Цумтор петер: Портрет архитектора: Петер Цумтор

Содержание

Портрет архитектора: Петер Цумтор

Что нужно знать о лауреате Прицкера 2009 года и авторе «нового чуда света». Интересные факты, важные высказывания, ключевые проекты Петера Цумтора.

Петер Цумтор родился 26 апреля 1943 года в пригороде Базеля. В школьные годы работал в мебельной мастерской отца и занимался в арт-школе. Потом пришла пора архитектуры: сначала на родине, а потом в нью-йоркском Институте Пратта. После окончания учебы несколько лет проработал в департаменте по сохранению культурных ценностей в швейцарском кантоне Граубюнден. Собственное архитектурное бюро основал в 1979-м. Работать предпочитает в уединении на природе. Офис Цумтора расположен в деревне Хальденштайн в горной долине у берегов Рейна. «Когда смотрю на горы, камни, я чувствую присутствие, пространство и материалы».

Цумтор тщательно подходит к выбору очередного проекта, не берется за исключительно коммерческие работы (к примеру, не стал проектировать магазин для Джорджо Армани, шоу-рум для Audi и дом для одного из владельцев Hugo Boss). На счету архитектора не так много сооружений. Зато каждое – настоящий бриллиант: идеально отточенный, продуманный до мельчайших деталей. Свою архитектуру Петер Цумтор называет «тщательной».

«Я считаю архитектуру искусством и работаю только над таким количеством проектов, с которым могу справиться. Это как писать симфонию — не отдельные ноты или тональности, а всю симфонию в целом».

Для его работ характерны лаконизм в использовании художественных средств, интерес к традиционным строительным материалам и бережное отношение к окружению. Чуть ли не главная идея архитектуры Цумтора – создание в проектируемых пространствах особой, ни с чем не сравнимой атмосферы.

Факты о Петере Цумторе

Самая известная постройка Цумтора — термальные бани в Вальсе — вошла в 2011 году в список «новых чудес света», составленный американским журналом Vanity Fair.

В 2008 году Петер Цумтор получил Императорскую премию Ассоциации искусств Японии. Награда присуждается деятелям искусства «за достижения и духовное обогащение всего мирового сообщества».

Годом спустя Петер Цумтор стал лауреатом Притцкеровской премии, которая считается аналогом Нобелевской в области архитектуры. Цитата ниже – выдержка из постановления жюри премии.

«Его здания снова и снова демонстрируют нам, что скромность подхода и смелость общего результата не исключают друг друга. Простота и умеренность живут бок о бок с мощью».

В 2012 году власти Пермской области и Цумтор заключили контракт на проектирование и строительство художественной галереи в Перми. В 2013 году проект прошел общественные слушания, однако в последний момент власти отказались от его реализации, сославшись на «отрицательные экспертные заключения».

В 1990-х на месте бывшей штаб-квартиры гестапо в Берлине началось строительство музея «Топография террора» (Topography of Terror Museum), посвященного жертвам гитлеровского режима. Однако из-за недостатка средств проект так и остался незавершенным. В 2004 году недострой снесли, а когда деньги снова появились, музей воздвигли по проекту Урсулы Вилмс.

В 2013 году Цумтор получил золотую медаль Королевского института RIBA (Royal Institute of British Architects). В торжественной речи он отметил, что «самое важное в архитектуре — это не создание формы, а совсем другие вещи: свет, структура, игра теней, запахи».

В 2014 году вышла пятитомная монография Петера Цумтора под названием «Строения и проекты 1985–2013» («Bauten und Projekte 1985–2013»). Представляет собой обзор творчества архитектора на примере 43 его проектов. Книга издана на немецком, французском и английском языках.

 

Важные высказывания Петера Цумтора

О подходе к архитектуре

Существуют здания, в которых есть нечто таинственное. Кажется, что они просто должны находиться там, где стоят. Мы не уделяем им особого внимания, но не можем себе представить это место без них. Я хочу строить именно такие здания.

Я занимаюсь дизайном моих зданий по направлению изнутри наружу, а затем в обратном направлении, а потом снова двигаюсь наружу. И так до тех пор, пока не увижу, что всё в порядке.

Я делаю множество ошибок, но лишь до того, как построю здание. Изготавливаю огромное количество моделей, чтобы изучить все подробности, уйму чертежей, чтобы уменьшить количество ошибок. Не хочу построить здание и увидеть: вот она, ошибка! То, что я делаю, можно назвать «медленной архитектурой», но это, скорее, «тщательная архитектура», когда работаешь очень осторожно: для этого нужно время. Начинаю строить только тогда, когда уверен, что всё правильно.

Сейчас мировые архитекторы с именами-брэндами работают как производители узнаваемых образов. Я не поставляю образы. Я — автор, строю как ремесленник, как инженер, и в то же время работаю как композитор, который пишет музыку. Это означает, что я отвечаю за всё. Во всех проектах, над которыми работаю, решающий голос всегда принадлежит мне. Я забочусь о каждом здании, обо всём его наполнении, и я, совместно с клиентом, руковожу долгим процессом строительства. Мой метод прост: я здесь главный.

О работе с заказчиками

Я сам формирую программу каждой из своих построек и работаю над проектом как поэт, который создает поэму. Мои заказчики не должны разбираться в поэзии, но они должны знать, что поэзия существует. Если они это знают, мы можем работать вместе. Поэтому я отвергаю очень многие заказы — не потому, что мне их предлагают «плохие люди», а потому, что они не понимают, что я делаю. Своих заказчиков я учу, и постепенно до них начинает доходить смысл. Но для начала они должны быть открытыми к пониманию того, что такое хорошая архитектура.

О красоте в архитектуре

Часто сталкиваюсь со зданиями, спроектированными с явным старанием и стремлением найти особую форму, и обнаруживаю, что они мне мешают. Архитектор через каждую деталь без остановки разговаривает со мной, продолжая повторять одно и то же, и я быстро теряю интерес. Хорошая архитектура должна принимать человека, помогать ему прочувствовать архитектурное окружение и жить в нем, но не должна непрерывно с ним болтать.

Лучше, чтобы эмоции рождались в здании, а не от здания… если строение достаточно точно отвечает месту и назначению, оно станет мощным без художественных ухищрений.

Я думаю, что шанс обнаружить красоту выше, если не действуешь прямиком. Красота в архитектуре рождается практичностью. Об этом узнаешь, изучая старые швейцарские фермы. Если делаешь то, что должен, и тебе повезет, тогда в конце концов появится нечто труднообъяснимое, но жизнеспособное.

О материалах

Дерево почти исчезло, потому что считалось слишком дорогим, сложным и старомодным. Я вернул его как конструктивный материал, потому что рядом с ним и в его окружении чувствуешь себя хорошо. Дом из стекла, бетона или известняка ощущается по-другому. Это просто кожей чувствуешь, так же как фанеру, шпон или бревно. Дерево, в отличие от стекла и бетона, не крадет телесное тепло. Если жарко, в деревянном доме будет прохладнее, чем в бетонном, а когда холодно – наоборот. Я сохранил бревенчатую конструкцию из-за того, чем она может одарить тело.

Знаковые постройки Петера Цумтора

Комплекс термальных бань // курорт Вальс, Швейцария (1996)

Цумтор хотел, чтобы строение выглядело так, словно находилось здесь с незапамятных времен, напоминая естественную пещеру. Поэтому при строительстве комплекса он использовал местный материал – кварцит. «Я хотел переосмыслить отношения между архитектурой и геологией горного ландшафта, его энергетикой. Тут все особенное: воздух, свет, камень. Даже звуки – слышно движение пузырьков в минеральной воде».

Аннализа Цумтор, директор курорта и жена архитектора отмечает: «Сначала Петер хотел построить термы внутри горы. Потом была идея устроить купальню внутри извлеченного из горы гигантского валуна. Эти фантазии были неосуществимы. В конце концов он разобрал гору на части и сложил её заново, слой за слоем – оказалось, что это единственный способ добиться нужного эффекта».

Часовня Брата Клауса // деревня Вахендорф, Германия (2007)

Конструкция высотой 12 метров устроена по принципу вигвама. Для его создания сначала были составлены 122 дерева, потом их залили несколькими слоями бетона, а когда бетон застыл, деревья сожгли – от них осталась характерная фактура и темный цвет гари на стенах. Пол покрыли свинцово-оловянным сплавом. Внутрь часовни ведет треугольный проход.

Архиепископский музей «Колумба» // Кёльн, Германия (2007)

Крупнейшая постройка Цумтора. В её основе – развалины позднероманской церкви Св. Колумбы. В 1945 году при авианалете она была почти полностью разрушена. В своем проекте Петер Цумтор оставил нетронутыми культурный слой и средневековые руины, сделав их частью собственной постройки – как со стороны фасадов, так и в интерьере.

Мемориал сожженным ведьмам // Финнмарк, Вардё, Норвегия (2008)

Монумент состоит из длинной деревянной галереи с окнами, число которых соответствует числу казненных на этом месте (с 1593 по 1692 годы в Вердё прошло около 140 ведовских процессов, к смерти приговорили 100 человек), и отдельно стоящего кубического павильона из черного стекла. В нем расположена инсталляция художницы Луизы Буржуа — стул с вырывающимися из него языками пламени и семь овальных зеркал над ним (зеркала символизируют свидетелей убийства).

Дома Петера Цумтора // курорт Вальс, Швейцария (2009)

Два дома — Oberhus и Unterhus (верхний и нижний) — выполнены из дерева. Построив для своей семьи лаконичные строения, архитектор предлагает любоваться не архитектурой, а видами на горы — через огромные панорамные окна. Кстати, домики сдаются в аренду. Минимальная стоимость за неделю проживания — 2200 евро (в высокий сезон – 4800).

Музей Кунстхаус Брегенц // Брегенц, Австрия (1997)

Четырехэтажное здание дома искусств выполнено в виде куба из стекла, опирающегося на металлическое основание с бетонными стенами внутри. Стеклянные плиты наложены друг на друга с небольшими зазорами, что обеспечивает естественное освещение и вентиляцию внутреннего пространства.

Капелла Святого Бенедикта // кантон Граубюнден, Сумвитг, Швейцария (1989)

Саркофаг для археологических остатков древнеримского периода // Кур, Швейцария (1986)

Ниже — фильм про творчество Петера Цумтора «Peter Zumthor: Different Kinds of Silence». Он на английском, так что просмотр позволит не только больше узнать о выдающемся архитекторе современности, но и освежить знания языка.

Первая вилла Петера Цумтора в Англии • Интерьер+Дизайн

Швейцарский архитектор Петер Цумтор завершил проект Secular Retreat в духе лучших вилл Андреа Палладио.

По теме: Дом Алехандро Аравены

Дом, который создавался десять лет (!), стал первой постройкой Петера Цумтора в Великобритании. Он расположен на вершине холма в Южном Девоне, откуда открывается впечатляющий вид на окружающую местность.

Secular Retreat — это седьмая по счету вилла, построенная компанией Living Architecture, компанией по аренде недвижимости, созданной писателем Аленом де Боттоном. Идея проекта — предложить арендовать дом, спроектированный известным архитектором. В активе Living Architecture уже есть дома от MVRDV, Джона Поусона и Грейсона Перри. 

Здание расположено на месте разрушенного дома 1940-х годов. Несколько деталей из прошлого остались — это гексагональный внутренний дворик и множество сосен высотой в 20 метров.

Цумтор спроектировал дом из бетона, укладывая материал при помощи специальной техники, которая создает своеобразные полосы на стенах как внутри, так и снаружи. «Раздробленные» бетонные стены создавались постепенно, слоями — каждая линия знаменует собой день работы. Полы из известняка также потребовали немало времени — все плиты были специально подобраны по размерам. Каждая сломанная плита, поставленная из карьера, приводила к переделке.

План одноэтажного дома очень прост — есть два крыла. Одно из них состоит из двух спален, другое — из трех. Каждая спальня имеет собственную ванную комнату. Два крыла встречаются в пространстве, где находится гостиная с камином, просторная столовая-кухня. Есть также несколько укромных мест, где жильцы смогут наслаждаться личными занятиями, такими как чтение или прослушивание музыки.

«Я выпускаю только оригиналы», — подчеркивает Петер Цумтор. Почти вся мебель была спроектирована самим архитектором, включая деревянный обеденный стол, сиденья, обитые фиолетовой тканью и верблюжьей кожей, и маленькие розовые стулья в спальнях. Цумтор очень редко строит одноэтажные дома, большинство его предыдущих проектов — это общественные здания.

Дом будет доступен к концу 2018 года для краткосрочной аренды, но спрос высок и Living Architecture планирует устроить аукцион.

Петер Цумтор — Look At Me

В рубрике «Икона эпохи» мы рассказываем о художниках, дизайнерах, режиссёрах, музыкантах и других творческих профессионалах, которым удалось создать узнаваемый стиль и повлиять на современную культуру. Наш герой на этой неделе — Петер Цумтор, швейцарский архитектор и теоретик, спроектировавший множество культурных институций по всему миру и выступающий против многомиллионных проектов, не учитывающих окружающий контекст. 

 

  

Петер Цумтор

(Peter Zumthor)

Родился в 1943 году в Швейцарии

Архитектор и теоретик

  

 

Начало карьеры в архитектуре

Петер Цумтор родился в маленькой деревне в 40 км от Базеля. Именно с поездок в город с родителями начался его интерес к архитектуре. Его возили в ярко оформленный кинотеатр, интерьер которого очень нравился мальчику, — об этом Цумтор рассказал много лет спустя, произнося торжественную речь после получения Притцкеровской премии. Кроме того, в семье Цумтора существовала традиция ездить в монастырь неподалёку от его родной деревни — будущего архитектора потрясла атмосфера церкви (расположенной в монастыре) в стиле барокко. Уникальная обстановка каждого здания и ощущения, которые испытывают в нём люди, стали основной темой исследований Цумтора.

Pratt Institute в Нью-Йорке

Однако прежде чем начать работать архитектором, Цумтор сначала работал в мастерской своего отца, которые занимался изготовлением шкафов, затем посещал арт-школу и только потом начал учиться в архитектурном вузе — в 1966 году он попал по обмену в Pratt Institute в Нью-Йорк. После его окончания Цумтор работал в департаменте по сохранению культурных ценностей в швейцарском кантоне Граубюнден. Это помогло Цумтору лучше разбираться в материалах. Однако свои первые реализованные проекты Цумтор считает неудачными — в своей речи после вручения Притцкеровской премии он отметил, что ему пришлось делать исследования и собирать референсы для будущих зданий, из-за этого он мог считать их «своими».

Собственное архитектурное бюро


и первые проекты

В 1979 году Цумтор нанял несколько сотрудников и открыл собственное архитектурное бюро. Офис, в котором работает он и его сотрудники с 1986 года, расположен в маленьком посёлке Хальденштайн в горной долине у берегов Рейна. Цумтор предпочитает работать в глуши, потому что уединение помогает ему сосредоточиться. «Когда я смотрю на горы, камни, я чувствую присутствие, пространство и материалы», однажды сказал архитектор. В отличие от многих коллег, Цумтор предпочитает черпать вдохновение в природе, а не в работах других архитекторов.

Сначала компания Цумтора работала над небольшими заказами — например, в 1988 году он спроектировал крошечную часовню в швейцарской коммуне Сумвич. «Когда я начинаю проектирование, я в первую очередь думаю о материале», — сказал Цумтор в одном интервью для New York Times. Основной материал, который использовался для строительства часовни святого Бенедикта, — дерево, потому из него построено большинство домов в деревне, расположенной поблизости.

 

Музей нацистского террора,


термы в Вальсе и другие работы

В 1993 году Цумтор подготовил проект Topography of Terror Museum, посвящённого жертвам гитлеровского режима. Правительство Берлина предложило построить его на пустыре, где раньше находилась штаб-квартира гестапо. Проектируя Topography of Terror Museum для такого места, Цумтор постарался избежать каких-либо метафор и решил построить простую конструкцию, которая не несла бы никакого дополнительного смысла.  Однако строительство было приостановлено из-за недостатка средств, и недостроенный музей простоял посреди пустыря почти десять лет; в 2004 году здание снесли. Когда средства снова появились, музей достроили по проекту Урсулы Вилмс, она тоже спроектировала здание простой формы.

Музей Topography of Terror Museum — проект Урсулы Вилмс

В 1990-х был построен самый известный проект Цумтора — термы в маленькой швейцарской коммуне Вальс, расположенной в Альпах. Как всегда, архитектор уделил особое внимание выбору материала — купальни построены из различных видов камня, потому что Цумтору хотелось, чтобы здание напоминало пещеру в горах. Архитектору удалось воплотить свою задумку, и термы быстро стали популярным среди туристов местом; к ним пристроили отель. В 2007 году Цумтор написал книгу о процессе работы над термами. 

Термы в Вальсе

Спустя почти двадцать лет после начала строительства музея в Берлине, в 2011 году, Цумтор спроектировал для норвежского города Вардё мемориал, посвящённый жертвам «охоты на ведьм» в XVII веке. Архитектор использовал идею, которую впервые применил, работая над музеем нацистского террора — он создал конструкцию, которая никак не «комментирует» трагедию.

Кроме того, в 2011 году Цумтор спроектировал летний павильон для известной лондонской галереи Serpentine. Он не раз работал с культурными институциями, например, в конце 1990-х создал проект Kunsthaus Bregenz, а в 2007 году — Kolumba Museum в Кёльне. Однако его главный музейный проект на сегодняшний день — это план нового здания для Лос-Анджелесского музея современного искусства (LACMA), который был представлен в этом году. Через шесть лет по проекту Цумтора будет построен музей из стекла; несмотря на большие размеры, здание будет энергоэффективным.

Музей LACMA

Кроме того, сейчас архитектор работает над ещё одним зданием для этого города — он строит новый дом актёра Тоби Магуайра. Это очень необычный проект для Цумтора — он редко проектирует частные дома. Звезде «Человека-паука» пришлось постараться, чтобы уговорить знаменитого архитектора построить ему дом. Прежде чем принять заказ, Цумтор потребовал, чтобы Магуайр предпринял путешествие по Европе и посмотрел все здания, построенные по его проектам.

 

Премии и работы по теории архитектуры 

В 2009 году Петер Цумтор получил Притцкеровскую премию, а в начале 2013 года ему вручили золотую медаль Royal Institute of British Architects (RIBA) — обе премии считаются очень престижными в области архитектуры. В своей торжественной речи после получения медали RIBA Цумтор рассказал о том, как он понимает суть своей профессии. «Самое важное в архитектуре — это не создание формы, а совсем другие вещи: свет, структура, игра теней, запахи и так далее», — утверждает он.

Материалы, освещение и, самое главное, атмосфера здания — вот что интересует Цумтора больше всего. Он написал об этом книгу Atmospheres. Architectural Environments. Surrounding Objects. Кроме того, Цумтор является автором ещё нескольких работ по теории архитектуры. Его самая известная книга — Thinking Architecture — переиздавалась много раз.

 

Таймлайн

1963

Цумтор поступает в арт-школу

1966

По обмену учится в Pratt Institute в Нью-Йорке

1968

Начинает работать в департаменте по охране культурных памятников

1979

Открывает своё архитектурное бюро

1988

Заканчивается строительство часовни св. Бенедикта

1992

Вместе с Робертом Каном основывает некоммерческую организацию Internet Society (ISOC)

1993

Выигрывает конкурс на строительство музея
Topography of Terror

1996

Заканчивается строительство городских терм в Вальсе

1997

Построен Kunsthaus Bregenz

2000

Цумтор проектирует швейцарский павильон для Expo 2000 в Ганновере

2006

Выходит его книга Atmosperes

2007

Закончено строительство часовни св. Николая

2007

Цумтор издаёт книгу о термах в Вальсе

2009

Выходит книга Seeing Zumthor

2009

Архитектор получает Притцкеровскую премию

2011

Проектирует летний павильон для галереи Serpentine

2011

Заканчивается строительство Steilneset Memorial в Норвегии

2013

Получает золотую медаль RIBA

2013

Построен Los Angeles County Museum of Art

 

 

Влияние

Фрэнк Гери

Посткризисная архитектура

Петер Цумтор получил свои самые важные премии после мирового экономического кризиса — его проекты и идеи стали особенно популярны после 2008 года, потому что они продуманы и сдержанны. В отличие от таких знаменитых архитекторов, как Фрэнк Гери, Заха Хадид или Норман Фостер, Цумтор не строит масштабные и броские проекты и не проектирует огромные стадионы, музеи и концертные залы в развивающихся странах. Проекты архитекторов-знаменитостей по-прежнему востребованы, например, в Катаре, но веру Цумтора в более рациональную, скромную и продуманную архитектуру разделяет всё больше людей. В интервью New York Times он сказал: «Мне кажется, мы стали более осознанно относиться к архитектуре; это новый этап возвращения к земле, к реальным вещам, к традиционному пониманию архитектуры как к созданию чего-то».

Что можно найти в продаже

фотография via shutterstock.com

  

ПЕТЕР ЦУМТОР

Цехмистер Т.И.

Петер Цумтор – один из современных архитекторов Швейцарии, но его творчество сложно отнести только к разряду архитектуры. Цумтор говорит о своей особенности: «Я считаю архитектуру искусством и работаю только над таким количеством проектов, с которым могу справиться. Я все определяю и контролирую в работе до мельчайших подробностей. Это как писать симфонию — не отдельные ноты или тональности, а всю симфонию в целом»[8]. Он синтезирует в своих работах архитектуру, дизайн, философию и поэзию в поисках универсального пространства. Простое строительство обезличивает человеческую сущность. Известные теоретики дизайна Э. Соттсас, Т. Мальдонадо и др. еще полвека назад отмечали: «рационализм мира усыпляет человека, манипулирует им. <…> Люди живые и чувствуют, а рационализм не предполагает, даже отвергает чувства»[11]. Цумтор является одним из ведущих архитекторов в мире, предугадавших желание общества наполнить жизнь эмоциями, размышлениями, чувствами. Однако его постройки мало известны в России.

Цумтор внешне рационалист, он интеллектуально обогащает архитектуру, обращаясь к свету, чувству. Создает гармоничное пространство, и архитектура начинает жить вместе с человеком, его потребностями и необходимыми мелочами. К примеру, летнее кафе на острове Уфенау становится частью ландшафта, куда люди приходят отдохнуть и полюбоваться древностями вокруг них. Внешне кафе выглядит как большой валун и не нарушает ландшафта. Внутреннее пространстве летнего кафе рационально устроено: оно зонируется на частное и открытое для всех. Цумтор разумно предлагает человеку сделать самостоятельный выбор: открытости или замкнутости. Архитектор исследует мир, планету, природу как микрокосмос и людей как части мира, части микрокосмоса.

Человеческое начало в его творчестве сроднило архитектуру с дизайном. Цель последнего – соединить разорванный мир, наполнить его истинными смыслами, общечеловеческими началами. Дизайн и архитектура стали для Петера Цумтора неразрывны вследствие поставленных им самим задач: поиска пути к свободе и пониманию ее границ. Он рассматривает материалы, объекты в качестве свободных явлений человеческого мира. «В процессе работы становится все более ясным, что мне интересно, в чем моя страсть и что для меня возможно, а что нет» [8]

Рис.1. Летнее кафе на острове Уфенау

По мнению Ф.Л. Райта, «внутреннее пространство здания есть его подлинная сущность». Цумтор отвечает на данное утверждение. Он соединяет старую уцелевшую часть здания с новой современной архитектурой. Сохраняя старую кладку, Цумтор достраивает плоскости стен в новых материалах. Сочетание старого и нового создает синергетическое увеличение впечатления от пространства. Архитектор считает, что старая архитектура непременно должна работать, чтобы сохраниться. В музее Цумтор предлагает увидеть старые камни, пройти путем людей, живших несколько веков назад, и при этом ощущать себя комфортно. Свет в здании играет решающую роль: он выхватывает пространство во времени и транслирует его людям, предлагая самим определиться со временем.

Рис.2. Музей Кёльнского диоцеза «Колумба»

Наиболее событийной постройкой Цумтора является павильон Швейцарии на ЭКСПО 2000 в Ганновере. Изначально международные выставки существовали как «ярмарки тщеславия», но теперь они несут общечеловеческую проблематику. Устраиваемые ЭКСПО демонстрируют технологии и инновации различных стран. Девиз ЭКСПО 2000 – «человек, природа, техника». Подобный подход потребовал размышлений на тему экологического аспекта в развитии общества, понимания и разработки концепций стабильного и устойчивого развития общества без урона окружающей среде, что приближает выставочные экспонаты к приоритету гуманитарного проектного знания, характерного для дизайн-деятельности, предусматривающей различные аспекты мирного сосуществования с природой.

Рис.3. Выставочный павильон ЭКСПО
2000 в Ганновере (фрагмент)
Архитектура организует внешние пространства, дизайн охватывает локальные зоны: интерьер, мебель. Невозможно создать полноценное здание, основываясь только на одном из элементов. Синтез архитектуры и дизайна создает человечное пространство. Вследствие чего дизайн интуитивно проводит отбор естественного и искусственного, наносного. Он обладает специфическими признаками, наделяя вещи семантическими и символическими образами, чувствами. Объекты дизайна ценны не в качественном, материальном, смысле, а в человеческом и духовном. Они напоминают людям о мире вокруг них, пробуждая воспоминания из их собственной жизни. «Уже невозможно разделить архитектуру и жизнь, пространственную ситуацию и то, что я в ней пережил», – замечает по поводу спроектированных им зданий Цумтор. Дизайн и архитектура взаимодействует с людьми, подталкивают к сотворчеству. Многие отмечают в дизайне его составную, объединяющую структуру науки и искусства, которая, в сущности, необходима для максимального упрощения. Созданные им пространства просты и духовно высоки.
Рис.4. Павильон П.Цумтора
Павильон Цумтора представляет собой сооружение 50х60 метров из штабелей наборного бруса. Брус закреплен вертикальными стальными тягами на пружинах, которые позволяют древесине «дышать». Три тысячи кубических метров свежеспиленной ирландской сосны в штабелях высотой 9 метров образуют причудливый лабиринт из строгих прямоугольных коридоров. Стены в павильоне и преграждают путь, и направляют, и позволяют видеть происходящее вокруг. Собранный из множества повторяющихся элементов, павильон выглядит подвижным: его конструкция не жестко закреплена, отчего она вибрирует на ветру, от толчков людей. Конструкция находится в полной гармонии со средой и предлагает это состояние людям. Идею лабиринта можно рассматривать как предлог обретения себя в данном пространстве. Лабиринт – саморазвивающаяся структура, в которой сложно определить начало или конец. Павильон обладает способностью интеллектуально расширяться. В нем заложено множество символов и интегрирующих начал. Образ динамически развивающейся конструкции близок к бионическим структурам человеческого организма, мембранообразным поверхностям, концентрирующим важнейшие для жизни элементы.

