Бьярке ингельс: Бьярке Ингельс: биография датского архитектора и лучшие работы с фото

Содержание

Бьярке Ингельс: биография датского архитектора и лучшие работы с фото

Идеи Бьярке Ингельса, сумасшедшие, революционные и одновременно невероятно прагматичные, каждый день воплощаются в жизнь. В 2016 году был закончен небоскреб Via 57 West – тот самый проект, из-за которого в 2012 году Бьярке открыл постоянный офис в Нью-Йорке и понял, что хочет расширять сферу влияния в США. Via 57 West – абсолютно нетипичный проект для США, сам Ингельс и его партнеры называют его scandimerican. То есть бюро привезло свои успешные скандинавские идеи, воплощенные в копенгагенских жилых комплексах, и встроило их в небоскреб на Манхэттене. В итоге получился гибрид нью-йоркского небоскреба и копенгагенского “горизонтального” жилого комплекса с живым оазисом внутри.

Небоскреб Via 57 West в Нью-Йорке, 2016, вид сверху.

Iwan Baan; Johan Fowelin; Jens Lindhe; Rasmus Hjortshoj; Julien De Smedt

В прошлом году журнал Times включил Ингельса в список “100 самых влиятельных людей мира”, и, как мы все понимаем, это вполне оправданно.

Тогда же архитектор показал миру свой проект станций для Hyperloop – поезда, способного доезжать из Абу-Даби в Дубай за 20 минут. К 2020 году должен завершиться еще один важный для Ингельса карьерный этап – небоскреб 2 World Trade Centre. Эта высотка в виде наложенных друг на друга прямоугольных объемов с парками и площадями по всей высоте займет последнюю пустую нишу на трагически легендарном месте и встанет рядом с WTC1, часовней и “Окулусом” Сантьяго Калатравы. Помимо всего прочего в работе у Бьярке Ингельса аж две штаб-квартиры Google – одна в Калифорнии, другая в Лондоне, и над обеими он работает вместе с Томасом Хизервиком. А на днях в датском городе Биллунне открылся LEGO House – огромный туристический центр LEGO, построенный в виде разноцветных кирпичиков лего.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Если все это Ингельс сделал к 42-летию, страшно подумать, что будет дальше. Пока что давайте посмотрим на его осуществленные проекты — они стоят того. Больше о проектах Бьярке Ингельса читайте здесь.

1. Жилой комплекс VM Houses в Копенгагене, 2005

Первый крупный проект Бьярке Ингельса в Эрестаде выполнен в форме букв V и M. Каждая квартира в этом комплексе двусветная с северной стороны, а с южной радует своих жильцов панорамным видом.

что нужно знать об архитекторе, «освободившем архитектуру от тоски»

Главное из биографии, важные высказывания и яркие проекты руководителя бюро BIG Бьярке Ингельса, которого журнал Time включил в список наиболее влиятельных персон 2016 года.

Бьярке Ингельс родился в 1974 году в Копенгагене, Дания. После окончания в 1998-м архитектурного факультета при Королевской Академии в Копенгагене несколько лет проработал в студии OMA под руководством Рема Колхаса. В 2001 году совместно с бельгийским коллегой Жюльеном де Шмедом открыл бюро Plot, а в 2005 году решил отправиться в свободное плавание и создал собственную студию Bjarke Ingels Group (BIG). Сегодня она имеет офисы в Копенгагене, Нью-Йорке и Пекине. Под руководством Бьярке работает более 300 сотрудников, а сам он считается одним из самых влиятельных архитекторов нового поколения.

В этом году американский журнал Time включил Бьярке Ингельса в список 100 наиболее влиятельных персон мира. Он попал в категорию Artist и стал единственным представителем архитектурного сообщества в списке.

Он не похож на прошлые поколения архитекторов. Напротив, он олицетворяет собой новый тип, соответствующий духу времени. Бьярке является первым крупным архитектором, который полностью освободил профессию от тоски. Он выбросил балласт и взлетел.

Ниже — выступление Бьярке Ингельса на конференции TED.

5 высказываний Бьярке Ингельса

Мне не нужно обращаться к французской философии или Кабале, чтобы сделать архитектуру интересной. Достаточно прибегнуть к правильному сочетанию прагматических и каждодневных ингредиентов. Это доступные квартиры, квартиры с садом, рационально спланированная парковка, оптимальное освещение и красивые виды. Такая архитектурная алхимия способна придать проекту дополнительную ценность и позволяет добиться новых оригинальных форм.

Проект жилого комплекса на Тайване

Более 100 млн человек населяют Minecraft, где можно создавать и заселять свои собственные миры. Это фантастические миры, в которых люди могут изменять свою среду обитания. И это то, чем должна стать архитектура. Она должна быть Worldcraft, искусством создания нашего мира, где знания и технологии не ограничивают, а превращают сюрреалистичные мечты в обитаемое пространство. Превращая фантастику в реальность.

Герой-архитектор Кобб (Доминик Кобб, главный герой фильма «Начало») говорил, что он, его жена и дети хотели жить в доме с садом, но предпочли бы многоэтажный дом. В реальной жизни им пришлось бы выбрать, но во сне они получили дом таким, каким хотели. Мы превратили стоянку в рукотворную гору с машинами. Теперь мы можем превратить множество одноэтажных домов в многоэтажный каскад с садами, пентхаусами и газонами. Построить дом мечты Кобба в реальном мире.

Жилой комплекс Mountain Dwelling в Копенгагене

Архитектура — это в большой мере умение концентрироваться на самом важном. Если бы я распылял усилия и деньги на все аспекты проекта поровну, на выходе мы имели бы монотонную размазню. Надо уметь анализировать ситуацию, чтобы углядеть центральный элемент, острейшую проблему, и именно на ней сфокусироваться. Тогда работа превращается в исследование — где кроется потенциал?

Не нужно следовать одной идее, ведь можно буквально «поженить» несколько концепций в разношерстный гибрид. Красота архитектуры не только в том, чтобы придумать новые вещи, а еще и в том, чтобы изменить реальность. Звучит как фантастика, но это и есть потенциал архитектуры.

5 проектов Бьярке Ингельса

VM Houses (Копенгаген, 2006)

Жилой комплекс стал своего рода достопримечательностью строящегося района Эрестад в Копенгагене.

Два многоквартирных дома по форме напоминают латинские буквы V и M. Южная часть фасада строения V украшена необычными треугольными балконами, которые благодаря своей форме не затеняют пространство вокруг дома. Для проекта была разработана сложная система коридоров с выходами сразу на два этажа — для двухуровневых квартир.

Дом Mountain Dwelling (Копенгаген, 2008)

Дом-гора был построен, чтобы решить проблему нехватки парковочных мест для домов VM. 10 этажей занимает парковка, сверху которой каскадом располагаются квартиры. У всех апартаментов имеется свой дворик, который является крышей квартиры, расположенной уровнем ниже. Часть фасада здания облицована алюминиевыми пластинами с изображением Гималайских гор. Рисунок создан за счет перфорации металлических листов: с одной стороны, пластины защищают внутренние помещения гаража от ветра и дождя, с другой — служат для вентиляции и пропускают уличный свет.

House 8 (Копенгаген, 2010)

Дом назван «восьмеркой» из-за своей формы. Все коридоры в нем переходят пандусами с этажа на этаж, так что жильцы могут подняться на велосипеде прямо к дверям своей квартиры на любой этаж. В House 8 расположены 475 квартир разной конфигурации. Площадь колеблется от 65 до 144 кв. м. Верхний этаж отведен под таунхаусы и пентхаусы. Часть здания занимают офисы и торговые помещения.

VIA 57 West (Нью-Йорк, 2010)

В этом году жилой комплекс вошел в список 30 лучших построек по версии RIBA (Королевский институт британских архитекторов). По признанию организаторов конкурса, архитекторы смогли создать совершенно новый тип небоскреба (высота 142 м) — гибрид европейского квартала с внутренним двориком и манхэттенской высотки. Сам Ингельс называет этот дом «courtscraper» — «дитя любви небоскреба (skyscaper) и периметрального дома-квартала (courtyard)».

Национальный морской музей (Копенгаген, 2013)

При проектировании музея команда Ингельса сохранила 60-летние стены сухого дока, перепрофилировав его во внутренний двор, а выставочные галереи расположили под землей, окружив ими док со всех сторон. Таким образом пространство дока стало ключевым местом в экспозиции — открытой площадкой, где посетители могут прочувствовать масштабы судостроения. Ее прорезают три двухуровневые галереи-мосты, которые выступают в качестве пешеходных путей.

Бьярке Ингельс о проекте: «Окружив старый док музейными галереями, мы сохранили его оригинальную конструкцию, а превратив его во двор, мы позволили дневному свету и воздуху проникать внутрь подземных залов музея».

Три январские неудачи Бьярке Ингельса

0 Календарный год у Бьярке Ингельса начался весьма неудачно – как минимум по трем причинам. Так, в середине января международная общественность обвинила основателя BIG в беспринципности и заигрывании с власть имущими.
Поводом стала встреча датского архитектора с президентом Бразилии Жаиром Болсонару. На международной арене и у себя дома политик пользуется сомнительной репутацией: Болсонару известен своими гомофобными, расистскими и шовинистическими высказываниями*. Чуть менее известный эпитет, которым его наградили СМИ – «Капитан Бензопила»: при Жаире Болсонару темпы уничтожения тропических лесов в бассейне Амазонки выросли на 88%, а финансирование ведомств, охраняющих окружающую среду, уменьшилось на треть. Катастрофические пожары, бушевавшие в Амазонии в 2019, и трудности с их тушением также связывают с деятельностью нынешнего президента Бразилии.

Жаир Болсонару, сентябрь 2019

Источник flickr.com. Автор Palácio do Planalto. Лицензия CC BY 2.0


Учитывая вышесказанное, неудивительно, что молодой прогрессивный архитектор встречу не афишировал – вопреки своей обычной открытости, которую он демонстрирует в Инстаграме. Снимок, на котором Бьярке Ингельс запечатлен в компании одиозного политика, опубликовало Министерство туризма Бразилии. Встреча состоялась 14 января в столице, ей предшествовало четырехдневное путешествие по нескольким штатам страны в обществе инвестиционной группы Nômade, которая занимается продвижением «осознанного туризма» – недавно компания построила эко-отель в мексиканском Тулуме, – и бразильского министра туризма Алвару Антониу, организовавшего поездку. Делегация изучала возможности развития экологичного туризма на северо-восточном побережье страны.

O presidente @jairbolsonaro e @BjarkeIngels se reúnem, a convite do ministro @Marceloalvaroan, para tratar de projetos turísticos no país. Na reunião, trataram sobre atração de novos investimentos estrangeiros ao mercado de #viagens ����: https://t.co/Q7gPDwoxIl.

�� Marcos Correa pic.twitter.com/bVFpczRoQj– Ministério do Turismo (@MTurismo) January 15, 2020


После того, как фото появилось в сети, звездного архитектора обвинили в лицемерии, сокрушаясь, что «деньги [для Ингельса стали] важнее морали». «Полагаю, что туристические проекты Бьярке Ингельса, [которые тот разработает] для Жаира Болсонару, будут рассчитаны не на всех посетителей», – намекнул на представителей ЛГБТ-сообщества архитектурный критик, директор лондонского Architecture Foundation Эллис Вудман. К посту в Твиттере он прикрепил ссылку на статью в The Guardian, посвященную сложным взаимоотношениям Болсонару с этой социальной группой.

В комментариях к статье на сайте Dezeen, в которой освещалась встреча датского архитектора и бразильского президента, один из читателей заметил, что «если бы Бьярке Ингельс был геем, эта встреча бы не состоялась». Он же написал, что поддерживает основателя BIG в его попытках «делать в Бразилии добрые дела», но считает плохой затеей сотрудничать с тем, кто «ведет охоту на ведьм». «Разве честный архитектор захотел бы работать с человеком, который уничтожил треть Амазонии?» – возмущается другой комментатор.

Своими размышлениями поделился американский архитектурный критик, писатель, обладатель Пулитцеровской премии Пол Голдбергер. «Откажется ли кто-нибудь из [действующих] заказчиков [работать] с BIG или, может, кто-либо из потенциальных клиентов сделает выбор не в пользу Бьярке Ингельса, раз уж тот так беззаботно флиртует с бизнесом Болсонару? Если нет, то не только Бьярке лишен нравственных установок», – подытоживает Голдбергер. А урбанист из Буэнос-Айреса назвал основателя BIG «просто очередным архитектором, заигрывающим с властью», напомнив об очень старой, но неизменно острой для профессии теме.

На критику Ингельс оперативно отреагировал письмом (полный текст можно посмотреть здесь), в котором объяснил, что поездка по стране была ознакомительной, а встреча с Болсонару не входила в первоначальные планы и произошла почти спонтанно. Ингельс подчеркнул, что ни президент Бразилии, ни местные министры – не клиенты BIG, но он был «рад поделиться идеями и идеалами с представителями власти, готовыми их выслушать».

Ингельс призвал критиков не делить мир на черное и белое, а страны и компании – на «рукопожатные» и те, от которых стоит держаться подальше. По его мнению, это «чрезмерно упрощенный» подход. «[Чтобы] менять мир к лучшему, требуется активное взаимодействие, а не поверхностный “кликбейт” или невежество», – поясняет глава BIG. А самое лучшее, что высококлассный архитектор может сделать – в буквальном смысле выйти из зоны комфорта, отправиться в «места, далекие от [собственных] идеалов» и заняться там преобразованием среды. «Возможно, мы так и не достигнем цели, но <…> у нас точно ничего не получится, если мы даже не попробуем», – резюмирует датчанин.

На этических вопросах неприятности «звезды» не закончились. В конце января стало известно, что Бьярке Ингельс потерял должность главного архитектора у международного оператора коворкингов WeWork. Напомним, что за два неполных года работы Ингельс успел построить для We Work начальную школу WeGrow в Нью-Йорке. По официальной версии, причиной увольнения стала реструктуризация компании и смена руководства. Не так давно из-за «сомнительной стратегии управления» с поста гендиректора сняли со-основателя WeWork Адама Неймана, уволили 2400 рядовых сотрудников. Вдобавок к этому компания чудом избежала банкротства. Возможно, теперь там стараются особенно тщательно избегать скандалов, а Бьярке Ингельс, путешествуя по Бразилии, как раз оказался в эпицентре одного из них.
 


Третья неудача Бьярке Ингельса связана с проектом для нью-йоркского Всемирного торгового центра, где так пока и не завершилась реконструкция после теракта 11 сентября 2001 года. Последнюю башню ВТЦ – для которой предусмотрен расположенный по диагонали от мемориала 9/11 участок под номером 2 – должны были построить по проекту датского архитектора, представленному в 2015. Но, как сообщает газета New York Post, дело снова перепоручили Норману Фостеру – именно он занимался этим участком до того, как работу отдали Бьярке Ингельсу.

Свое видение высотки в составе ВТЦ британский мэтр представил в 2006 – у него получился небоскреб в 88 этажей, состоящий из четырех призматических объемов со скошенным верхом. Архитектурные критики находили в постройке сходство с бриллиантом. Однако офисному зданию долгое время не могли найти арендатора, из-за чего его реализация оказалась под угрозой. В 2015 поиски увенчались успехом: занять дом 200 по Гринвич-стрит вызвались «родственные» компании 21st Century Fox и News Corp. Однако медиа-корпорациям проект Фостера показался несовременным, поэтому на замену «вызвали» молодого Ингельса. Бюро BIG предложило более оригинальный вариант – 80-этажную башню, состоящую из семи стеклянных блоков-ступеней. Однако 21st Century Fox и News Corp. передумали переезжать в строение №2, и девелопер Silverstein Properties дал обратный ход.

ВТЦ Башня 2 – проект BIG

© DBOX


Как будет выглядеть второй «извод» в исполнении Нормана Фостера, пока неясно. Глава Silverstein Properties Ларри Сильверстайн пояснил только, что с проектом 14-летней давности придется «хорошенько поработать, чтобы он соответствовал современным потребностям и вкусу». Можно надеяться, что на этот раз с реализацией затягивать не станут: якорного арендатора по-прежнему нет, но Ларри Сильверстайн намекнул журналистам, что строительство может начаться и без него.

*Так, в интервью 2011 года Болсонару, тогда еще не президент Бразилии, заявил, что предпочел бы, чтобы его сын погиб в автокатастрофе, нежели стал геем. В 2014 в адрес одной из политических противниц заявил, что не стал бы ее насиловать, поскольку она того «не заслуживает», а позже добавил, что женщина попросту «уродлива». В 2011 на вопрос журналиста, как он поступит, если один из его сыновей влюбится в чернокожую женщину, Болсонару ответил, что этого не случится, поскольку его дети «хорошо воспитаны». Вдобавок ко всему вышеперечисленному нынешний президент Бразилии открыто поддерживает пытки и смертную казнь, с любовью говорит о военной диктатуре, господствовавшей в стране в 1964–1985 (и сожалеет только о том, что военные «мало убивали» своих политических оппонентов), выступает против абортов и чрезвычайно скептично (и даже цинично) относится к экологическим проблемам. Во время одного из выступлений он назвал чрезмерной глобальную озабоченность состоянием окружающей среды, пояснив, что проблема имеет значение лишь для «веганов, которые едят растения».

5 принципов самого молодого звездного архитектора Бьярке Ингельса — Look At Me

Кто из наших современников влияет на развитие культуры и технологий? В обновлённой рубрике «Икона эпохи» мы рассказываем об основных принципах художников, дизайнеров, писателей, музыкантов и других творческих профессионалов, которые меняют мир прямо сейчас. Наш герой на этой неделе — архитектор Бьярке Ингельс.

 

Архитектура — это не цель,
а средство достижения цели,
суть
которой в том, чтобы сделать
человеческую жизнь полной и счастливой

 

Бьярке Ингельс — один из самых известных архитекторов нового поколения. Он сочетает в своей архитектуре прагматизм и яркий дизайн, стремится внедрить идеи устойчивого развития, но не в ущерб комфорту людей. Среди его известных проектов — жилой комплекс VM Houses и рекреационная зона Copenhagen Harbour Baths, которые принесли архитектору множество наград и премий.

   

5 принципов Бьярке Ингельса:

1Старайтесь совместить несовместимое

Исторически архитектура была во власти двух противостоящих крайностей. С одной стороны, всегда существовал авангард с его футуристическими идеями, которые сложно воплотить в жизнь. Как считает Бьярке Ингельс, увлечение авангардных архитекторов философией и зависимость от компьютерной визуализации лишают их идеи связи с реальностью. С другой стороны, есть те, кто занимается строительством предсказуемых и удобных зданий-коробок. Кажется, архитектор должен выбирать между утопией и прагматизмом. Но сам Ингельс верит в то, что существует третий путь: золотая середина между двумя крайностями. Этот феномен он называет «архитектурной алхимией». Ингельс уверен, что не нужно выбирать между экологичностью, удобством и рентабельностью.

2Сохраняйте даже неудачные идеи

По мнению Бьярке Ингельса, процесс рождения и адаптации любой архитектурной или дизайнерской идеи объясним с помощью теории эволюции Дарвина. Постоянно возникает множество идей, но только лучшие из них «выживают и входят в историю». Однако иногда отказ от идеи при работе над определённым проектом совершенно не означает, что она должна быть навсегда забыта. Сам архитектор столкнулся с подобной ситуацией, когда его архитектурное бюро предложило проект для отеля на севере Швеции. Проект был отвергнут жюри.

Через некоторое время эту работу увидел китайский бизнесмен. Он посчитал, что объект можно построить в Шанхае, и даже нашёл в архитектурном плане очертания китайского иероглифа, обозначающего слово «народ». Именно из-за такого отношения к идеям, как говорит сам архитектор, офис Bjarke Ingels Group напоминает «архив архитектурного биоразнообразия». Любой идеи, даже на первый взгляд неудачной, находится место, — ведь не знаешь, что может пригодиться в будущем в другом контексте и с другим заказчиком.

3Адаптируйтесь, но не забывайте, что всё в ваших руках

Архитектура не существует без заказчика, поэтому архитектору нужно быть гибким и адаптироваться к меняющимся обстоятельствам. Например, Bjarke Ingels Group столкнулась с ситуацией, когда многообещающий проект центрального офиса банка в Рейкьявике не был реализован из-за финансового кризиса 2008 года. По мнению Ингельса, не стоит зацикливаться на этой зависимости от заказчиков, — всегда есть возможность манёвра. В качестве примера он приводит свой собственный дом: землю напротив приобрёл девелопер, который желал построить многоэтажный жилой комплекс и парковку.

По первоначальному проекту две новые постройки загородили бы вид из окна самого Ингельса и других жильцов его дома. Архитектор предложил совместить жилые площади со стоянками, наложив одно на другое, и срезать объём. В итоге построенное здание получило название «Гора» и стало яркой архитектурной разработкой, а не просто ещё одной коробкой.

4Создайте комфортную для работы среду

В BIG работают 65 человек двадцати национальностей. Поэтому архитектор ставил перед собой задачу создать такую корпоративную культуру, которая была бы конкурентоспособной для привлечения талантов со всего мира и обеспечивала бы им комфортные условия работы. Прежде чем создать своё архитектурное бюро, Ингельс проанализировал офисы и рабочую среду компаний, чья деятельность его всегда восхищала. Кроме этого, он отталкивался от собственных представлений о «работе мечты»: для архитектора было важно предложить своим сотрудникам то, чего ему не хватало, когда он сам работал по найму. Важной составляющей внутренней культуры, по мнению Ингельса, является постоянное движение. Развитие офиса должно происходить параллельно с эволюцией конкретных потребностей сотрудников.

5Не отказывайтесь от проектов

Случается, что проект буксует или вообще не вызывает желания за него браться. Конечно, и BIG избирательно подходит к выбору проектов. Но анализируя те задачи, от которых архитектурное бюро отказалось в прошлом, Ингельс часто натыкается на вовремя не раскрытый потенциал того или иного проекта или возможность, которой пренебрегли. Чтобы этого не случалось, нужно помнить, что, «если ты крутой, то и то, что ты делаешь — будет круто». Так в подростковом возрасте Бьярке говорил своему младшему брату, когда тот сомневался в своих силах. Отказываться от проектов можно, но не из-за страхов и неверия в себя.

Что можно найти в продаже:

Yes Is More: An Archicomic on Architectural Evolution

Бьярке Ингельс спроектировал архитектурную техноутку для Китая?

O-Tower построят в технопарке Future Sci-Tech City, который торговая корпорация  Alibaba развивает совместно с правительством Китая. Предложение Bjarke Ingels Group, согласно опубликованным визуализациям, представляет полую колонну с овальным срезом, образующим бесконечную петлю.

Планируется, что O-Tower станет входными воротами в инновационный парк Future Sci-Tech City. Источник изображения: BIG

По словам партнера BIG Брайана Янга, эта форма олицетворяет девиз: «Технологии должны быть непрерывным продолжением жизни»

А также максимизирует инсоляцию внутренних пространств, поскольку свет проникает в офисы и лаборатории не только сквозь внешнее остекление, но и через окна, обращенные в атриум. Контролировать уровень освещения будут с помощью управляемых жалюзи.

Внутренние пространства O-Tower будут наполнены светом и воздухом. Источник изображения: BIG

На уровне улицы башня открыта для прохожих. Источник изображения: BIG

Главный фасад O-Tower выходит на общественный парк с озером – ландшафтный проект тоже разрабатывали в BIG. На уровне земли башня будет проницаемой, благодаря серии арочных проходов, ведущих к внутреннему атриуму. С противоположной стороны к колонне примыкает массивный стилобат с серией озелененных террас.

Общественный парк площадью более 10 тысяч кв.м. представляет собой эколандшафт с водно-болотными угодьями. Источник изображения: BIG

Стилобат с озелененными террасами почти вдвое увеличивает площадь офисных пространств. Источник изображения: BIG

Опубликовав релизы, в BIG воздержались от указания сроков реализации проекта. Это может быть связано с директивой китайского правительства, о запрете на «странную и уродливую архитектуру», которая вышла 13 апреля и стала неприятной новостью для девелоперов.

Профиль башни будет выделяться в ночном пейзаже Ханчжоу благодаря интерактивной подсветке. Источник изображения: BIG

“Бесконечная петля” символизирует неразрывность технического прогресса и жизни. Источник изображения: BIG

Бьярке Ингельс и ранее неоднократно обращался к буквальным образам при проектировании – к примеру, его музей часов для Audemars Piguet имеет форму спирали,  национальный театр Албании – форму галстука-бабочки, а фабрика PLUS для Vestre – спроектирована в форме креста.  Но впервые датский архитектор так откровенно логотипизирует архитектуру. Штаб-квартира OPPO в виде гигантской «О» – не слишком ли это прямолинейная метафора, как считаете?

Бьярке Ингельс запускает компанию по дизайну дома Nabr

Датский архитектор Бьярке Ингельс является соучредителем компании по проектированию жилых домов под названием Nabr, целью которой является создание ряда доступных по цене модульных домов.

Основанная Ингельсом вместе с бывшим руководителем WeWork Рони Бахар и бывшим главой модельной лаборатории Sidewalk Labs Ником Чимом, Nabr стремится переосмыслить, как проектируется и развивается жилье.

«Наши дома становятся все более и более дорогими и, возможно, все более и более низкого качества», — пояснил Ингельс.

«Выбора очень мало. Девяносто девять процентов всех домов одинаковы, но на самом деле все люди разные. Есть огромный потенциал, чтобы переосмыслить весь этот процесс от начала до конца».

Компания, расположенная в Кремниевой долине, предложит жителям возможность совместно спроектировать пространства, соответствующие их потребностям.

Сила производства и производства для создания домов

Nabr будет разрабатывать здания, состоящие из серии модульных элементов, которые можно будет производить серийно, а затем собирать для создания различных домов.

«Что, если бы мы могли раскрыть возможности производства и реализации в том, как мы строим наши дома», — сказал Ингельс.

«Мы могли бы использовать модульность как силу для максимального увеличения разнообразия», — продолжил он. «Мы могли бы создать систему, которая могла бы адаптироваться к людям и их среде, а не наоборот. Поэтому, когда вы входите в район, вы не просто входите в дом, вы входите в свой дом».

По словам Набра, дома, которые строит компания, будут приоритетом для благосостояния жителей.

«Переосмыслив то, как мы строим наши дома и то, как мы строим наши города, мы можем сделать здоровый образ жизни стандартом не только для отдельных жителей, но и для сообществ и, в конечном итоге, для всей планеты», — добавил Ингельс.

Гибкий путь к домовладению

В опубликованном компанией видео было запечатлено многоэтажное здание в модульном стиле с большими террасами, засаженными растениями. Приложение централизует технологии в домах, управляя светом, звуком и температурой в помещениях, которые можно модернизировать и адаптировать к потребностям жителей.

Компания будет контролировать начальную разработку и проектирование жилищных проектов, а также будет управлять продажей, сдачей внаем и эксплуатацией жилых комплексов.

Nabr стремится предложить жителям доступные решения по аренде и покупке с финансовыми планами, которые обеспечивают «гибкий путь к домовладению».

Ингельс — основатель BIG, одной из самых известных в мире архитектурных студий. В 2018 году он присоединился к коворкинг-компании WeWork в качестве ее главного архитектора, но в прошлом году ушел с этой должности.

Недавно он сообщил, что составляет генеральный план для Земли, чтобы «доказать, что устойчивое человеческое присутствие на планете Земля достижимо с помощью существующих технологий».

Бьярке Ингельс: архитектурный герой нашего времени | INTILED

Бьярке Ингельс

Бьярке Ингельс

Бьярке Ингельс — востребованный и неординарный архитектор, уверенно заявивший о себе в столь раннем (для архитектора) возрасте — 42 года. При этом юные годы не давали предпосылок для того, что Бьярке сотрясет мировую архитектуру своими смелыми идеями. Как и любой датский мальчик он играл в Lego и любил рисовать, погружался в мир комиксов и мечтал, как выпустит свои собственные. Вот только жизнь распорядилась иначе. И от простого увлечения конструктором Lego он пришел к проектированию интерактивного музея Lego House, когда вырос.

Ингельс открыл для себя архитектуру во время обучения в Датской королевской академии изящных искусств в Копенгагене, где проходил стажировку у Рема Колхаса — теоретика деконструктивизма, архитектора, которого в шутку называют создателем идеального небоскреба. Он был настолько впечатлен талантом Бьярке, что сразу после окончания университета пригласил юного архитектора к себе в бюро ОМА (Office for Metropolitan Architecture).

Рем Колхас

Рем Колхас

Колхасу удалось объединить под своим гением много молодых талантов: от Фернандо Ромеро до Джошуа Принса-Рамуса. И даже на таком фоне Ингельс выделялся. Он рано принял важное решение — покинуть OMA и основать собственную студию. В 27 лет стал независимым архитектором, а в 31 год — руководил BIG (Bjarke Ingels Group). Смелый шаг в любой сфере деятельности, а для архитектуры, где признание имеет возрастные рамки, примерно 50 лет — необычайно смелый.

Чем он так известен?

Чтобы привлечь к новому бюро внимание, BIG стали строить доступное жилье. Здания были дешевыми и привлекали заказчиков доступностью. В своих проектах архитекторы стремились объединить доступность и функциональность. Согласитесь, идеальное сочетание для подавляющего количества заказчиков, однако кто-то до сих пор критикует деятельность бюро. Здания называют безвкусными «муравейниками». Бьярке относится к критике с достоинством, считая, что когда архитектор активен, разношерстных оценок не избежать.

Проекты Бьярке Ингельса, которым смело можно дать оценку «TOP»:

1.

Жилой комплекс Mountain Dwellings. Копенгаген, Дания

Бьярке отлично чувствует людские потребности. Он понимал, что при выборе жилья людям сложно решить, где они больше хотят жить: на природе или в квартире. Бьярке объединил и то и другое, спроектировав жилой комплекс, в котором у каждого хозяина квартиры есть свой сад. Все они специально расположены на солнечной стороне, чтобы обеспечить как можно большим количеством естественного света. Вход в квартиры осуществляется через подземную парковку.

2. Жилой комплекс 8 Houses. Копенгаген, Дания

Дом-восьмерка — проект, принесший Бьярке Ингельсу мировую известность. Жилой комплекс продолжает традиции бюро BIG: функциональность + доступность. Восьмерка напоминает город в городе: внутренний двор разделен крестом и позволяет жителям беспрепятственно переходить из одного крыла в другое. На нижнем ярусе — офисы и магазины, на среднем — квартиры, а на верхнем — пентхаусы.

3.

Жилой комплекс VM Houses. Копенгаген, Дания

Первым жилым комплексом бюро BIG во главе с Бьярке стал VM Houses. «На тот момент мы не построили даже собачьей конуры», — говорит Бьярке. Архитектура скандинавских стран в то время переживала период застоя, идею создать здание футуристичной формы приняли с опасение. Однако зря. После открытия продаж за одно воскресенье купили более 100 квартир. Двухэтажные апартаменты с большими панорамными окнами, гигантские балконы и застекленный фасад, обеспечивающий большое количество света — так живут те счастливые люди, которые первыми доверились необычной архитектуре Бьярке.

4. Всемирный торговый центр 2. Нью-Йорк, США

Бюро Бьярке Ингельсена BIG работает над созданием нового Всемирного торгового центра.

В 2010 году началось строительство ВТЦ 2 компанией проект Foster + Partners, но вскоре было приостановлено. Только через 5 лет бюро BIG выиграло тендер и приступили к работе. Был использован старый фундамент от замороженного в прошлом проекта другого архитектора, но внешний вид здания стал совершенно другим. Башня в стиле неомодерн будет иметь форму лестницы, сделанную из блоков, похожих на кубики.

Сам Бьярке описал редизайн так: «Всемирный торговый центр 2 — это почти вертикальная деревня из сделанных на заказ зданий, которые можно рассматривать как одну башню». Строительство должно закончиться к 2025 году.

5. Горнолыжный склон на крыше электростанции Копенхилл, Копенгаген, Дания

Казалось бы, нонсенс. Мусороперерабатывающий завод и горнолыжный склон, как посетители будут дышать отходами? Вот тут и кроется нюанс. Электростанция, работающая на промышленных отходах, — крайне экологичная, а процент углекислого газа вырабатываемого ею, — ничтожно мал, что из труб выходит безвредный пар, сохраняя идеально чистый воздух вокруг. У проекта странная судьба. Изначально архитектор планировал сделать так, чтобы из трубы шел дым. Однако Питер Мадсен, играющий важную роль в этой разработке, был приговорен к пожизненному сроку за жестокое убийство. Но даже без паровых колец Бьярке удалось доказать, что труба не символ загрязнения, а кататься на лыжах можно даже на крыше экологичного завода.

6. Город будущего Oceanix City, локация пока неизвестна

«К 2050 году 9 из 10 крупнейших городов мира будут подвержены опасности повышения уровня моря», — заявление, с которым выступил Бьярке на однодневном мероприятии ООН. Oceanix City — первый устойчивый и самодостаточный плавучий город. Он может производить собственные продукты питания и электроэнергию, утилизировать воду и отходы. Также Oceanix City рассчитан на суровые погодные условия.

Город будущего с населением до 10 000 человек будет построен на шестиугольных островах. Их привязывают ко дну океана с помощью материала, который стимулирует рост известняка из минеральных отложений в море. Особенность плавучих городов заключается в том, что они могут быть изготовлены заранее на берегу, а позже отбуксированы на конечную точку.

Еще немного о Бьярке

Комикс «Yes is more»

«Да — это больше» — манифест бюро BIG. В нем архитектор говорит о том, что процесс создания проектов, используемые методы и концепции постоянно подвергаются сомнению и пересматриваются, — это нормально. Комикс отражает настроение бюро, выражает его уважительное отношение к старой школе, но призывает всегда открывать что-то новое.

Дела сериальные


Бьярке Ингельс появлялся в эпизодической роли в сериале от НВО «Игра престолов», благодаря дружбе с исполнителем одной из главных ролей — Николаем Костер-Вальдау. Вот уж поистине талантливый человек!

NETFLIX time

4 серия сериала «Абстракция: искусство дизайна» (2017) Cкотта Дадича посвящена Бьярке.

Также о датском архитекторе снят документальный фильм «Большие перемены» (2017) режиссера Каспара Аструпа Шредера.

Бьярке Ингельс уверен, сила архитектуры именно в том, что она может реально трансформировать облик и деятельность места, превращая мечты в реальность. В этом он похож на великих деятелей прошлых лет — Фрейда и Юнга, немного на Сальвадора Дали. И подобно своим великим творческим предшественникам он воплощает идеи из своих снов и детских фантазий в невероятно красивую реальность

Архитектура BIG — 10 великих зданий от Bjarke Ingels Group

Слева направо: The Mountain, 8 House, CopenHill, LEGO House, MÉCA, Superkilen, VIA 57 West, Toyota Woven City

Датский архитектор Бьярке Ингельс — один из самых популярных современных архитекторов в мире. Его фирма Bjarke Ingels Group, более известная просто как BIG, известна своими шутливыми схемами и понятными архитектурными жестами. BIG также известен своими четкими проектными диаграммами, которые демонстрируют логичные, но смелые дизайнерские ходы, которые используются при создании многих его знаковых проектов.Ингельс считает, что «архитектура — это попытка сделать мир немного более похожим на наши мечты».

Позиция

BIG в области устойчивого развития также четко прослеживается в их работе. Он описывается как гедонистической устойчивости , что предполагает, что экологические элементы строительства не должны быть второстепенными, а должны быть тесно связаны с другими строительными программами. Эта идея, вероятно, наиболее очевидна в Копенгилле, горнолыжном курорте, превратившемся в электростанцию, который является одним из самых уникальных зеленых зданий, когда-либо созданных.

Наставник

Ингельса, легендарный архитектор Рем Колхас из OMA, лучше всего резюмировал, что делает архитектора — и фирму — таким уникальным: «Бьярке — первый крупный архитектор, который полностью отключил профессию от беспокойства. Выкинул балласт и взлетел. В этом он полностью созвучен мыслителям Кремниевой долины, которые хотят сделать мир лучше, без экзистенциального заламывания рук, который предыдущие поколения считали критически важным для завоевания авторитета утопистов ».

Читайте дальше, чтобы увидеть 10 наших любимых БОЛЬШИХ проектов от Bjarke Ingels Group.

Удивительная архитектура от Bjarke Ingels Group

Тойота Тканый Город

Toyota Woven City в Сусоно, Сидзуока, Япония (Фото: Bjarke Ingels Group)

BIG проектирует не только отдельные здания. Их последний крупномасштабный проект Toyota Woven City — это план городского развития, ориентированный на развитие мобильности, расположенный недалеко от горы Фудзи, Япония. «Живая лаборатория» предназначена для всех работников, занимающихся исследованиями с целью улучшения технологий будущего на благо человечества.

Городской инкубатор поддерживается несколькими масштабами транзита, включая три элемента вдоль каждой типичной дороги. Традиционное автомобильное движение, микромобильность, включая скутеры, велосипеды и другие небольшие личные транспортные средства, а также линейный парк для пешеходов и элементы парка — все это сплетено вместе, чтобы создать модуль городского квартала 3 × 3, который повторяется на протяжении всего плана.

CopenHill / Amager Bakke

CopenHill / Amager Bakke в Копенгагене, Дания (Фото: стоковые фотографии Оливера Фёрстнера / Shutterstock)

Официально открытый в 2019 году, CopenHill (или Amager Bakke ) — это новый бренд зеленой архитектуры. Ингельс объясняет: «CopenHill — это вопиющее архитектурное выражение того, что в противном случае осталось бы невидимым: это самая чистая электростанция в мире, работающая с отходами в энергию». Это также отличный пример миссии BIG по гедонистической устойчивости — практики, которая включает реализацию зеленых идей во всем проекте здания вместо создания отдельных целей, основанных на показателях.

Помимо 440 000 тонн отходов, которые будут преобразовываться в энергию каждый год, в здании есть много других коммунальных услуг, включая самую высокую искусственную стену для скалолазания в мире, образовательный центр и бесснежный лыжный склон.

МЕКА

MÉCA в Бордо, Франция (Фото: Stock Photos from JeanLuclchard / Shutterstock)

MÉCA , или Maison de l’Économie Créative et de la Culture en Aquitaine , культурное учреждение, созданное для Бордо, Франция. Дизайн здания тесно связан с современным ландшафтом и набережной как способ активизировать территорию и создать «праздник современного искусства, фильмов и представлений».

Для этого большой пандус «ведет в городскую гостиную», чтобы направлять прохожих в пространство.Визуальные связи призваны вовлечь людей в активную деятельность и празднование искусства. Внешний вид также спроектирован так, чтобы обеспечить возможность проведения различных мероприятий.

Твист

The Twist в Евнакере, Норвегия (Фото: Stock Photos from tufo / Shutterstock)

Twist — отличный пример того, как архитектура BIG определяется легкодоступным дизайнерским ходом, который приводит к созданию уникального пространства. Этот музей-мост создан путем скручивания простой прямолинейной коробки, пересекающей реку Рансельва.Интересное внутреннее пространство — просто результат этого жеста. Этот ход также подчеркивается тем, что простые внешние ребра и большой стеклянный фасад остаются непрерывными, поскольку они искажены, чтобы завершить центральный поворот. Здание является частью парка скульптур Кистефос в Евнакере, Норвегия.

LEGO House

Лего Домик

LEGO House в Биллунде, Дания (Фото: фотографии Питера Хельге Петерсена / Shutterstock)

LEGO House — один из самых узнаваемых проектов BIG.Умно уложенные ящики создают забавную коллекцию игрушек, если смотреть сверху, и элегантный культурный центр, когда вы подходите к зданию. Несмотря на то, что буквальные строительные блоки спроектированы так, чтобы выглядеть как блоки LEGO, это не умаляет чистой и элегантной эстетики, ожидаемой от музея. Яркие верхние части каждого модуля создают идеальное цветовое поле и поистине уникальное общественное пространство.

«Дом LEGO — это буквальное воплощение безграничных возможностей кубика LEGO», — объясняет Ингельс.«Благодаря систематическому творчеству дети всех возрастов получают возможность создавать свои собственные миры и населять их с помощью игры. В лучшем случае архитектура — и игра LEGO — это все: дать людям возможность представить новые миры, более захватывающие и выразительные, чем статус-кво, и дать им навыки, чтобы воплотить их в жизнь. Это то, что дети делают каждый день с кубиками LEGO; и это то, что мы сделали сегодня в LEGO House, используя настоящие кирпичи, сделав Биллунд еще на шаг ближе к тому, чтобы стать столицей детей.”

ЧЕРЕЗ 57 Запад

VIA 57 West в Нью-Йорке, США (Фото: Stock Photos from Osugi / Shutterstock)

Этот проект стал важным дополнением к горизонту Нью-Йорка. Via 57 West черпает вдохновение в своей уникальной форме в двух существующих типах зданий: европейском блоке по периметру, как в Барселоне, и высотном здании на Манхэттене. Внутренний двор дает дополнительный доступ к свету и воздуху, улучшая качество многих квартир; в то время как многоэтажный дом обеспечивает высокую плотность населения, необходимую для городской среды.Динамическая форма также означает, что здание имеет уникальную индивидуальность с каждой точки обзора. В дополнение к визуальной связи, смещение высоты означает, что необычное здание все еще может соответствовать существующему контексту и сохранять виды с других башен.

Большой U

Big U охватывает побережье Манхэттена от Западной 54-й улицы на юг до Бэттери и до Восточной 40-й улицы. Он был задуман как часть проекта Rebuild by Design Целевой группы по восстановлению урагана «Сэнди».Rebuild by Design призывает к поиску решений для особо уязвимых областей, которые оказались потенциально опасными во время урагана «Сэнди». BIG U устранил эти уязвимости, предложив меры в 10-мильной зоне, чтобы защитить ее от будущих штормов и общего повышения уровня моря.

Полное предложение разбито на три части: Парк Ист-Ривер, Два моста и Чайнатаун ​​и Бруклинский мост к батарее. Вы можете прочитать полный документ и узнать о планах для каждой области здесь.

Суперкилен

Superkilen в Копенгагене, Дания (Фото: стоковые фотографии Оливера Фёрстнера / Shutterstock)

Superkilen — это ландшафтный и урбанистический проект, посвященный различным видам общественных пространств. Он проходит примерно в полумиле через один из самых этнически разнообразных районов Дании и представляет коллекцию «найденных во всем мире предметов» из многих стран — 60 стран — жителей этого района. Проект — это праздник разнообразия и удачных элементов общественного пространства.

8 Дом

8 Дом в Копенгагене, Дания (Фото: Stock Photos from Anna50 / Shutterstock)

8 Дом или 8 Tallet — это жилой дом с 475 квартирами, предназначенный для удовлетворения потребностей самых разных жителей. След в буквальном смысле имеет форму цифры «8», которая образует два больших двора с рядами домов с каждой стороны. Центральная часть 8 обеспечивает четкую связь между двумя открытыми площадками с обеих сторон — большим парком с одной и каналом с другой.В этом строительном элементе также размещаются элементы общего пользования для жителей, а его дизайн способствует добрососедскому взаимодействию. Сама по себе форма не только эстетична, но и увеличивает доступ каждого помещения к свету и обзору.

Ингельс так описывает проект: «8 House — это трехмерный район, а не архитектурный объект. Аллея из 150 рядных домов тянется через весь квартал и извивается от уровня улицы до вершины и снова вниз. Там, где общественная жизнь, спонтанные встречи и взаимодействие с соседями традиционно ограничиваются нижним уровнем, 8-й дом позволяет ему расширяться до самого верха.”

Гора

Гора в Копенгагене, Дания (Фото: Stock Photos from Lunnaya / Shutterstock)

Mountain — отличный пример игривой архитектуры, которой славится BIG. Для проекта требовалось гораздо больше парковок, чем жилья. Фирма решила объединить все потребности в одну структуру и использовать «менее интересную» функцию здания в качестве основы для жилья. Теперь каждая единица жилья имеет уникальный вид и доступ к солнечному свету и свежему воздуху.У всех квартир также есть сады на крыше. Жилой комплекс сочетает в себе плотность городской жизни с положительными качествами загородной жизни. BIG подчеркивает функциональность обоих зданий в простой, но неожиданной форме, ведущей к уникальным пространствам.

BIG: Веб-сайт | Facebook | Instagram | Twitter | LinkedIn

Статьи по теме:

Музей спиралевидного движения в Швейцарии, имитирующий вращающуюся механику часов
Архитекторы проектируют извилистый мост, который служит скульптурой и музеем
Архитекторы создают во Франции захватывающий центр современной культуры
Архитекторы открыли в Организации Объединенных Наций самодостаточный плавучий город

Внутри инновационного плавучего дома Бьярке Ингельса

Ингельс и Отеро позируют на ступенях, выкрашенных в традиционный морской оранжевый цвет; каллиграфическая работа выполнена Томоко Кавао,
, а на фотографии Джеймена Перси изображена Сфера, инсталляция BIG 2018 в Burning Man.

Pernille Loof и Thomas Loof

Работа Ингельса, которую иногда трудно охарактеризовать по стилю, долгое время определялась ограничениями — уже существующими условиями, которые направляют его проекты в сторону сложных, часто безупречных решений. «Это лодка, поэтому она хочет быть симметричной», — сухо отмечает он. «Частью проекта было восстановление этой симметрии по обеим осям». На каждом конце главной палубы (которая, по сути, была открытой подъездной дорогой для автомобилей) они установили стены с раздвижными окнами, создав жилое пространство, похожее на чердак, с террасами, окрашенными в цвет воды.На верхнем уровне, тем временем, они воспользовались двумя большими дымовыми трубами и навигационными мостиками, построив застекленный павильон для главной спальни среди оригинальных построек. С террасы на крыше открывается вид на 360 градусов. А под палубой они превратили корпус в футуристическую игровую комнату для всех возрастов, убрав дополнения, чтобы выявить обтекаемые изгибы, добавили иллюминаторы и круглый световой люк
и обработали стены, пол и потолок как некую сплошную белую поверхность.

Ярко окрашенная мокрая комната под палубой; раковина Duravit и светильники Vola.

Pernille Loof и Thomas Loof

Их потолок, душ из дерева Hinoki; светильники Vola.

Pernille Loof и Thomas Loof

«Нам были подарены формы», — говорит Ингельс, добавляя, что он, возможно, никогда бы не придумал дизайн изолированно. «Это творческий сдвиг, созданный разными силами». И хотя они позаботились о сохранении морских причуд лодки — в том числе двух капитанских кают с рулевыми колесами для развлечения Дарвина, — они также сохранили памятные вещи от своих частых странствий.(Путешествия — главный источник вдохновения как для Ингельса, так и для Отеро, чья одноименная модная линия сочетает в себе культурные отсылки). В ванне пары, например, есть ванна, раковина и душ из кипариса хиноки, вдохновленные их недавней поездкой в ​​Японию. известные реканов. И они обнаружили в игровой комнате мешочки и подушки Technicolor (сделанные вручную южноафриканскими мастерами из лоскутков футболки) во время визита в Кейптаун в 2017 году на открытие дизайна Zeitz MOCAA, разработанного Томасом Хезервиком.Эти штрихи дополняются целым рядом собственных дизайнов Ingels, от диванов KiBiSi в гостиной до повторяющихся светильников Artemide.

В открытой кухне дубовая мебель дополняет медно-никелевый остров; подвесные светильники — БОЛЬШОЙ дизайн для Artemide, обеденный стол — от Луки Чипеллетти, стулья Eames из стекловолокна — от Vitra, а табуреты — от Københavns Møbelsnedkeri. Вдали появляется Копенгилл, центр переработки отходов в энергию компании BIG.

Пернилле Луф и Томас Луф

Как большой, так и маленький, корабль дал Ингельсу, который долгое время был сторонником плавучего жилья, шанс осуществить то, что он проповедует.«Это самая устойчивая архитектура», — размышляет он. «С повышением уровня моря будут расти и плавучие дома». В дополнение к Urban Rigger, системе стандартизированных контейнеров, которая помогла решить проблему нехватки студенческого жилья в Копенгагене, он представил целые сообщества на море. Его концепция Oceanix City предлагает устойчивые модульные конструкции для 10 000 человек. Между тем на суше текущие проекты, такие как The Big U (защитная прибрежная система для Нижнего Манхэттена) и Islais Hyper-Creek (генеральный план для юго-восточной береговой линии Сан-Франциско), обращаются к реалиям изменения климата.


Pernille Loof и Thomas Loof

Urban Rigger, плавучий студенческий комплекс BIG в 2016 году.


«Архитектура традиционно статична и постоянна», — говорит Ингельс, размышляя о своем интересе к кромке воды. «Это динамично и мобильно». В последнее время, конечно, плавучий дом стал не только лабораторией, но и местом для виртуальных встреч. Вспоминая недавний видеозвонок с нижней палубы, он шутит: «Люди спрашивали, был ли я на космическом корабле.По крайней мере, он мог им сказать, что это был корабль.

В гостиной подвесной камин повторяет изгибы подвесного стула из ротанга «яйцо» и полукруглого торшера, который состоит из модульной системы освещения, разработанной BIG для Artemide.

Pernille Loof и Thomas Loof

Ингельс и Дарвин под палубой, сидящие на лоскутном мешочке от Ashanti Design.

Пернилле Лооф и Томас Лооф

План архитектора Бьярке Ингельса по борьбе с изменением климата

Бьярке Ингельс иногда может звучать как сумасшедший ученый.«Одна вещь, о которой я много узнал за последний год, — это каменная мука, — говорит 46-летний датский архитектор над Zoom со своего дивана в Копенгагене. Озорная улыбка расплывается по загорелому мальчишескому лицу Ингельса, когда он объясняет: во время последнего ледникового периода ледники измельчали ​​камни до тонкого, богатого питательными веществами вещества, которое стимулировало флору и фауну в некоторых частях мира. Сейчас геологи изучают способность каменной муки оживлять неплодородные земли. «Скажем, на каждом контейнеровозе, который плывет через океаны, вы резервируете четыре контейнера, наполняете их каменной мукой и вводите немного, когда пересекаете морскую пустыню», — говорит он.По мере роста растения они будут поглощать углерод из атмосферы, уменьшая парниковый эффект. «Тогда вы можете включить способность океанов всасывать углерод».

Невероятный масштаб мышления Ингельса не станет сюрпризом для тех, кто следил за его карьерой. За последнее десятилетие Ингельс прошел путь от enfant ужасной архитектуры — известной своими потрясающими инновациями, такими как многоквартирный дом в форме горы или пара извилистых башен в Майами — до одного из самых занятых архитекторов в мире.Bjarke Ingels Group, известная как BIG, работала с такими известными компаниями, как Google и WeWork, и у нее есть 21 проект в стадии строительства, от Эквадора до Германии и Сингапура, и еще десятки на стадии разработки.

Следующий проект Ингельса — это план по спасению мира. Когда архитекторы создают городской квартал или район, они часто создают генеральный план: документ, в котором определяются проблемы, которые необходимо решить, предлагая решения и создавая образ будущего, над которым затем будут работать все участвующие стороны.В Masterplanet BIG применяет это мышление ко всей Земле, излагая, как мы можем перестроить планету, чтобы сократить выбросы парниковых газов, защитить ресурсы и адаптироваться к изменению климата. Каменная мука может быть одним из наиболее левых понятий в плане, но она также будет использоваться в проектах, которые уже выполняются. Через несколько лет, как надеется Ингельс, новый премьер-министр или генеральный директор может отказаться от Masterplanet, когда они захотят решить климатическую проблему в рамках своей компетенции, и посмотреть, как заимствовать и добавлять глобальные усилия.

Составление плана по устранению климатических изменений в свободное время может иметь привкус высокомерия, если не мании величия. Активисты за климатическую справедливость, которые утверждают, что меры по борьбе с изменением климата должны быть направлены не только на выбросы, но и на системное неравенство, ставят под сомнение право Ингельса составить план для всей планеты, а также его способности. Между тем его коллеги-архитекторы говорят, что отрасль должна сосредоточиться на таких задачах, как повышение энергоэффективности зданий, а не на ярких планетных досках видения.И даже в мире, где пандемия COVID-19 изменила наше понимание того, что возможно с точки зрения коллективных ответов на глобальный вызов, почти невозможно представить, чтобы какой-либо единый климатический план достиг бы значимого понимания со стороны промышленности, правительств и сообществ во всем мире. Мир.

Однако для Ингельса это не повод не начинать его. Он говорит, что даже когда вы составляете генеральный план района, он настолько велик, что сначала невозможно понять.«Но вы проходите итерации, где вы это показываете, вы получаете много отзывов, а затем меняете это, пока не отметите все флажки», — говорит он. «Так что, даже если вначале это кажется таким сложным и обширным, в конце концов вы добьетесь цели».

Мир архитектуры называют медленно реагирующим на изменение климата. Но за последние несколько лет архитекторы, строители и дизайнеры все больше осознают свою ответственность: на строительство и эксплуатацию зданий в 2018 году пришлось 39% мировых выбросов CO2, связанных с энергетикой, по данным U.Н. отчет. Выдающиеся архитекторы США и Великобритании подписали обязательство об объявлении чрезвычайной климатической ситуации. Группы активистов, такие как Общеевропейская сеть действий архитекторов по борьбе с изменением климата, созданная в прошлом году, оказывают давление на архитектурные школы, чтобы они сделали вопросы устойчивости и устойчивости более важными для учебных программ и компаний, чтобы они внедрили передовой опыт перед лицом сопротивления со стороны клиентов. В сентябре президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен объявила о создании «нового европейского Баухауса», вдохновившего влиятельную школу дизайна 1920-х годов, где архитекторы и другие специалисты будут работать над проектными решениями климатических проблем, «чтобы придать нашим системным изменениям особую эстетику. .”

Для архитекторов не станет сюрпризом, что Ингельс решил разработать свой собственный смелый климатический план. Его здания известны тем, что в их основе лежит одна большая идея, привлекающая заголовки — характеристика, которая побудила архитектурного критика Guardian Оливера Уэйнрайта окрестить его «бесспорным королем архитектурной остроты» в обзоре своей инсталляции в 2016 году: изогнутая стена из ступенек — в галерее Змеиных.Конструкция, как обнаружил Уэйнрайт, «давала возможность таращиться на ковши, но при ближайшем рассмотрении появлялись некоторые икоты».

Ингельс позирует в VIA 57 West, жилом доме, который он спроектировал в Нью-Йорке, в 2016 году. В настоящее время его фирма имеет 21 строящееся здание по всему миру.

Пари Дукович — Архив стволов

Этот «фактор вздоха» помог сделать здания Ингельса чрезвычайно популярными. Его самым известным проектом может быть CopenHill: электростанция высотой 279 футов в датской столице, где сжигается мусор для выработки низкоуглеродной энергии в процессе, настолько чистом, что BIG может разместить лыжный склон на вершине.Здание, наконец, открылось для публики в октябре 2019 года, что было положительно воспринято пользователями и рецензентами. Признавая критику работы Ингельса как «немного кричащей и немного мусорной», Роуэн Мур из Observer сказал, что проект оправдал ажиотаж.

«Эта работа хорошо сочетается с сильными сторонами своих архитекторов. В этой [старой промышленной зоне] нет ничего особенного в изяществе; замечательная идея. Плюс ложка наглости.

CopenHill воплотил концепцию «гедонистической устойчивости» Ингельса, изложенную в выступлении на TED в 2011 году, в котором говорится, что снижение нашего воздействия на окружающую среду должно также повысить качество нашей жизни, и что работа дизайнеров заключается в том, чтобы эти расчеты работали.Такой подход, безусловно, понравился клиентам. BIG выиграла ряд престижных комиссий по вопросам устойчивого развития. На Манхэттене компания играет ключевую роль в строительстве Dryline — парка для защиты от наводнений, который будет охватывать береговую линию острова. В предгорьях горы Фудзи в Японии, BIG в партнерстве с Toyota проектирует целый город, который рассматривается как утопия для экологически чистых транспортных технологий. Строительство начнется в 2021 году. В конце лета TIME поговорил с Ингельсом, правительство штата Пенанг, Малайзия, объявило BIG победителем конкурса на разработку генерального плана по преобразованию южного берега острова Пенанг в серию устойчивых искусственных островов. .

По мере того, как проекты росли, Ингельс говорит, что росла и его вера в важность масштаба при планировании устойчивой застроенной среды. «Когда вы строите дом, вы можете сделать несколько вещей — добавить несколько солнечных батарей на крышу и так далее, — но в большинстве случаев это не очень эффективно». Однако, если вы планируете квартал или район, вы можете начать работу с некоторых «синергетических эффектов», как он говорит: улавливание дождевой воды на большой территории; проектирование с учетом различий в использовании энергии между жилыми зданиями, которые обычно расходуют энергию на отопление, и коммерческими зданиями, которые тратят энергию на охлаждение в середине дня.«Вы можете начать делать все, что угодно. И каждый раз, когда вы поднимаетесь по шкале, вы действительно можете сделать больше ». Он решил, что логическим выводом будет попытка захватить весь мир.

Masterplanet делит мировые экологические проблемы на 10 разделов. Пять из них охватывают секторы с выбросами парниковых газов — транспорт, энергетику, продукты питания, промышленность и управление отходами — а пять охватывают другие области, которые необходимо решать людям, чтобы жить на Земле устойчиво, — биоразнообразие, воду, загрязнение окружающей среды, здоровье, архитектуру и урбанизм.Первоначально план будет иметь форму обычных документов генерального плана, используемых архитекторами, «включая бюджеты, таблицы площадей, схемы систем и стратегии поэтапного строительства», согласно BIG. Он будет включать в себя текущие проекты, такие как работа завода по переработке пластика в США, а также другие идеи, такие как создание плавучих городов для размещения сообществ, пострадавших от повышения уровня моря, или объединение глобальных электрических сетей для решения проблем. «прерывистости» — ненадежного и непостоянного производства энергии из возобновляемых источников, препятствующего их более широкому внедрению.BIG консультирует отраслевых экспертов в области энергетики, обращения с отходами, транспорта и других областях, прежде чем первый проект будет опубликован в 2021 году.

Объединение проектов в единый всеобъемлющий план, по словам BIG, «докажет, что устойчивое человеческое присутствие на планете Земля достижимо с помощью существующих технологий ». В Masterplanet будет 10 миллиардов человек — цифра, которую мы должны достичь вскоре после 2050 года — с наивысшим доступным уровнем жизни. Ингельс говорит, что он хочет как побудить предприятия и правительства делать больше, так и изменить то, как общество воспринимает меры по борьбе с изменением климата.«Я думаю, что многие люди не понимают, действительно ли разные инициативы разных стран или разных компаний что-то добавляют к чему-то, возможно ли вообще устранить выбросы парниковых газов или улавливать углерод из-за сложности. Так что в итоге получается много мнений. А также чувство безнадежности », — говорит он. «Это не самый лучший призыв к действию».

Ингельс говорит, что архитекторы, чья повседневная работа заключается в превращении требований и отзывов множества сторон в построенную реальность, могут внести что-то уникальное в борьбу.Политики увязли в коротких избирательных циклах, которые не поощряют долгосрочное планирование. Активисты отлично умеют привлекать внимание к проблемам, но редко имеют возможность реализовать свои планы. Климатологи прекрасно разбираются в проблемах. «Но они не предприниматели. Их специализация не в том, чтобы начинать и заставлять их происходить ».

Практические препятствия на пути к решениям, предложенным Ингельсом, конечно, огромны. Например, создание единой глобальной электросети могло бы решить многие проблемы и сделать более эффективным и простым обеспечение нашего мира исключительно из возобновляемых источников.Но эксперты рынка электроэнергии говорят, что это слишком сложно представить. Согласно отчету Atlantic , даже предложение об объединении основных сетей в США в 2018 году было задушено политическим давлением.

Но Эдвин Хиткот, архитектор и архитектурный критик из Financial Times , говорит, что Masterplanet вписывается в историю «архитекторов, которые выдвинули большую идею как провокацию, а не как предложение». Он цитирует Р. Бакминстера Фуллера, который появился на обложке TIME в 1964 году с его планом использования гигантских геодезических куполов, в том числе над Манхэттеном, как способ эффективного строительства в очень больших масштабах.Идея так и не осуществилась. Но он стал «одним из самых популярных образов в архитектуре» и попал в проект «Эдем», биологический заповедник в Корнуолле, Англия. По словам Хиткоут, с подобным архитектурным видением «идея начинает вызывать интерес у людей. Это настолько кажется невозможным, что люди начинают думать: ну, на самом деле, может, в этом что-то есть. Я думаю, что идея архитектуры как провокации — это то, что основано на умении Бьярке представлять, его способности синтезировать большие идеи для широкой аудитории.«Как будто в доказательство этого тезиса BIG сообщает TIME, что предполагает, что Ингельс проведет 10-серийный документальный сериал в духе« Космоса »Карла Сагана, объясняя публике 10 разделов Masterplanet.

«Он должен сказать, что он хочет, чтобы это действительно было реализовано», — добавляет Хиткот. «Я уверена, что знает. Я уверен, что он хотел бы быть человеком, который спасет мир ».

Генеральный план предполагает наличие полномочий. С 17 по 20 век генеральные планы были ключевым инструментом для европейских колонизаторов при создании поселений в своих империях в Северной и Южной Америке, Африке и Азии. Совсем недавно в США генеральные планы были в основе проектов середины века по обновлению городов, что привело к перемещению жителей с низкими доходами и меньшинств. Активистов за климатическую справедливость беспокоит идея 46-летнего белого европейца, даже предлагающего генеральный план развития планеты.

«Мы находимся в ситуации, в которой мы находимся прямо сейчас из-за генеральных планов, исходящих из Европы, которые были ответственны за добычу [ресурсов], порабощение и колониализм», — говорит Элизабет Йампьер, исполнительный директор Нью-Йорка. основанная группа организации климатической справедливости Uprose.Для нее идея Masterplanet «переполнена высокомерием» и «устаревшим подходом» к решению климатического кризиса.

Йемпьер утверждает, что с людьми из Глобального Юга и цветными сообществами на Глобальном Севере, которые будут непропорционально затронуты физическим и экономическим вредом изменения климата, следует не только консультироваться по планам решения проблемы изменения климата, но и те, чтобы их создать. «До сих пор мы медленно двигали циферблат в решении проблемы изменения климата, потому что всегда уважали людей с привилегиями как движущие силы решений.

Ингельс, чья фирма в основном работала в Европе и США и имеет в основном белых партнеров-мужчин, говорит, что понимает, что попытка реализации этого проекта вызовет «всевозможную критику». Он очень хочет подчеркнуть, что BIG «не имеет никакой власти над планетой». Он не хочет, чтобы его фирма отвечала за перепроектирование Земли, а хочет, чтобы «сдвинулась с мертвой точки и посмотрела, сможем ли мы привлечь больше людей». «Мы считаем, что это может быть полезным инструментом для практического и прагматичного накопления инициатив.И вместо того, чтобы жаловаться на то, почему этого никто не делает, мы подумали: «Хорошо, давайте просто начнем это делать». Это будет иметь эффект только в том случае, если достаточное количество соответствующих организаций сочтут это полезным и захотят внести свой вклад, сотрудничать и критиковать ».

Билли Флеминг, директор Центра Макхарга при Пенсильванском университете Школа дизайна Стюарта Вайцмана, который руководит проектами по перепроектированию городского пространства для повышения устойчивости и качества жизни, заявляет, что главная цель Masterplanet — создать единый план устойчивого развития. планета — неплохая.«Я думаю, что план, созданный на основе консенсуса, — это то, чего люди, участвующие в Экологической программе ООН, хотели бы достичь и никогда не делать по разным причинам». Но BIG — неподходящий орган, чтобы вести такие действия, — говорит он. «Создание образов будущего может и часто является его прообразом. И это связано с реальной ответственностью перед людьми, чью жизнь изменит будущее, которое эти образы могут предвосхищать. И как дизайнерская фирма, которая, как говорит Бьярке в [публичных выступлениях], очень не интересуется какими-либо политическими вопросами, они не подотчетны никому или какому-либо сообществу.

Подход Ингельса к политике иногда делал его неприятным союзником для прогрессистов. В январе во время исследовательской поездки в Бразилию для компании Nomade, занимающейся роскошным экотуризмом, Ингельс позировал фотографу во время встречи с крайне правым президентом страны Жаиром Болсонару. Социальные сети наполнились критикой Ингельса за встречу с человеком, который отказался от защиты общин коренных народов и яростно поощрял вырубку лесов в Амазонии. В своем заявлении Ингельс назвал критику «чрезмерным упрощением сложного мира.«Как бы мне ни нравилось работать в пузыре, где все согласны со мной, но те места, которые действительно могут извлечь выгоду из нашего участия, — это места, которые дальше от идеалов, которых мы уже придерживаемся».

Ингельс не любит связывать себя с какой-либо конкретной идеологией или политическим проектом. Но он говорит, что социал-демократия в скандинавском стиле имеет ряд явных преимуществ. Он и его семья обычно проводят время в Нью-Йорке, но вскоре после того, как в марте в городе разразилась пандемия COVID-19, они на время вернулись в Копенгаген.«Похоже, что государство всеобщего благосостояния лучше оснащено», — говорит он с улыбкой. «Вы знаете, справедливость — это хорошо во время кризиса: общественное здравоохранение, социальное обеспечение и бесплатное образование — это хорошо работает!»

Однако он не рассчитывает, что государство будет играть решающую роль в изменении климата. Он говорит, что проблема изменения климата должна решаться в первую очередь частным бизнесом. Как архитектор, по его словам, он понял, что «все, что полностью зависит от государственных расходов, зависит от финансирования.А когда финансирование закончится, придется привлечь еще. Если вы можете сделать вещи одновременно экологически и экономически выгодными, они станут масштабируемыми ». По его словам, основная роль государства в борьбе с изменением климата должна заключаться в «устранении барьеров, которые были введены с течением времени», включая «различные виды торговых барьеров» в таких секторах, как энергетика. «Окружающей среды нет дела до партийной политики или устаревших идеологий, если на то пошло».

Этот вид прагматизма часто приводит к разногласиям Ингельса с активистами по борьбе с изменением климата, включая тех, кто работает в его отрасли.Среди архитекторов вопрос о том, должны ли те, кто заботится об устойчивости, принимать комиссионные за строительство аэропортов, стал предметом споров. Построит ли Ингельс аэропорт? «Определенно», — говорит он, добавляя, что BIG тогда будет использовать наилучшие доступные стратегии, чтобы сделать свою деятельность более устойчивой. «Я имею в виду, вы бы отказались летать? Должен ли весь мир прекратить летать? Так что, если мы согласны с тем, что иногда необходимо прыгнуть в самолет, давайте сделаем это ».

За несколько дней до того, как TIME поговорил с Ингельсом, представители образовательной инициативы в Дании попросили его помочь в создании классов для старшеклассников.Запрос заставил его вспомнить свои студенческие годы, и он выдвинул тезис, который, как и все датские подростки, написал в конце средней школы, в 19 лет: «Экологическая политика на глобальном, региональном, национальном, местном и индивидуальном уровнях. Уровень: продолжение конференции в Рио ». Название, которое относится к саммиту ООН 1992 года, было, по его признанию, «не таким уж броским». Но он получил высшую оценку.

Мир, в котором BIG выпускает Masterplanet, неузнаваем по сравнению с тем миром, о котором Ингельс писал в 1993 году, или даже тем, где он начал думать об этой идее весной прошлого года.Во-первых, ежегодные глобальные выбросы CO2 выросли более чем на 60% с 1990 года, и мы опасно близки к достижению катастрофического повышения средней глобальной температуры более чем на 1,5 ° C в доиндустриальную эпоху. С другой стороны, пандемия вынудила страны закрыть экономику и вливать беспрецедентные суммы государственных денег, чтобы удержать общество на плаву. Как и многие другие, Ингельс видит в этом признаки надежды на меры по борьбе с изменением климата. «Если бы мы могли применить такую ​​же решительность к климатическому кризису, я думаю, мы смогли бы справиться с ним гораздо эффективнее и быстрее, чем мы можем себе представить сегодня.

Независимо от того, является ли Masterplanet основой для этого решительного действия, Ингельс говорит, что его 19-летний «я» был бы доволен тем смелым действием, которое он предпринимает. Двадцать семь лет спустя, готовя свой следующий экологический проект, он определенно стал лучше разбираться в названиях. Оценка еще не выставлена.

С сообщением Мэдлин Роуч

Correction, 22 октября

Первоначальная версия этой истории неверно характеризовала взаимодействие между Бьярке Ингельс и президентом Бразилии Жаиром Болсонару.Ингельс не работал напрямую с Болсонару, но встретился с ним.

Еще истории, которые необходимо прочитать из TIME


Напишите Ciara Nugent по адресу [email protected]

Новая архитектурная философия с Бьярке Ингельс

Этот разговор был записан в рамках Art: LIVE, онлайн-программы, созданной в сотрудничестве с Deutsche Bank.Созданный для аудитории в более отдаленном мире, контент открывает двери во вдохновляющие пространства и важные беседы, а также предлагает эксклюзивный доступ художникам, коллекционерам, кураторам и творческим людям в различных областях.

Полную трансляцию смотрите здесь

Это издание Art: LIVE посвящено теме «Новый мир». По мере того как Frieze London и Frieze Masters возвращаются в качестве личных мероприятий, знаменуя дальнейший выход из пандемии COVID-19, какие ценности и приоритеты будут определять новый культурный ландшафт? И, учитывая, что Конференция ООН по изменению климата проходит всего через несколько недель после ярмарки, как экологический фактор должен влиять на новые практики и модели поведения?

Бьярке Ингельс.Фото Эндрю Цукермана

Бьярке Ингельс основал BIG-Bjarke Ingels Group в 2005 году после того, как стал соучредителем PLOT Architects в 2001 году. До этого Бьярке работал в Офисе столичной архитектуры (OMA) в Роттердаме, Нидерланды. Благодаря ряду отмеченных наградами дизайн-проектов и соучредителю таких стартапов, как компания «design living», Nabr, Бьярке заработала репутацию дизайнера зданий, которые являются столь же инновационными в программном и техническом плане, как и экономичными и ресурсными.В 2021 году Бьярке был избран послом нового европейского Баухауса ЕС. В том же году он стал соучредителем компании Design Living, Nabr. Бьярке был удостоен множества наград и наград, в том числе Премии Датского наследного принца в области культуры в 2011 году, Золотого льва на Венецианской биеннале в 2004 году и Премии Urban Land Institute (ULI) за выдающиеся достижения в 2009 году. В 2011 году Wall Street Journal присудил Бьярке — звание новатора в архитектуре года. В 2016 году журнал Time назвал Бьярке одним из 100 самых влиятельных людей в современном мире.Наряду со своей архитектурной практикой Бьярке преподавал в Гарвардском университете, Йельском университете, Колумбийском университете и Университете Райса и является почетным профессором Королевской академии искусств, школы архитектуры в Копенгагене. Он часто выступает с публичными выступлениями и выступал на таких площадках, как TED, WIRED, AMCHAM, Даунинг-стрит, 10 и Всемирный экономический форум.

BIG-Bjarke Ingels Group — это базирующаяся в Копенгагене, Нью-Йорке, Лондоне, Барселоне и Шэньчжэне группа архитекторов, дизайнеров, урбанистов, ландшафтных специалистов, дизайнеров интерьеров и продуктов, исследователей и изобретателей.В настоящее время фирма участвует в проектах в Европе, Америке, Азии и на Ближнем Востоке. Архитектура BIG возникла в результате тщательного анализа того, как современная жизнь постоянно развивается и меняется. BIG считает, что, находя плодотворное совпадение прагматики и утопии, архитекторы могут найти свободу изменять поверхность нашей планеты, чтобы она лучше соответствовала современным формам жизни. Instagram , Facebook , Twitter , LinkedIn , WeChat , www.big.dk

450-тонный семейный дом Бьярке Ингельса представляет собой отремонтированный паром

Автор Ана Росадо, CNN

В последнем выпуске Architectural Digest (AD) датский архитектор Бьярке Ингельс вспомнил об этом во время видеоконференции в своем семейном доме, который Просто случайно оказался 450-тонный паром, пришвартованный в Копенгагене — звонивший спросил, был ли он на космическом корабле.

«Люди предупреждали меня, что жизнь в плавучем доме — это одновременно и лучшее, и худшее», — сказал Ингельс в интервью, опубликованном в ноябрьском номере журнала.«Когда это здорово, это просто великолепно».

Все на палубе

46-летний «звездный архитектор», спроектировавший выдающиеся здания по всему миру, от своей родной Дании до США и Китая — он стоял за восстановлением Two World Торговый центр в Нью-Йорке и двухконтурное здание для выставки Shanghai Expo 2010 — предложили журналу по дизайну и архитектуре мельком увидеть его плавучий семейный дом, который он делит со своей женой, архитектором Рут Отеро, и их почти двухлетним сыном. , Дарвин.

Основав свою собственную практику, Bjarke Ingels Group (или BIG), в 2005 году, он применил прагматичный подход к сложной работе по ремонту 126-футового корабля. «Это лодка, поэтому она хочет быть симметричной», — сказал Ингельс. «Частью проекта было восстановление этой симметрии по обеим осям».

Открытая кухня с дубовыми шкафами и обеденным столом Luca Cipelletti Авторы: Пернилле Лоф и Томас Лоф возле Refshaleøen.Эта бывшая промышленная зона пережила возрождение за последние несколько лет, отчасти благодаря Ингельсу, который разработал проект доступного жилья Urban Rigger для этого района, а также новый дом для Noma, отмеченного наградами ресторана, где есть столики. забронировано за несколько месяцев вперед.

Когда в 2016 году Ингельс и Отеро купили вышедший из строя паром, они вскоре осознали стоящую перед ними огромную задачу. «Жизнь на лодке — это процесс обучения», — сказал Отеро.

И хотя первую зиму пара провела с периодическим отоплением и водопроводом, что означало, что им иногда приходилось прибегать к воде в бутылках, чтобы купаться перед встречами с клиентами, и муж, и жена были поражены эпическими видами.«Здесь можно увидеть прошлое, настоящее и будущее Копенгагена, — сказал Ингельс. «Посмотрите на восток, и вы увидите восходящее солнце. Посмотрите на запад, и вы увидите, как солнце садится над дворцом королевы».

Все на борт

Ингельс давно является поклонником плавающей архитектуры. В 2019 году компания BIG представила Oceanix City, концепцию сообщества с населением 10 000 человек, расположенного на модульных шестиугольных островах. «Это самая устойчивая архитектура», — сказал он AD о конструкциях на водной основе. «С повышением уровня моря будут расти и плавучие дома.»

