Уборевич боровский архитектор: Борис Уборевич-Боровский: биография и примеры работ

Содержание

Борис Уборевич-Боровский: «Хорошего архитектора должно быть мало»

Борис Уборевич-Боровский (Фото: пресс-служба)

Традиционный мастер-класс от журнала FirstKey – событие, которого ждут дизайнеры и архитекторы не только из Казани, но и многих ближайших городов.

1 июня в Адмиральском зале ГРК Ривьера у всех, кто интересуется строительством и ремонтом, будет возможность встретиться с легендой российского дизайна и архитектуры, а специалисты также получат важные знание о юридическом сопровождении работы дизайнера. Подробнее о мероприятии рассказал учредитель журнала Рамиль Усманов.

Рамиль, лето – время для отдыха, а Вы собираетесь учиться?

Лето – это горячее время для строительства и ремонта, а значит и для всех специалистов этой сферы. Вся Казань летом стремится переехать жить загород, подальше от плохой экологии, бесконечных пробок и проблем с парковкой. Поэтому все более востребованы не только дизайнеры внутренних интерьеров, но и архитекторы, проектирующие дома «под ключ». И их рабочее лето начнется с нашего мастер-класса. Тот, кто не жалеет ресурсов на свое образование, в будущем получает многократную отдачу.

Вы приглашаете в Казань самого дорого дизайнера Москвы. Насколько это востребовано?

Я приглашаю в первую очередь профессионала и по-настоящему интересную личность. Борис Уборевич-Боровский обладает исчерпывающими знаниями в своей сфере и колоссальным опытом работы. У него особенная концепция формирования интерьера, которой он готов поделиться с казанскими дизайнерами. Будучи архитектором, Борис Олегович прекрасно понимает взаимосвязь между интерьером, декором и планировкой. За проект жилого дома «Парус» на Ходынском поле он получил премию «Дом года-2007». О его регалиях можно говорить долго: председатель Московского Архитектурного Общества, член Союза Московских Архитекторов, руководитель собственной архитектурной студии ub.design, профессор МАрхИ.

1 июня на мастер-классе он расскажет о технологии создания современного интерьера:

  • тренд эко-стиля;
  • логика планировки современного интерьера;
  • современные световые технологии в жилых пространствах;
  • цвет, фактура и материал в интерьере.

Как видите, эти вопросы интересны не только профессионалам, но всем, кто, так или иначе, соприкасается с миром дизайна интерьера.

То есть, в этот раз обойдетесь без узкоспециализированных дизайнерских «фишек»?

Ни в коем случае! Наш мастер-класс как всегда рассчитан на весь день для полного погружения в образовательный процесс. И для второго выступления мы нашли уникального спикера – юриста, специализирующегося на правовой поддержке дизайнеров, архитекторов и их клиентов. Екатерина Куссмауль проходит обучение в учебном центре Всемирной организации интеллектуальной собственности, помогает заключать договоры, защищающие стороны от конфликтов.

Немногие знают, как юридически грамотно организовать дистанционную работу дизайнера? Какой вид договора необходимо заключить при получении аванса? Знание этих нюансов поможет сделать рабочий процесс безопасным для обеих сторон.

Сколько слушателей Вы ждете?

На наших мастер-классах всегда собирается не меньше 150 дизайнеров со всего Поволжья. Масштаб мероприятия позволяет организовать комфортный процесс обучения для полутора сотен человек. Помимо этого на мастер-классах всегда присутствуют наши партнеры – представители компаний, занимающихся строительными и отделочными материалами. И это отличная возможность наладить партнерские отношения. Подробнее о мероприятии вы можете прочитать на нашем сайте firstkey.ru. Мы будем рады видеть вас в числе наших слушателей.


1 июня 2017г.

Казань, ГРК "Казанская Ривьера" (проспект Фатыха Амирхана, 1А), зал Адмиральский

ТЕЛЕФОН ДЛЯ СПРАВОК: (843) 267-22-29

E-MAIL: [email protected]

Архитектор Уборевич-Боровский: специфические особенности его работы

Архитектор Уборевич-Боровский – российский дизайнер, работающий в стиле минимализма. За время своего творческого пути этот талантливый мастер реализовал более 40 крупных проектов.

Биография архитектора

Архитектор Борис Уборевич-Боровский появился на свет в 1959 году в семье репрессированных. Его дед по линии матери был героем Гражданской войны и известным военачальником, а брат Владимир также является архитектором и художником-карикатуристом.

Архитектор Уборевич-Боровский в 1982 году окончил МАРХИ, затем работал в ОАО «Моспроект». В 1993 году основал собственную архитектурную студию и вместе с другими архитекторами выступил с инициативой восстановления Московского архитектурного общества. В 2010 году выпустил свою первую книгу.

Профессиональная деятельность

Уборевич-Боровский (архитектор) является современным деятелем дизайнерского искусства, который помогает создать особый уют и сделать жилье более уютным и комфортным.

В юности он окончил МАРХИ, где приобрел все требуемые знания и навыки по проектированию. Последующая деятельность мастера была тесно связана с проектными институтами Москвы. Через 10 лет после окончания обучения в академии молодой архитектор Уборевич-Боровский основал собственную мастерскую. Студия в основном направлена на проектирование загородных домов в Подмосковье и дизайнерское оформление квартир в Москве.

На сегодняшний день Борис Олегович не только директор собственной мастерской, но также по совместительству работает в «Моспроекте». Он специализируется на проектах различных градостроительных комплексов, общественных и жилых зданий.

Принцип работы и особенности творчества мастера

Портфолио архитектора Уборевич-Боровского явно показывает то, что это человек, который стремится все время двигаться вперед. Он любит изучать пространство и ищет сочетание цветов.

Сам мастер предпочитает работать в стиле минимализма, хотя и применяет иногда для оформления интерьеров другие стили. Уникальность его работ связана с огромнейшим опытом, так как мастер работает в сфере дизайна интерьеров на протяжении длительного времени.

При обустройстве интерьера архитектор учитывает пропорции помещения, форму, цветовое сочетание и только после этого продумывает и разрабатывает дизайн.

Самые лучшие проекты

Поражает и впечатляет своим творчеством современный известный архитектор Борис Уборевич-Боровский, его работы преимущественно выполнены в стиле минимализма и подчеркивают четкость и лаконичность линий. Талантливый дизайнер со своей командой создал множество разнообразных объектов.

Самыми известными работами считаются объекты недвижимости на Ходынке, Московский дом фотографии, который позже превратился в «Мультимедиа арт-музей». Самым любимым проектом архитектора является лофт на Филипповском переулке, который был выполнен достаточно давно и получился уютным, ярким и очень комфортным. Этот проект был выполнен практически на одном дыхании, недорого и очень быстро. Получился очень эффектный объект.

Уютным получился ресторан, расположенный в здании банка. Интерьер создан с элементами классики, а именно:

  • люстры;
  • рояль цвета слоновой кости;
  • зеркала в рамах.

Достаточно необычным получился лофт в Жуковке. В этом интерьере есть своего рода прозрачность, так как почти отсутствуют все двери, а общее пространство свободно от всяческих стилей. В этом интерьере превосходно сочетается стекло, простые формы, а также нет ни одной лишней детали.

Практически все проекты выполнены в узнаваемом стиле, в котором сразу же читается творческий подход мастера к обустройству интерьера.

Взгляд архитектора на работу

Архитектор Борис Уборевич-Боровский считает, что создавать интерьер нужно таким образом, чтобы он был наиболее комфортным для жизни человека. В своих работах он старается смотреть на обустройство жилого пространства как дизайнер, работать с плоскостью и объемом.

Отличительными чертами его проектов считаются лаконичность, аскетичность и монохромность. Он убежден в том, что жилое пространство должно быть только фоном и подчеркивать человека, который в нем проживает. Однако, несмотря на то, что обустройство жилого пространства – только фон, он должен быть максимально функциональным, достойным и удобным. Основной задачей архитектора является то, что он должен понять заказчика и проникнуться его интересами.

Дизайнер уделяет много внимания пространству и его формированию. В таком случае обязательно нужно создать единое пространство всей квартиры. Он старается убрать все двери и глухие стены, чтобы сделать интерьер более легким и просторным.

Мастер о своем творчестве

Основной принцип работы архитектора Уборевича-Боровского очень простой, но при этом достаточно убедительный. Команда мастеров работает в принципе минимализма, стараясь точно следовать основным архитектурным правилам.

Фирменный стиль всегда угадывается практически безошибочно, так как характеризуется:

  • лаконичным дизайном;
  • графичностью;
  • нейтральной палитрой;
  • прямолинейностью.

Однако вместе с тем мастер утверждает, что никогда не задумывается над тем, как сделать здание или интерьер более концептуальным. Для него самое главное - создать интересный проект. Независимо от того, интерьер это пентхауса или жилой комплекс, мастерская всегда старается работать в современном стиле. Однако, несмотря на стремление внедрить в интерьере самые модные тенденции, они вполне реалистичны и предназначены для людей.

Теряет ли архитектура свое качество, становясь бизнесом?


Архитектура – это не только творчество, но и бизнес. Эта простая истина порой с трудом находит отклик в среде архитектурных профессионалов,  числящих себя прежде всего творческими единицами, и лишь потом предпринимателями. Между тем, успех любого проекта порой настолько же зависит от маркетинга, сколь и от творческой составляющей. Об этом размышляли архитекторы на недавнем заседании АРХ клуба, инициированном выставкой АРХ Москва, посвященном архитектуре как бизнесу.


В архитектурном бизнесе нельзя не быть бизнесменом

Можно ли говорить о творчестве в  архбюро, в котором трудится 150 человек? А 200, а 400? Оказывается, можно. Главное, правильно построить работу.

- Для меня, например, было сложно делегировать полномочия, - признается руководитель бюро «Крупный план» Сергей Никешкин. – Это нелегко дается, если ты привык  делать все сам, что называется, до последнего гвоздя. Но на это необходимо пойти, потому что  когда твое бюро разрастается, и ты ловишь себя на мысли, что даже не всех своих сотрудников знаешь в лицо, важно  «не утонуть» в громадье планов и проектов, выстроить четкую систему взаимодействия и, конечно, контроля.

  

Важным моментом, по мнению Сергея Никешкина, является и умение найти управляющего партнера, который возьмет на себя часть забот, связанных именно с юридической, бухгалтерской стороной дела. Сергею такого партнера найти удалось, именно он, взяв на себя роль коммерческого директора, занимается маркетингом, продвигая бюро  на проектном рынке.

- Я отвечаю за продукт, партнер – за маркетинг, - говорит Сергей. - Считаю, что такое разделение правильно, поскольку фирма – это понятные бизнес-процессы, а мастерская – это другое, творческую работу не опишешь готовыми формулами и алгоритмами.

- Архитектор не может не быть предпринимателем, - полагает и архитектор Борис Уборевич-Боровский. – Моим первым наставником был как раз «чистый» архитектор. Он «сидел» на небольшой зарплате и делал потрясающие вещи - мой учитель никогда не считал, что нужно делать деньги, главным для него всегда было творчество. Уважаю такую позицию, но на сегодня она, увы, нежизнеспособна. Тот, кто занимается архитектурой сегодня, должен уметь продвигать свой проект, заинтересовывать в нем.

В бюро может быть и 150 человек, и тысяча. Количество людей, работающих над проектом, ни в коей мере не должно влиять на его качество и креативную составляющую. В бюро Захи Хадид, например, сегодня по всему миру работает 400 человек. Но Заха, сама гениальный архитектор, сумела так организовать бизнес-процесс, что даже после ее физического ухода бюро успешно работает, имея имидж одного из самых креативных архбюро мира. Мастерская Захи Хадид создает проекты на основе ее авторской архитектуры – этот почерк ни с каким другим не спутаешь. 

Тайминг против расслабухи

Много споров по поводу того, как должна строиться работа в бюро. Одни считают, что здесь нужно сразу установить строгую дисциплину: тайминг, жесткий контроль. Другие, наоборот, за некую «раслабленность» - мол, у творческого человека должен быть некий временной люфт, он не может творить по приказу.

  

Например, в компании, выпускающей напольное покрытие Finex (ее продукция тесно связана с архитектурой и дизайном) все сделано по американскому образцу: люди приходят на работу минута в минуту, специалиста могут нанять на разовый проект, а завтра хозяин может проститься с работниками, которые не будут востребованы на очередном объекте. Состав управленцев здесь меняются каждые 4-5 лет. Зато в компании выстроили систему качества на собственных лесопилках и научились обеспечивать запросы клиентов на 99%.

Архитектор Борис Уборевич-Боровский считает, что в коллективе все-таки должна царить атмосфера дружбы и взаимопонимания.

- ...Да, я могу позволить своему работнику – а у меня в бюро трудится 25 человек – прийти попозже. Но я знаю, что если нужно, то этот самый работник задержится и с увлечением будет «дотягивать» очередной проект. Потому что ему интересно. Потому что у него горит глаз. С определенного момента, увлекшись, сотрудник, что называется, часов не наблюдает. Увлеченность – это должно быть внутри человека. Извне ее прививать бесполезно.

А вот архитектор Тимур Башкаев говорит, что команда, которая трудится в его бюро – это его друзья. И это самый эффективный вариант взаимодействия в творческом коллективе.

- Твое бюро должно быть коллективом единомышленников, которые во всем поддерживают тебя. Разделяют с тобой твои трудности... Был такой момент, в один из кризисов, когда сотрудникам несколько месяцев не выплачивалась зарплата, не было заказов, - рассказывает Тимур Башкаев. – Это трудное время моя команда пережила вместе со мной. Так что мы скорее артель на гонораре, чем бизнес.

Когда Бориса Уборевича-Боровского спросили, какими ноу-хау он пользовался для выживания в сложные для бюро времена, тот не скрыл:

- Я все время компенсирую. Что я имею в виду? У меня, например, сейчас 40 проектов, причем некоторые из них – многочастные. Стараюсь брать объекты разного объема и наполнения. И получается, что когда где-то дела идут не так как хотелось бы, в другом месте они вполне хороши. То есть, за счет того, что проектов много, и они разнонаправленные, ты всегда остаешься на плаву. Тебе не страшны никакие кризисы.

  

Что лучше: жесткое администрирование, укладывающееся в западную модель взаимодействия руководителя и сотрудника, или восточно-русская модель, где преобладают личностные отношения, человеческие контакты – споры об этом не утихают. Но вряд ли кто-то станет спорить с тем, что работа, основанная на доверии, дает комфорт. Да, при такой модели теряется производительность. Но зато резко возрастает удовольствие от жизни и творчества.  

Творчество на удаленке

Локдаун поставил перед архитектурным бизнесом новые задачи. Нужно было сохранить коллективы в отсутствие наплыва заказов.

- Мы крайне удовлетворены итогами карантина, - признается Антон Надточий (бюро «Атриум»). – Раньше все переговоры с клиентами строились на очных встречах. Переход на онлайн сэкономил кучу времени, да что там греха таить, и денег. Появилась возможность работать из любой точки. Часть наших сотрудников уехали в Европу и работала там. То есть, теперь необязательно находиться в Москве, это не приоритетно.

Совещания в бюро «Атриум» проходят онлайн: там же обсуждаются и проекты.

Правда, для некоторых такой формат не подходит. – А где совместное созидание, ведь это очень важно – творить совместно! – вопрошают архитекторы – приверженцы традиционной работы в офисе. 

Надо ли вкладываться в воспитание профессионалов, которые потом от вас уйдут

Еще одна проблема – естественная текучесть кадров, связанная с тем, что, поработав какое-то время у корифея, молодые архитекторы хотят дальше продвигаться в профессии. Организовывают собственное бюро, создают собственный бренд.

- А что, это здорово, когда ты кому-то приделываешь крылья, - размышляет Борис Уборевич-Боровский. – просто надо быть к этому готовым и иметь на этот случай «резервный полк». У меня постоянно стажируются студенты, и я постоянно выбираю из них тех, кто пойдет со мной дальше в профессии.

Так что это нормально, когда звезды, которые родились в вашем креативном бюро, вас покидают. Значит вы чего-то стоите. 

Подготовила Елена МАЦЕЙКО 

Кстати:

Откуда берется серая архитектура

В последнее время немало архбюро создается непосредственно при девелоперских компаниях. И это не есть хорошо. Потому что девелопер в данном случае поглощает архитектора, и города зарастают безликими зданиями. Между тем, есть мастерские, где работают талантливые архитекторы. Но их дела часто идут хуже, чем у тех, кто «под крылом» у какого-то крупного застройщика.

Каким может быть выход?

- Нужно обращать внимание на авторство. Если мы поставим авторство во главу угла, то и в бизнесе многое изменится, не говоря уже про реализацию, - убеждены архитекторы-профессионалы. Архитектура, поставленная на бизнес-рельсы, талантливому автору, в любом случае, не помеха. Наоборот, большое подспорье.

Долгожданный рецепт свободы от Бориса Уборевича-Боровского [ARCHiPEOPLE]

Борис Уборевич-Боровский: "Я занялся интерьерами, исходя из идеи, что творческая свобода начинается именно тогда, когда ты лично отвечаешь за все. Когда ты лично отвечаешь, вот тогда ты свободен. Чем меньше объект, чем дальше от мэра — тем больше свободы."

08.01.2011, 12:21 | Автор: Екатерина Тарасова



C Борисом Уборевичем-Боровским мы встретились в его студии, в конце рабочего дня. Для тех, кто с ним не знаком, небольшое описание-впечатление. Борис — человек очень открытый, коммуникабельный и такой… артистичный что ли. Он совершенно не скрывает своей любви к публичности: ему нравится, когда его узнают на улицах. На мои вопросы отвечает очень охотно, живо и искренне. Впрочем, похоже, он все так делает. Подтверждая мое впечатление, комментирует:

 

— Я когда приходил к одному своему уже покойному учителю, архитектору Шапиро, он на меня смотрел и говорил: «Ну, ты артист!»

Я начала интервью с самого животрепещущего для творческих людей вопроса:

«Как человеку возможно быть свободным — делать только то, что хочется?»

— Я занялся интерьерами, исходя из идеи, что творческая свобода начинается именно тогда, когда ты лично отвечаешь за все. Когда ты лично отвечаешь, вот тогда ты свободен. Чем меньше объект, чем дальше от мэра — тем больше свободы.

Какая еще свобода Вас интересует? Свобода… ну финансовая свобода возникает тогда, когда ты успешен, когда ты сделал несколько хороших проектов, когда тебе заказчик заплатил… Когда ты независим финансово. Ты можешь открыть офис, можешь купить технику, можешь купить лицензии на программы, можешь платить за свой мобильный телефон, можешь нанять сотрудников и им платить... Это тоже очень важно.

А как быть с Заказчиком, который своими капризами порой пытается эту свободу отнять?

— Заказчик, он и в Африке заказчик. Даже в советские времена были некие заказчики, которые диктовали какие-то особые условия. Я понимаю, что в институте этому не учат, но это часть работы креативного человека. Креативный человек работает, как правило, на конкретного персонажа. Даже если это государство — это все равно заказчик. Да? С тобой обязательно общается какой-то оппонент — человек, который, возможно, тебе противоречит, может быть, с тобой соглашается. И он не твоей профессии. Поэтому ты должен его убедить. Ты должен его убедить, что ты лучший, что твои идеи самые правильные, что ты все сделаешь до конца, что ты не зря получаешь деньги.

Я понимаю, что это определенная несвобода, но извините, покажите мне архитектора, который плевал бы на заказчика, делал какие-то свои проекты и потом они строились. Не бывает такого. Если ты хочешь, чтобы проект был построен — иди и пробивай этот проект, доказывай. Я где-то читал, что Мельников, например, когда запроектировал свой замечательный клуб, такой, похожий на шестеренку, он с этим проектом дошел до руководителя Моссовета, стучался, как говорится, к нему в кабинет, доказывал, доказывал, пробивал и пробил этот интересный проект. Несмотря на то, что этот проект тогда казался очень странным, новаторским, и его никто не хотел строить.

Вот поэтому я думаю, что свобода зависит именно от твоей активной жизненной позиции. Когда ты рулишь, и ты держишься за руль, тогда ты свободен.

Как Вам удается успевать преподавать, возглавлять успешную студию, издавать книги, профессионально выступать на сцене?

— Я вспоминаю разных персонажей… того же Леонардо да Винчи, который был примером для многих, — он был и музыкантом, и архитектором, и художником, и скульптором, ставил театральные действия и т.д. и т. д. Я считаю, если человек креативный, он выражает себя во всем. Понимаете? Вот что такое творческий человек? Едет человек на машине, думает о своем, в голове что-то такое копошится… Бац! Какая-то идея. Идея гениальная. Вот она приходит в голову вообще непонятно с чего, да? Но это может быть креативная идея в архитектуре, а может быть в музыке или где-то в художественном творчестве или еще в чем-то. Человек пытается себя проявить везде, где он может.

Почему я преподаю? Странно, если человек, который что-то знает, не отдаст это другим. Ну, понятно, что-то он отдает у себя, скажем, в бюро, в своей студии. Но приходит сейчас ко мне 20 молодых душ, им всем по 19 лет. Они должны у кого-то научиться. Но у кого, если не у меня? Если они научатся у человека, который меньше знает или менее опытен или менее креативен, то они потом ко мне придут с этим плохим опытом. И я буду их переучивать. Понимаете? Поэтому я с удовольствием преподаю и считаю, что это очень важно. Недостаточно того, чтоб ты сам познал. Ты должен передать другим. Только так развивается цивилизация. С нуля человек ничего не может нового постичь — он должен опираться на что-то.

Музыкой занимаюсь потому, что дал Бог мне слух и желание. Поэтому я развиваю это. Но стараюсь, чтобы одно другому не мешало. Когда появилась возможность, да еще Дом архитектора помог, соответственно речь зашла о более серьезной работе. Это хорошее подспорье на самом деле. Потому что это отвлекает, это настраивает.

А книги… Вот у меня сейчас первая книга издана. Книга – это тоже необходимый элемент творчества. Потому что в творчестве есть три стадии. Это креативная стадия, когда ты придумываешь, да? Стадия передачи опыта, это когда ты преподаешь. И стадия фиксации результата, когда ты издаешь книжки. Если ты не зафиксировал: не сделал сайт, не издал книжку, не создал слайд-видео и не распечатался в журналах, то зачем ты работаешь? Ты так никому ничего не покажешь. А книжка это фиксация, например, десятилетнего опыта…

Вот у нас была выставка 10 лет назад, одна. Потом была выставка лет 7 назад. Мы считаем, что все эти этапы пройдены, мы достигли каких-то результатов, и эти результаты нельзя не зафиксировать. Надо потратить деньги, собрать их все в одну книжку. Для того, чтобы студент, заказчик, архитектор, дизайнер мог бы взять эту книжку и, полистав ее, посмотреть: «Ага. Вот! За это десятилетие, скажем, этот дизайнер сделал такие-то шаги». Это необходимо. И приходится успевать.

А как успевать? Понимаете, когда ты начинаешь какое-то дело… Допустим, я создал студию. Ты начинаешь это дело, ты вкладываешь туда кучу эмоций, кучу сил, кучу времени – и у тебя этого времени ни на что не хватает. Когда же дело начинает работать, в это время ты можешь, если оно правильно организованно, немножко отойти. Паровоз уже едет, и ты можешь что-то еще сделать, поддерживая, скажем, в топке огонь, подбрасывая уголь. Но паровоз-то уже едет. Ты его уже собрал, колеса прикрутил. Уже всё, уже вагоны прицепил, ты уже сам едешь. А значит, у тебя есть больше возможностей чем-то заняться ещё.

Какие интерьеры из Вашей книги Вам нравятся самому? Какие проекты самые желанные и всегда ли это те, которые будут впоследствии опубликованы?

Мне нравятся те проекты, которые сделаны в состоянии свободы. Клиент действительно очень сильно влияет на творчество. А бывают такие ситуации, когда совершенно никто никакого влияния не оказывает. Вот у меня такие проекты бывали, и они мне больше всего нравятся. Потому что ты можешь делать все, что хочешь. Когда нет препятствий, ты не знаешь куда идти: налево, направо или кругом. Но при этом это самые любимые проекты. Вот Филипповский проект у нас был, такой закругленный… Он и получился самым интересным. Потому что там была полная свобода, там вообще никто не влиял на наш дизайн.

В книжке самые любимые проекты – это последние. Потому что хотим мы или не хотим, но дизайн устаревает. И надо сделать очень правильно свою работу, чтобы этот дизайн не устарел никогда. Есть такие примеры. Например, павильон Германии в Барселоне того же Мис ван дер Роэ (Mies van der Rohe, прим. редакции). Здание 29-го года, но не устарело до сих пор и не устареет никогда.

Но в нашей стране опыты с дизайном, когда мы что-то познаем… это уровень еще не мировой планки, это все-таки подход к весу. Мы еще не можем сказать, что мы — мировая держава в области дизайна и архитектуры. Соответственно работы устаревают. Скажем, что-то мы сделали в 2003 году. Но видно, что устарело. Уже это всё немножко не то. Соответственно мне сейчас больше нравятся те работы, которые сделаны в последние два года. Потому что я их только что реализовал и конечно, они мне самому нравятся.

В целом я люблю жилыми интерьерами заниматься. Потому что этот интерьер неспешный, гораздо более авторский — я с конкретным клиентом работаю и для него это делаю. Жилой интерьер менее экономичен, что тоже хорошо. Потому что заказчик для себя ничего не жалеет. А если мы делаем ресторан, то там обычно одна задача: «за 3 копейки и быстро». Или делаем какой-нибудь офис, для массы людей — там, как правило, нет автора и заказчика в одном лице, все более обезличено. Поэтому мне ближе жилые интерьеры.

Как Вам удается привлекать заказчиков? Почему, несмотря на довольно высокие цены, все равно выбирают Вас?

Вы знаете что? Вот про цены – это миф. Я не знаю, кто его придумал. Где-то написано, что я «самый дорогой декоратор Москвы». Но Вы знаете, это миф. Я его не развенчиваю, потому что мне даже скучно этим заниматься. И кричать на каждом перекрестке, что я дешевый архитектор, я тоже не хочу.

Цена определяется конкретным разговором с клиентом. И эта цена часто выверяется, исходя из общей ситуации на рынке. Эта цена не с потолка. Эта цена учитывает сложность той работы, которую мы делаем. Мы знаем, что мы делаем очень тяжелую сложную работу. Особенно это касается психологической работы с клиентом.

Клиента надо уговорить, надо, как психотерапевту, успокоить, надо его убедить, да? Надо создать такую атмосферу доверия. Я, как мне кажется, беру адекватные деньги за свою работу. И я считаю, что люди, которые берут мало денег за свою работу, недооценивают свой труд. Однако же любой специалист всегда назначает достойные цены, потому что прекрасно понимает, что если к нему пришли, значит идти больше не к кому. Значит, только он решит ту задачу, которая есть у заказчика.

Но даже у такого позитивного, яркого и свободного человека, как Борис Уборевич-Боровский есть свои маленькие проблемы, своя личная несвобода…

— Я очень подвержен чужому мнению, к сожалению. Я в этом смысле немножко труслив. Но я не могу с этим бороться. Вот Вы знаете, есть такой Левон Айрапетов, архитектор, вот у него есть свое мнение, и он ни с кем его не обсуждает, ни к кому не прислушивается, он говорит: «Я знаю». Но я совсем другой.

Я считаю так: если мы говорим о креативе в области архитектуры, дизайна, декораторства, то неизменно всё новое создается на основе каких-то влияний. Ничего нельзя сделать с нуля. Мы все рождены классической культурой, да? Древнего Рима, Эпохи Возрождения… Мы все через это прошли, и в нашем мозгу эти стереотипы уже утвердились. В нас уже очень много стереотипов, связанных со стилями, с цветовыми решениями, с фактурами, с пропорциями и т.д.

Получается, что ты все время подвержен влиянию того, что ты видишь в своей профессии. И если говорит какой-то другой архитектор или дизайнер: «Слушай, ты что-то стал использовать слишком много цвета» или «у тебя слишком холодные оттенки» или «у тебя слишком белые стены» или еще что-то, естественно я начинаю прислушиваться. И думаю: «Елки-палки, а он же, наверное, не просто так говорит, он же, наверное, сравнил меня еще с кем-то». Поэтому я вообще очень болезненно к этому отношусь. И если мне кто-то что-то негативное говорит, я очень переживаю и думаю: «Ой-ой-ой-ой, я действительно куда-то не туда забрел и делаю совсем не то, что надо делать!»

В итоге я все равно выхожу на какую-то свою главную дорогу, и у меня все-таки что-то получается. Что-то срастается друг с другом, проходит через меня, и в итоге чье-то мнение не очень сильно влияет на результат. Но такая болезнь есть.


Видео-лекция: Борис Уборевич-Боровский выступил с блестящей лекцией и мастер-классом в рамках образовательного курса-контеста EDDE [Education Design Fabric] на тему "Лофт-апартаменты". Он поделился с участниками секретами мастерства и успеха. А мы, в свою очередь, делимся с вами. Будьте успешны! 


Еще по теме:
Архитекторы
Практикум
Образование

Просмотров: 15231

Оставить комментарий

Интерьер как фон. Взгляд на дизайн Бориса Уборевича-Боровского

11 ноября в библиотеке ИЦ "Архитектор" состоялась встреча с одним из самых известных архитекторов Москвы - Борисом Уборевичем-Боровским. Дизайнеры нашей студии не могли пропустить эту встречу, ведь перенять опыт у мэтра российской архитектуры полезно и интересно как новичку, так и профессионалу. Нам очень интересно было узнать, как решает какие-то профессиональные проблемы Борис, какие выводы делает архитектор-экспериментатор после работы с новыми материалами и какие советы даст уральским коллегам.

Немного о главном персонаже. Борис Уборевич-Боровский - российский архитектор. Председатель Московского архитектурного общества, Профессор МАрхИ и руководитель студии "ub.design". Среди его работ архитектурные объекты и интерьеры.  Работая много лет, студия Уборевича-Боровского создала множество работ. Но на встрече речь шла о жилом интерьере, пространстве для комфортной жизни.  

Борис Уборевич-Боровский подчеркнул, что в своих работах старается смотреть на интерьер, в первую очередь как архитектор. Работать объемами, плоскостью.  Отличительные черты его интерьеров – это аскетичность, лаконичность и монохромность. Он убежден, что жилой интерьер должен быть только фоном. Интерьер должен подчеркивать человека, который в нем живет, говорить за него. Главный герой, главный акцент – это человек, а интерьер – только фон. Но и фон должен быть достойным, функциональным и удобным. Главная задача архитектора или дизайнера – понять заказчика, прочувствовать его стиль жизни, вникнуть в его интересы настолько, чтобы он смог "договорить" за него. Чтобы заказчик сказал: "Да! Именно это я и имел в виду!". 

Как архитектор Уборевич-Боровский очень много внимания уделяет пространству и его формированию. В интерьерах, которые он считает своими знаковыми, есть одна общая отличительная черта – пространство всей квартиры едино. Он избавляется от дверей (иногда в его интерьерах нет даже двери в туалет!) и глухих стен, делая интерьер легким, просторным. Один из таких -  "Лофт в Жуковке". В нем очень много света, в первую очередь, за счет того, что все перегородки, разделяющие зоны, выполнены из стекла. Такое решение может показаться чересчур смелым и непрактичным, особенно в ванной комнате – даже в ней архитектор отказался от глухих перегородок. Это обусловлено, в том числе, и стилем жизни заказчика – стремительный, быстрый, наполненный энергией и общением. Стеклянные перегородки позволяют запустить в интерьер максимальное количество естественного света – он проникает повсюду, даже в ванную. "Это прекрасно, - считает автор,  - потому что естественный свет – то, чего всегда не хватает". Так же Уборевич-Боровский обратил наше внимание на цвет и материалы – весь интерьер выполнен в черно-белой гамме. Яркие цвета не использовались принципиально, ведь главное, с чем работали создатели интерьера, — это плоскости, объемы, пропорции. Цвета практически нет, но есть контраст: черное и белое, крупное и миниатюрное, массивное и тонкое. На полу - белый паркет, белые стены, белый потолок, белая мебель. Все это делает пространство максимально единым. Зоны открытые, они могут разделяться мебелью, разными материалами, разными уровнями потолка. Главное – это четкость, ясность. Не должно быть "кривых" стен" и непонятных линий, потому что выстроить жизнь в "круглом" помещении сложно. Для этого намного удобнее использовать прямые и четкие формы. И чем лучше архитектор продумает панировку, тем функциональнее и удобнее получится интерьер. Особенно это касается подсобных и хозяйственных помещений - чем детальнее они проработаны, тем комфортнее будет жизнь хозяев. 

В проектах студии "UB.Design" очень много света. Это достигается не только путем замены глухих стен стеклянными перегородками, но и за счет использования светлых материалов, глянцевых поверхностей, стекла и различных источников освещения. В жилом помещении должно быть достаточно светло, свет должен быть "уютным". Студия использует новые современные технологии и не отстает от тенденций светового дизайна – светодиодная подсветка, подсветка ниш, встроенные и накладные светильники. Борис отметил, что очень полезны поворотные светильники – можно выстраивать различные сценарии освещения квартиры, акцентировать внимание на одном и маскировать другое. Так же очень полезными могут оказаться и светильники, которые светят вертикально вниз, создавая атмосферу уюта и комфорта, например, над обеденным столом. Уборевич-Боровский условно назвал такой эффект "аквариумным" освещением, когда свет падает сверху вниз, как в солнечный день в лесу через кроны деревьев.  

Еще один любимый прием в работах студии Уборевича-Боровского – это "дом в доме" или "пространство в пространстве". Автор намеренно выделяет какую-то зону очень явно и уверенно. Такая концепция одного помещения в другом используется, например, в проекте квартиры на Филипповском переулке: он использует натуральное дерево, которое поднимается полосой с пола на потолок, чтобы создать так называемый "кокон", добавляющий интерьеру уют и возможность уйти от суеты, ведь квартира находится в жилом комплексе в самом центре Москвы, где жизнь кипит во всю и иногда так необходимо просто абстрагироваться от шумного города. Кстати, дерево – один из излюбленных материалов студии. Во-первых, дерево может быть ярким элементом интерьера, особенно монохромного. Во-вторых, дерево – это очень красивый и теплый натуральный материал. Паркет, натуральное дерево всегда добавит комфорта и уюта в интерьер, поможет ему зазвучать по-новому и стать более насыщенным. 

Вообще, по мнению Бориса, многие современные интерьеры звучат, потому что они наполнены знаковыми объектами, дизайнерской мебелью и предметами, проверенными временем, такими, как кресла "Lema" и мебель Мис ван дер Рое. Они делают интерьер более глубоким.

Еще один элемент, добавляющий интерьеру глубины и насыщенности – это картины. В проектах Уборевича-Боровского картины – это еще один источник цвета в интерьере. Причем, в большинстве своем они бессюжетные. Это очень насыщенные и яркие абстрактные или геометричные композиции. 

В своих проектах студия "UB.design" уделяет очень много внимания не только предметам и аксессуарам, но и материалам. "Различные материалы и фактуры не должны быть близки по цвету", – считает руководитель студии. Поэтому в своих интерьерах они стараются делать материалы максимально контрастными – если стыкуются два разных напольных покрытия (к примеру, плитка и паркет), то они непременно должны быть контрастными. Что касается материалов для мебели – предпочтение отдается текстильной обивке, приглушенным цветам.

Кроме камня есть еще один натуральный "материал", который добавляет цвет в монохромный интерьер – это зеленые растения. Зелень –это природа, это жизнь. Современные технологии позволяют использовать растения в интерьере нестандартно: можно составлять подвесные композиции, делать "живые" зеленые стены, используя стабилизированный мох или различные системы настенных или подвесных кашпо. Наше внимание Борис обратил еще на один материал – камень. Он может быть в интерьере как искусственным, так и натуральным. Здесь дизайнера подстерегают сразу несколько опасностей: во-первых, натуральный камень – очень яркий и сложный для интерьера материал. Его нужно использовать с осторожностью, потому что камень в какой-то степени авторский материал. Бывает сложно найти рисунок, структуру камня, которая еще не "прозвучала", которая не будет отсылать к чему-то. А искусственный камень, применяемый, например, на полу, может быть подвержен тепловому воздействию. 

В заключение своего выступления архитектор обратил наше внимание на то, как меняются приоритеты. Время идет и меняется заказчик. Что-то становится более важным, что-то постепенно уходит. Например, раньше для заказчика одной из главных зон была обеденная зона – вся семья собиралась за столом. Но с течением времени меняется и ритм жизни и приоритеты. Сейчас "центром" жилого интерьера Борис Уборевич-Боровский считает гостиную зону – диван и журнальный столик. "Вот где теперь кипит жизнь всей семьи!" - утверждает он. Поэтому диван должен притягивать, должен быть приятным. Именно тут теперь собирается семья, гости, дети. Еще одно "новшество" - это гардеробная. Если 10 лет назад заказчику было достаточно простого места для хранения одежды, то сейчас для одежды отводят отдельную комнату. Это означает, что меняется ритм, технология жизни. И архитектор, дизайнер должен быть очень восприимчив и чувствителен ко всему новому.

Подход студии Убореича-Боровского к дизайну интерьера можно действительно считать архитектурным. В них мало цвета. "Цвет – элемент моды. Меняется мода – элемент теряет актуальность. Интерьер выглядит устаревшим", - говорит Борис. И действительно, правда в его словах есть – интерьеры, выполненные 10 лет назад, и сейчас очень актуальны, потому что все их связывает одна общая черта – архитектурность, цельность, умелое формирование пространства. Именно это притягивает наше внимание, и благодаря этому интерьеры Уборевича-Боровского можно приводить в пример как образец рафинированного современного дизайна.

Фотографии взяты с сайта uboreviсh.ru

Автор - Екатерина Калинина 

Книга Архитектор Уборевич-Боровский Даниил Ширяев, язык Русский, топ книги на Bookovka.ua

Аннотация

В настоящем издании собраны проекты частных и общественных интерьеров, разработанные известным архитектором Борисом Уборевичем-Боровским - одной из самых заметных фигур в области современного российского интерьера. В числе опубликованных работ мастера - решенный в современном стиле с элементами классики ресторан "R 18/12", минималистичный лофт в Жуковке, пентхаус на улице Улофа Пальме и другие. Об Уборевиче-Боровском часто говорят как о лидере среди игроков рынка жилых интерьеров Москвы, и почти 35 лет профессиональной деятельности есть тому прямое подтверждение. Он не просто понимает важность выстраивания отношений с заказчиком, а каждый раз берет это знание за правило и начинает продумывать проект, апеллируя к неповторимым портретным чертам хозяина квартиры. Стиль Уборевича-Боровского, выработанный за последние два десятилетия, вполне узнаваем: это чистейший, отточенный минимализм. Именно поэтому к его интерьерам стоит подходить с мерками не дизайна, а архитектуры внутреннего пространства. Многие более или менее успешно пытаются повторить его работы или сделать дизайн "под Уборевича". Но пока никому не удалось раскрыть секрет его успеха. Возможно, читатель этой книги сумеет приблизиться к разгадке.

ФИО Автора Даниил Ширяев
Издательство Татлин
Язык Русский
Переплет Твердый
Кол-во страниц 224
Вес 1350
Издание Отдельное издание
Размер книги 220x295


 Сумма заказа до 1500 грн.

  •   Доставка курьером по Киеву (50 грн.)
Если Вы оформили заказ до 09:00 в рабочие дни (понедельник - суббота), курьеры доставят его  на протяжении дня с 15 до 20.  Заказы оформленные после 09:00 в рабочие дни (понедельник - суббота), будут доставлены на следующий рабочий день. Заказы, которые оформлены в воскресенье и праздничные дни, будут доставлены в ближайший рабочий день.

Обращаем Ваше внимание, что в отдаленные районы Киева (Бортничи, Софиевская-Борщаговка, Петропавловская-Борщаговка, Чайка, Жуляны и т.д.) стоимость доставки 100 грн. Вы можете проверить ваш адрес и зону доставки по ссылке>


  •   Доставка в отделение «Новая Почта» (от 28 грн.)

Стоимость доставки товаров «Новая Почта» регламентируется тарифами данной компании. В среднем по Украине составляет 35 грн., в зависимости от веса посылки и региона доставки.

Если Ваш заказ подтвержден до 16:00 в рабочие дни (понедельник - суббота), мы отправим его в тот же день . Заказы, подтвержденные после 16.00 или в выходные дни (воскресенье) отправляются в ближайший рабочий день.

Обращаем Ваше внимание, что все отправления автоматически возвращаются отправителю на 5 рабочий дней, с момента прибытия посылки на склад получателя. 


  •  Доставка оператором почтовой связи «Укрпошта» (35 грн.)
Доставки через оператора почтовой связи "Укрпошта" должны быть предварительно оплачены. Сроки доставки посылки данным перевозчиком составляет 2-5 дней. Обращаем Ваше внимание, отправка заказов осуществляется до 12:00 во вторник и пятницу.

  •  Самовывоз (бесплатно)
Самовывоз книг Вы можете осуществить по адресу:
  • г. Киев, ул. Тампере 5  График работы самовывоза с 06 00 до 2300  (без выходных)*. 
  • г. Киев, ул. Пестеля 9  (при заказах от 100 грн.) График работы самовывоза  с 10 30  до 1800  (с Понедельника по Пятницу). Расчет только наличными. Видео как нас найти тут ->
Перед приездом обязательно дождитесь подтверждения Вашего заказа. Комплектация заказов на самовывоз происходит с Понедельника по Субботу. Заказы поступившие в выходные дни обрабатываются в первый рабочий день.

 Сумма заказа свыше 1500 грн.

.

  • Бесплатная доставка любым из вышеперечисленных вариантов доставки

Обращаем Ваше ВНИМАНИЕ, что при выборе способа оплаты "наложенный платеж", комиссия перевозчика оплачивается клиентом отдельно. Так же, данное условие не распространяется на адресную доставку "Новой почты".    

Экспресс - доставка за 1 час

  • Доставка на такси

После согласования времени подачи автомобиля и сопутствующих деталей доставки, выбранный товар доставляется по указанному адресу. Экспресс-доставка осуществляется после полной оплаты за товар в рабочее время ( с Понедельника по Воскресенье с 1000 до 1800).


Минимальная сумма для оформления заказа составляет 50 грн. Пожалуйста, учитывайте этот факт при выборе товаров в нашем магазине.

  •   Наличными при получении товара

Вы оплачиваете при получении товара в офисе (самовывоз) или при заказе курьерской доставки по г. Киеву


  •     Наложенный платеж

Наложенный платеж возможен при отправке товара через службу доставки «Новая почта». Мы отправляем товар без каких-либо предоплат. Вы осматриваете посылку на почте, и если это то что Вам нужно, оплачиваете получение товара. При выборе наложенного платежа, стоимость доставки увеличиваться на суму обратной пересылки денежных средств (данная комиссия взимается компанией "Новая почта"). Минимальная сумма заказа для оправки Наложенным платежом составляет 100 грн. 


  •     Оплата на карту Приватбанка или МоноБанка

После оформления заказа и выборе данного вида платежа, менеджер интернет-магазина проверяет наличие товара и отправляет клиенту информацию с реквизитами счета. В комментариях к платежу, для ускорения идентификации платежей, обязательно указывайте номер Вашего заказа, а также передайте нам информацию про факт совершения платежа любым удобным для Вас способом (эл. почта, viber).


  •     Онлайн оплата платежными картами VISA, MasterCard

Оплата товара банковскими платежными картами VISA, MasterCard через безопасный сервис электронных платежей. Ваши данные надежно защищены системой шифрования, а обмен информацией производится по защищенным каналам, с использованием протокола https. Наш магазин не собирает и тем более не передает Ваши платежные данные третьим лицам. После оплаты, ваш заказ сразу передается на комплектацию и отправку. 


  •     Банковский перевод на расчетный счет

После оформления заказа и согласования наличия с менеджером магазина, Вам будет подготовлен счет на оплату с реквизитами для оплаты на наш текущий счет в банке.


Парламентский центр должен быть новаторским и современным зданием

- Сейчас Москва заметно меняется: строятся новые объекты, благоустраиваются общественные зоны. Как вы относитесь к тому, что происходит в городе с архитектурной точки зрения — в правильном ли направлении все развивается, и какую роль играет архитектор?

— Москва развивается. Идет масштабное строительство, прежде всего инфраструктурное, что, несомненно, правильно, поскольку у нас было очевидное отставание, накопившиеся за последнее десятилетие. Меняется облик новых микрорайонов, знаковые площадки проектируются на конкурсной основе. 

В центре города идет планомерная работа по благоустройству и озеленению улиц, созданию пешеходных зон. Результаты этой работы сейчас еще видны не в полном объеме — от архитектурного проекта до реализации проходит не один год.

Существует и целый комплекс проблем, часть из которых связаны с тем, что до сих пор архитекторы находятся в подчинении у строителей. Нигде в мире нет такой практики, а в нашей стране это существует повсеместно. У архитектурного сообщества до сих пор в памяти пресловутое постановление Хрущева 1954 года, в котором он определил по-своему роль архитектора в строительном комплексе.

В итоге больше 60 лет архитекторы вынуждены подчинять свои идеи примитивным, строительным технологиям, консервативным нормам и мнению некомпетентных людей. А в результате — градостроительной ошибки, уродливые города, асоциальная среда, разрушение исторических памятников.

- Есть какие-то конкретные примеры?

— К примеру, решение о расширении Москвы.  С точки зрения градостроительства то, что предложено, имеет ряд существенных недостатков. Есть несколько альтернативных, более продуманных вариантов. Но прозвучало некое волевое решение, и был выбран вариант, который осуществляется сейчас. Многие архитекторы считают его именно волевым и не до конца продуманным.

Некий перекос есть в городе и с точки зрения архитектуры, развития районов, различных общественных зон. Этот перекос, к сожалению, в сторону строительного комплекса. Одним словом, не в сторону решения каких-то архитектурных задач, а в сторону, сколько метров надо построить, какие площадки развивать с точки зрения инвестиций. Группа инвесторов тоже заинтересована, чтобы получить максимальную плотность. Речь идет о ряде вопросов, которые вступают в противоречие друг с другом.

Но есть много позитивного. Строительная активность в Москве не снижается. Идет архитектурная полемика. Конкурсные проекты активно обсуждаются архитектурной общественностью.

- Если посмотреть на то, что уже сделано в Москве, какие проекты достойны подражания, а какие можно назвать градостроительной ошибкой?

— Мне нравится, что Собянин (нынешний мэр города Сергей Собянин — ред.) много сил уделяет развитию транспортной инфраструктуры. Наконец, вопрос с пробками начинает решаться и, надо сказать, очень интенсивно. Но иногда решение транспортных вопросов  влияет негативно на образ города. Например, при Лужкове мы лишились Ленинградского проспекта с его большими аллеями, но зато получили эффективную  транспортную магистраль. В тоже время я уверен: были варианты, когда можно было  попытаться сохранить образ проспекта-бульвара.

Еще одна важная тема — это развитие промышленных зон, точнее, их переориентация на крупные градостроительные узлы, где появляется новое красивое жилье и общественные центры. Много хорошего можно и нужно сказать  про благоустройство парков и создания пешеходных зон. Здесь все, что называется, на пять с плюсом. Москва наконец-таки начала быть городом для людей.

Если раньше жителям и гостям столицы было некуда деться, кроме Старого Арбата, который был чуть ли ни единственной пешеходной улицей, то теперь у нас есть Кузнецкий мост и много других благоустроенных и озеленённых  пешеходных маршрутов. Работа ведется, и это только начало. Я вижу, как это все будет развиваться, наполняться жизнью, люди будут отдыхать  и общаться на улицах, все как в крупных мировых мегаполисах.

- Что вы думаете о концепциях новых проектов, которые сейчас реализуются в столице, например, о парке "Зарядье"?

— Проект интересный, и мы все с нетерпением ждем его реализации, которая и покажет, насколько он вписался в городскую среду центра Москвы. Но если вспомнить историю вопроса с самого начала, то я хотел бы подчеркнуть, что мы, Московское архитектурное общество, были первыми, кто ратовал за конкурс на этот участок, и основной идеей развития этой площадки для нас было восстановление исторической среды Зарядья. 

У этого места  многовековая  история. Сейчас там такой новаторский проект, который до конца  мне не понятен. Например, создается очень сложный ландшафт. Зачем он нужен в центре, рядом с Кремлем? Конечно, здорово, если "Зарядье" действительно станет интересной площадкой для отдыха москвичей, но вот нужен ли здесь, по сути, парк аттракционов — это вопрос.

- Давайте поговорим еще об одном знаковом проекте — Парламентском центре. Спикеру Совета Федерации РФ Валентине Матвиенко не понравился ни один из вариантов, предложенных архитекторами. Вы ведь тоже принимаете участие в конкурсе — каким вы видите Парламентский центр?

— Мы выполнили два проекта: один в апреле, второй в октябре. Первый проект — это современная архитектура, функционализм, строгость стиля.  Вдохновлялись мы новыми крупными берлинскими проектами, которые отражали современные идеи демократии и  развитие Европы. Второй вариант был выполнен с учетом изменившегося задания от заказчика. От нас требовалась историческая тема в архитектуре.  По поводу историзма  у меня большие сомнения — актуален ли он для поймы Москвы-реки в районе Мневников. Там много новой архитектуры, вполне современной и нет никаких других тем.

Архитектор Уборевич-Боровский: особенности его работы

Архитектор Уборевич-Боровский - русский дизайнер, работающий в стиле минимализм. За свою творческую карьеру талантливый мастер реализовал более 40 крупных проектов.

Биография архитектора

Архитектор Борис Уборевич-Боровский появился на свет в 1959 году в семье репрессированных. Его дед по линии матери был героем Гражданской войны и известным военачальником, а брат Владимир также является архитектором и художником-карикатуристом.

Архитектор Уборевич-Боровский в 1982 году окончил МАРИ, затем работал в ОАО «Моспроект». В 1993 году он основал собственное архитектурное бюро и вместе с другими архитекторами инициировал реставрацию Московского архитектурного общества. В 2010 году он опубликовал свою первую книгу.

Профессиональная деятельность

Уборевич-Боровский (архитектор) - современный деятель дизайнерского искусства, помогающий создать особый уют, сделать жилье более уютным и комфортным.

В юности окончил МАРХИ, где приобрел все необходимые знания и навыки в проектировании.Последующая деятельность мастера была тесно связана с проектными институтами Москвы. Через десять лет после окончания академии молодой архитектор Уборевич-Боровский основал собственную мастерскую. Основная направленность студии - проектирование загородных домов в Подмосковье и проектирование квартир в Москве.

На сегодняшний день Борис Олегович не только директор собственной мастерской, но и по совместительству в Моспроекте. Он специализируется на проектах различных градостроительных комплексов, общественных и жилых зданий.

Принцип работы и особенности магистерской работы

Из портфолио архитектора Уборевича-Боровского ясно видно, что это человек, который все время стремится двигаться вперед. Любит изучать космос и ищет сочетания цветов.

Сам мастер предпочитает работать в стиле минимализм, хотя иногда применяет и другие стили для оформления интерьеров. Уникальность его работ связана с огромным опытом, так как мастер давно работает в сфере дизайна интерьеров.

При оформлении интерьера архитектор учитывает пропорции помещения, форму, цветовое сочетание и только потом продумывает и разрабатывает дизайн.

Лучшие проекты

Поражает и впечатляет своим творчеством современный известный архитектор Борис Уборевич-Боровский, его работы в большинстве своем выполнены в стиле минимализм и подчеркивают четкость и лаконичность линий. Талантливый дизайнер со своей командой создал множество разных предметов.

Самыми известными работами являются объекты недвижимости на Ходынке, Московский Дом фотографии, впоследствии ставший «Мультимедиа Арт Музеем». Самый любимый проект архитектора - лофт в Филипповском переулке, который достраивался достаточно долго и получился уютным, светлым и очень комфортным. Этот проект был выполнен практически на одном дыхании, недорого и очень быстро. Получился очень эффектный объект.

Ресторан, расположенный в здании банка, был уютным. Интерьер создан с элементами классики, а именно: люстры

  • ;
  • пианино из слоновой кости;
  • зеркала в рамах.

Довольно необычным оказался лофт в Жуковке. В этом интерьере есть какая-то прозрачность, так как почти все двери отсутствуют, а общее пространство лишено всяких стилей. В этом интерьере прекрасно сочетаются стекло, простые формы, а также нет ни одной лишней детали.

Практически все проекты выполнены в узнаваемом стиле, в котором сразу читается творческий подход мастера к оформлению интерьера.

Взгляд архитектора на работу

Архитектор Борис Уборевич-Боровский считает, что интерьер нужно создавать так, чтобы он был максимально комфортным для жизни человека.В своих работах он пытается взглянуть на обустройство жилого пространства как дизайнер, работать с плоскостью и объемом.

Отличительные черты его проектов - лаконичность, строгость и монохромность. Он убежден, что жилое пространство должно быть только фоном и подчеркивать человека, который в нем живет. Однако, несмотря на то, что обустройство жилого пространства является лишь фоном, оно должно быть максимально функциональным, достойным и удобным. Основная задача архитектора - понять заказчика и проникнуться его интересами.

Большое внимание дизайнер уделяет пространству и его оформлению. В этом случае необходимо создать единое пространство для всей квартиры. Он старается убрать все двери и глухие стены, чтобы сделать интерьер более светлым и просторным.

Мастер о своей работе

Основной принцип работы архитектора Уборевича-Боровского очень прост, но достаточно убедителен. Команда мастеров работает по принципу минимализма, стараясь точно соблюдать основные архитектурные правила.

Фирменный стиль всегда угадывается практически безошибочно, так как его характеризуют:

  • лаконичный дизайн;
  • графичность;
  • нейтральная палитра;
  • прямолинейность.

Однако при этом мастер заявляет, что никогда не задумывается о том, как сделать здание или интерьер более концептуальным. Для него самое главное - создать интересный проект. Независимо от того, будет ли интерьер пентхаусом или жилым комплексом, мастерская всегда старается работать в современном стиле.Однако, несмотря на стремление привнести в интерьер самые модные тенденции, они вполне реалистичны и рассчитаны на людей.

самых необычных жилых построек Москвы / Новости / Сайт Москвы

Архитекторы завершили реставрацию дома Наркомфина на Новинском бульваре, 25, блок 1. Это один из самых известных памятников конструктивизма в России и мире. Архитекторы Моисей Гинзбург и Игнатий Милинис спроектировали свое «экспериментальное здание переходного типа» в 1928-1930 годах для сотрудников Наркомата финансов СССР.

Согласно идеологии того времени, дом Наркомфина должен был объединить жителей. Помимо жилых домов разной площади на 50 семей, в нем была общая часть с кухней, тренажерным залом, библиотекой, общей террасой по периметру и местами общего пользования на крыше.

Дом Наркомфина - один из первых в Москве, построенных с бетонной конструкцией. Позже эта технология будет частично заимствована архитекторами и инженерами для крупномасштабного жилья.Здание на Новинском бульваре - первое, построенное на протяженных опорах: первый этаж возвышается над землей с помощью бетонных опор. Гинзбург считал, что первые этажи плохо подходят для проживания, а свободное пространство под зданием делает его красивее и удобнее, а также позволяет сохранить парк в центре, где строилось здание.

До недавнего времени в здании не производился капитальный ремонт. Комплексная реставрация началась в апреле 2017 года.Сохранились внешние архитектурные элементы и внутренняя планировка.

Помимо дома Наркомфина, в Москве много жилых домов, представляющих архитектурную и историческую ценность. Mos.ru расскажет, где можно увидеть лежащий небоскреб и круглые здания, почему здания строили на сваях и как строили плоское здание.

Постройки на ногах

Дом Наркомфина - не единственный в Москве жилой дом на сваях.В середине 1960-х годов архитекторы начали экспериментировать со строительством надземных девятиэтажных домов. С 1960-х по 2011 год в городе появилось шесть многоэтажных домов на железобетонных столбах. В северных широтах этот метод строительства использовался для защиты зданий от вечной мерзлоты и наводнений, но в столице функция была более художественной. Москвичи окрестили их постройками на сваях или многоножками. Самые известные расположены на проспекте Мира 184, блок 2 и улица Беговая, 34.

25-этажное здание на проспекте Мира построено в стиле брутализма по проекту архитектора Виктора Андреева и инженера Трифона Заикина. Тридцать колонн поднимают первый этаж на уровень третьего, и даже с нижних этажей открывается отличный вид на ВДНХ и ее окрестности.

Чередование балконов - еще один интересный элемент дизайна: если посмотреть снизу, кажется, что балконы ведут в небо, как ступени гигантской лестницы.Более того, особые формы самих балконов усиливают этот оптический эффект.

В отличие от своей сестры на проспекте Мира, Дом авиаторов на Беговой улице действительно многоножек - он стоит на 40 столбах. Архитектор Андрей Мейерсон поднял его еще выше - на четыре этажа над землей. Предполагалось, что это будет гостиница для летних Олимпийских игр 1980 года, но в конечном итоге она использовалась для сотрудников авиационного завода «Знамя труда».

Он построен из тех же стандартных панелей, что и обычные девятиэтажные дома, но в данном случае они перекрывают друг друга.Кажется, что здание покрыто чешуей, которая дополняет его образ насекомого. Внизу его ноги настолько узкие, что два человека могут обнять их. Это делает здание нестабильным, но столбы и фундамент здания сделаны из железобетона, одного из самых прочных строительных материалов в мире.

Входы отделены от здания и связаны лестницей и лифтом. Лестницы скрыты в овальных бетонных башнях с узкими окнами, напоминающими орудийные щели.Необычное сочетание архитектурных элементов придает зданию воздушный вид, но в то же время имеет некоторые черты средневековой крепости.

Лебединый дом на Ленинградском шоссе

Изначально жилые дома «Лебедь» на берегу Химкинского водохранилища (Ленинградское шоссе, 29-35) предназначались для советской элиты. Большинство квартир здесь занимали советские чиновники, ученые и художники. За несколько лет до проектирования Дома авиаторов Андрей Мейерсон построил комплекс зданий полного цикла.Он состоял из четырех 16-ти этажных корпусов, стоящих на общем стилобате. Внутри можно было найти все, что может понадобиться советским жителям: магазины, детский сад, химчистку, прачечную, библиотеку и многое другое. На стилобате жители могли отдыхать и заниматься спортом. Под стилобатом находился гараж на 300 машиномест. Фактически комплекс «Лебедь» представлял собой целый микрорайон, расположенный в одном жилом комплексе.

Фасады зданий выполнены из керамзитобетонных плит. Стыки между ними были нарочито грубыми.Это делает их похожими на крупные стройки того периода, но внутри комплекса «Лебедь» обычные пяти- и девятиэтажные дома. Жители жили в квартирах с высокими потолками, просторными кухнями, закрытыми балконами, большими комнатами, встроенными шкафами и многими другими удобствами.

Те, кто проезжали мимо комплекса по Ленинградскому шоссе, увидели интересный оптический эффект - четыре здания поочередно сливались в одну монолитную стену или делились на башни разной ширины.За этот проект Андрей Мейерсон получил Гран-при на французской архитектурной выставке.

Здания круглой формы

Советский архитектор Евгений Стамо и инженер Александр Маркелов провели очередной эксперимент с советскими стандартными панелями. Сложив панели под углом 6 градусов, они спроектировали круглые здания диаметром 155 метров.

В столице два круглых здания - на ул. Довженко, 6 и ул. Нежинская, 13.В каждом из них 26 подъездов и более 900 квартир. Внутренние дворы выглядят как городские парки, скрытые за девятиэтажной круглой конструкцией, напоминающей спортивную арену, и размером со спортивную арену.

Круглые здания должны были стать доминирующими строениями в своих районах и обеспечивать их жителей необходимой инфраструктурой. Для этого на первых этажах открыты магазины, библиотеки и аптеки.

Хотя круглые здания не возводились в больших масштабах, современные архитекторы настаивают на том, что этот проект опередил свое время и что Евгений Стамо и Александр Маркелов внесли огромный вклад в архитектурный облик города.

Римское здание

Дом по адресу Казачий переулок, 4 2, , , корп.1, больше подходит для итальянской улицы 18, , века. Он был спроектирован современным архитектором Михаилом Филипповым в стиле классицизма и построен в 2005 году.

Полукруглое строение с массивными колоннами, небольшими балкончиками и крыльцами окружает внутренний двор, типичный для римской имперской архитектуры. В центре ансамбля - круглая лужайка. Он включает скамейки и скульптуры, напоминающие руины Древнего Рима в миниатюре.Построенное недавно, здание уже стало достопримечательностью.

Корабль на Тульской улице

Здание ученых-ядерщиков на Большой Тульской улице имеет длину 400 метров. Вот почему его окрестили плоским небоскребом. У него много прозвищ. Самыми популярными являются корабль и Титаник. В 1980-х годах вокруг него не было других построек, и он выглядел как океанский лайнер, плывущий по морю.

Архитектор Владимир Бабад построил его по заказу Министерства среднего машиностроения, курировавшего атомную промышленность.Это определило некоторые особенности конструкции: несущие стены, перекрытия и балки выполнены из прочного железобетона, а толщина исходных оконных стекол составляла 6 мм. Сложно разглядеть, но здание не совсем квадратное. Торцевые стены расположены под углами 87 и 93 градусов по обе стороны от основных длинных фасадов, что увеличивает сейсмостойкость здания. Легенда гласит, что здание может выдержать землетрясение и даже ядерный взрыв.

Однако главная особенность этого здания с девятью подъездами - его удивительная длина.В нем тысяча квартир. Через цокольный этаж, украшенный колоннами по краям здания и между парами входов, проходят проходы, позволяющие жителям попасть на другую сторону здания, не обходя его почти полкилометра.

Ажурный дом

Ажурный дом на Ленинградском проспекте, 27 был спроектирован в 1940 году архитекторами Андреем Буровым и Борисом Блохиным. Это одно из первых московских домов, где использовалось сборное строительство (позже этим методом стали строить пешеходные переходы, получившие название хрущевских трущоб).Несмотря на богатый стиль ар-деко, конструкция здания была строго функциональной и рассчитана на простых людей. Его назвали Ажурным домом из-за богато украшенных бетонных решеток, спроектированных художником Владимиром Фаворским, и обрученного столба с цветочным орнаментом, который делает его похожим на итальянские палаццо эпохи Возрождения. Однако даже такой декор играет практическую роль - решетки скрывают закрытые кухонные балконы.

Шестиэтажное здание выполнено из монолитных железобетонных блоков.До Великой Отечественной войны он должен был стать основным материалом для масштабного строительства. Однако позже для этой цели использовались более дешевые и легкие стандартные панели, поэтому Ажурное здание осталось уникальным. Сегодня он находится под охраной государства.

Планировка коммунального назначения. На первом этаже располагались общественные места: кафе, магазины, детский сад, бюро обслуживания заказов на уборку, стирку, доставку еды и многое другое. На жилых этажах квартиры занимали меньше места, чем обычно, чтобы было больше места для больших и светлых коридоров, где жители должны были общаться.

Здание Моссельпрома

Дом «Моссельпром» в Калашном переулке, 2/10 - еще один образец советского конструктивизма. В 20-е годы это было самое высокое здание столицы. Его в разное время создавали такие мастера, как Николай Струков, Давид Коган, Артур Лолейт и Вадимир Цветаев, двоюродный брат поэтессы Марины Цветаевой. Декоративное панно, рекламирующее продукцию «Моссельпром», создали художники-авангардисты Александр Родченко и Варвара Степанова, а знаменитый слоган «На Моссельпроме если где угодно» придумал поэт Владимир Маяковский.

Изначально в подвале располагалась мука; розничные магазины располагались на первом этаже, директора, бухгалтеры и другие сотрудники Моссельпрома - в офисах наверху, а кондитеры жили на верхних этажах.

В 1930-х годах здание было передано Министерству обороны и стало полностью жилым. В здание перебрались высшие генералы. После войны квартиры получили еще больше генералов и героев Советского Союза.

В 1930-х годах здание перешло в собственность Мосгорисполкома.В то время здесь жил выдающийся лингвист Виктор Виноградов. Художественный магазин можно найти на верхнем этаже. Сегодня в здании помимо жилых квартир размещается факультет Русского театрального искусства.

Парусный корпус

Гигантский парус на улице Гризодубовой, 2 был спроектирован группой архитекторов под руководством Андрея Бокова и Бориса Уборевича-Боровского. Изначально они не хотели, чтобы он имел форму слезы. Их целью было построить самое длинное здание в Европе.Однако новый план развития включал школу и стадион. 22-этажное здание заблокировало бы им солнечный свет. Поэтому было решено уменьшить этажность за счет изменения формы здания.

В результате узкое и длинное здание стало напоминать надутый ветром парус. Его длина и ширина также определялись местоположением - он был построен на взлетно-посадочной полосе Центрального аэродрома имени Михаила Фрунзе. Нетрадиционная форма паруса потребовала сложных технических решений инженерных коммуникаций: внутри сооружались полые сводчатые каналы, повторяющие его округлые очертания.Фасады облицованы керамическим керамогранитом, а горизонтальные линии окон и лоджий выделены цветом.

Здание «Парус», которое москвичи называют каплей, волной, китом, палитрой, улиткой и даже ухом, было высоко оценено архитектурными критиками и удостоено премии «Здание года» в 2008 году.

Плоские дома

Несмотря на свою необычную форму, Парусное здание по-прежнему выглядит трехмерным. В отличие от этого, здание на Пресненском Валу, 36 выглядит совершенно плоским, поскольку в нем нет ничего, кроме фасада.Указан один из углов здания. Поэтому под определенным углом он выглядит одномерным.

Соседний дом по адресу: улица Пресненский Вал, 38, корп. 1 также выглядит слишком узким, чтобы стоять на земле без столбов. Он выглядит плоским благодаря квадратному сечению, которое скрывает глубину здания. При этом планировка обоих зданий обычная.

Оба здания построены в 1910-х годах. Это не единственные квартиры в Москве. Одна из самых известных квартирных домов находится на Таганской улице 1/2, строении 2.Он был построен как гостевой дом. Его острый угол примыкает к стене следующего здания, что создает впечатление, что за ним ничего нет. Такой дизайн был обусловлен желанием собственника получить как можно больше от земельного участка под ним. Участок имел необычную форму, что определяло форму здания.

Здание долгое время находилось на реставрации и было скрыто от прохожих. Реставрация недавно закончилась, и здесь снова живут люди.

Дом трех эпох

Дом в Вишняковском переулке, 23 выглядит как обычное сталинское здание, но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что фасад на разных этажах разный.На самом деле это здание, а точнее его первые три этажа, были построены в 18, -м, -м веке. Здание в стиле классицизма было главным домом московского купца Николая Лукутина, организовавшего производство знаменитых миниатюрных лаковых шкатулок в деревне Федоскино.

В 1910 году было решено превратить здание в гостевой дом. Для этого архитектор Петр Ушаков возвел над зданием еще один этаж в стиле неоклассицизма. В 1930-х годах в здании появилось еще два этажа.Еще три жилых этажа появились над ним в 1980-х годах. Каждая ступень «роста» отражается в фасадах: оконные рамы четвертого этажа отличаются от остальных; между пятым и шестым этажами можно увидеть дополнительную панель, тогда как угловые балконы начинаются только на седьмом этаже.

HILL8 - Апарт-отель | ABD Architects

HILL8 - это современное 15-этажное здание, расположенное в 2 минутах ходьбы от метро Алексеевская в центре Москвы.В многофункциональном комплексе 294 квартиры общей площадью от 35 до 130 кв.м. В отделке первых трех этажей использован натуральный юрский мрамор. Окончательная реализация проекта запланирована на 4 квартал 2020 года.

Архитектура здания разработана ведущим российским архитектурным бюро ABD architects, проектирование выполнено с использованием технологий BIM-моделирования. Автор интерьеров общественных зон - промышленный дизайнер с мировым именем Карим Рашид.Концепция дизайна интерьера квартиры - известный русский архитектор Борис Уборевич-Боровский. Над идеологией и брендом проекта работало международное бюро BBDO.

Проект получил говорящее название HILL8 не случайно. Он воплощает в себе дух космополитизма, открытости миру, ответственного отношения к потреблению, лучших практик в архитектуре и дизайне. Главные особенности нового жилого комплекса - экологичность, высокие технологии и ответственное потребление.

В комплексе предусмотрен двухуровневый подземный паркинг, лифт с которого обеспечивает прямое сообщение с правым этажом, ограничивая доступ в жилую зону. Класс энергосбережения дома А +. Все инженерное оборудование создано лидерами рынка (YORK, BOSH, DNH) и отбирается на основе энергетического моделирования для сертификации BREEAM. В озеленении предусмотрены зоны для взрослых - лаунж-зоны, малые архитектурные формы и др. Особое внимание уделяется вопросам безопасности, организации высокого качества обслуживания и конфиденциальности проживания.

Большое внимание уделяется экологии, поэтому многофункциональный комплекс квартир проходит двухконтурную сертификацию BREEAM на уровне «ОЧЕНЬ ХОРОШО». BREEAM / BRE Environmental Assessment Method / оценивает здание по 10 аспектам, включая энергоэффективность, комфорт и безопасность для людей, экологичность материалов. Специалисты BREEAM будут контролировать выполнение стандартов на всех этапах проекта.

Сердце Москвы. Москва . Россия

Мантра любого прибыльного проекта в сфере недвижимости - «местоположение, местоположение, местоположение».Здесь проводится различие между макро- и микролокацией, и есть различие в соответствии с жесткими и мягкими факторами. «Сердце Москвы» - превосходная разработка по всем этим аспектам, которая также захватывает дух удивительно эмоциональными ценностными факторами. Помимо того, что он является еще более роскошным, еще более технологичным и еще более ориентированным на обслуживание, не говоря уже о - а, может быть, именно благодаря - расположению прямо в центре мегаполиса Москвы, веха была достигнута с новыми факторами образа жизни. такие как человеческий фактор, устойчивость и близость к природе.Таким образом, несмотря на то, что это закрытый комплекс с высоким статусом и высоким уровнем безопасности с собственным пляжем, парком и амфитеатром, он ощущается как спокойная идиллия из клинкерного кирпича с возможностью перемещаться по 9,8 гектарам и общаться с людьми беззаботно.


Установка и обслуживание мегафасадов также должны быть беззаботными. Это особенно важная предпосылка для такого города, как Москва, из-за его экстремальных экологических и погодных условий. Для фасадов такого размера есть экологичное решение с высоким статусом: вентилируемые кирпичные накладные фасады с навесной стеной «Brick to Click».В данном случае было принято решение использовать комбинацию системы Ronson для фасадов навесных стен и плит из спеченного клинкерного кирпича Ströher. В течение многих лет легкие фасады из кирпича с открытой облицовкой все чаще заменяют тяжелые фасады с открытой кирпичной кладкой из клинкерного кирпича. Причины этого как экологические, так и экономические, поскольку нет более устойчивого и простого способа создания клинкерных фасадов такого размера, чем клинкерные клинкерные плиты «Brick to Click» в вентилируемых навесных фасадных системах.А если вы оглянетесь на «Сердце Москвы» с его частной пристани на берегу Москвы, где 1100 недавно посаженных больших деревьев и множество открытых пространств, расположенных среди 3500 м² декоративных кустарников, приглашают вас поиграть, заняться спортом и расслабиться, Создается очень продолжительное впечатление клинкерной идиллии.

Безоек: Борис Уборевич-Боровский | Appartementen en huizen 2021

Борис Уборевич-Боровский - een man die graag vooruit gaat. Graag de ruimte verkennen en voorzichtig zijn met kleur. Мы zullen echter niet alles в én keer vertellen.De klassieker van het minimalisme deelde zijn Principles in het leven en design in een gesprek met ons, en je hebt een unieke kans om er meer over te leren.

Борис Уборевич-Боровский

Архитектор, hoofd van het architectenbureau ub.design. Воорзиттер ван де Московское Архитектурное Общество, Лид Ван де Союз Московских Архитекторов, профессор анхет Московского Архитектурного Института, мастерская Копытных фургонов № 1 7 фургон Моспроект, ООО.

Уборевич.ру

Werkprincipes van Борис Уборевич-Боровский

Стиджл

- Ик Бен Опгегройд в Московском Архитектурном Институте, en dit is de school waaruit het constructivisme, de base van de 20ste-eeuwse kunst, voortkwam.Daarom staat minimalisme dichter bij mij, zoals iedereen nu zegt. In feite is het gewoon een moderne stijl waarin veel architecten werken. Historische parallellen zijn niet erg interessant voor mij, hoewel we verschillende projecten hebben die we in de Historische stijl hebben gedaan. We hebben bijvoorbeeld een van de huizen in de regio Moskou gemaakt, geïnspireerd op het Elagin-paleis van Karl Rossi. Maar toch, het is niet van mij. Hoewel kennis van Historische stijlen noodzakelijk is, vooral wanneer u student, analyseert, wanneer u wilt grijpen hoe architectureur zich in de loop van de tijd heeft ontwikkeld.

Ik hou ervan om vooruit te gaan, niet om terug te kijken. Het lijkt mij, что мы iets van onszelf moeten verzinnen. Misschien kan ik het, misschien niet zo goed, maar in ieder geval vind ik dat een Architect op zoek moet naar een nieuwe taal.

Appartement aan de Vavilov-straat, однокомнатная квартира Борис Уборевич-Боровский

Appartement aan de Vavilov-straat, однокомнатная квартира Борис Уборевич-Боровский

Appartement aan de Vavilov-straat. Борис Уборевич-Боровский Студия

Appartement aan de Vavilov-straat.Борис Уборевич-Боровский Студия

Appartement aan de Vavilov-straat. Борис Уборевич-Боровский Студия

Prijslabel

We hebben voor onszelf een bepaalde niche gekozen. Мы воелдэн, что мы нагим лошадям на хоге-позитс zaten omdat, мы bepaalde voordelen hadden. Мы schrikken de klant niet af met een fantastische prijs, мы zijn niet het soort sterren dat een onrealistisch prijskaartje kan toekennen. Maar we zijn nog steeds van mening dat we niet te vergelijken zijn met studenten die net zijn begonnen met werken, en met degenen die nog niet voldoende ervaring hebben.Daarom wordt ons werk geschat op een bedrag van 100 евро за каждый метр - dit is de minimumprijs. En dan kijken we naar het object, de klant, het verwachte budget. Omdat de Architect Niet Alleen Verdient Door Het Project, Maar Ook Door de Ondersteuning van de Bouwplaats, After Zijn Veel Verschillende Banen Voor de Architect.

Апартаменты aan de Olof Palme-straat. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты aan de Olof Palme-straat. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты aan de Olof Palme-straat.Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты aan de Olof Palme-straat. Борис Уборевич-Боровский Студия

Appartement aan de Olof Palme-straat, однокомнатная квартира Бориса Уборевича-Боровского

Uniek

Onze uniciteit is te danken aan het feit, что мы видели ervaring hebben opgedaan: we zijn al 22 jaar actief op het gebied van interieurontwerp. Мы weten veel над het materiaalgebruik. Nu zijn er een groot aantal jonge getalenteerde architecten die met mooie ideeën komen, maar zerogrijpen niet hoe ze deze moeten Implementeren, omdat ze niet weten hoe ze met materialen moeten omgaan.En u moet dit grondig en diep weten, want er kunnen verschillende dingen met hen gebeuren. We hebben veel gedaan, weten veel. We blijven herinneren aan de welbekende wijsheid dat een Architect volwassen wordt op 50-jarige leeftijd.Ervaring is onze belangrijkste troef.

Ons tweede voordeel - это то, что мы voornamelijk architecten zijn en denken vanuit de organisatie van de ruimte. Dit wordt soms vergeten door zowel ontwerpers als decorateurs. Ze geloven dat het belangrijkste bijvoorbeeld de kleur, это форма dichtheid van een ontwerp.Maar ze vergeten dat er verhoudingen zijn van de kamer, elementaire ergonomie, volgens welke een persoon zich ongemakkelijk voelt in een small gang, in een kamer met een laag plafond of met zwarte muren. De studie van de ruimte zou het belangrijkste uitgangspunt moeten zijn voor het bouwen van een interieur. Omdat мы de kleur kennen en de kleurrogrijpen, maken we er geen gebruik van in die mate dat het onze projecten verstoort. Veel projecten, vooral по-русски, worden gemaakt met een aantal dominante kleurencombinaties die de consultment afschrikken.Ze vernietigen bepaalde kanonnen. Misschien - это революция, maar het is erg moeilijk om ermee te leven. Ook onze zorgvuldige omgang met kleurencombinaties is een pluspunt.

Het appartement bevindt zich in de straat Veskovsky. Борис Уборевич-Боровский Студия

Het appartement bevindt zich in de straat Veskovsky. Борис Уборевич-Боровский Студия

Het appartement bevindt zich in de straat Veskovsky. Борис Уборевич-Боровский Студия

Het appartement bevindt zich in de straat Veskovsky.Борис Уборевич-Боровский Студия

Het appartement bevindt zich in de straat Veskovsky. Борис Уборевич-Боровский Студия

Холодный проект

We hebben veel verschillende objecten gemaakt, maar we zijn niet alleen gefocust op interieurontwerp. We houden van grote Architectuur. Мы находимся на английском языке и проводим свадьбу для проекта в рамках центра парламента Российской Федерации. Ooit hebben we bijna alle woningen op Khodynka gebouwd. Мы выиграли свадьбу за его энергетический павильон на захудалом фургоне ВДНХ.Мы представляем Ольгу Свиблову bij de oprichting van het Московский Дом фотографии, этот Мультимедиа Арт Музей создан. Dit is ook onze taak. Mijn team en ik zijn van mening dat diversiteit in het werk van een architects juist is.

Геренхуис в хет дорп Озерный. Борис Уборевич-Боровский Студия

Parlementair centrum. Борис Уборевич-Боровский Студия

Het Kernenergiepaviljoen op het grondgebied van ВДНХ. Борис Уборевич-Боровский Студия

Een мультимедийный комплекс van hedendaagse kunst.Борис Уборевич-Боровский Студия

Вунгебау "Парус" на Ходынском вельде. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты на Филипповском проспекте

Мой любимый проект в лофте на Филипповском переулке. We kregen te horen: «Er is nog geen klant, ook de taakomschrijving, doe wat je wilt». Het bleek een van onze beste projecten te zijn. Het is lang geleden gemaakt, meer dan 10 jaar geleden, maar het is heel onverwacht, gezellig, comfortabel en licht. Ik denk dat dit een duidelijke mijlpaal находится в onze creativiteit.Ik ben dol op dit project omdat het in en keer is gedaan, snel en goedkoop. Het - это каблук с эффектом геблекена.

We hebben ook erg genoten van deze ervaring vanwege het feit dat de invloed van de klant zowel een positieve als een negatieve kant heeft. Het voordeel - это то, что мы работаем над проектом, en zijn houding, stemming, wasldbeeld moet de base vormen van het project. Маар ан-де-андере кант зит-де-opdrachtgever vaak in de weg, omdat hij bepaalde stereotypen en complexen heeft die de ontwikkeling van het project belemmeren.

Апартаменты на Филипповском проспекте. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты на Филипповском проспекте. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты на Филипповском проспекте. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты на Филипповском проспекте. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты на Филипповском проспекте. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты на Филипповском проспекте. Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты на Филипповском проспекте.Борис Уборевич-Боровский Студия

Апартаменты на Филипповском проспекте. Борис Уборевич-Боровский Студия

Ресторан R18 / 12

Мы kregen het aanbod om в het bankgebouw een restaurant te maken. We hebben een modern interieur gecreëerd встретил классические элементы: kroonluchters, ingelijste spiegels, een ivoren vleugelpiano.Er zijn drie зоны в ресторане het: de grote zaal met een open keuken, een veranda die uitkijkt muzpee kut en Benedenverdieping.

Ресторан R18 / 12. Студия Бориса Уборевича-Боровского

Ресторан R18 / 12. Студия Бориса Уборевича-Боровского

Ресторан R18 / 12. Студия Бориса Уборевича-Боровского

Ресторан R18 / 12. Студия Бориса Уборевича-Боровского

Ресторан R18 / 12. Студия Бориса Уборевича-Боровского

Золдер в Жуковке

Transparantie in dit interieur: er zijn praktisch geen deuren, én gemeenschappelijke ruimte die vrij is van stijlen en voorkeuren.Er is glas, witte en zwarte kleuren, simpele vormen, geen enkel overbodig detail. Мы houden van deze ontwerpaanpak. Interieurontwerp kan van alles betekenen. Het interieur zorgt namelijk voor een luxe uitstraling rondom de klant, de klant wordt als een plaatje in een dure lijst. Of het interieur kan de schoonheid van de klant accentueren zonder de aandacht af te leiden. Ik ben een voorstander van de tweede benadering, dat wil zeggen, ik vind dat een persoon niet mooi moet zijn met zijn interieur, maar met zichzelf.En het interieurontwerp moet daar een weerspiegeling van zijn.

Een mooie vrouw bestelde dit project voor haar zoon. Ik had een duidelijk idee: mooie mensen in dit interieur mogen niet verdwalen. Дааром - это эр zoveel soberheid, veel lucht en ruimte. We hebben verschillende projecten, maar ze zijn allemaal gemaakt in een stijl die herkenbaar is. Ik vind dit een aanrader. Anders kun je in deze servicemarkt, en in principe in creativiteit, verdwalen tussen verschillende Trends en meningen.Onze projecten hebben een verschillende reikwijdte, maar lijken qua inhoud sterk op elkaar. В de afgelopen 10-15 jaar beschouw ik ons ​​project elke secondde als succcesvol, er is een verhaal over te vertellen, omdat we er altijd heel veel ideeën, gedachten en creatievetensiteit in stoppen

Золдер в Жуковке. Борис Уборевич-Боровский Студия

Золдер в Жуковке. Борис Уборевич-Боровский Студия

Золдер в Жуковке. Борис Уборевич-Боровский Студия

Золдер в Жуковке.Борис Уборевич-Боровский Студия

Золдер в Жуковке. Борис Уборевич-Боровский Студия

Над командой mijzelf en het

Ik doe al meer dan 30 jaar architeuur. Begin 90 raakte ik erg geïnteresseerd in interieurontwerp. Ik beschouw mezelf als een Architect van Verschillende Schaal - onder mijn projecten zijn er stedenbouwkundige complexen en woonhuizen. Ik geniet echt van interieurontwerp omdat het een vrij snelle implementationatie встречается с weinig medewerkers. Dit is het verschil met grote Architectuur.

Mijn team is erg goed, hecht, jong. 25 менсен. Dit zijn voornamelijk architecten - ik vind het niet zo leuk om met decorateurs te werken, omdat ze een andere opleiding, mentaliteit, cultuurbeleving hebben. Ik zeg niet dat dit slecht is. Decoreren - это интересное средство для ног. Maar ik doe architectureonische interieurs, ik doe precies de constructie van ruimte. Ik geloof dat ruimte een soort raamwerk voor het leven is, waarin een persoon zijn eigen details, zijn kleur inbrengt. Бовендиен, также как и человек, зельф еен хелдере фигуур, зиет хиджер бетер уит аллен теген еен рустиге ахтергронд.Omdat het in een licht interieur verloren kan gaan. Design en decoratie zijn nodig als er absoluut geen middelen voor expressie zijn.

Пентхаус на Мосфильмовской улице. Борис Уборевич-Боровский Студия

Пентхаус на Мосфильмовской улице. Борис Уборевич-Боровский Студия

Пентхаус на Мосфильмовской улице. Борис Уборевич-Боровский Студия

Пентхаус на Мосфильмовской улице. Борис Уборевич-Боровский Студия

Блиц-анкет

- Welke merken heeft uw voorkeur?

- Ik ben geïnteresseerd in all moderne merken.Ik hou echt van Italianen, omdat ze erg artistiek zijn, ze hebben veel leven. Dit zijn POLIFORM, B&B, Мольтени. We bezoeken de expositie в Милаане, lopen door de paviljoens en zien veel verschillende merken die voldoen aan de wensen die wij als architecten richten aan meubelbedrijven. De Duitsers сделано ook blij. Ze zijn erg attent, technologisch goed gemaakt, maar ze hebben niet genoeg ziel.We Willen dat meubels en accessoires een soort ontwerp uitademen, een soort aura van creativiteit.Ik denk dat Italianen dichter bij ons staan, Russische Architecten en ontwerpers, in geest

- Wat is de geografie van uw diensten?

- Ik ben erg gehecht aan Moskou en heb als architects veel voor deze stad gewerkt. Mijn klanten zijn nog steeds Moskovieten. Ik doe verschillende projecten in Rusland - во Владивостоке, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге, Сочи. Dit is een grijpelijke aardrijkskunde, zo is het voor veel architecten. Sint-Petersburg - это дом с каблуком и верхом на улице Moskou, в здании termen van projectperceptie, в котором размещается десять оптических фургонов.Ik heb huizen ontworpen в Испании. Er waren veel samenwerkingsverbanden встретил японцев, энгельсов, американских и канадских архитекторов. Родственники встретили жителей Buitenlanders, которые написаны в de regel als volgt opgebouwd: ze willen een soort project в Moskou opzetten, en daar werken we hier aan. Wat betreft serieuze buitenlandse projecten, мы начинаем все, что говорим о рынке для архитектурных анонсов, в том, что касается избыточного количества слов с анбидингеном. En in Rusland - это er een zeker vacuüm, omdat we net deze wereldruimte van design Betreden.Het belangrijkste is wederzijds beginrip met de klant. Omdat er hier klanten zijn die vertrouwen op uw smaak, uw woorden. En veel Russen die in het buitenland wonen en daar iets Willen Bouwen, hebben een taalbarrière - ze kunnen een buitenlandse ontwerper niet uitleggen wat ze Willen

- Onthoud alstublieft een ongebruikelijk geval uit uw praktijk.

- Over het algemeen zijn bouwprojecten en de uitvoering van architectenideeën een mijnenveld volstrekt onvoorspelbare situaties.Ik zou je dit allemaal Willen Vertellen - je kunt een heel boek uit meerdere delen uitbrengen met interessante verhalen over ons werk. Ik kan zeggen dat als we projecten zouden doen en ze gewoon aan de klant zouden geven, alles veel gemakkelijker zou zijn. Maar we zijn het aan het Implementeren, en hier begin het plezier. Omdat je op een bouwplaats veel mensen met elkaar verbindt, komen verschillende belangen met elkaar в ботсинге. Er treedt Brownse beweging op, wat soms to een zeer goedaat leidt, en soms to grote verliezen.У маара ик была проблема с niet zulke ernstige

- What was de moeilijkste taak die voor je lag?

- Eigenlijk houden alle complexepted, vreemd genoeg, verband met water. Dit zijn de momenten waarop u jacuzzi's, overloopzwembaden enzovoort maakt. Вода en glas zijn ongelooflijk moeilijk. En dit moet vaak opnieuw worden gedaan. Ik had dit op een van de objecten - we maakten een glazen vontje waar water DoorHeen stroomde. Het moet een speciale constructie zijn zonder schroeven die op zijn plaats wordt gehouden door Siliconeen.Bovendien moet het zware belastingen kunnen weerstaan, vooral op het moment that het water in beweging is. We hebben dit natuurlijk aangepakt, maar met ongelooflijke inspanningen. Na zulke verhalen nam ik voor mezelf de beslissing om me niet in moeilijke situaties te mengen. Het project moet comfortabel en interessant zijn, maar al deze complexe mechanismen, zoals water dat door glas stroomt, enzovoort, leiden ertoe dat onvoorspelbare gevolgen kunnen optreden, zowel in termen van geld als in termen van implementation, en eenvoud levenigwegze in .Vandaag heb je het object overhandigd en all is in orde, maar over zes maanden kan het zo moeilijk zijn dat je alles opnieuw moet doen. Het bleek ook erg moeilijk te zijn om met warme vloeren te werken. Het is een feit dat we de hele tijd dure materialen op de vloeren gebruiken - we leggen heel mooi marmer, graniet. Maar als je een warme vloer legt, dan ben je helemaal niet verzekerd dat je dit allemaal niet hoeft te verwijderen. Nu hebben we zo'n situatie in een prachtig penthouse op Pirogovka, waarin de warme vloer is ommuurd onder de marmeren vloer in de badkamer.En nu zullen we dit allmaal moeten fotograferen, omdat de vloer niet right was bedraad, iemand het niet heeft gecontroleerd en uiteindelijk al het werk in de afvoer was. En dit is veel geld. Daarom moet u heel voorzichtig zijn, vooral met die dingen die verborgen werken, ergens in beton, in dekvloeren, aangesloten op elektriciteit воды

- Вверх по любимой квартире в квартире.

- Ик лиф ногал бешайден. Het is gebeurd, en ik vind het leuk.Toch - это de mentaliteit van een Rus gericht op communication, en dat gebeurt meestal in de keuken. Daarom vind ik dit het leukst. Ик бен дол оп кокен ен ик бен дол оп хет хостен. De woonkamer is natuurlijk goed: banken, tv's. Maar wij Moskovieten houden meer van de gezellige sfeer. We houden van afgelegen hoekjes in het interieur, waar we ons kunnen verbergen voor nieuwsgierige blikken en deze tijd aan onszelf of aan onze gesprekspartner kunnen besteden.

Ter herinnering: de artikelen in de sectie «Roomble.com bezoeken "stellen onze lezers in staat grondig kennis te maken met het werk van architecten en ontwerpers. Recente materialen in deze category zijn gewijd aan het werk van Елена Теплицкая, Наталья Гусева и Анна Медлева.

Elke Architectonische Studio of interieurontwerper kan Roomble.com bezoeken. Электронная почта [адрес электронной почты защищен]

самых необычных жилых построек Москвы

Архитекторы завершили реставрацию здания Наркомфина на Новинском бульваре, 25, блок 1.Это одна из самых известных достопримечательностей конструктивизма в России и в мире. Архитекторы Моисей Гинзбург и Игнатий Милинис спроектировали свое «экспериментальное здание переходного типа» в 1928-1930 годах для сотрудников Наркомата финансов СССР.

Согласно идеологии того времени, дом Наркомфина должен был объединить жителей. Помимо жилых домов разной площади на 50 семей, в нем была общая часть с кухней, тренажерным залом, библиотекой, общей террасой по периметру и местами общего пользования на крыше.

Дом Наркомфина - один из первых в Москве, построенных с бетонной конструкцией. Позже эта технология будет частично заимствована архитекторами и инженерами для крупномасштабного жилья. Здание на Новинском бульваре - первое, построенное на протяженных опорах: первый этаж возвышается над землей с помощью бетонных опор. Гинзбург считал, что первые этажи плохо подходят для проживания, а свободное пространство под зданием делает его красивее и удобнее, а также позволяет сохранить парк в центре, где строилось здание.

До недавнего времени в здании не производился капитальный ремонт. В апреле 2017 года началась комплексная реставрация. Были сохранены внешние архитектурные элементы и внутренняя планировка.

Помимо дома Наркомфина, в Москве много жилых домов, представляющих архитектурную и историческую ценность. Mos.ru расскажет, где можно увидеть лежащий небоскреб и круглые здания, почему здания строили на сваях и как строили плоское здание.

Постройки на ногах

Дом Наркомфина - не единственный в Москве жилой дом на сваях.В середине 1960-х годов архитекторы начали экспериментировать со строительством надземных девятиэтажных домов. С 1960-х по 2011 год в городе появилось шесть многоэтажных домов на железобетонных столбах. В северных широтах этот метод строительства использовался для защиты зданий от вечной мерзлоты и наводнений, но в столице функция была более художественной. Москвичи окрестили их постройками на сваях или многоножками. Самые известные расположены на проспекте Мира 184, блок 2 и улица Беговая, 34.

25-этажное здание на проспекте Мира построено в стиле брутализма по проекту архитектора Виктора Андреева и инженера Трифона Заикина. Тридцать колонн поднимают первый этаж на уровень третьего, и даже с нижних этажей открывается отличный вид на ВДНХ и ее окрестности.

Чередование балконов - еще один интересный элемент дизайна: если посмотреть снизу, кажется, что балконы ведут в небо, как ступени гигантской лестницы.Более того, особые формы самих балконов усиливают этот оптический эффект.

В отличие от своей сестры на проспекте Мира, Дом авиаторов на Беговой улице действительно многоножек - он стоит на 40 столбах. Архитектор Андрей Мейерсон поднял его еще выше - на четыре этажа над землей. Предполагалось, что это будет гостиница для летних Олимпийских игр 1980 года, но в конечном итоге она использовалась для сотрудников авиационного завода «Знамя труда».

Он построен из тех же стандартных панелей, что и обычные девятиэтажные дома, но в данном случае они перекрывают друг друга.Кажется, что здание покрыто чешуей, которая дополняет его образ насекомого. Внизу его ноги настолько узкие, что два человека могут обнять их. Это делает здание нестабильным, но столбы и фундамент здания сделаны из железобетона, одного из самых прочных строительных материалов в мире.

Входы отделены от здания и связаны лестницей и лифтом. Лестницы скрыты в овальных бетонных башнях с узкими окнами, напоминающими орудийные щели.Необычное сочетание архитектурных элементов придает зданию воздушный вид, но в то же время имеет некоторые черты средневековой крепости.

Лебединый дом на Ленинградском шоссе

Изначально жилые дома «Лебедь» на берегу Химкинского водохранилища (Ленинградское шоссе, 29-35) предназначались для советской элиты. Большинство квартир здесь занимали советские чиновники, ученые и художники. За несколько лет до проектирования Дома авиаторов Андрей Мейерсон построил комплекс зданий полного цикла.Он состоял из четырех 16-ти этажных корпусов, стоящих на общем стилобате. Внутри можно было найти все, что может понадобиться советским жителям: магазины, детский сад, химчистку, прачечную, библиотеку и многое другое. На стилобате жители могли отдыхать и заниматься спортом. Под стилобатом находился гараж на 300 машиномест. Фактически комплекс «Лебедь» представлял собой целый микрорайон, расположенный в одном жилом комплексе.

Фасады зданий выполнены из керамзитобетонных плит. Стыки между ними были нарочито грубыми.Это делает их похожими на крупные стройки того периода, но внутри комплекса «Лебедь» обычные пяти- и девятиэтажные дома. Жители жили в квартирах с высокими потолками, просторными кухнями, закрытыми балконами, большими комнатами, встроенными шкафами и многими другими удобствами.

Те, кто проезжали мимо комплекса по Ленинградскому шоссе, увидели интересный оптический эффект - четыре здания поочередно сливались в одну монолитную стену или делились на башни разной ширины.За этот проект Андрей Мейерсон получил Гран-при на французской архитектурной выставке.

Здания круглой формы

Советский архитектор Евгений Стамо и инженер Александр Маркелов провели очередной эксперимент с советскими стандартными панелями. Сложив панели под углом 6 градусов, они спроектировали круглые здания диаметром 155 метров.

В столице два круглых здания - на ул. Довженко, 6 и ул. Нежинская, 13.В каждом из них 26 подъездов и более 900 квартир. Внутренние дворы выглядят как городские парки, скрытые за девятиэтажной круглой конструкцией, напоминающей спортивную арену, и размером со спортивную арену.

Круглые здания должны были стать доминирующими строениями в своих районах и обеспечивать их жителей необходимой инфраструктурой. Для этого на первых этажах открыты магазины, библиотеки и аптеки.

Хотя круглые здания не возводились в больших масштабах, современные архитекторы настаивают на том, что этот проект опередил свое время и что Евгений Стамо и Александр Маркелов внесли огромный вклад в архитектурный облик города.

Римское здание

Дом по адресу Казачий переулок, 4 2, , , корп.1, больше подходит для итальянской улицы 18, , века. Он был спроектирован современным архитектором Михаилом Филипповым в стиле классицизма и построен в 2005 году.

Полукруглое строение с массивными колоннами, небольшими балкончиками и крыльцами окружает внутренний двор, типичный для римской имперской архитектуры. В центре ансамбля - круглая лужайка. Он включает скамейки и скульптуры, напоминающие руины Древнего Рима в миниатюре.Построенное недавно, здание уже стало достопримечательностью.

Корабль на Тульской улице

Здание ученых-ядерщиков на Большой Тульской улице имеет длину 400 метров. Вот почему его окрестили плоским небоскребом. У него много прозвищ. Самыми популярными являются корабль и Титаник. В 1980-х годах вокруг него не было других построек, и он выглядел как океанский лайнер, плывущий по морю.

Архитектор Владимир Бабад построил его по заказу Министерства среднего машиностроения, курировавшего атомную промышленность.Это определило некоторые особенности конструкции: несущие стены, перекрытия и балки выполнены из прочного железобетона, а толщина исходных оконных стекол составляла 6 мм. Сложно разглядеть, но здание не совсем квадратное. Торцевые стены расположены под углами 87 и 93 градусов по обе стороны от основных длинных фасадов, что увеличивает сейсмостойкость здания. Легенда гласит, что здание может выдержать землетрясение и даже ядерный взрыв.

Однако главная особенность этого здания с девятью подъездами - его удивительная длина.В нем тысяча квартир. Через цокольный этаж, украшенный колоннами по краям здания и между парами входов, проходят проходы, позволяющие жителям попасть на другую сторону здания, не обходя его почти полкилометра.

Ажурный дом

Ажурный дом на Ленинградском проспекте, 27 был спроектирован в 1940 году архитекторами Андреем Буровым и Борисом Блохиным. Это одно из первых московских домов, где использовалось сборное строительство (позже этим методом стали строить пешеходные переходы, получившие название хрущевских трущоб).Несмотря на богатый стиль ар-деко, конструкция здания была строго функциональной и рассчитана на простых людей. Его назвали Ажурным домом из-за богато украшенных бетонных решеток, спроектированных художником Владимиром Фаворским, и обрученного столба с цветочным орнаментом, который делает его похожим на итальянские палаццо эпохи Возрождения. Однако даже такой декор играет практическую роль - решетки скрывают закрытые кухонные балконы.

Шестиэтажное здание выполнено из монолитных железобетонных блоков.До Великой Отечественной войны он должен был стать основным материалом для масштабного строительства. Однако позже для этой цели использовались более дешевые и легкие стандартные панели, поэтому Ажурное здание осталось уникальным. Сегодня он находится под охраной государства.

Планировка коммунального назначения. На первом этаже располагались общественные места: кафе, магазины, детский сад, бюро обслуживания заказов на уборку, стирку, доставку еды и многое другое. На жилых этажах квартиры занимали меньше места, чем обычно, чтобы было больше места для больших и светлых коридоров, где жители должны были общаться.

Здание Моссельпрома

Дом «Моссельпром» в Калашном переулке, 2/10 - еще один образец советского конструктивизма. В 20-е годы это было самое высокое здание столицы. Его в разное время создавали такие мастера, как Николай Струков, Давид Коган, Артур Лолейт и Вадимир Цветаев, двоюродный брат поэтессы Марины Цветаевой. Декоративное панно, рекламирующее продукцию «Моссельпром», создали художники-авангардисты Александр Родченко и Варвара Степанова, а знаменитый слоган «На Моссельпроме если где угодно» придумал поэт Владимир Маяковский.

Изначально в подвале располагалась мука; розничные магазины располагались на первом этаже, директора, бухгалтеры и другие сотрудники Моссельпрома - в офисах наверху, а кондитеры жили на верхних этажах.

В 1930-х годах здание было передано Министерству обороны и стало полностью жилым. В здание перебрались высшие генералы. После войны квартиры получили еще больше генералов и героев Советского Союза.

В 1930-х годах здание перешло в собственность Мосгорисполкома.В то время здесь жил выдающийся лингвист Виктор Виноградов. Художественный магазин можно найти на верхнем этаже. Сегодня в здании помимо жилых квартир размещается факультет Русского театрального искусства.

Парусный корпус

Гигантский парус на улице Гризодубовой, 2 был спроектирован группой архитекторов под руководством Андрея Бокова и Бориса Уборевича-Боровского. Изначально они не хотели, чтобы он имел форму слезы. Их целью было построить самое длинное здание в Европе.Однако новый план развития включал школу и стадион. 22-этажное здание заблокировало бы им солнечный свет. Поэтому было решено уменьшить этажность за счет изменения формы здания.

В результате узкое и длинное здание стало напоминать надутый ветром парус. Его длина и ширина также определялись местоположением - он был построен на взлетно-посадочной полосе Центрального аэродрома имени Михаила Фрунзе. Нетрадиционная форма паруса потребовала сложных технических решений инженерных коммуникаций: внутри сооружались полые сводчатые каналы, повторяющие его округлые очертания.Фасады облицованы керамическим керамогранитом, а горизонтальные линии окон и лоджий выделены цветом.

Здание «Парус», которое москвичи называют каплей, волной, китом, палитрой, улиткой и даже ухом, было высоко оценено архитектурными критиками и удостоено премии «Здание года» в 2008 году.

Плоские дома

Несмотря на свою необычную форму, Парусное здание по-прежнему выглядит трехмерным. В отличие от этого, здание на Пресненском Валу, 36 выглядит совершенно плоским, поскольку в нем нет ничего, кроме фасада.Указан один из углов здания. Поэтому под определенным углом он выглядит одномерным.

Соседний дом по адресу: улица Пресненский Вал, 38, корп. 1 также выглядит слишком узким, чтобы стоять на земле без столбов. Он выглядит плоским благодаря квадратному сечению, которое скрывает глубину здания. При этом планировка обоих зданий обычная.

Оба здания построены в 1910-х годах. Это не единственные квартиры в Москве. Одна из самых известных квартирных домов находится на Таганской улице 1/2, строении 2.Он был построен как гостевой дом. Его острый угол примыкает к стене следующего здания, что создает впечатление, что за ним ничего нет. Такой дизайн был обусловлен желанием собственника получить как можно больше от земельного участка под ним. Участок имел необычную форму, что определяло форму здания.

Здание долгое время находилось на реставрации и было скрыто от прохожих. Реставрация недавно закончилась, и здесь снова живут люди.

Дом трех эпох

Дом в Вишняковском переулке, 23 выглядит как обычное сталинское здание, но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что фасад на разных этажах разный.На самом деле это здание, а точнее его первые три этажа, были построены в 18, -м, -м веке. Здание в стиле классицизма было главным домом московского купца Николая Лукутина, организовавшего производство знаменитых миниатюрных лаковых шкатулок в деревне Федоскино.

В 1910 году было решено превратить здание в гостевой дом. Для этого архитектор Петр Ушаков возвел над зданием еще один этаж в стиле неоклассицизма. В 1930-х годах в здании появилось еще два этажа.Еще три жилых этажа появились над ним в 1980-х годах. Каждая ступень «роста» отражается в фасадах: оконные рамы четвертого этажа отличаются от остальных; между пятым и шестым этажами можно увидеть дополнительную панель, тогда как угловые балконы начинаются только на седьмом этаже.

Talks: Андрей Панковский

Каким еще проектом вы особенно гордитесь?
В серии фотографий Emotion я хотел передать эмоции моделей.Сначала мы облачились в одежду, специально созданную для съемки, но когда я сделал фотографии, я понял, что душа потерялась из-за этого подхода. Поэтому я решил переснять съемку с обнаженными моделями.
Встречаются ли в вашей работе классические автомобили?
Однажды я сделал проект для компании, специализирующейся на роскошных меховых и кожаных изделиях. Меня попросили создать 12 изображений для нового бутика бренда в Сочи, открытие которого запланировано на зимние Олимпийские игры 2014 года. Модели в превосходной крокодиловой коже и лучших шкурах баргузинского соболя позировали перед потрясающим ретро-автомобилем.Второй раз винтажная машина появилась в моих работах для фотосессии, посвященной второму дню рождения моего внука. Он любит автомобили, поэтому я создал какую-то историю из автомобильной жизни.
Что вы пытаетесь запечатлеть?
Эмоции! Если просмотр моих фотографий оставляет вас равнодушным, значит, я сделал что-то не так.
Как фотографии обогащают вас как человека и как профессионала?
Как уже упоминалось ранее, я работаю в строительной компании, специализирующейся на строительстве, девелопменте и недвижимости.Большинство людей, с которыми я работаю, считают свою работу своим хобби. Если хотите, он довольно сухой и ориентированный на деньги. Фотография открыла для меня совершенно новый мир. Это действительно обогатило мою жизнь, когда я встретил столько творческих и культурных людей: архитекторов, галеристов, фотографов и художников. Я бы сказал, что моя жизнь теперь насыщена всем спектром цветов, а не только зеленым цветом банкноты доллара. На мой взгляд, мы работаем, чтобы жить, а не живем, чтобы работать.
На каких художников вы равняетесь?
Существует так много! К сожалению, у фотографов обычно не хватает собственных средств, чтобы проводить отличные PR-кампании или поддерживать свои выставки.Среди благотворителей нет культуры поддержки фотографов. Многие молодые одаренные мужчины и женщины остаются неизвестными или работают только в коммерческих проектах.
Вы тоже коллекционируете искусство?
У меня есть две огромные библиотеки, одна дома и одна в студии, заполненные книгами и альбомами художников и фотографов от пола до потолка.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *