Джо коломбо – Знаменитые дизайнеры — Джоэ Чезаре Коломбо (Joe Cesare Colombo)

Джоэ Коломбо — дизайнер будущего

Джоэ Коломбо (Joe Colombo, 30 июля 1930 - 30 июля 1971) - известный итальянский дизайнер, один из наиболее ярких представителей футурологического дизайна жилой среды 60-х годов. Коломбо - автор множества проектных разработок: мебели и комплексов жилого оборудования, светильников, фототехники и т. п., в ряду которых - как вполне реалистичные и прагматичные объекты массового производства, так и концептуально-футурологические прототипы-инсталляции, выполненные для выставок и крупных международных конкурсов.

1

Коломбо видел свою роль дизайнера в том, чтобы создавать среду будущего: "Возможности, которые открылись перед нами в связи с развитием аудио-видео технологий, огромны. Изменения в образе жизни людей в связи с этим могут быть существенными. Люди смогут учиться и работать дома. Расстояние в будущем не будут иметь прежнего значения".

2

Людям будущего, по мнению Коломбо, потребуется новый тип среды обитания: "пространства, которые могут трансформироваться, пространства подходящие для медитации и экспериментов, для интимности и для общения

".

В конце 60-х годов широкую популярность Коломбо принесли его концептуально-футурологические проекты полностью оборудованных жилых ячеек, многофункциональных трансформирующихся пространств - агрегатов для жилья.

3

Наиболее полное выражение это направление получило в выставочном проекте "Visiona-69" (осуществлен по заказу германского концерна "Байер") - обитаемой структуре, состоящей из серии функциональных блоков. Здесь впервые вместо того, чтобы делить помещение квартиры перегородками на отдельные комнаты, Джоэ Коломбо поместил внутри единого жилого пространства крупные модули для сна, гигиены, приготовления пищи и т.д. Часть из них имела собственные ограждающие конструкции, превращаясь в мобильные объемные блоки, своего рода "комнаты в комнате". "Visiona-69" стала новым словом в мировом дизайне жилого интерьера и бытовых предметов, положив начало целому ряду интерьерных разработок футурологической направленности, осуществленных в последующие годы в различных странах.

4


5

Сам дизайнер считал такое многофункциональное и динамичное пространство наиболее подходящим жильем для современного человека, что и подтверждал собственным примером. Мебель в своей миланской квартире он заменил двумя "агрегатами" - "машиной для еды" и "машиной для сна", разделив их раздвигающейся перегородкой. Здесь все было электрифицировано и оборудовано по последнему слову техники конца 60-х.

6

Дальнейшей разработкой темы жилья будущего стол проект Total Furnishing, представляющий собой многофункциональный блок, вмещающий в себе четыре необходимых для жизни зон: кухню, стенной шкаф, ванную и спальню - все на площади в 28 кв.м.

7
8

Обитаемый контейнер Total Furnishing был выставлен в Нью-Йорке на выставке "Италия: новый домашний ландшафт" (1972), но дизайнер не увидел свое творение на этой выставке, он умер годом раньше от сердечной недостаточности в день своего 41-го года рождения.

Далее посмотрим ещё несколько разработок Джоэ Коломбо.

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

art-on.ru

Joe Colombo - SDP-interior - Интерьерные салоны в Москве 8(495)540-55-93

Джо Коломбо. Он придумал мебель заново. «Нам всего лишь придётся сделать это ещё лучше». Коломбо никогда не тратил время на производителя, который не вдохновлялся его продуктом также, как и он сам.

Джо Коломбо (настоящее имя — Cesare Colombo) — один из наиболее ярких представителей футурологического дизайна жилой среды 60-х годов. Коломбо — автор множества проектных разработок: мебели и комплексов жилого оборудования, светильников, фототехники и т. п., в ряду которых как вполне реалистичные и прагматичные объекты массового производства, так и концептуально-футурологические прототипы-инсталляции, выполненные для выставок и крупных международных конкурсов.

Джо Коломбо родился и вырос в Милане.

Первые опыты Джо в области промышленного дизайна и эксперименты с новыми материалами были сделаны во время работы в семейной электрической фирме. Вскоре он создал собственный офис в Милане и занялся дизайном и проектированием изделий для интерьера.

Первыми проектами Коломбо были в основном проекты для горных отелей и отелей горнолыжных курортов (лыжи были страстью дизайнера, помимо машин и джаза), за интерьеры одного из них — отеля в Сардинии — он получил «IN-Arch». Особого внимания заслуживают потолки этого отеля, для выполнения которых были использованы отражающие свет призмы, выполненные из стекла Perspex концерна «ИКИ».

Коломбо стремился создавать среду будущего. Он подчеркивал значимость тех изменений и тех возможностей, которые дает для создания новых дизайнерских решений использование новых технологий.

Людям будущего, по мнению Коломбо, потребуется новый тип среды обитания: «пространства, которые могут трансформироваться, пространства подходящие для медитации и экспериментов, для интимности и для общения».

В дизайне Коломбо предпочитал смелые изогнутые формы и избегал острых углов и прямых линий. Среди наиболее известных разработок Коломбо: серия светильников для компании O-Luce (лампа Acrylica (1962), выполненная из Perspex), а также кресла, стулья и табуреты из пластмассы, рассчитанные на крупносерийное производство на потоке методами штамповки, отливки и т. п., в том числе один из первых в Италии стульев, изготовленных целиком из пластмассы, то есть в мономатериале.

Вслед за этим появилось креслом Elda - первое кресло из стекловолокна большого размера. Затем, Коломбо разработал маленькое кресло, сконструированное из соединенных между собой 3-х элементов из гнутой фанеры, и, наконец, стул Universale для фирмы Cartell.

Еще одной важной идей Джо Коломбо было хранение.

В 1963 года он спроектировал Combi-Centre — контейнер, состоящий из цилиндрических блоков для хранения книг, спиртного или инструментов. В следующем году он создает Man-Woman Container, футуристическую версию дорожного сундука 19 века, в котором полки, ящики и зеркала спрятаны внутри двух объемов: один — для мужчины, другой — для женщины. Эти эксперименты завершились созданием Boby trolley, мобильного блока для хранения с выдвижными полками и ящиками, который до сих пор находится в промышленном производстве.

Коломбо даже предложил новый взгляд на то, как надо сидеть. В 1967 он обнародовал «Дополнительную систему проживания» (Additional living system), состоящую из формованных полиуретановых подушек шести различных размеров, которые можно соединять в различных комбинациях, согласно пожеланиям потребителей. Два года спустя он шагнул ещё дальше, создав стул Tube.

Кресло Tube (1969-1970 гг.) Джо Коломбо сделано из стальных цилиндров, обитых тканью по полиуретановой пене и соединенных резиновыми переходниками. Элементы этого кресла могут быть соединены в большое число комбинаций. Размещавшееся в сумке-торбе, кресло было первым примером мебели, которая продавалась «прямо с полки».

Multi Chair (1971) — кресло-трансформер, состоящее из двух подушек, заполненных полиуретаном, подушки можно использовать отдельно или соединить вместе в различных вариантах, чтобы получить стул, кресло или кушетку.

За свой короткий творческий период (он умер в возрасте 40 лет) Джо Коломбо стал одним из самых значимых и известных промышленных дизайнеров.

www.sdp-interior.ru

Джозеф Коломбо - один из отцов итало-американской мафии

Джозеф Коломбо, совсем не тот лейтенант полиции в исполнении Питера Фалька, которого знает любой поклонник детективов. Джозеф — один из самых известных крестных отцов итало-американской мафии, родоначальник влиятельного и сегодня мафиозного клана Коломбо. Он был первым из отцов мафии, кто вышел из тени и занялся публичной общественной деятельностью.

Джозеф Коломбо

Джо Коломбо родился 16 июня 1923 года. До того, как прославиться в качестве одного из самых влиятельных мафиози своего времени, Джо жил с родителями, и о раннем периоде его жизни ничего не известно — кроме, разве что, того, что в семье он был единственным ребенком. Проблемы "кем стать" у Джо не было: помыкавшись, юноша пошел по стопам отца-гангстера. Забегая вперед, скажем, что папенька плохо кончил: его застрелили в машине вместе с его женой, когда Джо было всего 15 лет.

До того, как начать свою криминальную карьеру, Джо все же отметился на нескольких вполне легальных работах: он трудился в Береговой охране США, после чего устроился грузчиком, а позже пошел в мясоперерабатывающую компанию. Непосредственно перед тем, как окончательно уйти в криминальный мир, Джо зарабатывал на жизнь тем, что продавал недвижимость.

Читайте также: Власти США издали каталог "русской мафии"

К концу 1950-х от прежнего добропорядочного Джо ничего не осталось: он работал сборщиком денег в семье Профачи, которая, в свою очередь, входила в "Пять семей" — самый крупный мафиозный конгломерат Нью-Йорка, — а также занимал пост в национальной мафиозной комиссии. Уже в самом начале своей карьеры Джо зарекомендовал себя настолько хорошо, что быстро пошел в гору и вскоре уже был официально введен в Коза Ностра.

Несколько раз Коломбо находился на волоске от смерти. Самым известным случаем стало его похищение в компании нескольких членов руководства семьи Профачи их же "родственником", Джо Галло. Тому не понравилось, что глава семейства Джо Профачи увеличил размер податей, и он решил справиться с этой проблемой по-своему. Галло был не единственным, кому Профачи повысил тарифы, но именно его это взбесило больше всех. В плену Коломбо сотоварищи пробыли несколько недель, за которые два его тезки успели прийти к соглашению. Правда, через несколько месяцев Профачи в одностороннем порядке разорвал его, и Коломбо развязал свою первую войну.

Шестого июня 1962 года Джо Профачи умер от рака печени, и место босса занял очередной Джо — Джозеф Маглиоччо. Первым делом он попытался поквитаться с Галло и его союзниками, однако руки мафии не всегда оказываются нужной длины — бунтарю Галло раз за разом удавалось уходить от криминального правосудия, а под конец его загребли в тюрьму. Раздосадованный Маглиоччо решил устранить другого своего врага — благо от их нехватки он не страдал — главу семьи Луччезе, Томми Луччезе. С этой целью он вступил в сговор с заинтересованными лицами — главами одноименных кланов Джо Боннано и Карло Гамбино. Грязную работу, непосредственно "исполнение", Маглиоччо поручил Коломбо, за что и поплатился своим постом: мафиозная коммиссия решила, что бразды правления семьей должны перейти Коломбо. Верность бывшего грузчика Коза Ностра окупилась сторицей: он получил право переименовать семью Профаччи в семью Коломбо.

В 41 год Коломбо стал самым молодым отцом мафии. И, в некотором роде, правозащитником: в ответ на ряд расследований в отношении его деятельности, инициированных американскими властями, Коломбо организовал Лигу за права итало-американцев. Причем поступил крайне умно — в конце 1960-х скооперировался с возглавляемой раввином и политическим деятелем Меиром Кахане Лигой защиты евреев, чтобы заручиться поддержкой общины. И этим не ограничился: когда 13 членов ЛЗЕ арестовали, Коломбо выплатил за них залог, хотя ему никто и не заикнулся на этот счет. Позже семья Коломбо на протяжении многих лет поставляла Кахане оружие, которым он вооружал еврейские боевые группировки, действовавшие в США и Израиле.

Весной 1970-го, когда ФБР совсем активно принялась за Коломбо, он сделал ход конем: заявил, что власти дискриминируют итало-американцев, преследуя их, и организовал пикеты у нью-йоркских офисов ФБР. Успех своей организации Коломбо закрепил прошедшим 29 июня 1970 года ралли в честь дня итало-американского Дня народного единства. Участниками, к слову, были пятеро известных американских конгрессменов и несколько популярных артистов, а всего мероприятие собрало 150 тысяч человек.

Под руководством Коломбо Лига прирастала все новыми и новыми членами. Широкое внимание она обратила на себя уже в ноябре 1970 года, когда на очередном мероприятии Лиги хедлайнером стал Фрэнк Синатра. А сам Коломбо все чаще светил лицом, выставляя деятельность ФБР по борьбе с мафией как притеснение итало-американцев. В отличие от других мафиозных лидеров, которые старались не привлекать к себе внимания, Коломбо появлялся на телевидении, где раздавал интервью, рассказывал о деятельности Лиги и делал заявления от ее имени.

Общественная активность Коломбо очень не нравилась другим мафиозным боссам. Второе ралли, намеченное на 28 июня 1971 года, они решили использовать как день избавления от неугодного. А тут как раз и Галло из тюрьмы вышел. Проведенное за решеткой время он использовал с толком: наладил контакты с цветными преступниками и активно использовал эти связи для того, что положить конец Коломбо. Сам Коломбо звал его на встречу после освобождения, думая зарыть топор войны, однако Галло отказался: Коломбо предлагал ему тысячу долларов, чтобы тот успокоился, а Галло запросил сразу сто тысяч.

В день второго ралли Коломбо шел к трибуне, чтобы поприветствовать толпу, когда к нему приблизился некто Джером Джонсон. Чернокожий уличный воришка с верительной грамотой от Лиги и экипировкой фотокорреспондента, трижды выстрелил в голову Коломбо, после чего его повалил на землю сын Джо и другие союзники мафиози. Из толпы тут же вышел палач, пустил пулю Джонсону в лоб и был таков. Коломбо же удалось выжить, хотя раны и оказались тяжелыми. Правда, все семь лет до своей смерти 22 мая 1978 года он пролежал в коме. Умер Коломбо в своем доме в Нью-Йорке.

Главным подозреваемым оказался Джо Галло — в основном, из-за своих тесных контактов с чернокожим населением Гарлема. Кроме того, Галло имел зуб на Коломбо из-за его союза с Профачи в войне банд. Другим подозреваемым был Карл Гамбино — его возмущала слишком активная общественная деятельность Коломбо. Однако дело о покушении на Коломбо так и не было раскрыто. Более того, оно вообще не заводилось — ни один правоохранительный орган не проводил никаких расследований в связи с покушением на Коломбо и убийством Джонсона.

Несмотря на то, что больше половины своей жизни Коломбо только и делал, что погрязал в грехе, он был ревностным католиком. В том, что касается вопросов веры, он не прощал ошибок. Когда какой-то воришка украл из Бруклинской церкви венец, украшенный драгоценными камнями, Коломбо заставил его вернуть реликвию. Вор подчинился, но три бриллианта выковырял себе на память. Через какое-то время его нашли, задушенным четками.

Читайте самое актуальное в рубрике "Происшествия"

www.pravda.ru

Джо Коломбо основывает союз. Кто не молчит, тот должен умереть (Факты против мафии)

Джо Коломбо основывает союз

В те дни американские газеты могли сообщить лишь, что «Джо Коломбо — маклер земельных участков из Бруклина». Но это была ничтожная доля истины. Джозеф Коломбо родился в 1923 г. Карьеру преступника он начал в нью-йоркской «семье» мафии Джузеппе Профачи и медленно, но верно прокладывал себе путь наверх, возглавив наконец в 1962 г. бруклинскую «семью». Благодаря значительному залогу Коломбо оказался на свободе, и, поскольку апелляционные инстанции работали очень медленно, ему не пришлось отбывать наказание за лжесвидетельство, судебные же процессы за кражу драгоценностей и укрывательство имущества от обложения налогом еще предстояли. Прокурор заявил: «Этот обвиняемый с ног до головы опутан нескончаемой вереницей гангстерских связей, начало которым было положено в конце тридцатых годов отношениями его отца с преступным миром». Коломбо, по словам прокурора, занимался в Бруклине ростовщичеством и нелегальным букмекерством. «Детективы установили, что Коломбо имеет прямое отношение к камере пыток в задней комнате одного из бруклинских клубов, в котором он неясным для нас образом улаживал свои дела».

Все эти обвинения Джо Коломбо воспринимал хладнокровно. Впервые он впал в ярость, когда ФБР арестовала его сына Джоя. Наследник, на которого дон возлагал немалые надежды, был пойман с поличным, когда переплавлял серебряные монеты в слитки, с тем чтобы потом сбыть благородный металл с хорошей прибылью. А это в США карается законом.

Дон Коломбо извлек из своего американского опыта уроки. Он прекрасно знал, какой огромной силой обладают союзы, основанные на общности интересов определенных групп людей, знал, что они могут добиться многого. Итак, с помощью своей «семьи» мафии ему не стоило большого труда вывести на улицы города тысячи италоамериканцев. Каждую ночь демонстранты пикетировали здание нью-йоркского отделения ФБР, требуя освобождения Джо Коломбо. Так родилась лига защиты гражданских прав италоамериканцев. Официальная программа этого союза, число членов которого быстро выросло до нескольких десятков тысяч членов, гласила: защита италоамериканцев (только в Нью-Йорке их проживало 859 тыс.) от дискриминации. По сути это было справедливое устремление, так как в США можно повсюду наблюдать дискриминацию этнических меньшинств. В руках «Коза ностры» эта организация стала идеальным орудием борьбы с правосудием и полицией. Сын Джо Коломбо Энтони был назначен вице-президентом лиги.

В июне 1970 г. лига вновь организовала на улицах Нью-Йорка шествие с участием около 100 тыс. человек. Демонстрация проходила у монумента великому генуэзцу Христофору Колумбу. «Мы не потерпим более, чтобы нас подозревали только потому, что мы носим итальянские имена!» Большинство присутствующих, конечно, пришли сюда с благими намерениями и верой в справедливость. Джо Коломбо, которого в этот день чествовали как народного героя, торжествовал. Под тысячеголосый рев толпы: «Джо! Джо!» — он взобрался на трибуну и обратился к толпе: «Истинно говорю вам, против меня и всех италоамериканцев существует заговор. Но сегодня на вас и Джо Коломбо обращено око божье, и все, кто стоит у нас поперек дороги, почувствуют его карающую руку!»

И они почувствовали ее. Министр юстиции Митчелл счел необходимым ввести запрет на слово «мафия». «Форд моторз компани» в одной из финансируемых ею серий экранизации на телевидении уголовных романов предложила авторам вычеркнуть из сценариев любое упоминание о «Коза ностре». Серьезная газета «Нью-Йорк таймс», после того как банды молодчиков из лиги Коломбо помешали выпуску номера, впредь остерегалась сообщать о преступлениях и преступниках из мафии. На «благотворительном концерте» лиги выступил друг и компаньон мафиозо Фрэнк Синатра. А патер Луис Джиганте из Бронкса благословил всех собравшихся на торжественный обед лиги: «Благословляю этот вечер, благословляю Джо Коломбо и все то доброе, что он сотворил. Аминь!»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

public.wikireading.ru

Коломбо, Джозеф — Википедия. Что такое Коломбо, Джозеф

Джозеф Энтони «Джо» Коломбо-старший (16 июня 1923, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США — 22 мая 1978, Ньюберг, там же) — американский криминальный деятель, босс мафиозной семьи Коломбо, одной из так называемых «Пяти семей» в Нью-Йорке[1]. «Семья», основанная Джузеппе Профачи, стала наименоваться «семьёй Коломбо» сразу же после того, как Джозеф Коломбо принял все дела в свои руки[1]. Был главным боссом Бруклина в период своего руководства «семьёй», известен также как основатель Лиги за гражданские права американцев итальянского происхождения (англ.)русск..

Биография

Родился в семье Энтони Коломбо, мафиози итальянского происхождения, члена семьи Профачи. В 1938 году, во время одной из гангстерских войн, Энтони Коломбо был найден задушенным вместе с любовницей в машине[2]. Джозеф два года учился в Нью-Утрехтской высшей школе, но затем бросил учёбу и поступил на службу в береговую охрану США, откуда был в 1945 году уволен, так как у него диагностировали невроз. Формально после этого Коломбо всю жизнь работал: десять лет числился грузчиком, шесть — продавцом в мясном магазине, в последние годы жизни был якобы агентом по недвижимости. При этом обладал относительно скромным домом в Бей-Ридже в Бруклине и пятиакровым жилищем в Блуминг-Грове (англ.)русск.[3]

Становление в «семье»

В мафии он оказался в 1950-е годы, присоединившись, как и когда-то его отец, к семье Профачи, где в скором времени завоевал авторитет и стал одним из ближайших соратников босса Джузеппе Профачи. В 1961 году он в этом качестве оказался в числе похищенных конкурентом Профачи, Джо Галло (англ.)русск., который начал войну против бывшего босса. После смерти Профачи в 1962 году продолжил укрепление своих позиций в «семье». В 1964 году был избран её боссом, став самым молодым на тот момент главой «семьи» в истории пяти семейств. Он также стал первым главой нью-йоркской «семьи», рождённым на территории США.

В отличие от других мафиози середины XX века, не боялся прямого контакта с представителями правоохранительных органов. Например, когда его однажды вызвали по вопросу об убийстве одного из членов его банды, Коломбо появился без адвоката. На вопрос Альберта Сидмана (англ.)русск. (будущего главы детективов Нью-Йоркской полиции) в том духе, что не боится ли он отвечать без адвоката, Коломбо ответил: «Я первоклассный американский гражданин. У меня нет значка, который бы официально удостоверял, что я такой же хороший парень, как и вы, но я просто занимаюсь честным трудом, чтобы жить»[4].

За всю свою жизнь он подвергался аресту лишь раз — в 1966 году на 30 суток за отказ давать показания суду о своих финансовых операциях. «Семья» Коломбо в период его руководства контролировала такие криминальные сферы бруклинской жизни, как ростовщичество, сбыт краденых вещей и угнанных автомобилей, нелегальные тотализаторы, связанные со скачками, но при этом владела и как минимум двадцатью легально действующими предприятиями.

23 апреля 1970 года его сын был арестован ФБР по обвинению в вымогательстве. Возмущённый этим, Коломбо тогда же основал так называемую Лигу за гражданские права американцев итальянского происхождения, утверждая, что его сын был арестован неправомерно. 29 июля того же года на митинг членов Лиги, объявленный «Днём итало-американского единства», пришло 15000 человек, в том числе несколько конгрессменов и известных актёров. Вице-президентом этой организации был один из его сыновей, Эндрю. В 1971 году он попытался заключить соглашение с Лигой евреев о совместной борьбе против дискриминации[5]. 28 июня 1971 года, выступая на очередном собрании Лиги, Коломбо был тяжело ранен неизвестным молодым чернокожим, который успел трижды выстрелить ему в голову и шею и которого тут же прикончили на месте. Предполагается, что тот действовал по приказу вышедшего в начале 1971 года из тюрьмы Джо Галло, который оставался врагом Коломбо. В то же время существует версия, что за покушением стояли люди из мафиозной семьи Гамбино[6].

Коломбо выжил, однако до конца жизни остался полностью парализованным и находился в коме. В 1975 году появились сообщения, что он может пошевелить двумя пальцами на руке, а в 1976 году он даже якобы пришёл в сознание и начал узнавать некоторых людей, но спустя два года он скончался от остановки сердца[3].

Примечания

  1. 1 2 BY Anthony Bruno. crimelibrary.com «The Olive Oil King» (англ.) (недоступная ссылка — история). Проверено 22 мая 2014. Архивировано 22 мая 2014 года.
  2. Gage, Nicholas. Colombo: The New Look in the Mafia (May 3, 1971). Проверено 9 ноября 2011.
  3. 1 2 Joseph A. Colombo, Sr,. Paralyzed in Shooting at 1971 Rally, Dies (May 24, 1978). Проверено 9 ноября 2011.
  4. ↑ Raab, Selwyn. The Five Families: The Rise, Decline & Resurgence of America’s Most Powerful Mafia Empire. New York: St. Martins Press, 2005. p. 187
  5. Kaplan, Morris. Kahane and Colombo Join Forces to Fight Reported U.S. Harassment (May 14, 1971). Проверено 9 ноября 2011.
  6. Ferretti, Fred. Suspect in Shooting of Colombo Linked to Gambino Family (July 20, 1971). Проверено 9 ноября 2011.

Ссылки

wiki.sc

Кто покушался на Джо Коломбо?

 

28 июня 1971 на втором митинге «Итало-американской лиги гражданских прав» на площади Колумба был тяжело ранен Джо Коломбо, босс одноимённой «семьи». Это громкое дело так и не было раскрыто. Ниточка оборвалась, после того, как Джером Джонсон, мелкий чернокожий преступник, стрелявший в Коломбо, был застрелен тут же на месте. Попробуем рассмотреть все возможные версии.

 

ОДИНОЧКА

Проще всего предположить, что Джером Джонсон был стрелком-одиночкой. Но каков был у него мотив? Джо Коломбо чернокожих не трогал. Джонсон ненавидел итальянцев? Почему?

Может, Джонсон был просто психом? Но тогда он действовал слишком разумно и профессионально для психа: добыл фальшивое удостоверение журналиста, спрятал пистолет калибра .32 немецкого производства внутри кинокамеры. Кстати, у него была профессиональная камера швейцарской фирмы «Болекс» стоимостью $1200 долларов (свыше $6000 на современные деньги). Ниже на фото сам Джером и его задержание:

 

 

Кроме того, есть версия, что Джонсон действовал не один. Он пришёл на митинг вместе с красивой чернокожей девушкой в мини-юбке. Селвин Рааб, репортёр «Нью-Йорк Таймс», в своей книге «Пять семей» пишет, что Джонсон не прятал пистолет в камере, ему его передала в последний момент спутница. Она же отвлекла Джо Коломбо. За несколько секунд до выстрела она громко сказала: «Привет, Джо!». Коломбо повернулся, улыбнулся, сказал: «привет» и сделал движение в её сторону, выдвинувшись из круга своих телохранителей и приближённых. Полиция потом долго безуспешно разыскивала эту девушку.

У маньяков не бывает сообщников. Значит, Джером Джонсон был участником заговора. 

 

ДЖОУИ ГАЛЛО

Альберт Сидман, знаменитый шеф детективов Нью-йоркского департамента полиции в 1970-е, был убеждён в виновности Галло. Якобы тот рассчитал, что получит шанс стать боссом, если устранит Коломбо, впавшего в немилость у Комиссии после создания «Итало-Американской лиги».

Не слишком ли это сложный план для Галло? Он вроде не отличался хитростью и предусмотрительностью.  Каким образом Галло мог втянуть в это дело Джерома Джонсона? Что ему пообещал? Больших денег у Галло не водилось.

Пресловутая дружба Галло с чернокожими? А была ли она? Скорее всего, Галло просто имел дело с несколькими чернокожими, а пресса создала миф о дружбе. Галло любил общаться с либеральной публикой (журналистами, писателями, актерами). Очень вероятно, что именно они подхватили эпизод из его биографии и создали образ Галло таким, каким хотели его видеть (похожим на них). Из-за этого мифа, если кто-то хотел подставить Галло, то просто должен был пригласить афро-американца на роль киллера.

Даже если у Джоуи Галло были хорошие отношения с чернокожими, кто ради дружбы пойдёт на такое опасное дело? И странно, что до сих пор нет слухов и легенд об этом деле среди чернокожих гангстеров, они бы непременно хвастались этим делом. Шутка ли, завалить босса «Коза Ностры». Отличный материал для рэп-композиций.

Джером Джонсон, если бы получил «контракт» от Галло или кого-то ещё из мафии, должен был рассказать об этом товарищам, просто чтобы подстраховаться. Правда, как пишет Селвин Рааб, полиция считала, что у Джонсона не было друзей среди чернокожих, он общался только с белыми. Мне в это верится с трудом, может полиция не до конца разобралась?

 

КАРЛО ГАМБИНО

Карло Гамбино часто считают подлинным организатором этого заговора. Хитрый Гамбино якобы специально использовал чёрного парня, чтобы «подставить» Галло.

Оказывается, есть ниточка между Джеромом Джонсоном и «семьёй» Гамбино. Джонсон пытался заняться порно бизнесом через Майка Умберса, который, предположительно, был «подставным лицом» «семьи» Гамбино в порно бизнесе (секс-шопах и гей-барах). «Семья» Гамбино, очевидно, не желала, чтобы её связывали с такой грязью, но деньги получать хотела. Кстати, Умберс некоторое время отбывал срок в тюрьме «Оберн» вместе с Джоуи Галло. Последний адрес Джерома Джонсона — отель 'Hotel Christopher' в Гринвич-виллидж. Часть этого здания занимал гей-бар, принадлежавший Умберсу. Альберт Сидман утверждал, что именно Майк Умберс был связующим звеном между Джонсоном и мафией (только с кем — с Галло или с Гамбино?).

Но есть аргументы против, и хотя они и основаны на психологии, мне они кажутся очень важными.

Гамбино был гангстером «старой школы». Не в его стиле было устраивать такой цирк. Думаю, он просто мыслил по-другому. Если бы он захотел, Коломбо бы уничтожили в любой момент, тихо, и тело бы не нашли.  Да и зачем устраивать такое шоу с убийством босса на глазах десятков тысяч людей — только, чтобы «перевести стрелки» на Джоуи Галло? Не слишком ли дорогая цена?

Если Гамбино был недоволен тем, что Коломбо со своей Лигой устраивает шум, то устранив его таким способом он устроил ещё больший шум. Все ещё больше заговорили о мафии и стали обсуждать имена Гамбино и Галло. К тому же, кто сказал, что Карло Гамбино был так уж недоволен Коломбо (тем более настолько, чтобы убивать)? Несмотря на скандальность и шум, «Итало-Американская лига» достаточно эффективно привлекала общественную и политическую поддержку. Вероятно, Гамбино был вовсе не против деятельности Лиги, он только хотел, чтобы лично Коломбо действовал за кулисами.

Опять же, не в психологии Гамбино обращаться с важным делом к чернокожему, да ещё такому ненадёжному. Мафиози всегда были отъявленными расистами. Если бы Гамбино доверил «баклажану» (так называли итальянцы чернокожих) убийство босса одной из «семей» (да ещё на глазах у тысяч итальянцев на площади Колумба), то это было бы оскорбление всей Коза Ностре. Да и давать черным гангстерам убеждённость, что они могут стрелять в «сделанных людей» - тоже неблагоразумно.

Наконец, для мафии это — слишком сложная операция. Убивать босса на глазах у многотысячной толпы, использовать для этого полусумасшедшего (нормальный на такое не пойдёт) чернокожего, а потом обязательно его тут же на месте ликвидировать — слишком рискованно. Если бы что-то сорвалось, Коломбо или Джонсон остались целы, то было бы много неприятностей.

 

 

ЦРУ/ФБР

Ещё одна версия — конспирологическая. Это были ФБР или ЦРУ. В пользу этой версии говорят косвенные улики и странные факты.

Подозрительно, что Джерома Джонсона тут же застрелили. Чисто сработано, похоже на почерк спецслужб. Майкл Франчезе (мафиозо, ставший новообращённым христианином) в своей первой книге приводил как раз версию о заговоре спецслужб. Но во второй книге отказался от своих слов.

Наиболее странный момент связан со съемкой. Тот митинг снимали операторы и многочисленные фотографы с разных углов. В то время в ФБР действовала программа COINTELPRO, в рамках которой они следили за теми, кого считали «политически неблагонадёжными». Они пытались дискредитировать Итало-Американскую лигу и снимали чуть ли не каждый шаг Коломбо.

Но при этом до сих пор не опубликовано ни одного кадра непосредственно тех моментов, когда Джером Джонсон стреляет в Коломбо, и как телохранитель потом убивает Джонсона. Есть фото до и после, но не в сам момент. Сразу возникают подозрения: может, в обоих случаях стрелял кто-то другой? Сын Коломбо и телохранители повалили Джонсона на землю. И в этот момент агент спецслужб мог из толпы выстрелить в него. Полиция заявила, что стрелял один из телохранителей, но никому не предъявили обвинения.

Но зачем спецслужбам это было нужно? Каким жизненно важным интересам угрожал Коломбо? Он всё же не Кеннеди, а США — не сталинский СССР. Кроме того, это совершенно не в стиле ФБР. Они играли по правилам и отправляли гангстеров в тюрьму. ЦРУ — другое дело, но какое им дело до Коломбо?

Можно предположить, Лига становилась слишком сильной, что примеру Коломбо могли последовать другие национальности (пуэрториканцы, мексиканцы и т.д.), но стоит ли ради этого устраивать сложную и рискованную операцию?

 

КАРМАЙН ПЕРСИКО

Кто больше всего выиграл от устранения Коломбо? Кармайн Персико. Очевидно, именно он стал реальной силой сразу после покушения, а формальные боссы (Джо Йаковелли, Винни Алои, Томас ДиБелла) «грели» для него место, пока он был за решёткой.

Кармайн Персико критиковал Готти, но в молодости вёл себя почти так же. Он носил дорогие костюмы, водил шикарные машины (его даже видели за рулём «роллс-ройса»), проталкивал своего сына в «жизнь», всем давал понять, что он гангстер. Психологически он мог пойти на решительный шаг.

Если телохранители Коломбо (Рокко Моралья или Винсент Винлио) застрелили Джерома Джонсона, а не кто-то другой, то проще допустить, что они были вовлечены во внутренний заговор, организованный Персико. Их скорее мог привлечь на свою сторону Персико, чем Гамбино или ЦРУ.

Аргумент против — Коломбо пользовался поддержкой в «семье», не то, что Кастеллано в 1985. Персико, скорее всего, опирался только на свою команду. Да и была ли такая сложная операция в стиле Персико?

 

ЭНТОНИ «ТОНИ ШОТС» АББАТЕМАРКО

Это малоизвестная версия, и я не знаю подробностей. Её поддерживали такие люди, как Питер «Грек» Диапулос (бывший телохранитель Джоуи Галло) и Джозеф «Рыба» Лупарелли (партнёр «семьи» Коломбо из команды Джо Йаковелли). Оба написали мемуары. Правда, Лупарелли был всего лишь вором и водителем и сильно преувеличивал свою роль в «семье». Версия про Аббатемарко - это слух, которые он слышал от других.

«Тони Шотс» Аббатемарко (андербосс «семьи» Коломбо, проигравший Персико борьбу за власть) мстил за своего убитого отца, букмекера «Фрэнки Шотса» Аббатемарко. Не знаю, как Диапулос и Лупарелли обосновывали эту версию, интересно было бы почитать. Ведь по распространённой версии, это братья Галло убили «Фрэнки Шотса» по приказу Джо Профачи, и с этого вроде началась Первая война Коломбо (война Профачи-Галло). От отца «Тони Шотс» унаследовал подпольную уличную лотерею, через которую имел контакты с чернокожими гангстерами.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этом деле сложно разобраться. Я предполагаю, что никакого сложного плана не было. Кто-то «накрутил» Джерома Джонсона, пообещал ему побег, деньги и пустил на дело. Никакого заранее спланированного устранения Джонсона не было. Его случайно застрелил телохранитель или какой-то бывший на митинге парень, скорее всего из окружения Коломбо, который хотел поднять себе репутацию. Почему же организатор не боялся, что Джером Джонсон выдаст его? Может, Джонсона наняли через посредника.

Эта версия «хромает», но ничего лучшего я не придумал. В этом случае отпадает вариант со спецслужбами. Также я не верю в участие Гамбино и Персико, исходя из их психологии. Остаются Галло и Аббатемарко.

 

Tony,

Italymafia.ru

Для того, что бы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь.

www.italymafia.ru

Семья Коломбо — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Коломбо.
Преступная семья Коломбо
Место базирования

Нью-Йорк

Основана

Джо Профачи

Годы активности

1931 — настоящее время

Территория

различные районы Нью-Йорка

Этнический состав

италоамериканцы

Членство

120—150 членов, 600 приближенных

Криминальная деятельность

рэкет, ростовщичество, отмывание денег, убийства, вымогательство, азартные игры, грабеж, контрабанда сигарет, фальшивомонетничество и мошенничество.

Союзники

Семья Гамбино, Семья Бонанно, Семья Луккезе и Семья Дженовезе

Противники

различные банды города и их союзники

К:Википедия:Страницы на КУЛ (тип: не указан)

Мафиозная семья Коломбо является одной из «Пяти Семей», контролирующих организованную преступность в Нью-Йорке. Ранее известна как семья Профачи.

История

Джо Профачи

Когда со смертью Джо Массерии и Салваторе Маранзано, в 1931, Война Кастелламарезе подошла к концу, структура американской мафии была изменена Лаки Лучано, создавшего пять семейств, ставших основой новой эры кооперации между гангстерами. Одной из таких семей, сформированной из остатков группировки Маранзано, стала банда под предводительством Джо Профачи — человека, ненавидимого своими подчиненными за скупость и жадность. При Профачи семья, обосновавшаяся в Бруклине, занималась обычными преступлениями, такими как рэкет, вымогательства, азартные игры, ограбления и ростовщичество. Учитывая злоупотребления при взимании своей доли, наряду со старыми сицилийскими традициями ведения дел, представляется крайне удивительным, что лидерство Профачи не оспаривалось вплоть до конца 50-х. Много старомодных «Усатых Питов» было убито либо выведено из игры Лучано при реорганизации мафии, но Профачи удалось сохранить свою голову целой, во многом и благодаря своим близким связям с лидером другой семьи Джо Бонанно.

Братья Галло

Однако, в конечном счете, гнев некоторых подчинённых Профачи накалил обстановку, и конфликты, которые будут преследовать семью десятилетиями, начались во всей своей полноте. Даже человек, смотрящий на шаг вперед, Карло Гамбино, начал раздувать неспокойствие в семье, силясь расшатать альянс Профачи — Бонанно, благо, что братья Галло: Ларри, Джои и Альберт были склонны принять его инициативу. Профачи забирал львиную долю дохода братьев от рэкета, и, в конце концов, им это надоело. Плохое предчувствие грядущего конфликта зародилось тогда, когда Профачи заказал убийство одного из парней Галло, Фрэнка Аббатемарко, лишь за то, что тот якобы был нелоялен к боссу и отказывался в уплате доли своему боссу. В феврале 1961 братья Гало похитили целый ряд видных членов семьи, включая заместителя босса Джозефа Мальоко и капо Джо Коломбо. В обмен на их освобождение, братья требовали изменения перераспределения доли прибыли, и казалось, поначалу Профачи согласился, пристально следя за переговорами между похитителями и советником Профачи, Чарльзом Лочичеро. Но Профачи лишь оттягивал время, готовя месть Галло. Член команды Галло Джозеф Джиоели был убит людьми Профачи в сентябре, а покушение на Ларри Галло в бруклинском баре было предотвращено полицейским. Братья в отместку заявили, что они будут нападать на людей Профачи повсюду, где только возможно. Война между группировками началась. Братья Галло инициировали две войны в семье Коломбо, обе из которых закончились их поражением.[1][2]

Смерть Профачи

На протяжении 1961/62 главы других семей (за исключением Бонанно) всячески давили на Профачи, убеждая его уйти с поста босса. Состояние его здоровья все ухудшалось, и 6 июня 1962 он умер от рака. В качестве главы семьи он был замещен Мальоко, человека подобного Профачи, особенно касательно отношения к нему братьев Галло, которые не намеревались прекращать войну из-за того, что Профачи умер. Двое лучших наемных убийцы Мальоко, Кармайн «Джуниор» Персико и один из самых надежных его людей Хью Макинтош, были атакованы братьями Галло, но уцелели. Братья Галло продолжали планировать дальнейшие атаки на жизни людей Мальоко, но у властей на их счет были другие планы. Целый ряд членов банды Галло были осуждены по обвинением в рэкете, двое других были убиты наемниками Мальоко и номинальный лидер банды, Джои Галло, сам сидел в тюрьме и был не в состоянии предотвратить дезорганизацию группировки.

Предательство Мальоко

Убрав братьев Галло со своего пути, Мальоко мог консолидировать своё лидерство и сконцентрироваться на бизнесе семьи. Однако, Джо Бонанно замыслил заговор убийства глав трех преступных семейств и Мальоко имел неосторожность присоединиться к нему в данном плане. Но Джо Коломбо, кому и доверили исполнение плана, осознавая что это плохая идея, сообщил о плане Карло Гамбино и Томми Луккезе. Бонанно и Мальоко были вызваны на суд Комиссии. Бывший босс ушел в бега, а Мальоко предстал за свои преступления. Осознавая, что в этот заговор его втянул Бонанно, он согласился заплатить 50 000 долларов штрафа и уйти с поста босса (вскоре он умер, по естественным причинам).

Эра Коломбо

За проявленную лояльность, а также потому что Гамбино считал, что сможет контролировать его действия, Коломбо был назначен на место Мальоко. Чтобы отмести все ассоциации с бывшим боссом, семью переименовали в Коломбо, желая избавить от ореола жадности и того презренного отношения, с которым Профачи относился к своим людям. В возрасте 41 года Коломбо стал самым молодым лидером мафии — как следствие его опытность многими ставилась под сомнение. Данное сомнение стало очевидным, когда после ареста своего сына по обвинениям в фальшивомонетчестве, Коломбо создал Лигу защиты Прав Итало-Американцев, призванной защищать их от произвола властей. Для организации, которая гордилась своим теневым статусом, публичность Коломбо как минимум не приветствовалась. Посредством Лиги его лицо часто попадала на страницы газет и экраны телевизоров.

Коломбо была очень богатой семьей и Пьетро «Пити» Мочео из Бенсонхурста делал людей банды ещё богаче, являясь одним из лучших рэкетиров семьи Коломбо. В феврале 1971 года Джои Галло выпустили из тюрьмы. Четыре месяца спустя на Джо Коломбо было совершено покушение, в результате которого, Джозеф Коломбо оказался полностью парализованным и находился в коме до своей смерти в 1978 году. Подозрения пали на Галло. На митинге Лиги на площади Колумба 28 июня 1971 года, в Коломбо стреляли, когда он протискивался к помосту. Стрелявший, молодой чернокожий мужчина, по имени Джероме Джонсон был сам застрелен и убит членами окружения Коломбо на месте. В организации убийства подозревали Галло, во многом потому, что он открыто сотрудничал с чернокожими преступниками из Гарлема, считая их потенциальными партнерами в новых прибыльных областях криминального бизнеса. Винченцо «Вини» Алои некоторое время исполнял обязанности действующего босса, пока из тюрьмы не вышел Кармайн «Джуниор» Персико. Сам Галло был застрелен в Ресторане Умберто на Малбери Стрит 7 апреля 1972 года.

Семья при Персико

Семье Коломбо, пресыщенной «подвигами» Коломбо (равно как и Галло) необходим был период спокойствия. Коломбо было некогда управлять семьёй и лидерство перешло к Томаса ДиБелла, человека, ускользавшего от властей с 1932, когда он был обвинён в бутлегерстве. Коломбо умер в 1978, а ДиБелла ушёл с поста по болезни в 1977, оставив серьёзный вакуум власти. Однако, серьёзным авторитетом обладал и Кармайн Персико, первый претендент на пост босса, но он столько раз садился в тюрьму за последние десять лет, что было не ясно в состоянии ли он руководить. Однако он руководил семьёй из тюрьмы при помощи Дженнаро «Джерри Ланга» Ланжеллы, своего уличного босса, пока в середине 80х оба не были осуждены по закону РИКО на 100 летний срок. Факт пожизненного заключения не изменил лидерства Персико, который в 80е отдавал приказы из Федеральной Тюрьмы Ломпок (Калифорния), используя подставных боссов, таких как своего кузена Витторио «Вика» Орена. Орена, однако, желал настоящего, а не номинального лидерства и битва за контроль разразилась между сторонниками Орены (включая и лидера семьи Гамбино Джона Готти) и людьми, лояльными Персико. Неудавшееся покушение на Орену, привело ко вмешательству Комиссии — советник Персико Кармайн Сесса, организовавший покушение, должен был ответить за своего босса. Не придя к консенсусу, люди Орены 18 ноября 1991 устроили засаду на капо Персико, Грегори Скарпа Старшего, ехавшего в автомобиле со своей семьёй, но всем членам семьи удалось уйти и даже избежать ранений. Не успокоившись, сторонники Орены убили человека Персико Генри «Генри Банка» Смурра. Наконец, со множеством жертв с обеих сторон, вмешалась полиция и Орена, его капо Паскуале «Пэтти» Амато и множество солдат с обеих сторон были отправлены в тюрьму. В 1993 году Орену и Амато приговорили к пожизненному заключению. Так, с обезглавленным лагерем Орены, Персико праздновал победу и продолжил править семьёй из-за решётки.

Современные лидеры

Кармайн «Джуниор» Персико, 76 лет, как утверждают остается во главе сильно ослабшей семьи Коломбо. Сейчас он находится в федеральной тюрьме штата Северная Каролина. Его сын, Альфонс «Элли Бой» Персико, должен был стать боссом, но в декабре 2007 был осужден наряду с властным заместителем босса Джоном «Джеки» ДеРоссом за заказ на убийство Виллияма Кутоло в 1999 году. 27 февраля 2009 года Альфонса Персико, 55 лет, и Джона ДеРоссу, 71 год, приговорили к пожизненному заключению без права обжалования.

Джон «Сони» Франчезе (93 года) предполагаемо является заместителем босса Персико. Франчезе провел большую часть своей жизни в тюрьме и даже серьёзные правовые ограничения не остановили его от желания обрести пост на верхушки семейной власти. Франчезе был арестован в мае 2007 за нарушение условий досрочного освобождения. Томас «Взрывной Томми» Гиоели ведёт дела на улице. О Гиоели известно немногое, но достоверно известно, что он сидел некоторое время за решеткой и был союзником Персико во время борьбы за власть. Винченцо «Вини» Алои является советником семьи Коломбо. И после 16 лет война все ещё разрушает семью изнутри, помимо дюжины убийств, последними жертвами стали младший брат Персико Теодор «Тэдди» Персико, его сын Альфонс, ДеРосс и более 80 членов организации и приближенных к ним осуждены и до сих пор находятся под обвинением. Также в заключении находятся и бывшие враги — сыновья Виктора Орены Виктор Младший и Джон Орена. В июне 2008 действующий босс Томас «Взрывной Томми» Гиоели, бывший советник Джоел «Уэйверфлай» Какаче, капо Дино Калабро, солдат Дино Сарацино, а также многие другие были осуждены по обвинениям в рэкете, наркотрафике, ростовщичестве, вымогательстве и трем убийствам датируемым ещё периодом войн Коломбо. На сегодня, семья состоит примерно из 60-70 членов, являясь, таким образом самой малочисленной из Пяти Семей. Поговаривают, что с после ареста Гиоели капо и бывший уличный босс Эндрю «Энди Маш» Руссо вновь занял пост действующего босса. 24 декабря 2008 91-летний заместитель босса Джон «Сони» Франчезе был выпущен из Центра Предварительного Содержания в Бруклине.

7 июля 2010 года Джон «Сони» Франчезе был взят под стражу прямо в зале суда, ему грозит до 20 лет лишения свободы.

По состоянию на 2012 год

  • Босс — Кармайн «Джуниор» Персико (1973 — по сей день)

78-летний Персико находится в заключении с 1986 года, осужден на 100 лет тюремного заключения, но наказание было смягчено, и дата его освобождения перенесена на 20 марта 2050 года.

  • Действующий босс — Альфонсо «Литл Алли Бой» Персико (1996 — по сей день)

Сын Кармайна Персико. Отбывает пожизненное заключение.

  • Уличный босс — Эндрю «Энди Месиво» Руссо (2010 — по сей день)

Кузен Кармайна Персико. Арестован в январе 2011 года.

  • Заместитель босса — Джон «Сонни» Франчезе (2005 — по сей день)

93-летний Джон Франчезе был осужден в 2011 году на срок 8 лет, за рэкет. Дата освобождения — 2017 год, когда ему исполнится 100 лет.

  • Действующий заместитель босса — Бенджамин «Коготь» Кастелацо (2009 — по сей день)

Арестован в январе 2011 года

  • Консильери — Ричард «Ричи Нервы» Фуско (2008 — по сей день)

Арестован в январе 2011 года

  • Действующий консильери — Томас «Томми Микс» Фераси (2011—2012)

Арестован 5 января 2012[3].

Напишите отзыв о статье "Семья Коломбо"

Примечания

  1. [web.archive.org/web/20071018202334/www.angelfire.com/blog/organizedcrime/colombo/firstwar.html American Organized Crime — Colombo Crime Family — First War — Gallo v. Profaci/Magliocco]
  2. [web.archive.org/web/20071017221209/www.angelfire.com/blog/organizedcrime/colombo/secondwar.html American Organized Crime — Colombo Crime Family — Secon War — Gallo v. Colombo/Persico, Jr.]
  3. [www.italymafia.org.ua Семья Коломбо], по состоянию на 2012 год

Отрывок, характеризующий Семья Коломбо

– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.

24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.

wiki-org.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о