Дом морозова на спиридоновке: эксперты подтвердили ценность особняка Саввы Морозова на Спиридоновке / Новости города / Сайт Москвы

Содержание

эксперты подтвердили ценность особняка Саввы Морозова на Спиридоновке / Новости города / Сайт Москвы

Мосгорнаследие утвердило предмет охраны еще одного уникального памятника архитектуры в центре столицы — особняка знаменитого фабриканта и мецената Саввы Морозова. Эксперты подтвердили историческую и художественную ценность фасада здания и его интерьеров, кованной металлической ограды с воротами и шести садовых скульптур во дворе.

Автором проекта двухэтажного дома по адресу: улица Спиридоновка, дом 17, строение 1, в конце XIX века стал известный архитектор Федор Шехтель. А над убранством залов особняка работал художник Михаил Врубель. Такой роскошный подарок Савва Морозов сделал своей любимой жене Зинаиде Григорьевне. После смерти мужа она владела особняком до 1909 года, после чего продала его коллекционеру и меценату Михаилу Рябушинскому. В годы советской власти дом национализировали, в нем разместился губернский продовольственный комитет, а с 1929 года — Наркомат иностранных дел.

Сегодня в историческом особняке располагается Дом приемов Министерства иностранных дел Российской Федерации. В 1996 году здесь прошла встреча стран «Большой восьмерки».

«Особняк Морозова является объектом культурного наследия федерального значения и по праву считается одним из лучших образцов городской усадебной застройки конца XIX века. В оформлении его фасадов присутствуют черты английской неоготики — остроконечные шпили по краям крыши, стрельчатые окна и горгульи на водосточных трубах и по краям террас. В готическом стиле выполнена и ограда с воротами. После проведения научных исследований был определен и утвержден предмет охраны, куда вошли все ценные элементы, формирующие исторический облик уникального здания», — рассказал руководитель Департамента культурного наследия города Москвы Алексей Емельянов.

Как отметил глава ведомства, в предмет охраны памятника вошли композиционное решение и архитектурно-художественное оформление фасадов здания конца XIX века, включая размер, форму, местоположение и декор оконных и дверных проемов, цоколь, парадный вход с проездными стрельчатыми арками, двухсторонним пандусом и лестницей, две террасы на высоком подиуме со стрельчатыми аркадами, лестницы, а также их ограждения (металлические, фигурные кирпичные, сквозные, на столбах), вазоны, колонки, пинакли, башенки с зубчатыми завершениями, лепной и резной декор, в том числе филенки с декоративным заполнением, медальоны, гирлянды, ленты, стилизованные розы и трилистники, маски, растительный и геометрический орнамент.

Ценным также признан художественный металл конца XIX века, включая литые чугунные ограждения балконов, террас, завершения водостоков в виде масок, горгулий и скульптура химеры на ограждении одного из балконов.

В 1995 году в здании произошел пожар, который уничтожил больше половины исторических интерьеров дома, но конструкции особняка, декоративное оформление части его внутреннего убранства и фасады почти не пострадали. Уцелевшие предметы интерьера и детали декора были отреставрированы и сохранены силами 20 организаций разных стран мира на основании дошедших до наших дней подлинных эскизов Шехтеля. Специалистами были спасены три панно — «Утро», «Полдень» и «Вечер» Михаила Врубеля, на которых пробуждающаяся природа изображена в виде аллегорических женских фигур, подобных сказочным русалкам.

Кроме того, в особняке можно увидеть своды Монье, лепной и резной декор, карнизы, падуги, фризы (рельефные, живописные), розетки, кессонные потолки, колонны и пилястры из искусственного мрамора с лепными капителями, металлические декоративные панно. В доме есть встроенная деревянная мебель, спроектированная самим Федором Шехтелем, в том числе кресла-троны, напольные часы в виде готической башни и конторка. Сохранились парадная лестница со скульптурной группой авторства Михаила Врубеля «Роберт и монахини», готические камины, зеркала, осветительные приборы конца XIX века — светильники-фонари, люстры, каплевидные светильники, бра, и многое другое.

Специалисты также подтвердили ценность архитектурно-художественного оформления ограды с воротами конца XIX века, включая четырехгранные столбы с фигурными нишами, пилоны ворот с декоративными фонарями в завершении и металлическую ажурную решетку с завершением в виде звериных морд. Кроме того, в предмет охраны вошли шесть садовых скульптур — это женские фигуры и фигура ангела.

По словам Алексея Емельянова, теперь все реставрационные работы в доме будут проводиться с учетом утвержденного предмета охраны.

Федор Осипович Шехтель (1859–1926) — русский и советский архитектор, живописец и график. Считается одним из крупнейших мировых зодчих конца XIX — начала XX века. В ранние годы своей карьеры экспериментировал с разными архитектурными направлениями — от готики до русского стиля. Историки искусства называют Шехтеля отцом русского модерна, хотя он не имел профессионального архитектурного образования. Помимо дома Зинаиды Морозовой, его авторству в Москве принадлежат особняк Рябушинского (улица Малая Никитская, дом 6/2, строение 5), где в 1930-х жил Максим Горький, знаменитый Дом фарфора по адресу: улица Мясницкая, дом 8/2, особняк А.И. Дерожинской с черным пауком на дверях (Кропоткинский переулок, дом 13, строение 1) и дом самого Шехтеля в Ермолаевском переулке (дом 28, строение 1). По проекту архитектора также были реконструированы здания Ярославского вокзала и Театра имени К, Станиславского и В. Немировича-Данченко.

Совершить виртуальную прогулку по особнякам Морозовых, Дерожинской, Шехтеля, а также другим памятникам архитектуры не выходя из дома можно на портале «Узнай Москву».

Всего там собрано 17 онлайн-туров по историческим зданиям столицы. 

Сохранение и восстановление памятников архитектуры в Москве — важнейшее направление в работе Департамента культурного наследия. Многие памятники обретают новую жизнь, их приспосабливают для современного использования, сохраняя при этом исторический облик столицы. С 2011 года в городе отреставрировали более 1400 объектов культурного наследия, из них 203 — в 2019 году.

Особняк Морозова на Спиридоновке: фото, история, как добраться

Недалеко от шумного Садового кольца, а если быть конкретным по улице Спиридоновке д. 17 стр. 1, в тихом центре находится удивительный по красоте особняк, который москвичи окрестили домом Морозова по фамилии его первого владельца-мецената. Кому-то дом номер 17 по Спиридоновке напоминает сказочный дворец, кто-то видит в нем образец неоготики, модного в конце 19 в. архитектурного направления. Считается, что именно этот особняк послужил прообразом дома Маргариты из великого романа Булгакова.

История строительства

В 1893 г. Савва Морозов задумал возвести в центре Москвы усадьбу, похожей на которую не было в то время не только в Москве, но и во всей России. Обычный дом не соответствовал размаху предпринимателя и мецената. Особняк был спроектирован Федором Шехтелем, молодым архитектором, который уже строил для Морозова дачу и знал о вкусах и предпочтениях фабриканта. Именно ему было доверено воплотить в проекте дома замысел хозяина, увлеченного английской средневековой романтикой. И архитектор не подвел. Он собственноручно выполнил несколько сотен чертежей особняка, пока не получил то, что было нужно: романтику модерна с налетом таинственной готики.

Творение Шехтеля стало своего рода экспериментом. Он отказался от принятого в то время симметричного расположения внутренних помещений, отдав дань живописному планированию. Интерьер особняка был оформлен Шехтелем при участии знаменитого живописца Врубеля.

Ходили слухи, что построить особняк Савву Морозова уговорила его жена Зинаида, мечтавшая о роскошном доме, который бы не мог сравниться ни с одной усадьбой столицы. Так это или нет, точно неизвестно. Но после завершения всех работ в 1898 г. здание стало достопримечательностью Москвы. Жители столицы окрестили его «палаццо» и приходили полюбоваться на стрельчатые арки, зубцы, контрфорсы, а также на фантастических существ, расположившихся по воле архитектора на башенках на фасаде здания.

Благодаря тому, что молодая супруга Морозова вела светский образ жизни, многие известные и богатые москвичи смогли посетить особняк и полюбоваться его необыкновенным внутренним убранством.

Великолепие интерьера поражало гостей ничуть не меньше, чем необычный внешний вид здания. Обилие грифонов, химер и других сказочных существ, фигуры рыцарей, резные своды, высокие потолки – все это создавало атмосферу средневекового замка.

После самоубийства мужа в 1905 г. его вдова продала особняк М.П. Рябушинскому. По слухам, женщина боялась оставаться в доме одна. Ей казалось, что она слышит по ночам шаги и кашель умершего мужа, а предметы в его кабинете будто бы стали перемещаться сами по себе.

После Октябрьской революции семья нового владельца переехала за границу, и особняк какое-то время пустовал. В 20-е годы здесь разместили интернат для детей-сирот, а в 30-е гг. передали здание Наркоминделу. В 1938 г. здесь был размещен Дом приемов Министерства иностранных дел, который находится в здании по сей день.

К сожалению, послереволюционный хаос отразился на состоянии здания. В 70-х гг. 20 в. бывший дом Морозова напоминал сарай, по выражению его директора Е.К. Байкова. Удивительной красоты роспись стен и потолков, резьба, позолота – все это было скрыто под толстым слоем побелки. Реставрационные работы были завершены лишь в 1987 г., и особняк приобрел прежний вид.

Однако на этом испытания для усадьбы не закончились. В августе 1995 г. в здании внезапно начался пожар, охвативший разом все комнаты. В результате уникальный интерьер был полностью разрушен. Но благодаря усилиям реставраторов практически из пепла было восстановлено убранство дома, в том числе, три панно кисти Багаевского, заказанные семьей Рябушинских. Также были воссозданы витражи и вся остальная обстановка. Для проведения реставрационных работ были использованы старинные чертежи Федора Шехтеля. Работы заняли более полугода.

Особняк в настоящее время

Сейчас бывший особняк Морозова, а ныне Дом приемов МИД, полностью восстановлен. На первом этаже с помощью стилистической имитации воссоздан интерьер, в котором жил знаменитый фабрикант. Правда, в соответствии с современными задачами здесь присутствует и офисная мебель для сотрудников, работающих в здании.

Но потрясающей красоты лестница с фигурными перилами, украшенная скульптурами Врубеля, необыкновенные витражи, камины, роспись и лепнина до сих пор удивляют и завораживают высоких гостей, посещающих дом приемов. Удивительно, что все старинные предметы, сохранившиеся в особняке, до сих пор выполняют свои функции. Любой камин при желании можно разжечь, а все часы показывают точное время.

Попасть в особняк на экскурсию не так уж и просто. Сюда допускаются организованные группы числом не более 10 человек, причем записаться необходимо за 1,5 месяца. Поэтому для большинства москвичей и гостей столицы особняк Морозова остается загадочным и прекрасным замком, будто сошедшим со страниц волшебных сказок.

История одного здания: особняк Зинаиды Морозовой

Неоготический особняк, в котором сейчас располагается Дом приемов Министерства иностранных дел, в начале ХХ века принадлежал Зинаиде Морозовой — жене мецената и промышленника Саввы Морозова. Это здание стало одной из первых крупных работ архитектора Федора Шехтеля. И именно здесь, по мнению литературоведов, Михаил Булгаков «поселил» свою Маргариту. Об истории здания читайте в нашем материале.

«Архитектурное чудо» Федора Шехтеля

Особняк Зинаиды Морозовой, Москва. Фотография: E. O. / фотобанк «Лори»

Особняк семьи Морозовых строили пять лет — с 1893 по 1898 год. Он расположился на улице Спиридоновке, на месте усадьбы Николая Аксакова — брата известного писателя Сергея Аксакова. Прежний владелец участка по частям продавал свой сад, а затем жена Саввы Морозова, Зинаида, выкупила оставшуюся землю.

Савва Морозов мечтал об особняке в английском стиле. Он несколько лет прожил в Британии: учился в Кембридже и постигал основы текстильного производства в Манчестере. На должность главного архитектора Морозов пригласил молодого и еще неизвестного в Москве Федора Шехтеля. Они уже были знакомы: Шехтель работал над проектом его дачи в Подмосковье.

Архитектор разработал проект будущего здания всего за два месяца. Для этого он создал более 600 чертежей, чтобы не упустить ни одной детали. По задумке Шехтеля особняк выстроили в стиле средневековых английских замков — с заостренными кверху башнями, стрельчатыми окнами и декоративными элементами, которые напоминали зубцы крепостной стены. Фасад здания украшали изображения львов и химер. Главный дом соединялся подземным переходом с хозяйственными постройками: комнатами слуг, котельной, прачечной и даже собственной электростанцией.

Внутри особняка располагались несколько гостиных, столовая, бильярдная, будуар Зинаиды Морозовой, рабочий кабинет ее супруга и детские комнаты. В интерьерах Федор Шехтель объединил несколько разных стилей: готику, классику, барокко и ампир. Парадный холл украшали деревянные панели с резьбой и росписью, перила лестницы были отделаны изображениями змей и фантастических существ. Их изготовили на фабрике Павла Шмита, которая была официальным поставщиком мебели для императорского дома. Скульптуру «Роберт и монахини» и витраж для холла с изображением рыцаря создал тогда еще неизвестный молодой художник Михаил Врубель.

Салон Зинаиды Морозовой и приют революционеров

Особняк Зинаиды Морозовой, Москва. Фотография: E. O. / фотобанк «Лори»

Зинаида Морозова вскоре превратила новый особняк в центр московской светской жизни. В ее салоне бывали Федор Шаляпин, Антон Чехов, Владимир Немирович-Данченко, Александр Бенуа и даже члены императорской семьи — например, великая княгиня Елизавета Федоровна, невестка Александра III. Князь Сергей Щербатов, известный коллекционер и меценат, вспоминал о приемах в доме Морозовых: «Хозяйка, Зинаида Григорьевна Морозова, большого ума, с прирожденным тактом, вся увешанная дивными жемчугами, принимала гостей с поистине королевским величием».

В отличие от супруги, сам Савва Морозов предпочитал даже в таком роскошном особняке вести тихую и уединенную жизнь. На Никольской мануфактуре он проводил едва ли не больше времени, чем дома, а его личные комнаты были обставлены скромнее всех остальных помещений. Максим Горький так описывал их: «В кабинете Саввы — все скромно и просто… за кабинетом — спальня; обе комнаты своей неуютностью вызывали впечатление жилища холостяка».

В начале 1900-х годов Савва Морозов увлекся либеральными идеями, которые не поддерживала царская власть. Он разрешал нелегальным политическим партиям проводить тайные собрания в своем доме. В его особняке скрывался от полиции большевик, соратник Владимира Ленина Николай Бауман. Случалось даже так, что, пока Бауман прятался в бильярдной, Савва Морозов принимал в гостях московского градоначальника Анатолия Рейнбота.

Новая жизнь: особняк Рябушинских

Особняк Зинаиды Морозовой, Москва. Фотография: stargal / фотобанк «Лори»

Морозовы прожили в особняке на Спиридоновке 11 лет. После смерти мужа Зинаида Морозова не захотела оставаться в этом доме: она уверяла, что по ночам слышит из кабинета супруга странные звуки, похожие на его шаги и кашель. В 1909 году она продала особняк предпринимателю Михаилу Рябушинскому.

Новый владелец дома почти ничего не изменил в его интерьерах и внешнем облике. По распоряжению Рябушинского переоформили только одну комнату — большую гостиную. Для нее художник Константин Богаевский написал три декоративных панно: «Даль», «Скала» и «Солнце». В других помещениях дома расположилась богатая художественная коллекция Михаила Рябушинского: в нее входили картины Александра Бенуа, Михаила Врубеля, Ильи Репина, Эдгара Дега, скульптуры Огюста Родена и обширное собрание ценного восточного фарфора. После революции Рябушинский уехал за границу. Часть своей коллекции он передал на хранение в Третьяковскую галерею, а часть спрятал в тайнике внутри стен дома. Меценат надеялся вскоре вернуться на родину, но этого не случилось: до конца своих дней он жил в Англии.

Читайте также:

Дом приемов иностранных делегаций

Особняк Зинаиды Морозовой, Москва. Фотография: Татьяна Белова / фотобанк «Лори»

После революции особняк стал национальной собственностью. В нем расположился Губернский продовольственный комитет. Здесь в 1918 году прошло заседание Московского съезда Советов, на котором Владимир Ленин выступил с речью против кулачества.

В 1920-х годах здание передали приюту для сирот-беженцев из Румынии. Часть внутренних помещений перестроили, и во время работ в стене обнаружили тайник Михаила Рябушинского.

Исследователи творчества Михаила Булгакова считают, что дом на Спиридоновке мог стать одним из прототипов особняка, в котором жила с мужем-инженером главная героиня романа «Мастер и Маргарита». В тексте произведения упоминалось, что особняк был готическим, с собственным садом, недалеко от Арбата — и этот дом вполне подходит под такое описание.

В 1929 году особняк стал собственностью Наркомата иностранных дел. Несколько комнат во флигеле отвели под жилье народного комиссара Максима Литвинова. А с 1938 года главное здание стало домом приема иностранных делегаций. Именно здесь первые лица государства встречались с представителями других стран и подписывали важные исторические документы — например, Московскую декларацию 1943 года, согласно которой СССР, США и Великобритания объединились в борьбе против фашизма, и Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, который те же страны составили в 1963 году.

В 1973 году министр иностранных дел СССР Андрей Громыко распорядился восстановить в особняке исторические интерьеры. К этому времени стены много раз перекрашивали, часть обстановки уничтожили. Директор Дома приемов Евгений Байков вспоминал: «Стены и потолки покрывала толстая корка белил — позже, при расчистке, мы насчитали то ли 17, то ли 19 слоев. Оказалось, именно столько раз особняк посетил И. В. Сталин. Каждый раз за несколько дней до его визита приходила бригада молодцов-маляров и тщательно пробеливала стены и потолки. Замазывали все — фресковые росписи, позолоту, лепнину…»

Байков сам разыскивал в антикварных магазинах предметы мебели и интерьера, посуду и картины начала ХХ века, которые подошли бы к обстановке. Дом приемов реставрировали 14 лет — до 1987 года. Но уже в 1995-м в здании случился сильный пожар, который уничтожил почти три четверти помещений. В огне погибли работы Михаила Врубеля и Константина Богаевского, парадная лестница с резными перилами, обстановка холла. Восстановить их внешний вид удалось по фотографиям разных лет и чертежам Федора Шехтеля, которые сохранились до этого времени. Всего через год после пожара интерьеры здания были воссозданы, и в нем проходили заседания саммита Большой восьмерки.

Сейчас в бывшей усадьбе Морозовых по-прежнему располагается Дом приемов Министерства иностранных дел. Здесь проводятся международные встречи и совещания, поэтому особняк закрыт для обычных посетителей.


Автор: Ирина Кирилина

Особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке

Особняк З.Г. Морозовой — роскошная купеческая усадьба на Спиридоновке, построенная богатым промышленником и меценатом Саввой Морозовым для своей жены Зинаиды. Сам по себе Савва Морозов был довольно аскетичен, но она вела светский образ жизни: принято считать, что к строительству подобного дворца его подтолкнули именно устремления Зинаиды, на которую впоследствии и был записан дом. Наряду с особняком Арсения Морозова, который приходился Савве Морозову двоюродным племянником, особняк Зинаиды Морозовой считается одной из наиболее необычных городских усадеб Москвы.

 

Дом был построен в 1893-1898 годах по проекту архитектора Фёдора Шехтеля; проект эклектичен и стилизован в духе английской неоготики. При разработке проекта архитектор представил Морозову 3 варианта дома: в стиле французского ренессанса, английской неоготики и рококо; Морозов, будучи в определённой степени англоманом, отучившийся в Кембридже и изучавший текстильное дело в Манчестере, нашёл проект в стиле английской неоготики наиболее привлекательным.

 

Особняк построен с отступом от красной линии и имеет асимметричную композицию, угловая часть здания стилизована под средневековую башню. Главный вход расположен в правой части здания: входная группа выполнена в виде выступающего крыльца с тремя арками-порталами. Украшением фасадов стали горельефы, изображающие едко ухмыляющиеся, словно подглядывающие, человеческие лица и мифических существ, цветочный орнамент и различные декоративные элементы. Для скульптурного оформления особняка использованы фигуры химер. Помимо готического стиля, в особняке Морозовой прослеживаются мотивы мавританской архитектуры и модерна.

 

Для оформления интерьеров Шехтель, выполнивший около 600 чертежей и наброски внутреннего убранства, пригласил художника Михаила Врубеля. Врубель создал для особняка панно «Утро», «Полдень», «Вечер», витраж «Встреча рыцаря-победителя», скульптурную группу «Роберт и монахини» по мотивам оперы Джакомо Мейербера, а также ряд элементов декора. В основном интерьеры особняка оформлены в стиле рыцарского средневековья, но некоторые залы выполнены в стиле ренессанса, ампира и рококо. Украшением столовой стал роскошный большой камин с фигурами рыцарей и деревянный потолок.

 

К сожалению, в 1905 году Савва Морозов совершил самоубийство (возможно, был убит), и Зинаида Григорьевна продала особняк предпринимателю Михаилу Рябушинскому.

 

Рябушинский разместил в доме свою коллекцию живописи: полотна импрессионистов, китайские и японские акварели, а также картины Виктора Васнецова, Валентина Серова, Ильи Репина, Константина Богаевского и других известных мастеров. По заказу нового хозяина Константин Богаевский создал для гостиной три панно: «Даль», «Солнце» и «Скала», которые в каком-то смысле продолжили цикл Врубеля «Утро», «Полдень» и «Вечер».

 

В советские годы в здании сначала располагался приют для детей Бухарской республики, затем оно было передано Наркомату иностранных дел. За годы использования многие интерьеры были утрачены, а стены покрыты слоями штукатурки; в начале 1980-х здание стали реставрировать и восстанавливать, и к 1990 году дом был восстановлен. К сожалению, в 1995 году особняк сильно пострадал в пожаре, и его пришлось восстанавливать ещё раз.

 

На сегодняшний день в особняке находится Дом приёмов Министерства иностранных дел РФ.

 

 

Дом Маргариты


Считается, что особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке послужил прообразом дома Маргариты из романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».

 

Насколько это достоверно — судить сложно, но исследователи и булгаковеды полагают, что здание больше прочих «претендентов» похоже на описанное в романе за исключением одного момента: дом Маргариты, где она жила со своим мужем-инженером, располагался «в одном из переулков близ Арбата», а Спиридоновка едва ли может быть так названа — как минимум, ввиду удалённости от Арбата.

 

Вероятнее всего, прообразами дома Маргариты стали несколько разных зданий, из которых «скомбинирован» итоговый образ, «размещённый» автором вблизи Арбата.

 


 

Особняк Зинаиды Морозовой находится на улице Спиридоновка, 17. Добраться до него можно пешком от станций метро «Баррикадная» и «Пушкинская» Таганско-Краснопресненской линии, а также станции «Маяковская» Замоскворецкой.

Особняк Морозовых на Спиридоновке — виртуальный тур онлайн

Зинаида, 18-летняя жена Сергея Викуловича Морозова, встретила на балу дядю своего мужа – Савву Морозова. Вспыхнувшая любовь привела к скандалу в старообрядческом купеческом сообществе Москвы, но Савва Тимофеевич переступил через религиозные каноны и предложил Зинаиде стать его женой. Несмотря на осуждение со стороны родственников, в 1888 году влюблённые поженились.

В 1893 году Морозов приобрел старую усадьбу семьи Аксаковых, где для его любимой жены за 4 года был построен особняк по проекту молодого архитектора Федора Шехтеля.

Савва Тимофеевич учился в Кембридже, был известным англоманом и выбрал для нового дома стиль английской неоготики.

Адрес: Москва, ул. Спиридоновка, д.17

Новый особняк построили с отступом от красной линии, связав его подземным переходом с хозяйственным флигелем. Всё было сделано по самым современным европейским стандартам.

Дом на Спиридоновке стал лучшей постройкой в стиле неоготики в Москве. Его строгие геометрические объёмы создают асимметричную композицию с угловой частью в виде башен.
Внутреннее убранство и старинная мебель в интерьере дома контрастируют с аскетичным внешним видом здания и воссоздают романтическую атмосферу рыцарского средневековья. Главный вход – выступающее крыльцо с тремя арками-порталами, размещен в правом торце. Более приватная левая часть дома выходит в небольшой сад.

В настоящее время здание находится в ведении Главного производственно-коммерческого управления по обслуживанию дипломатического корпуса при Министерстве иностранных дел Российской Федерации. В особняке располагается Дом приемов МИД России. В 1996 году здесь проходила встреча «Большой Восьмерки».

Виртуальный тур онлайн



Семейное счастье четы Морозовых царило в особняке на Спиридоновке недолго. В 1898 году Савва Морозов встретил актрису Марию Андрееву. Новая любовь разрушила всё – семью, деловую карьеру, душевное здоровье.

В мае 1905 года Савва Морозов был найден мертвым в своем гостиничном номере в Каннах. Сам ли свёл счёты с жизнью скандальный русский предприниматель, меценат и благотворитель, или это было политическое убийство, до сих пор точно не известно.
Са́вва Тимофе́евич Моро́зов (3 (15) февраля 1862, Зуево, Богородский уезд, Московская губерния, Российская империя — 13 (26) мая 1905, Канны, Франция)

Спустя два года после смерти Саввы Морозова, Зинаида Григорьевна снова вышла замуж, а в 1909 году продала особняк Михаилу Павловичу Рябушинскому.

Рябушинский переехал в дом со своей красавицей-женой, дочерью и великолепным собранием картин русских и западноевропейских художников. Новый хозяин не стал ничего переделывать, только в 1912 году заказал три панно для рояльной гостиной. Революция лишила дома и этих хозяев.

Версия № 1. Особняк Саввы Морозова (Дом приемов МИД) — Михаил Булгаков

Улица Спиридоновка, 17
Станция метро «Маяковская»

Здание по адресу Спиридоновка, 17 — особняк Саввы Морозова (архитектор Шехтель). Именно здесь, по одной из версий, подкрепленных сложными рассчетами, жила Маргарита. Альфред Барков в книге «Метла Маргариты. Ключи к роману Булгакова» приводит вполне убедительные аргументы в пользу именно этого особняка. С первого взгляда кажется довольно странным, что в таком роскошном доме мог жить даже «крупный специалист» со своей женой, да и строение не столько готическое, как в романе, сколько в восточном стиле, но посмотреть в любом случае стоит — тем более, что мимо него, догоняя Воланда, бежал по Спиридоновке Бездомный и он же в эпилоге «через Спиридоновку с пустыми и незрячими глазами идет в арбатские переулки».

Особняк Зинаиды Морозовой — роскошный дворец жены Саввы Морозова, Зинаиды Григорьевны, выстроенный по проекту Федора Шехтеля в Москве на Спиридоновке, 17. Был построен в 1893—1898 годах богатым промышленником и меценатом Саввой Морозовым для своей жены Зинаиды на том участке, где в 1815 году А.Л. Витберг выстроил дом для поэта И.И. Дмитриева. Затем здесь жили Аксаковы, пока в 1893 году его не приобрел Морозов. Архитектурный проект Шехтеля эклектичен, но преобладают в нем черты английской неоготики. Над украшением интерьеров работал художник Михаил Врубель. Стили внешнего и внутреннего оформления очень разнообразны и включают элементы ренессанса, рококо, ампира. Само здание украшено горельефами и витражами.

Морозовы прожили в особняке на Спиридоновке 11 лет. После смерти мужа Зинаида Морозова не захотела оставаться в этом доме: она уверяла, что по ночам слышит из кабинета супруга странные звуки, похожие на его шаги и кашель. В 1909 году она продала особняк предпринимателю Михаилу Рябушинскому.

Новый владелец дома почти ничего не изменил в его интерьерах и внешнем облике. По распоряжению Рябушинского переоформили только одну комнату — большую гостиную. Для нее художник Константин Богаевский написал три декоративных панно: «Даль», «Скала» и «Солнце». После революции Рябушинский уехал за границу. Часть своей коллекции он передал на хранение в Третьяковскую галерею, а часть спрятал в тайнике внутри стен дома. Меценат надеялся вскоре вернуться на родину, но этого не случилось: до конца своих дней он жил в Англии.

После революции особняк стал национальной собственностью. В нем расположился Губернский продовольственный комитет. Здесь в 1918 году прошло заседание Московского съезда Советов, на котором Владимир Ленин выступил с речью против кулачества. В 1920-х годах здание передали приюту для сирот-беженцев из Румынии. Часть внутренних помещений перестроили, и во время работ в стене обнаружили тайник Михаила Рябушинского.

В 1929 году особняк стал собственностью Наркомата иностранных дел. Несколько комнат во флигеле отвели под жилье народного комиссара Максима Литвинова. А с 1938 года главное здание стало домом приема иностранных делегаций. В 1973 году министр иностранных дел СССР Андрей Громыко распорядился восстановить в особняке исторические интерьеры. К этому времени стены много раз перекрашивали, часть обстановки уничтожили. Директор Дома приемов Евгений Байков вспоминал: «Стены и потолки покрывала толстая корка белил — позже, при расчистке, мы насчитали то ли 17, то ли 19 слоев. Оказалось, именно столько раз особняк посетил И.В. Сталин. Каждый раз за несколько дней до его визита приходила бригада молодцов-маляров и тщательно пробеливала стены и потолки. Замазывали все — фресковые росписи, позолоту, лепнину…»

Байков сам разыскивал в антикварных магазинах предметы мебели и интерьера, посуду и картины начала XX века, которые подошли бы к обстановке. Дом приемов реставрировали 14 лет — до 1987 года. Но уже в 1995-м в здании случился сильный пожар, который уничтожил почти три четверти помещений. В огне погибли работы Михаила Врубеля и Константина Богаевского, парадная лестница с резными перилами, обстановка холла. Восстановить их внешний вид удалось по фотографиям разных лет и чертежам Федора Шехтеля, которые сохранились до этого времени. Всего через год после пожара интерьеры здания были воссозданы, и в нем проходили заседания саммита Большой восьмерки.

Сейчас в бывшей усадьбе Морозовых по-прежнему располагается Дом приемов Министерства иностранных дел. Здесь проводятся международные встречи и совещания, поэтому особняк закрыт для обычных посетителей.



Особняк Саввы Морозова (Зинаиды Морозовой) на Спиридоновке

Этот особняк на бывшей территории Земляного города большинство москвичей связывает с именем героини романа Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита». Многие литературоведы с этим не согласны, так как считают, что скорее всего писатель, так же как и в случае описания других домов романа, соединил описания нескольких зданий в одно. Но все без исключения москвичи согласны с утверждениями историков архитектуры, что особняк на улице Спиридоновка, 17 – выдающийся образец неоготического стиля. И является не только украшением улицы, но и занимает достойное место среди архитектурных памятников всей столицы.

История владения на Спиридоновке, близ Патриарших прудов, прослеживается с середины XVIII столетия. В 1893 году старинную дворянскую усадьбу купила потомственная почётная гражданка Зинаида Григорьевна Морозова, жена Саввы Тимофеевича Морозова. Хотя купчая по распространенному обычаю того времени была оформлена на жену, фактическим владельцем дома был сам известный промышленник и меценат Савва Тимофеевич. Женился Морозов по любви, не побоявшись скандала. Дело в том, что 19–летняя Зинаида Григорьевна уже была замужем, да ещё и за родственником, двоюродным племянником Саввы, и уже носила фамилию Морозова.

Сразу после покупки Морозовы решили строить новый дом.

Исполнение заказа Морозов доверил молодому архитектору Фёдору Осиповичу Шехтелю. Шехтель уже построил для Морозова дачу в Киржаче – сказочный деревянный теремок, очень понравившийся заказчику.

Савва Тимофеевич решил, что и особняк во имя его любви к необычной женщине – Зинаиде Григорьевне, сможет возвести именно Шехтель. К этому времени Савва Тимофеевич был очарован английской готикой. После окончания Московского университета он продолжал образование в Англии, изучал химию в Кембридже. Там, в туманном Альбионе, он и познакомился с яркими образцами средневековой архитектуры.

И Фёдор Шехтель в то время увлекался романтикой Средневековья.

К 1893 году, то есть ко времени заказа особняка на Спиридоновке, вкусы заказчика и устремления архитектора счастливо совпали. И это совпадение привело к потрясающему результату.

Никто не мог предположить тогда, что этот особняк станет первым вестником зарождавшегося в России архитектурного стиля.

Но в том же 1893 году осуществление проекта оказалось под угрозой.

На самом деле заказ такого масштаба был для Шехтеля первым. Всё, что он строил раньше, не шло ни в какое сравнение с тем, что хотел возвести один из самых богатых людей России. Мало этого, талантливый, обладавший природным даром гениального рисовальщика Шехтель был недоучкой. Он был отчислен с третьего курса Московского училища живописи, ваяния и зодчества за «систематические непосещения». Поэтому Шехтелю, к тому времени уже державшему собственное архитектурное бюро, пришлось экстерном сдавать экзамен на право производства строительных работ, чтобы получить право подписывать свои чертежи собственным именем.

План и композицию дома на Спиридоновке Шехтель разработал за два месяца. Уже в начале августа 1893 года чертежи были поданы на утверждение в Московскую городскую управу. Они были одобрены. Но строить особняк по чертежам получил официальное разрешение не Шехтель, а архитектор Иван Сергеевич Кузнецов. Дело в том, что до января 1894 года Шехтель не имел права самостоятельно вести строительные работы.

Строительство дома началось осенью 1893 года. Шехтель продолжал проектные работы по дому, а с зимы 1894 года уже стал сам вести и архитектурный надзор. Собственноручно им сделано по зданию около 600 чертежей. Среди них – фасады, планы, разрезы, развёртки стен, детали, люстры, мебель. Задумывая дом как живой, единый организм, Шехтель стремился не допустить случайности ни в целом, ни в деталях.

Для осуществления замысла самобытному архитектору требовался не менее самобытный художник. И при этом союзник. Им стал замечательный русский художник Михаил Александрович Врубель. Их совместная работа над домом Морозовых продолжалась четыре года. Два мастера не всегда сразу находили взаимопонимание. Но окончательный результат был великолепен и принёс каждому признание и успех.

На парадной лестнице Врубель сделал скульптурную группу «Роберт и монахини» и витраж «Рыцарь». Для Малой гостиной им написаны три панно «Времена дня». Вероятно, по рисунку Врубеля исполнено живописное орнаментальное убранство в кабинете Саввы Морозова. Каждое из этих произведений имеет непростую историю создания и дальнейшего бытования.

Окончательная отделка дома завершилась в 1898 году.

Шехтель создал здание, которое стало этапным в истории русской архитектуры. Стиль «английской готики» поражал логикой сочетания объёмов, пропорциями, пространственными отношениями.

Исключительное пластическое единство и духовную утончённость придавало особняку отсутствие чётких границ между архитектурой, скульптурой и живописью. И в то же время внутреннее пространство поражало стилевым разнообразием.

Архитектор избрал для особняка новую планировочную структуру. Суть её заключалась в чётком обозначении композиционного центра. Таким центром стал вестибюль и аванзал.

С одной стороны к аванзалу примыкает одноэтажная часть здания – Большой мраморный зал и две гостиные. С другой – двухэтажная часть дома с парадной лестницей, столовой, кабинетом хозяина, бильярдной, спальней, будуаром хозяйки, детскими и другими комнатами. Забота о комфорте и удобстве жилья выразилась в тщательно продуманном плане.

В 1898 году Савва Морозов поселился в чудо-особняке с молодой женой. Зинаида Григорьевна, став хозяйкой особняка, окрещённого московской молвой «палаццо», держала, как говорилось, открытый дом. Морозовы охотно принимали и людей своего круга, и творческую интеллигенцию.

Здесь частенько собирались представители артистических кругов. Савва Тимофеевич дружил с Константином Сергеевичем Станиславским и Максимом Горьким. Известно, что своего Егора Булычева Горький писал с Саввы Морозова.

После загадочного самоубийства Саввы Тимофеевича Морозова в мае 1905 года Зинаида Григорьевна решила расстаться с владением на Спиридоновке. Она говорила, что дух Саввы не дает ей житья в этом доме и что якобы по ночам в кабинете Морозова перемещаются предметы на столе, слышатся его покашливания и шаркающая походка.

В 1909 году она продала усадьбу Михаилу Павловичу Рябушинскому. Семья Рябушинских жила здесь до лета 1918 года.

В 1929 году здание передали Наркомату иностранных дел. С 1938-го и вплоть до настоящего времени этот особняк официально считается Домом приемов МИД.

В августе 1995 года в знаменитом московском особняке Морозовых на Спиридоновке произошёл пожар.

Успешно завершённое к августу 1996 года восстановление особняка стало поистине беспрецедентным событием в русской реставрационной практике. Работы получили высшую оценку российских и зарубежных специалистов.

 

Автор: Александр Леонидович Мясников

фото — Vladimird’Ar, fotoduet.ru

 

Произведена оценка дома Саввы Морозова на Спиридоновке / Новости / Сайт Москвы

Департамент культурного наследия одобрил охрану еще одного уникального архитектурного памятника в самом центре столицы — дома известного промышленника и мецената Саввы Морозова. . Эксперты подтвердили историческую и художественную ценность его фасадов и интерьера, а также великолепной металлической ограды и ворот, а также шести садовых скульптур, расположенных во дворе.

Двухэтажный дом, расположенный на улице Спиридоновка, 17, корп.1, был спроектирован известным архитектором Федором Шехтелем в конце 19-го -го -го века. Его залы декорировал художник Михаил Врубель. Это был роскошный подарок Саввы Морозова любимой жене Зинаиде. После его смерти она владела домом до 1909 года, когда она продала его коллекционеру и меценату Михаилу Рябушинскому. В советское время дом был национализирован, и в нем в первую очередь разместился районный продовольственный комитет, а с 1929 года — Наркомат иностранных дел.Сегодня это Дом приемов МИД России. В 1996 году здесь проходила встреча «большой восьмерки».

«Дом Морозовых является памятником культуры федерального значения и по праву считается одним из лучших образцов городской усадебной архитектуры конца 19 века. В оформлении его фасадов использованы черты английского неоготического стиля: остроконечные шпили на крыше, стрельчатые окна и горгульи на водостоках и краях террас. Забор и ворота тоже готические. После некоторых исследований было решено и утверждено, что дом необходимо охранять, как и все ценные элементы, формирующие исторический облик этого уникального сооружения », — сказал заведующий отделом культурного наследия Алексей Емельянов.

По словам Емельянова, композиционное решение, а также архитектурно-художественное оформление фасадов здания конца 19 -го -го века, включая его размеры, форму, расположение и стиль дверей и окон, цокольного этажа, парадного входа. со стрельчатыми арками, двусторонними пандусами и лестницами и их ограждениями (металлическими, с декоративной кирпичной кладкой плюс заборы с столбами), а также вазонами, колоннами, башенками, зубчатыми башенками и лепными и резными украшениями, в том числе панно с декоративными элементами, медальонами, гирляндами, ленты, стилизованные розы и трилистники, маски, цветочные и геометрические узоры. Ценным был признан художественный металл конца 19 -го века, в том числе чугунное ограждение балконов, террас, концы труб в виде масок и горгулий, а также скульптура химеры на ограде одного из домов. балконы.

В 1995 году в здании произошел пожар. Он уничтожил более половины его первоначального интерьера, но конструкция и отделка некоторых его интерьеров и фасадов остались почти нетронутыми. То, что осталось от артефактов и украшений, было восстановлено и сохранено 20 организациями из разных стран по оригинальным эскизам Шехтеля.Знатокам удалось сохранить три панно Михаила Врубеля «Утро, Полдень» и «Вечер», которые образно изображают пробуждение природы в виде русалочки.

Кроме того, в здании есть потолки Монье, лепные и резные украшения, карнизы, бордюры потолков, фризы (рельефные и живописные), розетки, кессонные потолки, колонны и пилястры из искусственного мрамора с лепными колпаками и металлическими декоративными панелями. В доме встроена деревянная мебель по проекту Федора Шехтеля, в том числе тронные кресла, напольные часы в форме готической башни и письменный стол. Сохранились парадная лестница со скульптурами «Роберт и монахини» Михаила Врубеля, готические камины, зеркала, светильники конца 19 -го -го века: фонари, люстры, каплевидные светильники, настенные светильники и многое другое.

Специалисты также подтвердили ценность архитектурного и художественного оформления ограды и ворот XIX века, включая четырехугольные столбы с витиеватыми нишами, пилоны ворот с декоративными фонарями наверху и причудливые металлические решетки с шапками в виде голов животных.Кроме того, охрана распространяется на шесть садовых скульптур женщин и ангела.

По словам Алексея Емельянова, теперь все реставрационные работы в доме будут вестись с учетом его нового статуса.

Федор Шехтель (1859–1926) был советским российским архитектором, живописцем и художником-зарисовщиком. Он был одним из самых выдающихся архитекторов конца 19 — начала 20 века. В начале своей карьеры он экспериментировал с различными архитектурными стилями от готики до русского возрождения. Искусствоведы называют Шехтеля отцом русского модерна, хотя профессионального архитектурного образования он не имел. Помимо дома Зинаиды Морозовой, он также спроектировал дом Рябушинского (Малая Никитская улица, 6/2, строение 5), где в 1930-е годы жил писатель Максим Горький, знаменитый Фарфоровый Дом на Мясницкой улице, 8/2, дом Александры Дерожинской с черным цветом. паук на его дверях (Кропоткинский переулок, 13, стр. 1) и собственный дом, Ермолаевский переулок, 28, корп. 1. Разработал проекты реставрации Ярославского вокзала и Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Побалуйте себя и расслабьтесь с виртуальным туром по домам Морозовых, Дерожинской, Шехтеля и другим архитектурным памятникам на сайте Learn Moscow. Всего существует 17 онлайн-туров по историческим достопримечательностям Москвы.

Сохранение и благоустройство архитектурных памятников Москвы — одна из важнейших задач Департамента культурного наследия. Многие достопримечательности получают вторую жизнь и используются сегодня, в то время как исторический облик столицы остается нетронутым. С 2011 года отреставрировано более 1400 памятников, в том числе 203 в прошлом году.

Оценка дома Саввы Морозова на Спиридоновке

Департамент культурного наследия одобрил охрану еще одной уникальной архитектурной достопримечательности в самом центре столицы — дома известного фабриканта и мецената Саввы Морозова. Эксперты подтвердили историческую и художественную ценность его фасадов и интерьера, а также великолепной металлической ограды и ворот, а также шести садовых скульптур, расположенных во дворе.

Двухэтажный дом, расположенный на улице Спиридоновка, 17, корп.1, был спроектирован известным архитектором Федором Шехтелем в конце 19-го -го -го века. Его залы декорировал художник Михаил Врубель. Это был роскошный подарок Саввы Морозова любимой жене Зинаиде. После его смерти она владела домом до 1909 года, когда она продала его коллекционеру и меценату Михаилу Рябушинскому. В советское время дом был национализирован, и в нем в первую очередь разместился районный продовольственный комитет, а с 1929 года — Наркомат иностранных дел. Сегодня это Дом приемов МИД России. В 1996 году здесь проходила встреча «большой восьмерки».

«Дом Морозовых является памятником культуры федерального значения и по праву считается одним из лучших образцов городской усадебной архитектуры конца 19 годов века. В оформлении его фасадов использованы черты английского неоготического стиля: остроконечные шпили на крыше, стрельчатые окна и горгульи на водостоках и краях террас. Забор и ворота тоже готические. После некоторых исследований было решено и утверждено, что дом необходимо охранять, как и все ценные элементы, формирующие исторический облик этого уникального сооружения », — сказал заведующий отделом культурного наследия Алексей Емельянов.

По словам Емельянова, композиционное решение, а также архитектурно-художественное оформление фасадов здания конца 19 -го -го века, включая его размеры, форму, расположение и стиль дверей и окон, цокольного этажа, парадного входа. со стрельчатыми арками, двусторонними пандусами и лестницами и их ограждениями (металлическими, с декоративной кирпичной кладкой плюс заборы с столбами), а также вазонами, колоннами, башенками, зубчатыми башенками и лепными и резными украшениями, в том числе панно с декоративными элементами, медальонами, гирляндами, ленты, стилизованные розы и трилистники, маски, цветочные и геометрические узоры. Ценным был признан художественный металл конца 19 -го века, в том числе чугунное ограждение балконов, террас, концы труб в виде масок и горгулий, а также скульптура химеры на ограде одного из домов. балконы.

В 1995 году в здании произошел пожар. Он уничтожил более половины его первоначального интерьера, но конструкция и отделка некоторых его интерьеров и фасадов остались почти нетронутыми. То, что осталось от артефактов и украшений, было восстановлено и сохранено 20 организациями из разных стран по оригинальным эскизам Шехтеля.Знатокам удалось сохранить три панно Михаила Врубеля «Утро, Полдень» и «Вечер», которые образно изображают пробуждение природы в виде русалочки.

Кроме того, в здании есть потолки Монье, лепные и резные украшения, карнизы, бордюры потолков, фризы (рельефные и живописные), розетки, кессонные потолки, колонны и пилястры из искусственного мрамора с лепными колпаками и металлическими декоративными панелями. В доме встроена деревянная мебель по проекту Федора Шехтеля, в том числе тронные кресла, напольные часы в форме готической башни и письменный стол. Сохранились парадная лестница со скульптурами «Роберт и монахини» Михаила Врубеля, готические камины, зеркала, светильники конца 19 -го -го века: фонари, люстры, каплевидные светильники, настенные светильники и многое другое.

Специалисты также подтвердили ценность архитектурного и художественного оформления ограды и ворот XIX века, включая четырехугольные столбы с витиеватыми нишами, пилоны ворот с декоративными фонарями наверху и причудливые металлические решетки с шапками в виде голов животных.Кроме того, охрана распространяется на шесть садовых скульптур женщин и ангела.

По словам Алексея Емельянова, теперь все реставрационные работы в доме будут вестись с учетом его нового статуса.

Федор Шехтель (1859–1926) был советским российским архитектором, живописцем и художником-зарисовщиком. Он был одним из самых выдающихся архитекторов конца 19 — начала 20 века. В начале своей карьеры он экспериментировал с различными архитектурными стилями от готики до русского возрождения. Искусствоведы называют Шехтеля отцом русского модерна, хотя профессионального архитектурного образования он не имел. Помимо дома Зинаиды Морозовой, он также спроектировал дом Рябушинского (Малая Никитская улица, 6/2, строение 5), где в 1930-е годы жил писатель Максим Горький, знаменитый Фарфоровый Дом на Мясницкой улице, 8/2, дом Александры Дерожинской с черным цветом. паук на его дверях (Кропоткинский переулок, 13, стр. 1) и собственный дом, Ермолаевский переулок, 28, корп. 1. Разработал проекты реставрации Ярославского вокзала и Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Побалуйте себя и расслабьтесь с виртуальным туром по домам Морозовых, Дерожинской, Шехтеля и другим архитектурным памятникам на сайте Learn Moscow. Всего существует 17 онлайн-туров по историческим достопримечательностям Москвы.

Сохранение и благоустройство архитектурных памятников Москвы — одна из важнейших задач Департамента культурного наследия. Многие достопримечательности получают вторую жизнь и используются сегодня, в то время как исторический облик столицы остается нетронутым. С 2011 года отреставрировано более 1400 памятников, в том числе 203 в прошлом году.

: Изобразительное искусство :: Культура и искусство :: Россия-Инфоцентр



Эти величественные архитектурные памятники должны увидеть ценители архитектуры и истории!

1. Дом купца Морозова

«Раньше только я знала, что ты дурак, а теперь об этом узнает вся Москва!» — так оценила выход из дома сына госпожа Морозова.На создание этого необычного особняка богатого купца Арсения Морозова вдохновило путешествие по Португалии: он решил построить свой новый дом в своеобразном маврикийском стиле. Реализовать его идеи Арсению Морозову помог его друг, архитектор Виктор Мозырин. Так, в самом центре Москвы был построен необычный дом с резными башенками и картушами на фасаде, не характерный для России. Несмотря на первоначальную реакцию широкой публики на это эксцентричное архитектурное творение, особняк сегодня является значимым памятником архитектуры Москвы. Сейчас это монументальное здание — Дом приемов Правительства РФ.

Расположен по адресу: ул. Воздвиженка, 163, рядом со станцией метро «Арбатская».

ruslink100073

ruslink100074

руслинк100071

русссылка100072

2. Гостевой дом Перцовой

Многоквартирный дом госпожи Перцовой в народе известен как Сказочный дом. Построен в 1905 году по эскизам художника Сергея Малютина, автора русских матрешек.

Отличается необычным разнообразием и сложностью форм, но при этом выглядит как единое целое. Авторы проекта применили различные приемы стиля модерн: асимметричное расположение окон и балконов, башенные выступы на крыше и богатый декор. Его пентхаусы представляли собой художественные студии с квартирами под ними и знаменитым арт-кабаре «Летучая мышь» в подвале.

Расположен: на углу Соймоновского проезда и Пречистенской набережной, недалеко от метро Кропоткинская.

3. Особняк Второва (Спасо-Хаус)

Особняк Второва — памятник неоклассической архитектуры дореволюционной России и резиденция посла США. Он был построен в начале 20 века для банкира и предпринимателя Николая Второва, одного из самых богатых россиян того времени. Великолепные интерьеры особняка сохранились в первозданном виде: особняк был очень хорошо оборудован, к тому же в нем была самая большая люстра в Москве (кроме театральной).Это еще одно «булгаковское место»: оно известно как прообраз Дома Воланда, куда на бал в полнолуние пригласили героиню романа Маргариту.

Находится по адресу: Спасопесковский переулок, 10, возле метро Арбатская.


4. Особняк Саввы Морозова (Дом приемов МИД)

Это настоящий дворец, расположенный на улице Спиридоновка, в двух шагах от Патриарших прудов. Он был построен выдающимся архитектором Федором Шехтелем в модном в конце 19 века неоготическом стиле. Дом, построенный для богатого бизнесмена и мецената Саввы Морозова, напоминает романтический дворец стрельчатыми арками дверей и окон и башенными зданиями. Это особняк, который считается прототипом особняка Михаила Булгакова «Маргарита».

В настоящее время Особняк Морозова используется как Дом приемов МИД России.

Расположен по адресу: улица Спиридоновка, 17, рядом со станцией метро «Краснопресненская».

ruslink100053


Автор: Вера Иванова

Особняк Морозова на Спиридоновке, арх.F.O.

Специалист МИД России находится по адресу Спиридоновка, д.17 и используется на высшем уровне (в частности, здесь когда-то проходила встреча «большой восьмерки»).
Особняк был построен талантливым архитектором Федором Осиповичем Шехором в модном в конце XIX века неоэтичном стиле.
Заказчиком особняка был известный промышленник и советник Саввы Морозова. Однако особняк был построен исключительно по прихоти его жены Зинаиды, которая не считала денег мужа, и слухи о роскоши особняка быстро разлетелись по всей Москве (все интерьеры тщательно прорабатывались Шехором, с учетом участие Врубеля). Позже, после смерти мужа, Зинаида продала особняк Рябушинскому, рассказала, что Дух Саввы не давал ей жить в этом доме и что он якобы был перенесен ночью в Кабинет Морозова, перенесен на стол, слышались его стыд и кричащая походка.



Так особняк выглядит снаружи

В этом же особняке морозов какое-то время прикрывала в строю революционера Баумана. И здесь мало: именно тогда Морозов решил навестить самого московского генерал-губернатора Сергея Александровича с обедом… Стойка регистрации была обставлена ​​более умно. Сергей Александрович сидел за столом и даже не подозревал, что сидящий здесь «друг семьи» Мороз не кто-то другой, а опаснейший революционер Бауман, которого искала и не могла найти вся московская милиция.

Этот же особняк считается одним из лучших особняков Булгакова Маргарита:

Маргарита Николаевна с мужем вместе держали весь верх красивого особняка в саду в одной из аллей под Арбатом.Очаровательное место! Каждый желающий может убедиться, что хочет пойти в этот сад. Пусть со мной свяжутся, я ему адрес скажу, дорогу поставлю — особняк цел.

Обратите внимание на большое окно второго этажа, из которого вылетела Маргарита.


Дьявольские твари на особняке


Вид сзади, с закрытой территории


Особняк Родительского зала. Рыцари изготовлены в Германии XVIII-XIX веков.


Бывшая гостевая комната Саввы

Интерьеры особняка не повторяют интерьеры, в которых жил Сава Морозов. Это всего лишь стилизация, но вся мебель, ковры, картины и другие детали интерьера собраны из разных коллекций. Все это оригиналы, в основном XVIII-XIX веков.


Бывшая курительная. Пишите картины.


Парад переговорная. Здесь сидят президенты.Здесь была большая восьмерка.


Лестница на второй этаж. Скульптурная композиция Врубель. (под лестницей Stot Обычный офисный стол и шкафы, для администрации сидит там)


Каминный зал (все камины в особняке действующие). Используется при протокольных встречах. Справа дверь к совершенной еврокулеле.


Собственно сама кухня.


Какой-то изящный и хитрый шкафчик.


Проходная комната с изящным и хитрым шкафом и красным светильником, выполненным по эскизу шехора.


Бывшая спальня Зинаиды Морозовой. Сейчас в зале все тот же протокол заседаний.


Бывший будуарный иней. Теперь снова часть.


Круглый стол, оригинальная мебель XIX века. Так что сидите на высшем уровне.


Все старинные часы в особняке в рабочем состоянии, тикают и отбивают часы.


BIS: Главный конференц-зал. Белая комната, она мраморная.


На бис коней =)

Лестница с фигурами (под ногой одной из фигур виден монитор).

Важное примечание : Мы не имеем контактов с администрацией особняка и не можем помочь вам при посещении или проведении мероприятия (даже если у вас «серьезная компания»).

На нашем сайте есть страница с доступной ссылкой в ​​самом верху сайта.

Напоминаем, что вы всегда можете подписаться на,
, а также на информационный бюллетень наших статей по электронной почте.

Продолжаем серию публикаций об одном из самых талантливых и любимых русских архитекторов — Ф.О. Шехтель. Предлагаем прогуляться с нами по особняку Зинаиды Морозовой, который находится по адресу: ул. Спиридоновка, дом 17. В здании находится дом приемных МИДа, попасть в которое можно только во времена Всемирного наследия.

Итак, особняк построил Федор Шехор в 1893-1898 годах. Этот заказ был первой крупной работой архитектора, которая в итоге прославила его. В предыдущей статье говорилось, что из Академии художеств будущего архитектора исключили: Итак, диплома Шехора не было, но дальновидный Савва Тимофеевич доверил молодому и неизвестному тогда построить чудесный замок. для его семьи.Это подарок Саввы Морозова и ее любимой супруги Зинаиды Григорьевны на годовщину свадьбы. Здесь невозможно не рассказать скандальную историю, сделавшую Савву Тимофеевич героем газетных публикаций. Скандал совершенно не слышен, особенно для старообрядческих сред. Дело в том, что Савва Морозов полюбил жену своего двоюродного брата Сергея Виколовича Морозова — Зинаиду. Влюбился и забрал жену у родственника, добившись развода!

Но вернемся к дому.Морозов хотел построить совершенно новый дом, ничего похожего и даже с элементами английской готики. Дело в том, что Савва Тимофеевич учился в Кембридже, а также ездил изучать текстильное производство на Манчестерской мануфактуре. Видимо, там морозы и заражены «Энномансом». Шехтель разработал план и композицию особняка всего за два месяца, а в августе 1893 года чертежи были представлены на утверждение в Московское городское управление. Правда, официальное разрешение получил архитектор И.С. Кузнецов, поскольку до 1894 года Шехтель не имел права самостоятельно вести строительные работы. Шехор лично сделал 600 чертежей здания, он сам руководил авторским надзором за строительством, так как не хотел допустить случайности даже в деталях! После завершения строительства дом сразу стал центром внимания общественности, газеты посвятили новому строению первые полосы восторженными отзывами о новом московском «чуде».

Особняк выполнен в стиле нео: он очень похож на средневековый английский замок. Помимо растущих вверх, фокусирующих окон и элементов окна-розы на фасаде присутствуют мифологические существа, причем всегда разные: можно увидеть и популярные химеры в готике, и маскарон (скульптурное украшение фасада в виде голова человека или животного, изображенная Страх), и изображения Львова (на решетке забора). Взгляните на вход в особняк — перед нами Шехтелевская фантазия на готическую тематику: застежки полотна над крыльцом выполнены в виде миниатюрного средневекового замка! Разве это не гениально?

Интерьеры особняка поражают воображение.В своем дизайне Шехтель пришел к смелости в то время, он соединил готику в одно пространство, продолжающее идею фасада, с более традиционными для России стилями: ампир, классика и барокко. Помимо Шехора к оформлению интерьеров привлекли известного художника Михаила Врубеля, это были панно в жилых комнатах, витражи, а также скульптурная композиция у парадной лестницы.

После смерти Саввы Морозова Зинаида Григорьевна решила продать свои владения на спиридоне.В 1909 году дом купил Михаил Павлович Рябушинский (брат Степан Павлович Рябушинский, хозяин дома на Малой Никитской, о котором мы поговорим в следующей статье). Зинаида Григорьевна начала снимать особняк Стахеева. Она получила согласие владельцев и спроектировала одну из комнат особняка в готическом стиле (видимо, в память о замке на Спиридонке).

Михаил Павлович Рябушинский в особняке Морозовых сменил только одну комнату — большую гостиную.Для оформления был приглашен художник Константин Гояевский, который написал для гостиной три панно «Даль», «Скала» и «Солнце».

Предлагаем прогуляться по комнатам этого сказочного замка и полюбоваться шикарными интерьерами sechtels.

1. Вход в особняк оформлен в готическом стиле. Посетителей встречает парадная лестница, ведущая на Аванзал. На чугунных рельсах архитектор изображает фантастических животных, охраняющих проход. Благодаря огромному окну в Аванзале всегда светло.

2. С Аванзала попадаем в большую гостиную. На фото — золотой зал Богаевского, а также панно художника «Скала».

3. Из большой гостиной попадаем в курительную (небольшую гостиную в готическом стиле), в оформлении которой принимал участие сам Врубель. Перед нами три его панно — «утро», «полдень» и «вечер». Деревянная резьба на стенах, потолке и камине восхищает и восхищает посетителей.

5. По другую сторону Аванзала находится парадная лестница дома, перед которой расположен витраж «Витязь», тоже работы Михаила Врубеля. Напротив витража, у подножия лестницы, Врубель лепит скульптурную группу: мужчина и две женщины замерли вокруг резного деревянного фонаря.

6. Рядом с лестницей расположена столовая, главным украшением которой является знаменитый Шехтеревский «рыцарский камин».

7. На втором этаже — бильярдная, кабинет хозяина, а также жилые и детские комнаты. В кабинете хозяина обращает на себя внимание необычный дизайн потолка — фризы деревянных шестиугольных кессонов также расписаны по эскизам Врубеля.

Бильярд

Экскурсия по особняку длится не более часа, а этот час пролетает как пять минут. В каждой комнате хочется остаться надолго, чтобы продумать все детали и элементы интерьера.Здорово, что после таких посещений фото остаются — виртуальные экскурсии могут длиться вечно!

Фото: Елена Крижевская

По образованию экономист, имеет степень кандидата экономических наук. История развития архитектурного ансамбля столицы и фотография — излюбленное хобби. «Признаюсь, Москва влюблена в ваши фотографии!» Елена говорит. В 2016 году Елена Крижевская выпустила книгу «Москва глазами. Гуляю по городу.»

» Я правильно определил домик для вспенивания на фото № 24 поста. Да, это бывший особняк Саввы Морозова на Спиридоновке, 17 — а теперь дом лечебных средств МИДа, который используется для содержания на высшем уровне (главы государств или правительств).


Судьба блогера сложна и очень нестабильна, но она интересна тем, что иногда попадаешься туда, где никогда бы не попал при обычном совпадении и размеренной рутинной жизни.Так вот, я тоже оказался волей судьбы в середине декабря прошлого года и осмотрел особняк изнутри собственными глазами. Фотографии, его часть. Ситуация в тот вечер не очень способствовала вдумчивому фотографированию и сосредоточению внимания на деталях, но некоторые фотографии я все же сделал таким же образом. Заранее прошу прощения за их малочисленность и не очень хорошее качество, но раз попросили показать, сразу несколько человек — тогда я выполняю просьбу уважаемых московских читателей.Пусть будет как бонус к старому новому году 🙂

1а. Другой ракурс особняка (1894 г., Ф.Г. Шехтель).

С сайта Moscowwalks.com:
Заказчиком особняка был известный промышленник и советник Саввы Морозова. Однако особняк был построен исключительно по прихоти его жены Зинаиды, которая не считала денег мужа, и слухи о роскоши особняка быстро разлетелись по всей Москве (все интерьеры тщательно прорабатывались Шехором, с учетом участие Врубеля). Позже, после смерти мужа, Зинаида продала особняк Рябушинскому, рассказала, что Дух Саввы не давал ей жить в этом доме и что он якобы был перенесен ночью в Кабинет Морозова, перенесен на стол, слышались его стыд и кричащая походка.

2. Страница перед входом. Внизу с двух сторон — гости для гостей.

3. Если углубиться в центральную ось — то вот такой общий вид.

4. Очень интересная парадная лестница со змеями.

В этом же особняке морозов какое-то время прикрывала в строю революционера Баумана. И здесь мало: именно тогда Морозов решил навестить самого московского генерал-губернатора Сергея Александровича с обедом … Прием был обставлен более умно. Сергей Александрович сидел за столом и даже не подозревал, что сидящий здесь «друг семьи Морозов» — это никто другой, как опаснейший революционер Бауман, которого искала и не могла найти вся московская милиция.
Этот же особняк считается одним из собразов особняка Булгакова Маргариты.
(Moscowwalks. ru)

5. Рыцари произведены в Германии, конец XVIII века. Он находится слева от входа в Каминный зал.

6. И этот правильный.

7. В центре зала — Срединная новогодняя елка. Над окном — резная надпись «1894».

8. Вид в сторону каминного зала.

9.Парадный зал заседаний. Здесь обычно сидят в президенты. Но на этот раз здесь появился министр Лавров, подвел «международные» итоги 2014 года.

10. Гостиная Саввы Морозова, а теперь — один из представительских залов. Справа виден главный зал, см. Выше.

11. Там же. На стенах — картины, оригинал. Авторы, увы, не указывают, не знают.

12. Еще одна гостевая комната — другая.

13. И его окна.

14. Вид на центральный холл со стороны кладовой.

15. Парадная лестница на 2 этаж, справа — скульптурная композиция Врубеля.

Это все мои фото. Нехуто — но что такое 🙂

Федор Шехтель разместил комнату, следуя логике жизненного цикла хозяев, а не по принципу симметрии, привычного для старинных усадеб. В конце XIX века это стало смелым и удивительным нововведением.

Статья из архитектурно-интерьерного журнала «AD Magazine — Architectural Digest. Самые красивые дома мира» Об одном из лучших творений Шехора, попасть в которое непросто без приглашения или аккредитации. в Дом иностранных дел на дипломатической встрече. Вход для небольшой группы простых граждан открыт только в дни культурного наследия и не каждый год.

Федор Шехтель (1859-1926) — один из самых успешных архитекторов в истории России, основоположник и ярчайший представитель русского модерна.

«Федор Шехтель не всегда был самым известным архитектором в России. Карьера, в течение которой он построил несколько скрипачей в одной Москве, началась с того, что ему повезло. У молодого человека, зарабатывавшего книжной графикой, появился хороший заказчик. — Миллионер Сава Морозов.Промышленник и меценат был неисправимым романтиком — поэтому, кстати, его покровительство распространилось не только на художников, но и на революционеров. В 1893 году, когда Морозов познакомился с Шехором, его романтизм обратился к молодой жене Зинаиде. , редкая красавица, к которой Морозов был готов на все.

Для Зинаиды он попросил Шехора построить ему настоящий рыцарский замок на Спиридоновке — особняк «в готическом стиле» по образцу тех, что миллионер видел в Манчестере, где в юности изучал текстильное дело. Шехор с энтузиазмом взялся за дело — он сделал для проекта около шестисот рисунков. Это можно понять: не каждый архитектор в свои тридцать четыре года встречает клиента, который поощряет самые безумные фантазии и не считает деньги на их реализацию.


В Парадном зале — на стенах ткань с рыцарской символикой и резное деревянное панно. Полы в форме рыцарей — немецкие, конец XVIII века.

В Украшении особняка Шехтель распался на полную катушку. Это все, что могло прийти в голову при словах «Рыцарский замок». Готические арки, башенки, резные деревянные панно, витражи, панно и скульптура Михаила Врубеля, мраморные полы на заказ, ткани со средневековыми орнаментами и старинные гобелены — все это роскошь будоражила воображение москвичей задолго до окончания стройки: что еще «Учился» В своем новом доме Сава Морозов, весь город заложил.

3.

Большой мраморный зал по декору отличается от остальных помещений — в нем нет ничего готического, его интерьер отдает дань классицизму старинных русских усадеб. В этом зале сейчас проходят торжественные встречи с участием глав государств — в частности, переговоры G8.

Наконец, в 1898 году Чета Морозов переехал в перестроенный особняк, и общество увидело, чем все закончилось. Карьера шехента была в одночасье — новые заказы приходили один за другим, ведь помимо исключительной красоты декора дом отличался очень удобной планировкой.Шехтель разместил помещения, следуя логике жизненного цикла хозяев, а принцип симметрии не знаком со старинными усадьбами. В конце XIX века это считалось смелым и удивительным нововведением.

4.

Деревянная парадная лестница Mansion Frost украшена сразу двумя шедеврами русского модерна — скульптурной группой «Роберт и Беррам» работы Михаила Врубеля и витражом «Витязь», выполненным по его собственным эскизам. Во время пожара 1995 года витражная стена сильно пострадала — рухнула и растаяла.Восстановлен по специальному заказу в Лондоне.

Правда, морозная жизнь в новом особняке протекала не слишком радужно. Савва был человеком нервным, с непростым характером. В 1905 году он покончил жизнь самоубийством, и его вдова заявила, что он не хочет жить в доме с «призраком». В 1909 году еще один поклонник Шехтеревского — Михаил Рябушинский купил особняк на Спиридоновке. Он прожил здесь недолго — в 1918 году уехал за границу, спасаясь от революции. При этом он взял с собой всю ситуацию, вплоть до столового серебра.Морозовский «Замок» перешел в государственную собственность.

5.

Небольшой мраморный холл когда-то был одной из спален. Сейчас идут дипломатические переговоры.

В начале 1920-х годов дом находился в доме для детей-сирот из Бухарской республики, в 1929 году передан наркомату. В 1938 году особняк Морозова «назначили домом приемных МИДа». К 1970-м годам советский ремонт окончательно изуродовал интерьеры, побелили фрески и позолоты, повсюду стояла канцелярская мебель. С 1973 по 1989 год особняк Морозова реставрировали: его директора Евгения Байкова лично забрали «соответствующие» комиссионные магазины, так что он как бы поразил воображение иностранных гостей-дипломатов.

6.

Бывшая гостевая комната Саввы Морозова. Вся мебель и гобелены антикварные, XVIII и XIX веков. На стенах — Панно Константин Гояевский, украсивший особняк Рябушинского. Они пострадали во время пожара и были восстановлены.

Период процветания и на этот раз оказался недолгим: в 1995 году особняк сгорел дотла.Восстанавливается ускоренными темпами — триста человек работали посменно и закончили менее года. И хотя мебель в интерьере сейчас совсем не «морозовская», декор вполне аутентичный — выполнен по чертежам, которые предоставил Музей архитектуры. На каждом листе стояла подпись — «Федор Шехор».

7.

Каминный зал. Все камины в доме приемных действуют — этот резной гигант из песчаника не исключение.

И оказывается, что архитектор, пусть и косвенно, построил особняк Морозова второй раз — меньше чем через сто лет после первого. Дай Богу стать последним во второй раз. «

Текст: Евгения Микулина

Оригинал артикула .

100 достопримечательностей Москвы Старший Мясник Александр Леонидович

Особняк Саввы Тимофеевича Морозова на Спиридоновке

Этот особняк на бывшей территории Землян у большинства москвичей ассоциируется с именем героини Романа Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита». С этим не согласны многие литературоведы, считая, что, скорее всего, писатель, как и в случае с описанием других романов, объединил описания нескольких построек в одно.Но все без исключения москвичи согласны с утверждениями историков архитектуры о том, что особняк на улице Спиридоновка, 17 является выдающимся образцом нео-неотического стиля. И это не только украшение улицы, но и занимает достойное место среди архитектурных памятников всей столицы.

История владения на Спиридоновке, у патриарших прудов, ведется с середины XVIII века. В 1893 году старинное почетное платье мужчины купила потомственная почетная гражданка Зинаида Морозова, жена Саввы Тимофеевича Морозова.Хотя купивший по тогдашнему обычаю был оформлен на жену, фактическим владельцем дома был известный промышленник и меценат Савва Тимофеевич. Он женился на морозах по любви, без скандала. Дело в том, что 19-летняя Зинаида Григорьевна уже была замужем, да еще за родственника, двоюродного племянника Саввы, и уже носила фамилию Морозова.

Особняк Морозова

Сразу после покупки Морозова решили построить новый дом.

Выполнение морозов доверили молодому архитектору Федору Осиповичу Шехтелю. Шехор уже построил для Морозова дачу в Кирзчаче — сказочные деревянные теремы, очень полюбившиеся заказчику.

Савва Тимофеевич решил, что оба особняка во имя своей любви к необычной женщине — Зинаиде Григорьевне смогут построить именно Шехор. К этому времени Савва Тимофеевич увлекся английской готикой. После окончания Московского университета продолжил образование в Англии, изучал химию в Кембридже.Там, в Туманном Альбионе, он познакомился с яркими образцами средневековой архитектуры.

А Федор Шехор в то время увлекался романтикой средневековья.

К 1893 году, то есть в порядке особняка на спиридоновке, вкусы заказчика и стремления архитектора удачно совпали. И это совпадение привело к потрясающему результату.

Никто не мог предположить, что этот особняк станет первым в России «Вестником архитектурного стиля».

Но в том же 1893 году реализация проекта оказалась под угрозой.

Фактически, эта шкала была поставлена ​​сначала на шехор. Все, что он построил раньше, не производил никакого сравнения с тем, что хотел построить один из самых богатых людей России. Мало этого, талантливого, обладавшего природным даром блестящего рисовальщика Шехтеля, вызывало страх. Его исключили с третьего курса Московского училища живописи, ваяния и зодчества за «Систематическую Вселенную». Поэтому, шехор, к тому времени у меня уже было собственное архитектурное бюро, мне пришлось сдавать внешний экзамен на право производства строительных работ, чтобы получить право подписывать свои чертежи своим именем.

План и композицию дома на Спиридоновке Шехтель разработали за два месяца. Уже в начале августа 1893 года чертежи были представлены на утверждение в Московское городское управление. Они были одобрены. Но официальное разрешение было строить особняк не по чертежам, а архитектор Иван Сергеевич Кузнецов. Дело в том, что до января 1894 года Шехтель имел право самостоятельно вести строительные работы.

Строительство дома началось осенью 1893 года.Шехор продолжил проектные работы над домом, а с зимы 1894 года уже стал сам авторский надзор. Сделано по зданию около 600 чертежей по зданию. Среди них фасады, планы, разрезы, солнечные лучи, детали, люстры, мебель. Считая дом живым, единым организмом, Шехтель стремился предотвратить аварию в целом или по частям.

Для реализации задуманного требовался неопытный архитектор не менее самобытный художник.И в то же время союзник. Им стал замечательный русский художник Михаил Александрович Врубель. Их совместная работа над домом Морозова длилась четыре года. Два мастера не всегда сразу находили взаимопонимание. Но конечный результат был великолепен и принес каждому признание и успех.

На парадной лестнице Врубель создал скульптурную группу «Роберт и монахини» и витраж «Витязь». Для маленькой гостиной написаны три панно «Дни дня».Вероятно, на рисунке Врубеля выполнено живописное орнаментальное убранство кабинета Саввы Морозова. Каждая из этих работ имеет непростую историю создания и дальнейшего экспорта.

Окончательная отделка дома завершилась в 1898 году.

Шехор создал здание, которое стало этапом в истории русской архитектуры. Стиль «английской готики» поразил логикой сочетания объемов, пропорций, пространственных соотношений.

Исключительное пластическое единство и духовная изысканность придавали особняку отсутствие четких границ между архитектурой, скульптурой и живописью.И в то же время внутреннее пространство поразило стилевым разнообразием.

Архитектор избрал новую планировочную структуру особняка. Его суть заключалась в четком обозначении составного центра. Таким центром был холл и Аванзал.

С одной стороны, к Аванзале примыкает одноэтажная часть здания — большой мраморный холл и две гостиные. С другой стороны, двухэтажная часть дома с парадной лестницей, столовой, хозяйским кабинетом, бильярдной, спальней, будуаром хозяйки, детской и другими комнатами.Забота об удобстве и комфорте жилья выразилась в тщательно продуманном плане.

В 1898 году Савва Морозов поселился в чудесном особняке с молодой женой. Зинаида Григорьевна, став хозяйкой особняка, зажатого московской Молвой «Палаццо», держала, как говорится, день открытых дверей. Морозов охотно принимал людей своего круга и творческую интеллигенцию.

Здесь часто собирались представители художественных кругов. Савва Тимофеевич дружил с Константином Сергеевичем Станиславским и Максимом Горьким.Известно, что горечь Гидры Булычева писала от Саввы Морозова.

После загадочного самоубийства Саввы Тимофеевича Морозова в мае 1905 года Зинаида Григорьевна решила расстаться с владениями на Спиридоновке. Она сказала, что дух Саввы не дает ей жизни в этом доме и что якобы ночью в кабинете Морозова слышны движения по столу, его стыд и кричащая походка.

В 1909 году она продала имение Михаила Павловича Рябушинского. Семья Рябушиных жила здесь до лета 1918 года.

С 1929 года он находится в ведении Наркомата иностранных дел, сейчас это дом приемных МИД России.

В августе 1995 года в известном московском особняке на Спиридоновке произошел пожар.

Реставрация особняка, успешно завершившаяся к августу 1996 года, стала поистине беспрецедентным событием в российской реставрационной практике. Работы получили высшую оценку российских и зарубежных специалистов.

И снова, так как с момента постройки в 1898 году, из дома с готическими башенками, силиконовыми окнами, зубцами на стенах может быть секрет и дух средневековья.

Из книги 100 великих загадок истории России Автор Непомня Николай Николаевич.

Жизнь и смерть Саввы Морозова Легендарный московский предприниматель Савва Тимофеевич Морозов пытался изменить свою грубую купеческую натуру, стать духовным, тонко чутким, понимающим искусством, способным на жертву. В итоге он

Из книги как люди открывали свою землю Автор Томилин Анатолий Николаевич

Поход Ермак Тимофеевич «Из товарищей» Да и мудрым «купцом» был Григорий Аникиев Строганов.Мудрый да хитрый. Он происходил либо от Поморова, либо от новгородских гостей — купцов. Говорят, что в XIV веке Строганов переселился на Двину Землю. Там,

Из книги Славянское царство (историография) автора orbini mavro.

Из книги 100 великих достопримечательностей Москвы Автор Мясники-старший Александр Леонидович.

Морозовский особняк Арсенина на Воздвиженке Это самое необычное здание в самом центре Москвы, именуемое Испанским домом и Испанским замком.Даже в некоторых путеводителях написано, что особняк Морозова построен на основе «испанской архитектуры XV-XVI веков». Однако это не

Из книги История казачества со времен Иоанна Грозного до Петра I Автор Гордеев Андрей Андреевич.

Начало деятельности Ермака Тимофеевича в то время, когда начались неудачи московских войск на Западе, крымский хан продолжал угрожать вторжением в Москву и требовал по приказу Турции вернуть Казань и Астрахань; В то же время, за счет Волги, Ногайской Орды

г.

Из книги Завоевание Америки Ермаком Кортесом и восстание Реформации глазами «древних» греков Автор Носовский Глеб Владимирович

1.Романовская версия истории Ермака Тимофеевича в книгах «Новая Хронология России» и «Библейская Русь», мы показали, что знаменитое плавание Колумба и открытие Америки являются отражением Морского Флота Флота России- Орда и Османия-Атамания конца XV ​​в. Это было

Из книги Петербург Коломна Автор Зуев Георгий Иванович.

Из книги Смута в Московском государственном авторском коллективе авторов.

«Темпенер» Ивана Тимофеевича Семенова автора знаменитого «Температора» — важнейшего исторического писателя о Смуте — обычно звали Иван Тимофеев, но недавно было установлено, что Тимофеев — это отчество Дека, а настоящее его имя — Семенов .Большинство

Из книги Савва Морозов Автор Федорец Анна Ильинична.

Глава Второй «самый умный купец». Секрет личности Саввы Морозовой — художница, намеревающаяся написать портрет, первым делом лицо модели, контуры ее формы. И только после этого принято показывать на холсте его внутренний мир — через позу, мимику, жест. Это

Автор

Особняк И.А. Морозова на Пречистенке, № 21 (1904–1906) Почему я решил включить в раздел не отдельное здание, а перестройку? Больно интересная история этой городской усадьбы.Да и по отзывам современников, Лев Кекушев пытался там прославиться. Этот особняк входит в число

особняков.

Из книги Москва Модерн в лицах и судьбах автора Соколова Людмила Анатольевна.

Особняк З.Г. Морозова на Спиридоновке, № 17 (1893-1898) По общему признанию, этот особняк — одно из самых ярких творений Шехора. Хотя он построен не в стиле модерн, а в готике, — ну как пройти мимо него? Франц Шехтель был знаком со многими богатейшими людьми Москвы —

.

Из книги Москва Модерн в лицах и судьбах автора Соколова Людмила Анатольевна.

Особняк А.А. Морозова на Воздухеника, №16 (1897-1899) Когда выходишь из вестибюля станции метро «Арбатская», первое, что бросается в глаза, — это удивительный особняк-замок. Как декорация к фильму о покорении … Мастера Москвы. Сюита эмоций, пережитых современниками, когда

Из книги Гуляя по Москве [Сборник статей] Автор История Коллектив авторов —

Из книги полдень: Дело о демонстрации 25 августа 1968 года на Красной площади Автор Горбаневская Наталья.

Допрос свидетеля Розанова Ивана Тимофеевича Розанова: 25 августа я работал диспетчером на перекрестке с 8.00 до 21.30. Я заметил группу из пяти-шести человек. Я сначала не обратил на это внимания, так как они не мешали транспорту. Я думал, это экскурсия. Прошло минут

Из книги очерка по истории географических открытий. Т. 2. Великие географические открытия (конец XV — середина XVII века) Автор Магидович Иосиф Петрович.

Глава 23.Поход Ермака Тимофеевича и его гибель владений Строгановского и Кучумовского царства сыграли заметную роль в продвижении русских, далеко отстающих от «каменных» и Строгановских купцов, сыгравших в присоединении Западной Сибири. Одна из них, Аника, в XVI веке. стал богатым человеком соль

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии Автор Кононенко Алексей Анатольевич.

Савва День Саввы 18 декабря (5 декабря ст.ст.) отмечали весело.На данный момент все работы закончены и собирать на веселье нечего. На Савве была определена погода: если нагревается Савва темных туч — летом гром, дождь; Ясно Саввах — лето будет


Особняк Морозова: как выглядит изнутри самый странный дом этого города. Особняк Арсения Морозова на Воздвиженке

Особняк на улице Алексея Толстого Читателя может заинтересовать как бы небольшое отступление от темы, которое я хотел бы себе позволить в связи с упомянутыми переговорами.В особняке МИД СССР на улице Алексея Толстого, более полувека,

автор Торопцев Александр Петрович

Как спасти Морозова? Алексей Михайлович очень переживал, когда отправлял понравившуюся девушку в Тюмень. Несколько дней царь всея Руси ничего не ел, похудел, а все придворные ходили со склоненными головами, делая вид, что им тоже очень грустно. Неизвестно, как долго это длилось бы

.

Купеческая семья Морозовых была одной из мощных движущих сил развития русской промышленности и культуры.Различные ветви семьи влияли на государственность на протяжении всего XIX века — они одной рукой строили капитализм, а другой подкладывали деструктивные идеи социализма. Наследники основателя династии, получившие прекрасное образование в европейских университетах, отличались жестким нравом и множеством эксцентричностей. Как и положено каждому состоятельному человеку, производители не стали экономить на строительстве особняков для себя и своих семей. Одним из самых оригинальных домов Морозовых была усадьба на Воздвиженке.

Морозовы на Воздвиженке

На Воздвиженке два кардинально разных по архитектуре особняков Морозовых. Одна из них в стиле неоклассицизма принадлежала Варваре Морозовой. Как наследница текстильной империи Хлудовых, она вышла замуж за Абрама Морозова, фабриканта, а также текстильного магната.

После смерти мужа она успешно руководила Тверской мануфактурой, занималась благотворительностью, вела активную общественную жизнь и была матерью троих сыновей.Самый младший из них, Арсений Морозов, получил в дар участок земли рядом с домом своей матери и построил дом намного позже, чем имение матери.

Проект дома Морозова на Воздвиженке был создан архитектором Р. Клейном, это была его первая самостоятельная работа. Двухэтажная городская усадьба была построена в 1888 году. Главный фасад дома выходит на Воздвиженку и отделен от улицы небольшим садом с фонтаном. В конструкции выделяются два боковых выступа с портиками; они украшены стилизованными фигурами грифонов и каменных лилий.Дом устойчиво стоит на высоком фундаменте и чем-то похож на стилизованный итальянский палаццо, по крайней мере, так полагали современники.

На двух этажах дома Морозовой на Воздвиженке спроектировано 23 комнаты. Основной зал вмещал до 300 гостей, а в особые дни до 500 человек. Дополнительные площади были в подвале, было 19 комнат. С легкой руки хозяйки дом превратился в фешенебельный салон, где собирались на обед прогрессивные мыслители, аристократы духа, писатели и философы.До конца своих дней Варвара Морозова была известна как либеральная и поддерживала прогрессивные идеи, которые не нравились нынешней власти, и поэтому надзор тайной полиции с нее не снимали до самой ее смерти.

До революции она не дожила — умерла в сентябре 1917 г., по мнению современников, новый образ жизни ей вполне подошел. В памяти Варвары Морозовой остались публичная библиотека в Москве, город Морозовский в Твери, больница для душевнобольных, онкологический институт, профессиональное училище и многое другое.

В поисках идеи

Сегодня особняк Морозовой принадлежит Администрации Президента Российской Федерации, здесь проходят приемы иностранных делегаций. Сам дом, сторожка и пристроенные позже хозяйственные постройки полностью сохранились от исторического комплекса, их спроектировал архитектор В. Мазырин. Этот мастер стал автором одного из самых ярких зданий Москвы, построенного для сына Варвары Морозовой — Арсения.

Это детище купеческой семьи ничем не выделялось. Путешествие было его единственной страстью. Получив в 1895 году от матери в подарок на день рождения внушительный земельный участок, расположенный рядом с ее особняком, Арсений Морозов решил, что нужно построить дом, но конкретных идей у ​​него не было. Заказ на проект был отдан Виктору Мозырину, но никаких указаний от владельца о том, как будет выглядеть будущий особняк, не поступало.

Было решено черпать вдохновение в совместном путешествии, образец для подражания нашелся не сразу.В португальском городке Синтра наследнику Морозовых понравилось здание, построенное в 19 веке для местных монархов. Строить такое масштабное здание в Москве, как королевский дворец в Португалии, в Москве не пришлось, но идея создания дома в псевдомавританском стиле понравилась обоим участникам поездки.

Архитектурный скандал

Невозможно отнести внешний вид здания к какому-либо направлению архитектурного стиля, его эклектика и яркая индивидуальность сделали дом Морозовых одной из памятных достопримечательностей столицы.Строительство началось ориентировочно в 1897 году и закончилось в кратчайшие сроки. Спустя два года дом Морозова уже удивлял, дразнил, шокировал всю Москву своей неповторимостью.

Еще в процессе строительства особняк подвергался резкой и едкой критике со стороны мира и прессы. Реакция мамы тоже была однозначной, Арсения забавляли все нападки, пересказывая все сплетни, он также упомянул слова В. Морозовой: «Раньше я одна знала, что ты дурак со мной, а теперь знает вся Москва. .Эта фраза стала легендарной не без участия Арсения, и все остальные родственники не остались в стороне.

Дом Морозовых спровоцировал нападения дядей и братьев многочисленной семьи, но молодой наследник, пророчествуя, ответил, что его дом будет стоять вечно, и никто не знает, что будет с их коллекциями. Литературная Москва с радостью обошла облик дома остротами — актер М. Садовский посвятил особняку едкую эпиграмму, Лев Толстой увековечил ее в своем романе «Воскресение».Знаменитая морозовская эксцентричность Арсения, вероятно, проявилась в возведении шокирующего дома, заставившего Москву и всю Россию гоняться за династией более ста лет. Даже сегодня представители этой купеческой семьи вызывают большой интерес.

Описание

Фасад особняка украшен ракушками; Специалисты признают, что этот элемент декора в стиле платереско был позаимствован Мазырин в Испании у главной достопримечательности города Саламанка — Casa de las Conchas.Считается, что ракушки приносят счастье и удачу. Для мавританского стиля в оформлении парадного входа предусмотрены две симметрично расположенные башни, увенчанные замысловатыми зубцами в виде короны и опоясанные по верхнему периметру искусной резьбой.

По обе стороны арки перед дверным проемом две колонны в виде трех переплетенных корабельных канатов, а вокруг двери резной декор из веревок, завязанных морскими узлами — элемента, приносящего удачу. согласно португальским легендам.Над главным входом установлены еще два символа удачи — подкова, как дань русским традициям, и плененный дракон, который является символом Востока и Азии. Реалистично сделанные веревки, кое-где завязанные узлами, опоясывают все фасады этого удивительного особняка.

Сегодня практически невозможно попасть в комнаты дома Морозовых, но есть некоторые сведения о внутренней отделке. Хозяева миллионов столиц на вопрос, как оформить свои комнаты в каком стиле, часто отвечали: «Во всем.«Мода на все стили прочно утвердилась в конце 19 — начале 20 веков. Так, бальные залы были оформлены как греческие дворцы, спальни соответствовали стилю рококо или будуару в духе Людовика IV, а охотничьи символы приветствовались в интерьере. мужские кабинеты.

Что внутри

Дом Морозовых поддержал направление смешения стилей, но выбор тематики залов проделал экстравагантный хозяин очень хитро. Вестибюль был посвящен еще одному любимому занятию Морозова — охоте.Когда Арсений Абрамович был там, там были чучела медведей, на которых он охотился, под потолком украшали головы убитых кабанов, лосей, оленей, а в коллекции нашлось место для белок.

В декоре пространства над массивным камином изображены всевозможные виды оружия (луки, арбалеты), охотничьи принадлежности (рога, соколы) и символ удачной охоты — две дубовые ветки, связанные тугим узлом веревки. Говорят, по залу бродила прирученная рысь.

Остальные комнаты тоже помпезные и пафосные.Роскошь была видна в каждом углу — великолепное позолоченное зеркало в бывшем будуаре, роскошная лепнина и во многих комнатах сохранилась в первозданном виде.

По Морозову

Сегодня в доме Морозовых принимают иностранные делегации, поэтому экскурсий здесь нет, а редких журналистов пускают только в несколько комнат. По воспоминаниям современников, хозяин дома был гостеприимен и часто устраивал застолья. Собрать общество было несложно — покровительственные дяди быстро объединили театральную элиту и составили веселую компанию.На вечеринках устраивались спектакли, пели песни, обсуждали сплетни и дела шли наоборот.

Арсений Морозов никогда не изменял своей натуре, его смерть имела оттенок водевиля — кстати, прострелив ногу на охоте, он не хмурился и не говорил друзьям, что не чувствует боли, этому умению научился в духовные практики. Каким был заключительный момент его жизни, неясно, по одним рассказам он истек кровью, по другим он получил инфекцию из-за необработанной раны, вызвавшей гангрену.

Особняк был национализирован после революции. В первые годы в доме располагалась штаб-квартира анархистов, позже — театр Пролеткульта, где ставились спектакли Мейерхольда и Эйзенштейна. В довоенные годы дворец передали посольству Японии, а затем посольству Индии. До 2003 года Дом Дружбы Народов находился в комнатах дома Морозовых. После реставрации здание перешло в ведение Правительства Российской Федерации и используется для приема иностранных делегаций, представительских и правительственных переговоров, международных конференций и т. Д.

Другое Морозов, Суздаль

Фамилия Морозов у ​​многих на каком-то подсознательном уровне прочно ассоциируется с успехом и качеством. Морозовские мануфактуры неизменно производили отличные изделия, как говорили современники, их можно было брать с закрытыми глазами, в их потребительских свойствах никто не сомневался. И не только в России, но и во многих зарубежных странах.

Купеческая династия разветвилась, дома-музеи Морозовых распространились по всей России — в селе Глухово (Ногинская область), в Сыктывкаре, Москве, Санкт-Петербурге.Петербург и другие города. Они оставили позади хорошо оборудованные фабрики, которые использовали передовые производственные технологии и продемонстрировали комплексный подход к реализации проектов, начиная с идеи и заканчивая обустройством быта рабочих.

Сегодня у однофамильцев купцов есть кредит доверия, выросший из исторической памяти, иногда это неоправданно, но для предпринимателя это всегда плюс. Гостевой дом Морозовых в Суздале — это успешно развивающаяся, но небольшая гостиница.

Гостям предлагается поселиться в одном из трех номеров, с разным уровнем комфорта. Удобное расположение в историческом и деловом центре города позволяет туристам полностью погрузиться в интересующий район жизни современного мегаполиса. Деловым людям удобно решать текущие вопросы, не тратя время на длительные переезды, а туристы сразу попадают в эпицентр исторических событий и старинной архитектуры. Адрес гостиницы: Красноармейский переулок, дом 13.Допускается заезд с животными.

Гостеприимство в Адлере

Гостевой дом на Морозова в этом городе представляет собой отель в 400 метрах от благоустроенного пляжа. Для отдыхающих — 20 номеров разной вместимости от одного до пяти человек. Комфорт обеспечен бытовой техникой, кондиционером и санузлом в каждой комнате, кухня общая, на придомовой территории есть место для барбекю, обустроена детская площадка.

Также есть прачечная, гладильная, круглосуточный доступ к wi-fi.На общественном транспорте можно добраться до Олимпийского парка за 10 минут. Гостевой дом (ул. Павлика Морозова, 67) в Адлере — отличное решение для бюджетного отдыха с детьми. При необходимости администрация предоставляет бесплатный трансфер с вокзала или аэропорта. Стоимость номеров начинается от 2 тысяч рублей на человека в сутки.

Почти бренд

Архитектурное бюро «Дом Морозова» работает в Беларуси и занимается разработкой индивидуальных проектов коттеджей, а также типовых малоэтажных домов по существующим проектам.По желанию заказчика в любой из выбранных вариантов вносятся изменения для получения идеального решения. Мастерская предлагает готовые проекты, где уже тщательно проработаны узлы инженерных сетей, включая дизайн внутреннего пространства каждого помещения, разработку концепций оформления приусадебного участка, ландшафтный дизайн.

Преимущество компании «Дом Морозовых» — проектирование домов с учетом индивидуальных предпочтений клиентов, возможность работать в удобном режиме — удаленно или непосредственно на строительной площадке.Пакет документации создается в соответствии с действующими строительными нормами, заказчик получает полное представление о количестве необходимых строительных материалов на каждом этапе строительства коттеджа. Помимо чертежей, разрабатываются и прилагаются к проектной документации 3D модели дома, комнат, сада. В арсенале бюро — дома разных стилей, от традиционного русского сруба до минималистичных решений.

В Москве на Воздвиженке стоит удивительное сооружение — особняк Арсения Морозова.Это один из самых старых и необычных домов во всей столице. Долгое время он оставался недооцененным, поскольку в XIX веке его архитектура казалась современникам слишком необычной и вычурной. Людям, живущим в XXI веке, эти особняки напоминают оживший замок из сказки.

Прекрасный особняк Арсения Морозова на Воздвиженке таит в себе множество загадок и окружен ореолом легенд. Дом был заказан Арсением Морозовым, правнуком Саввы Морозова, выходцем из уважаемой купеческой семьи.Он был известным предпринимателем и филантропом.

Арсений родился от внука Саввы — Абрама и его жены — Варвары. По обычаям морозовских времен Варвара Алексеевна была выдана замуж против ее воли. Она никогда не испытывала романтических чувств к своему мужу, и когда он скончался, она испытала дар. Однако в завещании супруга было сказано, что если новоиспеченная вдова снова выйдет замуж, она быстро потеряет причитающееся ей наследство.

К счастью, состояние ее мужа оказалось настолько огромным, что жизнь вдовы не слишком ее опечалила … Стоит отдать должное, Варвара Алексеевна занималась благотворительностью: именно она спонсировала строительство первого в России онкологического центра (Морозовский институт лечения больных раком). Она также основала Тургеневскую библиотеку и газету «Русские ведомости».

Но в семье Варвара Морозова проявила себя очень жесткой и требовательной, старалась все держать под контролем. Когда Арсению исполнился 21 год, и он получил право самостоятельно распоряжаться своей долей капитала, мать купила ему участок земли рядом со своим особняком на Воздвиженке.Она хотела, чтобы он всегда находился под ее присмотром. Но молодой человек не хотел оставаться на попечении матери.

Создание особняка

Раньше на месте имения Морозовых в Москве располагался большой конный цирк Карла Маркуса Гинне. Однако после пожара импресарио не смог восстановить здание из-за отсутствия средств, и земельный участок вместе с уцелевшими постройками был выставлен на продажу.

Практически сразу площадь была приобретена Варварой Алексеевной и пригласила архитектора Виктора Мазырина спроектировать красивый особняк в классическом стиле.Однако у Арсения было иное видение красоты, и он хотел реализовать другой, более оригинальный проект. Вдохновение захлестнула заграничная поездка, которую он совершил с Мозыриным. В городке Синтра они увидели дворец Пена, который оставил неизгладимое впечатление в душе Арсения. Это здание выполнено в мавританском стиле. Он принадлежал королевской семье.

Морозов обрадовался: сразу после возвращения в Москву началось строительство особняка. Так на Воздвиженке, 16 возникла необычная усадьба, украшенная ракушками (возможно, такая идея пришла в голову товарищам, когда они увидели Casa de las Conchas — знаменитый испанский дом с ракушками в Саламанке).

Москвичи отнеслись к зданию скептически. Даже Лев Толстой в своем романе «Воскресенье» упомянул рабочих, которых «заставили … построить глупый и ненужный дворец для какого-то глупого и ненужного человека». Однако Морозов, в отличие от матери, не особо заботился о том, что писали в газетах. Варвара Алексеевна, увидев построенный особняк, произнесла ставшую легендарной фразу: «Раньше только я знала, что ты со мной дурак, а теперь об этом знает вся Москва.«

Дворцовая архитектура

Внешний вид здания очень необычный. Вы увидите следующие данные:

  • Боковые башни и парадный вход во двор выполнены в неомавританском стиле.
  • Проем выполнен в форме подковы.
  • Лепнина создана в виде ракушек.
  • Ажурный карниз и витые колонны очень красочны.
  • Если говорить о других частях здания, то даже архитекторы не могли договориться, в каком стиле они выполнены.
  • В целом элементы классицизма есть, но рассеянная симметрия говорит об использовании модернистских приемов.

Внутренняя отделка

Арсений действительно оригинально подошел к оформлению интерьера. На вопрос Мазурина о стиле внутренней отделки Морозов ответил: «В целом». Поэтому каждая комната сильно отличается от другой. Зайдя в особняк, люди поняли, что его владелец экстравагантный человек. , имеющие много интересов и всевозможных увлечений:

  1. В холле дома располагался охотничий зал.Морозов любил охотиться. В этом зале было огромное количество трофеев. Его страсть к охоте отразилась даже в дизайне камина. Он украшен изображениями сокола, арбалета, лука и гончих собак. В этом доме любили животных: при жизни Морозова по особняку гуляла настоящая прирученная рысь.
  2. Холл особняка выполнен в греческом стиле.
  3. После этого большой зал в римском стиле, откуда можно пройти в будуар с огромным зеркалом.
  4. Самый гармоничный и изысканный зал в классическом стиле.
  5. Будуар жены Морозова выполнен в стиле барокко. Наверняка она очень гордилась этим помещением, но старания Арсения порадовать жену не принесли желаемого результата. Их брак не сложился: паре пришлось расстаться.

Хозяин особняка прожил в нем недолго. Смерть Арсения Морозова можно назвать нелепой. Однажды он заключил пари с друзьями, пообещав, что сможет прострелить себе ногу и не почувствовать ни капли боли благодаря помощи святого духа.Молодой человек произвел выстрел, и на его лице не было никаких признаков боли, поэтому он выиграл спор. Но из-за необработанной раны произошло заражение крови, и через три дня легкомысленный юноша ушел.

Морозов заранее завещал дом своей хозяйке Нине Коньшиной. Жена Арсения Вера Сергеевна, с которой Морозов не прожил около 6 лет, пыталась оспорить завещание, заявив, что умерший муж недееспособен, но суд счел ее доводы несостоятельными.Возлюбленный Арсений практически сразу продал имение сыну А.И. Манташев — Леон Манташев.

Дом после революции

После событий 1917 года дворец стал штаб-квартирой анархистов, тогда на него обратила внимание администрация Театра Пролеткульта. Туда переехал мобильный труп артистов. До Второй мировой войны здесь располагалось посольство Японии, в военное время — посольство Великобритании, а после окончания боевых действий — посольство Индии.С 1959 года особняк называют в Москве Домом дружбы с народами зарубежных стран. В здании проходили встречи с зарубежными деятелями.

В 2003 году была проведена капитальная реставрация и реконструкция особняка. Привезена эксклюзивная мебель из красного дерева, напоминающая предметы интерьера конца 19 века. С 2006 года это приемная правительства России. В здании проводятся мероприятия, связанные с участием Российской Федерации в международных делах, дипломатические переговоры, конференции и важные встречи.

К сожалению, это не место, чтобы заходить внутрь. , прикоснитесь к антикварным предметам интерьера и прогуляйтесь по парку рядом с усадьбой. По понятным причинам экскурсий в DDN нет. Но попасть можно по адресу Воздвиженка д. 16 и насладитесь необычным архитектурным творением. Добраться можно от метро Арбатская.

Династия Морозовых оставила Москве богатое наследие — плеяду великолепных особняков, с каждым из которых связана яркая история… или скандал. Не менее известен, чем особняк Арсения Морозова, особняк его знаменитого прадеда — Саввы Морозова на Спиридоновке, 17, который часто называют домом Морозова на Арбате. Но в отличие от описанного выше особняка он сразу получил звание одного из красивейших домов Москвы и считался образцом вкуса. Он был построен для жены Саввы Морозова — Зинаиды, как символ их любви. Особняк в неоготическом стиле был построен талантливейшим архитектором Федором Шехтелем при участии Михаила Врубеля.Сегодня здесь располагается Дом приемов МИД России. По понятным причинам этот особняк также закрыт для посещения и записаться на экскурсию там практически невозможно. Недавно возможность посетить его появилась в Ночь музеев и День исторического наследия Москвы.

А как же музей? Неужели ни в одном из особняков Морозовых нет музея? Да — в Леонтьевском переулке. Там, в бывшем особняке Сергея Морозова, раньше был Музей ремесел, а сейчас работает Музей народных промыслов.

Причудливая усадьба Арсения Мороза — настоящая гордость столицы. Здание считается одним из самых необычных и красивых.

Особняк Арсения Морозова на Воздвиженке — легкое изящное сооружение, напоминающее замок, башни которого украшены каменным кружевом и лепным декором в виде ракушек. Здание выглядит необычно, даже если сравнивать его с другими особняками эпохи модерна — времени экспериментов в архитектуре.Однако мать богатого купца Варвара Алексеевна, увидев, какой особняк «построил» для себя ее сын, назвала его дураком и сказала, что теперь «об этом узнает вся Москва».

До постройки особняка на этом месте было деревянное здание конного цирка, которое сгорело в 1892 году. Его не восстанавливали, а выставили на продажу. Варвара Морозова, чей дом находился по соседству, купила участок и вскоре передала его сыну, сделав подарок на его 25-летие.

Строительством особняка руководил друг Арсения Морозова, архитектор Виктор Мазырин, с которым они путешествовали по Европе и Португалии были очень впечатлены появлением дворца Пена в городе Синтра, построенного в 40-х годах 19-го века. век. Вернувшись в Москву, Арсений Морозов решил построить здание, напоминающее дворец, и на Московской Остоженке появился особняк, в котором архитектор и заказчик предпочли усмотреть черты двух стилей — мавританского и португальского мануэлинского стиля, который еще называют португальский ренессанс.

Не только мать критиковала вычурную структуру. Критика в газетах, оценки современников также были отрицательными: внешний вид здания считался очень эксцентричным, безвкусным, идея его строительства была глупой и пустой. Интерьер этого неомавританского замка тоже был очень эклектичным: внутри были комнаты, оформленные в рыцарском духе, стилях ампир, барокко, китайском и арабском стилях.

Арсений Морозов прожил в этом доме около десяти лет и в возрасте 35 лет умер от заражения крови после случайного ранения в ногу.Особняк унаследовала не его законная жена, а любовница Нина Коньшина, которая практически сразу продала его нефтянику Манташеву.

В революционные годы особняк стал домом для поэтов Сергея Есенина и Сергея Клычкова. С 1918 года в доме размещался Театр Пролеткульта, в его помещениях жили поэты. Режиссер Сергей Эйзенштейн поставил в особняке несколько спектаклей для этого театра. С конца 1920-х годов в здании разместился Наркомат иностранных дел — сначала он был занят самим комиссариатом, затем посольствами Японии, Великобритании и Индии.Особняк стал Домом дружбы народов. Сегодня это Дом приемов Правительства РФ и памятник архитектуры федерального значения.

«Дом дурака»: чем знаменит особняк Арсения Морозова. Дом Морозова

Династия Морозовых подарила столице множество удивительных особняков, каждый из которых связан со скандальной или романтической историей.

Династия Морозовых оставила столице роскошное наследие — более двух десятков великолепных построек.Чтобы рассказать обо всех, не хватит страниц, поэтому мы представим только самые яркие и значимые для Москвы особняки Морозовых.

Особняк в Шелапутинском переулке

Один из самых влиятельных и богатых людей своего времени, купец и меценат Савва Васильевич Морозов, начал свою жизнь крепостным крестьянином, которым продолжал оставаться, имея уже две ткацкие фабрики. Выкупив свободу за 17000 рублей, он отправился в Москву, где записался в московское купечество.

Сначала он приобрел участок с двухэтажным каменным домом и садом в Шелапутинском переулке, который позже перестроил в стиле позднего классицизма. Постепенно его владения расширяются, рядом с особняком он строит заводское здание. Вскоре на территории Морозова появятся 11 каменных построек.

Впоследствии, согласно завещанию, все это богатство перейдет к внучке Екатерине. Екатерина Абрамовна частично перестроит особняк, устроив богадельню для старообрядцев Рогожской старообрядческой общины.Также здесь находилась старообрядческая домовая церковь апостолов Петра и Павла, которая вместе с богадельней была закрыта после революции.

В этом имении в Шелапутинском переулке родились все пятеро сыновей Саввы Васильевича, разбросанные из родительского гнезда, а также перестроившие свои дома по всей Москве. На семью Морозовых работали лучшие архитекторы конца XIX — начала XX веков: Шехтель, Клейн, Чичагов, Эрихсон.

Настоящее время

В этом здании в Москве находится Государственный литературный музей … Бывший особняк Морозовых отреставрирован, и двери дома открыты для всех желающих. Адрес собственности Саввы Морозова — Шелапутинский переулок, 1.

.

Спиридоновку также украшает особняк Саввы Морозова — но не предка, а внука основателя династии. Легендарный английский готический дом окутан множеством скандальных и романтических историй. Савва Тимофеевич купил бывшую усадьбу Аксаковых в 1893 году, сравняв старую постройку с землей ради нового красивого особняка по проекту Шехтеля.

Дом на Спиридоновке — бывший особняк Зинаиды Морозовой

Усадьба, которая считается прообразом дома Булгаковской Маргариты, построена для его любимой жены Зинаиды. Кстати, история любви Морозовых действительно чем-то похожа на встречу Мастера и Маргариты, в свое время она наделала фурор. Еще в детстве, 18-летняя Зинаида, на тот момент жена Сергея Морозова, на балу познакомилась с его дядей Саввой. Любовь была настолько сильна, что ревностный старообрядец Савва Морозов перешагнул религиозные запреты ради брака с Зинаидой.Родственники (набожные старообрядцы) — развод и последующий брак воспринимали как семейный позор. Но влюбленных это не волновало. А в 1888 году они поженились, прожив вместе 17 лет.

В дизайне особняка сочетаются элементы ренессанса, ампира и рококо, фасад украшен горельефами и витражами. Над интерьером работал Михаил Врубель. После смерти мужа, в 1905 году, Зинаида продала дом со всей мебелью не менее известному предпринимателю и меценату Михаилу Рябушинскому.

Настоящее время

Бывший особняк Зинаиды Морозовой сегодня — административное здание, отданное под нужды МИД … Попасть в него можно в День музеев и День исторического наследия Москвы, когда его двери распахнуты для посетителей. . В обычные дни вход для обычных граждан туда закрыт.

Осталось только полюбоваться фасадом и сфотографировать его на сувенир. Точный адрес особняка Морозовых в этой части Москвы: ул.Спиридоновка, 17.

Музей ремесел — бывший особняк Морозовых

В районе Большой Никитской и Тверской улиц находились двухэтажные каменные палаты Автонома Головина, сподвижника Петра Великого. Впоследствии в помещении разместилась типография Анатолия Мамонтова.

Это один из самых красивых домов семьи Морозовых.

В начале ХХ века большая собственность была разделена на две части, одну из которых приобрел промышленник и коллекционер Сергей Морозов, брат того самого Саввы, о котором говорилось выше.Любитель народных промыслов, он построил здание таким, каким оно является сегодня.

Настоящее время

Старые покои перестроили под древнерусские покои и передали в дар Музею ремесел, который некоторое время существовал в особняке. Его визитной карточкой стал вестибюль с керамическим камином, выполненным по эскизам Врубеля. Сегодня в здании бывшего владения Морозовых и некогда Музея ремесел работает Музей народных промыслов .

Попасть в старинный особняк может любой желающий.Точный адрес: город Москва, Леонтьевский переулок, дом 7, корп. 1.

Чудо-замок из династии Морозовых на Воздвиженке

На Воздвиженке, почти в центре улицы, стоит причудливый особняк, построенный в конце 19 века по приказу Арсения Абрамовича Морозова, правнука основателя династии. Немногие из Морозовых избежали скандала, но Арсению удалось побить все «рекорды» своих предшественников.

Особняк Морозовых на Воздвиженке (Москва)

До особняка на этом месте находился конный цирк, который сгорел в 1892 году.Пустой участок приобрела мать Арсения, Варвара Алексеевна Морозова, в подарок сыну. Арсений Морозов в то время много путешествовал по Европе, и португалец произвел на него неизгладимое впечатление в городе недалеко от Лиссабона. Так что сюжет от матери попал на суд: наследнику не терпелось воплотить в жизнь свои архитектурные задумки.

Приступая к строительству очередного особняка из династии Морозовых, Арсений держал в голове идею усадьбы-замка, родственной португальской.Что из этого вышло?

Причудливое, эклектичное здание с богато украшенными колоннами и лепниной в форме раковин вызвало слухи по всей Москве еще до завершения строительства. Здание казалось верхом безвкусицы! А после завершения работы, в 1899 году, на владельца и его шедевр обрушился шквал злых шуток и карикатур. Даже мать Арсения, разочарованная, в душе называла сына дураком за некрасивый строй.

Но Морозов не обратил внимания на слухи, устроив в особняке грандиозные застолья.Во время одного такого запоя Арсений, чтобы доказать свою силу воли, без единого крика боли прострелил себе ногу. Через несколько дней произошло заражение крови, от которого внезапно скончался 35-летний богатый наследник (а на самом деле авантюрист и бомж). Его чудо-замок до сих пор привлекает внимание — то ли смелостью, то ли абсурдностью.

Кстати, соседний особняк с грифонами, принадлежавший матери Арсения Морозова, остался без присмотра. И незаслуженно — это один из первых проектов архитектора Клейна, впоследствии признанного выдающимся архитектором.

Настоящее время

Как попасть в это странное здание на Воздвиженке? Это сложно, потому что сегодня он используется как Дом приемов Правительства РФ … Это связано с проведением встреч G8 в Москве несколько лет назад.

Особняк Морозовых в Подсосенском переулке, 21, который вы видите на снимке, был построен в 1879 году. Известно, что с середины XVIII века городской особняк на этом месте принадлежал плавильщикам.Именно от них в 1839 году приобрел собственность Елисей Саввич Морозов. А уже его сын и наследник Викула Елисеевич в период с 1878 по 1879 год построил новый главный дом по проекту одного из самых известных на тот момент архитекторов Михаила Чичагова. .

Особняк Морозовых в Подсосенском переулке. Внешний вид

Следующий наследник, Алексей Викулович, вступивший во владение имением в 1895 году, решает перестроить дом по своему вкусу и приглашает архитектора Федора (Франца) Шехтеля для переделки интерьеров.Созданное Шехтелем внутреннее убранство особняка Морозовых в Подсосенском переулке — одна из вершин творчества архитектора, демонстрирующая его оригинальный талант и высочайший уровень мастерства. К оформлению были привлечены известный художник Михаил Врубель и молодой скульптор Сергей Коненков.

Знакомство с особняком Морозовых начнем с его внешнего вида, стиль которого можно определить как эклектичный. Главный чердак здания украшен картушем с буквой «М» (Морозовы)

.

На чердаках по бокам ангелы держат жезл, который является атрибутом богов торговли Гермеса (в Древней Греции) и Меркурия (в Древнем Риме), что понятно для главного дома городской усадьбы купцов. и производители, известные во всей Европе как «ткацкие короли» России

Династия Морозовых очень многочисленна, обычно ее представители выделяются по ветвям рода: Захаровичи, Абрамовичи, Викуловичи и Тимофеевичи.Каждый филиал имел свою мануфактуру (предприятие) в разных городах России. Итак, Викула Елисеевич, построивший этот особняк, владел Орехово-Зуевской мануфактурой. Именно на средства Викуловичей в Москве была построена Морозовская детская больница, которая до сих пор служит своему назначению.

Но вернемся к особняку Морозовых в Подсосенском переулке. Дата постройки особняка увековечена прямо под боковыми чердаками в картушах над окнами второго этажа

По углам фасада здание украшают старинные вазы и изобильные гирлянды

Главный вход выделен балконом второго этажа и фигурами мифологических атлантов, поддерживающих его

Эти скульптуры — более поздние работы Сергея Коненкова.В то время он был очень начинающим скульптором, учеником, и при оформлении этого дома не только хорошо платили, но и не ограничивали свои фантазии

Входные ворота усадьбы также выполнены в общем стиле особняка.

Давайте внимательнее посмотрим на грозные лица богов по обе стороны от ворот

В отличие от большинства других особняков Москвы, это имение мало передавалось из рук в руки: им владели Морозовы до революции 1917 года.После национализации особняк сменило множество гостей: анархисты, детский сад, научно-исследовательский институт, издательство, различные общественные организации. В безвременье 90-х здесь функционировал даже коммерческий магазин, довольно бесцеремонно оформляющий интерьеры. Сейчас здесь расположено не подразделение общества «Знание» и не общественный фонд ветеранов-военнослужащих. Вход в особняк не через парадный вход с атлантами, а через боковой, со двора, куда ведут входные ворота.В итоге мы попадаем на двухпролетную мраморную лестницу. Кессонный потолок с лепными карнизами и гризайлями наверху стен. На фресках изображены грифоны. Аналогичным образом оформлена верхняя площадка лестницы, куда выходят двери помещений второго этажа.

Фото в помещении редко бывают удачными, поэтому фотографии взяты с сайта «Дворянские усадьбы. Podmoskovnye.ru »с любезного согласия их автора. Эти изображения легко узнать по логотипу сайта в углу.Итак, с вершины лестницы через холлы мы переходим в холлы и жилые комнаты особняка. Но сами эти залы — произведение искусства: посмотрите, насколько сложен и причудлив многоярусный карниз потолка, какая изящная роспись стен

Считается, что зал украшен фресками в стиле римских вилл, поэтому мы восхищаемся помпейским стилем, столь редким в Москве

Вот фрески на стенах

Росписи пилястр и внутренней поверхности арки, отделяющей одну часть зала от другой:

Вторая часть зала имеет такой потолок с двумя рядами кессонов.

Живопись внутри кессонов

Ценно то, что здесь сохранился не только потолок, но и декор вертикального стенового пространства

Очень элегантный декор стеновых панелей и дверных групп холла

Насколько я понимаю, архитектор М. Чичагов является автором интерьеров второго этажа. Не знаю, спроектировал ли он ту версию залов, которую мы видим, но я уверен, что следующие комнаты на втором этаже сохранили свое убранство.Сначала мы войдем в синюю танцевальную гостиную

.

Здесь также отреставрировали потолок и стены, но, поскольку здание используется как административное здание, помещения обставлены современной офисной мебелью. Не будем на это обращать внимание, рассмотрим лепнину потолка и дверных порталов

.

Оформление дверного портала танцевального зала особняка Морозовых в Подсосенском переулке

Впечатляющий потолочный светильник для люстры (люстра современная, не показываю)

В танцевальной комнате сохранился мраморный камин

Вверху зеркало с очень пышным лепным платьем.

В такую ​​музыкальную гостиную ведут другие двери из холла.

Объемные изображения на стеновых панно говорят о музыкальном предназначении помещения.

Эффектный лепной потолок и стены

Лепнина занимает все пространство потолка, поэтому плафон для светильника становится его частью

Далее экскурсантам показывают помещения первого этажа, спроектированные Ф.О. Шехтель. Во-первых, это парадный вестибюль (помните парадный вход с атлантами и балконом вместо козырька?). Решено в египетском стиле

г.

Очень яркие, насыщенные цвета. Необычные изображения крылатых змей

Причудливое сочетание в одном объекте стилизованных лотосов и пятиконечных звезд

И, наконец, визитная карточка этого особняка, одно из лучших творений Ф.О. Шехтель — двухэтажный офис собственника

А вот вид в обратном направлении на входную арку

Шкаф выполнен в излюбленном готическом стиле архитектора, полностью отделан дорогим темным деревом

Лестница, украшенная изысканной резьбой, ведущая на второй этаж, словно впадает в нижнюю комнату

Гном или старик сидит у подножия лестницы

У его ног — открытая книга с надписью на латыни «Жизнь коротка, искусство вечно»

Мне этот старик не казался добрым, крючковатый нос и выдающийся зуб не внушали доверия

Необычный образ лестницы, которая сама по себе является произведением искусства, дополняет дракон, сидящий на шесте наверху лестницы

Обратите внимание, что даже столб, на котором сидит дракон, кажется покрытым чешуей.А фантазия рисунка и великолепная деревянная резьба лестницы вообще запредельны.

На первом этаже по-прежнему красив камин, полку которого поддерживают горгульи.

Интересно посмотреть на этих монстров с разных сторон, кажется, у них разное выражение лиц (я написал и подумал: может, у них морды? Ну, это скорее лица 😉

В верхней части камина находятся две маски горгульи и четыре неповторяющихся резных головы.

Сохранились часы в виде готической башни и стула, похожего на трон, с резной готической вершиной спинки.

Попробуем отвлечься от волшебства первого этажа и взглянуть на потолок, украшенный резьбой и росписью

На втором уровне оконные проемы заполнены витражами, которые заглушают яркий уличный свет и создают полумрак в офисе

Также на уровне второго этажа деревянные панели кабинета украшают большие живописные панно, созданные Михаилом Врубелем на тему «Фауста» Гете.Слева — панно «Мефистофель и ученик», справа — «Полет Мефистофеля» (все оригиналы хранятся в ГТГ)

Если подняться по лестнице, то по бокам ниши на промежуточной площадке будут еще две узкие вертикальные панели кисти Врубеля: «Фауст» …

… и «Маргарита» (это изображение Врубель написал от жены)

Сама ниша на промежуточной площадке лестницы напоминает времена рыцарей и королев

Вот такие причудливые шишки лопуха заканчиваются столбы лестницы.

В библиотеку ведет лестница, вход в нее оформлен аркой в ​​виде стрелы

Библиотека, хотя и является частью шкафа, выполнена в другом варианте готического стиля. Здесь более светлое дерево, к тому же это угловая комната, и здесь больше окон и света. На следующей панораме библиотеки, помимо шкафов, вы видите дверь в соседнюю комнату на втором этаже, с остроконечной аркой и накладными фигурными петлями

Обратите внимание, что на фото электрическое освещение и фотовспышка искажают естественный оттенок дерева, делая его желтым и вульгарным.На самом деле, я помню текстуру дерева библиотеки такой мягкой и благородной. На снимках без вспышки цветопередача ближе к реальности. Сам потолок достоин внимания и восхищения.

По всему периметру библиотеки, в верхней части стен под потолком, расположен расписной фриз на сюжет поэмы Гете о лисе Райнеке. В этом стихотворении в образах животных выводятся различные типы общества средневековой Германии (примерно как в баснях Крылова)

Скорее всего, неоднократное обращение к творчеству Гете в проекте особняка Морозовых в Подсосенском переулке: архитектор не просто создал интерьер, а выразил некую идею, какое-то отношение в соответствии с намерениями и пожеланиями клиент.Заполнение пространства изображениями и символами должно было облегчить раскрытие этой идеи, создать определенное настроение у хозяина и / или посетителей, вызвать ассоциации и воспоминания.

Интересно сравнить офисы владельцев в этом и другом моем любимом особняке -. Насколько кабинет Рябушинского — островок делового человека в доме-прототипе мирового порядка, то и кабинет А.В. Морозов показывает нам творческую личность, полностью посвятившую себя коллекционированию произведений искусства

.

Стены обставлены дубовыми книжными шкафами, специально созданными для этого помещения.Обратите внимание, что верхняя часть шкафов выполнена в виде крыши средневекового европейского дома: с черепицей и башенками

.

Здесь все продумано и предельно функционально: в шкафах есть выдвижные полки для удобства работы с литографиями и тяжелыми фолиантами. Ведь заказчик Алексей Викулович Морозов коллекционировал старинные иконы, гравюры, фарфор, хрусталь, стекло, а также изделия ручной работы. Для хранения и демонстрации своей обширной коллекции А.В. Морозов в 1914 году пристроил к особняку новое здание из трех комнат.А эти застекленные шкафы-купе использовались хозяином для фарфоровых витрин. Что ж, посмотрите на резное дерево — его просто хочется потрогать, проведите рукой по этим изгибам

В целом резьба по дереву во всем офисе — это просто песня песен, восхитительный результат необузданной фантазии, изысканного вкуса и виртуозного воплощения. Вот и украшенная таким элементом входная арка, назначение которой я не знаю, но готов любоваться бесконечно

Особо хочу обратить ваше внимание на высочайшее мастерство: вот как раз тот случай, когда ремесло достигает вершин искусства.При рассмотрении резьбы рабочего кабинета и гостиной невольно вспоминаются строки О. Мандельштама:

… красота не прихоть полубога,

И хищный глаз простого плотника.

Итак, вся мебель была изготовлена ​​на фабрике Павла Шмидта, который был женат на сестре владельца, Алексее Морозове. Мебельная фабрика П. Шмидта имела титул Поставщика Двора Его Императорского Величества.

В центре библиотеки — шестиугольный стол, выполненный по проекту Ф.Шехтель

Изначально каждая вторая ячейка этого шестиугольника была витриной, где экспонировались ценные раритеты из коллекции, складывавшейся на протяжении трех поколений семьи Морозовых. А для изучения фолиантов и гравюр использовались промежутки в виде таблиц, расположенные между витринами. Вот посмотрите на фотографию столетней давности, как она была задумана и изначально реализована. Обратите внимание на лампы: центральную над столом и отдельные лампы над каждым рабочим местом.Ведь светильники особняка не сохранились до наших дней, и Ф. Шехтель комплексно спроектировал интерьеры и проработал все мелкие детали, вплоть до дверных ручек и вентиляционных решеток.

Кроме того, этот стол помогает обеспечить освещение гостиной под библиотекой. Я не совсем помню, раздвигаются ли ячейки стола или убирается шестиугольник в центре стола, но каким-то образом доступ к лампочкам, расположенным в полу под столом и освещающим нижнюю гостиную, как построенный -в потолочных светильниках предусмотрены.Теперь мы отправимся туда и вы увидите, как организовано освещение гостиной. Из библиотеки нельзя пройти прямо в гостиную, расположенную под ней, нужно вернуться по лестнице с гномом на первый этаж офиса и через эти двери попасть в гостиную рокайль. Обратите внимание, со стороны шкафа двери выполнены в готическом стиле …

… а изнутри эти двери уже выполнены в стиле рококо, как и сама гостиная

Как я уже говорил, архитектор стилизовал интерьер до мелочей.Так декорируются дверные ручки и замочные скважины изнутри.

Ну и сами двери. Кажется, здесь используется несколько пород дерева, например, маркетри. И, конечно же, высшее искусство резчика

.

Дверной проем изнутри чем-то напоминает павлина с гигантским хвостом, что, впрочем, очень соответствует стилю и духу рококо

Гостиная в скале небольшая, сложно сделать панорамный снимок, а туристы толпятся, спешат все осмотреть и запечатлеть, поэтому общего снимка гостиной ни на своем сайте, ни в Интернете я не нашла. .Мы рассмотрим это по частям. Вот самый общий вид

Стены украшены французскими гобеленами, цветочная и изысканная тематика которых в сочетании с нежными пастельными оттенками очень хорошо сочетается с общим стилем помещения. Из-за этих гобеленов комнату еще называют гобеленовой гостиной.

Считается, что из-за того, что гобелены вредят яркому свету, здесь через матовое остекление потолка было сделано приглушенное центральное освещение.Для обслуживания этого освещения использовался шестигранный стол наверху в библиотеке. Так выглядит потолочный светильник при выключенной люстре (никаких подвесных светильников проектом не предусматривалось, люстра — дело рук последующих обитателей особняка)

Вот потолочный светильник рокайль для гостиной с люстрой на

В очередной раз восхищаюсь поразительным талантом архитектора: стиль рококо предполагает большую декоративную нагрузку, но стилизация Шехтеля настолько утонченная и изящная, что у зрителя не возникает ощущения чрезмерности и тяжести, все гармонично, но в то же время роскошный, игривый и удобный.Мяч здесь управляется завитком, изящной изогнутой линией, как и положено в интерьерах в стиле рококо. Потолок гостиной украшен позолоченной резьбой

.

В двух противоположных углах гостиной рокай расположены зеркала, которые визуально увеличивают пространство за счет множественных отражений. Но как это оригинально! Зеркальный эркер с диваном оформлен в углу

.

Эркер производит впечатление драгоценной игрушки, сказочный и волшебный уголок

Здесь также угадываются сказочные птицы.

А напротив зеркального эркера зеркало над яшмовым камином

Массив яшмы внушает трепет своей мощью и природной красотой

Здесь даже решетки отопления и вентиляции — произведение искусства.

Вот, пожалуй, все в кабинете и гостиной в стиле рокай, эти две жемчужины особняка Морозовых в Подсосенском переулке. Туристам показывают еще две комнаты на первом этаже, недавно отреставрированные.Собственно, там остался только потолок. Назначение помещения точно не известно. Первая комната представлена ​​как мужская или мужская гостиная. Вот кессонный потолок из дерева с очень необычным декором, напоминающим шахматные фигуры

.

В этом кабинете сохранилась деревянная обшивка стен, но совершенно обычная. Помещение напротив, судя по убранству, — это женская, а точнее — девичья гостиная. Убедитесь сами

Здесь нанесена лепнина

Букеты и гирлянды очень нежных цветов и оттенков

И в заключение обо всей усадьбе в целом.Во дворе особняка стоит дом, кардинально перестроенный и надстроенный в три этажа. Считается, что часть его подвалов и первый этаж остались от первого хозяина — купца Плавильщикова. К дому пристроили зимний сад по проекту Ф. Шехтеля. Он не сохранился до наших дней даже на изображениях, но некоторые его следы все еще видны. На фото ниже кирпичный забор с железным забором сверху показывает периметр зимнего сада. Арка, следы которой видны на фасаде, скорее всего, задала форму свода.Фото не очень четкое, но среднее окно — это дверь. Теперь он ведет буквально в никуда, а раньше от него спускалась лестница в зимний сад. Саму арку украшали скульптурные изображения М. Врубеля.

Еще по проекту Ф. Шехтеля в недрах усадьбы была возведена старообрядческая купольная часовня, которая также не сохранилась. Все Морозовы принадлежали к старообрядцам и строго придерживались дореформенных обычаев. Итак, мужчины Морозовых наверняка носили густую бороду.Вот они, представители 4 ветвей семьи Морозовых: Абрам Абрамович, Тимофей Саввич, Василий Захарович, Викула Елисеевич

.

В благодарную память хозяевам особняка Морозовых в Подсосенском переулке необходимо сказать, что после революции 1917 года А.В. Морозов за границу не уезжал, но оставался хранителем национализированных сокровищ. Ему даже удалось на короткое время открыть музей в своем бывшем особняке, но затем самую уникальную коллекцию продали в музеи.Представьте, какая это была коллекция, если даже после потерь, понесенных в революционные годы, ее предметы попали в Оружейную палату, Исторический музей, Третьяковскую галерею, нынешний ГМИИ им. А.С. Пушкина и другие музеи! Уникальный фарфор в основном попал в музей в Кусково. Вот портрет В. Серова этого неординарного человека, коллекционера, который в том числе собрал лучшие коллекции фарфора и икон, которые когда-либо существовали в России

На Воздвиженке стоит один из самых необычных домов Москвы — замысловатый особняк знатного московского купца Арсения Морозова … Сейчас дом считается памятником архитектуры федерального значения, но мало кто знает, что москвичи смогли оценить его только к началу 2000-х годов. Современники единодушно окрестили особняк «домом дурака».

Изысканный «домик с ракушками» — единственное, чем прославился Арсений Морозов. Представитель дворянского рода и миллионер не принимали участия в семейном текстильном производстве, не разделяли интереса братьев к искусству, не отмечались на службе и не участвовали в благотворительности.Единственным увлечением Морозова были путешествия. В одном из них, в 1894 году на Всемирной выставке, которая в то время проходила в Антверпене, купец подружился с архитектором Виктором Мазыриным , открыто интересовавшимся эзотерикой. Мазырин принял участие в мероприятии в качестве архитектора и проектировщика российского павильона. Мазырин сразу принял заказ Морозова на строительство особняка, но конкретных пожеланий у будущего заказчика не было.

В поисках вдохновения Морозов и Мозырин отправились в совместное путешествие по Европе, выбрав южное побережье.Подходящий дом нашелся в португальском городе Синтра: молодому промышленнику понравился дворец Пена, построенный во второй половине 19 века немецким архитектором Людвигом фон Эшвеге для местного принца — Фернана II.

Строительство оригинального замка, намного большего московского прототипа, затянулось на несколько десятилетий, вплоть до смерти князя в 1885 году. По иронии судьбы, в том же году собственность семьи Морозовых переходит к участку на Воздвиженке, который раньше был принадлежат князьям Долгоруким.Имущество купила мама Арсения Варвара Морозова , чтобы построить себе дом. Проект первого особняка для купеческой жены с флигелем и сторожкой реализовал архитектор Роман Клейн. В главном двухэтажном корпусе было 23 комнаты, еще 19 находились в подвале, а приемный зал вмещал до 300 человек. Классическая усадьба сохранилась до наших дней — речь идет о четырнадцатом доме по Воздвиженке, который заметно контрастирует с шестнадцатым.

10 лет спустя, в 1895 году, Морозова купила землю у своего соседа, баварского предпринимателя Карла Маркуса Гуинне. С 1868 года здесь располагается его конный цирк, который в 1892 году при невыясненных обстоятельствах сгорел. Через два года после сделки, в 1897 году, землю передали самому Арсению Морозову — участок стал подарком к очередному дню рождения. Строительство начинается. Считается, что первый камень в дом был заложен Лидия Мозырина — балерина и старшая дочь архитектора.Строительство было завершено в рекордные сроки — к концу 1899 года здание было готово.

При строительстве замка Синтрского дворца немец Эшвеге не ограничился одним стилем — в здании прослеживаются черты мануэлинского, готического, ренессансного, мавританского и восточного стилей. Мозырин пошел по тому же пути. Стиль дома на Воздвиженке архитекторы называют псевдомавританским. Дом украшен характерными колоннами и башнями, но интерьер и экстерьер заимствованы из других направлений.Ракушки на фасаде Мозырина, видимо, позаимствованы у главной достопримечательности испанского города Саламанка — знаменитого Casa de las Conchas, дома с ракушками в готическом стиле. Да и мозаика двора выглядит довольно старинной. Все фасады дома оплетены реалистичными веревками, местами завязаны узлами.

Символы должны были приносить счастье хозяину дома, но они так и не сработали.

Еще до окончания работ на особняк и его хозяина обрушились насмешки.Сам Арсений рассказал друзьям о бурной реакции своей матери, процитировав ее слова: «Раньше я один знал, что ты дурак, а теперь об этом узнает вся Москва». Негативно высказались и известные городские меценаты братья Морозовы. Сам Арсений отшутился: «Мой дом будет стоять вечно, а с вашими картинами неизвестно, что еще будет». Критиков вне семьи было достаточно. Известный исследователь Москвы Владимир Гиляровский вспоминал эпиграмму, которую после появления замка сочинил молодой актер Михаил Садовский: «Этот замок заставляет меня много думать, / И мне было страшно жалко прошлого./ Там, где раньше царил вольный русский ум, / Там сейчас царит фабричная изобретательность ». В романе Льва Толстого« Воскресение »один из диалогов Нехлюдова с извозчиком посвящен особняку Морозовых, который подчеркивает колоссальные размеры и несочетаемость здания. строящееся здание.

Дом на Воздвиженке прославился роскошными банкетами. Собрать московскую элиту удалось без труда — двоюродный дедушка хозяина дома, заядлый театрал Савва Морозов , привел к племяннику многих своих друзей, в частности — Максим Горький … Арсений Морозов прожил в своем доме до своей смерти в 1908 году. Купец погиб после нелепой аварии в Твери, городе, где располагалась одна из семейных фабрик: он выстрелил себе в ногу, сказав друзьям, что не почувствует себя боль благодаря силе духа, развившейся благодаря эзотерическим приемам Мазырина. Получив ранение, Морозов особо не хмурился. Но сапог и сильное кровотечение спровоцировали гангрену и заражение крови. После его смерти выяснилось, что по условиям оставленного завещания его законная жена Варвара и дочь Ирина ничего не получили от нажитого имущества.Управляющей 4 млн рублей капитала и особняком на Воздвиженке стоимостью еще 3 млн рублей стала Нина Коньшина — дама полмира, с которой Морозов живет последние несколько лет. На наследницу подали в суд: родственникам удалось отсудить часть денег и имущества, но хозяйка промышленника жила в самом доме до революции 1917 года.

Во время революции в здании располагалась штаб-квартира анархистской партии. С 1918 по 1928 год дом находился в распоряжении первого рабочего театра Пролеткульта.В этот период здесь постоянно проживают Всеволод Мейерхольд, Владимир Маяковский, Сергей Эйзенштейн и Сергей Есенин … Последний даже жил здесь несколько месяцев, поселившись на чердаке у сотрудника конторы — поэта Сергея Клычкова, адаптировавшего бывший санузел для жилья. Но постановка оказалась сложной: современники вспоминали, что спектакли ставились прямо в приемном зале, где пространство было оборудовано амфитеатром. После театралов дом на Воздвиженке передали Наркомату иностранных дел.Здесь поочередно располагались посольства Японии, Индии и редакция британской газеты British Ally. С 1950-х годов здесь располагается Союз советских обществ дружбы и культурной связи с народами зарубежных стран. В начале 2000-х здание было передано федеральным властям и подверглось реставрации; В 2006 году здесь открылась приемная правительства России.

Подробнее об истории столичной архитектуры>>

Невозможно пройти мимо этого чудесного особняка, не удивившись и не восхитившись.И еще раз — особняк Арсения Морозова на Воздвиженке, но теперь обратим внимание на детали. А их очень много. На заглавном фото изображена изящная каменная виноградная лоза, которая повторяет стену португальского замка, увитую виноградом. Я не хотел писать ни слова об этом чудесном здании, о нем все уже было сказано, но я узнал то, о чем раньше не знал.

Оказывается, у этого затейливого особняка был вполне конкретный пример.Это дворец Пена (Palácio Nacional da Pena) в Португалии, расположенный на высокой скале над городом Синтра, в фантастическом псевдосредневековом стиле. Строительство организовал принц Фердинанд Саксен-Кобург-Готский, супруг королевы Португалии Марии II. Он вложил огромные деньги в этот проект, и работа продолжалась до его смерти в 1885 году. Здание, построенное в середине 19 века, сочетало в себе элементы мавританской средневековой архитектуры и мануэлино, португальского национального стиля, популярного в 15-х гг. 16 века.Именно этот дворец Пена в начале 1890-х годов вдохновил российского миллионера Арсения Абрамовича Морозова и архитектора Виктора Александровича Мазырина построить особняк на Воздвиженке. Все началось с того, что Арсений Морозов получил в подарок участок в центре Москвы.


Дворец Пена в Синтре

Мать Арсения, Варвара Алексеевна, происходила из купеческой семьи Хлудовых, владевших одной из первых в России бумажных фабрик, оснащенных паровыми машинами. Его отец, Абрам Абрамович (двоюродный брат известного мецената Саввы Морозова), был владельцем Тверской мануфактуры.После его смерти управление предприятием перешло в руки его жены — женщины умной, хваткой и красивой. Именно она решила подарить к 25-летию своего незадачливого сына, гуляк и кутежа Арсения земельный участок на Воздвиженке.


Константин Маковский. Портрет В.А. Морозовой, 1874 г.

Арсений обратился к своему другу архитектору и великому оригиналу Виктору Мазырину, с которым познакомился на всемирной выставке в Антверпене. И он пригласил Морозова вместе путешествовать по Европе в поисках прототипа дома.По возвращении в Москву Арсению Морозову пришла в голову идея построить себе дом-замок, в общих чертах повторив стиль дворца Пена.


Архитектор Виктор Мозырина (на фото слева) и миллионер Арсений Морозов

Особняк был построен быстро, за четыре года, беспрецедентный для того времени срок.

1. Теперь деревья выросли, а чугунный забор продублирован непрозрачными щитами, что, конечно же, мешает обзору особняка.Тем не менее, некоторые детали дизайна можно уловить.

2. В особняке Морозовых мавританский стиль наиболее ярко проявляется в оформлении парадного входа, а также двух башен, расположенных по обе стороны от главного входа. Дверной проем украшен завязанными морскими узлами корабельными канатами — символ удачи в Португалии, главный вход выполнен в виде подковы — символа удачи в России, а над ним изображен дракон в цепях, восточный символ. удачи.

4.По обе стороны от главного входа расположены две романтические башни с кружевной мансардой и решетчатым балконом.

7. В отделке стен использованы живописные детали декора — ракушки, канаты, подковообразные и стрельчатые оконные проемы.

17. В остальной части этого здания архитектура эклектичная.Например, некоторые оконные проемы украшены классическими колоннами,

18. Общая асимметричная структура особняка более характерна для модерна.

19. Самому Морозову особняк не принес удачи. Ему удалось прожить в нем всего девять лет. В 1908 году Арсений выстрелил себе в ногу из пистолета на пари одного из пьяниц. Я хотел доказать, что человек может выдержать любую боль. Спорили за коньяк. Морозов не кричал после выстрела и выиграл спор, но после этого не пошел к врачу, а продолжил пить.Через три дня миллионер Арсений Морозов в возрасте 35 лет скончался от заражения крови. С его смертью скандальная слава особняка не закончилась. Дом Морозовых остался не жене и детям, а его хозяйке Нине Александровне Коншиной.

После революции особняк Арсения Морозова неоднократно менял владельцев. С 1918 по 1928 год в нем располагался Пролеткульт и его театр, с 1928 по 1940 год — резиденция японского посла, с 1941 по 1945 год — редакция британской газеты «Британский союзник», с 1952 по 1954 год — посольство Индийская Республика.Почти полвека в особняке Морозовых размещался Дом дружбы с народами зарубежных стран, открытый 31 марта 1959 года. Тогда здесь проходили показы зарубежных фильмов, встречи и пресс-конференции с зарубежными художниками, фотовыставки и даже концерты. Последний раз я был в Доме дружбы в самом конце прошлого века. Дом приемов правительства РФ открылся 16 января 2006 года, и сейчас особняк закрыт для москвичей и гостей столицы.

«http://galik-123.livejournal.com/145127.html»


Всего 16 фото

Этот удивительный дворец Морозовых находится в Большом Трёхсвятительском переулке (дом 1-3, корпус 1). Просто так, праздно, вы не наткнетесь на него на бесчисленных улицах Белого города старой Москвы. Этот особняк, по сути, является неотъемлемой частью знаменитого (и не очень) на Ивановской горке. Возможно, было бы правильно объединить историю особняка с историей Морозовского сада в одной публикации, но поразмыслив, я пришел к выводу, что особняк лучше выделить в отдельный материал, чтобы не мешать. перегружать историю Морозовского сада как общественного места, по сути, частной собственностью на этот земельный участок, что позволило нынешнему владельцу распорядиться нашей историей на время по своему усмотрению.Таким образом, мы получим историю особняка со всеми подробными историческими расчетами, пристрастиями и разборками нынешнего владельца с общественностью и Правительством Москвы. И Морозовский сад станет для нас именно тем местом, чудом уцелевшей жемчужиной, где можно отдохнуть и расслабиться, что находится среди густых (двухэтажных и выше) каменных джунглей Старой Москвы, что мы и сделаем в следующий пост.

В середине 18 века городская усадьба принадлежала лейтенанту Нарбекову.В 1772 году владение, где находится Морозовский сад, принадлежало князю Сергею (Сербану) Кантемиру, сыну молдавского правителя Дмитрия Кантемира. В 1775 году именно он продал Екатерине Второй свое имение Черная Грязь, которое было переименовано в Царицыно. Один из последующих хозяев усадьбы бригадир Д.Н.Лопухина основал в усадьбе, сохранившуюся до наших дней, частную школу. Там учился Андрей Дельвиг, брат поэтов Александра и Антона Дельвигов, военный инженер, будущий строитель Московского водопровода, министр и сенатор.

В 1855 году дом купил Василий Александрович Кокорев, «откупчицкий царь», разбогатевший на питейных хозяйствах. Один из основателей российской нефтяной отрасли, основатель нескольких крупных страховых и торговых компаний. Кокорев был одним из самых ярких представителей экономического славянофильства и призывал «перестать искать экономические основы вне отечества» (разве это сегодня не актуально!?). В этих идеях органично выросли славянофильские идеи возрождения русской национальной культуры, которые он воплотил в коллекционировании картин русских мастеров, предметов народного творчества и быта.Кокорев выступал меценатом, поддерживая талантливых русских художников и художников.
02.

В.А. Кокорев «великолепно» перестроил усадьбу в 1860-х годах по проекту архитектора И.Д. Черника. 22 января 1862 года в доме открылась Кокоревская картинная галерея. В центральном зале первого этажа располагался знаменитый тогда ресторан «Тиволи» с зимним и летним садами, а летом — «бельведер» с прекрасным видом на Москву.»

Вид на Кремль со смотровой площадки Морозовский особняк. 1850-е.
03.

Сад перед домом, который тогда назывался Кокоревским, был открыт для посещения. Галерея просуществовала всего три года, финансовые дела Кокорева пошатнулись, а дом с земельной собственностью был продан в 1889 году — особняк перешел к Тимофею Саввичу и Марии Федоровне Морозовым, родителям известного мецената Саввы Морозова.Здесь прошли детские годы Саввы Морозова.

Особняк был немедленно перестроен в 1898 году архитектором П.А. Дриттенпрейс в русском стиле.
04.

Сергей Тимофеевич Морозов также принимал участие в оформлении экстерьера и интерьеров дворца, у которого даже была собственная художественная мастерская, переоборудованная из оранжереи. S.T. Осенью 1889 года Морозов передал Левитану в пользование эту мастерскую, где он работал и жил лично. Он сохранился в глубине двора особняка и отмечен мемориальной доской.Здесь Левитан написал почти все свои лучшие картины, именно в этом небольшом доме он прославился — тот самый Левитан, пейзажами которого восхищаются и по сей день.
05.

В одном из помещений верхнего этажа особняка устроили старообрядческую домашнюю церковь. Частыми гостями дома Морозовых были Третьяков, Шаляпин, Чехов, Тимирязев, Валентин Серов, Коровин, Остроухов, Васнецов. В 1889 г. Мария Федоровна, сильно пережившая своего мужа, обладательницу 30-миллионного состояния, оставалась хозяйкой дома до 1911 года.В 1911 году М.Ф. Морозова умерла, после чего стоимость жилья была оценена по адресу Большой Трехсвятительский, 1. Она достигла 234,7 тысячи рублей — это было одно из самых дорогих домовладений в Москве. Для сравнения, три дома П.М. Рябушинский (в том числе тот, где сейчас музей Горького — на Малой Никитской) стоил всего 167 тысяч рублей.
06.

Летом 1918 года штаб левых эсеров (левых эсеров) переехал в бывшую усадьбу Морозовых.7 июля 1918 года в результате взрыва бомбы, брошенной левым эсером Яковом Блюмкиным, погиб посол Германии в Москве граф В. Мирбах. Убийство стало сигналом к ​​началу восстания левых эсеров против большевиков. В доме находился отряд под командованием эсера Попова. Отряд насчитывал 800 человек, 8 орудий, 2 броневика и десяток пулеметов. Они заняли Трехсвятительский переулок, телефонную станцию ​​(на внешней стороне Покровского бульвара) и телеграф, обстреляли Кремль из пушек и отправили телеграммы с призывами к восстанию.Именно здесь скрывался убийца немецкого посла Мирбаха Яков Блюмкин. Когда Феликс Дзержинский приехал сюда, чтобы арестовать его, он сам был взят под стражу по приказу Попова.

Подавлением восстания руководил лично В.И. Ленина. Были арестованы члены фракции левых эсеров ВЦИК и прошедшего в те дни 5-го Всероссийского съезда Советов, латвийская стрелковая дивизия под командованием И.И. был брошен против штаба эсеров в районе Трехсвятительского переулка.Вацетис. К двум часам дня 7 июля мятеж был подавлен.

07.

С 1920-х по 2001 год в бывшем дворце располагался детский сад санаторного типа. Сад был открыт 24 часа в сутки, был довольно ухоженным и очень понравился местным жителям. Зимой это было самое популярное место для катания на санках по горам.
08.

Все изменилось, когда в 2001 году особняк Морозовских был передан инвестору — строительной компании ООО «ПС Интерстрой», получившей право на его реконструкцию и благоустройство сада.Помимо компании-инвестора, в особняке Морозовых была зарегистрирована еще одна, более известная коммерческая организация — ООО «Южно-Уральская промышленная компания». С появлением в доме частника Морозовский сад был фактически приватизирован без всяких юридических оснований и закрыт под предлогом проведения благоустройства.
09.

Весной 2002 г., когда сюда приехали реставраторы для ремонта сохранившихся ценных элементов здания, интерьеры мемориала были уже полностью разрушены, часть внутренних стен снесена, чугунные галереи и Роскошная чугунная лестница была разобрана (1861 г.), белокаменный портал вестибюля разрушен, а под садом построен подземный паркинг на 38 машиномест.Теперь внутри дома от античности остались только своды нижнего этажа и остатки наличников в стиле барокко, спрятанные под слоем штукатурки. Планировалось оставить парк доступной городской площадью, ее закрыли и наполовину вырезали.

В результате обещанного инвестором «благоустройства» Морозовский сад полностью реконструирован во «новорусском» вкусе. Линия забора существенно огрублена. Сам забор поставлен. Были проложены оба ранее существовавших угловых входа в сад с лестницей, а вместо них в перестроенном заборе сделали небольшую калитку с решеткой, запирающейся на замок.Была разрушена белокаменная лестница, соединяющая садовые террасы. Сами террасы подпирали грубые стены из черных бетонных блоков. Широкие проспекты по сторонам сада были сужены и вымощены. Особенно огорчили сад выкрашенные в черный цвет вытяжные колпаки, появившиеся над подземным паркингом.
10.

Унылое впечатление производит «кладбищенская конструкция» нижней части сада, покрытая тесным лабиринтом из полированных гранитных бордюров, клумб и клумб, «изящно» обрамленных тем же черным. блоки.Не остается места ни для скамеек, ни даже для полноценных прогулок. Сад перенасыщен совершенно чуждыми русской садоводческой традиции растениями, такими как туя.
11.

В целом Морозовский сад приобрел общий темный, мрачный цвет, он сильно затенен, из него вышло солнце. Таким образом, наиболее серьезный ущерб нанесен объекту культурного наследия регионального значения, памятнику садово-парковой архитектуры.
12.

Жители района неоднократно обращались к властям с просьбой вернуть Морозовский сад в общественное пользование.В декабре 2010 года была создана инициативная группа «Морозовский сад», которой удалось восстановить открытый доступ в сад. В марте 2011 года вышло соответствующее распоряжение префекта ЦАО об открытии для горожан Морозовского сада.
13.

В настоящее время ворота, несмотря на недовольство хозяина особняка, днем ​​не запираются, но остаются закрытыми, так что прохожий вряд ли догадается, что вход вообще есть.Верхняя терраса сада, прилегающая к особняку, пока недоступна — оттуда охрана преследует тех немногих, кто забрел в сад, ссылаясь на указание хозяина …
14. Обслуживает здание ПС «Интерстрой» под. контроль зятя Сардарова.

Не хотелось бы заканчивать историю «Особняка Морозова» информацией о наших миллиардерах, поэтому предлагаю перейти к менее информативным, но более красочным, с моей точки зрения, материалам, где главное — красота и Мир — к посту про Морозовский сад (сейчас материал в разработке)…

Источники:

Убитая Москва: Морозовский сад. Совместный проект ИА REX и ОД Архнадзор «Убитая Москва». ИА Рекс портал.
Особняк Морозовых. Татьяна Смирнова. Портал «Знай Москву».

Форум портала mosday.ru
Википедия

Усадьба Горки и ее собрание

«Та же знакомая картина мира и покоя:
Высокие деревья с шепчущимися ветвями у плотины,
Озеро перед домом, сад на территории,
Ручей и лиственная роща с древними курганами.”

Петр Вяземский

Одно из старейших имений под Москвой, Горки впервые упоминается в источнике XVI века. История поместья долгая и разнообразная, включая периоды как процветающего роста, так и упадка и застоя. В одни годы возводились новые красивые здания и появлялись зеленые парки, в другие — дом приходил в упадок, лужайки заросли сорняками, а территория продавалась отдыхающим.Первоначально родовое имение Спасителей, Горки позже могло похвастаться целой вереницей богатых владельцев из таких семей, как Наумовы, Белосельские, Бутурлины, Бекетовы, Дурасовы и Лопухиные.

Хотя эти строки известного поэта были написаны в его любимой деревне Остафьево, они могли в равной степени относиться к старинной усадьбе Горки под Москвой. Долгие годы Горки были известны как в СССР, так и за рубежом как дом, в котором Владимир Ленин провел последние годы своей жизни. Однако недавнее возрождение интереса к старинным русским усадьбам позволило энтузиастам заново открыть для себя Горки как напоминание о давно минувших днях — очаровательную гавань, пропитанную атмосферой старой русской жизни.Горки, более удачливые, чем большинство русских усадеб, избежали разграбления и разрушения, которые разрушили многие подобные дома после революции. Размещенные здесь произведения искусства сохранились в первозданном виде, архитектура не испортилась из-за добавления современных пристроек, а старый парк избежал вырубки лесов. Сегодня Горки остаются впечатляющим архитектурным комплексом с хорошо сохранившейся территорией и уникальной коллекцией из произведений искусства.


Усадьба Горки

В 1824 году имение приобрел генерал-лейтенант Александр Писарев — сенатор, попечитель Московского университета и литератор.Известный государственный и общественный деятель, Писарев участвовал в Отечественной войне 1812 года против Наполеона. Здания и парк в Горках, типичные для средней усадьбы первой половины XIX века, были созданы Писаревым и сохранились до наших дней. Построенный в классическом стиле, дом с двумя хозяйственными постройками занимал выгодное положение на высоком берегу лесной реки Туровки, притока Пахры. С близлежащей дороги Кашира открывается великолепный вид на усадьбу. Парк в Горках делится на две части из-за местного ландшафта.Нижний парк спускается по пологому берегу реки, крутой и живописный, в то время как верхняя часть, расположенная за домом, представляет собой более правильный, традиционный вид.

Вкладывая много сил и денег в развитие этого прекрасного места, Александр Писарев с удовольствием посещал Горки. Он часто приходил с долгими визитами, часто приглашал друзей, которых у него было много. Он гордился местом, где «и сердца, и двери были поистине распахнуты» [1]

Со второй половины XIX века Горки принадлежали уже не дворянам, а купцам.Среди его владельцев были члены известных купеческих семей, таких как Сушкины, Прокофьевы, Шибаевы и Герасимовы. Братья Герасимовы приобрели усадьбу в начале 20 века. В соответствии с тогдашней тенденцией к коммерческому использованию земли и собственности, владельцы решили разделить парк на участки. Благодаря их усилиям на ближайшей железной дороге открылась новая станция. (Маршрут, соединяющий Рязань с Уралом. Расположенная в трех милях от усадьбы станция получила название Герасимовка.Естественно, улучшенный доступ увеличил спрос на земельные участки в этом районе, и братья смогли продать и сдать в аренду большую часть земель. Юго-восточная часть усадьбы постепенно застраивалась дачами: Герасимовы были больше озабочены заработком, чем сохранением атмосферы усадьбы: нескончаемые материальные трудности не позволяли им правильно инвестировать в ее развитие и содержание. Тем не менее они по-своему любили Горки и, хотя никогда не жили там постоянно, обычно проводили лето в имении со своими семьями.В конце концов, однако, они были вынуждены продать Горки. В самом деле, этому очаровательному месту, казалось, суждено было часто переходить из рук в руки, но никогда оно не приходило в упадок и приходило в упадок. В 1909 году Горки купила у Герасимовых Зинаида Морозова-Рейнбот.

Зинаида родилась в Орехово-Зуево в 1867 году в семье купца второй гильдии Григория Зимина. Она была талантливой и нестандартной женщиной. Современники называли ее «настоящим русским персонажем»: несмотря на ряд шокирующих и травмирующих событий в ее жизни, она пользовалась большой любовью и уважением, а также богатством, и знала очень много интересных людей.Второй ее муж, Савва Морозов, был одним из самых успешных российских промышленников и меценатом. После его трагического самоубийства Зинаида унаследовала огромное состояние. В 1907 году она вышла замуж за генерал-майора Анатолия Рейнбота — мэра Москвы и известного придворного. Однако через два месяца после свадьбы Рейнбота обвинили в растрате и сняли с высокопоставленной должности. Казалось, еще вчера в столице обсуждали причины самоубийства Морозова: теперь Москва гудела слухами о суде над вторым мужем Зинаиды.

Гордая и независимая женщина, Морозова-Рейнбот, как всегда, стремилась найти выход из этого невыносимого положения. Продавая Михаилу Рябушинскому свою роскошную резиденцию на Спиридоновке, она оставила привычные для себя светские посиделки, приемы и балы и удалилась в Горки. Ее усадьба Покровское-Рубцово, расположенная в подмосковных окрестностях Звенигорода, досталась ее старшему сыну Тимофею. Горки стали для Зинаиды убежищем от светских сплетен столицы, убежищем, где она могла обрести душевный покой и начать жизнь заново.Ее визиты в Москву были редкими и редкими, в основном в связи с ее благотворительной деятельностью [2] и развитием Горки.

Так начался новый период в истории усадьбы Горки. Зинаиде Морозовой-Рейнбот суждено было стать последней обладательницей этого очаровательного места, и, соответственно, годы, проведенные ею в Горках, оказались периодом исключительно активного роста. Морозовой удалось создать красивую и уютную буржуазную усадьбу со всей новейшей отделкой, обставленную в соответствии с современными вкусами.Немногие русские усадьбы могли похвастаться такой современной «отделкой», и во многом именно поэтому Горки не только пережили последовавшие за этим тяжелые годы, но и стали крупным музеем русской усадебной культуры XIX — начала XX веков.

Конечно, загородный дом — это не только место жительства, но и возможность творческой самореализации. Зинаида Морозова давно мечтала стать хозяйкой старинного русского имения. В Горках эта богатая и амбициозная женщина нашла много дел.Выкупив несколько участков с дачами, Морозова отремонтировала все основные здания усадьбы и создала прибыльное приусадебное хозяйство, оснащенное по последнему слову техники. Были построены новые зимние сады и теплицы, а также водонапорная башня и электростанция для обеспечения водой и электричеством. На берегу реки, у дороги, ведущей к северным воротам, возвышалась Церковь Покрова Пресвятой Богородицы, украшенная, как отмечалось, «с большим достоинством». [3]

Принято считать, что реконструкцией Горок занимался выдающийся русский архитектор Федор Шехтель, давний друг Морозовых.[4] Благодаря Шехтелю основная часть усадьбы, состоящая из дома с двумя хозяйственными постройками, деревянными подъездами и верандами, была преобразована из чего-то напоминающего дачу в величественную дворцовую резиденцию. Федор Кольбе, другой известный московский архитектор, отвечал за строительные работы и, скорее всего, спроектировал некоторые из небольших зданий. К основному двухэтажному дому, ранее представлявшему собой довольно суровую прямоугольную конструкцию, пристроили две одноэтажные пристройки. Выступавшие по бокам они были разного размера: на севере — зимний сад со стеклянной полуротондой, а на юге — веранда с окнами из цветного стекла.Плоские крыши пристроек превратились в открытые террасы с балюстрадами. Западный, главный фасад дома, обращенный к спускающемуся к реке парку, был украшен шестиколонным портиком ионического ордера. На белоснежной лестнице возвели две большие мраморные вазы. Восточный фасад, переходящий в регулярный парк за домом, был украшен тосканской колоннадой. Фриз, изображающий мифические сцены, обвивает окна второго этажа. Те, что выходили на запад, имели зеркальные стекла, а восточный фасад имел красивые венецианские окна, состоящие из трех частей.Полуротонда и центральное окно зимнего сада украшены барельефами, а фрамуга над стеклянной дверью в сад украшена лепным архивольтом. Две хозяйственные постройки были украшены элегантными полуротондами, построенными на стороне, обращенной к реке, а их главные входы были украшены четырехколонными дорическими портиками с балконами. Характер этих изменений был таким, чтобы сохранить архитектурное единство комплекса, в то время как неоклассический дизайн фасадов придавал довольно строгой классической архитектуре легкий, элегантный вид.

При реконструкции Горок была проведена большая работа не только над самими постройками, но и над их интерьерами. Если можно сказать, что Горки представляют собой единый архитектурный комплекс, то и декор комнат соответствует единому образцу. В главном доме и хозяйственных постройках сохранена атмосфера старинной русской усадьбы, чудесным образом соединившаяся со всеми атрибутами современного комфорта. Поместье украшено изысканной мебелью, картинами и предметами искусства , датируемыми 17-20 веками.Некоторые из них изначально стояли в резиденции Морозовых в Спиридоновке, другие были привезены из имения в Покровском-Рубцово. Многие из них были куплены или изготовлены специально для Горки в лучших магазинах и ателье Москвы и Санкт-Петербурга.

Естественно, усердная хозяйка не преминула озаботиться благоустройством своего нового имения. Верхний липовый парк издавна обладал таинственным очарованием благодаря курганам XII века, относящимся ко временам вятичей, древнего славянского народа.Теперь были созданы новые проспекты и возведены декоративные мосты с перилами и балясинами. Центр парка оживила большая клумба с мраморной вазой на высоком постаменте. В соответствии со временем Морозова даже открыла теннисный корт и лужайку для крокета. Нижний парк, занимающий крутой берег между домом и рекой, также претерпел ряд улучшений.

В главном дворе построен фонтан, окруженный клумбами. Полукруглая балюстрада с декоративными вазами отделяла двор от нижнего парка.Вместе с балюстрадами, опоясывающими террасы и балконы главного дома и хозяйственных построек, они образовали орнаментальное кольцо вокруг поместья — приятная и яркая деталь.

В результате масштабной реконструкции Горки превратились в великолепную усадьбу в стиле неоклассицизма — прекрасный образец русского классицизма конца XVIII — начала XIX века. После Октябрьской революции 1917 года, когда большинство поместий было разграблено или разрушено, Горки выжили: Морозова смогла мобилизовать своих рабочих для защиты имения.Летом 1918 года Горки перешли в ведение Московского губернского комиссариата земледелия. По просьбе местных крестьян в акте содержалась особая оговорка о том, что «жители села Горки не причинили имуществу Горки никакого ущерба» [5]

.

10 марта 1918 года имение Горки было национализировано и передано в управление Сухановскому волостному земельному комитету. Зинаида Морозова была вынуждена покинуть дом. Ее хорошие отношения с бывшими рабочими и управляющим Зандовским позволили ей поддерживать связь с имением.Она часто навещала и надеялась, что со временем ей разрешат арендовать приусадебный участок «Горки», что позволит ей жить в имении и участвовать в управлении им. [6] В апреле 1918 года Морозова уговорила комиссию по охране историко-художественных памятников Наркомата республики посетить усадьбу. После осмотра Горок Комиссия выдала Морозовой справку о том, что «дом с его художественно-историческим декором должен быть сохранен Комиссией как национальное достояние».[7] Однако самой хозяйке повезло меньше. Морозовой не только отказали в праве на проживание в имении, но и избежали задержания: Московский губернский земельный комитет уже вынес постановление о ее аресте. Бегя в Москву, Зинаида Морозова в последний раз попрощалась с Горками [8].


Петр ГОСЛАВСКИЙ. Старая усадьба. 1896
Холст, масло. 46,5 х 68 см

При переходе имения в управление Московского губернского земельного комитета было приказано «всех лиц и организаций, требующих движимого имущества от хутора Горки… направить в губернский земельный комитет.Имущество нельзя раздавать »[9]. Главное жилое здание и северная флигель оставались закрытыми и не использовались для размещения рабочих, а в остальных зданиях было достаточно жилого пространства для рабочих и служащих. Тем не менее, вопреки постановлению Земельного комитета, в 1918 году из Горок исчез ряд предметов. В июле 1918 года в Московский губернский земельный комитет поступило около 40 предметов мебели, в том числе несколько столов и стульев, кресел и диванов, гардеробы и бюро.В июне того же года ряд диванов, кроватей и кресел из красного дерева был передан Подольскому уездному комиссариату земледелия.

Естественно, постановление Московского губернского земельного комитета, запрещающее вывоз вещей из Горок, было больше связано с стремлением к контролю, чем с искренней заботой о произведениях искусства. Однако установить контроль над Горками оказалось невыполнимой задачей: вскоре мебель и безделушки стали в больших количествах вороваться и вывозиться из имения.Обсудив «ненормальное положение дел в усадьбе Горки» 2 августа 1918 г., Московский губернский земельный комитет постановил передать все художественно-исторические ценности Музею истории Москвы [10].

В ноябре 1918 года в имение произошло новое «вторжение» — на этот раз со стороны Музейного отдела Наркомата просвещения. 27 ноября эмиссар музейного отдела Н. Белоцветов провел тщательную проверку содержимого усадьбы, после чего рекомендовал вывезти ряд предметов.Среди них были портреты Иоганна Крестителя Лампи Старшего, Ивана Макарова и Валентина Серова, а также некоторые старинные гравюры Санкт-Петербурга. В декабре того же года из Горок было отправлено более 40 наименований. В их числе миниатюры и гравюры французских и русских мастеров конца XVIII — начала XIX веков, русские портреты XIX века, а также ряд пастелей и акварелей. Все это передано в хранилища Национального музейного фонда. В 1919 году Фонд подарил несколько картин маслом и акварелью из Горок в различные музеи Москвы и города.Пастель Аполлинария Васнецова «Поздняя осень. Прощание с парком» была отправлена ​​в Пермь, а картина Ивана Макарова «Портрет неизвестной в синем платье» — в Туркестанский университет. В марте 1919 года из Горок была вывезена еще одна партия вещей — в основном русский и западноевропейский фарфор.

После революции предметы, обычно вывозимые из поместий, были серебряными, бронзовыми, фарфоровыми, нейзильберными и изделиями из граненого стекла, а также картины, миниатюры, рисунки, скульптуры, книги и личные архивы бывших владельцев.За исключением «самых редких и красивых предметов», мебель обычно оставляли. [11] Из-за ее громоздкости, отсутствия транспорта и достаточно больших складских помещений значительная часть мебельных коллекций была обречена на потерю. Одно счастливое исключение: кроме нескольких предметов, реквизированных Московским губернским земельным комитетом и Подольским уездом, коллекция мебели осталась нетронутой.

Усадьба Горки и ее содержимое сохранились благодаря главе Советского правительства Владимиру Ленину.В последние годы жизни Ленин постоянно ездил в Горки, чтобы отдыхать и лечиться. Похоже, вождь революции унаследовал привязанность, которую бывшие владельцы поместья питали к Горкам, хотя Ленин не был известен своими сентиментальными чувствами к русским поместьям и сословной культуре [12].

В 1938 году Оргбюро ЦК партии большевиков решило превратить Горки в музей Ленина. Процесс подготовки усадьбы оказался долгим и сложным.Главные здания нуждались в ремонте, нужно было внимательно изучить помещения и спланировать выставку. Постепенно была отреставрирована мебель, картины и предметов искусства , изготовлены точные копии занавесок и настенных ковров. Все экспонаты были сфотографированы, и началось исследование истории усадьбы.

По иронии судьбы, этот период оказался самым губительным для коллекции усадьбы. Музей Ленина должен был стать мемориалом, а не выставкой предметов быта.Жизнь в усадьбе, интерьеры зданий и собрание усадьбы интересовали исследователей лишь постольку, поскольку они имели отношение к Ленину. Этот в высшей степени идеологический подход оказался чрезвычайно разрушительным не только для собрания усадьбы, но и для самой выставки.

Музей Ленина создан в главном доме усадьбы. Из одиннадцати залов восемь были посвящены «документам и материалам, касающимся Владимира Ленина как основателя и лидера первого в мире социалистического государства».Первоначальная мебель и декор сохранились только в трех комнатах: столовой, кабинете и спальне Ленина. В конечном итоге вещи, не связанные с Лениным, были восстановлены; некоторые были затем включены в выставку.

Сегодня собрание музея Горького насчитывает более 6000 экспонатов. Среди них уникальные предметы мебели, картины, скульптуры и предметов искусства: напоминаний о былых днях, которые делают прошлое немного ближе и доступнее. За последние годы специалисты музея добились больших успехов в приписывании предметов из собрания усадьбы.Неоценимую помощь в этом огромном деле нам оказали Третьяковская галерея, Исторический музей, Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Всероссийский музей прикладного народного искусства, Музей керамики и «Усадьба Кусково XVIII века». , появился каталог собрания музея-усадьбы Горьких.


Настольное украшение с фигуркой Амура и рогом изобилия. Франция, Париж. Фабрика Даготис. Первая четверть 19 века.
Бисквит керамический, матовый, позолота. Высота 20 см

Главными приоритетами сотрудников Горьковского музея сегодня являются поиск потерянных предметов, изучение истории и бывших владельцев усадьбы, а также улучшение музейной экспозиции.Усадьба Горки поистине уникальна, в ней сохранились не только великолепные старинные здания и парк, но и оригинальные интерьеры, украшенные настоящими жемчужинами прикладного искусства.

  1. Рукописный отдел Российской государственной библиотеки. Архив 226, д. 8, л. 26.
  2. Зинаида Морозова щедро пожертвовала ряд благотворительных предприятий. Активный сторонник Московского совета детского дома, в 1911 году она стала представителем нового Общества опеки над детьми-сиротами и брошенными детьми в Москве и Подмосковье.Сделав разовое пожертвование в размере 50 000 рублей (эту сумму пожертвовала и Мария Морозова), Зинаида подарила Обществу участок земли площадью более 100 соток «с красивыми домами» в районе Звенигорода. Земля предназначалась для детского дома имени Саввы Морозова.
  3. Центральный исторический архив Москвы. Архив 203, оп. 759, д. 369, л. 5.
  4. В 1890-1900-е годы Шехтель проделал большую работу для Морозовых, став любимым архитектором этой известной купеческой семьи.Для Саввы и Зинаиды Морозовых он построил деревянную дачу в Киржаче, а также знаменитую резиденцию на Спиридоновке. Он также предпринял реставрацию усадьбы в Покровском-Рубцово. Хотя никаких документальных свидетельств того, что Шехтель руководил реконструкцией Горок, обнаружено не было, существует сильная теория, основанная на литературных источниках, что новый дизайн усадьбы был его. Это мнение поддерживают специалисты. См. Е.И. Кириченко: «Горки. Архитектура русской усадьбы 1910-х годов» (Горки.Архитектура русской усадьбы 1910-х гг.) В антологии государственного исторического заповедника «Ленинские горки» № 5, Москва, 1999; также «Экспертное заключение об авторстве Федора Шехтеля архитектуры, интерьеров и декоративных элементов усадьбы Горки» в «Научно-проектной документации на памятники архитектуры конца XVIII — начала XX вв. в Горках». — Памятники архитектуры начала ХХ века в Горках. — М., 1986.58-62 (из архива Государственного исторического заповедника «Горки Ленина», д. 59).
  5. Центральный государственный архив Московской области. Архив 4997, оп. 1, д. 137, л. 76 (оборотная сторона).
  6. Морозова сумела получить разрешение в местный совет на получение десяти фунтов сливочного сыра, трех фунтов масла и пяти фунтов сметаны еженедельно с усадьбы. Это разрешение обычно давалось рабочим и персоналу поместья. Цена на эти продукты определялась хозяйством.Однако его бывшего владельца такое расположение не устроило. За три месяца до перехода Горького в управление Московского губернского земельного комитета (лишившего Морозову права на получение сельскохозяйственной продукции) она получила 96 фунтов сливочного сыра, 68 фунтов сметаны, 52 фунта масла, девять бутылок вина. молока, 180 яиц, двух овец, двух цыплят, двух уток, мешок корнеплодов и 80 фунтов ржаной муки. Морозова отказалась платить за товар, несомненно, утверждая, что продукция фермы принадлежит ей.Управляющий Зандовский не мог заставить себя требовать оплаты.
  7. Центральный государственный архив Московской области. Архив 4997, оп. 1, д. 137, л. 47.
  8. Вскоре после этого Морозова потеряла и другую загородную резиденцию — Покровское-Рубцово. Это имение постигла печальная судьба. Покинув Горки, Зинаида переехала в квартиру в Староконюшенном переулке в Москве. В октябре 1918 года из этой квартиры было реквизировано около 60 предметов, в основном мебель, картины и фарфор. В 1924 году самой Морозовой было приказано покинуть квартиру.Остальные дни она провела в одиночной комнате в подмосковном селе Ильинское, где и умерла в 1947 году.
  9. Центральный государственный архив Московской области. Архив 4997, оп. 1, д. 137, л. 57.
  10. Документов о передаче в 1918 г. части коллекции усадьбы Государственному историческому музею не обнаружено.
  11. Отдел письменных источников Государственного исторического музея. Архив 134, д. 185, л. 1-37.
  12. С его чрезвычайно тяжелой нагрузкой Ленин нуждался в возможности делать короткие перерывы, которые бы глубоко расслабляли.В 1918 и 1919 годах ему устраивали такие перерывы в различных конфискованных имениях Подмосковья. Он посетил Ильинское, бывшую резиденцию великого князя Сергея Васильевича, а также Морозовку, Васильевское, Фирсановку и Корзинкино. Однако ни одно из этих мест не нравилось ему, и он редко возвращался.

Иллюстрации

В усадьбе Горки. 1910-е годы

Озеро и грот в нижнем парке
Фото В. Салеева

Полуротонда Зимнего сада.1910-е годы

Гостиная в основном доме. 1910-е годы

Александр Писарев.
Фотография гравюры Г. Геллера (1827 г.)

Зинаида Морозова. Фотография конца XIX века

Балюстрада в главном дворе. Фото В. Бойко

Вакх . Неизвестный русский скульптор. Середина 19 века.
Санкт-Петербург, мастерская Трискорни (?). Мрамор. Высота 140 см (без тумбы)

Неизвестный западноевропейский скульптор. Maenad . Вторая половина 19 века.
Мрамор. Высота 115 см (без тумбы)

Вазы-близнецы с ручками в виде козлиных голов. Россия. Вторая половина 19 века.
Мрамор. Высота 215 см (с тумбой)

Мария-Антуанетта. От модели Феликса Лекомта. Италия, завод в Неаполе. Первая треть 19
века. Керамический бисквит. Высота 74 см

Аликс ДУВАЛ. Портрет неизвестной в образе Флоры
Холст, масло.65 х 54 см (овал)

Неизвестный художник начала 19 века. Диана отдыхает. Копия оригинала Поля Бриля.
Холст, масло. 73 х 105 см

Туалетный столик. Германия, Мейсен. Вторая половина XIX века.
Сосновый каркас, шпон розового дерева, фарфор, роспись по глазури, бронза, литье, золочение, зеркало. 159 х 91 х 54 см

Диван. Россия. Первая четверть XIX века.
Каркас из березы, шпон красного дерева, шпон черного дерева, резьба, золочение, шпон, полировка, бронза, литье, золочение, шелк.127 х 236 х 105 см. Ампир

Часы для зала. Англия, Лондон. Вторая половина XVIII века.
Сосновый каркас, шпон тополя, чернь, фанеровка, полировка, бронза, металл. 246 х 63 х 31 см (нижняя часть корпуса реконструкция)

Зеркало с тумбочкой. Россия. Последняя четверть XVIII века.
Сосновый каркас, грунтовка, белила, резьба, золочение, мрамор, зеркало, роспись крашенная. 371 х 110 х 55 см

Таблица .Россия. Первая четверть XIX века.
Каркас из березы, шпон красного дерева, шпон черного дерева, резьба, золочение, шпон, полировка, бронза, литье, золочение. 70 х 117 х 90 см. Ампир

Люстра. Россия. Санкт-Петербург. 1820-1830-е годы
Бронзовая мастерская А.И. Дипнер. Бронза, литье, золочение огнем. Высота 104 см, диаметр 39,5 см. Ампир

Ваза в стиле модерн с ручками и цветочным декором. Нидерланды. Начало 20 века
Керамика, роспись.Высота 39 см

Ваза в форме кратера, украшенная батальными сценами. Западная Европа. Вторая четверть XIX века.
Фарфор, роспись по глазури, золочение. Высота 27 см

Часы каминные «Крылатый гений». Франция. Париж. Фабрика Жюльена (Жюля) Шопена. 1810-е годы
Бронза, литье, золочение, эмаль. 60 х 40 х 14 см

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.