Либескинд архитектор – 22

Даниэль Либескинд: Возмутитель пространственного спокойствия


Текст / Сона Сосян

«Даниэль Либескинд — один из самых знаменитых архитекторов в мире. Его архитектуре сложно дать определение: формально это деконструктивизм: асимметрия, сложные переплетения осей, парадоксальные сочетания пространств (тут, очевидно, сказался музыкальный опыт: Либескинд виртуозно пользуется ритмом, чередует визуальную насыщенность и оглушительную пустоту пространств). Но приглядевшись, понимаешь: эти здания и проекты нельзя втиснуть в рамки одного стиля, даже очень широкие. Это — очень индивидуальная, очень личная архитектура, трагическая и гармоническая одновременно. Либескинд любит повторять фразу Черчилля о том, что конфликт может быть средством достижения мировой гармонии. Наверное, это так и есть. Но для достижения гармонии нужно уметь разрешать пространственно-временные конфликты так, как это делает Даниэль Либескинд». (К. Добротворская, журнал AD).

«Я занялся архитектурой, потому что в этом искусстве, как мне казалось, скомбинировано многое, чем я интересуюсь. Частью архитектуры является, например, музыка: звук, ритм, темп, акустика, чувство баланса. Чертежи и рисунки составляют артистичную сторону зодчества. А физика, математика, конструктивность и технология — научную». (Д. Либескинд).

Для интеллектуальных кругов модного человека определяет в том числе и выданная поисковой системой информация. Выданная на фамилию Либескинд, она погрузит любого в многочасовое исследование жизни, творчества и взглядов этого неординарного архитектора. Даниэль Либескинд (Daniel Libeskind) — наш современник и находится не только на пике популярности, но и в добром здравии, а его имя уже обросло легендами и слухами. Даниэль Либескинд не только один из самых знаменитых архитекторов в мире, но и потрясающе интересный человек — язвительный, остроумный, артистичный и глубокий. Его биография могла бы стать сюжетом фильма Романа Полански: польские корни, эмигрантские скитания по Израилю и США, карьера пианиста-виртуоза, которую он бросил ради архитектуры, долгий «бумажный» период, слава, обрушившаяся на него после постройки Еврейского музея в Берлине…

Это был его первый проект, музейпамятник, посвященный жертвам Холокоста, который и сделал Даниэля знаменитым. В конкурсе участвовало почти 250 анонимных проектов, но говорят, что за проект Даниэля Либескинда жюри проголосовало единогласно. Чем же он покорил конкурсную комиссию? Во-первых, дешевизной. Кроме того, был еще целый ряд жестких технических условий, потому что Еврейский музей планировался как филиал краеведческого музея Западного Берлина, здание которого является памятником архитектуры ХVIII века.

Нужно было соединить новое здание с основным так, чтобы не исказить внешний вид великолепного дворца эпохи барокко. Либескинд решил эту задачу просто и элегантно: сделал между обоими зданиями невидимый снаружи подземный переход, который наполнил архитектурными чудесами. В подземном этаже он создал особый мир, проложив три дороги, котoрые символизируют основные исторические пути еврейского народа.

Одна из дорог ведет в Башню Холокоста, где сугубо архитектурными приемами рассказывается о величайшей трагедии еврейского народа. Вторая дорога приводит в поэтический Сад изгнания: здесь человек теряет ориентацию в пространстве, подобно эмигранту, лишенному ориентиров в новой непривычной жизни, — здесь языком символов и архитектурных аллегорий повествуется о судьбе народа, лишенного родины. Третья дорога — дорога продолжения, дорога жизни. Она создает иллюзию невероятно длинного пути, символизирующего несколько тысяч лет истории еврейского народа, и ведет к крутой и опасной (только на вид) главной лестнице, без слов дающей представление о его трудной судьбе.

Журналисты, несмотря на критику, назвали здание Еврейского музея последним архитектурным чудом ХХ века и первым музейным шедевром века следующего. История же, предшествовавшая строительству музея, едва ли не более интересна. Собственно, это почти вся биография Либескинда. Даниэль Либескинд родился в 1946 году, в городе Лодзь. Он считает, что его мать относится к числу прямых потомков рабби Лейба из Праги, великого мудреца XVI столетия, создателя легендарного Голема. Его родители познакомились в Советском Союзе, где пытались спастись от фашизма, но вместо помощи и поддержки получили «уютные» места в недрах сталинского ГУЛАГа…

Им удалось выжить, встретить друг друга в Киргизии и вернуться в родную Польшу, где погибли почти все их родственники. В по- слевоенной Польше вернувшихся евреев встречали без особой любви; по детским воспоминаниям Даниэля, она была ярко выраженной антисемитской страной. Вряд ли вас удивит тот факт, что этот маленький еврейский мальчик проявил необычайные способности к музыке. Когда Даниэлю было 11 лет, семья находилась в списке первых польских евреев, которым коммунистическое правительство Польши выдало разрешение на эмиграцию в Израиль. «Это был один из самых счастливых моментов в моей жизни, — рассказывает он. — Мы все почувствовали облегчение, какое испытываешь, освободившись от угнетения и трудностей». Впрочем, в Израиле он прожил совсем недолго — в 13 лет он получил стипендию от Американо-израильского культурного фонда для дальнейшего обучения музыке и переехал в США.

В 1965 году он получил американское гражданство. Тут мнения расходятся: возможно, именно тогда увлечение музыкой сменилось пристрастием к архитектуре, возможно, что несколько позже. Причины такого резкого охлаждения к деятельности, в которой он добился значительных успехов, таинственны и самим архитектором не комментируются. Оставив музыку ради архитектуры, Даниэль обучался в нью-йоркской школе Cooper Union и в 1970 году получил звание архитектора. Затем он продолжил образование в Англии на факультете истории и теории архитектуры в Школе сравнительных исследований в Эссексе (Великобритания), где удостоился научной степени в 1972 г. Он создал немало проектов и даже получал призы на конкурсах, однако до реализации дело не доходило — уж слишком необычной была его архитектура. Его талант и свежие идеи высоко ценились в мире профессионалов, но он считался скорее теоретиком, чем практиком в архитектуре.

Переломный момент в судьбе наступил уже на пятом десятке, когда его пригласили участвовать в конкурсе на лучший проект Берлинского еврейского музея. Победа в этом конкурсе в 1989 г. сразу открыла миру его имя, именно Берлинский музей сделал его человеком, о котором каждый что-то слышал. Редко бывает, чтобы первую постройку архитектора признали шедевром, но именно так произошло с проектом Еврейского музея. А ведь во время своих странствий Либескинд старательно избегал Германии, делая иной раз неимоверные круги лишь для того, чтобы не пересекать границу этого государства.

В визе, выданной архитектору немецким посольством, значилось: без разрешения на работу — за исключением строительства Еврейского музея. Позже он вспоминал, что, рассматривая в самолете эту запись, подумал: «Ничего не поделаешь, придется его строить». За ним последовало множество других проектов, и все они вызывают у общественности довольно противоречивые мнения. Критики называют Либескинда приверженцем ансамблевого паразитизма, обвиняя его в использовании окружающей среды в качестве серого фона для своих блистательных сооружений. Это значит, что его экстравагантная архитектура эстетически не помогает своим соседям и не образует с ними ансамбль, а, наоборот, ущемляет их собственные черты и достоинства. Либескинд создает агрессивные формы, которые захватывают в плен внимание окружающих. Уровень их масштабной выразительности и контрастность приемов проектирования тесно связаны в фирменном почерке этого творца. Даниэль Либескинд стал общепризнанным специалистом по части музейного строительства и мемориальной архитектуры.

Неудивительно, что именно он выиграл конкурс на возведение Мемориального комплекса Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, который будет построен к 2014 году. Право воссоздать Ground Zero, безусловно, было бы замечательным достижением для любого архитектора, чем-то вроде присуждения Нобелевской премии, однако для человека, изначально даже не приглашенного участвовать в конкурсе, трудно представить что-либо почетнее этой победы. Борьба между архитектурными фирмами была долгой и жесткой. В финал вышли две — студия Либескинда и THINK. На огромном участке будут построены пять башен и культурные центры, располагаться они будут по кругу.

В ансамбле также предусмотрено создание нескольких садов — мемориального Парка героев, Сада света. Он будет развернут к солнцу так, чтобы ежегодно в утро 11 сентября в нем не было тени. По мысли Либескинда эти сады станут символами жизни. Либескинд собрал здесь все возможные средства увековечения памяти: и парк, и руины, и монумент разрушающегося здания, и обелиск вертикального сада, и мост над бездной смерти. Для европейских мемориальных традиций это довольно странно, таких мемориалов в мире еще не было.

География распространения проектов архитектора, успевшего еще при жизни стать легендой, не может оставить равнодушным. Пожалуй, лишь ставшие родными для Даниэля США сравнительно холодно относятся к гению этого творца. На сегодняшний день на территории США у Либескинда лишь один завершенный объект – Художественный музей в Денвере. Его геометрическая форма напоминает детскую головоломку, которую архитектор попытался собрать из совершенно несвязных ромбовидных фигур. Большая часть творений Либескинда разбросана по всей Европе. Архитектор не оставил без своего внимания и Азию.

Вместе со своими коллегами он спроектировал в Сингапуре жилой комплекс Reflections Keppel Bay. Острые на язык блогеры уже окрестили слегка изогнутые небоскребы со срезанными кровлями картофелем фри. По всей видимости, работа вызовет не меньше споров, чем остальные его строения. Справедливости ради стоит отметить, что ничего радикального в Reflections, то есть «Отражениях», нет. Довольно спокойная в азиатском контексте концепция. Либескинд работает не только во всех архитектурных жанрах, но и занимается сценографией и дизайном.

Он в равной степени реализует себя как преподаватель, писатель, философ, общественный деятель и, конечно же, музыкант. И во всех перечисленных сферах деятельности он бесспорно профессионален. В 2000 году в Лейпцигской опере Либескинд выступил в качестве постановщика и дирижера произведения Оливье Мессиана, а спустя год создал декорации и костюмы к постановке оперы Вагнера «Тристан и Изольда». В 2004 году Либескинд выпустил книгу мемуаров Breaking Ground с подзаголовком «Приключения в архитектуре и жизни».

В случае копирования и размещения материалов ссылка на журнал и сайт www.designdeluxe.am должна быть активной и является обязательной.


designdeluxegroup.com

Архитектор Даниэль Либескинд

Страстное стремление в целом переосмыслить архитектурную деятельность сделало Даниэля Либескинда одной их самых ярких фигур в мировой архитектуре. Глубина его личности, философия творца отражаются в каждом сооружении Даниэля. Его нетрадиционный взгляд на современную архитектуру словно вдохнул новую жизнь в непоколебимый мир застывшего камня, стекла и бетона. Для Либескинда не существует статичных, неподвижных форм, полет его фантазии, воплощенный в любом сооружении, можно сравнить только с музыкой.

 

архитектор

Даниэль Либескинд родился в еврейской семье в Польше в 1946 году. Его родители иммигрировали из Германии, поэтому семья смогла уцелеть во время холокоста. В 1965 году Либескинд получил американское гражданство.

Большое значение в жизни Даниэля играла музыка. Он изучал её сначала в Израиле, получив стипендию Американо-Израильского культурного фонда, потом в Нью-Йорке, где заслуженно приобрёл славу виртуозного исполнителя. Либескинд также получил архитектурное образование в Купер Юнион в Нью-Йорке (1970 г.), и второе по специальности «история и теория архитектуры» в Школе Сравнительных Исследований в университете Эссекса, Англия (1972 г.).

В 1989 году Даниэль основал собственное архитектурное бюро Studio Daniel Libeskind в Берлине, в 2003 году студия перебралась в Нью-Йорк. Сейчас Даниэль Либескинд преподает в университетах Торонто, Йеля, Пенсильвании, а также в Университете дизайна в Карлсруэ (Германия), имеет почетную докторскую степень в Берлинском университете Гумбольдта, Колледже искусств и гуманитарных наук Эссекского университета, Университете Эдинбурга, Чикагском университете DePaul и Университете Торонто.

В 2004 году архитектор был выбран первым послом по вопросам культуры и архитектуры в программе государственного департамента США «Культурная инициатива».

В том же году он опубликовал книгу мемуаров под названием Breaking Ground. Самыми знаменитыми архитектурными проектами Либескинда стали: новый корпус Victoria & Albert Museum, Великобритания; здание Дрезденской оперы, Германия; Imperial War Museum North, Великобритания; Felix Nussbaum Haus Museum, Германия; Jewish Museum, Германия; Atelier Weil, Испания; Graduate Student Centre at the London Metropolitan University, Великобритания; Danish Jewish Museum, Дания; Tangent, офисное здание Hyundai Development Corporation, Корея; проект реконструкции World Trade Center, США.

Даниэль Либескинд стал одной из самых ярких личностей на современной архитектурной сцене благодаря не только своему несомненному таланту, но и очевидному остроумию, артистичности и духовной глубины. Его архитектуре можно дать формальное определение «деконструктивизм».

 

Во всех его творениях можно узнать пресловутую асимметрию, виртуозные переплетения осей, противоречивые сочетания объемов и пространств. И лишь приглядевшись, понимаешь: эти здания просто нельзя втиснуть в рамки одного стиля, каким бы широким он ни был.

 

Его зодчество очень индивидуально, можно сказать лично – трагедия, диссонанс и гармония тесно сплетаются в границах одного проекта. Не зря Либескинд часто повторяет знаменитую фразу Черчилля о том, что конфликт может быть средством достижения мировой гармонии. Возможно, так и есть.

 

Большое значение в жизни и творчестве Даниэля имеет понятие «новый модернизм». Он считает, что модернизм правит в мире искусства не последние десять, двадцать или сто лет. Либескинд определяет для него период продолжительностью около трех тысяч лет, только сейчас подходящий к концу.

В культурном сознании общества он словно проводит эту границу старого и нового, создавая ощущение, что с приходом «нового модернизма» изменилась вся атмосфера существования, желания и побуждения людей, образ человеческого мышления. Архитектура, по его убеждению, вступила в сферу, которая пока еще не очень ясна. Это область неясно построенных категорий, которые стремятся к тому, чтобы освоить весь накопленный к нынешнему моменту опыт.

 

Свою теорию архитектор уже не раз пытался воплотить в своих проектах. Первым стал прославленный Еврейский Музей в Берлине, который и сделал Даниэля знаменитым. Здание Еврейского музея представляет собой принципиально новый тип организации пространства, формируемого вокруг пустоты, вокруг того, что невидимо.

 

Именно невидимое и составляет главную идею Либескинда в создании Еврейского музея - его коллекция сведена до архивного материала, заменяющего зримое, физическое присутствие объектов реальной жизни. Композиция музея, отражающая исторические коллизии холокоста, превращает сугубо архитектурные вопросы в гуманистические, уже ставшие глобальными проблемы, затрагивающие сегодня все человечество.

По задумке архитектора история Берлина становится неотделимой от истории модернизма, их связывают даже не какие-то явные формы, их связывает тема отрицания, отсутствия смысла. Отсутствие становится особой формой переживания, сближающего людей. Как говорит сам архитектор, основная тема создаваемого проекта неразрывно связана для него с именем Арнольда Шенберга.

 

Либескинд всегда увлекался музыкой Шенберга и, в частности, сочинениями его берлинского периода. Величайшее произведение композитора - опера «Моисей и Авраам», которую он так и не смог закончить, по сей день исполняется без завершения. Логика текста, рассказывающего об отношениях между Моисеем и Авраамом, заводит в тупик, в котором музыка и текст, написанные Шенбергом, обречены на незавершенность.

 

В конце оперы Моисей не поет, он только произносит несколько слов. «Однако «Моисей и Авраам» - единственная опера, которую я могу понять. Когда в опере поют, вам не важны слова, но в опере Шенберга, когда смолкает пение, особенно явственно слышно и кажется особенно значимым произнесенное Моисеем: «О, слово. Твое слово...», - рассказывает Даниэль Либескинд, подтверждая, что его концепция априори прямо противоположна той, что превращает музейную архитектуру в обособленный мемориал.

И в этом весь Даниэль Либескинд, дух противоречия у него в крови. За Еврейским музеем последовало множество других проектов, и все они вызывают у общественности довольно противоречивые мнения. Критики называют Либескинда приверженцем ансамблевого паразитизма, обвиняя его в использовании окружающей среды в качестве серого фона для своих блистательных сооружений.

 

Это значит, что его экстравагантная архитектура эстетически не помогает своим соседям и не образует с ними ансамбль, а, наоборот, ущемляет их собственные черты и достоинства. Либескинд создаёт агрессивные формы, которые захватывают в плен внимание окружающих.

 

Уровень их масштабной выразительности и контрастность приемов проектирования тесно связаны в фирменном сочетании этого творца. Даниэль Либескинд стал общепризнанным специалистом по части музейного строительства и мемориальной архитектуры.


Начиная с уже упомянутого Еврейского музея в Берлине, ставшего настоящей сенсацией, Даниэль реализовал множество подобных проектов. Неудивительно, что именно он выиграл конкурс на возведение Мемориального комплекса Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, который будет построен к 2014 году.

 

Право воссоздать Ground Zero, безусловно, было бы замечательным достижением для любого архитектора, однако для человека, изначально даже не приглашенного участвовать в конкурсе, победа стала по-настоящему торжественной. На огромном участке будут построены пять башен и культурные центры, располагаться они будут по кругу. В ансамбле также предусмотрено создание нескольких садов: мемориальный Парк Героев, Сад Света.

Он будет развернут к солнцу так, чтобы ежегодно в утро 11 сентября в нем не было тени. По мнению Либескинда эти сады станут символами жизни. Основная башня будет перекликаться с силуэтом статуи Свободы – главным символом Америки. Кстати, Даниэль выиграл конкурс на общее архитектурное решение площади, которое и станет его финальным произведением. Ни одно конкретное здание не принадлежит его авторству.

 

Стать создателями основных башен, входящих в состав комплекса, выпала честь Норману Фостеру, Ричарду Роджерсу и Фамихико Маки. География распространения проектов архитектора, успевшего ещё при жизни стать легендой, не может оставить равнодушным. Пожалуй, лишь ставшие родными для Даниэля США сравнительно холодно относятся к гению этого творца.

На сегодняшний день на территории США у Либескинда лишь один завершённый объект – Художественный музей в Денвере. Его геометрическая форма напоминает детскую головоломку, которую архитектор попытался собрать из совершенно несвязных ромбовидных фигур. Сам автор говорит, что своей формой его музей обязан очертаниям Скалистых гор, которые, собственно, занимают часть горизонта в Денвере.

 

Большая часть творений Либескинда разбросана по всей Европе. На окраине столицы Швейцарии по проекту Даниэля построили торгово-развлекательный комплекс Westside. Масштабное коммерческое сооружение стало одним из крупнейших строительных объектов страны, названное «новым чудом Берна». Первый реализованный торговый центр Либескинда явно демонстрирует характерный «почерк» архитектора: угловатые объемы и ломаные линии.

Чтобы придать постройке некоторую мягкость, архитектор решил обшить его фасад деревом. Внутри, по мысли Либескинда, создана имитация города – некоего нового Берна с собственными переулками и площадями. Архитектор не оставил без своего внимания и Азию. В этом году в Сеуле начали возведение целого делового района по его проекту. Новую часть мегаполиса построят на берегу реки Ханган.

 

Здания и новые кварталы будут разбросаны, как связанные друг с другом островки, среди огромного парка, образуя настоящий «архипелаг». Кроме жилых домов, офисных комплексов и торговых центров, на территории района будут возведены здания различных культурных и образовательных учреждений, а также устроена система скоростного общественного транспорта.

 

Настоящим событием в биографии Либескинда стало создание и запуск в производство эксклюзивной серии частных домов совместно с немецкой компанией PROPORTION. Вилла была задумана как арт-объект и комфортабельное жилище одновременно. Автору однозначно удалось сохранить все признаки своего стиля – деконструктивизма. Главным принципом как снаружи, так и внутри дома стала асимметрия.

 

Кроме того, этот проект соответствует самым высоким критериям экологичного дизайна. Для Даниэля очень важно, как люди будут чувствовать себя в созданном им доме. Внешняя форма здания будто «вырастает» из земли, обретая облик гигантского кристалла. Связь с окружающей природой не прерывается в жилых пространствах и фактически. Свет попадает внутрь сквозь большие стеклянные поверхности.

 

Такой дизайн пытается разрешить вечный парадокс, предлагая защищенность и безопасность, но в то же время давая доступ свету и воздуху. Архитектура - не единственная составляющая жизни Даниэля Либескинда. Он в равной степени реализует себя как преподаватель, писатель, философ, общественный деятель и, конечно же, музыкант. И во всех перечисленных сферах деятельности он бесспорно профессионален.

 

Сложно назвать другого архитектора, для которого музыка была бы столь органичным элементом архитектоники сооружений. Он строит здания, пишет философские эссе и даже ставит оперу - в 2000 году в Лейпцигской опере Либескинд выступил в качестве постановщика и дирижера произведения Оливье Мессиана. В творчестве Либескинда музыка, геометрия, слово – основные источники вдохновения.

 

Возможно, именно это и заставляет его здания так нравиться жюри и публике. Ведь наше общество очень любит всевозможные театрализации, которые может организовывать некий архитектор-затейник. Казалось бы, давно забытый в вехах истории наивный функционализм именно тут, в этих театрализованных объектах, вдруг обрушивается на нас всей своей тяжеловесной логикой.

 

Архитектура Либескинда - архитектура массового шоу, её даже условно нельзя назвать сосредоточенной. Зодчий каждый раз вновь возвращается к своей абстрактной и загадочной графике, найденной им ещё в молодости. В этой странной геометрии он смог создать собственное искусство - нечто, превосходящее способности нашего рассудка к восприятию. И его новые театрализованные пространственные спектакли обещают поражать нас всё больше и больше. 

 

 

 

 

 

barlette.ru

деконструкция и комфорт • Имя • Дизайн • Интерьер+Дизайн

Даниэль Либескинд (Daniel Libeskind, р. 12.05.1946) — из первой десятки самых известных зодчих мира. Мастер мемориальной архитектуры, архитектор драмы и экспрессии он разрушает форму, ломает пространства, создает диссонансы, напряжения и паузы. И при этом сочиняет весьма комфортные диваны и практичные кухни. 

По теме: Даниэль Либескинд: любой объект строится для людей

Даниэль Либескинд — человек, который быстро думает, быстро говорит и очень быстро учится. Архитектор, который легко меняет языки и страны. Сын бывших заключенных ГУЛага (отец и мать познакомились в Советском Союзе, куда бежали от фашизма), Даниэль родился 12 мая 1946 года в Лодзи (Польша). Когда ему было 11, семье выдали разрешение на эмиграцию в Израиль. Получив в 13 лет стипендию Американо-израильского культурного фонда для дальнейшего обучения музыке, он переехал в США. Рано начал выступать и мог бы выбрать музыкальную карьеру.

Детская фотография Даниэля Либескинда. Фрагмент. Экспонировалась на выставке Childhood ReCollections: Memory in Design в Roca Gallery в Лондоне в конце 2015 г.

В 23 года Даниэль завершает архитектурное образование в институте Cooper Union на Манхэттене (Высшая техническая школа им. Купера, предоставляет бесплатное образование талантливым молодым людям), а вскоре в 25 заканчивает в Англии Школу Сравнительных Исследований в Эссекском университете, получая второе высшее и степень по специальности историк и теоретик архитектуры.

Дом Феклиса Нуссбаума, проект Д. Либескинда, 1998, Оснабрюк, Германия.

Сегодня, помимо широкой проектной деятельности, профессор и почетный доктор Даниэль Либескинд преподает и читает лекции во многих университетах по всему миру от Торонто до Милана. Обладатель многочисленных премий и наград, он дважды был удостоен премии RIBA Королевского института британских архитекторов.

Жилой комплекс Sapphire. Берлин. Проект Д. Либескинда.

«Я жил в Польше, Израиле, Берлине, Милане, Детройте, Бронксе... Мой
главный дом сейчас — это Нью-Йорк, Манхэттен. Также у меня есть
в Милане квартира и офис, которым руководит сын Лев. Дом — это кластер воспоминаний. Это ваш мозг в разрезе, который соединяет много разных мест».

Кресло Spirit House, диз. Studio Libeskind и Клаус Ниенкампер для Royal Ontario Museum, 2007.

Либескинд без проблем переходит из одной дисциплины в другую. Он строит здания, делает скульптуры, пишет философские эссе, ставит оперы и, конечно, под его руководством сотрудники проектируют диваны, кресла, кухни и светильники для ведущих итальянских брендов.

Диван Gemma, Moroso, 2016.

Собственное бюро Studio Daniel Libeskind создал в 40 лет, после победы в конкурсе на строительство Еврейского музея в Берлине. Основным партнером студии всегда называет свою жену Нину. Еврейский музей в Германии, стране, которую он избегал, стал его первой постройкой (1989 год). И этот дебютный проект признали шедевром, что бывает крайне редко. В феврале 2003 года, когда Даниэль Либескинд был выбран в качестве главного проектировщика по реконструкции Всемирного торгового центра, Studio Daniel Libeskind перенесла свою штаб-квартиру из Берлина в Нью-Йорк. А в Европе, в центре Милана, работает подразделение Libeskind Design, поэтому неудивительно, что итальянский мебельный люкс семья Либескинд знает прекрасно. 

Парта для инсталляции М. Абрамович, Moroso, бетон. Time Maze Clock, Alessi, 2016. Фрагмент ковра, Loloey Carpet Collection, Loloey, 2015.

Либескинд говорит, что он делает еврейскую архитектуру. Конечно, еврейские музеи и памятники холокосту занимают отдельный список в перечне его ведущих построек. Но дело не только в этом. Либескинд постоянно повторяет, что ищет ту выразительность, которая наглядно отобразит основы еврейских религиозных и интеллектуальных традиций.

Реконструкция Музея военной истории, проект Studio Libeskind, Дрезден, Германия.

Одна из лучших его работ — реконструкция Музея военной истории в Дрездене. Однако Либескинд не был бы Либескиндом, если бы не умел свой фирменный стиль трансформировать в манеру, пригодную для проектирования архитектуры-аттракциона и даже вполне бытовых и практичных вещей.

Шахматы, диз. Д. Либескинд, Atelier Swarovski Home, 2016. Диван Adagio, Flexform, 2016.

«Архитектура — очень специфический вид искусства, — говорит Либескинд. —  Для меня это прежде всего искусство общения. Однако часто здание уныло молчит, так как его создали лишь как конструкцию — немым, пустым, утилитарным. Такую постройку используют и снесут без зазрения совести. Архитектура, на мой взгляд, — это любое здание. Но люди почему-то склонны думать иначе: вот этот жилой дом — просто здание, а этот музей — большая архитектура. Я с этим не согласен; любой объект, супермаркет или музей, строится всегда для людей, и тем, кто находится внутри, должно быть приятно, удобно и интересно «общаться» с его архитектурой...  В Москве мне строить не предлагали. В нашей среде о Москве говорят как о городе, в котором что-то происходит. Правда, никто не может сказать, что именно».

На Всемирном EXPO-2015 в Милане одним из самых эффектных сооружений был павильон китайской компании Vanke, придуманный Либескиндом в виде гигантского красного дракона, покрытого живописной чешуей. Запомнились и четыре cветящихся крыла —  The Wings. Десятиметровые скульптуры из перфорированного алюминия возвели специально для EXPO на Piazza Italia при поддержке и по заказу компании Siemens.

Светильник Ice, Lasvit, 2014. Стол, Scribe, Fiam. Стекло, 2014. Зеркало Mirage, Fiam, Studio Libeskind, 2014.

Даниэль Либескинд регулярно выступает как дизайнер мебели: то Libeskind Design спроектирует бетонную парту (лимитированная серия 30 экземпляров, Moroso) для инсталляции Марины Абрамович, то люстру для чешской компании Lasvit, то стальной Altair — кресло для Sawaya&Moroni. В 2016 году, накануне своего семидесятилетнего юбилея, в Милане архитектор выступил с весьма комфортными и декоративными предложениями — диванами Gemma для Moroso и Adagio для Flexform, хрустальными шахматами для Atelier Swarovski Home, мраморными низкими столиками-полками для Citco и настенными часами для Alessi.

В  2016 году мы спросили Даниэля Либескинда о его отношениях со столь же драматичным мастером Захой Хадид. «Я был дружен с Захой, мы — из одного поколения, сотрудничали и проектировали вместе. Из последнего: Studio Libeskind и Zaha Hadid Architects встретились в проекте Milan City Life в 2004 году. Мы, плюс Arata Isozaki & Associates, выиграли конкурс на реконструкцию заброшенной территории рядом с исторической Fiera Milano. Первые жилые корпуса уже стоят, окончательно проект должен быть закончен в 2023 году.

Монументальная инсталляция Ceramic Crown, проект Д. Либескинда для Casalgrande Padana, 2015.

Вы спрашиваете меня о памятнике Захе Хадид, мог бы я его создать? Заманчиво, но — нет, никогда. Архитектор, в этом плане, особая профессия. Памятник архитектору — его архитектура. На протяжении своей жизни Заха творила подлинные архитектурные шедевры. И лучшего памятника ей, чем ее же постройки, создать уже невозможно».

Инсталляция «Цветы будущего», двор Universita degli studi di Milano, Studio Libeskind, 2015, Миланская неделя дизайна.

«Архитектор —  профессия, в которой вы просто обязаны верить в будущее. Пессимистом может быть генерал, политик или экономист. Композитор может сочинять музыку в миноре, а художник видеть картину в мрачных тонах. Но архитектура — это вера в лучшее будущее, которая движет обществом».

www.interior.ru

5 новых построек Даниэля Либескинда :: Статьи

Даниэль Либескинд — один из главных деконструктивистов современной архитектуры. Он с одинаковым азартом проектирует остросюжетные здания, пишет теоретические трактаты и дирижирует оперой. В своих текстах, так же как и в архитектурных проектах, Либескинд всегда разрушает привычную логику, безжалостно дробя поверхности и понятия.

До 40 лет архитектора Даниэля Либескинда знали немногие — он не построил фактически ничего, хотя был уважаемым теоретиком. В 1989 году куратор Музея современного искусства в Нью-Йорке Филип Джонсон пригласил его участвовать в выставке «Архитектура деконструкции», ставшей потом программным манифестом нового направления. Деконструктивизму Даниэль Либескинд остается верен и по сей день.

В том же 1989 году у него открылся собственный архитектурный офис в Берлине. Главным же успехом его карьеры стал Еврейский музей, проекту которого Либескинд отдал чуть ли не десять лет жизни. Зато с того самого момента остросюжетная геометрия и гротеск его зданий вошли в моду, и архитектору начали поступать заказы на музеи по всему миру. Следом он, например, построил Еврейские музеи в Копенгагене и Сан-Франциско, а еще выиграл конкурс на проект Ground Zero в Нью-Йорке.

Еврейские музеи в Берлине, Копенгагене и Сан-Франциско © libeskind.com

Либескинд исповедует междисциплинарный подход и неслучайно, наверное, увлекся деконструктивизмом, который возник на пересечении архитектуры и философии. В сферу его интересов входит также музыка — еще в юности Либескинд стал профессиональным музыкантом и в 2000 году, уже будучи известным архитектором, он даже дирижировал в Лейпцигской опере.

В том, что собрав всю славу на ярких проектах музеев, Либескинд сейчас с увлечением строит офисные и жилые комплексы, нет ничего странного. Главной задачей архитектора-деконструктивиста, восставшего против самого модернизма, являются проекты, отражающие драматизм своего времени. Не столь важна типология архитектуры, сколько то, насколько активно ее воспринимают люди, уверен Либескинд.

Ниже публикуем видео (с русскими субтитрами) с лекции Даниэля Либескинда, где он делится 17 понятиями, которые определяют его видение архитектуры. Больше ярких выступлений мы собрали в материале «10 вдохновляющих лекций по архитектуре».

archspeech.com

Даниэль Либескинд: биография, проекты, работы

Разрушающий формы архитектор ломает общепринятые каноны, проектируя управляемый хаос, застывший в фантастических формах. Он считает, что люди давно готовы выйти из привычных рамок в ожидании нового.

Входящий в десятку самых знаменитых архитекторов мира, этот деконструктивист считает, что его произведения – своего рода язык, при помощи которого он передает свои эмоции.

Музыкант и архитектор

Даниэль Либескинд родился в Польше в 1946 году. В подростковом возрасте он вместе с родителями, бывшими заключенными ГУЛАГа, переезжает в Израиль. Талантливый мальчик, прекрасно игравший на инструментах, получает стипендию от культурного фонда и продолжает обучение в Америке.

Все говорило о том, что растет гениальный музыкант, однако юноша влюбляется в архитектуру и получает профессиональное образование. Он всегда подчеркивал, что музыка сыграла свою роль в проектировании, которому он полностью отдавался.

Мировая слава

1989 год ознаменован созданием собственной студии, а Даниэль Либескинд становится известной персоной в мировой архитектуре.

Говоря о творчестве гения, исследователи отмечают тесную связь музыки и философии, где мастер показал себя большим профессионалом. Наверное, нет ни одного архитектора, для которого источником вдохновения становились оперные произведения. Даниэль Либескинд уверен, что каждое пространство имеет собственное звучание, а целый город играет подобно слаженному оркестру.

Память – в произведениях

Деконструктивист, предчувствуя неизбежные изменения, признавался, что для него очень важно понятие «новый модернизм». По мнению архитектора, оно означает освоение накопленного за тысячи лет опыта.

Он был дружен с З. Хадид, скончавшейся в 2016 году. Уникальная женщина-архитектор творила в том же стиле, что и Даниэль. Любители деконструктивизма выиграли совместный проект реконструкции заброшенной территории. И когда творца спросили о том, смог бы он создать памятник Захе, он ответил отрицательно: «Архитектор – это особая профессия. Мы творим шедевры, которые и являются памятью о нас после смерти».

Памятники холокосту

Отметивший семидесятилетие, Даниэль Либескинд, биография которого наполнена яркими победами и признанием его таланта всем миром, заявляет о том, что делает еврейскую архитектуру. Памятники холокосту – это отдельные произведения среди общего перечня его работ. Автор старается выразить основы религиозных и культурных традиций евреев.

Личный пессимистический взгляд на жизнь Либескинд, произведения которого можно увидеть по всему миру, транслирует в своем творчестве. Он отражает исторические вопросы, превращая архитектурное произведение в гуманистическое.

Средство коммуникации

Архитектура для него – искусство коммуникации. Но если здание молчит, то это означает лишь одно – его таким и создали. Такие конструкции сносят без зазрения совести. Многие люди думают, что жилой дом – это обычное здание, а, например, музей – архитектура. Творец с этим утверждением не согласен и считает, что любые объекты строятся для людей, которым должно быть приятно находиться внутри помещений. В этом твердо убежден Даниэль Либескинд.

Проекты выдающегося мэтра современности всегда вызывают пристальный интерес. Когда в производство запустили эксклюзивную серию частных домов, это стало главным событием, о котором говорили в мире архитектуры.

Жилой дом и арт-объект

Конструкции, построенные по экологическим стандартам, задуманы одновременно как обычное жилище и арт-объект. Сохранивший все признаки деконструктивизма, дом построен с учетом самых новых разработок и может легко собираться в короткие сроки.

Изготовленные по уникальным технологиям металлические панели, которыми облицовано здание, выглядят, как состарившийся материал. За ними скрывается специальная система, отапливающая помещение и подогревающая воду, а микроэлементы на фасадах генерируют электричество.

Сам дом полностью изготовлен из дерева, потому что автору важна экология и то, как себя чувствуют жильцы в созданном им творении. Даниэль Либескинд, подчеркивая особую связь человека с природой, предлагает людям защиту и безопасность в асимметричных зданиях.

Коммерческий успех

Конечно, такая недешевая вилла будет заявлять прежде всего о статусе ее владельца. Приобретают необычные дома коллекционеры и владельцы частных галерей, размещающие на огромной площади свои экспонаты.

Таким домам предрекают коммерческий успех, а культурная ценность постепенно становится брендом.

Интересные факты

  • Архитектор Даниэль Либескинд спроектировал бетонную парту для будущей инсталляции, выпущенную серией в 30 экземпляров, создал стальное кресло и интересную люстру, хрустальные шахматы и настенные часы.
  • Дебют архитектора стал его настоящим шедевром. Еврейский музей в Германии, построенный в 1993 году, явился тем самым проектом, после которого на гениального зодчего обрушилась слава. Трагедия народа, соединившаяся с деконструктивизмом, выразилась в необычном образе здания, напоминающем кусок согнутого металла.
  • Большой победой Либескинда считается комплекс, возведенный на месте разрушенного в 2001 году Всемирного торгового центра. В Нью-Йорке, пережившем трагедию, реализовался новый образ мегаполиса, ставший мемориалом и символом новой жизни.
  • В Милане на выставке 2015 года самой эффектной конструкцией стал павильон, выполненный в виде огромного чешуйчатого красного дракона.
  • Крупнейший проект Швейцарии – торгово-развлекательный комплекс, названный "новым чудом Берна". Внутри него архитектор создал имитацию города со всеми улицами и площадями.
  • Даниэля приглашают преподавать и вести курсы по основам архитектуры. Кроме этого, он пишет философские произведения и мемуары.
  • Главный партнер его студии – любимая жена Нина, а сын руководит офисом в Милане.

Основные приемы

«Архитектор обязан верить в будущее», – убежден Даниэль Либескинд, работы которого напоминают сложную головоломку. Изломы, асимметрия, противоречивые сочетания пространства и объема, диссонанс – это основные приемы мэтра, меняющие атмосферу существования человека.

fb.ru

Центр современного искусства "Облака"

Еврей по национальности, поляк по месту рождения, американец по гражданству. Деконструктивизм в архитектуре нельзя рассматривать без этого человека - Даниэля Либескинда. Первое образование – музыкальное – наложило отпечаток на все творчество. Он начинал как теоретик, публиковал философские эссе,  преподавал студентам университетов по всему миру, а в 1989 году Даниэль основал собственное архитектурное бюро Studio Daniel Libeskind в Берлине. Первое здание, принятое критиками и построенное,  спроектировал в возрасте 52 лет. Либескинд – это мастер слова, мастер звука и мастер геометрии. И все эти составляющие переплетены и неотделимы в нем.

 

Between the Lines. Еврейский музей в Берлине

Зигзагообразное здание, сверху напоминающее угловатую змею или молнию, было официально открыто в 2001 году. Строительство музея продиктовано историей отношений между немецким и еврейским народом. Либескинд нашел форму, идеально отображающую исторические вехи и сложности, с которыми сталкивались евреи. Так, пол внутри расположен под наклоном, поэтому посетителям сложно идти вперед, приходится преодолевать метафоричные трудности, чтобы двигаться. Примечательно, что попасть в здание можно только через подземный ход, соединяющий музей  и Дом коллегии. Либескинд разделил здание на три пересекающиеся оси: Непрерывности, Изгнания и Холокоста. На полу в одном из залов разбросаны тысячи металлических дисков с прорезями. Они выглядят как лица страдающих от боли и отчаяния людей. Поток посетителей составляет более 700 тысяч человек ежегодно.

Реконструкция здания Музея военной истории в Дрездене 

Само здание музея строилось в 1873—1877 годы. В 2011 году возникла потребность в реконструкции. К работе привлекли Даниэля Либескинда. Новая конструкция буквально разрезает объект на две части, выраженно контрастируя с основной постройкой в неоклассическом стиле. По задумке авторов, выступающий клин символизирует военную историю Германии. В интерпретации Либескинда пристрой разбивает авторитарное прошлое страны и либеральную современность. Контрастная идеология пронизывает и содержание музея. Так, посетителям представили игрушечную армию, рядом с которой детская книга фашистского периода, где  евреи изображаются в виде ядовитых грибов. Всего на площади около 10 тысяч квадратных метров представлено свыше 10 тысяч экспонатов, разносторонне отражающих прошлое и настоящие Германии. На строительство клина ушло 62,5 миллиона евро.

Город небоскребов в Сеуле

К реализации этого амбициозного и роскошного проекта приглашены лучшие архитекторы современности, среди которых и Даниэль Либескинд. Согласно плану застройки на площади более 50 гектаров появится ряд небоскребов с уникальной инженерной конструкцией. Весь комплекс представляет собой ансамбль из жилых домов и офисных зданий. Между строениями планируются обустроить уютный парк, а под землей - просторный торговый центр. Архитектор разработал проекты нескольких объектов этого комплекса:  офисный корпус Harmony Tower (46 этажей) и три «Танцующие башни» (41 этаж).

Музей современного искусства в Милане

Этот проект реализуется в рамках строительства нового жилого района с современной инфраструктурой. Пятиэтажное здание музея спроектировано на основе схемы «золотого сечения» Леонардо Да Винчи. Основание объекта имеет форму квадрата, который, поднимаясь выше, постепенно утрачивает углы и заканчивается открытой круглой террасой.  Либескинд объясняет эту концепцию состоянием современного искусства, которое находится  в поиске, ищет новые формы и возможности трансформироваться. Так и музей в Милане воспринимается не просто как здание, но как скульптура глубокого идейного содержания.  

Денверский художественный Музей

Семиэтажное здание, словно собранное из разных геометрических фигур в большую непоследовательную форму, дополнило построенный в 60-е годы итальянским архитектором Джио Понти музей. Два контрастирующих по стилям объекта соединяются между собой стеклянным мостом. Либескинд говорит, что на создание столь экстравагантной конструкции его вдохновили расположенные в окрестностях Денвера горные хребты.  Внешняя изломанность линий продолжается и внутри. Выставочные пространства, отличающиеся своим очертанием от классических, позволяют посмотреть на экспозиции под новым углом.

Архитектуру Либескинда нельзя судить поверхностно. Он встал на путь нового подхода, интеллектуального и независимого. Ему интересны передовые методы, его увлекают необычные формы, он поглощен философскими идеями.  По его мнению, архитектура вышла на новый уровень, и многие вопросы пока остаются открытыми. Критики обвиняют Либескинда в том, что его здания неорганично вписываются в окружающую среду и очевидно перетягивают одеяло на себя, ущемляя красоту расположенных рядом объектов.

Грубая и резкая на первый взгляд архитектура Даниэля Либескинда на самом деле – глубоко личная, продуманная и осмысленная. 

 

Дарья Малина

artoblaka.ru

Даниэль Либескинд. Чем экстремальнее, тем лучше

В каждой работе этого архитектора прослеживаются асимметрия, виртуозные переплетения осей, особые сочетания объемов и пространств. Присмотревшись внимательнее, понимаешь, что его дома невозможно «уместить» в рамках одного стиля, даже очень широкого.

Даниэль Либескинд (Daniel Libeskind) – архитектор, ставший одной из наиболее ярких фигур в этом направлении благодаря духовности, таланту, остроумию и тонкости восприятия. Стиль, в котором он творит, может быть назван «деконструктивизмом».

 

Даниэлю принадлежит проект необычного дома, который называется «18.36.54 House». Отметим, что предназначен он был для молодой семьи.

В названии этого проекта есть числа, которые поначалу кажутся просто набором цифр, но здесь есть скрытый смысл. Дом был сформирован в 18 плоскостях, они основаны на 36 точках, которые соединены 54 линиями.

Дом Даниэля имеет ломаную структуру с несколькими застекленными гранями, пропускающими солнечный свет и открывающими вид на зеленые ограждения. Нужно сказать, что создание подобного экстерьера может быть оправдано окружающей природой. В ее «обрамлении» все это смотрится очень гармонично.

Из-за своей необычной конструкции, которая не предусматривает толстых стен и перегородок, жилище выглядит экстремально. Каждая зона строения перетекает в другую, и пространство становится словно размытым. Важную роль играют также элементы отделки и декора, изготовленные из природных материалов натуральных оттенков.

Творчество архитектора весьма индивидуально, в чем-то оно даже очень личное. В нём будто бы переплетены трагедия, диссонанс и гармония. Кроме того, автору не чуждо понятие нового модернизма. Даниэль считает, что это направление будет править миром не десять и не сто лет.

 

 

Архитектор словно проводит границу между старым и новым модернизмом, и создается ощущение, будто с приходом нового изменилось все. Либескинд считает, что архитектура сейчас находится в довольно странном положении: многим неясно, как работать дальше… Нужно заметить, что эту теорию автор неоднократно пытался воплотить в своих проектах – например, в Еврейском Музее, принесшем ему известность.

artifex.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о