Каркасный дом лагутенко – Первые в мире / Каркасный дом Лагутенко / tvkultura.ru

Содержание

эксперименты с каркасом и панелью — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

27 октября 2014

Идея полносборного строительства на базе плоских железобетонных панелей родилась в самом начале XX века. Претендентов на первый в мире проект крупнопанельного дома много — после Первой мировой войны практически вся Европа была занята поиском быстрого и дешевого решения жилищной проблемы.

Заграница не поможет

В 1927 году многочисленная делегация советских специалистов направляется в Германию для изучения немецкого опыта массового жилищного строительства пригородных рабочих поселков. Большую заинтересованность у наших архитекторов и инженеров вызывает система индустриальных сборных домов на базе пемзобетонных панелей, разработанная и активно рекламируемая немецким архитектором Эрнстом Майем.

Делегация советских специалистов знакомится со строительством рабочего поселка по проекту Эрнста Майа в пригороде Франкфурта-на-Майне.

Панели размером 3 × 1,10 × 0,20 м и весом 726 кг устанавливаются с помощью небольшого крана. Монтаж 2-этажного дома с погребом занимает от 1,5 до 17 дней, в зависимости от количества занятых на строительстве рабочих. Причем Май поставил на конвейер не только производство домов, но и всю систему проектирования рабочего поселка в целом.


Рабочий поселок Праунхейм, построенный по проекту Э. Мая в 1927 — 1928 гг.


Рабочий поселок, современный вид.

Эрнст Май вместе с большой группой иностранных архитекторов был приглашен в Советский Союз и проработал у нас несколько лет, но ему пришлось проектировать советские города будущего, расположенные за Уралом, не из дефицитного в нашей стране бетона, а в основном из более доступной древесины. В 1933 году Май покинул СССР.

От Березовска до Соколиной горы

Активная научная разработка проблем индустриализации жилищного строительства началась в 1940 году в НИИ Строительной техники Академии архитектуры СССР коллективом под руководством Г. Кузнецова. Однако война прервала эти работы. В результате эпоха крупнопанельного домостроения в нашей стране наступила только в 1945-м, и не в Москве, а в далеком уральском городе Березовске. Именно там в конце 1945 года на базе построенного за год до этого Березовского завода строительных конструкций был собран первый в СССР крупнопанельный одноэтажный дом с неполным каркасом по проекту архитекторов Г. Потапова и Г. Ростовской.


2-этажный крупнопанельный дом в г. Березовске построен в 1946 г.

«Березовская» серия малоэтажных сборных крупнопанельных домов тиражировалась в рабочих поселках Свердловской области вплоть до 1951 года. Для наружных стен использовались утепленные минеральным войлоком панели размером 3 × 3 м. Между собой панели соединялись монтажными петлями, стыки проконопачивали минеральным войлоком. Фасады декорировали бетонными карнизами, горизонтальными тягами, нащельниками, крепившимися стальными болтами.


Первый в Москве каркасно-панельный дом. Арх. Б. Богомолов, инж. Г. Кузнецова.

В Москве экспериментальные серии каркасных и каркасно-панельных домов разрабатывались параллельно несколькими коллективами. Начиная с 1947 года практически каждый год ознаменовывается реализацией какого-либо нового экспериментального проекта. В 1947 — 1948 годах по проекту, разработанному в НИИ строительной техники Академии архитектуры СССР (арх. Б. Богомолов, инж. Г. Кузнецова), на Соколиной горе возводится первый экспериментальный каркасно-панельный дом с полным каркасом из стали.


Первый в Москве каркасно-панельный дом. Арх. Б. Богомолов, инж. Г. Кузнецова.

Дом с планировкой коридорного типа имел трехпролетный поперечный стальной каркас с размерами пролетов 5,24 + 1,78 + 5,24 м. В ходе дальнейших экспериментов от стального каркаса в жилищном строительстве отказались в пользу железобетона. Также на опыте этого первого дома стало понятно, что необходимы более надежные и герметичные, защищенные от продувания решения для стыковки и креплений панелей. При возведении дома на Соколиной горе значительная часть работ приходилась на строительную площадку: устройство тепло- и пароизоляции стеновых панелей, внутренняя отделка гипсовыми мелкими плитами — все делалось в построечных условиях, что снижало скорость строительства.

Экспериментальный квартал на Хорошевке

Уже в следующем, 1949 году в районе Хорошевского шоссе начинается строительство серии экспериментальных каркасно-панельных секционных домов, разработанных Мосгорпроектом (арх. М. Посохин и А. Мдоянц, инж. В. Лагутенко). В 6 домах первой очереди еще не успели отказаться от стального каркаса, однако в дальнейшем перешли на конструкцию из железобетона.


Квартал каркасно-панельных жилых домов 1948 — 1952 гг. Арх. М. Посохин, А. Мдоянц, В. Лагутенко.

Железобетонный каркас домов этой серии состоит из двухэтажных колонн с консолями и опирающихся на консоли ригелей. Высотность домов с 4 этажей в первой очереди к концу строительства в 1952 году выросла до 10 этажей. Эта тенденция — начинать с малой этажности, а потом постепенно к концу экспериментального периода увеличивать ее — сохранилась и на следующих экспериментальных московских сериях домов. Правда и в этом опытном строительном проекте еще не удалось воплотить в полной мере идею индустриального производства всех элементов дома: панели отливались не на заводе, а прямо на стройплощадке в металлической опалубке, стыки заделывали с лесов. Тем не менее дом возводился за рекордно короткие сроки: вначале за 90 — 100, а к 1951 году всего за 60 рабочих дней. Строительство аналогичного кирпичного дома заняло бы не менее года.


Конструкция дома на Хорошевском шоссе: а — общая схема; 1 — стойка; 2 — ригель; 3 — панель перекрытия; 4 — простеночная панель; 5 — оконная панель; 6 — гипсоопилочные плиты перегородки; б — деталь крепления наружных стеновых панелей к перекрытию. Крепление наружных стеновых панелей к каркасу и перекрытиям производилось полосовыми компенсаторными планками и болтами с последующим обетонированием соединений. Панели наружных стен устанавливались одна на другую на растворе, вертикальные стыки в целях устранения продуваемости и промерзания заполнялись теплым раствором.(Источник: Дроздов П.Ф., Себекин И.М. Проектирование крупнопанельных зданий (каркасных и бескаркасных). М., Стройиздат, 1967).

Всего с 1949 по 1958 год в районе Хорошевского шоссе (улицы Куусинена, Зорге, Добролюбова и 1-й Хорошевский пр-д) был построен 21 дом экспериментальной каркасно-панельной серии высотой от 4 до 10 этажей с уютными внутренними дворами. Сегодня эту застройку портит только разрушающийся во многих местах бетонный архитектурный декор.


Экспериментальные каркасно-панельные дома. 1949 — 1950 гг. Арх. М. Посохин и А. Мдоянц, инж. В. Лагутенко.

Эксперименты на Песчаных

В 1948 году столичная пресса писала: «Эти дома — начало новой московской улицы, рождающейся на пустыре у поселка Сокол. Она соединит Ленинградское и Хорошевское шоссе. Заложено и строится 14 жилых зданий. В каждом по 44 квартиры. Различные сборные детали для строительства изготавливаются сразу на многих заводах». Речь идет о начале массовой застройки района Песчаных улиц, где на площади около 300 га развернулся масштабный эксперимент по скоростному строительству новым поточным методом сборных каркасно-панельных домов экспериментальной серии.


Конструктивная схема каркасно-панельных домов на ул. Новая Песчаная в Москве. Плиты толщиной 40 мм с ребрами по контуру с заполнением пенобетонными блоками объемным весом 600 кг/куб. м.

Застройка велась бригадой архитекторов в составе Н. Швеца, А. Болонова, М. Зильберглейта, Г. Андреева, инженера Л.Ф. Бренкевича под руководством З. Розенфельда. Генеральный план территории разработан архитекторами З. Розенфельдом и П. Помазановым. Благодаря комплексной застройке район получил удобную, законченную планировку с уютными дворами, собственной центральной площадью и широким центральным бульваром.

Новопесчаная улица в 1960-е годы.

Первая очередь строительства (1948 — 1949 гг.) включала четырехэтажные дома. Угловые здания, оформляющие площадь, завершались непривычными для Москвы мансардами, а их центральные секции имели увеличенную этажность. Фасады домов первой очереди облицованы светлым силикатным кирпичом. Декоративные элементы на фасаде по тем временам минимальные: углы домов декорированы бетонными блоками, имитирующими руст, оконные проемы первого этажа обрамлены бетонными же наличниками. Все архитектурные элементы изготавливались на заводе. Помимо полной заводской готовности элементов строительство ускорялось и благодаря поточному методу, при котором сборка велась сразу всех домов квартала. Четырехэтажный дом возводился за 96, а пятиэтажный — за 120 рабочих дней.

На второй очереди (1949 — 1951) этажность была поднята до 6 — 8 этажей, на третей (1950 — 1955) — до 6 — 9 этажей. Для угловых домов архитекторы также предложили более разнообразную архитектуру — на одном из фасадов использована облицовка семищелевыми керамическими блоками. Разноэтажные секции, мезонин, арки и балюстрады вносят разнообразие в структуру застройки. Правда, часть бетонного декора не выдержала проверку временем и была демонтирована из соображений безопасности пешеходов. Помимо жилых домов в этом микрорайоне были построены школы — по той же каркасно-панельной технологии, по типовым проектам. В домах 3-й очереди многие первые этажи отведены под нежилые функции — магазины, службы быта, детсады и др. Недавно ансамбль застройки района Песчаных улиц 1947 — 1955 гг. получил статус территории историко-культурного значения.

archsovet.msk.ru

Изображения: М. Меерович, archidays.ru, pastvu.com, moya-moskva.livejournal.com, synthart.livejournal.com, frankfurter-bilderbogen.de

stroi.mos.ru

Первые в мире Каркасный дом Лагутенко

Первые в мире Каркасный дом Лагутенко смотрите на ТВ

Телеканал: Россия Культура в 18:25 4.06.2019

На рубеже 1940-1950-х годов советское правительство потребовало от строительной отрасли решить остро стоявший в стране квартирный вопрос, причём максимально быстро и без серьёзных финансовых затрат. Архитектор Виталий Лагутенко предложил революционный проект жилого здания, который представлял собой конструктор из заранее изготовленных на домостроительном комбинате плит, перекрытий и даже готовых санузлов.

Все эти элементы на строительной площадке за две недели превращались в готовый пятиэтажный дом. Это было рождение технологии массового жилищного строительства.

ВИДЕО: Первые в мире Каркасный дом Лагутенко

Каркасные дома архитектора Лагутенко

Вечерний Ургант. В гостях у Ивана Илья Лагутенко(08.12.2017)

Каркасные дома для российских условий

Мы надеемся что после просмотра фильма Первые в мире Каркасный дом Лагутенко у Вас остались положительные впечатления, поэтому оставьте пожалуста свой отзыв другим посетителям, которые это фильм еще не видели.

www.rxtv.ru

Хрущёвки и Лагутенко: shibaev — LiveJournal

Пятиэтажки, или хрущевки, стали самым масштабным проектом социального жилого строительства в СССР, а позже и на постсоветском пространстве. В 50-е годы XX века потребность в жилье здесь была невероятно высокой: множество людей ютилось в бараках или домах, плохо приспособленных для жизни. Новый проект должен был стать революционным — в том числе и с точки зрения скорости строительства.

Эксперименты по созданию подходящей технологии (и типологии) начались в конце 20-х годов и продолжались почти 30 лет. Первые дома из офактуренных блоков — шестиэтажные — появились в Москве в 1927 году. С 30-х годов в СССР началась разработка необходимых для такого строительства заводских технологий, но только к 40-м появилось первое блочное здание, созданное благодаря им, — Ажурный дом на Ленинградском проспекте, также насчитывавший шесть этажей.

Пятиэтажное блочное здание впервые построили в СССР после войны. Это был каркасный жилой дом, который появился на Хорошевском шоссе в 1949 году. Его инженером выступил будущий главный строитель хрущевок Виталий Лагутенко — дед солиста группы «Мумий Тролль» Ильи Лагутенко. Это здание, тем не менее, отличалось от бескаркасных хрущевок с точки зрения конструкции и было украшено навесными деталями — обрамлением окон и гирляндами. Пятиэтажки могли бы в известной степени стать его копией — однако вскоре было принято знаменитое постановление Хрущева «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», и взгляды на эстетику пришлось пересмотреть.

В конце концов предпочтение было отдано бескаркасному методу строительства. Архитекторы опирались на зарубежные разработки: французский создатель панельного домостроения Раймон Камю трижды приезжал в СССР по приглашению правительства, в результате чего у компании Camus купили лицензию на схему массового производства бетонных изделий, которую, впрочем, все равно переработали.

Финальной точкой «блочного» процесса стало создание проекта домов серии К-7 (К — «каркасный»), разработанного Виталием Лагутенко. Это было четырехсекционное пятиэтажное здание без подвала, предельно простое с точки зрения изготовления. Его было легко собирать и монтировать без раствора. При этом для строительства требовалось всего 20 наименований изделий, а возводился дом параллельно с работой бригад сантехников, электриков, штукатуров и маляров, которые трудились в 3 смены. На создание каждой пятиэтажки требовалось рекордно мало времени: всего 12 дней. Уже в 1954 году ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства», после чего в стране построили 402 завода и 200 индустриальных площадок полигонного типа. Производственный цикл К-7 оказался крупнейшим в истории советской промышленности.

В рамках проекта преимущества, связанные с процессом строительства, были важнее архитектурной составляющей. Пятиэтажки выглядели неказисто за счет идеологической борьбы с излишествами, но решали вопрос поиска жилья для десятков тысяч людей. При этом подчеркивалось, что это временный проект: хрущевки должны были простоять лишь «до наступления коммунизма в 1980 году». Эксплуатационный срок пятиэтажки составляет в среднем 50 лет, однако сегодня мы знаем, что на самом деле она может «работать» намного дольше. Специалисты подсчитали, что фактический срок эксплуатации таких домов может составлять до 150 лет.

«Пятиэтажку действительно придумал Виталий Павлович Лагутенко, — рассказывает Григорий Ревзин, партнер КБ «Стрелка», архитектурный критик. — Вернее, он придумал рабочую документацию к французскому проекту пятиэтажки, опубликованному в Architecture d’Aujourdui. Проект выбирал Никита Сергеевич Хрущев, он подробно описывает историю введения индустриального домостроительства в своих воспоминаниях. Поскольку речь шла о промышленном изделии и никто не относился к нему как к архитектуре, идея просто проанализировать западные образцы и взять лучший не казалась сколько-нибудь странной: ровно то же самое мы делали в автомобилестроении, авиастроении, в атомном проекте и так далее.

Полный материал тут.

shibaev.livejournal.com

эксперименты с каркасом и панелью :: Перемены :: Статьи

Идея полносборного строительства на базе плоских железобетонных панелей родилась в самом начале XX века. Претендентов на первый в мире проект крупнопанельного дома много — после Первой Мировой войны практически вся Европа была занята поиском быстрого и дешевого решения жилищной проблемы.

Заграница не поможет

В 1927 году многочисленная делегация советских специалистов направляется в Германию для изучения немецкого опыта массового жилищного строительства пригородных рабочих поселков. Большую заинтересованность у наших архитекторов и инженеров вызывает система индустриальных сборных домов на базе пемзобетонных панелей, разработанная и активно рекламируемая немецким архитектором Эрнстом Майем.

Делегация советских специалистов знакомится со строительством рабочего поселка по проекту Эрнста Майна в пригороде Франкфурта-на Майне

Панели размером 3 × 1,10 × 0,20 м и весом 726 кг устанавливаются с помощью небольшого крана. Монтаж 2-этажного дома с погребом занимает от 1,5 до 17 дней, в зависимости от количества занятых на строительстве рабочих. Причем Май поставил на конвейер не только производство домов, но и всю систему проектирования рабочего поселка в целом.

Рабочий поселок Праунхейм, построенный по проекту Э.Мая в 1927-28 гг.

Рабочий поселок, современный вид.

Эрнст Май вместе с большой группой иностранных архитекторов был приглашен в Советский Союз и проработал у нас несколько лет, но ему пришлось проектировать советские города будущего, расположенные за Уралом, не из дефицитного в нашей стране бетона, а в основном из более доступной древесины. В 1933 году Май покинул СССР.

От Бёрезовска до Соколиной горы

Активная научная разработка проблем индустриализации жилищного строительства началась в 1940 году, в НИИ Строительной техники Академии архитектуры СССР коллективом под руководством Г. Кузнецова. Однако война прервала эти работы. В результате эпоха крупнопанельного домостроения в нашей стране наступила только в 1945-м и не в Москве, а в далеком уральском городе Берёзовске. Именно там в конце 1945 года, на базе построенного за год до этого Березовского завода строительных конструкций был собран первый в СССР крупнопанельный одноэтажный дом с неполным каркасом по проекту архитекторов Г. Потапова и Г. Ростовской.

2-хэтажный крупнопанельный дом в г. Берёзовск построен в 1946 г.

«Березовская» серия малоэтажных сборных крупнопанельных домов тиражировалась в рабочих поселках Свердловской области вплоть до 1951 года. Для наружных стен использовались утепленные минеральным войлоком панели размером 3×3 м. Между собой панели соединялись монтажными петлями, стыки проконопачивали минеральным войлоком. Фасады декорировали бетонными карнизами, горизонтальными тягами, нащельниками, крепившимися стальными болтами.

Первый в Москве каркасно-панельный дом. Арх. Б.Богомолов, инж. Г.Кузнецова.

В Москве экспериментальные серии каркасных и каркасно-панельных домов разрабатывались параллельно несколькими коллективами. Начиная с 1947 года практически каждый год ознаменовывается реализацией какого-либо нового экспериментального проекта. В 1947-48 годах по проекту, разработанному в НИИ строительной техники Академии архитектуры СССР (арх. Б.Богомолов, инж. Г.Кузнецова), на Соколиной горе возводится первый экспериментальный каркасно-панельный дом с полным каркасом из стали.

Первый в Москве каркасно-панельный дом. Арх. Б.Богомолов, инж. Г.Кузнецова.

Дом с планировкой коридорного типа имел трехпролетный поперечный стальной каркас с размерами пролетов 5,24+1,78+5,24 м. В ходе дальнейших экспериментов от стального каркаса в жилищном строительстве отказались в пользу железобетона. Также на опыте этого первого дома стало понятно, что необходимы более надежные и герметичные, защищенные от продувания решения для стыковки и креплений панелей. При возведении дома на Соколиной горе значительная часть работ приходилась на строительную площадку: устройство тепло- и пароизоляции стеновых панелей, внутренняя отделка гипсовыми мелкими плитами — все делалось в построечных условиях, что снижало скорость строительства.

Экспериментальный квартал на Хорошевке

Уже в следующем, 1949 году в районе Хорошевского шоссе начинается строительство серии экспериментальных каркасно-панельных секционных домов, разработанных Мосгорпроектом (арх. М.Посохин и А.Мдоянц, инж. В.Лагутенко). В 6 домах первой очереди еще не успели отказаться от стального каркаса, однако в дальнейшем перешли на конструкцию из железобетона.

Квартал каркасно-панельных жилых домов 1948-1952 г. Арх. М.Посохин, А.Мдоянц, В.Лагутенко

Железобетонный каркас домов этой серии состоит из двухэтажных колонн с консолями и опирающихся на консоли ригелей. Высотность домов с 4 этажей в первой очереди к концу строительства в 1952 году выросла до 10 этажей. Эта тенденция — начинать с малой этажности, а потом постепенно к концу экспериментального периода увеличивать ее — сохранилась и на следующих экспериментальных московских сериях домов. Правда и в этом опытном строительном проекте еще не удалось воплотить в полной мере идею индустриального производства всех элементов дома: панели отливались не на заводе, а прямо на стройплощадке в металлической опалубке, стыки заделывали с лесов. Тем не менее дом возводился за рекордно короткие сроки: вначале за 90-100, а к 1951 году всего за 60 рабочих дней. Строительство аналогичного кирпичного дома заняло бы не менее года.

Конструкция дома на Хорошевском шоссе: а — общая схема; 1 — стойка; 2 — ригель; 3 — панель перекрытия; 4 — простеночная панель; 5 — оконная панель; 6 — гипсоопилочные плиты перегородки; б — деталь крепления наружных стеновых панелей к перекрытию. Крепление наружных стеновых панелей к каркасу и перекрытиям производилось полосовыми компенсаторными планками и болтами с последующим обетонированием соединений. Панели наружных стен устанавливались одна на другую на растворе, вертикальные стыки в целях устранения продуваемости и промерзания заполнялись теплым раствором. (Источник: Дроздов П. Ф., Себекин И. М. Проектирование крупнопанельных зданий (каркасных и бескаркасных). М., Стройиздат, 1967)

Всего с 1949 по 1958 год в районе Хорошовского шоссе (улицы Куусинена, Зорге, Добролюбова и 1-й Хорошёвский пр-д) был построен 21 дом экспериментальной каркасно-панельной серии высотой от 4 до 10 этажей с уютными внутренними дворами. Сегодня эту застройку портит только разрушающийся во многих местах бетонный архитектурный декор.

Экспериментальные каркасно-панельные дома. 1949-50гг. арх. М.Посохин и А.Мдоянц, инж. В.Лагутенко

Эксперименты на Песчаных

В 1948 году столичная пресса писала: «Эти дома — начало новой московской улицы, рождающейся на пустыре у поселка Сокол. Она соединит Ленинградское и Хорошовское шоссе. Заложено и строится 14 жилых зданий. В каждом по 44 квартиры. Различные сборные детали для строительства изготавливаются сразу на многих заводах». Речь идет о начале массовой застройки района Песчаных улиц, где на площади около 300 га развернулся масштабный эксперимент по скоростному строительству новым поточным методом сборных каркасно-панельных домов экспериментальной серии.

Конструктивная схема каркасно-панельных домов на ул. Новая Песчаная в Москве. Плиты толщиной 40 мм с ребрами по контуру с заполнением пенобетонными блоками объемным весом 600 кг/м3

Застройка велась бригадой архитекторов в составе Н. Швеца, А. Болонова, М. Зильберглейта, Г. Андреева, инженера Л. Ф. Бренкевича под руководством З.Розенфельда. Генеральный план территории разработан архитекторами З. Розенфельдом и П. Помазановым. Благодаря комплексной застройке район получил удобную, законченную планировку с уютными дворами, собственной центральной площадью и широким центральным бульваром.

Новопесчаная улица в 1960-е годы.

Первая очередь строительства (1948-1949 гг.) включала четырехэтажные дома. Угловые здания, оформляющие площадь, завершались непривычными для Москвы мансардами, а их центральные секции имели увеличенную этажность. Фасады домов первой очереди облицованы светлым силикатным кирпичем. Декоративные элементы на фасаде по тем временам минимальные: углы домов декорированы бетонными блоками, имитирующими руст, оконные проемы первого этажа обрамлены бетонными же наличниками. Все архитектурные элементы изготавливались на заводе. Помимо полной заводской готовности элементов строительство ускорялось и благодаря поточному методу, при котором сборка велась сразу всех домов квартала. Четырехэтажный дом возводился за 96, а 5-этажный — за 120 рабочих дней.

На второй очереди (1949-51) этажность была поднята до 6–8 этажей, на третей (1950–1955) — до 6-9 этажей. Для угловых домов архитекторы также предложили более разнообразную архитектуру — на одном из фасадов использована облицовка семищелевыми керамическими блоками. Разноэтажные секции, мезонин, арки и баллюстрады вносят разнообразие в структуру застройки. Правда часть бетонного декора не выдержала проверку временем и была демонтированы из соображений безопасности пешеходов. Помимо жилых домов в этом микрорайоне были построены школы — по той же каркасно-панельной технологии, по типовым проектам. В домах 3-ей очереди многие первые этаже отведены под нежилые функции — магазины, службы быта, детсады и др. Недавно Ансамбль застройки района Песчаных улиц 1947-1955 гг. получил статус территории историко-культурного значения.

Продолжение следует

archsovet.msk.ru

«хрущевки» — совместное советско-французское предприятие? » Вcероссийский отраслевой интернет-журнал «Строительство.RU»

Опостылевшие «хрущевки», или как их еще называют «хрущобы» — наследие, доставшееся нам «по завещанию от бабушки», решительно грозят отправить под тотальный снос. Неужели в одночасье сгинет без следа железобетонный памятник разрешению зарождавшегося жилищного кризиса в СССР в конце 50-х — начале 60-х годов XX века? Неужели в самом деле пришла пора прощаться с этим невзрачно-серым призраком советской эпохи, вошедшим в историю архитектуры под именем советский «функционализм»?

 

Сколько поколений российских граждан выросли в этом микромире бетонных ячеек, украшенных изнутри ковром с псевдоперсидским узором! Неудивительно, что в ответ на это в сетевых источниках, склонных к рефлексии, тут же появились соответствующие случаю ностальгические фотоподборки с панельным раем для честных тружеников советской земли. Да, в свое время «хрущевки» почти моментально дали кров тысячам семей, решив на многие годы жилищную проблему, но сегодня, чего уж греха таить, эти кряжистые и унылые постройки являют собой нечто доисторическое.


(Фото, новенькая «хрущевка»:

Проект сноса «хрущевок» в столице реализуется уже не первый десяток лет, но пока эти действия носили локальный характер. Теперь же речь идет о том, чтобы уничтожить «хрущевки» как вид, полностью. И не только в Москве, но и по всей России. Масштаб работы представляется огромным (хорошо, что ломать — не строить). Сколько же времени и денег уйдет на один только снос?  

Но прежде чем попрощаться, стоит вернуться к истокам. Зачем это было нужно? Кто автор концепции и при чем тут французы? Как связаны «хрущевки» с коммунизмом и «Мумий Троллем»? А также сколько они еще могут прослужить нам в качестве, пусть и минимально комфортного, но безопасного жилища? Начать стоит с самой идеи.

 

«Лагутенковки» 

«Хрущевки», как известно, получили свое название от фамилии генерального секретаря Никиты Сергеевича. Хотя самые первые проекты шаблонного массового жилья были разработаны еще при Сталине. Среди них были даже с печным отоплением и плитами на дровах, без канализации и водопровода. То, что получило впоследствии название «хрущевка», выглядит человечнее и дружелюбнее сталинских проектов, но, по сути, к Хрущеву отношение имеет опосредованное, поскольку самый первый проект типовой пятиэтажки был реализован еще в 1948 году — до развенчания культа личности вождя оставалась целая пятилетка.   

Массовое распространение «хрущевки» действительно получили с приходом Хрущева к управлению страной. К тому времени вопрос обеспечения жильем строителей экспериментального государства, приближавших светлое будущее, встал очень остро. Стратегически важной стала задача доказать делом, что «эх, хорошо в стране советской жить!».

Поэтому в первые послевоенные годы перед ведущими инженерами Моспроекта была поставлена задача в краткие сроки разработать технологию быстровозводимого дешевого жилья с малогабаритными, но отдельными квартирами для советских семей. В это же время первую мастерскую Моспроекта возглавил выпускник Московского института инженеров транспорта, проектировавший во время войны столичные бомбоубежища, Виталий Лагутенко, родной дед певца Ильи Лагутенко, лидера группы «Мумий Тролль». Он-то и разработал первый пробный, а затем и массовый проект панельной пятиэтажки. 
Фото, инженер Виталий Лагутенко

Выглядеть они могли бы примерно так, как первые советские каркасные дома на Хорошевском шоссе, построенные в 1949 году. Но тут вмешалась высшая власть, вдохновленная идеей борьбы с «украшательством» и сторонница максимального удешевления сметы. Разработки типовых домов Лагутенко потеряли элементы декора, пригнулись к земле и поблекли, потеряв вместе со штукатуркой яркость фасада и перейдя к единому для всех оттенку ничем не прикрытого бетона. И все же за внешним обликом домов на Хорошевском уже хорошо угадываются угловатости облика «хрущоб».


Фото, Дом на Хорошевском шоссе 

С конца 1950-х — начала 1960-х годов Виталий Лагутенко работал главным инженером НИИ Моспроекта и руководителем Архитектурно-планировочного управления Москвы. В эти же годы законченный вид приобретает увековечившая его имя разработка К7, ее поначалу так и называли —«лагутенковка». В те же годы появилось первое шаблонное жилье на подмосковных полях деревни Черемушки, которое стремительно распространилось по всему СССР с новым прозвищем — «хрущевки», сохраняющимся по сей день. 

 

Французский след

Размах был нечеловеческий. Чтобы обеспечить стройки готовым материалом, по всей стране было основано 402 завода, выпускавших одинаковые железобетонные прямоугольники, скреплявшиеся на месте строительства без цемента, при помощи сварки. Простая конструкция дома при наличии нужного количества рабочих могла быть собрана всего за 2 недели! Еще столько же времени требовалось на минимальную внутреннюю и внешнюю отделку, тепло- и шумоизоляцию. Такого размаха и темпов строительства история человечества еще не знала!

Впрочем, Советский Союз в этом деле, как оказалось, стал первым только по темпам и размаху. Схожий, если не сказать, идентичный проект был реализован во Франции еще за 10 лет до первых «лагутенковок» фирмой инженера Раймона Камю. Те же идеи экономичности и быстроты возведения, те же 5 этажей — это французское правило, ограничивающее количество этажей в жилом доме, где не предусмотрен лифт. Частично советскими инженерами был позаимствован и минималистичный внешний вид.

Дом во Франции, созданный по технологии Camus 

Это неудивительно, ведь после удачных практических упражнений инженера Камю на исторической родине, советские власти то ли переняли опыт, то ли приобрели право на частичное использование его технологий. Известно только, что сам французский разработчик и владелец предприятия «Camus», три раза приезжал в СССР для того, чтобы дать необходимые консультации отечественным проектировщикам и строителям. Так что в каком-то смысле проект по строительству «хрущевок» можно назвать советско-французским «совместным» предприятием… 

 

Временное вечное

За четверть века, с конца 1950-х до середины 1980-х, в СССР было введено почти 300 млн кв. м. жилья — все это были «хрущевки». В наши дни это составляет 1/9 всего отечественного жилищного фонда. Переселиться в отдельную квартиру в таком доме для большинства советских тружеников было пределом мечтаний, ведь жить им до этого, как правило, приходилось либо в коммуналках, либо в деревянных бараках без удобств.

Несмотря на это, было понятно, что от идеала образцового советского обиталища, новые проекты страшно далеки. Поэтому уже хорошо знакомые всем четырех- и пятиэтажки были объявлены лишь временной мерой — только до наступления коммунизма, запланированного на 1980 год. Чего, как известно, не случилось. При новом генсеке, Леониде Ильиче, проект многоквартирного панельника немного усовершенствовали: разделили ванную и туалет, увеличили число комнат до 4, неизменным остался только усредненный внешний вид. 
Фото, «Брежневка»

Некоторые серии пятиэтажек были рассчитаны только на 25 лет, другие — на 50. Оба вида до сих пор не выведены из жилфонда. При этом, согласно последним исследованиям, те, что были рассчитаны на 50 лет, могут прослужить и все 150. Так что, учитывая новые сведения, вопрос тотального сноса «хрущоб» еще может и, вероятно, будет многократно пересмотрен. В конце концов, многие из них не отстояли и 70 лет!

 

Что взамен?

Как бы крамольно это ни звучало, принцип быстровозводимого жилья с эпохи «хрущевок» почти не поменялся. Строят, или правильней сказать собирают, современные многоквартирные многоэтажки по-прежнему из готовых блоков по типовым проектам и с бешеной скоростью. Другие времена, другие технологии, усовершенствованная техника, новые стандарты. Но часто квартиры в таких домах, хоть и отличаются более продуманной планировкой, по количеству квадратных метров могут даже уступать пятиэтажкам начала 1980-х годов. 
Фото, современные панельные дома

«Хрущевки», эти обитатели прежних городских окраин, сегодня зачастую располагаются в довольно завидных районах. Какие дома появятся на месте старых пятиэтажек? Вполне возможно это будет элитное жилье с роскошной планировкой, высокоорганизованным пространством и развитой инфраструктурой. И вряд ли туда смогут въехать обитатели снесенных «хрущоб», рассчитывать которым стоит разве что на аналогичное количество квадратных метров в панельной многоквартирной многоэтажке в относительно недалеком пригороде.          

Алексей ГАРИН

rcmm.ru

Первые в мире Каркасный дом Лагутенко

Первые в мире Каркасный дом Лагутенко смотрите на ТВ

Телеканал: Россия Культура в 16:45 12.09.2018

На рубеже 1940-1950-х годов советское правительство потребовало от строительной отрасли решить остро стоявший в стране квартирный вопрос, причём максимально быстро и без серьёзных финансовых затрат. Архитектор Виталий Лагутенко предложил революционный проект жилого здания, который представлял собой конструктор из заранее изготовленных на домостроительном комбинате плит, перекрытий и даже готовых санузлов. Все эти элементы на строительной площадке за две недели превращались в готовый пятиэтажный дом.

Это было рождение технологии массового жилищного строительства.

ВИДЕО: Первые в мире Каркасный дом Лагутенко

Каркасные дома архитектора Лагутенко

Вечерний Ургант. В гостях у Ивана Илья Лагутенко(08.12.2017)

Каркасные дома для российских условий

Мы надеемся что после просмотра фильма Первые в мире Каркасный дом Лагутенко у Вас остались положительные впечатления, поэтому оставьте пожалуста свой отзыв другим посетителям, которые это фильм еще не видели.

www.rxtv.ru

Жилые «картонки». Первую хрущёвку придумал дедушка Ильи Лагутенко | История | Общество

Без излишеств!


Первые каркасно-панельные дома появились в столице ещё в 1948 г. на Соколиной Горе. Архитектором новостроя выступил В. Лагутенко — дедушка музыканта Ильи Лагутенко, лидера группы «Мумий Тролль». Поэтому последующие, уже модернизированные хрущёвки называли иногда лагутенковскими домами.

Сначала для советских граждан планировалось строить удобное и качественное жильё. Но в 1955 г. Никита Хрущёв подписал постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Квартиры стали проектировать меньшего размера, а качественные материалы для «производства» домов заменили на более дешёвые. 31 июля 1957 г. ЦК КПСС было принято постановление «О развитии жилищного строительства в СССР».


Именно с этого момента и стали появляться те самые «хрущобы», которыми так гордился Хрущёв и которые впоследствии так возненавидели их обитатели. По некоторым данным, первая такая «хрущоба» и выросла на улице Гримау в Черёмушках.


Композитор Дмитрий Шостакович даже посвятил новому району хрущёвок оперетту «Москва — Черёмушки». «Вот передняя наша, вот и вешалка наша… Вся квартира наша, наша… Кухня тоже наша, наша. Наши окна, наши двери. Я глазам своим не верю» — так воспевалось новое жильё. Первое время люди действительно не верили, что жильё можно ни с кем не делить.


В среднем панельный домик «складывался» за 12 дней, но некоторые «стахановцы» возводили пятиэтажку за 5 дней. Как это было возможно? Да всё сооружалось из готовых блоков, как картонный домик. А главное, затраты были минимальны — никаких высоких потолков, никаких «тёмных» комнат, которые можно было бы использовать как кладовки, а о лепнине и прочих украшательствах, имевшихся не только в дореволюционных домах, но и в «сталинском ампире», в подобных квартирах можно было забыть навсегда. Кухня — не развернуться, за стеной слышен каждый шорох соседей, в коридоре нависают антресоли. Кстати, пятиэтажки называли ещё и «хрущёвским холодильником», так как зимой там без тёплых вещей, а порой и валенок находиться было невозможно.


Шкаф-перевёртыш


Чтобы советские люди не возмущались, а радовались, в газетах публиковались статьи о том, как строительные бригады день за днём возводят новые «комфортные» дома для граждан СССР. «У окна нет форточки, — писали газеты тех лет. — А как же проветривать комнату зимой, в сильный мороз? Неужели надо открывать всё окно? Нет, здесь сделано специальное приспособление — сквозная щель под подоконником».


Мебель в хрущёвках планировалась сборно-разборная. Поэтому советским гражданам подробно рассказывали, как, где и почём её можно приобрести, а также в чём её главные преимущества: «Вы подходите к книжному шкафу, откидываете крышку — и письменный столик готов. Тогда вы открываете буфет, выдвигаете складную крышку, привинчиваете пару ножек — и теперь за столом поместятся все гости!» Сколько Новых годов, сколько Первомаев встретили советские граждане за такими откидными столиками!


Немецкие архитекторы в середине 1950-х гг. пришли к выводу, что для хорошего самочувствия человеку достаточно 9 м² личного пространства. Коммунисты тут же уцепились за эту идею минимальных удобств. Они подсчитали всё.


Например, чтобы мужчине вытереться полотенцем в ванной, достаточно было пространства в 110 см. Чтобы одеться, надеть или снять ботинки в прихожей, хватит тех же 110 см. Немцы оставляли своим согражданам хотя бы кладовку. У нас же кладовка была признана барством. Максимум, на что мог рассчитывать жилец, — маленький шкафчик.


Центральное статистическое управление СССР исписало тонны бумаги, чтобы подсчитать, сколько советскому человеку нужно было брюк, трусов, платьев, лифчиков, носков. Выходило, что одному жителю хрущёвки достаточно было 50 см от вешалки в платяном шкафу. На этих 50 см должны были поместиться 1 костюм рабочий (брюки, пиджак, рубашка) или платье, пиджак, юбка, блузка и 1 смена одежды «на выход».


«Счастливые» жители пятиэтажек жаловались чиновникам, что в квартире не то что развернуться, а невозможно даже нормально вынести гроб. На это советским жителям отвечали: «Ничего страшного. Человек пожил в нормальных условиях. Так вынесите его как-нибудь, необязательно горизонтально». Когда Хрущёву подсказали: «Никита Сергеевич, может, туалет побольше сделаем?» — советский вождь, говорят, погрозил кулаком: «Если я влез, значит, и они влезут».


Соревнование в жилищном минимализме дошло до того, что в конце 1950-х — начале 1960-х архитектор Борис Иофан придумал делать дома из пластмассы. Писатели подхватили эту идею и даже стали сочинять рассказы типа: «Новоселье в пластмассовом доме». Но до дела так и не дошло. Говорят, руководство решило, что пластмасса — это слишком дорого, и продолжило штамповать пятиэтажки.


Сносить хрущёвки в Москве начали в 1990-х гг. Хотя срок жизни некоторым из них был отмерен всего 25 лет, простояли они и по 40. Недавно власти решили создать в одной из них музей, посвящённый малогабаритному жилью, — вдруг лет через 50 действительно не останется «хрущоб» не только в Москве, но и в России. Вот тогда и потянется молодое поколение в музей, чтобы увидеть, как можно было ужиться семье из пяти человек на паре десятков квадратных метров.


Смотрите также:

www.aif.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о