5 принципов архитектуры ле корбюзье: 5 принципов современной архитектуры Ле Корбюзье

Содержание

Ле Корбюзье и «Лучезарная Москва». Начало всех начал современной архитектуры в российской столице

Французского архитектора швейцарского происхождения Ле Корбюзье (настоящее имя Шарль-Эдуар Жаннере-Гри) называют основоположником современной архитектуры, перевернувшим существовавшие прежде представления о дизайне и градостроительстве. Проекты архитектора считают «началом всех начал» в создании принципов современной застройки больших городов: Ле Корбюзье первым стал использовать каркас из железобетона, свободную планировку этажей, остекление фасадов и террасы на крыше. 

Архитектор родился 6 октября 1887 г. в швейцарском городе Ла-Шо-де-Фон, а погиб трагически на семьдесят восьмом году жизни в морском заплыве у мыса Кап-Мартен, где жил и работал в своей знаменитой хижине тринадцати квадратных метров, ставшей идеальным кабинетом мастера на Лазурном берегу. Проекты архитектора реализованы во многих странах мира, включая Россию. 

Но Ле Корбюзье является также теоретиком, автором порядка 50 статей, обосновавших принципы современной архитектуры.

Первые из них были опубликованы в 1920-х годах в журнале «L’Esprit Nouveau», где были представлены основы так называемого пуризма в домостроении. Знаменитые пять принципов Ле Корбюзье: опоры-столбы вместо массивов стен, свободные планировка и оформление фасада, удлиненные окна, плоская крыша.

Архитектор много работал с материалами, стремясь найти наиболее экономные способы строительства стандартизированного и индустриального изготовления конструкций. Ле Корбюзье считают основоположником архитектурного модернизма и функционализма. Согласно его концепции, дом должен стать идеальной машиной для жилья, а административное или промышленное здание — машиной для управления и труда. Тогда как современный город должен работать как отлично отлаженный мотор. «Надо повсеместно внедрить дух серийности, серийного домостроения, утвердить понятие дома как промышленного изделия массового производства, вызвать стремление жить в таком доме…», — писал радикальный архитектор в 1921 г. Принципы функционализма, среди которых использование чистых геометрических форм, прежде всего, прямоугольника, строительство на основе готовых панелей из стекла и железобетона, нашли широкое применение в Советском Союзе и новой России.

По проекту Ле Корбюзье построено здание Центросоюза на Мясницкой улице в Москве. Несмотря на то, что из-за недостатка бюджета, часть предложений Ле Корбюзье так и не была воплощена в реальности, один из главных шедевров французского архитектора, построенный в 1928-1936 гг., продолжает и в настоящее время действовать в российской столице как офисное здание на 3,5 тыс. рабочих мест. При проектировании и строительстве здания Центросоюза применены ключевые идеи мастера: двойное остекление фасадов, стойки-опоры, горизонтальная крыша, свободное пространство первого этажа, пандусы вместо лестниц, особая система вентиляции, а также лифт-патерностер, который работал по принципу четок – открытые кабинки шли непрерывно. Впервые в здании Центросоюза был реализован принцип open space – рабочего пространства, в котором отсутствуют перегородки и стены. Это одно из первых зданий в Европе со сплошным остеклением.

Ле Корбюзье также участвовал в конкурсе на проектирование Дворца Советов, который планировали разместить на месте взорванного храма Христа Спасителя. Архитектор предложил удивительно красивое решение — расположил главный зал на параболической арке. Однако этот конкурс был им проигран, в стране набирал силу сталинский ампир.

Еще один нереализованный проект — «Лучезарный город», или проект развития города «Ответ Москве». 

В течение 1920–1930-х годов Ле Корбюзье создал несколько генеральных планов городов. В 1925 г. французский архитектор предложил снести целые улицы в парижском районе Вуазен на правом берегу Сены, где предлагал построить несколько стеклянных башен высотой в 200 м на расстоянии 400 м друг от друга. В начале 1930-х годов Ле Корбюзье разработал план полной реконструкции Москвы, прислав Сталину чертежи на двадцати листах. Проект предполагал, как и в случае Вуазена, снос, но почти всего города, кроме Кремля и Китай-города. 

По мнению архитектора, радиально-кольцевая структура Москвы устарела и не отвечает ритму современного мегаполиса. Вместо снесенных зданий предлагалось построить совершенно новый город, разделенный на функциональные районы — административный, жилой, производственный и университетский сектор. В основе проекта лежала идея «города-сада», такая форма жизни, по Корбюзье, должна была развивать инициативу, ум, наэлектризованность и силу воли. Основной ячейкой могла бы стать квартира на одну семью в виде двухэтажной виллы, которые располагаются одна над другой по вертикали, образуя комплексное многоэтажное сооружение. На месте исторического центра Москвы предполагалось построить небоскребы и окружить город зеленой зоной. Но в то время были выбраны другие проекты.

Один из проектов жилой единицы «Лучезарного города» Корбюзье был воплощен в Марселе после Второй мировой войны. Дом вмещал 1,5 тыс. жильцов, состоял из 337 двухэтажных квартир, а также предполагал коллективную организацию быта: часть этажей была отведена под торговые улицы, а на восемнадцатом этаже — располагалась терраса с кафе, солярием, гимнастическим залом, беговой дорожкой и бассейном. Некоторые идеи для дома в Марселе были почерпнуты у советских архитекторов, построивших в 1920-х годах Дом Наркомфина в Москве, с длинными коридорами, общей столовой, спортзалом, библиотекой и детсадом.

В свою очередь архитектурные идеи Ле Корбюзье были использованы в 1977 г. при строительстве Дома авиаторов или «Дома на ножках» на Беговой улице в Москве. Позже по образцу жилой единицы в Марселе в российской столице был построен микрорайон нового типа рядом с метро «Чертановская», где повторена идея длинных коридоров, где жители, как предполагалось, могли устраивать общие праздники, но, увы, быстро превратившиеся в места для хранения хлама и велосипедов. 

Ле Корбюзье

«Эстетика инженера и эстетика архитектора связаны единством, но первая из них переживает бурный расцвет, а вторая мучительно деградирует»
«Мои искания, так же как и мои чувства, сводятся к одному, к главному в жизни — к поэзии»Ле Корбюзье.(«К архитектуре»)

В стремлении добиться нового расцвета эстетики архитектуры и в поэ-тизации этой важнейшей сферы человеческой деятельности — ключ к раскрытию творчества Ле Корбюзье — великого мастера, жизнь кото-рого связала два века в истории современной архитектуры.


Конец XIX века знаменовался небывалым размахом строительства, огромными достиже-ниями в науке и технике. Возникают новые сме-лые конструкции, применяются новые строитель-ные материалы, новая строительная технология. И наряду с этим обнаруживалась несостоятель-ность традиционных эстетических концепций в искусстве архитектуры. В архитектурной среде происходило расслоение: одни старались осмыслить новые возможности, другие вопреки конструктивной логике пытались спрятать но-вые конструкции за ложной декорацией обветша-лых архитектурных стилей.
«В семнадцать лет мне посчастливилось встре-тить человека без предрассудков, который пору-чил мне постройку своего дома. И в возрасте от 17 до 18 лет я построил этот дом с великим ста-ранием и целой кучей волнующих происшест-вий. Этот дом, по всей вероятности, ужасен»
Дом этот был первым и последним в творчест-ве Ле Корбюзье, выстроенным в духе декоратив-ного стиля 900-х годов модерн. Ле Корбюзье в 19 лет навсегда перевернул в сво-ем творчестве эту страницу в истории архитек-туры, чтобы никогда больше к ней не возвра-щаться.
«Но с тех пор я убедился, что дом строится из материалов, рабочими, по разработанному плану и разрезу и это определяет успех или неуспех произведения», — выводит для себя свой первый неизменный постулат будущий архитектор-новатор. Так, уже в начале века он задумывается о необходимости искать новые пути в архитектуре. Молодой Жаннере отка-зывается от канонических приемов и готовых рецептов, преподносимых в архитектурных шко-лах, от понятия о «великом вдохновении свыше», не имеющем отношения к реальности.
И в первом своем здании Ле Корбюзье уже искал эстетиче-ского единства назначения и формы, стремился поэтически осмыслить и органически включить архитектуру в окружающую природу.
«Жили-ще — это возможность свободно двигаться… отдыхать, погружаться в раздумье; возможность испытывать или вызывать присутствие среды: солнце — хозяин всего живого, движение воз-душных струй, чарующее глаз и несущее ду-шевное равновесие, зрелище трав, цветов, де-ревьев, неба, пространства».
СЕРИЙНОЕ ДОМОСТРОЕНИЕ
«Начинается великая эпоха. Возникают новые веяния. Индустрия, нахлынувшая, словно бурный поток, принесла с собой новые орудия, при- способленные к этой новой эпохе и порожден-ные новыми веяниями.
Закон экономии властно управляет нашими действиями и мыслями.
Проблема дома — это проблема эпохи. От нее ныне зависит социальное равновесие. Пер-вая задача архитектуры в эпоху обновления - произвести переоценку ценностей, переоценку составных элементов дома. Серия основана на анализе и эксперименте. Тяжелая индустрия должна заняться раз-работкой и массовым производством типовых элементов дома.
Надо повсеместно внедрить дух серийности, серийного домостроения, утвердить понятие дома как промышленного изделия массового производства, вызвать стремление жить в та-ком доме.
Если мы вырвем из своего сердца и разума застывшее понятие дома и рассмотрим вопрос с критической и объективной точки зрения, мы придем к дому-машине, промышленному изделию, здоровому (и в моральном отноше-нии) и прекрасному, как прекрасны рабочие инструменты, что неразлучны с нашей жизнью.

Дом будет исполнен той одухотворенной красоты, которую человек-творец способен сооб-щить всякому простому и необходимому ору-дию труда.»

» Дом — это машина для жилья.»

(Из книги «К архитектуре»)
В 1914 году Ле Корбюзье создает проект сборных серийных домов, названный им «Дом-ино» (первая в истории архитектуры идея кар-касного дома для серийного производства). Проект не был реализован и получил призна-ние лишь в 1929 году.
…Строгий интерьер студии в Порт-Молиторе отражает характер ее автора и хозяина. Здесь просторно, удобно работать и тихо, как в му-зее. И как в музее, можно увидеть лишь те вещи, которые достойны созерцания и, очевидно, дороги владельцу. Произведения его друзей Пабло Пикассо, Анри Лорана, Фернана Леже.
С последним Ле Корбюзье связала особенно глубокая дружба. Оба художника во многом схожи не только взглядами на искусство, но и своим мироощущением, отношением к жизни. Оба они — из семьи тружеников, оба самородки я даже самоучки, обязанные всем достигнутым только самим себе, своему таланту.
Начиная с 1922 года Ле Корбюзье строит не-сколько небольших сооружений в окрестностях Парижа в совершенно новом стиле по пластике, композиции и форме. Это небольшие дома-вил-лы, мастерские для ближайших друзей-худож-ников: живописца Амедея Озанфана в Париже, скульптора Жака Липшица в Булонь-сюр-Сен. Вот ёе отдельные опоры поднимают над землей дом Ля Роша композитора Альбера Жаннере, брата Ле Корбюзье. Свободная планировка внутренних помещений создает здесь необычные, фантастические, но логически завершенные ин-терьеры. Плоская крыша — терраса с садом. Сад разбит и под опорами дома, и дом словно парит над зеленью. Вытянутые по горизонтали окна открывают вид на окружающую природу. Перед нами основные черты архитектуры Ле Корбюзье, которые мы узнаем во всех его - и малых и грандиозных — проектах.
В зданиях, построенных Ле Корбюзье, тор-жествует новая архитектурная эстетика, жиз-неутверждающая и глубоко человечная. Каж-дая новая постройка становится событием в художественном мире. Его произведения и проекты публикуются во всех архитектурных изданиях, он всюду пропагандирует новое сло-во в архитектуре. А когда в 1923 году выходит его книга «К архитектуре», Ле Корбюзье стано-вится одним из ведущих теоретиков архитекту-ры XX столетия.
В 1925 году вышел в свет капитальный труд Ле Корбюзье «Градостроительство». Книга эта оказала большое влияние на развитие молодой градостроительной науки, она вызывает значи-тельный интерес и в наши дни.

Начало архитектурной деятельности Ле Кор-бюзье совпадает с началом XX века. Это было время экспериментирования, поисков новой ху-дожественной правды, и ее находили иногда там, где, казалось, царила только утилитар-ность. Зодчие-новаторы стремились найти путь к новой архитектуре, учитывая потребности современного человека, назначение здания, ма-териалы и методы строительства.
Ле Корбюзье непосредственно приобщился к творчеству своих старших современников. В Вене он учился у архитектора Иозефа Гоф-мана, в Париже-у Огюста Перре, в Германии- у Петера Беренса и сблизился с группой архи-текторов «Веркбунд», куда входил и Вальтер Гропиус. Но все это были лишь этапы на пути создания собственного стиля, в наиболее чистых формах выразившего идеи функциональ-ной архитектуры, поэтически осмысленной Ле Корбюзье.
Особенности творчества Ле Корбюзье можно проследить на материале создания архитектур-ной композиции. Он создал свои самые значи-тельные произведения только после длительных и трудных поисков первичной архитектурной формы. Как бы ни был сложен план и объем здания, его укладывают из простых про-странственных элементов. Эту возможность Корбюзье обрел в железобетоне. На смену тра-диционным конструкциям пришла плита боль-шого размера, поставленная на вертикальные, тоже железобетонные стойки — колонны. Тем самым стена освобождалась от нагрузки: ко-лонны ставились внутри здания и стена прев-ращалась в ограждающую от внешнего про-странства плоскость, если угодно, мембрану, которую можно навешивать на конструкцию. Идеальным для стены материалом было стекло.
Железобетон и стекло впервые в творчестве Корбюзье получили свое принципиальное утвер-ждение. Предшественники Корбюзье, в том числе и его учитель Огюст Перре (1874-1954), в архитектуре фасадов все еще чередовали стену и проем. Корбюзье применяет сплошную ленту стекла.
Пространственная композиция складывается из принятых элементов, состоя-щих каждый из двух этажей, связанных лестницей. Эту простую форму Корбюзье бесконечно варьирует, создавая многообразие жизненного пространства. Отдельные ячейки архитектор связывает внутренними коммуни-кациями, которые он так и называет «улицей». Ле Корбюзье в замкнутом пространстве своего жилого дома размещает все необходимые функ-ции для обслуживания живущих в нем людей. Наиболее четко этот принцип получил свое выражение в знаменитом марсельском жилом доме, построенном зодчим в 1952 году. К созданию первичной архитектурно-про-странственной композиции Ле Корбюзье пришел через применение стандартных строительных элементов. Корбюзье видел в стандартизации не только удобство и удешевление строительства, но главным об-разом вариантоспособность. Он нашел новое художественное выражение путем применения стандартной детали. Этому предшествовал дол-гий путь поисков. Развитие новых железобетон-ных конструкций дало возможность наиболее эффективно использовать стандартные элементы и на этой основе создать новую архитектуру. В известных «Пяти отправных точках современ-ной архитектуры» Ле Корбюзье четко сформули-ровал свои принципы.
«ПЯТЬ ОТПРАВНЫХ ТОЧЕК СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ1. Опоры — столбы: Дом на отдельных опо-рах! Раньше дом был забит в землю, в темных и зачастую сырых местах. Железобетон дает нам отдельные опоры. Теперь дом в воздухе, высоко над землей; под домом находится сад, на крыше дома тоже сад.
2. Крыши — сады: Железобетон — это новый материал, позволяющий создать совмещенную кровлго здания. Соображения технологии, эко-номии, удобства и психологии приводят нас к выбору крыши-террасы.
3. Свободная планировка: До сих пор стены здания были его несущими элементами, плани-ровка дома полностью зависела от стен. Приме-нение железобетона допускает свободную пла-нировку. Этажи больше не будут отделяться один от другого, словно отсеки. (Отсюда — большая экономия жилого объема, рациональ-ное использование каждого кубического санти-метра, большая экономия материальных средств.
4. Расположение окон вдоль по фасаду: окно- один из важнейших элементов дома. Новейшие средства раскрепостили окно, железобетон произвел настоящую революцию в его истории. Окна могут быть протянуты вдоль всего фасада, от одного конца до другого.
5. Свободный фасад: опоры вынесены за пре-делы фасада, внутрь дома. Перекрытия кре-пятся на консолях. Отныне фасады — это лег-кие пластины изолирующих стен и окон. Фасад освобожден от нагрузки.»

Он впервые установил, что архитектура и градостроительство, или планировка населенных мест городского и сель-ского типа, в действительности представляют собою единую проблему, а не два отдельных вопроса. Архитектура и градостроительство тре-буют единого решения и предполагают труд людей одной профессии.
«Город есть орудие труда. Города больше не выполняют нормально своего назначения. Они становятся бесплод-ными; они изнашивают тело и противятся здравому смыслу.
Непрерывно возрастающая анархия городов оскорбительна, их вырождение ранит наше самолюбие, задевает наше чувство собствен-ного достоинства.
Города не достойны своей эпохи, они уже не достойны нас.
Город!
Это символ борьбы человека с природой, сим-вол его победы над ней. Это рукотворный орга-низм, призванный защищать человека и соз-давать ему условия для работы. Это плод че-ловеческого творчества.
Поэзия есть человеческий акт: создание со-гласованных связей между воспринимаемыми образами. Поэзия природы — это образное вос-создание разумом наших чувств. Город — это мощный образ, действующий на сознание че-ловека. Разве не может он быть для нас источ-ником поэзии и сегодня?»
«ДОРОГА ОСЛОВ
ДОРОГА ЛЮДЕЙЧеловек идет прямо, потому что у него есть цель, он знает, куда он идет. Избрав себе цель, он идет к ней не сворачивая.
Осел идет зигзагами, ступает лениво, рас-сеянно; он петляет, обходя крупные камни, избегая крутых откосов, отыскивая тень; он старается как можно меньше затруднить себя.
У человека рассудок руководит чувством; человек сдерживает свои естественные порывы, свои инстинкты во имя избранной цели. Он под-чиняет разуму свое животное начало. Осно-вываясь на опыте, он создает себе практические правила. Опыт есть результат труда; человек работает, чтобы выжить. Всякое производство предполагает какой-то определенный образ дей-ствия, необходимость подчиняться правилам опыта. Для этого надо смотреть вперед, пред-угадывать результат своих действий.
Осел ни о чем не думает, единственная его забота — это поскорее избавиться от всяких забот и усилий.
Планы всех городов нашего континента, в том числе — увы! — и Парижа, начертаны ослом.
Люди понемногу заселяли землю, и по земле кое-как, с грехом пополам тащились повозки. Они двигались, минуя рвы и колдобины, кам-ни и болота; даже ручей оказывался на их пути большим препятствием. Так возникли тропы и дороги, на перекрестках дорог, на берегах водоемов были построены первые хижины, пер-вые дома, появились первые укрепленные посе-ления. Дома выстраивались вдоль дорог и троп, проторенных ослами. Поселение обносили ук-репленной стеной, а в центре воздвигали здание городского управления. Дороги, проложенные ослами, были узаконены, ухожены, обжиты и пользовались всеобщим уважением. Пять ве-ков спустя был возведен второй пояс укрепле-ний, потом третий, еще более обширный. В тех местах, где дороги, начертанные ослами, выхо-дили за пределы города, строились городские ворота; на заставах стали взимать въездные пошлины.
Города, укрепленные лучше других,становились столицами. Париж, Рим, Стамбул были построены на перекрестках дорог, про-топтанных копытами ослов.
Столицы не имеют артерий, у них есть лишь капилляры; их рост знаменуется тяжелыми недугами, а иногда приводит к смерти. Чтобы выжить, эти города уже издавна прибегают к услугам хирургов, которые без конца кром-сают их.
В современном городе должна господство-вать прямая линия. Жилые дома, водопровод-ные и канализационные линии, шоссе, тро-туары — все должно строиться по прямой. Прямая линия оздоровляет город. Кривая несет ему разорение, всякого рода опасности и ос-ложнения, парализует жизнь, Прямая линия есть путь исторического вития человека, это направление всех помыслов и действий.
Надо набраться смелости и взглянуть с вос-хищением на прямоугольные города Америки. Быть может, эстету они покажутся непривле-кательными, но моралист, напротив, должен к ним приглядеться особенно внимательно.
раз-его
Кривая улица есть результат прихоти, не-радения, беспечности, лености, животного начала.
Прямая улица — результат напряжения, дея-тельности, инициативы, самоконтроля. Она пол-на разума и благородства.
Город — это место жизни и напряженной работы.
Пароды, общества, города, склонные к бес-печности, небрежению, подверженные лени и праздности, быстро сходят со сцены. Их по-беждают и ассимилируют другие народы, более деятельные и организованные.
Именно так умирают города, и на смену одним империям приходят другие.
Кривая улица — это дорога ослов, прямая улица — дорога людей.»(Из книги «Градостроительство»)Поэтическая меч-та Корбюзье о сближении человека с природой не имеет ничего общего с сентиментальной идил-лией сельской жизни. Это — рациональное ре-шение градостроительной проблемы, создание наиболее эффективной среды для труда и от-дыха.

Ле Корбюзье видит город как сочетание от-дельных элементов, его слагающих.
При пла-нировке города он применяет тот же метод, как и в решении композиции жилого дома. Только теперь жилой дом принимается им за первичную архитектурно-пространственную ячейку. В доме Корбюзье усматривает основу нормального существования человека. Компо-ненты жилых домов образуют город, где все его сферы — транспорт, зоны приложения труда, общественные центры — расположены с учетом рационального обслуживания человека. Исход-ный пункт планирования его «Лучезарного го-рода»- жилой район.
Почти всегда место, где человек трудится — завод, деловой центр,-возникало без учета его местожительства. Это создает мучительные трудности для населения. Ле Корбюзье предлагает преодолеть их, создавая так называемые «ли-нейные города». «Линейный город» Ле Корбюзье не прямая на плоскости, а линия, положенная на реальный рельеф, вписанная в него и исполь-зующая наиболее удобные места для всех эле-ментов города. Корбюзье не приспосабливает к проекту природу, пейзаж к надуманной, аб-страктной идее, а, наоборот, включает город в конкретный пейзаж. «Я… предложил комп-лексную идею,- пишет Корбюзье по поводу неосуществленного проекта планировки Алжи-ра.- Она единым ударом рассекает тупики, в которые заходит слишком быстро растущий город. Я задумал «Лучезарный город», распо-ложенный в центре великолепного ландшафта: небо, море, Атласский хребет, горы Кабилии. Для каждого из 500 тысяч жителей… для каж-дого из них я предусмотрел небо, море и горы, которые будут видны из окон домов и создадут для их обитателей благодатную и жизнерадост-ную картину».

В 1922 году появляется проект «Современный город» на три миллиона жителей. В этом проекте Ле Корбюзье противопоставил гармоничное ре-шение города хаотической застройке городов капиталистического Запада. Его поселок для рабочих в Пессаке под Бордо (город-сад) задуман в 1925 году и в очень короткий срок — меньше года — осуществлен, но за-селен по вине администрации тольков 1929 году. В дальнейшем этот поселок для рабочих из 51 дома стал образцом и местом паломничества многих архитекторов.

Так же и павильон «Эспри нуво»- квартира жилого комплекса на Выставке декоративного искус-ства в Париже. Все эти произведения зодчего-новатора знаменовали собой подлинную револю-цию в архитектуре. В 1927 году Ле Корбюзье принял участие в конкурсе на лучший проект здания Лиги Наций в Женеве. Он создает проект, ныне дав-но уже всеми признанный шедевром архитек-турного творчества. Жюри признало его проект лучшим, отвечающим всем требованиям и наибо-лее экономичным. Но тем не менее силы обвет-шалого академизма еще были в большинстве — проект отвергли к торжеству всех реакционе-ров.

Знаменательно, что первое свое крупное про-изведение Ле Корбюзье осуществил в СССР — стране победившего социализма, где многие мечты зодчего-новатора стали реальностью. В 1928-1933 годах Ле Корбюзье проектирует и строит в Москве Дом Центросоюза- ныне Центральное статистическое управление — на улице Кирова. Здание рассчитано на 3500 служа-щих, обеспечено всеми необходимыми условия-ми комфорта, большим центральным холлом, столовой, залом собраний. Ле Корбюзье при-думал для этого здания специальную систему кондиционирования, которую в те времена по техническим причинам невозможно было осуще-ствить. Отсутствие этой системы, к сожалению, отрицательно отразилось на эксплуатации зда-ния. В дальнейшем пространство между под-держивающими здание опорами было застроено, это лишило творение Ле Корбюзье первоздан-ной легкости, стройности.
Постройка Дома Центросоюза в Москве — первенца советских административных зда-ний нового типа — стала большим событием в развитии мировой архитектуры. Все здесь было ново: решение внутренних пространств, свободная планировка, лаконичное решение фасадов, построенных на контрасте остеклен-ных поверхностей и глухих стен, облицован-ных артикским туфом. При строительстве Дома Центросоюза были использованы все технические строительные достижения тех лет.
Пребывание в СССР произвело на Ле Кор-бюзье глубокое впечатление: «В Москве порази-тельное обилие всяких проектов: здесь планы заводов, плотин, фабрик, жилых домов, про-екты целых городов. И все делается под одним лозунгом использовать все достижения прогресса» .

В 1931 году Лс Корбюзье участвовал в кон-курсе на лучший проект Дворца Советов в Москве. Вместе с ним работал его двоюродный брат, молодой талантливый архитектур Пьер Жаннере. Проект Ле Корбюзье поражал остротой решения, в котором ощущалось и влияние советского конструктивизма. Сим-фония обнаженных конструкций, подчиненные им объемы, новые материалы.
В славной советской архитектурной когорте Ле Корбюзье видел своих единомышленников, и это было естественно. Многие советские ма-стера архитектуры и градостроительства рабо-тали одновременно с ним над теми же пробле-мами. Несомненно, они в свою очередь испы-тывали влияние Ле Корбюзье.
Работа над грандиозным проектом Дворца Советов стала новым этапом в творчестве Ле Корбюзье. Однако его проект вызвал много споров, главным образом потому, что, увлек-шись конструктивистскими идеями, Ле Корбю-зье не учел характера окружающей застройки и его решение не сочеталось с исторически сло-жившимся обликом дровней Москвы.

В 1929-1931 годах Ле Корбюзье в соав-торстве с Пьером Жаннере возвел одну из своих значительных построек в Париже — Дом Армии спасения. Здесь впервые в Европе была осуществлена система кондиционирова-ния воздуха в здании, имеющем сложное остекление, площадью 1000 квадратных метров.
В 1930-1932 годах Ле Корбюзье построил общежитие для швейцарских студентов в Па-риже, в студенческом городке. Эта постройка уже давно признана классическим произведе-нием архитектуры, стала важным этапом в твор-честве Ле Корбюзье, но не все современники сумели оценить новое достижение мастера. Бур-жуазная пресса даже подняла бешеную травлю, обрушивая потоки брани и на автора и на его создание.В 1928 году Ле Корбюзье организовал Об-щество Международных конгрессов современ-ной архитектуры (СИАМ).
Первый конгресс общества состоялся в 1928 го-ду в замке Ла Сарра в швейцарском кантоне Цо. Затем для обсуждения проблем рацио-нального строительства участники общества собрались в 1930 году в Штутгарте. В 1933 го-ду в Афинах общество обсуждало про-блемы градостроительства. Результаты этой работы легли в основу книги Ле Корбюзье «Афинская хартия». В 1937 году в Париже СИАМ обсуждало проблему «Жилище и отдых». Неизменным руководителем на этих конгрессах был Ле Корбюзье. При этом он ни на день не пре-рывал свою обычную кипучую деятельность. Он безвозмездно подготовил проект реконст-рукции города Алжира. Читал лекции, печатал статьи, писал книги «Когда соборы были белы-ми» и «Лучезарный город», излагая в них идеи совершенного человеческого поселения. Неисто-щимая и целенаправленная энергия художника и борца возбудила международный интерес к вопросам по-новому понимаемой градострои-тельной науки, к той современной архитектуре, которая сегодня все болыце определяет лицо городов, стран и континентов.

Такие люди, как Огюст Перре, Фернан Ле-же, Журден, Пикассо, принимали работы Ле Корбюзье с восторгом, поддерживали их, бо-ролись за них. Но создаваемые им проекты и построенные по ним здания встречали в ака-демических и буржуазных кругах резкое про-тиводействие. Его обливали грязью, осыпали грубой бранью. Его демократическое по своей сути новаторство эти люди ненавидели, его на-зывали «троянским конем большевизма».
Блестящий полемист, Ле Корбюзье не оста-вался в долгу, он расправлялся со своими про-тивниками в статьях и книгах, выдвигая в то же время все новые и новые проблемы, проб-лемы социального значения архитектуры. Он руководствовался в своем творчестве запросами всех слоев населения. Он знал и ценил архитек-турное наследие всех времен и народов, не только шедевры мирового значения, но и скром-ные крестьянские постройки, и это создавало прочный фундамент его архитектурного творче-ства.
Восстав против эпигонства и эклектизма в архитектуре, Ле Корбюзье уловил потребности грядущего.
И пусть не всегда был он последователен в своем мировоззрении, лежащем в основе его творчества, в направленности своего творчества он не ошибался. Он работал для будущего.

«Действуя подобно экспериментатору в лабо-ратории, я избегал частных вопросов, исклю-чил все элементы случайности; я обеспе-чил себе идеальные условия для исследова-ния.
Цель состояла не в том, чтобы показать суще-ствовавшее прежде положение вещей, а в том, чтобы СОЗДАТЬ ЧЕТКУЮ ТЕОРИЮ И НА ЕЕ ОСНОВЕ СФОРМУЛИРОВАТЬ ОСНОВ-НЫЕ ПРИНЦИПЫ СОВРЕМЕННОГО ГРА-ДОСТРОИТЕЛЬСТВА. Эти принципы, если они достаточно обоснованны, могут составить костяк всей системы современного градо-строительства; они станут чем-то вроде правил игры.
Опираясь на выявленные истины, можно смело заняться рассмотрением всех частных случаев — будь то Париж, Лондон, Берлин, Нью-Йорк, будь то самый крохотный горо-док — и начинать разработку плана предстоя-щего сражения. Дело в том, что реконструкция крупного современного города — это поистине великая битва. А можно ли вступать в сраже-ние, не зная в точности целей, которых с его помощью собираешься достигнуть? Мы нахо-димся именно в такой ситуации. Власти, поставленные в тупик, бросаются во всякого рода авантюры, прибегая к помощи пеших и конных жандармов, звуковых сигналов и све-тофоров, навесных переходов, подземных пе-шеходных дорожек, городов-садов, упразд-няют трамваи и т. п. Делаются отчаянные усилия, чтобы сдержать дикого зверя. Но зверь — Большой Город — слишком силен, так можно лишь пробудить его ярость. Что при-думают завтра?
Нужна программа действий. Нужно располагать основными принципами современного градостроительства.»
(Из книги «Градостроительство»)
В годы второй мировой войны создается «модулёр»-система новых пропорциональных отношений. Ле Корбюзье кладет в основу архитектурной метрики размеры человеческого тела. Причем берет не только средний рост человека, но размеры сидящей фигуры, стопы человека, длину его руки, шага и т. д. «Модулер»- не только теория, в нем содержится и подробно разработанное практиче-ское руководство по применению человеческих пропорций в сопоставлении с общепринятой метрической системой расчета.
Среди тех, кто первым оценил «модулер», был великий Эйнштейн, считавший, что разработан-ная Ле Корбюзье система имеет большое практи-ческое значение не только в архитектурном про-ектировании, но и в других видах человеческой деятельности.
В 1943 году в тяжелых условиях Ле Корбюзье основал Объединение строителей для обновле-ния архитектуры — «Аскораль». Главной зада-чей объединения становится создание жилища как градостроительной единицы. Рассматрива-ются три формы расселения: 1) сельское; 2) ли-нейный промышленный город; 3) радиально-концентрический торговый город. Работу объ-единения Ле Корбюзье распределил по соответ-ствующим секциям. Каждая решала свой отдель-ный вопрос. Деятельность объединения сплотила передовых архитекторов и градостроителей Франции, что дало хорошие результаты.
Сразу после окончания войны Ле Корбюзье приступает к разработке проектов реконструк-ции двух городов: Сен-Дие и Ла-Рошель-Ла-Паллис. И одновременно берется за осуществле- ние своей давнишней заветной мечты — проектирует единый жилой комплекс для Марселя — жилой дом на 1600 человек. В этой работе он впервые применяет на практике «модулер». Соз-дание этого дома-гиганта стало триумфом Ле Корбюзье и новой архитектуры.
Сегодня здание Марсельского жилого комп-лекса является гордостью не только Марселя. И не только гордостью Франции. Оно послужи-ло прототипом жилых комплексов для других городов Европы. Десятки тысяч туристов при-езжают ежегодно, чтобы увидеть это сооружение.

В 1950 году Ле Корбюзье вместе с другими передовыми представителями французской ин-теллигенции подписывает Стокгольмское воз-звание в защиту мира и о запрещении атомного оружия.

Совершенно новой страницей в творчестве Ле Корбюзье стала капелла Нотр-Дам-дю-О в Роншане, над созданием которой он работал с 1950 до 1954 года. Здесь мастер впервые приме-нил упруго изогнутые плоскости несущих стен, над которыми как бы взлетает, образуя огром-ные навесы, также криволинейное перекрытие из монолитного железобетона. Небольшие окон-ные прорези разных размеров и форм, словно случайно разбросанные по фасаду, создают в ин-терьере сказочный эффект. Эти оконца подчер-кивают цельность и монументальность здания. Возникают какие-то далекие ассоциации с ро-майской архитектурой, с храмами древнего Пскова, а скорее всего, со старинными хижина-ми французских крестьян.
В 1956 году Ле Корбюзье приступил к работе над постройкой доминиканского монастыря в Ла-Туретте близ Лиона. Когда одного монаха спро-сили, почему постройку монастыря поручили именно Ле Корбюзье, доминиканец ответил: «Для красоты нового монастыря». Монахи знали, что знаменитый мастер создаст им архитектур-ный шедевр. Личные взгляды Ле Корбюзье на религию и церковь были им совершенно безраз-личны. Церковники не обманулись в своих расчетах: туристы со всего света стекаются в Ла-Туретт, так же как и в Роншан.

Таким образом Ле Корбюзье необыкновенно последователен в своих композициях. Он рас-сматривает город как организм, жизнь которого зарождается в первичной клетке и затем распро-страняется по всему обширному пространству. В этот непрерывный творческий процесс он вкла-дывает идею человечности, доброты и демокра-тичности.
Корбюзье архитектурное сооружение рас-сматривал как пластическую форму, полную света и тени, «вылепленную» из строительного материала. Скульптурны и построенный им дом в Марселе и его шедевр - капелла в Роншане. В первом случае пластичность достигнута лод-жиями, ритмически членящими прямой фасад. Во втором — пластикой изогнутых стен, на-висшей крышей и отсутствием прямых углов.

Наконец настало время, когда Ле Корбюзье засыпают предложениями. Он принимает уча-стие в строительстве здания ООН в Нью-Йорке. Строит музей в Токио. В ноябре 1950 года в Па-риж прибыли представители индийского прави-тельства с предложением построить у подножия Гималаев новую столицу штата Пенджаб. С Ле Корбюзье подписывают контракт на постройку города Чандигарха с правительственным цент-ром — Капитолием.
Ле Корбюзье закончил разработку города в четыре месяца, с марта 1951 года началось строительство. Президент Неру сам следил за строительством Чандигарха, часто посещал его и оказывал поддержку строителям в трудное время. В материальном отношении работа была для архитекторов невыгодной. Жить приходи-лось в невероятно тяжелых бытовых условиях, в непривычном для европейцев климате. Но ар-хитекторы, вдохновленные небывалой по мас-штабам задачей, работали с энтузиазмом.
Успех превзошел все ожидания. Вдоль ши-рокой глади водного пространства протянулся легкий новый светлый город, подчиненный глав-нейшей из гармоний — гармонии архитектуры с природой и с человеком. Когда-то, еще в 30-е годы, Ле Корбюзье разработал план реконструкции Парижа. Этот проект произ-вел впечатление разорвавшейся бомбы. Ле Корбюзье, по существу, предлагал снести старый Париж, чтобы на его месте возвести новый, выдержанный в строгой геометрии город. То были первые шаги Корбюзье в градостроитель-стве. Тогда он был убежден в превосходствепрямой линии и противопоставлял хаосу капи-талистического города чисто геометрическое градостроительное решение.
С годами зодчий пришел к новым концепциям, теснее связанным с реальной жизнью. И, получив возможность возвести новый город, который можно было решить в прямых линиях, чисто геометрически, Ле Корбюзье пошел по другому пути. Достаточ-но даже непосвященному человеку взглянуть на генеральный план Чандигарха, чтобы не про-сто увидеть, а ощутить, как органично врос новый город в воспринявший его пейзаж, рельеф местности.

Не зря отчаянный Корбю, как называли его близкие друзья, говорил о самом себе: «Дались они мне с их приписанным мне собственным стилем! Вот я им покажу нечто новое: торжество наклонной линии, которая то победно и легко взмывает вверх, то как бы с улыбкой свергается вниз в легком слаломе».
Постоянно выдвигая архитектурные новшест-ва, идеи, приемы, он никогда из своих предло-жений не делал догмы. Его творчество всегда было связано с конкретной реальностью, кото-рую предлагала ему жизнь, а его мозг ненасыт-но и неустанно решал все новые задачи, по-ступавшие из этого неиссякающего источника. И этот органический, вечно живой обмен, назы-ваемый творчеством, никогда не прекращался. Для Корбюзье творить значило дышать. Трудно себе это представить, но в годы возведения Чан-дигарха он еще построил музей и другие здания в Ахмедабаде — центре текстильной промыш-ленности Индии. В книге «Лучезарный город» Ле Корбюзье сформулировал пять отправных точек для современной архитектуры.
На всей нашей планете мы видим архитектуру, созданную по этим четко сформулированным им законам. Однако для Корбюзье это были только этапы его творчества. А дальше идут другие: постройки в Ахмедабаде, павильон Филипса на Брюссельской всемирной выставке 1962 года, музей в Цюрихе, выстроенный уже после смерти великого мастера.
Ле Корбюзье считал, что не архитектура должна подчиняться пейзажу, а пейзаж-архи-тектуре. Не холм Акрополя диктует архитек-туре, утверждает Ле Корбюзье, а Парфенон.
Например, на Нерли маленький храм Покрова создает и держит огромный пейзаж…
Искания в пластике приводят Ле Корбюзье к живописи и скульптуре. Он сближается с Леже и Пикассо, и в своих ярких и локальных по цвету живопис-ных композициях и многоплановых обобщен-ных скульптурах он ищет прежде всего преодо-ления двухмерности плоскости и четко выражен-ной архитектоники.
Мечтатель и рационалист, убежденный в пра-воте своих идей, перешагнувший границы своего времени и в теоретических выводах и в осуще-ствленных архитектурно-градостроитольных проектах, Корбюзье во всем своем творчестве шел впереди века, предвидя наиболее рацио-нальные формы будущего человеческого посе-ления и быта.
Нельзя оспаривать заслуги Ле Карбюзье в истории мировой архитектуры, но правильность ряда его утверждений можно поставить под вопрос — как убежденный конструктивист, Ле Карбюзье отвергает декор, ордерные приемы, слишком много внимания уделяет каркасным системам. Идеальные пропорции не всегда диктуются оптимальной конструкцией, и красота механизма — тоже спорнаКроме всего прочего нельзя не учитывать исторический фактор — памятники архитектуры. Новая архитектура должна отвечать современным требования , но не идти в отрыве от исторического наследия.

Литература:Ле корбюзье : «К архитектуре», «Градостроительство», «Лучезарный город», «Уточнения по поводу современного состояния архитектуры и градостроительства», «Модулер», «Жилой комплекс в Марселе», «Пять отправных точек современ-ной архитектуры».
К.Т.Топуридзе «Ле Карбюзье.Архитектура ХХ века»

Французский модернизм в Москве. Экскурсия в Дом Центросоюза

Продолжительность:

2

Место сбора:

у памятника Ле Корбюзье перед зданием Росстата (ул. Мясницкая, 39)

Дом Центросоюза — один из самых ярких памятников авангардной архитектуры в Москве. Он был спроектирован великим Ле Корбюзье и отвечает его принципам современной архитектуры: ножки-опоры, ленточные окна, плоские кровли. Приглашаем вас заглянуть внутрь здания, куда не так-то просто попасть — ныне это управление Росстата. Вас ждут эффектные двухсветные пространства и красивейшие пандусы вместо лестниц, которые хочется фотографировать бесконечно. 

На экскурсии вы увидите:

  • двухсветное фойе Дома Центросоюза и другие пространства;

  • эффектные пандусы, которые были призваны заменить собой лестницы;

  • лифт-патерностер, работавший по принципу бесконечной цепи. Сейчас он выключен, но даже увидеть его кабины будет крайне интересно;

  • Музей статистики и его экспонаты XIX-XX веков — например, сумку переписчика Антона Чехова.

На экскурсии вы узнаете:

  • кто такой Ле Корбюзье и что такое архитектура модернизма;

  • какие пять принципов современной архитектуры сформулировал Ле Корбюзье и как они воплотились в Центросоюзе;

  • какие задумки из первоначального проекта архитектора не были воплощены;

  • каким реконструкциям подвергался Дом Центросоюза и где в нем сохранились аутентичные фрагменты;

  • как работал лифт-патерностер и почему пандусы могут быть лучше лестниц.

Продолжительность: 1,5 часа.

Где начинаем: у памятника Ле Корбюзье перед зданием Росстата (ул. Мясницкая, 39).

Где заканчиваем: там же.

Организационные моменты:

  • Вход в здание осуществляется строго по паспорту гражданина РФ, поэтому просим взять с собой паспорт, а при заказе экскурсии указать настоящие ФИО всех участников. Сегодня в здании находится Росстат, это режимный объект, поэтому на экскурсию не допускаются лица до 18 лет и граждане других государств (включая СНГ).

  • Вы узнаете нашего гида по белой табличке с надписью «Москва глазами инженера».

  • Часть экскурсии проходит на улице. Пожалуйста, одевайтесь по погоде.

история единственного проекта Ле Корбюзье в России

Революционный проект знаменитого архитектора стал самым крупным в СССР и Европе административно-офисным зданием своего времени

Здание Центросоюза в Москве (Фото: Konstantin Kokoshkin / Global Look Press)

Шестого октября исполняется 130 лет со дня рождения самого знаменитого и влиятельного архитектора ХХ века — Ле Корбюзье. Его наследие насчитывает около полусотни построек, расположенных по всему миру. Единственным реализованным проектом Ле Корбюзье в СССР стало здание Центросоюза в Москве — первого и самого крупного в Европе офисно-административного комплекса своего времени.

Лестница в центральном корпусе (Фото: Александр Щербак/ТАСС)

«РБК-Недвижимость» вспоминает историю строительства здания, которое сам Ле Корбюзье считал одним из самых неудачных в своей карьере.

Семиэтажное здание на Мясницкой, 39, строилось пять лет, с 1931-го по 1936-й, и предназначалось для Всесоюзного общества кооператоров (позднее здесь располагались Наркомлегпром СССР, Министерство текстильной промышленности СССР и ЦСУ СССР, сейчас здание занимает Федеральная служба государственной статистики — Росстат).

Архитектор Ле Корбюзье (Фото: via Archdaily)

Архитектурный проект выбрали в результате международного конкурса 1928 года, в котором участвовали лучшие советские зодчие — братья Александр и Виктор Веснины, Борис Великовский, Иван Леонидов, Сергей Чернышев, Андрей Крячков, а также зарубежные архитекторы — Петер Беренс, Макс Таут, лондонское бюро «Вернет и Тейт» и Ле Корбюзье. Всех участников конкурса отбирал лично Исидор Любимов — председатель Центросоюза, пламенный революционер и страстный поклонник современной архитектуры.

Вид на здание Центросоюза (Фото: Fondation Le Corbusier)

Несмотря на то что в первом туре жюри отдало предпочтение проекту Бориса Великовского, победителем конкурса стал именно Ле Корбюзье. Соавторами француза были его двоюродный брат Пьер Жаннере и советский архитектор Николай Яковлевич Колли. Последний два года работал в парижском офисе Ле Корбюзье, адаптируя проект под советские стандарты строительства.

В Союз Колли вернулся уже один — после поражения в конкурсе на проект Дворца Советов Ле Корбюзье навсегда разругался с советским государством. Руководить строительством здания пришлось именно Колли, которому помогал тогдашний нарком финансов и теоретик градостроительства, автор знаменитой книги «Соцгород» Николай Милютин.

Новокировский проспект (ныне — проспект Сахарова). Вид на здание Центросоюза (Фото: Fondation Le Corbusier)

Здание Центросоюза — пример так называемого интернационального стиля, который получил повсеместное распространение после Второй мировой войны. В этом проекте Ле Корбюзье воплотил основные постулаты, сформулированные в его работе «Пять отправных точек современной архитектуры»: обязательное наличие в здании столбов-опор, плоских крыш и ленточных окон (впервые примененных Моисеем Гинзбургом в Доме Наркомфина. — Прим. ред.), свободные планировки и «чистый» фасад.

Открытое пространство под первым этажом здания Центросоюза (Фото: Fondation Le Corbusier)

Тем не менее это здание нельзя назвать типичным для раннего Ле Корбюзье, который проектировал главным образом небольшие частные виллы и жилые дома, считает генеральный секретарь российского отделения международной организации по защите архитектурного наследия DOCOMOMO, историк архитектуры Николай Васильев.

Ле Корбюзье 130 лет: суперсложный тест о жизни и творчестве архитектора

«Многие детали он позаимствовал у советских архитекторов-конструктивистов. Например, плоскую крышу с террасой и кафе — у Бориса Великовского, который спроектировал здесь же, на Мясницкой, здание Госторга, сплошной стеклянный фасад — у Ивана Леонидова, который предложил его в своем конкурсном проекте здания Центросоюза. Но собрать все в единый образ крупного административного здания мог только Ле Корбюзье. К тому же, работая над этим сооружением, Ле Корбюзье добавил к своим пяти принципам еще один — принцип циркуляции людей и воздуха», — говорит Васильев.

Лестница в центральном корпусе (Фото: Александр Щербак/ТАСС)

Здание Центросоюза было инновационным как по архитектурному решению, так и по технологической начинке. «Изначально его, как и все другие постройки Ле Корбюзье, предполагалось выполнить из бетона: на стенах хорошо видна раскладка бетонных блоков. Однако впоследствии белые фасады облицевали розовым армянским туфом — к 1936 году лаконичная модернистская эстетика вышла из моды, уступив место неоклассике», — говорит Николай Васильев.

Корбюзье предложил использовать при строительстве здания придуманный им принцип «нейтрализующих стен» — навесных стеклянных стен с вакуумом между панелями. По мысли архитектора, отсутствие в них воздуха должно было обеспечить теплоизоляцию помещений. Однако из-за нехватки бюджета воплотить этот принцип так и не удалось.

Лестничный пролет (Фото: Александр Щербак/ТАСС)

Именно в этом комплексе архитекторы впервые в истории строительства отказались от традиционных планировок — рабочие места были организованы по принципу open space. Всего в здании предусмотрены рабочие места для двух тысяч человек, которые должны были циркулировать между этажами по патерностерам (лифтам непрерывного действия) и пандусам — лестницы рассматривались Ле Корбюзье как запасной способ перемещения людей.

Помимо рабочей зоны, для служащих были оборудованы большой конференц-зал (отдельный блок), клубные помещения, читальный зал, ресторан и многое другое. На первом этаже расположен просторный входной вестибюль с открытыми лестницами и пандусами (наклонными пешеходными рампами) для связи между этажами.

Пандусы между этажами здания (Фото: Александр Щербак/ТАСС)

В 1970-е годы, когда достраивался Новокировский проспект (ныне — проспект Сахарова), здание Ле Корбюзье переостеклили (современные пластиковые профили установлены несколько лет назад). Тогда же был застроен первый этаж, а проход под домом, предусмотренный первоначальным проектом, заблокирован. Свободные этажи были разгорожены на отдельные кабинеты, лифты непрерывного действия демонтированы. Интерьеры актового зала, фойе, лестниц и пандусов отреставрированы и сохранили исторический вид.

«Ле Корбюзье не понравилось то, как был реализован его проект, особенно возмутила архитектора розовая облицовка стен, — вспоминает Николай Васильев. — Возмутила настолько, что он хотел отказаться от авторства. Тем не менее в конце 1930-х советские власти выплатили ему хороший гонорар, причем в валюте, на который он жил еще долгое время, пока у него не было работы».

Памятник Ле Корбюзье работы скульптора А. Тыртышникова и архитектора А. Воскресенского на Мясницкой улице (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС)

Ле Корбюзье | Коротко и ясно о самом интересном

Category:Коротко и ясно о самом интересном Tags : Архитектура Ле Корбюзье Современный стиль Эспри Нуво

«Cовременный» архитектурный стиль


28. Павильон «Эспри нуво» Ле Корбюзье в Париже. © unisinu.edu.co

 

29. Современная копия павильона «Эспри нуво» Ле Корбюзье, построенного для Международной выставки современного декоративного и промышленного искусства 1925 года в Париже © Fabio Bascetta / divisare.com

В своём манифесте в журнале «Эспри нуво» один из лидеров архитекторов-модернистов Ле Корбюзье формулирует пять принципов современной архитектуры, которые возвращают её к античным идеалам — не внешне, но в главном: образ здания опять стал правдиво отражать работу конструкций и функциональное назначение объёмов. К началу XX века декор на фасадах стал восприниматься как обман. Появилась потребность обратиться к истокам, брать пример с древнегреческих храмов, правдиво рассказывавших о работе конструкций. Однако теперь перекрытия делались из железобетона, смысл применения которого в том, что там, где деталь работает на излом, замурованная в ней арматура сопротивляется разрыву. Поэтому современные конструкции могут перекрывать пролёты почти любой ширины. Теперь здания смогли совсем лишиться колонн, украшений, смогли иметь сплошное остекление, то есть обрести привычный нам «современный вид». 


Это статья из выпуска «Краткая история архитектуры» проекта «Коротко и ясно о самом интересном». Материал выпуска основан на публикациях искусствоведа Сергея Кавтарадзе: статья «Очень краткая история архитектуры» (портал arzamas.academy) и монографии «Анатомия архитектуры. Семь книг о логике, форме и смысле» (издательство «Высшая школа экономики»).


Спасибо, друзья, за внимание к нашей публикации. Мы были бы вам очень признательны за оставленный отзыв. В наших следующих выпусках мы планируем продолжить рассказ об архитектурных причудах Петербурга, рассказать о становлении Петровского флота, карело-финском эпосе «Калевала», минералах мира, геологическом прошлом окрестностей Петербурга, а также и о многих других интересных вещах: увлекательно, основываясь на источниках, с картинками и дополнительными материалами.


Напоминаем, что наши партнёры в своих организациях бесплатно раздают наши стенгазеты.


 
Этот выпуск напечатан благодаря дружеской поддержке нашего полиграфического партнёра — типографии «Любавич».


Ваш Георгий Попов, редактор к-я.рф


Принципы архитектуры Ле Корбюзье Выполнила: ст-ка гр. Арх-07

Принципы архитектуры Ле Корбюзье Выполнила: ст-ка гр. Арх-07 -4 Севостьянова Е. Проверила: акад. проф. Кисамедин Г. М.

Ле Корбюзье сформулировал знаменитые «пять отправных точек современной архитектуры» : 1. Опоры-столбы: Дом на отдельных опорах! Раньше дом был забит в землю, в темных и зачастую сырых местах. Железобетон дает нам отдельные опоры. Теперь дом в воздухе, высоко над землей; под домом находится сад, на крыше дома тоже сад. 2. Крыши-сады: Железобетон – это новый материал, позволяющий создать совмещенную кровлю здания. Соображения технологии, экономии, удобства и психологии приводят нас к выбору крыши-террасы. 3. Свободная планировка: До сих пор стены здания были его несущими элементами, планировка дома полностью зависела от стен. Применение железобетона допускает свободную планировку. Этажи больше не будут отделяться один от другого, словно отсеки. Отсюда – большая экономия жилого объема, рациональное использование каждого кубического сантиметра, большая экономия материальных средств. 4. Расположение окон вдоль по фасаду: окно – один из важнейших элементов дома. Новейшие средства раскрепостили окно, железобетон произвел настоящую революцию в его истории. Окна могут быть протянуты вдоль всего фасада, от одного конца до другого. 5. Свободный фасад: опоры вынесены за пределы фасады, внутрь дома. Перекрытия крепятся на консолях. Отныне фасады – это легкие пластины изолирующих стен и окон. Фасад освобожден от нагрузки.

Вилла Савой (Villa Savoye) во Франции Ле Корбюзье воплотил свои пять принципов современной архитектуры в вилле Савой (1928 -1930). Вилла Савой была построена в Пуасене (Пуасси) среди сельского пейзажа на тонких бетонных сваях. Расположенные на разных уровнях террасы, переходные мостики, пандусы и лестницы, пронизывающие пространство, ракурсы, открывающиеся и меняющиеся при движении, неожиданные виды в просветах между частями здания – эти приемы основаны на принципе «пространство во времени» .

«Жилая единица» в Марселе В «Жилой единице» Ле Корбюзье воплотил свои пять принципов, согласно которым в замкнутом пространстве жилого дома сосредоточены все необходимые функции для обслуживания живущих там людей. По мнению архитектора именно концепция вертикального городасада в наибольшей степени способствует объединению людей. С этой целью он специально выделил пространство в середине здания. На этаже торгового комплекса он поместил магазины, прачечную, химчистку, парикмахерскую, почту, киоски и гостиницу, а на 17 этаже – детский сад. Оттуда пандус вел на террасу с комнатой отдыха, бассейном и игровыми площадками. Свойства бетона Ле Корбюзье использовал и как строительный материал, и как средство архитектурной выразительности.

Вилла Савой Ле Корбюзье: история создания и фото интерьеров | Admagazine

По соседству – кухня, которой Корбюзье уделил немало внимания: “Хотя и не домашний алтарь, но одно из самых важных мест в доме – мы живем в гостиной и на кухне”. Тем не менее он еще не осмеливался их совместить. Так что кухня на вилле Савой – это угловая комната, которая отделена от жилой части шкафом с двойными дверцами для подачи еды. Холодильники уже существовали, но за стеной расположен специальный балкончик для хранения продуктов. Очень забавно находить в архитектуре ХХ века эти следы быта века XIX, вроде суперсовременного корыта для стирки на первом этаже.

Сейчас от прежней обстановки на вилле сохранилось лишь то, что не смогли вывезти хозяева. В том числе этот крошечный камин.

GETTY IMAGES/FOTOBANK; RENE BURRI/MAGNUM PHOTOS/AGENCY.PHOTOGRAPHER.RU; VIEW/RUSSIAN LOOK; 2005 © DIG. IMAGE MOMA, NEW YORK/SCALA; BRIDGEMAN/FOTOBANK.COM; CORBIS/RPG; © ESTO; MARTIN JONES/ARCAID.CO.UK; JEAN-PHILIPPE DELHOMME

Хозяйская спальня граничит с главной ванной. Ванна – целая скульптура. Покрытая мозаикой, она объединена с изогнутой лежанкой. На потолке стеклянный фонарь, который пропускает солнце и довершает впечатление от этого театрального санузла. Как ни скромен он по сравнению с нынешними домашними термами Каракаллы, по тем временам это была настоящая роскошь.

Ванная мадам Савуа дожила до наших дней практически в неизменном виде. Встроенная кушетка повторяет очертания знаменитого шезлонга Ле Корбюзье.

GETTY IMAGES/FOTOBANK; RENE BURRI/MAGNUM PHOTOS/AGENCY.PHOTOGRAPHER.RU; VIEW/RUSSIAN LOOK; 2005 © DIG. IMAGE MOMA, NEW YORK/SCALA; BRIDGEMAN/FOTOBANK.COM; CORBIS/RPG; © ESTO; MARTIN JONES/ARCAID.CO.UK; JEAN-PHILIPPE DELHOMME

Вторая ванная обслуживает спальню сына и гостевую комнату, которые на удивление тесны. В них использован каждый сантиметр, вроде комодов, встроенных под подоконниками, или причудливой перегородки, за которой скрывается ванна – несовременная, чугунная, толстым бочком выпирающая в комнату. Это пространственное крохоборство нелегко понять, когда речь идет о просторном загородном доме. Ле Корбюзье явно мыслил категориями зажатой городской квартиры: имея 440 м² на троих, он в сущности не знал, что с ними делать.

Реставрация виллы началась при жизни Ле Корбюзье, но ее прежний вид восстанавливали по крупицам: о быте семьи Савуа известно мало. Исходная мебель не сохранилась, и в гостиной поставили классические вещи Ле Корбюзье. В 2003 году иллюстратор Жан-Филипп Делом для выставки “Примерка: обставить виллу Савой” нарисовал воображаемые интерьеры с мебелью современных ­дизайнеров: Фрэнка Гери, Мартена Ван Северена, Ронана и Эр­вана Буруллеков. Главным героем и хозяином виллы на его рисунках предстает не малоизвестный Савуа, а сам худой и очкас­тый Ле Корбюзье.

GETTY IMAGES/FOTOBANK; RENE BURRI/MAGNUM PHOTOS/AGENCY.PHOTOGRAPHER.RU; VIEW/RUSSIAN LOOK; 2005 © DIG. IMAGE MOMA, NEW YORK/SCALA; BRIDGEMAN/FOTOBANK.COM; CORBIS/RPG; © ESTO; MARTIN JONES/ARCAID.CO.UK; JEAN-PHILIPPE DELHOMME

Зато у ворот стоит дом садовника, выглядящий как незаконнорожденный сын савойской виллы. Между прочим, тоже памятник архитектуры, тоже произведение Ле Корбюзье и тоже смелый пространственный эксперимент. Эта двухэтажная будка считается единственным в мире реализованным проектом “минимального односемейного дома”, которым Ле Корбюзье и его двоюродный брат Пьер Жаннере хвастались перед делегатами Международного конгресса современной архитектуры. В домике 40 м² на всю большую семью садовника. Вот в таких пространственных категориях закомплексованная современная архитектура чувствовала себя гораздо увереннее.

Теперь о вилле заботятся не Савуа, а французское правительство: она пережила две реставрации — в 1960-х и в 1985–1992 годах.

GETTY IMAGES/FOTOBANK; RENE BURRI/MAGNUM PHOTOS/AGENCY.PHOTOGRAPHER.RU; VIEW/RUSSIAN LOOK; 2005 © DIG. IMAGE MOMA, NEW YORK/SCALA; BRIDGEMAN/FOTOBANK.COM; CORBIS/RPG; © ESTO; MARTIN JONES/ARCAID.CO.UK; JEAN-PHILIPPE DELHOMME

Текст: Алексей Тарханов (“Коммерсантъ”)

Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; RENE BURRI/MAGNUM PHOTOS/AGENCY.PHOTOGRAPHER.RU; VIEW/RUSSIAN LOOK; 2005 © DIG. IMAGE MOMA, NEW YORK/SCALA; BRIDGEMAN/FOTOBANK.COM; CORBIS/RPG; © ESTO; MARTIN JONES/ARCAID.CO.UK; JEAN-PHILIPPE DELHOMME

Вилла Ле Корбюзье «Савой» | 5 пунктов архитектуры

На протяжении всей истории архитектура питалась различными событиями, восприятием жизни людьми, войнами, социальными правилами, традициями, технологиями и любым типом контекста. Благодаря этому взаимодействию он последовательно трансформировался. Хорошо спроектированное архитектурное произведение не только отражает особенности того времени, которое оно было спроектировано, но также несет в себе образ жизни людей периота, потребности, эмоции и желания вплоть до веков. Вилла Ле Корбюзье Savoye , один из шедевров современной истории архитектуры, является одним из самых важных примеров с точки зрения функционалистского мира, который в начале 20 века олицетворял людей современности.

Вилла Savoye, спроектированная с учетом архитектурного опыта модернистского архитектора Ле Корбюзье, расположена в Пуасси, Париж. Кроме того, нельзя игнорировать финансовую поддержку семьи Савой.Ле Корбюзье предпочел железобетон в конструкции виллы Savoye , как и в большинстве других своих проектов. В тот период использование железобетона быстро распространялось, и его начали отождествлять с модернизмом. Железобетон — это материал, который можно производить во всем мире, универсальный, практичный и прочный. Архитектор утверждал, что он спроектировал этот проект как живую машину, а не как дом. Ле Корбюзье очистил виллу Savoye от гуманистических эмоций, украшений и использовал белоснежную штукатурку на фасадах.Таким образом, он отразил возраст промышленности в масштабах дома.

Вилла Ле Корбюзье «Савой», построенная в 1929 году, представляет собой проект, отражающий его архитектурное понимание и 5 баллов архитектуры .

5 принципов архитектуры Ле Корбюзье и вилла Савой

В своей книге «На пути к новой архитектуре», которая представляет собой архитектурный манифест, Ле Корбюзье упомянул 5 принципов архитектуры , которыми должна обладать хорошо спроектированная структура. Он применил эти 5 баллов архитектуры во многих проектах разного масштаба.По словам Ле Корбюзье, конструкция должна подниматься на тонкие пилоты, иметь открытую планировку, свободные фасады, ленточные окна и террасную крышу.

Pilotis : Первый этаж виллы Savoye несут тонкие колонны, называемые Pilotis. Таким образом, здание создает впечатление, будто оно стоит в воздухе, и выглядит так, как будто оно нарушает природу.

Free Facade : Принцип бесплатного фасада, который является еще одним из 5 принципов Ле Корбюзье, также использовался на вилле Savoye.Чтобы сделать фасад более свободным и свободно оформлять фасады, несущая система и фасады были отделены друг от друга в Villa Savoye.

Free Plan : Корбюзье, который воспользовался преимуществами железобетонной несущей системы , удалил перегородки, которые не имеют несущей функции, таким образом, он обеспечил поток между пространствами. Однако эта свобода в основном распространяется на помещения с обычным использованием. Невозможно говорить о бесплатном планировании помещений, внутри которых требуется уединение.Такие места, как раковины и спальни, требующие особого уединения из-за их функций, были отделены от других пространств стенами.

Пожалуй, наиболее важным элементом этой бесплатной настройки плана являются элементы циркуляции. Внутри есть пандус, который непрерывно идет от уровня земли до террасы.

Ленточные окна : На фасадах есть линия окна, подчеркивающая горизонтальность.

Terrace Roof : Ле Корбюзье предпочел террасную крышу вместо наклонной крыши на вилле Savoye.Он открыл эту крышу для использования и не хотел, чтобы она функционировала только как укрытие.

После разрушения во время Второй мировой войны вилла Savoye была отреставрирована, а затем начала использоваться как музей. Вилла Savoye, которую ее архитектор рассматривает как живую машину, была внесена в Список всемирного наследия ЮНЕСКО в 2016 году и находится под защитой.

Стиль и философия дизайна Ле Корбюзье

Начало Ле Корбюзье

Шарль-Эдуард Жаннере родился в семье часовщика и учителя музыки в Ла-Шо-де-Фон. Сначала он изучал декоративное искусство, а в архитектуру начал заниматься только благодаря руководству одного из своих наставников.После окончания учебы он путешествовал по Европе по маршруту , формат: и и маршрут . В Средиземноморье он принял классические пропорции архитектуры эпохи Возрождения. В Вене и Мюнхене он изучал растущую сцену декоративного искусства. Во Франции он узнал о строительстве из железобетона от пионера Огюста Перре. Затем, в 1920 году, после долгого ученичества, Жаннере переименовал себя в Ле Корбюзье и начал в всерьез устанавливать свой стиль .

Философия дизайна Ле Корбюзье

Ле Корбюзье, наряду с Мисом ван дер Роэ и Вальтером Гропиусом, сыграл важную роль в создании международного стиля. Это движение определялось прямолинейными формами, открытыми интерьерами и «невесомыми» конструкциями. Ле Корбюзье изложил эти принципы в своих пяти принципах новой архитектуры, опубликованных в 1927 году. Он выступал за:

  • Pilotis — сетка из колонн, заменяющая несущие стены, позволяющая архитекторам более эффективно использовать площадь пола.

  • Свободная планировка этажей — гибкие жилые помещения, которые могут адаптироваться к меняющемуся образу жизни благодаря отсутствию несущих стен.

  • Сады на крыше — плоская крыша, покрытая растительностью, которая поддерживает постоянную влажность и регулирует температуру.

  • Горизонтальные окна — прорезанные сквозь ненесущие стены, эти планки обеспечивают ровный свет и панорамный вид.

  • Свободные фасады — открытые и закрытые секции, позволяющие фасаду активно соединять или разделять элементы интерьера и экстерьера.

Очевидно, что философия Ле Корбюзье заключалась в функциях и формах. Большая часть его работ была сосредоточена на том, как хорошая архитектура может влиять и на социальный ландшафт. Его принципы «Unité d’Habitation» изложили его видение: большие многоквартирные дома, предлагающие просторное жилье, затененные социальные пространства, сады на крышах, торговые улицы и другие удобства. Это были бы дома, в которых массы могли бы не просто поселиться, но и по-настоящему жить в них.

Работа и влияние Ле Корбюзье

Эти принципы дизайна были воплощены в потрясающих дизайнах, сочетающих форму и функциональность с истинной элегантностью.Его вилла Savoye 1931 года в Пуасси, например, полностью соответствует его пяти принципам и определяет роскошных жилых домов на протяжении большей части конца двадцатого века. Его более органичные более поздние работы, такие как Нотр-Дам-дю-О, продолжали влиять на архитекторов-авангардистов в двадцать первом веке, в том числе Заха Хадид .

Видение Ле Корбюзье о повышении качества социального жилья в значительной степени не было реализовано. Cité Radieuse в Марселе, построенный в 1952 году, является одним из немногих зданий, которые приблизились к его концепции unité d’habitation.Вместо этого социальное жилье превратилось в бетонные многоквартирные дома с маленькими интерьерами и без удобств — факт, который только подорвал репутацию Ле Корбюзье в некоторых кругах. Но нельзя отрицать одно: сила и масштаб видения Ле Корбюзье остаются непревзойденными, и лишь немногие архитекторы приблизились к его объединению дизайна, образа жизни и социальной функции.

Машины для жизни: стержневые «Пять пунктов архитектуры» Ле Корбюзье

Ле Корбюзье был художником, писателем, архитектором и планировщиком, но он также был искусным пропагандистом новых дизайнов и теорий.Поэтому, когда он дебютировал в своем концептуальном доме Maison Dom-Ino, он отличался легкой и элегантной формой, но был также назван очень умно — его название отсылало к внешнему виду и модульности игровых «домино» (с точками, выдавленными в форме колонн), а также к « domus, латинское слово, обозначающее дом.

Maison Dom-Ino от Ле Корбюзье

В этом проекте Шарль-Эдуард Жаннере, более известный как Ле Корбюзье (или просто Корбу), синтезировал сборные конструкции, гибкость и минимализм. В конструкции использовались тонкие железобетонные перекрытия, поддерживаемые тонкими бетонными колоннами.Он описал свое решение как «сопоставимую систему строительства согласно бесконечному количеству комбинаций планов», позволяющую «построить разделительные стены в любой точке фасада или интерьера». В то время, когда несущие стены и кладка были нормой, это был необычный подход к проектированию конструкций. Это во многом повлияет на работу его жизни.

Корбу также имел радикальные идеи, когда дело касалось архитектурного орнамента, отвергая декоративные традиции как устаревшие в эпоху машин.Критикуя Выставку декоративного искусства 1925 года в Париже, он писал: «Религия красивых материалов находится в последней агонии … Почти истерический рывок последних лет к этой квазиоргии декора — это лишь последний приступ уже предсказуемой смерти ». Он считал, что современный мир вышел за рамки необходимости в декоративных украшениях — полезные, хорошо продуманные вещи заполнят пустоту не только в архитектуре, но и в мебели, мебели и приспособлениях.

Взгляды Корбу были сформированы другими школами мысли (такими как Баухаус) и другими модернистами, включая Адольфа Лооса, который писал в Орнамент и Преступление : «Эволюция культуры идет по пути исключения орнамента из полезных предметов.Многие выдающиеся архитекторы отказались от орнаментов, отказавшись от традиционных стилей в пользу изящного минимализма, отчасти благодаря трудам Лооса и Корбу. В 1920-х годах Корбу опубликовал свою собственную влиятельную книгу « к архитектуре, », в которой он написал знаменитую статью «Une maison est une machine-à-cabiner» («Дом — это машина для жизни»). Это отражало его функционалистское видение будущего отечественного дизайна.

Ле Корбюзье сравнивает древние руины с изящными современными машинами.

Том также содержал критический манифест, Пять пунктов архитектуры. Эти пункты расширили идеи, которые он исследовал в Maison Dom-Ino, изложив план современных жилищ, свободных от структурных условностей и исторических прецедентов. Эти пять пунктов взаимосвязаны, и их можно резюмировать следующим образом:

  • «Pilotis» (колонны), используемые для подъема зданий и создания открытых пространств
  • Дизайн интерьера произвольной формы с использованием несущих колонн
  • Фасадные конструкции произвольной формы, лишенные несущих функций
  • Горизонтальные окна для равномерного дневного света в помещениях
  • Сады на плоских крышах для защиты бетона и создания пространства

Корбу тоже практиковал то, что проповедовал.К концу 1920-х он начал работу над тем, что сейчас является одним из самых известных его проектов: виллой Savoye. Это было физическое воплощение его пяти пунктов, и это видео отлично показывает, как именно:

Корбу поднял и поддержал конструкцию с помощью бетонных пилотов. В свою очередь, внутренние колонны позволили ему создавать открытые планы этажей и неструктурные фасады с длинными и узкими оконными планками (что было бы невозможно, если бы внешние стены были несущими).На крыше дома концептуально располагался сад на крыше: часть ландшафта вздымалась вверх, компенсируя след дома с возвышающимися зелеными насаждениями.

Вилла «Савой» Ле Корбюзье, изображение Валейю (CC BY-SA 3.0)

Для Корбу взаимодействие масс и света сделало резиденцию красивой — ее эстетика была продуктом функции и геометрии. «План чистый, — хвастался он, — он создан специально для нужд дома…». Это поэзия и лиризм, подкрепленные техникой ».

Дом Фарнсворта Мис ван дер Роэ, изображение Виктора Григаса (CC BY-SA 3.0)

От виллы Savoye происхождение дизайна Корбу можно проследить как назад (к Maison Dom-Ino), так и вперед к другим ныне известным произведениям модернистской жилой архитектуры, включая Дом Фарнсворта Мис ван дер Роэ и Стеклянный дом Филиппа Джонсона.

Glass House Филипа Джонсона, изображение Staib (CC BY-SA 3.0)

Но пять пунктов Корбу и Villa Savoye сделали больше, чем просто форму жилой архитектуры — они также повлияли на десятилетия городского дизайна и, в конечном итоге, на серию вертикальных городских деревень. в небе.

На пути к 99pi: планы функционалистов на будущее — новые города и вертикальные деревни как «машины для жизни»

Ле Корбюзье — Словарь современной архитектуры

Шарль-Эдуар Жаннере-Грит, более известный как Ле Корбюзье, родился в 1887 году и умер в 1965 году. Поскольку он родился в Ла-Шо-де-Фон, вполне естественно, что Ле Корбюзье в конечном итоге будет учиться у Шарля Л’Эплаттенье. в художественной школе Ла-Шо-де-Фон.

Архитектурный стиль Ле Корбюзье можно довольно хорошо резюмировать в его собственной книге «Пять пунктов новой архитектуры.Во-первых, использовались пилоты, которые представляли собой тонкую опору, часто сделанную из стали или бетона, которая использовалась в качестве структурной опоры для здания. Эти пилотные модели не только подняли конструкцию с пола, чтобы обеспечить более открытый уровень земли, но и поддержали такую ​​большую часть здания, что весь план этажа и фасад могли быть более плавными и открытыми, что является вторым и третьим пунктами. . Открытый план этажа позволял придать зданию любую желаемую форму, потому что стены уже не были так важны с точки зрения несущей способности.Открытый фасад был похож по своей природе, за исключением того, что теперь внешние стены можно было открывать, чтобы обеспечить больше естественного света и эстетических интересов. Особый интерес Ле Корбюзье были к оконным полосам, что было его четвертой точкой зрения. Ле Корбюзье использовал ленточные окна во многих своих проектах, так как они не только позволяли естественный свет, но и создавали иллюзию парящей конструкции, как и его использование Pilotis. Пятым пунктом Ле Корбюзье был сад на крыше, который придавал зданию некое ощущение естественности, чтобы вернуть себе участок природы, утраченный при строительстве здания.

Рисунок 1: Вилла Savoye
Местоположение: Пуасси, Париж, Франция
Архитектор: Ле Корбюзье
Фото: Тимоти Браун

Рисунок 2: Вилла Savoye
Местоположение: Пуасси, Париж, Франция
Архитектор: Ле Корбюзье
Фото: Конечный пользователь Рисунок 3: Вилла Savoye
Местоположение: Пуасси, Париж, Франция
Архитектор: Ле Корбюзье
Фото: Josephbergen

Villa Savoye ( рисунок 1) был разработан Ле Корбюзье и во многом указывает на его пять пунктов. На рисунке 1 наглядно показано использование пилотов на уровне земли и свободного фасада, облицованного ленточными окнами.Рисунки 2 и 3 снова подчеркивают свободный план этажа и сад на крыше.

Ле Корбюзье является пионером жилого архитектурного стиля, известного как Дом-Ино. Название, отсылающее к латинскому domus , или дом, и домино для настольной игры, поскольку стиль пилотов отражал игровые плитки. Идея заключалась в том, чтобы иметь дешевый метод строительства, который не требовал бы квалифицированной рабочей силы, что позволяло бы использовать средства для массового производства жилья. Важно отметить, что внутренняя часть каждого блока могла быть отформована по мере необходимости, потому что стены не должны слишком сильно выдерживать вес благодаря пилотам.Именно такие инновации сделали Ле Корбюзье важным участником таких движений, как Neue Sachlichkeit.

-SR

Рисунок 1: Тимоти Браун, Villa Savoye, 20 марта 2002 г. Доступно на: Flickr, ссылка (по состоянию на 22 ноября 2015 г.).

Рисунок 2: Джозефберген, Вилла Савой, , 6 февраля 2009 г. Доступно на: Flickr, ссылка (по состоянию на 22 ноября 2015 г.).

Рисунок 3: Конечный пользователь, Villa Savoye , 2 мая 2006 г.Доступно по ссылке: Flickr (ссылка проверена 22 ноября 2015 г.).

Примечания:

6 жемчужин архитектуры Ле Корбюзье

Один из самых важных архитекторов в истории, Ле Корбюзье был ключевой фигурой в понимании современности 20 века и современной жизни. Швейцарско-французский модернист, внесший большой вклад в архитектуру , городское планирование , , визуальное искусство и дизайн , также был плодовитым художником, и многие из его архитектурных идей фактически родились в его мастерской.В 1948 году Ле Корбюзье писал:

.

Не существует таких вещей, как «чистый» скульптор, «чистый» художник или «чистый» архитектор. Трехмерное событие находит свое воплощение в художественном целом на службе поэзии … Если вы хотите придать какое-либо значение моей архитектуре, вам нужно найти источники в моих живописных работах, моем тайном поиске эстетического совершенства, которым я занимался. вся моя жизнь.

Вилла Савойя, Виа Жан-Пьера Дальбера

Архитектура Ле Корбюзье

Когда кто-то думает об «Архитектура Ле Корбюзье» , сразу приходят на ум образы монументальных бетонных высоток и уроки его пяти знаковых принципов.Эти знаковых пяти архитектурных принципов были разработаны еще в 1920 году и резюмированы следующим образом: здание должно быть поднят на «pilotis» , чтобы освободить стены от их структурной функции; со стенами, освобожденными от их структурной роли, следует использовать свободную планировку ; фасад должен быть спроектирован свободно ; горизонтальное окно, прорезающее фасад по всей длине , должно использоваться для равномерного освещения помещений ; крыша должна быть плоской и на ней должен быть сад .

Великий пионер модернизма в архитектуре, Ле Корбюзье провозгласил дом «машиной для жизни», определив фундаментальную позицию архитектурного движения. Предпочитая открытый бетон и монументальный масштаб в своих проектах, Ле Корбюзье также вдохновил брутализм, названный так в честь французского «Béton Brut», что означает «сырой бетон». Невероятно опередив время, его работы помогли сформировать основу почти всей модернистской архитектуры и городского планирования, установив тот самый способ, которым архитектура сегодня практикуется.

Ле Корбюзье создал впечатляющие архитектурные чудеса по всему миру. Вот шесть жемчужин архитектурного дизайна Ле Корбюзье, которые вам обязательно стоит знать.

Совет редакции: Ле Корбюзье Ле Гран

Спустя десять лет после первой публикации самая продаваемая монография «Ле Корбюзье Ле Гран» наконец-то доступна в новом издании в мягкой обложке. Документируя жизнь и творчество одного из гигантов архитектуры и дизайна двадцатого века, книга представляет множество эскизов, фотографий и переписок, отражающих обширную и разнообразную работу Ле Корбюзье, художника, который продолжает очаровывать тех, кто находится внутри и вне архитектурного мира.

Показанное изображение: Ле Корбюзье — Unité d’habitation Marseille, через Creative Commons.

Дом La Roche et Jeanneret, Париж

Расположен по адресу Paris , France, Maison La Roche et Jeanneret был спроектирован Ле Корбюзье и его двоюродным братом Пьером Жаннере между 1923 и 1925 годами по заказу Рауля Ла Роша, швейцарского банкира из Базеля и коллекционера авангарда. садовое искусство. Первоначально здание было построено как дом для Жаннере и отдельная резиденция и галерея, в которой разместилась бы коллекция произведений искусства Ла Рош, а сегодня это здание является домом для Фонда Ле Корбюзье.

Maison La Roche et Jeanneret, третий заказ Ле Корбюзье в Париже, состоит из пары двухквартирных домов , расположенных под острым углом друг к другу и предназначенных для просмотра с одной фиксированной точки. В то время как одно здание спроектировано для размещения семьи с детьми, с большим количеством небольших комнат, другое спроектировано «для холостяка, владельца коллекции современной живописи и увлеченного искусством» , как объяснил архитектор в своей 1935 г. монография.

Один из главных прецедентов очень влиятельной виллы Савойя Ле Корбюзье в Пуасси, этот дом является частью серии частных домов архитектора «белые виллы». В нем также есть все элементы, которые Ле Корбюзье позже назвал Пятью пунктами архитектуры , необходимыми для стиля модерн.

В 2016 году здание было внесено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Показанное изображение: Maison La Roche et Jeanneret, через Creative Commons.

Вилла Савой, Пуасси

Вилла, расположенная в Пуасси , на окраине Парижа, Вилла Савойя — еще одно сотрудничество Ле Корбюзье и Жаннере, построенное между 1928 и 1931 годами из железобетона. Прекрасный образец стиля, основанного на манифесте «пяти пунктов», он является одним из наиболее легко узнаваемых и известных образцов модернизма .

Первоначально построенный как загородный дом для семьи Савойя , дом был признан официальным французским историческим памятником в 1965 году и открыт для публики в 1997 году после тщательной реконструкции.Зарегистрированный как объект всемирного наследия ЮНЕСКО, он находится под опекой Национального центра памятников.

Архитектор спроектировал все четыре стороны здания с учетом вида и ориентации солнца . На первом этаже находится главный вестибюль, пандус и лестница, гараж и комнаты шофера и горничной, а на втором этаже находится главная спальня, гостевая спальня, кухня, салон, внешние террасы и ряд скульптурных пространств, которые образовали солярий.Сам план был составлен с использованием основных коэффициентов золотого сечения.

Featured image: Вилла Савойя, через Стива Сильвермана.

Unité d’habitation Marseille, Марсель

Модернистское жилое здание, The Unité d’habitation в Марселе, Франция было спроектировано в сотрудничестве с художником и архитектором Надиром Афонсу и завершено в 1952 году. Концепция, которая легла в основу нескольких жилых комплексов, спроектированных Ле Корбюзье. В Европе это, пожалуй, самое влиятельное здание бруталистов всех времен.

Построенный в цвете béton brut и текстурированный деревянными досками, он состоит из 337 квартир, расположенных на двенадцати этажах, все подвешены на больших пилотах. Здесь также есть архитектурный книжный магазин, галерея на крыше, образовательные учреждения, гостиница, открытая для публики, и гастрономический ресторан Le Ventre de l’architecte. Сделанный в человеческом масштабе, с коренастыми пилотами и внутренними «улицами», он изменил определение жилья с высокой плотностью застройки. С этим зданием Ле Корбюзье стремился «обеспечить тишину и уединение перед солнцем, простором и зеленью, жилище, которое станет идеальным вместилищем для семьи», и », созданное по доброй природе Бога, под небо и солнце, величайшее произведение архитектуры, продукт строгости, величия, благородства, счастья и элегантности «.

Он был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и исторический памятник Министерством культуры Франции.

Показанное изображение: Unité d’habitation Marseille, через Creative Commons.

Chapelle Notre-Dame du Haut de Ronchamp, Роншан

Римско-католическая часовня в Ronchamp , France, Notre-Dame du Haut — это действующее религиозное здание, находящееся под опекой частного фонда Association de l’Œuvre de Notre-Dame du Haut.Построенный в 1955 году, он обычно считается более экстремальным сооружением позднего стиля Ле Корбюзье.

Архитектор создал за несколько дней асимметричный план часовни с изогнутыми стенами, увенчанными крышей в форме раковины краба. Простой дизайн включает два входа, главный алтарь и три часовни под башнями. Основная конструкция состоит из толстых каменных стен, изогнутых для повышения устойчивости и обеспечения структурной поддержки, в то время как монументальная изогнутая бетонная крыша поддерживается колоннами, скрытыми в стенах.Неправильное расположение окон, застекленных смесью прозрачного и цветного стекла, разбросано по стенам. В отличие от витражей, застекленные позволяют посетителям видеть облака, движение листвы и даже прохожих.

Показанное изображение: Chapelle Notre-Dame du Haut de Ronchamp, через Creative Commons.

Комплекс дю Капитоль, Чандигарх

Расположенный в секторе-1 города Чандигарх в Индии, Complexe du Capitole — это правительственный комплекс, занимающий площадь около 100 акров и являющийся ярким проявлением архитектуры города.Он состоит из трех зданий — Дворца собраний или Законодательного собрания, здания Секретариата и Высокого суда, а также четырех памятников и озера. Эти постройки разделены большими площадями, которые не выделяются на фоне возвышающихся построек.

Шедевр монументальной и скульптурной архитектуры, он был построен в честь независимости нации, одновременно открывающейся навстречу свободе и современности. В зданиях сочетаются основные формы пуристской геометрии с выражением брутализма, а также европейский модерн с местными технологиями и материалами.Внешний вид подчеркнут полихромией ярких цветов в яркой палитре Ле Корбюзье, контрастирующей с монохромным внешним видом необработанного бетона.

Показанное изображение: Complexe du Capitole, через Creative Commons.

Национальный музей изящных искусств л’Окцидент, Токио

Главная публичная художественная галерея в Японии, Национальный музей изящных искусств de l’Occident в Токио — это музейный объект, построенный в парке Уэно Онси Коэн и посвященный исключительно коллекции Мацуката.Это свидетельствует о давнем восприятии архитектуры Ле Корбюзье в Японии и универсализации современного движения. Построенный в 1959 году, он должен был стать символом возобновления дипломатических отношений между Японией и Францией после Второй мировой войны.

Здание из железобетона, состоит из цокольного этажа, антресоли, цокольного этажа и террасы на крыше. В его центре есть освещенный двор во всю высоту здания. Он отличается всеми чертами, характерными для архитектуры Ле Корбюзье — пилотами, пандусами и естественным освещением.Каждый элемент здания воплощает модульную концепцию архитектора. Как писал архитектор Фудзики Тадаёси, он основан на размере и пропорциях человеческого тела как «средство приспособления архитектуры к человеческому духу, упорядочивания бесконечного количества возможных пропорций таким образом, чтобы они соответствовали человеческий облик «.

Показанное изображение: Национальный музей изящных искусств де л’Окцидент, через Creative Commons.

Пять баллов в сторону новой архитектуры

Пять пунктов к новой архитектуре

Декларация «Пять пунктов к новой архитектуре» примерно одновременно с дизайном для Ле Корбюзье дома в поселке Вайссенхоф, Штутгарт, 1927 год.в вторая большая выставка Deutscher Werkbund. Под под руководством Миса ван дер Роэ, который при поддержке соратников G группа, такая как Вернер Графф — дал каждому архитектору максимально возможная свобода воплощения его идей, выставка стала единым целым важнейших событий в отечественной архитектуре между двумя войнами и вел прямо к знаменитым берлинским жилым комплексам Мартина Вагнера на конец двадцатых.

Изложенные теоретические соображения ниже основаны на многолетнем практическом опыте работы на стройплощадках.Теория требует лаконичной формулировки. Следующие пункты никоим образом не относятся к эстетические фантазии или стремление к модным эффектам, но озабоченность архитектурные факты, которые подразумевают совершенно новый тип здания, от жилой дом с дворцовыми постройками.

1. The поддерживает. Научно решить проблему — это в первую очередь различать между его элементами. Следовательно, в случае здания различие может сразу же производиться между опорными и неопорными элементами.В более ранние фундаменты, на которые опиралось здание без математической проверки, заменяются индивидуальными фундаментами, а стены — индивидуальными опорами. И опоры, и опоры точно рассчитываются в соответствии с бремя, которое они призваны нести. Эти опоры разнесены на конкретные, равные интервалы, без учета внутреннего устройства строительство. Они поднимаются прямо с этажа на

.

3, 4, 6 и т. Д. Метров и поднять цокольный этаж.Тем самым помещения удаляются от сырости. почвы; в них есть свет и воздух; участок под застройку оставлен в саду, который, следовательно, проходит под домом. Такую же площадь получили и на плоская крыша.

2. The сады на крыше. Плоская крыша требует, в первую очередь, систематического использования в жилых помещениях. Назначение: терраса на крыше, сад на крыше. С другой стороны, железобетон требует защиты от перепадов температур.Чрезмерная активность со стороны железобетон предотвращается поддержанием постоянной влажности на крыше бетон. Терраса на крыше удовлетворяет обоим требованиям (влажная от дождя слой песка, покрытый бетонными плитами с газонами в междоузлиях; в земля клумбы, непосредственно контактирующая со слоем песка). Этим способом дождевая вода будет стекать очень медленно. Сточные трубы в интерьере здание. Таким образом, на коже крыши будет постоянно оставаться скрытая влажность.В садах на крыше будет очень пышная растительность. Кустарники и даже можно сажать небольшие деревья до 3 или 4 метров высотой. Таким образом, сад на крыше станет самым популярным место в доме. В общем, сады на крышах означают для города восстановление вся застроенная территория.

3. The бесплатное проектирование планировки. Система поддержки несет промежуточные потолки и подъемы на крышу.Внутренние стены можно ставить где угодно требуется, причем каждый этаж полностью независим от остальных. Нет больше любых несущих стен, но требуются только мембраны любой толщины. В Результатом этого является абсолютная свобода в проектировании планировки; то есть скажем, бесплатное использование имеющихся средств, что позволяет легко компенсировать довольно высокая стоимость железобетонной конструкции.

4. The горизонтальное окно. Опоры вместе с промежуточными перекрытиями образуют прямоугольные проемы. в фасаде, через который обильно проникают свет и воздух. Окно расширяется от опоры к опоре и таким образом становится горизонтальным окном. Ходульный, вертикальный окна, как следствие, исчезают, как и неприятные многомиллионные изображения. Таким образом, комнаты равномерно освещены от стены до стены. Эксперименты показали, что освещенная таким образом комната в восемь раз сильнее освещенность, чем та же комната, освещенная вертикальными окнами с тем же окном площадь.Вся история архитектуры вращается исключительно вокруг проемов в стене. За счет использования горизонтального окно, железобетон неожиданно дает возможность максимальной освещение.

5. Бесплатно дизайн фасада. Выступая за опорные стойки пола, как балкон, со всех сторон. здание, весь фасад выходит за пределы несущей конструкции. Таким образом, он теряет свои поддерживающие качества, и окна можно увеличивать до любой длины. по желанию, без какого-либо прямого отношения к внутреннему делению.Окно может точно так же быть длиной 10 метров для жилого дома как 200 метров для дворцового дома (наш проект для здание Лиги Наций в Женеве). Таким образом, фасад может быть спроектирован свободно.

Пять основных пунктов, изложенных выше представляют собой принципиально новую эстетику. Нам ничего не осталось от архитектура прошлых эпох, так же как мы больше не можем извлечь выгоду из литературное и историческое обучение в школах.

Конструктивные особенности

Строительство целевого и последовательное сочетание строительных элементов. Отрасли и технологические предприятия создается для производства этих элементов. Серийное производство позволяет этим элементам быть точным, дешевым и хорошим. Их можно изготовить заранее в любом количестве. обязательный. Отрасли позаботятся о завершение и непрерывное совершенствование элементов.

Таким образом, архитектор имеет в своем распоряжении ящик строительных единиц. Его архитектурный талант может действовать свободно. Только это, через строительную программу определяет его архитектура.

Приближается эпоха архитекторов.

1926, Ле Корбюзье / Пьер Жаннере

машин для жизни: 8 домов, вдохновленных пятью пунктами Ле Корбюзье

Architects: продемонстрируйте свой следующий проект через Architizer и подпишитесь на нашу вдохновляющую новостную рассылку .

Немногие архитектурные манифесты являются столь же краткими, сколь и влиятельными, но «Пять пунктов архитектуры» Ле Корбюзье, систематизированные в его основополагающем документе Vers une architecture , являются одним из таких наборов строительных принципов. В 1923 году швейцарско-французский модернист разбил свой архитектурный стиль на отдельные элементы дизайна, прототип, который, как он надеялся, вдохновит «машины для жизни» во всем мире. Five Points знаменуют собой эволюцию прототипа дома-ино Ле Корбюзье, хотя он разделяет ключевые конструктивные особенности — в частности, использование несущих колонн, которые освободили бы внутреннюю конфигурацию и обшивку дома.

Таким образом, пилот стал первой и самой узнаваемой точкой в ​​изысканной схеме Ле Корбюзье. Оказывая поддержку, создавая впечатление, что подобная машине конструкция отрывается от земли, Pilotis допускают следующие моменты Ле Корбюзье: внутренний открытый план и свободный фасад, который, по мнению архитектора, должен включать в себя большие горизонтальные окна. Наконец, сад на крыше не только расширит функциональную площадь здания, но и защитит его (желательно бетонную) крышу.

В то время как «Пять пунктов» Ле Корбюзье наиболее известны в его первозданной вилле «Савой» в Пуасси, Франция, следы его аргументов сегодня можно обнаружить во многих жилых проектах. Как и во многих модернистских трактатах, следовать диктату в целом — это слишком жесткое предложение и часто слишком безразлично к особенностям географического, социального и культурного контекста. Но, как показывают проекты в этой коллекции, если начинать и адаптировать даже несколько из этих пяти принципов, это может привести к новым дизайнерским решениям.

© Lussi + Halter Partner AG

© Lussi + Halter Partner AG

Дома-близнецы Катаниенбаум от Lussi + Halter Partner AG, Хорв, Швейцария

В том, что сразу же кажется зловещим двойником Виллы Савойя, Дома-близнецы Катаниенбаум поднимают жилище с заснеженного участка тонкими черными пилотами. Как и его легендарный предшественник, этот проект учитывает габариты транспортных средств, интегрируя машинно-ориентированные режимы жизни, которые отстаивал Ле Корбюзье.Бетонный плавательный бассейн на крыше расширяет жилые помещения на улицу.

© Иньяки Карничеро, глава Iñaqui Carnicero´s Architects

© Иньяки Карничеро, глава Iñaqui Carnicero´s Architects

© Иньяки Карничеро, глава Iñaqui Carnicero´s Architects

Pitch’s House от Iñaqui Carnicero Architects, Мадрид, Испания

Эта испанская резиденция основана на корбюзийском подходе, отрицая непосредственный географический контекст, игнорируя скалистую местность в пользу отдаленного горизонта Мадрида.И снова пилоты отделяют гараж и служебные помещения от основной просторной жилой площади. Открытая планировка и окна с горизонтальной полосой создают впечатляющий вид по всему дому, а его бетонные поверхности можно рассматривать как намек на склонность Ле Корбюзье к béton brut.

© Леонардо Финотти

© Леонардо Финотти

© Леонардо Финотти

AC House от STUDIO ARTHUR CASAS, Сан-Паулу, Бразилия

AC House — это отремонтированный в 1942 году бразильский модернист Виланова Артигас.Иллюстрируя определенные принципы первоначальной школы архитектора Паулиста, а именно массивную прямолинейную массу, дом использует Pilotis для поднятия конструкции из непосредственной листвы, которая густеет вокруг нее. В сумерках повторяющиеся оконные рамы позволяют дому излучать теплое сияние, а связанные интерьеры создают многоуровневые жилые помещения, которые флиртуют с окружающей его природой.

© Роберт Конечны KWK Promes

© Роберт Конечны KWK Promes

© Роберт Конечны KWK Promes

OUTrial House by KWK Promes, Ксёненице, Польша

В отличие от настаивания Ле Корбюзье на универсальном архитектурном принципе, архитекторы OUTrial house использовали данное место, небольшую поляну в лесу, для определения структуры здания.Тем не менее, решение было сосредоточено на зеленой крыше, которая покрывала верх здания травой, создавая впечатление, будто она просто поднята из земли. Горизонтальность и полосатые окна здания также отражают свободу дизайна, которой способствовала оригинальная Five Points.

© estudiotipo arquitectos

© estudiotipo arquitectos

дом открытой планировки от estudiotipo arquitectos, Уругвай

Дом открытой планировки с соответствующим названием имеет характерные знаки Five Points, его основной этаж открыт наружу со всех сторон.Окрашенный в ярко-красный цвет на контрасте с белым открытым интерьером, дом представляет собой игривую вариацию традиционного корбюзианского дизайна.

© Rhythmdesign

© Rhythmdesign

Дом выходного дня в Такео от Ritmdesign, Такео, Япония

Благодаря обновленной палитре строительных материалов характерному бетону Ле Корбюзье — хотя его хромированная отделка тем не менее кажется машинной — этот загородный дом использует элементы из Five Points, чтобы предоставить своим жителям определенную степень пространственного уединения.С ленточными окнами, ориентированными в сторону от прилегающей улицы, и пилотами, которые приподнимают запрограммированное пространство над землей, дом имеет вид на вершину холма и то, что кажется щедрым внутренним жилым пространством — хотя дизайн, ориентированный на конфиденциальность, настолько успешен, мы будем только надо угадывать.

© Фотография Джо Флетчера

© Клаудиа Урибе

© Клаудиа Урибе

Casa Bahia by Alejandro Landes, Майами, Флорида, США

Эта резиденция в Майами представляет собой немного более гедонистический перевод утопического видения Ле Корбюзье в отношении жилья, с двумя этажами дома, приподнятыми над зоной бассейна тонкими бетонными колоннами, материальный фактор, уравновешивающий в остальном роскошное открытое жилое пространство.

© Gubbins Arquitectos

.

© Gubbins Arquitectos

.

© Gubbins Arquitectos

.

The Mirador House от Gubbins Arquitectos, Тункен, Чили

Открытый со всех сторон к морю пляжный домик подчеркивает драматизм свободного фасада и его широкоугольные виды. В то время как его бетонные элементы крыши и трехсторонняя форма также намекают на Five Points, внешний пандус и внутренняя винтовая лестница напоминают понятие Ле Корбюзье об «архитектурной набережной».«Свободно спроектированная схема циркуляции позволяет жильцу пройти через все жилище, прогуливаясь по собственному дому. При этом преимущества и удовольствия пяти пунктов архитектуры становятся ощутимо очевидными.

Architects: продемонстрируйте свой следующий проект через Architizer и подпишитесь на нашу вдохновляющую новостную рассылку .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.