Семейная игровая комната украшена подушками и подушками в стиле пэчворк Авторы: Пернилль Лоф и Томас Лоф с оригинальными морскими элементами, предметами, разработанными Ингельсом и другими, а также сувенирами из путешествий пары

На верхнем уровне судна находится большая гостиная, откуда открывается захватывающий вид на гавань города.В безмятежной комнате есть подвесной камин, обрамленный огромным диваном, созданным брендом Kibisi, соучредителем которого является Ингельс. С другой стороны корабля находится открытая кухня с дубовыми шкафами и столом итальянского архитектора Луки Чипеллетти, на котором удобно разместятся десять человек, освещенная подвесными светильниками Artemide от Ingel.

Architectural Digest, ноябрьская обложка Предоставлено: Пернилле Лооф и Томас Лооф

Под палубой находится одна из самых великолепных комнат лодочного дома. Подобно фантастической версии космического корабля, семейная игровая комната была лишена деталей, а ее извилистая форма была полностью выкрашена в белый цвет.Затем этот чистый холст был украшен яркими текстурами, в том числе ручными мешками с фасолью и подушками, купленными во время визита в Кейптаун.

Интерес семьи к набережной настолько велик, что первое слово сына пары было «агуа» — вода по-испански. «Архитектура традиционно статична и постоянна», — сказал Ингельс. «Это динамично и подвижно».

БОЛЬШОЙ. Бьярке Ингельс Групп. TASCHEN Книги

Архитектура Бьярке Ингельса — большая, смелая и барочная, объединяющая полезность с инновационным видением и создавая, по его собственным словам: «прагматичную утопическую архитектуру .«Золотой мальчик датской архитектуры» основал свою собственную фирму BIG , или Bjarke Ingels Group, в 2005 году и известен своими проектами развития городского жилья . Основанный в Копенгагене, многие из его новых зданий были построены здесь. Дом 8, состоящий из трех различных типов жилых домов, образующих фигуру 8, которую можно перемещать; Superkilen , общественный парк, спроектированный в сотрудничестве с группой художников Superflex; и серия из пяти открытых бассейнов, Islands Brygge Harbour Bath, все они находятся в Копенгагене, Дания.

TASCHEN сотрудничал с BIG Architects, чтобы создать комикс об архитектуре Yes is More. Archicomic на архитектурной эволюции ; монография-манифест новых концепций Большой группы для новой архитектуры, реализованные в простой, но сложной форме графического повествования. Вторая публикация TASCHEN с BIG — это Hot to Cold. Одиссея архитектурной адаптации , книга, в которой подробно описаны примеры архитектурной адаптации в экстремальных условиях. Книга находилась рядом с выставкой, которая была представлена ​​в Национальном строительном музее в Вашингтоне и поднимает вопросы о том, как изменение климата в будущем потребует развития архитектуры .

Формжинг. Архитектурная история будущего , новая книга BIG (Bjarke Ingels Group) и последняя часть трилогии TASCHEN, представляет собой дальновидную попытку взглянуть на горизонт времени, от Большого взрыва до самого далекого будущего. Том обращается к развитию интеллекта, устойчивости, коммуникации, миграции, архитектуры и дизайна, чтобы придать форму будущему миру, в котором мы хотим жить — прямо сейчас.

Бьярке Ингельс: БОЛЬШОЙ архитектор с проектами по всей планете | Архитектура

Бьярке Ингельс, датский основатель архитектурной практики BIG (сокращенно от Bjarke Ingels Group), вздыхает от предположения, что он страдает манией величия.«Я сделал ошибку на заре времен, когда назвал свой офис БОЛЬШОЙ», — говорит он мне, разговаривая с переоборудованного автомобильного парома в порту Копенгагена, который является одним из его домов. «Было приятно, когда мы начали в Дании. Теперь это означает, что нас всегда интерпретируют как людей, страдающих манией величия ».

Ну да, возможно, но его новая книга, Формирование: Архитектурная история будущего , действительно помещает работу его практики в контекст временной шкалы создания абсолютно всего, что восходит к эволюции жизни в прошлое. большой взрыв.Он также вводит концепцию Masterplanet, в соответствии с которой Земля и ее климат будут исправлены с помощью тех планов, которые архитекторы иногда готовят для районов и предложений по крупномасштабному развитию. Магия формы — архитектурный прием, с помощью которого BIG может, например, придать извилистую форму художественной галерее за пределами Осло или башне в Ванкувере, — с этой точки зрения является продолжением решения проблем для всей планеты.

«Прагматический утопизм»: Бьярке Ингельс перед своим Змеиным павильоном в Лондоне, 2016 г.Фотография: Alamy Stock Photo

Это отчасти мужская штука. 46-летний Ингельс, похоже, не обеспокоен поразительной гендерной принадлежностью Masterplanet. Адрес веб-сайта клиники — Big.dk, который, как бы забавно он ни казался 15 лет назад, определенно изжил себя. Но у него есть ответы на обвинения в мании величия: «Вы можете отбросить желание заняться очень важным вопросом… или вы должны верить, что собираетесь вмешаться к лучшему».

Справедливо будет сказать, что Ингельс — человек способный на все.В настоящее время BIG крупная, с более чем 550 сотрудниками в офисах в Копенгагене, Нью-Йорке, Лондоне и Барселоне. Он сделал себе имя благодаря памятникам эпохи Instagram — CopenHill, Копенгагенской электростанции, которая также является горнолыжным спуском; или Вест 57-й, его «придворный склеп» на Манхэттене — гигантская пирамида нестандартного размера, пробитая внутренним двором с садом. Он спроектировал (вместе с Томасом Хезервиком) штаб-квартиру могущественной компании Google, которая сейчас растет в Лондоне и в Кремниевой долине.

В мире BIG вы можете получить все.«Да — это больше», как следует из названия одной из его более ранних книг. Противоположности можно примирить в то, что Ингельс называет «оксюморонами» или «двоеженством». Можно иметь электростанцию ​​ и горнолыжную трассу . В официальном анонсе кортскреба «сочетается плотность американского небоскреба с общественным пространством европейского внутреннего двора». Он говорит о «прагматическом утопизме» и «гедонистической устойчивости», что означает, что вы можете спасти планету и при этом хорошо провести время. Dryline, его план по объединению защиты от наводнений в нижнем Манхэттене с общественными парками, воплощает идею в жизнь.

Графика новой штаб-квартиры Google в Кремниевой долине в Маунтин-Вью, Калифорния, разработанная BIG и Heatherwick Studio. Фотография: Изображение любезно предоставлено Google

Ингельс цитирует в качестве вдохновения The Rational Optimist (2010) Мэтта Ридли, британского виконта, который сам себя назвал «теплым климатом» и бывшим председателем банка Northern Rock. «Я узнаю многое из этой атмосферы», — говорит Ингельс из книги Ридли. «Он утверждает, что оптимизм — это не вопрос наивности. Это эмпирически. Вы можете видеть, что вещи имеют тенденцию развиваться в лучшую сторону.И это часть диссертации Formgiving. Способность сотрудничать с каждым днем ​​становится все лучше и лучше ». Когда другие нервничают по поводу таких вещей, как искусственный интеллект и замена ремесел роботами, Ингельс воодушевляется.

В мире архитектуры Ingels представляет собой сложную задачу. Он плодовитый, он богатый. Он превращает заветные образы и мечты других архитекторов в громкие хиты. Он делает мечтателя физическим. Для фестиваля Burning Man он спроектировал структуру в форме гигантского шара.Его проект Oceanix предлагает плавучий город. Его здание Google Bay View помещает множество человеческих жизней под огромной крышей. Кажется, что все они чем-то обязаны дальновидным архитекторам прошлого — соответственно французскому революционеру 18-го века Этьен-Луи Булле, японской группе метаболистов 1960-х годов, американцу 20-го века Бакминстеру Фуллеру.

Совершенно очевидно, что он научился у своего бывшего работодателя Рема Колхаса, с которым он разделяет любовь к сближению, казалось бы, несочетаемых форм и применений — чертовски нежное пристрастие к нанесению ущерба благочестию и напыщенности, отношение, которое говорит, что давайте примем современный мир для всего этого. есть, во всех его крайностях красоты и уродства.Как и Колхас, у Ингельса потрясающие издательские привычки: Formgiving — последняя часть трилогии.

Колхас, однако, испытывает определенную экзистенциальную тревогу, которую Ингельс отбрасывает, что, несомненно, делает его более привлекательным для клиентов. В более общем плане он избавляется от трудностей и сложностей, а иногда и от социальных проблем, над которыми мучаются другие архитекторы. Он смывает проблемное. Вместо этого он предлагает свой «оксюморон», превращающий сложность и противоречие в очаровательно потребляемую упаковку.Возникает вопрос: действительно ли важны опасения и сомнения других архитекторов, или мы должны просто принять приглашение Ингельса лечь и насладиться поездкой?

Vancouver House, БОЛЬШОЙ канадский небоскреб с изюминкой. Фотография: © Ema Peter

Отчасти это касается деталей. Его проекты, как правило, сопровождаются громким грохотом, когда его амбиции, связанные с его идеями и формами, несовершенно согласованы. В тех из его работ, которые я видел, часто не хватает радости от того, как облицовочные панели и остекление Planar обеспечивают переход от экрана компьютера к физической реальности.В 8 House, раннем жилом комплексе на окраине Копенгагена, многие жители обставили свои квартиры и террасы из Ikea: в сочетании с конструкцией BIG они вызывают головокружительное чувство единства, единства, удобной коалиции между переработанными листовые материалы.

Это еще и про политику. В январе Ингельс встретился с разрушающим леса, расистским и гомофобным президентом Бразилии Жаиром Болсонару, чтобы обсудить план (как выразился министр туризма страны) «изменить лицо туризма в Бразилии».В связи с этим ведущий архитектурный критик обвинил Ингельса в отсутствии морального компаса, и эта полемика, возможно, поспособствовала тому, что вскоре после этого компания WeWork приняла решение прекратить использование Ингельса в качестве своего главного архитектора. Я хотел бы поднять этот вопрос с ним, но публицисты его книги исключают это: нет прямой связи с Formgiving в отношении политики, как они заранее заявляют; «Пожалуйста, вычеркните вопрос из интервью». Однако Ингельс ранее высказывался по этому поводу: критика его визита в Болсонару, по его словам, была «чрезмерным упрощением сложного мира».

Он также отвергает критику деталей. Он ссылается на свой недавний музей часовой компании Audemars Piguet, спираль, покрытую травой, в швейцарской Юре. По его словам, при этом «трудно жаловаться на детали». «Дом 8» был «очень недорогим проектом. Это было закончено в разгар самого большого финансового кризиса в моей жизни. Все затраты, которые можно было снизить, были уменьшены ».

Вероятно, ясно, что я тот, кого лорд Ридли мог бы назвать БОЛЬШОЙ тёплый человек. Я считаю, что многое теряется в беззаботном отказе Ингельса от сложного и частного.Но тем из нас, кто скривит губы и морщит носы, следует ответить на его вызов. Такой проект, как CopenHill, привлекает почти всех непрофессионалов, которые видят его, как, вероятно, и Dryline в Нью-Йорке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *