Мврдв: (MVRDV) | ARCHITIME.RU

Содержание

MVRDV (арх. бюро) — главные европейские архитектурные теоретики

Автор Захарычев Сергей На чтение 15 мин Просмотров 3 Опубликовано

Вряд ли в европейской архитектуре можно найти еще одно бюро, которое столько времени уделяет теории. Чаще всего теоретические изыскания используются архитекторами, чтобы объяснить ту или иную форму, – результат остается первичным. Бюро MVRDV существует уже более 15 лет и все это время параллельно с реальными заказами продолжает научные исследования, привлекая специалистов из самых разных сфер – от компьютерных программистов до биотехнологов. Якоб ван Риз, Вини Маас и Натали де Ври назвали бюро первыми буквами своих фамилий не случайно. Одному человеку было бы крайне непросто держать в голове так много различных дисциплин.

MVRDV, этому «трехглавому дракону», удается решать задачи, которые выходят далеко за рамки архитектуры. Чего стоит только их проект «Город свиней», в котором они исследуют градостроительные аспекты голландского животноводства, или бесконечно развивающийся в разных измерениях город KM3 («Квадратные километры»).

Количество данных, проходящих через их бюро, огромно. Они пытаются разными способами систематизировать эти данные и превратить в процесс создания формы. Они никогда не знают, что получится. Но в отличие от виртуальной архитектуры, используемые ими параметры абсолютно реальны. И они стараются не упустить ни одной цифры. Каждая новая методика MVRDV кажется уже состоявшимся идеальным  инструментом проектировщика.

Компания

Якоб ван Риз (1964), Вини Маас (1959) и Натали де Ври (1965) создали MVRDV в 1991 году. Все они окончили Технический университет в Дельфте (Нидерланды). До MVRDV ван Риз и Маас работали у Рема Колхаса в ОМА, а де Ври практиковала в Mecanoo. Основа деятельности MVRDV – взаимопересечение дисциплин, связанных с архитектурой, – экономики, математики, программирования, социологии и других. Важная составляющая работы – создание новой типологии зданий, в частности жилья.

Среди работ, принесших бюро известность, – вилла VPRO (Хилверсум, Нидерланды, 1997), жилой комплекс для пожилых WoZoCo (Амстердам, 1997) и павильон Голландии на «ЭКСПО-2000» в Ганновере.

 Бюро занимается теоретическими исследованиями, в частности связанными с градостроительством.

Наиболее известные подобные проекты – Farmax, KM3, Metacity/Datatown. Среди последних значимых работ – жилые комплексы Silodam (Амстердам, 2002), Frosilo (Копенгаген, 2005) и Mirador (Мадрид, 2004), градостроительные проекты – Олимпийская деревня в Нью-Йорке (2004), реконструкция комплекса «Ле Алль» в Париже (2004). Наиболее значимые награды – Copenhagen City Buildings Prize (2005), Amsterdam Prize for the Arts (2003), NAI prize (2002). MVRDV – финалист престижной международной премии Миса ван дер Роэ (2003).

Но проходит время, появляются новые параметры, и все приходится начинать сначала. Заказчики и приглашенные консультанты начинают совместную с MVRDV работу над проектом на самой ранней его стадии. Эта голландская троица вовлекает их в процесс, делает соучастниками, сохраняя за собой роль лидера. Подобная схема работает как с проектами крупных жилых комплексов, так и при подготовке теоретических изданий или выставок.

В отличие от многих коллег их поколения, MVRDV построили не так много. Зато каждый объект – от виллы VPRO до последних жилых комплексов Frosilo или Mirador – особенный. И в каждом есть какая-то находка – от «бесконечного интерьера» VPRO до огромной террасы на уровне 13-го этажа дома Mirador.

То, что их трое, говорит о коллективном подходе к процессу проектирования. Всегда остается не до конца понятным, каким образом на равных работают столь творческие люди. Но на самом деле объяснение очень простое – они формируют единое целое, понимая друг друга еще до того, как произнесено слово. Важен диалог не только с заказчиком, но и с объективным критиком, который в состоянии и найти недостаток, и подсказать, как его исправить. Имеет значение и то, что система из трех творческих начал более устойчива и способна к изменениям. А ведь со времени создания бюро в 1991 году произошло так много.

В прошлом году по приглашению Центра современной архитектуры Якоб ван Риз приезжал в Москву и читал лекцию. Нам удалось задать ему несколько вопросов.

Ваше бюро существует уже 15 лет. Произошли ли за это время в архитектуре и 

в мире вообще какие-то кардинальные трансформации, которые повлияли на развитие профессии?
Я.Р. Многое изменилось. Прежде всего, усилилось влияние технологии на процесс проектирования. Много внимания стало уделяться «звездам архитектуры». Иногда нас представляют «звездами», но мы работаем в команде и этим отличаемся от них. В последнее время молодые архитекторы предпочитают коллективный труд, и это – явно выраженная тенденция.

Вы известны своими экспериментальными градостроительными проектами, такими как Metacity/Datatown или КМ3. Это некая дополнительная специализация, которую вы сами себе придумали, или действительная насущная необходимость?
Я.Р. Мы сами решили начать подобные исследования, но со временем клиенты стали их заказывать. С получением дополнительного финансирования у нас появилась возможность их продолжать. Помимо экспериментальных проектов, мы также делаем выставки и издаем книги. И логические пересечения между этими видами деятельности и реальной архитектурой очень интересны. Иногда проектирование может привести к эксперименту, иногда – наоборот. Нам нравится этим заниматься, но это не всегда возможно с точки зрения финансов – приходится обеспечивать работу офиса. Однако подобные долгосрочные исследования также необходимы для нашего развития.

Вместе с ОМА, UN Studio и другими известными бюро вы представляете голландскую школу архитектуры. Что вас объединяет?
Я.Р. Думаю, методология. Мы стараемся вернуться к ясности, идейной чистоте, которую необходимо понять и осознать. У любого решения должно быть объяснение. Подобный подход берет начало из голландской системы образования. Можно создать абсолютно понятную стратегию проектирования, но при этом получить очень странную форму. И тогда необходимо доказать неизбежность подобного решения, того, что именно оно правильно, даже если здания такой формы люди не видели раньше.

Какие аргументы вы используете в разговоре с заказчиком?
Я.Р. Всегда приходится играть в игру «деньги – ценность проекта – образ». Конечно, нужен правильный девелопер, согласный отправиться с тобой в путешествие, цель которого – создание чего-то нового. Но заказчик может и убить идею.

Будучи экспериментатором, чувствуете ли вы себя также футуристом? Можете ли спрогнозировать будущее архитектуры?
Я.Р. Будущее можно почувствовать, но осознать, что ты попал в точку, можно только через некоторое время после того, как здание закончено. Мы стараемся придумывать новое и доказывать заказчикам, что это именно то, что им нужно, даже если они не видели этого раньше. Но результат процесса непредсказуем.

В таком случае насколько важны презентации и иные визуальные материалы проекта?
Я.Р. Во взаимодействии с заказчиком очень важна формулировка аргумента, история, которую ему рассказываешь. Нужно акцентировать его внимание на ясности и неизбежности составляющих частей проекта, взаимосвязь между которыми должна быть очень логичной. Когда проект реализован, есть возможность еще раз взглянуть на предварительные разработки и убедиться, что был последовательным.

В ваших работах есть множество нестандартных конструктивных решений. Как вы взаимодействуете с конструкторами?
Я.Р. Конечно, каждый архитектор стремится получить лучших конструкторов. Главное – как их использовать. Прежде всего, их нужно заинтересовать, бросить им вызов своим проектом. Даже предлагая сделать какие-то, на первый взгляд, бессмысленные вещи.

С чего вы начинаете работу над проектом?
Я.Р. Прежде всего необходимо понять задачу, собрав все данные и сделав необходимые вычисления. Всегда надеемся, что наступит магический момент – и мы скажем: «Вот оно». Но единого рецепта нет – есть тяжелая работа, ошибки. Хотя со стороны кажется, что все происходит очень просто.

Многие шедевры современной архитектуры являются объектами культуры – музеями или библиотеками. По сути, они – символы новой эры информации, как, например, ваш проект Mountain of books. Насколько проектирование подобных зданий важно для развития архитектуры?

Я.Р. На мой взгляд, в этом случае функция не играет роли. Можно сделать и уникальный жилой дом или квартал. Подобный проект не будет «вторым сортом». Но до сих пор построить музей или библиотеку считается очень статусным. Сложно получить подобный заказ, если раньше не выполнял чего-либо подобного. Заказ на Mountain of books мы получили случайно, будучи приглашены к участию в открытом конкурсе. К этому моменту у нас имелись лишь теоретические изыскания в этой области.

Одним из наших конкурентов был ведущий специалист в архитектуре библиотек, другой имел огромный опыт в общественных зданиях. Но победили мы. Это значит, что опыт проектирования сооружений определенной функции не имеет особого значения, потому что таким образом повторяются найденные решения. Но это не то, что хотел клиент в случае с Mountain of books. То же касается и музеев.

Ваше бюро, которое считается новаторским, проектирует очень много жилья. Необычно, ведь это очень консервативный тип сооружения.
Я.Р.

Типология жилых зданий имеет большой потенциал развития. Со временем для людей все более важной станет возможность выбора жилья. Раньше ты был счастлив, если у тебя просто был дом. То же и с автомобилями – достаточно было иметь нечто на четырех колесах, чем можно управлять. Теперь производители машин больше заботятся о дизайне, удобстве и иных аспектах. Вообще, тип дома может сказать многое о своем хозяине. К тому же жилище – это большие инвестиции, нужно сохранять ценность дома во времени. А консерваторы считают, что если он слишком экзотичен, его будет сложнее продать. Было время, когда в Голландии можно было продать любой дом. Именно тогда в Амстердаме мы построили здание на воде Silodam, стоимость квартир в котором до сих пор высока.

Мы выполняем и проекты частных вилл, однако не много, так как подобная работа отнимает немало времени. Наш последний проект – «Дом – штрих-код» в Мюнхене. Это жилище для пары, работающей в сфере рекламы. Они привыкли мыслить концепциями, поэтому и дом стал близкой им концепцией. Здание состоит из нескольких сегментов-домов, выстроенных в ряд, как штрих-код, каждый из которых является комнатой. Есть дом-гостиная, дом-лестница, дом – гостевая комната и так далее. Вместе они формируют некий квартал, улицу.

То есть эта концепция возникла из психологических особенностей хозяев?
Я.Р. Мы предложили им некую систему для формулировки своих пожеланий в отношении жилища. Они думали: «Конечно, это же штрих-код. Он поможет упорядочить нашу жизнь и понять, что нам нужно на самом деле». К тому же подобный подход позволил нам разрабатывать интерьеры комнат независимо друг от друга и подбирать разные фасадные материалы для каждого сегмента.

Когда клиент приходит к вам, всегда ли он знает, чего хочет?
Я. Р. Нет, конечно. Иногда хочет, чтобы мы его удивили, иногда высказывает конкретные пожелания.

Но почему они приходят именно к вам?
Я.Р. Они ищут оригинальные, уникальные решения поставленных ими задач.

Приходится ли вам диктовать свое видение 

заказчику?
Я.Р. Конечно. Мы пытаемся убедить его, что найденное нами решение – лучшее. Но не говоря, что просто нужно сделать именно так. Заказчик должен быть на твоей стороне и проявлять энтузиазм. Обычно они приходят к нам, чтобы понять, что им нужно на самом деле.

На мой взгляд, очень важно читать об архитектуре, а не просто визуально ее воспринимать. Зачем MVRDV выпускает книги?
Я.Р. Наши книги – словно некие сказки. В них множество картинок, но каждая включена туда со смыслом. Для каких-то проектов, например Metacity/Datatown, реализацией может быть только публикация результатов. О каких-то аспектах архитектуры мы размышляем на более глобальном уровне. Что такое данные? Как можно количественно представить информацию? Как визуализировать результат? Таким научным путем было сделано множество исследований. Берем одни данные, пересекаем с другими, получаем неожиданный итог. Наши книги выглядят немного странно, но их задача – показать «горькую правду».

Конечно, многие теоретические находки мы используем в реальных проектах. Недавно нам пришла идея заняться разработкой компьютерных программ. Мы не специалисты в программировании, но у нас есть определенные взгляды на то, каким должен быть архитектурный софт. Поводом к такой работе стал градостроительный проект, в котором необходимо было учесть очень много ограничений – природных, климатических, социальных, экономических и других. В обсуждении принимали участие многие специалисты.

Если объявляется важный международный конкурс, кого вы хотели бы видеть в жюри?
Я.Р. Это должны быть люди, понимающие суть проекта за его стилевыми характеристиками. В одном из интервью Ларс Спайбрук назвал нас boxy-guys, а себя – blobby-guy. Но все это вопросы формы, которые должны отходить на второй план. Сейчас любой архитектор может сделать сооружение любых очертаний. Главный вопрос в том, почему оно появилось и что он хотел этим сказать.

А как вы вообще относитесь к блоб-архитектуре, к этим модным «пузырям»?
Я.Р. Это интересно с точки зрения поиска новых форм. Иногда получаются любопытные пространства. На сегодня это своеобразный вид спорта – превращение виртуальных форм в реальные.

На лекции для характеристики тех или иных объектов вы использовали слово «скучный». Хорошая архитектура – «нескучная»?
Я.Р. На самом деле многие архитекторы, которые хотят быть нескучными, в творчестве ужасные зануды. Иногда скучное может быть очень красивым. Когда я говорю о «скучном здании», я имею в виду, что архитектура должна вдохновлять людей, они должны с чувством обсуждать ее.

Как вы распределяете работу между тремя руководителями MVRDV?
Я. Р. Иногда это просто случай – клиент зашел в офис и встретился с одним из нас. Важно, чтобы между заказчиком и ним возникло взаимопонимание. При этом любой проект – это коллективная работа, никто не скажет, что «это мое». Но лекции все равно мы читаем разные. Стараемся равномерно распределять нагрузку между собой. Кстати, именно я в последнее время чаще других разъезжаю по миру.

Среди других памятников архитектуры Москвы вы посетили дом Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке. Ваши впечатления?
Я.Р. Это было похоже на сон. Я, наконец, посетил дом, о котором знал очень давно. Прежде всего, я не представлял его окружения. Это обычная улица в центре, участок окружен застройкой, а сам дом напоминает небольшой дворец. Создается ощущение, что он всегда там стоял, а город его постепенно окружал. Когда попадаешь внутрь, чувствуешь, что это анклав Виктора, сына Мельникова. Наш визит был долгим и спокойным, что позволило почувствовать дом. Особенно важно было общение с человеком, который так долго здесь прожил. Иначе воспринимаются небольшие детали, цвет, тени. На многие вещи я бы не обратил внимания, если бы был там один.

Можете ли вы сказать, что существуют некие принципы работы Мельникова, которые вы разделяете?
Я.Р. Многие, особенно те, которые он применял в своих рабочих клубах, например в клубе Русакова. Мы использовали похожие приемы в проекте WoZoCo, но в голове не укладывается то, что Мельников это сделал более 80 лет назад. И все же он всегда солировал, мы же — приверженцы коллективного стиля работы.

Интересно, что в своем доме Мельников применил нечто, напоминающее вашу концепцию «бесконечного интерьера».
Я.Р. Действительно. Мы также стараемся создавать иной мир внутри своих зданий, поэтому интерьер становится важнее экстерьера. Например, ромбовидные окна дома Мельникова хорошо смотрятся снаружи, но их истинную красоту чувствуешь только изнутри.

Еще одна интересная параллель – в уникальное современное пространство своего дома Мельников поставил антикварную мебель. Похожий прием вы использовали в вилле VPRO.
Я.Р. Верно. Кстати, недавно мы закончили реконструкцию отеля Ллойда. Этот исторический памятник постройки начала прошлого века представляет собой смешение старого и нового. В частности, мы привезли старые стулья из Восточной Европы – дело в том, что обычно в этом отеле селились эмигранты. Заказчику понравилась идея, и он стал собирать предметы интерьера из Румынии, Польши и других восточноевропейских государств. И они великолепно выглядят в современном внутреннем пространстве.

Мельников говорил, что многие архитекторы периода зарождения модернизма променяли свою профессию на специализацию инженеров, искусство – на технику. Вы согласны с этим?
Я.Р. Я не чувствую себя художником. Архитектура не свободна, но она была таковой во времена Мельникова. Для меня это прикладное искусство. Оно дает свободу, но только с определенными ограничениями. Вызов архитектору заключается в том, что он должен вдохнуть жизнь в проект так же, как это делают художники в отношении своих произведений.

Какие силы влияют на конечный результат проектирования?
Я.Р. Мы работаем с огромным количеством параметров – программой, финансами, заданием клиента. На работу влияют все ограничения – от бюджета до расположения пожарных выходов. Они давят на проект, что часто позволяет сделать нечто уникальное.

Могут ли ограничения улучшить проект?
Я.Р. Да, плохо, когда слишком много свободы, когда можно все. В проекте WoZoCo у нас были серьезные ограничения по зонированию, сложные поэтажные планы. Было очевидно, что мы не можем сделать дом обычного типа, поэтому пришлось искать оригинальное решение.

Вы когда-нибудь работали в историческом центре?
Я.Р. Нам пришлось общаться с комиссией по охране памятников только в работе над отелем Ллойда, и это было нелегко. Но большинство наших проектов находится за пределами исторического центра, в районах, построенных после второй мировой войны. У нас уже есть лейбл специалистов именно по таким зонам. Это неплохо, поскольку здесь много свободных участков.

Какие ближайшие задачи вы ставите перед MVRDV?
Я.Р. Мы существуем уже более 10 лет, достаточно известны, но реализовали не так уж и много проектов. Предстоит еще немало исследовать. Но мы молоды и не хотим спешить. Думаю, со временем у нас появятся новые специализации, мы будем выбирать для проектирования наиболее интересные заказы.

Смотрите также:

Культурный центр по проекту MVRDV в Тиране • ARTANDHOUSES

Нидерландское архитектурное бюро MVRDV разработало проект реконструкции бывшего коммунистического музея «Пирамида Тираны» (известен также как Мавзолей Энвера Ходжи) в Центр технологий, искусства и культуры. Заброшенное здание в центре албанской столицы планируется модернизировать и открыть городу.

Так, архитекторы предложили сделать крышу здания, которая считается точкой притяжения для неформальной молодежи Тираны, доступной для всех посетителей центра — здесь расположатся смотровая площадка и зона отдыха.

Для того чтобы оживить и наполнить светом мрачное сооружение конца 1980-х, в MVRDV решили перекрасить его в светлые тона, а в фасады встроить стеклянные панели. В центральном атриуме оборудуют зимний сад и разместят выставочные залы. К 2019 году, когда планируется завершить реконструкцию, Центр технологий, искусства и культуры превратится в главную образовательную площадку Тираны, ориентированную на развитие молодежи.

«Пирамида Тираны» была открыта в 1988 году как музей бывшего коммунистического лидера Албании Энвера Ходжи (1944–1985), однако уже через три года он перестал функционировать в этом качестве. В 1990-е здесь находились конференц-зал, выставочный центр, офисы международных гуманитарных организаций и даже база НАТО. В 2000-е здание использовалось как ночной клуб, а затем было заброшено. Несмотря на неоднократные попытки властей снести «Пирамиду», тиранские градозащитники и общественные деятели добились сохранения здания.

Изображения:

предоставлены архитектурным бюро

Нравится

Не нравится

MVRDV построили футуристическую библиотеку в Китае • ARTANDHOUSES

В Тяньцзине, одном из крупнейших городов Китая, стоящем на берегу Бохайского залива, голландская фирма MVRDV реализовала проект публичной библиотеки. Новый объект вошел в крупный культурный кластер Биньхай, в строительство которого вовлечена целая команда звездных архитекторов, в том числе Бернар Чуми, бюро Bing Thom Architects, HH Design и GMP.

Общая площадь пятиэтажного здания библиотеки составила 33 700 кв. м. Ее футуристический интерьер фокусируется вокруг сферического зала, центр которого представляет собой глазное яблоко. Эта впечатляющая форма, которую венчают едва ли не храмовые своды, просматривается сквозь панорамное остекление фасада. Его открытая часть, свободная от жалюзи, также имеет форму глаза. Глянцевый белоснежный пол, улавливающий солнечные лучи, делают пространство еще более фантастическим. Обтекающая линия террас книжных стеллажей и читательских мест вторит его очертаниям. Верхние полки в настоящее время выполняют декоративную функцию. Пока они закрыты перфорированными алюминиевыми пластинами, на которых напечатаны обложки книг. В дальнейшем благодаря подвижным лесам эта часть зала также будет доступна читателям.

По всему периметру здания расположены учебные аудитории. Архив и дополнительное книгохранилище находятся в цокольном этаже. На первом этаже расположились читальные залы для детей и пожилых людей. Зоны отдыха находятся на втором этаже. На верхнем — конференц-залы, офисы, компьютерные комнаты плюс две террасы на крыше. Винни Мас, соучредитель MVRDV, описывает интерьер как «похожий на пещеру и непрерывную книжную полку». Архитектор признается, что библиотека в Тяньцзине стала для его фирмы примером самого стремительного воплощения проекта в жизнь: от первого эскиза до церемонии открытия прошло всего три года.

Изображения:

Ossip van Duivenbode

Нравится

Не нравится

MVRDV: Архитекторы в регионе Rotterdam

MVRDV was founded in 1993 by Winy Maas, Jacob van Rijs and Nathalie de Vries in Rotterdam, the Netherlands. The practice engages globally in providing solutions to contemporary architectural and urban issues. A highly collaborative, research-based design method involves clients, stakeholders and experts from a wide range of fields from early on in the creative process. The results are exemplary, outspoken projects, which enable our cities and landscapes to develop towards a better future.

The products of MVRDV's unique approach to design vary, ranging from buildings of all types and sizes, to urban plans and visions, numerous publications, installations and exhibitions. Built projects include the Netherlands Pavilion for the World EXPO 2000 in Hannover; ‘Flight Forum’, an innovative business park in Eindhoven; the Silodam Housing complex in Amsterdam; the Matsudai Cultural Centre in Japan; the Unterföhring office campus near Munich; the Lloyd Hotel in Amsterdam; the Ypenburg housing and urban plan in The Hague; the Didden Village rooftop housing extension in Rotterdam; the music centre De Effenaar in Eindhoven; the Gyre boutique shopping center in Tokyo; a public library in Spijkenisse; an international bank headquarters in Oslo, Norway; and the iconic Mirador and Celosia housing in Madrid.   

Current projects include a variety of housing projects in the Netherlands, Spain, China, France, the US, India, Korea and other countries; an energy efficient office building in Paris, France; a central market hall for Rotterdam, the Netherlands; a culture plaza in Nanjing and museums in Hangzhou, China and Roskilde, Denmark. MVRDV is also working on large scale urban masterplans in Bordeaux and Caen, France and the masterplan for an eco-city in Logroño, Spain. Larger scale visions for the future of greater Paris, greater Oslo, and the doubling in size of the Dutch new town Almere are also in development.  

MVRDV first published a manifesto of its work and ideas in FARMAX (1998), followed by MetaCity/Datatown (1999), Costa Iberica (2000), Regionmaker (2002), 5 Minutes City (2003), KM3 (2005), Spacefighter (2007) and Skycar City (2007), and more recently The Vertical Village (with The Why Factory, 2012) and the firm's first monograph of built works MVRDV Buildings (2013). MVRDV deals with issues ranging from global sustainability in large scale studies such as Pig City, to small, pragmatic architectural solutions for devastated areas such as New Orleans.   

The work of MVRDV is exhibited and published worldwide and has received numerous international awards. Seventy architects, designers and other staff develop projects in a multi-disciplinary, collaborative design process which involves rigorous technical and creative investigation. MVRDV works with BIM and has official in-house BREEAM and LEED assessors.  

Together with Delft University of Technology, MVRDV runs The Why Factory, an independent think tank and research institute providing an agenda for architecture and urbanism by envisioning the city of the future. (The Why Factory Website)

Первый в Москве проект всемирно известного архбюро MVRDV прошел Архсовет

Архитектурный совет Москвы рассмотрел и утвердил концепцию голландского архбюро MVRDV по строительству многофункционального комплекса Группы компаний «Основа» с апартаментами, подземным паркингом, спортивной составляющей и сопутствующей инфраструктурой на пересечении Садово-Спасской улицы и проспекта Академика Сахарова. На Архсовете концепцию представлял совладелец MVRDV Якоб ван Рейс и управляющий партнер ГК «Основа» Олег Колченко.

Это первый проект всемирно известных архитекторов из Нидерландов, который будет реализован в России.

Знаменитая во всем мире компания была основана в 1993 году Вини Маасом, Якобом ван Рейсом и Натали де Врис. Первыми проектами, которые положили начало успешной деятельности одного из крупнейших бюро современности, принято считать офис радиовещательной компании VPRO и дом в Утрехте.  После этого один за другим в разных частях света последовали заказы с блестящей реализацией, среди которых жилые и общественные здания, частные резиденции, музеи, библиотеки и общественные пространства. Творения голландских архитекторов из MVRDV стали настоящим украшением улиц мировых столиц и крупнейших городов мира: Нью-Йорка, Мадрида, Гонконга, Пекина, Сеула, Лиона, Осло, Амстердама и многих других. В 2021 году здание по проекту MVRDV появится в центре Москвы.

ГК «Основа», девелопер и инвестор проекта, поставила перед собой задачу создать на пересечении Садового кольца и проспекта Академика Сахарова не просто уникальный современный проект с учетом архитектурного облика центра Москвы, но и открытое для всех комфортное городское пространство. Перед получением одобрения ГЗК и выдачи ГПЗУ компания заранее проработала и подготовила материалы архитектурно-градостроительной концепции; транспортную схему; провела визуально-ландшафтный анализ и маркетинговые исследования. На этом этапе консультантами проекта стали ведущие консалтинговые компании: Cushman & Wakefield, Jones Lang LaSalle, Kalinka Group и Savills.

Для создания проекта был проведен международный архитектурный конкурс, в рамках которого рассматривалось порядка 60 претендентов из ведущих российских и западных архитектурных бюро. В финале оценивались концепции трех претендентов: российского архитектурного бюро «Меганом», английского бюро Simpson и компании MVRDV из Нидерландов.

В итоге остановились на концепции голландских архитекторов, которая максимально учитывает историко-архитектурные аспекты и полностью встраивает новый образ в существующую застройку района с учетом имеющихся ограничений ГПЗУ. По проекту здание МФК имеет переменную высотность от 53 до 78 метров и суммарную поэтажную площадь в габаритах наружных стен - 38,2 тыс кв. метров. Этот проект был вынесен на Архсовет.

По словам Олег Колченко, Управляющего партнера ГК "Основа", представленная концепция позволяет создать на Садовом кольце уникальное модное место, соответствующее мировым тенденциям в архитектуре, с комфортным пространством пространство для жизни и точками притяжения – ресторанами, спортивной составляющей, открытой прогулочной зоной с элементами отдыха. «Мы хотели уйти от холодного офисного стиля в стекле и бетоне. Хотели сделать проект мягче, теплее, и концепция MVRDV позволяет это сделать. Опираясь на историю места, голландские архитекторы пошли еще дальше - использовали в отделке фасадов красный цвет и элементы стилистики расположенного рядом здания Наркомзема Алексея Щусева. В итоге здания образуют единый архитектурный ансамбли и символизируют «ворота Москвы».

В комплексе планируется порядка 300 апартаментов: студий, 1-2-3 комнатных апартаментов и пентхаусов с террасами. В подземном паркинге дома предусмотрено 320 машиномест. В проекте буду две входные группы с дизайнерской отделкой и приватным общественным пространством для жильцов площадью около 1 тыс кв метров. В центре здания предусмотрен атриум высотой 15 метров. Отделка общественных зон и холлов каждого этажа здания будет выполнена по проектам дизайнеров с мировым именем.

Начало строительства - 4 кв. 2018 года. Окончание строительства – 2021 год.

0

  • Facebook
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Копировать ссылку

MVRDV раскрывает дизайн террасного офисного здания в Шанхае

MVRDV раскрывает дизайн террасного офисного здания в Шанхае

МВРДВ представило проект террасного офисного здания, созданного для сельскохозяйственной компании Lankuaikei. Расположенная в быстро развивающемся районе Шанхая, 11-этажная структура, покрытая изогнутой технологической крышей, которая следует за ступенчатой ​​структурой, задумана как сельскохозяйственный оазис, демонстрирующий видение компании в отношении производства продуктов питания. Обладая обширной повесткой дня в области устойчивого развития, проект включает в себя различные стратегии, от широкого использования зелени, возобновляемых источников энергии до низкоуглеродистых материалов, направленных как на высокотехнологичные, так и на низкотехнологичные решения.

Террасы проекта спускаются к главному пешеходному входу и включают общедоступный маршрут к верхней части здания, где LAD может продемонстрировать свои работы. Внутри здания расположены офисы, лаборатории и коворкинг, а также зрительный зал и выставочные помещения. По периметру первого этажа расположены небольшие торговые точки с тремя входами, два из которых соединены выставочным пространством. Подземные уровни содержат парковку и столовую, причем зеленый фокус здесь также проходит через пустоты, которые позволяют свету и свежему воздуху проникать в пространство.

Обеспечение экологичности каждой поверхности здания — интересная задача для архитектора, и мы, как команда дизайнеров, искренне приняли ее. Такой подход не только полезен для планеты, он также будет оценен пользователями офисов, которые смогут насладиться приятной рабочей средой, предлагаемой террасами », — партнер-основатель MVRDV Якоб ван Рейс

Проект должен быть очень устойчивым и решающим широкий круг задач. Благодаря тщательному выбору материалов, конструкция будет на 40% меньше, чем в обычной конструкции, а естественная вентиляция и затенение снизят потребность в энергии. На крыше установлены солнечные батареи с южной стороны, а с северной стороны здания она остается проницаемой, фильтруя солнечный свет и позволяя дождю достигать террас. Фасад представляет собой расположение солнечных панелей и стекла, расположенного под углом для создания оптимальных внутренних условий. Сбор солнечной энергии сделает конструкцию практически энергонезависимой.

Клиент: Lankuaikei Agriculture Development
Площадь и программа: 18 900 м2
Ответственный партнер-основатель: Якоб ван Рейс
Партнер: Франс де Витте
Команда дизайнеров: Федор Брон, Фуад Адду, Ли Ли, Анета Рымша, Николас Гарин Одриозола, Альберто Кантон, Анна Брокхофф
Режиссер MVRDV Asia: Стивен Смит
Консультант по устойчивому развитию: Питер Менсинга
Визуализации: Антонио Лука Коко, Лука Пьяттелли, Анджело Ла Дельфа, Луана Ла Мартина
Соавтор: ECADI
Консультант по энергетике: Buro Happold

.

В гармонии с наследием. Проект MVRDV для студенческого острова во Вроцлаве

Создание пространства, которое станет домашним для взыскательных дизайнерских, творческих и IT-компаний и персоналий, – непростое и ответственное задание. Которое еще более усложнялось необходимостью сохранить фасад исторического здания XIX века и органично встроить его в новую структуру. Во время осады Бреслау в мае 1945 года артиллерия почти полностью уничтожила постройки на острове Слодова. Поразительно, но одно-единственное здание чудом уцелело и стало достопримечательностью.

Историческое здание на острове Слодова, Вроцлав, Польша. Реконструкция по проекту MVRDV. Фото: © Juliusz Sokołowski

Историческое здание на острове Слодова, Вроцлав, Польша. Реконструкция по проекту MVRDV. Фото: © Juliusz Sokołowski

Начиная со второй половины XX века остров Слодова – самый зеленый из островов на Одере – превратился в культовое место, где собирается творческая молодежь и студенты. По периметру он «оброс» десятками плавучих кафе и ресторанов. Когда в мэрии Вроцлава в 2015 году сообщили, что намерены продать здание и больший участок территории острова частному инвестору, это спровоцировало акции протеста. Было опасение, что новый собственник – компания Concordia Design из Познани – снесет историческое здание для размещения роскошного отеля. Такая трансформация уничтожила бы неформальную творческую атмосферу места.

Активисты создали организацию WS7, которая отстаивала интересы горожан в диалоге между муниципалитетом, застройщиком и жителями. В итоге застройщики и жители достигли компромисса: новый объект остается открытым – частично доступным для любого прохожего; отвечает принципам устойчивости и экологичности; и будет использован для размещения офисов компаний креативного сектора. Воплотить все пожелания горожан, в том числе, потребовавших зеленую крышу, пригласили архитекторов MVRDV.

Concordia Design Hub – новый креативный центр на острове Слодова, Вроцлав, Польша. Фото: © Juliusz Sokołowski

Новая структура не поглощает, а подчиняется архитектуре отреставрированного исторического фасада, сохранив высотность, ритм и размеры оконных проемов. Оранжерейная крыша объединяет обе части здания.

Расширение исторической части Concordia Design Hub поддерживает ритм и масштабы оконных проемов. Фото: © Juliusz Sokołowski

В качестве локальных партнеров MVRDV пригласили польскую архитектурную компанию Q2Studio. В оформлении интерьеров дизайнерского хаба принимала участие польская художница Алиша Бяла. Ее монументальная роспись, посвященная новым ценностям (slow living, диалогу с природой), украшает холл с фудкортом, выходящий в сторону парка. Благодаря панорамному остеклению, фреска высотой в три этажа становится частью паркового пространства.

Современная часть Concordia Design Hub обращена в сторону общественного парка. Фото: © Juliusz Sokołowski

Роспись фудкорта в Concordia Design Hub выполнила польская художница Алиша Бяла. Фото: © Juliusz Sokołowski

«Сочетание исторической структуры Concordia Design, яркого микса творческих офисов и новых культурных достопримечательностей, сосуществующих в гармонии с общественным парком – укрепит репутацию острова Слодова как динамичной и привлекательной городской локации», – уверена Натали де Врис, сооснователь MVRDV

Подкрышное пространство Concordia Design Hub будет использоваться для проведения различных мероприятий. Фото: © Juliusz Sokołowski

Интерьер офиса в Concordia Design Hub. Фото: © Juliusz Sokołowski

После ослабления карантина зеленая крыша Concordia Design Hub уже приняла первых посетителей. Фото: © Juliusz Sokołowski

Общая площадь здания – включая историческую часть и новое расширение – составляет 7 тысяч квадратных метров. Коворкинги и независимые офисы в целом рассчитаны на 400 рабочих мест, а общественные пространства – кафе и ресторан на крыше – открыты для всех желающих. Естественно, что принцип открытости исключал появление каких-либо ограждений вокруг объекта. Газоны вдоль Одера остаются местом отдыха горожан. Инвестиции в строительство составили более 10 миллионов евро.

Дать возможность городам и ландшафтам развиваться к лучшему будущему

MVRDV была основана в 1993 году Вини Маас, Якобом ван Рейс и Натали де Врис. Базируясь в Роттердаме, Нидерланды, мы работаем по всему миру, предлагая решения современных архитектурных и городских проблем во всех регионах мира. Наш метод проектирования, основанный на тесном сотрудничестве и исследованиях, вовлекает клиентов, заинтересованных лиц и экспертов из самых разных областей с самого начала творческого процесса. Результатом являются образцовые, откровенные проекты, которые позволяют нашим городам и ландшафтам развиваться к лучшему будущему.

Работы MVRDV выставляются и публикуются по всему миру и получили множество международных наград. Двести пятьдесят архитекторов, дизайнеров и урбанистов разрабатывают проекты в рамках междисциплинарного совместного процесса проектирования, который включает в себя тщательные технические и творческие исследования. MVRDV работает с BIM и имеет официальных внутренних оценщиков BREEAM и LEED.

Продукция MVRDV с уникальным подходом к дизайну варьируется от зданий всех типов и размеров до городских планов и видений, многочисленных публикаций, инсталляций и выставок.Завершенные проекты включают Павильон Нидерландов для Всемирной выставки ЭКСПО 2000 в Ганновере; Market Hall, сочетание жилья и розничной торговли в Роттердаме; P Push Slab, устойчивое офисное здание в первом эко-районе Парижа; Flight Forum, инновационный бизнес-парк в Эйндховене; жилой комплекс Силодам в Амстердаме; Культурный центр Мацудай в Японии; офисный городок Унтерферинга недалеко от Мюнхена; отель «Ллойд» в Амстердаме; жилищный и городской план Ипенбурга в Гааге; пристройка к крыше здания Didden Village в Роттердаме; музыкальный центр De Effenaar в Эйндховене; бутик-торговый центр Gyre в Токио; публичная библиотека в Спейкениссе; головной офис международного банка в Осло, Норвегия; и культовые дома Mirador и Celosia в Мадриде.

Текущие проекты включают в себя склад общественного искусства в Роттердаме, реконструкцию многофункционального здания в центре Парижа, многоэтажных домов в Нью-Йорке и Шэньчжэне, а также различные жилищные проекты в Нидерландах, Франции, Китае, Индия и другие страны. MVRDV также работает над крупномасштабными генеральными планами городов в Бордо и Кане, Франция, и генеральным планом экогорода в Логроньо, Испания. Также разрабатываются более масштабные видения будущего Большого Парижа, Большого Осло и увеличения вдвое размера голландского нового города Алмере.

Примером нашего ориентированного на исследования подхода является The Why Factory, независимый аналитический центр и исследовательский институт, который мы управляем вместе с Делфтским технологическим университетом, который обеспечивает повестку дня для архитектуры и урбанизма, представляя город будущего. Это исследование приводит нас к рассмотрению самых разных вопросов: от глобальной устойчивости в крупномасштабных исследованиях, таких как Pig City, до небольших прагматичных архитектурных решений для разрушенных территорий, таких как Новый Орлеан.

MVRDV впервые опубликовал манифест своей работы и идей в FARMAX (1998), затем в MetaCity / Datatown (1999), Costa Iberica (2000), Regionmaker (2002), 5 Minutes City (2003), KM3 (2005), Spacefighter (2007) и Skycar City (2007), The Vertical Village (с The Why Factory, 2012) и первая монография фирмы о построенных работах MVRDV Buildings (2013, с обновленным изданием, опубликованным в 2015).

МВРДВ | Archello

MVRDV была основана в Роттердаме (Нидерланды) в 1993 году Вини Маасом, Якобом ван Рейс и Натали де Фрис. MVRDV работает по всему миру, предлагая решения современных архитектурных и городских проблем. Метод проектирования, основанный на исследованиях и тесном сотрудничестве, привлекает к творческому процессу экспертов из всех областей, клиентов и заинтересованных сторон. Результатом являются образцовые и откровенные здания, городские планы, исследования и объекты, которые позволяют нашим городам и ландшафтам развиваться к лучшему будущему.Первые проекты, такие как штаб-квартира голландской общественной телерадиовещательной компании VPRO и жилье для пожилых людей WoZoCo в Амстердаме, получили международное признание. MVRDV развивает свою работу концептуально, меняющиеся условия визуализируются и обсуждаются с помощью проектов, иногда буквально с помощью дизайна и построения диаграммы. Офис продолжает свои увлекательные и методические исследования плотности, используя метод формирования пространства с помощью сложных объемов данных, которые сопровождают современные процессы строительства и проектирования.MVRDV впервые опубликовал поперечный разрез результатов этих исследований в FARMAX (1998), а затем в других статьях. MetaCity / Datatown (1999), Costa Iberica (2000), Regionmaker (2002), 5 Minutes City (2003), KM3 (2005) и совсем недавно Spacefighter (2007) и Skycar City (2007). MVRDV занимается глобальными экологическими проблемами в крупномасштабных исследованиях, таких как Pig City, а также в небольших прагматических решениях для опустошенных районов Нового Орлеана. Текущие проекты включают в себя различные жилищные проекты в Нидерландах, Испании, Китае, Франции, Великобритании, США, Индии, Корее и других странах, головной офис банка в Осло, Норвегия, публичная библиотека в Спейкениссе, Нидерланды, центральный рынок для Роттердам, культурная площадь в Нанкине, Китай, крупномасштабные городские планы включают план экогорода в Логроньо, Испания, городское видение удвоения размеров Алмере, Нидерланды и Гранд-Париж, видение посткиотского периода. Район Большого Парижа.Работы MVRDV выставляются и публикуются по всему миру и получают международные награды. 60 архитекторов, дизайнеров и сотрудников создают проекты в рамках междисциплинарного совместного процесса проектирования и применяют самые высокие технологические и экологические стандарты. Вместе с Делфтским технологическим университетом MVRDV управляет The Why Factory, независимым аналитическим центром и исследовательским институтом, который аргументирует архитектуру и урбанизм, представляя город будущего.

a + u 2020: 06 - MVRDV FILES 4 Projects 435–908 | Архитектура и урбанизм (а + у)

Content

MVRDV - архитектурное бюро, основанное в Нидерландах с 1993 года.Следуя нашим предыдущим 3 сериям MVRDV FILES в 2002, 2007 и 2017, a + u июньский выпуск - MVRDV FILES 4 фокусируется на амбициях офиса по концептуализации устойчивых «перспективных» зданий и городов, как описано в эссе его соучредителей, Winy Маас, Якоб ван Рейс и Натали де Врис, а также 23 представленных проекта. Офис гордится своими дальновидными идеями по изменению определения пространств, которые мы используем каждый день. Будь то дизайн нового здания или перепрофилирование заброшенного здания, MVRDV использует каждую предоставленную им творческую возможность для переосмысления типологий и открытия возможностей.Несмотря на проблемы, с которыми столкнулась пандемия COVID-19, партнеры MVRDV собрались на веб-конференцию, чтобы поделиться с нами подробностями о проектах своих студий и опыте, который они получили при сотрудничестве с клиентами, экспертами и общественностью, чтобы найти лучшие. стратегии.

Эссе:
Проектирование с идеями для роста сложности в искусственной среде
Вини Маас, Якоб ван Рейс, Натали де Врис

801 Tencent Campus
837 Airbus UAM
868 The Stack
840 KoolKiel
891 Tirana Pyramid

Круглый стол:
Увлекательные времена: обсуждение за круглым столом среди новых партнеров MVRDV
Ян Книккер, Ингер Каммераат, Франс де Витте, Венчиан Ши, Фокке Мёрель, Стефан Де Конинг, Бертран Шиппан

669 The Imprint
508 Roskilde Festival Højskole
461 Future Towers
614 WERK12
525 Chongwenmen M-CUBE
575 Tianjin Binhai Library
736 Bulgari Kuala Lumpur
578 Depot Boijmans van Beuningen Spring
764
751 The Sax
778 Терминал аэропорта Схипхол, район A
864 Rennes Palais du Commerce
856 Villa Overschie
590 Ilot Queyries
781 Magasin 113
585 Radio Tower & Hotel

Теги

MVRDV - iDesignWiki

Вини Маас (родился в 1958 году в Схейнделе) - голландский архитектор, ландшафтный архитектор, урбанист и профессор.

Он основал MVRDV в 1993 году вместе с Якобом ван Рейсом и Натали де Врис. Вини Маас, 1958 г., Schijndel

Источник изображения: https://www.dezeen.com/2017/10/20/architects-suffering-originality-syndrome-says-winy-maas-mvrdv-copy-paste/


A Краткое введение

Он закончил учебу в RHSTL Boskoop по специальности « ландшафтный архитектор », а в 1990 году получил степень в Делфтском технологическом университете.В настоящее время он является приглашенным профессором архитектурного дизайна в Массачусетском технологическом институте и профессором архитектуры и городского дизайна на факультете архитектуры Делфтского технологического университета. До этого он был профессором, в том числе, в Институте Берлаге при Университете штата Огайо и Йельском университете.

Вини Маас из MVRDV об архитектурном образовании

Источник изображения: https://www.archdaily.com/633704/mvrdv-s-winy-maas-on-architecture-education-and-his-early-work-in-africa/ 55675a47e58ececc6c00004a-mvrdv-s-winy-maas-on-architecture-education-and-his-Early-work-in-africa-image

В 1993 вместе с Якобом ван Рейсом и Натали де Врис он основал студию MVRDV (аббревиатура от инициалов имен трех основателей), которая занимается дизайном и исследованиями в области архитектуры, урбанистики и ландшафтный дизайн.

Философия дизайна MVRDV

MVRDV увлекается радикальными исследовательскими пространственными исследованиями, сосредоточенными на городском ландшафте, общественной сфере и влиянии архитектуры на повседневную жизнь ее жителей и пользователей. Наш основанный на исследованиях подход стимулирует пространственные инновации в области архитектуры, урбанизма и ландшафтного дизайна с упором на социальную и экологическую интеграцию и влияние зданий. Исследования контекстных и территориальных ограничений, а также социально-культурных, экономических и экологических проблем обрабатываются, тестируются, оцениваются и оптимизируются с учетом условий и требований задания, а также желаний клиента.Каждый проект является результатом глубоких аналитических исследований, одновременно бросая вызов существующему мышлению и ища оптимизированные и захватывающие дизайнерские решения.

Источник изображения: https://inhabitat. com/chaise-urbaine-mvrdv-unveils-plans-to-turn-industrial-buildings-into-plant-covered-urban-oasis/

Ясность - краеугольный камень работы MVRDV. Образцовые дизайнерские решения позволяют общественности понять вклад и послание проекта, так что дизайн становится демократичным и социальным продуктом; архитектура и городской дизайн могут напрямую влиять на качество повседневной жизни людей.Если дизайн нашей искусственной среды будет целостным, ясным и понятным, как по замыслу, так и по реализации, общественность и местное сообщество могут участвовать в дизайне и ценить его качество.

Экологичный дизайн

Эко-резиденции МВРДВ. Кластер из семи зданий, состоящих из новых домов, коммерческих программ, городского хозяйства и подземной парковки.

Источник изображения: http://www.designindaba.com/articles/creative-work/new-vertical-residences-eindhoven-be-designed-mvrdv

Sustainability сразу же напоминает об огромном потенциале исследований, экспериментов и испытаний. Термин «устойчивость» связывает большие и малые масштабы, от города до человека

- Вини Маас, 1999 г.

Устойчивое развитие - это больше, чем просто шумиха или умный маркетинг; это означает больше, чем просто добавление солнечных батарей. Устойчивое развитие было одной из основных задач офиса с момента его основания, с целью фундаментального ответа на нашу коллективную ответственность вносить свой вклад в развитие нашего общества. Это целостная концепция, которая выходит далеко за рамки энергоэффективности и включает добавленную стоимость, устойчивость и даже качество взаимодействия с пользователем.Качество - это мотивация к изменению привычек потребления; не требуя меньшего потребления, но требуя более разумного определения потребления через более совершенные и умные здания, городскую среду и положительный баланс между городами и природой.

Архитектурный проект Вини Мааса для станции Сеул 7017, проект

Источник изображения: http://english.seoul.go.kr/policy-information/urban-planning/seoul-station-7017-project/3-winy-maas -архитектурно-дизайн-сеул-станция-7017-проект-сеул-дендрарий /

MVRDV приближается к устойчивости с учетом огромного потенциала исследований, экспериментов и испытаний для повышения как энергоэффективности зданий, так и более целостной идеи экологичных зданий будущего.MVRDV придерживается концепции устойчивости в широком диапазоне масштабов и подходов.

Завод "Почему"

The Why Factory (T? F) - это глобальный научно-исследовательский центр, управляемый MVRDV и Делфтским технологическим университетом под руководством профессора Вини Мааса. Он исследует возможности развития наших городов, уделяя особое внимание производству моделей и визуализаций для городов будущего.

Проект Why Factory представляет собой трехэтажное здание оранжевого цвета, в котором расположены лекционные залы, конференц-залы и исследовательские помещения.

Источник изображения: http://www.archilovers.com/projects/62387/the-why-factory-tribune.html

Обучение и исследования The Why Factory объединены в исследовательской лаборатории и платформе, цель которой - анализировать, теоретизировать и строить города будущего. Он исследует данный мир и создает сценарии будущего за его пределами; от универсального к конкретному и от глобального к локальному. Он предлагает, конструирует и предвидит гипотетические общества и города; от науки к фантастике и наоборот.

Вини Маас и The Why Factory

Источник изображения: http://www.iaacblog.com/life/mact-and-the-why-factory-the-robotic-city-seminar/

Уини Массовые репрезентативные здания

  • Markthal Rotterdam, 2014 : В Роттердаме появился новый значок: Markthal Rotterdam. В историческом месте в Бинненротте, рядом со станцией Блаак и крупнейшим еженедельным рынком свежих продуктов и оборудования под открытым небом в Роттердаме, был открыт первый крытый рынок в Нидерландах.Markthal включает в себя огромный рыночный этаж на первом этаже под аркой квартир. Его форма, красочный интерьер и высота превращают Markthal в уникальное зрелище. Уникальность не только в форме и размере, но и в том, как сочетаются различные функции. Сочетание многоквартирного дома, охватывающего рынок свежих продуктов, продуктовых магазинов, ресторанов, супермаркета и подземной парковки, не встречается больше нигде в мире.
Markthal MVRDV в Роттердаме

Источник изображения: https: // www.architetti.com/mvrdv-rotterdam-market-hall-menzionato-all-international-property-awards.html

Market Hall Rotterdam, Роттердам, Нидерланды, MVRDV, 2014.

Источник изображения: http://www.maxxi.art/events/masterclass-con-winy-maas-mvrdv/

  • Сеулло 7017, 2017: , также известный как Сеульский Скайгарден или Скайпарк, представляет собой приподнятый линейный парк в Сеуле, построенный на бывшей эстакаде шоссе. Тропа длиной около километра, усаженная 24 000 растений, похожа на Хай-Лайн в Нью-Йорке.Skygarden был спроектирован MVRDV и открыт в мае 2017 года. В будущем парк может стать городским питомником для выращивания деревьев и растений для повторной посадки в других частях города. Маршрут также сокращает время прогулки по Центральному вокзалу города.
Парк Вон-Сун открыл новый сквер Сеула Skygarden, Сеулло 7017

Источник изображения: https://theurbandeveloper.com/articles/skygarden-speaks-seoul-south-korea-seoullo

Заброшенный путепровод, закрытый в 2015 году, пересекает вокзал Сеула по диагонали на высоте 17 метров над уровнем улицы.Цифра «70» в названии относится к 1970 году, когда была посвящена эстакада, а цифра «17» - это количество переходов, соединенных с ней, и 2017 год. Парк включает в себя сады, террасы и выставки. «Представлены более 24 085 растений, представляющих 228 видов деревьев, кустарников и цветов, произрастающих в Корее и за ее пределами».

Внутригородское шоссе в 983-метровый Skygarden, где растет самое большое разнообразие растений. Проект Seoullo 7017 разработан MVRDV.

Источник изображения: https: // en.wikipedia.org/wiki/File:Seoul_7017_Skypark,_Near_Rose_Terrace.jpg


Источники информации:

https://www.archdaily.com/553933/markthal-rotterdam-mvrdv

https://en.wikipedia.org/wiki/Seoullo_7017

https://en.wikipedia.org/wiki/Winy_Maas

https://www.mvrdv.nl/en/about/Design_Philosophy

https://www.mvrdv.nl/en/about/Design_Philosophy/Sustainable_Design

https://www.mvrdv.nl/en/about/the-why-factory

История бренда

- MVRDV - Требуется дизайн

Визуальная модель основанного на исследованиях метода проектирования, уникальный подход MVRDV к архитектуре предвидит город будущего, имея дело с глобальной устойчивостью и прагматичными строительными решениями.

Четкий манифест настроений и методов MVRDV можно найти в миссии The Why Factory: собственная исследовательская лаборатория фирмы исследует возможности развития городов будущего , представляя гипотетические общества и мировые сценарии.

Собственная исследовательская лаборатория фирмы исследует возможности развития городов будущего, представляя гипотетические общества и мировые сценарии.

Работа на уровне общественности, размышление о более серьезных проблемах: MVRDV рисует город будущего.

Основанная в 1993 году в Роттердаме, Нидерланды, Вини Маас, Якоб ван Райс и Натали де Врис, MVRDV стремится стать на 100% устойчивым во всем своем дизайне и производстве, оставаясь в то же время дальновидным и фантастическим творцом , с проектами это развлекает, увлекает и удивляет публику.

Основанная в 1993 году в Роттердаме, Нидерланды, Вини Маас, Якоб ван Рейс и Натали де Врис

Библиотека Тяньцзинь Биньхай - Китай

Некоторые говорят, что - это самая красивая библиотека в мире. - Библиотека Тяньцзинь Биньхай невероятна в почти ослепительном смысле.Волнообразные вертикальные просторы книг, обтянутые белыми стенами пятиэтажного футуристического корабля, построенного вокруг Глаза: яркая сфера в середине , которая включает читальные залы и аудиторию, видна снаружи, - ключевой элемент диалога между интерьером и экстерьером , взгляд знания на культурный район города.

Если вам интересно узнать больше о дизайне MVRDV для общественных мест, не пропустите Tainan Spring - городской бассейн в разрушенном торговом центре.

Яркая сфера в центре, включающая читальные залы и аудиторию

(W) Ego House - город будущего гибок

Больше, чем провокация, дом (W) Ego House - это тщательный анализ города будущего. Больше населения, больше желаний : в перенаселенном будущем наше индивидуальное пространство будет разделено с другими обитателями этого яркого и веселого отеля.

Инсталляция - радикальное решение, предложенное MVRDV для Голландской недели дизайна в 2017 году, гигантский тетрис , в котором каждый из девяти ярких цветов обозначает жилое пространство каждого жителя, , комнату которого можно перемещать в соответствии с обычными нуждается в , смещая перспективу с «эго» на (W) эго.

Гигантский тетрис, в котором каждый из девяти ярких цветов обозначает жизненное пространство каждого жителя

The Balancing Barn - Thorington, UK

Этот дом отдыха представляет собой драматический ответ MVRDV на живописную природу Саффолка , в которой он расположен: рядом с небольшим озером, этот дом наполовину подвешен в английской сельской местности, вовлекая своих жителей в многоуровневый опыт с природой. , находится у входа на уровне земли, в конечном итоге на высоте дерева.

Этот дом для отпуска является драматическим ответом MVRDV на живописную природу Саффолка, в которой он расположен.

Milestone - Essinglen, Germany

Когда строительство будет завершено, это место станет буквально вехой: воспевает прошлое города в новом футуристическом стиле. Интерактивный фасад многофункционального офисного здания выполнен в виде хрустальной скалы и будет включать QR-коды для информирования посетителей. об Эссинглене, его истории и пейзажах.

Интерактивный фасад этого многофункционального офисного здания спроектирован как хрустальная скала и будет содержать QR-коды, чтобы информировать посетителей об Эссинглене, его истории и ландшафтах.

The Imprint - Южная Корея

Еще одно замечательное городское мероприятие, The Imprint - это развлекательный комплекс, состоящий из двух зданий, расположенный в Парадайз-Сити, Сеул. Ночной клуб и крытый тематический парк, чьи фасады без окон, , погруженные в подвешенное время, прерываются потрясением жизни и динамизмом , которое в конечном итоге перетаскивает энергию всего здания: деформированный поднятый вход или золотое пятно, для места, которое выглядит как сконструированная версия мечты Де Кирико.

Если вам интересно узнать больше о работе MVRDV, не пропустите Shenzhen Terraces MVRDV в Китае.

Деформированный поднятый вход или золотое пятно для места, которое выглядит как сконструированная версия мечты Де Кирико

MVRDV, McKenzie Architects, Grant Associates, GSM Project и Studio Drift

Описание концептуального дизайна

Пейзаж любви

То, как мы увековечиваем память о стрельбе в ночном клубе Pulse, влияет на характер физического и духовного обновления сообщества.Мы реализуем целостный подход, направленный на удовлетворение физических (экологических), психологических (эмоциональных) и актуализационных (социальных) потребностей. Сплоченность в общественной сфере Pulse District, от музея, вдоль улицы West Kaley Street до национального памятника Pulse Memorial, до центра города и вдоль Orlando Health Survivors Walk, привлекает эти отдельные программы, и сообщества SoDo / Parramore , в связи.

Посев семян

Обновление начинается в публичной сфере.Комплексная городская «посевная» стратегия объединяет все ключевые участки и включает в себя визуально яркие насаждения, освещение, солнцезащитные зонты со скамейками, а также интегрированные интеллектуальные и устойчивые системы водоснабжения и энергетики. С помощью этой городской стратегии мы переносим этот заброшенный коридор в ткань большого города.

Национальный мемориал пульса

Напротив, Национальный мемориал Пульса спокойный и стоический. Его черный объем передает ощущение полуночи даже при ярком солнечном свете Флориды, а золото подчеркивает изломы фасада.Атмосферное освещение, которое кажется парящим на резном ландшафте из 49 деревьев, выбранных семьями жертв, усиливает ощущение пространства.

Музей пульса

Любовь терпелива, любовь добра… любовь горда. Музей пульса станет новой захватывающей иконой в пейзаже Орландо, поэтому форма функционирует как концептуально, так и практически. Способствуя коллективному запоминанию и обучению, он привлечет посетителей со всего мира к своей образовательной программе мирового уровня. Создавая возможности для консолидации нового понимания посредством памятников и переосмысления, а также повышая инклюзивность, мы не позволим ненависти победить.

Галерея концептуального дизайна

Национальный мемориал и музей пульса

Национальный мемориал пульса в течение дня

Национальный мемориал Пульса ночью

Внешний вид музея пульса

Интерьер музея пульса

Прогулка выживших в Орландо

Члены команды

Вини Маас

Партнер-основатель, MVRDV

Fokke Moerel

Партнер, архитектор, МВРДВ

Aser Giménez Ortega

Заместитель директора, архитектор, MVRDV

Мик ван Гемерт

Старший руководитель проекта, архитектор, MVRDV

Джейсон Джонстон

Менеджер по развитию, Проект GSM

Мод Дежарден

Музеолог, руководитель отдела контента, GSM Project

Эндрю Грант

Директор-учредитель, Grant Associates

Джеймс Кларк

Старший юрист, Grant Associates

Lonneke Gordijn

Основатель, художник Studio Drift

Гилберт Атик

Ведущий архитектор, McKenzie Architects

Заказ

MVRDV на стеклянную фреску в Детройте

Новое стеклянное здание MVRDV на восточном рынке Детройта - любовное письмо городу

Голландской архитектурной студии MVRDV было поручено спроектировать новое офисное и торговое здание Glass Mural, в котором будут использованы работы художников DENIAL и Sheefy McFly

MVRDV получил заказ на строительство нового офисного и торгового здания на восточном рынке Детройта.Названный Glass Mural, структура задумана как празднование его исторической области - крупнейшего общественного фермерского рынка в Соединенных Штатах. В красочную схему также войдут фрески художников DENIAL и Sheefy McFly.

«За последние 20 лет Восточный рынок стал эпицентром творческого сообщества Детройта», - говорит Вини Маас из MVRVD. «Суровый« промышленный »район заполнился общественными фресками благодаря ежегодному фестивалю« Фрески на рынке », который недавно был назван Смитсоновским институтом одним из пяти самых важных фестивалей общественного искусства в мире.’

В ответ на это напечатанная обшивка стеклянного фасада здания отражает яркость и искусство района, взяв существующую фреску DENIAL, найденную на старом кирпичном здании на месте, и визуально сохранив ее на этом новом `` холсте '' из стекла, растянутом вокруг все четыре стороны здания. Художник приветствовал это.

«Я чувствую, что физическая интеграция оригинальных произведений искусства в стеклянную архитектуру здания связана с постоянным сохранением идеи для будущего, поскольку публичное искусство чаще всего является эфемерной формой искусства», говорит ОТКАЗ.«Включение художественных работ и истории здания в новое представление о структуре - прекрасный дань уважения настоящей эпохе перемен в районе Восточного рынка и в Детройте. Я действительно думаю, что он послужит источником вдохновения для людей и действительно отражает уникальные характеристики рынка, и именно поэтому я влюбился в этот район Детройта. Мне очень повезло, что за моей спиной стоят чемпионы, которые верят в идеи, о которых говорит моя работа ».

Glass Mural, расположенная на пересечении улиц Russell и Division Street, займет 3,716 кв. М и займет три этажа в виде стопки из трех прозрачных стеклянных коробок; в одном будет представлена ​​работа DENIAL, в другом - «плоская отделка фасада», чтобы разные художники могли использовать его с течением времени, а на третьем будет изображена фреска, недавно заказанная Шифи МакФлая, одним из начинающих художников города.Баланс между цветными и прозрачными областями обеспечит открытое пространство и хорошее естественное освещение для предприятий внутри.

«Мне кажется, что я вижу свои работы в такой форме, которую никогда не мог себе представить», - говорит МакФлай. «Для меня большая честь участвовать в проекте, который станет первым в своем роде в моем родном городе и во всем мире. Стеклянная фреска откроет мне больше возможностей в архитектуре, создавая красивые концептуальные пространства, которые могут изменить то, как люди воспринимают здания ».

Спасибо за подписку на информационный бюллетень

Навигация по этой взаимосвязи между искусством и архитектурой была долгожданной задачей для MVRDV, которая смотрела на свой составной коробок как на пустые холсты для произведений искусства.Прошлое, настоящее и будущее сливаются в проекте. «Этим зданием мы хотим усилить самобытность Восточного рынка», - заключает Маас. «Мы хотим сохранить искусство и память и в то же время добавить что-то новое, в духе района, игривым и неожиданным образом. Мы хотим охватить историю, настоящее и будущее Восточного рынка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *