Арефьева светлана – Well Done Interiors

Светлана Арефьева – дизайнер, создающий гармонию

Декоратор, который руководствуется принципами симметрии и при этом умело использует эффектные решения и создает сложные интерьеры – Светлана Арефьева, профессиональный дизайнер интерьера и архитектор, основатель и ведущий дизайнер WELL DONE INTERIORS.

Путь к дизайну

Светлана – очень творческая натура. Рисовать она начала еще в четыре года, а в юношестве поступила на архитектурный факультет Санкт-Петербургской академии художеств. Через некоторое время после его окончания, Светлана переехала в Москву, чтобы учиться дальше. Как рассказывает декоратор в интервью для сайта «Переделка.tv», ей хотелось создавать красоту изнутри, и выбор пал на московскую Школу дизайна интерьера «Детали». По ее словам, с начала учебы стало понятно, что принято правильное решение: в школе отлично преподавали как планирование интерьера, так и саму архитектуру. Сейчас Арефьева и сама читает здесь лекции.

Работа с интерьером началась для Светланы с участия в разработке интерьеров Константиновского дворца в Стрельне в 2002 году. По окончании «Деталей»  в 2005 г. Арефьева стала работать с создателем школы Вероникой Блумбгрен в ее бюро. Уже через два года Светлана открыла собственную студию «WELL DONE INTERIORS».

В интервью для «Переделка.tv» дизайнер признается, что задумывалась о Москве еще в студенчестве. Светлана с удовольствием изучала историю московской сталинской архитектуры - ей всегда невероятно импонировал сталинский ампир. И вот теперь столица стала ее городом, подарила ей дом, семью и собственное дело. Здесь, – говорит Светлана, – больше возможностей для талантливых людей ее профессии. В Санкт-Петербурге же, кроме отличного вкуса, нужны немалые средства для самореализации.

Личные предпочтения

Что касается индивидуального вкуса Арефьевой, то она любит старое дерево, потертую кожу, перламутр, камень, медь, мех, кружево, текстиль и светильники из металлических трубок. Один из любимых элементов в интерьере – ширма – обитая тканью, лаковая, из стекла или дерева. По словам Светланы в интервью, ширма не только служит функционально, но и красиво распределяет свет, усложняя прямоугольные помещения.

В то же время декоратор ненавидит пластик, а также заявляет, что никогда не станет делать сложные потолки, изобилующие встроенными лампами, и использовать множество разных напольных покрытий, особенно в маленькой квартире. Вместо формата купе, она выбирает шкафы с распашными дверцами. Светлане малосимпатичен этнический стиль, хотя она готова взяться и за него, так как считает, что хороший декоратор может работать в любом направлении.

Принципы в оформлении интерьера

По мнению Светланы Арефьевой, которым она делится с «Переделка.tv», в дизайне важно, чтобы интерьер не противоречил внешней архитектуре дома. Арефьева вообще большое значение придает гармонии. Декоратор считает, что в мире хаоса и бешеного темпа необходима релаксирующая гармоничная домашняя обстановка. Этого помогает достичь симметрия. И хотя Светлана старается избегать полной статики в дизайне, симметрия является его основой, на которой можно размещать другие «слои», сочетать сочные цвета. Дизайнер считает наиболее комфортными помещения, стремящиеся к квадрату, но при этом предпочитает эркеры прямым углам и с удовольствием усложняет пространство нишами для спального места.  

Как объясняет Арефьева в интервью, дизайн интерьера зависит не столько от предметов по отдельности, сколько от суммы всех его составляющих. Их фактура и тональность важнее формы: свет ложится на цвет и объем, создавая особую атмосферу. В подобном ее создании, как замечает сама Светлана, пожалуй, и заключается ее авторский стиль. Она не станет слепо следовать моде: отпечаток руки мастера, проявление его индивидуальности и возможность удивить значат гораздо больше.

Сейчас, – рассказывает дизайнер, –  уже сложно придумать что-то новое, хотя стираются разные правила и табу. Суть оказывается в сочетании. Важно уметь подбирать предметы так, чтобы они создавали единство и особенный стиль, начинали жить в интерьере. «Стиль сегодня – это портрет заказчика», –  определяет Светлана Арефьева

Работа над проектом

Работая с заказчиками, Светлана Арефьева старается собрать о них всю возможную информацию, понять, как они живут и хотели бы жить, чего им недостает, что привлекает, а что отталкивает (не нравится). Порой это занимает немало времени, – признается дизайнер в интервью для «Переделка.tv», но оно того стоит, потому что затем работа идет как по маслу.

Неверный путь для дизайнера интерьера, как считает Светлана, – создавать проект исходя из собственных предпочтений, поверхностно учитывая заданную клиентом стилистику.

Так, в бюро «WELL DONE INTERIORS» все проекты подробно обговариваются с заказчиками. Сначала разбирается техническая сторона: требующиеся приборы и коммуникации. После Светлана Арефьева знакомит с составленным ею за много лет каталогом интерьеров в разнообразнейших стилях, в ходе чего они вместе с клиентом отмечают все, что ему (не) понравилось: в плане цвета, мебели, форм, общего ощущения от дизайна и не только. Так выявляются необходимые для начала планировки нюансы. На этапе разработки плана проговариваются детальные моменты, для наглядности делаются наброски. После его утверждения, начинается глобальная работа: в течение двух-трех недель Светлана создает общую концепцию интерьера с эскизами и подбирает для него все предметы.

Пример Светланы Арефьевой показывает, как талант, искреннее желание и решительность ведут к мечте, помогают преодолевать границы и добиваться успеха. В своем бюро Светлана собрала команду таких же увлеченных специалистов, как она сама. Сегодня дизайнер уверенно работает с различными интерьерами: цветными или монохромными, в историческом или современном стиле. Арефьева является членом Объединения декораторов интерьера и одним из лучших дизайнеров страны по версии журнала AD.

Фотоматериалы: homeguide.ru

pronovostroy.ru

Интервью

Светлана, каких же знаний вам не хватило после стольких лет непрерывного образования?

Глобальная архитектура – мужское занятие, а мне хотелось создавать красоту внутри. Но дизайн интерьера в академии преподавали постольку-поскольку, и я стала присматриваться, где можно научиться разным тонкостям. И однажды в «Квартирном вопросе» увидела Веронику Блумгрен, узнала про ее школу «Детали». Долго собиралась с мыслями, потом все-таки сорвалась и поехала в Москву. А когда начала учиться, поняла, что не ошиблась. Помимо прочего в «Деталях» были дивные лекции по архитектуре – все свое обучение в Питере я спокойно отдала бы за этот пятимесячный курс, настолько хорошо было преподано планирование интерьера. Я поняла, что даже в самом маленьком пространстве нельзя экономить сантиметры. Наоборот, иногда нужно достроить стенку, чтобы пространство получилось более гармоничным. Скажем так, ко мне пришла планировочная мудрость.

Возвращаться в Питер не планируете?

Даже вначале не собиралась. Оставляла внутренне некую возможность, но уже через полгода появилось ощущение, что все сделано правильно. Я на своем месте, живу своей жизнью. Я очень люблю Петербург, тем более что выросла в самом центре, окна нашей квартиры выходили на Мойку. Но сейчас, мне кажется, этот город меня уже не ждет. Правда, мне недавно сказали, что это я, скорее всего, в нем не нуждаюсь… Когда на пятом курсе нам читали историю московской сталинской архитектуры, это была сказка. Я обожаю сталинский ампир – мощный, красивый. В то время я уже подумывала про Москву, так что этот предмет изучала с особым рвением. А теперь Москва – мой город. Здесь дом, семья. Мне нравится московский ритм, возможности, которые открываются перед людьми моей профессии. В Петербурге много людей с тонким вкусом, но для воплощения многих задумок, помимо вкуса, нужны немалые средства.

 

 

Удалось поработать с любимым сталинским ампиром?

Только один раз, в доме на Соколе. Конечно, не лучший образец этого стиля, скорее «типовая сталинка», но было приятно. Важно, когда интерьер завязывается с внешним обликом дома. Я делала квартиру в доме на Патриарших прудах и побывала у соседей снизу – чистое Марокко! Выглядит сюрреализмом. Патриаршие пруды – место, где и свет особый, и звуки тише, и вдруг попадаешь в знойную атмосферу Магриба… Честно говоря, этнический стиль я вообще не очень люблю. Хотя хороший декоратор может работать в любом стиле. Попросят этнику – будет этника. Но с большим удовольствием я сделаю интерьер с едва слышными этническими нотками.

Какой же стиль вы предпочитаете?

До последнего времени любила классику – не душную, кучерявую, а облегченную. Сейчас хочется чего-то совсем нового. С условием, что есть некие базовые вещи. Например, симметрия для меня – априори гармония. В мире хаоса, бурного движения нам нужна расслабляющая домашняя обстановка, а симметрия дает чувство равновесия. Еще два года назад я вообще не представляла, как сделать красивым несимметричное пространство. Теперь знаю. Более того, стараюсь убежать от статичности, но симметрия – всегда та база, на которую наносятся другие слои. Вытянутое помещение редко бывает гармоничным; чем ближе к квадрату, тем приятнее ощущения находящихся в нем людей. При этом я не люблю прямые углы. Хорошо, когда в комнате есть эркер. А если нужно делать планировку в бетонной коробке, всегда стараюсь предусмотреть альков для кровати или ниши – это усложняет пространство.

В дизайне интерьера важны не столько предметы, сколько сумма всех составляющих. Свет накладывается на цвет и на объем, рождая неповторимую ауру, в предметах же главное не форма, а их фактура и тональность. В этом, наверное, и есть мой авторский стиль. Многие, уже глядя на эскизы, понимают, что это моя работа. В какой-то момент это даже стало на меня давить – вдруг захотелось избавиться от очевидности. Перестать идти проторенной тропой, не следовать правилам хорошего декораторского тона. Например, серые перламутровые тона считаются «комильфо» и говорят о том, что декоратор знает, что делает. А мне сейчас хочется сочетать ярко-желтый с вишневым, изумрудную зелень с серым. Но симметрия – все равно начало начал.

А как же модные тенденции? Вы их игнорируете?

Недавно я доделала один проект, который в силу материальных причин тянулся довольно долго. В конце концов я перестала понимать, состоялся ли интерьер. Просила знакомых прийти и посмотреть. И все мне говорили, что интерьер цельный, модный, актуальный. Это было приятно слышать, ведь проект разрабатывался два года назад. Безусловно, мода играет свою роль, но гораздо важнее авторский стиль и возможность удивить: «Неужели это сделала Арефьева?»

Были ли случаи, когда вас чему-то научили не педагоги, не коллеги, а заказчики?

Один из них сказал мне мудрую вещь: лучше полчаса подождать, но за пять минут долететь. Теперь я всегда следую этому правилу. Стараюсь разными способами – догадками, вопросами в лоб – насытиться информацией о заказчике. Понять, как он живет, как хочет жить, чего ему не хватает, что отталкивает. Иногда это занимает много времени, зато потом все складывается действительно за пять минут. Конечно, можно строить проект, исходя из собственных пристрастий, слегка учитывая заданную заказчиком стилистику. Но это неправильный путь.

Сколько времени обычно уходит на то, чтобы проект сложился?

Сначала мы подробно проговариваем техническое задание: какие нужны бытовые приборы, коммуникации. Потом я прихожу с огромной папкой фото интерьеров в самых разных стилях, которые собираю уже много лет, и мы ставим на них плюсы и минусы. На этой картинке мне не нравится ничего, кроме формы кресла. Эта вызывает общее положительное ощущение, но оно не относится ни к чему конкретно. На этой ужасные формы, зато хороший цвет. Так выявляются нюансы, после чего я приступаю к планировке. Тут мы проговариваем более детальные вещи, иногда с предварительными набросками. И когда планировка утверждена, я беру тайм-аут недели на две-три (в зависимости от объема пространства), чтобы подготовить общую концепцию с эскизами и полной подборкой предметов. Те самые «полчаса», которые нужно подождать.

Как вы подбираете мебель – работаете с определенными фабриками?

В бюро Вероники Блумгрен мы делали акцент на европейские марки: Бельгия, Франция, Италия. Потом я была главным дизайнером в фирме, представлявшей американские фабрики, и хорошо изучила американцев. Сейчас они у меня любимые. У них шире спектр, чем у европейцев, другая выделка, особый шик. Да они и выгоднее сейчас, хотя бы потому, что доллар намного дешевле, чем евро. Единственный недостаток американской мебели – она не годится для маленьких помещений. А в последнее время мне стало интересно, почему у нас не могут делать красиво. Я начала искать и обнаружила много достойных фабрик. Но тут своя сложность: состоятельным заказчикам их не предложишь, не поймут. Зато, когда я построю дом своей мечты, у меня уже есть любимцы «за две копейки», которых я обязательно у себя поставлю.

Если не секрет, как будет выглядеть дом вашей мечты?

Мечтаю купить старую заброшенную фабрику, ферму или даже коровник – любое здание необычной архитектуры – и сделать там нечто невероятное.

Очень европейская история. Неужели у нас такое возможно?

Такие объекты есть, и они почти не пользуются спросом. Конечно, в отличие от европейских, они находятся в плачевном состоянии.

Ваша семья – тоже приобретение московского периода?

Да, это еще раз доказывает, что я не зря сюда приехала. К счастью, муж не имеет отношения к моей профессии и вообще полная моя противоположность. Я человек творческий, а он абсолютный логик, стратег и тактик. Но, честно говоря, я боялась, что однажды он увидит какой-нибудь интерьер, ужасный с моей точки зрения, и скажет: боже, какая красота! А оказалось, что он, как и я, терпеть не может пластик, обожает старое дерево, потертую кожу, светильники из металлических трубок. Не то, чтобы я искала человека по такому принципу, но это тоже важно.

Есть ли какие-то табу в вашей работе? Материалы, которые вы никогда не используете?

Никогда не буду строить сложносочиненные потолки с огромным количеством встроенных светильников. Никогда не положу много разных напольных покрытий в одной квартире, особенно если она невелика по площади, – это разобьет пространство. Избегаю шкафов-купе (у декораторов считается, что они априори не могут быть красивыми), предпочитаю им мебель с распашными створками. Один из моих заказчиков купил старый индийский шкаф, небольшой и неудобный по сравнению с современной мебелью. Но это оказалась дверь в другой мир! Дверцы у шкафа закрываются на две щеколды, сверху и снизу, и его хозяин говорил мне потом с восторгом: «Как же приятна эта новая привычка – закрывать нижнюю щеколду ногой, а верхнюю – рукой!» С новым интерьером к человеку должны прийти и новые привычки. Впрочем, я редко задумываюсь о том, чего не хочу делать. Чем больше об этом думать, тем скорее оно притянется. Лучше думать о том, с чем нравится работать. Я люблю перламутр, камень, кожу, медь, кружево, мех. И обожаю возиться с тряпочками!

Коко Шанель говорила, что в гардеробе каждой женщины обязательно должно быть маленькое черное платье. А что, по-вашему, должно быть в интерьере?

У меня есть свои фетиши. Один из них – ширма. Любая: обитая тканью, лаковая деревянная, стеклянная. Она может быть двусторонней и тогда служит для трансформации интерьера. Она красиво распределяет свет, усложняя простоту прямоугольных комнат. Ею можно прикрыть что-нибудь, например спинку дивана. Без удобного дивана, кстати, тоже не обойтись. Хотя его можно заменить разбросанными подушками.

А что важно предусмотреть хозяевам, которые часто принимают гостей?

Важно, чтобы был большой стол, возможность его раздвинуть и много стульев, которые не придется собирать по соседям. Одна колченогая табуретка способна испортить красивое застолье с изысканной сервировкой. Решить проблему просто: стулья могут быть разными и стоять в разных комнатах, но форма у них должна быть единая. Когда они соберутся вместе, это будет красиво.

 

И еще важно грамотно решить пространство – когда в комнате много людей, они не должны лавировать между предметами.

Сейчас я читаю лекции в школе «Детали» и объясняю студентам, что существуют некие аксиомы. Например, если диван стоит не у стены, спинка его не может быть открытой, это моветон. Там обязательно должен стоять предмет, закрывающий ее, например, консоль или комод. Они удивляются. Я пытаюсь объяснить: ну, это примерно то же самое, как надеть черное белье под белую блузку. Мне возражают: а сейчас это модно и можно! И я понимаю, что сегодня уже почти не осталось правил, которые нельзя нарушить.

С другой стороны, уже почти ничего нового не придумать. Вопрос в компиляции. В умении подобрать предметы таким образом, чтобы они начали жить, образовали некое единство, особый стиль. Так что стиль сегодня – это портрет заказчика.

www.peredelka.tv

Well Done Interiors

Это не история про отважное перепланирование или про кропотливое воссоздание исторического интерьера – исходные условия были совсем другими. Став владельцами этого жилища, заказчики дизайнера Светланы Арефьевой оказались в сложном положении. С одной стороны, как будто бы по всему должно получаться, что это не квартира, а клад: большая, словно иной особняк, двухэтажная, с торжественной, без пяти минут дворцовой планировкой.


Помещения выстроены вокруг просторного двухсветного холла: гостиная, она же столовая, и кухня находятся на первом этаже, спальня хозяев на втором. Причем помещается эта квартира в почтенном старом доме, и, скажем, полукруглое ар-нувошное окно в спальне – само по себе маленькая драгоценность.


С другой стороны, это была не какая-нибудь там только что расселенная коммуналка, а сущие хоромы, которые прежние владельцы еще в 1990-е годы обустроили в соответствии со своими представлениями о прекрасном. Светлана показывает фотографии: аляповатые околоклассические детали, камин с покушениями на барочный шик, ванная, на украшение которой, судя по виду, ушли запасы небольшой мраморной каменоломни. “Мы даже одно время называли в процессе работы эту квартиру “объект “Метро” – столько было камня”, – смеется дизайнер. Хорошо еще, что почти без позолоты.


Сам по себе классический вектор новых хозяев не раздражал. Как и классическая пространственная схема. Совсем напротив: по словам Светланы Арефьевой, они люди разборчивые, с отменным вкусом, так что, к примеру, висящие теперь на стенах картины не куплены “для интерьера”, а долго и любовно собирались с чисто коллекционерскими намерениями.
Домашняя библиотека у них тоже солидная, а винтажную и антикварную мебель они часто подбирали сами, без декораторского присмотра. Как видим, вполне удачно. Но именно поэтому странная роскошь в духе девяностых, порядком наивная и одновременно убийственно серьезная (бывает же такое), их никак не устраивала.


Сравнивать претенциозно-унылый старый интерьер и новый – яркий, сильный, живой – очень поучительно: редко когда возникает настолько наглядное “было – стало”. Самое удивительное – фундаментальных переделок для этого понадобилось совсем немного. Перестроили блок “кухня плюс санузел” (прежние хозяева занизили там потолок, чтобы устроить сверху небольшой бассейн), отгородили дополнительную комнату на втором этаже, убрали самые проблемные в декоративном смысле элементы интерьера.


Но все, что не слишком резало глаз – паркетный пол, лестница и галерея с балюстрадой, лепнина, монументальные двери в гостиной, кессоны потолка, даже огромная хрустальная люстра, – осталось. Только смотрится теперь совершенно иначе: прекрасно найденные цвета, эффектный рисунок обоев, мебель, картины и светильники радикально изменили общее впечатление.


Вернее сказать, сумму впечатлений, потому что тон у каждой комнаты свой. Если спальня и библиотека с узорчатыми обоями выглядят спокойной стилизацией под чинные городские интерьеры 1900-х годов, то кухня получилась по-рустикальному непринужденной – тон задают веселая пестрота керамики фартука над плитой, расписная мебель и блестяще имитирующий фермерскую старину деревянный остров.


Гостиная на первый взгляд держится совсем уж особняком: интенсивный оттенок желтого не из тех, что первым приходит в голову при мысли о цветовой гамме классических интерьеров. И тем не менее он неуловимо напоминает желтые шелка на полотнах Вермеера и Ватто – по крайней мере, напоминает здесь, в сочетании с антикварной мебелью, репликами старинных светильников, строгим каминным порталом, который сделал питерский керамист Юрий Осинин. А также тонким гротесковым декором оконных откосов – это отличная, но почти случайная находка: хозяева категорически не признают штор, а декорировать окна как-то было нужно. Обсуждалась идея керамической отделки под стать камину, но в конце концов предпочли эту роспись в духе Louis Seize, которую выполнил художник Максим Шишигин.


“У нас было, пожалуй, совершенно замечательное взаимопонимание, особенно с заказчицей, – рассказывает о работе Светлана. – Мне практически не приходилось ничего корректировать в том, что мне предлагали”. Выбор цветовой схемы в целом тоже был за хозяевами, хотя пришлось изрядно потрудиться для того, чтобы найти для кухни идеальный оттенок лилового. А для гостиной – тот самый желтый цвет, который заказчики в результате поэтично окрестили “цвет оливкового масла, налитого на блюдце”.
Если приглядеться, то заметно, что кессоны потолка на втором этаже оклеены разными обоями (всего было использовано семь типов). “Конечно, это не коммунальная квартира со всей положенной мифологией, – объясняет Светлана Арефьева, – но мне все равно хотелось, чтобы интерьер рассказывал про сложную жизнь этого места. Хотя бы намеком”.


Текст: Сергей Ходнев

www.wdinteriors.ru

ТРЕХУРОВНЕВЫЙ ПЕНТХАУС НА ПАТРИАРШИХ, 2017

Оформляя трехуровневую квартиру в центре Москвы, дизайнер Светлана Арефьева учитывала не только пожелания заказчиков, но и особенную архитектуру пространства.


Светлана Арефьева — мягкий и чуткий дизайнер, она прислушивается к пожеланиям заказчиков, самому пространству и своим ощущениям в нем. “Я всегда стараюсь подстроиться. Если хозяева хотят избыточности в интерьере, то и я начинаю ею жить”, — говорит она. В этой квартире тон всему задавало само пространство. “Когда я впервые попала сюда, просто остолбенела, — вспоминает Арефьева. — Это старый дом в центре Москвы, который в 1990-х годах надстроили. Получилась трехуровневая квартира очень странной конфигурации с двусветным пространством и небольшими мансардными окнами на первом этаже. Жилье было настолько не похоже на все, с чем мне приходилось работать раньше, что я не могла не влюбиться!”


Стоит отметить, что заказчики нашли Светлану по публикации в июльском номере AD за 2016 год, на обложке которого был фрагмент желтой столовой из ее проекта. “Для меня это показатель доверия, — объясняет дизайнер. — Когда клиенты не просят точную копию интерьера, а понимают, что раз мне хорошо удается классика, то и в другом стиле я тоже смогу сделать что-то интересное и не буду снова красить все в желтый”.


В работе над этим проектом Светлане помогала дизайнер Ирина Аритичева. Двухсоттридцатиметровой площадью этой квартиры они распорядились следующим образом: первый этаж отдали под кухню, столовую и маленькую гостиную, второй — под спальни, а на третьем обустроили медиазону и кабинет. В наследство от предыдущих жильцов в квартире остался деревянный каминный портал и колонна с цветочным барельефом. Их сохранили и вписали в общую концепцию. “Я люблю контрасты и то, как уживаются геометрия и цветочные мотивы, подчеркивая друг друга”, — говорит Светлана. От штор на первом этаже отказались, а пол выложили глянцевым керамогранитом, который отражает свет и придает общественной зоне немного шика.


На втором уровне находятся три спальни, у двух детских есть окна во внутреннее двусветное пространство, и они соединены мостиком. Но раньше в одной комнате окошки были маленькими и из стеклоблоков, а мостик упирался в тупик. У заказчиков двое разнополых детей, которых здесь и поселили. “У меня сразу возникла ассоциация с Каем и Гердой, и я представила себе, как мальчик и девочка смогут ходить другу к другу в гости по балкончику”, — говорит Арефьева. Грубые офисные перегородки и стену со стеклоблоками она заменила на изящную и прочную конструкцию с хорошей звукоизоляцией из стали и стекла. Такой же отгородила спальню родителей. А помещение на третьем этаже зонировала стеллажом, разделив на кабинет и лаундж-зону с диванами и проектором.


Хозяева планировали обставить квартиру современной итальянской мебелью, но, наткнувшись на публикацию интерьера с вкраплениями винтажа, передумали. “Старые предметы смотрятся в этой квартире так, будто они стояли тут всегда. Если бы здесь была типовая планировка и прямоугольные комнаты, они бы не производили такого эффекта”, — считает дизайнер. Все стены на первом этаже светлые, только в зоне гостиной они темные, потому что деревянному камину белый фон не подходил. “Я люблю этот декоративный прием — когда в большом светлом пространстве есть крохотный темный уголок”, — говорит Светлана. Такой, кстати, появился на каждом уровне: на втором это хозяйская ванная, а на третьем — санузел.


Единственная сложность в разработке проекта этой квартиры заключалась в том, что помещения находятся не друг над другом, а немного сдвинуты, поэтому коммуникации приходилось прокладывать везде, где только возможно. Так все санузлы получились необычными, похожими на произведения искусства. В гостевой ванной на первом этаже стены отделаны четырьмя видами камня, которые вместе выглядят как геометричное конструктивистское панно, раковина и зеркало отодвинуты от стены, а венчает композицию подвесной смеситель. В хозяйской спальне ванну разместили прямо в комнате, почти в изножье кровати, а санузлу на третьем этаже достался сложный потолок, поэтому он в итоге получился самым странным и сюрреалистичным.


Вообще в этой квартире все помещения неправильной геометрической формы, и Светлана не старалась их исправить, наоборот: в хозяйской спальне, где кровать стоит по диагонали к окну, поставила по бокам разные прикроватные тумбочки, чтобы даже не было намека на симметрию и правильные пропорции. “Мне сначала хотелось все упорядочить, — признается дизайнер, — но потом я решила отдаться ощущениям. Кажется, само пространство меня вело и подсказывало, как надо сделать”. Светлана не измеряла углы, не пыталась выстраивать параллели, но в итоге все смотрится гармонично. “В процессе работы я выкладывала фотографии в инстаграм и получала комментарии от людей, которые бывали в этой квартире, но не поняли, что с ней делать, поэтому не решились купить, а теперь жалеют”, — говорит Арефьева. Уж она сама точно ни капли не жалеет, что решила попробовать себя в новом амплуа.


Текст: Ольга Сорокина

www.wdinteriors.ru

Арефьева Светлана Викторовна | сайт учителя начальных классов

"Если вы хотите, чтобы жизнь улыбалась вам, подарите ей сначала свое хорошее настроение".

Бенедикт Спиноза

Здравствуйте!!!

Вы зашли на сайт учителя начальных классов

МБОУ  "Ляховская СОШ"

Владимирской области

 Арефьевой Светланы Викторовны

О себе

В 1993 году закончила Владимирский Государствееный педагогический институт им. П.И. Лебедева-Полянского , по специальности педагогика и методика начального обучения.

С 1993 года работаю учителем начальных классов в МБОУ  "Ляховская СОШ".

Учитель I категории.В своей работе широко применяю интерактивные методы обучения.

В данный момент увлечена применением ИКТ на уроках и внеклассных мероприятиях.

Люблю учиться и узнавать новое.

Замужем. Мама прекрасной дочери.

Книги, которые сформировали мой внутренний мир

Мой взгляд на мир

Мои достижения

Моё портфолио

Мои публикации:

Публикации моих учеников:

Добавить грамоту в портфолио

nsportal.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о