Фото архитектора: D0 b0 d1 80 d1 85 d0 b8 d1 82 d0 b5 d0 ba d1 82 d0 be d1 80: стоковые фото, изображения

Содержание

24 лучших архитектурных фотографии уходящего года

Организаторы фотоконкурса Siena International Photo Awards (SIPA) объявили победителей 2018 года. Лучшим в архитектурной категории (всего их было 11) стал снимок российского фотографа Фёдора Савинцева, запечатлевшего дачный посёлок под Архангельском. 

Первое место SIPA 2018. «Игрушечные домики» (Архангельск, Россия) © Фёдор Савинцев (Россия)

Работа Савинцева заслужила высокую оценку жюри во многом благодаря оригинальном сюжету – как поясняют судьи, она выделяется среди современных архитектурных снимков, где представлены преимущественно небоскрёбы и кривые линии. Кроме того, экспертам понравился ритмичный контрастный «узор» (разноцветные фасады – белый снег) и сюжетная составляющая – фотографию назвали «примером отличного визуального рассказа».

 

Второе место занял французский фотограф Миша Де-Строев, который с высоты 120 метров снял футбольное поле, расположенное в рыбацкой деревне на Лофотенских островах.
Стадиону уже давно симпатизируют фотографы со всего мира, он попал в промо-ролики Pepsi и УЕФА, а пресса считает его самым очаровательным на планете: поле зажато между гор, открытым морем и бухтой – более подходящего места для игры и не придумаешь.

Второе место SIPA 2018. «Футбольное поле Хеннингсвера» (Хеннингсвер, Лофотенские острова, Норвегия) © Миша Де-Строев (Франция) / Misha De-Stroyev

Третье призовое место дали Мэтту Портчу (Австралия) за снимок с меланхолическим на вид бутиком «Прада». Изображение передаёт атмосферу тотальной тишины и заброшенности, время здесь как будто поставлено на паузу. Что, впрочем, и неудивительно: на снимке запечатлён не настоящий магазин, а его копия, построенная в 2005 году художниками Элмгреном и Драгсетом в американской пустыне Чихуахуа. Вещи в магазине настоящие – глава модного дома Миучча Прада пожертвовала предметы из собственной коллекции, чтобы витрина не пустовала.

Третье место SIPA 2018. «Прада» (Марфа, штат Техас, США) © Мэтт Портч (Австралия) / Matt Portch

Отметим, что это четвёртое по счёту состязание, организатором которого выступает некоммерческая организация Art Photo Travel. В этом году на участие было подано 48 тыс. заявок. Ниже – снимки, удостоенные специального упоминания жюри.

Поощрительная премия SIPA 2018. «Четыре часа воздушного движения» (Сан-Франциско, Калифорния, США) © Гаррет Сари (США) / Garret Suhrie

Поощрительная премия SIPA 2018. «Харбинский оперный театр» (Харбин, Китай) © Эдриан Баракат (Швейцария) / Adrien Barakat

Поощрительная премия SIPA 2018. «Придержи последний танец» (Грюнау, Германия) © Стефано Бараттини (Италия) / Stefano Barattini

Поощрительная премия SIPA 2018. «Лестницы» © Бригитте Шац (Германия) / Brigitte Schatz

Поощрительная премия SIPA 2018. «Ортографическая проекция» (Афины, Греция) © Йоргис Еролимбос (Греция) / Yiorgis Yerolymbos

Поощрительная премия SIPA 2018.

«Старое и новое» (Экс-ан-Прованс, Франция) © Дэвид Флетчер (Великобритания) / David Fletcher

Поощрительная премия SIPA 2018. «Дождливый порт» (Гамбург, Германия) © Уте Шерхаг (Германия) / Ute Scherhag

Поощрительная премия SIPA 2018. «Дубай» © Томас Калак (Германия) / Thomas Kalak

Поощрительная премия SIPA 2018. «Виале Отрлес» © Лаура Зулиан (Италия) / Laura Zulian

Поощрительная премия SIPA 2018.

«Квадратура круга» © Александер Шёнберг (Германия) / Alexander Schönberg

Поощрительная премия SIPA 2018. «Музей поп-культуры» © Пигмалион Каратзас (Греция) / Pygmalion Karatzas

Поощрительная премия SIPA 2018. «Городские ворота» © Моно Ван (Тайвань) / Mono Wang

Поощрительная премия SIPA 2018. «Культурный центр Оскара Нимейера» © Улли Цупин (Италия) / Ulli Zupin

Поощрительная премия SIPA 2018. «Мост Бир-Хакейм» © Джан Маттео Тальябуэ (Италия) / Gian Matteo Tagliabue

Поощрительная премия SIPA 2018. «Дома на острове Зилт» © Клаус Биттнер (Германия) / Klaus Bittner

Поощрительная премия SIPA 2018. «Луна и падающая башня» © Марко Меньеро (Италия) / Marco Meniero

Поощрительная премия SIPA 2018. «Под мостом» © Петер Плорин (Германия) / Peter Plorin

Поощрительная премия SIPA 2018. "Башня «Поворачиващийся торс» © Франг Душай (Швеция) / Frang Dushaj

Поощрительная премия SIPA 2018. «Сиена» © Стефано Москини (Италия) / Stefano Moschini

Поощрительная премия SIPA 2018. «Вертикаль» © Виктор Варгас (Эквадор) / Víctor Vargas

Поощрительная премия SIPA 2018. «Мост в Старом Гамбурге» © Александер Шёнберг (Германия) / Alexander Schönberg

10 архитектурных фотографий удивительной красоты

  • Линдси Бейкер
  • BBC Culture

Автор фото, Arcaidimages.

com/Sto

Жюри конкурса архитектурной фотографии Arcaid Images Architectural Photography Awards 2017 опубликовало шорт-лист, из которого будут выбраны победители. Эти 10 фотографий в очередной раз доказывают: красота создается не только природой, она может быть делом рук человека.

Изящный изгиб

Автор фото, David Borland/Arcaidimages.com/Sto

Отобранные в шорт-лист фотографии не просто отражают эстетику современной архитектуры - они, как убеждены члены жюри конкурса, "рассказывают истории осмысленного использования окружающей среды".

Вот один из примеров. Лондонец Дэвид Борланд сфотографировал музей искусств ARoS Aarhus Kunstmuseum в Орхусе (Дания). Здание спроектировано Шмидтом Хаммером Лассеном и Олафуром Элиассоном.

Построено, чтобы пользоваться

Автор фото, Arcaidimages.com/Sto

Этот снимок китайского фотографа Терренса Чжана заявлен в категории "Здания в пользовании".

На нем - бетонное здание спортзала университета в городе Тяньцзинь (проект Atelier Li Xinggang). В этом году целых три фотографии Чжана попали в шорт-лист конкурса.

За флажками

Автор фото, Siyuan Ma/arcaidimages.com/Sto

На снимке Сиюан Ма - жилой дом Selegie House в Сингапуре, каждый балкон которого украшен национальным флагом этой страны. Здание спроектировано государственной компанией Housing and Development Board.

Если задрать голову

Автор фото, David Crawford/Arcaidimages.com/Sto

Если посмотреть на небо со двора штаб-квартиры Samsung Electronics в Сан-Хосе (построенной по проекту NBBJ), можно увидеть вот такое. Калифорнийскому фотографу Дэвиду Крофорду удалось запечатлеть футуристические изгибы здания. Снимок проходит по конкурсной категории "Экстерьер".

Духовное волнение

Автор фото, Adam Letch/Arcaidimages.com/Sto

Волнообразная крыша недавно построенной церкви в Кейптауне выглядит на снимке Адама Летча впечатляюще.

Проект принадлежит Steyn Studio, и эта фотография - тоже из категории "Эстерьер".

Лучше меньше, да лучше

Автор фото, Wison Tungthunya/Arcaidimages.com/Sto

Четкая минималистичность линий здания отеля SALA Ayutthaya в Бангкоке еще более подчеркивается на снимке таиландского фотографа Висона Тунтуния. Гостиница, построенная на берегу реки Чаупхрайя, спроектирована Onion Co. Ltd.

Да будет свет

Автор фото, Terrence Zhang /Arcaidimages.com/Sto

Еще одна фотография Терренса Чжанга: драматично освещенный спортивный зал с бассейном, принадлежащий университету в городе Тяньцзинь. Этот снимок соревнуется в категории "Интерьер".

Там, где хочется быть

Автор фото, Terrence Zhang /Arcaidimages.com/Sto

Другой снимок китайского мастера Чжанга, фотография музея народных промыслов в Китайской академии искусств (город Ханчжоу), гармонично сочетает природу и архитектуру и претендует на победу в категории "Чувство места".

Здание построено по проекту известного японского архитектора Кэнго Кума.

Заоблачные высоты

Автор фото, Tom Roe/Arcaidimages.com/Sto

Австралиец из Мельбурна Том Роу запечатлел на этом снимке один из филиалов Горного музея Месснера (Райнхольд Месснер - итальянский альпинист, первым покоривший все 14 восьмитысячников планеты. - Прим. переводчика), что на вершине Кронплатц в итальянском Больцано.

Здание спроектировано покойной ныне Захой Хадид, а фотография соревнуется в категории "Чувство места".

Жизнь в пастельных тонах

Автор фото, Fabio Mantovani/Arcaidimages.com/Sto

Пастельные тона, переходящие один в другой на фасаде жилого здания Choi Hung Estate в Гонконге, помогли работе фотографа из Болоньи (Италия) Фабио Мантовани войти в шорт-лист в категории "Чувство места".

Что не так с должностью главного архитектора в России и как это можно исправить — Strelka Mag

Два главных архитектора — о неработающем законе, непопулярности их должности и мечтах о развитии своих городов.

Закон «Об архитектурной деятельности в РФ» был принят ещё в 1995 году. Устаревший и противоречащий Градостроительному кодексу документ до сих пор регулирует сферу архитектуры. В марте этого года Российская академия архитектуры и строительных наук, Союз архитекторов России и Национальное объединение изыскателей и проектировщиков смогли договориться об основных положениях нового законопроекта, и он был передан для согласования в Минстрой. Закон собирается регламентировать права и обязанности архитекторов, а также закрепить на государственном уровне обязательную аттестацию специалистов.

Главные архитекторы Новосибирска и Краснодара — Александр Ложкин и Наталья Машталир — встретились на вебинаре в рамках девятинедельного онлайн-марафона Архитекторы.рф, чтобы обсудить, почему существующий закон об архитектуре не работает, что не так с должностью главного архитектора и чем архитекторы должны заниматься в России.

Дискуссию подготовили и промодерировали участницы программы: Виктория Доля, заместитель руководителя регионального градостроительного центра Сахалинской области, и архитектор Ксения Зверева

 

ПОЧЕМУ ДЕЙСТВУЮЩИЙ ЗАКОН НУЖДАЕТСЯ В ПЕРЕСМОТРЕ

Александр Ложкин: Существующий закон «Об архитектурной деятельности в РФ» серьёзно противоречит Градостроительному кодексу. И поскольку последний имеет приоритет, существующий закон игнорируется. Так, регулирование деятельности архитекторов сведено к минимуму, а их роль — к утилитарной деятельности проектировщика. Но архитектура — это не только процесс создания объектов недвижимости, но и самый публичный из видов искусства. А потому он нуждается в особом регулировании.

Наталья Машталир: Сегодня статус архитектора закреплён в документе, который не действует и о существовании которого даже не рассказывают в вузах. Но без юридической базы архитектору сложно доказать кому-либо свою позицию. Зачастую многие застройщики ориентируются не на наше экспертное мнение, а на вкус руководителя региона или города.

Архитектура — это «политика в камне», и, как в любой политике, здесь есть различные мнения. Это естественно, что не существует единого взгляда на стандарты. Но любой закон для того, чтобы быть актуальным, должен с течением времени редактироваться, переписываться и изменяться. Сейчас главное — добиться, чтобы в ближайшие пять лет по этому закону нам было действительно удобно работать, а городская среда и заказчик не страдали.

 

НУЖНА ЛИ АРХИТЕКТОРАМ АТТЕСТАЦИЯ

Фото: Архитекторы.рф

Наталья Машталир: Помимо регламента полномочий, практикующим архитекторам нужна и аттестация, ведь большинство из них слабо ориентируется в современных трендах. При регулярной аттестации у всех появится стимул получать новые знания и повышать квалификацию, а заказчик будет знать, что специалист прошёл соответствующее обучение. Здесь нужен системный подход, а методика экзаменов должна быть разработана на федеральном уровне.

Александр Ложкин: При этом юридически закреплённый статус архитектора может сыграть как положительную, так и отрицательную роль. Проблема не в том, что мы напишем в законе, а в том, какая практика сложится, кто будет проводить аттестацию и как будет осуществляться профессиональная переподготовка. Непродуманный процесс может привести к деградации системы и её использованию для ограничения конкуренции.

Долгое время деятельность архитекторов подменялась строительным проектированием. Но сегодня на рынке появляется запрос именно на качество архитектуры. Когда он повсеместно появится в стране, тогда возникнет и эталон качества, на который мы сможем опираться при аттестации. Возможно, сейчас рано переходить к жёстким системам, ведь единого понимания стандартов профессии нет даже в архитектурном сообществе.

 

ПОЧЕМУ ДОЛЖНОСТЬ ГЛАВНОГО АРХИТЕКТОРА НЕПОПУЛЯРНА

Сочи. Фото: istock / Laures

Наталья Машталир: Сегодня даже крупным муниципалитетам сложно найти архитектора: в Сочи, Геленджике и других интересных для работы городах не могут закрыть вакансию. На эту должность никто не стремится, а успешных специалистов сложно на неё заманить. Они прекрасно понимают, что эта позиция означает уменьшение дохода и увеличение ответственности. Публичность отнимает много сил и энергии, а куда идти после — неясно.

Ты можешь быть талантливым архитектором, но на этой работе не сможешь продержаться долго. Это история не про красивые картинки, а про модерацию, связь одних людей с другими, про отстаивание своих проектных решений и их правильности. Сегодня всё держится на инициативности руководства. Возможно, главам городов стоит объявлять конкурсы на должность главного архитектора среди молодых специалистов, которым хочется себя проявить, у которых есть энергия, амбиции и задор.

Александр Ложкин: Сегодня положение главного архитектора зависит не от того, что написано в законе, а от его личности и позиции вышестоящего руководителя: мэра или губернатора. Если руководитель делегирует свой авторитет и определённые возможности архитектору, тогда последний может влиять на ситуацию в городе. В противном случае он становится декоративной фигурой. Новая редакция закона «Об архитектурной деятельности» определяет полномочия главного архитектора, и в этом смысле это прогресс.

На мой взгляд, решение проблемы лежит в кадровой подготовке главных архитекторов. Это задача образования. Вячеслав Глазычев пытался в своё время это делать, и Высшая школа урбанистики начиналась с такого же посыла.

 

КАК ОБУЧАТЬ ГЛАВНЫХ АРХИТЕКТОРОВ

Краснодар. Фото: istock / Сергей Денисенко

Наталья Машталир: Очень часто главным архитекторам не хватает знаний современных практик и методик соучаствующего проектирования. Так, одна из целей программы Архитекторы.рф — развитие главных архитекторов, то есть людей с широчайшим кругом компетенций и умений. Однако подобным изменениям многие сопротивляются. Я нередко слышу забавные вопросы: «Зачем спрашивать людей и постоянно повышать свою квалификацию — вы что, не учились в институте?» Невозможно единожды обучить главного архитектора и отправить его работать. Это должен быть постоянный образовательный процесс.

Очень важно обучать главных архитекторов с точки зрения нормативно-правовой базы. Молодым специалистам достаточно непросто принять тот факт, что всё делается совершенно не так, как им хочется. Есть огромное количество градостроительной документации, которой нужно следовать, отодвигая творчество на задний план. Этого нет в учебниках, и об этом им никто никогда не расскажет в институте.

Умение правильно общаться с людьми и работать с негативом — неотъемлемая составляющая жизни главного архитектора. Все пишут, звонят и очень хотят пообщаться. В «докарантинное» время я принимала до 40 человек в неделю и регулярно проводила публичные выступления.

Александр Ложкин: Успешный главный архитектор проекта далеко не всегда сможет стать хорошим главным архитектором города. Здесь нужен другой уровень компетенций. Во-первых, нужно уметь общаться с людьми. Во-вторых, нужно чётко понимать стандарты качественной городской среды. Очень кстати ДОМ.РФ и КБ Стрелка разработали многотомный «учебник» — Стандарт комплексного развития территории, набор базовых знаний, которыми должен владеть любой архитектор и градостроитель. И последнее — необходима правовая база: нужно знать градостроительный кодекс и смежные законы.

Профильное образование у главного архитектора — норма, которая должна быть закреплена в законе. Даже в Московской области далеко не все районные архитекторы имеют соответствующее образование, а в регионах это скорее исключение, чем правило.

 

НУЖНА ЛИ ПОЗИЦИЯ ГЛАВНОГО АРХИТЕКТОРА В КАЖДОМ ГОРОДЕ

Новосибирск. Фото: istock / arch-sib

Александр Ложкин: В городских округах и поселениях человек, который отвечает за облик города, необходим. Не думаю, что подобную политику возможно проводить на уровне региона. Региональные власти должны скорее написать гайдлайны, создать нормативно-правовую базу — сделать то, что мелкие муниципалитеты не в состоянии осуществить самостоятельно.

Если в малом городе за последние 20–30 лет ничего не строилось и не планируется, то, наверное, там можно обойтись и без главного архитектора. Но если преобразования происходят, то кто будет внедрять и реализовывать гайдлайны, контролировать их соблюдение, транслировать методики с регионального уровня? Вот в этом и состоит роль главного архитектора.

Наталья Машталир: Я думаю, главный архитектор определённо не нужен в сельских поселениях, и даже в малых городах необязательно должна быть эта позиция. Будем откровенны: чем архитектору там заниматься? У небольших муниципалитетов есть огромное количество гораздо более актуальных вопросов в области городского хозяйства и земельных отношений. Относительно мало объектов строится и реконструируется, но многое ломается и выходит из строя. Для мэра, распределяющего городской бюджет и ведущего политическую деятельность, фигура человека, который займётся городским хозяйством, приоритетнее, чем фигура главного архитектора. Тем не менее это право каждого руководителя муниципального образования — решать, нужен ему главный архитектор или нет.

Конечно, в идеальном мире архитектор должен быть в каждом городе. Но где найти столько людей с соответствующей компетенцией, готовых работать в регионах? Чтобы решить эту проблему, создаются региональные центры компетенций, которые аккумулируют методики и в нужный момент помогают маленьким муниципалитетам реализовывать программы. Это осуществимая и жизнеспособная модель.

 

ЧЕМ ДОЛЖЕН ЗАНИМАТЬСЯ ГЛАВНЫЙ АРХИТЕКТОР

Новосибирск. Фото: istock / arch-sib

Александр Ложкин: Главный архитектор города в России обязан заниматься градостроительной политикой, устанавливая правила игры с помощью норм землепользования и застройки и градостроительной документации.

Но хорошо, когда главный архитектор в первую очередь занимается архитектурой. Мне больше всего нравится модель в Риге, где он является дирижёром всех строительных процессов. Главный архитектор не вовлекается в согласование, не пишет «нормативку», не имеет никакого отношения к выдаче разрешений на строительство и не занимается практикой. Он советует и следит за тем, чтобы объект вписался в городскую среду, — становится главным консультантом всех архитекторов и девелоперов. При этом он вправе публично высказываться, что во многом гораздо важнее, чем штамп «согласовано».

В нашей системе такая модель пока невозможна. Когда ты руководитель, вопросы решаются проще, многие вещи не надо доказывать, больше проектов удаётся продвинуть. Пока наша система вертикальна, в ней надо занимать верхние должности, чтобы была возможность влиять на принятие решений.

Наталья Машталир: Копенгаген и Амстердам — на первый взгляд, два очень похожих города, но с различными моделями осуществления архитектурно-градостроительной деятельности. В Копенгагене есть главный архитектор и архитектурные советы, которые определяют, как должна выглядеть та или иная архитектурная история. В Нидерландах упразднили советы и вкусовщину, написав очень подробные мануалы для каждого города. А в России мы пытаемся усидеть на двух стульях: стремимся и регламент утвердить, и дать волю творчеству.

 

О ЧЁМ МЕЧТАЕТ ГЛАВНЫЙ АРХИТЕКТОР

Краснодар. Фото: istock / Сергей Денисенко

Наталья Машталир: Мне бы хотелось, чтобы Краснодар попал на мировую архитектурную карту. Причём необязательно как город с большим количеством уникальных строений, а как место с уникальной комфортной средой.

Александр Ложкин: Новосибирск, молодой и быстро развивавшийся город, — пока не лучший пример качественной архитектурной среды. Городская ткань здесь рваная, доставшаяся нам от советского периода, со всеми её плюсами и минусами. Моя главная задача как главного архитектора — гуманизация города, и, если в результате удастся повысить качество среды и её привлекательность для горожан, значит, я её выполнил.

Фото обложки: Стадион «Краснодар», istock / Victoria Koltsova

Мы не собирались рушить Мавзолей — Российская газета

В Санкт-Петербурге открывается фестиваль "Архитектурное наследие". Как сохранить старину в развивающемся современном пространстве? Почему отменили конкурс на реновацию Мавзолея Ленина? Когда будет принят закон об архитектурной деятельности? На эти вопросы "РГ" ответил президент Союза архитекторов России Николай Шумаков.

Николай Иванович, фестиваль посвящен поиску компромисса между сохранением памятников архитектуры и приспособлением их к современной жизни. Судя по многочисленным скандалам вокруг безграмотной реставрации, тема эта очень актуальна?

Николай Шумаков: Да, фестиваль, посвященный реставрации, оказался очень востребованным. Хотя до недавних пор эта тема была представлена лишь одним разделом фестиваля "Зодчество". А теперь "Архитектурное наследие" занимает гигантские площади: например, в Казани мы заполнили все пространство Кремля. В Москве с трудом хватило места в Манеже. Сейчас дошла очередь до Санкт-Петербурга. И там есть удачные примеры, начиная от реставрации и реконструкции Гостиного Двора, заканчивая блестяще завершенными в реставрации корпусами бывшего Константиновского военного училища, где уже сейчас обучаются 600 кадетов. Также следует отметить уникальную работу архитекторов-реставраторов и ландшафтных архитекторов по возрождению Александровского дворца и пейзажного парка в Царском Селе.

Но есть примеры, разошедшиеся по анекдотам: Меркурий с усами на Мясницкой улице в Москве, "степная баба" вместо нимфы музыки в Санкт-Петербурге…

Николай Шумаков: Понимаю вашу иронию. Но все же есть и удачи. Например, Кирилло-Белозерский монастырь и его Московская башня после научной реставрации. С такими объектами есть определенная ясность, их функция практически не изменились, но как только старое здание хотят приноровить к новым пространственным структурам бизнес-центров или комплексов "таун-хаус", возникают большие сложности.

Следовать Венецианской хартии, где изложены основные постулаты в области охраны и реставрации материального наследия, трудно.

Если жилой дом превращается в офис, а склад - в выставочный зал, никакой речи о реставрации быть не может

Если жилой дом превращается в офис, а складское помещение - в выставочный зал, никакой речи о реставрации уже быть не может. Здесь необходимо вырабатывать принципиально новые подходы формирования архитектуры будущего, адаптированной к национальным традициям прошлого. Это наша задача.

Часто вместо реставрации мы получаем реконструкцию. А к ней общество относится подозрительно, чувствуя за камуфляжной сеткой, которая скрывает фасад, "запах" больших денег и нежелание возиться с трудоемкой реставрацией… Заложниками чего являются российские города? Строительного бизнеса, бескрайней свободы архитекторов, их плохого вкуса или чего-то еще?

Николай Шумаков: Скажу так: вся великая архитектура осталась в позапрошлом веке. Когда речь заходит об архитектуре, имеются в виду только памятники архитектуры и их реставрация. После 1917 года можно говорить лишь о двух высоких стилях: это советский конструктивизм и сталинский ампир. В 1955 году постановлениями партии и правительства архитектура приказала долго жить: стройкомплекс задавил нас полностью. Изредка какие-то всплески можно наблюдать в Москве, Санкт-Петербурге или Казани с Нижним Новгородом. Вся остальная Россия даже забыла это слово - "архитектура". Много езжу по стране и знаю, о чем говорю. Но за примерами далеко ходить не буду: я родился в Челябинской области в городе Коркино. В 90-е годы здесь закрылись шахты, которые были градообразующими предприятиями. Теперь работать негде, все разваливается, пошел запах умирающего города. В Челябинске то же самое. С архитектурной точки зрения, совершается кощунство: панельные дома строят на живописнейшей набережной реки Миасс. Это выгодно строителю: запроектировать за копейку, построить быстро и дешево, а потом продать покупателю втридорога. Центр же города! А архитектор борется за качество и красоту. И здесь принципиальное и очень серьезное расхождение во взглядах, в мировоззрении той и другой профессий. Мы хотим, чтобы стране было хорошо, а строители хотят, чтобы им было хорошо.

Исправит ли ситуацию законопроект "Об архитектурной деятельности", который сейчас рассматривается в Минстрое России? Ведь Союз архитекторов России был одним из авторов этого документа?

Николай Шумаков: Строительный комплекс - это "телега". Архитектура - "кобыла". Сейчас жалкая, забитая лошадь плетется за телегой. Их надо поменять местами. Поэтому мы делаем такой закон, где указываем место архитектуры в нашем обществе. То есть архитектурный проект превращаем в закон, который все должны неукоснительно исполнять. Хотим вернуть в законодательство авторское право архитектора, которое отсутствует. И строитель, и заказчик, и инвестор могут внести любые изменения, ухудшающие и удешевляющие проект. Так в городах вырастают бетонные чудовища, которые не имеют ничего общего с тем, что задумал архитектор.

Мы не призывали вынести и захоронить тело Ильича, не собирались рушить Мавзолей и надругаться над нашей ­историей. Мы объявили конкурс на создание банка идей по возможному использованию этого гениального строения

Между тем на просторах интернета я наткнулась на письмо, где выдвинуты разные претензии к законопроекту. В частности, его авторы считают, что по новому закону, прежде чем открыть собственную практику, молодой архитектор должен проработать 10 лет, а это дискриминация… Вот что пишут: "Ричард Роджерс и Норман Фостер открыли совместное бюро в Великобритании на следующий год после того, как закончили обучение в Йельском университете в США, им обоим было чуть за 30. Жан Нувель открыл свое первое бюро еще до окончания учебы, а в 31 год стал основателем профсоюзного движения. Бьярке Ингельс прославился в 35. Те молодые архитектурные офисы, которые дали о себе знать в последние годы в России и которые уже принесли в архитектуру более свежий взгляд на вещи и открытость инновациям, по предложенному закону просто не могли бы существовать". Что скажете?

Николай Шумаков: Во-первых, сегодняшний российский студент-архитектор учится в основном пять лет с 17 до 21 года. Прибавьте к этому 10 лет стажа - получается тот же самый возраст (31 год), что у Жана Нувеля и других западных звезд, но с одной существенной разницей. В США, например, развита многоуровневая система подготовки архитекторов к самостоятельной работе - ординатура с ведением отчетов о практике и жесточайшими экзаменами, которые сдают порой многие годы. В России ничего подобного нет, а большинство студентов начинают работать, еще учась в вузе, сокращая тем самым установленный законом десятилетний срок получения опыта работы.

В Северной Европе существуют самые либеральные процедуры подтверждения квалификации. Но на наш вопрос немецким, шведским, голландским коллегам: не боятся ли они выдавать лицензии через 2-3 года практики и собеседования "на вменяемость", они отвечали очень просто. Лицензия - это право открыть бюро, но, чтобы осуществить это право и получить первый заказ, в некоторых европейских странах нужно еще 10-15 лет участвовать в конкурсах и побеждать в них. И здесь не помогут ни "откаты", ни демпинг, ни самый вульгарный блат. Другая культура, до которой России еще далеко.

Российская система, которую мы предлагаем, ничуть не более жестока по отношению к молодым архитекторам, чем западная. Новый закон весь во благо молодых. Они поймут, что жить в беззаконии не стоит категорически. В бесправном обществе могут благополучно выживать только хитрые ловкачи и безнравственные люди.

И среди этих ловкачей, приходится признать, много иностранцев…

Николай Шумаков: Про иностранцев тоже будет прописано в законе. Ведь сейчас любое российское бюро, будь оно самое хорошее-расхорошее и с гениальными руководителями, не может работать за границей. А к нам - пожалуйста, заходи и "коси" нашу архитектурную поляну как хочешь, даже если предлагаешь проекты сомнительного качества. Закон должен определить, каким образом иностранное архитектурное бюро может работать на территории России. Как минимум оно будет обязано работать совместно с какой-нибудь российской структурой или привлекать лицензированного архитектора в свой штат.

Но вот новую столицу Казахстана почти полностью построили иностранцы. И никто не боялся их "инаковости"...

Николай Шумаков: Астана - вообще не показатель. Ее построили в чистом поле рядом с Целиноградом, который никакого архитектурного лица не имел. Казахи пригласили очень хорошие иностранные конторы - японцев, немцев, англичан. Но это соответствовало закону Казахстана. Не просто так зашел туда Норман Фостер и свою "панаму" бросил. Все красиво, но духа Казахстана в городе нет, несмотря на то, что там появилась масса памятников архитектуры. Как в любом европейском городе.

Как бы вы коротко ответили на вопрос, что такое идеальный город?

Николай Шумаков: Идеальный - это такой, которого никогда не будет, но очень хочется в нем жить? Прекрасно. Смотрите, город идеальный. Редко-редко расставленные одноэтажные дома. Редко настолько, что соседа не видно, он где-то за горизонтом. Одноэтажные домики среди зеленой лужайки. Пола в доме нет. Трава растет даже внутри дома. И любой человек - житель города - просыпается потому, что к нему корова подошла и лижет теплым языком его лицо. А тут же бегают куры и несколько собак. Глупо говорить в такой ситуации о благоустройстве, о какой-то этажности, о развязках и решении транспортных проблем.

А если все же из этих райских кущ вернемся на землю. Какие, с вашей точки зрения, причины вызывают архитектурные скандалы? Такие крупные, как попытка построить на Боровицком холме в нескольких метрах от Кремля семиэтажное хранилище для кремлевских музеев?

Николай Шумаков: Возможно, мой ответ вас удивит, но самые крупные и многочисленные архитектурные скандалы связаны не с застройкой или отдельными объектами. Это скорее вопросы стратегического характера, касающиеся правовых аспектов деятельности архитектора, градостроительных доктрин, различных норм и правил, регламентирующих деятельность отрасли. А одна из основных проблем мегаполисов, которая тянет за собой все остальные, - это "пробки". И корень проблемы - заметьте, это не скандал, а данность - в транспортных артериях, которые дают или не дают городу жить в нормальном ритме. Поверьте, никакая транспортная революция не решит эту задачу, потому что с каждой секундой машин в городе становится все больше и больше. И остановить этот процесс невозможно. Это наши реалии. Поэтому я всегда говорю о том, что прежде всего надо обеспечить город современными магистралями, дорожными развязками и комфортным транспортом. Иначе все наши поползновения благоустроить город каждый раз будут разбиваться об эти четыре колеса.

Николай Шумаков: Очень хочется жить в таком доме, где вместо пола трава Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Ключевой вопрос

Николай Иванович, ну и вопрос, без которого не обойтись. Скажите, почему Союз архитекторов России отменил конкурс на лучший проект использования Мавзолея Ленина?

Николай Шумаков: Видите ли, очень трудно найти черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Ну вот не было в наших помыслах ничего, в чем сейчас упрекают Союз архитекторов. Мы не призывали вынести и захоронить тело Ильича, не собирались рушить Мавзолей и надругаться над нашей историей. Мы объявили конкурс на создание банка идей по возможному использованию этого гениального строения авторства Алексея Щусева в будущем, чтобы обсудить варианты мемориального пространства, к которому всегда привлечено внимание общества. Реакция людей убедила в том, что "болевая точка" есть, но кому-то очень захотелось, чтобы главным обвиняемым был Союз архитекторов, который всегда выступал и выступает за сохранение историко-культурного наследия страны. Проводить конкурс на волне такого беспочвенного осуждения Союза в кощунственных действиях по отношению к истории и личности - шаг совершенно бессмысленный. И потому в сложившихся условиях единственно верным решением было отказаться от этого конкурса. Что мы и сделали. Но есть во всей этой истории и положительный момент: ежедневное и непрерывное общение со СМИ позволило в очередной раз убедиться в том, что и в архитектуре, и в журналистике есть профессионалы и есть марионетки. С первыми было интересно общаться, вторые, как всегда, писали обо всем сами, даже не задавая вопросов. А потому благодарю вашу редакцию за интересную беседу и желание разобраться в проблемах российской архитектуры. И хочу выразить признательность тем средствам массовой информации, которые выслушали наши аргументы и донесли их до своих читателей и слушателей в неискаженном виде.

Евгений Первышов предложил создать центр для краснодарских архитекторов и дизайнеров :: Krd.ru

Об этом стало известно на смотре-конкурсе студенческих работ в рамках международного фестиваля «Дни архитектуры», который проходит на базе Кубанского государственного технологического университета 18 и 19 февраля. Участие в нем принял глава Краснодара Евгений Первышов. Мероприятие приурочено к 100-летию со дня рождения кубанского архитектора, преподавателя технологического университета Александра Титова.

— Рад, что наш политех становится центром обсуждения архитектурного облика Краснодара. У нас много молодых людей, которым есть что показать, которые хотят и могут менять наш город к лучшему. Мы всегда рады сотрудничать именно с молодыми местными архитекторами и дизайнерами, готовыми внести свой вклад в развитие Краснодара. Думаю, что было бы правильным создать для них коворкинг-центр с мастерскими и лекционными залами. Место его размещения сейчас обсуждаем, но им должно понравиться, — написал Евгений Первышов в своём Telegram-канале.

В этом году презентация студенческих работ в рамках международного фестиваля «Дни архитектуры» впервые проходит на базе технологического университета. Первый тур проводился дистанционно, было прислано около 300 работ, по его итогам выбрали около 140 лучших проектов, которые представили во втором туре.

18 и 19 февраля проходит открытый смотр-конкурс на лучшее архитектурное произведение.

— Наши будущие архитекторы, проектировщики, дизайнеры создают современные проекты, но при этом не изменяют и классическим традициям. Среди работ — как проекты реконструкции уже существующих зданий, в том числе исторических, так и идеи создания совершенно новых пространств. То, каким наши студенты видят город будущего. Это проекты современных образовательных учреждений, зелёных зон, остановок общественного транспорта, — сказал врио ректора КубГТУ, профессор Михаил Барышев.

На смотр-конкурс свои проекты представили студенты ведущих профильных университетов, колледжей и техникумов Краснодарского края, Адыгеи, Крыма.

В мероприятии также приняли участие председатель Краснодарского регионального отделения Союза архитекторов России, заслуженный архитектор Кубани Владимир Малюк, руководитель ГКУ Краснодарского края «Архитектурно-градостроительный центр», заслуженный архитектор Кубани Александр Лащенков, проректор КубГТУ по строительству и модернизации инфраструктуры Сергей Онищенко, главный архитектор Краснодара Наталья Машталир.

Среди гостей мероприятия — заслуженный архитектор РФ, советник Российской академии архитектуры и строительных наук Олег Кобзарь, который является автором проектов более 120 зданий на территории Кубани и Краснодара.

В рамках фестиваля «Дни архитектуры» в КубГТУ также была организована студенческая конференция «Архитектурная среда на территории исторического центра города Краснодара» и выставка «Архитектурные бетоны и керамика».

В экспозиции представлены современные строительные материалы — бетонные конструкции, керамические и кровельные изделия.

Евгений Первышов осмотрел выставку, а также проекты, представленные в смотре-конкурсе студенческих работ международного фестиваля «Дни архитектуры».

Кроме того, в технологическом университете в эти дни проходит архитектурный воркшоп «Благоустройство кампуса КубГТУ».

Его цель — создание инновационных разработок по улучшению пространства вуза, а для молодых специалистов — возможность овладеть навыками в сфере проектного управления.

— Программа состоит из двух модулей: образовательного и проектного. В рамках образовательного модуля слушатели изучат направления в части формирования территории и проектирования открытых пространств. На проектном — 6 команд будут работать над созданием новой благоустроенной территории и научатся презентовать свои проекты, — рассказал Сергей Онищенко.

В числе спикеров воркшопа — руководитель студии интерьерного дизайна OnePlace, член Союза дизайнеров России Алексей Ковязин.

Организаторы мероприятий: Кубанский государственный технологический университет, Краснодарское региональное отделение Союза архитекторов России, департамент по архитектуре и градостроительству Краснодарского края, Южное территориальное отделение Российской академии архитектуры и строительных наук.

Международный фестиваль «Дни архитектуры» — это крупное ежегодное мероприятие, объединяющее профессиональное сообщество для презентации лучших проектов и построек, обсуждения актуальных проблем архитектурно-строительной отрасли и градостроительства.

Фестиваль проводится с 2002 года в рамках Международной выставки строительных и отделочных материалов, инженерного оборудования и архитектурных проектов YugBuild-2021.

Лучшие конкурсные студенческие работы будут награждены дипломами на торжественной церемонии награждения победителей смотра-конкурса Международного фестиваля «Дни архитектуры», которая состоится 26 февраля.

В Краснодаре по проектам Александра Васильевича Титова были построены здания Дома Советов (сейчас — администрация Краснодарского края), театра Драмы, театра оперетты, первые 9-этажные жилые дома на улицах Красной, Мира, гостиница «Кавказ», здание института «Краснодаргражданпроект», жилой микрорайон «Молодая роща».

Читайте новости Краснодара в нашем канале Telegram

изучаем здания архитектора Константина Мельникова

По проектам архитектора Константина Мельникова, гения советского авангарда, на рубеже 20-х и 30-х годов XX века в Москве построили пять домов культуры, или рабочих клубов, как их называли в ранние годы советской власти, а также четыре крупных столичных гаража. В год 130-летия со дня рождения архитектора-новатора предлагаем вспомнить главные творения Константина Мельникова, которые сегодня можно увидеть в Москве.

Архитектура в движении

Задумки архитектора были настолько новаторскими, что часто их приходилось упрощать, а часть творческих экспериментов так и осталась в проекте, намного опередив технические возможности своего времени. В стране попросту не было нужных средств, стройматериалов и квалифицированных рабочих.

«Во многих клубах он предлагал строить бассейн, который виден не сразу. Нижняя часть зрительного зала должна разъехаться, там появляется бассейн, а зрительный зал превращается в трибуны. Но, к сожалению, в каких-то районах Москвы просто не было столько воды, чтобы наполнять этот бассейн, не было водопровода», – рассказала Анна Кистанова, главный хранитель Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых.

 Фото: mos.ru 

Такой подход, когда внутреннее пространство здания или даже отдельные части сооружения активно меняются с помощью временных перегородок и других средств, специалисты называют кинетической архитектурой, или архитектурой в движении.

Несмотря на новаторские идеи, Мельников всегда принимал в расчет, как здание впишется в городскую среду.

«Мельников любил Москву и оценивал с точки зрения пешехода, как постройка будет в итоге смотреться. Он грамотно вписывал в выделенные под застройку участки свои сооружения, чтобы человек, который проходил мимо, мог его разглядеть и не ощущал себя замкнутым в этом пространстве», – объяснила Анна Кистанова.

Более того, по ее словам, Мельников всегда рассчитывал свои проекты с точки зрения пожарной безопасности, экономии строительных материалов. Благодаря многочисленным лестницам и дополнительным выходам они соответствуют и современным нормам пожарной безопасности.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

«Фабрика счастливых людей»

Впрочем, судьба построенных зданий, как и самого архитектора, была непростой. Не все сооружения Мельникова сохранились в первозданном виде. Один из таких проектов – планировка Парка Горького от главного входа до Нескучного сада. В центре партера был задумал фонтан, в котором, как писал Мельников, архитектура должна формироваться струями самой воды. И хотя проект был реализован не полностью, планировка территории, выходящей на улицу Крымский Вал, до сих пор совпадает с задумкой архитектора.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

В начале 1930-х годов Парк Горького стал одной их самых популярных в столице площадок для отдыха. Здесь организовывали выставки, установили парашютную вышку, которой в те времена не мог похвастаться ни один парк в мире. Английский писатель Герберт Уэллс назвал это место «фабрикой счастливых людей». Настолько автора фантастических романов поразили улыбающиеся лица москвичей, которых он встретил во время поездки в СССР в 1934-м. И сегодня Парк Горького остается одним из главных символов Москвы.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Оркестр танцующих гармоний 

Самая ранняя из сохранившихся работ Константина Мельникова – здание конторы Новосухаревского рынка, построенное в 1924 году. Работы начались после того, как было решено закрыть стихийный Сухаревский рынок. Под торговые ряды выделили участок пустыря между Большим Сухаревским переулком, Трубной и Садовой-Сухаревской улицами. По предложению Мельникова его застроили деревянными павильонами-киосками с витринами на обе стороны. В центре сходившихся тремя ровными лучами торговых рядов разместили контору, которая была единственным кирпичным строением на территории рынка. Помимо служебных помещений, там располагался трактир.

Сначала Мельников задумал сделать контору круглой, но потом, чтобы подчеркнуть идею с лучами, поменял композицию на треугольную. До сих пор в плане города здание представляет собой треугольник с одним обрезанным углом. В вершине треугольника Мельников расположил лестницу, которая со второго этажа становилась открытой и вела на плоскую крышу-террасу. Свойственную конструктивизму геометричность строения подчеркивают также вертикальные выступы на стенах и вытянутые окна, а на главном фасаде есть круглое окно-иллюминатор.

Общая планировка рынка была тщательно продумана с учетом расположения основных входов на его территорию. Мельников сделал ряды палаток разной величины и не только расположил их параллельно, но и создал живописную пространственно-планировочную композицию, которую сам назвал оркестром из танцующих гармоний.

Новосухаревский рынок просуществовал до 1930 года, а затем его территорию занимали мастерские для ремонта автомобилей. До конца 1990-х годов здание конторы Новосухаревского рынка несколько раз перестраивали и ремонтировали. В итоге кровля дома из плоской превратилась в скатную, был изменен цвет стен, а часть деревянных оконных рам заменили на пластиковые. При этом лестницу, ведущую на веранду, замуровали. Оригинальные двери за прошедшие годы были полностью утрачены.

Сейчас согласован проект реставрации и приспособления здания для современного использования. Ему также вернут исторический облик.

Дома для нового человека 

Один из самых известных проектов Константина Мельникова – Дом культуры имени И.В. Русакова, расположенный на пересечении улиц Стромынки и Бабаевской. Здание, напоминающее формой огромную шестеренку, построено в 1927–1929 годах для работников Союза коммунальщиков. Это было время расцвета идеи нового быта и воспитания нового человека – домашние обеды заменил ассортимент фабрик-кухонь, а идеологически неверные походы в церковь – посещения клубов рабочих.

Мельников придумал установить места для зрителей в трех выдвинутых из здания секторах, нависающих над тротуаром, – такого до него никто в мире не делал. Еще одной изюминкой стал зал-трансформер, способный вместить от 250 до 1500 зрителей. Мельников разработал систему створок, которые при закрытии отделяли трибуны от сцены. В получившихся помещениях проходили занятия по рисованию, актерскому мастерству. До наших дней этот механизм не сохранился – после войны здание перестроили.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

В 2015 году после реставрации в Дом культуры переехал Театр Романа Виктюка. Специалисты воссоздали исторический облик памятника архитектуры. В частности, были отреставрированы сцена, зрительные залы, балконы, фойе. В порядок также привели фасады, на которых восстановлены исторические надписи, воссозданы витражи. За основу планов по реставрации были взяты идеи самого Константина Мельникова. Буквально перед смертью архитектор составил проект по реконструкции памятника, который мог быть перестроен и переделан так, как бы он хотел. Реставраторы взяли это за основу и даже надпись о профсоюзе – школе коммунизма восстановили в полном объеме.

Инфографика: mos.ru 

Трансформируемая сцена, передвижные перегородки и большое количество наружных лестниц – эти столь любимые решения Мельников использовал при создании других зданий. Так, основой клуба Дорогомиловского химического завода (Дорхимзавод имени М.В. Фрунзе), сооруженного в 1929 году на Бережковской набережной, выступает театральный зал с двумя уровнями балконов (бельэтаж и первый ярус), которые соединены между собой двумя симметрично расположенными боковыми лестницами. С промежуточных площадок лестниц можно попасть в фойе, вестибюль, библиотеку с читальным залом и на открытые террасы боковых фасадов. За счет большого количества остекленных поверхностей внутренние помещения клуба освещались обильным и ровным естественным светом. Столовую и кухню построили отдельно и соединили с основным корпусом переходом. Работы по реставрации здания проводились с 2003 по 2009 год.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

За основу проекта клуба фабрики «Свобода», построенного в 1927–1929 годах на Вятской улице, была взята помещенная на корпусе первого этажа форма, напоминающая собой сигару. Она разрезалась на две равные части стеной, которая при необходимости могла подниматься. В результате получался зрительный зал вместимостью тысяча человек. После Великой Отечественной войны клуб, ставший Дворцом культуры имени Горького, переделали: окна заложили, лестницы убрали, а здание перекрасили. Таким оно простояло до 2000-х.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Особенностью клуба завода «Каучук» стал круглый вестибюль, опоясанный наружными лестницами. К слову, для строительства здания Мельникову достался угловой участок на пересечении Плющихи и 2-го переулка Тружеников. Однако архитектору удалось выразительно вписать здание в городскую застройку.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Земельный участок еще более сложной конфигурации был отведен под строительство клуба «Буревестник» на 3-й Рыбинской улице. Территория представляла собой неправильный пятиугольник, который Мельников характеризовал как «узкий с косой линией». У здания есть изящная четырехэтажная башня с огромными полукруглыми окнами. В фойе на первом этаже был запроектирован плавательный бассейн. Однако в этом районе Москвы на тот момент не было водопровода и канализации, поэтому планы пришлось изменить. Сейчас в клубе проходит реконструкция. В будущем здесь планируют открыть частный художественный музей русского абстрактного искусства.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Все время прямо

Бахметьевский гараж, построенный по проекту Константина Мельникова, уже давно стал заметной культурной площадкой столицы. С 2008 по 2012 год здесь располагался центр современной культуры «Гараж», а сегодня – Еврейский музей и центр толерантности. 

Этот гараж построили в 1927 году, чтобы разместить более 130 пассажирских автобусов «Лейланд», закупленных в Великобритании. Это был новый вид транспорта – раньше в Москве не было ни одного автобуса и, конечно, гаражей, способных их разместить: британские автобусы квартировали буквально где придется – и в каретных сараях, и в складских помещениях.

В Бахметьевском гараже была впервые в стране реализована новая технологическая схема парковки – так называемая прямоточная, при которой автобусу не нужно двигаться задним ходом ни при въезде, ни при выезде.

Снаружи Бахметьевский гараж смотрится достаточно приземистым зданием, но если войти внутрь, то можно увидеть просторное помещение с высокими потолками. Они появились благодаря Владимиру Шухову: он придумал уникальную систему перекрытий – на площади 8,5 тысячи квадратных метров использовано всего 18 тонких опор, из-за чего пространство выглядит таким воздушным.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

В 1929–1931 годах Мельников работал над созданием гаража на Новорязанской улице. Здесь архитектор продолжил развитие идеи прямоточной парковки. Здание имеет полукруглую форму, похожую на подкову. Грузовики въезжали с Новорязанской улицы, а выезжали с противоположной стороны. Благодаря такому решению внутри могло одновременно помещаться 110 автомобилей. Облик комплекса неоднократно менялся. Например, первоначально у гаража было 18 въездных ворот, но впоследствии некоторые из них были заложены. Кроме того, снаружи появились пристройки, а внутри – дополнительные помещения. Гараж-подкову ждет реставрация. На первом этапе специалисты укрепят фундамент и крышу, восстановят кирпичную кладку, демонтируют более поздние пристройки. Затем начнется основная часть реставрации. В будущем в здании гаража откроют музей и культурный центр «Московский транспорт».

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Гараж Госплана СССР на Авиамоторной улице – последнее крупное здание, созданное по чертежам Мельникова. Оно было построено в 1936 году и стало символом завершения эпохи авангарда и конструктивизма в советской архитектуре.

Фото: mos.ru 

Мельников занимался только оформлением фасадов. По его задумке, композиция гаража напоминает автомобиль – с фарой, вытянутым крылом первого этажа и решеткой радиатора – вертикальными белыми колоннами. Госплан СССР занимал здание до 1955 года, потом оно был отдано в пользование 8-му таксомоторному парку Москвы. С 1990-х помещения сдаются в аренду.

А вот здание гаража «Интуриста», спроектированное Мельниковым в 1934 году, используется по прямому назначению и сегодня. Когда-то на улице Сущевский Вал можно было увидеть транспорт советской организации, работавшей с иностранными делегациями, а теперь здесь размещаются машины Федеральной службы безопасности.

Архитектор занимался не столько технической стороной (как при проектировании Бахметьевского гаража), сколько внешним видом здания: фасад рассекает стеклянная поверхность, стилизованное колесо, ленты. Должен был появиться и макет автомобиля, но по первоначальному проекту Мельникова была построена только правая часть здания.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

В голове архитектора

Дом-мастерская Мельникова, построенный на собственные средства архитектора в 1927–1929 годах в Кривоарбатском переулке, стал настоящим символом авангарда.

«Это особенный объект. Мельников его строил для себя, и можно проследить, как мыслил архитектор, строя и организовывая пространство непосредственно для своей семьи. Ты условно погружаешься в голову архитектора и художника», – рассказала Анна Кистанова.

Дом, имеющий в плане форму восьмерки, невозможно отнести ни к одному из известных стилей. Конструкции стен и перекрытий по-настоящему оригинальны. Они сделаны таким образом, что дому не нужны дополнительные несущие конструкции.

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Фото: mos.ru

Стены прорезаны многочисленными шестигранными вертикальными окнами, которые создают своеобразный орнамент. Еще одно огромное окно-экран расположено над входом в дом. На первом этаже расположены прихожая, кухня, две детские комнаты, гардеробная, коридор и санузел. На втором – гостиная и спальня, а на третьем – мастерская, в которой трудился Константин Мельников.

В 2014 году дом получил статус объекта культурного наследия федерального значения. Сейчас это филиал Государственного музея архитектуры имени Щусева, куда можно попасть с экскурсией.

Источник: mos.ru

Современные архитекторы и их знаменитые работы

Приветствуем вас на сайте Музее Дизайна!

Сегодня мы расскажем о знаменитых архитекторах и их самых значимых творениях.

Неоценимы шедевры, созданные великими архитекторами. Но ещё более ценен их жизненный опыт и мудрость. Великолепно развитое интуитивное мышление и точный математический расчёт позволили им создать проекты, которые будут восхищать людей ещё не одно десятилетие.

Канадский архитектор Френк Гэри как-то сказал: «Я не знаю: зачем люди нанимают архитекторов, а потом указывают им что делать».

Френк родился 28 февраля 1929 года. Его архитектурные шедевры стали туристическими достопримечательностями. Пожалуй, самое известное его здание – это Концертный Зал Уолта Диснея.

Американский архитектор-новатор Френк Ллойд Райд мудро заметил: «Врач может похоронить свои ошибки, архитектор – разве что посоветовать своим клиентам обсадить стены плющом».

Родился Райд в далёком 1867 году. За 91 год своей жизни он стал выдающимся архитектором, дизайнером, писателем и педагогом. Он был новатором, создал новую концепцию в архитектуре, так называемую органическую архитектуру.

Её суть заключается в создании гармонии между человеком и окружающей его природой. Самым известным его творением стал дом над водопадом.

Испанский выдающийся архитектор Антони Гауди сказал: «Прямая линия принадлежит человеку, изогнутая – Богу».

Родился он в Каталонии в 1852 году. Умер – в 1926. За годы своей плодотворной деятельности он создал много известных творений и прославился как практик каталонского модернизма. Пожалуй, самым популярным стало здание Каса Мила. Его экстерьер с волнообразным фасадом вызвал много споров в то время.

Храм Святого Семейства – великолепный шедевр в стиле модернизм.

Филипп Джонсон, известный американский архитектор как-то произнёс: «Архитектура – это искусство заполнять пространство».

Родился Джонсон в 1906 году. Прожил длинную, наполненную событиями, жизнь. Умер в 2005 году. Яркий представитель интернационального стиля в архитектуре, который по сути своей представляет рационалистический модерн.

Он стал основателем кафедры архитектуры и дизайна в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Филипп Джонсон прославился проектированием зданий, полностью «одетых» в стекло. Самым известным примером таких построек стал Хрустальный собор в Калифорнии. Это одно из крупнейших стеклянных зданий в мире.

Ренцо Пиано, талантливый архитектор, однажды высказал очень мудрую мысль: «Архитектура – это очень ответственная работа. Если писатель напишет плохую книгу – люди просто не будут её читать. Но если архитектор сделает плохую работу, то люди вынуждены будут смотреть на уродство в течение очень долгого времени».

Итальянский архитектор родился в сентябре 1937 года. Стал знаменитым благодаря своему таланту и новаторским проектам. Одно из знаменитых его творений – здание Нью-Йорк Таймс на Манхэттене.

Так же его детищем является 87-этажное здание в Лондоне, которое и по сей день самое высокое в ЕС.

Аргентинский архитектор Сезар Пелли очень серьёзно относился к своей работе: «Я вижу свои здания как часть города и стараюсь проектировать их ответственно и качественно».

Родился известный архитектор в 1926 году. Стал знаменитым благодаря проектам самых высоких зданий в мире. Так, башни Петронаса в Малайзии, до 2004 года были высочайшими на планете.

Заха Хадид, британский архитектор иракского происхождения, однажды очень точно отметила: «Существует 360 градусов, так зачем держаться за один?».

Её творения – призыв понять и осознать современный мир, его многообразие и постоянное изменение, движение вперёд. Здания, спроектированные талантливым архитектором, отличаются причудливостью линий. Самое известное – Центр Гейдара Алиева в Азербайджане. Его формы и экстерьер гармонично вписываются в окружающий ландшафт.

Леох Минг Пей, американский архитектор, говорил: «Архитектура – очень прагматичное искусство. Чтобы стать искусством, она должна быть построена на фундаменте необходимости».

Мэтр современной архитектуры родился в 1917 году, в 1955 – основал свою дизайнерскую фирму. Один из его знаменитых проектов – Президентская библиотека и Музей Джона Кеннеди в Бостоне. Здание служит официальным хранилищем корреспонденции Кеннеди.

Так же Минг Пей спроектировал Пирамиду для Лувра, которая служит главным входом в музей.

Голландский архитектор Рем Колхас высказал весьма философскую мысль: «Здание имеет, по крайней мере, две жизни: одну – в воображении своего создателя, другую – после постройки. И никогда эти жизни не бывают одинаковыми».

Родился архитектор в 1944 году. Известен как автор знаменитых футуристических проектов. Профессор Гарвардского университета является автором здания Casa da Musica в Португалии, которое стало иконой стиля сразу же, как только было построено.

Другим знаменитым творением стало здание Центральной библиотеки в Сиэтле. Это 11-этажное строение из стекла и стали было задумано как торжество книги, несмотря на приход цифровой эпохи.

Американский архитектор Даниэль Либескинд высказал мысль, которой и следовал всю свою жизнь: «Архитектура основана не на бетоне и стали, она основана на чуде».

Неоспоримым примером высказывания об архитектуре как о чуде стал проект Даниэля «Дом 18.36.54». Необычное название, уникальный экстерьер, причудливый интерьер. Здание гармонично вписывается в окружающий ландшафт и кажется созданием инопланетного разума.

10 фотографий, изменивших архитектуру

Говорят, картинка стоит тысячи слов. Такова его визуальная природа, это мнение не может быть более верным, когда дело касается архитектуры. Хотя большинство согласится с тем, что лучше всего понять архитектуру, когда ее увидят лично, хорошая фотография может пролить свет на идеи архитектора и рассказать захватывающую историю о здании, открыв нечто важное.

В этом суть первого конкурса One Photo Challenge: можете ли вы рассказать яркую историю об архитектуре с помощью одного изображения? Отправьте фотографию до истечения обычного срока подачи заявок 17 апреля, чтобы получить шанс выиграть 2500 долларов и ваши работы увидят миллионы.

Примите участие в конкурсе One Photo Challenge

Для вдохновения стоит взглянуть назад во времени на некоторые из самых влиятельных архитектурных фотографий, когда-либо созданных. Все следующие изображения каким-то образом повлияли на архитектуру, заставив нас переосмыслить то, как мы смотрим на нашу застроенную среду, и генерировать новые идеи о роли фотографии в профессии.

Стоит отметить, что эти фотографии охватывают все этапы жизни здания, от строительства, проживания до сноса.Решая, какой тип фотографии вы хотите отправить, изучите эти знаковые изображения, чтобы увидеть архитектуру с новой точки зрения.


Обед на небоскребе (1932)

Фотограф: неизвестен (вероятно, Чарльз Эббетс)
Архитектор: Раймонд Худ

Через ВРЕМЯ

Этот снимок, сделанный на 69-м этаже здания 30 Rockefeller Plaza, несомненно, является одним из самых знаковых снимков, когда-либо сделанных в Нью-Йорке. Фотография олицетворяет смелость и отвагу рабочих-металлистов, стоявших на переднем крае бума небоскребов Манхэттена в начале 1900-х годов, и является непреходящим символом неудержимых архитектурных амбиций Нью-Йорка.Однако вы можете не знать, что фотография была сделана в рамках рекламной кампании здания. Несмотря на это, мощное сочетание невероятного роста и духа товарищества делает его одним из самых любимых в мире образов архитектурной среды.

Как это изменило архитектуру : «Обед на вершине небоскреба» представил типологию высотных зданий массовой аудитории, а также пролил свет на те, которые делают небоскребы реальностью. С этой фотографией неразрывно связана гордость за город и его строителей.


Плотина Форт-Пек (1936 г.)

Фотограф: Маргарет Бурк-Уайт
Инженер: подполковник Ричард К. Мур и другие

Через ВРЕМЯ

Журнал LIFE Magazine обратился к талантливому фотографу журнала Fortune Маргарет Бурк-Уайт, стремящемуся проложить новый путь в журналистике, освещая широкий спектр историй «уникальным визуальным способом». Сосредоточив свой объектив на поразительной скульптурной форме недавно построенной плотины Форт-Пек, фотография на обложке Бурк-Уайт открыла новую эру фотожурналистики, доказав, что изображения могут рассказать историю так же убедительно, как и слова.Вместо того, чтобы пытаться запечатлеть всю плотину в одном кадре, фотограф увеличил масштаб, подчеркнув контрастный свет и тени, отбрасываемые на огромную структуру. Крошечные фигурки внизу изображения демонстрируют монументальный масштаб плотины.

Как это изменило архитектуру : Изображение Бурк-Уайта вместе с сопутствующей статьей в журнале LIFE Magazine совершенно неожиданным и убедительным образом осветило инженерное искусство. Тем самым он установил новую связь между архитектурой, инженерией и массовой культурой.


Мис ван дер Роэ и Филип Джонсон (1955)

Фотограф: Ирвинг Пенн

Через CCA

Сродни группе на обложке музыкального альбома, два архитектора принимают крайне угрюмые позы, утверждая авторитет в соответствии с бескомпромиссным характером своей работы. Портрет Ирвинга Пенна Мис ван дер Роэ и Филиппа Джонсона с масштабной моделью здания Сиграмм важен как для того, кто его взял, так и для того, кто на нем изображен. Портфолио Пенна включает портреты знаковых фигур из мира моды, искусства и кино, а его шутливый снимок этих серьезных архитекторов объединяет их с другими звездами поп-культуры.

Как это изменило архитектуру : портрет Ирвинга Пенна прочно утвердил архитекторов как личностей, которых стоит знать, а не анонимных авторов построек мира. Его связь с эго и культ знаменитости предвосхитили феномен «звездного архитектора», который проникнет в профессию в конце века.


Пример из практики № дома 22 (1960)

Фотограф: Юлиус Шульман
Архитектор: Пьер Кениг

Через ВРЕМЯ

Фотографии Шульман экспериментальных домов в Лос-Анджелесе, Калифорния, широко известны за то, что они сделали модернизм в мейнстриме.Это изображение дома Пьера Кенига Сталь, возможно, является самым культовым из всех, демонстрируя идеальный баланс между смелым консольным фасадом здания и шикарным, но удобным интерьером. Использование Шульманом моделей - в комплекте с изысканными коктейльными платьями - помогло очеловечить модернизм, добавив нотку гламура, синонимичного Голливуду.

Как это изменило архитектуру : фотография Шульмана подняла планку для маркетинга недвижимости, доказав, что современная архитектура может помочь продать «американскую мечту» потребителям так же эффективно, как обшитые вагонкой дома с белыми частоколами.Журнал TIME назвал это «самым успешным снимком в сфере недвижимости, когда-либо созданным».


Доменные печи (1969-95)

Фотографы: Хилла и Бернд Бехер

Via The Walther Collection

Немецкие художники-концептуалисты и фотографы Хилла и Бернд Бехер работали как совместный дуэт, создав огромную коллекцию изображений промышленных зданий, таких как градирни, газовые резервуары и угольные бункеры. Пара разработала особый стиль для записи этих структур, запечатлевая каждое здание под одинаковым углом и с одинаковыми условиями освещения, чтобы подчеркнуть тонкие сходства и различия их конструкций.Основатели так называемой «школы Бехера», их работа повлияла на целое новое поколение фотографов-документалистов.

Как это изменило архитектуру : Сосредоточив свои взгляды на этих зданиях, о которых давно забывают, Бехеры показали, что проектирование промышленной архитектуры и инфраструктуры может быть самостоятельным искусством.


Разрушение Прюитт-Иго (1972)

Фотография предоставлена ​​Государственным историческим обществом штата Миссури
Архитектор: Минору Ямасаки

Через NPR

Это, пожалуй, самая известная в мире фотография сноса.Прюитт-Иго был огромным многоквартирным жилым комплексом, предназначенным для создания яркого нового дома для тысяч людей в неблагополучном районе Сент-Луиса, штат Миссури. Однако после его завершения в 1956 году 33 многоквартирных дома начали быстро приходить в негодность, плохое обслуживание и рост преступности сделали их вредными для здоровья и опасными для жителей. Когда в 1970-х годах весь комплекс был снесен, это изображение стало - правильно или ошибочно - непреходящим символом архитектурного провала. Некоторые сложности и неправильные представления о Прюитте-Иго рассматриваются в документальном фильме Чада Фрейдрихса «Миф о Прюитте-Иго».

Как это изменило архитектуру : Хотя большинство вышеупомянутых фотографий помогли архитектуре добиться известности, это изображение продемонстрировало способность фотографов столь же эффективно создавать архитектурный позор.


Утренняя уборка (1999)

Фотограф: Джефф Уолл
Архитектор: Мис ван дер Роэ

Через TATE

Замечательная фотография знаменитого павильона Барселоны Миса ван дер Роэ, сделанная стеной

, переворачивает знакомое безупречное пространство с ног на голову одним дополнением: уборщик со шваброй и ведром делает все возможное, чтобы эта архитектурная икона сохранила свой безупречный вид.Фотография сопоставляет возвышенное с повседневным, противопоставляя первозданную природу структуры Миса скромным объектам, необходимым для поддержания ее предполагаемого совершенства.

Как это изменило архитектуру : Через искусство образ Уолла противостоит прославлению минимализма, обеспечивая потрясающую проверку реальности для тех, кто романтизирует взгляд на современную архитектуру. Фотография призвана «противопоставить реконструированному павильону фетиш, лишенный социального смысла и травматической истории современности».”


Колума 01 (2007)

Фотограф: Элен Бине
Архитектор: Питер Цумтор

Виа Элен Бине

На фотографиях

Бине музея Колумба в Кельне, Германия, была сделана попытка передать заниженную силу вмешательства Цумтора, продемонстрировав тонкий талант архитектора и фотографа. Бине сделал серию обрезанных фотографий, каждая из которых была посвящена взаимодействию структуры и света. В этом случае уникальные кирпичи Колумба Цумтора образуют волшебную композицию, которая является противоядием для бесконечных стен из стекла, покрывающих большинство современных музеев.

Как это изменило архитектуру : На этой и многих других фотографиях Бине выдвинул свет и тень на передний план архитектурного дизайна. Фотография работ Цумтора проиллюстрировала огромную силу света, улучшающего атмосферу пространства, оказав при этом влияние на бесчисленное количество молодых архитекторов.


Торре Давид (2011)

Фотограф Иван Баан
Архитектор: Энрике Гомес

Via Divisare

Торре Давид - недостроенный небоскреб в Каракасе, Венесуэла, который был занят тысячами скваттеров после того, как строительство было остановлено из-за финансовых проблем.Эти печально известные «вертикальные трущобы» стали символом системных неудач правительства Венесуэлы, но также продемонстрировали устойчивость временных сообществ, которые создали себе жизнь внутри этого вырисовывающегося здания. Фотография внешнего вида здания, сделанная Бааном, прекрасно передает это, его мозаика из импровизированных окон и балюстрад намекает на внутреннюю активность.

Как это изменило архитектуру : Изображения Торре Давида, сделанные Бааном, показали ценность документирования случайной и несовершенной архитектуры, а также нетронутых структур, которые мы привыкли видеть.Они рассказали историю о здании и его обитателях так, как раньше редко можно было увидеть. Эта серия также получила всемирное признание на Венецианской биеннале 2012 года Ивана Баана - теперь он, пожалуй, самый известный в мире архитектурный фотограф, живущий сегодня.


Blizzard (2016)

Фотограф: Микеле Палаццо
Архитектор: Дэниел Бернхэм и Фредерик П. Динкельберг

Via Colossal

Когда Микеле Палаццо рискнул выйти на улицу со своим фотоаппаратом в январе 2016 года, чтобы запечатлеть снежную бурю Джонаса, он понятия не имел, что его фотографию скоро увидят миллионы людей по всему миру.Его захватывающий, но романтичный снимок культового нью-йоркского Флэтайрон-билдинг был размещен в Интернете и быстро стал вирусным, получив освещение в десятках торговых точек, от Colossal и My Modern Met до Telegraph и Saatchi Gallery. С его клубящимся снегом, живописной витриной и обязательной тележкой с едой - квинтэссенцией уличного пейзажа Нью-Йорка - фотографию можно было сравнить с картиной импрессионистов. Он стал окончательным изображением # Blizzard2016.

Как это изменило архитектуру : невероятный охват имиджа Palazzo показал, что с появлением социальных сетей одна архитектурная деталь может теперь стать символом монументального события.Все, что для этого требовалось, - это отличный фотограф, хорошая история и взаимосвязанная сила Интернета.


Теперь ваша очередь: отправьте свою архитектурную фотографию на конкурс One Photo Challenge, чтобы получить снимок за 2500 долларов и всемирное признание!

Примите участие в конкурсе One Photo Challenge

Лучшие архитектурные фотографии 2017 года

Четырнадцать изображений были отобраны из более чем 1200 заявок на конкурс архитектурной фотографии AIA 2017, открытый для U.S. Architects, а также ассоциированные члены AIA и AIAS. Основанный в 1985 году, конкурс проводится AIA St. Louis. В этой последней серии фотографий-победителей представлены такие узнаваемые работы, как «Широкий» в Лос-Анджелесе и «Климатрон» в Сент-Луисе, а также более абстрактные изображения архитектуры. Прием заявок на участие в конкурсе 2018 года открыт до 1 апреля 2018 года.

Первое место

Генри Э. Соренсон-младший «Двойка» (Форт Бентон, Монт.)

Второе место

Майкл Б.Уилкс "Up Ramp" (Портленд, штат Орегон)

Третье место

Даниэль Уиллкенс "Призматический" (Рейкьявик, Исландия)

Премия Фуллера

Джон К. Захерли "Award Hues of Chicago" (Чикаго)

Судейская награда

Натан Вамболд «На вершине Климатрона» (Сент-Луис) Стивен Л. Хаус «Стена граффити» (Нью-Йорк) Стивен Л.жилой дом "Утренний туман" (Ассизи, Италия) Хироми Огава «Вставка» (Чатем, Великобритания) Джеральд В. Шонквилер «Широкое архитектурное заявление» (Лос-Анджелес) Теренс Т. Оден "За гранью" (Вашингтон, округ Колумбия) Натан Вамболд "Монашеский курган" (Коллинсвилл, Иллинойс) Майкл Б.Уилкс «Паттерны Анненберга» (Филадельфия) Чарльз Франк "Pillars di Pietro" (площадь Сан-Пьетро, ​​Рим, Италия) Рене М. Рассел "Beach Blast" (Вирджиния-Бич, Вирджиния)

Новая книга награждает Пола Р. Уильямса, новаторского черного архитектора: выставка изображений: NPR

Дом, спроектированный Полом Р.Уильямс в Ла-Каньяда-Флинтридж, Калифорния. Первый лицензированный чернокожий архитектор к западу от Миссисипи, Уильямс был известен тем, что использовал кривые для создания ощущения интимности даже в больших помещениях. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Дом, спроектированный Полом Р.Уильямс в Ла-Каньяда-Флинтридж, Калифорния. Первый лицензированный чернокожий архитектор к западу от Миссисипи, Уильямс был известен тем, что использовал кривые для создания ощущения интимности даже в больших помещениях.

Жанна Ирландия

Фотограф Жанна Айрлэнд стремится запечатлеть интимность и отношения в своей работе, которая, по ее словам, в первую очередь посвящена жизни чернокожих в Америке.

Для фотографа из Лос-Анджелеса, который включал съемку постановочных сцен, а также автопортретов и портретов ее семьи, в том числе, совсем недавно, двух ее сыновей во время пандемии.

«В своей работе я счастлива, когда ее ценят самые разные люди, но мне кажется, что я делаю ее для черных», - говорит она.

Из проекта фотографа Жанны Айрлэнд Milk and Honey : (Слева) Портрет Ирландии и ее мужа. (Справа) Портрет Ирландии и двух ее сыновей. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

В новой книге Ирландия поворачивает свой объектив наружу, чтобы продемонстрировать наследие архитектора-разрушителя Пола Р.Уильямса и познакомить с его работой более широкую аудиторию.

Что касается Пола Р. Уильямса: взгляд фотографа - это коллекция из 280 фотографий Ирландии, посвященных карьере первого черного архитектора, получившего лицензию на запад от Миссисипи. Его работы помогли сформировать ландшафт Лос-Анджелеса и сделали хороший дизайн доступным для всех, независимо от расы.

Архитектура как предмет не обязательно была естественным переходом для Ирландии, прошлой работой которой в основном была портретная живопись.Но, узнав о жизни Уильямса, Ирландия захотела рассказать его историю.

«Когда я делаю свой портрет, я делаю его для девушки, которая такая же, как я, и которой нужно видеть свое отражение в искусстве», - говорит Айрленд. «И работа Пола Р. Уильямса является продолжением этого процесса».

Фрагмент дома, который Уильямс спроектировал и построил в 1952 году для себя и своей жены Деллы в районе Лафайет-Сквер в Лос-Анджелесе.До 1948 года чернокожим людям было запрещено жить в этом районе. Полностью белая территория быстро превратилась в разнообразный район после того, как расовые ограничительные соглашения были признаны не имеющими законной силы. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Уильямс был плодовитым, и его репертуар обширен как по стилю, так и по количеству, он построил около 3000 зданий до своей смерти в 1980 году.Его часто вспоминают как «звездного архитектора», создавшего роскошные особняки для Люсиль Болл и Фрэнка Синатры.

Но он также помогал проектировать культовые общественные и коммерческие здания: современное здание суда округа Лос-Анджелес в Моск, историческое здание YMCA в испанском колониальном стиле в центре Лос-Анджелеса и даже некоторые части международного аэропорта Лос-Анджелеса.

В 1923 году он стал первым чернокожим членом Американского института архитекторов - одним из многих «первых» в его долгой карьере.

Задняя часть дома на площади Лафайетт-сквер, спроектированная Уильямсом и построенная в 1954 году для миссис Перл и мистера Дж. П. Тейлора, чья внучка Лоран Смит живет там сейчас. Смит подозревает, что ее бабушка и дедушка попросили своего светлокожего друга, который мог сойти за белых, купить землю от их имени, прежде чем расовые ограничительные заветы были признаны не имеющими законной силы. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Даже сегодня в доме Тейлора сохранились почти все оригинальные детали 1954 года.Смит, внучка первоначальных владельцев, говорит, что планирует прожить в доме всю оставшуюся жизнь. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

После того, как он утвердился, по словам Ирландии, Уильямс выбрал проекты, которые улучшили бы чернокожее сообщество.Он спроектировал все: от банков и церквей в преимущественно черных кварталах до доступного жилья для чернокожих ветеранов, вернувшихся со Второй мировой войны. Ирландия говорит, что он считал, что «хороший дизайн предназначен не только для богатых», что он подходит всем, независимо от расы или класса.

Ирландия впервые узнала о работе Уильямса около четырех лет назад, когда архитектор из Лос-Анджелеса Барбара Бестор попросила Ирландию сфотографировать несколько проектов Уильямса.

Исследуя его жизнь, Ирландия говорит, что обнаружила параллели со своим собственным опытом чернокожего художника.

Этот четырехгранный шпиль стоит рядом с собором ангела-хранителя на Лас-Вегас-Стрип. Обе структуры, спроектированные Уильямсом в начале 1960-х годов, были построены в 1963 году для обслуживания служащих казино, которые жили и работали в этом районе. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Дом в районе Вью-Парк в Лос-Анджелесе.Архитектор Клод Койн спроектировал этот дом для Paul R. Williams and Associates. Построенный в 1962 году, это первый дом, который Джанна Айрлэнд сфотографировала для своей книги, но позже узнала, что на самом деле он не был спроектирован Уильямсом. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Пол Р.В юном возрасте Уильямс знал, что хочет стать архитектором. Но когда Уильямс поделился своими мечтами с белым учителем, ему сказали, что черные люди никогда не смогут позволить себе его, а белые никогда не возьмут его на работу.

Почти столетие спустя, в другом классе, Ирландия сидела и мечтала стать фотографом. Но когда она сказала учителю, тоже белому, что надеется поступить в Нью-Йоркский университет, чтобы изучать фотографию, он сказал ей, что это «не место для людей со скромным началом.«

» Я много думал о том, что он имел в виду с тех пор, как «говорит Ирландия», и имел ли он в виду, что это не место для меня, потому что я черный.

Его комментарии глубоко затронули ее; она впала в депрессию и почти не подавала заявления.

Храм Аль-Джолсона в Мемориальном парке Хиллсайд - мемориал и место захоронения еврейской общины - в Калвер-Сити, Калифорния. Джолсон, выдающийся исполнитель в начале 20-го века, был известен тем, что играл в стиле blackface.Ирландия отмечает иронию того, что Уильямс спроектировал храм Джолсона, но говорит, что, когда он был построен в 1951 году, блэкфейс считался приемлемым. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

В мавзолее в Мемориальном парке Хиллсайд Уильямс создал множество укромных уголков со скамейками и зелеными насаждениями, чтобы можно было спокойно размышлять. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Но, в конце концов, она получила степень своей мечты в Нью-Йоркском университете, а позже - в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.

Изучая Уильямс, Ирландия узнала о других способах, которыми раса повлияла на его карьеру: как он научился рисовать вверх ногами, чтобы его клиентам, часто белым, не приходилось сидеть рядом с ним, и как это на много За свою карьеру Уильямс проектировал дома в районах, в которых он не мог жить сам, из-за ограничительных по расовых соображений договоренностей, связанных с имущественными актами в разных частях Лос-Анджелеса в то время.

Ирландия говорит, что много думала о «унижении», которое Уильямсу пришлось вынести на протяжении всей своей жизни. «Эти истории разозлили меня за него», - говорит она.

Подпитываемый этим гневом и желанием пролить свет на то, насколько глубоко влияние Уильямса, Ирландия продолжала фотографировать его работы, кульминацией которых стала новая книга.

Айрлэнд говорит, что это не энциклопедический путеводитель по творениям Уильямса, а ее интерпретация его работ.

Дома из секции Carver Manor в Уиллоубрук, Калифорния.Черный агент по недвижимости по имени Велма Грант приобрела землю для этих 250 домов и наняла Уильямса, чтобы спроектировать их для чернокожих ветеранов, вернувшихся со Второй мировой войны. Вместо того, чтобы создавать дома типа «формочки для печенья», Уильямс придал каждому дому разные особенности. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Это футуристическое здание в стиле Гуги, спроектированное Уильямсом, когда-то было вестибюлем мотеля La Concha в Лас-Вегасе.В 2005 году мотель был снесен, но вестибюль был перенесен и сохранен Музеем неона в Лас-Вегасе. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Ireland говорит, что она надеется, что ее желание запечатлеть «отношения между людьми и отношения между объектом и камерой» будет видно в том, как она решила фотографировать здания Уильямс.

«Большая часть архитектурной фотографии дает представление о том, как должно функционировать пространство, но не дает вам понимания мелких деталей», - говорит Ирландия. «Когда я говорю об интимности в связи с работой Пола Р. Уильямса, я имею в виду крупные планы, которые можно увидеть при прогулке по пространству».

Например, на многих ирландских фотографиях работ Уильямса есть изогнутые линии на краю потолка или тень, падающая на угол церковного здания.

В то время как Уильямс известен своим использованием кривых для создания интимной обстановки или сложных лестничных клеток, чтобы сделать пространство грандиозным, возможно, наиболее примечательным в его работе является то, что он не был привязан к определенному «фирменному» стилю.

Вместо этого он удовлетворил потребности целого ряда клиентов, от тех, кто сдавал особняки в эксплуатацию, до тех, кто искал доступное жилье, - и все это при соблюдении высоких стандартов качества проектирования. Ирландия предполагает, что универсальность Уильямса была вызвана необходимостью, потому что он должен был быть более ловким, чем белые современники.

Бассейн и трамплин на заднем дворе дома, построенного для комика Леона Эррола в 1940 году в районе озера Толука в Лос-Анджелесе. Следующим владельцем был актер Уильям Холден, который устроил там свадебный прием Рональда и Нэнси Рейган в 1952 году. Дензел Вашингтон в конце концов жил в этом доме, хотя с тех пор переехал. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Разнообразие экстерьеров домов, спроектированных Уильямсом в районе Лос-Анджелеса, демонстрирует широкий спектр архитектурных стилей, которые он использовал.Уильямс за свою жизнь спроектировал около 3000 структур, около 2000 из которых находятся только в Лос-Анджелесе. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Ирландия сообщает Что касается Пола Р. Уильямса - это не конец ее поисков, чтобы познакомиться с архитектором, которого, по ее словам, «преступно недооценивают и недооценивают»."

Архив рисунков и заметок Уильямс, который считался утерянным во время пожара 28 лет назад, был недавно обнаружен заново и будет доступен для публики. Это, по словам Ирландии, откроет новые двери. Она говорит, что планирует продолжаю фотографировать здания Уильямс, но не знаю точно, какую форму примет будущая работа.

«Мне кажется, что часть проекта, описанная в книге, завершена, - говорит она, - и, возможно, пришло время чтобы начать новую главу ».

Какое-то время внучка Уильямса жила в доме, который он спроектировал для себя и своей жены Деллы, на площади Лафайет. Жанна Ирландия скрыть подпись

переключить подпись Жанна Ирландия

Архитектурная фотография на месте | Жизнь архитектора

На прошлой неделе я провел пару холодных дней в далекой северной части Висконсина с Полом Обером, архитектурным фотографом, чтобы мы могли сделать профессиональные снимки современной хижины, которую я обернул в этой области ранее в этом районе. год.В конечном итоге я думаю, что мы совершим две поездки… не потому, что это весело, а потому, что в этой хижине есть две особенности: одна там, где хижина покрыта снежным покрывалом, а другая - нет.

Все, с кем мы разговаривали в течение наших 4 дней в Висконсине, сразу отметили, что мы приехали в потрясающее время, так как было не холодно ... и они сказали это с серьезным лицом, несмотря на то, что температура упала до минимума. цифры каждый день.

Поскольку я из Техаса, у меня нет туалета, полного зимней одежды (здесь, в Далласе, когда я пишу это, было 72 °), поэтому мой план игры состоял из слоев и сверхпрочного базового слоя под всеми остальными. слои.Я не думаю, что я получу слишком много аргументов от людей, которые говорят мне, что 15 ° при скорости ветра 20+ миль в час - это хорошо, но когда вы стоите в сугробах по колено, я думаю, что почти любой согласится, что это была не особо приятная погода.

Я также узнал, что батареи мобильных телефонов разряжаются экспоненциально быстрее в холодную погоду

Это Пол Обер, архитектурный фотограф, который также является моим ближайшим соседом. Он датчанин, а я норвежец, и никто из нас не позволит другому забыть об этом.Мы с Полом знаем друг друга около двух лет, и мы довольно хорошо ладим, разделяем схожие интересы и, как правило, шутим одинаково. Помимо фотографических навыков Пола, это те вещи, которые важны, когда он проводит 86 часов в компании друг друга в удаленной кабине, где нет телевизора или сотовой связи.

Во время этой поездки работа Пола заключалась в том, чтобы делать снимки, а моя работа заключалась в выполнении всей тяжелой работы, необходимой Полу. Поскольку я фотографировал эту хижину много-много раз, у меня уже было довольно хорошее ощущение снимков, которые я хотел, но были полы, которые нужно было убрать, кладовые на сцене, доски (окрашенные в черный цвет), которые нужно было удерживать, костры, которые нужно развести, и снег, чтобы лопата.

Я решил, что буду задокументировать эту фотосессию с моей точки зрения (точки зрения «помощника»), чтобы показать вам гламурную сторону архитектурной фотографии. Просто посмотрите на картинку выше ... если бы я не держал эти ветки в стороне, Полу могло бы быть неудобно. Это, и мы не хотели, чтобы эти конкретные ветви были в кадре.

Было много изображений, которые мы хотели запечатлеть там, где камера должна была находиться на высоте около 12+ футов от земли (даже если бы Пол сел мне на плечо, это дало бы нам только около 9 футов 6 дюймов), поэтому требовалась лестница.Обычно это не так уж и важно, но это было немного по-другому… холод и снег усложняют ситуацию. Фактически, Пол использовал клейкую ленту, чтобы закрепить штатив на этой лестнице, и было так холодно, что лента замерзла и стала хрупкой.

Провести 8-футовую двустороннюю лестницу в крутые заснеженные долины было неприятно забавно. Я сделал этот снимок, когда мы шли по подъездной дорожке, потому что, когда мы начали спускаться по насыпи, мне понадобились обе руки.

Трудно что-то сказать под этим углом, но мы примерно на 20 футов ниже конечной отметки салона. Снег здесь всего около 20 дюймов в глубину, но вы не можете увидеть все упавшие деревья, заросшие в снегу. Потрясающие!

На этом снимке мы ждали, когда зайдет солнце - как только солнце выходит на финишную прямую, у вас остается всего 30 минут золотого времени, и мы хотели сделать три снимка. Я расскажу об одном из них ниже, ближе к концу - вы узнаете это, когда увидите его, потому что это вид, который я обычно разделяю на хижину - вид, который открывается, когда вы выходите из леса и приближаетесь к хижине на стопа.

Поул хотел, чтобы в этом камине был встроен огонь для снимков берега озера, которые он делал. Клиентам также принадлежит домик по соседству, и именно там сейчас хранятся дрова. Да, я проехал на машине по соседству, загрузил около 20 кусков дерева в багажник и переехал. Пока я работал с огнем, Пол работал по периметру в поисках деталей.

Не буду лгать… Я был очень счастлив развести этот костер.

Мы также хотели получить изображения дронов, пока мы были на месте.Пол недавно добавил DJI Phantom Pro 4 в свой набор трюков, и мы оба были в восторге от аэрофотоснимков, которые мы могли собирать.

Управлять дроном в лесу в ветреную погоду не так просто и не так весело, как вы думаете.

К чести Пола, во время нескольких полетов не было аварий или повреждений ветвей. Может быть, были какие-то близкие звонки, но, насколько я понимаю, они не в счет.

В первый же день мы взяли дрон на прогулку, но ветер и сильный холод не очень хорошо играли.Дрон непрерывно пищал, предупреждая нас о сильном ветре… в конце концов, мы сдались и решили сделать еще одну попытку на следующий день, надеясь, что дела пойдут лучше.

Что они и сделали! Мы сделали несколько снимков, которые оказались довольно потрясающими. Если вы регулярно посещаете этот сайт, то знаете, что я не публикую готовые изображения очень часто - я предпочитаю сосредоточиться на сообщениях и изображениях типа «в процессе». Сегодняшний пост не сильно отличается, хотя чуть позже я поделюсь хотя бы одним готовым изображением.

Я подумал, что было бы интересно показать изображение дрона, которое я сделал, когда он летел над озером, пытаясь запечатлеть хижину, смешанную с деревьями. Я поместил полупрозрачную красную точку на дрон, чтобы помочь вам определить его местоположение, но на самом деле мой рисунок выглядит так, как будто на моем снимке есть красная планета.

Большая белая область на изображении выше - это замерзшее озеро. Я думал, что будет интересно гулять… но это было не так. Это действительно походило на прогулку по огромной пустой парковке.Если вы посмотрите прямо посередине, вы увидите на озере одинокую хижину для подледной рыбалки.

Вот частичный вид с высоты птичьего полета на объект, сделанный с высоты 400 футов - это законный предел, на который мы можем брать дрон без специальных разрешений или согласований. Вы можете увидеть, сколько здесь деревьев, и представить, как сложно было бы сделать снимок экстерьера, который не был бы бессмысленным.

Мы также решили попробовать сделать несколько внутренних снимков в то время, когда нам нужно было войти, чтобы избежать переохлаждения.Владелец вступил во владение домом только прошлым летом, а поставки зимой тяжелые… в результате в интерьерах практически отсутствует вся мебель и предметы искусства.

Одна из вещей, которая усложняла съемку любого внутреннего пространства, - это то, что практически на каждой стене есть окна, что означает нежелательные отражения. К счастью, у нас был способ справиться с этими…

Гигантские жесткие изоляционные плиты толщиной 4 x 8 футов 1,5 дюйма, окрашенные в черный цвет. Эти панели обычно используются для подготовки к зиме некоторых полуоткрытых пространств, но мы вытащили их, и одна из моих задач заключалась в том, чтобы расположить их всевозможными способами, чтобы избежать отражений.

Сработал как шарм!

И вот единственное законченное изображение, которым я поделюсь с вами - одно изображение, с которым, вероятно, знаком каждый, если они читали какие-либо сообщения о ходе строительства по этому проекту.

Красиво, не правда ли?

Мы должны были быть осторожными в последовательности всех сделанных фотографий, чтобы не оставлять следов на снегу. Это было полной болью, но, видя, как получилось это изображение, я счастлив, что мы продумали это заранее.

Это последнее изображение, которое я вам оставлю. Я только что провел последние несколько часов, разгребая снег, и, несмотря на холод, мне было жарко и я немного устал. Вид был прекрасный, примерно в 10 футах слева от меня был холодильник с пивом, а справа от меня горел огонь в камине. Это было не постановочное фото, а то, что Пол случайно сделал, и я рада, что он это сделал. Этот снимок неплохо передает мирную и уютную природу этого места.

Cheers,


Если вы хотите связаться с Полом, возможно, поехать на собственную фотосессию в зимнюю страну чудес, вы можете связаться с ним через его агента:
Quitze Nelson в Quitze Nelson Artist Management

Architectural Эскизы - серия «Архитектурные ограничения во время проектирования»

Еще лучшие вещи из жизни архитектора

Фотограф архитекторов - Национальный строительный музей

9 апреля 2021 г. - 5 июня 2022 г.

Любое выдающееся произведение архитектуры, вероятно, будет более широко видно через фотографии, чем при личном участии.Эти образы сильно влияют на восприятие того или иного здания. Профессиональный архитектурный фотограф играет важную роль в интерпретации работы дизайнера, принимая важные решения о том, какие аспекты здания следует подчеркнуть, а какие подавить или даже исключить.

При широком распространении профессиональные фотографии помогают сформировать у публики впечатление об архитектурном облике здания. Необычный образ культового здания может сам по себе стать культовым.

Фотограф Алан Карчмер стал известен в своей области благодаря своему умению передавать идеи и намерения архитекторов. Получив степень магистра архитектуры, Карчмер использует свои знания о процессе проектирования в сочетании со своим собственным художественным видением, чтобы выразить сущность здания. Он, по сути, «Фотограф архитекторов».

Lambright Natatorium, Louisiana Tech Велнес-центр Lambright, Ashe Broussard Weinzettle and Tipton Associates Architects, Растон, Луизиана, США.© Алан Карчмер.

На этой выставке представлены профессиональные фотографии Карчмера в сочетании с личными фотографиями и артефактами, проливающими свет на его работы. Хотя на выставке представлено множество широкоформатных изображений удивительной красоты, она также включает в себя дидактические дисплеи, исследующие технические и творческие процессы, лежащие в основе таких изображений. Таким образом, это объясняет, почему определенные изображения так успешно передают как физические, так и эмоциональные аспекты архитектуры.

Показывая несколько изображений конкретных зданий, выставка также исследует, как серию фотографий можно использовать для создания визуального повествования, передающего целостное ощущение дизайна, места и опыта.Выставка проливает свет на важную, но иногда неуловимую роль художественной интерпретации, прослеживая, как собственное видение фотографа дополняет видение архитектора, создавая окончательные изображения, которые в конечном итоге отражают смесь двух. В нем также исследуется, как меняющиеся технологии - особенно переход от аналоговых к цифровым камерам - повлияли на архитектурную фотографию.

Выставка посвящена недавней передаче Карчмером своего профессионального архива коллекции Национального строительного музея.

Прочтите статью о Карчмере за февраль 2021 года в журнале American Way .

Получать новости о фотографе архитекторов

10 элементов архитектурного дизайна для отличных фотографий зданий на iPhone

Вам сложно снимать отличные архитектурные фотографии на iPhone? В реальной жизни здания часто выглядят впечатляюще, но сложнее запечатлеть это на снимке.При фотографировании зданий лучше всего использовать элементы архитектурного дизайна, такие как форма, линия, цвет, узор, текстура и пространство. Именно это вы и узнаете в этом руководстве. Читайте дальше, чтобы узнать, как использовать десять различных элементов дизайна для создания потрясающих фотографий архитектуры iPhone.

Lloyd Callaway Jr. - iPhone Photo Masters Student

1. Формы

Геометрические формы очень радуют глаз и помогают создавать смелые и яркие композиции.

Круги, овалы, квадраты, прямоугольники, треугольники и ромбовидные формы - все это обычно встречается в архитектурных сооружениях, и их можно использовать для создания действительно сильных фокусных точек на ваших изображениях.

Sherry Manners - iPhone Photo Masters Student

Обратите внимание на окна, дверные рамы, арки и другие формы, которые могут создать интересный элемент дизайна на вашей фотографии.

Если вы снимаете в помещении, не забывайте смотреть вверх над собой.На потолках часто можно встретить удивительные формы, особенно в больших зданиях.

Крис Бэрд - студент iPhone Photo Masters

После того, как вы нашли форму, которую хотите включить в свою фотографию, экспериментируйте с различными композициями, пока не добьетесь сбалансированного изображения, приятного для глаз.

Некоторые формы подходят для симметричных композиций, в то время как другие могут лучше смотреться при диагональном расположении или смещении от центра.

Лесли Бейкер - iPhone Photo Masters Student

Вы даже можете создавать фигуры из пустого пространства.На фотографии выше Лесли использовала голубое небо, чтобы создать интересные формы в сочетании с этим архитектурным памятником.

На фотографии ниже Эвелин создала потрясающий обзор четырех зданий. Мало того, что здания создают сильные формы, но и пустое голубое небо между ними образует поразительную форму креста.

Эвелин Сибер - iPhone Photo Masters Student

Когда вы снимаете архитектуру, тренируйте свой глаз замечать формы на зданиях и в пространстве вокруг них.Немного попрактиковавшись, вы начнете замечать всевозможные формы в этих средах.

2. Линии

Линии - один из самых мощных элементов дизайна, который можно использовать в фотографии. Линии повсюду вокруг нас, особенно в зданиях и архитектуре.

Есть так много способов использовать линии в ваших композициях, что у вас никогда не останется способов создавать невероятные изображения.

Один из самых простых способов использовать линии в архитектурной фотографии - сделать классический снимок высокого здания с вертикальными линиями в своей структуре.

Луис Фернандес - iPhone Photo Masters Student

Просто встаньте ближе к основанию здания и направьте свой iPhone вверх. Линии будут привлекать ваш взгляд от нижней части кадра до верха конструкции.

При съемке в этом ракурсе линии сходятся к верху здания, создавая удивительную глубину и подчеркивая высоту здания.

Обязательно поэкспериментируйте с углом съемки, так как это будет иметь большое значение для окончательного эффекта изображения.

Решите, хотите ли вы создать симметричную композицию, как фото Луиса выше, или композицию вне центра, как фото Джона ниже.

John Scala - iPhone Photo Masters Student

Если вы снимаете в помещении, длинные коридоры или туннели можно использовать в качестве мощных направляющих линий. Чувство перспективы привлечет ваш взгляд вглубь изображения и к вашей фокусной точке.

Эвелин Зибер - студентка iPhone Photo Masters

Всегда тщательно продумывайте лучший способ компоновки кадра и экспериментируйте с разными точками обзора, пока не найдете лучший ракурс.

Во многих случаях линии выглядят лучше, если они проходят через сцену по диагонали, начиная с углов кадра.

3. Кривые и спирали

Помимо прямых линий в композициях, обратите внимание на изгибы и спирали. Эти типы линий создают красивые и элегантные образы.

Эвелин Сибер - iPhone Photo Masters Student

Винтовые лестницы - идеальный объект для такого рода снимков.Их плавные изгибы плавно притягивают взгляд к нижней части сцены, создавая чудесное ощущение глубины.

Включение человека в сцену добавит фокусу и чувство масштаба к изображению, а также станет интересным элементом повествования.

Ллойд Каллэуэй-младший - iPhone Photo Masters Student

Для другого ракурса попробуйте снять винтовые лестницы снизу, как это сделал Ллойд Каллавей-младший на этой фотографии.

Вы также можете найти кривые на внешней стороне зданий, и вы можете использовать эти линии аналогичным образом, чтобы создать ощущение потока на ваших фотографиях.

Mim Keo - iPhone Photo Masters Student

Как и при фотографировании прямых линий, подумайте, где вы хотите, чтобы линии начинались и заканчивались, а затем отрегулируйте угол съемки для достижения желаемого эффекта.

Ваша цель должна заключаться в создании сбалансированной композиции, которая нежно привлекает взгляд зрителя к сцене и вокруг нее.

4. Углы

Архитектура полна интересных углов и углов, которые можно использовать в качестве мощных элементов дизайна в ваших композициях.

Попробуйте исследовать здание с единственной целью - найти углы, которые образуют четкие геометрические формы или привлечь внимание к определенной точке сцены.

Агнета Андерссон - iPhone Photo Masters Student

Если вы снимаете на открытом воздухе, посмотрите вверх и обратите внимание на углы, образованные зданиями над вами. Использование простого неба в качестве фона обеспечит максимальное визуальное воздействие этих форм и линий.

При съемке в помещении обращайте внимание на углы, где встречаются две стены или где стена встречается с землей.Вы также найдете большие углы на лестницах.

Эвелин Зибер - студентка iPhone Photo Masters

На фотографии выше Эвелин использовала угол наклона стены, чтобы создать фантастический треугольник, притягивающий взгляд вглубь изображения к человеку на расстоянии.

5. Симметрия

Симметрия создает сильный элемент графического дизайна на фотографии. Это мгновенно привлечет внимание зрителя даже на расстоянии или при просмотре изображения в виде небольшого эскиза в Instagram.

Здания и другие архитектурные сооружения, такие как мосты и пилоны, часто проектируются и строятся симметрично, поэтому они являются идеальным объектом для создания симметрии в ваших снимках.

Chris Baird - iPhone Photo Masters Student

Чтобы создать идеально симметричное изображение, убедитесь, что линия симметрии находится абсолютно по центру. Встаньте посередине конструкции так, чтобы каждая сторона вашей рамы была зеркальным отражением другой.

Используйте линии и другие элементы в архитектуре, чтобы выровнять кадр. Использование сетки в приложении камеры (Настройки> Фото и камера> Сетка) поможет вам идеально выровнять все.

Эвелин Зибер - студентка iPhone Photo Masters

6. Цвет

Хотя многие архитектурные изображения отлично смотрятся в черно-белом цвете, вам определенно стоит подумать об использовании цвета, чтобы выделить свои фотографии.

Если вы снимаете на открытом воздухе под красивым голубым небом, это прекрасная возможность взглянуть на красочные здания, которые будут контрастировать с ярким голубым небом над ними.

Deena Berton - iPhone Photo Masters Student

Апельсины и желтые особенно хорошо сочетаются с синим, и эта фотография Дины однозначно доказывает это! Ее живописная обработка с использованием насыщенных цветов была отличным выбором для этого изображения, поскольку она подчеркивает яркость цветов.

Еще один отличный прием - заполнить раму красочным элементом здания, например, этой потрясающей бирюзовой плиткой для пола.

Паула Даннер - студентка iPhone Photo Masters

Заполняя весь кадр определенным цветом, вы привлекаете внимание зрителя к самому цвету.Это отличный способ сказать зрителю, что именно цвет наиболее привлекателен в этой сцене.

7. Контрастность

Контрастность - это разница в яркости между темными и светлыми областями изображения. В фотографии контраст - отличный способ привлечь внимание зрителя.

Нас естественно привлекают участки с высокой контрастностью, поэтому подчеркивание этого на фотографиях помогает создавать более интересные снимки, которые привлекают внимание зрителя.

При фотографировании архитектуры обращайте внимание на здания, в которых есть как темные, так и светлые области.Это может быть белое здание с темными оконными рамами или контрастирующие участки яркого света и темной тени.

Филиппа Фредериксен - iPhone Photo Masters Student

Вы можете еще больше усилить контраст при постобработке. Используйте свое любимое приложение для редактирования, чтобы поэкспериментировать с уровнями контрастности и яркости, чтобы создать высококонтрастное изображение, подобное приведенному выше.

Контраст также можно использовать, чтобы привлечь внимание к определенной части изображения.Например, на фотографии ниже контраст между ярким окном и темными тенями привлекает внимание к деталям в окне.

Susan Margulies Kalish - iPhone Photo Masters Student

Что делает это изображение еще более привлекательным, так это контрастный свет, запечатленный на перилах в правом нижнем углу. Он добавляет дополнительный элемент визуального интереса и создает баланс в композиции.

Если вы хотите привлечь внимание к более яркой области фотографии, попробуйте затемнить тени при постобработке, чтобы детали в этих более темных областях не привлекали внимания.

8. Узор

Узоры и повторения окружают нас повсюду, и это особенно заметно в зданиях и архитектуре.

Узоры позволяют создавать завораживающие абстрактные изображения с сильной визуальной привлекательностью. Формы, линии, цвет и контраст - все это способствует созданию повторяющихся и привлекающих внимание узоров.

Луис Фернандес - iPhone Photo Masters Student

Здания - отличное место, где можно найти повторяющиеся узоры, такие как кирпичные стены, черепица, ряды окон, стопки балконов и т. Д.

При фотографировании узоров лучше всего заполнить весь кадр объектом. Это делает максимальный акцент на узоре и помогает создать абстрактный образ.

Эвелин Сибер - iPhone Photo Masters Student

Узоры часто выглядят по-разному в зависимости от того, откуда вы их просматриваете. Так что поэкспериментируйте со съемкой под разными углами и ракурсами, чтобы запечатлеть узор разными способами.

Когда вы сделали узорную фотографию, вы можете попробовать преобразовать изображение в черно-белое.Это может подчеркнуть узор и абстрактность, удалив все красочные отвлекающие факторы.

Крис Бэрд - iPhone Photo Masters Student

9. Текстура

Захват текстуры на фотографиях может вызвать у зрителя сильные эмоции. Они вызывают различные ощущения в зависимости от того, является ли текстура грубой, гладкой, блестящей и т. Д.

Текстуры делают ваши фотографии более тактильными и привлекательными, побуждая зрителя дотянуться до изображения и взаимодействовать с ним.

Jennifer Fink - iPhone Photo Masters Student

Вы можете использовать текстуру в своей фотографии, чтобы подчеркнуть определенное настроение или атмосферу.

Например, грубая текстура дерева в старом здании наверху создает совершенно иное настроение по сравнению с гладким сияющим экстерьером современного здания внизу.

Джеймс Ф. Хек III - iPhone Photo Masters Student

Не бойтесь подходить близко при захвате текстур.Ржавый металл, отслаивающаяся краска и грубое дерево создают прекрасные абстракции крупным планом.

10. Пустое пространство

Простота - ключ к созданию хорошо продуманных композиций. Чем меньше отвлекающих факторов на фотографии, тем лучше будет выделяться объект.

Один из самых простых способов создать чистую и простую минималистичную композицию - оставить на фотографии много негативного (пустого) места.

Лесли Бейкер - iPhone Photo Masters Student

На самом деле это действительно простой метод для применения в архитектурной фотографии, потому что вы можете использовать небо как большое пустое пространство на вашем изображении.

Просто направьте камеру вверх, не ограничивая ничего, кроме той части здания, которую вы хотите запечатлеть, и пустого неба над ней.

Шелли Кеннеди - iPhone Photo Masters Student

Не бойтесь включить в кадр только небольшую часть здания. Предоставив что-то воображению, вы создадите в ваших фотографиях чудесное ощущение таинственности и интриги.

Любопытство всегда желательно в фотографии, поэтому, если ваша фотография заставляет зрителя больше узнать о здании, которое вы сфотографировали, это хорошо!

Как вы тоже можете делать потрясающие фотографии с iPhone

Хотели бы вы начать создавать на iPhone такие невероятные фотографии архитектуры? Присоединяйтесь к нашему онлайн-курсу iPhone Photo Masters, где вы будете получать углубленное обучение от разных фотографов iPhone мирового класса каждый месяц.

Ознакомьтесь с советами и приемами инсайдеров по широкому кругу тем и жанров фотографии, примените эти навыки на практике при выполнении заданий по фотографии, а затем получите отзывы и советы от наших экспертов на ежемесячных сессиях обзора фотографий.

Plus, вы станете частью невероятного сообщества Школы фотографии iPhone, где вы сможете общаться с другими участниками курса, а также с нашими экспертами по фотографии.

Начните улучшать свои фотографии на iPhone сегодня ...
НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К МАСТЕРАМ ФОТОГРАФИИ iPHONE!

Изображений

  • Добавление пользовательского фонового изображения к просмотрам с камеры

    Фоновые изображения - это изображения, которые отображаются позади модели в трехмерных видах, а новые фоны могут быть созданы с использованием различных форматов графических файлов.

  • Создание снимка экрана

    Создать снимок экрана легко, следуя приведенным здесь инструкциям, применимым к вашей операционной системе.

  • Создание изображения для использования в брошюре, флаере или веб-сайте

    Создавайте двухмерные виды в плане с визуализированными трехмерными характеристиками для публикации в портфолио, на веб-сайте или в брошюре путем наложения плана этажа поверх трехмерной модели.

  • Импорт изображений растений

    Изображения растений могут быть импортированы в главный архитектор и изменены для отображения в обзорах вашей камеры так же, как изображения растений, содержащиеся в каталогах нашей библиотеки.

  • Оптимизация плана главного архитектора для экспорта в программу 3D-просмотра

    Поскольку мобильные устройства обладают разными возможностями, разумно упростить проект перед экспортом планов главного архитектора для использования в программе 3D Viewer.

  • Сохранение вида моего плана как изображения

    Использование инструмента «Экспорт изображения» аналогично созданию снимка экрана всего в текущем окне просмотра. Изображения можно сохранять в файлах различных форматов и использовать в других приложениях.

  • Трассировка импортированного файла для создания трехмерного плана этажа

    Главный архитектор не может преобразовать цифровое изображение в 3D-модель; однако вы можете использовать изображение плана этажа в качестве шаблона для трассировки.

  • Использование инструмента захвата экрана для создания рисунка, фона, материала или изображения

    Инструмент «Захват экрана» позволяет добавлять фоны, изображения или материалы непосредственно в библиотеку или создавать графические объекты.

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *