Арсений леонович – Panacom

Содержание

Арсений Леонович | ЦСА

Arseny Leonovich

страна: Россия
сайт: www.pana.com.ru

Арсений Леонович (г.р. 1975), конструктор и дизайнер. Основоположник архбюро PANACOM, главный конструктор.

В 1998 закончил МАрхИ (Столичный Строительный институт), где обучался в мастерской экспериментального проектирования В.Р.Раннева и Е.В.Асса. Стажировался в Нидерландах в Дельфтском Технологическом Институте (Technische Universiteit Delft). После окончания учебы трудился в бюро «Архитекторы АСК». В 2001 году Арсений Леонович вместе с архитектором Никитой Токаревым, также учеником Евгения Асса, основал архбюро PANACOM.  

В архитектуре и дизайне Леонович с легкостью оперирует различными масштабами, видами и технологиям. Таковой подход есть прямое продолжение проф способа, заложенного Ранневым и Ассом. Неслучайно, в портфолио Леоновича и архбюро PANACOM градостроительные концепции и городские объемы, установки и арт-объекты; интерьеры публичные и жилые, различные предметы в интерьере: от дверных ручек до мебели и осветительных приборов.  

Работы Арсения Леоновича и бюро PANACOM – призеры бессчетных строительных и дизайнерских конкурсов:
 
Архитектура
Интерьер Столичной Строительной Школы (МАРШ) и Высшей Английской Школы Дизайна.
ГРАН-ПРИ Евразийской премии 2014
1-ое место. Конкурс МОДУЛ`OR 2013
1-ое место. Конкурс «Креативный Кабинет», 2013 PINWIN.RU
 
Дом в Никольской Слободе «Пароход Иван Кузьмич».
1-ое место посреди Экспертов в разделе «Дизайнер интерьера», Конкурс МОДУЛ`OR 2013
2-ое место ЕВРАЗИЙСКАЯ ПРЕМИЯ 2014  
 
Дизайн
WALKIRIA, коллекция дверной фурнитуры
1-е место конкурс компании Valli&Valli, 2004
Запущена в общее создание, 2007
 
ISLANDS, коллекция офисных столов
1-е место в конкурсе «Российский ДИЗАЙН». ARCHIPROFI.RU, 2012
 
REC LAMP, осветительный прибор
BOOKSHELF, этажерка  
RECYCLE TUBES, городские объекты
DESIGN AND DESIGN INTERNATIONAL AWARDS, публикация в The Book of the Year, 2013
 
ATOLL, коллекция осветительных приборов
1-ое место, конкурс Atelier Sedap, 2013
 
BENCH HOUSE, городские объекты  
RED DOT Design CONCEPT Award 2014
1-ое место MARTINI ART CLUB, 2013
 
KOSATKI, осветительный прибор.
RED DOT Design CONCEPT Award 2014
 
RANDO, осветительный прибор
IN-OUT, кресло
MANTIS, осветительный прибор
MEDIATOR, стол
VERTIGO, осветительный прибор
Dr. CARTER, осветительный прибор
DESIGN AND DESIGN INTERNATIONAL AWARDS. публикация в The Book of the Year, 2014
 
OIL WIND FIRE architecture (Колонна Траяна)
1-ое место в конкурсе РЕФОРМА фестиваля «РеПРОДУКЦИЯ», 2013
 
COMBO 75 (рабочее место для Open Space). Приз зрительских симпатий конкурса NAYADA АРХИВЫЗОВ: Flex Office 2013

РАБОТЫ:

Жилой микрорайон «Поляна Самоцветов»


Россия, Москва. ПРОЕКТ

Интерьер банка на Полянке


Россия, Москва. ПОСТРОЙКА

«Гнезда света»


Россия. ПОСТРОЙКА

Дом в Коровино


Россия. ПРОЕКТ

Индивидуальный жилой дом в поселке «Антоновка»


Россия. ПРОЕКТ

Проект жилой застройки на территории Российского центра программирования в Дубне


Россия. ПРОЕКТ

Частный жилой дом в пригороде Мюнхена


Германия, Мюнхен. ПРОЕКТ

Жилой комплекс с нежилыми помещениями и подземной стоянкой, Поздняково


Россия. ПРОЕКТ

Индивидуальный жилой дом, Ватутинки


Россия. ПРОЕКТ

Индивидуальный жилой дом, Никольская слобода


Россия. ПРОЕКТ

archcenter.org

дизайн тотальный и правдивый. Интервью с архитектором Арсением Леоновичем

Арсений Леонович – известный российский архитектор и дизайнер, участник множества международных и российских профильных конкурсов, со-основатель архитектурного бюро Panacom. Выпускник МАРХИ, ученик Евгения Асса, периодически проводит мастер-классы и интенсивы в МАРШЕ и в Британской высшей школе дизайна. Его объемное портфолио, помимо архитектурных и градостроительных проектов, включает немало концепций предметного дизайна, в том числе, реализованных и запущенных в производство.    

Abitant: Дизайн – какой он сегодня?

Арсений Леонович: Буквально утром, разбирая библиотеку, натыкаюсь на журналы за 2001 год. Сначала не обратил внимания на время издания – обложки крутые, французский и испанский дизайн, листаю – ерунда какая-то. Думаю, странно, почему это у меня на полках? И только потом увидел дату. За 10-12 лет изменилось очень многое. Ощущение, что мир дизайна обрел второе дыхание. Сегодня это какая-то новая сила, пятая, или, скорее шестая власть. С одной стороны, в дизайне полно условностей, мифов, поэзии, с другой, это неотъемлемая часть повседневной жизни, его ощущения повсюду. Еще несколько лет назад  многие знали, что такое дизайн, но все-таки не придавали этому такого большого значения. А теперь при виде чашки или стула не редкость услышать: «Какой дизайн! Что за коллекция? А страна? А кто дизайнер?». Сегодня во многих областях без дизайнера, как структурообразующего звена или ключевой фигуры,  вообще ничего не сдвинется. Сложно представить область или отрасль производства, нацеленную на потребителя, без непосредственной работы коллектива или ответственной фигуры из мира дизайна.

Жилой дом в «Никольской Слободе», Московская обл., 2013 г. Архитекторы: Арсений Леонович, Никита Токарев, Екатерина Чернышова, Дмитрий Кралечкин. Конструктор Сергей Богословский

Интерьеры Московской архитектурной школы МАРШ (заказчик Британская высшая школа дизайна), 2012 г. Авторы проекта: Никита Токарев, Мария Саксон (ГАП), Арсений Леонович

А.: Если дизайн везде и всюду, то что тогда означает понятие эксклюзива?

А. Л.: Мне кажется, это один из инструментов маркетинга, в первую очередь. Как только мы слышим «эксклюзив», просыпается чувство недоверия, настолько затасканным стало это слово (правда, как и многие другие термины и понятия в сегодняшнем мире). Попытка выделить, по сути, массовый продукт среди  прочих, сыграть по старой схеме – «понты дороже денег». Ход иногда оправданный, но чаще неуклюже лукавый. Бентли по радио или телевизору рекламировать не будут, дураку ясно – это реальный эксклюзив (очень дорого и не для всех). Зато шампуней, скороварок и мебели, поданных под этим соусом, предостаточно. Получается, что чаще это перевертыш, обманка, несправедливость по отношению к потребителю. По-честному, продукты должны быть не эксклюзивными, а удобными, экологичными, эргономичными. Эксклюзивными они становятся для тех, кому необходимо добавить себе значения. Люди с иной шкалой ценностей – за хороший и честный продукт. Без пафоса, без уничижения и двойных стандартов. Надо учиться называть вещи своими именами. Тот дизайн хорош, который ставит тебя вне рамок, вне зависимости от того, кто ты, какого возраста, пола и расы. Суть дизайна – в идее, которая прочитывается, которую можно понять.

А.: А в чем же, на Ваш взгляд, идея дизайна?

А. Л.: Уже давно всем понятно, что в эпоху, когда  медиа, смартфоны и мировая сеть превратили мир в глобальное поле общения, прежние границы приблизились или вовсе размылись. Оказалось, что разные социокультурные, некогда изолированные общности теперь коммуницируют. И дизайн сыграл в этом огромную роль, он стал языком возможностей. Восприятие ребенком новой деревянной игрушки бионической формы, будет меньше зависеть от страны и национальности, чем от самой формы этой игрушки, несущей некое содержательное послание. И в этой связи у дизайна подспудно прописана программа «миротворчества». Он делает вещи удобными и интересными, интригующими или интеллектуальными для всех в равной степени.

Столы «Острова». Проект-победитель конкурса «Nayada Архивызов 2012», в производстве с 2013 г. Разработаны Арсением Леоновичем для компании Nayada

 

Дверная ручка из серии Walkiria для VALLI & VALLI (Italy), в производстве с 2007 года. 

А.: Вы участвовали во многих проектах для таких разных компаний, как Valli & Valli, Grohe, Nayada, Atelier Sedap, XAL, LETO, Световые Технологии и т.д. Ощущается ли разница в подходах к дизайну у российских и зарубежных производителей?

А. Л.: Эта разница, скорее, в нюансах. У любой серьезной компании обязательно присутствует свое, ну, скажем, миссионерское воззрение: надо делать дело хорошо не только затем, чтобы  быстро и много продавать, но, чтобы здесь и сейчас обогащать мир и людей вокруг правдой и добром. В общем-то, не важно, где расположена компания, в Лапландии  или в России. И здорово,  что у нас есть такие компании, как Nayada, КАМ, LETO или Световые Технологии, их становится все больше, но должно быть больше в разы. Мне бы хотелось, чтобы конкурсы на новый дизайн были на 70-80 % российскими и только оставшиеся 20-30 % – с иностранным участием, сейчас пока наоборот. Западные специалисты рынка мебели и предметов интерьера видят, что в России полно талантливых дизайнеров, которые не слишком востребованы, и постепенно начинают приглашать их к сотрудничеству. То же происходит и в Перу, и в Венгрии, и во многих других странах. С точки зрения бизнеса – все верно. Они ищут там, где не ценят «пророка в своем отечестве». В свою очередь сами дизайнеры, будучи не востребованными на родине, идут работать туда, где они нужны, где могут творчески самореализоваться в полной мере.

А.: Можете ли условно обозначить иерархию стран-производителей мебели, которые в ближайшие годы будут доминировать на рынке?

А. Л.: Италия в ближайшие 20 лет точно останется на лидирующих позициях. Даже несмотря на то, что страна испытывает явный кризис перепроизводства: фантастические цифровые принтеры, которые могут переносить рисунок вашего неповторимого зрачка на керамогранит; лазерные или гидрорезательные станки, способные в мраморе точить ажурное ришелье — говоря в общем, технологии значительно опережают необходимости и возможности рынка потребления, у страны явный лидерский потенциал. В будущее они войдут весьма уверенно, и благодаря  мощному технологическому рывку страна долго будет создавать самые передовые продукты дизайна. Ну и само собой, нельзя недооценивать Китай, не до конца открытую страну с коммунистическим режимом и верной экспортной политикой, Южную Корею, Японию. Мало того, что эти страны в ближайшие годы будут основными трендмейкерами и производителями, они также сформируют внушительный потребительский рынок.

А.: Вы можете назвать критерии качественного дизайнерского продукта?

А. Л.: Наверное, произведение высокого дизайна должно стать  «объектом желания» (Lustobjekte (нем.) — термин, которым пользовались еще немецкие философы). Если продукт сам себя продает, его хочется иметь, он нравится и без агрессивной рекламы – значит, все в порядке. Задача дизайнера — создать такую вещь, к которой смотрящий не будет равнодушен, которая вызовет эмоцию узнавания, приятного удивления и желание приобрести. У хорошего продукта должна быть определена пороговая цена, за которую покупатель позволит себе приобрести «объект  желания». И снова, как в спорте — главное не победа, а участие.Необязательно производить исключительно шедевры, надо делать хорошие нужные вещи. Качественный дизайн — это еще и  история с продолжением, момент вовлеченности в процесс: распаковал красивые коробки (и вторично их использовал), собрал, поставил на место, трансформировал при желании. Например, перебрал комод  и превратил его в длинный стол с ящиками. Идею «конструктора», ёмкую и разнообразную, пора возвращать в обиход. А вообще-то, в советское время не было таких людей — дизайнеров, были конструкторы. Давайте в очередной раз вспомним наш авангард и конструктивизм…

Rotoform. Предметы могут быть использованы как на улице, так и в интерьере

Atoll. Система настенных (потолочных) светильников для Atelier Sedap, в производстве с 2013 г.

А.: Каким же должен быть настоящий профессионал в мире дизайна?

А. Л.: Представьте, реалии таковы: интеллектуальная начинка вашего мозга теперь моментально может оказаться на мониторе арт-директора мебельной или осветительной фабрики где-нибудь в Австрии, Новой Зеландии или иной точке планеты.  И вот оно, начало пути в мир большого Дизайна, где все не так просто. Никто не отменял ни трудолюбия, ни силы воли, но целеустремленность и скорость, с которой делаются верные выводы, становятся все более ценными. Наличие таланта и благосклонность фортуны, конечно же, тоже пригодятся, но стоит ли делать ставку только на них? Разве дизайн – это не новый спорт XXI века?!

Бесконечно обновляющаяся реальность на экране айпада всегда кажется прекрасной и завораживающей, но стимулирует ли эта картинка к рефлексии? Или она просто призывает, чтобы ты опять что-то купил? … Необходимо научиться внимательно смотреть, слушать и слышать, прочитывать нужные коды, развивать чутье и чувствительность. Сто раз уже повторено — внимание к деталям! Но при этом не нужно быть склонным к самообману. Чаще вспоминайте Сократа с его «я знаю, что я ничего не знаю», ну, или как минимум, «знаю недостаточно много» — здоровое сомнение всегда приносило больше пользы, чем завороженное  самолюбование. 

Интерьер офиса банка на Большой Полянке, 2013 г. Архитекторы: Арсений Леонович, Екатерина Чернышова

Коллекция мягкой мебели Kochki для Monopolia, в производстве с 2014 г.

Система потолочных светильников Rec Lamps, отмечена наградой Design & Design 2013

Коридоры Московской архитектурной школы МАРШ (заказчик Британская высшая школа дизайна), 2012 г. Авторы проекта: Никита Токарев, Мария Саксон (ГАП), Арсений Леонович

Mediator. Концепт стола из композитных материалов

www.abitant.com

Арсений Леонович | Строительный портал


Арсений Леонович
Arseny Leonovich

страна: Россия

Арсений Леонович (г.р. 1975), конструктор и дизайнер. Основоположник архбюро PANACOM, главный конструктор.

В 1998 закончил МАрхИ (Столичный Строительный институт), где обучался в мастерской экспериментального проектирования В.Р.Раннева и Е.В.Асса. Стажировался в Нидерландах в Дельфтском Технологическом Институте (Technische Universiteit Delft). После окончания учебы трудился в бюро «Архитекторы АСК». В 2001 году Арсений Леонович вместе с архитектором Никитой Токаревым, также учеником Евгения Асса, основал архбюро PANACOM.

В архитектуре и дизайне Леонович с легкостью оперирует различными масштабами, видами и технологиям. Таковой подход есть прямое продолжение проф способа, заложенного Ранневым и Ассом. Неслучайно, в портфолио Леоновича и архбюро PANACOM градостроительные концепции и городские объемы, установки и арт-объекты; интерьеры публичные и жилые, различные предметы в интерьере: от дверных ручек до мебели и осветительных приборов.

Работы Арсения Леоновича и бюро PANACOM – призеры бессчетных строительных и дизайнерских конкурсов:

Архитектура
Интерьер Столичной Строительной Школы (МАРШ) и Высшей Английской Школы Дизайна.
ГРАН-ПРИ Евразийской премии 2014
1-ое место. Конкурс МОДУЛ`OR 2013
1-ое место. Конкурс «Креативный Кабинет», 2013 PINWIN.RU

Дом в Никольской Слободе «Пароход Иван Кузьмич».
1-ое место посреди Экспертов в разделе «Дизайнер интерьера», Конкурс МОДУЛ`OR 2013
2-ое место ЕВРАЗИЙСКАЯ ПРЕМИЯ 2014

Дизайн
WALKIRIA, коллекция дверной фурнитуры
1-е место конкурс компании Valli&Valli, 2004
Запущена в общее создание, 2007

ISLANDS, коллекция офисных столов
1-е место в конкурсе «Российский ДИЗАЙН». ARCHIPROFI.RU, 2012

REC LAMP, осветительный прибор
BOOKSHELF, этажерка
RECYCLE TUBES, городские объекты
DESIGN AND DESIGN INTERNATIONAL AWARDS, публикация в The Book of the Year, 2013

ATOLL, коллекция осветительных приборов
1-ое место, конкурс Atelier Sedap, 2013

BENCH HOUSE, городские объекты
RED DOT Design CONCEPT Award 2014
1-ое место MARTINI ART CLUB, 2013

KOSATKI, осветительный прибор.
RED DOT Design CONCEPT Award 2014

RANDO, осветительный прибор
IN-OUT, кресло
MANTIS, осветительный прибор
MEDIATOR, стол
VERTIGO, осветительный прибор
Dr. CARTER, осветительный прибор
DESIGN AND DESIGN INTERNATIONAL AWARDS. публикация в The Book of the Year, 2014

OIL WIND FIRE architecture (Колонна Траяна)
1-ое место в конкурсе РЕФОРМА фестиваля «РеПРОДУКЦИЯ», 2013

COMBO 75 (рабочее место для Open Space). Приз зрительских симпатий конкурса NAYADA АРХИВЫЗОВ: Flex Office 2013
РАБОТЫ:

Жилой микрорайон «Поляна Самоцветов»

Россия, Москва. ПРОЕКТ

Интерьер банка на Полянке

Россия, Москва. ПОСТРОЙКА

«Гнезда света»

Россия. ПОСТРОЙКА

Дом в Коровино

Россия. ПРОЕКТ

Индивидуальный жилой дом в поселке «Антоновка»

Россия. ПРОЕКТ

Проект жилой застройки на территории Российского центра программирования в Дубне

Россия. ПРОЕКТ
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена

Германия, Мюнхен. ПРОЕКТ

Жилой комплекс с нежилыми помещениями и подземной стоянкой, Поздняково

Россия. ПРОЕКТ

Индивидуальный жилой дом, Ватутинки

Россия. ПРОЕКТ
Индивидуальный жилой дом, Никольская слобода

Россия. ПРОЕКТ

archunion.com.ua

«Я не понимаю дискурса о создании комфортной среды»

— У Panacom довольно богатая история работы в совершенно разных жанрах — от дверных ручек до градостроительных концепций. Постоянный поиск новых форм — это то, что, по вашему мнению, необходимо современному бюро? Или эффективнее иметь узкую специализацию?

— Я, может быть, сейчас сломаю матрицу, но не бюро определяет себя, а рынок. Очень редко бывает, когда есть мастер, и он может с самого начала сформулировать свое кредо. Как правило, существует запрос рынка — и есть архитектор, который на него отвечает. Поэтому преимущественно все специализируются на том, что им сыпется. Получается, например, у моих друзей качественный востребованный ландшафтный дизайн, где-то они выиграли конкурс — и возникает специализация. Или, например, мы в Panacom спроектировали один из объектов сети коворкинг-центров «Старт», заказчикам понравилось и мы получили заказ на работу с остальными локациями. Мы просто хорошо отработали запрос рынка. А так, чтобы самому себе выбрать направление не учитывая потребности бизнеса — довольно редкая история на сегодняшний день.

— Предметный дизайн в вашем случае — тоже ответ на запрос рынка?

— Поначалу это было просто хобби, но в силу разных обстоятельств оно рано или поздно не могло не «проявиться» в профессиональной деятельности. Видите ли, заниматься предметным дизайном, «выращивать» любую вещь, невзирая на масштаб, — это в общем-то та же архитектура. Неважно, фасад мы рисуем или абажур — всё равно должна быть фактура, материал, ткань, цвет, сопоставление одного с другим. Так, постоянно играя с масштабом, мы продолжаем добиваться чего-то нового. Занимаясь коллекцией мебели, мы параллельно делаем, допустим, элементы здания или, наоборот, интересный ритм, форма здания могут быть перенесены на мебель. Например, наш первый успешный объект предметного дизайна — модель дверных ручек «Валькирия» повторяет форму специфически закрученного элемента. Впоследствии эти линии неоднократно повторялись в совершенно разных архитектурных объёмах и масштабах — от мебели до зданий.

— Можно ли в таком случае говорить о каких-то принципах, подходах, которые объединяют все ваши разнородные проекты? Если бы взялись за ретроспективу ваших проектов, какая логика определяла бы их выбор?

— Мы не раз об этом задумывались и, конечно же, находили какие-то сквозные темы. Одно время мы апеллировали к нашему внимательному изучению послевоенной архитектуры и постоянному выискиванию того, что в ней было недооценено.

— Можете привести пример?

— Например, вся итальянская послевоенная архитектура, на мой взгляд, в мировом масштабе должна занимать более серьезное место. Мы видим в городах десятки тысяч зданий, а знаем лишь десяток фамилий архитекторов. И вот для нас с Никитой Токаревым (сооснователь Panacom — ред.) всегда было интересно, кто же эти серые кардиналы. Кто знает сегодня Игнацио Гарделлу? Или взять того же Джо Понти — он известен благодаря раскрученным мебельным брендам, которые делают римейки его работ. Но ведь это архитектор мирового масштаба, не построй он башню Пирелли, мало кто знал бы, что у него есть два-три десятка прекрасных зданий, разбросанных по Италии и Европе. А кто-нибудь в курсе, что он сделал дюжину интерьеров трансатлантических лайнеров?

Соответственно, и наш дизайн всегда был немного ретроориентированный. В нас заложена эта любовь к европейской философии, к минималистическому взгляду на жизнь, стремление к простоте, хотя я и не могу сказать, что оно стало нашим кредо, как у некоторых наших коллег. Про кредо вообще можно сколько угодно говорить, но самые интересные люди свое же собственное кредо умудряются переступать, жонглировали им, поэтому и мы никогда за жесткую концепцию не держались.

— Что в таком случае вы можете предложить заказчику?

— Прежде всего, мы готовы его услышать, а затем предложить какую-то свою оригинальную версию того, что он хочет, разумеется, с опорой на собственный вкус, чутье, понимание современности и т.п. И нет ничего страшного в том, что завтра ты будешь делать вещи прямо противоположные тем, что делаешь сегодня, — потому что изменились задачи, контекст, пожелания клиента, и важно корректировать свою позицию, меняться. Если ты говоришь «мы делаем только так», то для этого надо лет к 70-и написать три-четыре монографии и быть как минимум мастером мирового масштаба. Если у тебя есть талант, хорошие идеи и адекватное знание о том, как их лучше воплотить в жизнь, тебя обязательно услышат заказчики. Нужно учиться аргументированно обосновывать свою позицию. Это кстати один из важнейших навыков успешного современного архитектора.

— В прошлом году вы участвовали в конкурсе на проектирование стандартного жилья. Какие стандарты, по-вашему, сейчас нужны нашей архитектуре?

— Абсолютно очевидно, что в ближайшем будущем содержать 200 «квадратов» станет просто глупо, потому что мы сами по себе стали компактнее, вся наша жизнь концентрируется в нескольких предметах. Вообще же любой объект в городе — это набор пустот, и чем они меньше, тем их интереснее и проще «упаковывать», а город к тому же заставляет нас «упаковывать» их по вертикали. Поэтому стандарты жилья, безусловно, будут меняться в сторону многофункциональности, гибкости, возможности сделать из спортивного зала детскую секцию для чтения, а потом легко превратить ее в спальню.

В 2000-е мы строили много загородных резиденций, потому что как было: человек из советского времени прожил всю жизнь в хрущевке, а потом, заработав денег, решил купить много земли и построить все, чего у него никогда не было. И вот такими тотально инфраструктурированными замками сейчас полно наше Подмосковье и не только. Но эти замки стоят пустыми. Почему? Да потому что к тому моменту, как они всё наконец достроились, гештальт закрылся, городская жизнь снова поглотила людей, которые думали убежать от нее в эти пресловутые экологические деревни. Но в городе они теперь уже гонятся не за метром, а за функцией. Это же приятно, когда в течение дня ты можешь заниматься всем: от работы до спорта, от детей до самообразования и каких-то профессиональных вещей. Само наше время становится многослойным, мы думаем об одном, делаем другое, разговариваем с кем-то о чем-то третьим, и архитектура как-то реагирует на всё это. Если раньше заказчик приходил к архитектору и просил, чтобы тот сделал красиво, то сейчас приходит, и начинается разговор про процессы, оптимизацию и так далее. То есть от дизайна вещей мы перешил к дизайну процессов. При этом сам дизайнер всё больше становится программистом.

— Вот она, технологическая изнанка комфортной среды!..

— Слушайте, архитектура с самого начала — насилие. Сегодня ты ходил по чистому полю, и тебе было комфортно, а завтра вдруг появляется Парфенон — это ли не насилие над твоим взглядом? Как только архитектура обретает плоть и становится зеркальным фасадом «Макдональдса» или Кремлем, она насилует твой взгляд и твое представление о красоте, потому что всегда найдется тот, кому не нравится дизайн Кремля. Так устроен человек, ему надо либо ненавидеть, либо любить. Без вибраций, неважно, с положительным знаком или с отрицательным, нет культуры, и архитектура — это фактор, создающий такие вибрации. Сначала в физическом пространстве в осязаемом виде, а затем уже в медийном в форме рефлексии, написания статей, разговоров. Поэтому я не понимаю этого дискурса о создании комфортной среды, если он задан исключительно тем, чтобы мы стали жить «дзэнскими» категориями, и уж если мы так или иначе движемся к матрице «1984», то я, по крайней мере, оставляю за собой право высказывать свои критические взгляды.

— Возвращаясь к вопросу о программировании, как, на ваш взгляд, современные технологии влияют на труд архитектора? Вы согласны с мнением Никиты Токарева, сказавшего как-то, что компьютер вскоре заменит двух архитекторов из трех?

— С тем, что машина будет брать на себя всё больше, безусловно, согласен. Думаю, если бы это было кому-нибудь нужно, то все архитектурные знания уже вполне можно было бы «упаковать» в один большой компьютер, и современный заказчик вместо того, чтобы каждый раз платить, по сути, за одно и то же, нанимал бы консультантов. И они бы прекрасно моделировали любое здание, исходя из бизнес-процессов. Но пока что новые технологии не заменяют архитекторов, а только помогают им оптимизировать процессы, быть точнее и быстрее.

21 ноября Арсений Леонович выступит на IV Международном форуме «День инноваций в архитектуре и строительстве». Ознакомиться с другими спикерами, а также зарегистрироваться на мероприятие можно на официальном сайте форума.

www.radidomapro.ru

Арсений Леонович об индивидуальности в дизайне


О том, почему итальянский дизайн в мировой индустрии – это уже миф, а российский – еще фикция, рассказывает дизайнер Арсений Леонович, основатель архитектурного бюро «PANACOM».

На фото:

Российский дизайнер и архитектор, выпускник МАРХИ, участник и победитель многих профессиональных конкурсов. «Послужной список» Арсения очень разнообразен: от дверной фурнитуры до столов и светильников, от проектов жилых кварталов до интерьеров коттеджей и банков.

О вреде специализации. Архитектор и дизайнер — на самом деле, стороны одного и того же профессионального мастерства. Если бы спросили у Джо Понти: «Кем вы себя больше ощущаете?», он бы ответил, что с понедельника по среду — дизайнером, а к выходным думает только о чертежах. Мир начал разделять людей на специализации с 1970-х — эта пагубная тенденция пропитала все наше время. Дело в том, что при всех своих плюсах глубокая специализация имеет массу минусов. Мы получаем герметичные, не общающиеся между собой страны. Надо развивать в людях многополярность взглядов и умений, многообразие их профессиональных ответов на любые вопросы и задачи. Надо возвращаться к ренессансному пониманию профессионализма. Разве Леонардо был профессионалом в какой-то одной области?

О разрушении типологий. Я участвовал в создании нескольких мебельных коллекций, посвященных размыванию границ между работой и отдыхом. Это вызов времени. Как выглядит эта граница, где мы еще работаем и уже не работаем? Возможно, самый результативный процесс пойдет тогда, когда ты в шерстяных носках, задрав ноги, полулежа, обнимаешь свой iPad. Может, именно тут к тебе придет образ проекта, текста, сценария, делового письма? И совсем другого результата ты добьешься, сидя под лучами настольной лампы, или проглотив кол на удобном офисном стуле. Поэтому и важны исследования пограничных состояний: отдыха, расслабления, концентрации. Сделать такие состояния удобными для творчества — сверхидея для всех новых коллекций нашей мебели, светильников, и даже каких-то гибридов, как мебель-светильник.

О роли дома. Сочетания, которые когда-то казались не сочетаемыми, теперь возможны: например, куб, вырастающий из меха. Так и дом становится местом, где не только живут, но и работают. Можно давать разные этические оценки этому процессу, но он происходит. Я это чувствую как сейсмограф.

Об индивидуальности. За 15 мы делали разную архитектуру. В начале это был скованный, аккуратный стиль, с оглядкой на все то, что уже сделано до нас. Мы только немножко заигрывали с модернизмом: в одном доме могла быть структурная сетка из одного объекта, на фасаде — элемент из другого и т.д. Этого нам казалось достаточным. Но каждый новый проект добавляет раскованности, и в какой-то момент начинает проявляться индивидуальность. Притом ты миксуешь, задействуешь весь арсенал прототипов. Но получается исключительно твоя вещь, просто не на пустом месте. Никогда не поверю человеку, который будет доказывать, что какая-то находка — это исключительно его находка.

Об иронии. Ирония как архитектурный прием, который вовсю использовался лет 20-30 назад, мне не близка. Это слишком мелкий прием для архитектуры. У нас вместо иронии — свобода, яркость и платика.

Об итальянском дизайне. Это бренд и миф. Перенесемся в Данию или Швецию — там будут говорить все то же самое, но про скандинавский дизайн. Всем есть что предложить. Возможно, итальянских производителей просто много, так уж сложилось. Когда мы говорим про итальянский дизайн, мы имеем ввиду made in Italy. Но больше половины фамилий там будут еврейскими, азиатскими, арабскими… Можно говорить, что это итальянский дизайн?

О российском дизайне. Давайте себе честно скажем, что если у нас не получилось нахрапом въехать в историю дизайна, и помимо русского конструктивизма, мы не смогли создать своей мощной школы, то давайте продвигать своих мастеров. Так мы впишемся в этот постиндустриальный глобализованный процесс. И, дай Бог, найти там нам свои 3-5% рынка. Это будет лучшим подтверждением существования российского дизайна.

То, что наших дизайнеров переманивают на Запад — миф. Даже те, кто там раскрылся, а их с полдюжины, добились этого большим трудом. Огромные затраты сил и времени — только лишь для того, чтобы пробить этот барьер, ментальный и языковой. Но возможно, любому дизайнеру стоит пройти этот путь.

О новом поколении. Это те, кто уже все прочел, все посмотрел, много, где был. Мы были «детьми перестройки», а они — «дети постперестройки». Это поколение уже родилось с ощущением «открытой форточки». Они с детства мотались с родителями по миру, глядя на все вокруг, начиная с вилок в отеле и заканчивая билетиками в трамвае, соборами и музеями.

О новых технологиях. Бетон становится прозрачным, появляются дышащие волокна, растущая материя, светильники в виде летающих молекул. Современные материалы находятся все на рубеже предвосхищения неожиданного. Вот если раньше камень не мог плавать, но теперь и плавает, и летает. Если вода была водой, то теперь она превращается в пар, внутри которого возникает 3d-проекция. Инструментарий, необходимый для творчества, помещается в любом смартфоне. Пальчиком на тачскрине можно нарисовать стул или кресло, сидя в трамвае.

Пять вещей, которые я придумал и которыми я пользуюсь.

 

 

www.4living.ru

Проект интерьеров Центра радиоэлектроники. Новости Арсений Леонович

Архитектурное бюро PANACOM проектирует интерьеры для штаб-квартиры воронежского научно-производственного объединения, которое занимается производством электронных изделий специального назначения.

Воронеж — исторический центр российской радиоэлектроники, и компания-производитель радиоэлектроники является одним из лидирующих предприятий в этой области. Кроме того, она активно поддерживает научные и образовательные проекты в регионе.

Инновационный характер компании проявляется и в ее офисном строительстве. В пригородной части Воронежа, среди полей и лесов, компания готова строить свой собственный кластер, который объединил бы производственные цеха, научные лаборатории, офисы, учебные заведения, жилье и развлекательные центры.

Офисно-производственный центр компании, где под одной крышей должны объединиться команды проектировщиков, инженеров, креативщиков, экспериментаторов и производителей,  – первый этап в реализации этого масштабного проекта.

PANACOM под руководством Арсения Леоновича проектирует интерьеры уже в готовом здании. Концепция интерьера предполагает создание корпоративно-клубного пространства, где, по словам Арсения Леоновича, «с одной стороны, должно присутствовать  настроение  делового интерьера и сосредоточенной работы, а с другой – почти домашние ощущения».

Отсюда сквозное решение пространства, уютно проработанные крупные общественные и микро-пространства. «Если мы пройдем насквозь с первого на второй и на третий этаж всего этого комплекса, то складывается единое ощущение от интерьера: совершенно общественное и максимально приватное». 

Зонирование пространства берут на себя стеклянные перегородки. В них встроены  деревянные жалюзи, вертикального и горизонтального направления. Они всегда дают необходимую степень прозрачности и приватности. Кроме того, благодаря высокой степени проникновения естественного света (световые окна-фонари в крыше, сплошное остекление), люди, работая в техногенной обстановке, чувствуют постоянную связь с природой, ландшафтом, с изменением времени суток и временами года.

В интерьере прослеживаются фирменный стиль компании, ребрэндингом которого так же занималось архитектурное бюро PANACOM. Фирменный знак – геометрическая система разноформатных пикселей-квадратиков, отображающая взаимодействие микрочипов как образ взаимопроникновения интеллектуальных сред.

Этот стиль  считывается повсюду в виде орнаментов и жесткой геометрии, начиная с больших объемов переговорных комнат и заканчивая светильниками в форме тех же пикселей. 

Фирменные темно-синие и черные оттенки доминируют в интерьере, проступая через отделочные материалы, брутальные (бетон, штукатурка или цемент) и более традиционные (дерево и текстиль). Обилие черных деталей, по мнению Арсения Леоновича, руководителя архитектурного бюро PANACOM, придает интерьеру «мускульность Джеймс Бонда, строгость лофта и системность научной лаборатории».

 

www.abitant.com

Лекция архитектора Арсения Леоновича



Архитектура, интерьеры, создание предметов — все эти сферы тесно связаны и направлены на создание гармоничного пространства для работы, отдыха и творчества. Именно этой коллаборации и посвящен Всероссийский фестиваль архитектуры и дизайна BIF. О неразрывной связи городского планирования, проектирования зданий, интерьеров и промышленного дизайна расскажет в рамках фестиваля архитектор Арсений Леонович (PANACOM)




Архитектурное бюро PANACOM создано в 2000 году Никитой Токаревым и Арсением Леоновичем. Среди основных направлений работы: городское планирование, проектирование жилых и общественных зданий, загородных домов и интерьеров, выставочные проекты и промышленный дизайн. Бюро PANACOM — лауреат и победитель многих российских и международных архитектурных конкурсов, неоднократный номинант и лауреат премии «Золотое сечение», обладатель премий в области градостроительства, архитектуры, интерьерного, выставочного и предметного дизайна.



Среди проектов и построек мастерской — частные и общественные здания в Москве, Подмосковье, других регионах России, в Англии и Германии. Кроме того, в портфолио бюро нашлось место инсталляциям и арт-объектам, а также всевозможным предметам интерьера: от дверных ручек до мебели и светильников. Предметный дизайн выполнялся для компаний: Valli & Valli (Италия), Grohe (Германия), Fratelli Boffi (Италия), Kantarutti (Италия), Atelier Sedap (Франция), Nayada (Россия), Световые технологии (Россия). 



На лекции в рамках фестиваля BIF Арсений Леонович расскажет про spa-working — пространство, где не задумываешься, в офисе ты или дома, стартап ты или крупный международный холдинг, где можно занимаемся любым видом деятельности, можно отдохнуть 15 минут или час, уединиться в акустической капсуле, есть, пить, сходить на фитнес или на массаж. Бюро Panacom спроектировало 10 коворкингов для подмосковной сети «Старт», в которых было применено немало специальных решений: мини-офисы, зоны лекториев, кофе-пойнты, неформальные лаунжи, спортивные уголки — именно о них и пойдет речь.

interiorpremia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о