Дом музей чуковского фото здания – Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино – Арт-пространства

Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино – Арт-пространства

В этом доме Чуковский жил с февраля 1938 по октябрь 1969 г. Сказка Бибигон так и начинается:»Я живу на даче в Переделкине…» Сегодня Квартблог знакомит вас с домом-музеем Корнея Чуковского в Переделкино.

«Вдруг оказалось… людей, любящих его книги, желающих углубиться в историю русской культуры, гораздо более, чем мы помышляли… — вспоминала о зарождении музея дочь Чуковского Лидия Корнеевна. — Ни единого объявления в газете или где бы то ни было — но идут, и идут, и идут, приходят пешком, приезжают на поездах, на санаторных автобусах, в частных автомобилях».

О том, как «стихийно», как бы «сам собой», переделкинский дом стал музеем, Лидия Чуковская рассказывала так: «Затея моя — сохранить в неприкосновенности комнаты Корнея Ивановича — повернулась так, как мне и во сне не снилось: говоря по правде, сохранила я их, чтобы иногда приходить туда одной, как прихожу на могилу, — и снова видеть его стол, халат, его радио, его книги… Так же тикают часы на столе, тем же строем стоит на полке собрание Некрасова, в которое вложено им столько труда. Вот-вот и он сам войдет…»

В течение практически тридцати лет музей не только работал, но и боролся за право на существование. В 1976 году решение о внесении музея в список памятников истории и культуры было отменено, тогда на защиту музея встали Лихачев, Капица, Каверин, Образцов, Райкин, Успенский, Берестов и другие. Эта борьба за музей продолжалась долгие годы. Лишь в июне 1996 года, после капитального ремонта и больших реставрационных работ, проведенных Гослитмузеем, переделкинский дом Чуковского вновь наполнился детскими голосами, в нем начали проводить экскурсии для взрослых и детей.

Сегодня все выглядит так, как и 5 октября 1969 года, когда Корней Иванович уехал в кунцевскую больницу. Домой он больше не вернулся: писатель скончался 28 октября 1969 года…

В этом доме Корней Чуковский жил с февраля 1938 по октябрь 1969 года Сказка Бибигон так и начинается: «Я живу на даче в Переделкине…» Здесь Чуковский написал книгу о русском языке «Живой как жизнь», исследование «Мастерство Некрасова», статьи и воспоминания о Чехове, Блоке, Ахматовой, Гумилеве, Брюсове, о переводах на английский язык русской прозы и поэзии. Здесь же он получил известие о присвоении ему звания почетного доктора литературы Оскфордского университета, одного из старейших в Европе. В этом гостеприимном доме бывали Пастернак и Ахматова, Паустовский и Солженицын, Евтушенко, Бродский, Берестов и другие.

Мы не будем подробно рассказывать обо всех комнатах дома-музея Чуковского, сотрудники музея сделают это намного лучше, глубже и уж точно гораздо интереснее, чем это позволит формат Квартблога. Но без описания кабинета писателя и его библиотеки наша статья была бы неполной.

О кабинете Чуковского Вениамин Каверин писал: «Эта комната — одушевленная, сложившаяся десятилетиями вещественно воплощенная часть истории русской литературы. В ней все, как было в день его смерти, и для нас, его современников, для тех, кто пришел и еще придет ему на смену. И надо, чтобы все так и осталось, как было».

В кабинете у огромного окна стоит письменный стол писателя, на нем — его последняя статья, которая так и не была дописана — «Признания старого сказочника». «Чудо-дерево» на письменном столе — подарок учащихся 609-ой московской школы к восьмидесятилетию писателя. Под деревом — фигурки Андерсена и Бибигона, рядом два игрушечных крокодильчика из одноименной сказки Чуковского — английский белый из слоновой кости и африканский черный из железного дерева. Справа фотографии жены Чуковского Марии Борисовны и сына Николая.

На книжной полке над диваном стоит комплект грампластинок с записями стихотворений Уолта Уитмена в исполнении американских актеров и Шалтай-Болтай, подарок из Англии. Рядом, в шкафу, на полках с книгами, фотографии молодого Александра Солженицына и Юрия Гагарина.

Шкаф для архива напротив — «штуковина», как называл его сам Корней Иванович, в нем хранились рукописи и письма Александра Блока, Анны Ахматовой, альбомы с фотографиями, множество папок с еще незавершенными исследованиями. На шкафу — игрушки: Говорящий Лев и паровозик.

Особенно много в этой комнате подарков из Японии: куклы, веер, огромный полотняный карп. Японцы обожали Чуковского: в Японии дважды издавалась его книга «От двух до пяти», которую японские ученые и педагоги считают одним из лучших исследований детской психологии.

Настоящий головной убор индейского вождя из разноцветных перьев привезен писателю одним из его почитателей из Америки; в этом индейском одеянии Корней Иванович играл с детьми. 

Напротив кабинета дверь в библиотеку, бывшую когда-то комнатой жены Чуковского Марии Борисовны. Зачехленная белой парусиной мебель, стена, увешанная семейными черно-белыми фотографиями и самое дорогое для членов этой семьи — книги, огромное количество книг. Всего в музейной экспозиции насчитывается более пяти тысяч книг. Особенно много на полках сказок — отечественных и зарубежных. Литературоведческие и мемуарные книги Чуковского занимают отдельную полку. Многие книги в доме Чуковского хранят следы его карандаша — отчеркивания, подчеркивания, заметки на полях. Иногда их так много, что книгу можно рассматривать как своеобразную рукопись Чуковского.

В углу, за дверью, стоит палка — бугристая коряга, которую, по рассказам экскурсовода, Корней Иванович мог поставить на указательный палец и держать, сохраняя в состоянии равновесия. Здесь же один из лучших портретов молодого Чуковского — литография Надежды Войтинской.

Простенок между кабинетом и библиотекой тоже заполнен книгами, рисунками и фотографиями. Отдельную полку занимает привезенная Чуковским из Англии в 1916 году энциклопедия «Британника».

Самая нарядная комната в доме — столовая. Она оформлена по вкусу жены Чуковского, Марии Борисовны. Темно-синие стены подчеркивают красоту мебельного гарнитура из карельской березы, который Мария Борисовна купила в комиссионке в 1939 году. На столе стоит хрустальный кувшин и таз для умывания — это подарки Сергея Михалкова и Агнии Барто. Дополняют интерьер бронзовая люстра, картины Ильи Репина, близкого друга писателя, и Константина Коровина, рисунки Бориса Григорьева. 

Ножки обеденного стола в виде львиных голов тоже вызывают неподдельный интерес: если смотреть снизу, то львы улыбаются, а при взгляде сверху кажутся грозными и сердитыми. Тут же и черный дисковой телефон с буквами, по которому Корнею Ивановичу в мультфильме звонил Слон.

Напоследок прогуляемся по участку рядом с домом писателя. Здесь находится костровая площадка. Традицию проводить летние «Костры» — праздники для детей при участии писателей, актеров, певцов и фокусников — придумал сам Чуковский: он собирал детей на поляне и устраивал целые представления для них, входным билетом на которые служили десять шишек. Сейчас эта традиция бережно хранится смотрителями музея.

У калитки растет знаменитое «чудо-дерево», украшенное старой детской обувью. Рассказывают, что этот клен чуть было не спилили, решив, что он засох. Но директор музея буквально спас его от неминуемой гибели, развесив на нем разноцветные поношенные башмаки. С тех пор эта коллекция только пополняется.

При подготовке статьи использованы материалы дома-музея Корнея Чуковского, комментарии главного научного сотрудника музея Крючкова Павла Михайловича и информация  сайта odintsovo.info.

Фото: Маша Шаталина

идем в гости

kvartblog.ru

Дом-музей К.И. Чуковского

Адрес: Москва, пос. Внуковское, пос. ДСК «Мичуринец», ул. Серафимовича, д. 3
Телефон: 8 495 593-26-70
Электронная почта: [email protected]

График работы:

  • Вт, Ср, Чт, Пт, Сб, Вс — с 11:00 до 18:00 (касса до 17:30)
  • Пн — выходной день

Стоимость билетов в доме-музее К. И. Чуковского

Как добраться: от Киевского вокзала (метро «Киевская») до станции «Переделкино».

Дом-музей расположен в писательском поселке Переделкино, который был выстроен в середине 1930-х годов, и является типичным образцом загородной дачи того времени. Внутренняя обстановка дома, в котором Корней Чуковский жил с 1938 года, после его кончины была сохранена дочерью писателя Лидией Корнеевной и его внучкой Еленой Цезаревной Чуковскими. Они же стали и первыми экскурсоводами по мемориальной экспозиции. С 1994 года, после двухлетней реставрации, дом Чуковского стал одним из филиалов (ныне отделов) Государственного литературного музея. Первым его заведующим стал выдающийся звукоархивист, литературовед Лев Шилов (1932–2004).

Здание и экспозиция

Интерьер дома-музея Чуковского сохранен таким, каким он был в последние годы жизни писателя. Фотографии, графика, живопись, собрание книг напоминают о связях Корнея Чуковского с крупнейшими представителями русской культуры первой четверти ХХ века — Ильей Репиным, Александром Блоком, Владимиром Маяковским, Леонидом Андреевым, Борисом Григорьевым, Александром Солженицыным.

В музее сохраняется рабочий стол Солженицына и экспонаты, напоминающие о его творчестве. Сохранена и комната Лидии Чуковской, в которой она жила и работала в 1970-е годы. Значительную часть экспозиции занимает рабочая библиотека Чуковского, насчитывающая около 4,5 тысяч книг, из них более тысячи — на иностранных языках (в основном, на английском). Экспонаты музея представляют разные линии человеческой и литературной судьбы Корнея Чуковского: мантия Доктора литературы Оксфорда, подарки детей и взрослых не только из России, но и из Англии, Японии и Америки.

Выдающиеся сотрудники разных лет

Лев Алексеевич Шилов (1932 — 2004), звукоархивист, искусствовед, литературовед, лектор, музейный работник. С 1996 и до своей кончины Лев Алексеевич Шилов возглавлял филиал (ныне — отдел) ГЛМ «Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкине».

Окончив филологический ф-т МГУ (1954), работал в Музее Маяковского, принимал участие в подготовке собраний сочинений Маяковского и Есенина, организовывал выставки и литературные вечера, которые записывал на магнитофонную пленку, положив начало своей будущей работе звукоархивиста. С 1963 работал во Всесоюзном бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей СССР; тогда же, при поддержке Бориса Слуцкого, начал создавать фонотеку СП СССР.

С 1964 Лев Шилов начал работу с восковыми фоноваликами из коллекции филолога и лингвиста С. И. Бернштейна (звуковое собрание петроградского Института Живого слова), перезаписывая на магнитофонную ленту фонограммы, сделанные в 1920-е гг. в Москве и Петрограде (голоса Андрея Белого, Александра Блока, Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина, Осипа Мандельштама и других). Именно Льву Шилову история отечественной литературы обязана сохранением и восстановлением авторского чтения Блока, Гумилева и многих других поэтов и прозаиков Серебряного века. Работая в отечественных и зарубежных архивах, Шилов разыскал неизвестные аудиозаписи Ивана Бунина, Михаила Зощенко, Бориса Пастернака и других писателей.

В 1975 Шилов возглавил Отдел звукозаписи Государственного литературного музея; благодаря его деятельности музейная звуковая коллекция стала одной из самых полных в России. В 1980 году открыл первую в мире выставку литературных звукозаписей («Звучащая литература»). В течение многих лет, используя свой уникальный талант лектора-просветителя, Шилов прочитал десятки лекций с использованием аудиоархивов; записал циклы теле- и радиопрограмм, посвященные творчеству Льва Толстого, Блока, Маяковского, Михаила Булгакова и многих других.

В последние годы жизни Шилов выпустил серию малотиражных аудиокассет и компакт-дисков с записями авторского чтения, в том числе «Голоса, зазвучавшие вновь», «Говорит Лев Толстой», «Осип Мандельштам. Звучащий альманах», «Борис Пастернак. Полное собрание звукозаписей», «Иосиф Бродский. Ранние стихотворения», «Корней Чуковский. Звучащее собрание сочинений».

Соч.: Голоса, зазвучавшие вновь: Записки звукоархивиста. 2-е, доп. изд. М., 1987; Я слышал по радио голос Толстого: Очерки звучащей литературы. М., 1989; Анна Ахматова. М., 1989. Корней Чуковский на эстраде и на трибуне // Мастера красноречия: Сб. М., 1991; Звучащие тексты Анны Ахматовой: Сб. «Царственное слово» // Ахматовские чтения: Вып. 1. М., 1992; Пастернаковское Переделкино. М., 2003. Голоса, зазвучавшие вновь: Записки звукоархивиста-шестидесятника. М., 2004.

У нас работают

Сергей Васильевич Агапов — заведующий отделом с 2004 года. Сотрудник Государственного Литературного музея с 1996 года. Работал в переделкинском мемориальном музее с 1978 года, задолго до обретения домом Чуковского официального статуса. Участвовал в «народной стройке» по восстановлению и укреплению дома — в начале 1980-х годов, стоял у истоков общественной борьбы в защиту опального музея, на протяжении многих лет был учеником и помощником Лидии Корнеевны Чуковской.

Павел Михайлович Крючков — научный сотрудник отдела, в Государственном Литературном музее с 1996 года. До обретения домом-музеем официального статуса несколько лет проработал в нем экскурсоводом. Занимается исследованием творчества и биографии К. И. Чуковского, участвовал в подготовке 15-томного собрания сочинений, в выставках и вечерах, посвященных К.И. и Л. К. Чуковским. Автор многих публикаций.

Наталья Васильевна Продольнова — научный сотрудник отдела. С конца 1990-х годов добровольно помогала дому-музею Чуковского в проведении выставок и экскурсий. В Государственном Литературном музее с 2002 года. Имеет опыт методической и музейной работы. Параллельно ГЛМ трудится в системе дополнительного образования, изучает детское творчество, активно занимается с детьми. Магистр педагогических наук.

Владимир Эдуардович Спектор — научный сотрудник отдела, в Государственном Литературном музее с 2005 года. Многолетний ведущий видеохроники творческой жизни дома-музея К. И. Чуковского, создатель архива литературных вечеров. Периодически выступает на встречах в московских библиотеках и школах, участвует в работе жюри конкурсов детского творчества, публикуется в специализированных детских журналах.

Тематические экскурсии

«Жизнь и творчество Корнея Чуковского». Интерактивное путешествие по дому, соединяющее просветительский посыл с элементами драматургии. Экскурсия рассчитана на семейные группы посетителей. От комнат верхнего этажа, наполненных приметами жизни Куоккалы и Переделкина, посетители спускаются в столовую, оформленную родными Чуковского в 1960-е годы. Посещение завершается в «выставочной» комнате первого этажа, где новые издания книг Чуковского закрепляют его любимую мысль о себе самом: «Я — писатель-многостаночник».

«Чуковский и дети». Экскурсия может начинаться рядом с домом-музеем Чуковского — предварительным походом посетителей вместе с экскурсоводом на костровую площадку и «поляну Бибигона». Это живой рассказ как о детских и взрослых годах внуков и детей самого Корнея Ивановича, так и о знаменитых занятиях Чуковского детской психологией и многолетней работой над книгой «От двух до пяти».

«Литературоведение Корнея Чуковского». Интерактивная экскурсия для взрослых и старших школьников иллюстрирует знаменитое чуковское «единство в многообразии». Этот его феномен — и в ранних занятиях литературной критикой, и в изучении истории русской и зарубежной литературы, и в переводах. Здесь неизвестная фотография на стене оборачивается увлекательной новеллой, которая, в свою очередь, соседствует с многолетней «линией жизни», — вроде поиска многих тысяч некрасовских строк или книги о Чехове, писавшейся более полувека.

Детские праздники в музее Чуковского: «Здравствуй, лето!» и «Прощай, лето!». Знаменитые «костры Корнея Чуковского» — это старая традиция, заложенная в середине прошлого века хозяином дома. На ежегодных представлениях в Переделкине собираются знаменитые и начинающие детские поэты, самодеятельные и профессиональные артисты, музыканты. Главные участники праздничных «костров», проходящих в глубине участка — дети, которые живо общаются с литераторами, слушают любимые и новые стихи, поют и танцуют, участвуют в конкурсах и викторинах.

goslitmuz.ru

Дом-Музей Чуковского в Переделкино: назад в детство

Вряд ли в России найдется хоть один ребенок, который не знает, кто такие Мойдодыр, доктор Айболит или Бармалей. И уж точно нет ни одного взрослого, кто бы не вырос на историях об этих персонажах. И все они связаны с именем знаменитого советского писателя Корнея Ивановича Чуковского.

Узнать, как и в каких условиях жил детский поэт и  творил свои бессмертные произведения, можно, посетив его дом-музей в подмосковном поселке Переделкино. В достаточно просторном особняке Чуковский провел последнюю треть своей жизни – с 1938 по 1969 год. Этот дом еще называют «музеем последнего дня», так как именно отсюда писатель уехал в больницу, из которой он больше не вернулся. И создатели данной экспозиции постарались сохранить все в том виде, как оно было 45 лет назад. Даже многие вещи лежат именно на тех местах, где их оставил  Корней Иванович Чуковский.

Жизнь и творчество великого писателя

Корней Иванович Чуковский (31.03.1882-28.10.1969) родился в Санкт-Петербурге. Отца своего он никогда не знал, поэтому отчество Иванович писатель выдумал себе сам. Собственно, как и имя с фамилией. По-настоящему его звали Николай Корнейчуков.

Свою творческую деятельность Чуковский начинал в качестве журналиста в газете «Одесские новости», а также переводил для издания статьи с английского языка.

После Революции писатель переквалифицировался и стал заниматься монографиями. В первую очередь он написал книгу «Мастерство Некрасова», за которую был удостоен Ленинской премии. Помимо этого он изучал биографии таких известных литераторов, как Чехов и Достоевский.

Примерно в то же время Чуковский написал и свои первые детские произведения. Он сочинял их для своей дочери Маруси. В 1923 году вышли «Тараканище» и «Мойдодыр», а чуть позднее «Муха-Цокотуха», «Айболит», «Краденое солнце» и другие.

Последние годы жизни писатель почти не выезжал со своей дачи в Переделкино. Он частенько устраивал встречи с детьми, посиделки у костра и т.п. Многое, что напоминает о тех днях, сохранилось и в наши дни.

Основание музея

Идея переделки дома в музей принадлежит дочери писателя Лидии Чуковской. Как она сама признавалась, слишком многие люди хотели посмотреть, как жил известный поэт. Правда, усадьбе долгое время не присваивали статус национального памятника. Дело в том, что советская цензура не жаловала произведения Чуковского, особенно детские книги. И только после того, как в дело вмешались такие люди, как Райкин, Капица и Образцов, дому был присвоен официальный статус музея. А произошло это только в 1996 году.

Помимо самого дома-музея на дачном участке в Переделкино есть еще несколько знаковых достопримечательностей. Во-первых, необычное дерево, у которого вместо листьев привязана различная обувь. Во-вторых, это небольшое строение, которое за внешний вид посетители окрестили «Пиво-Воды». Хотя на самом деле в этом одноэтажном крохотном домике Корней Чуковский любил собираться со своими друзьями. Например, частым гостем у писателя была Анна Ахматова.

Экспонаты музея

Среди экспонатов в доме почти 6 тысяч различных предметов. Подавляющее большинство – книги. Причем все они содержат различные пометки на полях, сделанные самим писателем.

Помимо этого в музее сохранилась вся мебель: кровать, кухонный гарнитур, столы и стулья, а также обстановка рабочего кабинета. Среди самых любопытных экспонатов стоит выделить тот самый телефон, который стал героем одного из произведений Корнея Чуковского. Ну тот, на который звонил и слон, и крокодил, и мартышки, и многие другие животные…

mos-holidays.ru

Переделкино. Дом-музей Корнея Чуковского — Как прекрасен этот мир! — ЖЖ

Из рассказа «Розы и шипы» К.И.Чуковского. Дом-музей в Переделкино»

Переделкино всегда было особым миром, творческой галактикой.
И продолжает быть.
Не знаю, как точно сформулировать, но поднимая голову на высоченные переделкинские сосны, подпирающие верхушками небо, почему-то начинаешь верить в то, что даже ветер, штормящий ветки, здесь какой-то не такой как везде. А несет в себе энергию творческого созидания.
Переделкино – уникальное место.
Даже сейчас, когда город (район Ново-Переделкино) подошел к этому зеленому островку совсем близко, Переделкино сохранило интеллигентную отстраненность от суеты. Даже сейчас его новоприбывших гостей охватывает некая робость от соприкосновения с невидимо очерченным, но точно существующим другим миром.

Сейчас в дом-музей попасть архисложно. Интернет полнится слухами о «двухгодичной» очереди на запись для посещения. Но мы слухам не верим.
Звонок в сентябре позволил нам записаться на посещение музея в один из удобных для нас дней школьных зимних каникул.

Дачи писателей в Переделкино
В 1934 году началась вторая пятилетка, была спасена экспедиция с затертого льдами парохода «Челюскин» в Беринговом проливе, запущена в воздух уникальная разработка советских ученых стратосферный аэростат «Осоавиахим-1», и … построено Переделкино.
Пишут, что идея создания сосново-дачного рая для писателей принадлежала Горькому. Принадлежать она, может, и принадлежала, но мы же знаем, кто одобрял/или не одобрял подобные проекты… Идея в принципе вписывалась в задачи новой пятилетки «превращение всего трудящегося населения страны в активных и сознательных строителей социалистического общества» и «решительное улучшение всего жилищного дела в СССР». Да и вообще пролетарскому государству не помешало бы причесаться и умыться, и разделить культ крестьянского серпа и рабочего молота с творческим пером.
Довольно быстро в соснах Переделкино как грибы выросли дачи, двухэтажные, деревянные, построенные по немецкому проекту в количестве 50 штук. Распределял их, наверное, булгаковский МАССОЛИТ… Извините, шутка неуместна.
Дачи, получили, действительно талантливые люди, хотя за чистоту совести некоторых поручиться сложно… – Пастернак, Кассиль, Ильф и Петров (по раздельности)), Бабель, Эренбург, Пильняк и др. Это первые «поселенцы», вернее их арендаторы – Литфонд разрешал лишь прижизненную аренду.
Потом в Переделкино приедут Александр Фадеев, Лиля Брик, Александр Довженко, Булат Окуджава, Белла Ахмадуллина, Ираклий Андроников, Евгений Евтушенко и др. (Не знаю, можно ли дополнить список именами Церетели, Юдашкина и Юрия Антонова ?).
Чуковский поселится здесь на даче в 50-х годах. В 1969 году «арендовать» дачу уже перестанет… По идее дачу у семьи должны отнять… Но из-за того, что его дочь Лидия состоит в Союзе Писателей, до 1974 года дом останется принадлежать Чуковским. После (а тогда произойдет её исключение из данной организации за «антисоветские настроения»), вплоть до 1996 года за этот дом будет битва. Будут суды, унижения, отказы, но – справедливость восторжествует. Иначе и быть не может.
И Чудо-дерево «расцветет» всевозможной детской обувкой.
В 1996 году двери дома-музея Корнея Чуковского распахнутся перед посетителями…

Дом-музей Чуковского. Как попасть
Сейчас в дом-музей попасть архисложно. Интернет полнится слухами о «двухгодичной» очереди на запись для посещения. Но мы слухам не верим.
Звонок в сентябре позволил нам (группе родителей с детьми) записаться на посещение музея в один из удобных для нас дней школьных зимних каникул.
Волшебный телефон (по которому отвечает не Слон, а очень вежливый голос) – (495) 593 26 70
Адрес: Московская область, Переделкино, ул. Серафимовича, д.3
Режим работы: вторник, птн.-вскр. с 11 до 18, среда-чтв. с 12.45 до 21
Понедельник и последний день месяца – нерабочие.

Стоимость билета: с 45-ти минутной экскурсией – 150р., без экскурсии: взрослый – 100р., студенческий – 70р., школьный – 50р., для пенсионеров – 50р., часть льготных категорий посетителей – бесплатно.

Поразила-потрясла вот эта странная расценка: «Один кадр фотосъемки материалов экспозиции музея – 500р.». Что тут сказать – нечего. В воздухе зависли просто два вопроса: «Почему?» и «За что?»…)((… Не зная об этом, я сделала всего один кадр в кабинете, потом нас предупредили, разрешив сделать, правда, несколько фотоснимков с детьми…

Сайт о Переделкино: peredelkino-land.ru
Сайт о семье Чуковских: chukfamily.ru
Сообщество в жж: chukovskie.livejournal

Дом-музей Чуковского. Внутри
Ощущения, когда отворяешь деревянную калитку и заходишь на территорию, щекочущие.

Сразу рядом с домом видим смешное дерево, то самое, «А у наших у ворот чудо-дерево растет! Чудо, чудо, чудо, чудо расчудесное!» :). Нас ещё заранее предупредили, чтобы мы по возможности прихватили с собой какие-нибудь старенькие сандалетки для пополнения истрепавшихся «цветочков». Но мы забыли и это было обидно.

Сам дом желтый, двухэтажный, с застекленной верандой в сад, красивыми оконными переплетами.

Рядом с домом ещё два домика, один похож на сарай, во втором живет сторож. Участок выглядит необъятным и условно делится на меньшую часть с садиком и бОльшую с лесом, в котором можно заблудиться :).

К нам выходят экскурсоводы, мужчина и женщина. Приглашают заходить в дом. Вваливаемся разновозрастной толпой человек в тридцать, разрумяненных морозцем, и жмясь друг к другу, снимаем верхнюю одежду в довольно узкой и тесной прихожей. Нас делят на две группы. Для одной половины экскурсия начнется со второго этажа, для нас – с первого.

Заходим в комнату с красивым окном-эркером с расчудесным видом на зимний лес.

Взрослые чинно усаживаются на скамью, дети – на большого плюшевого крокодила на пол.
Экскурсовод (мужчина) мастерски захватывает внимание аудитории, к слову сказать, прилично шкодливой и вертящейся. Он рассказывает нам о Чуковском по-актерски играя тембром и тональностью голоса, по-детски доверительная интонация располагает, подкупает и обезоруживает некоторых хулиганов. Минут 10 вербальная информация подкрепляется визуальной – нам ставят диск со стареньким (40-х годов) черно-белым мультфильмом по стиху о телефоне, одним из рисованных персонажей которого является сам Чуковский. Он и озвучивает, а мы с замиранием слушаем его голос, немного шероховатый от давности кинопленки.
Ещё нам показывают уникальное издание первой стихотворной детской сказки Чуковского «Крокодила» нач.20в. с черно-белыми иллюстрациями известного в те времена художника-карикатуриста Ре-Ми (Ремизова Н.В.).

Потом «добро пожаловать» в Зал с сочно-синими обоями. Из запомнившегося там – хрустальная пара кувшин с чашей, подаренная Агнией Барто и называемая «Мойдодыром», и стол со стульями из пестрой карельской березы с забавными резными ножками. На них так искусно выточены головы львов, что если сесть на корточки и смотреть на них снизу, то увидишь львиную улыбку, если стоя сверху, то грозный рык. ). Здесь есть дверь на летнюю террасу, но сейчас она закрыта, а наше воображение красочно рисует чудесные домашние чаепития со смехом, спорами и разговорами, вишневым вареньем и вкусным пышным пирогом, которые конечно же проходили на ней :).

Потом меняемся с первой группой этажами. По узкой и поскрипывающей деревянной лестнице поднимаемся наверх, здесь посещаем две комнаты – кабинет и библиотеку (комната его жены тоже закрыта). Видим массу интересного.

В Библиотеке вдоль стен стоят стеллажи с книгами (озвучивается информация об их количестве 5 тысяч экземпляров), чуть ли не половина – на иностранном языке. Из рук в руки переходит японская музыкальная шкатулка с небольшим зеркальцем на внутренней стороне крышки. Нам говорят, что, если посмотреться в него один раз, то на всю жизнь сохранить свою красоту/загадать желание (два раза смотреться в него уже нельзя!)). А дверью стоит сучковатая дубинка, которая, оказывается, была и тростью Корнея Ивановича, и инструментом жонглера – он мог держать её на пальце и не давал упасть какое-то время.

Откуда-то извлекается большая и длинная металлическая пружина, похожая, а большую неуклюжую гусеницу, которую экскурсовод, выстроив детей вдоль стенки на лестнице, запускает вниз. Оказывается неуклюжесть мнимая, и что пружина ловко, как заправский акробат, делает чпоки-чпоки и спускается с самой верхней ступеньки до нижней. Её подарили американские физики, изучавшие колебания волн, под действием которых, оказывается, она умеет проделывать такие спуски.

Пружинка на верхней ступеньке

Уже внизу. Быстрая какая

В Кабинете снова книги. Узкая кровать. Картины и фотографии. Письменный стол. Мантия и шапочка из Оксфордского университета. Индейский головной убор из птичьих перьев (изрядно заношенный :)). Комод. Игрушки. Смешной ослик, на которого детям дают слегка дунуть и он смешно заваливается набок (есть рычажок). Много чего.

Потом мы довольные-предовольные спускаемся и набиваемся в маленькую комнатку-пенал с т.н. сувенирами. Здесь можно купить «примерно такую же» волшебную пружинку (покупаем), почти такого же послушного ослика/обезьянку (заверните) и книги. Чуковского и о Чуковском. Выбираем воспоминания дочери Лидии.

Потом был костер. Территория участка огроменная – 2 гектара (лично уточнила размер у экскурсовода :)).

Протаптываем тропинку по сугробам, нам приносят подготовленные полешки и жидкость для розжига.

Наш экскурсовод по музею

Мгновение и дети уже веселятся, поджаривая хлеб на веточках (мы были в пост, поэтому колбасным радостям не предавались).

Достаются термоса с горячим чаем, пакеты со сладким, и вот уже активные родители выстроились в хоровод вокруг костра и мы играем во что-то классное и веселое. Ловим неловких, салим, догоняем, хохочем. Здесь ещё есть специальная летняя сцена и ряды заснеженных сейчас скамеек — именно тут проходят веселые летние Костры, которые придумал и так любил Корней Иванович.

Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается.
Благодарим экскурсоводов от всего сердца.
Очень. Очень довольны своим знакомством с Переделкино и домом (музеем) Корнея Чуковского.

Теперь на этом я хочу остановиться.
Это сладкая часть экскурсии.
Давайте вернемся к Корнею Ивановичу.

О другом…. Настоящий Чуковский это –

прежде всего Переводчик

«Ехали медведи на велосипеде, а за ними крот задом наперед, а за ним комарики на воздушном шарике…»
«Вдруг из подворотни страшный великан, рыжий и усатый та-ра-кан! Таракан, Таракан, Тараканище!…»
«А слониха вся дрожа, так и села на ежа…»
«Рыбы по полю гуляют, жабы по небу летают…»

«Утюги за сапогами, сапоги за пирогами, пироги за утюгом, кочерга за кушаком…»
«И сел на орла Айболит, и одно только слово твердит «Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо…»

«Маленькие дети ни за что на свете не ходите в Африку, в Африку гулять!… Потому что Бармалей любит маленьких детей…»

Я думаю, что на вопрос, кто написал эти строки, вы полностью и не ответите… или ответите так: «детский поэт-сказочник Корней Чуковский».
А это неверно!
Никакой Чуковский не поэт, не сказочник, и не детский! А серьезнейший писатель-исследователь и великолепный переводчик! Прежде всего, а потом уже и детский поэт. Из 15 томов его литературного наследия, всего лишь два тома занимают произведения «для» и «о» детской аудитории, и это не считая его знаменитых переводов.
Корней Иванович Чуковский многолик как венецианский карнавал :).
Чуковский это Марк Твен (Приключения Тома Сойера и Гекельберри Финна, «Принц и нищий» и др.)!
Чуковский это Роберт Льюис Стивенсон («Остров сокровищ»)!
Чуковский это Рудольф Эрих Распэ («Приключения барона Мюнхгаузена»)!
Чуковский это Шекспир, Оскар Уайльд, Уолт Уитмен, Редъярд Киплинг, Артур Конан Дойль, О’Генри и многие другие!

Из подчас тяжелых и занудных оригиналов (камень сейчас летит в сторону Стивенсона), отягощенных излишними подробностями и кровавыми деталями, Чуковский сделал бриллиантовые переводы. Целой том «Историй доктора Дулитла» англичанина Хью Лофтинга Чуковский превратил своим переводом в блистательную сказку (причем и в стихах, и в прозе), которую наизусть (если спросить) помнят все наши взрослые и дети…

Вы только вдумайтесь в это! Возьмите сейчас любимую книжку детства, посмотрите кто переводчик…

Чуковский (Коля Корнейчуков) — незаконнорожденный мальчик из небогатой семьи, сам, самостоятельно, без чьей либо помощи выучил английский. «Он использовал метод каждодневно выучивать десятки слов». Расклеивал газеты – и учил, зубрил, учил. «Я бесконечно учу слова…». Позже, занимаясь со своими собственными детьми, он заставлял и их учить английский язык. «Выученным английское слово он считал лишь в том случае, если дети его знали во всякую минуту, в любом контексте, во всех видах и форме». Вносил элемент игры, составляя различного рода ахинейские тексты детям для перевода, как, например, следующий: «Старая дева, объевшись замазкой, упала в пруд. Бурный южный ветер гнал её прямо на скалы. Но в эту минуту прилетела ласточка и клювом вцепилась в её волосы». Зато после перевода подобной галиматьи, дети легко могли читать даже сложносочиненные тексты Диккенса»… (Из «Воспоминаний детства» Л.Чуковской)

И ещё про тонкости перевода.
Вот посмотрите и сравните КАК переведена фраза из Марка Твена. ! …
«They tramped gaily along, over decaying logs, through tangled underbrush, among solemn monarchs of the forest, hung from their crowns to the ground with a drooping regalia of grapevines.» / «Они весело шагали через гниющий валежник, пробираясь сквозь заросли, между стволами могучих лесных королей, с венценосных вершин которых свисали до самой земли длинные виноградные плети, как знаки их царственной власти».

Поэтому ещё раз, и ещё много-много раз самая искренняя и сердечная благодарность тому невидимому Чуковскому, который скромно спрятал за авторами оригиналов своё имя, труд и блестящий перевод, а иногда и заново написанный текст. Спасибо Корнею Ивановичу за счастливые часы моего детства, проведенные за чтением этих книг.

и только потом Детский Поэт

Детские стихи Чуковского… Вы думаете они простые как калоши?
Вы не правы!
Они – гениальны. А все гениальное просто. На первый взгляд.

«И кастрюля на бегу, закричала утюгу: «Я бегу, бегу, бегу, удержаться не могу!»
Чуковский обладал изумительным внутренним слухом и чувствовал, буквально видел музыкальную ритмику слов. Об этом четырехстишии он говорит так: «Шесть ГУ на четыре строки призваны передать фонетически стремительность и легкость полета. Бойкая и легковесная кастрюля пронеслась лихим четырехстопным хореем мимо отставшего от нее утюга…»

«Утюги бегут покрякивают, через лужи, через лужи перескакивают». Здесь Чуковский пишет: «Так как утюги увесистее юрких кастрюль, я оснастил свои строки о них тягучими сверхдактилическими рифмами. По-кря-ки-ва-ют, пе-ре-ска-ки-ва-ют — неторопливые протяжные слова с ударением на четвертом слоге от конца. Этим ритмическим рисунком попытался я выразить чугунную тугонодвижность утюгов…»

«Вот и чайник за кофейником бежит, тараторит, тараторит, дребезжит». — Чуковский: «У чайника другая «походка»- шумная, суетливая и дробная. В ней мне послышался шестистопный хорей…»

«А за ними блюдца, блюдца — дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля! Вдоль по улице несутся — дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля! На стаканы — дзынь!- натыкаются, и стаканы — дзынь!- разбиваются». — Чуковский: «Эти стеклянные, тонко звенящие звуки, вновь вернули сказке ее первоначальный напев…»

«А за нею вилки, рюмки да бутылки, чашки да ложки скачут по дорожке». – Чуковский: «Чуть только передо мною пронеслась разная кухонная мелочь, четырехстопный хорей мгновенно преобразился в трехстопный…»

Вот вам и «простые» «примитивные» детские «стишки».
Он слагает стихи, как композиторы пишут музыку. У него буквы – ноты.
Он слышит буквы.

Главное – что и сейчас к литературному наследию Чуковского огромен. Настолько огромен, что даже в условиях жесткой книжной конкуренции издательства выпускают его 15-ти томное собрание сочинений!

И хочу закончить свой рассказ о нем вот этой цитатой из «Памяти детства» Лидии Чуковской:
— Нẻчего, нẻчего! – прикрикнул он. (Терпеть не мог углубляться в плохое). – Промокли, размокли… Долго ещё вы будете тратить время на разговоры об этой чепухенции? Живы? Здоровы? Радуйтесь!

Рассказ «Розы и шипы» К.И.Чуковского. Дом-музей в Переделкино»

Посты по тэгу «я/Киндер-сюрприз»:
Молочная ферма «Рыжово». А сколько корова даёт молока?
Апрель. Лапландия. Полярный круг. Санта Клаус
Письмо счастливого человека и Рассказ про волшебного палтуса
В Клину родилась «Елочка». Поездка на фабрику ёлочных игрушек
Подмосковные приключения. Водопад «Радужный»
В гостях у зубров. Приокско-террасный заповедник
Подмосковье. Страусиная ферма
Как я покупала dvd с фильмом «Чук и Гек»
Аз-Буки России нач.20в. Азбука Бенуа
Нестинары или Обожженное сердце (Экскурсия «Болгарское село»)
Солнечный Берег/Слынчев бряг. Главные составляющие вашего отдыха. Море и пляж
Содертелье (Södertälje). Парк Экспериментов Тома Тита

pamsik.livejournal.com

Дом-музей К.И. Чуковского в Переделкино: deadokey — LiveJournal

«А для Мурочки такие
Крохотные голубые
Вязаные башмачки
И с помпончиками!
Вот какое дерево,
Чудесное дерево!»


Знакомое каждому с детства чудо-дерево можно найти в Переделкино. Этот дачный посёлок – особая глава в истории русской литературы. С ним связаны имена Бориса Пастернака, Ильи Эренбурга, Валентина Катаева, Ильфа и Петрова, Геннадия Шпаликова, Булата Окуджавы. Переделкино словно стало волшебным местом, где жизнь перетекает в литературу, а миф претворяется в жизнь. И как любое сказочное пространство оно не могло обойтись без своих сказочников. Давайте отправимся на дачу к замечательному поэту Корнею Ивановичу Чуковскому!

А вы когда-нибудь были у него на даче?




Дата фотографий: 9 июня 2017 года.


Дача К.И. Чуковского.

Корней Иванович Чуковский поселился на переделкинской даче в 1938 году. Сложно назвать единственное место, сильнее всего повлиявшее на его личность. Николай Корнейчуков, впоследствии взявший себе псевдоним Корней Иванович Чуковский, родился в Санкт-Петербурге, рос в Одессе и Николаеве. Около 10 лет он провёл в местечке Куоккала, где общался с выдающимися современниками. Там он начал вести рукописный альманах «Чукоккала». Но дача в Переделкино дала ощущение устойчивости и позволила сотворить в малом пространстве особый мир.


К.И. Чуковский в Переделкино, фото В. Тарасевича.

К моменту переезда в писательский посёлок Корней Иванович перенёс уже много испытаний. В конце двадцатых он подвергся травле, слово «чуковщина» стало в устах критиков ругательным. В декабре 1929 года поэт опубликовал покаянное письмо, в котором вынужденно отрекался от своих сказок. В 1931 году умерла младшая дочь Чуковских Мария – Мурочка, упоминавшаяся в «Чудо-дереве». Муж дочери Лидии, физик Матвей Бронштейн, был репрессирован. Стремительно рушащийся мир требовал хоть какой-то опоры. Поэтому Корней Чуковский стал создавать сказки не только на бумаге, но и наяву.


Чуковский в Переделкино. 1959 год. Фотограф В. Тарасевич.

На даче в Переделкино он устраивал встречи с окрестными детьми, собирал у костра сотни ребятишек из окрестных деревень и санаториев. В этих встречах принимали участие и другие известные люди: Рина Зелёная, Сергей Образцов. Такое общение давало Чуковскому пищу для размышлений: он живо интересовался детским восприятием и процессами освоения речи. Книга «С двух до пяти» выдержала около 20 переизданий, и каждый раз автор вносил в неё существенные дополнения.


Корней Иванович с детьми.

Здесь он вновь испытал радость и признание. Сюда в 1962 году пришло известие об избрании Чуковского доктором литературы Оксфордского университета.


Мантия К.И. Чуковского.

На даче собиралась вся семья, Переделкино оказалось отличным местом и для отдыха, и для плодотворной работы.


К.И. Чуковский на фоне рабочего стола. 1962 год. Фотограф С. Васин.


Рабочий стол К.И. Чуковского.

Вместе с внучкой Еленой Цезаревной постаревший Корней Иванович редактировал альманах «Куоккала» и отмечал в дневнике: «С Люшей необыкновенно приятно работать, она так организована, так чётко отделяет плохое от хорошего, так литературна, что, если бы я не был болен, я видел бы в работе с ней одно удовольствие».

title=»»>
К.И. Чуковский с внучкой Еленой.

Лес подступает к забору. Не нужно далеко уходить, чтобы почувствовать себя маленьким ребёнком в огромном и загадочном мире.

Дача Чуковских в Переделкино стала спасительным пристанищем не только для семьи поэта. Здесь часто бывала Анна Ахматова.


Ахматова в Переделкино.

В годы опалы у Чуковских жил Александр Солженицын, впоследствии вспоминавший: «Именно здесь я получил, по меньшей мере четырежды, щедрый и надежный приют и защиту. Корней Иванович открыл мне свой дом в самые тяжелые дни, когда мой криминальный архив был захвачен КГБ и очень реальна была возможность ареста. Вне его дома меня можно было смахнуть как муху. А вот здесь — не возьмешь».


Графин с чашей подарен Агнией Барто.

Корней Иванович Чуковский умер в октябре 1969 года и был похоронен на кладбище в Переделкино рядом с женой. Сразу после его смерти дочь и внучка писателя решили сохранить в неприкосновенности всю обстановку и устроить здесь музей. Первыми экскурсоводами были Елена Цезаревна Чуковская (внучка) и Клара Израилевна Лозовская (секретарь К.И. Чуковского).


Но в 1974 году Лидия Корнеевна Чуковская была исключена из союза писателей. Сразу после этого у семьи отобрали дачу. Лишь через 20 лет дом Чуковских вновь стал музеем.

Потребовалось два года реставрации, чтобы воссоздать интерьер в мельчайших подробностях.

Сохранилась библиотека К.И. Чуковского, содержащая около 4500 книг на разных языках.

Дом выкрашен в жёлтый цвет – таким же он был при жизни Корнея Ивановича.

Научные сотрудники музея ведут работу по изучению архивов писателя. Опубликованы дневники и переписка.

В экспозиции представлены фотографии из личного архива, портреты, живопись, графика.

«По приговору докторов
Корней Иваныч нездоров.
По понедельникам и вторникам
Он должен жить святым затворником,
Но по средам,
Но по средам
Он весь в распоряженье дам».

К.И. Чуковский


Погрузиться в особый мир, созданный стараниями Чуковских, можно, приехав в усадьбу Корнея Ивановича, которая находится в Переделкино.

Ближайшая экскурсия «Усадебного экспресса» в Переделкино состоится 14 июля 2018 года. Забронировать билет в тур можно здесь.

Путешествия по усадьбам на поездах — на сайте usadboved.ru

В посте использованы архивные фотографии сайта russiainphoto.ru

deadokey.livejournal.com

Картинки «Дом-музей Чуковского» (39 фото) ⭐ Забавник

Дом-музей Корнея Чуковского находится в поселке Переделкино. Там писатель проживал, вплоть до своей смерти. Подборка картинок с музеем ниже.

 

Дом-музей

 

Библиотека

 

Дом в Переделкино

Зимой

 

Дом-музей Корнея Чуковского

 

Дом, в которым проживал писатель

 

Дача Корнея Чуковского

Библиотека

Экскурсия в музей

 

Книги

 

Окна

Дом-музей Корнея Чуковского

 

Экскурсия

Памятник истории

Обувь

 

Библиотека в Переделкино

 

Дом-музей в Переделкино

 

Зимой

 

Книги

 

Дорога к музею

 

Окна

 

В музее

Ваша оценка очень важна: Загрузка…

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Twitter

zabavnik.club

Дом-музей Чуковского: экскурсии, история

Дом-музей Чуковского гостеприимно встречает своих посетителей уже на протяжении не одного десятка лет. Еще при жизни поэт сетовал на то, что читателям знакомы не все грани его творчества. Экспозиции, представленные в музее, восполняют существовавший многие годы недостаток информации о жизни и творческой деятельности писателя. Корней Иванович Чуковский предстает перед посетителями не только как детский поэт, но и как публицист, литературовед, серьезный критик, переводчик, журналист, общественный деятель.

Адрес дачи

Дом-музей Корнея Чуковского расположен в дачном поселке Переделкино. Это место в Подмосковье хорошо известно не только жителям столицы, но и любому гражданину, кому дорого литературное наследие страны.

Именно в этом поселке жили и работали многие известные советские писатели, чье творчество приходится на период с 1930 по 1990 год. Не удивляет тот факт, что Переделкино очень часто называют писательскими дачами.

Один из домов дачного поселка вместе с семьей занимал Корней Иванович. Впоследствии здесь и был организован дом-музей Чуковского. Место расположения знаменитой дачи сегодня известно многим. В Одинцовском районе Московской области, в поселке Переделкино, на улица Серафимовича, в доме № 3 и сегодня рады видеть гостей.

О чем рассказывает интерьер дома

Создавая дом-музей Чуковского, его сотрудники постарались сделать так, чтобы дача писателя сберегла то тепло, которым она была всегда наполнена при жизни Корнея Ивановича.

С этой целью в музее сохранены многие личные вещи писателя, мебель, предметы интерьера. Книги на полках, картины и графика на стенах, другие предметы в обстановке квартиры указывают на связь хозяина дачи со многими талантливыми современниками.

Напоминание о настоящей дружбе и сегодня хранит дом-музей Чуковского. Илья Репин, Александр Блок, Владимир Маяковский, Александр Куприн, Александр Солженицын и многие другие известные представители русской интеллигенции входили в круг знакомых и друзей писателя.

Отношение поэта к детям

Дом-музей К. И. Чуковского хранит много вещей, описание которых можно встретить в произведениях для детей — черный дисковый телефон, кувшин для воды, макет чудо-дерева. Дети, приходившие в гости к писателю, узнавали эти предметы, что всегда вызывало у них неописуемый восторг. А писатель с любовью хранил вещи, ставшие такими известными благодаря его произведениям, большинство из которых уже долгие десятилетия почитаемы малышами.

Особым было и отношение Чуковского к подрастающему поколению. Писатель всегда с радостью принимал маленьких гостей в своем доме. В последние годы жизни такие встречи стали регулярными. Корней Иванович Чуковский любил беседовать с детьми, он устраивал игры с ними, читал вслух свои произведения. На территории дачи было место, где разжигали костер и устраивали около него всевозможные забавы, вели задушевные беседы или просто мечтали. На такие мероприятия собиралась детвора со всего поселка.

Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкино сохранил традицию проведения «костров» до наших дней. Это мероприятие проходит в музее ежегодно осенью и весной, а съезжаются на него дети из разных уголков страны.

Семья писателя

Дом-музей Чуковского в Переделкино бережно хранит материалы, касающиеся не только жизни и творчества самого поэта, но и его семьи. А она была большой и очень дружной. Мария Борисовна Чуковская — верная спутница писателя. Корней Иванович тяжело переживал смерть жены, с которой они прожили вместе 52 года.

Двое старших детей писателя пошли по стопам отца и тоже были связаны с литературной деятельностью. Дом-музей К. И. Чуковского во многом должен быть обязан дочери писателя — Лидии Корнеевне. Именно благодаря ей здесь была воссоздана обстановка, существовавшая при жизни отца. Она принимала первых посетителей музея. Ей пришлось проявить твердость и настойчивость, когда даче грозило закрытие.

Борис, младший сын писателя, погиб во время войны с фашистскими захватчиками, а дочь Мария умерла еще в детском возрасте. Потерю детей Чуковские тяжело переживали.

Позднее семья пополнилась внуками и правнуками, которых Корней Иванович и его жена с радостью принимали у себя. Дом Чуковских, как уже говорилось, всегда был полон детей.

Демократические взгляды писателя

Общеизвестен факт, что Корней Иванович Чуковский был приверженцем демократических взглядов даже в те времена, когда они не приветствовались правительством страны, политической партией. Это же являлось причиной натянутых отношений с коллегами.

Противоборство было настолько серьезным, что незадолго до своей смерти Чуковский составил список фамилий писателей, которые не должны были присутствовать на его похоронах.

Зато дом в Переделкино всегда был открыт для людей с прогрессивными взглядами. Например, Александр Исаевич Солженицын продолжительное время жил у Чуковских на даче. Здесь ему был выделен кабинет, где писатель работал. Экспозиции музея рассказывают и об этом интересном факте.

Дом-музей Чуковского. Экскурсии и экспозиции

С 1994 года дача, где жил Корней Иванович Чуковский, получила статус филиала Государственного литературного музея. В 1996 году здесь закончились реставрационные работы. С тех пор дом писателя регулярно принимает посетителей.

Сотрудники музея предоставляют гостям возможность выбирать тематические экскурсии, лекции и другие мероприятия. Они разработали специальные программы для школьников, студентов, маленьких детей и их родителей. Материалы лекций, экспозиции музея знакомят посетителей с творчеством писателя, его отношением к литературе. В ходе экскурсий можно узнать об истории создания популярных произведений Чуковского, услышать много поучительных историй из жизни писателя, получить новые знания о русской литературе.

В гости к писателю

Дом Корнея Ивановича Чуковского ждет своих посетителей ежедневно, кроме понедельника. Уточнить график работы музея, тематику экскурсий, лекций, праздничных мероприятий можно на официальном сайте Государственного литературного музея. Здесь же предоставляется информация о стоимости входных билетов и других видов услуг.

Чтобы добраться до дачи писателя, гости и хозяева столицы могут воспользоваться железнодорожным транспортом. Электропоезд отправляется с Киевского вокзала и следует до станции Переделкино.

По пути от станции к музею посетители успеют насладиться красотой соснового леса, вдохнуть его ароматы. А экскурсия, подготовленная сотрудниками музея, станет незабываемым событием в жизни детей и взрослых.

fb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.