Как раздвигали дома на тверской: Москва глазами инженера: кто и зачем передвигал здания в столице :: Мнения :: РБК Недвижимость

Содержание

Москва глазами инженера: кто и зачем передвигал здания в столице :: Мнения :: РБК Недвижимость

Сегодня в Москве здания больше не передвигают. А зря. Так считает колумнист «РБК-Недвижимости», автор образовательного проекта «Москва глазами инженера» Айрат Багаутдинов

Передвижка домов по улице Горького, 1979 год (Фото: Юрий Лизунов и Николай Малышев / Фотохроника ТАСС)

Одна из самых невероятных инженерных операций, которая когда-либо происходила в Москве, — передвижка домов. Все о ней слышали, но мало кто знает, как именно совершались эти перемещения и какими примерами нам стоит действительно гордиться.

Как все начиналось

История передвижек зданий и сооружений уходит своими корнями еще в эпоху Возрождения. В 1455 году инженер из Болоньи Аристотель Фьораванти передвинул в своем родном городе колокольню церкви Санта Мария Маджоре. Правда, уже следующий опыт в Венеции закончился неудачей — видимо, подвели тамошние слабые грунты. Запятнанная репутация могла стать одной из причин переезда итальянского архитектора в Россию, где он построил Успенский собор в Кремле и поучаствовал в трех военных походах русских князей, немало удивляя москвичей своей инженерной премудростью. Фьораванти можно считать первым профессиональным инженером на русской земле, в некотором смысле отцом русской инженерной школы.

После Фьораванти в области передвижения зданий наступило затишье длиной в четыре столетия. Вспомнили об этом американцы в 1870-е годы. Поначалу двигали дома небольшие — одно- и двухэтажные, зато иногда перемещали целые районы. Например, в 1925 году в Осборне в связи с предстоящим наводнением на 2,5 км передвинули 552 дома!

Маттис Пуул. Передвижка каменной башни, осуществленная архитектором из Болоньи. Гравюра XVI века

Ридольфо Аристотель Фьораванти (1415–1486) — итальянский архитектор, инженер. С 1475 года проживал и работал в Москве

По мере накопления опыта американцы взялись за более масштабные постройки — в 1930 году на новое место переехало здание телефонной станции в Индианаполисе весом 11 тыс. тонн и высотой восемь этажей.

А как было у нас

Передвижение домов в Москве началось не в советские годы, а чуть раньше — в конце XIX века. Тогда расширяли пути Николаевской железной дороги (то есть Петербурго-Московской). В Москве под снос попал добротный двухэтажный кирпичный особняк, принадлежавший англичанке Макгилл. Инженер путей сообщения Федорович, видимо, знал об американских опытах передвижения и попробовал воплотить их в России. В конце концов, терять нечего — дом все равно был обречен на снос.

Здание весом 1,6 тыс. тонн благополучно переехало на 100 м. За процессом наблюдало большое количество москвичей, а фельетонист «Русского листка» Менделевич написал такие строки:

Нельзя сказать, чтобы проворно,
Но все ж — единственный пример!

Дом продвигается упорно,
И торжествует инженер!

Передвижка дома Макгилл

Дом Макгилл, кстати, до сих пор находится на Каланчевской улице, недалеко от путей. Стоит он брошенный, с выбитыми окнами, на крыше растут деревья. А жаль — у меня давно зреет идея создать в нем музей передвижки зданий.

Большая передвижка

По-настоящему передвижки в Москве начались в 30-е годы XX века. Тогда стартовала масштабная реконструкция столицы: расширялись улицы, перестраивались мосты, строился канал Москва — Волга. Много домов планировалось к сносу. Но жилой фонд в Москве и без того небольшой, а значит, надо было придумать способ убрать строение с места без разрушения.

Тогда-то и появился наш герой. Практически все советские передвижки разработал и провел инженер Эммануил Гендель. В 1930-е Гендель работал в Метрострое — укреплял фундаменты домов, находящихся вблизи тоннеля метро на Волхонке. В 1935-м, при строительстве второй очереди метро (известной нам как зеленая ветка), передвинул мешавшую трамвайную подстанцию с Тверской на 2-ю Брестскую. Это, видимо, натолкнуло инженера на мысль о том, что передвижка может стать спасением для стремительно реконструирующейся Москвы.

В 1936 году не без инициативы Эммануила Матвеевича при Моссовете была создана организация с вполне актуальным для тех времен названием и уставными задачами — «Трест по передвижке и разборке зданий». Гендель стал главным инженером треста. Первая же задача по уровню сложности напоминала те, к которым американцы пришли только после 50 лет работы — передвинуть дом весом 8 тыс. тонн и высотой в пять-шесть этажей.

Передвижка дома на улице Осипенко. Дом разрезан пополам, длинная сторона переезжает с одновременным поворотом

Этот дом на улице Осипенко (ныне Садовническая улица) близ Краснохолмского моста построен в 1929 году. Возведенные до революции московские мосты начинались от самого берега и заканчивались у другого — так и поныне устроены их петербургские братья. В 30-е годы было решено, что московские мосты должны иметь подъездные эстакады с развязками. То есть те, кто едет по набережной, и те, кто едет по мосту, не пересекаются друг с другом. Такая подъездная эстакада нового Краснохолмского моста «залезала» на дом на Осипенко. Что делать с постройкой, которой всего восемь лет и которая дает кров десяткам (а скорее всего, в коммунальных условиях, и сотням) семей? Сносить нельзя. Переносить!

Дом был построен буквой Г. Эстакаде мешало не все строение, а только длинная его сторона, выходившая на Садовое кольцо. В итоге левая сторона отъехала на 34 м, а правая — на 53 м. Дом передвинули за три дня.


Как передвинуть дом

Шаг первый. Укрепляем кирпичный дом железом

В Москве все перемещенные дома имели кирпичные несущие стены. Если кирпичную кладку поставить на рельсы, она, разумеется, тут же сломается под своим немалым весом. Поэтому необходимо «одеть» дом в прочную железную раму.

По периметру всех несущих стен устраивалась обойма из железных балок.

Шаг второй. Строим новый фундамент

Дом срезался со старого фундамента и устанавливался на новый. Таким образом, важно сразу в новом месте построить фундамент.

Шаг третий. Отрезаем дом от фундамента

Американцы делали так: подводили под здание домкраты (устройства для подъема), поднимали его, ставили в проем рельсы и опускали здание. Подъем и опускание требовали дополнительного времени и денег. Инженер Гендель придумал, как сделать операцию проще, быстрее и дешевле:

под железной рамой в стене пробивалось множество «окон»;
в подвале укладывались щебенка, шпалы и рельсы. Рельсы шли по всей трассе будущей передвижки и заходили на новый фундамент;
на рельсы укладывались катки. В качестве таковых использовались бракованные оси железнодорожных вагонов;

по каткам в «окна» закатывались ходовые балки — огромные металлические балки вроде тех, из которых строятся небоскребы;
все рассчитано так, чтобы между железной рамой и ходовыми балками оставался зазор в 1–2 см, в который забивались клинья и приваривались сверху и снизу. Конструкция походила на гигантские сани с десятками полозьев;
теперь дом сидит не только на собственном фундаменте (через простенки между «окнами»), но и на рельсах, укрепленных ходовыми балками и катками. Осталось разбить отбойным молотком простенки — и все. Теперь дом стоит только на рельсах.

Шаг четвертый. Двигаем дом

Для передвижки домов использовались либо домкраты (устройства для подъема), либо лебедки (катушки с тросом, работающие от мускульной силы или мотора). Вспомните, как вы толкаете заглохшую машину. Самое сложное — сдвинуть ее с места, а дальше она сама катится потихоньку. Так же и с домом: чтобы его сместить, нужна совместная работа лебедки и домкрата, а дальше он катится от одной только лебедки.

Шаг пятый. Ставим дом на новый фундамент

Когда дом переехал, его необходимо с рельса переставить на новый фундамент. То же что и шаг третий, но в обратном порядке: строим простенки, отрезаем клинья, вынимаем ходовые балки, рельсы, замуровываем «окна».

Шаг шестой. И самый интересный. А что происходит с жильцами все это время?

Правильный ответ: ничего особенного. Живут себе в доме, как жили. На самом деле, один из первых шагов при передвижке — «пересадить» дом с постоянных труб и коммуникаций на временные. Для этого водопровод и канализация выводились из дома выше линии отреза и подключались к городской сети гибкими шлангами. К электрическому и телефонному кабелю подключался запас, который разматывался при передвижке. А жильцы проходили к себе домой по временным деревянным мосткам.


Передвижка дома на улице Осипенко. Хорошо видны рельсы, катки и ходовые балки

Пионерская улица, 12. Подведены водопровод и коммуникации. Люди попадают в дом по мосткам

В 1938 году режиссер Александр Медведкин сделал фильм «Новая Москва» — молодежную комедию о сталинской реконструкции столицы. Обыграли здесь и передвижку домов. Обратите внимание на слова сестрички: «Вода льется, свет горит, телефон работает…»

Кадры из к/ф «Новая Москва» («Песня о Москве», «Весёлая Москва»), реж. Александр Медведкин, 1938 год

Самые невероятные передвижки

В том же 1937 году передвинули здание 1929 года постройки на улице Серафимовича, напротив Дома на набережной. Причиной стала выросшая эстакада Большого Каменного моста. Но была своя сложность: новое место дислокации находилось почти на 2 м выше старого. Сначала строение подняли 90 домкратами, под него подвели ходовые балки, катки и рельсы, частично опиравшиеся на землю, а частично — на деревянные сваи. То есть дом практически висел в воздухе.

Передвижка дома на улице Серафимовича

Передвижка дома на улице Серафимовича стала, пожалуй, самой известной — именно ее воспела Агния Барто в стихотворении «Дом переехал»:

Возле Каменного моста,
Где течет Москва-река,
Возле Каменного моста
Стала улица узка.

В 1938 году передвинули Саввинское подворье на Тверской. Этот дом, построенный в 1907 году в духе русского модерна, стал самым тяжелым из перемещавшихся в мире — он весил 22,5 тыс. т. Здание было передвинуто на 50 м за три дня.

Передвижка Саввинского подворья

В 1939 году на Тверской передвинули здание Моссовета (ныне мэрия Москвы). Здесь перед Генделем встал целый ряд задач. Во-первых, ему предстояло перемещать исторический памятник — зданию на тот момент было более 150 лет. Пришлось тщательно изучить его техническое состояние и произвести необходимое укрепление конструкций. Во-вторых, чиновники Моссовета, в отличие от простых советских граждан, не должны были страдать от подготовительных работ по выемке грунта и подводки рельс и балок, поэтому все работы проводились подземным способом — благо у Генделя имелся опыт работы в Метрострое. Иными словами, Моссовет стоял себе как стоял, а под ним несколько месяцев шла тяжелая работа. И вот в один сентябрьский день он сдвинулся с места, обнажив под собой достаточно глубокий котлован. Кстати, передвижка Моссовета стала и самой быстрой в истории — здание весом 20 тыс. т было перемещено на 13,5 м за 41 минуту.

Передвижка Моссовета

Еще одним сложным объектом стала глазная больница на Тверской, передвинутая в 1940 году. Здание больницы сначала повернули на 97 градусов (чтобы фасад ее не прятался во дворе, как Саввинское подворье, а выходил в переулок Садовских, ныне Мамоновский), а после поворота сместили на 20 м в косом направлении, да еще с подъемом на один этаж. В общем, весьма сложная получилась операция. Кстати, об операциях — все это время больница продолжала принимать пациентов, для чего от Тверской до передвигаемого здания был устроен постоянно наращиваемый деревянный помост.

Поворот глазной больницы. Пациенты идут по помосту

Послевоенное время

Во время войны было не до передвижек — Гендель занимался вытаскиванием утонувших танков и восстановлением разрушенных мостов и заводов.

После войны и смерти Сталина грандиозные планы по реконструкции Москвы приостановились, и двигать дома не было необходимости. Но Гендель нашел свое второе призвание — он занялся укреплением и восстановлением архитектурных памятников. На его счету укрепление фундаментов Успенского собора в Рязани и Потешного дворца в Кремле, выпрямление минарета медресе Улугбека в Самарканде и колокольни Церкви Иоанна Предтечи в Ярославле (она изображена на тысячерублевой купюре), передвижка костела XVI века в Чехии и двухсотлетнего павильона «Октагон» (он мешал строительству Центра международной торговли) в парке «Красная Пресня».

А передвижки в нашем городе продолжались до самого конца XX века, но уже без Генделя. В 1979 году, после завершения строительства редакции газеты «Известия» на Тверской, решили отодвинуть типографию Сытина — она закрывала вид. Перемещали ее на 33 м не вглубь, а вдоль улицы, к углу Настасьинского переулка. Практику 1930-х годов — двигать как есть — отвергли, здание укрепили металлическим каркасом и стянули тремя поясами. В результате дом переехал безопасно, но стоимость такой передвижки предпочли не афишировать.

Передвижка типографии Сытина (Фото: Сенцов Александр/Фотохроника ТАСС )

В 1981 году при расширении Люсиновской улицы отодвинули старинную усадьбу Игнатьевой — Белкина. Здание было выстроено после наполеоновского пожара, но покоилось на древних каменных палатах, практически полностью ушедших под землю. Пришлось рыть глубокую траншею на все 42 м передвижки, чтобы сохранить дом в первозданном виде.

А два года спустя, в 1983-м, случилась не передвижка, а раздвижка. МХАТ на Камергерском затеял реконструкцию сценической коробки — это та часть театра, где помещается сцена со всем своим оборудованием: трюмом, поворотным кругом, штанкетными подъемами для декораций. Коробку отпилили от основного здания театра и отвезли назад на 24 м. На освободившемся месте разместили новые механизмы для всяких театральных чудес вроде провала в люк статуи Командора и появления тени отца Гамлета, а затем немного придвинули стены назад, так что здание окончательно удлинилось на 12 м.

Реконструкция сценической коробки МХАТа

С тех пор передвижек в Москве больше не происходило. А жаль — ведь сейчас, когда ежегодно теряется несколько ценных исторических зданий, такая инженерная операция могла бы позволить столице быть динамично развивающимся городом, при этом бережно относящимся к своей истории.

Иллюстрации предоставлены автором

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Эксперты/Мнения», может не совпадать с мнением редакции

как передвигали дома и расширяли Тверскую

Москва в 1920-е годы

Перенесёмся почти на сто лет назад. Буквально недавно Москва получила назад свой статус столицы, но выглядела она всё ещё провинциально: улицы узкие и кривые, малоэтажная застройка, плохая коммуникация, отсутствие инфраструктуры, но при этом большое население. Когда к власти пришёл Сталин, то в срочном порядке решил привести Москву в достойный вид, изменив целиком её облик, — показать всему миру, как должна выглядеть столица социалистического государства.

Началось всё с проекта Дворца Советов. Он послужил началом сталинской застройке Москвы и толчком к позднему строительству сталинских высоток.

Московский Дворец Советов — один из самых известных нереализованных архитектурных проектов в мировой истории (так называемая «бумажная архитектура»). Дворец задумывался как самое большое и высокое здание в мире, чтобы соответствовать статусу мирового символа социализма, и конечно же, новой страны и новой столицы. Проект поражает воображение и в наши дни.

По задумке архитектора Бориса Иофана, только палец Ленина на вершине должен был достигать четырёх метров в длину. Вся постройка должна была простираться на полкилометра в небо.

Строительство началось на месте взорванного храма Христа Спасителя, но незнание современных технологий столь высотного строительства и подступающая война помешали реализовать данный проект.

Чуть позднее, в начале 1930-х, началась разработка известного «Генплана 1935», который должен был изменить столицу. В 1931—1933 годы в системе Московского Совета для разработки Генерального плана Москвы и переделки уже существующих построек были созданы разные архитектурные мастерские. Работа была коллективная, разрабатывали план несколько архитекторов и инженеров. В этот же план дополнительно вошли отдельные инженерно-технические проекты, строительство метрополитена, канала Москва-Волга, реконструкция парков города, строительство и реконструкция мостов, новые магистрали и проспекты. В 1935 году Генеральный план Москвы был готов.

Фото: matveychev-oleg.livejournal.com

Иллюстрация из Генерального плана Москвы 1936 года

Все значимые улицы Москвы — Моховая, Тверская, Ордынка, Воздвиженка и многие другие — должны были быть реконструированы. Вместо узких улиц они должны были стать крупными магистралями и проспектами, ведущими к главному зданию страны и социалистического мира — ко Дворцу Советов.

Первой реконструированной улицей по Генплану должна была стать Тверская

Улица Тверская в 1920-х годах

Тверская — одна из старейших улиц Москвы с сохранённым историческим названием. Популярной торговой улицей она стала после того, как столица возвращается в Петербург. Тверская служила активным транспортным узлом, на котором открылись кабаки, гостиницы, доходные дома и магазины. В народе улицу называли «змейкой» из-за того, что она была очень неудобной и кривой.

Цель реконструкции была в том, чтобы увеличить ширину улицы почти в три раза, снести все старые дома, а значимые постройки, которые мешают строительству, — передвинуть. Вдоль красной линии улицы решили расположить многоэтажные дома в стиле «сталинский ампир».

В 1937 году начинается масштабное строительство. Дома в первой линии не сносят, но за ними начинают строительство корпусов А и Б (ныне Тверская, 4-6). Когда корпуса сдали, старые дома снесли, тем самым увеличив проезжую часть. Затем должно было продолжаться строительство других корпусов, но реализовать планы помешала война.

Расширение Тверской улицы

Дома были построены и сданы к 1939 году. Финальный этап состоял в оформлении проезжей и прогулочной зон. В тот же год на экраны вышел известный фильм «Подкидыш» с Фаиной Раневской. Однако это была не простая семейная комедия, а лента, которая должна была рассказать о реконструкции Москвы — девочка потерялась не просто в городе, она потерялась в большой советской Москве Сталина.

Кадр из фильма «Подкидыш»

Обратите внимание на цвет асфальта — его только что уложили. В домах ещё никто не живёт, а в корпусе А вешают золотые буквы с надписью «Парикмахерская № 1». На заднем плане проезжает двухэтажный троллейбус. Да, да, в Москве был такой транспорт и просуществовал около 20-ти лет.

Параллельно со строительством корпусов на Тверской активно шла работа по передвижке домов. До сих пор многие не могут поверить в то, что целые здания переносили с одного места на другое. В 1930-е такая работа была регулярной.

«Дом стоял на этом месте, он пропал с жильцами вместе…» — в этих строчках Агния Барто описывает перенос одного из домов в октябре 1937 года.

Вокруг здания Саввинского Подворья (ныне Тверская, 6, строение 6) ходит множество легенд. Одна из самых интересных — здание передвигали с жильцами, пока те спали. Легенда хороша, но по фото мы видим, что подступиться к дому почти невозможно из-за сложной инженерной работы по передвижению здания. К тому же, находиться в таком здании небезопасно. Правда в том, что здание передвинули почти на 100 метров за считанные часы и на данный момент Саввинское Подворье — одно из самых тяжёлых зданий в мире, которые было передвинуто.

Почти напротив располагается самое старое здание, которое было передвинуто на Тверской, — дом генерала-губернатора (ныне здание мэрии на Тверской). Здание конца XVIII века немного выходило за пределы новой красной линии. Было решено передвигать, но для сохранности столь старого здания понадобилось выстроить внутри металлический корсет по периметру. В итоге здание за 40 минут было передвинуто на 13 метров.

Все остальные постройки в стиле «сталинский ампир» были построены уже после войны и немного отличались от того проекта, которого придерживались изначально. Ещё один корпус был достроен до 1941 года, и на Тверской улице появился известный «дом под юбкой» (ныне Тверская, 17) по проекту архитектора Аркадия Мордвинова.

До 1958 года на ротонде на крыше дома стоял ныне утраченная скульптура в виде стройной женской фигуры в лёгком платье. В руках каменная девушка держала серп и молот. Москвичи прозвали её «балериной», так как некоторые узнавали в ней сходство со знаменитой примой Большого театра тех времён Ольгой Лепешинской. И почти никто не называл её комсомолкой. (Подробнее о балетной Москве и этом доме в частности читайте в нашей текстовой экскурсии).

Фото: patri0t.livejournal.com

Само здание, на котором стояла скульптура, горожане называли «домом под юбкой». В 1958 году обветшавшую «балерину» с башни убрали, так как она была небезопасна для прохожих. Теперь активисты и горожане просят вернуть её обратно. На данный момент реализовать проект невозможно, ибо ротонда тоже находится в аварийном состоянии.

Комичная история была связана с памятником Александру Сергеевичу Пушкину. Ранее он стоял на Тверском бульваре и преклонял голову перед Страстным монастырём, но после строительства дома складывалось впечатление, что Пушкин наклоняет голову, так как находится «под юбкой». В Москве на эту тему ходило множество анекдотов. Позже комсомолку убрали, Пушкина передвинули, и сейчас данная площадь выглядит совсем иначе.

Страстная площадь

Сегодняшняя Пушкинская площадь, в прошлом — Страстная площадь, которая носила своё название по расположенному на ней монастырю, а монастырь, в свою очередь, был назван во имя Страстной иконы Божией Матери.

История монастыря начинается с середины XVII века, со времён правления первого Романова — Михаила Фёдоровича. Он потребовал, чтобы икону привезли в Москву, а в честь этого был проведён большой крестный ход из Нижнего Новгорода в Москву. Закончили шествие у Тверских Ворот Белого города. Именно в этом месте было решено основать монастырь. Из века в век он активно застраивался и расширялся (занимал территорию, где сейчас располагается Театр Мюзикла на Пушкинской площади, 2/1.

В 1920-е годы советское правительство начало активную борьбу с религией, поэтому монастырь закрыли и использовали его помещения под различные учреждения — от Военного комиссариата и шиномонтажа до студенческого общежития Коммунистического университета трудящихся Востока. В конце 20-х годов было принято решение снести религиозную постройку.

В 1931 году Страстную площадь, на которой до сих пор располагался недействующий монастырь, переименовали в Пушкинскую (по уже знакомому нам памятнику) и расширили до современного размера. И только в 1937 году в процессе реконструкции улицы Горького (Тверской) Страстной монастырь был снесён. В 1950-е годы началось строительство самого большого кинотеатра в СССР — кинотеатра «Россия» на территории бывшего Страстного Монастыря. Несмотря на уничтожение монастыря, Страстную икону Божией Матери удалось сохранить. Теперь она находится в церкви Воскресения Христова в Сокольниках.

Мы прошли по маленькому отрезку реконструкции города, в то время как планы были куда масштабнее. Представьте себе, как бы выглядела Москва, если бы на каждой улице (практически без исключения) сносили церкви и монастыри, передвигали и уничтожали старинные постройки, а вдоль улиц высились только высокоэтажные сталинки. Напоминанием об этом «Генплане 1935» навсегда останется небольшой, но значимый отрезок Тверской улицы.

Текст подготовлен совместно с Викторией Фролковой.

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+

куда и как переносили многоэтажки / Новости города / Сайт Москвы

Что объединяет Саввинское подворье, здание московской Мэрии, древнеегипетские храмы и колокольню XV века? Они все были передвинуты на новое место силой мысли. Инженерной, конечно. Вот что думают об этом современные архитекторы.

Рубен Аракелян, архитектор, сокуратор Московской биеннале архитектуры, руководитель архитектурного бюро WALL:

— В этой теме два аспекта: психологический и технологический. Психологически сам факт передвижения огромного здания вызывает недоумение. Люди не понимают, как можно перенести многоэтажный дом весом в 20 тысяч тонн на новое место. Но тем, кто разбирается в инженерии, это не кажется чем-то невероятным.

Технология сложна, но она вполне определённая. На уровне фундамента, где будет производиться срез, дом обрамляют жёсткой рамой. Её закрепляют промежуточными диагональными связями. Затем дом срезают с фундамента, подставляют домкраты, которые медленно поднимают здание. После этого под него подкладывают рельсы и катки и начинают медленно двигать. Подготовка занимает от полугода до года, а непосредственно перемещение — от одного до пяти-шести дней, в зависимости от расстояния.

Борис Пастернак, архитектор, градостроитель, заместитель председателя научно-методического совета при Мосгорнаследии:

— Технологию передвижения скорее можно назвать архаичной, чем современной. Она очень напоминала то, как строились египетские пирамиды. Было задействовано огромное количество человеческих ресурсов. Безусловно, это явление советской эпохи, связанное с характером экономических отношений и социальной обстановкой, которые тогда существовали.

 

Первый дом — не комом. Дом на Каланчёвской улице

В 1897 году началось масштабное расширение Николаевской железной дороги. В зону строительства попал особняк, принадлежавший английской подданной и по совместительству почётной гражданке Москвы, владелице цементного завода на Каланчёвской улице, Джейн Мак-Гилл (она же Евгения Ивановна Мак-Гиль). Дом бы пошёл под снос, если бы не инициатива инженера Осипа Марковича Федоровича. Он предложил перенести здание на 100 метров в сторону. Хозяйка не только согласилась на эту авантюру, но и оплатила работы.

«Здание связано в трёх местах поперёк стен железными связями; в окнах и дверях вставлены распорки. Для уменьшения тяжести здания штукатурка отбита, сняты все перегородки, двери и пол также вынуты. Внизу над фундаментом во всех стенах здания пробиты отверстия, в которые вставлены рельсы, связанные между собою соединениями и образующие неподвижную раму. Под раму подложены будут катки, и при помощи домкратов и воротов здание будет передвигаться далее по площади, сложенной из рельсов, на протяжении 20 сажен…» (Осип Федорович, журнал «Нива» за 1898 год).

За несколько дней дом весом 1840 тонн переместили на 100 метров западнее и поставили на новый фундамент. Он и сейчас стоит по адресу: Каланчёвская улица, дом 32/61.

Инженер был настолько уверен в результате, что поручил своей дочери сообщить прохожим о передвижении дома. Она должна была громко крикнуть: «Внимание-внимание, дом в движении!»

Больше передвижек, хороших и разных!

Эпоха передвижек началась после утверждения Генерального плана реконструкции Москвы в 1935 году. Он предполагал расширение существующих магистралей и прокладку новых. На карте города появились так называемые красные линии. Все здания, которые выходят за них, — под снос. Но, в силу разных обстоятельств, некоторые уцелели. От магистралей, ведущих в светлое коммунистическое будущее, их просто отодвинули. В 1936 году создают контору по перемещению домов, в которую набирают специалистов из Метростроя. Впоследствии контору переименовали в Трест по разборке и перемещению зданий. Главным инженером треста был назначен Эммануил Гендель, ранее руководивший укреплением фундаментов зданий вблизи линий метро.

Эммануил Матвеевич Гендель (1903–1994) — советский инженер-строитель, крупнейший специалист по передвижке и выпрямлению зданий, технолог реставрационных работ. Самые известные проекты — передвижение домов на Тверской, выпрямление минаретов в Самарканде, колоколен в Ярославле и Больших Вязёмах.

Дом мосту не помеха. Дом на Садовнической

Первым масштабным проектом треста стала передвижка дома на улице Осипенко (сейчас улица Садовническая) в 1937 году. Г-образный дом мешал строительству нового Краснохолмского моста. Гендель решил разрезать дом на две части, короткую оставить на месте, а длинную перенести и развернуть на 19 градусов. При передвижке жильцов не отселяли, более того — с помощью кабелей и эластичных труб поддерживали работу всех коммуникаций: водопровода, канализации, электроснабжения, телефона и радио. Здание передвигали на катках, которые ехали по 37 рельсам. Затем части дома снова соединили. Так он простоял до 1967 года, пока не был разрушен взрывом бытового газа. Одна часть сохранилась, а на месте другой сейчас современное стеклянное здание.

«При реализации генерального плана 1935 года и расширении отдельных городских магистралей был передвинут ряд зданий, большая часть из которых обладает историко-архитектурной ценностью. Поэтому их передвижение, в том числе с изменением ориентации, было связано с желанием сохранить эти здания», — рассказывает Борис Пастернак.

Масштабные передвижки в советской Москве были связаны не с гонкой инженерных амбиций США и СССР, а с объективными причинами

Операции во время операции

В мае 1940 года с улицы Горького (сейчас Тверская) переехала Московская центральная глазная больница. Здание весом 13 тысяч тонн предстояло не только убрать с центральной улицы, но и развернуть фасадом в переулок, а затем водрузить на заранее отстроенный цокольный этаж.

Говорят, что никто в больнице не знал дату предстоящего мероприятия и даже во время передвижки врачи продолжали делать операции! Посетители, которые пришли к родным и друзьям в это время, увидели голый фундамент и отъезжающее здание. Тут было впору самим обращаться к врачам, только не окулистам, а психиатрам.

Потомки Эммануила Генделя вспоминают, что инженер был настолько уверен в результате, что поручил своей дочери сообщить прохожим о передвижении дома. Она должна была громко крикнуть: «Внимание-внимание, дом в движении!»

Больница до сих пор принимает пациентов по адресу: Мамоновский переулок, дом 7.

Здание Моссовета

Настоящим вызовом тресту стал перенос здания Моссовета. Во-первых, оно сложной формы, поэтому нагрузка по фронту здания при движении распределялась неравномерно. Во-вторых, первый этаж бывшего генерал-губернаторского дворца представляет собой бальный зал — большое пространство без несущих конструкций. В-третьих, сверху поступило указание переносить здание вместе с подвалом — там хранились важные государственные документы. И по уже наметившейся традиции здание решили двигать вместе с людьми и без отключения коммуникаций.

Есть сведения, что некоторые сотрудники треста спешно уволились, когда узнали об условиях, на которых решено было двигать дом Моссовета. Их можно понять: виновников погребения под грудой камней партийной номенклатуры ничего хорошего ждать не могло. Но Гендель и большая часть сотрудников треста были уверены в успехе. Чтобы передвинуть здание вместе с подвалом, вокруг вырыли котлован и все операции — срез с фундамента и передвижение — проходили на четырёхметровой глубине. В целом переезд прошёл успешно, но часть стен и перекрытий пошли трещинами. Впоследствии при реконструкции в дом пришлось встраивать 24 металлические колонны. Сейчас на Тверской, 13 располагается московская Мэрия.

Саввинское подворье

Подворье было построено в 1907 году во владении Саввино-Сторожевского монастыря как доходный дом. В советское время здесь располагались коммунальные квартиры.

«Саввинское подворье, с его облицованным разноцветной керамической плиткой фасадом, принадлежит к числу наиболее успешных примеров применения приёмов национально-романтического течения в модерне, сочетавшего современные материалы и конструкции с мотивами древнерусских декоративных традиций» (Уильям Брумфилд. «География стиля модерн в Москве: эстетика в урбанистическом контексте»).

Сложно сказать наверняка, что больше повлияло на решение сохранить подворье — его историческая ценность или какие-то другие причины, но памятник архитектуры уцелел. По уже отработанной технологии дом обрамили, поставили на катки, и ночью 4 ноября 1939 года он поехал со скоростью примерно 10 метров в час.

«Когда было принято решение двигать жилой дом, бывшее Саввинское подворье, подготовку производили под видом реконструкции. Инженерам было понятно, что если жильцы узнают о предстоящем перемещении, возникнет некоторая паника, и они будут препятствовать «новоселью». Дом передвигали ночью, пока все спали. Причём делали настолько плавно, что никто из жильцов этого не заметил», — вспоминает Рубен Аракелян.

Сегодня, чтобы посмотреть памятник архитектуры, надо заглянуть во двор дома 6 на Тверской улице.

Подготовка к передвижению занимает не меньше полугода, а расширить дорогу иногда нужно за месяц. Поэтому сегодня проще дом снести и построить на новом месте

Дом Сытина

В профессиональном плане повезло журналистам газеты «Труд». Её редакция в конце 1970-х располагалась в доме Сытина на улице Горького (Тверской). Репортёрам посчастливилось непосредственно поучаствовать в передвижке. Здание отодвинули в сторону, вдоль Тверской, на 47 метров.

«В пять утра, когда рассвет только намечался над городом, были закончены последние приготовления и дана команда включить компрессоры. Стрелки на приборах показали усилие 170 тонн. Мощные блестящие цилиндры четырёх домкратов упёрлись в стальные балки, на которых покоился готовый к передвижке дом, и он медленно покатился по рельсам вдоль главной улицы Москвы. Со скоростью секундной стрелки вращались толстые стальные катки, и почти незаметно глазу махина здания уплывала в сторону площади Маяковского…» (Газета «Труд». 11 апреля 1979 года. Репортаж Виктора Толстова «Дом отправился в путь»).

МХТ имени А.П. Чехова

Последним значимым событием в эпопее московских передвижек стал переезд МХТ имени Чехова (старого здания МХАТа) в 1983 году во время реконструкции. Здание разрезали по линии занавеса и коробку сцены отодвинули вглубь квартала более чем на 20 метров. В образовавшемся пространстве выстроили новую часть здания. Это позволило усовершенствовать технику сцены.

Театр двигали по уже отработанной технологии Генделя, но он сам при этом не присутствовал. Инженер стал настолько известным специалистом по передвижению, выпрямлению и восстановлению зданий, что его постоянно приглашали в заграничные командировки.

Зарубежный опыт: древнеегипетские храмы, терминалы и маяки

Здания и сооружения переезжали и продолжают переезжать по всему миру. Вот некоторые из них.

Колокольня в Болонье

Первое документально засвидетельствованное перемещение здания было произведено ещё в XV веке в Болонье (Италия). Архитектор и инженер Аристотель Фьораванти перевёз колокольню церкви Санта-Мария-Маджоре, которая мешала строительству нового здания администрации. Колокольню заключили в клетку из мощных деревянных брусьев, чтобы она не пошла трещинами. Башню передвигали на полозьях с помощью системы канатов и блоков. Переехала недалеко, всего на 13 метров, но для того времени это было чудом инженерии. Высота колокольни сопоставима с высотой девятиэтажного дома — 24 метра.

Отель на Кони-Айленде (США)

В апреле 1888 года на Кони-Айленде (полуостров, вывший остров в Бруклине) огромный отель Brighton Beach Hotel переместили на 150 метров вглубь острова. Участок, где стояло деревянное каркасное здание, постоянно размывался океаном, что могло привести к затоплению.

Трёхэтажную постройку длиной 150 метров и весом пять тысяч тонн приподняли на гидравлических домкратах и установили на 112 специальных тележек. Они, в свою очередь, расположились на 24 проложенных под зданием железнодорожных путях. Тянули сооружение шесть небольших паровозов.

Телефонная компания в Индианаполисе (США)

Крупнейшим проектом своего времени стало перемещение в 1930 году в Индианаполисе восьмиэтажного здания, где размещалась штаб-квартира Indiana Bell Telephone Company.

Количество абонентов росло, а с ним и штат компании, поэтому в 1929 году офисное здание решили снести, а на его месте возвести более вместительное. Но в дело вмешался основатель крупнейшей в городе архитектурно-строительной фирмы Курт Воннегут — старший (отец известного американского писателя). Он предложил переместить старый корпус в сторону, таким образом освободив место для постройки дополнительного. Здание весом 11 тысяч тонн сначала подвинули на 15 метров к югу, повернули на 90 градусов и переместили ещё на 30 метров к западу. Операция длилась чуть больше месяца. На протяжении всего этого времени в доме продолжали работать 600 сотрудников, обслуживая 170 000 абонентов. Это стало настоящим прорывом. Именно здесь впервые применили гибкие коммуникации, которыми впоследствии пользовались и советские инженеры-«передвижники». Входили и выходили сотрудники компании по подвижному мосту.

Древнеегипетские храмы

Грандиозные храмы были высечены в скале Абу-Симбел ещё в XIII веке до нашей эры. Они просуществовали 33 столетия, пока в 1960-х египетские власти не построили плотину на реке Нил. Кстати, им помогали советские специалисты. Воды искусственного озера стремительно приближались к храмам и вскоре полностью затопили бы памятники. Программу спасения возглавили ЮНЕСКО и правительство Египта. Деньги — порядка 80 миллионов долларов — собирали по всему миру. В 1964–1968 годах храмы распилили на огромные блоки и перенесли на 65 метров выше, на скалу, и на 200 метров дальше от кромки воды. На новом месте памятники собрали заново и скрепили цементом. Позади них возвели опорные конструкции из бетона, вместо скалы, из которой были вырезаны храмы.

В XXI веке

В 2000 году в штате Северная Каролина (США) перенесли кирпичный маяк высотой 59 метров и весом около четырёх тысяч тонн. Расстояние в 870 метров сооружение преодолело на специальной рельсовой платформе.

В 2001 году в штате Нью-Джерси перенесли здание старого терминала аэропорта весом около семи тысяч тонн.

В 2007 году в Германии каменную церковь XIV века перевезли на 12 километров. Дело в том, что старинная постройка мешала разработке месторождения угля. Её поставили на колёсную платформу и отправили в соседнюю деревню.

В апреле 2013 года в Баку на 10 метров перенесли дом весом 18 тысяч тонн. Здание постройки 1908 года стало первым перемещённым строением в Азербайджане.

 

Москва не сразу строилась…

…и продолжает разрастаться. Но практика передвижек ушла в прошлое, и теперь маячит где-то на периферии сознания, рядом с пятилетками, стахановцами и кукурузой. Но говорят, что история всегда повторяется. Возможно ли, что здания в столице снова «поедут»?

Так на это вопрос отвечает Борис Пастернак: «С точки зрения технологической, в наше время эти работы можно было бы проводить с ещё большей эффективностью. Но сегодня сложно представить, что кто-то будет планировать такую работу. Во-первых, это связано с восприятием исторического наследия. Ведь старинные здания интересны именно на своем историческом месте. Когда они передвигаются, воссоздаются или видоизменяются, теряется их подлинность. Во-вторых, технологии шагнули вперёд настолько, что передвижение в том виде, в котором оно происходило, выглядит чем-то архаичным.

Новое строительство и развитие инфраструктуры должны учитывать старинные элементы, которые делают городскую структуру более разнообразной и интересной. В то же время новое строительство должно учитывать будущее, те реалии, которые ждут нас лет через 25».

Рубен Аракелян: «На мой взгляд, масштабные передвижки в советской Москве были связаны не с гонкой инженерных амбиций США и СССР, а с объективными причинами. Город уже не удовлетворял потребности быстро растущего населения и по плану реконструкции 1935 года основные магистрали расширяли. Сегодня Москва, как и другие мегаполисы, развивается ещё быстрее: происходит миграция, увеличивается плотность населения, возрастает количество автомобилей. Но строительные технологии колоссально продвинулись и возросли требования к условиям и скорости реконструкции городских магистралей. Подготовка к передвижению занимает не меньше полугода, а расширить дорогу иногда нужно за месяц. Поэтому сегодня проще дом снести и построить на новом месте.

В то же время мы помним множество скандалов, связанных со сносом исторических зданий. На мой взгляд, чтобы избежать возмущения общественности, в отдельных случаях практику передвижения домов можно возобновить».

Как в Москве двигали дома

Звучит невероятно, но в 1930-е годы в Москве начался настоящий бум переезда домов. Архитекторы претворяли в жизнь масштабные проекты, которым требовалось место, но его не было. Иногда на пути нового проекта стоял какой-нибудь кирпичный дом.

Большинство из таких домов уничтожили, но были и такие здания, которым повезло, — их передвинули на новое место. МОСЛЕНТА выбрала самые интересные перемещенные строения и посмотрела, как они выглядят сейчас.

Переезд домов — это не советская инновация: о перемещении архитектурных сооружений известно давно. Еще в 1455 году итальянский инженер Аристотель Фьораванти перенес колокольню церкви Санта Мария Маджоре в Болонье на расстояние более 10 метров.

Церковь мешала строительству нового здания городской администрации, так что инженер заключил башню в каркас из деревянных брусьев, а затем передвинул с помощью системы канатов и блоков. Кстати, позже Фьораванти принимал участие в строительстве Успенского собора в Москве. В России первые опыты по перемещению зданий известны еще до революции. В частности, в 1897 году в связи с расширением Николаевской (ныне Октябрьской) железной дороги в Москве был передвинут двухэтажный дом, который сначала хотели снести.

Здание было совсем новым и принадлежало почетной гражданке Москвы, владелице цементного завода Евгении Ивановне Мак-Гиль. Владелица решила, что сносить новое здание ни к чему, ведь его можно передвинуть. Причем реализовать эту невероятную идею Мак-Гиль согласилась на собственные средства. Работами руководил инженер Федорович. Здание было освобождено от мебели, дверей и оконных рам, также были разобраны печи, после этого рабочие срезали дом и передвинули его, используя конную тягу. Примененный метод позже вошел в историю как «Метод передвижки Федоровича».

Это здание стало первым кирпичным домом, который передвинули в Москве. Дом до сих пор стоит на своем новом месте по адресу: Каланчевская улица, дом 32/61. К сожалению, сейчас знаменитая постройка заброшена.

Как передвигали целые дома на Тверской и не только — Жизнь — театр

«Конторский дом Сытина» в Москве был передвинут с помощью уникальной технологии.

Сложно себе представить, но еще век назад российские градостроители умудрялись передвигать дома. Причем последствия подобных «перестановок» живущие в них люди обнаруживали только утром, выйдя из подъезда в другом конце улицы! Зачем же понадобилось так кардинально менять Москву и как это удавалось делать?Любой дом можно передвинуть, даже не отключая коммуникации и не выселяя людей.

Передвижение многотонных зданий — очень проблемное и сложное занятие, но при этом довольно-таки распространенное. Впервые такие «переезды» осуществлены в далеком XV веке. В России же такой эксперимент был проведен лишь в 1897 году. Особняк Евгении Мак-Гиль на улице Каланчевской, дом 32/61 был передвинут в 1897 году на сто метров (Москва).

В связи с тем, что понадобилось расширить Николаевскую (ныне Октябрьскую) железную дорогу, новый особняк Евгении Мак-Гиль попадал под снос. Но владелице было жаль новенького дома, и когда ей рассказали о возможностях необычной технологии передвижения зданий, она решила профинансировать это рискованное мероприятие. План действий разработал инженер И. М. Федорович, который и руководил всем процессом.

Эту невиданную по тем временам авантюру усложнял тот момент, что дому надо было «перешагнуть» через овраг, который пришлось полностью засыпать и утрамбовать.Процесс подготовки к передвижке кирпичного здания занял много времени (Особняк Евгении Мак-Гиль в 1897 г., Москва). |

Также для передвижения здания пришлось освободить весь дом от мебели, дверей, оконных рам и даже печей с каминами. После этого особняк укрепили стальной рамой и срезали с фундамента специальными тросами. Используя катки, рельсы и лошадиную тягу, рабочим удалось передвинуть каменное здание на целых сто метров! Впоследствии примененная технология получила название – «метод передвижки Федоровича», причем сам автор идеи получил довольно-таки ощутимое продвижение по карьерной лестнице. К сожалению, особняк Евгении Мак-Гиль на улице Каланчевской на данный момент уже заброшен (Москва).

Но самые частые «переезды» старинных зданий в столице начались в 30-е годы прошлого столетия. Генплан Москвы, принятый в 1935 году, заставил градостроителей активно заниматься именно переносом зданий, так как они имели особую архитектурную ценность. Саввинское подворье, расположенное на Тверской №24 до передвижения вглубь дворов (Москва).

Под эту программу попало несколько особняков, но самой масштабной «прогулкой» вглубь Тверской стала передвижка знаменитого Саввинского подворья. Эта задача оказалась не из легких, ведь вся постройка весила более 23 тысяч тонн и была заселена жильцами.Эммануил Гендель – главный «передвижник» страны.

Поскольку такая работа требовала специальных проектов и тщательных расчетов, в 1936 году было создано специальное предприятие — «Трест по передвижке и разборке зданий», руководителем которого стал известный инженер-строитель, архитектор, ученый-новатор Э. М. Гендель. Подготовительные работы велись около четырех месяцев (Саввинское подворье, Москва).

Целых четыре месяца велась активная подготовка здания к переезду на новое место пребывания. Чтобы не собирать толпы зевак и не привлекать к столь трудоемкому процессу лишнее внимание, все основные работы проводились ночью и под видом реконструкции. За это время удалось создать мощную, опоясывающую основание здания, раму и проложить рельсы.Передвижение Саввинского подворья не заметили даже жильцы самого дома.

Благодаря новым разработкам, даже выселять жильцов и отключать дом от коммуникаций не пришлось. Все инженерные коммуникации были заранее подсоединены к зданию с помощью специальных гибких конструкций. Когда подготовительные работы были закончены, раму вместе с домом поставили на специальные катки при помощи гидравлических домкратов и передвинули вглубь улицы лебедками.Саввинское подворье в нынешнее время (Москва).

Весь процесс проходил ночью, поэтому жильцы даже не заметили движение. Лишь утром, выйдя из подъезда, они видели, что оказались совсем в другом месте. И с тех пор строение под №24, которое должно было пойти под снос, потому что оказалось посередине расширенной улице Тверской, переместилось вглубь дворов и стало домом №6/б. Передвижением особо ценных зданий занимался «Трест по передвижке и разборке зданий», под руководством Э.М. Генделя (Москва).

После столь ошеломительного успеха все старинные и особо ценные здания начали передвигать (особенно в Москве), освобождая место под строительство новых дорог, для расширения проспектов и для реорганизации съездов с мостов.

Бывшую резиденцию московского генерал-губернатора, возведенную еще в 1782 году, тоже пришлось передвигать (Москва).

Весьма сложным оказалось передвижение здания Моссовета (бывшая резиденция московского генерал-губернатора) на Тверской. Уникальность этого проекта заключалась в том, что пришлось перемещать высокопоставленных номенклатурных работников с ценнейшим архивом, который находился в подвале. Было решено о передвижении не сообщать партийным руководителям и двигать в рабочее время, что вызвало самое большое опасение у сотрудников треста. Но Гендель пошел и на этот отчаянный шаг. Строителям пришлось вырыть котлован четыре метра глубиной и проводить все те же работы, что и при наземном передвижении. Особняк генерал-губернатора передвинули на 14 метров всего за 40 минут (Тверская, Москва).

После шестимесячной подготовки здание таки удалось переместить и, ни один чиновник не отметил каких-либо неудобств. Единственное, что со временем, когда новый фундамент просел, по зданию пошли трещины и при последующей реконструкции для укрепления конструкции пришлось встроить 24 металлические колонны.

Здание Моссовета после передвижения (1955 год, Москва).

Теперь в перемещенном старинном особняке находится Правительство Москвы.

Но как бы там ни было, здание удалось сохранить и на данный момент на улице Тверской дом 13 разместилась московская Мэрия.Особняк Нарышкина, в котором располагалась старинная Глазная больница тоже переехал (улица Тверская, Москва).

В мае 1940 года полностью переехала старейшая в Москве Глазная больница, которая с 1830 г. располагалась в особняке Нарышкина на углу Тверской и Мамоновского переулка. Здание весом почти 13 тысяч тонн нужно было не только передвинуть с центральной улицы, но и развернуть на 97 градусов, с обязательной установкой его на новый цокольный этаж. Здание больницы не только передвинули, но и развернули на 97 градусов и поставили на вновь построенный цоколь (улица Тверская, Москва).

О дате и времени столь кардинального изменения местоположения никто не сообщал ни врачам, ни жителям района. Поэтому во время перемещения хирурги продолжали оперировать! Поскольку это уникальное мероприятие проходило средь бела дня, то у посетителей и прохожих оно вызвало невообразимый шок. Ведь на их глазах, больница вместе с пациентами стала отъезжать с фундамента и двигаться в сторону переулка (такое зрелище, действительно, не для слабонервных!).Теперь эта больница называется – ГБУЗ «ГКБ им. С.П. Боткина ДЗ г. Москвы», филиал № 1 «Офтальмологический стационар».

Кстати, эта старинная больница до сих пор действует, принимая пациентов и теперешний ее адрес – Мамоновский переулок, дом №7.

Всего за четыре года существования столь неординарного треста его сотрудникам удалось передвинуть 22 капитальных каменных зданий и несколько десятков деревянных, которые представляли особую ценность для столицы.

В послевоенное время система ценностей изменилась, благородный порыв у руководства страны пропал. Даже исторические памятники объявляли «малоценной постройкой» и пускали под бульдозер или сжигали. Тем не менее и в застойные времена было произведено несколько передвижек, в том числе и уникальных.

Все-таки, и в то тяжелое время, Генделю с его высококлассной командой, в которую входили в основном строители и инженеры метрополитена, удалось спасти несколько уникальных построек. Всего же за всю историю деятельности треста, было перемещено 70 домов, имеющих архитектурную и историческую ценность!

Среди них передвижка дома №24 по Люсиновской улице. На самом деле под этим номером было расположено несколько зданий. Это были не такие тяжелые «монстры», как в центре города. Но одно из зданий было построено на более древней, сводчатой палате, практически вросшей в землю. Решили ее также передвинуть. Для этого пришлось отрывать глубокую траншею на всю длину передвижки — 42 метра. Работа длилась несколько месяцев.Реконструкция сценической коробки МХАТа

Не менее интересной была передвижка и в Камергерском переулке. При реконструкции МХАТа в начале 1980-х гг. старое здание разделили вертикально по линии театрального занавеса. Сценическую коробку отодвинули от зрительного зала и в образовавшемся промежутке поставили новые стены. Таким образом здание театра удлинили в глубь квартала, сохранив основные части. Но расчетное 12-метровое пространство оказалось слишком мало для проведения монтажных работ. Пришлось бы отказаться от строительных механизмов и использовать только ручной труд (а высота стен достигала 33 метров). Поэтому коробку сцены вначале отодвинули на 24,7 м, а затем вернули назад, на 11,9 м. Передвижка при реконструкции МХАТа в 1983 г. была последней. При перестройке и в сменившую ее эпоху демократических реформ стало не до передвижек. И хотя страна разрушалась, Москва строилась. Правда, не всегда понятно, как и зачем. Стоило ли передвигать на 33 метра сытинский особняк на Тверской, чтобы поставить на его месте очередной убогий «фанерный» супермаркет. И это в центре столицы!

Во время передвижения «Конторский дом Сытина» значительно пострадал (Москва).

Одним из таких послевоенных счастливчиков оказался «Конторский дом Сытина», построенный еще в 1904 году. До сих пор не ясно по какой причине его переместили с площади Пушкинской на угол Тверской и Настасьинского переулка. На сей раз «повезло» репортерам газеты «Труд», ведь в 70-х годах ее редакция размещалась именно в нем.«В пять утра, когда рассвет только намечался над городом, были закончены последние приготовления и дана команда включить компрессоры. Стрелки на приборах показали усилие 170 тонн. Мощные блестящие цилиндры четырех домкратов уперлись в стальные балки, на которых покоился готовый к передвижке дом, и он медленно покатился по рельсам вдоль главной улицы Москвы. Со скоростью секундной стрелки вращались толстые стальные катки, и почти незаметно глазу махина здания уплывала в сторону площади Маяковского…», – так описывал процесс передвижения журналист газеты «Труд» Виктор Толстов, в своем репортаже «Дом отправился в путь» от 11 апреля 1979 г.Так менялся облик «Конторского дома Сытина» после передвижки (Москва).

На данный момент «Конторский дом Сытина», после пребывания в нем редакций газет «Русское слово» (до 1918 года), «Известия» (1918-1927 гг), «Правда» (1927-1940 гг.) и «Труд» (1940-1980 гг.), занимают магазины и офисы.

Кроме домов переезжали и памятники. Вот в 1950 году едет на новое место Пушкин.«Им овладело беспокойство, охота к перемене мест (весьма мучительное свойство, немногих добровольный крест)» (А.С. Пушкин, «Евгений Онегин»).

На новом месте.

С тех пор — почти 30 лет — дома по Москве не «гуляли».

«Все технологии, которые придумали наши инженеры, сейчас активно используются за границей», — говорит директор информационного агентства «Архитектор» Екатерина Чугунова. Например, немцы не боятся переносить на новое место старинные церкви. На родине же разработки, формировавшиеся десятилетиями, не используются — здание легче снести и построить «такое же», вместо того чтобы аккуратно его «переселить».

Как раньше передвигали дома в Москве » BigPicture.ru

О передвижках архитектурных сооружений известно многое. В том числе о далекой предыстории, когда в 1455 г. Аристотель Фьораванти перенес колокольню церкви Санта-Мария Маджорне со всеми колоколами более чем на 10 метров. И о предыстории отечественной, когда в 1812 г. в Моршанске местный умелец Дмитрий Петров передвинул деревянную церковь. В 1898 г. инженер И.М. Федорович провел передвижку двухэтажного кирпичного дома на Каланчевке в Москве. В 1899 г. при строительстве костела на Малой Грузинской улице инженер Ростен передвинул два небольших дома.

Но все же передвижка домов в дореволюционное время широкого распространения не получила. Эта практика возобновилась позднее, когда в 1934 г. инженер Кирлан передвинул в Макеевке каменное двухэтажное здание почты весом 1300 тонн. Предварительно он проделал опытную передвижку небольшого одноэтажного домика весом 70 тонн. Годом позже на руднике в Кривом Роге передвинули жилое здание весом 1500 тонн на расстояние 240 м.

В Москве в середине 1936 г. была создана контора, куда перешли специалисты и рабочие из Метростроя, уже опробовавшие свои силы в новом деле. В начале своей деятельности она переместила шесть небольших кирпичных зданий, отрабатывая приемы работ, испытывая оснастку, оборудование.

Первый кирпичный дом в стране был передвинут в 1897 году. При расширении путей Николаевской железной дороги инженер Министерства путей сообщения и работник НЖД Осип Маркович Федорович по своей инициативе предложил передвинуть одно из зданий, которое шло на слом. Владельцу этого двухэтажного кирпичного дома было предложено оплатить перевозку строения, которое он уже продал ж/д. Владелец на это странное предложение согласился. Этим человеком был, а вернее была, потомственная почетная гражданка Москвы, дворянка, подданная Британской короны — Е.И. Мак Гиль (она же Джейн Мак-Гилл), владелица цементного завода на Каланчевской улице.

Здание решили передвигать, взяв за основу американский опыт и собственные разработки Осипа Марковича, вошедшие в историю техники как «метод передвижки Федоровича». Здание было освобождено от меблировки, разобраны печи, затем отрезан фундамент, и с помощью конской тяги все сооружение (13 на 21 метров, весом 1840 тонн) за несколько дней перевезли на 100 метров западнее изначального места на новый фундамент.

Здание связано в трех местах поперек стен железными связями; в окнах и дверях вставлены распорки. Для уменьшения тяжести здания штукатурка отбита; сняты все перегородки, двери, пол также вынуты. Внизу над фундаментом во всех стенах здания пробиты отверстия, в которые вставлены рельсы, связанные между собою соединениями и в общем образующие неподвижную раму. Под раму подложены будут катки, и при помощи домкратов и воротов (шкивов) здание будет передвигаться далее по площади, сложенной из рельс, на протяжении 20 сажен.

Серьезным препятствием при переноске является находящийся на пути ров. Ров этот пришлось засыпать, на что потребовалось немало усилий, так как необходимо было привести засыпанную площадь в такое состояние, чтобы она не могла податься под давлением тяжести дома, достигающей 100 000 пудов. Работают по перемещению дома около 100 человек, и ассигновано на этот предмет 4000 р. Когда дом переправится на свое место, он будет поднят и поставлен на приготовленный фундамент.

Данная передвижка принесла славу не только Федоровичу, но составила рекламу предприятия Мак Гиль. Заработанные средства Евгения Ивановна тратила на благотворительность.

В январе 1937 г. был передвинут домик лаборатории завода грампластинок в Апрелевке весом всего в 690 тонн. За ним последовали пять небольших строений, мешавших спрямлению русла Москвы-реки в районе Серебряного Бора. Здесь специалисты конторы осваивали сложные трассы перемещения зданий — изменение направления движения, развороты. Впервые на этих работах применили гидравлические домкраты, с которыми связана курьезная история.

Передвижка происходила зимой, и домкраты залили дешевым денатуратом, у которого температура замерзания довольно низкая. Как известно, на строительстве канала и гидротехнических сооружений работали заключенные, причем не только политические, но и уголовники. В первую же ночь, несмотря на усиленную охрану и строгий режим, денатурат слили со всех домкратов. Пришлось заливать их дорогостоящим глицерином. Первый этап деятельности новой конторы закончился успешно, и ее преобразовали в Трест по передвижке и разборке зданий, управляющим которого назначили И.Т. Иванова.

И первым серьезным испытанием стала передвижка дома №77 по улице Осипенко (сейчас Садовническая ул.) на углу с Нижне-Краснохолмской. Это было Г‑образное в плане здание, «ножка» которого оказалась в середине съезда нового Краснохолмского моста. Было решено разделить этот дом на две части. Короткую оставить на месте, а длинную (88 м) передвинуть и развернуть на 19 градусов. Здание было новым, постройки 1929 г., но конструктивная жесткость его оставляла желать лучшего; кроме того, само здание стояло на заболоченном грунте, в бывшей пойме реки. Тем не менее главный инженер треста Э.М. Гендель решил передвигать дом.

Начальник участка, которому поручили работу, опытный инженер-практик, написал докладную записку в Управление жилищного строительства Моссовета, в которой назвал передвижку в таких условиях авантюрой. Но Гендель стоял на своем, остальные специалисты его поддержали, и начальнику участка пришлось уволиться. Дом двигали без отселения людей; работали все инженерные системы здания: электроснабжение, водопровод, канализация, телефон. Передвижка закончилась успешно. Похожая ситуация сложилась и при строительстве Большого Каменного моста — мешал дом №5/6 по улице Серафимовича, тот самый, что увековечен в стихотворении А. Барто. Условия, правда, были получше, хотя грунт также ненадежный, но дом был выстроен добротно.

Особенностью здесь была необходимость подъема здания (вес 7500 тонн) на высоту 1,87 м. Передвижка также происходила без отселения жильцов. Следующая передвижка была серьезным испытанием для всего коллектива треста. При реализации Генерального плана реконструкции Москвы оказалось, что многие дома выступают за «красные линии». Часть домов уничтожили, но некоторые уцелели. Жители дома №24 по улице Горького (бывшее Саввинское подворье), узнав, что их дом подлежит сносу, написали письмо Булганину, занимавшему кресло председателя Президиума Моссовета, с просьбой сохранить дом. Письмо попало к Хрущеву, и он, в силу некоторых обстоятельств, согласился.

Трудность была в том, что все предыдущие дома были в несколько раз легче, чем дом Саввинского подворья, весивший около 23 тысяч тонн. И едва ли не решающим обстоятельством было то, что в Америке к середине 1930‑х гг. самым большим перемещенным зданием была 8‑этажная телефонная станция в Индианаполисе, весившая «всего» 11 тысяч тонн. Как тут не воспользоваться случаем, чтобы переплюнуть Америку. Никита Сергеевич одобрил инициативу и даже лично осмотрел намеченный к передвижке дом. Он выдвинул лишь одно условие: окончание работы в марте 1938 г. Времени оставалось в обрез. И уже на следующий день началась подготовка, длившаяся более четырех месяцев. В подвале застучали отбойные молотки. По линии среза дома с фундамента были пробиты «дорожки», в которые завели мощные двухтавровые балки, впоследствии сваренные между собой. Таким образом, дом оказался в прочной стальной раме.

Одновременно готовили территорию, по которой намечалось путешествие дома; подвал засыпали щебнем, чтобы установить там рельсы. Когда эти работы были выполнены, под стенами начали пробивать гнезда (отверстия), которые потом превращались в длинные коридоры под домом. Вначале пробили 12 таких коридоров. В них уложили шпалы на твердом бетонном основании, а затем и рельсовые пути. После этого на стальных катках по рельсовым путям были уложены ходовые двухтавровые балки, которые приварили к стальной раме. Дом оказался уже стоящим частью на стальных катках, а частью на фундаменте. Затем прорубили еще 12 коридоров и операцию повторили. После того как пробили третью очередь коридоров, дом сняли с фундамента, и он оказался на 2100 катках.

Невдалеке от дома Иконниковых находится владение №77, где было совершено более сложное передвижение дома. Статья из книги «Дом переехал» 1998 года издания: «…Все в жизни относительно, и даже недвижимость может стать движимой. Дома начали передвигать более 500 лет назад. К настоящему времени в Москве передвинуто почти 70 домов разного веса и формы. Одна из первых передвижек и самая сложная совершилась летом 1938 года на Садовническом острове. Длинный многоквартирный дом стоял поперек трассы строительства нового Краснохолмского моста. Было принято решение часть дома отпилить и передвинуть, развернув ее (часть) параллельно трассе строящегося моста».

Это сложно представить сейчас. Люди живут в доме, а он каждый день едет куда-то, фантастика! 1959 год.Жилой дом №77 протяженностью 88 метров на Садовнической улице был построен в 1929 году. В 1937 году, в связи с реконструкцией мостов Москвы, было решено половину дома (длиной 44 метра и весом 8500 тонн) распилить и передвинуть под углом 19 градусов на новый фундамент. По 37 железнодорожным путям дом без выселения жильцов в течение недели передвинули. Из-за зыбкости островных фундаментов вагонетки оставили в подвале, не удаляя их после проделанной операции.Передвижка закончена. Вы видите здесь дом на новом месте. За 103 часа правое крыло здания было передвинуто на 53 м 19 см, левое — на 33 м 72 см. «Переход» завершен благополучно. Наблюдатели не обнаружили в доме никаких деформаций.Передвижка Саввинского подворья на Тверской (Горького) улице (бывш. дом 24, ныне во дворе дома 6).

После укладки 36 рельсовых путей, монтажа лебедок и домкратов дом был готов к передвижке. Жильцы, зная, что их дом передвинут, волновались и просили предупредить о начале передвижки, чтобы успеть переселиться к родственникам. Но им указывали заведомо ложные сроки, и, как позднее вспоминал Э. Гендель, руководитель работ, делалось это сознательно. Ночью 4 марта 1939 г. в 2 часа 03 минуты 20-тонная лебедка плавно сняла дом и покатила его на новое место.

С другой стороны

Водопровод, канализация, электричество, телефон, радио и прочие коммуникации были присоединены к зданию с помощью гибких временных связей. Дом действительно передвигался очень плавно, и многие жильцы узнали об этом лишь утром. В одной из квартир шестилетняя девочка Инна Розанова накануне играла в кубики и строила из них башни. Заигравшись, она уснула, оставив башни на столе. Наутро башенки уцелели, не рассыпались. Передвижку закончили в три дня, передвинув дом на 49 м 86 см. Сейчас он стоит во дворе дома №6 по Тверской. Как правило, при передвижке все коммуникации работали исправно, а вот после подключения их к стационарным сетям начинались перебои. Жильцы перемещенного дома на Садовнической улице сообщали с горечью в 1939 г., что спустя полтора года после передвижки их дом так и не подключили к газовой сети.

Следует отметить, что этому дому вообще не везло. Еще когда строили дом, а возводили его на топком болоте, засыпанном песком, здесь было много неприятностей. Не успели заложить фундамент, как он стал оседать и проваливаться. Забили мощные сваи, навезли еще многие кубометры земли, но и тогда строительство шло с большими приключениями.

(А в 1967 г., в канун ноябрьских праздников(?)*, здесь произошел взрыв. Трагедия случилась поздним вечером, когда москвичи уже спокойно укладывались спать. Со всего города примчались машины скорой помощи, которые, погрузив раненых, с воем уносились прочь. Их место сразу же занимали другие. Страшный конвейер работал методично и спокойно, без лишней суеты и крика. Дым от огня, который гасили десятки пожарных машин, смешивался с паром от водяного отопления, которое все еще не могли перекрыть, и застилал всю округу. Вовсю работали не только спасатели, медики и пожарные. Целые батальоны саперов, сменяя друг друга, голыми руками разбирали завалы. Чуть позже пришла мощная техника — краны, бульдозеры, самосвалы…

— В подвалах дома, между зданием и фундаментами, до сих пор сохранилась мощнейшая металлическая рама, на которой дом переезжал, — говорит Алексей Бардашов, инженер-строитель из Института повышения квалификации госслужащих. — Представляете, сколько металла не пожалели тогда, в 30‑е годы, когда он был крайне нужен стране! Раму поставили на катки и по забетонированной площадке перевезли дом на новое место. Жильцов при этом не выселяли.

В основании дома до сих пор замурованы вагонетки, на которых он и ехал на новоселье на 150 метров в сторону.

После переезда в разрыве между двумя расставшимися частями дома построили 6‑этажную вставку. И люди продолжали жить здесь вплоть до 60‑х годов, пока не произошел взрыв. По одной версии, виноват бытовой газ, по другой — под домом произошел разлом коры. Часть дома разворотило, множество раненых увезли в больницы, а оставшихся жильцов постепенно отселили. Несколько лет дом стоял полуразрушенный, а затем его отдали под конторы и институты. От буквы Г осталась только переезжавшая длинная ножка, остальное восстановлению не подлежало. И сейчас торец здания оборван — не плоская стена, а странный многоугольник. Спустя почти 70 лет после переезда аукаются его последствия: передвинув здание, часть его почему-то поставили на сваи, а часть — нет. Из-за этого дом неравномерно оседает, в стенах появляются трещины, и недавно его признали подлежащим сносу).

Здание Моссовета. Его не только передвинут вглубь квартала, но еще и надстроят. Сейчас здесь мэрия.

Готовились основательно и ответственно, поскольку это было не рядовое здание. Но не без влияния идеологических структур сумели и здесь установить рекорд. Ведь надо было утереть нос Америке. Перед инженерами заранее поставили задачу — передвинуть дом вместе с людьми. Но мало того: в фаворе было так называемое стахановское движение. И скоростные методы внедрялись повсюду, без разбора — была ли это добыча угля или выращивание коров, строительство домов или обучение студентов.

Применили стахановский метод и к передвижкам зданий, причем без учета технических особенностей. Но именно в случае с Моссоветом этот метод был наиболее опасен. Старое здание, построенное М.Ф. Казаковым, было поставлено «покоем», то есть в виде буквы П, и нагрузка по фронту здания при движении распределялась неравномерно. Кроме того, дом имел большой двухсветный зал, то есть огромное пространство без жестких перегородок, и в случае малейшего перекоса мог сложиться как карточный домик, причем вместе с людьми.

Осторожные американцы использовали для передвижек даже простых зданий ручные механизмы, в крайнем случае лошадей, и двигали здание с небольшой скоростью. Наши инженеры, разумеется, предвидя все возможные последствия, не могли возражать партийному руководству, но все же предприняли некоторые меры, позволяющие хотя бы немного обезопасить себя от случайностей. Основной тяговой силой были две лебедки. На начальном этапе им помогали 25 домкратов. Скорость вращения барабанов лебедок регулировалась, и ее можно было легко уменьшить. Кроме множества телефонных розеток, к которым легко было подключиться (радиотелефонов тогда еще не изобрели), на всем пути следования стояли десятки аварийных кнопок, позволяющих мгновенно остановить передвижку. На работе был задействован весь инженерный состав треста. При огромном стечении народа здание передвинули на 13,65 м за 41 минуту. Рекорд установили. Правда, в стенах и перекрытиях возникли деформации, появились трещины. Позже, при надстройке и реконструкции, пришлось встраивать в здание 24 металлические колонны.До войны передвинули 22 каменных здания и несколько десятков деревянных. В послевоенное время система ценностей изменилась. Даже исторические памятники объявляли «малоценной постройкой» и пускали под бульдозер или сжигали. Тем не менее и в застойные времена было произведено несколько передвижек, в том числе и уникальных. Среди них передвижка дома №24 по Люсиновской улице. На самом деле под этим номером было расположено несколько зданий. Это были не такие тяжелые «монстры», как в центре города. Но одно из зданий было построено на более древней, сводчатой палате, практически вросшей в землю. Решили ее также передвинуть. Для этого пришлось отрывать глубокую траншею на всю длину передвижки — 42 метра. Работа длилась несколько месяцев.

Не менее интересной была передвижка и в Камергерском переулке. При реконструкции МХАТа в начале 1980‑х гг. старое здание разделили вертикально по линии театрального занавеса. Сценическую коробку отодвинули от зрительного зала и в образовавшемся промежутке поставили новые стены. Таким образом здание театра удлинили в глубь квартала, сохранив основные части. Но расчетное 12-метровое пространство оказалось слишком мало для проведения монтажных работ. Пришлось бы отказаться от строительных механизмов и использовать только ручной труд (а высота стен достигала 33 метров). Поэтому коробку сцены вначале отодвинули на 24,7 м, а затем вернули назад, на 11,9 м. Передвижка при реконструкции МХАТа в 1983 г. была последней. При перестройке и в сменившую ее эпоху демократических реформ стало не до передвижек. И хотя страна разрушалась, Москва строилась. Правда, не всегда понятно, как и зачем. Стоило ли передвигать на 33 метра сытинский особняк на Тверской, чтобы поставить на его месте очередной убогий «фанерный» супермаркет. И это в центре столицы!

Стоял себе на Пушкинской дом, никого не трогал. Но в 79 году его решили подвинуть.

Передвижка дома Сытина. В номере газеты «Труд» от 11.04.79 корреспондент Виктор Толстов в репортаже «Дом отправился в путь» сообщал подробности этого события: «В пять утра, когда рассвет только намечался над городом, были закончены последние приготовления и дана команда включить компрессоры. Стрелки на приборах показали усилие 170 тонн. Мощные блестящие цилиндры четырех домкратов уперлись в стальные балки, на которых покоился готовый к передвижке дом, и он медленно покатился по рельсам вдоль главной улицы Москвы. Со скоростью секундной стрелки вращались толстые стальные катки, и почти незаметно глазу махина здания уплывала в сторону площади Маяковского».

33 с небольшим метра здание преодолело за три дня и примкнуло к строящемуся тогда конференц-залу редакции газеты «Известия». На Пушкинской площади у входа в метро сразу стало свободнее. 1979 год.Кроме домов переезжали и памятники. Вот в 1950 году едет на новое место Пушкин.«Им овладело беспокойство, охота к перемене мест (весьма мучительное свойство, немногих добровольный крест)» (А.С. Пушкин, «Евгений Онегин»).На новом месте

С тех пор — почти 30 лет — дома по Москве не «гуляли».

«Все технологии, которые придумали наши инженеры, сейчас активно используются за границей», — говорит директор информационного агентства «Архитектор» Екатерина Чугунова. Например, немцы не боятся переносить на новое место старинные церкви. На родине же разработки, формировавшиеся десятилетиями, не используются — здание легче снести и построить «такое же», вместо того чтобы аккуратно его «переселить».

Небольшое видео о том, как двигали дома:

Смотрите также: 10 самых дорогих отельных номеров в мире,
Что скрывает самый загадочный дом в Брянской области,
Жизнь как в кино: 5 домов из фильмов, которые можно арендовать на ночь

Источник

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

В Москве целиком передвинули дом с места, на котором он простоял больше века

Переместить дом на новое место целиком, не разбирая, это не фантастика и не магия. Это инженерные технологии и точный расчет. В Москве такое уже делали, но очень давно — во время реконструкции города в прошлом веке передвинули больше 20 зданий: исторические особняки, больницу, знаменитый МХАТ в Камергерском переулке и даже подворье монастыря, причем это было самое тяжелое перемещенное здание в мире — 23 тысячи тонн. И вот сегодня переехал еще один объект. На северо-востоке столицы на 100 метров подвинули водонапорную башню конца XIX века.

Это на кадрах ускоренной съемки процесс занимает не больше минуты, а в реальности, чтобы передвинуть строение высотой 28 метров и весом в 1600 тонн, потребовалось два дня. Башня, построенная в конце XIX века, находилась на территории бывшего компрессорного завода «Борец». Сейчас здесь строится современный жилой комплекс. И несмотря на почтенный возраст, башне пришлось отправиться в путешествие. С особыми мерами предосторожности!

«Невзирая на возраст, она в силу того, что была выключена из технологической жизни завода достаточно продолжительное время и не использовалась в 90-е как арендные площади, в целом неплохо сохранилась. Мы заложили все оконные, дверные проемы для обеспечения полной пространственной жесткости», — рассказывает исполнительный директор проектного бюро Александр Мамаев.

Малейший перекос — и старинная кирпичная кладка рассыпалась бы как карточный домик. Подготовительный период, включая разработку проекта, занял целый год. А когда строение отделили от фундамента и начали поднимать, чтобы подвести под него металлическую платформу с катками, башня закапризничала. И в казалось бы окончательные расчеты пришлось вносить правки.

«Башня начала в какой-то момент крутиться — ночью в одну сторону, днем в другую; конечно, перемещения небольшие, но тем не менее это могло критично сказаться», — поясняет Александр Мамаев.

Как выяснилось, дело было в перепадах температуры и влажности. Когда с проблемой справились, башня плавно, сантиметр за сантиметром, отправилась из точки А в точку Б.

«Мы подняли ее на 3,5 метра и по каткам переместили на 30 метров», — говорит генеральный директор реставрационно-строительной компании Дмитрий Гулич.

«Мы с замиранием сердца следили, как башня оторвалась от фундамента, и, конечно, за первым движением башни; первые миллиметры, с мурашками и сопровождали овациями», — поделился представитель строительной компании Илья Чепрасов.

Подобного в Москве не происходило почти 40 лет. И новое, как водится, хорошо забытое старое. В 30-х годах прошлого века в Москве началась масштабная реконструкция, и дома, которые мешали расширению улиц, решено было передвинуть. Тогда это звучало фантастически.

Стройплощадку тщательно выравнивали и прокладывали рельсы. Например, для переезда в 1937 году пятиэтажки на Осипенко, сейчас это Садовническая улица, потребовалось 37 железнодорожных путей. Здание домкратами поднимали, подводили ходовую раму. На перемещение дома на несколько десятков метров уходило до четырех дней. Про это даже сняли кино.

— Батюшки, куда ж это Москва-то уезжает? Да как это возможно? Вода льется! Свет горит! Телефон работает!

И это не художественный вымысел. Дома действительно могли передвигать вместе с жильцами, а коммуникации подключали через резиновые шланги. На слуху полулегендарные истории о том, как жильцы заснули когда дом стоял на старом месте, а проснулись уже на новом. В 1940 году, чтобы расширить Тверскую, на 14 метров передвинули здание Моссовета, где сейчас находится столичная мэрия. И чиновники ни на один день не прекратили работу.

Последний громкий проект связан с «домом Сытина» на Пушкинской — он загораживал новое здание «Известий». Затем, в 1983 году, немного передвинули здание чеховского МХАТа. И все. Потом подобные работы возобновили лишь в наши дни.

Следующей в очереди на перемещение стена, оставшаяся от исторического здания XIX века. Ее уже отрезали от фундамента, и сейчас она висит, по сути, в воздухе, опираясь на металлические конструкции. С помощью мощных домкратов ее поднимут на нужную высоту, затем подведут специальные направляющие балки, по сути, рельсы и объект отправится на новое место.

Все работы инженеры планируют завершить этой осенью. А затем за дело возьмутся реставраторы.

«Мы будем стараться дальше эту технологию тоже внедрять — при необходимости, конечно, для того чтобы сохранить исторические здания, вписать их в существующую застройку и дальше чтобы они служили людям и радовали москвичей», — рассказывает руководитель Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов.

Всего же на этой стройплощадке планируется передвинуть три исторических объекта. Все они будут сосредоточены в одном месте и станут своеобразным музеем под открытым небом. Есть планы по их интеграции в прилегающий к жилой зоне технопарк.

как переносили московские высотки / Новости / Сайт Москвы

Что общего у Саввинского двора, Мэрии Москвы, древнеегипетских храмов и колокольни 15 -го -го века? Все они были физически перемещены силой творческой инженерии. Ниже приведены некоторые ответы сегодняшних архитекторов.

Рубен Аракелян, архитектор, сокуратор Московской архитектурной биеннале, руководитель архитектурной фирмы WALL:

У этого есть два аспекта — психологический и технический.Психологически переезд огромного здания вызывает недоумение. Люди не понимают, как можно перемещать многоэтажное здание весом 20 000 тонн. Однако инженеры видят в этом решаемую проблему.

Технология сложная, но понятная. Здание заключено в жесткий каркас возле фундамента, где оно будет вырезано. Рама усилена промежуточными диагональными тягами. Затем здание вырезается из фундамента. Большие домкраты медленно поднимают его. Затем под здание кладут большие рельсы и ролики, и оно медленно перемещается.На подготовку к переезду уходит от шести месяцев до года и от пяти до шести дней, в зависимости от расстояния.

Борис Пастернак, архитектор, градостроитель, заместитель председателя научно-методического совета Департамента культурного наследия города Москвы:

Техника переселения более архаична, чем современная. Это похоже на строительство египетских пирамид, где были задействованы огромные человеческие ресурсы. Несомненно, это явление советской эпохи, связанное с характером ее экономических и социальных отношений.

Дом на Каланчевской улице: первая попытка удалась

Большое расширение двора Николаевской железной дороги было начато в 1897 году. Строительная площадка включала особняк, принадлежащий Джейн МакГилл (Евгения МакГилл), британскому подданному и почетному жителю Москвы, владевшей цементным заводом на Каланчёвской улице. Если бы не инициатива инженера Осипа Федоровича, дом был бы снесен. Он предложил отодвинуть его на сотню метров.Хозяин с радостью принял предложение и даже оплатил работу.

«Здание в трех точках привязано к стенам железными прутьями, в окнах и дверях установлены распорки. Чтобы уменьшить вес здания, была снята штукатурка, сняты все перегородки, двери и перекрытия. Во всех стенах над фундаментом были сделаны специальные отверстия, через которые проходили шпалы и большие рельсы. Под раму поместили катки, а затем дом с помощью домкратов и лебедок перенесли на расстояние 20 саженей… »(Осип Федорович, журнал« Нива, », 1898 г.).

Всего за несколько дней здание весом 1840 тонн было перемещено на 100 метров к западу и помещено на новый фундамент. Сейчас он находится на Каланчёвской улице, 32/61.

Инженер был настолько уверен в успехе, что велел дочери рассказывать прохожим о переезде. Она должна была кричать: «Внимание! Здание движется! »

Переезд в советское время

План переноса зданий был запущен после утверждения Генерального плана реконструкции Москвы в 1935 году.Он предусматривал расширение существующих дорог и строительство новых. На карте города появились красные линии. Строения за ними планировалось снести. Однако некоторые выжили по разным причинам. Большинство из них просто убрали с дорог, которые вели к светлому коммунистическому будущему. В 1936 году был открыт офис по перемещению строений для инженеров Метростроя (метростроительная компания). Позже он назывался трестом по разборке и перемещению зданий. Эммануэль Гендель, отвечавший за укрепление фундаментов зданий возле линий метро, ​​был назначен главным инженером.

Эммануэль Гендель (1903–1994) — советский инженер и строитель, специалист по перемещению и выравниванию зданий и технологии восстановления. Среди его самых известных проектов — перенос зданий на Тверской улице, выпрямление минаретов в Самарканде, звонниц в Ярославле и Больших Вяземах.

Для нового моста препятствий нет. Перенос дома на Садовнической улице

Первым крупным проектом треста (трест по демонтажу и перемещению конструкций) был перенос здания на улице Осипенко (ныне Садовническая) в 1937 году.Г-образное здание препятствовало строительству нового Краснохолмского моста. Гендель решил разделить здание на две части, меньшую часть оставить на месте и сдвинуть более длинную, повернув ее на 19 градусов. Во время переезда жителей не заставляли покидать здание. Кроме того, при использовании кабелей и гибких труб водопровод, канализация, электричество, радио и телефонные линии продолжали функционировать во время переезда. Здание перемещалось на роликах по станине из 37 рельсов.Затем две секции были объединены в их новой конфигурации. Здание простояло до 1967 года, когда его разрушил взрыв бытового газа. Одна часть здания сохранилась, а на месте другой теперь стоит современное стеклянное здание.

«Выполнение генерального плана градостроительства 1935 года и расширение городских магистралей потребовали переноса ряда зданий, большинство из которых имело историческую и архитектурную ценность», — сказал Борис Пастернак. «Желание сохранить эти здания побудило город переместить их или изменить угол обзора.”

Масштабные преобразования в советской Москве не были связаны с инженерной конкуренцией двух сверхдержав, а проводились по объективным причинам.

Операции и операции

В мае 1940 года Московскую центральную глазную больницу перевели с улицы Горького (ныне Тверская). 13 000-тонное здание должно было быть перенесено с центрального проспекта на готовый цокольный этаж в переулке с фасадом, выходящим на переулок.

Говорят, что никто в больнице не знал точной даты переезда, и даже когда работа велась, врачи продолжали проводить операции.Люди, которые за это время приехали навестить друзей и родственников, нашли только обнаженный фундамент и увидели, как здание движется к новому месту. Зрелище было таким, что они наверняка почувствовали необходимость обратиться к врачу, не к офтальмологу, а к психиатру.

Родственники Генделя вспоминают, что он был настолько уверен в успехе проекта, что велел своей дочери предупреждать прохожих о перемещении здания. Она должна была стоять и кричать: «Смотри, здание движется!»

Больница работает до сих пор и находится в Мамоновском переулке, 7.

Дом Моссовета

Моссоветское здание было одним из самых больших вызовов для треста. Во-первых, здание имело сложную форму, и структурная нагрузка на фасад здания распределялась неравномерно. Во-вторых, первый этаж резиденции бывшего генерал-губернатора представлял собой бальный зал, другими словами, большое открытое пространство без конструктивных опор. В-третьих, сверху пришел приказ перенести здание, в том числе и подвал, где хранились важные государственные документы.Следуя ныне установившейся традиции, инженеры решили переместить здание с жильцами внутри и без отключения коммуникаций.

Сообщается, что некоторые сотрудники траста уволились с работы, узнав об условиях переезда в здание Моссовета. Это понятно; вряд ли можно было ожидать снисходительной участи, если бы вы закопали партийных боссов под грудой обломков. Чтобы перенести здание в целости, включая подвал, инженерам пришлось сначала вырыть глубокую яму вокруг здания и вдоль пути к новому месту.Затем они сняли здание с фундамента. Перемещение произошло на глубине четырех метров. В целом все прошло успешно, но на некоторых участках стен образовались трещины. Позже при реконструкции в здание вмонтировали 24 металлических колонны. Сейчас в здании на Тверской улице, 13 находится Мэрия Москвы.

Саввинский двор

Это здание было построено в 1907 году и принадлежало Саввино-Сторожевскому монастырю как съемные квартиры. В советское время здесь располагались коммунальные квартиры.

«Саввинское жилье с фасадом, облицованным разноцветной керамической плиткой, является одним из наиболее удачных примеров национально-романтического стиля модерн, сочетающего современные материалы и дизайн со старинными русскими архитектурными традициями и мотивами (Уильям Брумфилд, География искусства Модерн в Москве: эстетика в урбанистическом контексте.

Трудно сказать, чем было принято решение о сохранении здания, исторической ценностью или какой-либо другой причиной, но оно сохранилось.Используя уже испытанный метод, здание было поднято на ролики и перенесено на новое место 4 ноября 1939 года. Оно двигалось со скоростью около 10 метров в час.

«Когда было принято решение о переносе бывшего Саввинского двора, этого многоквартирного дома, подготовка велась под видом ремонтных работ», — напомнил Рубен Аракелян. «Инженеры поняли, что если жители дома узнают о предстоящем переезде, возникнет паника, которая помешает всему процессу.Здание было перенесено ночью, пока все спали. Процесс прошел настолько гладко, что никто из жителей даже этого не заметил ».

Чтобы увидеть эту архитектурную достопримечательность сегодня, войдите во двор дома 6 по Тверской улице.

Подготовка к переезду здания занимает не менее шести месяцев, а иногда дорогу нужно расширить всего за месяц. Таким образом, сегодня проще снести здание и построить его на новом участке.

дом Сытина

Журналистам газеты «Труд» повезло профессионально.В конце 1970-х редакция размещалась в доме Сытина на улице Горького (Тверской). Репортерам посчастливилось принять участие в переносе здания. Его перенесли на 47 метров по Тверской улице.

«В 5 часов утра, когда начинался рассвет, были завершены последние приготовления и была дана команда включить воздушный насос. Стрелки индикатора показали давление 170 тонн. Мощные блестящие цилиндры четырех больших пневматических домкратов коснулись стальных балок, на которых стояло здание.Готовое к переезду здание медленно продвигалось по рельсам по этой главной московской магистрали. Толстые стальные ролики вращаются со скоростью секундной стрелки, и огромное здание почти незаметно двигалось в сторону площади Маяковского… »(« Труд », 11 апреля 1979 года. Доклад Виктора Толстова« Дом выезжает на дорогу »).

МХТ им. Чехова

Последним громким событием в саге московских переездов стал переезд МХТ им. Чехова (старое здание МХТ) на реконструкцию в 1983 году.Здание разрезали по линии занавеса, а сцену перенесли на 20 метров внутрь. Освободившееся пространство было заполнено новым сценическим пространством для улучшения декораций и оборудования.

Переезд был основан на хорошо зарекомендовавшем себя процессе Эммануэля Генделя, но лично его там не было. Гендель стал настолько известным специалистом по перемещению зданий, что его часто отправляли за границу.

Международный опыт: древнеегипетские храмы, терминалы и маяки

Здания и сооружения были перемещены и продолжают перемещаться по всему миру.Ниже приведены некоторые примеры.

Отель на Кони-Айленде (США)

Огромный отель под названием Brighton Beach Hotel на Кони-Айленде (полуостров, бывший остров в Бруклине) был перенесен на 150 метров на остров в апреле 1888 года. Участок земли, на котором стояло деревянное здание, размывался океаном. .

Трехэтажное здание длиной 150 метров и весом 5000 тонн было поднято с помощью больших гидравлических домкратов, а затем опущено на 112 тележек, изготовленных по индивидуальному заказу.Тележки опирались на 24 рельса, проложенные под зданием. Здание перемещали шесть небольших паровых машин.

Indiana Bell Telephone Company, Индианаполис, США

Перенос здания штаб-квартиры Indiana Bell в Индианаполисе в 1930 году был одним из крупнейших проектов переезда в то время.

Здание становилось слишком маленьким для растущего числа сотрудников, необходимых для обслуживания растущего числа абонентов, и поэтому в 1929 году было решено снести здание, чтобы освободить место для нового, большего здания.Однако Курт Воннегут-старший, архитектор и партнер в хорошо зарекомендовавшей себя фирме Vonnegut & Bohn и отец известного американского писателя Курта Воннегута-младшего, предложил перенести здание. Здание весом 11 000 тонн было перемещено на 15 метров к югу, повернуто на 90 градусов и перемещено на 30 метров к западу, всего за 30 дней, в то время как 600 сотрудников продолжали без перебоев обеспечивать телефонными услугами 170 000 абонентов. Это был прорывный проект, в котором использовались гибкие линии связи, что позже использовали советские инженеры в проектах переезда зданий.Сотрудники Indiana Bell входили в здание и выходили из него через защищенный коридор, который перемещался вместе со зданием.

Древние египетские храмы

Впечатляющие храмы Абу-Симбел были высечены в скале в 13 веке до нашей эры. В 1960-х, или 33 века спустя, египетские власти решили построить Асуанскую плотину на Ниле при технической поддержке Советского Союза. Искусственное озеро быстро поднималось и должно было полностью покрыть скальные храмы. Кампанию спасения возглавили ЮНЕСКО и правительство Египта с пожертвованиями — около 80 миллионов долларов — собранными со всего мира.В период с 1964 по 1968 год все это место было аккуратно разрезано на большие блоки, разобрано, поднято и собрано на новом месте на 65 метров выше, на скале, в 200 метрах от реки. Блоки были повторно собраны и зацементированы на новом месте, с огромными куполами из железобетона, построенными позади них для поддержки.

21 век

В 2000 году маяк на мысе Хаттерас высотой 59 метров в Северной Каролине, США, весом около 4000 тонн, был перемещен на 870 метров от первоначального места по специально построенным рельсам.

В 2001 году два 1200-тонных крыла и 5000-тонная центральная часть терминала международного аэропорта Ньюарк в Нью-Джерси, США, были перенесены на 1130 метров на новое место.

В 2007 году каменная церковь XIV века в Германии весом 660 тонн была перевезена на грузовике на 12 километров в соседнюю деревню, чтобы освободить место для расширяющегося угольного карьера.

В апреле 2013 года 18-тысячный жилой дом, построенный в 1908 году в Баку, был перемещен на 10 метров, чтобы защитить его как исторический и архитектурный памятник.Это был первый проект по переселению зданий в Азербайджане.

Болонская колокольня

Первое зарегистрированное перемещение здания произошло в Болонье, Италия, в 15 веке. Архитектор и инженер Аристотель Фиораванти перенес колокольню Базилики Санта-Мария-Маджоре, чтобы создать пространство для нового здания городской администрации. Вокруг колокольни построили деревянную клетку пирамидальной формы, чтобы она не треснула. Колокольня высотой 24 метра была перемещена на 13 метров с помощью блочно-талей, что было удивительным достижением для того времени.

Москва строили не за один день…

… и продолжает расширяться. Но практика переноса зданий, похоже, отошла в прошлое, в период пятилетних плановых периодов, стахановской и хрущевской кукурузной кампании. Но говорят, что история повторяется. Можно ли еще перенести здания в Москве?

«Технологически это можно было бы сделать еще эффективнее, — сказал Борис Пастернак. «Однако я не могу себе представить, чтобы кто-то это предлагал.Во-первых, это такое понятие, как восприятие исторического наследия. Старые постройки интересны только тогда, когда видны в их историческом окружении. Когда их переезжают, перестраивают или ремонтируют, они теряют часть своей идентичности. Во-вторых, технологии продвинулись до такой степени, что прошлые переезды зданий кажутся архаичными.

«Новые строительные и инфраструктурные проекты должны учитывать исторические постройки, которые делают городские пейзажи более разнообразными и интересными.В то же время новые проекты должны смотреть в будущее и отражать имидж города через 25 лет ».

Говорит Рубен Аракелян: «Я считаю, что для крупномасштабных проектов переселения в советское время были объективные причины, а не просто амбициозная амбициозная амбициозная амбициозность американских и советских инженеров. Город больше не удовлетворял потребности быстро растущего населения, поэтому главные улицы были расширены в соответствии с генеральным планом 1935 года. Сегодня Москва, как и другие мегаполисы, развивается еще быстрее, с миграцией и растущим числом людей и транспортных средств.Строительные технологии сильно продвинулись вперед, появились новые требования к условиям и скорости ремонта дорог. Подготовка к перемещению здания может длиться не менее шести месяцев, тогда как вы можете расширить дорогу в течение месяца. Так что проще снести здание и перестроить где-нибудь в другом месте.

«Однако, учитывая многочисленные скандалы, связанные со сносом исторических зданий, в некоторых случаях, возможно, было бы лучше развеять опасения общественности, переместив здания».

На Тверской улице в Москве, в первом ряду от царей до Советского Союза и до путинской России

МОСКВА. Тридцать лет назад Советский Союз перестал существовать.В последний раз флаг был спущен 25 декабря 1991 года. Этот момент до сих пор вызывает серьезные вопросы у наследников СССР: «Кем мы были, как советские, и куда мы идем, как русские?»

Многие ответы можно найти на главной магистрали Москвы — улице Горького, названной в честь писателя Максима Горького, с 1932 по 1990 год, и переименованной в Тверскую улицу, дань уважения древнему городу Твери, когда Советский Союз был захвачен последней. -газовые реформы.

Это была витрина Советского Союза в светлое будущее, которое должен был принести управляемый Кремлем коммунизм.Здесь обедали сотрудники КГБ, богатые тратили свои рубли, Владимир Ленин произносил речи с балкона, а власти использовали свою силу против одного из самых известных советских диссидентов Александра Солженицына.

Вид на Тверскую улицу с верхнего этажа гостиницы «Националь» в 1980 году и в августе. Изменения улиц на протяжении десятилетий включают в себя сдвиги в повседневной жизни от Советского Союза в 1920-х годах к сегодняшней России. (Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post)

В 1990-х годах Тверская олицетворяла излишества быстрых денег постсоветского всеобщего доступа.В последующие годы он был заполнен обнадеживающими продемократическими маршами. И теперь , при президенте Владимире Путине, это символ его мечты возродить Россию как великую державу, заново пережить былую славу и сокрушить любую оппозицию его правлению.

Присоединяйтесь к экскурсии по знаменитой московской Тверской улице.

Гостиница «Националь»: там, где зародилась советская власть

Окно номера 107 гостиницы «Националь» выходит на Красную площадь и Кремль. Отсюда открывается прекрасный вид на гробницу Ленина, которая подходила с тех пор, как он был самым известным гостем в номере 107.

Кремль был поврежден во время русской революции 1917 года. В марте 1918 года Ленин и его жена переехали в комнату 107 на семь дней, в результате чего гостиница стала первым домом советского правительства.

Отель «Националь» в Москве, сверху: произведения искусства в стиле соцреализма, которые художникам было приказано перенять в 1930-х годах, до сих пор украшают отель; Елена Позолотина работает в отеле с 1995 года; гостиница с рестораном была построена в 1902 году; «Националь» принимал известных гостей, в том числе советского лидера Владимира Ленина, тогдашнего сенатора.Барак Обама (доктор медицины) и актер Джек Николсон. (Фото Артура Бондаря для The Washington Post)

The National, построенный в 1902 году в эпоху имперской России, также размещал других советских лидеров, в том числе Льва Троцкого и Феликса Дзержинского, начальника тайной полиции. Советское правительство продолжало использовать это здание как общежитие для официальных партийных делегатов, а в 1919 году оно было переименовано в Первый Дом Советов.

Теперь гости могут остановиться в той же комнате, что и Ленин, примерно за 1300 долларов за ночь.В последние годы отель принимал известных гостей, включая Барака Обаму (когда он был сенатором) и актера Джека Николсона.

История продолжается под рекламой

«Этот отель немного похож на музей», — сказала Елена Позолотина, работающая в «Национале» с 1995 года.

«У нас есть номера с видом на Тверскую улицу, и мы всегда объясняем гостям что это главная улица нашего города », — сказала Позолотина. «Этот уголок Тверской, который мы занимаем, бесценен.

План Сталина: «Здание движется»

Когда в 1935 году советский лидер Иосиф Сталин потребовал масштабной перестройки Москвы, поступил приказ превратить скромную улицу Горького в широкий внушающий трепет бульвар.

Инженеру Эммануэлю Генделю приходилось перемещать массивные здания, чтобы уступить место другим. Были взорваны церкви и монастыри, вместо них открылись редакции газет и огромный кинотеатр.

Московскую центральную глазную больницу срезали с фундамента, повернули на 97 градусов, подняли домкратом, прицепили к рельсам и отодвинули на 20 ярдов — при этом хирурги работали все время, по крайней мере, так сообщали официальные СМИ в то время.

В 1935 году советский лидер Иосиф Сталин потребовал расширить скромную дорогу, в то время называемую улицей Горького. Здания были перемещены, как показано на этой фотографии 1940-х годов. Сегодня дорога представляет собой широкий бульвар, известный как Тверская улица. (Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post)

Дочь Генделя, которой тогда было около восьми лет, гордо стояла у микрофона и объявляла: «Внимание, внимание, здание движется». Татьяна Ястржембская, внучка Генделя и президент благотворительного фонда «Зимний бал» в Москве, вспоминает, что Гендель превозносил коммунизм, но также пользовался наградами элиты.По ее словам, он водил прекрасную машину и всегда приносил семье лучшие торты и конфеты.

Самым большим зданием на улице Горького, которое Гендель переселил, был Саввинский двор. Самым сложным была Моссоветская, или Московская ратуша, с балконом, где Ленин выступал с речами. Здание, бывшую резиденцию московского генерал-губернатора, пришлось перенести вместе с подвалом. Первый этаж представлял собой бальный зал без центральных структурных опор.

Переезд домов на улице Горького в 1940 году, слева направо: механик у пульта управления регулирует подачу электроэнергии во время переезда дома; почтовый работник проезжает мимо переезжающего дома; специалист разматывает телефонный кабель во время переезда здания, чтобы обеспечить бесперебойную связь; Под домом проложено 13 железнодорожных путей, на которые уложено 1200 металлических катков.(Фото РГАКФД)

Умения Генделя использовались по всему СССР — выпрямляли башни на древних мечетях в Узбекистане, изобретали средства для перетаскивания танков из рек во время Второй мировой войны и консультировали в Московском метрополитене.

Как и многие выдающиеся таланты Советского Союза, Гендель обнаружил, что его свобода ограничена. В 1937 году его бывшая жена была вызвана в службу внутренней разведки КГБ и просила доносить на него. Она отказалась, и он избежал ареста.

Самым крупным перенесенным зданием на улице Горького был Саввинский двор, который на этой фотографии виден за угловым зданием 1938 года, за год до его переселения; теперь он спрятан за No.6 на Тверской улице. (Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post) Согласно грандиозному плану Иосифа Сталина относительно улицы Горького, мэрию Москвы пришлось перенести вместе с подвалом. Здание изображено в 1986 году и в сентябре. (Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post)

«Я считаю, что его не арестовывали и отправляли в лагеря не потому, что он был уникальным экспертом», — сказала Ястржембская. Вторая мировая война, известная в России как Великая Отечественная война, прервала генеральный план улицы Горького.

Ресторан «Арагви»: прибежище КГБ

В 1930-х годах глава элитной тайной полиции НКВД Лаврентий Берия, один из архитекторов сталинских чисток, приказал построить государственный ресторан. , Арагви, чтобы продемонстрировать еду из своей родной республики Грузии.

Однажды ночью агенты НКВД на нескольких черных машинах спустились в скромную грузинскую столовую в Москве, которую однажды посетил Берия. Агенты приказали поехать с ними шеф-повару Лонгинозу Стаждадзе.Страшный НКВД был предшественником КГБ.

Стаждадзе думал, что его арестовывают, сообщил российским СМИ его сын Леван. Его привели к Берии, который сказал, что договорился с «Хозяином» (Сталиным) о том, что Арагви будет управлять Стаждзе. Стажадзе вырос крестьянином, мальчиком отправили работать на княжескую кухню.

Ресторан «Арагви» был фаворитом тайной полиции после его открытия в 1938 году. Нугзар Небиеридзе был шеф-поваром в Арагви, когда он был возобновлен в 2016 году. (Любезно предоставлено Нугзаром Небиеридзе)

Арагви открылся в 1938 году.Только для позолоченного сервиза, напоминания о том, что «советский рай» далеко не справедливый. Цены были астрономическими. Невозможно было получить столик, если швейцар не знал вас, иначе вы могли бы заплатить крупную взятку.

Арагви, дом № 6 Тверская, был излюбленным местом тайной полиции; Государственные чиновники; космонавты и летчики; звезды театра, кино и балета; директора; поэты; мастера шахмат. По общему мнению, Берия обедал в отдельной комнате. Поэт Сергей Михалков сказал, что сочинил текст гимна Советского Союза, сидя в ресторане в 1943 году.

История продолжается под рекламным объявлением

Он был приватизирован в 1990-х годах и находился в затруднительном положении, прежде чем закрылся в 2002 году. Он был открыт в 2016 году после ремонта стоимостью 20 миллионов долларов. Но новый Арагви внезапно закрылся в 2019 году на фоне сообщений о конфликте между его владельцем и управляющими зданиями.

«Вы вкладываете всю свою душу в приготовление пищи», — сказал 59-летний бывший шеф-повар Нугзар Небиеридзе, знаменитый своими хинкали, мясными клецками размером почти с теннисный мяч. Он был опустошен, обнаружив себя безработным.Но открылись другие двери. Сейчас он предпочитает путешествовать, давая мастер-классы по России.

Похороны Сталина: смертельная уличная драка, которой официально не было

6 марта 1953 года, на следующий день после смерти Сталина от инсульта, около 2 миллионов москвичей вышли на улицы. Они надеялись мельком увидеть его тело, усыпанное цветами и лежащее в мраморном Колонном зале возле Красной площади.

Юлия Ревазова, которой тогда было 13 лет, тайком вышла из дома со своим двоюродным братом Валерием, не сказав об этом родителям.Когда они шли к Пушкинской площади, в конце улицы Горького, процессия превратилась в сцену ужаса. Они видели, как падали и топтали людей. Некоторые были разбиты о металлические заборы. Валерий, который был на несколько лет старше, схватил Юлю за руку и вытащил ее из толпы.

В марте 1953 года советские официальные лица, в том числе Никита Хрущев и Лаврентий Берия, последовали за гробом советского лидера Иосифа Сталина во время шествия в Москве. (Портфолио Mondadori / Getty Images)

«Он крепко держал меня за руку и никогда не отпускал, потому что это было чистое безумие», — вспоминала она недавно.«Нам потребовалось четыре или пять часов, чтобы выбраться оттуда. Люди все приходили и приходили. Я даже не мог назвать это колонкой; это была просто неконтролируемая масса людей ».

«У меня все еще есть это чувство — страх перед огромной толпой», — добавила 82-летняя Ревазова. «По сей день, если я вижу огромную группу людей или действительно длинную очередь, я просто перехожу улицу».

Ни Ревазова, ни ее двоюродная сестра не знали о сталинских репрессиях.

«Люди плакали. Я видела, как многие женщины держали носовые платки, вытирали слезы и плакали », — вспоминала она.«Это психология советского человека. Если выше не будет общей фигуры, будь то Бог или Ленин, жизнь рухнет. Эпоха закончилась, и появился страх. Что мы будем делать без Сталина? »

Чиновники так и не сообщили, сколько человек погибло в тот день. В одобренных Советским Союзом архивных кадрах четырех дней национального траура были показаны только организованные марши и мемориалы.

№ 9: Безжалостный министр культуры

Советский министр культуры, стальная Екатерина Фурцева, получила прозвище Екатерина Третья в честь сильной российской императрицы Екатерины Великой.Фурцева уничтожала писателей, художников и всех, кто бросал вызов советским идеям. Она жила в элитном многоквартирном доме для государственных служащих 1949 года по адресу № 9 — ультропрестижный адрес с видом на Кремль.

Фурцева, бывшая деревенская ткачиха, позаботилась о том, чтобы номер 9 был только для сливок партийных чиновников и других знаменитостей, таких как известная советская актриса Наталья Селезнева, ученых, дирижеров и архитекторов.

Оседлавая фаллоимитатор советского лидера Никиты Хрущева, Фурцева была единственной женщиной в Политбюро, а позже стала хранительницей культурных ценностей Советского Союза, несмотря на ее провинциальную чувствительность.Однажды она позорно смешала симфонию с оперой, и критики сразу это заметили.

В конце 1940-х строился дом № 9; сегодня в здании расположены квартиры, магазины и офисы. (Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post)

«У нее было мало общего с художественными лидерами своей страны, кроме пристрастия к водке», — писал норвежский художник Виктор Спарре в своей книге 1979 года о репрессиях против диссидентских советских писателей. «Пламя во тьме».

Фурцева была известна тем, что просматривала спектакли и объявляла любого, кто даже слегка критиковал советскую политику , как антигосударственную.Режиссер Юрий Любимов описал один такой визит в Московский театр на Таганке в 1969 году, когда она появилась в кольцах с бриллиантами и в каракулевом пальто. Она запретила спектакль «Живой», изображающий борьбу хитрого крестьянина против колхозного строя. Она «была в ярости, она продолжала кричать», — сказал он журналу L’Alternative в 1984 году. Она вырвалась наружу, предупредив его, что будет использовать свое влияние «на высшем уровне» против него.

Исключен из партии, а в 1984 году лишен гражданства.Она яростно осудила Солженицына и запретила балетную балетную версию «Кармен» в 1967 году из-за чувственного исполнения прима-балерины Майи Плисецкой и «несоветских» костюмов, которые не закрывали достаточно ног.

«Балет — это сплошная эротика», — сказала она танцовщице. «Нам это чуждо». Но Плисецкая, которую Хрущев однажды назвал лучшей танцовщицей мира, сопротивлялась. Балет продолжился с некоторыми вырезками (костюмы остались) и стал легендой в репертуаре театра.

Фурцева чуть не свалилась со скандала в 1974 году, когда ее обязали вернуть 80 000 долларов, потраченных на строительство роскошной дачи или загородного дома с использованием государственного труда.Спустя несколько месяцев она умерла.

Где был арестован Солженицын

Лауреат Нобелевской премии Солженицын разоблачил жестокость советской системы по отношению к некоторым из ее самых ярких умов, заключенных в ГУЛАГе или лагерях.

Солженицын получил восемь лет каторжных работ в 1945 году за частную критику Сталина, а затем три года ссылки в Казахстане, в то время советской республике. Его книги были запрещены. После освобождения из ссылки в 1956 году ему разрешили лишь 72 часа навестить дом своей второй жены Натальи по ул. Горького, 12., Кв. 169. Солженицыну пришлось жить за городом.

«Люди знали, что есть лагеря, но не многие, если вообще были, знали, какова жизнь в этих лагерях. И описал это изнутри. Он сам был там, и это шокировало многих », — сказала Наталья Солженицына во время недавнего интервью в квартире, ставшей музеем в 2018 году.

« Многие говорят, что он действительно внес свой вклад в финал. падение Советского Союза ».

Солженицын, скончавшийся в 2008 году, назвал Россию «страной замалчиваемых возможностей».Он написал, что всегда можно жить честно. Ложь и зло могут процветать — «но не через меня».

В музее представлены крошечные рукописные копии книг Солженицына, распространяемые тайно; кинонегативы с письмами, переправленными на Запад; и бусы из спрессованного хлеба, которые он использовал для заучивания стихов в тюрьме.

«Он много времени проводил здесь со своими детьми. Мы всегда были очень заняты. И мы просто наслаждались жизнью вместе », — сказала Солженицына. У них было трое сыновей.

№12 по ул. Горького, сверху: Наталья Солженицына жила в квартире много лет, а ее мужу, советскому диссиденту Александру Солженицыну, разрешались только короткие свидания; на сайте теперь находится музей, в котором выставлены связанные с ним предметы, например, негативы с копией написанного им романа; другой экспонат — одежда Солженицына, когда его отправили в ГУЛАГ, и бусы из спрессованного хлеба, которые он использовал для заучивания стихов; В музее представлен письменный стол лауреата Нобелевской премии.(Фото Артура Бондаря для The Washington Post)

Из-за ошибок КГБ, если пара обсуждала что-то деликатное, они писали друг другу записки, а затем уничтожали их. Два агента КГБ обычно устраивались на лестничной клетке этажом выше, еще двое — этажом ниже.

«Советские власти боялись его из-за его популярности среди интеллигенции, писателей, деятелей культуры и интеллигенции».

Ее любимая комната украшена черно-белыми фотографиями диссидентов, отправленных в ГУЛАГ, разветвленную систему принудительных трудовых лагерей Советского Союза.«Он посвящен невидимкам», — сказала она, указывая на друзей.

История продолжается под рекламой

Швеция планировала вручить литературную премию Солженицына 1970 года в квартире на улице Горького, но писатель отклонил тайную церемонию. Шведский журналист в Москве Стиг Фредриксон был контрабандистом Солженицына. Он нес Нобелевскую лекцию Солженицына о плотно свернутой пленке, замаскированной под батарею в транзисторном радиоприемнике, и он возил другие письма на Запад и привозил фотографии, приклеенные к его спине.

«Я чувствовал несправедливость в том, что он был так изолирован и так преследован», — сказал Фредриксон в недавнем интервью. «Я все больше и больше боялся и все больше и больше боялся каждый раз, когда я встречал его».

В 1971 году Советский Союз якобы пытался отравить Солженицына с помощью секретного нервно-паралитического агента, в результате чего он серьезно заболел. Начало 1974 года было напряженным. Прокурор вызвал его в суд. Государственные газеты выступили против него.

Утром 12 февраля 1974 года пара работала в своем кабинете.Днем он гулял со своим пятимесячным сыном Степаном во дворе внизу.

«Он вернулся сюда, и буквально через минуту раздался звонок в дверь. Было восемь человек. Они сразу же разорвали цепь и сели внутрь », — сказала его вдова. «Был прокурор в прокурорской форме, двое мужчин в штатском, остальные были в военной форме. Они сказали ему одеться ».

«Мы обнимались и продолжали обниматься довольно долго», — вспоминает она. «Последнее, что он сказал мне, это заботиться о детях.

Депортирован в Западную Германию. Позже пара поселилась в Вермонте и основала фонд помощи писателям-диссидентам, используя гонорары за его книгу «Архипелаг ГУЛАГ». По словам Солженицыной, деньги из фонда до сих пор получают около 1000 человек.

Когда писатель и его жена вернулись в Россию в 1994 году, они путешествовали по стране на поезде. Тысячи людей втиснулись в залы, чтобы послушать его речь.

Солженицын ненавидел шоковую терапию и необузданный капитализм 1990-х годов и предпочитал жесткий национализм Путина.Он умер от сердечной недостаточности в возрасте 89 лет в августе 2008 года, через пять месяцев после президентских выборов, на которых Путин поменялся местами с премьер-министром Дмитрием Медведевым, что критики сочли уловкой, позволяющей обойти конституционные ограничения срока полномочий.

№ 6: «Праздники мысли»

За грандиозным сталинским многоквартирным домом на улице Горького, 6 находится богато украшенное здание 1907 года, известное своим фасадом, глазурованной голубой плиткой в ​​стиле модерн, элегантными арками и шпилями в стиле барокко. Когда-то это монастырское общежитие, оно было основным элементом досоветских открыток из Москвы.Но в ноябре 1939 года 26-тысячное здание было поставлено на рельсы и отодвинуто, чтобы расширить улицу.

Лингвисты Лев и Раиса Копелевы жили в кв. 201 на верхнем этаже. Их просторная столовая стала излюбленным пристанищем московской интеллигенции с 1950-х по 1980-е годы.

При реконструкции Тверской улицы дом Саввинское, где кв. 201 был найден, вытеснен во двор и заблокирован этим сталинским многоквартирным домом, показанным в 1966 году и сегодня. (Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post)

«Люди все время собирались — поговорить.В этой квартире, как и во многих других кухнях и столовых, за столами, которые чаще всего заполнялись водкой, селедкой и винегретом, происходили застолья мысли », — рассказала Светлана Иванова, дочь Раисы от другого брака, проживавшая в квартире на почти четыре десятилетия.

Солженицын и его коллега-диссидент Иосиф Бродский были друзьями семьи Копелевых, как и многие другие художники, поэты, писатели и ученые, составлявшие костяк советского правозащитного движения 1960-х годов.

Как писатель и диссидент, Копелев отвернулся от коммунистической партии и престижного университетского поста. Бывший узник ГУЛАГа вдохновил персонажа Льва Рубина в романе Солженицына «В круге первом», изображающем судьбу арестованных ученых.

«Квартира была особенным местом для всех. Люди там не боялись высказывать свое мнение по темам, которые в противном случае считались бы рискованными », — сказала Иванова. «В его стенах правил новый, иной дух.

Елисеевский: Ананасы во время голода

Елисеевский магазин № 16 был знаковым на протяжении 120 лет — он родился в царской России, был свидетелем подъема и падения Советского Союза, пережившим войны и бастион в эпоху нехватки и изобилия. Он закрылся в апреле.

Елисеевский переживал тяжелые времена во время пандемии коронавируса, поскольку количество иностранных туристов сокращалось, а россияне искали более дешевые альтернативы покупкам в продуктовых магазинах.

В интерьере, напоминающем дворец, с богато украшенного потолка свисают две люстры.Стены украшены позолоченными колоннами. Фасад магазина, выходящий на Тверскую улицу, украшен витражами.

Магазин «Елисеевский», открывшийся в 1901 году, виден в апреле с несколькими покупателями и несколькими архивными фотографиями, когда он готовился к закрытию как экономическая жертва пандемии коронавируса. (Фото Артура Бондаря для The Washington Post)

Денис Ромодин, историк из Музея Москвы, сказал, что Елисеевский — одно из двух торговых помещений в Москве с такими дореволюционными интерьерами.Но уровень сохранности Елисеевского сделал его «единственным в своем роде», сказал он.

Здание когда-то принадлежало Зинаиде Волконской, княжне и деятелю русской культуры XIX века. Она переоборудовала дом в литературный салон, среди корифеев которого был величайший поэт России Александр Пушкин.

Санкт-Петербургский купец Григорий Елисеев открыл рынок в 1901 году. Рынок быстро стал хитом среди русской знати благодаря своему ассортименту европейских вин и сыров.

В 1934 году Елисеевский магазин рядом со строящимся зданием; в сентябре рынок, ставший знаковым для 120 лет, пустовал, закрывшись в апреле.(Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post) Елисеевский магазин на Тверской улице ночью в 1990-е; Сегодняшний ночной вид отличается. (Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post)

Ромодин сказал, что это первый в России магазин с ценниками. До Елисеевского торг был нормой. Кроме того, он был уникальным благодаря наличию инновационных технологий для того времени: холодильников с электроприводом и витрин, которые позволяли хранить товары дольше.

Даже в самые голодные годы Советского Союза, голод 1930-х годов, Елисеевский заготовлял ананасы.

«Здесь можно было найти диковинные деликатесы, которые тогда казались очень экзотическими», — сказал Ромодин. «Удивить москвичей винными магазинами уже было невозможно. А вот продуктовый магазин с роскошным интерьером, большой по тем временам, восхищал и восхищал москвичей ».

Первая галерея: проблеск открытости

В 1989 году в пыльном правительственном кабинете на углу Пушкинской площади трое молодых художников сбросили десятилетия удушающего государственного контроля и открыли первую в Советском Союзе независимую картинную галерею.

В апреле этого года Евгений Митта и двое однокурсников Айдан Салахова и Александр Якут открыли Первую галерею. В то время Советский Союз открывался под политику, включая гласность, что давало больше возможностей для публичных дебатов и критики.

Художникам было приказано перенять стиль соцреализма в 1934 году, изображая такие сцены, как счастливые колхозники. Экспрессионистское, абстрактное и авангардное искусство было запрещено. С 1970-х годов подпольные художественные выставки были единственным выходом, нарушавшим установленные Советом правила.

Первая галерея, сверху: Евгений Митта, Айдан Салахова и Александр Якут открыли первую в Советском Союзе независимую картинную галерею в 1989 году и привлекли внимание средств массовой информации; Митта работает над картиной, которую выставил в своей галерее; Митта недавно вспоминал, что он «чувствовал, что мы должны сделать что-то новое»; недатированная фотография Митты в его галерее в советское время. (Фото Артура Бондаря для The Washington Post и любезно предоставлено Евгением Миттой)

«Я просто почувствовал, что мы должны сделать что-то новое», — вспоминал 58-летний Митта, который держал свой интерес к современному экспрессионизму в секрете в одной из лучших московских художественных школ в Москве. 1980-е годы.

«В истории искусства ХХ века ничего не происходило, как будто все прекратилось», — сказал он. «Доктрина социалистического реализма была изобретена и распространена среди художников как единственный возможный способ развития картин, фильмов и литературы».

После распада Советского Союза художникам пришлось «научиться выживать, что делать, как работать и зарабатывать на жизнь», — сказал он.

McDonald’s: «Мы не привыкли улыбаться»

В последние годы Советского Союза свирепствовала мания ко всему западному.Estée Lauder открыла первый магазин западных брендов на улице Горького в 1989 году, после встречи с Раисой Горбачевой, женой реформистского советского лидера Михаила Горбачева, в декабре 1988 года.

Открылся первый в Советском Союзе McDonald’s, расположенный напротив Пушкинской площади на улице Горького. 31 января 1990 г. — желто-арочный символ горбачевской перестройки экономических реформ. Позже в том же году открылась Pizza Hut. (В 1998 году Горбачев снялся в рекламе сети пиццерий.)

Карина Погосова и Анна Патрунина работали кассирами в McDonald’s в день открытия.Линия растянулась на несколько кварталов. Офицеры полиции стояли на страже, чтобы все было организовано.

Первый Макдональдс в Советском Союзе открылся в 1990 году, и нетерпеливые клиенты выстраивались в очередь, чтобы войти; Карина Погосова (слева) и Анна Патрунина тогда работали кассирами в ресторане быстрого питания на улице Горького, а сегодня являются руководителями высшего звена компании. (Фотографии Питера Тернли / Corbis / VCG / Getty Images и Артура Бондэра для The Washington Post)

«Атмосфера была чудесной. В первый день мне пришлось весь день улыбаться, и у меня болели мышцы лица », — сказала Патрунина.»Это не шутка. Русские вообще не улыбаются, поэтому мы не привыкли улыбаться вообще, не говоря уже о том, что более восьми часов подряд ».

Погосова и Патрунина были студентами Московского авиационного института, когда узнали, что McDonald’s нанимает сотрудников, из объявления в московской газете. Вопросы интервью включали: «Как быстро вы можете пробежать 100 метров?» Это было сделано для того, чтобы оценить, достаточно ли энергичен для этой работы.

Погосова и Патрунина по-прежнему работают в компании в качестве старшего вице-президента по развитию и франчайзингу и вице-президента по операциям соответственно.

«Я думала, что это мир возможностей, и этот новый мир приближается к нашей стране, поэтому я должна быть в этом новом мире», — сказала Патрунина.

Улыбающийся персонал — не единственный культурный шок для клиентов. Некоторые никогда не пробовали доступные газированные напитки из фонтана. Они не привыкли к еде, которую не ели с посудой. Разноцветные бумажные коробки, в которых привозили Биг-Маки, иногда сохраняли в качестве сувениров.

Макдоналдс быстро стал визитной карточкой на улице.

«Я очень хорошо помню, что улица и весь город были очень темными, а Макдональдс был похож на остров света с яркими вывесками», — сказала Погосова. «Улица начала меняться после того, как McDonald’s открыл там свой первый ресторан».

Дикие 90-е и пропавшая балерина

Конец Советского Союза откупорил дикие 1990-е в Москве. Некоторые люди мгновенно заработали состояния, приобретая государственные предприятия по бросовым ценам. Правила писались на лету.Город пульсировал возможностями для тех, у кого есть деньги или кто отчаялся их заполучить.

«На этом было легко напиться», — сказал Алекс Шифрин, бывший рекламный менеджер Saatchi & Saatchi из Канады, который жил в Москве с середины 1990-х до конца 2000-х.

Все это было полностью продемонстрировано в Night Flight, первом ночном клубе Москвы, открытом шведскими менеджерами в 1991 году, в последние месяцы существования Советского Союза, на Тверской, 17. Клуб познакомил московскую элиту модерна с «фейсконтролем» — кто достоин прохождение веревочной линии — и музыкальный декаданс.

История продолжается под рекламой

Фраза «стоя на Тверской» вошла в русский язык, когда улица стала излюбленным местом проституток. К концу 2000-х Night Flight потерял свой блеск. Клубная сцена в Москве переместилась на большие и смелые площадки.

Десятилетия назад дом № 17 был известен как здание с танцором: статуя балерины с серпом и молотом, помещенная на куполе во время сталинского молниеносного строительства.

Статуя балерины с серпом и молотом видна наверху здания № 17 на этой фотографии 1943 года; сегодня танцор пропал. (Фото РГАКФД и Артура Бондаря для The Washington Post)

москвичи прозвали здание «Домом под юбкой».

«Идея заключалась в том, чтобы улица Горького была музеем советского искусства. Скульптуры представляют собой танец социализма », — сказал искусствовед Павел Гнилорыбов. «Балерина была символом свободы женщин и представления о том, что до революции женщины были рабынями.Как будто она поет оду режиму ».

Обвалившиеся статуи снесли к 1958 году. Люди забыли о них. Сейчас группа москвичей, в том числе Гнилорыбов, агитируют за возвращение балерины.

«Это идея, которую мы хотим подарить городу. Это не политическое явление », — сказал он. «Это прекрасно.»

Пушкинская площадь: для влюбленных и протестующих

Пушкинская площадь была излюбленным местом Москвы для встреч друзей, влюбленных и политических демонстраций.

В ноябре 1927 года троцкисты, оппоненты Сталина, прошли маршем к 27-му дому Советов на одном конце Тверской улицы, напротив гостиницы «Националь», в рамках одного из последних публичных протестов против советского правителя.

Праздник прощания с зимой на Пушкинской площади в феврале 1987 года. (Игорь Стомахин) Ночной вид 1959 года на Пушкинскую площадь, излюбленное место встреч многих. (РГАКФД)

В декабре 1965 года несколько десятков диссидентов собрались на Пушкинской площади в знак протеста против судебного процесса над двумя писателями.Это стало ежегодным мероприятием. Люди собирались незадолго до 18:00. а в час снимают шляпы на минуту.

В 1987 году диссиденты собирали подписи на Пушкинской площади и в других местах, призывая установить памятник тем, кто был заключен в тюрьму или убит советским государством. Движение превратилось в «Мемориал», ведущую правозащитную группу. «Мемориал» был объявлен «иностранным агентом» в 2016 году в результате решительных политических репрессий со стороны Путина.

В январе 2018 г. (слева) и в январе 2021 г. (справа) протестующие собрались на Пушкинской площади.(Фото Артура Бондаря для The Washington Post)

В начале этого года на Пушкинской площади прошли акции протеста в поддержку лидера оппозиции Алексея Навального. И именно здесь коммунисты и либералы собрались дождливой сентябрьской ночью, чтобы выразить протест против результатов парламентских выборов 2021 года, которые принесли убедительную победу путинской партии «Единая Россия», несмотря на широко распространенные заявления о фальсификации.

Спустя почти 30 лет после падения СССР путинская Россия несет в себе отголоски историй, пережитых в советские времена: цензура и репрессии возвращаются.В 2020 году Навального отравили нервно-паралитическим веществом, а затем посадили в тюрьму. Многие деятели оппозиции и независимые журналисты покинули страну. Надежда, безрассудство и радость 1990-х угасли. Тверская улица погрузилась в спокойный застой в ожидании следующей главы.

Артур Бондарь участвовал в написании этого отчета.

Об этой истории

Рассказ редактировали Робин Диксон и Брайан Мерфи. Фото и видео Артура Бондаря. Архивные кадры из Российского государственного архива документальных фильмов и фото в Красногорске; Кадры с похорон Иосифа Сталина из архива Мартина Манхоффа любезно предоставлены Дугласом Смитом.Редактирование фотографий Хлои Коулман. Монтаж видео Джейсоном Алдагом. Дизайн и разработка: Ютао Чен. Редактирование дизайна Сюзетт Мойер. Карты Дилана Мориарти. Графическое редактирование Лорен Тирни. Редактирование копий Мелиссы Нго.

По Транссибу и за его пределами: ТСЖ Казани

Вы когда-нибудь смотрели на освещенные окна случайных домов и задавались вопросом, кто живет внутри и какова их жизнь? Казанское гостеприимство не имело границ, поэтому есть поворот к нашему обычному подходу: в этот раз мы не встречали людей на улице или в поезде, нас приглашали в их дома.Познакомьтесь с тремя мужчинами, которые не побоялись изменить свою жизнь. 180 градусов. К лучшему.

Сюжет 1. Дима, Казань, основатель музея Чак Чак и руководитель фестиваля Tom Sawyer

Георг Валлнер

Я из Набережных Челнов. В молодости я переехал в Москву, чтобы работать в популярной газете.Сначала мне нравилось видеть звезд в реальной жизни. А потом я понял, что жизнь — это только работа и движение.

Потом в мою жизнь вошли автомобили: я подумал, что нужно делать что-то более реальное. Я начал продавать автомобили и вырос до должности директора автомастерской. А потом понял: что дальше? Что я оставлю своим детям? Как мое имя запомнится и какой след я оставлю в этом мире? Итак, в 36 лет у меня начался кризис среднего возраста.

Я познакомился с женой благодаря автомобильному бизнесу.Я был в гостях у родителей в Набережных Челнах, и мне нужно было поменять масло в машине. Я искал масло для своей машины, но в местном магазине мне сказали, что у них нет оригинала. Я был зол и сказал, что буду жаловаться. Через неделю на крыше отеля Ritz Carlton прошла конференция со всеми представителями автомагазина. Я решил поговорить с начальником того сервисного центра из Набережных Челнов и пожаловаться, но вышла красивая дама, и я выпил с ней бокал вина.

Георг Валлнер

Вместе с женой мы разработали идею музея чак-чака.Живя в Москве, мы говорили о культуре и истории Татарстана. Как только у нас появилась идея, мы около месяца жили в Ленинской библиотеке. Даже в сегодняшнем цифровом мире, когда вы пытаетесь найти информацию о татарах и чак-чаке (примечание, традиционное татарское сладкое, приготовленное из теста) , нет ничего. Мы попросили передать нам все книги по истории Казани. Привозили целые телеги с книгами. Читая их одну за другой, мы находили ссылки и тщательно их все записывали.Копали и копали, работы было много. За один месяц мы сформировали сюжетную линию истории чак-чака.

От идеи до реализации прошло два года. Встал вопрос о финансировании, потому что тогда мы были просто сотрудниками. Начали искать дом, составили бизнес-план. Мы пытались взять ссуду в банке, но нам сказали: «Это рискованный бизнес». Когда мы спросили, что НЕ является рискованным бизнесом, они привели нам в пример Макдональдс в центре города. Потом мы начали подавать заявки на гранты, но нам сказали, что мы молоды и до этого не имели отношения к искусству и музеям.Это было правдой и справедливо. Мы думали, что лучшая сторона в том, что мы никому не должны. Мы можем быть свободными и гибкими.

Тогда мы решили посоветоваться с государственными музеями… Нам нужно было узнать, какой образ мышления у государственных организаций. В национальных музеях нам дали брошюру по сохранению и каталогизации музейных предметов. Но мы хотели чего-то совершенно другого: через чак-чак рассказать живую историю Татарстана и его городов.

Дом, в котором расположен музей, когда-то принадлежал купцу, бакалейщику.Как только посетители заходят, они обнаруживают, что у чак-чака на самом деле нет рецепта. Это просто душа и руки. Часто мы слышали от кого-то: «Я знаю, что в этой деревне есть художник, который делает лучший чак-чак в Татарстане». Но когда вы пытаетесь поговорить с этим мастером лично, невозможно заставить ее рассказать о том, как она чак чак производится. Может быть, они злятся, что люди приходят в музей на мастер-классы. Или они не хотят, чтобы их снимали другие люди.

В течение часа гиды нашего музея знакомятся с историей этого эпического лакомства.Посетитель возвращается в 19 век, и через чак чак мы показываем повседневную жизнь татар, их сказки, предметы быта и историю традиций. Например, люди красили зубы в черный цвет, чтобы показать, что они достаточно богаты и могут позволить себе есть сладкие продукты, которые в то время были дорогими.

Помимо музея, мы курируем фестиваль Тома Сойера в Казани. Этот фестиваль проходит по всей России. Волонтеры восстанавливают старинные русские дома.Красят бесплатно, приводят в порядок фасады. Наши волонтеры любят историю и эти дома. Люди помогают по совершенно разным причинам. Кто-то устал от своей работы, он просто хочет работать руками, выкинуть все из головы. Кто-то приходит знакомиться с новыми людьми. Также мы сотрудничаем с волонтерами из Франции, которые приезжают на свой бюджет, чтобы помочь нам с домами

. Георг Валлнер

Иногда мы сталкиваемся с недоверием людей, живущих в этих домах.Мы им рассказываем о фестивале, что все делаем бесплатно, а они нам не верят. Если нам дом очень нравится, а жители подозрительны, мы можем говорить с ними целый год: пить чай, узнавать друг друга. Это долгий процесс, так как цвет краски нужно согласовывать с местными властями. Для визуальной составляющей проекта мы используем помощь архитекторов и дизайнеров.

Очень важно сохранить эти дома для следующих поколений, которые должны понимать нашу историю и архитектуру.В городе нас называют прецедентными людьми. Люди вокруг нас все время повторяют. «Так не делается. Тебе этого не сделать.» И мы просто делаем это.

Георг Валлнер

Рассказ 2. Костантин, домовладелец, которого мы встречаем через Диму в рамках его фестивального проекта Tom Sawyer

Георг Валлнер

Моя фамилия Лебедев, но я считаю, что это могла быть выдуманная фамилия в конце.Дед и его брат сбежали с Соловков ( примечание редакции: Советская тюрьма, удаленное место заключения, известное своими суровыми нечеловеческими условиями) . Два брата разошлись и сменили фамилии, чтобы их не поймали. Кто он был на самом деле, мы не знаем, он никому не сказал.

Наш дедушка был директором авиационного завода. Мой отец тоже был инженером-конструктором, изобретавшим самолеты. Он всю жизнь курил Беломорканал № (прим. Ред.: Самые дешевые и крепкие сигареты в Советском Союзе № ).Он умер от рака легких, и я храню его пепельницу. В моем воспитании был хороший баланс: папа был строгим, но справедливым, а мама — добрым и мягким человеком.

Георг Валлнер

В детстве любила разбирать все: игрушки, стиральные машины, магнитофоны. Мне было очень любопытно, как работает механизм. Иногда мне не удавалось собрать все заново, но родители не кричали на меня за это, и я научился работать руками.

Теперь этот навык очень кстати, так как я делаю всю работу по дому. Моя семья живет здесь с 1949 года. Я родился в этом доме, мои прабабушка и дедушка, мои бабушка и дедушка и моя семья жили здесь.

Георг Валлнер

Дом построен в 1900 году, когда вместо деревенских ночлегов большим спросом пользовались меблированные квартиры. В провинциальных городах формировался интеллектуальный класс: врачи, учителя.Они не хотели жить в деревенских домах с сараями. Дом был разделен на четыре квартиры. Когда установилась Советская власть, они увеличили плотность застройки, сняв стены в домах. Поселили всех людей в одни квартиры, из которых родилась коммунальная квартира. Если в доме не станет сыро, если в нем будут жить люди и хорошо за ним ухаживают, он простоит долго.

Георг Валлнер

Двадцать лет назад центр Казани выглядел ужасно.В нем было много старых деревянных домов, пришедших в негодность из-за плохого ухода. И весь центр был заселен людьми из низших слоев общества. В Казани была программа по сносу ветхих домов. Они снесли дома в центре города, а взамен хозяевам этих домов бесплатно выдали новую квартиру. Это дало им возможность переехать из дома без дренажа, где бегали крысы, в новенькую современную квартиру. Однако не все люди горели желанием переселиться.

Наш дом тоже был отведен под эту программу … Нас хотели выгнать против нашей воли.Но разница между нами и теми, кто согласился переехать, заключалась в том, что мы хорошо заботились о своем доме. Сейчас мы живем в государстве с правами человека, но тогда, в 90-е, это никого не волновало.

Георг Валлнер Георг Валлнер

Многие люди дали согласие на выезд; у них не было хорошей жизни. Но для нашей семьи ситуация была иной.Мы жили в Доме культуры, рядом школа и магазин. Центр города становился все лучше и лучше, а атмосфера менялась. Мы здесь родились, понимали, что квартиру с такой же площадью нам никто не даст.

Георг Валлнер

А как заставить людей съехать из квартиры? Вы можете решить поджечь его. Если они не хотят переезжать, вам нужно сфабриковать против них дело или шантажировать.Нам угрожали решением суда, и некоторые люди появились у наших дверей и сказали нам переезжать. Мне тогда было двадцать лет, и я взял ситуацию под свой контроль. Я изучил решение суда. Мы начали бой за нашу квартиру, и я подал апелляционную жалобу. И выиграл. Вот почему мы здесь. Я выиграл бой за свой дом.

Я автомеханик, работаю по 12 часов в день. Поэтому для меня мой дом — это место отдыха. Это как кровать, ваше любимое место: вы ложитесь, отдыхаете, вы свежи и бодрствуете, и вы идете вперед, добиваясь своих целей.Когда был моложе, я ездил на мотоцикле, хотел стать моряком, мечтал о далеких краях, перечитывал всех Жюля Верна. Но немного поездив, я решила, что дом мне лучше.

Георг Валлнер

Дом — это место силы. Когда переселялись наши предыдущие соседи, многим было по 90 лет. Они прожили здесь много лет и, как только переехали в новую квартиру, умерли.Старики въехали со своими вещами и уехали в гробу. Старому человеку очень сложно приспособиться к новой жизни.

Георг Валлнер

Я счастливый человек. Я не могу жаловаться. Отец передал мне свое усердие, у меня есть дом, работа. У меня двое детей, они здоровы, с ними все в порядке. Человек склонен выбирать то, к чему привык.

Как гласит старая пословица: «Привычка — это дар от Бога, это место для счастья.«

История 3, Алексей, другой домовладелец

Изначально наш дом был построен для того, чтобы зарабатывать деньги на его аренде. В 1896 году его приобрел Пельцам Эмануил Манилович, ихтиолог, ученый, изучающий рыбу. У него никогда не было никакого систематического образования, кроме начальной школы, но он стал постоянным членом научных кругов благодаря своим эмпирическим исследованиям.

Георг Валлнер

После выхода на пенсию из Томского университета он поселился в Казани и купил этот дом. В 1912 году он умер, и мы не знаем, что случилось с домом до 1934 года. Известно только, что он был национализирован Советским государством и принадлежал Сельскохозяйственному банку Татарской республики. Мой прадед был назначен управляющим этого банка в 1934 году и получил квартиру в этом доме.С тех пор здесь живет моя семья. Четыре поколения: прадед, бабушка и дедушка, родители и я.

Моя бабушка жила здесь, но в октябре прошлого года она умерла. Сейчас я самостоятельно переделываю интерьер и планирую сдавать его туристам на AirBnb. Раньше был шикарный интерьер с колоннадой и изразцовой печью, но дед разобрал его, когда пришло центральное отопление. Тогда пытались сэкономить место, так как во время войны отводили под нашу квартиру жилое помещение.Родителям не понравился этот старинный интерьер, он действительно был в советском стиле. Вся эта красота была покрыта гипсокартоном, а над колоннадой был ковер.

Георг Валлнер

В конце 1970-х, когда страна переживала тяжелые времена, в Казанском зоопарке животные сильно заболели; некоторых даже съели волки. Вот почему мои бабушка и отец брали разных животных: леопардов, пум и льва для выращивания.Они лелеяли их, пока им не исполнился год, а затем вернули. Пумы вернулись в зоопарк, а лев и леопард пошли в цирк.

Георг Валлнер

Я долгое время искал профессию, которая принесла бы мне удовлетворение, профессию, которой я мог бы зарабатывать на жизнь. В 2005 году сюда приехал профессор Парижского университета, чтобы снять документальный фильм. Он спросил меня во время интервью: «Ты счастлив?» Для меня это был странный вопрос.Я не слышал такого вопроса за всю свою жизнь. Я сказал, ну да, хотя я не понимал, по каким критериям мне следует отвечать на такой вопрос.

В России о счастье мало говорят. Люди, с которыми я вырос, столкнулись с одним вопросом: как выжить? Идти в университет. Сделайте что-нибудь, чтобы вам не приходилось работать дворником. После окончания университета живешь во тьме. Вы не понимаете, где находитесь и что вам нужно делать. Я пошел работать звонарём в церковь.Однако я не нашел ответов на свои экзистенциальные вопросы. В какой-то момент я начал замечать, что религиозные формулы достижения счастья (покаяние, признание своих грехов и многие другие) не вызывают у меня чувства счастья. Это больше похоже на каббалистическое рабство.

Георг Валлнер

В то же время я защищал диссертацию и работал научным сотрудником. Но и счастья это не принесло, только ужас, страдания и бедность.Потом занялся бизнесом. Мы продавали винный пакет, который превратился в лампу. Мы занимались этим пару лет, приложили много усилий, устали, но не получили от этого особого удовольствия. Моя мать смирилась с моими постоянными поисками и моей безработицей. Сначала она давила на меня, но я закрыл ее, и она научилась жить с этим.

Так долго искать себя психологически тяжело. Вот почему я понимаю тех людей, которые решают сдаться. Вы просто должны действительно ненавидеть работать на кого-то еще, как я.Альтернативы нет, либо ты найдешь свою страсть, либо будешь страдать в этой жизни. Я не могу страдать, поэтому буду страдать по-другому.

Георг Валлнер

Русское искусство: литература, живопись, все страшно. Это философия русского народа. Идея о том, что страдание — это добродетель, всегда использовалась в политических целях.

Я считаю, что счастье состоит из нескольких сфер.Это ваша личная жизнь, ваши отношения с человеком рядом с вами, сфера вашей профессиональной миссии. Если все аспекты уравновешены, я считаю, что вы счастливый человек. И если вы не напрягаетесь все время и не думаете о чем-то хорошем, вы верите, что любая ситуация приведет к хорошему опыту. Это не значит, что вы летаете в облаках или носите розовые очки.

Я считаю себя агностиком. Гнозис означает знание. Агнозис — это тот, кто не принимает такое знание. Я считаю, что у нас недостаточно знаний, чтобы принимать определенные ценности за истину.В этом мире нет таких инструментов, чтобы понять, как он устроен. Я не могу разбираться в вещах за пределами бетона и решил не копаться в этом. Лучше сосредоточиться на том, на что я могу повлиять: на своей жизни, чтобы я мог прожить ее счастливо.

Георг Валлнер

Этот рассказ был впервые опубликован на сайте Mesto47. Вы можете прочитать эту и другие истории или послушать подкаст на их сайте.

Эксперимент моей семьи в экстремальном образовании

Прошлой весной я пошел к Валерию Фадееву, известному журналисту, который является членом Общественной палаты, консультативного совета Кремля и имеет тесные связи с либеральным крылом правящей партии Путина. Дочь Фадеева учится в Новой гуманитарной школе, и он был в восторге от этой школы. Он сказал мне, что кремлевская бюрократия в области образования знала о Богине, но слишком окаменела, чтобы заботиться о нем.

«Власти не мешают ему работать, но и не нужны», — сказал Фадеев. «Они не понимают, что реформа образования — единственный реальный источник возрождения нашей страны».

Каким-то образом, когда второй год плавился в третий и четвертый, жизнь в New Humanitar стала нормальной. Даня собирался в кофейню с подругами Машей и Дашей. Арден была хороша в русской грамматике, возможно, потому, что она выучила правила с нуля, в отличие от носителей языка.Обе девушки занимали первые места в академических рейтингах. Эммет, еще слишком молодой, чтобы быть оцененным, тоже процветал.

Когда я доставил их утром, я был поражен, как они подшучивали над другими детьми. Они больше не переводили с английского на русский в голове — выскакивали нужные слова. На улицах Москвы их приняли за аборигенов. (Иностранных жителей уже давно не устраивает, что российские театры и музеи берут с иностранцев высокую премию. Мы с большим удовольствием отправляли детей покупать наши билеты по более низкой цене.)

Их свободное владение и знакомство с культурой открывали двери повсюду. Во время долгой поездки на поезде в Эстонию они подружились со строительным руководителем средних лет и его женой, врачом, которые были из южной России. Пара разнесла детям черный хлеб, маринованные овощи и копченую рыбу, и все сидели, перекусывая и болтая часами.

Арден присоединился к труппе, которая занималась не только балетом, но и современным танцем. В школе Даню приставили к Толстому и Чехову, а потом она начала самостоятельно читать «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, один из самых известных русских романов ХХ века, в оригинале.

Чувство принадлежности детей подняло неудобный вопрос: стали ли они больше русскими, чем американцами? Были ли они ассимилироваться, как иммигранты повсюду? Мы с Джули полюбили Россию и ее народ, но аспекты страны — ее дрейф к авторитаризму, ее консервативные социальные нравы — все еще беспокоили нас.

bne IntelliNews

Извините, но вы использовали все свои бесплатные статьи для в этом месяце для bne IntelliNews.Подписывайся продолжить чтение всего за 119 долларов в год.

Ваша подписка включает:

  • Полный доступ к ежедневному контенту bne на bne Веб-сайт
  • Цифровая подписка на нашу ежемесячную флагман bne IntelliNews журнал, доставленный на ваш почтовый ящик
  • Цифровая подписка на «редакторский выбирает «электронные письма» три раза в неделю выделение наших лучших статей
  • Полный доступ к 10-летнему архиву bne статьи

bne IntelliNews


119 долларов в год

А пока мы также предлагаем бесплатный подписка на BNE цифровая еженедельная газета подписчикам онлайн-пакет.

Нажмите здесь, чтобы узнать больше о вариантах подписки, в том числе в печатную версию нашего флагманский ежемесячный журнал:

Дополнительная подписка параметры

Ознакомьтесь с нашими ежедневными новостями премиум-класса сервис, ориентированный на профессиональных инвесторов, которые охватывает 30 стран с формирующимся рынком Европа:

Получать IntelliNews PRO

По любым другим вопросам о наших товары или корпоративные скидки пожалуйста свяжитесь с нами по продажи @ intellinews.ком

Если вы больше не желаете получать наши электронные письма, отпишитесь здесь.

(PDF) Остоженка — Московский район в переходный период: отражение процессов постсоветской реструктуризации

53

инж. Таким образом, нынешний приток новой элиты не является совершенно новым явлением. Однако качество разработок разное и новое.Это

является прямым результатом введения рыночной экономики

, теперь, когда государство утратило свою монополию

на распределение жилой площади,

и сформировано силами свободного рынка и подходом laissez-

faire. Правительство города с учетом городской политики

.

Другая характеристика первоначального центрального населения

— возраст. Поскольку молодые семьи, люди

трудоспособного возраста, первыми переехали в улучшенное жилье на окраинах

, все чаще оставалось

пожилых и одиноких.В 1989 г.

19,5% населения Остоженки составляли

старше 60 лет, в то время как дети до шести лет

составляли только 11%, 7–16 лет —

— 12,2%, а 17–59 лет — 57% (Социал-

№… 1989). С притоком работающих специалистов младшего и среднего возраста

лет, которые, вероятно, будут состоять в браке и, возможно, даже с ребенком, структура и размер домохозяйства этого возраста

кардинально изменятся.

Население в этом районе в настоящее время составляет

, что очень интересно — на грани фундаментальных

психических сдвигов в составе и структуре.

Есть много пустующих жилых домов, ожидающих реконструкции

, первоначальные жители которых

были переселены в новые квартиры на окраине

. К тому времени, когда прибудут новые жители,

после того, как дома, возможно, были построены заново,

, а не восстановлены, не будет никакой связи между старым и новым.По всему округу

и с годами наблюдается большая преемственность, поскольку

первоначальных жителей продолжают жить в округе

, в то время как все больше и больше новых жителей перемещаются в район

. Однако эти две группы из

жителей не смешиваются, даже

не встречаются на улице или лестнице. Тем не менее, они

знают о существовании друг друга, а первоначальная популяция

слишком хорошо осведомлена о развитии —

.В конце концов им также придется переселить

, и новый класс жителей

постепенно захватит район и изменит его характер

в соответствии с их различными требованиями и стандартами.

Centrification, Moscow-Style

Ольга жила в коммуналке в одном из

многоквартирных домов в стиле модерн, делясь с тремя другими семьями. Весной 1996 года она переехала в дом

на северо-востоке, недалеко от города. По ее словам, у жителей был некоторый выбор относительно

их нового места жительства, но они не могли бесконечно отказываться от предложений

, потому что в конце концов они были бы переселены на

.Ольга запросила и получила квартиру

рядом со станцией метро по красной линии, которая

обслуживает станцию ​​метро Кропоткинская, так как

она до сих пор работает в этом районе. Не считая

времени и стоимости в пути, она не удовлетворена

качеством нового дома, хотя качество жизни

намного лучше в отдельной квартире

с собственной ванной комнатой и кухней. Однако в целом по

она оценивает развитие

района как положительное.

Фактически все люди, оставшиеся в коммунальных

квартирах на Остоженке, живут в ожидании переселения. На данный момент тот факт, что

их вытесняют из престижного центрального района

, имеет меньшее значение, чем тот факт, что

они получают индивидуальные квартиры и

улучшают их уровень жизни. Может они просто

смирились с неизбежным. Социально-экономическое исследование района

в 1989 г. показало, что 62.2%

жителей хотели остаться в более широком

районе (тогдашний Ленинский район —

ский район) 13,3% хотели жить в центре или

«хороших» окраинах (таких как Речной вокзал,

Строгино, Юго-Запад), а 24,5% не высказали пожелания относительно своего будущего проживания. По мнению исследователей, многие из

жителей «просто не верят, что их желание —

ээ» будет хоть как-то учтено ».

Хотя эти «вынужденные эмигранты» получают преимущество

с точки зрения их жилищной ситуации,

прибыль, полученная новыми жителями центра города

, кажется несравнимо большей, особенно

, если смотреть в долгосрочной перспективе, и отражают

социальных несправедливостей, создаваемых в результате перехода

к системе свободного рынка. Центр

просто престижен для тех, кто ценит архитектурную среду

и доступ к культурным и другим объектам.Среди жителей центра

в целом более 50% хотят проживать

именно в центре, и только 10% предпочитают

окраинные районы с современным жильем. Это

тех жителей, которые имеют более высокий уровень образования и

более обеспеченных, например, проживающих в отдельных квартирах —

квартир, у которых более сильное желание остаться в центре

. Новички, лимитчики, охотнее переезжают в

окраинных районов. Социально-эко-

Copyright © Museum Tusculanums Press

Ethnologia Europaea vol.31: 2; Электронный журнал 2004.

ISBN 87 635 0143 0

3 Необычные инвестиционные идеи в российской недвижимости — квартира Expat

3 Необычные инвестиционные идеи в России

Могут ли иностранцы владеть недвижимостью в России? Ответ ДА!

Интерес к инвестициям в недвижимость в России стремительно растет как со стороны эмигрантов в России, так и со стороны иностранных инвесторов. Я подумал, что было бы интересно поделиться некоторыми инвестиционными возможностями в России, которые появились у меня на столе в последние недели:

Скрипач на крыше

Если вы играете «олл-ин», вы всегда можете научиться играть на балалайке, купить корову, переехать в деревню и построить свою собственную баню.Я предполагаю, что это инвестиция в основном в том смысле, что вы вкладываете средства в нечто вроде тишины и покоя… или незабываемых жизненных впечатлений.

Вы можете быть удивлены, узнав, сколько иностранцев поселились на долгое время в отдаленных деревнях России!

Вам нравится таскать воду и рубить дрова? Тогда это для вас!

Вот продается кирпичный дом в селе Ростовской области.

Инвестиции в недвижимость / медицинский бизнес

Российское законодательство не только открыто для иностранной покупки недвижимости, но и для иностранного владения местным бизнесом.

Вот клиника в городе Пермь, Россия, которая продает как помещение, так и лицензионные и бизнес-документы. Клиника утверждает, что ежегодно обслуживает около 15 000 пациентов.

Вы можете владеть действующей медицинской клиникой в ​​окрестностях Сибири менее чем за 400 000 долларов США 9000 долларов США2. Существует большое количество предложений по недвижимости / бизнесу, начиная от медицинских клиник и заканчивая фабриками и магазинами или даже небольшими многоквартирными домами с долгосрочными арендаторами. Последний вариант стал популярным среди иностранных студентов университетов, предположительно, на деньги родственников из дома.

Продажа квартиры в центре Санкт-Петербурга

Апарт-отель

Это, пожалуй, мой личный фаворит и, несомненно, самый популярный как среди экспатов, так и среди иностранных инвесторов в России.

Вы можете инвестировать в эффективную квартиру в гостиничном комплексе и либо жить там, либо сдавать ее самостоятельно, либо подписать договор с администрацией отеля, в котором они управляют вашей квартирой, и вы делите с ними прибыль, часто делением 80/20. .Таких вариантов много в Москве и Санкт-Петербурге, часто они находятся в востребованных районах города.

Например, комплекс Тверская Резиденция в центре Москвы предлагает как пентхаусы (от 5 миллионов долларов США), так и более компактные апартаменты (от 267 000 долларов США) в гостиничной части здания. Он предлагает гарантированный годовой доход от инвестиций в размере 10%, создавая настоящий пассивный доход от ваших инвестиций в недвижимость.

В обязанности отеля входит привлечение клиентов, обслуживание номера во время их пребывания, уборка, устранение любых повреждений … и перевод денег на ваш банковский счет.

Как купить гостиницу в Москве

Эти 3 варианта инвестирования в недвижимость в России — только верхушка айсберга. Приятно видеть такой всплеск серьезного долгосрочного интереса со стороны иностранцев со всего мира.

Приятно быть частью опционов с таким сильным потенциалом, помогать иностранцам в управлении, если они не планируют жить в России, а также уводить их от сомнительных инвестиционных ситуаций.

О деревнях легко забыть, когда вы посещаете оживленный московский район Москва-Сити. Посмотрите этот офис Москва-Сити НА ПРОДАЖУ.

Ищете ли вы офис в Москва-Сити или всегда мечтали жить в русской деревне, двери открыты, и вы можете начать делать шаги к более серьезным долгосрочным отношениям с Россией уже сегодня. И, возможно, ничто не показывает, насколько обширна и разнообразна Россия, чем все ее возможности для инвестиций в недвижимость.

В Expat Flat мы рады участвовать в открытии для всего мира инвестиций в недвижимость в России. Не стесняйтесь обращаться по телефону , свяжитесь с нами сегодня по телефону , чтобы мы обсудили, какой тип инвестиций в России лучше всего подходит для вас и ваших финансовых целей.

Есть вопрос к Энди по поводу инвестирования в недвижимость в России? Свяжитесь с Энди с помощью этой формы или воспользуйтесь чатом внизу этой страницы!

Основатель Expat Flat Энди Фрека — уроженец штата Огайо в США. Вместе с женой и четырьмя детьми он за последние 20 лет сделал Россию своим домом.Миссия Энди — предложить вам услуги по недвижимости в западном стиле и на английском языке по местным русским ценам. Энди с нетерпением ждет возможности обсудить с вами, как вы можете достичь своих целей по инвестированию в недвижимость в России!

«Нравится» Expat Flat на Facebook!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.