Ван дер роэ: Людвиг Мис ван дер Роэ — гений свободной планировки

Содержание

11 фактов о Людвиге Мисе ван дер Роэ • Интерьер+Дизайн

Людвиг Мис (27.03.1886, Ахен — 17.09.1969, Чикаго) — модернист и основоположник интернационального стиля. Общие принципы, которые он использовал в своих постройках: свободный план, каркасная структура, облегченные конструкции, модульная система, новые материалы, простая геометрия.

По теме: Тадао Андо: «простые дома» для миллиардеров

1. Здание как решение проблемы В молодости, работая в мастерской немецкого архитектора Петера Беренса, Мис ван дер Роэ выработал универсальный подход к проектированию зданий. Он называл себя ярым противником идеи о том, что специфика зданий должна иметь индивидуальный характер: характер постройки должен определяться общей проблемой, решаемой с помощью архитектуры.

2. «Меньше — значит больше» — принцип, сформулированный Мисом ван дер Роэ, надолго овладел умами всех архитекторов, исповедовавших предельный функционализм.

Как и God is in the details, выражение Less is more стало афоризмом и слоганом современной архитектуры.

Романтики не любят мои здания. Для них они холодные и строгие. Но мы не строим для удовольствия. Мы строим ради определенной цели.

3. Свободная планировка «Многие думают, что свободный план означает абсолютную свободу, но это не так. Свободный план требует от архитектора такой же дисциплины и вдумчивости, как и традиционный план», — писал Мис ван дер Роэ в 1953 году. Концепция свободной планировки впервые была реализована в проекте трехэтажного жилого дома поселка Вайсенхоф, построенного в пригороде Штутгарта для выставки «Жилье».

4. Ясная конструкция Архитектора интересовала ясность и понятность конструкции. «Если вы станете сначала разрабатывать план и внутренние пространства, все застопорится и будет невозможно создать ясную конструкцию. Конструкция — это становой хребет здания, благодаря ей и возможен свободный план. Без этого станового хребта план был бы не свободным, а хаотическим и потому затрудняющим использование здания», — писал Людвиг в 1953 году.

Кресла Barcelona, 1929. Knoll.

5. Кресло Barcelona В 1929 году Мис ван дер Роэ спроектировал павильон Германии для Международной выставки в Барселоне. Шедевр из стали, оникса, травертина и стекла. Архитектор отказался от декора, а интерьер объединил с окружающим ландшафом. Зная, что павильон посетит король Испании Альфонсо XII с супругой, Мис ван дер Роэ разработал вариант модернистских тронов — так появились кресла Barcelona, которые потом стала выпускать американская компания Knoll.

6. Просто Мис С 1912 по 1930 год сын ремесленника Людвиг работает как независимый архитектор в Берлине и меняет свою фамилию на более претенциозную, объединив с помощью аристократического сочетания «ван дер» унаследованную от отца фамилию Мис с материнской Роэ.

7. Директор Баухауса Мис ван дер Роэ стал третьим и последним директором немецкого Баухауса. В 1930 году основатель школы Вальтер Гропиус попросил Миса ван дер Роэ занять этот пост. Второй директор, возглавлявший школу с 1928 по 1930, Ханнес Мейер, который был марксистом, передав бразды правления Мису ван дер Роэ, уехал с несколькими учениками в СССР — строить города при крупных заводах и проектировать город Биробиджан.

Людвиг Мис ван дер Роэ, 1934. Баухаус. Фото: Werner Rohde.

8. Петербург Людвиг Мис ван дер Роэ строил в Санкт-Петербурге. Незадолго до Первой мировой войны в 1911-1912 году он руководил строительством здания немецкого посольства на Исаакиевской площади, которое возводилось по проекту его шефа Петера Беренса.

9. Бекман, Кандинский и Клее В 1938 году Мис ван дер Роэ уехал в США, бежав от нацистов, и стал натурализированным американцем. «Я несколько лет жил в гостинице в Чикаго, — вспоминал архитектор.  — У меня было только три потребности — мартини, сигары Dunhill и дорогая одежда. При себе я имел три ценности — работу Макса Бекмана, Василия Кандинского и Пауля Клее».

Фарнсуорт-хауc. 1946-1951.

10. Стеклянные стены Дом, спроектированный для чикагского хирурга Эдит Фарнсуорт, — стеклянный каркасный параллелепипед, поднятый на опорах, стал самой копируемой и цитируемой жилой постройкой архитектора. Дом как будто парит в пространстве. Стены отделены от несущих опор, подчеркивая эфемерность конструкции. В доме нет внутренних перегородок, он состоит из единственной комнаты, раскрытой в окружающий ландшафт. «Когда вы смотрите на пейзаж сквозь стеклянные стены Фарнсуорт-хауcа, он приобретает более глубокое значение, чем в том случае, когда вы созерцаете его, находясь вне здания».

По теме: Альберт Леднер: последний американский модернист

Seagram Building. Нью-Йорк. Проект Мис ван дер Роэ при участии Филиппа Джонсона. 38 этажей. Здание предназначалось под офисы канадской фирмы Joseph E. Seagram’s & Sons по производству спиртных напитков.

11. Небоскребы Мис ван дер Роэ спроектировал целый ряд известных небоскребов в Чикаго, но образцовой и самой знаменитой постройкой стал Сигрем-билдинг в Нью-Йорке, завершенный в 1958 году — прототип многих офисных зданий, построенных по всему миру. Именно Сигрем-билдинг определил характер зданий деловых центров от Лондона до Сингапура.

По теме: В Нью-Йорке разрушат небоскреб

«Архитектура зависит от эпохи, это не мода, но она и не вечна — она часть эпохи, — писал архитектор в 1961 году за восемь лет до смерти. — Понять средства эпохи, понять её сущность, а не нечто видимое, внешнее. Но найти существенное для эпохи очень трудно, и процесс раскрытия большой формы протекает очень медленно. Эта большая форма не может быть введена вами или мною, но мы работаем над нею, не осознавая этого. И когда большая форма становится понятной до конца, то эпоха завершается, наступает нечто новое... Моя концепция не выйдет из моды по двум причинам. Она прогрессивна, так как использует научные и технические достижения и основные возможности нашего времени».

Путеводитель по павильону Mies Van Der Rohe (Мис ван дер Роэ)

Фотографии экстерьера
Некоторые из вас даже не слышали про павильон Миса ван дер Роэ в Барселоне, а для некоторых это главная причина визита в Барселону. Как основополагающий символ модернистской архитектуры, это здание для многих является наиболее значимым в Барселоне. Если вы взглянете на строение сегодня, то линии, формы и стиль могут показаться вам знакомыми. Но интереснее всего будет попытаться взглянуть на это здание глазами человека, видевшего его в момент завершения строительства в 1929 году - совершенно уникальное здание, положившее начало новому архитектурному движению.

В этой статье я дам короткую историческую справку о музее и объясню, как к нему проехать, когда он работает, сколько стоит вход, и расскажу про временные выставки, проходящие там.


История павильона

Посетив павильон Миса ван дер Роэ, вы увидите не оригинальное здание, а точнее реконструкцию строения, впервые возведенного в 1929 году. Однако сам факт того, что это здание было так тщательно реконструировано, уже само по себе интересно.

Павильон Барселоны

Здание было впервые построено в 1929 году к всемирной выставке в Барселоне. Это была выставка достижений архитектуры со всего мира. Людвиг мис ван дер Роэ выбрал это место для строительство павильона потому, что оно вело ко дворцу. Это было место официально приема короля Альфонсо XII во время посещения им выставки. Кресло Barcelona в павильоне Pavello Mies Van Der Rohe (Мис ван дер Роэ) — это один из немногих предметов мебели, находящихся в здании. Мис ван дер Роэ настоял, чтобы в павильоне было всего два кресла — троны для короля и королевы Испании.

Другой предмет - это скульптура работы Georg Kolbe, названная 'Morning' ("Утро"). Скульптура задумывалась, как часть набора. Вторая скульптура называлась 'Evening' ("Вечер"). Однако только скульптура 'Morning' была использована Мисом ван дер Роэ.

По завершении выставки в 1930 году, здание разобрали, а его части отправили обратно в Германию, для использования в строительстве других зданий.

Со временем архитектурный мир начал осознавать, насколько влиятельным стал павильон. Поэтому в 1980 году городской совет Барселоны решил его реконструировать. Сделано это было с помощью видных архитекторов и серьезных исследований. Работа по реконструкции началась в 1983 году и была закончена в 1986. К подбору материалов для строительства отнеслись с большим вниманием - их привозили из тех же мест, из которых брали материал для оригинального здания. Мрамор завозили из Рима, Греции и Атласских гор.


Фонд Миса ван дер Роэ

Когда городской совет только принял решение о реконструкции павильона, был основан фонд. Фонд существует и до сих пор — это некоммерческая организация, занимающаяся поддержкой современной архитектуры.

Одна из главных задач фонда — организация дважды в год церемонии вручения награды «Приз Европейского союза за достижения в области современной архитектуры». Перед церемонией номинанты дают лекции в Pedrera. Для заказа места на лекциях позвоните по следующему номеру.
Тел.: +34 93 215 1011


Временные выставки

Фонд Миса ван дер Роэ организует временные выставки в павильоне. Это не просто выставки под крышей павильона. Фонд просит художников разрабатывать идеи, в которых павильон будет связан с их работами - добавить что-то к павильону, а не просто разместить там свои работы.

Временные выставки сменяют друг друга на регулярной основе. Дополнительную информацию, о проходящих выставках, лучше всего узнавать на веб-сайте (см. ниже) в разделе 'What's New' ("Новости").


Магазин

Рядом с павильоном находится маленький магазинчик. Вместо того, чтобы открывать сувенирный магазин, фонд Миса ван дер Роэ сделал из него книжный магазин, посвященный дизайну и архитектуре, с упором на современную архитектуру. Здесь продаются как книги, посвященные конкретно Мису ван дер Роэ и строительству павильона, так и книги по современной архитектуре.

Магазин открывается одновременно с павильоном.

Павильон Mies Van Der Rohe
Время работы: понедельник - воскресенье: 10:00 - 20:00


Если специально отправляетесь посмотреть павильон, то время работы стоит уточнить заранее. Павильон иногда используется для частных мероприятий, в это время он закрыт для публики.


Схема проезда к павильону Миса ван дре Роэ

Павильон расположен справа от дворца Барселоны. Лучше всего выйти на станции метро España. Выйдя из метро, направляйтесь по широкой улице Avenida Reina Maria Cristina в сторону дворца Palace. Не доходя до ступенек, сверните вправо на Avenida Marques de Comillas - прямо перед собой вы увидите павильон, напротив здания Caixa Forum. Павильон адаптирован для посещения людей с ограниченными возможностями. Возле павильона также останавливается туристический автобус Barcelona Bus Turistic.


Карта расположения, показывающая, как пройти пешком к павильону Барселоны от ближайших станций метро.

Fira Palace Гостиница

Evenia Rocafort Гостиница

Vilamarí  Гостиница

BCN Montjuïc Гостиница

Ayre Gran Via Гостиница Барселона

Гостиница Brick Барселона

Acta Azul Гостиница

Caledonian Гостиница

Catalonia Гостиница Барселона

B Гостиница Барселона

Sant Angelo Гостиница

Poble Sec Метро

Паркинг Gran Via

Паркинг PLAFER Abanto

Parc de Joan Miró
Carrer d'Arago, 2

Poble Espanyol
Francesc Ferrer i Guardia, 13

Museu Nacional d'Art de Catalunya
Palau Nacional, Parc de Montjuïc

Fundacio Joan Miró
Parc de Montjuïc

Palau Sant Jordi
Passeig Olimpic, 5-7

Телекоммуникационная башня Барселона

Форум Caixa
Avenida de Francesc Ferrer i Guardia, 6-8

Plaça España

Павильон в Барселоне
Avinguda Francesc Ferrer i Guàrdia, 7

Олимпийский стадион Барселоны (Estadi Olimpic)
Avinguda de l'Estadi, 52

Магический фонтан Монжуика
Plaça de Carles Buigas, 1

Centro Comercial Arenas de Barcelona
Gran Via de les Corts Catalanes, 373 - 385

España Метро

España Метро

Паркинг BSM Ciutat del Teatre

Паркинг Monterrey

Паркинг BSM Plaça Navas

Паркинг NN Rocafort

Паркинг BSM Rius i Taulet

Авторские права на эту карту зарегистрированы и защищены, копирование запрещено.


Стоимость посещения

Взрослые: €8,00
Студенты: €4,00
Группы (необходимо бронировать билеты заранее по эл. почте): €6,00
Лицам до 18 лет: Бесплатно


Pavelló Mies Van Der Rohe
Avinguda Francesc Ferrer i Guàrdia 7
Parc de Montjuïc
08038 Barcelona, España.

Тел.: +34 93 215 1011


Как добраться до павильона Pavelló Mies Van Der Rohe (Мис ван дер Роэ)

Метро: España (Красная ветка, L1) и (Зеленая ветка, L3)


Остановка туристического автобуса Barcelona Bus Turistic

Если ехать на туристическом автобусе Barcelona Bus Turistic, ближайшей остановкой к павильону Pavelló Mies Van Der Rohe (Мис ван дер Роэ) будет CaixaForum — Pavelló Mies van der Rohe


Общественный транспорт — автобус

Plaça de Carles Buïgas: 13, 150
Plaça Espanya: 23, 30, 37, 46, 50, 65, 79, 91, 109, h22, h26


Автомобильный паркинг


Веб-сайт: www. miesbcn.com

Электронная почта: [email protected]

Питер Айзенман — о доме Фарнсуорт Миса ван дер Роэ — Strelka Mag

Дом Фарнсуорт — один из самых известных и знаковых проектов Людвига Миса ван дер Роэ. В честь юбилея архитектора Strelka Mag публикует главу книги «Десять канонических зданий» Питера Айзенмана, посвященную этому зданию.

 

«ЗОНТИЧНАЯ ДИАГРАММА»

Людвиг Мис ван дер Роэ, дом Фарнсуорт, 1946–1951

Филип Джонсон утверждал, что Людвиг Мис ван дер Роэ жил согласно собственному афоризму «Меньше — значит больше» («Less is more»). Несколько лет спустя Роберт Вентури в ответ Мису сказал: «Меньше — значит скучно» («Less is a bore»). Хотя Вентури вкладывал в этот комментарий уничижительный смысл, он приобретает другое значение, если на него взглянуть в контексте высказывания Ролана Барта о «скуке» как очаге сопротивления; скука была одним из способов противостоять безудержному потреблению искусства послевоенной потребительской культурой. Мисовское «Less is more» — утверждение, ключевое для архитектуры; впервые оно проявляется в доме Фарнсуорт, где меньшее является большим в том смысле, что этот дом — не архитектура модернистской абстракции, а архитектура, провоцирующая другой род «пристального чтения». Из всех зданий этой книги дом Фарнсуорт самое абстрактное здание, хотя, казалось бы, он придерживается лексикона модернизма и его концепции пространства. Но «пристальное чтение» дома Фарнсуорт открывает важные отклонения от модернистских традиций открытой планировки и выразительности конструкций. Всё это вместе указывает на то, что можно считать первой диаграммой Миса ван дер Роэ.

Принято считать, что любой дом является чем-то целостным. Дом Фарнсуорт — блестящая демонстрация обратного. Начиная от отдельного, преувеличенных размеров входного «портика» и заканчивая вездесущими, хотя и с нарушениями, проявлениями симметрии, дом Фарнсуорт — одно из первых проявлений разрыва с классическим единством частей и целого в здании. Хотя для ранних модернистов дом часто был местом изучения радикальных инноваций, от двух канонических диаграмм Ле Корбюзье, «Дом-ино» и «Ситроан», до дома Шрёдер Геррита Ритвельда из группы «Де Стиль», все они всё же оставались едиными, разрешимыми объектами. Ранние дома Миса не были исключением.

В своих ранних работах — от проектов Кирпичного и Бетонного загородных домов и до дома Ланге — Мис опробовал многие идеи, впоследствии использованные в его крупных проектах, в масштабе частного жилого дома. Но дом Фарнсуорт выпадает из этого ряда: это уже не единая и разрешимая сущность, и редко упоминающаяся оторванная входная платформа даёт самый верный ключ к пониманию этой идеи. Отказ Миса от единства частей и целого здесь выражен тоньше, чем в откровенно двухчастных домах Вальтера Гропиуса и Марселя Брёйера, которые концептуально на две трети восходят к типологии палаццо. Дом Фарнсуорт не функционирует как фрагмент, но предполагает совершенно другое прочтение.

Понимание Мисом строительства — в особенности строительства жилого дома — можно противопоставить идее Хайдеггера об обитании как пребывании вещи в определённом месте. Понятие Хайдеггера о жилище связано с укоренённостью в определённом месте: принадлежностью месту, привязанностью к земле, основе и наличием присутствия. Для Миса обитание — это абстрактный набор условий, и, как в случае с домом Фарнсуорт, само «обитание» предоставляет возможность произвести критическое чтение модерности. Дом Фарнсуорт можно рассматривать как переход Миса от ранних работ к более поздним; это поворотный пункт между тем, что было в Мисе модернистского, и тем, что постмодернистского появится в его работах. Кроме того, перемена, обозначенная домом Фарнсуорт, устанавливает различие между сценографическим — или постмодернистским — использованием архитектурных элементов для создания визуальной иллюзии и альтернативным использованием колонн и стен для стимуляции критического чтения модерности. Это противопоставление объёмов ранних абстрактных построек Миса, отрицавших идею обитания, объёмам, переставшим быть всего лишь абстракцией, представляет собой диаграмму другого типа, метафорического склада, начало которой было положено в доме Фарнсуорт.

Эволюцию мышления Миса можно проследить через взаимоотношения между колонной, стеной и горизонтальной плоскостью, начиная с его ранних домов, в которых подчёркивалась формальная и организационная роль вертикальной плоскости стены. В Кирпичном загородном доме, например, были использованы вертикальные стены, продолжающиеся снаружи, расходящиеся веером от центра (в духе «Де Стиль»), тогда как более поздние дома 30-х годов, такие как вилла Тугендхат в Брно и загородные дома-прототипы, состояли из вертикальных плоскостей, которые уже не выходили за пределы основного объёма, а скорее определяли и огораживали пространство. В первых двух загородных домах, Кирпичном и Бетонном, используется концепция стеновой несущей конструкции, без применения колонн. Оба дома, по сути, состояли из стен, которые не полностью заключали объёмы в прямоугольные коробки; пространство в них расчленяется стенами, продолжающимися в ландшафте. После этих двух домов Барселонский павильон ставит уже новый ряд вопросов относительно взаимосвязи между колоннами, стенами и крышей. Несущими элементами здесь становятся уже не стены, а колонны; ограждающие элементы отделяются и отличаются от тектонических. Планировку павильона можно назвать открытой, противопоставив её концепции Raumplan и даже свободной планировке, так как колонны в этом пространстве по смыслу отличаются от колонн Ле Корбюзье, предполагавших свободу перемещения ограждающих стен.

Дом Фарнсуорт — это переходный пункт, открывающий несколько новых направлений для размышлений Миса. Во-первых, в отличие от Ле Корбюзье, до дома Фарнсуорт у Миса не было своей диаграммы. И можно утверждать, что в этом обстоятельстве заключается важное различие между ними. Дом Фарнсуорт, однако, закладывает основу для диаграммы Миса и в этом смысле представляет собой зачаток диаграммы. Во-вторых, в доме Фарнсуорт Мис больше уже не занимается углом или колонной в пространстве; в доме Фарнсуорт он впервые использует наружные колонны, предлагая идею знака колонны и тем самым переосмысливая конструкцию в целом. Такое использование Мисом колонн говорит о движении от абстракции к реальности: знак колонны — это реальная колонна, открыто стоящая снаружи реальной плиты перекрытия. Таким образом, дом Фарнсуорт ставит два вопроса: первый вопрос — о репрезентации конструкции в противоположность самой конструкции; и второй — эмансипация колонны от её использования в качестве пространственной единицы. Дом Фарнсуорт — первый из многих проектов Миса, подвергающих сомнению истинность того, что представляется конструкцией.

Дом Фарнсуорт, северный фасад, 1946

Такое использование колонн можно связать с критикой Витрувия, которую Альберти развил в своём труде De re aedificatoria («Десять книг о зодчестве»), а именно трёх главных принципов архитектуры — пользы, прочности и красоты. Польза была целесообразностью, прочность — конструктивной надёжностью, а красота — уместным декором. Альберти говорил, что вся архитектура — это firmitas, потому что любое архитектурное сооружение должно быть надёжным, и предположил, что Витрувий под firmitas подразумевал не прочность, а видимость прочности — другими словами, обозначение конструкции. Таким образом, колонна или стена имеют две функции: она прочна, и она воплощает в себе идею прочности. Чтобы охарактеризовать использование колонн Мисом, можно применить три категории знаков, предложенных Ч.-С. Пирсом: «икона», обладающая визуальным и формальным сходством с объектом; «символ», имеющий культурный и основанный на соглашении условный смысл, связанный с объектом; и «индекс», описывающий прежнюю активность объекта. Кроме того, Пирс был одним из первых, кто использовал термин «диаграмма», которую считал иконой, имеющей визуальное сходство с объектом. Как знак прочности колонна воплощает в себе два состояния: колонна — икона, которая выглядит как колонна, и одновременно знак или индекс, указывающий на то, что это колонна как несущий элемент. В пирсовской триаде «икона, символ и индекс» колонна — это и икона, и индекс. Это состояние одновременности — колонна используется одновременно и как критика, и как репрезентация конструкции — нарушает однозначность прочтения и провоцирует как формальное прочтение (как репрезентацию конструкции), так и концептуальное прочтение (как критику конструкции).

Книга Питера Айзенмана «Десять канонических зданий» вышла в 2017 году в издательстве Strelka Press

Эти одновременные прочтения колонны породили то, что можно считать зачаточной диаграммой Миса. Эта диаграмма перекликается на нескольких уровнях с двумя другими уже существовавшими диаграммами модернистской архитектуры — предложенными Ле Корбюзье диаграммами «Дом-ино» и «Ситроан». Дом «Дом-ино» был иллюстрацией «Пяти принципов архитектуры» Ле Корбюзье, а также утверждал возможность пространственного континуума в горизонтальном измерении. Дом «Дом-ино» представляет собой диаграмму, напоминающую сандвич из горизонтальных пространств, поскольку пол и крыша здесь концептуально эквивалентные единицы. В каком-то смысле архитектурное развитие Миса — это непрерывная критика идеи диаграммы «Дом-ино» о горизонтальном континууме пространства. Дом Фарнсуорт предлагает то, что можно считать первой диаграммой Миса: зонтик, критическая диаграмма, отличающаяся от диаграмм Ле Корбюзье тем, что проводит концептуальное различие между горизонтальной плоскостью пола и горизонтальной плоскостью крыши и одновременно отрицает любой горизонтальный континуум.

Фотографии: Victor Grigas / Wikimedia.org Фотография оболожки: Paul R. Burley

МИС ВАН ДЕР РОЭ • Большая российская энциклопедия

МИС ВАН ДЕР РО́Э (Mies van der Rohe; наст. фам. Мис, Mies) Люд­виг (27.3.1886, Ахен – 17.8.1969, Чи­ка­го), нем. ар­хи­тек­тор, ди­зай­нер и пе­да­гог. Один из ли­де­ров сов­ре­мен­но­го дви­же­ния и ин­тер­на­цио­наль­но­го сти­ля, при­над­ле­жит к чис­лу ос­но­во­по­лож­ни­ков ар­хит. мо­дер­низ­ма. В Ахе­не учил­ся в ре­мес­лен­ной шко­ле (1899–1901) и под ру­ко­во­дством от­ца – мас­те­ра-ка­мен­щи­ка (вы­пол­нял чер­те­жи и ри­сун­ки для ма­ну­фак­ту­ры леп­но­го гип­со­во­го де­ко­ра). С 1905 в Бер­ли­не, где был уче­ни­ком в мас­тер­ской ди­зай­не­ра ин­терь­е­ров и арх. Б. Пау­ля (1906–1908), по­стро­ил в «тра­ди­ци­он­ных» фор­мах дом фи­ло­со­фа А. Ри­ля в Ной­ба­бельс­бер­ге, близ Бер­ли­на (1907; го­но­рар по­зво­лил ему по­се­тить в 1908 Ита­лию). В 1908–12 ра­бо­тал у П. Бе­рен­са, в т. ч. осу­ще­ст­в­лял над­зор за строи­тель­ст­вом по­соль­ст­ва Гер­ма­нии в С.-Пе­тер­бур­ге по про­ек­ту по­след­не­го; ус­во­ил при этом сти­ли­сти­ку не­оклас­си­циз­ма (в уп­ро­щён­ном, мо­ну­мен­таль­ном ва­ри­ан­те, вос­хо­дя­щем к К. Ф. Шин­ке­лю) и пе­ре­нял ин­те­рес Бе­рен­са к тех­нич. нов­ше­ст­вам, ра­цио­на­лиз­му в пром. ар­хи­тек­ту­ре и ди­зай­не. Зна­чит. влия­ние на М. в. д. Р. ока­за­ло твор­че­ст­во Ф. Л. Рай­та. В 1912 от­крыл в Бер­ли­не собств. ар­хит. мас­тер­скую, ра­бо­тал в «тра­диц.» фор­мах и не­оклас­сич. сти­ле; раз­ра­ба­ты­вая про­ект до­ма с ху­дож. га­ле­ре­ей близ Гаа­ги для Х. Крёл­лер-Мюл­лер (1912, не реа­ли­зо­ван), в Ни­дер­лан­дах по­зна­ко­мил­ся с твор­че­ст­вом Х. Бер­ла­ге, ис­поль­зо­вав­ше­го но­вые кон­ст­рук­ции (в т. ч. из стек­ла и ста­ли) и вы­сту­пав­ше­го за «че­ст­ность» в ис­поль­зо­ва­нии ма­те­риа­ла. В 1915–18 слу­жил в инж. вой­сках.

Л. Мис ван дер Роэ. Памятник К. Либкнехту и Р. Люксембург в Берлине. 1925–26. Не сохранился.

В пер­вые по­сле­во­ен­ные го­ды, ко­гда стро­ит. ак­тив­ность в Гер­ма­нии бы­ла низ­кой, вклю­чил­ся в дея­тель­ность ху­дож. и ар­хит. аван­гар­дизма: воз­гла­вил ар­хит. сек­цию Но­ябрь­ской груп­пы (1921–25), стал уч­ре­ди­те­лем ж. «G: Materialien zur Ele­mentaren» (1923, совм. с Х. Рих­те­ром) и ар­хит. объ­е­ди­не­ния «Der Ring» (1923–1924, совм. с Х. Хе­рин­гом). Опи­ра­ясь на идею «стек­лян­ной ар­хи­тек­ту­ры» экс­прес­сио­низ­ма и эс­те­ти­ку эле­мен­тар­ных гео­мет­рич. форм «Де Стейл» (а от­час­ти и на про­стран­ст­вен­ные ком­по­зи­ции К. С. Ма­ле­ви­ча и Л. М. Ли­сиц­ко­го), раз­ра­бо­тал но­ва­тор­ские кон­цеп­ции вы­сот­но­го зда­ния со стек­лян­ным не­не­су­щим фа­са­дом и ме­тал­лич. кар­ка­сом (кон­курс­ный про­ект не­бо­скрё­ба на Фрид­рих­штрас­се в Бер­ли­не, 1921, и др.) и 7-этаж­но­го адм. зда­ния из же­ле­зо­бе­то­на с лен­точ­ным за­стек­ле­ни­ем (1922), во­шед­шие в ши­ро­кую ар­хит. прак­ти­ку с сер. 20 в.; соз­дал про­ек­ты за­го­род­ных до­мов ла­конич­ных гео­мет­рич. форм из кир­пи­ча и бе­то­на со сво­бод­ной пла­ни­ров­кой в ду­хе Ф. Л. Рай­та (1923–24; все не реа­ли­зо­ва­ны). Свои идеи во­пло­тил в жи­лых по­строй­ках (дом Э. Воль­фа в Гу­бе­не, 1925–27, не сохр.; жи­лой ком­плекс на Аф­ри­ка­ни­ше-штрас­се в Бер­ли­не, 1926–27) и па­мят­ни­ке К. Либк­нех­ту и Р. Люк­сем­бург в Бер­ли­не (1925–26, не сохр.). Став 1-м ви­це-пре­зи­ден­том «Не­мец­ко­го Вер­кбун­да» (1926–32), ру­ко­во­дил строи­тель­ст­вом об­раз­цо­во­го пос. «Вай­сен­хоф» для вы­став­ки Вер­кбун­да в Штут­гар­те (1927), от­ра­зив­ше­го осн. прин­ци­пы совр. дви­же­ния; воз­вёл там 4-этаж­ное мно­го­квар­тир­ное зда­ние на сталь­ном кар­ка­се, во­круг ко­то­ро­го бы­ли по­строе­ны 20 до­мов по про­ек­там Ле Кор­бю­зье, В. Гро­пиу­са, П. Бе­рен­са и др. ве­ду­щих ар­хи­тек­то­ров.

Л. Мис ван дер Роэ. Вилла Тугендхат в Брно. 1929–30.

Раз­ви­вая свою идею но­во­го жи­ло­го до­ма, соз­дал про­ект па­виль­о­на Гер­ма­нии для Все­мир­ной вы­став­ки 1929 в Бар­се­ло­не (вос­соз­дан в 1986), где со­еди­нил про­сто­ту форм и сво­бод­ную пла­ни­ров­ку с ис­поль­зо­ва­ни­ем раз­но­об­раз­ных ма­те­риа­лов (сталь, тра­вер­тин, мра­мор, оникс, ма­то­вое стек­ло) и про­из­ве­де­ний иск-ва (скульп­ту­ра Г. Коль­бе). Эта ком­по­зиц. схе­ма бы­ла раз­ра­бо­та­на под­роб­нее в вил­ле Ту­генд­хат в Брно (1929–30) и до­ме К. Лем­ке в Бер­ли­не (1932–33). С ди­зай­не­ром Л. Райх про­ек­ти­ро­вал ме­бель для ин­терь­е­ров сво­их зда­ний (крес­ло «Бар­се­ло­на», 1929; крес­ло «Брно» 1929–1930, и др.).

В 1930 по ре­ко­мен­да­ции В. Гро­пиу­са М. в. д. Р. воз­гла­вил Бау­ха­уз в Дес­сау, где осн. вни­ма­ние уде­лил ар­хит. об­ра­зо­ва­нию, сде­лав его бо­лее ра­цио­наль­ным и праг­ма­тич­ным. Под дав­ле­ни­ем на­цис­тов в 1932 был вы­ну­ж­ден пе­ре­вес­ти шко­лу в Бер­лин, а в 1933 – за­крыть её. Про­дол­жал уча­ст­во­вать в кон­кур­сах (на про­ект зда­ния Рейхс­бан­ка в Бер­ли­не, 1933–34, и др.), ра­бо­тал для ча­ст­ных за­каз­чи­ков (про­ект до­ма М. Хуб­бе в Ма­где­бур­ге, 1935), но реа­ли­зо­вать свои ра­бо­ты не смог.

Л. Мис ван дер Роэ (совместно с Ф. Джонсоном). Здание «Сигрем билдинг» в Нью-Йорке. 1956–58.

В 1938 воз­гла­вил ар­хит. ф-т Тех­но­логич. ин-та Ар­мо­ра (в 1940 объ­е­ди­нён с Ин-том Льюи­са в Ил­ли­ной­сский тех­но­ло­гич. ин-т) в Чи­ка­го (до 1958), где со­з­дал но­вую об­ра­зо­ват. про­грам­му, ос­но­ван­ную на ос­вое­нии прак­тич., при­клад­ных зна­ний и ос­нов про­фес­сии. Для это­го ин-та раз­ра­бо­тал про­ект но­во­го кам­пу­са (ген­план 1940–41; зда­ния – 1942–57), в т. ч. учеб­ный кор­пус Кра­ун-холл (1950–1956), где во­пло­ти­лась об­щая для всех его про­ек­тов амер. пе­рио­да идея еди­но­го внутр. про­стран­ст­ва со сво­бод­ным пла­ном, под­хо­дя­ще­го для ме­няю­щих­ся нужд вла­дель­цев по­строй­ки. Как и зда­ние Но­вой нац. га­ле­реи в Бер­ли­не (1962–68), Кра­ун-холл от­но­сит­ся к ти­пу од­но­этаж­но­го од­но­про­лёт­но­го зда­ния, ко­то­рый М. в. д. Р. раз­ра­ба­ты­вал в те го­ды. За­го­род­ный дом Э. Фарн­су­эрт в Плей­но (1945–50) той же ти­по­ло­гии про­дол­жа­ет его экс­пе­ри­мен­ты в сфе­ре «стек­лян­ной ар­хи­тек­ту­ры»: пол­но­стью про­зрач­ные сте­ны раз­мы­ва­ют гра­ни­цы ме­ж­ду по­строй­кой и её при­род­ным ок­ру­же­ни­ем, но вы­кра­шен­ный в яр­ко-бе­лый цвет ме­тал­лич. кар­кас не да­ёт со­ору­же­нию слить­ся со сре­дой. Так­же реа­ли­зо­вал в США свою кон­цеп­цию приз­ма­тич. не­бо­скрё­ба с про­зрач­ным фа­са­дом – стек­лян­ной на­вес­ной сте­ной, рас­чер­чен­ной ме­тал­лич. про­фи­ля­ми на пря­мо­уголь­ные сек­ции (жи­лые баш­ни на Лейк-Шор-драйв в Чи­ка­го, 1948–51; зда­ние «Сиг­рем бил­динг» в Нью-Йор­ке, про­ект, 1954, 1956–1958, совм. с Ф. Джон­со­ном; зда­ние IBM в Чи­ка­го, 1960–69, и мн. др.), где круп­ный раз­мер зда­ния со­че­та­ет­ся с тон­ко­стью де­та­лей и бо­гат­ст­вом от­де­лоч­ных ма­те­риа­лов (брон­за, цвет­ное стек­ло, мра­мор и др.). Треть­им ти­пом по­сле­во­ен­но­го твор­че­ст­ва М. в. д. Р. ста­ло ма­ло­этаж­ное зда­ние на ме­тал­лич. кар­ка­се (зда­ние ком­па­нии «Bacardi» в Ме­хи­ко, 1957–61). Со­че­та­ние ма­ло­этаж­ной и вы­сот­ной за­строй­ки ха­рак­те­ри­зу­ет жи­лой мас­сив «Ла­фай­етт парк» в Дет­рой­те (ген­план 1955–56; зда­ния – нач. 1960-х гг.).

Своё по­ни­ма­ние ар­хи­тек­ту­ры М. в. д. Р. свя­зы­вал с фи­ло­со­фи­ей то­миз­ма; ви­дел цель твор­че­ст­ва в соз­да­нии уни­вер­саль­ной (аб­ст­ракт­но-гео­мет­рич.) ар­хит. фор­мы, ко­то­рая из­бав­ле­на от все­го лиш­не­го и ос­но­ва­на на чёт­ко про­ду­ман­ной и яс­но чи­таю­щей­ся кон­ст­рук­ции. Он трак­то­вал иск-во ар­хи­тек­ту­ры как вы­ра­же­ние ду­ха эпо­хи, от­ра­же­ние её по­треб­но­стей и ре­сур­сов. Эти идеи, на­ря­ду с раз­ра­бо­тан­ны­ми М. в. д. Р. прак­тич. ар­хит. ре­ше­ния­ми, ока­за­ли зна­чит. влия­ние на ар­хи­тек­ту­ру 2-й пол. 20 – нач. 21 вв.; вме­сте с тем от­ра­жён­ные в его ра­бо­тах прин­ци­пы клас­сич. ар­хи­тек­ту­ры (спо­кой­ный ритм вер­ти­ка­лей и го­ри­зон­та­лей, со­раз­мер­ность мас­шта­бов) и го­тич. зод­че­ст­ва (вы­де­лен­ные внут­ри и сна­ру­жи зда­ния эле­мен­ты не­су­щей кон­ст­рук­ции) свя­зы­ва­ют его твор­че­ст­во с ис­то­рич. ар­хит. на­сле­ди­ем.

Мис ван дер Роэ и другие Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

Мис ван дер Роэ и другие

Ю.М.Мурзин

Из окна квартиры на 8-й авеню в Нью-Йорке открывается широкая панорама центральной части города. Здания разнообразные, красивые и не очень, высокие и невысокие. Никакого стилевого единства - результат частного землевладения. Почти напротив высится странное сооружение - причудливый небоскреб, перекрещенный по фасадам стальными конструкциями ромбовидного рисунка и стоящий на крыше шестиэтажного дома, построенного еще в начале XX века в стиле ар-деко по проекту архитектора Джозефа Урбана. В этом здании в 1926 году Вильям Рандолф Херст основал компанию «Херст Интернэшнл мэгэзин», со временем превратившуюся в медиаимперию «Херст корпорейшн». Шестиэтажный дом, вероятно не отвечавший имперскому величию, в 1988 году был перестроен по проекту архитектора Нормана Фостера и получил название Херст-тауэр.

Четыре мощные стальные колонны как бы проткнули старое здание, от которого остались только стены, и на этих опорах вознесся 46-этажный небоскреб из стальных конструкций и стеклянных панелей. Кроме офисных помещений в этом здании размещается кафе (Cafe 57) на 380 мест для сотрудников и гостей, использующее экологически чистые продукты с ранчо Херста в Сан-Симеоне, Калифорния. Работает названный в честь архитектора Джозефа Урбана драматический театр на 168 мест с телестудией и выставочным залом для демонстрации печатной продукции издательства «Херст корпорейшн». На 14-м этаже находятся клуб (The Club) с помещениями для занятий фитнесом и йогой и зал для танцев в стиле латино. На 29-м этаже

расположился Институт по проблемам домоводства (Good Housekeeping Research Institute), а на 44-м - зал для приемов, из которого открываются прекрасные виды на Центральный парк, реку Гудзон и центр Манхэттена. Так что сооружение это многофункциональное. Монументальная фреска «Riverlines» Ричарда Лонга, художника из Великобритании, и ультрасовременные интерьеры делают здание «Херст корпорейшн» истинно имперским.

Как любое неожиданное и оригинальное архитектурное творение, здание это, безусловно, привлекает к себе внимание, заставляет остановиться и удивиться смелости его решения. Затрудняюсь сказать, красиво это или нет, да и глупо критиковать творения признанных мировых архитектурных знаменитостей. Мое личное негативное впечатление складывается, когда вхожу в вестибюль, где передо мной высится наклонная гора в три этажа, выполненная из металлических дырчатых пластин, напоминающих гигантские терки для овощей. По горе циркулирует вода, и называется это водяной скульптурой.

Осевую симметрию вестибюля нарушают три узких эскалатора, по косой линии пересекающих всю пирамиду. Говорить о недостатках этой композиции невозможно не только из-за авторитета ее создателя, но также из-за высочайшего качества строительства и выполнения всех деталей. Тем не менее архитектурное решение здания - пример эпатажного творчества лорда Фостера последних лет. С точки зрения элегантности и высокого архитектурного вкуса оно не идет ни в какое сравнение со знаменитым зданием Сиграм-бил-

Интерьеры и детали фасада здания Херст-тауэр. Архитектор Норман Фостер

1 2012

51

Вид на Херст-тауэр в застройке 8-й авеню Эскалаторы в вестибюле здания

Интерьер вестибюля Херст-тауэр

52 1 2012

Фрагменты фасада Херст-тауэр, выходящего на 8-ю авеню

1 2012 53

Сиграм-билдинг, фасад со стороны Парк-авеню. Архитекторы Мис ван дер Роэ и Филип Джонсон

54 1 2012

ТНЕ КОГО ЗЕА8(Ж8

Вход в ресторан «Четыре времени года» на первом этаже Сиграм-билдинг

динг, построенным еще в 1954-1958 годах по проекту Миса ван дер Роэ и при участии Филипа Джонсона. Всякий раз, бывая в Нью-Йорке, я иду по Парк-авеню и стою перед этим огромным черно-коричневым 38-этажным параллелепипедом. Мне хочется снять шляпу, если бы она у меня была. Я разглядываю детали, и в душе возникает чувство гармонии. «Бог в деталях», - говорил Мис ван дер Роэ. И действительно,

продумано все - от пропорций сооружения до вертикальных и горизонтальных членений фасада. Здесь не экономили. Несмотря на дороговизну земельных участков в центре Манхэттена, здание отнесено в глубь от красной линии на 30 метров. Площадь, облицованная розовым гранитом, перед главным входом приподнята. Симметрия сооружения подчеркнута двумя фонтанами на площади. Непонятно за-

За на вески из латунных цепочек на окнах ресторана

Скульптура Урса Фишера и бассейн с фонтаном перед главным входом в Сиграм-билдинг

1 2012

55

Фрагмент фасада нового здания колледжа Купер-Юнион. Памятник Питеру Куперу в сквере на Астор-Плас

Архитектор Томас Мэйн

Фасад нового здания колледжа Купер-Юнион со стороны сквера

56 1 2012

Интерьер вестибюля нового здания колледжа Купер-Юнион

1 2012 57

чем на этой площади между фонтанами поставлена огромная скульптура игрушечного медвежонка с канцелярской лампой - Untitled (Lamp Bear), как назвал это произведение его автор Урс Фишер. Прост и элегантен вестибюль. Золотые колонны и лифтовые шахты, облицованные травертином, мозаичный светящийся потолок. Гениальная простота.

В книге Г.К.Мачульского «Мис ван дер Роэ» (1969) очень подробно описано это сооружение вплоть до его конструктивных решений. Поэтому мне остается передать только личные эмоции. Они сродни чувству, возникающему от слушания Х-мольной мессы Баха.

В ресторане «Четыре времени года» (The Four Seasons), расположившемся в торце здания, мебель выполнена по эскизам Миса ван дер Роэ и в его же манере расставлена Филипом Джонсоном, спроектировавшим этот ресторан. Тоже все очень просто, но необычайно изящно. Поражают занавески на окнах из латунных цепочек, подвешенных в каждом окне по рисунку шторы-маркизы. Одни цепочки потемнели, другие отсвечивают золотом. Сколько их здесь? Вероятно, миллион. От движения кондиционированного воздуха все они тихо позвякивают, шевелятся, мерцают на фоне стекол. Безусловно, Сиграм-билдинг - шедевр архитектуры XX века, родоначальник всех этих зданий-«шкафов», но никому не удалось его превзойти, и постепенно, как и во всем, антиштамп превратился в штамп, а Миса ван дер Роэ в конце его жизни стали незаслуженно упрекать в создании анонимной архитектуры. Вероятно, это судьба всех новаторов в искусстве. Джазовые музыканты, играя музыку, открытую Чарли Паркером, Джоном Колтрейном и Майлзом Дэвисом, могли подражать их манере, но никогда не могли их превзойти.

Но XX век остался в прошлом. Архитектура развивается - нужны новые формы и краски. Остановимся еще на одном сооружении в Нью-Йорке. В районе Ист-Виллидж на пересечении 4-й авеню с Астор-Плас находится маленький огороженный скверик - Купер-сквер, где стоит красивый памятник Питеру Куперу, основавшему в 1857 году колледж Купер-Юнион (Cooper Union) - бесплатное учебное заведение «для поощрения науки и искусства». Рядом в направлении Вашингтон-сквер располагаются корпуса Нью-Йоркского университета, Галерея современного искусства Грея, студенческий центр «Лейб». На улочках - лавки букинистов, дома преподавателей. Поскольку место это студенческое, вокруг полно молодежи.

В том же районе, застроенном в основном невысокими зданиями, к юбилейному 150-му году со дня открытия знаменитого колледжа Купер-Юнион появился новый учебный корпус. Здесь готовят архитекторов и художников, отбирая самых одаренных. Колледж может гордиться такими выпускниками, как Даниель Либискинд, Рикардо Скофидио, Шигеру Бан, Элизабет Диллер.

В соседстве с окружающей застройкой новый девятиэтажный корпус колледжа выглядит инопланетным кораблем. Одни считают его чужеродным и претенциозным объектом,

другие - образцом «зеленой» архитектуры и относят это произведение архитектора Томаса Мэйна к шедеврам архитектуры XXI века. Есть и насмешники, уже прозвавшие его «домом с трещиной» из-за вертикального разлома и изогнутого разреза на главном фасаде.

Самое примечательное в этом сооружении - атриум на всю высоту и широкая крутая лестница, сплошным маршем идущая от одного конца дома до другого с первого до четвертого этажа. Эта лестница, словно амфитеатр, предназначена для встреч, общения студентов, а прототипом ей, по словам автора, была лестница на площади Испании в Риме.

Конечно, если игнорировать историческую ткань городской среды, которая итакуже нарушена заурядными стеклянными башнями по соседству, то можно сказать, что хорошее новое лучше нового плохого. Но мне снова хочется вернуться на Парк-авеню, купить по дороге шляпу, чтобы снять ее перед истинным, на мой взгляд, архитектурным шедевром Сиграм-билдинг. Конечно, построен он много лет назад и архитектура не стоит на месте. Но здание не выглядит старомодным. Это как автомобиль «роллс-ройс», который всегда солиден, шикарен и безукоризнен на фоне вечных поисков автопрома.

Может быть, со временем здания Херст-тауэр и нового корпуса колледжа Купер-Юнион тоже станут примером для подражания, но это уже покажет только история искусств.

Mies van der Rohe and Others. By Yu.M.Murzin

Architect Yu.Murzin talks about his impressions of the three buildings in New York's Manhattan. The «Seagram Building» by Mies van der Rohe, «Hearst Tower» by Norman Foster and «Cooper Union for Advancement of Science and Art» by Thomas Maine. The author does not pretend to carry out an architectural analysis of these buildings, but he prefers the skills of Mies van der Rohe. He also hopes that in the situation when the architect's views are changing quicker, the history of art will elect and retain the true masterpieces.

Ключевые слова: Сиграм-билдинг, Мис ван дер Роэ, Херст-тауэр, Норман Фостер, Ист-Виллидж, Купер-Юнион, Томас Мэйн.

Key words: Seagram Building, Mies van der Rohe, Hearst Tower, Norman Foster, East Village, Cooper Union, Thomas Maine.

В статье использованы фотографии автора

58 1 2012

Людвиг Мис ван дер Роэ. Вилла Тугендхата в Брно. 1928-1930 годы (Чешская республика). универсальный план как основа формообразования.

«То, что не имеет ясной структуры,

                нас вообще не интересует».

 

                                                                             Людвиг Мис ван дер Роэ.

 

 

Людвиг Мис ван дер Роэ является безусловно выдающимся архитектором XX века. Он занимал ведущие позиции в мировой архитектуре и оказал колоссальное влияние на процесс ее развития 1920-х – 1950-х годов, да и сейчас деятельность и наследие великого мастера находится в постоянном поле зрения современных архитекторов и дизайнеров. Людвиг Мис ван дер Роэ своими работами, как осуществленными так и оставшимися на бумаге шел в авангарде архитектурной мысли. Из его творчества современная теория архитектуры предстает перед нами в начале XXI во всей своей конкретике и органической ясности. Мис ван дер Роэ своими постройками, равно как и теоретическими рассуждениями дает хорошо продуманные, четко сформулированные ответы на проблемы архитектуры 20-го столетия. В своем непрестанном творческом поиске он шел к осмыслению и к сформированию концептуальных решений для универсального использования их в проектной практике.

Структура интерьера в такой концепции, по глубокому убеждению Миса ван дер Роэ, не должна быть жестко привязана к изменчивым и зачастую непостоянным формам его использования. Архитектор исходит при разработке внешнего объема здания и взаимного расположения отдельных его частей исключительно из их функционального предназначения. Таким образом Мис ван дер Роэ приходит к утверждению одного из главных своих принципов: «свободный» или «универсальный план», как универсальное средство по формированию внутренней структуры сооружения.

Прежде чем приступить к обсуждению виллы Тугендхата в Брно, необходимо отметить, что еще в 1923-х – 1924-х годах. Мису ван дер Роэ в своих проектах «сельского дома из кирпича» и «дома из железобетона» удалось сформулировать новую концепцию пространства. Внутреннее пространство дома представляло собой не изолированные помещения, а членилось на отдельные функциональные зоны. Стены дома выводятся за пределы интерьера тем самым, устанавливая его тесную связь с окружающей средой. Свободно перетекающее пространство, таким образом, располагалось не только в границах интерьера, оно с помощью и посредством отдельно стоящих перегородок «циркулировало» из интерьера во внешнюю среду и обратно. Вместо отдельных окон, Мис ван дер Роэ применяет здесь сплошные остекленные поверхности, причем трактует их именно как элемент архитектуры.

В проектировании намечается разделение интерьера на жилую и хозяйственную зону. Свободный плана дома является свидетельством изучения Мис ван дер Роэ творчества Фрэнка Ллойда Райта, но Мис ван дер Роэ идет дальше, поступает еще более радикально. Согласно собственным высказываниям он стремился к «последовательности пространственных эффектов» и отмечал, что «Стена теряет свой объемный символ и обслуживает исключительно структуру дома». Мис ван дер Роэ использовал эти работы как своеобразный полигон по выработке общей проектировочной стратегии и разработке первичной пространственной структуры.

Воплощением этих принципов явилась программная работа Мис ван дер Роэ - павильон Германии на Международной выставке в Барселоне 1929 г. Воздействие этой постройки на современную архитектуру трудно переоценить. Здесь получил свое оформление и реализацию принцип  «универсального плана» и поставлена постановка вопроса о взаимодействии формы и функции. Мис ван дер Роэ говорил по этому поводу:  «Форма – не цель, но результат нашей работы» и что здание должно быть сформировано по принципу «идеальной упаковки» для любой функции.

Мис ван дер Роэ одним из первых в этой работе обратился к естественным строительным материалам, но применил их в контрастном сочетании с материалами промышленного изготовления – сталь, хром, стекло. Архитектор последовательно провел свой принцип четкого разграничения несущих и ненесущих элементов конструкции: так называемый принцип «кожи и костей». Павильон Германии на Международной выставке в Барселоне принес Мис ван дер Роэ мировое признание и известность. Дальнейшая разработка этих идей нашла свое логическое продолжение в проекте виллы Тугендхата в Брно.

В 1928 году во время работы над павильоном в Барселоне, к Мис ван дер Роэ обратилась респектабельная семейная пара Фриц и Грета Тугендхат. Они получили от родителей невесты свадебный подарок земельный участок в Брно, который в то время являлся центром современной архитектуры в Чехословакии. Выбор Мис ван дер Роэ, как архитектора проекта виллы не был случаен. Грета Тугендхат в течение нескольких лет жила в Берлине, где  была знакома с деятельностью и работами  Мис ван дер Роэ. Архитектор разрабатывал проект и конструкцию дома в течение 1928 – 1929 года. Тугендхаты предоставили ему полную финансовую независимость и творческую свободу.

Следовательно, для Мис ван дер Роэ данная работа давала уникальную возможность реализовать как свою архитектурную концепцию, так и спроектировать оборудование и мебель для дома. Мис ван дер Роэ стремился и это было логично и естественно продолжить развитие идей павильона в Барселоне, но в данном случае необходимо было учитывать вполне конкретные жизненные потребности заказчика. Это был жилой дом, а не экспозиционный павильон. Мис ван дер Роэ блестяще справляется с данной задачей. Как справедливо отмечал крупный немецкий исследователь в области архитектуры Юрген Едике  «То, что в Барселоне могло восприниматься как причудливая игра плоскостями и материалами, здесь превратилось в концепцию жилого дома».

Идея виллы Тугендхата состояла в нахождении баланса между открытыми и ограниченными пространствами и взаимодействии их с внутренней структурой дома. Вилла состоит из двух этажей и располагается на склоне косогора. Мис ван дер Роэ удачно использует эту особенность местности как основу для проектирования размещая помещения в двух уровнях. Верхний этаж помещается на уровне улицы, здесь находится входная зона. Постройка отличается чистотой формы, белый цвет формирует ее силуэт, на этом фоне четко выделяется темный рисунок дверей, ворот гаража, оконных проемов и окантовки плоской кровли. Данный прием усиливает горизонтальность членений верхнего этажа, подчеркивает протяженность дома, выявляет структуру сблокированных объемов. Входная зона фланкируется гаражом с одной стороны и жилыми комнатами с другой. На плане виллы видно, что Мис ван дер Роэ применяет модульную сетку для проектирования интерьеров и объемов виллы, это видно если посмотреть на характер покрытия входной зоны и открытой террасы. Архитектор разбивает его на симметричные квадраты, которые задают рациональную модульную систему, куда вписываются помещения верхнего этажа.

Рассмотрим верхний уровень, он состоит из трех объемов. В первом блоке находятся гараж, санузел и жилая комната шофера, посредством плоской кровли этот блок связан с другими объемами. Другую структуру формируют два других блока, причем на плане видно, что они имеют сходные очертания и отличаются только по масштабу. В них находятся: входной холл, лестница на нижний уровень, жилые комнаты для хозяев и детские комнаты. Жилые хозяйские комнаты имеют выходы на открытую прогулочную террасу, откуда открывается великолепная панорама старого Брно. На террасу можно так же попасть, пройдя между блоком гаража и основными помещениями. На ней располагается полукруглая скамейка и прямоугольная беседка для вьющихся растений. Интересная деталь - очевидно, что полукруг скамейки повторяет полукруг лестницы ведущей на нижний этаж.

В проекте плана нижнего уровня Мис ван дер Роэ последовательно проводит идею по созданию универсального пространства для различных функций, добиваясь гибкости и мобильности планировки помещений. Чтобы попасть на нижний этаж, надо войти в центральный входной холл, который располагается за имеющей плавные очертания стеклянной стеной, матового молочного оттенка. Эта стена формирует лестницу, ведущую на нижний уровень. Площадь нижнего этажа составляет 280 кв.м. Здесь находится область с блоком комнат прислуги, кухни, кладовой и других подсобных помещений. Причем открытая с большим остеклением зона общего предназначения контрастирует с более ограниченными имеющими традиционные оконные проемы другими помещениями.

Общее пространство, занимает большую часть нижнего этажа и имеет размеры 15 х 24 м.  Оно включает в себя вестибюль, гостиную, столовую, рабочую зону с библиотекой. С западной стороны его ограничивает блок вспомогательных помещений, с севера, проекционная комната для показа кинофильмов, с востока большой, протяженный зимний сад, на юг, где открывается живописный вид на старый город. Как уже говорилось выше Мис ван дер Роэ в проекте виллы стремился использовать и развить опыт Барселонского павильона. Это нашло свое отражение не только в области планировки интерьеров, но и в конструктивной составляющей проекта. Архитектор применяет здесь, что и в Барселоне крестообразные в сечении, выполненные в хромированном металле опоры, играющие роль колонн. Они же в сочетании с отрезками стен являются несущей конструкцией дома. В планировке интерьеров Мис ван дер Роэ применяет тот же принцип свободного плана, что и в Барселонском павильоне, однако в интерьерах виллы Тугендхата диалектика игры колонн и планов была заменена на подачу пространства, которое одновременно заключает в себе элементы интеграции и разделения, а так же определенный фактор трансформации. Это отчетливо прослеживается на примере формирования структуры интерьеров, общей зоны нижнего этажа чье свободно перетекающее пространство, подразделяется на отдельные функциональные зоны перегородками. Надо отметить, что помимо зонирования помещения эти перегородки визуально собирали большое пространство, взаимодействуя с четким ритмом хромированных колонн. Прямая перегородка из золотисто-охристого оникса идущая параллельно длине дома отделяет рабочую зону с библиотекой от внешнего объема гостиной. Особенно примечательна полукруглая перегородка из макассарского эбенового дерева, которая отгораживает столовую зону с круглым столом посередине от остальной части помещения. Этот мотив полукруга уже встречался в абрисе межэтажной лестницы и в контурах скамейки на открытой террасе, к тому же материал перегородки привносит в интерьер элемент экзотики, придает ему изыск буржуазной респектабельности.

Мис ван дер Роэ применяя в отделке виллы такие дорогие и «модные» материалы, как оникс, хромированный металл, линолеум высокого качества, ценное экзотическое дерево, ставит перед собой задачу, чтобы выполненные из них элементы интерьера выступали в роли самодостаточных, само ценных компонентов. И в некоторой степени они своей эстетикой заменяли в интерьере произведения искусства. Кстати, сейчас этот прием распространен в современном проектировании. Впрочем, как и в Барселонском павильоне, Мис ван дер Роэ помещает в зоне гостиной у перегородки из оникса скульптуру в виде женского торса. Скульптура служит дополнительным визуальным, пластическим акцентом в интерьере и ее благородная матовость выгодно оттеняется гладко полированной фактурой оникса.

Предпочтение Мис ван дер Роэ скульптуре как виду искусства для декора интерьера неслучайно, думается, что она привлекала его своим сходством с архитектурой, тот же объем, та же пластика и сложное формообразование.

Помимо перегородок другим элементом по разграничению зон основного помещения выступали серия шелковых занавесей выполненных в приглушенных, светлых тонах. С их помощью пространство приобретало дополнительную, мобильную трансформацию, можно было быстро в дополнение к стационарным перегородкам отделить столовую и рабочую зону от гостиной. Развивая идею о визуальной, пространственной связи между интерьером и внешней средой, Мис ван дер Роэ применяет сплошное остекление по фасаду со стороны сада. В сад можно было попасть, выйдя через дверь в конце столовой зоны и спустившись по ступенькам лестницы с открытой террасы. Кстати, для большего единства внутренней и внешней среды, проектом предусматривалось смелое технологическое решение как, автоматическое опускание стеклянных стен в высокий цоколь, тем самым, внутреннее помещение преобразовывалось в открытую террасу.

Что касается колористической гаммы интерьеров, то она исходит из качества и «чистоты» отделочных материалов, материалов оборудования и мебели, и отличается строгой, изысканной эстетикой. В основную черно-белую составляющую, добавлены неброские, но изысканные  оттенки фактур элементов интерьера.

Отличительной чертой проекта виллы Тугендхата было то, что все оборудование интерьеров было лично разработано Мис ван дер Роэ. Это было отражением его установок на единство создания жилой среды интерьеров и скрупулезная тщательность в проработке деталей. Отсюда его знаменитые высказывания: «бог – в деталях» и «большое в малом». Особенно примечательно мебельное оборудование для виллы. Здесь Мис ван дер Роэ представил свои знаменитые модели: самобалансирующееся кресло «Брно», стул и табурет «Барселона», кофейный столик, самобалансирующиеся стул и кресло «МR». Все они давно уже стали классическими, программными произведениями мебельного дизайна XX века и морально не устарели до сих пор.

В настоящее время эти образцы активно используются архитекторами и дизайнерами для современных интерьеров и всегда узнаваемы. Их актуальность заключается, прежде всего, в отточенной логике и совершенной конструкции.

Проект и постройка виллы Тугендхата сразу были замечены современниками, о впечатлении, которое они произвели, можно судить по высказыванию Филиппа Джонсона доктора искусствоведения, впоследствии выдающегося архитектора США второй половины XX века, ученика и друга Мис ван дер Роэ: «Это похоже на Парфенон. Фотографии не передают полностью впечатление о этой постройке!».

Строительные материалы, которые применялись при постройке дома, его площадь, назначение, бюджет однозначно позиционировали виллу Тугендхата, как выдающиеся произведение строительного искусства. К слову сказать, термин «строительное искусство» очень любил Мис ван дер Роэ, так он называл архитектуру.

На примере виллы Тугендхата было показано и апробировано новое представление о пространстве интерьеров. Влияние этих идей Мис ван дер Роэ на весь дальнейший процесс развития современной архитектуры очень велико. Как точно отмечал в 1958 г.  Юрген Едике: «Единством внутреннего содержания и наружного облика, привлекательностью вписанных в рельеф местности форм, раскрытием в окружающую природу, а главным образом гармонией пропорций вилла Тугендхата может быть отнесена к классическим образцам современного жилища». Стоит упомянуть, что Фриц и Грета Тугендхат после присоединения Чехословакии к фашисткой Германии вынуждены были эмигрировать из страны в 1938 г. Во время Второй мировой войны в вилле размещался офис авиационной компании «Оstmark», а после освобождения Брно в 1945 г. Советской армией, здание спустя некоторое время было передано институту физиотерапии Чехословакии. В 1963 г. вилла Тугендхата была объявлена памятником архитектуры, а 1985 г. была восстановлена в первозданном виде. В  2001 г. вилла Тугендхата была признана ЮНЕСКО памятником культуры и архитектуры международного значения. Официальный сайт:  http://www.tugendhat.eu/en/

Опубликовано в авторском учебном пособии МАО Натальи Нестеровой. "Основные тенденции по организации пространства интерьеров в частном домостроении европейского модернизма 1920-1930-х годов XX века". - М., 2009. - 88 с.

 

 

Современные здания в духе Людвига Миса ван дер Роэ: к юбилею архитектора

7 современных частных домов, которые несут в себе черты архитектурного стиля Миса ван дер Роэ.

Людвигу Мису ван дер Роэ приписывали создание модернизма, а его фраза «less is more» стала девизом нескольких поколений архитекторов. У домов, павильонов, госзданий и коммерческих небоскребов за авторством Миса ван дер Роэ есть общая черта – строгая комбинация функциональности и отказ от традиционных пространственных систем. Он создавал гибкие пространства с открытой планировкой, стирая границы между интерьером и экстерьером.

Следующие семь зданий – современные проекты, которые несут в себе черты архитектурного стиля Миса ван дер Роэ.

 

VilLA MN, Нью-Йорк, США

Архитектура: UNStudio

У этого дома два фасада: один застеклен обычным стеклом, второй – реверсивным. Такая зеркальная стена сохраняет частную жизнь владельцев дома и погружает интерьер в окружающую природу.

 

Riverside House, Чиба, Япония

Архитектура: Keiji Ashizawa Design

Натуральное дерево и бетонный фасад неожиданно переходят в стеклянные стены и затяжное патио, которые стирают грань между домом и внешней средой.

 

House in Oiwake, Оиваке, Япония

Архитектура: Case Design Studio

Мелкие ступени ко входу напоминают Дом Фарнсуорт. Обшивка деревянными панелями на крыше и полу переходит внутрь, чем дополняет облик дома, для которого характерны простые линии.

 

Makkinga House, Маккинга, Нидерланды

Архитектура: DP6 architectuurstudio

Фасад Makkinga House состоит из динамичных чередующихся стеклянных поверхностей и непрозрачных плоскостей.

 

G House: вилла у озера и гостевая пристройка, Реувейк, Нидерланды

Архитектура: ab32 architecten

Две горизонтальные плоскости под одной крышей формируют внешнее и внутреннее пространство. Линия окон искривлена, чтобы придать фасаду необычный, свежий вид.

 

Vivienda en el Miño, Оренсе, Испания

Архитектура: Quico Jorreto

Из этого стеклянного дома открывается вид на горы. Бетонные стены создают закрытые, приватные коридоры.

 

65BTP-House, Сингапур

Архитектура: ONG&ONG Pte Ltd

Подвижные экраны на стеклянных стенах позволяют владельцу регулировать открытость и закрытость дома.

По материалам architizer.com

Аахен | История, население, собор и факты

Аахен , французский Экс-ла-Шапель , голландский Акен , город, Северный Рейн-Вестфалия Земля (штат), западная Германия. Его муниципальные границы совпадают на западе с границами Бельгии и Нидерландов. Это была королевская резиденция императора Карла Великого, и она служила основным местом коронации императоров Священной Римской империи и немецких королей от средневековья до Реформации.Палатинская капелла, шедевр каролингской архитектуры, входит в состав Ахенского собора, который был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1978 году.

Первоначально римский курорт под названием Aquisgranum, Ахен приобрел известность в конце 8-го века во время правления Карла Великого. , став его любимой резиденцией и центром западной культуры и обучения. С момента коронации Оттона I в 936 году до 16 века в Аахене были коронованы более 30 немецких императоров и королей.Аахен был укреплен в конце 12 века и получил муниципальные права в 1166 и 1215 годах, а около 1250 года он стал свободным имперским городом. В 16 веке Ахен начал приходить в упадок. Он был слишком удален от центра Германии, чтобы быть удобным в качестве столицы, и в 1560-х годах место коронации было изменено на Франкфурт-на-Майне. Ахен часто враждовал с императорами во время протестантской Реформации. В 1656 году город был разрушен сильным пожаром.

В Аахене состоялось несколько мирных конференций, в том числе конференции, завершившие Войну за деволюцию (1668 г.) и Войну за австрийское наследство (1748 г.).Оккупированный армией Наполеона в 1794 году и аннексированный Францией в 1801 году, он был передан Пруссии после Венского конгресса (1814–1815 гг.). Город был ненадолго оккупирован бельгийцами после Первой мировой войны. Он был серьезно поврежден во время Второй мировой войны и стал первым крупным немецким городом, павшим от рук союзников (20 октября 1944 г.).

Знаменитые средневековые церкви Св. Фойлана, Св. Павла и Св. Николая были разрушены или сильно повреждены во время Второй мировой войны, но их реконструкция началась почти сразу после этого.Ратуша (ратуша), построенная около 1530 года на руинах дворца Карла Великого и содержащая великолепный Зал императоров, также была повреждена и восстановлена.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Ахенский собор сильно пострадал во время войны. Он сочетает в себе характерные каролингские и готические стили. Палатинская капелла (построенная в 790–805 гг.) Карла Великого, построенная по образцу Сан-Витале (в Равенне, Италия), выполнена в стиле Каролингов, а хор ( г. 1355) и вспомогательные часовни готические. В галерее часовни находится мраморный трон, предположительно принадлежавший Карлу Великому; издавна использовался для коронаций. Могила Карла Великого отмечена каменной плитой, над которой висит бронзовая люстра, подаренная Фридрихом I Барбароссой в 1168 году. Сокровищница собора хранит образцы прекрасного средневекового мастерства и священные реликвии (включая предполагаемые пеленки Иисуса, а также набедренную повязку на распятии) ), которые демонстрируются паломникам каждые семь лет ( см. Палатинская капелла).

Ахенский собор в Аахене, Гер.

© Huber / Управление прессы и информации Федерального правительства Германии

Другие примечательные достопримечательности - это музей Сюрмондта Людвига и фонтан на рыночной площади, увенчанный статуей Карла Великого. В Международном газетном музее представлены экспонаты газет с 16 века до наших дней. Есть множество учебных заведений, в том числе Рейнско-Вестфальский технический университет, основанный в 1870 году, самый ранний из них в Пруссии.Близлежащие горячие источники очень популярны; Швертбад-Квелле в пригороде Буртшайд - самый теплый источник в Германии со средней высокой температурой воды 169 ° F (76 ° C).

Ахен - железнодорожный узел, промышленный и торговый центр региона добычи бурого угля; поблизости работают почти все предприятия тяжелой промышленности. Производимая продукция включает оборудование, электронику, химикаты, пластмассы, текстиль, стекло, косметику, иглы и булавки. Поп. (Оценка 2003 г.) 256 605.

Меньше значит больше: Мис ван дер Роэ, пионер современного движения

Меньше значит больше: Мис ван дер Роэ, пионер современного движения

Павильон Барселоны, первоначально известный как Немецкий павильон, был спроектирован Мисом ван дер Rohe в 1929 году. Изображение © Гили Мерин Поделиться
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Whatsapp

  • Почта

Или

https: // www .archdaily.com/350573/happy-127th-birthday-mies-van-der-rohe

Людвиг Мис ван дер Роэ (27 марта 1886 - 17 августа 1969) - один из самых влиятельных архитекторов 20 века, известный своей ролью в развитии самого стойкого архитектурного стиля эпохи: модернизма. Карьера Миса, родившегося в Аахене, Германия, началась во влиятельной студии Питера Беренса, где Мис работал вместе с двумя другими титанами модернизма, Вальтером Гропиусом и Ле Корбюзье. На протяжении почти столетия минималистский стиль Миса оказался очень популярным; его знаменитый афоризм « меньше значит больше» до сих пор широко используется даже теми, кто не знает его происхождения.

+ 8

Мис начал развивать этот стиль в течение 1920-х годов, сочетая функциональные индустриальные интересы своих современников-модернистов и эстетическое стремление к минимальным пересекающимся плоскостям - отвергая традиционные системы замкнутых комнат и сильно полагаясь на стекло для растворения. граница между интерьером и экстерьером здания. Десятилетие было отмечено его предложением о небоскребе на Фридрихштрассе, нереализованной полностью стеклянной башне, спроектированной в 1921 году, которая закрепила его известность в архитектурном авангарде, а также его немецким павильоном 1929 года на выставке в Барселоне (более известным как Павильон Барселоны. ), который остается одним из его самых известных и популярных произведений.

В 1930 году Мис сменил Ханнеса Мейера на посту директора Баухауза - школы, основанной и наиболее часто связанной с ее основателем Вальтером Гропиусом, - руководившей школой до тех пор, пока она не была вынуждена закрыться в 1933 году под давлением нацистского правительства. В 1932 году работы Миса стали краеугольным камнем выставки Музея современного искусства «Международный стиль», организованной Филипом Джонсоном и Генри-Расселом Хичкоком, выставки, которая не только укрепила роль Миса как лидера модернистского движения. но также представил само движение более широкой международной аудитории.


Родственная статья

AD Classics: Павильон Барселоны / Мис ван дер Роэ

После закрытия Баухауза и продолжающегося подъема нацистов в Германии Мису становилось все труднее работать в своей родной стране. В конце концов он решил эмигрировать в Соединенные Штаты в 1937 году, где поселился в Чикаго и возглавил Технологический институт Иллинойса. За 20 лет работы в IIT Мис разработал то, что стало известно как «вторая чикагская архитектурная школа», стиль упрощенных, прямолинейных высотных зданий, примером которых являются такие проекты, как 860-880 Lakeshore Drive и Seagram Building.Наряду с этой новой типологией небоскребов он также продолжил развивать свою типологию павильонов с низкой посадкой, которую он впервые опробовал в таких проектах, как Павильон Барселоны, - с его полностью прозрачным домом Фарнсворт, завершенным в 1951 году, вероятно, самым прочным примером в США. Иногда Мису удавалось объединить обе эти типологии в одну композицию, как он это сделал в комплексе из трех зданий Чикагского федерального центра.

Познакомьтесь с некоторыми из самых знаковых проектов Миса ван дер Роэ:

Павильон Барселоны (1929)

Первоначально известный как Немецкий павильон, Павильон Барселоны был спроектирован Мисом ван дер Роэ в 1929 году.Изображение © Гили Мерин

Дом Фарнсворта (1951)

Дом Фарнсворта Миса ван дер Роэ, демонстрирующий оригинальную мебель Эдит Фарнсворт. Изображение © Уильям Збарен

Здание Сиграм (1958)

Здание Сиграмм было спроектировано Людвигом Мисом ван дер Роэ. Изображение © FADB | Shutterstock

Парк Лафайет (1959)

Парк Лафайет представляет собой самую большую в мире коллекцию зданий, спроектированных Мисом ван дер Роэ. Изображение © Джейми Шафер

Новая национальная галерея (1968)

Новая национальная галерея Миса ван дер Роэ была недавно отремонтирована Дэвидом Чипперфилдом.Изображение предоставлено BBR / Thomas Bruns.

IBM Building (330 North Wabash) (1973)

330 North Wabash (в центре), спроектированный Мис ван дер Роэ. Изображение © Стивен Дальман, по лицензии CC BY-SA 3.0

Чикаго

Федеральный центр (Федеральное здание Ключинского) (1974) Официально известный как Федеральное здание Ключинского, Чикагский федеральный центр был спроектирован Мис ван дер Роэ и завершен в 1974 году. , через пять лет после смерти архитектора. Изображение © Нина Ализаде | Shutterstock

Людвиг Мис ван дер Роэ

Один из лидеров модернистской архитектуры, Людвиг Мис ван дер Роэ создал целый ряд работ - от стальной трубчатой ​​мебели до культовых офисных зданий - которые повлияли на поколения архитекторов во всем мире.От жилых пространств, таких как Вилла Тугендхат в Чешской Республике, до больших замысловатых офисных башен, таких как Сиграм-билдинг в Нью-Йорке, он наполнил свои здания плавной пространственной гармонией, отражающей его часто цитируемый афоризм «меньше значит больше». Хотя эта цитата может показаться отражением преобладающего интереса к достижению минималистского совершенства, его страсть к богатым материалам, поверхностям и текстуре раскрывает творческий ум, в равной степени озабоченный мелочами архитектурного пространства, или, как в другой приписываемой ему цитате: «Бог в деталях ».

Карьера Миса началась в благодатной атмосфере Берлина после Первой мировой войны, где ведущие художники и интеллектуалы формировали сообщество, которое привлекало самые яркие таланты со всей Европы. Его дальновидное представление на конкурс небоскребов на Фридрихштрассе 1921 года, хотя и не было победителем, было беспрецедентным использованием новых материалов - стали и стекла, которые позже определили модернистскую архитектуру. В течение десятилетия он получал более крупные и выдающиеся заказы, кульминацией которых стало предложение спроектировать немецкий павильон для Всемирной выставки 1929 года в Барселоне.Небольшое строение, которое он построил, с его плавными пространствами, богатыми мраморными стенами и мебелью по индивидуальному заказу, имело огромный успех. Примерно в это же время Мис сформировал очень плодотворные партнерские отношения с архитектором-дизайнером Лилли Райх, с которой он сотрудничал над многочисленными проектами. Их партнерство продлилось до его эмиграции в США в 1938 году.

Не менее важно, чем наследие его зданий, влияние Миса как учителя архитектуры. В Германии он был последним директором влиятельной школы Баухаус до ее закрытия под давлением нацистов в 1933 году.Вскоре после его прибытия в Соединенные Штаты ему предложили должность директора Института брони в Чикаго (позже переименованного в Иллинойский технологический институт), где он разработал учебную программу, которая повлияла на поколение американских архитекторов.

Америка предоставила Мису возможности работать в гораздо большем масштабе, чем он имел в Германии, о чем свидетельствует коллекция изящных стеклянных офисных и жилых башен, которые населяют города по всей Северной Америке. Хотя в период после его смерти многие архитекторы отвергли его строгий формализм в пользу более эклектичного языка постмодернизма, его наследие продолжает влиять на преподавание и практику архитектуры сегодня.

Введение Пола Галлоуэя, специалиста по коллекциям, Департамент архитектуры и дизайна, 2016 г.

Людвиг Мис ван дер Роэ

Современный город с его башнями из стекла и стали можно, по крайней мере, частично отнести к влиянию архитектора Людвига Мис ван дер Роэ. Не менее значительным, хотя и меньшим по размеру, является смелый дизайн мебели Мис, предметы, которые демонстрируют безошибочное чувство меры, а также минималистские формы и изысканно изысканные детали.Фактически, его стулья были названы архитектурой в миниатюре - упражнениями в структуре и материалах, которые достигают необычайной визуальной гармонии как автономные части и по отношению к интерьерам, для которых они были разработаны.

Мис ван дер Роэ начал свою карьеру в архитектуре в Берлине, работая сначала в студии Бруно Поля, а затем, как Ле Корбюзье и Вальтер Гропиус, для Петера Беренса. В 1927 году жилищный проект Weissenhofsiedlung в Штутгарте, Германия, снова объединил эти имена.Считается, что это один из самых заметных проектов в истории современной архитектуры, он включает в себя здания Гропиуса, Корбу, Беренса, Миса и других.

В 1928 году Мису и его товарищу и коллеге, дизайнеру и выпускнице школы Баухаус Лилли Райх было предложено спроектировать немецкий павильон для Международной выставки 1929 года в Барселоне. Целью павильона было предоставить место, которое могли бы посетить король и королева Испании во время открытия выставки. Имея это в виду, Мис разработал современный трон, известный сегодня как стул Barcelona®, для их величеств.В следующем году Мис разработал еще одно примечательное кресло, Brno, с консольной опорой, бросающей вызов гравитации.

В 1930 году Мис сменил Уолтера Гропиуса на посту директора Баухауза, где он оставался до закрытия школы в 1933 году. В 1937 году Мис эмигрировал из Европы в Соединенные Штаты, а через год стал директором архитектуры в Иллинойсе. Технологический Институт. Остальная часть его карьеры была посвящена продвижению модернистского стиля архитектуры в Соединенных Штатах, в результате чего были построены строго современные здания, такие как Дом Фарнсворта и Здание Сиграмм, спроектированные с Филипом Джонсоном.

модернистский архитектор, который довел Баухаус до конца

Третий и последний директор Баухауза был одним из самых известных архитекторов в мире. Продолжая нашу серию «Баухаус 100», посвященную 100-летию чрезвычайно влиятельной школы, мы представляем пионера модернизма Людвига Мис ван дер Роэ.

Людвиг Мис ван дер Роэ, просто Мис для всего мира дизайна, - одна из самых выдающихся фигур в архитектуре. Будь то его гномические утверждения - «меньше значит больше» и «Бог в деталях» - или культовый павильон Барселоны или столь же знаковое кресло в Барселоне, его присутствие граничит с мифом.

Как выразился Уильям Дж. Р. Кертис, он «один из тех архитекторов, которые отказываются уезжать».

Мис более известен своими постройками, чем Баухаус

Мис, пожалуй, сейчас наиболее известен своими американскими небоскребами, такими как башни Лейк-Шор-Драйв, Сиграм или IBM Plaza - проектами, за которые с тех пор он несет вину за любую унылую стеклянную башню. Тем не менее, зарождение этих работ и его переход от более классического дизайна к модернизму произошли в довоенной Германии.

Точно так же, хотя его помнят как педагога в то время, когда он возглавлял Иллинойский технологический институт (ИИТ), менее часто обсуждаются несколько лет, которые он провел у руля невероятно осажденного Баухауса.

Миса, возможно, помнят больше за то время, когда он был главой Иллинойского технологического института, чем за то, что он руководил Баухаусом. Фото Артуро Дуарте-младшего.

Вход Миса в Баухаус никогда не был особенно легким. Преемник Вальтера Гропиуса, Ханнес Мейер, был уволен из школы в 1930 году мэром Дессау за то, что якобы политизировал студентов своими коммунистическими взглядами.

После неудачной попытки убедить Гропиуса - тогда сосредоточившегося на своей архитектурной практике - вернуться, мэр вместо этого предложил Миса, назначенного в том же году.

Несмотря на всю репутацию Баухауса, Мис поступил в школу как полноправный представитель немецкого авангарда, навязывая свои собственные (тогда еще относительно новые) идеи о том, каким должен быть современный дизайн.

Мис, Гропиус и Ле Корбюзье работали на Питера Беренса

Мис родился в Аахене в 1886 году.Сын каменотеса, он работал в мастерской своего отца и в нескольких дизайнерских фирмах до переезда в Берлин в 1905 году, надеясь присоединиться к известной архитектурной фирме.

Он присоединился к офису Бруно Поля, дизайнера интерьеров и архитектора, любителя эффективно спланированного абстрактного классицизма, который позже спроектировал дом и два ресторана для выставки Werkbund в Кельне.

Работая на Пола (но якобы сопротивляясь всем его советам и предложениям помощи), Мис построил свое первое здание: удивительно традиционный дом Риля в Потсдаме.

Один из самых влиятельных архитекторов 20-го века, Мис уже был основан, когда он принял должность директора Баухауза

Впечатленный дебютом этого 21-летнего парня, Питер Беренс предложил Мису работу в своем офисе - вместе с Гропиусом и Ле Корбюзье - первоначально работавшим над AEG. Турбинный завод. Мис создавал свою репутацию дизайнера домов для высших слоев общества и, чтобы лучше общаться с этой клиентурой, он отказался от своего имени при рождении - Мария Людвиг Майкл Мис - ради чего-то более классного, добавив фамилию своей матери Роэ и голландское «ван дер» из-за защищенного характера немецкой частицы «фон».

Это, наряду со временем, проведенным во время Второй мировой войны на строительстве дорог и мостов, привело к изменению архитектурного подхода Миса. Хотя он все еще увлекался странным неоклассическим дизайном, он завоевал репутацию своих дальновидных современных идей.

Он работал директором по архитектуре Werkbund, помогал организовать модель Weissenhof Estate, сотрудничал с дизайнерским журналом G и был основателем архитектурного коллектива Der Ring. Его ярким модернистским дебютом, который так и не был построен, но увековечен в фотомонтаже, стал небоскреб на Фридрихштрассе 1919 года, его стеклянная кожа и стальные кости были знаком грядущего.

Мис спроектировал Немецкий павильон 1929 года, наиболее известный как Павильон Барселоны, за год до того, как стал директором Баухауза. Фото Кристиана Гэнширта

Именно его успешное руководство выставкой Stuttgart Werkbund принесло Мису заказ на создание Немецкого павильона 1929 года на Международной выставке в Барселоне: это одна из его самых плодотворных работ. По словам комиссара Георга фон Шницлера, эта формальная композиция самолетов должна была дать «голос духу новой эры».Миса, вероятно, мало волновала его роль как пропаганды, больше как средства исследования идей свободной планировки и плавающей крыши.

Мис был аполитичным директором Баухауза

Год спустя, взяв на себя неблагодарную задачу руководства Баухаусом в чрезвычайно напряженный политический момент, Мис, казалось, рассматривал ситуацию в Германии скорее как раздражение, мешающее работе. В некотором роде суть заключалась в том, что он должен был стать аполитичным директором после откровенно коммунистического Мейера, который удерживал бы школу от любых дальнейших политических царапин.

Подход Миса к пресечению этой не относящейся к делу политической деятельности был жестоким, и некоторые описывали его как авторитарный. Каждый студент проходил индивидуальное собеседование и пригрозил отчислением, если он не будет следовать новым правилам.

Мис разработал стул Barcelona Chair в сотрудничестве с архитектором Лилли Райх для павильона Барселоны. Он стал символом для Bauhaus

Политических дискуссий следовало избегать, они не должны были задерживаться в столовой, и они не должны были шуметь в городе.Активизм был подавлен, как и противоречивые работы, и Мейер осуждающе охарактеризовал это как «возвращение к школе обучения».

Однако произошел почти полный сдвиг в сторону архитектуры - мебельные, металлические и настенные мастерские были объединены в дизайн интерьера. Пауль Клее ушел, и Василий Кандинский обнаружил, что немного вертит пальцами. Многое из этого было сделано в образе самого Миса: его единственным новым сотрудником была Лилли Райх, его сотрудница и какое-то время романтическая партнерша, и вскоре воцарилось чувство эстетической гегемонии Мизеса.

Мис заплатил за последний дом Баухауза в Берлине

Насколько Мис пытался сделать модернизм аполитичным, чтобы выжить при нацизме, остается спорным, но это быстро оказалось неэффективным: когда нацистская партия получила контроль над советом Дессау, она закрыла Баухаус.

Вальтер Гропиус: идейный деятель, основавший Баухаус

Мис использовал свои собственные деньги, чтобы арендовать заброшенную фабрику в Берлине, которая послужила недолговечным третьим домом для школы во время ее менее известного года в немецкой столице.Студенты работали над восстановлением этой фабрики и почти год работали без помех, пока гестапо не совершило рейд на школу, заподозрив ее в проведении антинацистской пропаганды.

Мис выступил с протестом, и в конце концов школе разрешили вновь открыться при условии замены некоторых учителей, в том числе Кандинского, людьми, которые лучше поддерживали бы нацистские принципы. Мис и другие сотрудники посчитали, что лучше сами добровольно закрыть школу.

Небоскребы Миса на десятилетия задали тон корпоративной архитектуре Северной Америки.Фото Alexpankratz

Между окончательным закрытием Баухауза и эмиграцией Миса в Соединенные Штаты он построил очень мало. Как и Гропиус, он участвовал в конкурсе Рейхсбанка 1933 года, но в остальном, казалось, был полон решимости переждать нацистов, вызывая критику со стороны бывших коллег из Баухауза, которые покинули страну гораздо поспешнее. Неохотно в 1937 году он переехал в Америку.

В Соединенных Штатах после депрессии Мис нашел множество корпоративных клиентов, желающих реализовать идеи, которые казались невозможными в Германии. Международная выставка современной архитектуры в Нью-Йоркском музее современного искусства в 1932 году уже сделала имя Миса известным.

Он перепроектировал и преподавал в IIC с 1938 по 58 год и стал американским гражданином в 1944 году, определив, к лучшему или худшему, то, что станет общепринятым способом построения культурной, образовательной и корпоративной архитектуры на десятилетия.

Серия Dezeen Bauhaus 100 исследует непреходящее влияние школы

Bauhaus - самая влиятельная школа искусства и дизайна в истории. В ознаменование столетия со дня основания школы мы создали серию статей, посвященных ключевым фигурам и проектам школы.

См. Всю серию «Баухаус 100» ›

Основная иллюстрация - Веса Саммалисто, дополнительная иллюстрация - Джек Бедфорд.

Мис ван дер Роэ Архитектура, биография, идеи

Краткое изложение Людвига Мис ван дер Роэ

20 ноября 1938 года Технологический институт брони провел торжественное мероприятие в отеле Palmer House в Чикаго, чтобы отметить своего нового руководителя архитектуры. программа. Его представил Фрэнк Ллойд Райт, который практически не восхищался никаким другим живым архитектором.Но этот случай был другим. О почетном госте Райт сказал: «Я восхищаюсь им как архитектором, уважаю и люблю его как человека. Институт брони, я отдаю вам своего Миса ван дер Роэ. Вы относитесь к нему хорошо и любите его, как и я. Он будет вознаградить вас. " Райт сразу же покинул сцену. Редкость публичного получения безоговорочной похвалы Райта подчеркивает блеск Людвига Мис ван дер Роэ и его хваленое место в современной архитектуре как одного из основателей международного стиля в Германии.Мис не разочаровал и своих новых работодателей: в течение следующих тридцати лет он помог установить международный стиль в качестве окончательного архитектурного языка североамериканского послевоенного модернизма и повлиял на сотни эмуляторов по всему миру. Его эстетика из стали и стекла стала архетипом термина «современная архитектура» на десятилетия даже после его смерти. Здания Миса стали главными целями постмодернистов, которые позже атаковали международный стиль.

Достижения

  • Вместе с Ле Корбюзье и Вальтером Гропиусом Мис помогал пионерам кристаллизации международного стиля как основного направления современной архитектуры в начале 1920-х годов.В отличие от Ле Корбюзье и других первых поборников международного стиля, которые отошли от него, отчасти из-за критики современной архитектуры в 1960-х годах, он оставался полностью преданным движению в течение последних четырех десятилетий своей карьеры.
  • Мис впервые назвал свои проекты небоскребов из стали и стекла и горизонтально ориентированных домов и павильонов архитектурой «кожа и кости» из-за минимального использования промышленных материалов, определения пространства, а также жесткости конструкции и их прозрачность.Его архитектура способствует растворению внутреннего и внешнего и отрицанию ощущения полной замкнутости. Вместо этого они поощряют максимальную гибкость в своих пространственных конфигурациях, что для Миса означало, что они максимизировали свою пространственную полезность.
  • Здания Миса часто подчеркивают свою особенность по сравнению с окружающей средой, выставляя на обозрение самих себя - и, благодаря своей прозрачности, своих обитателей. Это делает многие из них, такие как Павильон Барселоны, идеальными для общественных мероприятий, но также делает некоторые из них, такие как Дом Фарнсворта, заведомо трудным для проживания, когда необходима конфиденциальность.
  • Выросший в камнерезной мастерской своего отца, Мис очень внимательно относился к выбору материалов для своих работ, включая прекрасный камень, хром, бронзу и даже кирпич. Многие из его зданий, особенно Дом Тугендхат и Здание Сиграмм, были чрезвычайно дорогими в строительстве и в равной степени известны своим прекрасным мастерством и промышленными методами строительства.

Биография Людвига Миса ван дер Роэ

Мария Людвиг Майкл Мис родился в городе Аахен на западе Германии весной 1886 года.Ахен, известный по-французски как Экс-ла-Шапель, был столицей Франкской империи Карла Великого в восьмом и девятом веках нашей эры. Однако к моменту рождения Миса почти 1100 лет спустя он стал одним из многочисленных центров тяжелой промышленности в Рурском регионе Королевства Пруссия, доминирующего государства в империи Вильгельмин до Первой мировой войны.

Mies ван дер Роэ Биография, жизнь и цитаты

Биография Людвига Миса ван дер Роэ

Ранняя жизнь и обучение

Мария Людвиг Майкл Мис родилась в городе Аахен на западе Германии весной 1886 года.Ахен, известный по-французски как Экс-ла-Шапель, был столицей Франкской империи Карла Великого в восьмом и девятом веках нашей эры. Однако к моменту рождения Миса почти 1100 лет спустя он стал одним из многочисленных центров тяжелой промышленности в Рурской области Королевства Пруссия, доминирующего государства в империи Вильгельмин до Первой мировой войны.

Mies Отец был каменотесом, но, хотя Мис сопровождал отца на стройки, он никогда не получал формального архитектурного образования.Мис развил свои навыки рисования, начиная с 15 лет, когда он поступил в ученики к нескольким местным архитекторам Аахена для создания визуализаций архитектурных орнаментов.

В 1905 году Мис переехал в Берлин, где получил ученичество у Бруно Пола, который был известен как своими работами в стиле модерн, так и дизайном мебели. В течение двух лет он получил свой первый независимый заказ - дом Риля в Потсдаме, недалеко от Берлина, который настолько впечатлил архитектора Петера Беренса, тогда самого известного и самого прогрессивного архитектора Германии, что он предложил Мису работу в своем офисе.Именно там Мис познакомился с Вальтером Гропиусом и Ле Корбюзье, которые также присоединились к офисному персоналу Беренса во время его пребывания в должности.

Однако Мис расстроился, работая под руководством Беренса. Позже он возьмет на себя ответственность за возвышение внутреннего двора большого турбинного завода Беренса для AEG, построенного между 1907-10 гг. В Берлине, говоря, что Беренс «не понимал, что делает». Мис часто выражал восхищение голландским архитектором Хендриком Петрусом Берлаге и его Амстердамской биржей, завершенной в 1903 году, зданием, которое Беренс однажды назвал passé .Мис, по-видимому, ответил: «Ну, если вы не сильно ошибаетесь», что привело Беренса в ярость, едва сдерживаясь от удара Миса.

Годы войны

Физическое созревание Миса придало ему внушительный облик, но его личность была сдержанной, немногословной и рассудительной. В 1913 году он женился на Адель Огюст (Ада) Брун, дочери богатого промышленника. Как и Ле Корбюзье позже в 1920 году, чтобы отметить свое профессиональное превращение из ремесленника в архитектора, Мис изменил свое имя, добавив фамилию своей матери «Роэ» с голландским соединением «ван дер», поскольку в то время в Германии (все еще Империя) использование слова «фон дер» было юридически ограничено теми, кто мог доказать свое благородное происхождение.Это также компенсировало фамильное имя его отца, поскольку «mies» переводится как «гнилой» или «паршивый».

По большому счету, его брак с Адой не был счастливым, хотя в нем родились три дочери. Доротея (1914-2008), известная как Джорджия (ван дер Роэ), сделала себе имя как танцовщица, а затем актриса, прежде всего в Нью-Йорке. Марианна (1915–2003) и Вальтрауб (1917–1959), впоследствии ставшие куратором и исследователем Чикагского института искусств. Мис был призван на Первую мировую войну в 1915 году, сначала направлен во Франкфурт-на-Майне, затем в Берлин и, наконец, в 1917 году в Румынию, где он провел остаток войны и родил внебрачного ребенка.

Послевоенное возвращение к архитектуре

Мис вернулся с военной службы в ноябре 1918 года. Хотя его семья, благодаря отцу Ады, оставалась зажиточной, даже в период гиперинфляции в Германии Мис оставался беспокойным. Хотя он возобновил свою практику, он испытывал профессиональный кризис в отношении направления своей архитектуры, и в феврале 1920 года он и Ада расстались. Она взяла на себя опеку над их дочерьми, которых Мис видел лишь изредка, пока не переехал в США.Он сохранил свою квартиру в Берлине, пока Ада и девочки переехали в западный пригород Борнштедта.

На протяжении большей части первой половины 1920-х годов Мис жил жизнью холостяка-художника, двигаясь в большом плавильном котле архитектурных и дизайнерских идей, которым стал Берлин, познакомившись с Тео ван Дусбургом, Вернером Граффом и Эль Лисицким. , и быть в курсе развития Баухауса, де Стейля, экспрессионизма и конструктивизма. Он сохранил свою практику на плаву за счет комиссионных для частных резиденций для богатых клиентов, которые оставались эстетически очень традиционными.В то же время его теоретические представления об архитектуре начали двигаться в новых направлениях.

К 1924 году Мис познакомился с Лили Райх, дизайнером мебели, которая также стала его офис-менеджером, пока он не переехал в Соединенные Штаты (и даже тогда она все еще вела его личные и профессиональные записи до своей смерти в 1947 году). Тем не менее, Мис жил отдельно от нее, как и от всех женщин, с которыми он был связан после распада его брака.

Райх отвечал за организацию и установку выставки внутренней отделки в Штютгарте в 1927 году, которая совпала с организацией Мисом выставки прототипов жилых домов Weissenhofsiedlung.Для экспозиции Мис представил свое кресло MR из трубчатой ​​стали, вдохновленное более ранними образцами Марселя Брейера и Марта Стама. Вместе Райх и Мис разработали знаменитый стул Barcelona, ​​вполне возможно, самый известный дизайн мебели века, премьера которого состоялась в одноименном немецком павильоне Миса на всемирной выставке в 1929 году.

Карьера в стойле в нацистской Германии

Мис был был щедро награжден за свой Немецкий павильон на всемирной выставке 1929 года и получил значительную зарплату, когда занял пост директора Баухауза в 1930 году от Ханнеса Мейера, который подал в отставку из-за противоречий после того, как анти-левые обвиняли его в социалистической политической активности муниципалитет Дессау, где тогда располагалась школа.Мис намеревался деполитизировать окружающую среду, отбросив ассоциации школы с производством, чтобы сосредоточиться исключительно на обучении искусству, архитектуре и дизайну. После своего назначения Мис лично взял интервью у каждого студента, уволив тех, кого он считал непринужденным или слишком политизированным. Он не изменил состав факультета, за исключением добавления к нему Лили Райх. Он начал одевать свою новообретенную власть, неизменно нося костюмы, оттененные модными боулерами и шляпами хомбургов.Некоторое время он даже носил монокль. Он набрал вес и стал почти непрестанно курить сигары - привычка, которая много-много лет спустя убила его.

От природы сдержанная личность Миса, тем временем, как педагога, превратилась в своего рода «авторитетную отстраненность», играющую роль сильного и молчаливого человека. Действительно, один друг заметил, что Мис обычно позволял другим доминировать в разговоре до тех пор, пока не считал, что они вылили все, что хотели сказать, а затем часто прокрадывался и делал итоговое заявление или вводил что-то, что еще никто не рассматривал, что придавало его словам особую привлекательность. определенная гравитация .

Мис принял Баухаус, но с ростом нацистов и продолжающейся враждебностью в Дессау стало ясно, что даже после переезда в Берлин в 1932 году школа была обречена. Мис вложил свои деньги в заброшенную телефонную фабрику на окраине Берлина, ставшую новым домом для школы, но он был захвачен нацистами. После длительных споров с подчиненными Гитлера, чтобы позволить школе открыться, Мис получил зеленый свет, после чего он и его коллеги-преподаватели закрыли школу по собственному желанию, понимая, что она не выживет в новом политическом порядке Германии.

Переехать в США

Несмотря на аполитичную позицию Миса, было ясно, что его профессиональное положение в нацистской Германии стало неприемлемым к 1937 году. После переговоров с несколькими учреждениями Мис наконец принял приглашение возглавить архитектурную программу в Armor Технологический институт (вскоре переименованный в Иллинойский технологический институт). В августе 1938 года, после некоторого преследования со стороны нацистских властей из-за его паспорта, Мис иммигрировал в США навсегда к началу нового учебного года.

Во время одной поездки в Чикаго во время этих переговоров Мису удалось связаться с Фрэнком Ллойдом Райтом, который необычным образом пригласил его в Талиесин, где они сблизились, несмотря на то, что Мис не говорил по-английски, а Райт - по-немецки. Мис был очень впечатлен Талиесином, который вышел на террасу с видом на сельскую местность Висконсина и воскликнул: «Свобода! Это королевство!» В конце четырехдневного визита Райт даже отвез Миса обратно в Чикаго, остановившись в Расине, чтобы показать ему строящееся здание Johnson Wax Building.Когда они добрались до Чикаго, Райт также провел Мис экскурсию по Оук-парку и дому Роби. Райт, конечно же, представит Миса архитектурному сообществу Чикаго, как только Мис наконец поселится в своем новом доме.

Мис поселился в Чикаго, по пути выучив английский язык. В канун Нового 1940 года он познакомился с Лорой Маркс, скульптором, недавно разведенной с архитектором Самуэлем Марксом. По мнению всех присутствующих, это была любовь с первого взгляда, отношения, которые продлились с перерывом на год между 1947-48 годами до смерти Миса, хотя они никогда не поженились и никогда не жили вместе.Позже Мис назовет годы между 1941 годом и временным разрывом в их отношениях лучшими годами своей жизни.

Лора помогла Мису найти постоянное место жительства на Ист-Пирсон-стрит, 200 в центре Чикаго, квартиру в здании в стиле неоренессанс, построенном в 1916-1917 годах - вряд ли современные постройки, которые он проектировал сам. У Миса обычно было место для себя, за исключением тех случаев, когда его дочери начали навещать его, начиная с конца 1940-х годов. Он также в 1940-х годах начал развивать отношения с Дирком Лоханом, его внуком через Марианну.Лохан фактически тренировался под руководством Миса и стал относительно близок к своему деду лично и профессионально, до такой степени, что к нему часто обращались, когда одно из зданий Миса нуждалось в реставрации или планировалось пристройка.

Мис широко общался в Чикаго, как со студентами, так и с друзьями, большинство из которых помнят, что он был довольно доступным, несмотря на его сдержанный характер, даже зашел так далеко, что считался своего рода отцом для многих молодых людей, которых он наставлял. в ИИТ.Мису не представлялось сложным уравновесить двойную ответственность преподавателя и профессиональной практики, хотя со временем он стал меньше заботиться об обучении.

Мис также любил выпить в компании, особенно мартини, и он умел пить. Лора не могла, в конце концов признав, что была алкоголичкой в ​​1947 году, вступила в Анонимные Алкоголики и разорвала отношения с Мисом (с разницей в один год). Сомнительно, чтобы Мис разделяла ее алкоголизм; его ученики, сотрудники и даже его водитель - у Миса даже не было машины до 1950-х годов, и даже тогда на ней водила только Лора - практически никогда не видел его пьяным.

Это было также в 1947 году, когда Мис получил честь провести персональную выставку в МоМА, на которой присутствовал никто иной, как Фрэнк Ллойд Райт. Получившаяся в результате публичность и успех шоу увеличили мировую известность Миса, и в том же году он встретил Герберта Гринвальда, застройщика из Чикаго, который стал одним из самых лояльных клиентов Миса (до февраля 1959 года, когда Гринвальд погиб в самолете крушение). Гринвальд поручил Мису спроектировать Promontory Apartments и Lake Shore Drive Apartments, а также Esplanade Apartments в Чикаго, а также большой проект Lafayette Park в Детройте.

Lafayette Park был крупной реконструкцией якобы разрушенного района с низким доходом к северу от центра города, который подпадал под зонтичную категорию американского городского обновления послевоенной эпохи. Однако, в отличие от большинства проектов обновления городов, видение Миса - проект смешанного и многоцелевого использования высотных домов, таунхаусов, школ, общественных центров и коммерческой застройки, завершенный совместно с его коллегой по факультету ИИТ и другом Людвигом Хильберсаймер - оказался относительно успешным. Парк Лафайет стал настолько центральным в деятельности офиса Миса в конце 1950-х годов, что, когда Гринвальд умер, Мис был вынужден уволить половину своего персонала, хотя проект был по существу незавершенным.

Дальнейшая жизнь и смерть

После 1960 года здоровье Миса стало все хуже и хуже. Он принимал гораздо меньшее участие в повседневных операциях своего офиса, хотя фирма по-прежнему процветала, выполняя такие проекты, как Toronto-Dominion Center и Берлинская Neuenationalgalerie; последний был открыт в сентябре 1968 года. Мис был слишком слаб, чтобы присутствовать на церемонии открытия, но за несколько месяцев до этого он присутствовал при установке массивной кессонной крыши - девятичасовом мероприятии, за которым он наблюдал с большим интересом.

Мис проводил много времени дома, обездвиженный артритом, хотя он регулярно принимал гостей, включая Джина Саммерса и Дирка Лохана из своего офиса, Филлис Ламберт (которая жила в апартаментах Миса на Лейк-Шор-Драйв), его дочь Марианна и Лора Маркс. Он и Лора немного путешествовали; излюбленным местом отдыха был Тусон, штат Аризона, который, несомненно, принес облегчение от холодных чикагских зим.

У Миса развилось косоглазие, или расходящееся косоглазие, из-за которого он не мог долго концентрироваться на словах на печатной странице, поэтому Лора послушно взялась за чтение ему.Первые симптомы рака пищевода, вызванные многолетним курением, у Миса появились в 1966 году. Его хрупкое здоровье исключало любую возможность хирургического вмешательства, но его лечили лучевой терапией. В начале августа 1969 года Мис заболел простудой, которая вскоре переросла в пневмонию. Он умер после того, как в течение двух недель пребывал в бессознательном состоянии и терял сознание. Мис был последним из триумвирата международного стиля, который умер после Ле Корбюзье в 1965 году и Гропиуса всего за шесть недель до него. Он похоронен на кладбище Грейсленд в Чикаго, в пределах видимости могилы Дэниела Бернхэма и Луи Салливана.

Наследие Людвига Миса ван дер Роэ

К тому времени, когда здоровье Миса окончательно ухудшилось, реакция против международного стиля была в самом разгаре. Основополагающая атака Роберта Вентури на жесткость дизайна Miesian, Сложность и противоречие в архитектуре , появилась в 1966 году, не оставив сомнений в адресате своей критики. Вентури заявил: «Мне нравятся элементы, которые являются гибридными, а не« чистыми », компромиссными, а не« чистыми »... Я за беспорядочную жизненную силу, а не за очевидное единство.И, наконец, он перевернул самый известный афоризм Миса, предположив, что «Меньше скучно». Но это был далеко не первый выстрел в канон модернистской архитектуры - Луи Кан, Поль Рудольф и даже Ле Корбюзье уже в 1950-е начали пересматривать идиому «сталь и стекло», которую Мис прославил.

Резкость, с которой архитекторы и критики 1960-х отреагировали на гегемонию международного стиля над дизайном, говорит, кроме того, о несравненной команде, что он - и особенно Мис - в послевоенное время в архитектуре преобладал дух модернизма.Достижения в области коммуникации и путешествий сделали международный стиль поистине глобальным явлением, принятым на всех обитаемых континентах тысячами архитекторов.

В то же время, когда архитектура Миса начала подвергаться негативной критике, его продолжали критически оценивать на различных ретроспективах и выставках, в том числе в Институте искусств Чикаго в 1968 году. В том же году Людвиг Мис ван дер Роэ Архив был создан в Музее современного искусства в Нью-Йорке, где сейчас хранится около 19 000 рисунков и гравюр Миса, около 1 000 из которых принадлежат Лили Райх; большую часть коллекции теперь можно просмотреть в Интернете.

Интерес к Мису не ослабевает и по сей день. Две большие выставки посвящены двум половинкам карьеры Миса: Mies в Берлине и Mies в Америке , открытие которых состоялось в 2001 году. каталоги, в которые вошли очерки ведущих ученых. Коллекции его рисунков, переписки и книг хранятся в Институте искусств Чикаго, Университете Иллинойса в Чикаго, Библиотеке Ньюберри в Чикаго, Канадском центре архитектуры в Монреале и Библиотеке Конгресса в Вашингтоне, округ Колумбия.

Мис неоднократно удостаивался чести, как при жизни, так и после смерти. Он получил Королевскую золотую медаль RIBA за архитектуру в 1959 году, золотую медаль AIA в 1960 году и президентскую медаль свободы в 1963 году. В 1982 году его Коронный зал в IIT появился на почтовой марке стоимостью 20 центов, выпущенной Почтовой службой США. , а к столетию со дня его рождения в 1986 году правительство Западной Германии выпустило почтовую почту с изображением его Новой национальной галереи в Западном Берлине.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *