Дорис дюк: Дюк – Деньги – Коммерсантъ

Содержание

Дюк – Деньги – Коммерсантъ

&nbspДюк
&nbsp
&nbspДорис Дюк: странная миссис Camel

       По загородному поместью Дорис Дюк бродили два верблюда, безнаказанно попирая не только ухоженные газоны, но и персидские ковры в холле. Подобно священным коровам в Индии, верблюды Дюк пользовались неприкосновенностью. Своим полуторамиллиардным состоянием она была обязана сигаретной пачке с их изображением.

Дом, который построил Дюк
       Джеймс Дюк любил табак и детей. Табака у него было сколько угодно, а вот дитя только одно.
       Дорис — единственная дочь владельца American Tobacco — появилась на свет в 1912 году. Сигареты Camel — главная статья дохода American Tobacco — спустя год.
       Изобретение Camel позволило Джеймсу Дюку устроить своей единственной дочери райскую жизнь. Разумеется, в соответствии с бесхитростными представлениями о рае, которые всегда были в ходу в Америке.

       В сад ангелоподобного младенца выносили на руках телохранители. Сидеть Дорис разрешали только на шелковых подушках. Когда ей пришло время идти в школу, Дюк купил Rolls-Royce. Его единственным назначением было возить дочь на уроки и с уроков.
       Ее именем был назван личный пульмановский вагон Джеймса Дюка и восьмидесятифутовая яхта. Дорис принадлежал самый большой дом на Пятой авеню, которому она так и не смогла найти применения. И в 1957-м подарила нью-йоркскому университету.
       На случай, если Дорис когда-нибудь изъявит желание получить высшее образование, Джеймс также сделал необходимые приготовления. А именно: пожертвовал около десятка миллионов Trinity College в Северной Каролине, потребовав взамен, чтобы колледж переименовали в университет Дюка.
       В благодарность она засыпала отца нежными записочками, которые красовались на его рабочем столе в качестве бесценных сувениров.
       К сожалению, умудренный опытом Джеймс ухитрился изрядно отравить единственной наследнице удовольствие от сказочного богатства. Разумеется, из лучших побуждений.
       Завещав ей сто миллионов долларов, он добавил к ним один-единственный жизненный принцип: «Не доверяй!»
       «Запомни, тебя всегда будут любить только за твои деньги, а не за твои достоинства», — внушал он застенчивой дочери. Что, согласитесь, скорее напоминает родительское проклятие, нежели благословение чадолюбивого старца.
       
Девушка с характером
       Джеймс скончался в 1925-м. Дорис отметила тринадцатилетие и получила стомиллионное наследство. До поры до времени оно было, правда, отдано под присмотр душеприказчиков.
       Зато сакраментальное «не доверяй!» осталось в ее полном и единоличном распоряжении.
       Первой последствия отцовского воспитания ощутила мать Дорис. Она решила улучшить свое материальное положение, продав семейную ферму в Нью-Джерси, включавшую тридцатикомнатный особняк, крытые теннисные корты и искусственные озера.
       Тринадцатилетняя Дорис вспомнила, как приятно было посиживать под тамошними деревьями на шелковых подушках, и недолго думая. .. подала на мать в суд.
       И выиграла. Ферма осталась во владении семьи.
       После чего Дорис спокойно удалилась в Нью-Джерси. Где безмятежно дожидалась совершеннолетия, совершенствуясь в танцах, исполнении джазовых композиций на фортепиано и чтении биржевых сводок.
       Через шесть лет Дорис получила первые десять миллионов из наследства и превратилась в одну из самых перспективных невест предвоенной Америки. Что ни на йоту, увы, не прибавило ей доверчивости.
       Длинная серия романов и бракосочетаний неизменно завершалась разочарованиями — в полном соответствии с отцовским напутствием.
       Первый супруг, Джеймс Кромвель, которому уже шло к сорока, в первую же брачную ночь вместо того, чтобы выполнять свой супружеский долг, вовлек ее в увлекательную беседу на тему о том, какое ежегодное содержание она согласна ему платить.
       Схема эта, увы, безукоризненно функционировала на всем протяжении ее богатой треволнениями приватной жизни.
       Дорис Дюк была образованна, обаятельна и умна. Ее деловые качества не вызывали ни тени сомнения. (Унаследовав в 1912-м сто миллионов, она за шестьдесят лет превратила их в полтора миллиарда).
       Даже самый беззастенчивый подхалим не рискнул бы назвать ее красивой. Но небанальная внешность, умело подправленная визажистами, модельерами и ювелирами, производила весьма эффектное впечатление.
       Короче, все, что нужно для счастья, у нее было.
       Но, на собственную беду, Дорис Дюк была чересчур богата.
       Возлюбленные теряли голову при взгляде на ее коллекцию древнего исламского искусства, на ее драгоценности, лимузины, на ее поместья в Нью-Джерси, Калифорнии, Род-Айленде и на Гаваях.
Она не выдерживала конкуренции с собственным банковским счетом.
       
Попутчики
       От недолгого брака с Кромвелем у Дорис остался приобретенный во время медового месяца дворец в Гонолулу. А в придачу привычка нанимать сыщиков для слежки за своими благоверными и предаваться любви на стороне.
       Она быстро установила личный рекорд, за несколько месяцев пополнив свою свиту гавайским чемпионом по плаванию, малоизвестным английским аристократом Алеком Каннингемом и голливудской звездой Эрролом Флинном.
       Прочие остались безымянными. Роман-экспресс в поезде Нью-Йорк-Калифорния Дюк откомментировала: «Ну, там же было совершенно нечего делать, в этом поезде».
       Смирившись с тем, что мужчин следует покупать, соизмеряя размер вознаграждения с силой страсти, она уже не отступала от этого принципа.
       Согласно ее наблюдениям, быстрее всего европейские и американские красавцы покупались на недвижимость.
       Латиноамериканец Порфирио Рубироза был известным европейским жиголо. И привлек внимание Дюк тем, что крутил роман с тогдашней знаменитостью и признанной красавицей — французской актрисой Даниэль Даррье.
       Дюк деловито вмешалась в этот роман и соблазнила Порфирио, купив ему дом в Париже.
       Следующий экземпляр — мексиканский джазист Джое Кастро — обошелся ей несколько дороже.
Зато он был существенно моложе и организовывал для нее упоительные путешествия по ночным кабакам Лос-Анджелеса. По случаю этого романа она купила в Беверли-Хиллз виллу, на которой прежде проживал Рудольф Валентино.
       Правда, как женщина деловая, Дюк никогда не упускала возможности вернуть себе вложенное, по возможности сторицей. Так что после завершения и этого романа ее адвокаты виллу у Кастро отвоевали.
       И Дюк разделила ее со своим следующим спутником, дизайнером Эдуардо Тиреллой. Для Дюк роман закончился тяжелым разочарованием — Эдуардо предпочитал мужчин. Ему самому роман стоил жизни.
       Выезжая однажды на лимузине за ворота виллы, Дорис насмерть переехала незадачливого кавалера. На следствии она поклялась, что произошел несчастный случай. В том же убедительно поклялись ее друзья, телохранители, прислуга и соседи.
       Возможно, так оно и было.
       Во всяком случае, после смерти Тиреллы Дюк перестала столь энергично коллекционировать любовников.
И посвятила себя благотворительности, сочтя, что для ее возраста подобный способ тратить деньги более естественен.
       С особым пристрастием она покровительствовала актерам и вымирающим видам животных.
       Впрочем, ее благотворительность бывала подчас не менее эксцентрична, чем ее романы. Однажды Дюк подарила пять миллионов долларов… Имельде Маркос, супруге филиппинского диктатора. Деньги пошли на то, чтобы заплатить залог за Имельду, арестованную в США.
       Потом Дюк добавила еще пять миллионов, чтобы помочь Маркос оплатить адвокатов. На сей раз уже в долг. Говорили, правда, что Имельду Дорис называла глупой курицей. Зато сам элегантный казнокрад Фердинанд Маркос ей чрезвычайно импонировал.
       
Огненное погребение
       В середине восьмидесятых у Дорис Дюк оказалось больше денег, чем когда бы то ни было. Только запасы золота в ее банковских сейфах оказались столь велики, что ежегодная их инвентаризация обходилась Дюк в сто пятьдесят тысяч долларов.

       В отличие от отца, которого старость и рост благосостояния сделали болезненно подозрительными, Дорис с годами делалась все великодушнее.
       Разумеется, ее продолжал охранять взвод телохранителей, усиленный сворой овчарок. Но перед новыми знакомцами, которых Дюк сама «назначала» друзьями дома, охрана пасовала.
       Мужчина и женщина, появившиеся в поместье в Нью-Джерси на исходе восьмидесятых, относились к категории личных протеже хозяйки.
       Первой была черноволосая танцовщица с экзотическим именем Чанди и прозаической фамилией Хеффнер. Находкой для салонных приемов ее вряд ли можно было назвать. Так как ее профессией являлось исполнение танца живота в американских кабаках.
       Эксцентричность Дорис не шла так далеко, чтобы нанимать домашнюю исполнительницу танца живота. Но Чанди покорила ее глубоким знанием восточной медицины и темпераментной склонностью к исламу.
       Беседы о целебных свойствах китайских бальзамов чрезвычайно углубили симпатию Дорис к своему новому приобретению.
       В 1988 году Дорис Дюк подписала документы, в которых значилось, что Чанди отныне является ее приемной дочерью и получает все дочерние права. Включая и право наследования. По устоявшейся привычке Дюк скрепила новообретенное родство подарком в виде очаровательного ранчо за полтора миллиона.
       Это не помешало ей тремя годами позже Чанди выгнать.
       Второй пришелец явился во владения Дюк годом позже при обстоятельствах более прозаичных.
       Бернарда Лафферти Дюк взяла на должность дворецкого. Хотя рекомендации у него оказались такие, что о месте в пристойном доме можно было смело забыть. В особенности, о месте, предполагающем известную близость к буфету и винным погребам.
       Дальние приятели Дюк сплавили Лафферти из своего дома, поскольку он страдал неизлечимой склонностью к алкоголю в любых его модификациях.
       В Дорис не ко времени пробудилось милосердие. Она решила предоставить молодому человеку шанс. Лафферти получил в свое распоряжение ключи от фамильных винных погребов и буфетов с бесценным серебром. Как и следовало ожидать, оказанным доверием он немедленно злоупотребил.
       Гости Дорис с изумлением наблюдали за тем, как он величественно вышагивал по лестнице с подносом и валился с предпоследней ступеньки, заливая ковер шампанским. Кроме того, их несколько смущал стабильный аромат перегара, который буквально сбивал с ног любого, кто попадался Бернарду на пути.
       В один прекрасный день Лафферти обнаружили безмятежно спящим в окружении пустых бутылок из-под коллекционного портвейна. Портвейн же был так благороден и стар, что даже этикетки на бутылках были написаны от руки.
       Милосердие Дорис уступило место благоразумию. Лафферти, правда, не уволили, но отправили лечиться к «Анонимным алкоголикам». Где его, надо сказать, привели в полный порядок. К несчастью.
       Бесповоротно трезвый дворецкий вернулся к Дюк и окружил свою хозяйку трогательнейшей заботой. Правда, гости продолжали изумляться. Лафферти приобрел занимательную привычку подавать на стол во фрачной униформе, но. .. с золотой серьгой в ухе и босиком.
       В сентябре 1993-го восьмидесятилетняя Дорис Дюк почувствовала боль в сердце и спустя пару недель скончалась, окруженная заботой цвета лос-анджелесской медицины. Завещание, оглашенное через несколько дней, породило серию сплетен, взаимных обвинений и судебных разбирательств, не завершенных и по сей день.
       То, что Дорис обладала своеобразным характером, не вызывало никаких сомнений. Но назвать ее слабоумной, пожалуй, не мог никто. Между тем, последняя воля miss Camel, заставляла инкриминировать достойной даме именно слабоумие. Или некую злую волю.
       Как и ожидалось, большая часть состояния была направлена завещательницей на создание благотворительных фондов, призванных поддерживать столь любимых Дорис вымирающих животных, малоимущих артистов и исламское искусство.
       Управление же этими фондами переходило по завещанию к пресловутому дворецкому, Бернарду Лафферти. С единовременным гонораром в пять миллионов долларов, пожизненным содержанием в пятьсот тысяч ежегодно и полномочиями, которые давали ему отнюдь не иллюзорную возможность извлекать как минимум еще миллион в год на приватные нужды.
       Удочеренная Чанди не упоминалось вовсе.
       Первое, что сделала Чанди, ознакомившись с завещанием — подала на Лафферти в суд, косвенно обвинив его в убийстве благодетельницы.
       Первое, что сделал Лафферти — распорядился о немедленной кремации тела усопшей. Вопреки тому, что именно кремацию Дорис категорически запретила в своем завещании. С момента кремации точнее установить причины смерти Дюк более не представлялось никакой возможности.
       Судебный процесс длится второй год. Состояние остается под арестом. Исламское искусство, неимущие артисты и вымирающие животные страдают без завещанных им миллионов.
       В отличие от верблюдов, за которых Дорис Дюк некогда заплатила 25 миллионов. Для них она предусмотрительно создала никем не управляемый полумиллионный фонд.
       
Евгений Сирин
       
Подписи к фото
       1. Дорис Дюк, Чанди Хеффнер и Имельда Маркос.
       2. Дорис и Порфирио, которого она только что увела у Даниэль Даррье, соблазнив собственным домом в Париже.
       3. После курса лечения у Анонимных Алкоголиков дворецкий Бернард Лафферти обзавелся золотым кольцом в ухе и масляной улыбкой.
       4. Вилла, ранее принадлежавшая Рудольфу Валентино, соблазнила не одного незадачливого поклонника.
       

Дорис Дьюк — слишком богатая, чтобы быть счастливой | оксана жданова

О Дорис писали, что ее горько-сладкая жизнь соткана из роскоши, споров и глубокого несчастья.

О Дорис писали, что ее горько-сладкая жизнь соткана из роскоши, споров и глубокого несчастья.

Дорис Дьюк (1912 –1993) — была единственным ребенком американского промышленника Джеймса Бьюкенена Дьюка и его жены Наналин Холт Инман.

Дорис с отцом

Дорис с отцом

Джеймс души не чаял в своей девочке. Находясь в ожидании ее рождения он построил самый дорой по тем временам особняк на Пятой авеню в Нью-Йорке, чтобы его ребенок появился на свет в роскошном доме. Он назвал именем дочери свои автомобиль и яхту. В семье Дорис лелеяли и любили, охраняли и баловали. На заботу отца Дорис отвечала письмами с обязательными словами «я тебя люблю».

Особняк на Пятой авеню

Особняк на Пятой авеню

Отец наставлял Дорис: «Будь осторожней с людьми, не верь им, никто не будет любить тебя, кроме меня, — только твои деньги».

Джеймс умер в 1925 году. Стоимость оставленного им имущества оценивается ( на сегодняшний день) от 1, 5 миллиарда до 3-х миллиардов долларов.

Дорис

Дорис

Фактически Дорис унаследовала половину имущества отца.

В четырнадцать лет Дорис, чтобы предотвратить продажу поместья, построенного отцом в Нью-Джерси, подала в суд на свою мать и выиграла процесс. Позже в этом поместье она будет принимать в качестве гостей Элвиса Пресли, Софи Лорен, Элизабет Тейлор и других звезд.

Поместье в Нью-Джерси

Поместье в Нью-Джерси

В 1935 году в Дорис Дьюк вышла замуж за Джеймса Кромвеля, который был старше ее на 16 лет и происходил из семьи, потерявшей состояние в период Великой депрессии. Их свадебное путешествие длилось почти два года.

Дорис с первым мужем

Дорис с первым мужем

Дорис с первым мужем

Дорис с первым мужем

Дорис рассказывала подругам, что первая брачная ночь принесла ей разочарование, так как муж донимал ее вопросами о том, какое материальное обеспечение он от нее получит. Кроме этого он уговаривал Дорис профинансировать его политические устремления.

Кромвель и Дорис

Кромвель и Дорис

Кромвель изменял Дорис. Она узнала об этом, когда была беременной. Дорис выгнала мужа. Вскоре после этого у нее начались преждевременные роды, ее единственный ребенок — дочь Арден, прожила только сутки.

Дорис и Кромвель

Дорис и Кромвель

Находясь в отчаянии, Дорис решила покончить жизнь самоубийством. Она приехала на берег океана, заплыла далеко и когда пошла ко дну почувствовала на себе чьи-то сильные руки, которые тянули ее вверх. Ее спас чемпион по плаванию Элрой Донован, в объятиях которого Дорис несколько месяцев будет заглушать боль от потери ребенка.

Юридически развод с мужем был оформлен в 1943 году.

В 1947 году, находясь в Париже, Дорис познакомилась с Порфирио Рубироса, дипломатом из Доминиканской Республики и известным плейбоем. На тот момент он был мужем актрисы Даниэль Дарье, которая по слухам получила от Дорис 1 миллион долларов за согласие на развод с новым возлюбленным американской богачки.

Дорис с Порфирио

Дорис с Порфирио

Сочетавшись браком с Порфирио в том же 1947 году, Дорис подарила новому мужу конюшню, спортивные автомобили, самолет и дом 17-го века в Париже.

Второй брак закончился очень быстро — после того как нужная Порфирио сумма денег перекочевала от Дорис в его карманы.

Дорис и Порфирио

Дорис и Порфирио

После второго развода Дорис никогда не выходила замуж.

Вокруг нее постоянно были мужчины более молодые чем она. У нее были романы с джазовым пианистом Джоем Кастро, актером Эрролом Флинном и многими другими мужчинами.

Большие неприятности принесли Дорис отношения с дизайнером Эдуардо Тирелло, который одновременно состоял в любовной связи с несколькими женщинами. В 1966 году произошел несчастный случай в результате которого Эдуардо погиб. Дьюк, находясь за рулем автомобиля, неумышленно придавила дизайнера к воротам своего особняка когда тот их открывал. Семья Тирелло подала в суд и выиграла у Дьюк $75,000.

Когда Дорис перевалило за 70 лет, ее знакомые стали замечать, что она начала слегка «чудить». Они утверждали, что ее все еще не отпускала боль об утрате единственного ребенка.

В возрасте 75 лет Дорис удочерила тридцатипятилетнюю женщину по имени Чанди Хеффнер, решив что она является реинкарнацией ее дочери.

Любимое поместье Дьюк носит название «Шангри -Ла» и расположено в Гонолулу, Гавайи.

Любимое поместье Дьюк носит название «Шангри -Ла» и расположено в Гонолулу, Гавайи.

Интерьер поместья «Шангри-Ла»

Интерьер поместья «Шангри-Ла»

«Шангри-Ла»

«Шангри-Ла»

Дорис сделала завещание и отписала большую часть своего состояния Чанди, которая теперь жила в доме Дьюк. Тут в дело вмешался дворецкий Дорис — Бернард Лафферти, который поссорил Дорис с Чанди. В итоге Дорис изменила завещание; в его окончательном варианте Дьюк указала, что Хеффнер ничего не получит; она также отрицала удочерение. Несмотря на это, после смерти Дорис, Чанди по судебному решению получит в качестве наследства 65 миллионов долларов.

Дворецкий

Дворецкий

С ранней молодости Дорис создавала фонды и оказывала значительную
денежную помощь организациям, поддерживающим искусство, занимающимся медицинскими исследованиями, профилактикой жестокого обращения с детьми и сохранением памятников истории и др. За свою жизнь Дорис Дюк раздала благотворительным организациям приблизительно 400 миллионов долларов.

В 1992 году Дьюк сделала круговую подтяжку лица, что пагубно сказалось на ее здоровье, сосуды не смогли выдержать наркоз. Как-то она упала и сломала бедро. В январе 1993 года ей была сделана операция по замене коленного сустава. В июле того же года она перенесла вторую операцию на колене, после чего ее настиг тяжелый инсульт. Дорис Дьюк умерла в своем доме в 1993 году. Дорис была кремирована через 24 часа после смерти, и дворецкий развеял прах над Тихим океаном, как было указано в ее последнем завещании

Завещание Дорис стало сенсацией. У нее не было ни одного прямого наследника. Она оставила практически все свое имущество, основанному ею фонду для продолжения благотворительной деятельности. Душеприказчиком своего миллиардного состояния она назначила дворецкого Лафферти. Нашлись те, кто не согласился с решением Дьюк. Завещание было оспорено несколькими людьми и организациями. По решению суда дворецкий был отстранен от управления имуществом. Миллиардным наследством Дорис Дьюк стали управлять посторонние ей люди.

Тайная жизнь Дорис Дюк (Too Rich: The Secret Life of Doris Duke 1999, США)

Рейтинг фильма Тайная жизнь Дорис Дюк (Too Rich: The Secret Life of Doris Duke, 1999, США): краткое содержание, создатели, премии и номинации

Тип:

Фильмы

Жанры:

биографические фильмы, драмы

Страны:

США

Оценка редакции (1-10):

8

О фильме

  • 1999 Год
  • She had a life you wouldn’t want for all the money in the world. Слоган фильма
  • 22.02.1999 Дата премьеры
  • 170 Продолжительность (в минутах)

Краткое содержание

Драматическая история об одной из самых богатых женщин мира, за чьим состоянием охотится её собственный дворецкий.

Отзывы о фильме

Команда фильма

Лучшие художественные фильмы данного жанра в 1999 году

Забавное видео

5-летний баскетболист демонстрирует впечатляющие навыки!


Нужны деньги до зарплаты?

более 30 сервисов

Кредиты онлайн на карту за 15 минут

до 180 дней

макс срок

до 20 000 грн.

макс сумма




Дорис Дуке — Doris Duke (Член семьи) — возраст, день рождения, биография, факты, семья, собственный капитал, рост и многое другое

Дорис Дюк — американская наследница табака, филантроп, коллекционер произведений искусства, садовник и социальный работник. Ее часто называют «самой богатой девушкой в ​​мире». Его огромное богатство, расточительный образ жизни и любовь к жизни привлекали внимание многих газет как при его жизни, так и после его смерти. Увлечения герцога разнообразны. Резюме была журналисткой в ​​1940-х годах, она также играла на джазовом пианино и училась серфингу. На территории своего отца в городке Хиллсборо, штат Нью-Джерси, она создала одну из крупнейших в Америке комнатных ботанических выставок. Она также принимает активное участие в сохранении более 80 исторических зданий в Ньюпорте, Род-Айленд. Дюк был близким другом бывшей первой леди Жаклин Кеннеди Онассис, и в 1968 году, когда Дюк основал Фонд восстановления Ньюпорта, Кеннеди Онассис был назначен вице-президентом и защитником фонда. Ее благотворительная деятельность в области исследования СПИДа, медицины и защиты детей продолжалась до тех пор, пока она не стала старше.

Born November 22, 1912, New York City, U.S.
Died October 28, 1993, Beverly Hills, California, U.S.
Resting place Cremated remains scattered in the Pacific Ocean
Occupation Philanthropist, art collector, horticulturalist, socialite
Net worth USD$1.2 billion
Children 1
Parent(s) James Buchanan Duke, Nanaline Holt Inman

Наследница табака и видный филантроп. Дочь Джеймса Бьюкенена Дьюка, она основала Duke Gardens в Нью-Джерси (не путать с Sarah P. Duke Gardens в кампусе Университета Дьюка в Северной Каролине) и руководила благотворительным фондом Doris Duke.

Она выросла на Duke Farms в Нью-Джерси.

Она увеличила и без того огромное состояние своего отца в четыре раза и использовала деньги, чтобы покровительствовать художникам и собирать антиквариат.

Ее дед, Вашингтон Дьюк, после гражданской войны основал табачную монополию, которую ее отец унаследовал и передал ей, когда ей было двенадцать лет.

Она и Барбара Хуттон, наследница миллиардера Вулворта, были известны состояниями своих семей.

Семья герцогов. Азиатские коллекционеры. Первые народы Америки. Исламское искусство. Коллекционеры 20 века TM_VZ! Авторы американских журналов. Американские садоводы. Женщины-миллиардеры. American Charities. Американские коллекционеры произведений искусства. Американские социалисты. Ботаники ХХ века

Последняя информация о Дорис Дуке обновлена 25 Октябрь, 2021.

Дорис Дюк — прекалено богата, за да бъде щастлива

Не й завиждайте за милионите, за съпрузите и любовниците, за дрехите, околосветските пътешествия и къщите. Парите могат да бъдат проклятие. И Дорис Дюк го разбира още с раждането си. А когато умира, единственото й желание е поне в отвъдното да пристъпи бедна. Но няма на кого да завещае богатството си. Отива си дори по-богата, отколкото се е родила. А това за Дорис Дюк е удвоено проклятие.

Златната клетка
Злата орисница отредила да се роди през 1912 г. в едно от най-богатите американски семейства. Баща й Джеймс Дюк е основателят на American Tоbacco. Още при появяването й на бял свят пресата й лепва прякора „Бебе за милион долара“. На малката Дорис наистина не й липсва нищо – тя има на разположение цяла хайка камериерки, в детската й стая висят картини на Томас Гейнсбъроу, има дори свой ролс-ройс. Носи дизайнерски рокли, а върху обувките й по поръчка със златни букви е изписано името й. Дори куклите й са облечени в дизайнерски тоалети. Но детството на малката Дорис е отчайващо самотно именно заради златната клетка, в която е затворена. Родителите й се страхуват да не я отвлекат, затова почти не я извеждат от вкъщи. Отношенията с майка й Наналайн са ледени. Няма любов, няма родителска ласка. „Гледах с каква любов и грижа майка ми се отнася към кожените си палта и диамантите. И ми се искаше поне веднъж да се държи и с мен по този начин“ – ще разкаже по-късно Дорис.

Тя е на 12 години, когато баща й умира след тежка пневмония. На смъртното си легло той й дава един съвет – „Не се доверявай на никого“. И тези думи ще я преследват през целия живот. Джеймс Дюк завещава цялото си богатство именно на нея – единственото му дете. На тази крехка възраст тя наследява огромното за онези години състояние от 100 милиона долара. Медиите я обявяват за най-богатото момиче в света. Превръщат я в една от първите знаменитости в периода преди „Метро-Голдуин-Майeр“ да започне да бълва филмови звезди. Но не знаят какъв товар са тези милиони за малката Дорис. На 14 години тя започва съдебно дело срещу майка си, забранявайки й достъпа до семейните авоари. Защото Наналайн (материалистка до мозъка на костите си) не се задоволява с годишната издръжка, определена от покойния й съпруг, и се опитва да разпродаде част от семейните имоти. В съда Дорис побеждава, но майката отмъщава, като я праща в интернат. 15-годишното момиче толкова мрази престоя си там, че когато десетилетие по-късно интернатът е опожарен, прави парти за стотици хиляди. А майка й? Тя умира десетилетия по-късно, без да е опознала детето си. И без да разбере как може някой да обича рожбата си повече от диамантите.

Съпругът и любовниците

Висока, слаба, с убийствени зелени очи – Дорис Дюк никога не е страдала от липса на обожатели. Това, което я притеснява, е какво всъщност виждат мъжете в нея – жена или бездънна касичка. Дорис получава толкова много предложения за брак, че наемат частни детективи, за да отсеят златотърсачите. Един мъж обаче успява да я спечели и да заблуди следователите. За изненада на всички 22-годишната Дюк сключва брак с 16-години по-възрастния от нея Джими Кромуел (обещаващ политик и син на финансист). Сватбата е пищна, а булката изрично забранява думата „подчинявам“ в обетите им. И тук би трябвало да започне щастливата част от приказката. Но още в първата брачна нощ Джими пита съпругата си: „Скъпа моя, в какъв размер да очаквам годишната си издръжка?“ Дорис се вбесява и вместо да се отдаде на страстен секс с мъжа си, размишлява над грешката, която май е допуснала, в компанията на чаша уиски. Двамата тръгват на плануваното двугодишно сватбено пътешествие из цял свят. Вместо безкраен меден месец, ги чака постепенно и безкрайно отчуждение. Джими предпочита да пие на палубата, докато тя го чака в каютата. „Колкото повече се изпаряваше страстта помежду ни, толкова повече се отдавах на пазаруването. Купувах всичко, което ми хареса“ – споделя пред познати Дюк. Цяла армада от кораби, натоварени с покупките й, пътува към родния Ню Йорк, докато те все още обикалят света. „Видях невероятни места. Но с готовност бих заменила всичко за един добър секс“ – така богатата наследница ревизира медения си месец.

Когато корабът им акостира на Хаваите, Дорис се влюбва в мястото, а и в местните мъже. Тя остава в Хонолулу, купува земя, изгражда истински палат, който нарича Шангри Ла. А мъжът й се връща в САЩ. Леглото й обаче не остава празно, защото подслонява в имението двамата си местни любовници. За първи път Дюк започва да се забавлява. Бракът й с Джими е само на хартия. Тя пазарува, обикаля света, прави пищни партита и се радва на безразборни сексуални връзки.

През лятото на 1939 забременява от един от многото си любовници и прави нелегален аборт в нюйоркска болница. Въпреки това не спира с разкрепостеното си поведение, което вече скандализира обществото. Година по-късно пак е бременна и този път решава да задържи бебето, без да е сигурна от кого е. Но дъщеря й Арден се ражда преждевременно и умира след 24 часа. А лекарите й казват, че вече няма да може да има деца. Дюк е съсипана и съкрушена. Тя преосмисля живота си и решава, че е време да се разведе със съпруга си, който всъщност никога не е играл ролята на такъв.

Поместье Дорис Дьюк на Гавайях

Легендарная наследница табачного короля Америки Дорис Дьюк имела множество домов по всему миру. Но лучше всего чувствовала себя в поместье «Шангри-Ла» на Гавайях.

Так выглядела “Шангри-Ла” с воды в конце 1930-х. Пейзаж с тех пор практически не изменился. Причал для серферов перед усадьбой назван “Кромвель” – в честь первого мужа Дорис.

Дорис Дьюк всю долгую жизнь кочевала из одного списка, дразнящего обывателей, в другой. Из «самых богатых наследниц Америки» в «самые богатые невесты», оттуда в «самые богатые женщины». За захватывающей борьбой Дорис с собственным богатством простая публика следила через замочные скважины таблоидов.

Дорис Дьюк впервые увидела Гавайи во время медового месяца в 1935 году. С мужем Джеймсом Кромвелем она объехала Ближний Восток и Индию. Гавайи были последней точкой путешествия. Дорис было двадцать два года, и она влюбилась в острова даже больше, чем в мужа.

Гигантский айсберг своих финансов Дорис подтаивала со всех сторон. Собрала выдающуюся коллекцию исламского искусства, скандальную коллекцию любовников, поразительную коллекцию домов и квартир. Ее бросало то в садоводство, то в музицирование, то в серфинг, то в журналистику, то на защиту животных, то в благотворительность – и каждый раз со штормовым размахом. Такие жизни обычно увенчиваются оглушительным банкротством. Но состояние Дорис всё прирастало: работать она тоже умела. Чего она не умела категорически – это сидеть на месте. Но цыганщина, пусть и в оправе роскошных отелей, ей претила: там, где Дорис нравилось, она покупала собственное жилье. Несмотря на внушительные любовные приключения, бурные хобби, страстные увлечения и жизнь светской дамы международного масштаба, Дорис Дьюк была «домашней девочкой». Папа остался бы ею доволен.

Дорис Дьюк была не только одной из самых богатых женщин XX века, но и знаменитой красавицей. Что не помогло ей в личной жизни – все ее браки были неудачными.

Она росла «папочкиной единственной принцессой» в буквальном смысле всех трех слов. Джеймс Бьюкенен Дьюк, приучивший страну курить Camel, стал табачным королем Америки. Дорис была его единственным ребенком. Отец сделал всё, чтобы превратить семейное поместье Хиллсборо в Нью-Джерси в заповедник счастливого детства – с искусственными озерами, теннисными кортами, парой живых верблюдов и тридцатикомнатным особняком.

Дорис и ее муж Джеймс Кромвель в только что отстроенном доме, 1938 год. Пара разведется через два года, но Дорис всегда будет отзываться о Джеймсе тепло – ведь именно с ним она впервые приехала на Гавайи, которые так полюбила.

О прозе жизни за оградой напоминало неизменное присутствие телохранителей: по ту сторону рая бушевала гангстерская Америка, уже освоившая новый криминал – похищение богатых детей. И сквозь эту жизнь отец старался проложить для крошки Дорис безопасный коридор, стены которого были бы оклеены надежнейшей из защит: деньгами. Человек неглупый, он знал всё о хрупкости (а потому порочности) хрустальных замков и башен из слоновой кости.

Фасады дома площадью 1300 м² обманчиво скромны, как и положено на Востоке. Внутри – эклектичное буйство ориентального антиквариата и архитектурных деталей.

В школу и домой Дорис возили в специально купленном «роллс-ройсе», но училась она, как все нормальные дети. О том, что папочка любит свою принцессу, напоминали его личный вагон «Дорис», яхта «Дорис» и неизменное поучение: помни, все остальные любят не тебя, а твои деньги. В категорию «всех остальных» была оттеснена и мать – единственная, для кого семейная идиллия была клеткой. В 1925 году «мистер Кэмел» скончался, и вдова попыталась спихнуть с рук поместье в Нью-Джерси. Но обнаружила, что связь между отцом и дочерью сильнее смерти: дочь-подросток подала на мать в суд. И выиграла. Семейное гнездо осталось за Дорис.

Почти как Пеппи Длинныйчулок, она была совсем одна и нимало от этого не расстраивалась. В комнатах и в парке витала тень отца, и под защитой его дома Дорис с недетской рассудительностью дала себе вырасти до восемнадцати лет – постепенно вникая в детали унаследованного бизнеса, а заодно упражняясь в танцах, ибо девице ее возраста и статуса пристало быть на выданье и выезжать на балы.

“Турецкие комнаты” возникли в “Шангри-Ла” в 1980-х, когда Дорис Дьюк устроила в поместье очередную масштабную реконструкцию.

Сперва она честно попыталась поискать нового «папу» под видом мужа. Джеймс Кромвель, сын флоридской светской львицы Евы Стотсбери, годился в таковые хотя бы годами. Но брачную жизнь начал с подробно оговоренных материальных выплат от юной супруги – брак входил в его планы как ступень в карьере посла в Канаде.

Столовая. В 1938-м комната была оформлена в гавайском стиле, но в 1960-х Дорис решила ее переделать на восточный лад под стать остальному интерьеру. Стены и потолок обиты египетским хлопком: Дорис хотела, чтобы комната походила на “палатку кочевника”.

К тому, что она всего лишь кошелек, Дорис отнеслась спокойно: ведь папа успел ей объяснить, что жизнь такова. Она не стала делать из этого трагедии. Медовый месяц ознаменовался покупкой поместья на Гавайях. «Шангри-Ла» полностью отвечала своему названию. Там нашлось место уменьшенной копии знаменитого персидского павильона Чихил-Сутун («Сорок колонн»).

Коридор в приватной части дома. При всей своей эксцентричности Дорис четко отделяла общественные зоны от своих личных комнат. Набор редкостей тут особенно эклектичен – есть вещи и из Ирана, и с Филиппин.

Белостенный хозяйский особняк в мавританском стиле уместнее смотрелся бы где-нибудь в Марокко, но до Гавайев было ближе. К тому времени как бракоразводные адвокаты вытравят последние следы пребывания Джеймса Кромвеля в ее жизни, «Шангри-Ла» станет для Дорис тем, что русский человек называет дачей. Сюда она будет свозить свои покупки: от позолоченных потолков из Марокко до иранской керамики, от сирийской мебели до старинных тканей с Пиренеев. Число экспонатов перевалит за три тысячи, и Дорис превратит дом в музей, причем поделится ими с Музеем Азии в Сан-Франциско и Музеем искусства в Балтиморе.

Мозаичную панель, обрамляющую выход с террасы в сад, Дорис купила в Иране. Она антикварная, сделана в XIX веке и имеет размер четыре на четыре метра.

Покончив с брачным экспериментом, Дорис не будет больше искать в мужчинах ни спасения от одиночества, ни дружбы, ни близости. Не станет и топить разочарование в работе или хобби. Ведь не было разочарования (папа же предупредил!). Цветистая личная жизнь Дорис у многих вызывала вопросы. Но вопросы отпадают, если вместо «она» поставить «он». Дорис относилась к любовникам так, как обычно богатый самостоятельный мужчина относится к любовницам: да, если не мешает работе и всему остальному, – и платила ровно так же, как платила за свои шубки или украшения.

Терраса павильона, который Дорис называла “Игрушка”, – это гостевой дом, построенный “по мотивам” Чихил-Сутуна (1647), королевского павильона в Исфахане.

Просто потому, что ей захотелось. Дороже остальных обошелся в 1947-м плейбой Порфирио Рубироза. Сперва пришлось отстегнуть миллион отступных его жене Даниэль Даррье, а потом оформить брак чин чином. Каприз дамы получил в подарок лошадь для поло, спортивное авто и особняк в Париже. Но потом надоел, и после развода Дорис вернулась к карусели романов покороче, подешевле и повеселее. Ее подлинным спутником жизни – верным, любящим, надежным – оставалось отцовское поместье в Нью-Джерси.

Как и положено в восточном дворце, помещения главного дома расположены по периметру центрального двора с фонтаном.

Она превратит его в основной полигон увлечения садоводством, а заодно в приют для коллекции скульптуры, венцом которой была реплика «Граций» Кановы. Коллекцию собрал отец, так что парк и особняк Хиллсборо стали для Дорис своего рода материальной инкарнацией умершего: с распахнутыми зелеными объятиями, в которых ей всегда было хорошо и спокойно.

Терраса столовой была одним из самых любимых мест Дорис – ей нравилось, что отсюда можно и на океан смотреть, и в сад напрямую попасть.

Хобби, благотворительность и любовники еще будут придавать жизни Дорис Дьюк некое бурление на поверхности. В особенности трагикомический роман с дизайнером Эдуардо Тирелло: сначала Дорис обнаружит, что возлюбленный подался в геи, а потом – по словам полицейского протокола – чисто случайно втопит газ, не заметив изменника под колесами на выезде из ворот виллы; следствие, подпертое удивительным единодушием свидетелей, сочтет убийство «простой неосторожностью».

Поместье Дьюк называется «Шангри-Ла» – в честь затерянного в Тибете идиллического монастыря из романа Джеймса Хилтона «Потерянный горизонт». Название стало нарицательным, так как роман имел огромный успех и был блистательно экранизирован в 1937 году, за год до завершения стройки поместья Дорис.

Но берега уже не сдвинутся. Зимы Дорис будет делить между гавайской «Шангри-Ла» и калифорнийским «Соколиным гнездом», когда-то принадлежавшим Рудольфо Валентино. Дела в Америке будут неизбежно возвращать ее в девятикомнатный пентхаус на Парк-авеню. Квартира на Таймс-сквер превратится в офис. А громадный особняк на Пятой авеню она в 1957 году подарит Нью-Йоркскому университету.

Общий вид павильона “Игрушка”. Сейчас здесь проводятся лекции по истории восточного искусства.

С возрастом, устав от людей, она все больше времени проводила с домами. Но мизантропия ей не грозила: из широкого кармана Дорис Дьюк продолжало кормиться множество фондов. Ее прихоти, впрочем, становились всё эксцентричнее, фавориты всё страннее, а щедрость всё безудержнее. Удочерила специалистку по танцам живота Чанди Хефнер. Назначила дворецким алкаша и неудачника Бернарда Лафферти: гости с тревогой наблюдали, как в подпитии он балансирует с подносом, а потом и вовсе валится, а Дорис с иронией наблюдала за гостями. Поговаривали, что старуха просто выжила из ума.

Но возможно, она была самой здравомыслящей из всех. Она была одинока и фантастически богата, она понимала, что жизнь подходит к концу и что в могилу всё равно ничего не заберешь. Так пусть хоть один алкоголик будет счастлив, тайком накачавшись коллекционным портвейном. По завещанию Дорис он получил еще и пятимиллионный гонорар и полумиллионное годовое пожизненное содержание. А также иск от танцовщицы живота, которой Дорис не оставила ничего. Газеты вопили, уж не отравил ли наследник сумасшедшую старуху, тело которой в подозрительной спешке сожгли. Голливуд уже снимал фильм «Тайная жизнь Дорис Дьюк». Сама же она, видимо, призраком летала между ними всеми и забавлялась устроенной комедией.

Текст: Юлия Яковлева
Фото: Тим Стрит-Портер, Corbis, Doris Duke charitable foundation historical archives
№12 (113) декабрь-январь 2012/2013

Присоединяйтесь к нашей группе на fb, чтобы не пропускать посты и у нас был стимул размещать там оригинальные посты 🙂

Дорис Дюк — историята на едно прокълнато богатство

Джеймс Бюканън Дюк, бащата на съвременните цигари, завещава на дъщеря си милиони. И съвета: «Не вярвай на никого»

«Най-богатото момиче в света» е жертва на купища използвачи. Завършва живота си без наследници и близки под властта на хищния си иконом

С любопитство и удивление студентите по медицина наблюдават аутопсия на човек, починал от рак на белите дробове. Такава рядкост. Най-вероятно няма да имат шанс да се занимават с това заболяване в бъдещата си практика. Годината е 1919 г. След като урокът приключва, студентите напускат патоанатомичната зала, разделят се на групички и започват превъзбудено да коментират видяното. Неколцина запалват цигара. Между пръстите им гори «най-смъртоносното човешко изобретение в историята».

Век по-късно тютюнопушенето е сочено като основна причина за 90% от раковите заболявания. Годишно стотици хиляди умират заради страшната диагноза рак на белия дроб. Само през XX век този навик убива над 100 милиона души. «Златният холокост» — заключава професор Робърт Проктър.

За да стигат милиони пушачи всеки ден отново и отново до филтъра на 8-сантиметровата, тънка и неустоима своя страст, огънчето е било поднесено към нея. Пламък, роден от стремежа към осъществяване в най-пълна степен на американската мечта. Огънят е в началото на прогреса. Затова се връщаме към един устрем отпреди повече от 100 години.

Дърам, Северна Каролина. Младият механик Джеймс Албърт Бонсак драсва клечка кибрит и я поднася към идеално симетрична, гладка, бяла и просто перфектна цигара, която след умело дръпване се запалва в ръцете на 24-годишния Джеймс Бюканън Дюк. Изделието е първото излязло от машина, лично изработена от Бонсак.

Дюк, известен като Бък, поел тютюневата фабрика на баща си, издишва сладко дима и… ни най-малко не планира изтребление. Мисли си навярно: «Това е бъдещето».

Така там, в началото, стоят двама мъже с едно и също име. И ако някой има нужда да посочи виновник, отговорен за «най-смъртоносното човешко изобретение», би могъл да каже: «Джеймс беше!»

Джеймс — изобретателят, и Джеймс — прогресивният и находчив бизнесмен.

Вторият е този, който не просто произвежда, а «привързва» милиони пушачи към своя продукт. И не случайно Джеймс Дюк е признат за бащата на цигарите — такива, каквито ги познаваме днес.

Бък наследява от баща си най-добрите качества в правенето на бизнес. Уошингтон Дюк от обикновен фермер съумява да се превърне в порядъчен индустриалец и филантроп. С нюх и трудолюбие. След Гражданската война заменя земеделието с тютюневото производство и създава своя собствена фабрика, която оставя на синовете си — Бенджамин и Джеймс. Той им предава и почтеното си отношение към парите — те трябва да служат на човечеството, а не да биват трупани скъпернически. Уошингтон подпомага местни църкви и университети. Дава 100 000 долара на «Тринити Колидж», при условие че «отвори вратите си за жените, поставяйки ги на равни начала с мъжете.» Отказва в знак на благодарност инстутицията да бъде кръстена на негово име.

Бък е още по-находчив от баща си и съзира отдалеч добрите шансове. Безпогрешните му решения вещаят неминуем и бърз възход. Няма как да игнорира брилянтната идея на Бонсак — вижда, че в това момче има хляб. В онзи момент Дюк са напипали пазарна ниша в бизнеса с тютюн — във фабриката им млади работнички свиват ръчно едва по 200 цигари на смяна.

Джеймс, изобретателят, твърди, че производството може да се механизира. Създава машина, която реже изделията с идеална дължина с помощта на въртящи се остриета. Отвореният край се обработва с глицерин, захар, меласа и химикали. Революция в индустрията. Лицензът от 1885 г., разбира се, е придобит от Джеймс Дюк.

По 120 000 цигари на ден излизат от «рожбата» на Бонсак. Тогава това е 1/5 от потреблението на американците. Повече, отколкото Дюк може да продаде. Затова умелият бизнесмен се захваща с маркетинга. Безплатни цигари са раздавани по различни събития, рекламите са навсякъде.

И представят уникални продукти: По-безопасни от пурите! По-компактни от лулите! По-бохемски от дъвченето на тютюн! По-модерни! По-хигиенични от ръчно свитите. Какво повече може да иска един пушач?!

Отиват над 800 000 долара за промотиране, но инвестицията си струва.

През 1890 г. Дюк основава Американската тютюнева компания и се превръща в монополист с над 90% на американския пазар на цигари. За нула време става милионер. И не е от скъперниците. В крайна сметка «Тринити Колидж» е прекръстен на «Дюк Юнивърсити», заради щедрата финансова подкрепа (40 милиона долара) от Джеймс. Днес в Източния кампус на университета има статуя на баща му — Уошингтон Дюк. Да, онзи, който някога отказа тази чест.

Тютюневият магнат също като татко си има два брака. Ражда му се само една дъщеря от втората му съпруга Наналин Холт. Още щом неговата наследница Дорис Дюк проплаква за първи път, е наречена от пресата — «най-богатото момиченце в света» и «бебе за милион долара».

През целия си живот тя ще бъде «златната рибка» за куп използвачи, ще изпълнява желания и ще плаща чуждите дългове — буквално и преносно.

Безгрижното детство в 2700-акровото имение Дюк Фармс в Хилсбъроу (Ню Джърси) приключва за 12-годишното момиче в един студен октомврийски ден. Бък е тежко болен от пневмония и издъхва. Оставя на дъщеря си $100 милиона. И един съвет — много по-ценен за нея от всички пари на света, който тя никога няма да забрави. На смъртния си одър бащата предупреждава дъщеря си: «Не вярвай на никого!».

Кой и как се възползва от Дорис Дюк — четете в «Космос»

Полиция возобновила расследование по делу о смерти дизайнера в 1966 году от рук миллиардера, наследницы табака Дорис Дьюк

Ветеран морской пехоты выступил с заявлением о причастности богатой табачной наследницы Дорис Дьюк к гибели ее доверенного лица, которая умерла несколько десятилетий назад, что побудило возобновить дело .

Роберту Уокеру, которому сейчас 68 лет, было всего 13 лет, когда он сказал, что стал свидетелем того, как светский человек намеренно въехал в дизайнера Эдуардо Тиреллу в результате того, что первоначально считалось «досадной аварией».

Смерть Тиреллы была окутана тайной более 50 лет и стала предметом книги Homicide at Rough Point , выпущенной в феврале этого года. Герцог умер несколькими годами ранее, в 1993 году.

Уокер, решивший выступить после выхода новой книги, рассказал автору этой книги, Питеру Лэнсу, о том, чему он стал свидетелем в тот день, в статье Vanity Fair опубликовано в четверг.

По словам Уокера, который в то время ехал на своем 10-скоростном байке в качестве газетчика возле поместья Дьюка, столкновению предшествовал громкий спор.

«Сначала я слышал спор и крики двух человек», — сказал Уокер Vanity Fair . «Споры прекратились на пару секунд, и следующее, что я услышал, был рев мотора, грохот и крик человека», — цитируют его слова.

Он сказал, что затем он стал свидетелем того, как Герцог снова врезался в Тиреллу после того, как услышал звук человека, предположительно Тирелла, кричащего от ужаса.

Уокер рассказал Vanity Fair , что он не только видел убийство, но и подошел к Герцогу через «секунды» после того, как оно произошло, когда она вышла из машины с безжизненным телом своей Тиреллы, зажатым под ним.

Уокер, как сообщается, сказал Лэнсу, что Дюк крикнул: «Тебе лучше убираться отсюда к черту!» После того, как он приблизился к ней через несколько секунд после столкновения, и что она, похоже, попыталась помешать ему заглянуть под машину. Тело Тиреллы. Когда он предложил пойти за помощью, он сказал, она крикнула: «Убирайтесь отсюда сейчас же!»

Уокер сказал, что много лет держал в секрете то, что он видел 7 октября 1966 года, хотя события того дня остались «выжженными» в его памяти. Он сказал, что его отец, умерший в 2000 году, отговаривал его не выступать раньше, опасаясь, что он станет подозреваемым в убийстве.

Он добавил, что наконец набрался храбрости, чтобы сказать правду, сказав: «Это было сенсационное убийство замечательного человека, который был несправедливо взят с земли. Это нужно исправить. Это нужно сказать ».

Его аккаунт почти сразу же подействовал на правоохранительные органы.

«Да, я могу подтвердить, что мне было поручено следить за этим делом в связи с новой информацией, предоставленной Робертом Уокером», — отдел полиции Ньюпорта. Жак Вест сообщил The Newport Daily News .

«Это дело теперь открыто для дальнейшего рассмотрения в связи с появлением новых фактов», — сказал Вест в отдельном заявлении. «Это активное расследование».

Полиция первоначально закрыла дело всего через несколько дней после смерти Тиреллы, посчитав это трагическим несчастным случаем, несмотря на встречные иски местных жителей, которые в течение многих лет предполагали, что Дюк пыталась избежать вины. В своей книге Лэнс также утверждает, что после того, как она убила Тиреллу, начальник полиции, связанный с мафией, провел фиктивное расследование, чтобы скрыть все это и защитить Герцога от обвинительного заключения.

Фонд Реставрации Ньюпорта | Дорис Дьюк

Дорис Дьюк (1912–1993), филантроп, коллекционер и защитник природы, впервые приехала в Ньюпорт в 1915 году в возрасте трех лет, когда ее семья начала проводить здесь лето — первые несколько лет в серии арендованных «коттеджей». Ее отец, табачный и энергетический магнат Джеймс Б. Дюк, в конечном итоге купил Rough Point на южной оконечности Бельвью-авеню, бывшего поместья Фредерика В. Вандербильта, в качестве постоянного летнего дома для семьи.После его безвременной кончины в 1925 году Дорис, едва достигшая подросткового возраста, унаследовала поместье вместе с большей частью огромного состояния своего отца.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В НЬЮПОРТ
Ньюпорт мало интересовал Дьюк в раннем взрослом возрасте, когда она предпочитала проводить время в Гонолулу, Нью-Йорке, Нью-Джерси и за границей. Но в 1957 году она вела переговоры о подарке семейного особняка на 5-й авеню Нью-Йоркскому университету для размещения его аспирантуры по программе истории искусств, Института изящных искусств, и ей нужно было найти подходящее место для коллекций изобразительного и декоративного искусства ее родителей.В то время Раф-Пойнт пустовал, будучи закрытым в 1954 году, когда Дьюк и ее мать Наналин, единственная дачница до этого, начали рассматривать предложения о долгосрочной аренде собственности. Чтобы сохранить коллекцию своих родителей нетронутой, Дьюк вместо этого решила вновь открыть Rough Point и летом и осенью 1957 года начала перемещать большую часть картин, фарфора, мебели и текстиля из дома в Нью-Йорке в Ньюпорт.

ВИЗИОНАРНЫЙ ФИЛАНТРОП
В конце 1960-х годов, во многом благодаря дружбе с Кэтрин Уоррен, основательницей Общества охраны природы округа Ньюпорт, Дьюк забеспокоился о состоянии самых ранних зданий города.Дома 18-го века вдоль исторической набережной Темз-стрит и кварталов Хисторик-Хилл в то время сносились, чтобы освободить место для расширения проезжей части. В противовес этим усилиям по обновлению городов Дюк основала Фонд восстановления Ньюпорта в 1968 году, и в течение следующих 25 лет, вплоть до своей смерти в 1993 году, сохранение колониального архитектурного наследия Ньюпорта будет для нее особым направлением благотворительности. Под руководством Герцога NRF отреставрировал более 80 зданий 18-го и начала 19-го веков в Ньюпорте и соседнем Мидлтауне, Род-Айленд, большинство из которых до сих пор принадлежит Фонду.

THE MUSEUM IMPULSE
Подход Герцога к исторической структуре Ньюпорта — по восстановлению, удержанию и сдаче в аренду арендаторам-распорядителям — был необычным в области сохранения исторического наследия, но не выходил за рамки ее длительного послужного списка коллекционера штрафов и штрафов. декоративное искусство, в том числе архитектурные материалы, и растущий импульс в то время создавать музеи для длительного сохранения и представления ее коллекций. Когда она основала NRF в 1968 году, Дюк уже была зрелым коллекционером произведений искусства, который начал учитывать ее наследие и общественную ответственность.В 1965 году она добавила к своему завещанию указ, согласно которому ее поместье в Гонолулу, Шангри-Ла, центр исламского искусства и культуры, будет открыто для публики и будет демонстрировать ее прижизненную коллекцию исламского искусства.

В 1964 году она открыла Duke Gardens, серию теплиц с обширной коллекцией растений со всего мира, в Duke Farms, ее доме в Хиллсборо, штат Нью-Джерси. В 1970-х годах, также в Duke Farms, она выставила образцы искусства и архитектуры Юго-Восточной Азии, в том числе целое здание храма, которое она собрала в 1950-х и 1960-х годах с нереализованной надеждой в конечном итоге основать модельную тайскую деревню на Гавайях.А после того, как в конце 1950-х она обосновалась в Ньюпорте, Дьюк начала добавлять значительные произведения европейского изобразительного и декоративного искусства в коллекции своих родителей, возможно, уже с прицелом на то, что однажды Rough Point также будет открыт для публики.

АКТИВНЫЙ ЗАЩИТНИК
Дорис Дьюк в конце своей карьеры коллекционера в колониальной архитектуре полностью погрузилась в работу по восстановлению домов, которые она купила для Фонда реставрации Ньюпорта.Судя по документальным свидетельствам и воспоминаниям архитекторов и торговцев, которые работали на нее, она уделяла пристальное, личное внимание, регулярно встречаясь для обзора чертежей и посещая строительные площадки для утверждения или внесения изменений в работу над отдельными зданиями.

Duke также обратился за советом к авторитетным охранникам. Помимо Кэтрин Уоррен, которая вдохновила ее интерес к ранней архитектуре Ньюпорта, она часто консультировалась с Антуанеттой Даунинг, историком архитектуры, чьи усилия помогли спасти большую часть исторического района Колледж-Хилл в Провиденсе от угроз сноса в конце 1950-х и 1960-х годах. .Книга Даунинга 1952 года (в соавторстве с Винсентом Скалли) «Архитектурное наследие Ньюпорта, Род-Айленд» также была незаменима для ранних работ NRF.

NRF & DORIS DUKE КАК КАТАЛИЗАТОРЫ
Трудно представить, чтобы какие-либо другие частные инвестиции в охрану окружающей среды имели такой масштаб воздействия, который оказала Дорис Дьюк на городские пейзажи Ньюпорта. Почти 22 миллиона долларов, которые Герцог пожертвовала NRF, представляют собой крупнейший подарок любой организации за всю ее жизнь. Не менее примечательно то, как ранняя стратегия NRF по сохранению в кластерах — восстановление нескольких домов на одной улице или в одном квартале за один раз — умножила влияние этих инвестиций, вдохновив других на восстановление оставшихся исторических зданий в этом районе.

Повторное открытие дела гея, убитого наследницей Дорис Дьюк

Эдуардо Тирелла (любезно предоставлено Питером Лэнсом) и Дорис Дьюк (Getty Images)

Никто больше меня не хотел, чтобы то, что произошло в красивом особняке в Раф-Пойнт в 1966 году, было, как это исторически называют, «несчастным случаем», а для самой богатой женщины Америки, Дорис Дьюк, невиновность. убийства Эдуардо Тиреллы с умыслом Я говорил это по крайней мере дюжину раз 3400 участникам моей страницы в Facebook, Newport Lost and Found.

Посвященные знаниям и архитектуре Острова Аквиднек, многие участники страницы так же увлечены этим настоящим преступлением, как и я. Как и я, они тоже сильно повлияли на личность Дьюка как преданного филантропа и защитника природы, который, помогая другим, казалось, преодолел множество негативных факторов, связанных с ее состоянием.

На первый взгляд г-жа Дьюк казалась очаровательной и привлекательной фигурой, как и Тирелла, ее разносторонний частный декоратор, доверенное лицо и куратор.Как и я, он был геем и вырос из скромных обстоятельств. Больше всего в нем Герцога нравилось то, что он не боялся ее богатства. Герцог, как и я, был сторонником охраны природы, с нетрадиционным вкусом к богатству и экстраординарному.

Sgt. Фред Ньютон (справа внизу) на сцене после смерти Тиреллы. Фото Эда Куигли, любезно предоставлено Джоном Куигли

Таким образом, для тех из нас, кто дал миллиардерше преимущество сомнения, вывод начальника полиции Ньюпорта в 1966 году о том, что смерть Эдуардо явилась результатом «несчастного случая», был весьма привлекательным.

Этот вариант невозможен, если только он не заблуждается.

Тщательно собранные на основе доказательств, собранных судебно-медицинскими экспертами на месте происшествия, и его исчерпывающее подтверждающее исследование из бесчисленных источников, новая книга расследований бывшего корреспондента ABC News и автора Питера Лэнса, Homicide at Rough Point , не вызывает сомнений. Нет более разумных сомнений.

Она сделала это.

Вот почему я был так разочарован в июне, когда два уважаемых учреждения, Библиотека Редвуда и Историческое общество Ньюпорта, отклонили мое предложение провести публичный диалог для изучения его открытий.Их пренебрежительная позиция — как будто ничего не изменилось — побудила меня присоединиться к Питеру для обсуждения на автограф-сессии, которую он запланировал в своем бывшем родном городе, на месте преступления.

В День взятия Бастилии около 60 человек собрались в отеле «Брентон» на набережной Ньюпорта. Это дало мне возможность рассказать, почему я считаю работу Питера такой бесценной. С тем, что он обнаружил, не похоже, что нетерпеливые посетители больше не будут приходить, чтобы увидеть Раф-Пойнт, одно из четырех мест, где Дюк жил так щедро.Фонд восстановления Ньюпорта и созданный ею благотворительный фонд Дорис Дьюк не перестанут выделять средства на достойные цели.

Вместо этого, нравится нам это или нет, вещи обязательно будут развиваться так же, как в Монтичелло, где наследие Томаса Джефферсона было переписано. В течение десятилетий в этом доме-музее прилагались огромные усилия, чтобы подавить и отрицать уродливые истины эксплуатации и изнасилований, но теперь они были признаны и приняты. Точно так же с этого момента готовность Герцога убить Эдуардо, ее «давнего товарища», вместо того, чтобы позволить ему оставить ее, повысит нашу оценку того, кем она была на самом деле.

СВЕТ НОВЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

Для моего нового друга Питера Ланса его переписывание истории было подчеркнуто за несколько дней до моего приезда в Ньюпорт, когда в отеле к нему неожиданно подошел скромный человек. Этим человеком был Боб Уокер.

«Я только что прочитал вашу книгу», — сказал Уокер автору. «Ваш рассказ об убийстве не только на 100 процентов соответствовал заключению сержанта полиции, проводившего расследование, но и я был там. Я слышал всю подготовку к катастрофе и через несколько секунд после этого столкнулся с Дорис Дюк, когда она выпрыгнула из кабины. машина и смотрел на нее — хладнокровно.”

Свидетель Боб Уокер доставлял бумаги в ночь, когда Герцог убил Тиреллу в ее поместье Раф-Пойнт. Фото любезно предоставлено Питером Лэнсом

В день убийства, сказал Уокер, он был 13-летним газетчиком, направлявшимся доставить Дьюку экземпляр The Newport Daily News . Свернув с Ледж-роуд на восток в сторону Бельвью-авеню, он услышал серию происшествий, которые были точно отслежены сержантом. Анализ убийства Тиреллы Фредом Ньютоном. Он сказал, что в его памяти «запечатлелись» звуки «спора мужчины и женщины, тишины, гоночного двигателя, затем грохота, стонов мужчины, мольбы« Неееет! », Рев двигателя и финального грохота. после г-жиДюк проехал через Бельвю, затащив Тиреллу под универсал, разбив забор и врезавшись в дерево.

Трижды спрашивая явно не пострадавшего герцога, следует ли ему ехать за помощью, Уокер, разносчик газет, был встречен громким упреком со стороны наследницы ростом 6 футов 2 дюйма, которая указала на него пальцем и закричала: «Убирайся к черту! отсюда!»

Почему Боб, ныне бывший парник, бывший морской пехотинец США и отец пятерых детей, не сообщил о своем ужасающем наблюдении в полицию? Потому что его отец, ударив своего потрясенного сына о стену в их доме, запретил ему никому рассказывать.

Разносчик газет Боб Уокер (третий слева) со своим отцом Бобом-старшим (крайний справа) и семьей за 11 месяцев до того, как он увидел, как Герцог убил Тиреллу. Фото любезно предоставлено Бобом Уокером

Годы спустя его отец объяснил, что, зная, «на что способна Дорис Дьюк», он опасался, что его сын (убедительный свидетель) мог быть убит — возможно, однажды, когда он ехал по его бумажному маршруту, его сбил грузовик. Таково было восприятие местными жителями той власти, которой Дорис Дьюк обладала тогда в Ньюпорте, Р.I.

ЦЕННОСТЬ ЖИЗНИ ЭДУАРДО

Это вызвало у меня еще один вопрос. Почему в привилегированных художественных кругах Голливуда, Нью-Йорка и Ньюпорта, где Тирелла был хорошо известен и любим, его жизнь и смерть так легко не принимались во внимание? Что сделало его таким расходным материалом? Как мог герцог так экстравагантно оплакивать свою потерю, но при этом ругать его память? Просто чтобы обмануть его наследников? (Что она и сделала). Был ли Эдуардо неважным, потому что он не был голубой крови, потому что он итало-американец, или просто потому, что он был геем?

«Нас всегда считали полезными.Так что мы условно приняты высшим обществом Ньюпорта », — говорит активист ЛГБТК +, которому с тактичной сноровкой также удается быть инсайдером среди того, что осталось от старой элиты в The-City-By-The-Sea.

Говоря свободно на условиях анонимности, он размышляет мне о вероятном отношении Дорис Дьюк к Эдуардо Тирелле, который должен был быть ее другом, и о роли геев в высшем обществе.

«Пока мы помним свое место — как лишних мужчин, умеющих танцевать, мужчин в хорошей одежде, с хорошими манерами и забавными разговорами; мужчины, на которых можно рассчитывать, чтобы помочь с покупками, спланировать вечеринку, разложить цветы или вызвать бармена; до тех пор, пока мы не обсуждаем однополый секс или угнетение геев, или нашу непрекращающуюся борьбу за гражданские права, мы будем очень признательны », — настаивает он.

Вспоминая известных геев из вчерашнего Ньюпорта, он говорит: «Когда туристы посещают величественные дома, связанные с этим квир-народом, создается впечатление, что нас никогда не существовало. Никто не говорит о тех, кто был до нас, не больше, чем они говорят о том, как по сути рабство было связано с колониальными домами Ньюпорта или как «Китайская торговля», связанная с такими особняками, как Кингскот и Шато-сюр-Мер, равносильна принудительной торговле наркотиками. навязано китайцам ».

До своей смерти в 1905 году одним из великих геев Ньюпорта 1880-х годов был знаменитый ведущий вечеринок Роберт Л.«Бобби» Харгоус. Другой был другом Эдит Уортон, архитектором Огденом Кодманом. Известный в обществе, Кодман отвечал за некоторые из самых элегантных домов и интерьеров курортной зоны. Как и его коллега-гей из Ньюпорта и Нью-Йорка, дизайнер Уитни Уоррен или Гарри Лехер, роль которых, кажется, развлекала всех, Кодман принял меры предосторожности и женился, чтобы избежать слухов и угрозы скандала.

Гертруда Вандербильт Уитни, 1928. Фотография любезно предоставлена ​​Майклом Генри Адамсом

Так же поступали и ЛГБТК + Вандербильты: Джордж Вашингтон Вандербильт, его племянница и племянник: Гертруда Вандербильт Уитни, опытная скульптор, основавшая музей Уитни, и Гарольд Стирлинг «Майк» Вандербильт, который изобрел контрактный мост, и, как указывает Питер Ланс, в своей книге трижды успешно защищал Кубок Америки.Проиграв прокси-битву за Центральную железную дорогу Нью-Йорка в 1950-х годах, Майк Вандербильт был последним из своей семьи, кто активно участвовал в бизнесе, положившем начало их состоянию.

Уильям С. Мур (слева) и Гарольд Стирлинг «Майк» Вандербильт, 1905 г. Фото любезно предоставлено Майклом Генри Адамсом

С 1950-х годов, когда Эдуардо Тирелла впервые прибыл в Ньюпорт, сформировалось менее византийское квир-сообщество. Конечно, сегодня, если бы такой уважаемый, успешный, выдающийся и гордый гей-образец для подражания был убит, его противник, какими бы богатыми они ни были, не остался бы без предъявления обвинений.

«Даже в Ньюпорте маловероятно, что сегодня Дорис Дьюк сможет откупиться от ответственности», — говорит мой информатор.

GAY LIBERATION IN NEWPORT

Шли десятилетия, но постепенно. Ярких личностей больше не нужно скрывать. В 60-х и 70-х годах светский художник-портретист Ричард Бэнкс, который рисовал Роуз Кеннеди и Норин Дрексел, был столь же известен, как и прекрасный хозяин. Приглашения на вечеринки в чудесном доме, который он построил из старой готической церкви Карпентер, пользовались большим спросом.

В 1994 году сенатор Клэйборн Пелл выступил с речью, в которой объявил то, что квир-жители Новой Англии уже знали, что его дочь-активистка Джулия Лориллард Вампейдж Пелл, которая умерла в 2006 году, была лесбиянкой. Тем не менее, довольно иронично, что в месте, где убийство гея могло остаться незамеченным и практически не исследованным, гомосексуальность все еще рассматривается некоторыми как обузой.

Эдуардо Тирелла незадолго до своей смерти (слева) и когда он был моложе. Фотографии любезно предоставлены Питером Лэнсом

Ключом к изменению этого отношения является храбрость тех, кто готов выступить вперед, чтобы сказать правду и изменить мир к лучшему.Боб Уокер сказал Лэнсу, что одним из факторов, побудивших его исправить отчет спустя почти 55 лет, была его вера в то, что смерть Эдуардо «была сенсационным убийством замечательного человека, который был несправедливо взят с земли». Он настаивал на том, что вся правда, стоящая за этим, «должна быть рассказана».

Мужество, которое он проявил, обратившись в полицию еще до того, как обратился к автору, делает Уокера одним из миллиарда. Ответ полицейского управления Ньюпорта был обнадеживающим. Старший детектив департамента Жак Вуэст сделал очень позитивное заявление о том, что она официально начала расследование разоблачений Боба Уокера и продолжит его расследование, чтобы «восстановить справедливость в отношении Эдуардо и его семьи».”

Дорис Дюк умерла в 1993 году и давно избежала уголовной ответственности. Возможно, настало время исправить исторические записи о том, что никогда не было несчастным случаем?

В этом видео Боб Уокер обсуждает события, свидетелем которых он был, и свою конфронтацию с Дорис Дьюк в ту роковую ночь. Предоставлено Питером Лэнсом

Вы можете прочитать статью Питера Ланса о новом очевидце, Бобе Уокере, и его тревожной конфронтации с Дорис Дьюк сразу после того, как она убила Эдуардо Тиреллу, на Vanity Fair .

Вы можете приобрести копию книги Питера Лэнса Homicide at Rough Point: Untold Story of How Doris Duke The Rich Woman in America на Amazon.com. Вы можете прочитать отрывок из книги здесь.

Об авторе: Майкл Генри Адамс — историк архитектуры, общества и культуры, а также активист по охране природы, известный прежде всего своей страстной работой в Гарлеме. Его комментарии и анализ были опубликованы в The New York Times , The Guardian и Out.com. Он был основным источником в «P.S. Сожги это письмо, пожалуйста », документальный фильм , премьера которого состоялась на кинофестивале Трайбека в 2020 году, и в настоящее время он работает над готовящейся к выходу книгой« Homo Harlem, Хроника лесбийской и веселой жизни в культурной столице афроамериканцев 1915–1995 ».

Неужели покойная наследница миллиардера Дорис Дьюк ускользнула из-под стражи с убийством?

Дорис Дьюк, наследница большого табачного состояния, когда-то была самой богатой женщиной в Америке.Теперь свидетель говорит, что покойному миллиардеру могло сошло с рук убийство.

В 1966 году ее давний советник Эдуардо Тирелла был сброшен в машину, которой управлял Дюк. Полиция Ньюпорта, Род-Айленд, провела расследование и сочла это «досадной аварией».

В течение многих лет дело было официально закрыто, но оно пересматривается после того, как единственный известный очевидец, 13-летний мальчик, наконец решил высказаться. Боб Уокер, соседский разносчик газет, приближался к поместью Герцога, когда услышал, как разгорелся спор.

«Следующее, что я услышал, был рев мотора, грохот, крик человека», — сказал Уокер в недавнем интервью Vanity Fair. «И крик мужчины сменился ужасом« Нет! »»

Уокер впервые рассказывает свою историю с писателем Питером Лэнсом, который недавно выпустил настоящую книгу о преступлениях «Homicide at Rough Point».

«У [Тиреллы] сломано бедро, но он жив, — сказал Лэнс. — Он кричит ей:« Дорис, Дорис! » А что происходит? Она решает покончить с собой, а затем просто рычит над ним, сокрушая его до смерти », — сказал Лэнс Inside Edition.

Уокер говорит, что подъехал на своем байке и спросил, нужна ли Дьюку помощь. Затем, говорит Уокер, Дюк сказал ему: «Тебе лучше убираться отсюда к черту!»

«Город гудел от слухов о том, что Дорис Дьюк сошла с рук убийство — самая богатая женщина в Америке, третья самая богатая женщина в мире. Эта история всегда преследовала меня всю мою жизнь, — сказал Лэнс.

По словам Лэнса, за несколько минут до убийства Тирелла сказала герцогу, что он бросает ее через семь лет.Герцог был «заведомо ревнивым, заведомо собственническим», — говорит Лэнс.

После смерти Тиреллы его сестра подала иск о неправомерной смертной казни против Герцога, который был признан небрежным в ходе гражданского процесса. Миллиардеру было приказано выплатить семье 75 тысяч долларов.

Здесь можно найти отрывок из книги Лэнса.

Истории по теме

Duke, Doris | Encyclopedia.com

Американский филантроп и наследница табака Дорис Дьюк (1912–1993) унаследовала большое семейное состояние, которое позволило ей на протяжении всей жизни заниматься самыми разными интересами, изобилующими спорами и слухами.Хотя она вела щедрый образ жизни и иногда была своенравной и эксцентричной, она также была проницательной бизнес-леди и поддерживала ряд общественных инициатив. Когда ей был 21 год, она основала фонд «Независимая помощь», который позже стал Благотворительным фондом Дорис Дьюк. По оценкам, за свою жизнь она пожертвовала более 400 миллионов долларов, часто в виде анонимных пожертвований. Благотворительный фонд Дорис Дьюк продолжает предоставлять гранты в рамках программ поддержки искусства, окружающей среды, медицинских исследований и защиты детей.

Ранняя жизнь

Дорис Дьюк родилась 22 ноября 1912 года в Нью-Йорке и была единственным ребенком Джеймса и Наналин Холт Инман Дьюк. Ее отец, Джеймс Бьюкенен «Бак» Дьюк, основал American Tobacco Company и вместе с братом Ньютоном Дьюком Southern Power Company, позже известную как Duke Power, Duke Energy Company. Джеймс Дюк, богатый бизнесмен и филантроп, пожертвовал свое имя и деньги различным организациям. Когда он пожертвовал 40 миллионов долларов Тринити-колледжу в Северной Каролине, его родном штате, учреждение сменило название на Университет Дьюка.

Семья Герцога разбогатела на табаке в Северной Каролине. В конце гражданской войны дед Герцога, Вашингтон Дьюк, сформировал картель фермеров, который превратился в процветающий бизнес, унаследованный Джеймсом Дьюком, который в 1890 году основал American Tobacco Company. Компания была крупнейшим табачным трестом в Соединенные Штаты, пока правительство не вынудило их распасться в 1911 году. Затем Джеймс Дюк инвестировал в недвижимость и основал Южную энергетическую компанию. К тому времени, когда родилась Дорис Дьюк, ее отец накопил состояние в размере почти 80 миллионов долларов, и газеты называли ее «самой богатой маленькой девочкой в ​​мире» и «малышкой на миллион долларов».«

Джеймс Дюк обожал свою дочь, а Дорис Дьюк вела сказочную жизнь в молодости. Она росла в резиденциях, которые называются« американскими замками ». К ним относятся дом в Верхнем Ист-Сайде Манхэттена; Летний дом Rough Point в Ньюпорте, Род-Айленд; и Duke Farms в Хиллсборо, штат Нью-Джерси. Когда она была ребенком, шофер Дьюка также служил ее телохранителем и все время был с ней, потому что ее отец очень заботился о ней. был навязчивый страх, что ее похитят.

В юности Дорис была физически неуклюжей и эмоционально застенчива. К 13 годам она была почти шести футов ростом. Еще у нее был выступающий подбородок. В результате она была она очень застенчива и чувствовала себя крайне неудобно из-за всего общественного внимания, которое привлекла к ней фамилия.

Унаследованная основная часть семейного состояния

Зимой 1925 года, когда Дорис было 12 лет, Джеймс заболел пневмонией и продержался до октября. Когда он умер, он, как сообщается, сказал ей: «Никому не верь.«Это был совет, который она, казалось, часто игнорировала, когда становилась старше.

Когда Джеймс Дюк умер, он оставил большую часть своего состояния своей дочери. Состояние семьи значительно сократилось из-за краха фондового рынка в 1929 году. Тем не менее, Дорис унаследовала 30 миллионов долларов. Мать Дорис, Наналин, получила лишь скромный доверительный фонд, что обострило отношения матери и дочери. Остальное пошло в Duke Endowment, фонд, который Джеймс основал для обслуживания людей Каролины. Когда Дорис Дьюк было 14 лет, она подала в суд на свою мать, чтобы она помешала ей продать семейное имущество.

В течение многих лет ходили слухи о семье Герцога, а позже особенно о Дорис. Примерно в это же время стало популярным то, что Наналин, стремясь ускорить смерть Джеймса, оставила своего больного мужа запертым в спальне на несколько дней с открытыми окнами.

Развитие благотворительной цели во время депрессии

В отличие от остальной страны, Герцог не пострадал от лишений Великой депрессии. Однако ее смущало освещение в новостях, которое получили такие семьи, как ее семья.Пресса и общественность восхищались жизнью богатых и знаменитых. Газеты особенно любили сообщать об экстравагантном и легкомысленном образе жизни богатых молодых наследниц читателям, которые были одновременно очарованы и оттолканы. Из-за их большого состояния Барбара Хаттон («бедная маленькая богатая девочка») и Герцог получили прозвище «Близнецы золотой пыли». Хаттону нравились репортажи, но Дьюку это не нравилось, и она еще больше отошла от внимания.

Но экономический климат привил ей чувство благотворительности.Когда она стала старше, она внимательно следила за вкладом своего отца в Университет Дьюка, следя за тем, чтобы его желания выполнялись. Семья Герцога внесла большой вклад в общественные программы, и Герцог позже распорядился пожертвованиями. Когда ей был всего 21 год, она основала фонд под названием «Независимая помощь», который позже стал Фондом Дорис Дьюк. Подсчитано, что за всю свою жизнь она пожертвовала более 400 миллионов долларов в виде анонимных пожертвований.

Женатый политик Джеймс Кромвель

К началу 1930-х Герцог начал раздражаться под властью своей властной матери.Она хотела поступить в колледж, но ее мать не позволила. Вместо этого Наналин взяла Дорис в грандиозное турне по Европе. В Лондоне она представила свою социально замкнутую дочь дебютанткой.

В 1935 году, чтобы освободиться от материнского господства, Дьюк вышла замуж за Джеймса Кромвеля, честолюбивого политика. Ей было 23 года. Известие о поспешном замужестве всех шокировало. 39-летний Кромвель, который был богат, но не так богат, как Герцог, по общему мнению, был светским человеком, который любил богатых женщин.Его бывшей женой была Дельфина Додж, наследница автомобильного состояния.

Пара провела двухлетний медовый месяц по всему миру, а затем поселилась на Гавайях, где они построили дом, который они назвали Шангри-Ла, в честь мифического рая, прославленного в романе Джеймса Хилтона 1933 года « Затерянный горизонт». Когда Кромвель баллотировался на государственную должность, Дюк пытался провести кампанию за него, но пресса была больше заинтересована в ней. Это вызовет напряжение в их браке. В конце концов Кромвель был назначен министром в Канаде, но Дюк вернулась на Гавайи, в уединение, которое она так ценила.

Потеряла единственного ребенка

В 1940 году у пары родился ребенок, Арден, который умер всего через 24 часа после рождения. Герцог будет оплакивать потерю до конца своей жизни. Когда врачи сказали ей, что она больше не сможет иметь детей, Дюк была настолько расстроена, что посоветовалась с экстрасенсами, пытаясь связаться с умершей дочерью. Смерть Арден еще больше ослабила ее брак. Через три года герцог и Кромвель разведутся.

Тем временем в прессе и высшем обществе начали циркулировать слухи и предположения о поведении и делах Герцога, которые преследовали ее всю жизнь.Когда Дюк забеременела, было высказано предположение, что отцом могло быть любое количество мужчин, кроме Кромвеля.

Во время Второй мировой войны Дорис работала в столовой для моряков в Египте. Верная своим филантропическим инстинктам, она получала зарплату всего в один доллар в год. Побалованный в детстве, Дюк теперь понял, что работать — это весело. Позже она скажет, что чувствовала, что это был самый полезный период в ее жизни.

В 1945 году она начала недолгую писательскую карьеру, когда стала иностранным корреспондентом Международной службы новостей, репортажируя из разных городов разоренной войной Европы.После войны она переехала в Париж и продолжила работать, написав для журнала Harper’s Bazaar.

К этому времени Дюк переросла свою физическую неуклюжесть и стала привлекательной женщиной. У нее были отношения с некоторыми известными мужчинами. Среди них были писатель Луи Бромфилд, член британского парламента Алек Каннингем-Рид, актер Эррол Флинн, генерал армии США Джордж Паттон и чемпион по серфингу герцог Каханамоку.

В Европе она встретила мужчину, который станет ее вторым мужем, Порфирио Рубироса, доминиканского дипломата, известного плейбоя и охотника за состояниями.Герцога очаровала его репутация большого любовника. У них был роман, который быстро привел к предложению руки и сердца. Перед свадьбой правительство США составило для Герцога, как сообщается, жесткое брачное соглашение. Неудивительно, что брак продлился всего год. Герцог никогда больше не женится.

Преследовала разные интересы

Оставив неудачные браки позади, Дьюк вступила в период своей жизни, когда она путешествовала по миру, преследуя самые разные интересы. Она путешествовала по экзотическим местам и смешивалась с разными культурами.Она встретилась с индийскими мистиками и африканскими знахарями и скиталась с воинами масаи по Африке.

Искусство стало одной из ее страстей, и во время своих путешествий она собирала сокровища со всех концов света. Она приобрела бесценные коллекции исламского искусства и искусства Юго-Восточной Азии. Ее вкусы могли быть довольно эксцентричными. Она построила целую тайскую деревню на своей ферме в Нью-Джерси площадью 2700 акров.

Она также увлеклась исполнительским искусством. Она любила музыку, стала опытной джазовой пианисткой и писала песни.Кроме того, она занялась танцем живота и даже по выходным пела в хоре черных госпел на собраниях южных баптистов в Соединенных Штатах.

Пока Герцог путешествовал по миру, она наняла постоянный персонал из более чем 200 человек, чтобы присматривать за своими пятью домами, которые теперь также включают особняк на склоне холма в Беверли-Хиллз под названием «Логово сокола» (бывший дом звезды немого кино Рудольфа Валентино).

Хотя ее образ жизни был нетрадиционным, а поведение иногда эксцентричным, Дьюк очень ответственно относилась к ее наследству.У нее было хорошее деловое чутье, и за свою жизнь Дюк увеличил состояние своего отца в четыре раза.

Помимо творчества, она увлеклась реставрацией. Также она стала защитником окружающей среды и проявляла большой интерес к охране природы и садоводству.

Ее дома отражали ее интересы. На ферме в Джерси она спроектировала искусно оформленные крытые выставочные сады, отражающие различные регионы мира. В 1964 году она открыла их для публики. Она также участвовала в проектах восстановления в Ньюпорте, одном из старейших городов Америки.

В 1968 году Дюк основал Фонд реставрации Ньюпорта, чтобы восстановить некоторые из старейших построек Ньюпорта и оживить туризм. Было высказано предположение, что это было умиротворением того, что произошло в этом городе два года назад. В октябре 1966 года Герцог сбил на машине ее декоратора интерьера Эдварда Тиреллу и убил ее, когда он пытался открыть ворота в ее особняк. Герцог заявил, что ее нога случайно поскользнулась на педаль газа. Тиреллу перетащили через улицу и прижали к дереву.Обстоятельства были подозрительными, и слухи поползли вверх. Согласно рассказам, герцог и Тирелла были любовниками, и Тирелла планировала оставить ее. Через неделю расследование инцидента было прекращено. Полиция назвала это «досадной аварией». Подпитывая новые слухи и предположения, начальник полиции через месяц ушел в отставку, а семья Тиреллы получила крупную сумму денег после гражданского иска.

После этого Дюк стала еще более замкнутой, занимаясь благотворительностью и поддерживая исполнительское искусство.Она продолжала покупать больше произведений искусства, и ее коллекция становилась все более странной. Она купила старый самолет у бизнесмена с Ближнего Востока. В рамках сделки Дьюку пришлось усыновить двух верблюдов. Она назвала их «Бэби» и «Принцесса», и животные жили в Раф-Пойнте, где они могли свободно есть всю растительность на территории.

Приняла Чанди Хеффнер

По мере того, как Герцог стареет, ее жизнь становится еще более странной. В ее близком кругу друзей был странный состав персонажей. В 1985 году она встретила Чанди Хеффнера, 32-летнего преданного Хари Кришны.Герцог считал Хеффнер реинкарнацией ее дочери Арден. По своеобразной договоренности в 1988 году 76-летний герцог на законных основаниях удочерил 35-летнюю Хеффнер и купил ей ранчо за 1 миллион долларов на Гавайях, где они жили вместе как мать и дочь. Три года Дюк обожал свою «дочь». Она даже назвала Хеффнера в своем завещании. Однако они часто ссорились.

В этот период парень Хеффнера, Джеймс Бернс, стал телохранителем Герцога. Кроме того, Хеффнер познакомил герцога с Бернардом Лафферти, который, по свидетельствам, был бедным и неразумным ирландцем, любившим выпить.Ранее он работал дворецким у певицы Пегги Ли. Теперь он очень сблизился с Герцогом и стал ее дворецким.

Ухудшилось здоровье

Друзья, семья и знакомые Герцога сочли это очень тревожным событием. Лафферти очень зациклился на своем новом работодателе и начал изолировать ее. Поскольку здоровье Герцога в последние годы ее жизни ухудшалось, Лафферти не позволял посетителям видеться с ней. Он также мешал ее персоналу, не позволяя им выполнять основные функции, пока он бдительно парил над Герцогом.

В 1991 году Дюк, которой сейчас было 79 лет, разорвала отношения с Хеффнером и отменила усыновление. Годом ранее в ходе подозрительного инцидента Дьюк упала и потеряла сознание в своем доме на Гавайях. Лафферти утверждал, что Хеффнер и Бернс замышляли заговор против Герцога. Он привел своего работодателя к ней домой в Беверли-Хиллз. В этот момент Дюк страдал от тяжелой депрессии.

Вернувшись в Калифорнию, Лафферти посоветовал герцогу сделать несколько операций, в том числе подтяжку лица и операцию по замене коленного сустава.Операция на колене прошла неудачно. Герцог страдал от постоянной боли и был прикован к инвалидной коляске. За несколько месяцев до смерти Герцог лечил в больницах и находился под сильным наркозом с морфиновыми болеутоляющими.

Она умерла в своей постели в Falcon Lair 28 октября 1993 года, за несколько недель до своего 81-го дня рождения. Она умерла без семьи или друзей поблизости. Рядом с ней был только Лафферти. Те, кто знал Дьюка, считали, что ее смерть наступила в результате передозировки лекарств. Подозрение было брошено на Лафферти, поскольку он ранее уволил и заменил врачей Герцога.Однако вскрытие не проводилось. Герцог кремировали в течение 24 часов, а ее прах развеял в Тихом океане.

На момент ее смерти состояние герцога стоило более миллиарда долларов. По своему завещанию она оставила большую часть своего состояния Благотворительному фонду Дорис Дьюк. К всеобщему удивлению и неудовольствию, Лафферти был назначен попечителем Фонда. Ему также дали выплату в размере более 4 миллионов долларов и пожизненную ренту в размере 500 000 долларов. Хотя директора Фонда осторожно раздавали деньги в соответствии с завещанием Герцога, Лафферти начал щедро тратить деньги.

В конце концов, он был отстранен от контроля после того, как адвокаты Герцога обвинили его в нецелевом использовании ее состояния. Калифорнийский суд счел Лафферти непригодным для ведения такой важной благотворительной деятельности. Лафферти умер в ноябре 1996 года, по сообщениям, в депрессивном и ожесточенном состоянии.

Подозрения относительно смерти Дьюка сохранялись, но в 1996 году, после 18-месячного расследования, прокуратура Лос-Анджелеса пришла к выводу, что нет никаких достоверных доказательств того, что Дьюк был убит.

Благотворительное наследие

Благотворительный фонд Дорис Дьюк сегодня продолжает поддерживать социальные, культурные и медицинские программы.Его штаб-квартира находится в Нью-Йорке и управляется Попечительским советом из восьми членов, его миссия состоит в том, чтобы «улучшить качество жизни людей за счет грантов, поддерживающих исполнительское искусство, охрану дикой природы, медицинские исследования и предотвращение жестокого обращения с детьми, а также за счет сохранения культурное и экологическое наследие владений Дорис Дьюк ». В частности, он предоставляет гранты по четырем программам: искусство, окружающая среда, медицинские исследования и предотвращение жестокого обращения с детьми.

К концу 2002 года DDCF утвердил 363 гранта на общую сумму более 335 миллионов долларов для некоммерческих организаций по всей территории Соединенных Штатов.Ожидается, что в 2003 году фонд утвердит новые гранты на сумму около 14 миллионов долларов. Фонд также курирует собственность Duke, часть которой открыта для общественности.

Периодические издания

The Associated Press, 28 февраля 1996 г.

Rhode Island Roads Magazine, январь 2003 г.

Интернет

«О Дорис Дьюк», About.com, http: // gonewengland .about.com / gi / dynamic / offsite.htm? site = http% 3A% 2F% 2Ffdncenter.org% 2Fgrantmaker% 2Fdorisduke% 2Fabout.html% 23dorisduke (8 января 2003 г.).

«Предыстория Duke Farms — Хиллсборо, Нью-Джерси», Центр Фонда, http://fdncenter.org/grantmaker/dorisduke/dukefarmsbgrd.pdf (8 января 2003 г.).

«Дорис Дьюк», Biography.com, http://www.biography.com/search/article.jsp?aid=9542083&search= (8 января 2003 г.).

«Дорис Дьюк», Divas — The Site, http://home2.planetinternet.be/verjans/Society_Divas/doris_duke_a.htm (8 января 2003 г.).

«Дорис Дьюк», [электронная почта защищена] —Famous Geneology, http://www.geneastar.org/en/bio.php3?choix=duke (8 января 2003 г.).

Сотрудничество с программой стипендиатов Дорис Дьюк — Департамент охраны окружающей среды

Программа стипендиатов Дорис Дьюк (DDCSP) при Массачусетском университете в Амхерсте предоставляет захватывающую возможность для студентов Массачусетского университета в Амхерсте, которые страстно желают сохранять биоразнообразие и увеличивать разнообразие в области сохранения.Эта программа для стипендиатов представляет собой двухлетнюю программу практического обучения, которая дает возможность следующему поколению лидеров по охране природы изменить мир к лучшему .

Готовы ли вы внести изменения в охрану природы?

Если вы в настоящее время первокурсник или студент-второкурсник Массачусетского университета в Амхерсте, страстно увлечены сохранением биоразнообразия и привержены делу увеличения разнообразия и инклюзивности, совместная программа стипендиатов Дорис Дьюк может быть для вас!

Ранний срок — 01.12.2021 (настоятельно рекомендуется).Все заявки принимаются до 15.02.2022. Срок может быть продлен по усмотрению программы.

Подайте заявку на совместную работу DDCSP!

Ученые-реставраторы получают 550 долларов в неделю в течение 2 лет для работы вместе с исследователями и опытными практиками в области охраны природы. В рамках программы у ученых есть уникальная возможность изучить различные полевые методы, развить исследовательские и презентационные навыки, посетить семинары и конференции, а также создать сеть профессиональных контактов и дружбы, которые продлятся всю жизнь.Кроме того, ученые будут участвовать в тренингах по вопросам разнообразия, справедливости и инклюзивности, чтобы приобрести знания и навыки, критически важные для увеличения разнообразия студентов и специалистов в области охраны природы.

Применить

Это захватывающая и эксклюзивная возможность, доступная только студентам Массачусетского университета в Амхерсте, которые заканчивают обучение осенью 2023 года или позже. Студенты, которые зачислены или планируют поступить на очную форму обучения по специальности, связанной с охраной окружающей среды, в Массачусетском университете в Амхерсте, получат предпочтение в процессе отбора.Кандидаты должны иметь глубокую приверженность разнообразию и инклюзивности. Недопредставленные, BIPOC и студенты колледжей в первом поколении особенно поощряются к подаче заявок. Заинтересованным студентам следует прочитать о процессе подачи заявки и подать заявку онлайн по этой ссылке. Крайний срок подачи заявок — 01.12.2021, и мы начнем рассмотрение заявок в это время. Заявки будут оцениваться на постоянной основе, и заявителям настоятельно рекомендуется подавать заявки до окончательного срока, который составляет 2 /15/22 .После рассмотрения заявки некоторые студенты перейдут на собеседование до окончательного выбора.

Узнать больше

Для получения дополнительной информации о совместной программе стипендиатов Дорис Дьюк, пожалуйста, обращайтесь к доктору Рене Боркхатария — * защищенная электронная почта *. Чтобы узнать больше о совместной программе стипендиатов Дорис Дьюк, посетите веб-сайт программы. Чтобы узнать больше о Программе стипендиатов Дорис Дьюк в целом, посетите веб-сайт Благотворительного фонда Дорис Дьюк.


О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОМ ФОНДЕ DORIS DUKE

Миссия Благотворительного фонда Дорис Дьюк заключается в улучшении качества жизни людей за счет грантов на поддержку исполнительского искусства, охраны окружающей среды, медицинских исследований и благополучия детей, а также путем сохранения культурного и экологического наследия собственности Дорис Дьюк. Экологическая программа фонда направлена ​​на обеспечение процветающей и устойчивой окружающей среды для дикой природы и людей, а также на развитие инклюзивного и эффективного природоохранного движения.Для получения дополнительной информации посетите ddcf.org

Крис Дэвис и Данило Перес получают награды Doris Duke Artist Awards

Из семи артистов Дорис Дьюк в этом году двое — нынешние преподаватели Беркли, а один — почетный доктор.

Благотворительный фонд Дорис Дьюк объявил имена артистов Дорис Дьюк в этом году, награда в размере 275000 долларов является одновременно инвестицией и празднованием постоянного вклада артистов в области танца, джаза и театра. .Из семи художников, удостоенных наград, двое являются нынешними преподавателями Беркли, а один — обладателем почетной докторской степени.

Крис Дэвис, заместитель директора программы творческого развития Института джаза и гендерной справедливости Беркли, и Данило Перес ’88, основатель и художественный руководитель Глобального института джаза Беркли, были объявлены лауреатами в категории джаз вместе с Уэйном Шортером, который получил в колледже почетную докторскую степень в 1999 году. Удостоенный Грэмми барабанщик, продюсер и художественный руководитель Института джаза и гендерной справедливости Беркли Терри Лайн Кэррингтон была названа артисткой Дорис Дюк в 2019 году.

Крис Дэвис

Дэвис был признан пианистом года по результатам опросов критиков DownBeat и JazzTimes (в 2020 и 2019 годах соответственно) и признан Композитором года и Пианистом года в 2020 году Ассоциацией джазовых журналистов. На сегодняшний день она выпустила 12 записей в качестве лидера. Ее последний релиз, Diatom Ribbons , был назван лучшим джазовым альбомом 2019 года по версии New York Times и NPR. Дэвис сотрудничает с Кэррингтоном, Джоном Зорном, Крейгом Таборном, Тайшоном Сори, Эриком Ревисом и другими.В 2015 году она получила премию Doris Duke Impact Award и несколько комиссий по созданию новых работ от Shifting Foundation, Jazz Gallery / Jerome Foundation и Канадского совета искусств. Помимо работы в Berklee, она управляет собственным музыкальным лейблом Pyroclastic Records.

«То, что меня назвали художником Дорис Дьюк, имеет для меня значение, потому что это дает мне внешнее подтверждение со стороны моих сверстников, момент для размышлений о путешествии и воодушевление продолжать идти, искать и развиваться», — сказал Дэвис.«Я особенно рад получить эту награду в этот критический момент истории, когда музыканты по-прежнему находятся под сильным влиянием пандемии. Я более чем когда-либо мотивирован быть лидером в возрождении нашего сообщества, предоставляя возможности артистам через мой лейбл Pyroclastic Records, а также в качестве преподавателя и наставника в Институте джаза и гендерной справедливости Беркли ».

Данило Перес

Перес, трехкратный лауреат премии «Грэмми», пианист, композитор, продюсер и педагог, также является общественным деятелем, гуманитарным деятелем и ведущим сторонником мирового джаза.Его музыка представляет собой смесь панамских корней с элементами латиноамериканской народной музыки, джаза, европейского импрессионизма, а также африканского и другого музыкального наследия, которое продвигает музыку как многомерный мост между людьми. Перес проработал музыкальным педагогом в США и во всем мире более 20 лет. Он является художником ЮНЕСКО за мир, культурным послом Панамы, а также основателем и художественным руководителем Панамского джазового фестиваля. В предыдущие годы он работал послом доброй воли ЮНИСЕФ.Как руководитель группы он получил шесть номинаций на премию Грэмми за свои новаторские записи. Как композитор, он был награжден заказами 2-го конкурса Агосто в Италии, Карнеги-холла, Линкольн-центра, Банф-центра, а также джазовых фестивалей в Чикаго и Детройте. Он сотрудничал с Шортером, Диззи Гиллеспи, Винтоном Марсалисом, Роем Хейнсом, Кассандрой Уилсон и другими.

«Сердцебиение моей творческой деятельности — это социальная, гуманитарная деятельность и образование, в которых проявляются творческий подход, коллективная свобода и поиск мудрости», — сказал Перес.«Эта награда напоминает напоминание о необходимости продолжать миссию по развитию способности музыки сопротивляться, а также перестраивать и переосмысливать новый мир».

О премии Дорис Дьюк

Премия Дорис Дьюк Артист — крупнейшая национальная премия для лиц, занимающихся исполнительским искусством, состоящая из 250 000 долларов США в виде неограниченного финансирования и дополнительных 25 000 долларов США, предназначенных для поощрения накоплений при выходе на пенсию. Премии не привязаны к конкретным проектам, а доступны получателям для использования таким образом, который, по их мнению, наилучшим образом поддерживает их способность творить и процветать.С момента запуска программы в 2012 году в рамках программы Doris Duke Artist Awards 129 артистов получили финансирование на сумму более 35,4 миллиона долларов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *