100 лучших архитекторов и дизайнеров россии: Итоги 2018: лучшие архитекторы и дизайнеры России

Содержание

Лучшие дизайнеры и архитекторы России – Home and Interiors

Творчество – это постоянная работа и поиск идеи: внутри себя, в офисе, на улице, в парке, автобусе, во сне. Идея, которая не просто цепляет взгляд, а меняет сознание, преображает окружающий мир, побуждает к действию, восхищает, удивляет, заставляет задуматься. Идея, которая работает на 99,99%, потому что, как известно, идеального решения не существует. Лучшие дизайнеры и архитекторы России собраны в список, чтобы вы могли оценить их идеи и поделиться своим впечатлением.

Бюро “ Акант”

“Акант”, или “Бюро на Яузе”, как они сами себя называют, — одно из старейших частных бюро в Москве, основанное в 1987 году. Главные архитекторы — Федор Арзаманов, Антон Атлас и Олег Заречный, все выпускники МАРХИ. Строят с нуля, делают сложные перепланировки, питают слабость к большим свободным пространствам. Хотя название бюро явно отсылает к классическому стилю, только им себя не ограничивают: делают уютные дачи, модернистские дома или вот недавно по пожеланию заказчика создали особняк в колониальном стиле, достойный “Унесенных ветром”.

Светлана Арефьева

Окончила архитектурный факультет Академии художеств в Санкт-Петербурге, стажировалась в Италии. Трепетно относясь к архитектуре, тем не менее решила освоить профессию декоратора, тонкостям которой училась в “Деталях”. Карьеру начала масштабно — разрабатывая интерьеры Константиновского дворца в Стрельне для президента. Вместе с декоратором Ольгой Полонской основала студию Well Done Interiors. Предпочитает работать над жилыми интерьерами, которые у нее выходят нескучными и от души наполненными цветом.

Смотрите так же: Обама впервые показал жилой интерьер Белого дома

Павел Абрамов

Последовательный поклонник минимализма, ищет и находит красоту в чистоте пространств и форм. С вниманием относится к естественному освещению, любит натуральные материалы и нарисованную по своим эскизам мебель. Выпускник МАРХИ, в 1997 году основал бюро “Ардепо” и специализируется преимущественно на частных проектах: домах, квартирах, авторских предметах обстановки. Отличается бескомпромиссной манерой сотрудничества, не дает заказчикам вносить коррективы в проекты, что позволяет создавать стилистически чистые работы.

“Арх.Предмет” (Олеся Ситникова и Екатерина Тулупова)

Дуэт архитектора Олеси Ситниковой и дизайнера Екатерины Тулуповой сложился в Милане, где обе получали образование: Олеся в Европейском институте дизайна, Екатерина в Миланском политехническом. В Москве основали бюро. Стилистически предпочитают эклектику и фьюжен, считают, что классика в московских новостройках не слишком уместна. Активно занимаются продвижением российского предметного дизайна, пытаются интегрировать его в интерьеры, в прошлом году выступили кураторами посвященной ему выставки.

30 лучших русских проектов последних лет – Архив

Как это делалось

«Афиша» попросила каждого эксперта составить список 20 самых, на их взгляд, интересных, важных и показательных архитектурных проектов, законченных или начатых после 2008 года. На основе полученных результатов редакция составила список 30 самых часто упоминаемых проектов — без иерархии, в произвольном порядке.

Офис компании «Аэрофлот»

  • «Аэрофлот» одним из первых среди крупных компаний решился вывести свой офис из города

    Фотография: Алексей Народицкий

    1/4

  • В 2010 году на Московской биеннале архитектуры Плоткина назвали архитектором года

    Фотография: Алексей Народицкий

    2/4

  • И внутри офис «Аэрофлота» напоминает о бизнесе владельца: в атриуме поместился бы, наверное, небольшой самолет и смотрелся бы там органично

    Фотография: Алексей Народицкий

    3/4

  • Атриум офиса «Аэрофлота»

    Фотография: Алексей Народицкий

    4/4

Архитектор: Владимир Плоткин (ТПО «Резерв»)
Место: Московская обл., Международное ш., дер. Мелькисарово
Состояние:

построен в 2009 году

Первая российская штаб-квартира, по которой понятно, кому она принадлежит: по резкому откосу фасада (20 метров здания висят в воздухе), напоминающему логотип «Аэрофлота» и хвост самолета, и по тому, как остекленное здание растворяется в небе.

 

Дом заметный, в нем есть то, что от архитектуры обычно и ждут, — узнаваемость. У него четко очерчен силуэт, что в городских условиях, может, и не всегда хорошо, а в чистом поле, где он посажен, идеально. Обликом своим дом напоминает логотип компании — крылья, — и я считаю это удачной попыткой Владимира Плоткина зайти на смежную с архитектурой территорию — в промышленный дизайн. Правда, я не сразу распознал в строении крылья. Более того, обратил на это внимание только через какое-то время, хоть и летаю из Шереметьево каждую неделю. Такие эффекты всегда вызывают уважение. Архитектор добился сходства не прямым ходом, а, что называется, по флангу: да, похоже на крылья, но не один в один. К плюсам еще можно отнести тот факт, что в объекте узнается авторский почерк: Плоткин всегда добивался интересного результата простыми средствами выражения — стеклом, металлом. От самого Владимира я слышал, что стекла получилось многовато. Я и сам не большой поклонник стеклянной архитектуры. Считаю, что ковровое остекление поверхностей — это элементарно скучно. Я уже не говорю про то, что стекла надо мыть, что они быстро стареют, так как из моды выходят системы профилей, крепежей и проч. Однако в исключительных случаях стекло может быть интересным материалом, и в случае с офисом «Аэрофлота» это оказалось уместным ходом. В здании отражаются небо, облака, чистое поле. Внутри я не был, но видел фотографии — впечатляют. Думаю, работать в таком здании приятно.

Завод «Высота 239»

  • Въезды в цеха для машин на заводе сделаны в виде золотых арок, внутри зданий стоят кадки с живыми деревьями

    Фотография: Илья Иванов

    1/8

  • Челябинский завод входит в десятку самых крупных во всем мире, здесь работают 20000 человек

    Фотография: Илья Иванов

    2/8

  • Несколько лет назад цех «Высота 239» включили в список самых красивых заводских построек мира

    Фотография: Илья Иванов

    3/8

  • «Высота 239»

    Фотография: Илья Иванов

    4/8

  • «Высота 239»

    Фотография: Илья Иванов

    5/8

  • «Высота 239»

    Фотография: Илья Иванов

    6/8

  • «Высота 239»

    Фотография: Илья Иванов

    7/8

  • «Высота 239»

    Фотография: Илья Иванов

    8/8

Архитекторы: Сергей Илышев, Владимир Юданов
Место: Челябинск, Машиностроителей, 21, Челябинский трубопрокатный завод
Состояние: построен в 2010 году

Цех начинен новейшей техникой, но современные станки российские компании покупали и раньше. а вот заниматься архитектурой заводов — красить цеха в разный цвет в зависимости от стадий производства, делать променады с деревцами — начали только сейчас.

 

Что можно сказать о заводе, если обсуждать его как архитектурное сооружение? Пограничная история. Промышленный объект, где функция и технология превалируют над внешним видом. Его нельзя сравнить со специально спроектированным зданием, потому что это не архитектура в чистом виде. То, что произошло с цехом «Высота 239», — это разрушение привычного стереотипа. При слове «завод» русский человек представляет себе некое громыхающее, сверкающее огнем черно-грязное сооружение неясных размеров. А тут яркий, немного игривый дизайн нарушил привычность стереотипов. Как если бы мы увидели танк в виде чайника или телевизор в виде арбуза. Я считаю, это интересно и точно заслуживает уважения. Я читал отзывы в интернете об этом объекте: типа зачем это нужно, деньги вбухали куда-то, а еще неизвестно, какие трубы будут выпускать на этом заводе. Ну в том смысле, что дизайн завода — не главная его функция. Да, согласен. От завода, конечно же, в первую очередь требуется выпускать качественные трубы, которые будут функционировать долго и надежно. Но так можно сказать обо всем, и жизнь тогда станет очень скучной. Отрадно, что в стране появились люди, которые иначе мыслят и с душой относятся к тому, что им поручено. Они выводят страну на новый уровень. В конце концов, что мы есть в глазах мира? Холод, снег, нефть и газ. Как-то скудновато и странновато для такой большой страны. А посмотрите на Германию, которая является образцом промдизайна. Тот же завод Volkswagen, где собирают модель Phaeton, — просто произведение искусства, по которому водят экскурсии. И очень хорошо, что такие заводы начнут появляться у нас.

Офисный центр «Даниловский форт»

  • Даниловский форт удачно вписан в среду. Здание находится прямо около краснокирпичной Даниловской мануфактуры

    Фотография: предоставлена «Сергей Скуратов Architects»

    1/3

  • Название этого дома не случайно — по форме здание Скуратова напоминает крепостную стену

    Фотография: предоставлена «Сергей Скуратов Architects»

    2/3

  • Фотография: предоставлена «Сергей Скуратов Architects»

    3/3

Архитекторы: Сергей Скуратов, Андрей Романов, Екатерина Кузнецова («Сергей Скуратов Architects»)
Место: Москва, Новоданиловская наб., 8
Состояние: построен в 2008 году

Cкуратовский дом работает на оживление пока что практически мертвой части Москвы: вокруг одни промзоны. построенное — как и все дореволюционные заводы вдоль Москвы-реки — из красного кирпича, изогнутое новое здание резко выделяется на общем фоне.

 

Один из моих любимых скуратовских домов. Я бы выделил две вещи. Первое — сочетание суперсовременной формы, такой даже нарочито модной, и вместе с тем совершенно традиционного материала. Это дает достаточно интересное ощущение незыблемости английского дома и вместе с тем современности, которая мобильна, которая не только про вечное.

А второе — и это касается многих проектов Скуратова, хотя и не всех, — его доделанность, дорисованность. У меня при разговоре об этом даже возникает белая зависть — нет на наших объектах такого вида доделанности, когда все доведено до логичного конца. И ни одной детали неправильной нет, небрежности. Скроен так, что прямо «шовчик к шовчику». Это по-европейски, и это подкупает. Я говорю не только о качестве строительства, которое, безусловно, высокое для нашей страны. Но и о, скажем так, вырисованности всех деталей, которая дает единое, цельное ощущение. Понимаете, очень четко выдержан стиль, причем не то чтобы какой-то скуратовский, а стиль этого дома: пластичного, кирпичного, оказавшегося на набережной и создающего именно ее среду, а не то чтобы поставьте его в любой промзоне — и хорошо будет.

 

«Даниловский форт» — такой боец на переднем плане. Новоданиловская набережная пока еще не состоялась — разрозненная, сырая и неприбранная городская среда, — он на ней первый, пионер. Он задал определенный тон, и дальше все должны с ним считаться, он сам собой начинает создавать некую среду, которая теперь должна нарастать. А кирпич — это такая традиция XIX века, есть даже понятие такое — «кирпичный стиль», есть Исторический музей, Городская дума — вполне московский материал с большими традициями.

Реконструкция Главного штаба

  • Реконструкция Главного штаба наглядно доказала, что историческое здание вполне можно сделать современным

    Фотография: предоставлена «Студией 44»

    1/5

  • Реконструкция Главного штаба

    Фотография: предоставлена «Студией 44»

    2/5

  • Фотография: предоставлена «Студией 44»

    3/5

  • Выставочное пространство Главного штаба устроено так, что монтировать новую выставку можно, не мешая предыдущей

    Фотография: предоставлена «Студией 44»

    4/5

  • Фотография: предоставлена «Студией 44»

    5/5

Архитектор: Олег Явейн, Никита Явейн («Студия 44»)
Место: Петербург, Дворцовая пл., 6–10
Состояние: сдана первая очередь, вторая очередь должна быть закончена в 2013 году

Эрмитаж сам по себе место для музея не идеальное, но Главный штаб с его маленькими комнатками — еще хуже. Явейнам удалось не просто перекрыть дворы стеклянной крышей, но и решить главную задачу: сделать музей в не предназначенном для этого здании и встроить современную архитектуру в старую, не спасовав перед ней.

 

Во многих отношениях — идеальный проект. На Эрмитаже, извините за пафос, Россия сейчас выдала максимум того, на что она способна. Мы были на пике нефтяных цен, в расцвете «политической стабильности», реконструкция происходила с памятником мирового значения в городе, который больше других городов России заботится о наследии. К проекту был привлечен музей мирового уровня, с самым сильным из директоров — Пиотровским. И будем честны: в этом конкурсе мог победить только Явейн, бывший начальник охраны памятников Петербурга, лучший из возможных. Проект удалось реализовать более-менее в срок, никого не посадили, архитектора не выгнали, обошлось без скандала. Обстоятельства складывались так, что этот проект мог бы стать прорывным.

Но результат этих огромных усилий мне кажется до обидного тривиальным. Насколько я понимаю, в Эрмитаже не было кураторской концепции здания, и во многом это и привело к неудаче. Ведь Главный штаб — это, по сути, офисное здание, состоящее из бесчисленного множества маленьких комнат. Каким образом в таком пространстве может существовать мировой музей, не понятно никому — и Эрмитажу прежде всего. Архитектура Явейна никакой кураторской концепции не несет, никак не помогает музею. И прежде всего это вопрос к заказчику, к Эрмитажу.

Архитектура тоже оказалась до обидного никакой. Перекрытие дворов стало общим местом, в них нет никакого артистизма. Гигантская анфилада выходит на огромную лестницу, а лестница упирается в маленькую дверь размером с вход в жилой дом. Там есть красивые пространства, например, на верхнем этаже, где под крышей — новые залы с верхним светом. Но проект-то был не об этом, не ради того, чтобы сделать несколько хороших залов. Думаю, что и Главный штаб, и Петербург достойны большего. Но в ряду других российских проектов это удача.

Жилой комплекс «Гранатный, 6»

  • С дизайном фасадов Чобану помогала Мария Орлова — искусствовед и специалист по истории орнамента

    Фотография: предоставлена «Speech Чобан & Кузнецов»

    1/5

  • Cоздатели «Гранатного» считают, что дом продолжает традиции русского орнаментального зодчества

    Фотография: предоставлена «Speech Чобан & Кузнецов»

    2/5

  • Гранатный, 6

    Фотография: предоставлена «Speech Чобан & Кузнецов»

    3/5

  • Гранатный, 6

    Фотография: предоставлена «Speech Чобан & Кузнецов»

    4/5

  • Гранатный, 6

    Фотография: предоставлена «Speech Чобан & Кузнецов»

    5/5

Архитекторы: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов («SPEECH Чобан & Кузнецов»)
Место: Москва, Гранатный пер., 6
Состояние: построено в 2011 году

Дом-шкатулка: три невысоких корпуса, на каждом этаже по одной, максимум две квартиры. Основной декоративный мотив — русский домонгольский орнамент, всего на фасадах можно найти шесть его разновидностей — они вырезаны в камне, нанесены на стекло и металл. А еще есть внутренние резные дубовые двери и даже орнаментированная мебель.

 

В 90-е самым культовым архитектурным журналом мы считали Werk, Bauen + Wohnen, упрямо продолжавший печатать исключительно черно-белые фотографии идеальных форм, пропорций и материалов. Их выбор был чрезвычайно строг. Здание в Гранатном переулке было бы там напечатано. В нем есть качество, которое этот журнал, вся швейцарская, а затем и немецкая архитектура так ценили. Ощущение, что этот дом стоял тут всегда. Это самый дорогой проект года, он отличается массой, он из той породы объектов, называющихся Gesamtkunstwerk. Он — по-немецки мощный, по-русски декорированный. Резной камень, кованая решетка, византийские мотивы, деревянные рамы. Абсолютно в московском контексте и в то же время был бы органичен в любом другом месте. Дом-консенсус, нравится практически всем. По свидетельству девелоперов, это еще и самый удачный проект в секторе элитного жилья за последние 20 лет.

Качественная архитектура состоит из трех компонентов: аккуратных деталей, дорогих материалов и титанического труда всех участников процесса. Этот дом — тысячи листов чертежей, бессонных ночей перед очередной сдачей и ежедневный ад авторского надзора. Значит, в Москве возможно строить качественную архитектуру? Этот дом — как надежда, и упрек, и итог для всех нас, кто не смог. Пока. Старайтесь, ребята.

Можно предъявлять сколько угодно претензий, но одно, на мой взгляд, неоспоримо. С его появлением в московском переулке стало немножко больше вечности. Хочется еще.

Город Квартал A101

  • А101 — первый пример пригорода нового типа

    Фотография: предоставлена EDDEA

    1/4

  • Территория, на которой планируют построить А101, вскоре должна присоединиться к Москве

    Фотография: предоставлена EDDEA

    2/4

  • Квартал А101

    Фотография: предоставлена EDDEA

    3/4

  • Квартал А101

    Фотография: предоставлена EDDEA

    4/4

Архитекторы: EDDEA (Испания)
Место: Московская обл., Ленинский р-н
Состояние: проект победил на международном конкурсе

До кризиса инвесторы собирались построить не один новый город, Но всерьез о новых подходах к градостроительству заговорили после пермского генплана. конкурс на 150-тысячный город за Южным Бутово выиграло — причем у авторов пермского проекта — испанское бюро EDDEA.

 

В объемной архитектуре мы худо-бедно во вполне сравнимой с Европой ситуации живем, есть у нас хорошая архитектура — мало, но есть. А градостроительство находится в абсолютно другом положении — его практически нет. Во-первых, оно больше двадцати лет просто было в коме, с середины восьмидесятых его просто не существовало. А когда оно начало из комы выходить, выяснилось, что ничего, кроме советского микрорайона, и не существует. В новых экономических и социальных условиях он не работает — хотя фактически продолжает существовать. Получается замкнутый круг, потому что, с одной стороны, есть градостроительные нормы, которые написаны под модель микрорайона, а с другой — домостроительные комбинаты, которые обслуживают именно эту модель. В результате все российские города вынуждены развиваться в этом русле. Это дикость и реально мешает многим процессам.

Конкурс на город А101 стал первой попыткой что-то в этом направлении сделать, применить к России мировой градостроительный опыт, в котором не микрорайон, а квартал становится единицей. Почему квартал лучше? Первое и главное — это ясное разделение общественного и частного или получастного. В советском микрорайоне есть квартира — и все остальное. Гигантский избыток общественного пространства, которое невозможно поддерживать, поскольку его безумно много. И полное отсутствие промежуточной ситуации — дворов, получастных пространств, которые принадлежат группе людей. Квартал этот вопрос решает и при этом имеет большой городской периметр и большое количество первых этажей, а значит, дает совершенно другой выход общественных площадей для торговли, обслуживания. Город начинает жить нормальной жизнью, смешиваются разные функции. Кроме того, микрорайон эффективен при этажности в шестнадцать, семнадцать этажей, а квартал дает высокую плотность при меньшей этажности — что уже хорошо, экология жизни улучшается. И этот проект ценен именно как первая реалистическая попытка выйти за пределы советского градостроительства. Это грандиозная задача сама по себе. Она сравнима разве что с программой индустриального строительства хрущевок.

Общественное пространство «130-й квартал»

  • 130-й квартал должны были закончить к 350-летию Иркутска в 2011 году. Но немного не успели

    Фотография: предоставлена «Иркутскгражданпроектом»

    1/2

  • Среди прочего в Иркутске в 130-м квартале был построен салон пианиста Дениса Мацуева

    Фотография: предоставлена «Иркутскгражданпроектом»

    2/2

Архитекторы: «Иркутскгражданпроект»
Место: Иркутск
Состояние: строительство заканчивается

Квартал, который начал строиться 200 лет назад, было решено превратить в историческую зону. дома по периметру отреставрировать, восстановить утраченные памятники, несколько домов даже перенести из других районов и построить отели, рестораны, галереи — решительность и при этом аккуратность, которой Москва может только завидовать.

 

Проблема Иркутска, как и многих российских городов, где еще осталась деревянная застройка, — ее сохранение. И иркутский губернатор сделал проект 130-го квартала, который как раз и предлагал возможность актуализации этой застройки, своим флагманским. Пока это первый прецедент такого подхода, когда делается попытка сложного совмещения разных видов деятельности: реставрация, реконструкция, перенос других памятников с других территорий, какое-то новое строительство. Важной частью проекта стала сложная финансовая схема, позволяющая его реализовать. Привлекались федеральные деньги, средства областного бюджета, из городского, участвовал частный бизнес. Но четырех источников финансирования все равно не хватило. И тогда решили привлечь крупный бизнес — и тогда появился проект большого развлекательного центра, в связи с которым соглашались подключиться крупные инвесторы. А с ним появились деньги на всякие инфраструктурные решения, поскольку там с инженерией было не очень. В общем, задумано было действительно интересное городское общественное пространство с использованием исторической деревянной застройки. Правда, в результате всяких пертурбаций проекта произошло вымывание жилой составляющей, квартал приблизился к ремесленно-музейно-развлекательному формату. Но во всяком случае это хороший прецедент, который мог бы быть примером для других городов. Сейчас в большинстве наших «деревянных» городов процесс сохранения дисперсный, касается отдельных разбросанных по городу памятников. А тут именно квартал, в котором есть и памятники, и не памятники, и даже новая деревянная застройка.

Торговый центр «Метрополис»

  • Чтобы территория вокруг торгового центра казалась уютной и зимой и летом, посадили вечнозеленые елки

    Фотография: Влад Ефимов

    1/4

  • «Метрополис»

    Фотография: Влад Ефимов

    2/4

  • Прежде на месте «Метрополиса» был завод металлоконструкций «Рубикон»

    Фотография: Влад Ефимов

    3/4

  • Дорожки перед «Метрополисом» обозначают действительные маршруты местных жителей — например, путь к метро

    Фотография: Влад Ефимов

    4/4

Архитекторы: Борис Левянт, Борис Стучебрюков (ABD Architects)
Место: Москва, Ленинградское ш., 16а, стр. 4
Состояние: построен в 2008 году

Торговый центр и три стеклянных кубика офисов на «Войковской» — типичная задача для Москвы нулевых, но нетипичный результат: в торговом центре не тесно, галереи похожи на бульвары, а между зданиями не парковка, а уютная площадь.

 

Одна из основных проблем московских торговых комплексов — это выбор места. Два наиболее вопиющих случая — это «Атриум» у Курского вокзала и «Европейский» возле Киевского. С точки зрения оборота и посещаемости они наверняка успешные для инвесторов. Но с точки зрения простого жителя выбранные для строительства места противоречат всем правилам градостроительства. В обоих случаях свободное от сооружений пространство уничтожено с каким-то болезненным рвением. В обоих случаях город лишили привокзальных площадей — непреложной части любого вокзала во всем мире. Свободные пространства позволяют избавиться от чувства клаустрофобии в городе.

В комплексе «Метрополис» небольшая площадь между торговым центром и офисными зданиями — это один из немногих примеров в Москве хорошего отношения застройщиков к горожанам. Обычно они стремятся плотно застроить каждый свободный метр, а нам удалось оставить удаленное от шумного проспекта уютное пространство для людей, дать им возможность летом и осенью посидеть в кафе на воздухе, выпить чашку кофе, кружку пива или выкурить сигарету.

Такого решения удалось добиться по нескольким причинам. С одной стороны, мы убедили заказчиков, что такая планировка облегчит решение логистических задач, позволит разграничить парковки для офисных зданий и для торгового центра. С другой стороны, такое устройство комплекса позволяет легко разделить собственность. Мы имеем дело не с наивными людьми: девелоперы рассматривают свою строительную деятельность как бизнес. А такое планировочное решение позволяет легко «отрезать» торговую часть от офисной, провести четкую, понятную границу и продать в разные руки. Отчасти и в этом состоит искусство архи­тектора, когда ему удается использовать для решения творческих проблем разные, порой взаимоисключающие запросы клиента.

Работая над крупными торговыми центрами, архитектор сталкивается с очень серьезными проблемами. У всех торговых сетей есть свои требования к высоте помещений, к их габаритам, форме и т.п. Например, «Ашан» — это коммерчески самая успешная торговая марка, но с ним труднее всего работать, потому что у них очень жесткие и очень специфические требования. Кроме того, есть определенные нормативы по парковкам, противопожарным мероприятиям и так далее, их тоже нужно учитывать, но не забывая о своих профессиональных обязанностях — построить хорошо функционирующий дружественный к посещающим его людям объект. Для этого архитекторам приходится ломать голову, как совместить весь комплекс сложных и разнонаправленных требований и пожеланий. Это кропотливейшая и сложнейшая работа. Но если хорошо выбраны место и будущие арендаторы, затраты на строительство могут окупиться во много раз.

Правда, сразу после кризиса даже те, кто готов был строить большие торговые комплексы, резко сократили и переориентировали свои запросы. Бизнесмены даже были готовы вернуться к устаревшим моделям, когда торговый центр представлял собой по существу крытый рынок с мелко нарезанными помещениями магазинов, мотивируя это значительным снижением спроса и нежеланием рисковать значительными инвестициями. Усложнила ситуацию и резкая смена городской власти: больше полугода шел пересмотр всех алгоритмов согласования. Система выдачи разрешений на владение и осваивание земельных участков ужесточилась. Бывают ситуации, когда люди, арендовавшие участок при старой власти на определенных условиях, теперь узнают, что ничего там строить нельзя. В общем, для нашего ремесла в Москве сейчас очень нелегкая ситуация.

Кампус МИСиСа

  • Mecanoo занимались университетской архитектурой и до МИСиСа — они проектировали библиотеку технического университета в Делфте, спортивный колледж в Утрехте и другие здания

    Фотография: предоставлена MECANOO

    1/8

  • Как это нередко бывает в России, мало кто способен гарантировать, что голландский проект МИСиСа будет полностью реализован

    Фотография: предоставлена MECANOO

    2/8

  • МИСиС

    Фотография: предоставлена MECANOO

    3/8

  • МИСиС

    Фотография: предоставлена MECANOO

    4/8

  • МИСиС

    Фотография: предоставлена MECANOO

    5/8

  • МИСиС

    Фотография: предоставлена MECANOO

    6/8

  • МИСиС

    Фотография: предоставлена MECANOO

    7/8

  • Проект голландцев продуманный, но не слишком инновационный — за основу берется типичная система городских кварталов

    Фотография: предоставлена MECANOO

    8/8

Архитекторы: Mecanoo
Место: Калужское ш., 3 км от МКАД
Состояние: проект победил на международном конкурсе

Из российских вузов МИСиС оказался первым, кто начал решать свои жилищные проблемы всерьез: проект кампуса (небольшого города на 100 гектарах) выбрали на международном конкурсе. Выбрали голландцев — неудивительно, ведь среди их клиентов технологический университет в Делфте.

 

Для России это новый проект — и с точки зрения самого кампуса, и с точки зрения создания некоего образа ближайшего Подмосковья, которое становится еще более актуальным в свете разговоров о «Большой Москве». Проект, который сделало Mecanoo, — более консервативный, традиционный европейский кампус, а проект бюро «Остоженка» — более неомодернистский, более радикальный, более громкий. В нашем журнале мы больше хвалили «Остоженку». Традиционность проекта Mecanoo в том, что там предлагается очень четкая структура с разделением различных функциональных блоков и пространств, которые довольно плотно и регулярно поставлены и образуют такой сравнительно небольшой квартальчик. А «Остоженка» предлагала более свободную композицию, что напоминало модернистские проекты 1960-х.

Расположение в 3–5 километрах от МКАД адекватно, единственное что — сейчас в так называемой креативной экономике стало считаться, что более целесообразно располагать кампусы в городах, где происходят массы перекрестков социальных контактов, где сама активность городской среды толкает на разные творческие находки. Но с другой стороны, учитывая то, что у нас — за вычетом наукоградов — никаких учебных центров на природе не было и вообще давно ничего интересного на природе не строилось, это может быть любопытно.

Надо иметь в виду, что это такой градостроительный проект, проект уровня urban design — проект некоего комплекса. Соответственно, на этапе конкурса вопрос архитектуры все-таки не был превалирующим, а главным был вопрос пластической организации этого пространства, выстраивания неких иерархий объемов без их детальной художественной разработки. Поэтому о тех перспективах, которые рисуются у Mecanoo, можно сказать только, что это голландская архитектура нулевых, голландский мейнстрим, качественная архитектура.

Жилой комплекс «Дом на Мосфильмовской»

  • Фотография: Алексей Платонов

    1/5

  • В конце декабря 2011-го Дом на Мосфильмовской наконец получил разрешение на эксплуатацию

    Фотография: Илья Иванов

    2/5

  • Фотография: Илья Иванов

    3/5

  • Убрать верхние этажи было почти невозможно: сняв «лишние» жилые, пришлось бы возвращать необходимые технические, но монолитный бетон — не конструктор Lego

    Фотография: Илья Иванов

    4/5

  • Дом на Мосфильмовской

    Фотография: Илья Иванов

    5/5

Архитекторы: Сергей Скуратов («Сергей Скуратов Architects»)
Место: Москва, Пырьева, 2
Состояние: построено в 2012 году

История самого большого проекта самого большого российского архитектора чуть не стала трагической — если бы не смена мэров, башню пришлось бы укорачивать на несколько этажей. Впрочем, ценность скуратовской архитектуры — не в высоте. Архитектурный критик Григорий Ревзин объясняет — в чем.

 

Я уже один раз написал текст про Мосфильмовскую: не отказываюсь от него — мне нравится этот проект. Но вообще-то, ни один из архитекторов поколения Скуратова, из наших самых лучших, не выдержал испытания «большим домом» — или «большой дом» не выдержал этих архитекторов. Ни Белов с «Имперским домом», ни Филиппов с домом на Долгоруковской, ни Лызлов с «Городом яхт» не справились. И даже у Чобана с «Федерацией» не идет пока. Единственный архитектор, у которого более-менее получилось, — это Плоткин с «Аэробусом», да и тут я бы не сказал, что без потери качества. Потому что наши заказчики научились уважать архитекторов, когда речь идет о площади в 3 тысячи квадратных метров и совершенно не умеют их уважать, когда площадь уже 30 тысяч, то есть там, где замена одной фасадной плитки на другую обходится сразу в неплохое состояние. Они корежат эти проекты, и авторитета архитектора не хватает на то, чтобы их отстоять.

«Мосфильмовская» — яркий тому пример. Первый проект, закрученный, был интереснее, чем сегодняшний, упрощенный. Четыре башни были интереснее, чем две, — сегодня они торчат из города, как два зуба, а по замыслу была все-таки челюсть. А уж то, что в конце Юрий Михайлович этажи срезать хотел, не лезет ни в какие ворота.

Но этот небоскреб (а с небоскреба, вообще говоря, начинается иной рейтинг архитектора) — даже в проекте не самая сильная вещь Скуратова. То есть мне так кажется. Скуратов в наибольшей степени из всех архитекторов российского неомодернизма — художник, и те главные качества, которые он приносит в архитектуру, они не очень подходят большим коммерческим объемам.

Архитекторы по-разному объясняют, как они чего делают. Многие любят говорить о функции: о том, как она сложно, интересно и умно устроена. Кто-то говорит о строительных приемах. Есть еще особые зануды, которые рассказывают про то, какой тяжелый участок: сети, разрешения, плотности… Гораздо реже архитек­торы, например Борис Левянт, могут рассказывать об экономике — тоже очень интересно. Но Скуратов никогда ни о чем этом не говорит. Притом что он хороший, даже очень хороший строитель, и приемы строительные, которые использованы на Остоженке, демонстрируют очень высокий уровень ремесла. Он понимает, но про это не разговаривает. Он всегда начинает очень вдохновенно и с характерной для художника наивностью рассказывать о художественном качестве идеи, которая ему пришла в голову. Для него критерием оценки является именно «красиво — некрасиво». Не «удобно — неудобно», не «дорого — недорого», а — «красиво — некрасиво».

Это довольно редкий случай, потому что, вообще-то, непонятно, что такое вкус в авангардную эпоху. То есть подход к делу у Скуратова достаточно архаический. В Европе архитекторы прекратили так думать, наверное, на рубеже 1960–1970-х годов. Мис Ван Дер Роэ еще думал о пропорциях и качестве пластики. Но уже представить, что Филипп Джонсон так бы рассуждал, трудно — хотя он одно время делал все под Миса.

Когда-то я брал у Скуратова интервью — для Биеннале 2008 года, я тогда у многих их брал. И все рассказывали о наследии русского авангарда — Мельникове, Леонидове. И вот Скуратов говорит: «Мне вообще не очень нравится архитектура русского авангарда. Какая-то она слишком рабоче-крестьянская». Для меня это было неожиданно. И я стал про это думать.

Архитекторы-модернисты очень любят говорить о том, что главное — инновация, новаторство, что они изобретают совершенно новые формы. На самом деле мы хорошо знаем, что весь арсенал формальных приемов, которыми они пользуются, полностью изобретены к началу Второй мировой войны. И опробованы к 1970-му. В чем тогда отличие? Почему скуратовскую архитектуру невозможно себе представить в 1970 году? У него есть тема, которой тогда не существовало, — архитектура модернизма как роскошь.

Принести качество luxury в модернистскую архитектуру не так просто, это надо придумать. Архитектура Нимейера не может быть luxury, у нее слишком большой масштаб. Вы не можете получить удовольствие от ее фактуры, от прямого контакта с близкого расстояния. Она вас все время будет ранить. Потому что, вообще-то, пафос модернизма — он про социальный проект, а не про элитарность и богатство. А вот фактура и авангардная, и демонстрирующая, что она — драгоценность, — это сочетание, которое возникло в России в двухтысячные годы. И два архитектора смогли перевести модернизм в поле роскоши. Это — Григорян и Скуратов.

Оба, в общем, бутиковые архитекторы: делают своеобразные «бентли» или «феррари», которых больше одной в год не сделаешь — покупателей не найдется. Этот момент бутиковости, с одной стороны, страшно ценен, но он же и ограничивает. Я, честно сказать, сомневаюсь, что с таким художественным подходом можно сделать фабрику. Хотя, в отличие от Григоряна, Скуратов такую задачу поставил. Он действительно пытается выйти на большой проект, делать на своем уровне качества хотя бы «бизнес-класс», перескочив всяческие «премиумы». Удастся ли? Для меня это остается под сомнением.

Но вот что пока получается. Каждый архитектор развивает в себе в наибольшей степени какой-то из органов чувств. Как музыканты — может быть с замечательным слухом, а может быть с потрясающим чувством ритма, а может быть с фантастическим композированием. Скуратов развил то чувство, что про эстетику. Поэтому его так ценят. Понимаете, кто-то ищет функциональной грамотности, кто-то ценит, как здание входит в среду, кто-то считает, что главное — экономика. А потом они видят Скуратова и обнаруживают: то, о чем они думали, может быть очень красивым. Они, вообще-то, не это имели в виду, в голове у них было другое. Но глазами они вдруг видят, что то, о чем они все время думали, — очень красиво. Знаете, у Юрия Тынянова есть где-то такое очень тонкое замечание о природе поэзии: точность рифмы доказывает правильность мысли. Так вот Скуратов — он эстетиче­ское доказательство того, что они думают правильно.

Время от времени я консультирую разных заказчиков. Сформулировать свои пожелания им зачастую бывает сложно — по названиям-именам они не ориентируются, а используемые слова, с их точки зрения, значат совсем другое, чем с моей. Соответственно, способ консультации такой: я показываю картинки, много, от трехсот до тысячи, и предлагаю расставлять оценки. И есть такой тип заказчиков: в районе 50 лет, с хорошим образованием, с хорошим английским, с умным бизнесом — современные русские люди, состоявшиеся в постсоветское время. Вот они Скуратову всегда выставляют пятерки, он — это четкое «да». Вот эти хотят, чтобы их жизнь им нарисовал Скуратов. И поскольку они по жизни победители, то иногда кажется, что остальные просто до них не дотягивают. Ну то есть если считать, что жизнь — это соревнование. Про Пастернака Цветаева написала, что он похож одновременно на араба и на его скакуна. Так вот Скуратов похож сразу на чемпиона и на его кубок. Красивый человек.

Реконструкция Новой Голландии

  • Остров Новая Голландия возник, когда между Невой и Мойкой по судостроительной надобности были прорыты два канала

    Фотография: предоставлена Iris New Holland

    1/6

  • Новая Голландия — в каком-то смысле петербургский филиал «Гаража»: ее тоже курирует Даша Жукова

    Фотография: предоставлена Iris New Holland

    2/6

  • Новая Голландия

    Фотография: предоставлена Iris New Holland

    3/6

  • Полгода назад Новая Голландия впервые за 300 лет открылась для посетителей

    Фотография: предоставлена Iris New Holland

    4/6

  • Новая Голландия

    Фотография: предоставлена Iris New Holland

    5/6

  • Новая Голландия

    Фотография: предоставлена Iris New Holland

    6/6

Архитекторы: Work AC (США)
Место: Петербург, наб. Адмиралтейского канала, 2
Состояние: проект победил на международном конкурсе

Парк Горького и «Гараж» в одном флаконе: на проведенном в 2011 году конкурсе искали идеи, а не архитектуру (менять там все равно почти ничего нельзя): американцы предложили школу искусств, гастрономический центр, бассейн и дом кино.

 

Новая Голландия — историческое наследие, там нельзя ничего менять. Максимум, что можно сделать, — поменять слегка интерьер, сделать что-то с горизонтальной поверхностью. Проект Work AC выиграл не потому что он предлагал что-то инновационное, а потому что он особенно ничего не меняет. То, что сегодня происходит в архитектурном мире, я могу описать словом «никак». Вот и этот проект, мне кажется, такой же. Оргазма я от него никакого не испытываю. Но гораздо важнее конкретного проекта, который сейчас есть, другое — то, что этим занимается Даша Жукова. Для меня это гарантия, что в конечном итоге проект точно будет отличаться от всех остальных. Никаких чудес не бывает — все зависит от команды. Пустите Лужкова — будут у вас и проекты лужковские. Пустите Жукову — не будет банальной реставрации в стиле какой-нибудь мастерской, которая копается в исторических документах и почему-то привязывается к трехсотлетнему желтому фасаду. А будет какой-то свежий взгляд.

 

Когда мы работали над нашим конкурсным проектом, то принципиально отказались от любимых в последнее время архитекторами приемов, которые направлены на обольщение заказчика: солнце, зонтики, люди в шезлонгах, кущи деревьев. Любой человек, более-менее представляющий себе климат Петербурга, понимает, что там зима наступает в октябре и заканчивается в апреле. Поэтому нас гораздо больше интересовала историческая подоплека: мы понимали, что нужно сохранять остров как памятник федерального значения, и искали планировочные и архитектурные приемы, этому месту генетически присущие. И мы не столько

Благоустроить Россию: 5 историй о молодых архитекторах из разных городов :: Дизайн :: РБК Недвижимость

Графические дизайнеры, мебельщики, стрит-артисты — «РБК-Недвижимость» рассказывает о тех, кто сегодня занимается благоустройством российских городов

Фото: Зотин Игорь, Кавашкин Борис/Фотохроника ТАСС

До конца года в 15 российских городах завершится благоустройство ключевых общественных пространств — улиц, площадей, набережных, парков. Их проектированием занимались молодые архитектурные бюро из разных регионов России — победители национального архитектурного конкурса, который этой весной провели АИЖК, КБ «Стрелка» и Минстрой России.

Многие команды задолго до этого успели заявить о себе за пределами родных городов. «РБК-Недвижимость» рассказывает о пяти из них.

«План_Б» (Ярославль)


Сергей Фомин и Александр Качалов (Фото: План_Б)

О бюро

Архитектурное бюро «План_Б» основали в 2015 году выпускники Ярославского государственного технического университета Александр Качалов и Сергей Фомин. Прежде чем открыть собственное дело, оба 13 лет проработали в ведущих архитектурных бюро Ярославля — «Концептор», «Центрпроект», «ДК», участвовали в крупных городских проектах (конкурсный проект реконструкции площади Волкова, конкурсный проект реконструкции гостиницы «Юбилейная»).

«В какой-то момент захотелось большей самостоятельности, свободы самовыражения. Естественным результатом этого желания стало создание собственного бюро, — рассказывает Александр Качалов. — На первом этапе мы организовали творческое объединение и начали в свободное от работы время участвовать в конкурсах, создавать концептуальные проекты без опоры на реальный заказ. Мы с Сергеем придерживаемся примерно одних взглядов на профессию, требуемое качество архитектуры. Постепенно наши старания стали приносить видимые результаты, и неформальное творческое объединение превратилось в полноценное архитектурное бюро».

Первые заказы были в области дизайна интерьера частных домов и магазинов, со временем архитекторы увлеклись проектированием общественных пространств. За пределами Ярославля о «Плане_Б» узнали благодаря победе в конкурсе на благоустройство части Тверской улицы от Пушкинской площади до Триумфальной площади, а также 1-й Тверской-Ямской улицы в Москве. Сейчас в рамках коллаборации с КБ «Стрелка» архитекторы разрабатывают еще несколько проектов благоустройства ключевых территорий Липецка и Ярославля.

Визуализация проекта благоустройства Тверской улицы в Москве (Фото: План_Б)

О кумирах

Во время учебы в институте Александра и Сергея увлекала экспрессивная архитектура, жанрово близкая к работам Захи Хадид, Эрика ван Эгераата. «Хотелось делать нестандартные, даже шокирующие вещи. Но постепенно мы стали предпочитать иконической вербальную архитектуру, которая не обладает такой яркостью, как деконструктивистские постройки, но несет более глубокие смыслы. Главными ориентирами стали Дэвид Чипперфильд, Джон Поусон, некоторые представители чилийской архитектурной школы — Хуан Агустин Соза, Себастьян Ираррцавал, Алехандро Аравена. Помимо безупречной цельности всех функциональных и пространственных составляющих в их архитектуре нам также импонирует правдивый подход к материалу», — говорит Качалов.

В своих проектах архитекторы стараются отдавать предпочтение «сырым» и «открытым» материалам, которые не нужно защищать от жизни. «Мы ценим правдивость бетона, седеющего дерева, оксидированной стали, — отмечает Александр Качалов. — Нам также интересно заниматься и социальной архитектурой, но в провинции решающую роль в выборе подхода к ответам на социальный заказ, как правило, играет девелопер. А он предпочитает языку диалога с будущими пользователями кондовый безадресный подход, упрощающий ему жизнь и приносящий большую прибыль — за счет экономии времени».

О будущем архитектуры

«Современная российская архитектура — ведома, — считает Александр Качалов. — Сегодня ее роль — ретрансляция и интерпретация мировых трендов, от интеллектуальной до коммерческой. Это не хорошо и не плохо, просто таков результат влияния истории, возможностей и менталитета. Но и она — неоднородна. В направлении от «столиц» к провинциям частота своевременности меняется, практически до минимума выкручивая запрос на новое».

Ситуация может выровняться лишь в том случае, если появятся потребности в переменах, уверен архитектор. «Это впрямую зависит от готовности и возможности людей трансформировать свой культурный код в стремлении к лучшей жизни, — говорит он. — Роль архитектора в этом процессе — быть проводником, готовым предложить не только варианты пути, но и жертвовать свои жизненные силы и, что невозможно восполнить, жизненное время».

Modul (Москва)


Коллектив бюро Modul (Фото: Modul)

О бюро

Архитектурное бюро Modul основано в 2014 году выпускником МАРХИ Родионом Праздниковым. Компания с самого начала развивала междисциплинарную практику: от создания предметов мебели (у бюро есть свое столярное производство) и разработки интерьеров до градостроительных концепций. При этом во всех проектах архитекторы предпочитают работать с натуральными материалами — деревом, камнем, керамическим кирпичом, стеклом, металлом.

«С большинством наших заказчиков я познакомился, занимаясь частной практикой и нарабатывая круг постоянных клиентов, — рассказывает Праздников. — Например, для одного из них я несколько лет назад сделал интерьер квартиры, а совсем недавно он заказал нам проект ревитализации территории бывшей туристической базы в современный комплекс для загородного отдыха на реке Пахре в Подмосковье. На территории комплексе будет бассейн, спа-центр, фитнес-зал, ресторан и многофункциональное выставочное пространство».

Для другого нашего постоянного заказчика специалисты Modul недавно сделали проект коттеджного поселка вблизи Истринского водохранилища с фитнес-центром, эллингом, парком, соединенными единым пешеходным маршрутом. Архитекторы представили модель нового формата — покупатель может сам собрать свой участок, выбрать его функциональное насыщение, типоразмер дома и его отделку.

«К нам часто обращаются наши партнеры по смежным работам, так как знакомы с нашим подходом к делу изнутри и заказывают презентационные пространства, офисы. Одним из примеров такого сотрудничества является проект конверсии складского здания в современную шоу-рум в подмосковном Воскресенске. Стояла амбициозная задача создать мощную точку притяжения, распространяющую свое влияние на региональном масштабе. Мы попытались сделать интересное, современное, многофункциональное пространство, которое поможет выйти из узких рамок привычного формата презентации продукции и создать иной образ фирмы в глазах своих клиентов — современный выставочно-событийный центр непосредственно при производстве», — говорит основатель бюро Родион Праздников.

Весной этого года бюро выиграло конкурс на лучший проект благоустройства трех кварталов в центре Волгограда. Кроме того, КБ «Стрелка» заключило дополнительный контракт с архитекторами на разработку концепций развития улицы Мира, Сурского сквера и части Комсомольской улицы до набережной Волги.

Интерьер шоу-рума в Воскресенске (Фото: Modul)

О кумирах

Российские архитекторы, на которых старается ориентироваться Праздников, — Юрий Григорян, Владимир Плоткин, Сергей Скуратов, Александр Бродский. Двое из них — Юрий Григорян и Владимир Плоткин — его педагоги, у которых Родион учился в архитектурном институте. «От них я перенял привычку постоянно подвергать критике собственные идеи, уметь отказываться от того, что сделал в пользу лучших проектных решений. На мой взгляд, это один из самых важных навыков для архитектора», — говорит архитектор.

Из западных современных архитекторов Праздников с коллегами следят за творчеством ОМА, David Chipperfield Architects, Herzog & de Meuron, Peter Zumthor. «Вообще, мы поклонники голландского и швейцарского подхода к архитектуре, — признается основатель Modul. — Она очень точная, деликатная, сомасштабная человеку и в то же время новаторская. Все эти примеры ориентируют нас работать над качеством продукта, максимально продумывать все детали и нюансы на несколько ходов вперед».

О будущем архитектуры

«Хочется верить, что архитектура будущего — это симбиоз технологий и художественного видения архитектора. Технологии сейчас позволяют сделать то, что еще сто лет назад казалось невозможным. Необходимо внедрять новые материалы, новые инженерные и проектировочные решения, а задача архитектора — соединить их с творческой составляющей.

В наших проектах мы учитываем временные сценарии — останется ли сооружение или дизайн актуальным через 10–20 лет, будет ли возможно совершать преобразование, изменить направление использования. Мы верим, что хотя современная жизнь ускоряется и архитектура становится более утилитарной, унифицированной, авторское художественное видение и качество проектирования, проработанность каждой детали всегда будут востребованы. Возможно, многое в архитектуре будет стоять на стыке реальности и виртуальности — медиапространства, мы начнем рассматривать ее как социальный интерфейс, прорывы в области физики материалов будут диктовать новые строительные принципы, а невостребованные ранее функции найдут новое воплощение в совершенно неожиданной форме.

Массовая 3D-печать зданий на недостижимом для человека уровне точности, которая сейчас находится на начальном этапе развития, уже в ближайшем будущем раскроет перед архитекторами и застройщиками новые горизонты. В разы сократятся сроки строительства и его материалоемкость, а следовательно, экономическая эффективность таких проектов обратно пропорционально возрастет», — рассказывает Родион Праздников.

«Бюро Горшунова» (Нижний Новгород)


Станислав Горшунов (Фото: «Бюро Станислава Горшунова» )

О бюро

Основатель и идейный вдохновитель «Бюро Горшунова» — Станислав Горшунов — открыл собственное дело в 2006 году. Учась в Нижегородском Архитектурно-строительном университете, он стажировался у Александра Скокана в бюро «Остоженка», был участников архитектурной биеннале в Венеции.

Первым проектом бюро стал развлекательный комплекс «Премио» на Нижне-Волжской набережной в Нижнем Новгороде (2009). В архитектуре здания был использован прием ступенчатости, когда расположенные выше этажи смещаются относительно друг друга в сторону склона — таким образом автор вписал постройку в существующий природный ландшафт. Потом были частные дома, общественные и жилые здания, интерьеры, проекты благоустройства.

«В каждый объект мы пытаемся преподнести дух места, его идентичность. Не могу понять, нашел ли я свой собственный стиль или авторский почерк. Некоторые друзья-архитекторы часто говорят: «Это в вашем стиле», — но мне кажется, что я нахожусь в постоянном поиске — не могу остановится, начинаю скучать. Например, разрабатывая архитектуру и дизайн интерьера торгового центра на Советской площади в Нижнем Новгороде, мы решили поэкспериментировать. Пошли по пути советских бумажных модернистов 30-х годов — попробовали соединить в одном проекте современную скульптуру и строгие архитектурные формы», — говорит Горшунов.

«Бюро Горшунова» работает в основном в Нижнем Новгороде, хотя у компании есть некоторые проекты и за рубежом — например, здание хостела в Англии. «У регионов не так много денег, и это нас дисциплинировало создавать недорогую, но качественную архитектуру. Так, мы уже продолжительное время работаем над спортивной базой «Изумрудное» на Горьковском водохранилище, где в новых условиях оттачиваем свое мастерство», — рассказывает Станислав.

Сегодня архитекторы «Бюро Горшунова» работают над проектом благоустройства главной пешеходной улицы Нижнего Новгорода — Большой Покровской и рассчитывает продолжить практику в области благоустройство общественных пространств.

10 лучших молодых дизайнеров России, которые стоят вашего внимания (и средств)

«Собака.ru» в 12-й раз провела конкурс «Новые имена в моде» и с помощью экспертов и читателей выбрала 10 молодых и талантливых брендов. Встречайте, дизайнеры из Петербурга и Москвы, которые вскоре дадут фору Рафу Симонсу и Фиби Файло.

TRUSTME STUDIO

Русско-грузинский бренд TRUSTME STUDIO, основанный архитектором Артуром Васильевым, кинооператором Михаилом Пашкульским, графическим дизайнером Махо Гвилия и бренд-директором Наталией Гуляевой, выпустил только одну полноценную коллекцию, а ее уже носят Сергей Шнуров и певица Луна. Ребята базируются на деконструктивизме, гротеске и брутализме, но в отличие от вещей Maison Margiela и Ann Demeulemeester эти смирительные рубашки, толстовки с курящим черепом и футболки с Ховринской больницей можно носить не только на подиуме, но и в повседневной жизни. «Наших главных (метафизических) героев можно описать так: мальчики и девочки, читающие Йоргена Лета, обедающие в дорогом ресторане и любящие пересмотреть "Нимфоманку", — рассказывает Артур Васильев. — Но все это образно — TRUSTME STUDIO может носить любой, кто покупает дорогую одежду не только за бренд, но и за идею».  

Infundibulum

Московская марка Infundibulum показывает другой взгляд на мужскую одежду — через эстетику поединков, образы охотников и даже «мифологических проводников в другой мир». Хотя в своем девятом релизе Илья Варегин играет не столько с референсами, сколько с пошивом: расслабленные костюмы, широкие брюки, пальто-кафтаны и шляпы, как у героев Гоголя, сделаны методами, существовавшими еще до начала массового производства и понятия «фэшн» — ручным окрашиванием и ткачеством материалов из 19-20 веков. Все это подчеркнуто рекламной кампанией весенне-летней коллекции Infundibulum, снятой по технологии цветоделения Сергея Прокудина-Горского: чтобы получить цветное изображение, нужно последовательно сделать три черно-белых снимка через фотофильтры красного, зеленого и синего цветов.

M_U_R

Марку M_U_R дизайнера и архитектора Ани Дружининой обожают богема, интеллектуалы, пуристы и философы. Потому что именно таким должен быть этичный бренд в наше время: Аня шьет из русских тканей (от ивановского льна до шуйского ситца), отказывается от традиционных коллекций в пользу осознанного потреб­ления и, конечно, придерживается политики «экофрендли». «Я чувствую особенный драйв, когда могу "сделать моду" из продукции, которая обычно идет на скатерти, постельное белье, военную форму. — рассказывала Аня «Собака.ru». — Мне вообще интересно переосмысливать функции материалов: сшить пальто из строительного мешка, сумочки из шнуров или дерева. Люблю русскую пряжу — фабрика, которая делает нитки "ирис", до сих пор работает на Обводном канале, а я вяжу из них шортики и маечки».

ARSHA

Если первая коллекция студентки Школы дизайна НИУ ВШЭ Арины Хаустовой была посвящена картинам Анри Матисса, то вторая — группе туристов, которые привозят из путешествий магниты, полотенца и памятные фотокарточки (все они нанесены на одежду ARSHA). Такую разницу в мудборде дизайнер объясняет полной трансформацией собственного взгляда на моду: поняв, что для жизни ей нужен минимальный набор базовых вещей, который показывает девушку настоящей (никаких пуш-апов, разрезов до пупка и мини-юбок, которые делают ноги визуально стройнее), Арина создала универсальную, агендерную и говорящую за себя одежду. Следующая коллекция ARSHA будет также продиктована личным опытом дизайнера: до новости о победе в конкурсе «Новые имена в моде» она отчислилась из университета, решив пойти в кулинарную школу, а теперь размышляет о том, как объединить свою страсть и к моде, и к еде. 

Ozero Swimwear

Спустя 10 лет проживания в Азии и работе моделью Елена Чеурина решила основать собственный фэшн-бренд: в качестве специализации были выбраны купальники — самая популярная «одежда» в Сингапуре, Куала-Лумпуре и на Бали, которую, как ни странно, трудно достать в хорошем качестве и интересном дизайне. Модели Лены инспирированы постерами 50-60-х годов, а также иллюстрацией Владимира Лебедева к произведению «Цирк» Самуила Маршака, при этом каждый купальник назван в честь мирового озера — Байкала, Малави, Востока, Констанц и Неро. Все они производятся на Бали с использованием эко-лайкры из переработанных материалов, а 10% доходов фабрики поступают в организацию по поддержке чистоты океана. 

Архитекторы и архитектурные студии России

Здесь размещены практикующие архитектурные компании и архитекторы, занимающиеся разработкой проектов частных жилых домов и представленные на нашем сайте.

Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

Наши ценности — любовь к красоте, эстетике, ответственность перед природой и гуманизм.
Мы проектируем для вас — ценителей удобства, функциональности и связи с природой.
Мы стремимся тесно взаимодействовать с вами для достижения индивидуального результата, беря бремя технических решений на себя…

Олег Карлсон, АСБ Карлсон & К

«АСБ Карлсон и К» – архитектурная компания, которая успешно работает на российском рынке с 1991 года. За это время было спроектировано и реализовано более 450 жилых и общественных зданий различного масштаба и сложности…

Архитектурная мастерская Романа Леонидова

«Архитектурное бюро Романа Леонидова организовано в Москве в 1997 г., но география наших проектов не ограничивается только Московской областью , мы успешно справляемся с архитектурными задачами по всей России и ближнему зарубежью.

Мы знаем все нюансы архитектурного проектирования, работы с дизайном интерьера и строительством, и создаем функциональные пространства для наших клиентов».

Архитектурная студия Чадо

Chado — российская архитектурная студия. Мы занимаемся архитектурным проектированием, ландшафтным дизайном и дизайном интерьеров, воспринимая эти дисциплины как части одного целого. Chado реализует общественные и частные проекты в России и за рубежом. В данный момент мы имеем опыт работы в России, Латвии, Украине, Казахстане, Эстонии, Черногории, Италии. Представительства студии находятся в четырех российских городах. Наши работы удостоены множества премий и отмечены в СМИ разных стран мира.

za bor architects

za bor – архитектурная мастерская основанная в Москве, в 2003 году архитекторами Петром Зайцевым и Арсением Борисенко. Основные виды деятельности компании – проектирование жилых и общественных зданий, частных домов и коттеджей; интерьерный дизайн офисных и жилых объектов.

Проекты мастерской выдержаны в современном стиле, их отличает обилие архитектурных приемов, использованных как в объемном проектировании, так и в дизайне интерьеров. Еще одной отличительной чертой проектов za bor является динамичная сложная форма. В интерьере это особенно заметно, ведь почти для всех объектов, архитекторы специально разрабатывают мебель и предметы обстановки.

Пётр Костёлов

Член Союза Архитекторов России. Победитель и лауреат многочисленных архитектурных конкурсов и фестивалей.

В. Плоткин, О. Головина

Творческое Производственное Объединение “РЕЗЕРВ” — одно из ведущих российских архитектурных бюро, основанное в 1987 году в Москве. Основными направлениями работы компании являются архитектурное проектирование и разработка градостроительных концепций.

Лучшие сайты архитектурных бюро России

Сайт Примечание

Bernaskoni, Москва 
 

Мне ооочень нравится, очень здорово выглядит презентация проекта архитектурного бюро. 
ABV Group, Москва 
 
Это выглядит здорово, но сетка кажется немного скучноватой. Нет желания разглядывать эту кучу картинок, плагин красиво их переставляет и углубляться в контент желания не возникает. Не хватает типографики, текстовая информация - груда скучного текста, сваленного мне на голову. 
Wowhaus, Москва 
 
Это крутой сайт, стильный и чистый, как по мне. Особенно доставляют радость эти направляющие (сеточка). Здорово, единственное - я не сразу обратила внимание на листалку и долго пыталась прокрутить то скроллом, то мышкой потянуть. 
Камень, Москва 
 
Интересный сайт, но с проблемами. Сначала я с трудом обнаружила хоть какое-то меню, потом обнаружив его поняла, что мало, я ищу другое. Я пользователь - я привыкла, что логотип - это ссылка на главную страницу, это вполне логично. Я никак не могла ожидать, что он выполнит функцию входа на сайт и выхода, кстати, тоже. 
A2OM, Москва 
 
Удобный, все нужное под рукой.
Бюро Андрея Волкова, Москва
 
Аккуратный, милый, неплохой. 
OSA Group, Москва 
 
Хорошо, чисто, минимализм - как бальзам на душу.
АБ Бородавченко и партнеры, Москва 
 
Скучноват, мелкий шрифт. В Новостях самих новостей толком нет, зато есть громоздкий слайдер - нелогично. 
Проект, Ростов-на-Дону 
 
Ничего особенного, интересного или выдающегося. Он скорее пустой, а не минималистичный. 
Mendes & Neumark, Санкт-Петербург 
 
Не понравился. Ни цвет сайта, ни типографика. Какой-то несуразный сайт с надеждой впихнуть в него вообще все, что можно. 

5 лучших общественных мест на набережной - Strelka Mag

Как вернуть людям реку через архитектуру и возрождение городов.

Агентство OKRA специализируется на пространственном планировании, устойчивости городов и развитии общественных пространств. Сейчас они курируют разработку дизайн-проектов набережных в 22 городах России в рамках федерального проекта КБ «Стрелка» и АИЖК. Strelka Magazine попросил команду OKRA - Будевейна Альмекиндерса, Джулиану Сибилию и Нефели Каланци - назвать 5 великолепных проектов набережной и указать на ключевые элементы, которые делают эти проекты успешными.

Что важно для развития общественного пространства:

История города придает ему индивидуальность: например, если это город, история которого так или иначе связана с водой, то вода может стать символом , что позволяет использовать этот элемент разными способами в общественных местах. Вот почему необходимо сначала проанализировать исторический контекст пространства.

Климат. Могут быть обстоятельства, при которых вам необходимо обеспечить комфортные условия для защиты от солнца, иногда от тени, а иногда от ветра; Все это делает набережную более приятной.

Включение. Ключевой момент - не исключать никого, а скорее попытаться включить всех. Но в то же время проект должен быть естественным образом встроен в свое окружение.

Масштабируемость. При проектировании следует также учитывать потенциал дальнейшего развития . Если бы вы построили на набережной баскетбольную площадку, которую можно было бы использовать только для игры в баскетбол, это было бы не лучшим вариантом. Что вы хотите сделать, так это предоставить место, а не занимать его.

Domplain

Где: Утрехт, Нидерланды
Преимущества: Оживление истории
Разработано: OKRA
Дата открытия: 2010

Нас попросили сделать видимым то, что не было раньше был виден в определенной области. Город начинался как римское поселение, поэтому далеко под поверхностью все еще сохранились остатки римского замка. Археологи говорят: «Ну, если он под землей, просто оставьте его, потому что он хорошо сохранился; не трогай его ».Теперь, когда есть все эти блоки домов, нет и речи о раскопках, и вы даже не можете увидеть, что находится под землей, но там, где дорога пересекает это, мы сделали что-то вроде плиты из кортеновской стали, чтобы посетители могли видеть, что они вход в римский кастеллум.

Визуально это очень мощно. И это работает, потому что рассказывает историю. Иногда совсем не нужно ставить информационную доску. Мы предпочитаем избегать подобных объяснений, чтобы люди могли видеть детали, составляющие дизайн.Может, они подумают: «Ну, теперь я понимаю, что там!». Но если вы сделаете вещи очень очевидными, их можно будет интерпретировать только одним способом.

HafenCity

Где: Гамбург, Германия
Преимущества: Устойчивость, комплексный подход
Разработано: ASTO C Дата открытия: 2001

HafenCity расположен в районе бывшего порта Гамбург, поэтому у воды много промышленных объектов.Таким образом, сделать их привлекательными также означает смягчить воздействие, которое эта отрасль оказывает на эти города. А промышленность может иметь большой потенциал: например, действительно красивые старые здания, и эти районы можно было бы устойчивым образом преобразовать в новые места, такие как культурные центры. Я считаю, что это огромная проблема как минимум для половины городов, с которыми мы работали.

HafenCity в Гамбурге - это место, где сочетаются все виды вещей, а сам дизайн продуман до мелочей.Это действительно хороший пример приглашения разных архитекторов и разных дизайнеров из разных областей для создания чего-то нового, а также предоставления людям пространства и сочетания розничной торговли, жилья и всего остального. Вот что такое комплексный подход: HafenCity спроектирован как популярное общественное пространство, которое выполняет различные функции, а также решает некоторые экологические проблемы, такие как наводнения. Он также имеет очень высокий уровень отказоустойчивости.

Maremagnum

Где: Барселона, Испания
Преимущества: Сочетание промышленных и культурных ролей
Разработано: L3 5
Дата открытия: 2012

Все эти места вдоль воды были портами, но гавани переместились за пределы центра города.Но многие люди все еще используют их, поэтому это становится очень интенсивным. Чтобы реорганизовать жизнь на побережье, было принято решение перестроить промышленную зону в большой комплекс Maremagnum. Это позволяет району стать не только «функциональной» частью города, но и совмещать социальные и культурные мероприятия. Таким образом, он может принимать большие мероприятия, потому что здесь много места, но он также может быть очень удобным. Порт Барселоны - еще один пример промышленного места, но он также стал и социальным.

ОЛИМПИЙСКИЙ ПАРК QUEEN ELIZABETH

Где: Лондон, Великобритания
Преимущества: Восстановление экологии, восстановление
Разработано: Aecom, l andscape architects LDA Design and Hargreaves Associates Дата открытия
8 Associates 2012

Многие промышленные районы, расположенные рядом с набережными рек, пытались восстановить себя и стали очень хорошими прецедентами с точки зрения восстановления экологии.Было много попыток изменить загрязненные промышленные места вдоль Темзы. После загрязнения Олимпийский парк Королевы Елизаветы является примером того, как дизайн может стать одновременно местом для отдыха и экологическим проектом. Здесь архитекторы и дизайнеры использовали безуглеродные и водосберегающие технологии, чтобы оживить местную экологию.

Madrid RIO

Где: Мадрид, Испания
Преимущества: От автомобильного к пешеходному
Разработано: WES T8
Дата открытия: 2011

История этого проекта начинается в 1970-е годы, когда в Испании была очень интенсивная автомобилизация, в результате чего было построено много дорог и автомагистралей.В 2000-х правительство решило реконструировать все эти дороги, и M30 была одной из них. Окончательный редизайн дороги предполагал развитие «зеленых» зон, а также пространства для пешеходного движения. Мадридский РИО - один из лучших примеров того, как места, плохо приспособленные для общественного пользования, стали жизненно важными площадками для собраний. Благодаря зеленым насаждениям, подземным паркингам и местам для прогулок стало возможным организовать настоящий сад с фруктовыми деревьями и фонтанами, которые нравятся горожанам.

Архитектор-дизайнер | Etsy

Архитектор-дизайнер | Etsy

Чтобы предоставить вам лучший опыт, мы используем файлы cookie и аналогичные технологии для повышения производительности, аналитики, персонализации, рекламы и для улучшения работы нашего сайта. Хотите узнать больше? Прочтите нашу Политику использования файлов cookie. Вы можете изменить свои предпочтения в любое время в настройках конфиденциальности.

Etsy использует файлы cookie и аналогичные технологии, чтобы вам было удобнее работать, например:

  • основные функции сайта
  • обеспечение безопасных, безопасных транзакций
  • безопасный вход в аккаунт
  • с запоминанием учетной записи, браузера и региональных настроек
  • запоминание настроек конфиденциальности и безопасности
  • анализ посещаемости и использования сайта
  • персонализированный поиск, контент и рекомендации
  • помогает продавцам понять свою аудиторию
  • , показ релевантной целевой рекламы на Etsy и за ее пределами

Подробную информацию можно найти в Политике Etsy в отношении файлов cookie и аналогичных технологий и в нашей Политике конфиденциальности.

Необходимые файлы cookie и технологии

Некоторые из используемых нами технологий необходимы для критически важных функций, таких как безопасность и целостность сайта, аутентификация учетной записи, настройки безопасности и конфиденциальности, данные об использовании и обслуживании внутреннего сайта, а также для правильной работы сайта для просмотра и транзакций.

Настройка сайта

Файлы cookie и аналогичные технологии используются для улучшения вашего опыта, например:

  • запомнить ваш логин, общие и региональные настройки
  • персонализировать контент, поиск, рекомендации и предложения

Без этих технологий такие вещи, как персональные рекомендации, настройки вашей учетной записи или локализация, могут работать неправильно.Узнайте больше в нашей Политике в отношении файлов cookie и аналогичных технологий.

Персонализированная реклама

Эти технологии используются для таких вещей, как:

  • персонализированная реклама
  • , чтобы ограничить количество показов рекламы
  • , чтобы понять использование через Google Analytics
  • , чтобы понять, как вы попали на Etsy
  • , чтобы продавцы понимали свою аудиторию и могли предоставлять релевантную рекламу

Мы делаем это с партнерами по социальным сетям, маркетингу и аналитике (у которых может быть собственная собранная информация).Отказ не остановит вас от просмотра рекламы Etsy, но может сделать ее менее актуальной или более повторяющейся. Узнайте больше в нашей Политике в отношении файлов cookie и аналогичных технологий.

Воспользуйтесь всеми возможностями нашего сайта, включив JavaScript. Учить больше

Волшебные, значимые предметы вы больше нигде не найдете.

( 1,144 результатов, с рекламой Учить больше Продавцы, которые хотят расширить свой бизнес и привлечь больше заинтересованных покупателей, могут использовать рекламную платформу Etsy для продвижения своих товаров. Вы увидите результаты рекламы, основанные на таких факторах, как релевантность и сумма, которую продавцы платят за клик. Учить больше.)

10 причин жить в России

Многие иностранцы из бывших советских республик и дальнего зарубежья стремятся жить в России.

Время от времени Россия попадает под влияние экономических кризисов. Нестабильная экономика отпугивает тех, кто приезжает в Россию, чтобы быстро заработать или построить карьеру (иммигранты из Азии, Европы или Северной Америки), но менее материалистичные иностранцы по-прежнему испытывают большой интерес к этой стране.Почему они находят Россию такой привлекательной? Попробуем разобраться.

Россия - очень толерантная страна. Различные опросы показали, что европейцы и американцы далеко не так терпимы к другим вероисповеданиям и убеждениям, как русские.

Находясь в Париже, я увидел, как коренной француз хмуро смотрит на компанию африканских иммигрантов. Он не был прямо враждебен, но они ему явно не нравились. В России толерантность - это не просто прием политкорректности, а способ мировосприятия. Действительно, в России проживает более 180 человек.На протяжении многих лет люди разных культур и национальностей вносят большой вклад в развитие России. Россия с радостью примет новых членов в свою многонациональную семью, если они будут готовы там жить и работать.

Эта огромная страна - настоящий калейдоскоп разных культур, природных и городских пейзажей.

Ярославль Андрей (CC, flickr)

Санкт-Петербург Деннис Джарвис (CC, flickr)

90 Serge208

Таман CC, flickr)

Сами русские - особенно интересные экземпляры, не скованные никакими условностями.

Но россиян нельзя называть обычными людьми. Они отличаются от встревоженных азиатских народов или европейцев, которые всегда следуют правилам вежливости и уважают концепцию личного пространства.

Когда россияне улыбаются, они делают это искренне. Когда они действительно что-то ненавидят, они вряд ли это скрывают. Россия - единственное место, где можно «поговорить по душам», то есть сказать все, что придет в голову.

Россияне имеют репутацию духовных и умных людей, независимо от их социального статуса.

Вы можете быть удивлены, узнав, что милая девушка, с которой вы разговариваете, покупает продукты и лекарства для пожилой женщины, которая живет поблизости и не может сделать это сама. Она делает это каждый день и не считает этот поступок чем-то экстраординарным.

Практичный техник может проявить себя как большой поклонник классической музыки и искусства эпохи Возрождения. Точно так же водитель автобуса может включить классическую рок-песню, и большая часть пассажиров может подпевать ей на английском.

Диспут - уникальное явление повседневной жизни России.Фактически, довольно сложно представить себе настоящий спор в любой другой западной или восточной культуре, если это не научные дебаты. В России встреча или праздник могут вылиться в бурную дискуссию на любую тему, а правда, как известно, рождается из аргументов.

Большая часть территории России расположена в стабильных и сейсмически безопасных зонах.

Кроме того, большая часть территории России заметно поднята над уровнем моря. Как правило, парниковый эффект делает климат для населения России лучше, а не хуже, как в других частях света.Например, российские зимы становятся мягче.

Россия хорошо обеспечена пресной водой (вспомним озеро Байкал), ископаемым топливом и полезными ископаемыми. Кроме того, такие возобновляемые ресурсы, как гидроэнергетика, огромны, и их количество постоянно растет. В общем, в России есть практически все, что нужно для хорошей жизни.

Смутное время и погоня за безумной идеей - будь то устранение угрозы человечеству или риск полета в космос - похоже, сближают россиян. Объединенные общей верой, они образуют единое целое.И чертовски хорошо чувствовать себя частью чего-то большого и великого!

Россияне - люди разносторонние. Бесконечные проблемы делают эту нацию очень изобретательной.

Если вы посмотрите на развитие науки и технологий, вы поймете, что многие изобретения и прорывы стали возможны благодаря коренным русским и русским иммигрантам. В наши дни эта тенденция сохраняется. В России приятно жить в окружении таких одаренных людей.

Мы разместили множество статей о русских писателях, поэтах, композиторах, музыкантах, певцах, архитекторах и других представителях русского искусства.И мы разместим еще больше.

Если вы живете в России, у вас есть шанс погрузиться в ее богатую историю и прикоснуться к сокровищам мировой культуры именно там, где они были созданы!

Портрет незнакомца. Она архитектор. Новосибирск (Сибирь). Михаил Конинин

Как опытный путешественник, мне, наверное, позволительно сказать, что русские женщины - самые красивые в мире. Нет другого места, где я встречал бы столько великолепных людей.Даже за границей и туристическими цитаделями россиян легко отличить по красоте. Проще говоря, если вы видите на пляже симпатичную девушку, не стесняйтесь поприветствовать ее по-русски, сказав «Привет!» ("Привет!").

Конечно, жизнь в России имеет свои недостатки, но идеальных стран в мире нет.

Топ 90 архитектурных фирм в Дели - Страница 4 из 9 - RTF

Дизайн Плюс

Объем услуг: Архитектура, градостроительство, дизайн интерьера
Типы построенных проектов: Жилые дома, коммерческая, образовательная и спортивная инфраструктура
Места реализации проекта: Pan India
Стиль работы: Socio -Культурный контекстный дизайн
Веб-сайт: designplusarchitects.в

Бхарти Видья Бхаван от Design Plus © Design Plus

DesignKari

Объем услуг: Архитектура, дизайн интерьера
Типы построенных проектов: Жилые, коммерческие
Местоположение построенного проекта: Дели
Стиль работы: Функциональный и устойчивый
Веб-сайт: www .facebook.com / designkari

Проект жилого ремонта от DesignKari © DesignKari

Enso Design

Объем услуг: Архитектура, Дизайн интерьера
Типы построенных проектов: Жилые, коммерческие, корпоративные, культурные, институциональные, гостиничные
Места строительства: Pan India
Стиль работы: Современный
Веб-сайт: Ensodesign.в

United Coffee House, Gurgaon, Enso Design © Enso Design

Решения экологического дизайна

Объем услуг: Архитектура, Устойчивое развитие
Типы построенных проектов: Жилые, коммерческие, корпоративные, культурные, институциональные, гостиничные
Местоположение построенного проекта: Pan India
Стиль работы: Экологичный дизайн
Веб-сайт: edsglobal.com
Эта фирма участвует в разработке политик и кодексов, публикациях и исследованиях, разработке программного обеспечения и информационно-пропагандистской деятельности, связанной с устойчивой и зеленой архитектурой.

Фирки Студия

Объем услуг: Архитектура, Дизайн интерьера, Ландшафтный дизайн
Типы построенных проектов: Жилые, коммерческие, корпоративные, культурные, институциональные, гостиничные
Места строительства: Дели и соседние штаты
Style Of Работа: Модерн с индийскими традиционными элементами
Веб-сайт: firki.co.in

Офис с кирпичной занавеской от Firki Studio © Firki Studio

Gautam Bhatia

Объем услуг: Архитектура
Типы построенных проектов: Жилые, коммерческие, жилищные, культурные, институциональные, гостиничные
Места строительства построенного проекта: Pan India
Стиль работы: Контекстуальный и подчеркивает использование местные материалы
Веб-сайт: gautambhatia.com

Monolith Resort by Gautam Bhatia © Gautam Bhatia

INCUBIS

Объем услуг: Архитектура, городское планирование
Типы построенных проектов: Жилые, институциональные, гостиничные, медицинские, образ жизни и розничная торговля
Места строительства: Pan India
Стиль работы: Концептуальные конструкции
Веб-сайт: incubis.net

Установка INCUBIS в аэропорту T3, Нью-Дели © INCUBIS

Интегральная конструкция

Объем услуг: Архитектура, градостроительство, ландшафтный дизайн
Типы построенных проектов: Жилые, институциональные, корпоративные, коммерческие, жилищные, гостиничные
Места строительства: Pan India
Стиль работы: Устойчивые и контекстные дизайны
Веб-сайт: интегральных дизайна.в

Деревня игр Содружества от Integral Design © Integral Design

Jasbir Sawhney & Associates

Объем услуг: Архитектура, городское планирование
Типы построенных проектов: Правительство и бизнес, библиотеки, художественные галереи и музеи, школы, исследовательские центры, транспортные системы, общественные здания, гостиницы, жилье и городской дизайн
Местоположение построенного проекта: В Индии и за рубежом, в Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах, Ираке, Саудовской Аравии, России и Мальдивской Республике.
Стиль работы: Контекстный дизайн
Веб-сайт: jasbirsawhney.com

Национальный центр искусств Индиры Ганди, созданный Джасбиром Сони и партнеры © Jasbir Sawhney & Associates

Студия дизайна Kamath

Объем услуг: Архитектура, городское планирование, устойчивость, ландшафтный дизайн
Типы построенных проектов: Жилые , Институциональные, культурные, гостиничные, жилищные, корпоративные, культовые
Места строительства построенных проектов: Pan India
Стиль работы: Контекстный дизайн
Веб-сайт: kamathdesign.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *