Фабио новембре википедия: Fabio novembre — Wikipedia – Сюрреалист и провокатор Фабио Новембре • Интерьер+Дизайн

Сюрреалист и провокатор Фабио Новембре • Интерьер+Дизайн

Фабио Новембре (Fabio Novembre, р. 21.10.1966) удивляет весь мир эпатажными предметами, завораживающими бутиками и инсталляциями, взрывающими наши представления о привычном.

По теме: Мир сновидений на кроватях Фабио Новембре

«Смысл жизни дизайнера-индивидуалиста — в общении с другими. Вы же покупаете не только туфли, но и красивые коробки, а главное — вы покупаете опыт. Люблю проектировать пространства, где собирается много народа, — места бесчисленных встреч».

Асимметричный диван Adaptation, Cappellini, 2016.

Новембре родился в 1966 году в многодетной семье в городе Лече на самом юге Италии, и в жизни пробивался самостоятельно. Уверяет, что в миланский Политех поступил чисто случайно: просто потому, что приехал к брату в Милан и город ему понравился. В 1992 году получил диплом архитектора, по его же собственному признанию, так и не научившись рисовать. После чего отправился в Нью-Йорк учиться кинорежиссуре. Однако там Новембре знакомится с модельером и основательницей фешн-бренда Blumarine Анной Молинари. И, поверив в его талант, она поручает совершенно неизвестному на тот момент, но имеющему очень богемный вид молодому человеку дизайн своего бутика в Гонконге.

Снимок с дочерью. Опубликован в личном блоге Фабио Новембре. 2007.

Новембре сделал для Blumarine что-то невероятно гламурное, яркое, с легкой сумасшедшинкой — Анне Молинари работа понравилась, Фабио получил новый заказ: оформлять теперь уже ее лондонский бутик, у входа в который он поставил гигантские женские ноги, что, конечно же, смотрелось как пощечина общественному вкусу на чопорной Бонд-стрит. И так началась его слава. В 1994-м он открывает собственную дизайн-студию в Милане.

Кресла HIM & HER, Casamania. 2008. Кресла HIM & HER, Casamania. 2008. Форма Новембре цитирует знаменитый пластиковый стул Вернера Пантона, плюс дизайнер вспоминает библейскую легенду о сотворении Адама и Евы.
Кресла HIM & HER, Casamania. 2008. Кресла участвовали во множестве фотосессий.

«Я чувствую, что чем дольше живу, тем больше становлюсь технократом. И чем более я нахожусь во власти технологий, тем сильнее мои предметы связаны с чувствами, с инстинктом. Изощренность мира вокруг вызывает во мне такой протест, что я стараюсь упростить все по максимуму, изобретая предметы предельно простые». 

Но на сцене интернационального промышленного дизайна появляется лишь в 2001-м, когда представил для Cappellini стол ORG: стеклянная столешница на множестве тонких ножек, похожих на спагетти. Потом было еще много предметов, запоминающихся найденным в них образом: шкафы Spicchi di Memoria для Morelato, замаскированные под стволы деревьев; диванный ландшафт AND в виде закрученной ленты, напоминающий молекулу ДНК или ленту Мёбиуса, для Cappellini; биоморфная сантехника Void для Flaminia, вазы в виде пилюль Happy Pills для Venini и те самые стулья Him&Her для Casamania, напоминающие знаменитые пантоновские кресла, но с отпечатком мужского и женского зада...

Диванная система And, Cappellini. 2002. Cистема скамеек для дома и сада And, Vondom.

В 2000–2003 годах Фабио Новембре был арт-директором компании Bisazza и оформлял ее шоу-румы по всему миру. Он любит использовать мозаику в своих интерьерных, выставочных проектах и инсталляциях. А таких в его карьере не мало. Престижные бренды и популярные марки часто приглашают Новембре для своих рекламных презентаций. Он делал яркие и незабываемые выставки для Pepsi, Lavazza, Philips, BMW и Mercedes.

Шезлонг S.O.S., Cappellini. 2003.

В 2009- м на улицах Милана появилось 20 припаркованных 500-х фиатов — из каждого росло дерево. На самом деле это был выставочный проект Новембре To make a Tree («Сделать дерево»), созданный им совместно с городским управлением моды и дизайна и компанией Fiat, а деревья были из стекловолокна, но выглядели как настоящие. Проект так понравился всем, что в 2015-м его повторили в рамках выставки Expo (Новембре был, кстати, выбран одним из ее послов).

В 2010-м Новембре сделал инсталляцию для Moscow Design Week: 40 разноцветных кресел-масок Nemo, созданных им для Driade, символизировали 40 разбойников из сказок тысячи и одной ночи. Истории, которые он рассказывает о своих работах, часто и сами похожи на причудливые сказки. По легенде, придуманной Новембре для московской инсталляции, разбойники хотели похитить и спрятать в пещере с сокровищами радугу и сами стали ее частью.

Cтол ORG, Cappellini. 2001.

Когда в 2013-м он сделал кресла-черепа для Gufram, назвав их Jolly Roger («Веселый Роджер»), то стал рассказывать всем, что это — дань памяти его дедушке, который был пиратом. «Мне кажется, я уже сам начал в это верить... У каждого в роду должен быть хоть один дедушка-пират: это будет самая прочная ветвь в родословной, за которую всегда можно ухватиться, если что».

Кресло Nemo, Driade. 2010. Навеяно масками древнегреческого театра, странствиями Одиссея и приключениями капитана Немо.

Он, действительно, любит слова (его блог, в котором он описывает свои проекты, занимает половину сайта). Все проекты  — от бутиков Stuart Weitzman в Риме и Милане до вешалки Meltin’Pot — китчеватые рассказы о жизни, смерти и любви. Помимо фильмов Феллини, главным источником вдохновения Новембре называет женское тело. Обнаженные модели — непременный атрибут на всех рекламных фотографиях его предметов. В начале 2000-х Новембре оформил интерьеры миланской дискотеки Divina («Божественная»): на стенах  — гигантские цифровые копии самых знаменитых в истории мировой живописи женских ню, от старых мастеров до импрессионистов.

Диван DIVINA, Driade. 2008. Limited edition. Женское тело — один из основных источников вдохновения Ф. Новембре.

В 2015-м Новембре стал арт-директором знаменитого футбольного клуба «Милан», и вот уже оформлена им главная витрина легендарного миланского магазина La Rinascente, только что признанного лучшим универмагом в мире. Годом раньше он создал интерьеры новой штаб-квартиры клуба.

Интерьеры офисного центра CASA MILAN AC Milan. 2014. Созданы по заказу футбольного клуба Milan.

Его стиль эксцентричен. Причем не только в творчестве, но и в жизни. Новембре появлялся на рекламных постерах в образе Христа, в костюме Адама (т. е. обнаженным) и в маске гориллы, и уверяет, что любит ходить в таком виде по дому. Дочерям, которых ему родила жена, аргентинская красавица Кандела, он дал не самые банальные имена — Челесте («Небесная») и Верде («Зеленая»). Интернет и журналы облетели фото дворика его миланской студии, где у него растет древо познания, к которому тянется сделанный из металла огромный змей-искуситель.

Кровать Air Lounge System, Meritalia. 2007.

«Хороший предмет — это мощное индивидуальное усилие. Не верю я в тренды, а верю в гениальных людей. Таких как Марк Ньюсон, Рон Арад, Том Диксон. Родом из разных стран, они теперь живут в Англии, а работают по всему миру. Они и я, мы своими вещами рассказываем истории, эмоциональные и захватывающие.

Лампы Muse, Venini, 2016. Посвящение итальянским художникам метафизической и сюрреалистической школы.

Когда особенные «истории» овладевают умами многих, тогда и зарождаются новые тенденции. 1960-е, 1970-е, 1980-е годы были временем скандальных творческих групп (Superstudio, Archizoom, Pentagram), которые считали, что способны изменить мир. Ничего не вышло. Высокий дизайн формируют отдельные сильные личности».

«Для меня важна преемственность творческих принципов. Я, например, очень ценю наследие Вернера Пантона. И мое кресло HIM & HER посвящено ему. Я был пленен масштабными инсталляциями Кристо: полностью обернутыми в ткань Новым мостом в Париже и Рейхстагом в Берлине. Под его влиянием мне захотелось сделать бутик в виде подарочной коробки».

Смеситель Slow the Flow System, Stella. 2008.

В миланском Palazzo dell’Arte, в рамках XXI Триеннале показывали его комнату-инсталляцию Intro — одну из 11 комнат выставочного проекта Stanze. Круглое помещение, обитое красной кожей, с фигурами позолоченных дев-весталок у входа, должно вызывать длинную цепочку ассоциативных связей с человеческой головой, яйцом как началом жизни, материнской утробой и спальней, где мы уподобляемся беззаботным младенцам. Фабио Новембре, как всегда, придумал целую философскую концепцию для своего проекта, полную парадоксальных сентенций и неожиданных выводов. 

Комната-инсталляция Ф. Новембре Intro, Stanze. XXI Миланская триеннале. Palazzo dell’Arte, Милан.

работы, биография, итерьеры — HomeGuide.ru

Фото: архивы Hi home magazine

Фото: архивы Hi home magazine

Биография Фабио Новембре

Фабио Новембре родился в 1966 году в городе Лечче на юге Италии. В 18 лет перебрался в Милан, где учился архитектуре в Миланском техническом университете. В 1993 году оказался в Нью-Йорке, где посещал занятия по киноискусству и получил свой первый крупный заказ — интерьеры нескольких бутиков Blumarine.

Бутик Blumarine в Лондоне

Вернулся в Милан и основал собственную дизайн-студию, которая разработала интерьеры таких культовых миланских заведений, как бар Lodi, бар-ресторан Shu и ночной клуб Divina.

Бар-ресторан Shu в Милане

Бар Lodi в Лоди

Ночной клуб Divina в Милане

1 / 3

2 / 3

3 / 3

В то же время активно занимался предметным дизайном. В начале 2000-х Новембре стал арт-директором компании Bisazza — итальянского лидера по производству стеклянной и смальтовой мозаики. Параллельно сотрудничал с ведущими итальянскими мебельными фабриками и создал ряд урбанистических инсталляций в Милане.

1 / 2

2 / 2

В последнее время основное внимание дизайнера сосредоточено на выставочных проектах. Так, он оформлял итальянский павильон на «Экспо 2010 Шанхай» и делал конкурсный проект швейцарского павильона для Expo Milano. В 2009 году в Милане состоялась ретроспективная выставка Фабио Новембре, названная Il fiore di Novembre («Цветок ноября»).

Биография Фабио Новембре

15 главных предметов авторства Фабио Новембре

Стол ORG для Cappellini, 2001
Среди подвижных веревок-«лиан» прячутся вполне устойчивые ножки.

Система AND для Cappellini, 2002
Система мягких сидений может принимать различные формы, в чем, по замыслу автора, и кроется аналогия с формой ДНК (DNA по-английски). В 2014 пе

Фабио Новембре

 

Фабио Новембре в кресле S.O.S. (Sofa Of Solitude – «софа для уединения») Интерьеры отеля Vittoria укутаны серебристыми волнами блестящей мозаичной «парчи» с цветочным узором В отеле нашлось места и для знаменитого модульного дивана SOFT SYSTEMS

В диване-тоннеле для Capellini можно уюно устроиться и укрыться, как в беседке

Фабио – дизайнер-индивидуалист. Но при этом уважает Марка Ньюсона, Рона Арада, Тома Диксона. Все они, между прочим, живут и работают в Англии. Но Новембре – итальянец до мозга костей, поэтому в противоположность инженерному подходу Диксона или поверенной компьютерными программами расчетливой гармонии Арада его творческий метод основан на чувственности и эмоциях. Рядовой житель Аппенинского полуострова облекает бушующие в нем страсти в жесты, гениальный – в формы (тоже гениальные).

«Чем дольше я живу, тем больше становлюсь технократом. И чем больше я подчиняюсь власти технологий, тем сильнее мои предметы связаны с чувствами и инстинктами.»

Будучи арт-директором Bisazza, Фабио Новембре воздвиг из мозаики настоящий Памятник Любви Все пространство обувного бутика в Риме опутано лентами из кориана Стол OrgTables для Capellini с гибкими ножками, как у спрута На унитазе и биде VOID для Flaminia как будто бы остались вмятины от прикосновений к еще не подсохшим чашам

Наверное, сложно назвать другого дизайнера, которого бы так вдохновляло человеческое тело. Начиная от откруглостей собственной жены и заканчивая абстрактными женскими и мужскими попами – их реалистичные очертания он скульптурно запечатлел в стульях HIM&HER для Casamania. В остальном очертания у стульев узнаваемые, хрестоматийные – получился эдакий Вернер Пантон «по-новембревски». Вместо спинки дивана для Driade – силуэт женщины в расслабленной и соблазнительной позе, да и вообще в каждом кресле или сиденье невольно проглядывают человеческие черты: нос, скулы, губы, плечи.

Сиденья стульев Him и Her для Casamania («Его» и «Ее») имеют более чем характерные формы Столь натуралистичные слепки «мягких мест» отливаются из высококачественного пластика Спинка дивана Divina для Driade сделана в виде силуэта «дивы» Фабио обожает устраивать фотосессии с собственными творениями, чью чувственность форм всегда почеркивает недвусмысленными позами

Простые рубленые формы – это не про него. У Новембре все течет, меняется, живет, пульсирует: интерьер обувного бутика опутан бесконечной лентой полок, изголовье кровати плавно переходит в каркас, форма смесителя такова, что кажется, будто он вытекает из раковины вместе с водой, а стеклянная столешница на десятках ножек-щупалец – почти видишь, как она колышется при малейшем движении воздуха – на самом деле очень устойчива.

Следующий пластиковый слепок Новембре сделал с лица – получился стул NEMO для Driade Стулья-маски разных цветов подходят и для интерьеров, и для использования на улице Округлые стены зала ночного клуба в Милане покрыты мозаикой розовых и фиолетовых оттенков. Пространство танцпола обозначено фактурой: вымощенный мозаикой участок отражается в вывернутом зеркальном куполе потолка В смесителе FLOW THE SLOW для Stella поток воды, прежде чем попасть наружу, описывает петлю

Стол-осьминог ORG от Cappellini в 2001 году и принес Новембре мировую славу. Следующим столь же замеченным и замечательным объектом стал модульный диван AND, который можно превратить в бесконечную пружину с кучей сидящих мест – как в каком-нибудь парке. Чуть позже, будучи арт-директором Bisazza, он сделал конструкцию из ППУ более жесткой (облицевал стеклянной мозаикой) и придал колечкам пружины форму сердца – получилось форменное место для свиданий.

«Люблю проектировать пространства, где может собираться много народа, – места бесчисленных встреч. Ведь смысл жизни для дизайнера-индивидуалиста – в общении с другими.»

Фрагмент инсталляции «Цветок Новембре» В виде чего могут быть сделаны опорные колонны? Конечно же, в виде рук! Вазы с человеческим лицом MURANA для Venini Стеллаж-робот ROBOTIX для Casamania

Наверное, поэтому Фабио старается оставаться в центре внимания. Одна из его инсталляций, занявшая значительную часть Миланского выставочного центра Triennale, называлась «цветок Новембре»: посетителей встречало гигантское изображение самого дизайнера с бутоном розы вместо сердца.

Фабио, как всегда, готов подарить нам и то, и другое.

работы, биография, итерьеры — HomeGuide.ru

Фото: архивы Hi home magazine

Фото: архивы Hi home magazine

Биография Фабио Новембре

Фабио Новембре родился в 1966 году в городе Лечче на юге Италии. В 18 лет перебрался в Милан, где учился архитектуре в Миланском техническом университете. В 1993 году оказался в Нью-Йорке, где посещал занятия по киноискусству и получил свой первый крупный заказ — интерьеры нескольких бутиков Blumarine.

Бутик Blumarine в Лондоне

Вернулся в Милан и основал собственную дизайн-студию, которая разработала интерьеры таких культовых миланских заведений, как бар Lodi, бар-ресторан Shu и ночной клуб Divina.

Бар-ресторан Shu в Милане

Бар Lodi в Лоди

Ночной клуб Divina в Милане

1 / 3

2 / 3

3 / 3

В то же время активно занимался предметным дизайном. В начале 2000-х Новембре стал арт-директором компании Bisazza — итальянского лидера по производству стеклянной и смальтовой мозаики. Параллельно сотрудничал с ведущими итальянскими мебельными фабриками и создал ряд урбанистических инсталляций в Милане.

1 / 2

2 / 2

В последнее время основное внимание дизайнера сосредоточено на выставочных проектах. Так, он оформлял итальянский павильон на «Экспо 2010 Шанхай» и делал конкурсный проект швейцарского павильона для Expo Milano. В 2009 году в Милане состоялась ретроспективная выставка Фабио Новембре, названная Il fiore di Novembre («Цветок ноября»).

Биография Фабио Новембре

15 главных предметов авторства Фабио Новембре

Стол ORG для Cappellini, 2001
Среди подвижных веревок-«лиан» прячутся вполне устойчивые ножки.

Фабио Новембре – провокация и гениальность в одном флаконе

Яркий и эмоциональный итальянец Фабио Новембре уже давно является в мире дизайна звездой первой величины. Его жизненная и творческая энергия настолько велика, что ею можно осветить не один город, а описанием проектов занять не одну страницу.

Наиболее известные работы Фабио Новембре:

Кафе L’Atlantique, Милан (1995).

Бар Lodi, Лоди (1998).

Кафе Shu, Милан (1999).

Бутик Tardini, Нью-Йорк (2000).

Отель Li Cuncheddi, Сардиния (2000).

Дискотека Divina, Милан (2001).

Отель Vittoria, Флоренция (2004).

Бутики Blumarine, Лондон, Гонконг, Сингапур, Тайбэй

Многочисленные бутики компании BISAZZA

                            Биография

Фабио Новембре родился 21 октября 1966 года. В 1984 году переехал в Милан, где в 1992 году получил степень по архитектуре. На вопрос, почему дизайнер выбрал в качестве своей профессии архитектуру, он отвечает так:

«Это произошло случайно. Я второй сын в семье с четырьмя детьми, у родителей не было времени следить за тем, чем мы заняты. Родители вообще редко помогают детям с выбором профессии, что жаль: поступая в университет, мы слишком молоды, а выбор-то на всю жизнь. Архитектура находится на стыке гуманитарных предметов и науки. Я подумал, что ее изучение поможет мне развиться умственно и по-человечески. И потом в начале 1980-х именно архитектура порождала все интересные профессии — графический дизайн, например. Я выбирал между Флоренцией и Венецией, а потом приехал в Милан навестить брата, он учился тут экономике. Был чудесный солнечный день, мы пошли гулять, и мне так понравился город, что я поступил в местную Политехнику. Мне было семнадцать, и та солнечная погода определила мою жизнь: Венеция и Флоренция в культурном смысле города мертвые, а в Милане жизнь била ключом».

Любопытно, но дизайнер не умеет рисовать! Сам Фабио этого факта не стесняется, напротив, говорит, что это абсолютно не важно:

«Еще в институте стало понятно: я – парень с идеями. Я не умел и не умею рисовать, руки у меня не из того места растут, зато с мозгами всё в порядке. Товарищи меня упрекали, конечно: «Что ты только рассказываешь, а сам ничего не делаешь? Где демократия?» Но я считаю, что бесполезно пытаться делать вещи, которые у тебя плохо получаются — только время потеряешь. Родился львом — не пытайся плавать».

В 1993 году дизайнер некоторое время жил в Нью-Йорке, где посещал режиссерские курсы в Нью-Йоркском университете. Он даже попытался создать собственную киностудию, однако, вскоре бросил это занятие. Дизайнер решил, что кинематографические идеи можно трансформировать в архитектурные концепции. В это же время он решает отказаться от следования каким-либо международным дизайнерским стилям. Вместо этого он пытается и дальше развивать собственное эстетическое видение в каждом своем успешном проекте. В 1994 году Фабио познакомился с модным дизайнером Анной Молинари (Anna Molinary), которая, по словам самого Фабио, «больше очарованная его богемным видом, чем опытом в области архитектуры», доверила ему дизайн своего первого магазина в Гонконге.  В тот же год Фабио открыл собственную студию в Милане. Свою страсть к кино Фабио сохранил до сих пор, и во многих своих интервью основным источником своего вдохновения называет фильмы Федерико Феллини. За проектом для Анны Молинари последовали другие заказы на оформление магазинов, ресторанов, баров в Лондоне, Нью-Йорке, Сингапуре, Флоренции, Милане.

Изучение архитектуры в миланском политехническом институте (Politecnico di Milano) дало Фабио возможность получить хорошее гуманитарное образование: студенты в архитектурных школах Италии изучают философию, социологию, литературу и искусство.

«В Италии, вы выбираете архитектуру, чтобы расширить мировоззрение, а не для того, чтобы получить профессию. Образование в этой области никогда не было ориентировано на знание того, как строить здания. Когда я вышел из стен института, я не представлял, как положить один кирпич на другой». 

С 2000 года и до недавнего времени Фабио Новембре являлся арт-директором компании BISAZZA, одного из мировых лидеров по производству стеклянной мозаики и смальты, которую Фабио использует практически во всех своих проектах.  Смелые и провокационные дизайны интерьеров, которые создавал арт-директор Новембре, вывели Bisazza в мировые лидеры в своей сфере. Проекты, носившие фирменную подпись Новембре, были в это время представлены в шоу-румах Bisazza в Нью-Йорке, Милане, Барселоне и Берлине. Отель Vittoria во Флоренции, дискотека Divina и кафе Shu в Милане — еще одни потрясающие внимание образчики творчества Новембре того периода.

С 2001 года Новембре проектирует мебель для CAPPELLINI, разрабатывает грандиозные мозаичные инсталляции для международных экспозиций. Он – автор Памятника Любви, показанного на выставке Cersaie 2002 в Болонье и Salon du Meuble de Paris 2003 в Париже.  Фабио Новембре также создавал работы для таких итальянских дизайнерских брэндов, как Driade, Meritalia, Flaminia, Casamania.

В 2008 году по поручению муниципалитета Милана музей Rotonda di Via Besana провел выставку работ Фабио Новембре. Выставка носила название Teach me the freedom of swallows («Научите меня свободе ласточкиного полета»). Выставка включала в себя различные дизайнерские проекты, предметы, инсталляции и фотографии. Выставочное пространство было разделено на две части. В одной, меньшей части разместился ряд дизайнерских проектов, таких, как — «Сто подносов» для компании Driade; дверные ручки «Любовь открывает двери», разработанные для компании Fusital; бутылки для Uliveto; шкафчики для Cappellini; краны «Плавно и текуче» для Stella Rubinetterie; вешалки для Meltin’ Pot и другие.

Там же находились инсталляции, посвященные тематике домашнего очага, жизни, любви, такие, как — дом в форме лона; Skybaby – скульптура матери и ребенка; огромная лента, названная «Любовь превыше всего». В другой части помещения были собраны работы, объединенные в «территорию влияния» Фабио Новембре. Эта часть выставки охватывала такие темы, как любовь, секс, человеческое тело, природа, нашедшие воплощения в конкретных предметах. Среди этих предметов были Голливудское кресло для B&B Italia, Средиземноморское кресло для Pierantonio Bonacina, ковер-сеть для Cappellini, Воздушный шезлонг для Meritalia. Кроме того, там были размещены изображения различных интерьеров работы Новембре.

Новембре также был участником Миланской выставки Salone del Mobile 2008 года. А В 2009 году Миланский музей дизайна Triennale пригласил Новембре организовывать и курировать выставку, посвященную его работам. Выставка называлась Il fiore di Novembre («Цветок ноября», «Цветок Новембре». Игра слов, по-итальянски Novembre – ноябрь). В 2010 году на выставке Expo в Шанхае Новембре курировал итальянский павильон. Он посвятил свою экспозицию городу Милану. Не боящийся выражать свои мысли, яркий, талантливый, Фабио Новембре по праву занимает почетное место среди ведущих мировых дизайнеров. При этом сам Фабио признается, что он нетипичный в своей сфере человек.

«Я архитектор абсолютно нетипичный в том смысле, что никогда не исхожу из соображений функциональности. Мне нет никакого дела до проблем заказчика. Я думаю, мои отношения с клиентом строятся совсем по-другому. Клиент для меня есть меценат, дающий мне в руки микрофон, в который я говорю. По сути, как мне кажется, все мои работы есть чистой воды коммуникация. Так я говорю с людьми. Только я говорю на языке архитектуры. О чем я рассказываю? Это истории любви, это сказки, становящиеся былью».

Все гораздо проще было бы и в мире, по мнению Фабио, если бы люди научились ощущать себя не частью своей страны и религии, а частью планеты, вот так, как сам Фабио Новембре.

«Я цыган……..Когда меня спрашивают, откуда я родом, я отвечаю, что родился на планете земля. Для меня границы между государствами — фикция. Нет смысла думать, что вот я, итальянец, говорю сейчас с вами, россиянами. Разница –то между нами какая? Мы всего лишь говорим на разных языках. И незачем тешить себя иллюзией, что ты не такой, как другие. Это как раз наихудшая из возможных политических стратегий — создавать барьеры, возводить стены. Такие люди, как я, призваны барьеры разрушать. В этом я вижу смысл моей жизни и работы».

Творчество

Фабио Новембре, чье лицо побывало на обложках практически всех модных дизайнерских и архитектурных журналов, черпает вдохновение в стиле «барокко». Фабио Новембре говорит, что творит ради удовольствия и красоты. Его можно назвать несколько эксцентричным.  Его «потусторонний», экспрессивный и игривый стиль идеален для интерьеров индустрии развлечений.

Его интерьеры — это смесь из необарочной роскоши, китча и классических цитат. Это всегда вызов, провокация, тайна, интрига и, вместе с тем, поэтика. Фабио Новембре любит одеваться так, чтобы выразить свои многочисленные альтер-эго: то он в костюме кубинского революционера, то в одежде бойца кунг-фу. Он может появиться в образе рок-звезды или Иисуса. Фабио Новембре бросает вызов и одновременно угождает преобладающим общепринятым вкусам, создавая гедонистический «эликсир» роскоши и шика.

Бутик CROCOLOOP (2000) — наглядный тому пример. В его архитектуре и дизайне интерьера сочетаются черты радикального дизайна, минимализма и сюрреализма. Это один из недавних образцов, коктейль тенденций, идей, материалов, декора. Декор — мастерски стилизованная под крокодиловую кожу мозаика компании BISAZZA, покрывающая стены, потолок, полы. Стильные ступенчатые витрины в стене и центральные демонстрационные столы из прозрачного плексигласа демонстрируют концепцию новой роскоши, элегантной, утонченной и сдержанной. Формообразующий принцип гигантской «петли» является основным и в отдельных деталях интерьера, и в крупномасштабных пространственных модулях. Так, на петлеобразных настенных полках располагаются женские сумки, кошельки, визитницы, портмоне. А центральные столы находятся под своеобразной «петлей», стилизованной гигантским альковом, который образует главную панораму и аксессуаров, и самого интерьера. Отсюда и название CROCOLOOP – «Крокодиловая петля». Великий маэстро дизайна ХХ века Алессандро Мендини высоко оценил работы Фабио Новембре и особенно бутик CROCOLOOP. По мнению Мендини, Фабио прекрасно понимает, что успешный дизайн означает нечто большее, чем создание модных образов и выбор правильного бренда.

Совсем другим Фабио Новембре предстал в работе над интерьерами старого отеля Li Cuncheddi в прибрежной деревушке на острове Сардиния. Построенный почти сорок лет назад, отель заново открылся в мае 2000 г. Сохранив средиземноморские аромат и колорит, Новембре ocoвpeменил пространство отеля, сделав его максимально функциональным и удобным для ориентации. Архитектор упростил планировку первого этажа: на месте путаных кулуаров и коридоров открылось почти пустое цельное пространство, но не исключающее в то же время неожиданных ракурсов и открытий. Чередуя жесткие углы и плавные изгибы, Новембре придал белым интерьерам отеля четкость и законченность с помощью цветовых и световых акцентов.

Конструкция барной стойки в холле делит холл на две части: новую — гладкую, лаконичную, с редкими акцентами цвета и неона и «деревенскую» — с покрытыми мозаикой ступенями-сидениями, деревянными стропилами и морским видом. Комнаты в отеле сделаны чрезвычайно просто, но все же имеют несколько оригинальных деталей. Столы и изголовья кроватей заключены в рамы из горизонтальных и вертикальных зеркал, призванных расширить пространство. В туалетной комнате — круглые углы и подсветка у пола. Огромный душ с круговой занавеской изобретательный архитектор подвесил строго по центру, а все остальные удобства распределил по углам.

В отеле Vittoria (2004) Фабио пустил по коридору огромный, раскручивающийся рулон серебристой парчи с цветочным рисунком: ткань со стены спускается на стойку регистрации, затем на пол, где делает новый виток. И вся эта роскошь, оказывается, создана из мозаики. Витки этой конструкции повторяют спирали стоящих в холле диванов – еще одного шедевра от Новембре.

Хитросплетение форм

Многие дизайнеры сейчас обращаются к органическим формам и растительным мотивам, но в руках Фабио они пульсируют жизнью и источают изобилие. «Органичность характерна для всей моей архитектуры не потому, что я так задумал, возможно, я все еще вспоминаю материнский живот. Наш первый дом – это всегда утроба матери. В каком-то смысле я все еще там нахожусь — я ищу вещи, которые были бы мягки и удобны, округлы и чувственны».

Неслучайно многие работы Новембре откровенно физиологичны: уже упомянутый клуб Divina известен своими гигантскими фресками обнаженных; пара широко расставленных ног обрамляют вход в бутик Анны Молинари в Лондоне; потолок в кафе Shu поддерживают руки огромных размеров. Наверное, сложно назвать другого дизайнера, которого бы так вдохновляло человеческое тело. Начиная от округлостей собственной жены и заканчивая абстрактными женскими и мужскими попами — их реалистичные очертания он скульптурно запечатлел в стульях HIM&HER для Casamania. В остальном очертания у стульев узнаваемые, хрестоматийные –—получился эдакий Вернер Пантон «по-новембревски». Вместо спинки дивана для Driade — силуэт женщины в расслабленной и соблазнительной позе, да и вообще в каждом кресле или сиденье невольно проглядывают человеческие черты — нос, скулы, губы, плечи.

Простые рубленые формы – это не про него. У Новембре все течет, меняется, живет, пульсирует: интерьер обувного бутика опутан бесконечной лентой полок, изголовье кровати плавно переходит в каркас, форма смесителя такова, что кажется, будто он вытекает из раковины вместе с водой, а стеклянная столешница на десятках ножек-щупалец — почти видишь, как она колышется при малейшем движении воздуха — на самом деле очень устойчива.

Стол-осьминог ORG от Cappellini в 2001 году принес Новембре мировую славу. Следующим столь же замеченным и замечательным объектом стал модульный диван AND, который можно превратить в бесконечную пружину с кучей сидящих мест, как в каком-нибудь парке. Чуть позже, будучи арт-директором Bisazza, он сделал конструкцию из ППУ более жесткой (облицевал стеклянной мозаикой) и придал колечкам пружины форму сердца — получилось форменное место для свиданий.

«Люблю проектировать пространства, где может собираться много народа, — места бесчисленных встреч, ведь смысл жизни для дизайнера-индивидуалиста – в общении с другими».

Фабио признается, что чувствует потребность в работе. Если перестанет работать, то просто взорвется.

«Наверное, я пытаюсь оставить свой след на планете. Но все, что я делаю, – ничто, крошки, песчинки. Я песчинка. Но я могу изменить мир – и изменю, просто я этого уже не увижу. Но это не так плохо. Я не стану сожалеть, как никогда не стану никому завидовать. Мой любимый вид спорта – эстафета. В ней вся жизнь человека: личный подвиг, общее усилие, преемственность. Мы все в мире – звенья цепи. Все чем-то похожие, все такие разные. Ты можешь быть очень крутым и красивым звеном, но ты лишь одно из многих. Надо позаботиться о том, чтобы ты не стал слабым звеном».

Маргарита Белова
по материалам интернет-изданий

Любовь и страсть Фабио Новембре

Авангардный итальянский архитектор, дизайнер, поэт, писатель и провокатор Фабио Новембре (Fabio Novembre) стал известен в 90-е  своими эффектными интерьерами для ресторанов, баров, клубов, отелей и шоу-румов, созданных им по всему миру.


Фабио Новембре на кушетке DIVINA, Driade

Изучение архитектуры в миланском политехническом институте (Politecnico di Milano) дало Фабио возможность получить хорошее гуманитарное образование: студенты в архитектурных школах Италии изучают философию, социологию, литературу и искусство. «В Италии, вы выбираете архитектуру, чтобы расширить мировоззрение, а не для того, чтобы получить профессию. Образование в этой области никогда не было ориентировано на знание того, как строить здания. Когда я вышел из стен института, я не представлял, как положить один кирпич на другой».

Оказавшись в Нью-Йорке, куда его увлекла страсть к кино и желание стать режиссером, Фабио в 1994 году знакомится с модным дизайнером Анной Молинари (Anna Molinary), которая, по словам самого Фабио, «больше очарованная его богемным видом, чем опытом в области архитектуры»,  доверила ему  дизайн своего первого магазина в Гонконге. Свою страсть к кино Фабио сохранил до сих пор, и во многих своих интервью основным источником своего вдохновения называет фильмы Федерико Феллини. За проектом для Анны Молинари последовали другие заказы на оформление магазинов, ресторанов, баров в Лондоне, Нью-Йорке, Сингапуре, Флоренции, Милане. Среди работ Фабио Новемре:

Кафе L'Atlantique, Милан (1995).
Бар Lodi, Лоди (1998).
Кафе Shu, Милан (1999).
Бутик Tardini, Нью-Йорк (2000).
Отель Li Cuncheddi, Сардиния (2000).
Дискотека Divina, Милан (2001).
Отель Vittoria, Флоренция (2004).
Бутики Blumarine, Лондон, Гонконг, Сингапур, Тайбэй
Многочисленные бутики компании BISAZZA

С 2000 года и до недавнего времени он являлся арт-директором компании BISAZZA, одного из мировых лидеров по производству стеклянной мозаики и смальты, которую Фабио использует практически во всех своих проектах. Новембре проектирует мeбель для CAPPELLINI, разрабатывает грандиозные мозаичные инсталляции для международных экспозиций. Он - автор Памятника Любви, показанного на выставке Cersaie 2002 в Болонье и Salon du Meuble de Paris 2003 в Париже.

Критики характеризуют стиль Фабио Новембре  как нарцистическое необарокко. Его «потусторонний», экспрессивный и игривый стиль идеален для интерьеров индустрии развлечений. Его интерьеры - это смесь из необарочной роскоши, китча и классических цитат. Это всегда вызов, провокация, тайна, интрига и, вместе с тем, поэтика.

У Фабио особое отношение к мозаике, практически не один его проект не обходится без нее, часто мозаика устилает весь пол помещения, плавно переходит на стены и потолок. Фабио делает из нее целые архитектурные композиции и почти живописные панно. Такого эффекта роскоши и такого мастерства в работе с мозаикой не добивался никто со времен самого Гауди.

В ночном клубе Divina (2001), оформленном Фабио Новембре совместно с Лоренцо Де Никола и Карло Формизано, волнистый потолок коридора выложен зеркальной мозаикой Bisazza. Округлые стены полутемного зала покрыты мозаикой розовых и фиолетовых оттенков. Пространство круглого танцпола обозначено фактурой: вымощенный мозаикой участок отражается в вывернутом зеркальном куполе потолка. Стены клуба украшают фрески, изображающие восемь знаменитых ню, от "Венеры" Джорджоне до "Одалиски" Энгра.  Каждая картина нанесена на ткань способом цифровой печати и служит фоном для подсвеченной прямоугольной ниши-дивана. Свод потолка над барной стойкой покрывает огромная репродукция "Происхождения мира" площадью 5 кв. м. Сверхреалистичное упражнение с маслом, холстом и натурой, выполненное в XIX веке Гюставом Курбе, тщательно воспроизведено в мозаике и заключено в тяжелую раму; название картины выведено крупным курсивом по фасаду барной стойки.

Дизайнер бросает вызов и одновременно угождает преобладающим общепринятым вкусам, создавая гедонистический "эликсир" роскоши и шика. Бутик CROCOLOOP (2000) - наглядный тому пример. В его архитектуре и дизайне интерьера сочетаются черты радикального дизайна, минимализма и сюрреализма. Это один из недавних образцов, коктейль тенденций, идей, материалов, декора. Декор - мастерски стилизованная под крокодиловую кожу мозаика компании BISAZZA, покрывающая стены, потолок, полы. Стильные ступенчатые витрины в стене и центральные демонстрационные столы из прозрачного плексигласа демонстрируют концепцию новой роскоши, элегантной, утонченной и сдержанной.

Формообразующий принцип гигантской "петли" является основным и в отдельных деталях интерьера, и в крупномасштабных пространственных модулях. Так, на петлеобразных настенных "полках" располагаются женские сумки, кошельки, визитницы, портмоне. А центральные столы находятся под своеобразной "петлей", стилизованным гигантским "альковом", который образует главную панораму и аксессуаров, и самого интерьера. Отсюда и название CROCOLOOP - "Крокодиловая петля".

Великий маэстро дизайна ХХ века Алессандро Мендини высоко оценил работы Фабио Новембре, и особенно бутик CROCOLOOP. По мнению Мендини, Фабио прекрасно понимает, что успешный дизайн означает нечто большее, чем создание модных образов и выбор правильного бренда.

 

Совсем другим Фабио Новемре предстал в работе над интерьерами старого отеля Li Cuncheddi в прибрежной деревушке на острове Сардиния. Построенный почти сорок лет назад, отель заново открылся в мае 2000 г. Сохранив средиземноморские аромат и колорит, Новембре ocoвpeменил пространство отеля, сделав его максимально функциональным и удобным для ориентации. Архитектор упростил планировку первого этажа: на месте путаных кулуаров и коридоров открылось почти пустое цельное пространство, но не исключающее в то же время неожиданных ракурсов и открытий.

Чередуя жесткие углы и плавные изгибы, Новембре придал белым интерьерам отеля четкость и законченность с помощью цветовых и световых акцентов. Конструкция барной стойки в холле делит холл на две части: новую - гладкую, лаконичную, с редкими акцентами цвета и неона, и «деревенскую», с покрытыми мозаикой ступенями-сидениями, деревянными стропилами и морским видом.

Комнаты в отеле сделаны чрезвычайно просто, но все же имеют несколько оригинальных деталей. Столы и изголовья кроватей заключены в рамы из горизонтальных и вертикальных зеркал, призванных расширить пространство. В туалетной комнате - круглые углы и подсветка у пола. Огромный душ с круговой занавеской изобретательный архитектор подвесил строго по центру, а все остальные удобства распределил по углам.

В отеле Vittoria (2004) Фабио пустил по коридору огромный, раскручивающийся рулон серебристой парчи с цветочным рисунком: ткань со стены спускается на стойку регистрации, затем на пол, где делает новый виток. И вся эта роскошь, оказывается, создана из мозаики. Витки этой конструкции повторяют и спирали стоящих в холле диванов – еще одного шедевра от  Новембре.

 Многие дизайнеры сейчас обращаются к органическим формам и растительным мотивам, но в руках Фабио они пульсируют жизнью и источают изобилие. «Органичность характерна для всей моей архитектуры не потому, что я так задумал, возможно, я все еще вспоминаю материнский живот. Наш первый дом – это всегда утроба матери. В каком-то смысле я все еще там нахожусь; я ищу вещи, которые были бы мягки и удобны, округлы и чувственны».

Неслучайно многие работы Новембре откровенно физиологичны: уже упомянутый клуб Divina известен своими гигантскими фресками обнаженных; пара широко расставленных ног обрамляют вход в бутик Анны Молинари в Лондоне; потолок в кафе Shu поддерживают руки огромных размеров.

Помимо фильмов Феллини главным источником своего вдохновения Новембре называет женское тело.
И любовь: «Я верю, что любовь – это пароль ко всему. Все, что я делаю, мотивировано любовью,  любовь как дождь, а дождь демократичен, все, что мы должны сделать – это стать мокрыми». Нигилист и провокатор, давно перещеголявший Филиппа Старка своими скандальными заявлениям и фотосессиями, Фабио Новембре считает, что «только любовь может помочь нам остаться людьми. Любовь - энергия Вселенной, с ее помощью бьется сердце мира». А архитектура похожа на любовь: «Потому что, как и любовь, это последнее верное средство для общения без посредников. Архитектура дает фокус трехмерности для общения с телами, с вещами. Архитектура - не что иное, как средство выжить в реальности, при этом не теряя своего "я"». 

 


В статье использованы материалы сайта www.a3d.ru

 

"CROCOLOOP в Нью-Йорке", автор Алина Мелони Terence Conran, Max Fraser 'Designers on design' www.icon-magazine.co.uk

Возвращение в Эдем: в гостях у дизайнера Фабио Новембре

Возвращение в Эдем: в гостях у Фабио Новембре (фото 0)Фабио Новембре у себя в студии за рабочим столом.
Фото: 
@fabionovembre

Этому эксцентричному итальянцу ничего не стоит появиться на публике в костюме кубинского революционера или одежде бойца кунг-фу. «Каждый сам себе мессия!», — заявляет Фабио Новембре (Fabio Novembre) и позирует обнаженным в образе Христа в кресле S.O.S Sofa of Solitude, которое он спроектировал для Cappellini. «Да, меня вдохновляет человеческое тело», — признается он.

Возвращение в Эдем: в гостях у Фабио Новембре (фото 2)
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS

И действительно, многие созданные им объекты, начиная co знаменитых стульев Him & Her для Casamania в виде оттиска нижней половины женского и мужского тела и заканчивая диваном для Driade, спинка которого представляет собой силуэт лежащей на боку девушки, очертаниями напоминают человеческие тела.

Фрагмент модульного дивана And.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS
Лестница со стеклянными ступенями ведет из гостиной в спальню. Красные перила из лакированного дерева сделаны по эскизам Новембре.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS
Диспетчерская стала гостевым домом, склад — студией, в сторожке поселилась семья дизайнера
Возвращение в Эдем: в гостях у Фабио Новембре (фото 6)Огромная стеклянная стена служит невидимой границей, отделяющей кухню от внутреннего двора. По потолку облицованному мозаикой Bisazza, ползет змея — работа дизайнера Сандро Киа. Кухня, Boffi.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS

Но справедливости ради стоит сказать, что источником вдохновения для Фабио может стать все, что угодно. Например, дизайнер создал плетеное кресло-трубу из резиновых прутьев в двух вариантах — 36h и 56h, названных так по количеству часов, затраченных на их изготовление. И пока критики ломали голову в поиске подходящего слова, чтобы описать форму предметов, Новембре пояснил: «Создавая эти кресла, я все время вспоминал, как моя бабушка лепила тортеллини (маленькие итальянские пельмени из пресного теста)».

Возвращение в Эдем: в гостях у Фабио Новембре (фото 8)Студия Фабио Новембре. Стены украшены огромными цветами, выполненными из пластика. Рабочий стол, спроектированный самим Новембре, по форме повторяет остров Капри.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS

В релизе к другому своему произведению — Happy pills, коллекции двухцветных ваз в форме пилюль — Новембре утверждал, ни много ни мало, что придумал лекарство-плацебо против депрессий современной жизни. «Я создаю такие вещи, — признается он, — что не будь я архитектором и дизайнером, уже давно оказался бы в тюрьме».

Возвращение в Эдем: в гостях у Фабио Новембре (фото 10)Одна из стен в гостиной облицована панелями Smoke из обожженного дерева, пропитанного эпоксидной смолой. Их дизайн разработал Маартен Баас, один из ближайших друзей Новембре. На одной из панелей, над камином, красуется чеканный щит французской школы 1866 года с изображением «Изгнания из рая». Диван Varadero, дизайн Витторио Прато, Meritalia. Журнальные столики Org, дизайн Фабио Новембре, Cappellini.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS

Помимо дизайнерских объектов, в его портфолио десятки общественных интерьеров: кафе L’Antique и Shu в Милане, бутики Blumarine в Лондоне, Гонконге, Сингапуре — и лишь один жилой — его собственный дом в Милане. Здесь же находится и его рабочая студия. Безусловно, Новембре не был бы собой, выбери он в качестве собственного жилища тривиальную постройку.

«Изначально, — рассказывает хозяин, — здесь находился склад для хранения фруктов и овощей. Сбоку размещалась сторожка и комната диспетчера с выходом во внутренний двор, полностью залитый цементом». В данном случае интересно не столько то, что Фабио решил поселиться на складе, сколько те ассоциации, которые это место породило в его голове. «Да это же «Потерянный рай!» — воскликнул дизайнер. Себя он сравнивает с Адамом, а забетонированный дворик — с Эдемским садом, в центре которого возвышается древо познания.

Возвращение в Эдем: в гостях у Фабио Новембре (фото 12) Фрагмент гостиной. Лампа из хрусталя и металла, дизайн Дуилио Форте. Диван в обивке хакки, Meritalia.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS

Разработав концепцию, он приступил к преобразованию персонального рая. Диспетчерскую превратили в гостевой дом, в помещении склада Фабио оборудовал свою студию, а сам с семьей обосновался в сторожке, предварительно расширив ее. «Мой дом, за исключением ванной, — говорит Фабио, — это одна большая комната, без глухих дверей. Ненавижу двери! Они создают ощущение закупоренности».

«Мой дом, за исключением ванной, — одна большая комната, без глухих дверей. Ненавижу двери!»

Фасад дома и часть потолков Новембре облицевал изумрудной мозаикой Bisazza (недаром дизайнер много лет являлся арт-директором знаменитого бренда). Сплошная стеклянная стена без рамы отделяет внутренний двор от просторной столовой с обеденным столом на тринадцать персон — одна из многочисленных библейских отсылок, которые здесь встречаются на каждом шагу. Например, на потолке мозаикой выложено изображение Змея-искусителя работы художника Сандро Киа (Sandro Chia) — грозная рептилия как бы вползает в дом с улицы. Скульптура еще одной змеи, сделанная по проекту Дуилио Форте (Duilio Forte), выставлена перед входом в дом. И даже на старинном чеканном щите, украшающем стену над камином, изображена сцена изгнания из рая. Правда, свой собственный рай Фабио покидать не собирается.

Ванная комната. Одна из стен украшена панелью с репродукцией картины Альбрехта Дюрера, изображающей Еву.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS

«Для себя одного я бы никогда не стал строить этот дом, — рассуждает дизайнер, удобно устроившись на диване Varadero в обивке цвета хаки. — Я могу жить и под мостом! Это жилище — для моей семьи. Я строил его для себя, моей бывшей жены Канделы и девочек (дочек Верде и Челесте). Когда мои дочки дома, он оживает. Когда их нет — я превращаюсь в привидение, которое бродит по незнакомым комнатам». С Канделой, известным бьюти-блогером и иконой стиля, Фабио недавно разошелся, но обожает своих дочек, которых называет в интервью своими главными музами и радостью жизни.

Фабио Новембре с дочерьми Челесте и Верде.
Фото: 
@fabionovembre

Единственное, что, по словам дизайнера, позволяет ему не чувствовать себя одиноким, когда их нет дома, — его работы. «В отличие от других дизайнеров я люблю, когда они рядом со мной, — признается Новембре. — Они напоминают мне о некоторых моментах моей жизни, о людях, об эмоциях, которые я испытывал, когда придумывал их. Кроме того, рядом живут предметы, созданные моими друзьями и коллегами по цеху: Роном Арадом (Ron Arаd), Мартеном Баасом (Maarten Baas), Томом Диксоном (Tom Dixon), Алессандро Мендини (Alessandro Mendini. Я общаюсь с ними, задаю вопросы, как будто их создатели рядом со мной. С ними я чувствую себя не таким одиноким, бренным, неуверенным в себе... До тех пор, пока не возвращаются мои девочки».

Возвращение в Эдем: в гостях у Фабио Новембре (фото 20)Спальня. Изголовьем для кровати, Cappellini, служит старинное зеркало. В углу — кресло в форме сердца, дизайн Рона Арада.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS
Возвращение в Эдем: в гостях у Фабио Новембре (фото 21)Кухонный стол со встроенной подсветкой, дизайн Фабио Новембре для Corian DuPont.
Фото: 
АЛЬБЕРТО ФЕРРЕРО (ALBERTO FERRERO)/PHOTODEPARTMENTS

Elle Decoration

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о