Павильон Цумтора выполнен из дерева, органичен. Условия лабиринта предлагают человеку найти собственный путь в постройке. Наборная структура, как конструктор для взрослых, позволяет перевозить и заново собирать конструкцию в другом месте. Сам автор рассматривает свой павильон и архитектуру вообще как искусство, например, создание симфонии. Он долго размышляет: что есть здание и чем оно должно стать? Что нужно, чтобы почувствовать красоту дерева? Солнце и тишина. Цумтор исследователь света, звука, пространства… Он способен визуализировать мысль о любви дерева к свету. Живого, стремящегося к энергии.

Материал дерево, перенесенное из своей среды, приобретает новые качества: становится транслятором единой экоидеи, бесконечного разнообразия среды, природы, мысли, духовности. Особенность выставочного павильона – функция памяти: он является не только «генератором новых смыслов, но и конденсаторами культурной памяти»[6]  Облик павильона реконструируется человеком до целостного значения, дискретного знака недискретной сущности. Сумма контекстов – есть историческая память объекта. Павильон Цумтора соответствует реальному наполнению образа свободного мира, охватывающего одновременно «высокое и низкое, светлое и темное, умное и наивное…»[2].

Сооружение Цумтора содержит интеллектуальную знаковую форму. «Всякий знак получает свою полноценную значимость только в контексте других знаков»[15] Павильон находится во взаимодействии с постройками, с людьми, с природой. Контакты усиливают его универсальный образ, наполняют его новыми смыслами. Метод Петера Цумтора соединяет непрерывность анализа и расчлененность формулируемых задач, контекста и ситуации. Подробности – это нечто большее, чем архитектурные детали, это поэтический материал архитектуры. В памяти от построек Цумтора остается ощущение тишины, как органического качества их пространства и формы. Такая тишина сопровождает нас в размышлениях, когда, сосредоточившись, мы отказываемся слышать окружающий нас шум.

 Промышленная цивилизация усиливает шум. Заметно, что дизайн все меньше стремится к индустриальной схеме развития, поскольку любая промышленная цеховость затрудняет решения социокультурных проблем современного мира, делает их условностью и типологическим штампом. Абсолютные ценности вытеснены релятивными, непредсказуемыми, случайными. На фоне общей детерминации творчество Цумтора парадоксально устойчиво к сиюминутным процессам цивилизации. Его интересует качество работы, а не минутный эпатаж. Цумтор замечает, что его архитектура – «медленная архитектура», но это, скорее, «тщательная архитектура», когда работаешь очень осторожно: для этого нужно время. Я начинаю строить только тогда, когда уверен, что все правильно»[2] Для Цумтора важно добраться до содержания здания, до понимания ненавязчивой архитектурной среды, которая предлагала бы естественные пространственные ситуации, подходящие к месту, течению дня, к деятельности и состоянию человека, до архитектуры, которая отдает пространство человеку, предупреждает потребности и никогда не разочаровывает. Архитектура и дизайн, как явления одного порядка, делают мир человечнее. Биргит Бройель, комиссар всемирной ЭКСПО в Ганновере, призывала: «Нельзя больше жить с девизом «быстрее, дальше, выше». Мир должен стать человечнее». Иначе все наши действия бессмысленны.


Рис.5. Выставочный павильон ЭКСПО 2000 в Ганновере (фрагменты)

Литература

  1. Ортега-и-Гассет Х. Дегуманизация искусства. – М.: ЕРМАК, 2003.

  2. Ермолаев А. Главная книга Александра Ермолаева /Проект Россия, №28, 2003/2.

  3. Арчер Б. The Three Rs // Design Studies / Сидоренко В.Ф. Дизайн как общеобразовательная дисциплина / Дизайн на Западе. – М.: ВНИИТЭ, 1994.

  4. Глазычев. В. Дизайн как он есть. М.: «Европа», 2006.

  5. Фень Ю-Лань. Краткая история китайской философии. С-П.: «Евразия», 2000.

  6. Лотман. Ю.М. «Внутри мыслящих миров», М.: «Языки русской культуры», 1999.

  7. Асс. Е. Цумтор. //Проект Россия, №11, 1998.

  8. Коробьина И. Петер Цумтор: не хочу построить здание и увидеть – вот она, ошибка! // «Коммерсантъ» № 234(3810), 2007.

  9. Хайдеггер. М. Проселок, в сб. Работы и размышления разных лет. М.: Гносис, 1993.

  10. Сидоренко В.Ф. Дизайн в общеобразовательной системе / Дизайн на Западе. – М.: ВНИИТЭ, 1994.

  11. Аронов В. Сто дизайнеров Запада / Дизайн на Западе. – М.: ВНИИТЭ, 1994.

  12. Ортега-и-Гассет Х. История как система. – М.: «Инфо-М», 2000.

  13. Прайффер Б.Б./ Кайсарова Л.И. Френд Ллойд Райт. – TASCHEN/АРТ-РОДНИК,2006.

  14. Лосев. А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. – М.: «Искусство», 1976.

Цехмистер Татьяна Ивановна,
аспирант УралГАХА
Научный руководитель:
кандидат искусствоведения,
доцент Вершинин Г. В.

Победы и поражения архитектора Петера Цумтора

Швейцарец Петер Цумтор стоит в Калифорнии здание нового Художественного музея (LACMA), в Германии он получил недавно «Большую Премию» «Союза Германских архитекторов», в Бельгии он планирует построить свою первую высотку. Мы поговорили с ним о том, как ему удается не выходить из себя, сталкиваясь со швейцарской демократией, и как больно бывает отказываться от полюбившихся проектов.

Этот контент был опубликован 19 июля 2017 года - 10:00

Сильвио Лихти (Silvio Liechti), радио SRF

Доступно на 7 других языках Петер Цумтор (Peter Zumthor): «Я очень люблю изобретать дома, планируя всё вплоть до последнего болта, причем эти болты могут быть даже очень крупными». Keystone

Жюри, присуждающее почетную «Большую Премию» «Союза Германских архитекторов», в обосновании своего решения отдать награду в этом году швейцарцу Петеру Цумтору, указало следующее: «Его архитектурные проекты с точки зрения формы возвращают архитектуру к древним истокам человеческого творчества. Не будучи склонным красоваться в свете софитов, он как никто другой понимает, в чем заключался изначальный смысл таких понятий, как „дом“ и „жилище“, он помнит, что люди испокон веков вкладывали в процесс строительства». Его требования к качеству реализации проектов и тщательность проработки даже самых мелких деталей «придают его созданиям актуальность, неподвластную времени».

SRF: Что Вас выступает в качестве источника вдохновения?

«Для архитектуры куда полезнее было бы засилье «звездных» водопроводчиков, а не архитекторов».

End of insertion

Петер Цумтор: Образы, настроения, особое чувство, которое возникает у меня при соприкосновении с той или иной местностью. В этот же список я отношу необходимость слушать и прислушиваться к тому, чего конкретно хотят от меня подрядчики, заказчики проекта, чего от меня требует поставленная передо мной задача. Важно слышать и фальшивые — неверные ноты. Иногда я вынужден спрашивать и переспрашивать: а действительно ли Вы хотите именно этого? Конечно же, я всегда испытываю огромную радость от знакомства с новым пространством. Строить дома, которые будут украшать местность, где они будут сооружены, улучшать там качество жизни, подтверждать что-то, что раньше неуловимо висело в воздухе, помогать проявится чему-то невидимому, какому-то фрагменту ушедшей истории — вот это и есть моя самая большая страсть.

SRF: А построить мост — Вы бы взялись за такой проект?

П.Ц.: Нет, этого делать я не умею, но я люблю мосты. Недавно я как раз познакомился с изображениями (открытого накануне в Швейцарии в кантоне Санкт-Галлен, — прим. ред.) нового арочного моста «Tamina-BrückeВнешняя ссылка». С моей точки зрения — это просто прекрасный мост. Я с удовольствием строил бы здание, в основании которого лежит сходная логика. Я имею в виду красоту, проистекающую из общей логики данного проекта. Здание в Лос-Анджелесе, над которым я сейчас работаю, тоже имеет что-то от гигантского моста с его высокими опорами. Именно поэтому я работаю в тесном контакте с инженерами-статиками. Такое сотрудничество безумно интересно, потому что в его рамках я получаю возможность обсудить фундаментальные вопросы, связанные со структурой и устойчивостью данного архитектурного сооружения.

SRF: В Ваших зданиях зритель всегда сталкивается со своего рода игрой света и тени, Вы называете такое решение «беспечное» или «gelassene» пространство. Не могли бы Вы пояснить немного подробнее, что это такое?

П.Ц.: В искусстве мы часто сталкиваемся с фильмами или книгами, после просмотра или прочтения которых возникает устойчивое чувство, что единственная забота их авторов состояла в том, чтобы сказать миру, мол, смотрите, какой я умный. Это не мой стиль. Я предпочитаю оставаться в тени с тем, чтобы, пусть не сразу, может быть со временем, но люди все-таки влюблялись, не в меня, а в здание, чтобы реализованный проект по-настоящему проникал в их сердца.

Так выглядит проект Художественного музея Лос-Анджелеса (LACMA), разработанный швейцарским «звездным» архитектором Петером Цумтором. Museum Associates, LACMA

​​​​​

SRF: Что в работе над очередным проектом Вам нравится больше всего?

П.Ц.: Мне очень нравится наблюдать за процессом возведения здания, смотреть, как двадцать, двести, или даже две тысячи человек, в едином порыве создают что-то конкретное. Мне нравится видеть, как их ремесленные навыки, преодолевая сопротивление строительных материалов, ведут к возникновению чего-то осязаемого и полезного — все это наполняет меня огромной гордостью, и временами я чувствую себя словно дирижер, который, работая с самыми разными инструментами, создает некое единое произведение. Еще мне нравится быть в самом начале работы. Очень часто в еще очень слабо оформленной идее скрывается ни с чем не сравнимый восторг — заложено вдохновение. Именно этот восторг и ведет, собственно, архитектора по долгой, извилистой тропе созидания, которая почти всегда до отказа набита препятствиями и трудностями, но тут уж, как говорится, взялся за гуж...

SRF: Как Вы справляетесь с неудачами?

П.Ц.: Мне пришлось смириться с тем, что неудача, поражение, есть неотъемлемая часть профессии архитектора. Об этом, кстати, мне никто никогда не говорил и не предупреждал. Бывают и ужасные моменты, например, один такой был в Берлине связан со сносом моих уже построенных башен, внутри которых находились лестничные пролеты. По ним будущие посетители должны были попадать в выставочные залы музея «Топография Террора» («Topographie des TerrorsВнешняя ссылка»). Из этого проекта у меня ничего не вышло, музей был построен другим архитектором, но при виде техники, разрушающей мои башни, у меня тогда просто слезы наворачивались на глаза. А еще меня порой просто до отчаяния доводят некоторые особенности швейцарской демократии.

SRF: Одной из важнейших, можно сказать, «знаковых», Ваших работ стал проект термального спа-комплекса «Therme ValsВнешняя ссылка». Вы ведь хотели купить этот комплекс, но местное руководство отдало предпочтение другому собственнику. Как Вы сейчас смотрите на это?

П.Ц.: Теперь я даже рад, что из этой сделки ничего не вышло.

Для карьеры Петера Цумтора спа-центр «Therme Vals» в Швейцарии стал поворотным проектом огромного значения и символом всего его творчества. Keystone

SRF: Сейчас архитектор Том Майн (Thom Mayne) планирует там построить 300-метровую башню. Что Вы думаете об этом проекте?

П.Ц.: Том Майн — интересный, хороший архитектор. Четверть века назад мы вместе преподавали в Университете Лос-Анджелеса. Он произвел на меня сильное впечатление. Часто во время критических обсуждений тех или иных проектов он говорил вещи, которых я совершенно не понимал. Тогда я начинал смотреть по сторонам и убеждался в том, что и мои коллеги, включая присутствующих студентов, не понимают, что он имеет в виду. В Лос-Анджелесе есть несколько отличных зданий, построенных им. Что же касается данного проекта, то, как мне кажется, он просто абсолютно не имеет понятия, о чем идет речь, а главное, где должна стоять его гигантская башня. В горной деревне? Тут я скорее склонен сказать: нет, только не это!

SRF: Недавно общее собрание жителей общины Браунвальд, что в кантоне Гларус, постановило заморозить реализацию проекта строительства так называемого «Музыкального отеляВнешняя ссылка» и с тех пор проект находится в подвешенном состоянии. Что Вы скажете по этому поводу?

П.Ц.: Знакомая проблема! Тут ничего не поможет, кроме терпения. Дело в том, что собрание приняло решение не собственно по отелю, но по перспективному проекту развития системы водоснабжения города, а ведь понятно, что проект отеля напрямик зависит от состояния инженерных коммуникаций. Исхожу из того, что, решив проблему водопровода, община вернется к моему проекту и вновь запустит его в ситуации еще более выгодных стартовых условий. Я верю в то, что так все и будет.

«Мне не очень нравится бывать в местах, где меня узнают и начинают шептаться за спиной, мол, смотрите, да это же сам Цумтор»

End of insertion

SRF: В настоящий момент Вы работаете над проектом Художественного музея в Лос-Анджелесе стоимостью в 600 миллионов долларов. Его строительство должно начаться в 2020 году. Как Вам удается организовывать реализацию международных проектов, с учетом того, что Ваш головной офис находится в настоящей швейцарской глубинке, в деревне Хальденштайн (Haldenstein) что в кантоне Граубюнден?

П.Ц.: Ну, во-первых, я предпочитаю работать с заказчиками, готовыми по первому зову с энтузиазмом предпринять «поход в незнаемое», в конце которого мы все становимся гораздо мудрей, чем в начале. Я не из тех, кто воплощает в жизнь уже существующие идеи. Мне нужны люди, которым интересно что-нибудь изобретать вместе со мной, именно с такими людьми я и работаю сейчас как в Лос-Анджелесе, так в других местах тоже, а иначе просто ничего не получится.

Во-вторых, в наше время связь перестала быть проблемой, каждый может общаться с кем угодно и где угодно. Я могу одним нажатием клавиши отсылать в Лос-Анджелес или Нью-Йорк огромные объемы информации, например, когда речь идет о новых версиях чертежей. Чудесно, когда удается собрать большую команду, и тут уже совершенно неважно, кто и где в данный момент находится физически. Сам же архитектор должен быть там, где ему лучше всего работается, и для меня как раз таким местом является деревня Хальденштайн.

SRF: Ваше архитектурное бюро довольно невелико, буквально каждый проект проходит через Ваши руки...

П.Ц.: Я создаю с архитектурной точки зрения уникальные проекты. Скрываться под обезличенным фирменным логотипом я не хочу. Мне нравится продумывать дома до последнего болта, причем эти болты не обязательно должны быть маленькими, они могут быть очень даже большими.

SRF: Проект завершен, дом простроен — остается ли между Вами и новым зданием какая-либо связь?

П.Ц.: Может быть, самым удачным в данном случае было бы сравнение с детьми. Они вырастают и начинают жить своей жизнью. Дома принадлежат другим людям. Я не могу их просто так взять и навестить, хотя порой мне очень этого хочется, и тогда я прокрадываюсь к ним тайком, или ночью. Кроме того, я не люблю бывать в местах, где на меня смотрят, узнают и начинают шептаться у меня за спиной, мол, смотрите, да это же сам Цумтор.

SRF: В 2009 году за вклад в мировую архитектуру Вы получили Притцкеровскую премию, наивысшую архитектурную награду. Как она повлияла на Вас?

П.Ц.: Она помогла мне стать еще более беспечным, расслабленным и спокойным. В рамках всей моей карьеры я никогда не имел причин жаловаться на отсутствие признания, оно было у меня всегда. Всегда были люди, которые видели и понимали, что я делаю и чего при этом добиваюсь. Но были и другие, налепившие на меня ярлык трудного в общении человека, упрямца. И тут ничего не поделать, приходится просто мириться с этим.

«Моя страсть — строить дома, которые повышают качество жизни»

End of insertion

SRF: Трудно, наверное, после такого признания, держать планку качества?

П.Ц.: Притцкеровская премия — это всего лишь внешняя оболочка, по сути же ничего в корне для меня не изменилось. Все вызовы и угрозы как были, так и остались прежними: нужно изобретать каждое здание заново, иметь мужество и силы следовать за своей идеей до конца, создавая необходимые для ее воплощения технические, политические и культурные рамочные условия. С каждым новым проектом весь этот процесс мне приходится проходить заново, ступенька за ступенькой. И вот я снова не имею понятия, что и как надо делать, я опять хватаюсь за голову, говорю, «черт побери, что-то пошло не так, но что?», и обращаюсь потом с моими сомнениями и проблемами к коллегам и партнерам.

SRF: Статус «звёздного» архитектора Вы ведь заслужили еще до вручения вам этой премии?

П.Ц.: Если честно, мне все это очень не по душе. У меня определенно нет ни единого симптома «звездной болезни». Да и вообще, для архитектуры куда полезнее было бы засилье «звездных» водопроводчиков, а не архитекторов

SRF: В Вашем активе находятся Художественный музей, религиозные сооружения, термальные комплексы, даже солдатская казарма. Есть ли на свете что-то, в чем Вы себя еще не пробовали, но что Вам очень бы хотелось построить?

П.Ц.: Сейчас на юге Антверпена мы проводим первый прикидочный анализ ситуации с целью получить ответ на вопрос, сможем ли мы построить там многоэтажный дом. Проблема всех высоток заключается в следующем: находясь на стадии «нулевого цикла», вы, будучи архитектором, не имеете, как правило, ни малейшего понятия о том, какое влияние эта постройка окажет впоследствии на людей и как вообще организовать вход и выход из здания. Поэтому мы хотим найти такое решение, которое не нанесет вреда ни городу, ни окружающим зеленым насаждениям. А еще мне хотелось бы построить что-нибудь у воды, с возможность глядеть далеко за горизонт.

SRF: Предположим, однажды Вы не захотите больше заниматься архитектурой. Значит ли это, что и всему архитектурному бюро Петера Цумтора тоже придет конец?

П.Ц.: Мне не хотелось бы сравнивать себя с Альберто Джакометти (Alberto Giacometti), но с тех пор, как он умер, новых Джакометти пока не появилось.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

Один архитектор, 6 килограммов, 900 страниц: итоги Петера Цумтора

Курортно-туристический комплекс «Термы Вальс» («Kurbad Therme Vals»), построенный по проекту Петера Цумтора в 1996 г. Keystone

Число проектов, реализованных швейцарцем Петером Цумтором, невелико, однако он по праву входит в число самых значительных в мире архитекторов. Сдержанность, точность и артистизм – таковы ключевые слова его творчества. «В архитектуре я исповедую авторский подход», - пишет он в своей книге, выхода в свет которой все ждали так долго. 

Этот контент был опубликован 21 июля 2014 года - 11:00
Изобель Лейбольд-Джонсон

Изобель Лейбольд-Джонсон ( Изобель Лейбольд-Джонсон), swissinfo.ch

Доступно на 8 других языках

«Я занимаюсь дизайном моих зданий по направлению изнутри наружу, а затем в обратном направлении, а потом снова двигаюсь наружу, и так до тех пор, пока я не увижу, что все в порядке». Таковы творческие принципы швейцарского архитектора Петера Цумтора (Peter Zumthor), изложенные им самим во введении к своей пятитомной монографии «Строения и проекты» («Bauten und Projekte»)Внешняя ссылка.

Архитектор Петер Цумтор (Peter Zumthor). Keystone

В этой необычной книге, которая доступна на немецком, французском и английском языках, архитектор детально описывает почти 30 лет своей творческой карьеры на примере 43-х специально отобранных проектов, как хорошо известных, принесших ему мировую славу, так и тех, что так и не покинули чертежную доску.

Всех их можно внимательно рассмотреть при помощи фотографий, планов, эскизов и акварелей. Сопроводительные тексты написаны самим мастером, лауреатом Притцкеровской премии, ежегодно присуждаемой за достижения в области архитектуры.

Книга «Строения и проекты»

Этот труд в пяти частях представляет собой обзор творчества архитектора Петера Цумтора на примере его 43-ех избранных проектов. Книга издана на немецком, французском и английском языках.

На 856 страницах представлены более 750 фотографий, планов, эскизов, рисунков и акварелей, а также сопроводительные тексты, написанные самим П. Цумтором в 2013 году специально для этой монографии. Пять томов книги весят более 6 кг. Каждый том посвящен одному из его внуков.

Редактор издания: Томас Дюриш, архитектор, который работал вместе с П. Цумтором в 1990-1994 гг. В 1995 году он открыл свое собственное бюро в Цюрихе, был куратором выставки «Петер Цумтор: строения и проекты 1986-2007 годов» в «Художественном музее г. Брегенца» (2007 год), а также экспозиции «LX Factory» в Лиссабоне (2008 г.) и др.

End of insertion

Координатор всего издательского проекта Томас Дюриш (Thomas Durisch) выбирал представленные проекты и материалы совместно с П. Цумтором. Они знакомы уже более 20 лет, начиная с того момента, когда Дюриш, ныне архитектор с собственным архитектурным бюро, поехал вместе с П. Цумтором работать в Австрию, в «Художественный музей г. Брегенц», а затем сотрудничал с ним при возведении терм в городке Вальс в кантоне Граубюнден.

«Обычно люди хотят делать такие автобиографические монографии сами», — рассказал Т. Дюриш порталу swissinfo.ch. «Не случайно поэтому, что мои друзья-художники постоянно спрашивают меня - а как это всё работает, может ли такая личность, как Цумтор, действительно передать задачу отбора материала для итоговой книги третьим лицам?»

«В монографии я хотел представить творчество Цумтора так, чтобы меня, редактора, не было видно. Это довольно необычный способ, потому что обычно автор или редактор стремится объяснить логику, лежащую в основе его труда, он хочет все классифицировать и „разложить по полочкам“. Наша же идея заключалась в том, чтобы подвести читателя к сути творчества архитектора ненавязчиво и мягко, а именно этот подход очень близок к тому, что представляет из себя и этот человек, и его творчество».

Действительно, Петер Цумтор довольно неохотно идет нa контакт со СМИ, и даже просьбу swissinfo.ch об интервью он отклонил, ссылаясь на занятость. Т. Дюриш, однако, подчеркивает, что данную монографию следует понимать именно как личное мнение самого архитектора.

Ремесленник

Его карьера началась в 1985 году со строительства здания собственного офиса в городке Хальденштайн (Haldenstein) на востоке кантона Граубюнден, где оно и стоит по сей день и где архитектор до сих пор работает со своими сотрудниками и соратниками. Будущий знаменитый архитектор получил изначально образование по профессии краснодеревщика. Затем Цумтор изучал архитектуру в Базеле и Нью-Йорке. В своей пятитомной монографии он сознательно не стал представлять проекты, реализованные в период до 1985 года, когда он только, по его словам, создавал и шлифовал свой стиль архитектора.

На протяжении своей карьеры Цумтор по большей части предпочитал работать над небольшими, но сложными проектами. К его самым знаменитым постройкам относятся «Художественный музей города Брегенц» в Австрии («Kunstmuseum Bregenz»), музей «Kolumba Köln» в Германии («Художественный музей кёльнского архиепископства»), павильон в саду лондонской «Serpentine Gallery», а также здание под названием «Звучащая полость» («Klangkörper»), которое играло роль швейцарского павильона на Всемирной выставке «Expo 2000» в Ганновере (Германия).

Но в монографии упомянуты не только проекты, сделавшие автора знаменитым, но и те, что не были воплощены в жизнь, и даже стали его заметными неудачами. Таков, например, проект информационно-выставочного центра и музея «Топография террора» («Topographie des Terrors») в Берлине на месте бывшей штаб-квартиры гестапо. Его реализации помешали как финансовые трудности, так и политико-общественные разногласия в самом Берлине.

Монография «Строения и проекты» наглядно показывает, профессия архитектора сопряжена со значительным риском: из 43 проектов, представленных на ее страницах, 19 были реализованы, 16 так и застряли на стадии планирования, и восемь все еще строятся. Всего же наследие архитектора состоит из 52-х полностью реализованных строительных проектов, 17 проектов находятся на стадии завершения.

Вода, камень и мистика...

Петер Цумтор знаменит своим стремлением всегда полностью сохранять личный контроль за процессом реализации проектов. «Он, будучи автором, всегда хочет посвящать работе над проектом столько времени, сколько необходимо, он всегда продумывает его реализацию до мелочей, не упуская и такой „мелочи“, как план смыслового распределения пространства внутри строения и вовне его, применяя все знания и опыт, накопленные в течение жизни», — поясняет Т. Дюриш.

Петер Цумтор

Родился в 1943 году и вырос недалеко от Базеля. После обучения профессии краснодеревщика изучал интерьерный дизайн и архитектуру в Базеле и Нью-Йорке.

Работал в ведомстве по сохранению исторического наследия (Denkmalpfleger) кантона Граубюнден, затем в 1978 году открыл собственное архитектурное бюро в г. Хальденштайн.

Преподавал на архитектурном факультете Университета города Лугано (кантон Тичино) в 1996-2008 годах и также был приглашенным профессором в нескольких университетах по всему миру, в том числе, в Гарвардской высшей школе дизайна (Harvard Graduate School of Design).

На протяжении своей карьеры Петер Цумтор получал многочисленные призы, в том числе, и самые престижные архитектурные награды в мире, среди них европейская «Mies van der Rohe Award» (1998), японская «Praemium Imperiale» (2008), Притцкеровская архитектурная премия (2009), а также Золотая медаль Королевского института британских архитекторов (2012).

End of insertion

Его постройки отличаются почти вызывающе элегантной сдержанностью, но при этом в них ощущается еще и нечто, что придает зданиям особую, можно даже сказать чувственную, атмосферу. Так, возведенный по проекту П. Цумтора термальный комплекс в швейцарском курортном городе Вальс представляет собой целый лабиринт бассейнов, заключенных в бетон и камень, добытый в карьерах по соседству, а все вместе это становится демонстрацией замысла архитектора, в основе которой лежал образ любовных отношений между камнем и водой.

Все эти особенности, а также стремление П. Цумтора всегда тщательно выбирать проекты, превращают и самого архитектора, и его творчество в нечто загадочное, почти мистическое. Интересно, что во всех пяти томах его итоговой книги почти нет фотографий самого архитектора. П. Цумтора можно увидеть лишь на нескольких снимках, на которых была запечатлена его работа над архитектурными планами в мастерской или на строительной площадке. Есть изображение личного дома архитектора, построенного им в Хальденштайне и где он живет со своей семьей. Но ничего больше о частной жизни мастера мы в этой книге не найдем.

«Строительство и проектирование собственного дома — это своего рода привилегия, которая весьма отличается от работы над проектом по заказу клиента», — считает Т. Дюриш. «Чтобы по-настоящему понять, каким вы хотите видеть собственное жилище, вам необходимо задаться очень личными, даже в какой-то степени экзистенциальными вопросами. Именно поэтому частный дом П. Цумтора выступает важной иллюстрацией всего творчества архитектора, и поэтому он был включен в данный издательский проект».

Художник и архитектор

Кёби Гантенбайн (Köbi Gantenbein), главный редактор швейцарского журнала по архитектуре и дизайну «Hochparterre»Внешняя ссылка, согласен, что некая аура вокруг зданий Цумтора действительно существует. «Он очевидный и убедительный представитель архитектуры - того вида искусства, которым он не занимается, но которым он живет и дышит», — говорит он в интервью порталу swissinfo.ch.

Цумтор контролирует и проверяет все свои проекты сам, у него высокие стандарты и требования. Но это вовсе не означает, что с этим архитектором изначально трудно работать. «Во время работы Цумтор стремится из каждого извлечь его лучшие качества, в первую очередь из самого себя», — добавляет К. Гантенбайн.

Вместе с создателями архитектурного бюро «Herzog & de Meuron», спроектировавшими Олимпийский стадион в Пекине, и наряду с такими архитекторами, как Марио Ботта (Mario Botta), Петер Цумтор является одним из немногих современных швейцарских архитекторов, которым удалось обеспечить себе в мире репутацию выдающегося художника. При этом, в отличие от бюро «Herzog & de Meuron», имеющего свои филиалы по всему миру, творческая команда П. Цумтора насчитывает всего 25 человек.

Однако все это вскоре может измениться в связи реконструкцией «Художественного музея города Лос-Анджелес» («LACMAВнешняя ссылка»). Для П. Цумтора это пока самый крупный международный заказ за всю его карьеру. Вокруг оригинального дизайна строения, с которым тоже можно ознакомиться в книге, велось очень много споровВнешняя ссылка, поскольку сначала оно было спроектировано так, что отбрасывало тень на находящийся поблизости район знаменитых битумных озёр Ранчо Ла-Брея (Rancho La Brea Tar Pits). 

Петер Цумтор радикально переработал свой проект для музея «Los Angeles County Museum» с тем, чтобы более тесно привязать его к находящемуся поблизости району битумных озёр Ранчо Ла-Брея (Rancho La Brea Tar Pits) и быть ближе к многочисленным находкам вымерших животных. Museum Associates, LACMA

И вот недавно, в конце июня 2014 года, стало известно, что П. Цумтор изменил форму здания, так что теперь никаких проблем возникнуть не должно, хотя проект стоимостью в 650 млн долларов еще должен получить одобрение местных властей. Таким образом, реконструкцией «LACMA» в карьере прославленного архитектора открывается новая, не менее интересная глава.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

Большая пластика чувств

Швейцарский архитектор Петер Цумтор назван лауреатом Pritzker Prize 2009

«Я имел обыкновение держаться за нее, когда я входил в сад своей тети. И эта дверная ручка до сих пор кажется мне особым знаком проникновения в мир иных тональностей и запахов. Я помню звук гравия под моими ногами, мягкий свет вощеной дубовой лестницы. Я могу слышать тяжелую парадную дверь, закрывающуюся позади меня, и как я продвигаюсь по темному коридору, ведущему в кухню...» - так начинается глава «Способ смотреть на вещи» из сочинения и архитектурного манифеста Петера Цумтора (Peter Zumthor) Thinking Architecture («Интеллектуальная архитектура»). Здесь и памятливая чувственность Пруста, и чествование эмпирически эмоциональной концепции Хайдеггера, с которым архитектор поддерживал переписку, и, наконец, ключ к пониманию предмета творческих изысканий самого маэстро. Его архитектура - это то, что всегда движимо тактильными и зрительными образами, взывающими к самым сокровенным ячейкам памяти.

Такое очень субъективное и чувственное прочтение большой пластики, видимо, было заложено еще в родительском доме: Цумтор был сыном краснодеревщика и сам до поступления в нью-йоркский Pratt Institute изучал плотницкое ремесло в базельской Kunstgewerbeschule. Архитектурная деятельность в Департаменте охраны исторических памятников кантона Graubünden в 70-х дала ему практическое освоение и качественное понимание самых простых строительных материалов.

После основания в 1979 году собственного архбюро в деревушке Хальденштайн архитектор много работает с деревом, с массивными почерневшими и поседевшими от времени и непогод бревнами (Truog House, 1994 год), с доской и реечными конструкциями (Saint Benedict Chapel, 1988 год). Он активно задействует в фасадной графике солнечный свет и ищет ясных и фактурно образных решений. Его термы в Вальсе - это настоящий кубистический шедевр, в пластике запечатлевший живописность швейцарских Альп, а тектоника внутреннего убранства Saint Nikolaus von der Flüe отсылает к сталактитовым складкам, сокрытым в горных пещерах.

«В обществе, которое чествует несущественное, архитектура может сопротивляться, противодействовать утрате форм и значений и говорить на своем собственном языке. И я полагаю, что язык архитектуры - это не вопрос определенного стиля. Каждое здание построено для определенного использования, в определенном месте и для определенного общества. Мои здания пытаются ответить на вопросы, которые появляются из этих очевидных фактов так точно и критически, как они могут», - пишет Петер Цумтор в Thinking Architecture.

Торжественная церемония награждения лауреата Pritzker Prize 2009 пройдет 29 мая в Буэнос-Айресе.

В центре внимания: Питер Цумтор | ArchDaily

Therme Vals. Изображение © Фернандо Герра | FG + SG ShareShare
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Whatsapp

  • 000www.mail

    daily.com 364856 / happy-70th-birthday-peter-zumthor

    Известный своей чувственной материальностью и вниманием к месту, лауреат Притцкеровской премии 2009 г. Питер Цумтор (родился 26 апреля 1943 г.) - один из самых уважаемых архитекторов 21 века.Стремясь к славе на спине Therme Vals и Kunsthaus Bregenz, построенных с разницей всего в год в 1996 и 1997 годах, его работа отдает предпочтение эмпирическим качествам отдельных зданий над технологической, культурной и теоретической направленностью, часто одобряемой его современниками.

    + 16

    Питер Цумтор в мемориале Штайлнесет. Image © Эндрю Мередит

    В подростковом возрасте Цумтор сначала работал подмастерьем у плотника, а после изучения архитектуры в своем родном Базеле, а затем в Нью-Йорке, он работал архитектором-реставратором в Граубюндене.Обе эти ранние работы дали ему опыт ремесленного строительства и тонкое понимание материалов, и действительно, в профиле 2001 года в Vanity Fair Пол Голдбергер описывает, как «вся его архитектура обладает качествами, которые великий краснодеревщик привносит в свою работу: это точен, и его слава заключается в совершенстве деталей и превосходных материалах ".

    Kunsthaus Bregenz. Изображение © пользователь Flickr heyitschili под лицензией CC BY-ND 2.0 Serpentine Gallery Pavilion 2011.Image © Джон Оффенбах

    Архитектурный стиль Цумтора, возможно, воплощает принципы феноменологии, веру в примат чувственных и эмпирических качеств в архитектуре, вдохновленную философией Мартина Хайдеггера. Таким образом, Цумтор считает, что для того, чтобы по-настоящему понять здание, его нужно испытать лично, и поэтому он редко привлекает внимание СМИ к своим проектам.

    Часовня Брудера Клауса Филда. Image © Aldo Amoretti

    Он также мало делает для поиска новых проектов, что приводит к гораздо меньшему количеству проектов, чем архитекторы с сопоставимой известностью, и работает в небольшой студии в деревне в швейцарских Альпах.Все это заработало ему почти мифическую репутацию чем-то среднее между отшельником и мудрецом - хотя стоит отметить, что некоторые ставят под сомнение эту интерпретацию, утверждая, что Цумтор тщательно создавал этот образ, как многие другие известные архитекторы культивировали свой.

    Мемориал Штайльнесет. Изображение © Эндрю Мередит Therme Vals. Изображение © Фернандо Герра | FG + SG

    Несмотря на это, его работа оказала огромное влияние на мир архитектуры. Его здания загадочны и заманчивы, но не демонстрируют никаких признаков стиля или формальных предубеждений.Его интересует контекст, опыт и материальность, а не эстетика. Возможно, это его самый значительный вклад в архитектуру: действительно значимая архитектура места и опыта.

    Часовня Святого Бенедикта. Изображение © Фелипе Камю Музей Колумбии. Изображение © Хосе Фернандо Васкес

    Просмотрите все работы Цумтора, представленные на ArchDaily , с помощью эскизов ниже, а также дополнительную информацию ниже:

    + 16

    Питер Цумтор, лауреат Притцкера 2009

    Питер Цумтор награжден Королевской золотой медалью RIBA 2013

    Питер Цумтор: Семь личных наблюдений за присутствием в архитектуре

    Множественность и память: Говоря об архитектуре с Питером Цумтором

    Питер Цумтор: «Нет ничего, что меня не интересует»

    Термические ценности Питера Цумтора сквозь призму Фернандо Герра

    Часовня Питера Цумтора Брудера Клауса Филда через призму Альдо Аморетти

    Музей Колумбы Питера Цумтора через призму Расмуса Хьортшёй

    Благородная простота музея Питера Цумтора 9000 Цинковая золотая медалька 9000: Золотая медалька Питера Цумтора 9000: Золотая медалька Питера Цумтора, 2013

    Лекция Питера Цумтора в Центре Жоржа Помпиду

    90 006 Капсула «почти забытой истории»: журнал Surface посетил музей цинкового рудника Allmannajuvet Питера Цумтора

    Как Питер Цумтор и его протеже Глория Кабрал установили связь за пределами языка

    Путешествие фотографа по долине Цумтор

    Путешествие фотографа по долине Цумтор, 1986 год для римских руин в тихом одиночестве

    Видео: Бах оживает в стенах часовни Петра Цумтора Брудер Клаус Филд

    LACMA представляет новые визуализации и рисунки проекта расширения Цумтора

    Питер Цумтор - проекты

    Светское убежище (2018) )

    Фото Джека Хобхауса.© Jack Hobhouse / Living Architecture

    Зона отдыха и музей Allmannajuvet (2016)

    Фото Ларса Гримсби, Statens vegvesen. © Nasjonale turistveger

    Дома для отпуска Leis (2013)

    Фото Бенджамина Арвида Джагера. © Бенджамин Арвид Йегер

    Werkraum Bregenzerwald (2012)

    Фото Питера Лоуи. © Питер Лоуи / Werkraum Bregenzerwald

    Павильон Змеиной галереи 2011 (2011)

    Фото Шона Кисби. Лицензия Creative Commons на Викимедиа.org

    Стейлнесетский мемориал жертвам судебных процессов над ведьмами (2011)

    Фото Stylegar. Creative Commons на Wikimedia.org

    Часовня Брудера Клауса Филда (2007)

    Фото Кенты Мабучи. Creative Commons на Flickr.com

    Художественный музей Колумбии (2007)

    Фото Hpschaefer. Лицензия Creative Commons на Wikimedia.org

    Studio House Zumthor (2005)

    Фото предоставлено Google Street View. © Google, 2021

    Swiss Sound Pavilion (2000)

    Фото JuergenG.Лицензия Creative Commons на Wikimedia.org

    Kunsthaus Bregenz (1997)

    Фото Берингера Фридриха. Лицензия Creative Commons на Wikimedia.org

    Поместье Спиттельхоф (1996)

    Фото jpmm. Creative Commons на Flickr.com

    Therme Vals (1996)

    Фото Миши Л. Ризер. Лицензия Creative Commons на Wikimedia.org

    Дом Гугалун (Дом Труога) (1994)

    Фото fcamusd. Creative Commons на Flickr.com

    Дом для пожилых людей (1993)

    Фото Йорна Шиманна.© Йорн Шиманн

    Реконструкция виллы Planta (1990)

    Фото Sgt. Потрясающий. Creative Commons на Wikimedia.org

    Часовня Святого Бенедикта (1988)

    Фото Уильяма. Creative Commons на Flickr.com

    Убежище для римских раскопок (1988)

    Фото Уильяма. Лицензия Creative Commons на Flickr.com

    Studio Zumthor (1988)

    Фото fcamusd. Creative Commons на Flickr.com

    Churwalden School Extension (1983)

    Фото trevor.патт. Creative Commons на Flickr.com

    New Studio Zumthor (2016)

    Фото Карлоса Кастро. © Карлос Кастро

    Schwarz House (2006)

    Фото с Google Maps. © Google, 2021

    Luzi House (2002)

    Фото предоставлено Google Street View. © Google, 2021

    Twin House Räth (1983)

    Фото предоставлено Google Street View. © Google, 2021

    Dierauer House (1976)

    Фото предоставлено Google Street View. © 2020 Google

    Другие проекты (внешние ссылки)

    • Музей искусств округа Лос-Анджелес (строится в 2023 году)
    • De Meelfabriek (Генеральный план 2015)
    • Девелопмент Gut Aabach (не построен в 2006 году)
    • Wohnüberbauung Güterareal, Люцерн ( не построен в 2006 г.)
    • Domino de Pingus Winery (не построен в 2005 г.)
    • JP Williams Residence (построен в 2004 г.)
    • Жилой дом Харджункульма (построен в 2004 г.)
    • Летний ресторан Island Ufnau (построен в 2003 г.)
    • Kunstgalerie Hinstgalerie Hinstgalerie Dem. )
    • Pension Briol Extension (не построен в 2001 г.)
    • 360 ° I Ching (не построен в 2000 г.)
    • Mountain Hotel Tschlin (построен в 1999 г.)
    • Топография террора (не построен в 1999 г.)
    • Die Poetische Landschaft (установка 1998 г.)
    • Jesu Kirche, München (не построен в 1996 г.)
    • Europäische Akademie Bozen (не построен в 1996 г.)
    • Spielcasino Lindau (построен в 1995 г.)
    • Устрия Caffe de Mont (добавление 1971 г.)
    • Chisti lumerins Capaul (добавление 1970 г.)
    • Новая школа архитектуры Корнельского университета (не построено в 2001 г.)

    Ключевые проекты Питера Цумтора

    Вот несколько проектов архитектора Питера Цумтора, который был назван лауреатом Притцкеровской премии в области архитектуры в начале этой недели (см. наш предыдущий рассказ).Обновление : этот проект включен в Книгу идей Dezeen, которая сейчас продается за 12 фунтов стерлингов.

    Подписи от Питера Цумтора. Выше фото Уолтера Мэра.

    Вверху: Часовня брата Клауса Филда, 2007
    Вахендорф, Эйфель, Германия

    Полевая часовня, посвященная швейцарскому святому Николаю фон дер Флюэ (1417–1487), известному как брат Клаус, была заказана фермером Германом-Йозефом Шайдтвейлером и его женой Трудель и в значительной степени построена ими с помощью друзей, знакомых и мастеров. на одном из их полей над деревней.Фотографии сверху и снизу сделаны Пьетро Саворелли.

    Интерьер часовни сложен из 112 стволов деревьев, которые имеют форму шатра. В течение двадцати четырех рабочих дней слой за слоем бетона, каждый слой толщиной 50 см, заливался и утрамбовывался вокруг шатрового сооружения.

    Осенью 2006 года внутри бревенчатой ​​палатки в течение трех недель горел особый тлеющий огонь, после чего стволы деревьев высохли и их можно было легко вынуть из бетонного каркаса.

    Пол часовни был покрыт свинцом, который плавили на месте в тигле и вручную выливали на пол. Бронзовая рельефная фигура в часовне работы скульптора Ганса Йозефсона.

    Вверху и внизу: Художественный музей Колумба Кельнской архиепископии, 2007
    Кельн, Германия

    Художественный музей Кельнской архиепископии должен был стать «живым музеем». Здесь представлены предметы из его собственной постоянной коллекции, начиная с поздней античности и заканчивая современностью: романские скульптуры, инсталляции, средневековые картины, «радикальные картины», готические кибории и предметы повседневного обихода 20-го века представлены в изменяющемся сопоставлении.Фотографии Элен Бине.

    Новое здание в центре города возвышается на руинах позднеготической церкви Святой Колумбии, разрушенной во время Второй мировой войны.

    На первом этаже находятся большие археологические раскопки с остатками прежних церковных построек, датируемых 7 веком, и часовня «Мадонна в ден Трюммерн» (Мадонна среди руин), построенная Готфридом Бемом в 1949/50 году.

    Эти данные привели к зданию с семнадцатью галереями разных размеров и с разным освещением на трех этажах с общей площадью 1750 квадратных метров.

    Внизу: Swiss Sound Box, Швейцарский павильон, Expo 2000
    , Ганновер, Германия

    Швейцарский павильон на Ганноверской выставке 2000 года мы назвали «Klangkörper Schweiz».

    Вместо того, чтобы показывать теоретическую или виртуальную информацию для продвижения Швейцарии, наша основная идея заключалась в том, чтобы предложить посетителям Expo что-то конкретное, которые устали бы изучать все сообщения в других национальных павильонах: гостеприимное место для отдыха, место, где можно просто побыть , место, предлагающее что-нибудь вкусненькое из Швейцарии для жаждущих или голодных посетителей, и живая музыка, «отключенная от розетки», движущаяся и меняющаяся по всему пространству, непринужденная атмосфера, а также красиво одетые обслуживающий персонал.Выше и ниже фотографии Уолтера Мэра.

    Фотографии под этой страницей сделаны
    Thomas Flechtner

    Идея создания Gesamtkunstwerk поразила наше воображение. Драматическая музыка в исполнении перемещающихся музыкантов, кулинарные предложения, мода и ключевые слова о Швейцарии, написанные светом на лучах и с легкой руки: все это было задумано так, чтобы слиться с архитектурой, пространственной структурой деревянных балок.

    Серьезно относясь к теме устойчивого развития Expo, мы построили павильон из 144 км пиломатериалов с поперечным сечением 20 x 10 см, всего 2800 кубометров лиственницы и сосны Дугласа из швейцарских лесов, собранных без клея, болтов и гвоздей. , только скрепленные стальными тросами, и каждая балка прижимается к расположенной ниже.После закрытия выставки здание было разобрано, а балки проданы как выдержанная древесина.

    Вверху: Luzi House Jenaz, 2002
    Граубюнден, Швейцария

    Частная резиденция с отдельной бабушкой at или «Stoeckli», как ее называют в Швейцарии. Клиенты: местная пара с шестью маленькими детьми в центре Йеназа. Ниже фотографии Уолтера Мэра.

    «Просторный, обширный дом со светлыми комнатами, все построено из цельного дерева; дальнейшее развитие типичных для этой деревни срубов, без лишних излишеств, с большими окнами и большими балконами, полными цветов », - как указали супруги в своем заявлении.

    Внизу: поместье Spittelhof, 1996
    Biel-Benken, Baselland
    Switzerland

    Город Биль-Бенкен недалеко от границы с Эльзасом - желанный жилой район недалеко от Базеля. Люди работают в городе и живут за городом, в доме с садом. Фотографии Элен Бине.

    Для строительства небольшого жилого комплекса здесь, в прекрасном месте на верхнем краю деревни и ниже исторической фермы Шпиттельхоф, требовалось специальное разрешение сельского совета.

    Получастное предприятие Basellandschaftliche Beamtenversi-cherungskasse (организация, страхующая государственных служащих) выступило в качестве застройщика / инвестора; в их брифинге предлагалось арендовать квартиры и таунхаусы в соотношении примерно 1: 1.Мы построили два ряда домов с террасами с садами на южной стороне и здание с арендуемыми квартирами (которое в то время мы называли «Кульм» / Саммит) на верхнем краю центрального зеленого двора.

    Спальни выходят на восток в сторону ближайшего леса, а из гостиных открывается широкий вид на запад и холмы региона Сундгау. «Кульм» содержит пять цокольных этажей для пожилых людей и на двух верхних этажах десять латов разного размера, все с отдельными лестницами и входами с навеса на восточной стороне.Планы этажей всех трех зданий были спроектированы таким образом, чтобы обеспечить светлые гостиные и спальни, выстроенные вдоль фасадов в виде крыльца.

    Вверху и внизу: Kunsthaus Bregenz, Vorarlberger Landesgalerie - Музейные и административные здания, 1997
    Брегенц, Австрия

    Краткая информация о конкурсе 1989 г. предусматривала создание обычной провинциальной галереи. Постепенно особый формат дома в виде Кунстхалле превратился в четырехэтажное здание. Администрация, кафе и музейный магазин были перенесены в отдельное здание перед самим музеем.Фото Хелен Бине

    Изначально планировалось направить дневной свет в здание через наклонно расположенные фасадные рейки. Проверенное на моделях решение оказалось неудовлетворительным. Наилучшие результаты были получены при использовании черепицы из травленого стекла, которая преломляет свет до того, как он попадает в здание.

    Независимо от того, в каком направлении исходит свет, он всегда проникает в интерьер горизонтально. Поэтому мы разместили полость над каждым полом, чтобы улавливать свет, проникающий со всех четырех сторон.

    И теперь мы снова использовали способность травленого стекла рассеивать свет; он ударяется о стеклянный потолок и падает в каждую выставочную галерею. Чтобы создать особую форму сосредоточения на четырех составных выставочных этажах, здание было спроектировано без окон. И все же дневной свет повсюду.

    1996
    ermal Bath Vals
    Граубюнден, Швейцария

    В 1983 году коммуна Вальс приобрела обанкротившийся гостиничный комплекс, построенный в 1960-х, за очень небольшие деньги, но без особого энтузиазма.Но что-то нужно было сделать, чтобы спасти существующие рабочие места. Когда новое здание большего размера со встроенными термальными ваннами и новыми комнатами оказалось слишком дорогостоящим, власти сделали выбор в пользу термальных ванн в качестве первого шага. Фотографии Элен Бине.

    Нам сказали, что это должно быть что-то особенное, уникальное. Он должен соответствовать Вальсу и привлекать новых гостей. В 1991 году проект был представлен на деревенском собрании с каменной моделью, заполненной водой. Строительство началось в 1994 году, а термальные ванны открылись в 1996 году.С тех пор каждый год их посещают более 40 000 человек. С момента завершения количество ночевок в деревне и в отеле Therme увеличилось примерно на 45 процентов.

    Несущая композитная конструкция бань состоит из массивных стен из бетона и тонких плит валсского гнейса, разбитых и разрезанных по размеру в карьере сразу за деревней.

    Термальная вода, которая течет с горы сразу за купальнями, имеет температуру 30 ° C.

    Внизу: Truog House (расширение и реконструкция), 1994
    Gugalun, Versam
    Graubünden, Switzerland

    Родственники нынешнего владельца жили и управляли небольшой фермой Гугалун в Арезене у входа в долину Сафин.Небольшой особняк смотрит на север, на луну, как указывает название поместья. Фотографии Элен Бине.

    Для того, чтобы в будущем сделать простой деревянный дом пригодным для жилья, была построена пристройка. Он включает кухню, ванную комнату и спальню, а также современную систему отопления. Чтобы создать пространство для пристройки, кухню конца 19 века в задней части дома, на склоне горы, снесли, а всю жилую часть 17 века сохранили.Новая крыша соединяет старую и новую.

    Ниже: Дома для пожилых людей, 1993
    Кур, Масанс,
    Граубюнден, Швейцария

    Двадцать два квартала жилого комплекса для пожилых людей в Масансе около Чура заняты пожилыми людьми, которые все еще могут вести собственное хозяйство, но с удовольствием пользуются услугами, предлагаемыми домом престарелых, расположенным за их собственным домом.

    Многие жители выросли в близлежащих горных деревнях. Они всегда жили в деревне и чувствуют себя как дома с использованием традиционных строительных материалов - туфа, лиственницы, сосны, клена, полов из массива и деревянных панелей.Фотографии Элен Бине.

    Жильцы могут обставить по своему усмотрению свою часть большого крыльца на востоке, на которую они выходят из окон своей кухни, и они широко используют эту возможность. Закрытые балконные ниши и окна гостиной (эркера) с другой стороны выходят на запад, вверх по долине, в сторону заходящего солнца.

    Внизу: часовня Святого Бенедикта, 1988
    Sumvitg,
    Graubünden, Switzerland

    В 1984 году лавина разрушила часовню в стиле барокко перед деревней Согн-Бенедетг (Св.Бенедикт). Недавно построенная автостоянка действовала как пандус, толкающий снег от лавины к часовне. Фото Элен Бине.

    Новое место на первоначальной тропе в Альпы над небольшой деревней защищено от лавин лесом. Новая деревянная часовня, облицованная черепицей из лиственницы, была открыта в 1988 году.

    Власти села прислали нам разрешение на строительство с пометкой «senza perschuasiun» (без обвинительного приговора). Однако аббат и монахи монастыря Дисентис и тогдашний деревенский священник Беарт хотели построить что-то новое и современное для будущих поколений.

    Внизу: Защитный кожух для римских раскопок, 1986
    Кур, Граубюнден, Швейцария

    В 4 веке нашей эры Кур был римской столицей провинции Курия - отсюда и название «Кур». Римляне населяли район, который сейчас называется «Welschdör fl i» (франкоязычная швейцарская деревня), небольшая развлекательная полоса Чура недалеко от исторического центра города, где, как говорят, люди все еще говорили «Churerwelsch», хотя люди в городе уже говорили Немецкий. Фотографии Элен Бине.

    Археологические раскопки в этом районе полностью раскрыли римский квартал. Защитные сооружения - непродуваемые деревянные ограды - следуют за внешними стенами трех соседних римских построек (только небольшая часть одного из них была раскопана). Уличные витрины участка огибают выступающий фундамент бывших подъездов домов.

    На полу большого здания была найдена настенная живопись. Восстановленный и возвращенный в исходное положение, он дает представление о вероятной высоте одноэтажных домов.Обугленные остатки деревянного пола позади большого здания относятся к римским временам.

    Вверху и внизу: Zumthor Studio, 1986
    Haldenstein, Graubünden
    Switzerland

    В начале 1980-х годов мы смогли купить старый фермерский дом с земельным участком прямо рядом с фермерским домом в Зюссвинкель в Хальденштайне, который мы превратили в 1971 году в наш семейный дом. К сожалению, недавно приобретенный дом получал очень мало солнечного света, так как он был построен на северной стороне соседнего дома.Мы составили множество планов переоборудования, чтобы заманить солнце в дом, но без особого успеха. Фото Хелен Бине

    Наконец мы решили сделать рывок: снесли старый дом и заменили его новым домом-студией и садом. Новое деревянное здание - отсылка к амбарам, конюшням и мастерским в деревне и приветствие нескольких коллег-архитекторов из региона Форарльберг, которые начали строить новые хорошие деревянные дома - теперь занимает северную часть, а сад - южную. раздел сайта, как положено.Студия состоит из двух комнат, выходящих на юг: верхняя для работы, нижняя с камином, с видом на сад и небольшая кухня для развлечений.

    Долгое время там стояло концертное пианино под настенной росписью Матиаса Спеши, а перед ним - группа мягких кресел с диваном, который Алвар Аалто спроектировал для Wohnbedarf в Цюрихе. Сегодня комната используется как рисовальная мастерская.

    Питер Цумтор | Притцкеровская архитектурная премия

    Петер Цумтор из Швейцарии стал лауреатом Притцкеровской архитектурной премии 2009 года

    Петер Цумтор из Швейцарии был выбран лауреатом Притцкеровской премии в области архитектуры 2009 года.Официальная церемония награждения, которая стала известна во всем мире как высшая награда в области архитектуры, состоится 29 мая в Буэнос-Айресе, Аргентина. Тогда 65-летнему архитектору будут вручены грант в размере 100 000 долларов и бронзовый медальон.

    Хотя большая часть его работ находится в Швейцарии, он проектировал проекты в Германии, Австрии, Нидерландах, Англии, Испании, Норвегии, Финляндии и США. Его самая известная работа находится в Вальсе, Швейцария, - «Термальные ванны», которые пресса называет «его шедевром».«Совсем недавно критики хвалили его Полевую часовню святого Николауса фон дер Флюэ недалеко от Кельна, Германия. Жюри выбрало не только эти здания, но и Музей Колумба в Кельне, назвав последний «потрясающей современной работой, но при этом совершенно непринужденной с ее многочисленными слоями истории».

    Объявляя выбор жюри, Томас Дж. Прицкер, председатель The Hyatt Foundation, процитировал цитату жюри: «Питер Цумтор - главный архитектор, которым его коллеги по всему миру восхищаются за целенаправленную, бескомпромиссную и исключительно целеустремленную работу.И добавил: «Все здания Питера Цумтора имеют сильное, вневременное присутствие. У него редкий талант сочетать ясную и строгую мысль с поистине поэтическим измерением, что приводит к созданию работ, которые никогда не перестают вдохновлять ».

    По словам Цумтора в его книге Thinking Architecture, : «Я считаю, что сегодня архитектура должна отражать задачи и возможности, которые по своей сути являются ее собственными. Архитектура - это не средство передвижения или символ вещей, которые не принадлежат к ее сущности.В обществе, которое превозносит несущественное, архитектура может оказывать сопротивление, противодействовать расточительству форм и значений и говорить на своем собственном языке. Я считаю, что язык архитектуры - это не вопрос конкретного стиля. Каждое здание построено для определенного использования в определенном месте и для определенного общества. Мои здания пытаются как можно точнее и критически ответить на вопросы, возникающие из этих простых фактов ».

    Председатель жюри Притцкеровской премии, лорд Палумбо, более подробно остановился на цитате: «Цумтор обладает острой способностью создавать места, которые представляют собой нечто большее, чем одно здание.Его архитектура выражает уважение к главенству места, наследию местной культуры и бесценным урокам истории архитектуры ». Он продолжил: «В умелых руках Цумтора, как и в руках непревзойденного мастера, материалы от кедровой черепицы до стекла, подвергнутого пескоструйной обработке, используются таким образом, чтобы подчеркнуть их собственные уникальные качества, и все это служит неизменной архитектуре».

    Выбор Zumthor знаменует собой второй раз за три десятилетия присуждения Притцкеровской архитектурной премии, которую Швейцария предоставила лауреату.В 2001 году наградами были Жак Херцог и Пьер де Мерон.

    Цель Притцкеровской архитектурной премии - ежегодно отмечать живого архитектора, чьи работы демонстрируют сочетание тех качеств таланта, видения и преданности делу, которые внесли последовательный и значительный вклад в человечество и искусственную среду благодаря искусству архитектуры.

    Выдающееся жюри, выбравшее Zumthor в качестве лауреата 2009 года, состоит из его председателя, лорда Палумбо, всемирно известного архитектурного мецената Лондона, председателя попечителей галереи Serpentine, бывшего председателя Совета по делам искусств Великобритании, бывшего председателя галереи Тейт. Фонд и бывший попечитель архива Миса ван дер Роэ в Музее современного искусства в Нью-Йорке; и по алфавиту: Алехандро Аравена, архитектор и исполнительный директор Elemental в Сантьяго, Чили; Сигеру Бан, архитектор и профессор Университета Кейо, Токио, Япония; Рольф Фельбаум, председатель правления Vitra в Базеле, Швейцария; Карлос Хименес, профессор Школы архитектуры Университета Райса, директор студии Карлоса Хименеса в Хьюстоне, Техас; Юхани Палласмаа, архитектор, профессор и автор из Хельсинки, Финляндия; Ренцо Пьяно, архитектор и лауреат Притцкеровской премии из Парижа, Франция, и Генуи, Италия; и Карен Стейн, писатель, редактор и консультант по архитектуре из Нью-Йорка.Марта Торн, заместитель декана по внешним связям Школы архитектуры IE, Мадрид, Испания, является исполнительным директором.

    Вознесение Питера Цумтора

    Если предположить, что Цумтор действительно найдет симпатичного партнера, то, что будет построено, неизменно возникнет в результате долгого и сложного процесса созревания. В Брегенце, Австрия, Рудольф Загмайстер, куратор знаменитого Кунстхауса Цумтора, открывшегося в 1997 году, рассказал, как Цумтор целую вечность парировал местным жителям, чтобы получить то, что он хотел.

    «Это мечта архитекторов, особенно тех, кто ненавидит свою жизнь, - делать всего несколько вещей, но безупречно, каждая вещь является важной вехой, поэтому архитекторы ему завидуют», - сказал Сагмайстер. Мы сидели в кафе рядом с музеем, напротив небольшой площади, которую также спроектировал Цумтор, где пара малышей играла в лучах холодного зимнего солнца.

    Загмайстер продолжил: «Он символ того, какой архитектура еще может быть, то есть трудом любви, и того, как работать с дюжиной или около того помощников со всего мира, не огромными командами людей, а единомышленниками. которые остаются годами и работают в тихом офисе, построенном вокруг сада - идиллии, где вы говорите об искусстве, архитектуре и жизни.Он слушает то, что вы хотите. Он задает умные вопросы и много задает. Он хочет знать об окрестностях, он хочет знать, есть ли у клиентов время, готовы ли они подождать, чтобы пройти через процесс открытия. Инвесторов это не интересует. Им нужен график. Они покупают какой-то продукт. Это не то, что они получают с Питером. И это не то, чего он хочет от клиента ».

    Загмайстер вспомнил, как Цумтор сопротивлялся призывам к созданию большого окна на берегу озера и ресторана наверху Кунстхауса, а затем выступил против подрядчиков, которые настаивали на том, что невозможно достичь качества бетона, которое он требовал.«Некоторые люди подвергали сомнению стеклянный фасад и говорили, что полы из терраццо треснут. Но Питер знал, что был прав, потому что он все проверил сам. Поэтому он настаивал, и теперь люди здесь очень гордятся, и у нас не было проблем, и даже спустя все эти годы тысячи людей приезжают в Брегенц, чтобы просто посмотреть на здание ».

    Не так давно Цумтор и я отправились из Хальденштайна, чтобы увидеть его самую знаменитую работу - городской спа-центр, соединенный с отелем в горной деревне Вальс.Постепенно, осторожно, пока мы ехали, он согрелся и поделился со мной историей своей жизни. Он родился в большой католической семье за ​​пределами Базеля и был воспитан, чтобы пойти по стопам своего отца в качестве мастера-краснодеревщика. Он вспомнил своего отца, и не без особого энтузиазма, как солдафона, который научил его, как он выразился, «быть требовательным и бескомпромиссным» и работать руками. Цумтор посещал швейцарскую школу прикладных искусств, созданную по образцу Баухауза, с учителями из Баухауза, у которых он изучил «все основы дизайна, мастерство рисования и взгляда, смешения цветов, белого и отрицательного пространства - формы, линия и поверхность.Затем он изучал промышленный дизайн в Нью-Йорке в Pratt, но так и не получил степени архитектора, что теперь кажется предметом гордости. Он любит жаловаться на то, что молодые архитекторы, привыкшие полагаться на компьютеры, «не знают, как устроены вещи» и «утратили чувство масштаба». Его студия известна тем, что производит самые экстравагантные модели из воска, свинца, алюминия и глины, иногда даже в натуральную величину, которые устанавливаются так, чтобы клиенты могли проходить через них и чтобы Цумтор мог видеть, как дизайн сохраняется через месяцы или годы.«В наши дни все болтают», - пожаловался он в машине. «Мис ван дер Роэ и Ле Корбюзье пришли из традиции, согласно которой архитекторы все еще знали, как вещи создаются, как делать вещи хорошо. Мы должны заставить университеты готовить плотников, плотников и кожевников. Все архитекторы сейчас хотят быть философами или художниками. Мне повезло, что я получил образование, потому что, особенно в Штатах, ты потерял связь с настоящим строительным бизнесом ».

    Я слышал, как недоброжелатели Цумтора отвечали на такого рода аргументы, говоря, что он швейцарский часовщик.Они подчеркивают, что он преуспевает в небольшом пруду, но суровые испытания глобальных проектов 21-го века требуют более гибкого и грандиозного видения. Это правда, что его проекты не огромны; в его работе есть интимность. В таких местах, как Брегенц или часовня Брудера Клауса, посетители реагируют не только на то, как выглядят его здания, но и на их звуки, запахи, на свет, который меняется вокруг них, даже на ощущение стен и полов - на то, что есть в Цумторе. описывается как «прекрасная тишина, которую я связываю с такими качествами, как хладнокровие, самоочевидность, стойкость, присутствие и целостность, а также с теплотой и чувственностью.

    Пока мы ехали, я понял, что мы проходим что-то вроде ускоренной версии процесса, который он проходит с клиентами. Фермеры из Вахендорфа сказали мне: «Он заставляет людей делать все возможное. Люди видят это в Цумторе и видят, что работать с ним - это уникальная ситуация, редкая возможность в жизни ». Я спросил о влиянии на него, и он рассказал о художниках, с которыми он впервые встретился в 60-х и 70-х годах, - об американцах, таких как Ричард Серра, Уолтер Де Мария и Майкл Хейзер, скульпторах, которые адаптировали минимализм к масштабным проектам, которые простирались до ландшафта.Он также превозносил подвижного немецкого художника Йозефа Бойса, пилота Люфтваффе, ставшего художником-шаманом, который наделил эксцентричные материалы, в том числе воск и войлок, всевозможными частными и историческими намеками, и чья жизнь сама по себе стала своего рода перформансом. «Что касается Бойса, - объяснил Цумтор, - меня интересуют мифология и чувственность его материалов, важность его личной жизни в его искусстве. Он смотрел на предметы с историей, с прошлым ».

    Жизнь и карьера Петера Цумтора - archisoup

    Петер Цумтор - швейцарский архитектор, работа которого прославилась своей минималистичностью и бескомпромиссностью.С 1979 года он руководит своей относительно небольшой фирмой. В 2009 году он выиграл Притцкеровскую премию в области архитектуры, что стало живым доказательством того, что в архитектуре важен не размер фирмы, а качество работы архитектора.

    Краткая информация

    • Родился: Петер Цумтор, 26 апреля 1943 года, Базель, Швейцария
    • Национальность: Швейцарский
    • Род занятий: Архитектор, плотник, профессор
    • Практика: Питер Цумтор и партнер
    • Веб-сайт: намеренно отказался от веб-сайта.По его словам, веб-сайт сообщает конкретную вещь, и он не хочет, чтобы он был привязан к этому. Вместо этого он предпочитает, чтобы его работа обсуждалась через более традиционные каналы.

    Сводка

    Петер Цумтор родился 26 апреля 1943 года в семье плотника в Базеле. Начав скромно, он сегодня стал одним из самых влиятельных архитекторов нашего времени.

    Петер Цумтор не только архитектор, но и профессор Академии архитекторов Мендризио.Он также преподавал в Институте архитектуры Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе, Тулейнском университете, Мюнхенском техническом университете и Гарвардской высшей школе дизайна.

    Факты о Питере Цумторе

    1. Он изучал промышленный дизайн и архитектуру в качестве студента по обмену в Институте Пратта в Нью-Йорке.
    2. Он также был архитектором-защитником природы Департамента сохранения памятников в Граубюндене. Этот опыт дал ему глубокое понимание конструкции и качества различных строительных материалов в деревенском стиле, которые он использовал в своих более поздних постройках.
    3. Позже он переехал, чтобы начать свою практику в Хальденштайне, Швейцария, в 1979 году.
    4. В настоящее время он работает в своей небольшой студии, насчитывающей около 30 сотрудников, в Хальденштайне, Швейцария.
    5. Питер Цумтор твердо верит в философию, согласно которой архитектура должна быть испытана на собственном опыте. По этой причине большая часть его работ остается неопубликованной. Единственная доступная литература Питера Цумтора - это опубликованные повествовательные и феноменологические работы.

    Семья

    Цумтор родился в швейцарской семье в Базеле, Швейцария.Его отец был краснодеревщиком по имени Оскар Цумтор. Он обучил Питера краснодеревщику в период с 1958 по 1962 год, прежде чем отправить его в школу.

    Цумтор благодарит своего отца за то, что он привил ему страсть к дизайну с раннего возраста.

    Часовня Святого Бенедикта, Граубюнден

    Образование

    После обучения столярному делу Цумтор начал изучать дизайн в Schule für Gestaltung в Базеле, прежде чем поступить в Институт Пратта в Нью-Йорке.

    Его столярный опыт - важная часть жизни и образования Цумтора.Он специализировался на изготовлении мебели, а также предлагал консультационные услуги по сохранению исторических или старых зданий в кантоне Граубюнден, 1968–1979.

    Личная жизнь

    Личная жизнь Цумтора хранится очень тихо и скрывается от средств массовой информации, однако у него есть жена по имени Анналиса Цумтор-Куорад, и вместе у них трое детей: Анна, Питер и Йонн Цумтор.

    Карьера архитектора

    Питер Цумтор сделал яркую и яркую карьеру. Он не только архитектор, но и профессор архитектуры.В качестве профессора он преподавал в Академии архитектуры, Universitá Della Svizzera Italiana, Mendrisio с 1996 года.

    Он также посетил и читал лекции в Институте архитектуры Университета Южной Калифорнии, SCI-ARC в Лос-Анджелесе с 1988 года и аспирантуре Школа дизайна Гарвардского университета, около 1999 года.

    За свою карьеру он спроектировал множество феноменальных зданий, одним из самых известных его проектов является Kunsthaus Bregenz, строительство которого было завершено в 1997 году.Это потрясающее здание в стиле минимализма с видом на Боденское озеро или Боденское озеро в Австрии.

    Он также отвечает за термальные ванны в Вальсе, Швейцария. Ванны похожи на пещеры и уникальны. Они были построены в 1999 году.

    Цумтор спроектировал и построил Павильон в Ганновере. Это Швейцарский павильон 2000 года, построенный специально для выставки Expo. Это полностью деревянное здание, которое должно было быть переработано после выставки.

    Он спроектировал Часовню Брудера Клауса Филда, построенную на ферме недалеко от Вахендорфа, а затем епархиальный музей Колумба в 2007 году в Кельне.

    Он также является автором прекрасных небольших серий книг «Thinking Architecture» и «Atmospheres», обе из которых представлены в нашем списке книг по архитектуре здесь

    Часовня брата Клауса Филда

    Архитектурный стиль и философия

    Питер Цумтор в целом придерживается на протяжении всей карьеры сохранял единый четкий стиль. Его работы характеризуются прочной связью с конкретным местом, четким пониманием философии genius loci и акцентом на историзации форм и / или типов.

    Все это очевидно в таких зданиях, как Rath Twin House, который был построен в Хальденштайне, и школа в Курвальдене, построенная между 1982 и 1983 годами.

    В своей архитектурной карьере Цумтор также развил стиль «великого руководителя». и концептуальная строгость ». Это было прямым следствием его критических и теоретических размышлений.

    Прежде всего, он всегда уделял пристальное внимание деталям и выбору материала.

    Чтобы получить представление о его работе и философии из первых уст, следующий фильм представляет собой обширное и редкое биографическое интервью, в котором рассказывается захватывающая история детства Цумтора, его учебы в Нью-Йорке и сильного влияния его родителей.

    10 лучших зданий Петера Цумтора

    Ниже приведены некоторые из самых известных зданий, которые Питер Цумтор спроектировал и построил за свою карьеру:

    1. Therme Vals, Vals

    Это здание было спроектировано и построено в 1996 году. Без сомнения, это одна из лучших его работ Цумтора. Он отличается использованием благородных материалов, чистыми линиями и глубоким чувством безмятежности, что делает его идеальным местом для уединения. Therme Vals находится по адресу 7132, Vals, Graubünden.

    2. Часовня Святого Бенедикта, Сумвитг

    Эта часовня скрывается в своем окружении. Он расположен по адресу: Vitg 221, 7174 Sumvitg, Graubünden. Подойдя к этому зданию, вы недооцените его внешний вид, так как на вид оно кажется крайне скромным. Однако когда вы приедете, вы заметите, как он играет со светом, создавая серебристый оттенок деревянного фасада. Создание типа безмятежности.

    Внутри здания Zumthor играет с трехмерными и геометрическими формами, чтобы вызвать ощущение лодки.Это определенно одна из его уникальных работ.

    3. Укрытия для римских археологических раскопок, Чур

    Это убежище находится по адресу Зайлербанвег 17, 7000 Кур, Граубюнден. Дизайн здания, особенно его ламели, строго современный, поэтому трудно поверить, что оно было построено в 1986 году. Цумтор также создал огромный контраст в элементах здания, что сильно отличало его от римских останков, размещенных здесь.

    4. Жилой дом для пожилых людей, Масанс

    Это здание было построено в Масансе, Кадонауштрассе 71-75, 7000 Кур, Граубюнден.Это современный 22-квартирный комплекс, входящий в состав CADONAU-Das Seniorzentrum. Его цель - дать пожилым людям из горных деревень приятное место и возможность лечиться, находясь среди естественных звуков.

    Здание было построено в 1993 году в минималистском стиле, в котором сочетаются различные породы дерева и туф. В нем огромные окна от пола до потолка, а также многочисленные балконы, выходящие на южную сторону, с навесом.

    Он был разработан, чтобы максимально увеличить ощущение присутствия снаружи внутри.

    5. The Timber Houses, Leis

    Эти дома для отпуска много говорят о личной жизни Питера Цумтора. Они больше всего похожи на его личную работу из-за близости, которую они несут.

    Первое здание, Оберхус, является домом мечты Анналисы (жены Цумтора), она до сих пор живет здесь. Дом с прекрасным видом построен из благородной древесины. Есть также два других шале, которые предлагают передышку от городской жизни и теплые внутри.

    6. Luzi House Jenaz, 2002 Граубюнден, Швейцария.

    Это частный дом с отдельной бабушкиной квартирой. Квартиры для бабушек жители Швейцарии называют «стокли». Клиентами этого дома были местные супружеские пары, у которых было шестеро маленьких детей и которые жили в Дженазе.

    7. Поместье Шпиттельхоф, 1996 год, Биль-Бенкен, Базельланд, Швейцария.

    Это поместье находится в городе, известном как Биль-Бенкен, недалеко от границы с Эльзасом. Это красивый жилой район недалеко от Базеля. Люди, которые здесь живут, работают в соседнем городе, а затем едут домой в деревню, в дом с красивым садом.

    8. Truog House (расширение и реконструкция), 1994 Гугалун, Версам Граубюнден, Швейцария.

    В этом доме жили родственники нынешнего владельца. Они также управляли этой небольшой фермой в Гугалуне в Арезене, у входа в долину Сафьен. Этот небольшой дом обращен на север к луне или луне, как указывает поместье.

    Steilneset Memorial

    Ателье Питер Цумтор и партнер

    Питер Цумтор основал свою собственную фирму в 1979 году. Его практика быстро росла, и вскоре Цумтор начал заниматься международными проектами.Этот быстрый рост во многом объясняется его твердой трудовой этикой и четкой философией дизайна, которую он последовательно применяет во всех своих проектах.

    Сегодня Atelier Peter Zumthor & Partner - это небольшая студия, в которой работает около 30 человек. Они расположены в Хальденштайне, недалеко от города Кур в Швейцарии.

    Влияния

    На здания Цумтора сильно влияет среда, в которой они существуют. Он, как известно, тратит много времени на создание готовой работы, поэтому его клиентам нужно быть очень терпеливыми.Его работа также очень дорогая из-за пристального внимания к деталям.

    Конечным результатом всегда является хорошо спроектированная, скоординированная и продуманная часть архитектуры.

    Он также черпает свое влияние из своего раннего опыта работы консультантом по сохранению старых зданий и из его ранней жизни в качестве подмастерья у своего отца.

    Награды

    • 1993: Он получил награду на конкурсе на создание центра документации и музея ужасов нацизма, которые должны были быть построены в штаб-квартире гестапо в Берлине.
    • 1998: Архитектурная премия Carlsberg в Дании.
    • 1999: Премия Миса ван дер Роэ в области европейской архитектуры.
    • 2006: Медаль Фонда Томаса Джефферсона в области архитектуры Университета Вирджинии.
    • 2008: Praemium Imperiale от Японской художественной ассоциации.
    • 2009: Притцкеровская премия лауреата в Буэнос-Айресе, Аргентина.
    • 2013: Королевская золотая медаль RIBA
    Змеиная галерея Павильон

    Знаменитые цитаты

    1. «У архитектуры есть свое царство.У него особые физические отношения с жизнью. Я не думаю о нем в первую очередь как о сообщении или символе, но как о конверте и фоне для жизни, которая продолжается внутри и вокруг него, о чутком контейнере для ритма шагов по полу, для концентрации работы, для тишина сна ».
    2. «Было время, когда я испытал архитектуру, не задумываясь о ней. Иногда я почти чувствую в руке какую-то дверную ручку, кусок металла в форме тыльной стороны ложки.Я брал его в руки, когда заходил в сад моей тети. Эта дверная ручка до сих пор кажется мне особым знаком входа в мир разных настроений и запахов. Я помню звук гравия под ногами, мягкий отблеск лестницы из вощеного дуба, я слышу, как тяжелая входная дверь закрывается за мной, когда я иду по темному коридору и вхожу на кухню, единственную действительно ярко освещенную комнату в комнате. дом."
    3. «Строительство - это искусство создания значимого целого из многих частей.Здания свидетельствуют о способности человека строить конкретные вещи. Я считаю, что настоящая суть всех архитектурных работ лежит в процессе строительства. В тот момент, когда бетонные материалы собираются и возводятся, архитектура, которую мы искали, становится частью реального мира ».
    4. «Если произведение архитектуры состоит из форм и содержания, которые вместе создают сильное фундаментальное настроение, достаточно мощное, чтобы повлиять на нас, оно может обладать качествами произведения искусства.Однако это искусство не имеет ничего общего с интересными формами или оригинальностью. Он связан с озарениями и пониманием и, прежде всего, с истиной. Возможно, стихи - неожиданная правда. Он живет в тишине. Художественная задача архитектуры - придать этому неподвижному ожиданию форму. Само здание никогда не бывает поэтичным. В лучшем случае он может обладать тонкими качествами, которые в определенные моменты позволяют нам понять то, что мы никогда не могли понять таким образом раньше ».
    5. «Я работаю немного как скульптор.Когда я начинаю, моя первая идея для здания связана с материалом. Я верю, что в архитектуре главное. Дело не в бумаге и не в формах. Речь идет о пространстве и материалах ".

    Питер Цумтор | Architectuul

    1 из 8

    Питер Цумтор (родился 26 апреля 1943 года в Базеле) - швейцарский архитектор, лауреат Притцкеровской премии. Цумтор практиковал в глухой горной деревне Хальденштайн, Швейцария, с 1979 года.Он малоизвестен публике, но в среде архитекторов он является культовой фигурой. У него есть небольшое творчество элегантных, строгих модернистских зданий, в основном в восточной и центральной Европе, которые изысканно созданы и воспевают чувственный аспект материалов - ощущение дерева, фактуру бетона, глубину камня.

    Его работы сочетают в себе мистическую, тихую силу Людовика I Кана с почти японской сдержанностью, и он также демонстрирует немного необычайной дисциплины Людвига Мис ван дер Роэ.Я никогда не думал, что у Кана и Миса много общего, но Цумтор - духовное дитя обоих. Его работа задумчива в манере Кана и чиста в манере Миса.

    Его самые известные здания - это художественный музей со стеклянными стенами в Брегенце, Австрия, строительство которого было завершено в 1997 году, и термальные ванны в Валсе, Швейцария, с 1996 года, сделанные из полосатого камня, вырезанного на манер римского кирпича. Пару лет назад он закончил строительство необычной часовни в Мехернихе, Германия, сделанной из более чем сотни стволов деревьев, расположенных как ребра вигвама, покрытых бетоном, высушенных огнем и снятых, оставив свой отпечаток.Часовня открыта небу, и, судя по фотографиям (я никогда не был в ней), она обладает пространственной силой скрученных эллипсов Ричарда Серры.

    Цумтор думает об архитектуре с точки зрения опыта, а не теории. Его больше интересует, как выглядит здание, чем какая догма может лежать за ним. Фактически, в его работах нет никакой догмы, если только вы не рассматриваете глубокое чувство формы, пространства, света, масштаба, текстуры и материалов, а также способность формировать эти вещи совершенно оригинальным образом, чтобы быть архитектурным. теория.Это, безусловно, архитектурный этос. Каждое здание Цумтора - их не так много и, вероятно, никогда не будет - отличается от любого другого здания Цумтора и спроектировано так, чтобы создавать собственные эмоциональные переживания.

    Нет сомнений в том, что Цумтор заслуживает Притцкеровской премии. Фактически, он из тех архитекторов, для которых должна была быть присуждена награда: это великая творческая сила, которая заслуживает того, чтобы быть более известной за пределами мира архитектуры. Приведет ли это к большему количеству построек Цумтора? Может быть, но дело не в этом.Получение Притцкеровской премии должно быть не столько шагом для карьерного роста, сколько знаком признания, признанием всего мира того, что чья-то работа важна для всех остальных. По мере того, как мы подходим к концу эпохи, когда архитектура часто казалась пронзительной и раздутой, почитание Цумтора - это способ сказать нам, как и все остальное, что мы должны притормозить и почувствовать запах зданий.

    Комментарии

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *