Илзе кроуфорд: Илзе Кроуфорд дизайнер года на выставке Maison & Objet в Париже • Интерьер+Дизайн

Содержание

Илзе Кроуфорд дизайнер года на выставке Maison & Objet в Париже • Интерьер+Дизайн

Интерьеры и предметный дизайн Илзе Кроуфорд (Ilse Crawford) знают не только в Объединенном Королевстве. Выставка maison&objet назвала главным героем сентябрьской сессии 2016 года — Париж чествовал британку как лучшего архитектора интерьеров.

Интерьер фамильного дома эпохи регентства Dinderhouse в графстве Сомерсет, 2009. Интерьер фамильного дома эпохи регентства Dinderhouse в графстве Сомерсет, 2009.

Илзе уже много лет преподает в эйндховенской Академии дизайна. Она основательница отделения Man and Wellbeing («Человек и его ощущение комфорта», 2001). В 2015 году на Миланской неделе дизайна Илзе вместе с Томасом Виддерсховеном была куратором выставки работ своих студентов Touch Base, посвященной тактильным ощущениям.

После того как Илзе сделала коллекцию мебели и аксессуаров Sinnerlig для шведского концерна IKEA, можно сказать, что ее работы издаются тысячными тиражами.

А это уже всенародная популярность. Интернет облетели фотографии пробковых столов и табуретов, скамеек из джута, светильников из бамбуковой соломки и подушек из небеленого льна. Эта коллекция — настоящий панегирик натуральным материалам и приятным эмоциям, которые они вызывают при прикосновении. А те, кто часто летает по миру, могли насладиться созданными ею респектабельными интерьерами лаунджа для пассажиров первого класса флагманской авиакомпании Гонконга Cathay Pacific.

Прежде чем стать одной из самых известных интерьерных дизайнеров Британии, Илзе Кроуфорд около 10 лет проработала в интерьерной журналистике. В 2003-м она организовала собственное бюро Studioilse и стала применять свои знания и умения на практике. Несколько лет подряд она делала люксовые интерьеры для британской Soho House Group — компании, управляющей сетью закрытых клубов, отелей, ресторанов и спа премиум-класса.

Кроме того, в ее портфолио есть и другие интересные интерьерные работы — лондонский ресторан Cecconi’s (2005) и шампанерия Kettner’s (2008), арт-клуб Duddell’s в Гонконге (2013) и апарт-отель Ett Hem в Стокгольме (2012), обувной бутик Sergio Rossi в Риме (2010) и флагманский магазин Anya Hindmarch на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке (2013).

Шале в Швейцарских Альпах, 2015.

Илзе делает интерьеры частных вилл, яхт и шале. Ее конек — приватность. Она мастерски умеет создавать интимную атмосферу старинного частного дома, даже если речь идет о самых что ни на есть общественных пространствах — таких как залы ожидания в аэропортах, магазины, бары и рестораны. В ее интерьерах часто присутствуют элементы Arts & Crafts — английского стиля начала ХХ века: темное дерево, кожа, пестрые восточные ковры и стилизованные средневековые орнаменты, насыщенный цвет стен. Она предпочитает работать в старинных зданиях, обыгрывая их внутреннюю архитектуру и сохранившийся декор.

И еще она большая любительница классики дизайна середины XX века. Вы всегда увидите в ее проектах «иконы» скандинавских и американских авторов, создающие в ее интерьерах современное настроение. В 2014-м Vitra пригласила ее оформить несколько залов в своем музее дизайна (Vitra Design Museum), построенном архитекторами Жаком Херцогом и Пьером де Мероном. Илзе было предложено использовать любую мебель культового финского бренда Artek и самой Vitra. И она с присущей ей фантазией придумала и создала квартиру воображаемой семейной пары — финна Гарри и немки Астрид.

Квартира воображаемой финско-немецкой семейной пары в Vitra Design Museum, мебель Vitra и Artek, 2014. Квартира воображаемой финско-немецкой семейной пары в Vitra Design Museum, мебель Vitra и Artek, 2014.

Любимая тема Илзе Кроуфорд — ощущения, которые вызывает в нас интерьер. «Чем виртуальнее становится наша жизнь, тем больше мы тянемся к тактильному, физически ощутимому,  — рассказывает она.  — Дизайн — это не только то, что мы видим глазами, дизайн апеллирует ко всем нашим чувствам, нам хочется его ощущать, слышать, вдыхать. Недостаточно создать коллекцию красивых предметов, людям должно нравиться их трогать, пользоваться ими. Я люблю наблюдать за тем, как люди выбирают мебель в магазине — не только глазами, но и руками, они в буквальном смысле слова гладят и ощупывают ее. Таким должен быть и интерьер — делать вас счастливым, оказывать эмоциональную поддержку, состоять из предметов, которые вам нравятся, в том числе и на ощупь. Не стоит выбирать вещи лишь по внешнему виду».

Классика британского дизайна, кресло Reclining chair Робина Дея, 1952, в новом меховом облике. Так Илзе Кроуфорд и компания Twentytwentyone отметили 100-летний юбилей легендарного дизайнера в 2015 году. Табуреты Perching, диз. И. Кроуфорд, Artifort, 2016. Натуральная кожа, металлический каркас. Лампа Billy, диз. И. Кроуфорд, Kalmar, 2015. Обновленная версия. Палисандр, латунь. Скамья из серии Seating for Eating, диз. И. Кроуфорд, De La Espada, 2009. Обыгрывается традиционная английская мебель — виндзорский стул. Dress the Tank. Меховая версия легендарного кресла №400 Алвара Аалто, сделанная И. Кроуфорд к 75-летию бренда Artek, 2010.

Илзе Кроуфорд написала несколько популярных книг о дизайне (Sensual Home, Home Is Where the Heart Is и A Frame for Life), в 2014-м она стала членом Превосходнейшего ордена Британской империи за заслуги в области дизайна интерьеров, а в 2015-м ей присудили степень почетного доктора Университета искусств Лондона.

#ИльзеКроуфорд Instagram posts (photos and videos)

Суперледи дизайна, которая попала в знаменитый документальный сериал от Netflix « #Abstract : The Art of Design». Кто не смотрел?🤔 Советуем глянуть. ⠀ Илзе Кроуфорд – британский🇬🇧 мастер предметного дизайна интерьеров с мировым именем. Илзе получила признания благодаря интерьерам излучающим домашнюю атмосферу уюта, комфорта и тепла. 🛋 Кроуфорд воплощала в своих работа продолжение человеческой личности. Но все ли было так просто в жизни объекта нашего внимания? 😳 ⠀ Выдающийся дизайнер не имеет специального образования, потому что она просто изучала историю архитектуры. 📚С 1989 по 1998 Илзе трудилась в архитектурном бюро и с 1998 по 2003 год была редактором британской версии журнала об интерьере. Вскоре открыла собственную студию дизайна, которая успешно работает и несет миру дизайна тепло. ⠀ Чтобы понять откуда появилась теплота в дизайне Ильзы, нужно вернуть в прошлое, примерно на 40 лет назад, в Лондон 1962 года. 🖼Именно там родилась малышка Ильза, которая была старшим ребенком в семье. Представьте, что мама Ильзы родила ей сестренок… сразу трех… одновременно. 💁🙅🙆Чтобы улучшить жилищные условия, семья перебралась в Кент. В старый дом, который когда-то принадлежал священнику. Внутри дома стоял длинный обеденный стол и церковная скамья и если внимательно смотреть на работы Ильзы, то можно заметить описанные образы снова и снова. Их дом всегда был полон друзей, он привлекал своим уютом и атмосферой безграничного веселья и свободы.

🏡 ⠀ Скорее всего, благодаря детскому ощущению праздника и кипящему стилю домашней жизни, Илзе сформировала стойкое отвращение к интерьерам, где на передний план выдвинута красота объектов, а не личность их обладателя. Вооружившись командой профессионалов и скандинавской любовью к натуральным материалам и древесине, Илзе стала самостоятельно создавать интерьеры, о которых мечтала ранее — практичные, представляющие собой физическое воплощение человеческой личности. ⠀ 🏢В 2015 году Илзе Кроуфорд выставила на продажу свою лондонскую квартиру. Лофт, в котором Илзе прожила 15 лет, служит достойным примером ее антропоцентричной философии. ⠀ ⠀ #ИльзеКроуфорд #дизайн #интерьер #обои #дом #квартира #тепло #уют #FineWall #история

Абстракция: искусство дизайна. Дизайнер интерьеров Илзе Кроуфорд.

Заключительная часть фильма канала Netflix, повествующего о восьми лучших дизайнерах современности Абстракция: искусство дизайна.

В этом видео мы познакомимся с Илзе Кроуфорд — британским дизайнером интерьеров, основателем и бывшим главным редактором журнала

ELLE Decor в Великобритании.

В портфолио Studioilse входят такие проекты, как: «Сохо Хаус» в Нью-Йорке, кинотеатр «Электрик Синема», отель «Хай Роуд Хаус», ресторан «Чекконис» в Лондоне, отель «Бабингтон Хаус» в Бате. Кроме этого, создан ряд моделей мебели: «Другой» для Балери Италия, серия «36-24-36» (стол и светильники). Среди текущих проектов студии: развитие сети современных гостиниц для «Дхиллон Отель», разработка нового фирменного стиля для ресторана в «Гранд Отель Стокгольм», а также спа и оздоровительный курорт Кранцбах в Баварских Альпах.

В течение нескольких лет Илзе Кроуфорд занимала должность вице-президента модного дома Донны Каран. Она участвовала в становлении торговой марки

«Донна Каран Нью-Йорк», во всех стадиях разработки и обновления продуктов линии «Донна Каран: товары для дома», а в качестве креативного директора проекта «Хрустальный дворец» она собрала группу талантливых дизайнеров, задача которой заключалась в переосмыслении такого традиционного предмета обихода, как канделябр. Результаты их творчества были показаны на выставках в Париже, Милане, Нью-Йорке и в Лондонском музее дизайна.

Кроме того, Илзе заведует кафедрой изучения человека и его благосостояния в знаменитой Академии дизайна Эйндховен. В своей книге «Дом – там, где сердце» она рассматривает фундаментальные условия человеческого выживания, безопасности, основы любви, уважения и самореализации, и изучает пути, какими мы можем интегрировать эти базовые эмоциональные потребности в искусство дизайна. Первую из написанных ею книг (

«Ощущение дома: освободи свои чувства и измени свою жизнь») многие почитают за настоящую библию современного образа жизни.

Видео переведено и озвучено командой VPerevode при поддержке Digital-агентства Атвинта.

Илзе Кроуфорд изучает «полезный дизайн» на мастер-классе Braun’s Good Design

Илзе Кроуфорд обсуждает полезные предметы, такие как протезы рук, электрические велосипеды и бритвы, во втором эпизоде ​​сериала мастер-классов Braun, который Dezeen публикует в рамках нашего сотрудничества с немецким дизайнерским брендом.

Braun запустил серию видеороликов Good Design Masterclass, которую ведет британский дизайнер Кроуфорд, чтобы вдохновить «хороший дизайн для лучшего будущего» и отметить свое столетие. Второй эпизод посвящен полезным предметам.

«По сути,« полезность »- это функциональные вещи, которые действительно нужны людям», — сказал Кроуфорд в видео. «Подлинно полезный дизайн создает строительные блоки нашей жизни».

«Иногда« полезность »может сделать вещи более удобными. Но она также может значительно улучшить жизнь».

По словам Кроуфорда, велосипед VanMoof S3 призван стать «экологически безопасным будущим общественного транспорта».

Одним из примеров полезного дизайна, показанного в видео, является электрический велосипед VanMoof S3, который Кроуфорд охарактеризовал как «прекрасный образец функционального дизайна». По словам Кроуфорда, дизайн призван стать «устойчивым будущим общественного транспорта».

«Это муниципальный объект, это средство передвижения», — сказала она. «И вы видите это в том, что находится перед вами. Он прочный, все интегрировано в раму, все встроено. И когда они разрабатывают новые модели, они не возятся с новыми стилями или новинками. основано на улучшении функциональности этого велосипеда ».

I-Limb Quantum Össur — миоэлектрический протез руки

Другой пример полезного дизайна, показанный в видео, — протез руки i-Limb Quantum от исландской компании Össur.

Устройство является миоэлектрическим, что означает, что им можно управлять с помощью электрических сигналов, генерируемых мышцами человека, чтобы пользователь мог восстановить функциональность отсутствующей руки. Кроуфорд охарактеризовал дизайн как «беззастенчиво роботизированный» и сказал, что это то, чем пользователь хотел бы похвастаться.

«Это действительно был сдвиг со времен, когда протезирование конечности было предметом стыда и социальной стигмы, к сегодняшнему дню, когда протез не только функционально полезен — технологические изменения сделали его прекрасным аксессуаром с точки зрения ловкости, — но и вещь красоты «, — сказала она. «Так что теперь это полезно и с социальной точки зрения — это то, чем можно гордиться».

Электробритва Braun Parat BT SM 53 (справа) может работать от прикуривателя в автомобиле.

Третий дизайн, который Кроуфорд обсуждает в видео, — это электробритва Braun Parat BT SM 53 от Дитера Рамса и Ричарда Фишера, которая, по ее словам, является примером того, как полезность меняется и меняется со временем.

Кроуфорд назвал бритву «пионером жизни без розетки», потому что она могла питаться от розетки прикуривателя в автомобиле.

«Но, конечно,« полезность »- это не то, что высечено в камне», — сказала она.

«Меняются вкусы, меняются ценности. И, конечно же, изменения продолжаются. Потому что теперь бороды вернулись, поэтому теперь есть новые типологии машинок для стрижки и триммеров. Так что то, что полезно, постоянно связано с культурными и социальными сдвигами в любое время».

Серия мастер-классов Braun Good Design проводится британским дизайнером Илзе Кроуфорд.

Это второй выпуск мастер-класса Braun’s Good Design. В первом эпизоде ​​Кроуфорд обсуждал «простой дизайн».

Главный редактор Dezeen Маркус Фэйрс также рассказал Кроуфорду о серии мастер-классов в прямом эфире, который мы транслировали на этой неделе.

На следующей неделе Dezeen опубликует последний эпизод серии мастер-классов по хорошему дизайну, который также можно посмотреть на веб-сайте Braun.

Мастер-класс Dezeen x Braun Good Design

Эта статья была написана Dezeen для Braun в рамках нашего партнерства Dezeen x Braun Good Design Masterclass. Узнайте больше о партнерских материалах Dezeen здесь.

ИКЕА и Ильзе Кроуфорд возобновляют сотрудничество — Спальня от ИКЕА

IKEA и знаменитый дизайнер интерьеров Ильзе Кроуфорд снова объединились для долгосрочного сотрудничества, чтобы создать ряд умных, красивых и неподвластных времени аксессуаров для дома. Обладая общими ценностями, гуманистическим подходом и страстью к дизайну, IKEA и Ильзе Кроуфорд вместе могут внести свой вклад в улучшение повседневной жизни многих людей.

Если вы, как и Ильзе, относите себя к творческим личностям, тогда вам наверняка будет интересны изделия, которые выпускает этот завод художественного литья. Подобные шедевры смогут удовлетворить потребности любой художественной натуры.

Одним из направлений деятельности Ильзе Кроуфорд и IKEA будут аксессуары для дома — маленькие составляющие жизни в доме, которые превращают четыре стены в индивидуальную зону комфорта и могут волшебным образом преобразить любое пространство — каждый день и везде, независимо от того, в какой точке мира это происходит.

Карин Густавссон, руководитель отдела ассортимента и дизайна IKEA of Sweden AB

Цель этого обновленного сотрудничества — дать возможность многим людям персонализировать свои дома с помощью небольших элементов, разработанных в классическом, экологически безопасном и вневременном стиле, которые доступны для многих.

В 2015 году IKEA запустила SINNERLIG — первую дизайнерскую коллаборацию с британским дизайнером Ильзе Кроуфорд. Эта коллекция получила высокую оценку, и подвесной светильник SINNERLIG стал культовым продуктом, который до сих пор остается популярной частью сегодняшнего ассортимента ИКЕА. На этот раз, в отличие от лимитированной коллекции SINNERLIG, IKEA, Ильзе Кроуфорд и ее команда в студии работают над долгосрочным сотрудничеством, и в ближайшие пару лет в ассортименте IKEA появятся новые продукты.

Ильзе Кроуфорд — дизайнер, научный руководитель и креативный директор с простой миссией — ставить человеческие потребности и желания в центр своей работы. Как основатель Studioilse, вместе со своей многопрофильной лондонской командой, Ильзе Кроуфорд и ее студия занимаются дизайном среды, предметов и опыта, которые поддерживают и улучшают человеческое поведение и повседневную жизнь, делая нормальное особенным.

Обладая прочной связью с природой и натуральными материалами, она воплощает эту философию в жизнь, создавая среду, в которой люди чувствуют себя комфортно и как дома, создавая положительное воздействие на психику и окружающую среду.

Вместе IKEA и Илзе Кроуфорд могут поставить человека в центр этого долгосрочного сотрудничества, уделяя особое внимание благополучию, честным и экологически чистым материалам и высококачественному дизайну.

Первые результаты этого сотрудничества появятся в магазинах ИКЕА осенью 2021 года, а с 2022 года будет запущено в продажу еще больший ассортимент товаров.

IKEA запускает коллекцию дизайнерского качества Ilse Crawford

IKEA запускает коллекцию Ilse Crawford «намеренно сдержанно»

Стокгольм 2015: мебельный гигант IKEA сотрудничает с лондонским дизайнером Илзе Кроуфорд, чтобы представить ассортимент продукции для дома из пробки и натурального волокна.

Представленная вчера на мероприятии в отеле Crawford’s Ett Hem в Стокгольме, коллекция Sinnerlig в значительной степени отличается натуральными материалами и нейтральными цветами, которые были выбраны для любого дома.

«Он должен работать в ванной комнате в Мумбаи, а также на кухне в Нисдене, он должен вписываться в жизнь людей», — сказал Кроуфорд Dezeen.

Первое сотрудничество между IKEA и Studioilse включает в себя около 30 продуктов — от более крупных предметов мебели, таких как покрытые пробкой столы и кушетка, до стеклянных бутылок, выдуваемых вручную.

«[ИКЕА] попросила нас поработать с натуральными материалами, что, конечно, очень привлекательно для придания физическому качеству нашего ассортимента, который, я думаю, они бы назвали самим очень скучным», — сказал Кроуфорд. «Я думаю, они знают, что их поверхности стали достаточно ровными в стремлении к совершенству».

Для всех частей акцент делается на комбинации материалов, а не на формах высказываний.

«Это довольно сдержанно, но мы специально разработали его таким образом», продолжил Кроуфорд. «Мы рассматриваем это как фон, он не пытается конкурировать с этими фантастическими иконами дизайна — это другое дело. Но нам всем нужен ряд источников света, которые не должны вас размахивать».

Пробка является преобладающим материалом в коллекции, она используется тонкими слоями для покрытия столешниц и сидений, а также более толстыми секциями для формирования крышек для банок и оснований для ламп.

«[Cork] является частью нашего ассортимента из-за его акустических свойств, и он прекрасно работает со стеклом», — сказал Кроуфорд, который считает это важным повторным использованием материала, потому что «никто больше не хочет винные пробки».

Набор подвесных светильников на бамбуковой решетке концертина вместе для более эффективной упаковки и отправки, типичный элемент многих продуктов ИКЕА.

Обивка подушки в нейтральных цветах соткана из смеси хлопка, которая использует меньше воды в своем производстве.

Сушеная морская трава используется для различных продуктов, включая корзины, которые снова имеют форму, плотно прилегающую друг к другу. «ИКЕА не доставляет воздух», — сказал Кроуфорд.

Коллекция также включает в себя различные керамические изделия, которые выглядят слегка выветрившимися.

Команда Кроуфорда начала сотрудничать с IKEA после назначения Маркуса Энгмана главой отдела дизайна шведской компании, который полон решимости повысить «качество дизайна» бренда.

«Около трех лет назад они обратились к нам с просьбой разработать коллекцию вместе с ними, и наша первая мысль была« иксы! », — сказал Кроуфорд Dezeen. «Это не особая коллекция, это очень большая часть основной линии ИКЕА».

Ильзе Кроуфорд и её дизайн

11 сентября 2017 г.

В профессиональной среде к работе с интерьерами часто относятся снисходительно – это задача меньшего масштаба, чем архитектура, и как-то по умолчанию принято считать, что её важность уменьшается пропорционально размеру.  За последнее десятилетие это устойчивое клише постепенно меняется, и существенную роль в этом играют по-настоящему талантливые дизайнеры.

Одна из самых заметных фигур на европейской сцене – британка Ильзе Кроуфорд, которая в 2016 году была признана дизайнером года на выставке Maison&Objet. Во время нового сезона Maison&Objet редакция Berlogos решила отдать должное знаменитому дизайнеру. 

Ильзе – историк архитектуры. В момент основания британской версии журнала Elle Decoration она стала его главным редактором и занимала этот пост в течение десяти лет. Затем в 2003 году основала собственную мастерскую Studioilse, построенную на её глубоком убеждении, что дизайн – это инструмент для улучшения человечества.

Павильон №8 на выставке Maison&Objet, сентябрь 2016. Павильон разработан бюро Studioilse и наполнен серийной мебелью, которую компания разрабатывает для разных брендов

В 2012 году студия сделала камерный бутик-отель Ett Hem в Стокгольме. Гостевой дом на двенадцать комнат появился в особняке конца XIX века, построенного под влиянием движения Искусств и ремёсел. Этот особняк когда-то принадлежал жене знаменитого художника Карла Ларссона. Отель сделан именно как дом, который путешественники могут найти вдали от дома: самое эффектное место в отеле – общая гостиная и обеденная зона. Чтобы реализовать этот проект Ильзе Кроуфорд и её команда больше полугода общались с хозяйкой Ett Hem и  путешествовали с ней, чтобы понять, какие здания и решения ей нравятся.

Studioilse также знаменита работой с люксовыми залами ожидания в аэропортах. Лаунж-зона первого класса превосходно выглядит, но гораздо важнее в ней удобная мебель, позволяющая путешественникам отдохнуть между перелётами. 

Зал ожидания – зона с очень большой проходимостью, и команда Ильзе предусмотрела это: например, покрытие стен краской просто невозможно в такой ситуации – даже самый хороший материал очень быстро изотрётся, поэтому дизайнеры выбрали оникс – прочный и долговечный материал, подходящий помещению по статусу.

Зал ожидания первого класса, Аэропорт Гонконга, 2015

Однако бюро Кроуфорд занимается не только люксовыми лаунж-зонами – для этого же аэропорта они разработали общую зону ожидания.

Общая зона ожидания, Аэропорт Гонконга, 2016

Для австралийской марки AESOP, специализирующейся на уходе за кожей, Studioilse разработала два бутика – сначала в Лондоне, затем в Копенгагене. Одна из основных установок марки состоит в том, что самый хороший результат появляется после регулярного ухода за собой, поэтому в обоих магазинах в центре помещений стоят ванна (Копенгаген) и большая раковина (Лондон).

Магазин AESOP, Лондон, 2008

Сдержанные, но небанальные цвета стен и простая мебель создают неброскую красоту помещений, которые вместе с лаконичными бутыльками становятся похожими на элегантные аптеки.

Магазин AESOP, Копенгаген, 2016

Кроуфорд пересмотрела привычный взгляд на дизайн как на визуальное средство: для неё это прежде всего тактильный и пространственный опыт, который помещение может дать человеку. В большинстве своих интервью Илзе объясняет, что когда её команда проектирует, перед дизайнерами стоит задача создать ощущение благополучия и радости, которое возникало бы у человека. 

Тактильности посвящены не только рабочие проекты Кроуфорд – в 2016 году она курировала выставку эйндховенской академии дизайна, в которой организовала кафедру  «Человек и его ощущение комфорта» (Man and Wellbeing).   Тогда креативный директор академии Томас Вирдсховен вместе с Кроуфорд сделали выставку Touch Base для iSaloni. Превратив тактильность в основную тему экспозиции, они напомнили посетителям, что физические ощущения и чувства в современном мире не обязательно должны быть ошеломляющими или иметь сексуальный подтекст, а могут служить поводом для нюансных переживаний и размышлений. 

Дизайн для Кроуфорд это ещё и отношения с изготовлением, с процессом производства. Для коммерческих и частных интерьеров Studioilse всегда разрабатывает авторские предметы мебели, некоторые из которых затем превращаются в самостоятельные объекты.

Павильон №8 на выставке Maison&Objet, сентябрь 2016

Совсем иной опыт промышленного производства бюро приобрело благодаря коллаборации с компанией IKEA: в 2015 году шведский концерн выпустил серию мебели и посуды Sinnerling. Эта работа стала для студии исследованием массового производства и ответственной задачей, ведь эти предметы затем оказались в разных домах по всему миру. Все предметы из коллекции Sinnerling имеют натуральные материалы и оттенки, а также ярко выраженные тактильные качества. Особенным открытием для Studioilse стала материальность пробки, поэтому многие элементы выполнены именно из неё.

Коллекция Sinnerling. Studioilse для компании IKEA, 2015

Ильзе Кроуфорд смотрит на дизайн как на инженерную психологию, как на способ мышления, который помогает исследовать мир – и своим создателям, и пользователям. И путь к этому дизайнер видит в тёплой и тактильной физической обстановке, которая способна формировать сообщества и пробуждать в человеке любознательность и эмпатию.

Следить за проектами бюро можно на сайте studioilse.com. 

На каждую женщину в отдельности: Илзе Кроуфорд


Дизайн часто ассоциируется только с формой. Автомобиль для чего-то функционального или эстетичного. Последним шагом считается взаимодействие с человеческим аспектом. Британский дизайнер Илзе Кроуфорд в своей отмеченной наградами студии доказывает, что эта идея ошибочна: до дизайна нужно сопереживание. Без него нет хорошего дизайна. Вместе со своей командой Studioilse бывший редактор-основатель Elle UK разработала (среди многих других проектов) помещения для Soho House Group, отеля Ett Hem в Стокгольме, а также создала коллекцию мебели и новую ресторанную стратегию для IKEA.Сегодня Кроуфорд ценят не только за ее работу, но и за ее дух: в качестве главы отдела Академии дизайна в Эйндховене она ведет курс «Человек и благополучие», посвященный тому, как интегрировать гуманистические ценности в дизайн. В этом месяце мы посетили Илзе Кроуфорд и Studioilse в Лондоне, чтобы обсудить эмпатию, (не) актуальность красоты и то, как создать «основу для жизни».
Фото Хелен Кэткарт, интервью Жужанны Тот

Повлияло ли воспитание на творческий подход? Был ли дизайн интерьера актуальной темой в доме вашего детства?
Не думаю, что больше всего на меня повлияли интерьеры — это жизнь, точка. Я происходил из большой семьи, и у нас не было много денег, но всегда было достаточно места, чтобы выразить себя. Моя мама училась в художественной школе Челси, поэтому мы всегда рисовали, красили ткани и мастерили вещи вместе. В старом доме приходского священника, в котором мы жили, не было много мебели — одна комната была посвящена настольному теннису, а в другой — огромному кухонному столу, за которым люди собирались и тусовались. Мой отец был экономистом и журналистом, поэтому кухонный стол всегда был местом для оживленных дискуссий.Нас побуждали думать самостоятельно и бросать вызов существующим нормам. Это было очень богемно, но открыто и бесплатно; это было творчески интересное место.

Кажется, твоя студия унаследовала часть тех воспоминаний…
Может быть. У нас здесь обеды по средам, совместная трапеза со всей командой, и всегда есть место для кого-то нового. В конечном итоге мы все социальные существа, и это пространство призвано поддерживать и стимулировать это.


Каков ваш подход к проектированию общественных пространств, таких как отели, которые служат временными «домами»? Как вы определяете дом?
Дом, я не имею в виду «дом», но ощущение дома — это довольно сложно.Он включает ритмы и ритуалы повседневной жизни, чувство безопасности, практические, физические и эмоциональные потребности. Но это интересно, потому что в наши дни мы все больше и больше хотим чувствовать себя как дома в общественных местах. Создание пространства и предоставление услуг, которые поддерживают ощущение дома в различных контекстах, могут потребовать длительного анализа.

Мы всегда начинаем с идеи индивидуального опыта, и это то, что мы отстаиваем на протяжении всего процесса строительства. Дизайнеры интерьера часто (и совершенно ошибочно) привлекаются к проекту только на очень поздней стадии, когда они могут воздействовать только на поверхность и не могут интегрировать концепции в часть более крупной идеи.

Я считаю, что нельзя просто привнести человеческий аспект в конец проекта. При рассмотрении вначале он меняет все решения на этом пути. Так важно смотреть и разговаривать с людьми с самого начала. Никто не такой же. И особенно когда вы заглядываете внутрь чьего-то дома, вы часто обнаруживаете вещи, которые удивительны или не так очевидны на поверхности. Мне очень нравится открывать эти особенности каждого человека, создавая основу, которая делает повседневную жизнь более особенной.

Вы часто говорите: «Без сочувствия нет дизайна». Что ты имеешь в виду?
Да, я искренне верю, что его можно применять в любой ценовой категории: я имею в виду, что все мы в конечном итоге люди. Например, при проектировании зала ожидания бизнес-класса в аэропорту все думают о роскоши, а не о том, что люди заняты, устали и страдают от смены часовых поясов. Аэропорты — тяжелое место. Меньше всего они хотят или нуждаются в том, чтобы им машут бутылки шампанского magnum.Они хотят перемещаться из одного места в другое с максимальным комфортом, и зал ожидания в аэропорту должен разумно удовлетворять их потребности (конфиденциальность, здоровое питание, место для сна, легкая зарядка и т. Д.).

Аудитории, для которых вы проектируете, довольно разные, если сравнивать отель, такой как Ett Hem, с таким гигантским розничным продавцом, как Ikea. Чем отличается ваш творческий подход к разным клиентам?
На самом деле процесс всегда один и тот же. Мы начинаем с допроса, задавая вопросы, достигая понимания.В Ikea мы хотели сосредоточиться на экологически безопасном производстве — мы искали материалы, которые открывали новые возможности в этом отношении. Но мы также хотели создать мебель, которую люди будут ценить и хранить, а также быть доступной и функциональной. Мы хотели создать желаемый дизайн по этой цене и избавиться от ассоциации с одноразовым использованием. Поэтому, когда мы думали о деталях, мы хотели, чтобы они были такими, которые действительно нужны каждому в студии, от стажеров до дизайнеров и женщин, отвечающих за финансы.

Этт Хем начал с вопроса о том, как люди могут чувствовать, что их заботят и ценят. Отели часто предлагают множество услуг на поверхности, но единственное, что происходит на самом деле, — это оформление заказа и получение его на ваш счет. Мы основали эту концепцию на идее теплого и разумного человеческого контакта во всем и воплотили ее в жизнь. Например, кухня является общей для гостей и поваров, которые используют местные продукты и ингредиенты и умеют об этом говорить. Также мы тщательно отбирали устойчивые бренды и производителей.Мы хотели создать систему, в которой деньги, которые вы тратите, возвращаются в хорошие компании. Как сказал мой отец, «каждый фунт — это голос». Даже если масштабы проектов различаются, этика не отличается друг от друга.

Хотя человеческий аспект настолько важен в вашей работе, вы не имеете прямого контакта со своей реальной аудиторией, что в некотором смысле можно сравнить с работой редактора. Вы говорите со своими читателями, но как только они действительно могут подключиться к нему и к вам, вы больше не участвуете.

Люди часто думают, что для меня переход от журналистики к дизайну был огромным изменением, но на самом деле эти области ничем не отличаются. Физическая среда с точки зрения дизайна интерьера длится дольше, чем статья, но первоначальный подход к дизайну довольно журналистский. Вы допрашиваете, формируете понимание для своего потребителя, вы фильтруете так много информации и строите из этого иерархию. Все журналистские инструменты очень кстати.

Повлияли ли социальные сети и, в частности, «демократизация конфиденциальности» — переход к тому, чтобы сделать что-то частное постоянно доступным — на вашей работе?

Интересно, что в то время как общественное достояние становится более домашним, наше частное достояние становится более общедоступным.В наши дни люди круглосуточно и без выходных рассказывают истории о своей жизни в социальных сетях. В одержимости имиджем нет ничего нового, но масштаб есть. Как бывший редактор по дизайну интерьеров могу сказать, что так было даже в 90-е годы. Даже тогда существовало мнение, что создание идеального образа было важнее, чем рассмотрение того, как на самом деле жили места. Я думаю, что это проблема, поскольку мы затем создаем непригодные для жизни и нелюбимые места. Однако это правда, что для работы с реальностью требуется больше усилий, чем с мечтами.Но результаты гораздо более полезны, более пригодны для проживания и гостеприимства и более продолжительны. Люди беспорядочны, чем хотят казаться… и намного интереснее.

Это «финальное изображение» космоса все еще важно для вас?
Это, конечно, не мой главный приоритет. То, как что-то выглядит, — это последний слой нашей работы. Гораздо важнее объединить людей, чтобы выяснить, как задействовать все чувства, и узнать, как встроить неизмеримое, как мы их называем.И тогда, в конце концов, эти пространства проявят свою особую красоту. В конце концов, эстетика тоже важна, и, как дизайнеры, язык эстетики — один из наших инструментов. Но мы не начинаем с изображения. Эстетика является неотъемлемой частью целого и зависит от контекста.

Например, недавно мы сделали проект с шеф-поваром Массимо Боттура, общественный центр Refettorio Felix, работая с его некоммерческой организацией Food for Soul, чтобы создать бесплатную кухню, обеспечивающую бездомных едой из излишков супермаркета. Задача заключалась в том, чтобы сделать это место красивым — что имеет большой смысл — социальные проекты часто не ценят эстетику. Обычно все наоборот; многие скажут, что это вообще не должно быть приоритетом социального проекта. Эта эстетика в данном контексте поверхностна. Мы не согласны. Мы считаем, что если вы можете делать такие проекты красивыми, это показывает, что кому-то не все равно. Эстетически привлекательное пространство не только придает обстановке достоинства, но и делает его местом, где можно провести несколько часов, где люди, использующие его, чувствуют себя комфортно и могут разговаривать друг с другом.Большая разница с кафетерием, где просто берут тарелку и уходят. Этот случай показывает, что эстетика может иметь значение. И может быть социальным инструментом, который наводит мост внутри сообщества. Например, здесь помещение можно сдавать в нерабочее время, а также использовать для корпоративных мероприятий, что помогает поддержать проект.

Какая ваша любимая часть рабочего процесса?

Конец всегда приносит удовлетворение, когда ваши идеи материализуются и люди начинают взаимодействовать внутри пространства. Это замечательно, но в целом я бы сказал, что мне больше всего нравится начало: я нахожу эту конкретную неопределенность такой интересной … процесс исследования, изучения проекта, а затем сужения всех возможностей, принятия решений, привлечения хладнокровных, сердечных идеи вместе с вашей интуицией.

Какие ценности или люди служили для вас чем-то вроде мантры в вашей работе?

Мне нравится эта цитата Джейн Джейкобс, одной из моих героинь: «Когда в городах становится скучно, даже богатые люди уезжают.«Города, как и все места, в которых мы живем, должны быть живыми существами. Это верно независимо от бюджета. Моя роль — создавать пространства, которые люди могут сделать собственными. В противном случае у них нет жизни. И они недолговечны. Как дизайнеры, мы обязаны проектировать изнутри, поддерживать качества ситуации и людей, которые будут ее использовать, а не навязывать имидж, чтобы проект «был» чем-то независимым от основных человеческих потребностей человека. тем, кто будет им пользоваться.

Илзе Кроуфорд

58-летний дизайнер интерьеров Илзе Кроуфорд выполняет радикальную миссию: дать людям почувствовать себя как дома.Для этого нужен не просто удобный диван — более широкий и менее глубокий, чтобы приспособиться к нашему новому привычному образу жизни — но сочувствие, допрос, а также необычная теплота и тактильность. Тридцать лет работы в бизнесе дали понять всевидящему лондонцу, что роскошь — это внимание к деталям, свободная комната — пустая трата пространства, а рулетка — блаженно простой незаменимый инструмент.

Если Илза Кроуфорд, одна из самых культурных и социальных дизайнеров нашего времени, появится на Mastermind , ее специализированной темой может быть хранилище.Она заявляет, что пятнадцать процентов дома — это минимально допустимое количество пространства, которое вы должны ему предоставить. Она добавляет, что к кухонным шкафам доступ бесполезен. «В конечном итоге мы используем только то, что находится спереди. Я верю в то, что вы используете только то, что видите ». Она много думала об этом. В 27 лет она была стартовым редактором Elle Decoration , получившего доступ ко всем домам, включая дома Эммануэль Альт, Питера Сэвилла, Марианны Фейтфулл и Николя Гескьера.Она является идейным вдохновителем Бабингтон-хауса, который The Guardian описывает как «самое, самое последнее слово в загородном отступлении». А пять лет назад вместе со своей компанией Studioilse она запустила линейку экологически чистых продуктов для Ikea, в том числе бамбуковую лампу в виде птичьей клетки, которую ее создатель характеризует как «удивительную и абсолютно веселую». Я имею в виду, как ты мог это спланировать? »

Мы находимся на чердаке Ильзы в Бермондси, на юго-востоке Лондона, который она делит со своим мужем и коллегой Оскаром Пенья, экспертом по разработке продуктов.В кремовом свободном платье из хлопка и конопли 58-летняя Илзе сидит босиком на большом коричневом бархатном диване и пьет чай из «нерушимой» кружки Iittala Teema. Идиома, которую она использует время от времени, гласит, что что-то «хорошо причесывается», и это также относится к Илзе, чей гладкий хвостик подчеркивает доминирующие плоскости ее выразительного лица.

Квартира занимает щедрые 200 квадратных метров (из которых 30 кубометров — по измерениям ее архитекторов — отведены под склад) четвертого этажа Neckinger Mills, красиво оформленного здания бывшего кожевенного завода с оживленным железнодорожным полотном с одной стороны и многоэтажным домом с одной стороны. другой.Возможно, пространство кажется таким огромным из-за того, что все оно используется ежедневно. Действительно, само понятие свободной комнаты, особенно в мегаполисе, противоречит одному из непреложных законов Илзе о человеческом жилище. «Если комната (или здание) не используется, что-то умирает; в этих помещениях всегда создается странная атмосфера », — написала она в своей третьей книге« A Frame for Life »2014 года, посвященной тому, как интерьер должен обогатить наше время на земле — 87 процентов из которых было проведено в помещении еще до того, как изоляция стала частью уравнения.

В Neckinger Mills гости за одну ночь увидят, как половина самой болтливой пары дизайнеров исчезает в «адской дыре» (как Илзе называет огромное пространство для хранения вещей за их кроватью), чтобы забрать гигантский надувной матрас. «Это один из действительно хороших, с электрическим насосом», — с энтузиазмом говорит загорелый разговорчивый Оскар. Илзе соглашается, что намного лучше, чем раскладной диван-кровать: «Вы всегда можете поймать пальцы, и они всегда странно действуют посреди ночи».

Лофт Ильзе находится над ее студией такого же размера, в которую семь лет назад она переехала Studioilse, компанию, которую она основала в 2003 году.В ней работает около 15 человек: «У нас есть журналисты, у нас есть стратеги, у нас есть дизайнеры интерьеров, архитекторы и дизайнеры продуктов, которые работают вместе» — над проектами по всему миру. Они проектируют мебель и берут на себя жилищные заказы от Антиб до Санкт-Петербурга, а также переделывают саму инфраструктуру компаний в свете исследований Studioilse в этой области. И хотя многие из давних эстетических забот Ильзе, такие как серая краска («Белый — наименее нейтральный цвет для стены») и шары и решетки ультра-лестного освещения Майкла Анастасиадиса, — были поглощены языком французского языка. Современное стремление к почти нейтрализующей степени, Илзе действительно отличает непримиримый, неоспоримый здравый смысл.

Подборка образцов материалов студии, вполне возможно, содержащих Следующее большое событие в мире интерьеров. На Илзе куртка с тремя пуговицами из верблюжьей шерсти от CONNOLLY поверх кремового платья Lavaliere от LOEWE из полиэстера. На начальном изображении она в белой хлопковой рубашке с воротником-стойкой от CHLOÉ и темно-коричневых шерстяных фланелевых брюках от CONNOLLY. Ильза всюду носит свои украшения.

Ильза — старший ребенок Джилл Рендалл, художницы, и Малкольма Кроуфорда, редактора по экономике The Sunday Times .Она выросла в «двухместном рабочем коттедже у товарной железной дороги» в Шепердс-Буше, на западе Лондона. Ее мать, по ее словам, была свободолюбивой богемной, которая научила Ильзе красить стены и красить одежду («Мы не мыли кастрюлю, поэтому нашу еду тоже часто красили», — говорит она, смеясь). «Главное» ее отца было «все допросить».

Брат Ильзы, Алекс, родился, когда ей было 16 месяцев. Когда ей было 17, они проехали автостопом по подъездной дорожке до Стамбула.Алекс сейчас живет в Чили («Не знаю, чем он занимается», — говорит она мне).

Затем, когда Илзе было шесть лет, родились тройняшки (одна из которых, что интересно, продолжила работать дублером Сары Мишель Геллар в Баффи Истребительница вампиров и сыграть розового рейнджера в шлеме в Могучие рейнджеры-морфины. супергеройских детских сериалов и фильмов). «Я понимаю, что тройня — это катастрофа для большинства семей», — сухо говорит она. «Это уже слишком. Ты просто не можешь двигаться достаточно быстро, понимаешь? » Семья переехала в заброшенный дом священника в графстве Кент.«В нем не было мебели, кроме стола для настольного тенниса, поэтому он стал своего рода молодежным клубом», — говорит Ильзе. «Когда мой отец хотел избавиться от всех этих скопившихся детей, он поставил вечерню Монтеверди. Он не верил в авторитет; у него были другие, более изощренные инструменты ».

В 11 лет Илзе поступила в женскую гимназию в Танбридж-Уэллсе, примерно в 20 милях от дома священника, и вместо того, чтобы ежедневно ездить на автобусе и на поезде, она переехала в отель типа «постель и завтрак», где она прожила 18 месяцев.Пока «ужасная» хозяйка смотрела телевизор внизу, Ильза погрузилась в Vogue . Ей особенно понравились его страницы «Больше денег, чем денег» и модель Мари Хелвин.

В жизни произошел новый поворот, когда ей было 13 лет, и у ее матери диагностировали рак. В последующие годы Ильзе помогала вести домашнее хозяйство («Я стала мастером кулинарии в больших горшках», — говорит она). Ее мать умерла в 1980 году. Она планировала поступить в Йоркский университет, но вместо этого пошла в Бедфорд-колледж в Риджентс-парке, чтобы ей было легче вернуться домой.Однажды она вернулась и обнаружила, что одна из тройняшек идет на спине местного гаражного механика в паре синих туфель на шпильке. «Я пригрозил конфисковать ее карманные деньги».

После окончания учебы, и хотя она на собственном опыте убедилась, что журналистика может быть, по ее словам, «ухабистой, возможно, не стабильной работой», Илзе, тем не менее, последовала за своим отцом в эту профессию, сначала в качестве редактора в . The Architects ‘Journal , затем в качестве младшего редактора в The World of Interiors , где она вскоре была повышена до заместителя редактора, сосредоточив внимание на «современной стороне» эстетической деятельности журнала.А затем, в 1989 году, когда ей было 27 лет, Салли Брэмптон, «бесстрашный» покойный редактор журнала Elle , наняла Илзу для запуска британского воплощения французского названия интерьеров Elle Décoration , изначально бесплатно с Elle . . «Нас было пятеро в задней комнате, которые делали это дополнение», — говорит Ильзе. «Я думаю, что мы немного остались незамеченными».

Дизайн интерьера конца 1980-х был бескомпромиссным и угловатым — эквивалент подплечников и шестидюймовых каблуков.Илзе с самого начала привнесла иную чувствительность. «Мы определенно раздвинули границы с точки зрения того, что издатель считал приемлемым для журнала интерьеров», — говорит Илзе. Она вспоминает, как ее регулярно вызывали в Париж, где старший коллега ругал ее, а затем делил страницы ее журнала на две отдельные стопки: одну за хороший вкус, другую за плохую. «Меня интересуют живые вещи, и меня не интересует совершенство», — говорит она сейчас. По ее мнению, именно это сделало британский Elle Decoration таким успехом.Он быстро перешел с двухгодичного выпуска на двухмесячный, а затем ежемесячный. Как сообщает The Wall Street Journal , он электрифицировал жанр домашних журналов «изображениями реальных людей, читающих газету за душевно современными кухонными столами».

Отчасти такой подход был обусловлен скромными бюджетами, утверждает Илзе. На одной из ее любимых съемок, сделанной фотографом Генри Борном, представители публики держали африканские стулья на Голборн-роуд в западном Лондоне. «Все остальные снимали в студиях, а мы бродили по улицам, хватая кучу людей, которые выглядели интересно», — говорит она.«Все это было связано с той философией, которая мне действительно нравится — смешивать доступное с особенным, находить красоту в повседневных вещах и, в равной степени, отмечать ценность особых вещей».

Ильзе ушла из Elle Decoration в 1998 году, чтобы сосредоточиться на собственных проектах. Ник Джонс, владелец Soho House, стал ее первым клиентом, когда он попросил ее сделать интерьер для Babington House во Фроуме, Сомерсет. «Ее ощущение этого места было вдохновляющим», — говорит мне Джонс. «Она посмотрела на традиционный грузинский загородный дом, внесенный в список II степени, и сделала его современным.Ильза говорит, что она бросила вызов видению Джонса загородного отеля, соблазнив его непринужденным интерьером, который заставил его молодых клиентов медиа-индустрии почувствовать, что им оставили ключи от шкафа с напитками.

«Дизайн — это легкая вещь», — говорит она. «Вам нужно, чтобы кто-то внезапно воодушевился и посмотрел на тот же горизонт, что и вы, чтобы он искренне воодушевился процессом. Так вы в конечном итоге будете учиться друг у друга ».

Илзе продолжала работать с Джонсом над такими проектами, как ресторан Cecconi’s в Мэйфэр, Electric Cinema в Ноттинг-Хилле и Soho House в Нью-Йорке, членство в которых стало символом хорошей жизни в Нью-Йорке 2000-х годов.

Несмотря на все убеждения Ильзы, автор и критик Элис Роустхорн утверждает, что она является антитезой стереотипу стилиста, страдающего манией величия. «Ее работа всегда сосредоточена на благополучии людей, которые будут ее использовать, чтобы они чувствовали себя комфортно, уверенно и непринужденно». Почти каждый «мягкий модернистский интерьер или объект, с которым мы сталкиваемся, чем-то обязан ей, — продолжает Роустхорн, — как и одержимость благополучием и благополучием».

Илзе Кроуфорд была сфотографирована в своем доме и в своей студии в Бермондси, Лондон.К югу от Темзы этот район может похвастаться множеством переоборудованных складских помещений, хотя нетрудно догадаться, какое из них лучше всего оформлено.

Эта «навязчивая идея» проявилась уже тогда, когда Илзе опубликовала свою первую книгу « Чувственный дом » в 1997 году. Это было новаторским в своем предположении о том, что скорость современной жизни требует, чтобы наши дома были оазисами спокойствия и умиротворения. И это привело Илзе на орбиту Донны Каран, чтобы возглавить ее новое домашнее подразделение в Нью-Йорке. «Деньги были потрясающими, но это было нереально», — говорит Ильзе.«Но суть в том, что ты один из тех, кого привезли из Лондона, в том, что ты попал в своего рода золотую клетку. Я должен был появиться в 11 с красивой прической ».

Художник по свету Майкл Анастасиадес вспоминает, как Илза подошла к нему, чтобы поработать над некоторыми линиями для Карана. «Я знал, что она никогда не занималась дизайном, но для меня это было больше о ее философии в целом, о жизни и жизни, о том, что вы носите с собой», — говорит он. «Я сразу же ей поверила». (Позже Анастасиадес преподавал Илзе аштанга йогу в своем доме в Ватерлоо; это практика, которую она поддерживала на протяжении многих лет.«Мне совершенно не хватает монашеской дисциплины Майкла!»)

После двух лет, проведенных в Нью-Йорке, она, по ее словам, столкнулась с решением, которое стоит перед каждой девушкой-эмигрантом. «Вариант А: вы остаетесь в корпоративной жизни и получаете больше черного кашемира, а может быть, немного наркотиков и кошку», — говорит она. «Или муж. Эти двое взаимозаменяемы, но всегда из черного кашемира. Вариант Б — уйти ».

Перед отъездом из Нью-Йорка к Ильзе обратилась Ли Эделькорт, председатель Академии дизайна в Эйндховене, чтобы она провела новый курс «Человек и благополучие» (она ушла с этой должности в прошлом году, спустя два десятилетия, чтобы сосредоточиться на Studioilse). .Мужчина и благополучие: саму концепцию можно было считать основой всей ее работы. У нее сверхъестественное предвидение того, как мы живем, хотим жить и скоро будем жить. Во время нашего разговора она предсказывает неизбежное распространение аренды мебели, особенно в случае с классикой дизайна, «вещами из лучших материалов, имеющими реальный характер». Две недели спустя объявляется, что John Lewis, самый популярный универмаг в Средней Англии, начнет сдавать в аренду дорогостоящие товары поколению, которое выросло полностью смириться с идеей подписки благодаря Netflix и доставке ящиков с овощами.

В Эйндховене, под ее опекой, студенты сделали заголовки за то, что раздвинули границы дизайна, выходящие за рамки обычных параметров, скажем, эргономичного сидения — см. Крошечные гробики Бриджит Корманс для младенцев, родившихся до «границы жизнеспособности» голландской системы здравоохранения — 24 недели. utero, предназначенная для удовлетворения неудовлетворенной потребности родителей в официальном захоронении. «Я думаю, что дизайн часто принимают за эстетику», — говорит Илзе. «Но факт в том, что это может создать новые реальности». Она часто говорила, что ее интересует, что заставляет нас чувствовать себя в этом мире как дома, «и как дизайн может сыграть в этом значимую роль.”

Пожалуй, самым ярким примером этого этоса является Ett Hem, бутик-отель в Стокгольме, который Studioilse завершила в 2012 году. Его владелица Жанетт Микс вспоминает, что работа с Ильзе «отнимала много времени, вызывала и даже пугала», но в конечном итоге была очень полезным опытом. «Ильзе работает с основными ценностями, обсуждая каждую мелочь, прежде чем даже рассматривать дизайнерские решения или смотреть на доску настроения», — говорит Микс. «Она приложила действительно исключительные усилия, чтобы узнать меня поближе, и остается со мной вместе и навсегда.Результатом стал апофеоз гостеприимства Илзе: обслуживание, которое максимально предвосхищает потребности гостей и представлено в домашней манере. В коктейль-баре Shake-it-себя действует политика честности, в ванных комнатах есть полноразмерные товары Verso, а в подвале — один из любимых хаммамов Ильзы. Однако, прежде всего, удалив физические границы между передней и задней частью дома, она полностью изменила отношения между гостями и персоналом.

«Дайте больше места и денег тому, чем вы занимаетесь больше всего; если это окажется кровать, хорошо! »

Совсем недавно Ильзе была вовлечена в мир транснациональных корпораций.«Даже 70-процентный успех в крупной компании может быть более значительным, чем стопроцентный успех в пяти небольших проектах», — говорит она.

В случае с Cathay Pacific, авиакомпанией, чью сеть залов ожидания первого и бизнес-класса она переосмыслила в 2016 году, Илзе оспаривала концепцию таких пространств как возможность наедаться бесплатной едой и напитками перед вылетом. Вместо этого она предложила восстановительное убежище, где «изможденные» пассажиры могли искать средства к существованию во всех смыслах. «Они не прикасались к своим залам 20 лет, и это было видно», — говорит Ильзе.Шведский стол «шведский стол» уступил место знаменитому теперь лапшевому бару, где свежий, питательный суп с лапшой вонтон подают на заказ с открытой кухни — «сцена», которой могут гордиться повара и официанты.

И хотя авиакомпания хотела отказаться от диванов, потому что они поощряют неприглядный сон, Илзе проводила кампанию за выделенные комнаты для сна с низким освещением и разделенными кушетками — за что я был лично благодарен, когда я подключился в аэропорту Гонконга в муках особенно неприятной мигрени. .«Я так счастлива», — говорит она, когда я рассказываю ей об этом опыте.

Между тем, отношения

Studioilse с Ikea вышли далеко за рамки ее экологически чистых обеденных столов из пробки 2015 года. «Это сверхфункциональная компания, и они привлекают нас для оказания консультационных услуг, когда мы им нужны», — говорит Илзе. Недавний исследовательский проект включал изучение устойчивого будущего ароматических свечей — это не пустяк, если учесть огромные объемы продукта. Сосредоточенный на Ильзе эпизод документального фильма о дизайне Netflix Abstract показал, что команда Studioilse вплотную занялась кафе Ikea и реальностью того, что ее мясные хот-дог на 100 миллионов единиц в год, возможно, останутся здесь надолго.«Часто мы пытаемся найти мост между этикой, которую они хотят иметь, и реальностью того, где они находятся сейчас», — говорит мне Илзе.

Основанная в 2003 году, Studioilse одновременно работает над рядом междисциплинарных проектов, начиная от больших и малых внутренних пространств до продуктов и мебели. Его миссия проста — создавать среду, в которой люди чувствуют себя комфортно.

Но дело не только в транснациональных корпорациях. «Важно, чтобы мы использовали наши навыки в другом секторе», — говорит Ильзе.Возьмем, к примеру, Центр Анны Фрейд, организацию по охране психического здоровья детей в Лондоне, и связанную с ним школу Pears Family School для детей с эмоциональными и поведенческими проблемами. Несмотря на сравнительно «крошечный» бюджет в 37 000 фунтов стерлингов, когда Studioilse приступила к «деинституционализации» в 2019 году, Илзе была непреклонна, чтобы ее пользователи получали не меньшее ощущение «тепла, спокойствия и безопасности», чем пассажиры первого класса Cathay Pacific. «Для дизайнеров действительно важно твердо стоять на ногах и оставаться на связи с реальностью, имея дело со всеми уровнями ответственности, связанными с подобными проектами.Бюджет может быть другим, но я не думаю, что это значит, что он должен быть менее красивым ».

То же самое произошло в 2017 году, когда Studioilse перепроектировала исторический центр приема гостей St Cuthbert в Earl’s Court в Лондоне, чтобы создать дом для Refettorio Felix, общественную кухню, которая обеспечивает здоровую пищу для тех, кто живет на маргиналах. В то время она сказала Dezeen , что основная цель Ильзе заключалась в том, чтобы добавить «универсальное удовольствие, которого часто не хватает в социальных проектах». Превращение холла в великолепное зеленое «достойное обеденное пространство», наполненное (подаренными) стульями Vitra, столами Alessi, светильниками Artemide и растениями из архива консерватории, оказалось настолько привлекательным, что благотворительная организация получила дополнительный поток доходов от компаний, желающих арендуйте его в качестве вдохновляющей альтернативы конференц-залам отеля.

«Я не думаю, что мы осознавали, что это произойдет», — говорит Илзе об этом благотворном цикле. «Но это прямое следствие моей веры в то, что все заслуживают места одинакового качества. Мы все люди, и пространство, которое объединяет людей, должно быть достойным и человечным ».

Ильзе продолжает, что один из самых поучительных моментов в ее карьере произошел после разговора с женщиной в Refettorio Felix. «Она работала юристом, когда ее дочь, которая была подростком, исчезла — просто исчезла.Она так и не нашла ее, и вся ее жизнь рухнула, вот так. Это заставило меня задуматься: что-то подобное могло случиться с вами; Вы тоже можете потерять сюжет. Поэтому я думаю, что важно никогда не забывать, что это всегда «мы», а не «они» ».

По иронии судьбы, причина того, что преобразующие вмешательства Илзе, как правило, так успешны, заключается в том, что она берет в качестве отправной точки беспорядочные реалии человеческого бытия, а не инстаграм Валгаллы, где мы все живем своей лучшей жизнью.Что касается домашнего пространства, говорит она, мы слишком часто зацикливаемся на объектах, а не на том, как мы проводим время, что является наиболее ярким маркером наших приоритетов.

«Проведите аудит, во время которого вы измеряете, сколько времени вы проводите в каждом помещении в течение дня», — советует она. «Следи за собой 24 часа в неделю, 24 часа в выходные, возможно разница между летом и зимой. И спроектируйте свое жизненное пространство вокруг своей реальности, и вы будете намного счастливее. Нет смысла тратить слишком много денег на кухню, которой вы никогда не пользуетесь.Выделяйте больше места и больше денег тому, чем вы занимаетесь больше всего, и если это будет кровать, тогда прекрасно! Потратьте деньги на хороший матрас, красивые простыни и хорошую лампу для чтения. Просто будь честным.»

Ильзе Кроуфорд | Музей сэра Джона Соуна

By Design — это серия бесплатных онлайн-бесед, организованная Музеем сэра Джона Соуна в партнерстве с Люком Ирвином. Вдохновленные собственной экстраординарной коллекцией Соуна, всемирно известные дизайнеры со всего мира дизайна обсуждают свою практику с помощью одного предмета.В этой беседе Элис Роустхорн разговаривает с дизайнером интерьеров Илзе Кроуфорд.

О динамиках

Ильзе Кроуфорд

Илзе Кроуфорд — дизайнер, научный руководитель и креативный директор с простой миссией — ставить человеческие потребности и желания в центр всего, что она делает. Как основатель Studioilse вместе со своей многопрофильной лондонской командой она воплощает в жизнь свою философию. Это означает создание среды, в которой люди чувствуют себя комфортно; общественные места, в которых люди чувствуют себя как дома, и дома, в которых можно жить и которые имеют смысл для людей, которые в них живут.Это означает выбор и проектирование мебели и продуктов, которые поддерживают и улучшают человеческое поведение и действия в повседневной жизни; и которые наносят наименьший вред людям (производителям и пользователям) и окружающей среде. Это означает восстановление человеческого баланса в брендах и компаниях, которые заблудились.

Studioilse реализовала более сотни проектов, включая коммерческие, гостиничные, торговые, жилые и социальные проекты по всему миру. Их проекты стали эталоном в своей области, в том числе Soho House в Нью-Йорке, первый магазин Aesop в Лондоне, ресторан Cecconi в Лондоне, отель Ett Hem в Стокгольме и новый международный салон для авиакомпаний Cathay Pacific, который был развернут в более чем 9 местах с еще ожидается.Они также создали коллекцию доступной, экологичной, качественной мебели, освещения и аксессуаров из натуральных материалов для IKEA, а также серию с боснийской компанией Zanat, которая отмечает области, внесенные ЮНЕСКО в список навыков резьбы по дереву. А в 2017 году в сотрудничестве с Massimo Bottura и Food for Soul Studioilse модернизировали центр St Cuthberts в Лондоне, чтобы создать функциональный и красивый дом для Refettorio Felix, который предлагает здоровые и вкусные обеды с использованием излишков ингредиентов для уязвимых членов местного сообщества.

Crawford более тридцати лет находится в авангарде международного мира дизайна. До Studioilse она была редактором-основателем Elle Decoration UK, основала журнал о благополучии BARE и домашний отдел Донны Каран. В 2014 году Кроуфорд был удостоен степени MBE за услуги в области дизайна интерьера, а в 2015 году получил степень почетного доктора Лондонского колледжа коммуникаций Лондонского университета искусств.

Помимо студии, Кроуфорд является ведущим сторонником дизайна системного благополучия, основав и руководивший отделом «Человек и благополучие» в Академии дизайна Эйндховена.Она широко читает лекции по вопросам бизнеса и дизайна, опубликовала три книги о своей философии дизайна: «Чувственный дом», «Дом там, где сердце?». и «Рамка для жизни» и была показана в сериале Netflix «Аннотация: искусство дизайна».

Элис Роустхорн

Элис Роустхорн — отмеченный наградами критик в области дизайна и автор, последняя книга которой получила признание критиков «Дизайн как отношение». Ее еженедельная колонка по дизайну для The New York Times распространялась по всему миру более десяти лет.Алиса выступала на важных мероприятиях, включая TED и Всемирный экономический форум в Давосе.

Алиса родилась в Манчестере и живет в Лондоне. Она является председателем попечительского совета в лондонской галерее Chisenhale. Она была удостоена награды OBE за заслуги в области дизайна и искусства. Один из основателей кампании «Писатели за свободу» за права и свободы человека. Алиса является соучредителем исследовательской платформы Design Emergency, посвященной роли дизайна в построении лучшего будущего.

Полностью утвердительный подход Илзы Кроуфорд к дизайну

Илзе Кроуфорд — широко разрекламированный и жизнерадостный британский дизайнер, чье проницательное понимание дизайна, уверенность, теплота и очарование делают ее работы более человечными, выразительными, гармоничными и доступными.Путешествие Кроуфорда в области дизайна началось в раннем возрасте. В интервью South China Morning Post она размышляет: «Я ходила с мамой, добавляя характерные черты в комнаты. Я всегда осознавал, как здания меняют поведение. Некоторые пространства расслабляют людей, другие делают их более механическими ». Стойкий поборник конструктивного и полезного для человеческой психики дизайна, Кроуфорд осознает влияние окружающей среды на счастье, здоровье и благополучие.

Семейный дом вдали от дома в Швейцарских Альпах от Studioilse.

Ранние годы

Илза Кроуфорд родилась в Лондоне в 1962 году. Первые годы своего становления она жила в тогдашнем богемном Ноттинг-Хилле. Ее мать была датчанкой, художницей и пианисткой, а отец — редактором по экономике в «Санди Таймс». В детстве Кроуфорд училась в государственных школах, а позже, в юности, семья переехала в захудалый бывший священник в английском графстве Кент. Беспорядочные комнаты и коридоры этого жилища в конечном итоге вдохновили Кроуфорда на некоторые работы для взрослых.

Гостиница Olde Bell от Studioilse.

В одиннадцать лет она поступила в женскую гимназию в Танбридж-Уэллс (курортный городок в Кенте). История гласит, что каждый день она заканчивала уроки в школьной библиотеке, а затем просматривала журнал Vogue. К сожалению, когда ей было всего восемнадцать, ее мать умерла после продолжительной болезни. Вместо запланированного периода учебы в Йоркском университете (и необходимости помогать дома своим братьям и сестрам) Кроуфорд поступила в Бедфорд-колледж (ныне Royal Holloway) в Лондоне, чтобы читать историю.


Отмечая 75-летие «Артекса», Илзе Кроуфорд переосмыслила культовое кресло 400 Алвара Аалто.

Илзе Кроуфорд сменила ряд должностей, в том числе была младшим редактором в Architect’s Journal, прежде чем перешла в мир интерьеров. В 1989 году, в возрасте 27 лет, она запустила British Elle Decoration, журнал, который в то время оказал значительное влияние на британскую дизайнерскую сцену и продолжает процветать сегодня. Она покинула Elle Decoration в 1998 году и переехала в Нью-Йорк, чтобы работать на модельера Донны Каран — должность, которую она в конечном итоге считала слишком корпоративной.

Первый в Лондоне магазин Aesop от Studioilse.

Философия дизайна

Ильзе Кроуфорд более десяти лет назад основала Studioilse, свою дизайнерскую студию с одноименным названием. С тех пор репутация студии значительно выросла, выполняя проекты, которые охватывают области внутренней архитектуры, дизайна интерьера, фирменного стиля и дизайна продукта.

Зал ожидания первого класса Pier в узловом аэропорту Гонконга Cathay Pacific от Studioilse.

Дизайн Илзы Кроуфорд полон целостности и поистине эмоциональной эстетики. В интервью New York Times Кроуфорд заметил: «Когда я смотрю на создание пространств, я смотрю не только на визуальное представление. Меня гораздо больше интересуют сенсорные вещи, я думаю о них в человеческом контексте, с примитивной точки зрения, в том, что касается вас ». Индивидуальность занимает центральное место в философии дизайна Кроуфорда, сочетая в себе гармонию, тактильность и баланс ключевых ингредиентов, присутствующих во многих проектах Studioilse.

Studioilse w084t2 для Wästberg.

Илзе Кроуфорд придерживается мнения, что для того, чтобы жить в пространстве, оно должно воплощать истинное чувство дома. В доме должна быть душа, что-то метафорически сродни объятиям. Люди — эмоциональные и разумные существа, и поэтому они нуждаются в контакте со своим пространством. Кроуфорд считает, что функциональность важна, но она не является движущей силой в ее размышлениях о дизайне. Ее работа включает в себя такие жизненные элементы, как тепло, еда, тактильность, адаптивность и эмоции.Она отмечает: «Важно, чтобы пространство работало с людьми, чтобы оно было гибким. Я не люблю пространства, которые настолько совершенны, что их невозможно адаптировать »(Источник: South China Morning Post).

Ett Hem в гостиной Стокгольма от Studioilse.

Ett Hem в спортзале Стокгольма от Studioilse.

Что касается дома, Кроуфорд считает, что «мы можем реорганизовать (sic) наши дома, чтобы улучшить нашу жизнь, дать нам свободу, вместо того, чтобы ограничивать себя стерильными конструктивными заявлениями … искренний дом формирует сложные модели повседневной жизни, оставляя место для личность »(из книги Кроуфорда« дом там, где сердце »? ).В рамках проекта Ett Hem Hotel от Studioilse (Ett Hem означает «дом» на шведском языке) гостей приветствуют как часть дома, где они могут во всех отношениях рассматривать пространство как свой собственный дом. Подход Кроуфорда состоит в том, чтобы тщательно обдумать пространство с утилитарной точки зрения, но оно никогда не должно казаться таковым.

Two Seater Low Settle из белого масляного каштана от Studioilse.

Кровать-компаньон и прикроватная тумбочка от Studioilse для De La Espada.Изображение © De La Espada.

Studioilse и ИКЕА

Недавняя коллекция Sinnerlig от

Studioilse для IKEA исследует натуральные материалы и простые формы, которые подходят для повседневной жизни. Работая с пробкой, керамикой, стеклом, водорослями и бамбуком, студия создала серию предметов, которые дополняют и дополняют жилую среду. Коллекция Sinnerlig, не предназначенная для того, чтобы отвлекать внимание от интерьера, состоит из честно созданных и тактильных предметов, которые привлекательны и доступны по цене.

Предметы из коллекции Sinnerlig для IKEA.

Работа Илзе Кроуфорд заключается в том, чтобы объединять людей и заботиться о них. Ее дизайн и интерьеры стремятся повлиять на людей на базовом человеческом уровне и, таким образом, оказывают длительное позитивное влияние.

Все изображения через Studioilse (если не указано иное).

IKEA и Илзе Кроуфорд возобновляют сотрудничество.

«Одним из основных направлений деятельности Илзе Кроуфорд и IKEA будут аксессуары для дома — маленькие составляющие жизни в доме, которые превращают четыре стены в индивидуальную зону комфорта и могут волшебным образом преобразить любое пространство — каждое. днем и везде, независимо от того, в какой точке мира », — говорит Карин Густавссон, руководитель ассортимента и дизайна в IKEA of Sweden AB.«Принципы дизайна, ее ценности и эстетика Илзе Кроуфорд идеально сочетаются с видением IKEA — улучшить повседневную жизнь многих людей с помощью значимых и красивых аксессуаров для дома».

Цель этого обновленного сотрудничества — дать возможность многим людям персонализировать свои дома с помощью небольших штрихов, разработанных в классическом, экологичном и вневременном стиле, которые доступны для многих.

«Во всех наших проектах это верхний слой, который делает место особенным.Ваза для повседневной жизни, которая помогает красиво преподнести цветы. Достаточно красивые подсвечники, чтобы их можно было хранить. И тактильные горшки для растений, которые, мы надеемся, станут новой необходимостью », — говорит Илзе Кроуфорд. «Когда мы проектируем дом, мы уделяем особое внимание повседневной деятельности, даже самой маленькой. Мы зациклены на материальности и тактильности. И создавать такие привлекательные вещи, что вы не захотите их выбросить », — добавляет она.

В 2015 году IKEA запустила SINNERLIG — первую дизайнерскую коллаборацию с британским дизайнером Илзе Кроуфорд.Эта коллекция была высоко оценена, и подвесной светильник SINNERLIG стал культовым продуктом, который по-прежнему остается популярной частью сегодняшнего ассортимента ИКЕА. На этот раз, в отличие от лимитированной коллекции SINNERLIG, ИКЕА, Илзе Кроуфорд и ее команда студии сотрудничество на долгосрочной основе, и в ближайшие пару лет в ассортименте ИКЕА появятся новые продукты.

Илзе Кроуфорд — дизайнер, научный руководитель и креативный директор с простой миссией — ставить человеческие потребности и желания в центр своей работы.Как основатель Studioilse, вместе со своей многопрофильной лондонской командой, Илзе Кроуфорд и ее студия дизайна среды, предметов и опыта, которые поддерживают и улучшают человеческое поведение и повседневную жизнь, делая нормальное особенным.

Обладая прочной связью с природой и натуральными материалами, она воплощает эту философию в жизнь, создавая среду, в которой люди чувствуют себя комфортно и как дома, создавая положительное воздействие на психику и окружающую среду.

Вместе IKEA и Илзе Кроуфорд могут поставить человека в центр своего долгосрочного сотрудничества, уделяя особое внимание благополучию, честным и экологически чистым материалам и высококачественному дизайну.

Первые результаты этого сотрудничества появятся в магазинах ИКЕА осенью 2021 года, а с 2022 года будет запущено больше товаров.

Илзе Кроуфорд: знакомство с британским дизайнером, покоряющим мир штурмом — вдохновение

Замечательный британский дизайнер, поражающий своими проектами дизайна интерьеров: Илзе Кроуфорд!

Илзе Кроуфорд Британский дизайнер , академический и креативный директор с простой миссией — ставить человеческие потребности и желания в центр всего, что она делает.Родившийся в Дании, но по сути британский, этот дизайнер интерьеров штурмом покорил мир дизайна, даже будучи назначенным дизайнером года на Maison et Objet еще в 2016 году. Она входит в список AD Top 200 Influencers , а мы ‘ взглянуть на ее работу и жизнь, воздав ей должное, которого она заслуживает.


СМОТРИ ТАКЖЕ: Dash Marshall: Откройте для себя невероятный дизайн от лидера отрасли


После создания собственной дизайн-студии в 2001 году карьера Илзе Кроуфорд только началась, вместе с многопрофильной командой, которая помогла ей воплотить ее философию в жизнь.Что это за философия? Ставит человеческие потребности и желания в центр всего, что она делает. Благодаря этой философии ей удалось оставить след в мире дизайна, став не просто дизайнером , но и иконой.

Создание среды, в которой люди чувствуют себя комфортно; общественные пространства, в которых люди чувствуют себя как дома, и дома, в которых можно жить и которые имеют смысл для людей, которые в них живут, — вот что Илзе Кроуфорд имеет в виду при разработке нового проекта.Речь идет не только о дизайне пространства, но и о создании мебели и продуктов, которые поддерживают и улучшают человеческое поведение и действия в повседневной жизни.

« Как основательница отдела« Человек и благополучие »Академии дизайна Эйндховена, ее миссия заключается в воспитании нового поколения студентов, которые всегда задаются вопросом, почему и как их работа улучшает реальность жизни.

В 2003 году она основала интерьерную фирму Studio Ilse , которая спроектировала клуб Soho House в Нью-Йорке, Babington House, Electric Cinema и гонконгский ресторан Duddell’s, а также предметы интерьера для Georg Jensen и IKEA.Такие знаковые проекты, как эти, заработали ей место в центре внимания мира дизайна , раскрывая не только ее работу, но и ее видение.

Она была назначена MBE на церемонии награждения за Новый год в 2014 году, а в 2016 году Maison et Objet назвала ее дизайнером года за ее работы для любителей дизайна со всего мира. Теперь она входит в список 200 лучших влиятельных лиц AD, и мы не можем быть менее удивлены, учитывая потрясающие работы, которые она показывала нам на протяжении многих лет.


ПОДРОБНЕЕ: наступил цвет Pantone 2021 года, и он полон сюрпризов!


Чтобы найти более смелые дизайнерские идеи в винтажном стиле, не забудьте подписаться на Essential Home в Pinterest и Instagram. Подпишитесь на нашу рассылку здесь!

Илзе Кроуфорд о прошлом, настоящем и влиянии ELLE Decoration

Термин «творческий энциклопедист» — это часто используемое клише, и лишь немногие действительно соответствуют этому прозвищу.Илзе Кроуфорд — исключение. Она создатель продуктов и дизайнер интерьеров, ученый-антрополог и автор. Ее концепции и интуитивный подход повлияли на современный образ жизни сильнее, чем кто-либо другой, кто сегодня работает в этой области. Она также является редактором-основателем этого журнала — британского издания ELLE Decoration, которое летом 1989 года бурно ворвалось на душный и уравновешенный рынок интерьеров и с тех пор существенно повлияло на то, как мы рассматриваем наши дома и взаимодействуем с ними.

После изучения истории Кроуфорд некоторое время работал в офисе архитектора, а затем стал журналистом в The Architects ’Journal , прежде чем его предложили создать журнал ELLE Decoration как ответвление модного бренда ELLE. Ее десятилетнее пребывание на посту главного редактора закрепило все, за что журнал стоит, и продолжает отстаивать сегодня.

Кроуфорд ушла из журнала, чтобы заняться другими проектами, в том числе редактированием журнала о красоте и благополучии Bare и написанием своей первой книги The Sensual Home , в которой развился целостный подход к жизни, который она задумала в ELLE Decoration.Работа в модном доме Donna Karan в Нью-Йорке помогла ей заняться дизайном товаров и интерьеров. В 1999 году она основала отдел «Человек и благополучие» в известной Академии дизайна в Эйндховене, где она помогала студентам уделять первоочередное внимание человеческому опыту как способу улучшения жизни.

Основав свою собственную практику Studioilse в 2003 году, Кроуфорд спроектировала интерьеры для членов клуба Soho House в Нью-Йорке, шведского отеля Ett Hem и общественной кухни Refettorio Felix в Лондоне. Она также создала аксессуары для Георга Йенсена, освещение для шведского бренда Wästberg, обивку для Джорджа Смита и коврики для Kasthall, а также экологически чистую коллекцию для Ikea.Она опубликовала еще две книги, в которых излагаются ее идеалы поддержки и улучшения повседневной жизни, и в 2014 году была награждена степенью MBE.

В конце лета я встретился с Кроуфорд в ее студии, расположенной к югу от Темзы в склад 19 века в Бермондси. В отличие от большинства современных рабочих мест, это спокойная и изящно стильная обстановка с общей кухней и безмятежными комнатами, выкрашенными в успокаивающий оттенок зеленого мха, заполненными аккуратно упорядоченными образцами и проектными досками настроения.Это не то место, где можно себе представить, чтобы кто-то повысил голос. В творениях Кроуфорда, которые разбросаны по сторонам, есть знакомая классика дизайна, переосмысленная для современной жизни с точки зрения функциональности и масштаба. Это идеальное воплощение того, что она представляет, и, когда мы садимся за кофе, она источает такое же чувство стильного спокойствия, смешанного с уравновешенностью и страстью. Это мощное сочетание.

Илзе Кроуфорд с Беном Сприггсом в ее студии Bermondsey

Фотография Анны Бэтчелор

В мире, где журналы по интерьеру были серьезными, напряженными и забиты скромными деревенскими домами, когда вы запустили ELLE Decoration в 1989 году, это действительно потрясло сцену.Расскажи мне о тех далеких днях …
Вы правы! Я считаю, что очень важно понимать контекст, в котором мы начали. Я помню, как меня затащили в кабинет моего управляющего директора и сказали, что, знаете ли, я должен создавать журнал, который был чем-то средним между House & Garden и Country-something-or-other. Мы были так далеки от этого. Как всегда, речь шла о том, чтобы найти правильных людей, которые будут делать то, что вы действительно хотите делать, и поддерживать это в течение определенного периода времени. Фотографы, стилисты, найти нужные руки — это было непросто, но как только мы начали, все было в порядке.Как правило, это было немного более спорадическим, чем сегодня, но начинать нужно с чего-то. Единственное, что нас всех объединяло, — это стремление создавать лучшие пространства.

«ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО У ВСЕХ ОБЩИХ БЫЛО СОЗНАНИЕ СОЗДАТЬ ЛУЧШЕЕ ПРОСТРАНСТВО»

«Сиденья для еды» от Studioilse для De La Espada

StudioIlse

Оглядываясь назад на те первые номера, журнал чувствовал себя совсем иначе.Это была энергия, легкость и современность, охватывающая предметы, которые, казалось, не были представлены где-либо еще в то время.
Первые снимки, которые мне нравятся, — это те, где мы начали пытаться раздвинуть границы с точки зрения фотографии. Они были выразительны и атмосферны. Речь шла о таких нестандартных людях, как модель Джибби Бин, потрясающий персонаж, и французский стилист Эммануэль Альт. Мы были на нашей стороне, и это помогло, потому что в конечном итоге нужно было ощущение, что люди в отрасли поддерживают журнал.Речь шла не о том, чтобы быть современными с большой буквы. До этого момента названия интерьеров часто были сосредоточены только на том, чтобы люди безукоризненно расставляли вещи, что было неинтересно. Я хотел больше думать о вещах, о том, как они были созданы и спроектированы. Речь шла о людях и о том, как они создавали свой собственный мир — о своих идеях, идеалах и ценностях, — что было революционным в то время. И, очевидно, я думаю, что это именно то, чем ELLE Decoration все еще стоит сегодня, в другую эпоху. Речь идет о самовыражении и творчестве.

«Медный кабинет» от Studioilse

СтудияIsle

А как отреагировала интерьерная индустрия в Великобритании и за рубежом? Как редакторы, мы всегда оказываемся в ловушке между поиском нового, неизвестного и актуального, и в то же время сохранением целостности и созданием финансово жизнеспособного продукта.
Конечно, тогда, как и сейчас, журналы выживали благодаря объему и качеству рекламы, а не продажам.И хотя мы могли доказать, что журналы ELLE Decoration продаются, определенно потребовалось время, чтобы убедить рекламодателей присоединиться к нам, потому что они были довольно консервативны, особенно в этой стране. Потребовалось привлечь европейские компании, чтобы убедить некоторых людей в том, что в Великобритании даже существует рынок современной мебели, потому что исторически его не было. Это был совсем другой контекст, чем сейчас. Если не считать The Conran Shop и Aram, в Великобритании даже не было большого распространения. Рынок был относительно крошечным, и большей частью на нем управлял один человек и где-то был факсимильный аппарат… Но мы знали, что аудитория — читатели и потенциальные читатели — были. Это классический случай, когда система односторонняя, в то время как огромная группа людей хотела чего-то другого.

Кроуфорд разработал настольную лампу WO84 для шведского бренда Wästberg

. StudioIlse

Как вы разговаривали с этой совсем другой компанией? Что мне нравится в ELLE Decoration, так это то, как она всегда представлена ​​и вступает в диалог с широкой и интересной группой людей, людей, которых другие домашние журналы не интересовали.
Одна вещь, которая была интересна в ELLE Decoration в то время, заключалась в том, насколько она была мультикультурной. Это было открыто для мира отчасти потому, что я думаю, что журналы в то время были довольно интровертированными. Он был разнообразным по возрасту, эстетике, культуре, происхождению и классу. Нас больше интересовали самовыражение и обмен идеями по всему миру. Это был прилив творчества. Он отражал эпоху, которая становилась очень открытой. И знаете, банда, в которой я вырос, была людьми, которые много путешествовали.Мы были скорее любопытными, чем снобами. Мы были счастливы остановиться где-нибудь недорого и поесть где-нибудь дешево, а затем пойти выпить в какое-нибудь модное место!

Со временем редактирование превратилось в нечто большее, чем просто придумывание идей и нанесение изображений и слов на бумагу? Что в этой роли, по вашему мнению, сформировало вашу карьеру и повлияло на ваш подход к дизайну?
Для меня это было сосредоточено на том, чтобы видеть красоту в вещах, которые не обязательно учитывались в дизайне коробки.Я не хотел редактировать какой-нибудь журнал. Что мне нравилось, так это то, что мы все делали — стили, писали, создавали декорации и рассказывали истории. Это был лучший способ строить целые миры. Это помогло сформировать представление о том, чем я хочу заниматься дальше. Журналы не должны быть о измеримых показателях. Они говорят с вашим читателем и надеются, что разговор будет распространяться. Я чувствую, что вот так в Studioilse мы подходим к любому проекту, который мы делаем — будь то коммерческое помещение или предмет мебели.Это все, что вы ведете с пользователем. Дело не в том, что вы пишете список элементов, а затем это происходит автоматически. В этом смысле это не алгоритм. Редактирование ELLE Decoration было отличной школой, без вопросов. Он научил меня, как работать с людьми и уметь чувствовать ветер перемен. Как понять, что там происходит, наблюдать, диагностировать и выяснять самые важные идеи — те, которые сохранятся надолго, которые являются культурными и более чем эфемерными.Вы знаете, на практике вы понимаете это и понимаете, как это перевести.

Илзе Кроуфорд

Фотография Анны Бэтчелор

А что, по-вашему, навсегда запомнилось брендом и вашим пребыванием в ELLE Decoration?
Звучит не слишком грандиозно, но я думаю, что ELLE Decoration во многих отношениях была одной из тех вещей, которые действительно воспитали вкус целого поколения. Все дело в той философии, которая мне действительно нравится.Речь шла о смешивании доступного с особенным; находить красоту в повседневных вещах и, в равной степени, отмечать ценность особых вещей. studioilse.com

Эта статья впервые появилась в ELLE Decoration November 2019

Понравилась статья? Подпишитесь на нашу рассылку новостей , чтобы получать больше подобных статей прямо на ваш почтовый ящик.

ПОДПИСАТЬСЯ

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.