Архитекторы 21 века: Архитекторы XXI века: проблемы высшей школы

Содержание

Архитекторы XXI века: проблемы высшей школы

Роль архитектора в современном обществе меняется. Эта профессия в жизни нашей страны перестает быть элитной, однако востребованность ее значительно возрастает, что связано с общим улучшением экономической ситуации, ростом доходов населения, развитием негосударственных средств торговли и обслуживания. Особенно остро потребность в архитекторах ощущается в малых городах и районах Беларуси, которые перестают быть глухой провинцией: здесь создается новая архитектурная среда.

Ежегодно мы получаем до 200 дипломированных специалистов, и эта цифра имеет тенденцию к увеличению. Как же в современных условиях должна развиваться архитектурная школа?

Достоинством любой высшей школы в любой стране являются прежде всего традиции. Появление новых вузов, всплеск которых пришелся на 1990-е годы, отнюдь не дало желаемого качественного результата. Все-таки в школе помимо “новых идей” чрезвычайно важны аура, дух, преемственность, и с этой точки зрения преимущества на стороне “старых университетов”.

Это касается в значительной степени и систем образования, где наряду с новыми технологиями обязательно должны сохраняться академические предметы, без которых образование архитектора немыслимо и в ХХI веке: рисунок, живопись, скульптура. Эти дисциплины приобретают еще большее значение сейчас, когда экран компьютера заменяет кульман и чертежную доску. Постановка руки зодчего (работа “мышки” ПК также основана на этом), ощущение формы и пространства (в том числе через тактильность) невозможны без овладения традиционными дисциплинами. Компьютер, безусловно, изменил многие наши представления, облегчил “техническую” архитектурную работу (мы помним, какой огромной ценностью в наших проектных организациях еще 20 лет назад были опытные технари-архитекторы, умеющие великолепно чертить и “отмывать” фасады). В то же время мнимая легкость создания проектного листа породила (или, вернее, еще более выявила) две важнейшие проблемы в подготовке и работе архитекторов.

Первая проблема – соединение в нашей профессии художественных и технических знаний. В массовом сознании она кажется легкой и доступной. Обратите внимание, например, на большое количество различных курсов, которые приглашают к подготовке “ландшафтников”, “дизайнеров” и т.д. Превращение профессии в компьютерную игру, где из нескольких заготовок можно слепить целое, дает, увы, абсолютно негативный результат. Возникает, с одной стороны, как бы иллюзия творчества, а с другой – некачественная, “безвкусная” архитектурная среда.

Эта проблема ощущается и у молодых студентов. Недостаточное разумение того, что архитектура должна обязательно базироваться на точных знаниях, ведет к печальным, порой убогим результатам. Здесь плохо не только “троечное” овладение инженерными предметами в период учебы, а самое главное: невозможность диалога архитектора со смежными специалистами в последующий период работы. Студент, который не понимает, как делается теплотехнический расчет здания, подбор стройматериалов или расчет конструкций, практически не может работать самостоятельно, а становится только электронным чертежником.

Да, безусловно, архитектура – коллективное дело, и результаты будут тогда, когда баланс между искусством и инженерией установится и в голове молодого специалиста, и в его непосредственной работе.

Нельзя не сказать еще об одной важной тенденции. Архитектурно-строительное проектирование за последние 10–15 лет значительно усложнилось. Появление новых материалов, строительных технологий, систем эксплуатации зданий и сооружений, увеличение нормативной базы поставили перед проектировщиками абсолютно новые и сложные задачи. И заказчик, который понимает проектирование только как подготовку строительных чертежей, совершенно не соответствует духу ХХI века.

Автору этих строк посчастливилось встречаться с одним из величайших зодчих ХХ века – японцем Кензо Танге. На мой прямой вопрос, сколько стоит его проект, мэтр (слегка задумавшись, видимо, над моей бестактностью) ответил: “25% от сметной стоимости строительства”.

Цифры стоимости проектных работ сегодня очень пугают заказчика. В обществе еще не сформировалось понимание, что в строительстве выросла именно интеллектуальная составляющая. Максимально проработанный проект дает и максимально положительный результат в “площадочный период” строительства. Это, конечно, требует высокого уровня подготовки и рабочих, и прорабов, и технадзора. Фактически интеллектуальная составляющая должна доминировать на всех стадиях и у всех участников строительства: заказчик – проектировщик – подрядчик.

Однако именно в этой “технологической линии” архитектурно-строительной деятельности лежит еще одна большая проблема – проблема креативности. Именно креативность становится важнейшей задачей архитектора-проектировщика. Он должен вести постоянный диалог с обществом, заказчиком и, в конечном счете, со средой обитания. Традиционная роль зодчего в коллективе творцов усиливается в огромной степени. Отсюда чрезвычайно острая необходимость развивать навыки творца, созидателя, проектирующего отнюдь не мертвую форму, а будущую жизнь людей. В этом смысле на педагогическом, школьном уровне подготовки чрезвычайно важно, во-первых, стимулировать любые творческие склонности будущего архитектора (живопись, музыка, фотография и т.д.), во-вторых – образовывать его как гражданина общества. Именно поэтому у себя в архитектурной школе мы ставим задачу формирования в будущем специалисте культурных и моральных качеств. Белорусские ментальность, природа и история дают нам уникальные возможности. Воспитание патриота через уважение к национальной культуре (а оно пронизывает сейчас всю вузовскую жизнь – от персональных выставок творчества студентов до летней практики на памятниках архитектуры), через овладение экологическими знаниями (именно это означает любовь и уважение к природе) и, наконец, через формирование художественного вкуса.

Вот здесь, на мой взгляд, кроется еще одна болезненная проблема. Массмедиа обрушивают на молодые головы поток псевдокультуры и эрзац-ценностей, что характерно для рыночного общества. Американский и европейский капитализм образца ХХ века давно столкнулся с проблемой “общества потребления”. Тем важнее противостояние этой фальшивой и отупляющей волне, которая истинные ценности заменяет фетишами поп-культуры и китчем, активно проникающими и в нашу архитектурную среду (взгляните хотя бы на коттеджные поселки!). Креативность, помимо прочего, означает и формирование у студентов собственной личной активности. Увы, мы унаследовали от прошлой социально-экономической формации иждивенчески настроенных людей, во многом ожидающих, что им кто-то “должен дать”. Но ведь еще Платон говорил, что “знание не жидкость, которую можно перелить, как из сосуда в сосуд, в голову ученика”. Здесь огромную роль должны играть личная заинтересованность в получении знаний, овладении профессией, напряженная и активная работа.

Все проблемы, о которых мы упоминаем, решаемы. Чрезвычайно важно то, что правительство республики признало нашу специальность “наиболее сложной” (Постановление СМ РБ № 64 от 18. 01.2008). Именно благодаря этому государственному решению мы сегодня, во-первых, переходим на 6-летний срок обучения, что, безусловно, позволит усилить прежде всего профессиональные составляющие учебных планов и программ через количественное и, главное, качественное содержание архитектурного проектирования (компьютеризация, развитие креативности, увеличение инженерной части проектов).

Во-вторых, мы будем стремиться все более активно вовлекать студентов в реальные архитектурно-строительные процессы в стране. Уже сейчас значительная часть курсовых и дипломных проектов (50–60 %) разрабатывается по конкретным заявкам с регионов. На факультете открыт архитектурно-
инновационный центр, где над реальными рабочими проектами трудятся студенты и магистранты. Активный диалог с обществом продолжается и в виде встреч, консультаций, поездок, практик студентов и преподавателей.

Развитие архитектурной школы определяется и в направлении увеличения номенклатуры специальностей и специализаций.

Сегодня действует подготовка по специальности “Архитектор” и “Архитектор-дизайнер”. В этом году предполагается открытие специализации “Архитектор-реставратор”, а позже и “Ландшафтный архитектор”. Реставрационное направление мы хотели бы развивать на базе крупных объектов в Несвиже и Мире.

Архитектурная школа живет, развивается, и в ХХI веке мы ожидаем встречи с новым поколением белорусских архитекторов – профессионалов, патриотов, творцов.


Понятие «Имя» в архитектуре XXI века • Architectural Idea

Сколько бы ни прошло времени с создания действительно стоящего архитектурного объекта, его создатель останется в нашей памяти. Гауди, Микеланджело, да Винчи, Растрелли — их имя хоть раз слышал каждый. Несмотря на то, что современная архитектура не требует персонификации, понятие «имени» по-прежнему играет в ней немалую роль.



Что стало бы с миром, если не было бы архитекторов? Человечество 21-ого века ютилось бы в неприглядных и холодных пещерах.

Архитекторы не только смогли организовать жилище так, что в нем можно найти все необходимое, но и сделали его комфортным и таким, что там хочется проводить как можно больше времени. Но не только жилые помещения должны быть организованны по строгим стандартам. Офис — для работы и предполагают концентрацию, место для проведения досуга — должно расслаблять и создавать атмосферу, приятную для общения, таких примеров множество и у каждого помещения есть своя идея и концепция для реализации.

Хоть над современными проектами и работают целые компании, от 50 до 150 человек, но ответственное лицо всегда имеет место быть, в данном случае это главный архитектор проекта. Именно этот человек и несет ответственность за возможные проблемы с властями, другими структурами, государственными служащими, заказчиками.

Если вы решили связать свою жизнь с архитектурой, помните о том, что для этого нужно уметь и любить рисовать, обладать хорошим пространственным мышлением, уметь работать в команде.

Путь от самого первого эскиза до реального здания очень долог и труден, пройти его может только хороший организатор. Начинается работа с получения заказа, затем разрабатывается концепт проекта и в случае одобрения заказчиком начинается долгий процесс согласования. Только после подписания всех документов начинается непосредственное строительство.

То, как вы выполняете задания и как в целом относитесь к проекту, несомненно, влияет на вашу репутацию. Так же важная часть репутации — образование. Прежде всего, ценятся архитекторы-выпускники ведущий вузов, лично я отдаю предпочтение СпбГАСУ.

После получения образования начинается ваша карьера. Первые задания — это всегда банальные склеивания макетов, далее выполнение деталей чертежа или разработка проекта под строгим надзором более опытного старшего архитектора. Через некоторое время вы будете готовы к тому, чтобы стать старшим архитектором или даже открыть свое собственное бюро.

Другой вариант — работа в государственных органах и крупных архитектурных институтах Москвы.

Зарплата архитектора, практикующего в бюро, составляет вначале от 3 до 6 сотен долларов США. В госорганах — стабильный оклад около 500 долларов.

ТОП-20 лучших архитектурных сооружений XXI века

#1 Центральная библиотека Сиэтла, США (2004)

Это одно из самых изобретательных общественных зданий в США. Футуристическая постройка из стали и стекла архитектора Реми Колхася будто подтверждает важность книг во время, когда их будущее находится под сомнением.

 

#2 Тейт Модерн, Лондон, UK (2000)

Музей модернистского и современного искусства открыт в помещении электростанции 50-х годов Bankside Power Station. Здание выполнено в стиле лофт. Старый турбинный зал используется для демонстрации масштабных проектов современных художников. Дизайном занималось швейцарское архитектурное бюро Herzog & de Meuron Architekten, которое установило своего рода планку для повторного использования промышленной инфраструктуры.

 

#3 Гранд Парк, Бордо, Франция (2016)

 

Французские архитекторы Lacaton & Vassal вдохнули новую жизнь в послевоенный жилой комплекс 60-х годов. Квартиры расширили на 4 м, плюс добавили полноразмерные окна, и всё это без необходимости переезда жителей. Прекрасная модель того, как тысячи подобных зданий по всему миру могут быть улучшены, а не снесены.

 

#4 Новый музей, Берлин, Германия (2009)

Здание Нового музея серьёзно пострадало во время Второй мировой войны и десятилетиями оставалось в разрушенном состоянии. Его восстановили Дэвид Чипперфильд и Джулиан Харрап. В 2014 году оно было признано одним из исторических памятников инженерно-архитектурного искусства Германии.

 

#5 Парк Хай-Лайн, Нью-Йорк, США (2009-14)

 

Надземный парк, разбитый на месте заброшенной железной дороги на высоте 10 м от земли. Уютный зелёный оазис длиной 2,33 км позволяет людям «парить» над перегруженными улицами мегаполиса и предоставляет иную перспективу города. Это место быстро стало излюбленным и местными жителями, и туристами.

 

#6 Музей современного искусства XXI века, Канадзава, Япония (2004)

 

Миниатюрный город современного искусства, построенный по проекту архитекторов Кадзуё Сэдзима и Рюэ Нисидзава с необычайной деликатностью и точностью, редко встречающейся в других местах. Он воплощает стремление японской архитектуры к простоте и лёгкости. Комплекс белых кубиков с открытыми двориками, заключён в прозрачный стеклянный «пузырь», обеспечивающий постоянную связь с наружным пейзажем.

 

#7 Отель «Casa da Música», Порту, Португалия (2005)

 

Здание гостиницы похоже на гранёный бетонный метеорит, потерпевший крушение на краю кольцевой развязки в Порту. Внутри оно украшено панк-коллажами и традиционной португальской плиткой, расписанной вручную. Каскадная алюминиевая лестница строит маршрут по спирали вокруг центральной аудитории, открывая гостям вид через волнистые стеклянные стены.

 

#8 Библиотека Васконселос, Мехико, Мексика (2007)

 

Войдя в высокий зал библиотеки, получаешь огромный восторг. Это глубокий многоуровневый каньон с возвышающимися по обе стороны книжными полками, которые образуют головокружительный мегаполис в стиле «Бегущий по лезвию».

 

#9 Университетский кампус UTEC, Лима, Перу (2015)

 

Серия из 6 зданий напоминает железобетонные плавники, идущие вдоль «позвоночника». Все они соединены между собой системой мостов с зонами для отдыха. Классные комнаты, мастерские, лаборатории, культурный и административный центры функционально взаимосвязаны. А внизу, под металлическими сваями конструкции разбит парк.

 

#10 Эльбская филармония, Гамбург, Германия (2016)

Разработкой проекта занималось швейцарское архитектурное бюро Herzog & de Meuron Architekten. Здание похоже на огромный стеклянный галеон. Оно спроектировано как культурно-жилой центр. Здесь помимо большого концертного зала на 2100 мест и малого на 550, есть отель на 244 номеров, 45 квартир, магазины, рестораны, парковка и смотровая площадка.

 

#11 Quinta Monroy, Икике, Чили (2004)

 

Социальный жилой комплекс построили для 100 семей на участке, который они незаконно занимали в течение последних 30 лет. Цель проекта — поселить их в одном месте, а не перемещать на периферию. Фишка этого жилья заключалась в том, что компания Elemental сделала только половину домов, чтобы остальную их часть люди могли закончить сами, в соответствии с их потребностями и бюджетом.

 

#12 Детский сад Fuji, Токио, Япония (2007)

 

Здание имеет спиральную крышу, что создает безграничное пространство для детской площадки. Деревья растут прямо посреди комнат, стирая границу между внешним и внутренним пространством. А между классами вообще нет стен, поэтом дети могут свободно перемещаться из одного помещения в другое.

 

#13 Сала Беккет, Барселона, Испания (2014)

 

Гениальная перестройка клуба рабочих 20-х годов в новый театр, выполненная архитектурной компанией Flores & Prats. Перед началом работ провели исчерпывающий археологический осмотр здания, чтобы сохранить его историю и аутентичные элементы декора.

 

#14 Кампус Сяншань, Китайская академия искусств, Ханчжоу (2002-13)

 

Кампус расположен в живописном месте на окраине Ханчжоу. Он состоит из 20 зданий для учёбы и проживания студентов. Их дизайн объединяет древние традиции китайской архитектуры с современными тенденциями. Здесь тонко обработанные деревянные элементы гармонично сочетаются с прочным черновым бетоном, создавая текстурированный архитектурный коллаж.

 

#15 Библиотека Пекхэма, Лондон, Великобритания (2000)

 

Здание выполнено в виде ярко-зелёной перевернутой буквы L. Кроме основного книжного пространства здесь есть конференц-, читальные и информационные залы, медиа-центр и детские комнаты.

 

#16 Часовня Брудера-Клауса, Мехерних, Германия (2007)

Загадочная бетонная башня с гладким угловым фасадом стоит прямо посреди поля. Войдя в треугольное отверстие, вы попадёте в искривленную почерневшую пещеру. Её стены сходятся, открывая в потолке отверстие, куда естественным образом проникают дождь и снег. Сделанные из 112 стволов деревьев внутренности часовни вылили цементом и подожгли. Такой интерьер функционирует как уникальный портал для полного сенсорного опыта.

 
#17 Пекинский национальный стадион, Китай (2008)

Строение стадиона напоминает птичье гнездо. Тугая решётка из перекрещивающихся колонн и балок создает необычное пространство между площадкой внутри и площадью снаружи. Открытая структура здания позволяет толпам людей проникать сюда со всех сторон.

 

#18 Аэропорт Мадрид-Барахас, Испания (2005)

Разработанное Estudio Lamela здание аэропорта обладает успокаивающим качеством, которое трудно передать на фотографиях. Здесь очень мягкая акустика и отсутствует флуоресцентное освещение, вместо которого из больших круглых отверстий вовнутрь проникает дневной свет.

 

#19 Художественный музей Тешима, Япония (2010)

 

Конструктивистское бетонное здание причудливой округлой формы спроектировано архитектором Рюэ Нисидзава. Это больше художественная инсталляция, нежели музей. Здесь выставлено одно единственное произведение искусства – композиция Реи Наито «Матрица».

 

#20 Мечеть Bait Ur Rouf, Дакка, Бангладеш (2012)

 

Небольшая кирпичная мечеть, спрятанная в углу городского квартала Дакки. Это потрясающий пример того, как естественный свет может быть использован максимально эффективно. Промежутки в стенах и дыры на потолке позволяют световым лучам «омывать» центральный молитвенный зал, создавая гипнотический пятнистый рисунок на полу.

 

Список составлен издательством The Guardian

 

Самые заметные сооружения Москвы 21 века: что стоит посмотреть любителям архитектуры | Соло — путешествия

Я уже не раз писала о зданиях Москвы: самых старых, самых необычных, самых странных. Но Москва – город очень богатый на интересные сооружения и здесь всегда есть, что посмотреть. Вот, например, можно прогуляться по Москве и посмотреть постройки 21 века.

Принято считать, что после перестройки в Москве творился архитектурный беспредел. Многие говорят, что в последние 30 лет в столице не было построено ничего достойного. Но все не так уж плохо, хотя шедевров мирового уровня построено не было, но есть несколько вполне приличных зданий, которые стоит увидеть.

Dominion Tower по проекту Захи Хадид

Dominion Tower по проекту Захи Хадид

На первом месте для меня здание всемирно известного архитектора Захи Хадид. Офисный центр Dominion Tower в стиле деконструктивизма сейчас уже не воспринимается как ультраавангардная архитектура, все-таки проект был создан еще в конце 20 века, а потом долго лежал на полке, да еще во время постройки в него внесли изменения (например, сократили вылеты этажей с 20 метров до 8). Но здание все равно эффектное и достойно внимания.

Еще одно здание необычной формы – это медиацентр НТВ в Останкино. Здание напоминает некий кристалл и встраивается в ряд самых передовых зданий медиацентров в Гонконге, Рамат-Гане и Пекине. Мне нравится стекло вообще и в архитектуре в частности. И здесь архитектор удачно пользуется возможностями данного материала.

Образцом отечественной авангардной архитектуры считается здание арбитражного суда архитектора В. Плоткина на Селезневской улице. Мне лично здание вообще не нравится, не чувствую в нем живой души. Но специалисты говорят, что здание – хороший пример современных тенденций в архитектуре.

Но не только постройками в авангардном стиле интересна Москва 21 века. Наша столица всегда строилась по любимому русскому принципу «все лучшее сразу». Поэтому в Москве царит такое стилевое разнообразие. Современные архитекторы создают здания в разных исторических стилях, обыгрывая их в духе сегодняшнего времени.

Manhattan House

Manhattan House

Образцом того, как современный архитектор видит классику можно назвать Manhattan House на Почтовой улице, построенный потомственными архитекторами Бархиными. Чего тут только нет! Фасад – это пособие к экзамену по архитектурным элементам. Выглядит, конечно, очень избыточно, но это стоит увидеть, чтобы понять, что классицизм все еще жив. В современной Москве строят и дома в стилях ар-деко, модерн, ампир, но об этом напишу как-нибудь в другой раз.

Есть также и интересные случаи сочетания реально старого и нового. Мне кажется, что в таком аспекте особенно интересен комплекс «Большевик. В нем старые, великолепные здания кондитерской фабрики Сиу 19 века сочетаются с хайтечными переходами и атриумом. Стоит приехать сюда и посмотреть и комплекс, а заодно и сходить в отличный музей русского импрессионизма.

А вы бы какие здания 21 века посоветовали посмотреть в Москве? Что привлекает вас?

Интересуетесь путешествиями? Тогда подписывайтесь на мой канал, чтобы не пропустить новые статьи о моих впечатлениях и поездках.

Читайте и другие мои рассказы:

6 интересных и необычных храмов Подмосковья
Подземные дворцы Москвы
8 красивых и необычных храмов Москвы, о которых не знают многие туристы

Желаю всем удачных путешествий! Спасибо за внимание!

19 Женщин-архитекторов, которых вы должны знать

Джулия Гамолина — основательница и редактор журнала «Madame Architect». Джулия желает улучшить представление о женщинах в архитектуре и уже устала, что крупные СМИ упускают их из виду. Как верно отметила Гамолина в одной из последних статей, в СМИ наблюдается тенденция говорить об отсутствии женщин в архитектурном пространстве, и не замечать тех, кто уже там присутствует, сообщает Architizer.


 

Гамолина выразила разочарование о недавней статье New York Times «Где все архитекторы-женщины?». Такие архитекторы, как Амаль Андраос и Жанна Ганг получают краткие упоминания, но этого для нее недостаточно. «Я больше не хочу слышать вопрос: Где все женщины-архитекторы?. Вместо того чтобы спрашивать «Где эти женщины?», начните писать о них и рассказывать их уникальные истории».

Гамолина ищет реальную поддержку для женщин в этой профессии. Хорошо известно, что дискриминация существует в архитектуре и строительной отрасли в целом — это давняя проблема, требующая решения. Но СМИ должны прекратить относиться к неравенству на рабочем месте, как к некой бесконечной тайне, и начать привлекать внимание к успешным женщинам. Это позволит отстаивать интересы женщин в архитектуре гораздо больше, чем спекулятивная статья.

Именно поэтому Architizer’s A+Awards — крупнейшая в мире премия в области архитектуры и строительных материалов — призвана отметить достижения талантливых архитекторов, независимо от возраста, пола и расы.

Среди архитекторов, получивших награду A+Awards за последние 5 лет, десятки женщин. Эти женщины доказали, что несмотря на социальную изоляцию, можно подняться на вершину.
 

Габриэла Карилло

Габриэла Карилло является соруководителем компании «TALLER Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo», которая нацелена на использование простых материалов в экспрессивных целях. В 2017 году она была названа лучшим архитектором года в конкурсе «Женщины в архитектуре» — совместном проекте The Architectural Review и The Architectects’ Journal. Недавно читатели журнала Architizer также отметили работу Карилло, выбрав ее проект Iturbide Studio в качестве победителя конкурса «A+Awards 2018».

Iturbide Studio — это проект, о котором мечтают все архитекторы. Глиняная башня демонстрирует динамичное обращение Карилло с тенями, которое жюри премии «Женщины в архитектуре» назвало ключевой причиной присуждения ей премии. Лучшей частью проекта стал небольшой задний сад, огороженный стеной из решетчатого кирпича, который не только сохраняет приватность, но и пропускает мексиканский солнечный свет. Здание используется в качестве рабочего места известным фотографом.
 

Ингрид ван дер Хейден

В 2018 году фирма Ингрид «CIVIC Architects» была номинирована на премию «A+Awards» в категории «Транспорт и инфраструктура». Проект «Willem II Passage» является прекрасным примером того, как архитекторы могут использовать изобретательность для возрождения городской среды, которая часто кажется скучной и нетронутой. Последовательность пространств соединяет старые и новые участки Тилбурга (Нидерланды) для пешеходов и велосипедистов. Цветной глазурованный кирпич вписывается в окружающую архитектуру, оставаясь современным.

Ана Гатоо

Ана Гатоо является партнером британской компании «Light Earth Designs», которая в прошлом году привлекла международное внимание благодаря строительству Руандийского стадиона крикета в Кигали. В 2018 году строение стало победителем конкурса «A+Awards» в категории «Стадион». Восхитительный, минималистичный стадион был построен местными строителями из местных материалов. Ядро проекта составляют три простых параболических свода, которые защищают зрителей от солнечного света. Скульптурная форма сводов отражает траекторию прыгающего шара. Цементная плитка была изготовлена из местного грунта, возможно, самого экологически чистого материала, который можно себе представить.


Стелла Бетс

Дэвид Левен и Стелла Беттс — партнеры манхэттенской фирмы «LEVENBETTS». Готовность к нестандартному подходу отражена в проекте фирмы «Square House» 2017 года, который был признан победителем жюри 2018 года в номинации «Частный дом» в конкурсе «A+Awards».

Квадратный дом слегка деконструктивный. Снаружи элегантный нью-йоркский, кажется чистым и модернистским, со стеклянными стенами, которые напоминают культовые здания XX века (Фарнсворт Хаус). Но планировка «Square House» без парадной двери — это деталь, перестраивающая иерархию пространства. «Дом задуман как серия комнат, доступ в которые можно получить снаружи, создавая плавное соотношение между интерьером и экстерьером», — поясняет фирма.

Джен Ганг

Фирма «Studio Gang» создала одну из самых ярких архитектурных работ в Америке за последнее десятилетие, включая чикагскую «Aqua Tower». Ганг является лидером в области инновационных текстурных фасадах, которые добавляют движение и ритм городской среде, 

В 2017 году Ганг получила награду «Популярность» и «Выбор жюри» за свой театр сценаристов в Гленко. Элегантный комплекс включает в себя репетиционные залы и общественные зоны, а также центральную сценическую площадку, подчеркивающую, что театр — это общество.


Кейт Стикли и Гретхен Уиттер

Кейт Стикли является основательницей компании «Arterra Landscape Architects», занимающейся ландшафтной архитектурой, которая ставит экологичность во главу угла своей деятельности. Компания «Stickley» и ее партнер Гретхен Уиттер стремятся к созданию ландшафтов, которые работают в гармонии с пространством вокруг. Компания получила премию «A+Awards» в области ландшафтного дизайна, объединяющие жилые и гостиные зоны с сельским хозяйством.


Казуйо Сейдзима

Лауреат Притцкеровской премии Казуйо Сейдзима является партнер-основателем токийской фирмы «SANAA». Самым крупным проектом SANAA за последние годы является «Grace Farms» — это лауреат премии «A+Awards» 2015 года в номинации «Архитектура + Инженерия». Потрясающий культурный комплекс следует по змеиной тропе, соответствующей холмам на территории, которая ранее использовалась в качестве сельскохозяйственных угодий.


Элизабет Диллер

Лишь немногие из ныне живущих архитекторов оказали такое большое влияние на отрасль, как Лиз Диллер, партнер-основатель фирмы «Diller Scofidio + Renfro», которая в сотрудничестве с другими создала «High Line» в Нью-Йорке. В 2018 году Диллер была единственным архитектором, вошедшим в список самых влиятельных архитекторов по версии журнала Time.

Награда «A+Awards» также отметила достижения «DS+R», присудив приз жюри «High Line» в 2014 году и определив в 2018 году Зарядский парк в Москве. Последний проект — не менее важное дополнение к Москве, чем «High Line» в Нью-Йорке. Это первый крупный парк площадью 35 акров, построенный в российской столице за 50 лет. Как и «High Line», парк включает в себя надземную пешеходную дорожку, которая помогает жителям города отдохнуть от переполненных улиц.


Элизабет Ли

«Начальная школа и общинный центр Дабао» — это проект архитектора Элизабет Ли в сотрудничестве с «Project Minde». Она внесла огромный вклад в премию «А+В 2018», став победительницей в конкурсе «Архитектура + Гуманитаризм». Школа была построена в отдаленном и бедном горном районе провинции Гуанси в Китае и была создана в результате активного диалога с жителями деревни Дабао. Проект иллюстрирует универсальность бамбуковых трубок, которые были использованы для создания внешней стены, защищающей школу и обеспечивающей циркуляцию света и воздуха.

Элисон Брукс

«The Smile» Элисон Брукс — лауреат премии «A+Awards» 2017 года в категории «Павильоны». Спроектированная деревянная конструкция была создана как павильон для лондонского фестиваля дизайна 2016 года. Здание быстро привлекло международное внимание и было просмотрено в интернете более 290 млн раз.


Татьяна Бильбао


Мексиканский архитектор Татьяна Бильбао была удостоена специальной награды на церемонии вручения премии «A+Awards» в 2017 году, получив награду «Влияние» за разработку доступного и устойчивого жилья. В области социального жилья Бильбао создает новые концепции. Ее модель устойчивого жилищного строительства позволит людям построить дом с высокой степенью переоборудования за $ 8000. И эти здания не только эффективные и доступные по цене, но довольно красивые.
 

Кристин Лам

Кристина Лам — руководитель отдела глобального дизайна компании «Aedas», известной своим мировым масштабом. Кристина была ведущим дизайнером «Center 66» в Китае. Это многофункциональный комплекс, который соединяет современную торговую площадь с историческим зданием эпохи династии Мин. Она является одним из директоров проекта «Heartland 66», вдохновленного китайскими узлами.

Хотя Лам не была в команде дизайнеров отмеченного наградами «Aedas» здания Lè Architecture, проект заслуживает внимания за уникальную форму, что свидетельствует о готовности «Aedas» отказаться от традиций. Новое офисное здание в Тайбэе полностью восходит к прямоугольной направленности. Архитекторы отмечают, что здание было вдохновлено «формой речной гальки».


Кори Шарплс

На протяжении многих лет «SHoP Architects» была основной фигурой в мире архитектуры. Достаточно взглянуть на 325 Kent, квадратную многоквартирную башню Вильямсбурга, или незастроенную штаб-квартиру Uber, чтобы увидеть, насколько «SHoP» желает превзойти ожидания. Этот последний проект стал победителем жюри премии «A+Awards» 2016 года за незастроенное коммерческое помещение. Кори Шарплс вместе со своим мужем Биллом и другими основала фирму в 1996 году.


Раха Ашрафи

Можно потратить несколько часов, просматривая изображения «United Design Architects или UDA», соучредителем которой является иранский архитектор Раха Ашрафи. За проект торговой палаты Хамедана, строительство которой намечено на 2027 год, компания получила награду «Популярность» и «Выбор жюри» в категории «Непостроенные сооружения». Конструкция вдохновлена наследием персидской геометрической теории.

Розана Ху

Розана Ху — часть фирмы «Neri & Hu». Флагманский магазин Sulwhasoo стал лауреатом премии «Выбор жюри» 2017 года «A+Awards» для выставочных залов. Это по-настоящему вдохновляющий дизайн, отличающийся латунной трехмерной сеткой, которая охватывает интерьер и входную часть. Несмотря на современность, скульптурная особенность связана с историей Азии.

Франсин Хубен

Франсин Хубен является креативным директором и со-основателем голландской фирмы «Mecanoo», основанной в 1984 году. Необычное название фирмы на самом деле представляет собой комбинацию трех разных слов: британский набор для моделирования «Mecanoo», бывший журнал «Mécano» модернистского теоретика Тео ван Дозбурга и девиз «Ozoo», который Хубен и некоторые ее сотрудники приняли до участия в конкурсе дизайна в начале 80-х годов.

Внутренний облик компании достаточно велик, а ее здания оказали преобразующее воздействие на ряд городов. В 2018 году фирма получила награду «A+Awards» за свой Дворец правосудия в Кордове, который содержит великолепные узоры на фасаде и указывает на богатую средневековую архитектуру города.


Бинке Ленхардт

Бинке Ленхардт является партнером компании «Crossboundaries», инновационной фирмы, базирующейся во Франкфурте и Пекине, которая верит в процессно-ориентированное проектирование. Однако это не означает, что их здания не являются забавными.

Футуристическая школа Chaoyang Future School получила награду «A+Awards» в 2018 году в категории «Архитектура + Цвет» — смелое сочетание красного, желтого и белого цвета в здании стимулирует взгляд. Внутри помещения размещена инновационная планировка, отражающая либеральную педагогику школы, которая избегает таких элементов, как диваны и классные доски.

Шэрон Дэвис


«Центр возможностей для женщин» Шэрон Дэвис в Руанде в 2015 году получил звания «Популярность» и «Выбор жюри» за «Архитектура + Общество». Комплекс является одним из самых вдохновляющих общинных проектов за всю историю человечества. Это был первый крупный проект Дэвис.

Как пояснил журнал «Архитектор», этот женский центр «должен был не только решить проблему отсутствия безопасного места для сбора руандийских женщин, но и создать экономические возможности и прочную социальную инфраструктуру». Чтобы здание отвечало потребностям сообщества, Дэвид тесно сотрудничала с местными женщинами.
 

Зодчество: 16 истин

0
Фестиваль «Зодчество», куратором которого в этом году стал главный архитектор Калуги Алексей Комов, пройдет под темой «Истина». Искать эту самую истину архитекторы-участники будут в городе, космосе, Арктике, науке, памяти, свободе, любви, равновесии, слове, форме, а также во всем живом и в самих себе.

Всего в рамках фестиваля запланировано 16 спецпроектов. Расскажем немного о каждом из них.

Истина в Памяти

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Экспозиция «Южный берег Крыма: вспомнить будущее»  предлагает к рассмотрению нереализованные, оставшиеся в чертежах проекты, в которых сохраняется память о прозрениях, оказавшихся чересчур дерзкими для воплощения в конкретный исторический период. Здесь будут представлены три проекта, сотворенные великими зодчими для ЮБК: комплекс императорского дворца в Ореанде работы Карла-Фридриха Шинкеля (1839 г.), план послевоенного восстановления Ялты, созданный в 1945 году Андреем Буровым, и эскиз города-сада Голубой залив, подготовленный в 1974 году Анатолием Полянским.

Куратор: искусствовед Андрей Карагодин
Концепция: художник Алексей Беляев-Гинтовт

Истина в Свободе

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Благодаря экспозиции «Русская дача: место силы и свободы» посетители смогут погрузиться в атмосферу свободы и уединения. Созданная из состаренного дерева и фрагментов загородных домов застройка стенда имитирует дачную архитектуру: дощатый пол, стена из «вагонки», окно веранды. На закрытом клеенкой столе – ароматные яблоки, а на стенах – ностальгические фотографии старых подмосковных дач, выполненные фотографом Федором Савинцевым.

Куратор: искусствовед Евгения Микулина
Дизайн: архитектор Николай Лызлов

Истина в Равновесии

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


В прошлом учебном году студенты Института бизнеса и дизайна разработали несколько разномасштабных концепций по благоустройству Ржева, реконструкции значимых объектов и созданию новых. Обобщает все эти точечные вмешательства научно-исследовательская работа по комплексному формированию городской среды Ржева на основе закономерностей развития динамического моделирования. Этот суммирующий проект даёт ощущение будущего, пока еще зыбкого, как равновесие весов, на чашу которых поставлены проект и реализация, архитектор и заказчик, педагог и студент, администрация города и его население.

Экспозиция представляет собой полупрозрачную скульптуру – мобиль, балансирующий в среде перспективного генплана города, который графически решен как космическое пространство созвездия Весов.

Куратор: архитектор Влад Савинкин
Экспозиция: Институт бизнеса и дизайна

Истина в Науке

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Экспозиция посвящена исследованию терапевтических свойств архитектуры и дизайна. Здесь можно будет увидеть реализованные проекты, которые уместно рассматривать в контексте арт-терапии, и пообщаться на стыке разных наук и сфер деятельности профессиональным архитекторам, психологам, ландшафтным дизайнерам, арт-терапевтам, педагогам и другим специалистам.

Кураторы: художник Игорь Бурганов, руководитель архитектурно-проектного бюро «ЭЛИС» Николай Лютомский

Истина в Севере

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Проектно-исследовательская команда «Арктикаметрия» будет искать на «Зодчестве» истину в Арктике. Цель – продемонстрировать неразрывную связь между развитием Арктики и судьбами людей, которые ее открывали. Здесь расскажут о ключевых событиях развития севера, а также покажут реальную жизнь северян сегодня – какие «народные» приспособления используются для проживания в суровых условиях, какие подходы к проектированию применяются для создания комфортной городской среды в северных городах.

Кураторы: архитекторы Елизавета Сорокина, Елена Хмара, Виктория Богинская
Дизайн: Елизавета Сорокина

Истина в Форме

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Проект «Ленинградский модернизм (и постмодернизм). Взгляд из XXI века» представит фотографии знаковых объектов советской архитектуры, в число которых входят СКК «Петербургский», Морской вокзал, Российская национальная библиотека и др. Участниками станут 20 российских архитектурных фотографов: Юрий Пальмин, Владимир Антощенков, Александр Антипин, Алексей Боголепов, Алиса Гиль, Григорий Соколинский, Родион Атаулин, Дмитрий Цыренщиков, Алексей Коженков, Илья Смагин, Иван Черных, Егор Рогалёв, Дмитрий Яговкин, Камилла Ханапова, Александр Дымников, Александр Лаврентьев, Андрей Стрельников, Александр Теребенин, Арсений Котов и Дмитрий Чебаненко.

Куратор: искусствовед Владимир Фролов
Графический дизайн выставки: Лена Бовичева

Истина в Живом

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


В центре проекта – взаимоотношения и совместное существование человека и лошади раньше (когда лошадь использовалась в качестве основного средства передвижения и тягловой силы) и сейчас (когда лошади нашлось место и в городе, но теперь уже в качестве равноправного партнера в досуге, спорте, тактильной коммуникации). Экспозиция будет представлена плоскостными инсталляциями, послойно раскрывающими тему.

Кураторы: архитекторы Андрей Савин и Марьяна Давыдова

Истина в Машине

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Идеалы индустриальной цивилизации – стандартизация и управляемость.
Если мы нажимаем кнопку, получаем предсказуемый результат. Иррационализму здесь места нет.  Возможно ли избавиться от этого? Будут ли города будущего типовыми, рациональными и сверхэкономичными? Некоторые элементы такого подхода в градостроительстве человечество уже реализует. Как далеко мы в этом направлении уйдем?

Куратор: архитектор Андрей Савин

Истина в Космосе

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Этот спецпроект представит концепции внеземных поселений с возможностью автономного существования человека – на Луне и Марсе. Создание и обустройство космических жилых пространств – популярная и, можно сказать, уже актуальная тема. Посетители экспозиции познакомятся с решениями, которые предлагают российские и американские архитекторы.

Кураторы: Наталья Абакумова, директор Государственного музея истории космонавтики им. К.Э.Циолковского, Ольга Баннова, профессор Международного центра космической архитектуры Сасакава (SICSA), Университет Хьюстон, США

Истина в Городе

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Архитекторам предложено создать графический образ идеального города, в котором они хотели бы жить сами. Техногенная цивилизация, отрицающая символическую память, приводит к разрушению города как исторического организма. Но центры великих исторических городов – Санкт-Петербурга и Москвы, Рима и Венеции и многих других желанных мест обитания и паломничества туристов – по-прежнему несут в себе образ идеального города.Что же это за образ? В истории культуры есть два символических города – Небесный Иерусалим и Вавилон. Первый ассоциируется с традиционными историческими городами, второй – с техногенным сверхвысотным строительством. Первый – прекрасен, идеален и веками вдохновлял архитекторов на создание великих произведений. Поэтому расширенное задание проекта состоит в том, чтобы воплотить архитектуру Небесного града. Небесный град понимается не только как Небесный Иерусалим, но и в контексте 60-летия полета Гагарина в космос и в перспективе освоения космического пространства, которое нас точно ждет в ближайшие десятилетия.

Участники: архитекторы Михаил Филиппов, Максим Атаянц, Степан Липгарт, Артем Никифоров

Куратор: Лариса Копылова, архитектурный критик

Истина в Любви

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Выставка-размышление носит название «Вселенная Кузьмин» и приурочена к 70-летнему юбилею Александра Викторовича Кузьмина, главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 годы. Архитектор ушел из жизни в 68 лет, однако сумел достичь реального долголетия благодаря своим проектам, книгам, рисункам, многочисленным интервью, памяти людей, знавших и любивших его. Есть надежда, что эта любовь способна преодолеть время, а значит продолжить жизнь. И в этом истина.

Участники: Михаил Петров, Анна Акимова, Алексей Воронцов, Светлана Лоханина, Валентина Землянская, Елена Семина, Татьяна Жукова, Ирина Некрасова, Ольга Полонская

Кураторы: декоратор Мария Нарышкина, советник президента РААСН Наталия Климова

Истина в Себе

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


По мере погружения в бездну Метавселенной, создаваемой и изменяемой по воле человека ежесекундно в бесконечном движении к ее познанию, все сложнее становится отделить физический мир от нематериального, а значит осознание Истины переходит от постулата «Истина вовне» к признанию человека центром мироздания, главным смыслом существования которого является коллективное создание среды обитания на сверх уровне сознания, то есть к установлению постулата ответственности каждого жителя Метавселенной, как Архитектора Нового мира.

Куратор: архитектор Станислав Кулиш

Истина в Слове

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Экспозиция посвящена Тарусе – городу, вдохновившему на создание произведений многих писателей и поэтов. У архитектора, академика Ивана Жолтовского высшей оценкой архитектурному пространству была фраза: «Поэтично!». Поэтика этого города – лейтмотив спецпроекта «Истина в слове». Внутри спецпроекта будет выстроена башня, посвященная поэту Николаю Заболоцкому, чья творческая жизнь неразрывно связана с Тарусой.

Куратор:  архитектор Петр Попов

Истина в Обитании

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»

 
Группа учёных на протяжении короткометражного фильма, снятого в жанре мокьюментари, ищет причину всеобщей урбанистической ипохондрии. В шутливо-трагичной манере показан процесс возвращения утраченной истины жизни в городе. На основе предшествующей серии исследований составляется анамнез пространства, жителей, архитектора. Научные выводы подкрепляют интервью горожан (пациентов), потерявших Дом. Выжившие делятся опытом взаимодействия с пространством. Какой диагноз в итоге получит город?

Участники: Анна Базина, Марина Курсова, Елена Малахова, Алсу Махмудова, Дарья Пожидаева, Екатерина Сапунова, Ярослав Таразанов, Данил Титов, Анастасия Яшкина.

Кураторы: Сергей Малахов, архитектор, зав. кафедрой инновационного проектирования СамГТУ, доктор архитектуры, профессор; Евгения Репина, архитектор, профессор кафедры инновационного проектирования СамГТУ

Истина в Призвании

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Призвание архитектора – в готовности приносить пользу другим, чувствуя себя реализованным. Это личный персональный смысл жизни зодчего, преобразованный в практическую цель, как предназначение. В спецпроекте «Истина в Призвании» представлен арт-объект «Алтарь архитектурной правды» в виде увеличенной в 10 раз контурной модели премии фестиваля «Зодчество» Дедал, символа архитектурного признания.

Куратор: архитектор Алексей Комов

Истина в Юности

Предоставлено пресс-службой фестиваля «Зодчество»


Экспозиция представит современную архитектуру России и ее перспективы глазами молодых архитекторов из разных уголков нашей страны. Участники проекта – молодежные секции САР, студенческие объединения, инициативные команды и даже школьники.

Куратор: Анастасия Успенская, член президиума САР,  куратор молодежной секции Союза архитекторов России

***
Помимо перечисленного, посетителей ждет насыщенная деловая программа. Ознакомиться с расписанием мероприятий можно здесь. И не забудьте заранее зарегистрироваться на сайте и ознакомиться с правилами посещения.

ТОП-10 библиотек XXI века, из которых не захочется уходить • ARTANDHOUSES

Несмотря на всё более активное внедрение электронных форматов, библиотеки не потеряли своей актуальности. Наоборот, они стали удобным полем для смелых творческих исканий архитекторов и важнейшей частью городской инфраструктуры. Типология активно развивается: в наше время книжные хранилища, как правило, объединяют несколько функций и становятся общественным центром района или даже всего города. Здесь можно не только и не столько почитать или взять книгу, но и пообщаться, посмотреть фильм, посетить выставку, послушать лекцию и даже выпить чашку кофе с друзьями. Из огромного количества достойных объектов последних лет ARTANDHOUSES выбрал десять самых впечатляющих.

Центральная библиотека Калгари

Snøhetta и DIALOG

Значимость сети общественных библиотек для канадского города переоценить трудно, так как по данным муниципалитета ими активно пользуются около 670 000 человек, то есть более половины всего населения. Расположенное прямо над линией легкого метро здание-мост связало два соседних района и стало частью активно развивающегося культурного кластера. Более «развлекательные» общественные зоны в нижней его части сменяют многофункциональные аудитории для сосредоточенной серьезной работы выше, внушительный читальный зал на последнем этаже и городская гостиная в северном «носу» здания.


Общественная библиотека Юсухары

Kengo Kuma and Associates

Для небольшого и малонаселенного поселка на границе префектур Коти и Эхиме звездный японец спроектировал сразу несколько зданий, включая муниципалитет, рынок с гостиничными номерами, отель, арт-галерею и теперь библиотеку, — всё объединяет активное использование местного кедра при строительстве. Внутри библиотеки посетители снимают обувь, чтобы прочувствовать теплоту деревянного пола, а книги расставлены буквально повсюду.


Библиотека района Биньхай в Тяньцзине

MVRDV

Футуристическая библиотека была создана всего за три года. Она стала частью культурного кластера из пяти зданий в недавно образованном районе третьего по величине китайского мегаполиса. Простая прямоугольная форма постройки изнутри взрывается расходящимися рядами криволинейных полок. Из-за спешки при реализации проекта до некоторых из них доступ так и не удалось организовать, и они заняты алюминиевыми пластинами, имитирующими корешки книг, но архитекторы надеются со временем вернуть первоначальный замысел. В центральной подсвеченной сфере расположена большая аудитория, а основное хранилище и архив скрыты в подземной части.


Национальная библиотека Катара

OMA

Здание, объединившее Национальную библиотеку Дохи, публичную и университетскую библиотеки, а также уникальное собрание ценных для арабо-исламской культуры рукописей, является частью так называемого Города образования — кампуса, в котором располагаются представительства ведущих мировых университетов. Благодаря приподнятым углам вход в него расположен практически в центре, что облегчает ориентацию. Единое внутреннее пространство вмещает расположенные амфитеатром книжные стеллажи, выполненные, как и пол, из белого мрамора, и соединяющий все зоны мост с мультимедийной зоной и аудиториями. А экспозиция манускриптов оказалась утоплена на глубину 6 м и помещена в своеобразный археологический раскоп, стены которого выложены бежевым травертином.


Библиотека Бирмингема

Mecanoo

Голландское бюро под управлением Франсины Хубен постаралось создать как можно более гибкое по своей организации, не теряющее актуальности здание. Многослойный, почти полностью стеклянный объем с эксплуатируемыми уступами кровли расположен на центральной площади города и весь покрыт алюминиевыми кольцами, плетущими по фасаду причудливое кружево. Золотой и серебристый цвет отделки, по замыслу архитекторов, ведет диалог с соседним кварталом, в котором сосредоточены ювелирные компании. А в верхней золотой ротонде скрыта мемориальная Шекспировская комната — сохранившийся интерьер читального зала первой публичной библиотеки Бирмингема 1882 года.


Библиотека Венского университета экономики и бизнеса

Zaha Hadid Architects

Придуманная Захой Хадид сложнейшая постройка заняла место в центре университетского кампуса. Верхняя часть здания, выходящая на площадь эффектной консолью, отделана панелями фибробетона почти черного цвета. В ней и расположена собственно библиотека, а читальный зал выходит на город гигантским наклонным окном с видом на парк Пратер. Для отделки нижней части выбрали белые бетонные панели, и за ними скрывается так называемый Центр знаний, в котором размещены просторная аудитория, классы для самостоятельной работы и административная зона. Оба объема соединены лентой остекления.


Библиотека университета Абердина

Schmidt Hammer Lassen Architects

Датское бюро — один из явных лидеров современного библиотекостроения. Для одного из старейших университетов мира архитекторы предложили 10-этажную кубическую постройку. Здание полностью остеклено, но имеет на фасадах зеброобразный рисунок из матовых панелей, добавляющий внушительному объему ощущение зыбкости и эфемерности, а также защищающий от солнечных лучей. Связующей частью для внутренних зон стал динамичный спиралевидный атриум, прорезающий все этажи под наклоном.


Библиотека города Сейняйоки

JKMM

Небольшой город в провинции Южная Остроботния в Финляндии знаменит своим ансамблем сразу из трех зданий Алвара Аалто. Созданная легендарным финном в 1965 году старая библиотека в наши дни стала мала для разросшегося города. Новое задание, соединенное со старым подземным переходом, архитекторы разделили на три угловатых, ориентированных в разные стороны скульптурных объема. Решение позволило визуально уменьшить довольно внушительную массу и сделать ее сомасштабной работам Аалто и окружающей застройке. Для внешней отделки фасадов архитекторы использовали пластины меди, и, конечно, не обошлось без витринного остекления.


Библиотека коммуны Веннесла

Helen&Hard

Здание в небольшой коммуне на самой южной оконечности Норвегии вмещает не только библиотеку, но и общественный центр с кафе, административные помещения и зоны для встреч. Его единое внутреннее пространство формируют 27 конструктивных ребер из клееной древесины, которые спускаются вниз полками для книг или предметами мебели. Свет также интегрирован в эти балки. Остекленный городской фасад отвечает за связь с окружением, он делает здание проницаемым и организует защищенную от непогоды городскую лоджию.


Библиотека Свободного университета в Берлине

Foster + Partners

Свободный университет был основан сразу после Второй мировой войны, а его нынешний кампус строился в начале 1970-х. Бюро Нормана Фостера реконструировало имеющиеся модернистские здания и возвело новую библиотеку для филологического факультета. За характерную форму, напоминающую верхнюю часть черепной коробки, она получила прозвище «берлинские мозги». Полусфера библиотеки буквально втиснута в пространство шести объединенных внутренних дворов кампуса. Книжные хранилища архитекторы разместили на четырех уровнях в центре объема, а читательные зоны устроили по периметру.

17 самых изобретательных архитекторов 21 века

1. Заха Хадид: Дизайнер эпохи Источник: Дмитрий Терновой / Wikimedia Commons

Дама Заха Мохаммад Хадид (31.10.1950 — 31.03.2016) был иракско-британским архитектором, родившимся в Багдаде, Ирак. Она закрыла глаза в 2016 году в Майами в возрасте 65 лет, открывая нам глаза на новый мир архитектуры с ее потрясающими дизайнами.

Она была первой женщиной, получившей Притцкеровскую премию или Нобелевскую премию по архитектуре в 2004 году.Королева Англии Елизавета II сделала ее дамой в 2012 году за ее вклад в архитектуру.

The Guardian описал ее как «королеву кривой», которая «освободила архитектурную геометрию» и дала архитектуре новую жизнь и самобытность.

Награждена Орденом Британской Империи (2002) и членом Американского института архитекторов. Она также получила премию Стирлинга за свою академию Эвелин Грейс в Лондоне в 2011 году.

Некоторые из лучших архитектур Хадид включают:

Vitra Fire Station

Источник: TheBernFiles / Wikimedia Commons

Строительство началось в 1991 году и был завершен к 1993 году.Это здание было ее пропуском в ее карьеру рок-звезды. Первоначально он был предназначен для использования в качестве пожарного депо, но вместо этого превратился в выставочную площадку.

Научный центр Phaeno, Вольфсбург, Германия

Источник: Spyrosdrakopoulos / Wikimedia Commons Источник: DooMMeeR / Wikimedia Commons

Здание, за которое она выиграла международный конкурс в 2000 году, инженерный научный центр Phaeno чудо, созданное Хадид. Он расположен в Вольфсбурге, Германия, его строительство началось в 2002 году и было завершено к 2005 году.

Площадь более 9000 кв. площади, это одна из значительных достопримечательностей Вольфсбурга.

Административное здание BMW

Источник: BMW Werk Leipzig / Wikimedia Commons

Выигранное в 2002 году Хадидом предложение построить новое административное здание для автогиганта BMW мгновенно стало любимым зданием сотрудников BMW. Однажды она даже написала, что спроектировала здание таким образом, чтобы избежать «традиционного разделения рабочих групп».

2.Балкришна Доши: Экологичный архитектор тысячелетия Источник: Саньям Бахга / Wikimedia Commons

Балкришна Витальдас Доши — индийский архитектор из Пуны, важная фигура в архитектуре Южной Азии. Он родился 26 августа 1927 года. Сейчас ему 90 лет, и его взгляды на архитектуру являются воплощением рентабельности и стиля.

Он — выпускник школы архитектуры Дж. Дж., Мумбаи. В 2018 году он стал первым индийцем, получившим Притцкеровскую премию.С самого начала известно, что Доши всегда создает серьезную и простую архитектуру.

Обладая глубоким чувством ответственности и страстным желанием внести свой вклад в свою страну и ее народ посредством высококачественной аутентичной архитектуры, он создал множество проектов для государственных административных и коммунальных предприятий, образовательных и культурных учреждений, а также жилых домов для частных клиентов, в том числе другие.

BV Doshi архитектурные проекты, отмеченные наградами, включают:

IIM, Bangalore

Источник: Sanyam Bahga / Wikimedia Commons

Библиотека

Источник: Sanyam Bahga 000 Block, IIMB

Одна из лучших бизнес-школ в мире, отчасти благодаря своей архитектуре, а во многом — благодаря преподавательскому составу.IIM, Бангалор был полностью разработан Доши. Институт, раскинувшийся на площади более 100 акров в самом сердце Кремниевой долины Индии, с библиотекой, главным учебным корпусом и многими другими зданиями, включая отели, SAC, Auditorium, представляет собой особый мир.

Строительство было завершено в 1983 году.

Жилищный комплекс Aranya Low Cost Housing, Индор

Источник: AKDN
«Недорогое жилье требует достоинства» — BV Doshi

Инновационное решение по искоренению трущоб в Индия, генеральный план Доши «Строительство недорогого жилья в Аранье» — пилотный проект правительства Индии.Можно увидеть видение Доши о расширении социальных возможностей и сохранении культурного наследия.

Он включил в себя множество традиционных стилей строительства, которые перекликаются с современной эстетикой.

Университет CEPT, Ахмедабад

Источник: Arjuncm3 / Wikimedia Commons Источник: Палаш Дугар / Wikimedia Commons

Государственная школа, спроектированная Доши, — одна из его лучших работ. Учебное заведение с хорошей архитектурой отражает его основные ценности и готовность к изменениям.

3. Оле Шерен: человек, рассказывающий истории своими рисунками Источник: Дон Пимпон / Wikimedia Commons
«Хорошая архитектура должна уметь рассказывать истории». — Оле Шерен

Оле Шерен, родился 6 января 1971 года, немецкий архитектор, урбанист и руководитель Buro Ole Scheeren Group. Вы можете увидеть его современный архитектурный стиль в различных зданиях, таких как Interlace в Сингапуре, получившем награду World Building of the Year в 2015 году.

Во всех своих работах он всегда придерживается очень модернистского стиля, в котором присутствуют 3 буквы F, а 3 буквы F — форма следует за функциональностью.

Он успешно воплотил свое представление о хорошей архитектуре с помощью следующих проектов:

The Interlace, Singapore

Источник: Джереми Бинар / Wikimedia Commons

«Нестандартное мышление при столкновении с ограничениями» — Оле Шерин

Оле Шерену было поручено создать проект на 1000 квартир с ограничениями по земле и высоте.Он взял 24 прямых отдельных здания и сложил их друг над другом, как блок Дженга, и создал структуру, которая предоставила больше зеленых насаждений, чем требовалось.

Это здание отражает его архитектурный стиль повествования и рассказывает историю Сингапура, у которого всегда были уникальные решения проблем и дух сотрудничества.

Штаб-квартира CCTV, Пекин

Источник: poeloq / Wikimedia Commons Источник: Дмитрий Фиронов / Wikimedia Commons

dà kùchǎ ( 9000)

Петля из шести горизонтальных и вертикальных участков, обозначающая цикл СМИ и изменений в Пекине.Оле Шерен создал достопримечательность, без которой Пекин сейчас чувствует себя неполноценным.

DUO, Сингапур

Источник: Sgduo / Wikimedia Commons

DUO — это современный двухбашенный интегрированный многофункциональный комплекс, расположенный в Сингапуре.

Победитель конкурса MIPIM Asia Awards 2012 в номинации «Лучший проект будущего». Это здание — образ архитектуры Оле Шерен, повествующий историю.

4. Рем Колхас: деконструктивист, бросивший вызов нормам Источник: Институт СМИ, архитектуры и дизайна «Стрелка» из Москвы, Россия / Wikimedia Commons

Реммент Лукас «Рем» Колхас, голландский архитектор, известен своими деконструктивная архитектура.Его определение деконструктивизма заключается в устранении стереотипов и предрассудков, которые занимают ландшафт и трансформируют идентичность любой сущности.

Рем родился 17 ноября 1944 года. Он закончил школу архитектуры Архитектурной ассоциации Корнельского университета. Он выиграл Притцкеровскую премию в 2000 году.

Ключевым аспектом архитектуры, который он ставит под сомнение, является «Программа»: с подъемом модернизма в конце 20-го века «Программа» стала его ключевой темой дизайна.

Модернистские идеи Колхаса хорошо представлены в его работах, аналогов которым нет нигде на планете.

Центральная библиотека Сиэтла

Источник: Nicola / Flickr Источник: brewbooks / Flickr

Ставя под сомнение его дизайнерскую практику «Программа», Центральная библиотека Сиэтла является одним из самых знаковых общественных зданий. Он задумал новое здание Центральной библиотеки, чтобы чествовать книги и людей, откликающихся на печатные книги в «цифровую эпоху».

Последнее также можно рассматривать как пример его идеи деконструктивизма, разрушая стереотипы коренных интернет-граждан о книгах и печатных СМИ.

Музей искусств Сеульского национального университета

Источник: Pranshu Verma / Flickr

Здание в центре Сеульского национального университета кричит «Программа». В нем хранятся некоторые из дорогих коллекций Сеульского национального университета.

De Rotterdam, Роттердам

Источник: R08-42 / Wikimedia Commons

Необычно расположенный стеклянный фасад виден издалека.De Rotterdam — это коммерческое, жилое и офисное здание. Колхас задумывал его как функциональный вертикальный город.

5. Питер Эйзенман: Архитектор жесткого Источник: Columbia GSAPP / Wikimedia Commons

Питер Эйзенман — американский архитектор, родившийся в 1932 году. Он считается одним из Нью-Йоркской пятерки, всемирно известной группы. архитекторы Нью-Йорка.

Его стиль архитектуры в основном ориентирован на высокий модернизм или деконструктивизм. Закончил Корнельский университет (B.A), Колумбийский университет (MA) и Кембриджский университет (Ph.D.).

У Эйзенмана достаточно успешных предприятий, чтобы украсить его карьеру и сделать его одним из самых важных архитекторов нашего времени. Вот некоторые из его самых известных начинаний:

Дом VI

Дом VI — это значительное здание, спроектированное Питером Эйзенманом и завершенное в 1975 году. Это здание положило начало движению деконструктивизма.

Расположенное в Корнуолле, штат Коннектикут, здание прославилось как своим революционным дизайном, так и определением дома.До того, как этот проект стал реальностью, Питер был известен как теоретик и «бумажный архитектор», пропагандирующий в высшей степени формалистический подход, который он называет «пост-функционализмом».

Источник: Forgemind ArchiMedia / Flickr

Мемориал Холокоста, Европа

Источник: Вольфганг Штаудт / Wikimedia Commons

Мемориал памяти погибших людей был отдан памяти пострадавшим людям и наследию Петра.

Город культуры Галиции

Источник: P.Ламейро / Wikimedia Commons

Город культуры Галисии — это комплекс культурных зданий в Сантьяго, Испания. Строительство этого комплекса было сложным и дорогостоящим, так как каждое окно требовало уникального фасада из-за дизайна здания с асимметричными изгибами, что придает ему вид холма.

6. Эдуардо Соуто де Моура: Загадочный, но не кричащий Источник: Роберто Санторини / Wikimedia Commons

Эдуардо Соуто де Моура, родившийся 25 июля 1952 года, наиболее известен своим муниципальным стадионом Браги.Португальский архитектор — выпускник школы архитектуры Порту.

Соуто де Моура был награжден Притцкеровской премией в 2011 году за свой Estádio Municipal de Braga и премией Вольфа в области искусств в 2013 году. Его основные работы включают стиль консерватизма и модернизма.

Замечательные образцы архитектуры Моуры включают в себя следующее и многое другое.

Музей Паулы Рего, Кашкайш

Источник: Педро Рибейро Симойнс / Wikimedia Commons

Этот музей, посвященный художнику Пауле Рего, был вдохновлен его работами для размещения его работ.

Муниципальный стадион Браги

Источник: Forgemind ArchiMedia / Wikimedia Commons

Домашний стадион Sporting Clube de Braga. Сам этот музей является достопримечательностью города Брага. Это один из крупнейших стадионов Португалии.

Serpentine Sackler Gallery, Лондон

Знаменитая галерея Serpentine Sackler в Лондоне — это очень старый дом искусства в современной интерпретации.Современные здания были задуманы Моура, когда он продвигал ремонт.

7. Даниэль Либескинд: развертывание деконструкций Источник: Измаэль Орендайн / Wikimedia Commons

Даниэль Либескинд — польско-американский архитектор, родился 12 мая 1946 года. Степень магистра в Университете Эссекса.

Его стиль архитектуры можно определить как деконструктивизм, и он сам считает его деконструктивистом.

Большинство его дизайнов передают авторитетный посыл, и некоторые из этих примеров:

Добавление Либескинда в Королевский музей Онтарио в Торонто

Источник: Питер Морган / Wikimedia Commons

Добавление Либескинда в Королевский музей Онтарио в Торонто есть обращение к нему, которое выражает смелое заявление.

Имперский военный музей Север — Большой Манчестер, Англия, Великобритания

Источник: Эндрю Данн / Wikimedia Commons

Военный музей — идеальный архитектурный проект для Либескинда, чтобы продемонстрировать его стили. Поскольку это здание воспроизводит историю авторитета, в данном случае Имперской армии, было правильным решением выбрать его в качестве ведущего архитектора.

Еврейский музей, Берлин

Источник: Studio Daniel Libeskind / Wikimedia Commons

Музей был открыт за шесть дней до прихода нацистов к власти в 1933 году, а затем вновь открылся в 2001 году. Предложение Либескинда было выбрано, потому что это было здание с дизайном, посвященным социальному, экономическому и культурному вкладу немецких евреев, а также данью уважения всем жертвам Холокоста.

8. Фрэнк Оуэн Гери: Архитектор будущего Источник: Forgemind ArchiMedia / Wikimedia Commons

Фрэнк Оуэн Гери, родился в феврале 1929 года, канадско-американский архитектор, проживает в Лос-Анджелесе, Калифорния. Он закончил учебу в Университете Южной Калифорнии.

Ряд его проектов представляют собой всемирно известные здания, включая его резиденцию и известные достопримечательности по всему миру. Его работы названы наиболее важными в области современной архитектуры World Architecture Survey в 2010 году.

Настолько, что Vanity Fair назвала его «самым важным архитектором нашего времени».

Гери получил множество призов за свои разработки, среди которых выделяются Притцкеровская премия Концертного зала Уолта Диснея в 1989 году, Национальная медаль искусств в 1998 году, член Зала славы Калифорнии в 2006 году и кавалер Ордена Канады в 2002 году. .

Самыми известными произведениями Гери во всем мире, которые прославляют стиль дизайна своего архитектора, являются:

Музей Гуггенхайма в титане в Бильбао, Испания

Источник: Zarateman / Wikimedia Commons

Этот музей — искусство вещь более замысловатая, чем некоторые из предметов старины, которые есть в музее для выставки.Музей в Бильбао, Испания, с тех пор является Эмпайр-стейт-билдинг города.

Концертный зал Уолта Диснея, Лос-Анджелес, США

Источник: Кэрол М. Хайсмит / Wikimedia Commons

Здание, расположенное в самом сердце Голливуда, не менее чем суперзвезда. Здание настолько знаковое, что если вы хотите представить себе Лос-Анджелес, вы не сможете забыть это здание, глядя на город.

Louis Vuitton Foundation, Париж, Франция

Источник: Valueyou / Wikimedia Commons

New York at 8 Spruce Street, New York City, USA

Источник: giggel / Wikimedia Commons
Здание в форме штопора на 8 Spruce Street названо в честь улицы и является жемчужиной горизонта Нью-Йорка.

Танцующий дом, Прага, Чехия

Источник: Дино Квинзани / Wikimedia Commons

Жилой комплекс, расположенный в Праге, — это чудо города, получившего крутое прозвище: Фред и Джинджер.

Интересный факт: Музей Гери в Бильбао добавляет в местную экономику 3,5 миллиарда долларов, а экономисты создали теорию под названием «эффект Бильбао», которую экспериментируют со многими городами по всему миру, создавая культовые общественные здания с успешными и посредственными результатами.

9. Жан Нувель: Экспериментируя с творчеством Источник: Кристофер Омейер / Wikimedia Commons

Жан Нувель родился 12 августа 1945 года и является французским архитектором, известным современным дизайном. Он закончил Высшую школу изящных искусств.

В цитировании жюри Притцкеровской премии отметило:

«Из многих фраз, которые можно было бы использовать для описания карьеры архитектора Жана Нувеля, прежде всего те, которые подчеркивают его смелое стремление к новым идеям и его вызов принятому нормы, чтобы расширить границы области.Жюри признало «настойчивость, воображение, энтузиазм и, прежде всего, ненасытную тягу к творческим экспериментам» как качества, которыми изобилует работа Нувеля ».

«Нувель» получил Премию Ага Хана в области архитектуры в 1989 году, Премию Вольфа в области искусства в 2005 году и Притцкеровскую премию 2008 года; тем самым подтверждая свое мастерство в этом ремесле.

Его самая плодотворная и экспериментальная архитектура:

Люцернский центр культуры и конгрессов, Швейцария

Источник: Андреас Прэфке / Wikimedia Commons

Швейцарский центр культуры — это многофункциональное здание, которое в основном используется для проведения концертов, потому что лучшей акустики.

Museum Two, Leeum, Музей искусств Samsung, Сеул, Южная Корея

Источник: Severin.stalder / Wikimedia Commons

Музей корейского наследия, Музей 2 Музея искусств Samsung в Сеуле — это здание, которое охватывает историю Южной Кореи и ее направление в будущее.

One New Change, Лондон

Источник: Eluveitie / Wikimedia Commons

Этот торговый центр в центре Лондона был заказан Nouvel и предлагает одни из лучших покупок в Лондоне.

10. Бернар Чуми: архитектурный теоретик

Источник: Columbia GSAPP / Wikimedia Commons

Бернар Чуми — архитектор и педагог из Швейцарии, родился 25 января 1944 года. Его отцом был Жан Чуми, известный швейцарский архитектор, спроектировавший здание. Штаб-квартира ВОЗ в Женеве.

В зданиях Бернара можно увидеть современный архитектурный стиль, которому он руководствуется и изучает как архитектурную теорию.

Он закончил архитектурное образование в Швейцарском федеральном технологическом институте (ETH) в Цюрихе.

Некоторые из лучших дизайнов Чуми:

Parc de la Villette, Paris

Источник: Жан-Мари Юлло / Wikimedia Commons

Этот парк является одним из крупнейших жилых парков Парижа. много центров притяжения и театров.

Музей Акрополя, Афины

Источник: Iosk / Wikimedia Commons

Поистине современное здание, являющееся экспонатом богатой культуры, которой более тысячелетия.Этот музей представляет собой сложную концепцию Чуми, в которой достигнут баланс между наследием и прогрессом.

Альфред Лернер Холл, Колумбийский университет, Нью-Йорк

Источник: Cmcnyc.media/Wikimedia Commons

Современный центр обучения является новым дополнением к коллекции зданий Колумбийского университета с ультрасовременным оборудованием. удобства.

11. Кадзуё Седзима: ясный и спокойный Источник: Рама / Wikimedia Commons

Кадзуё Седзима, японский архитектор, родился 29 октября 1956 года.Она известна своими четкими модернистскими элементами в своем дизайне с гладкими, чистыми и блестящими поверхностями, включая большие окна, которые пропускают естественный свет в пространство и создают плавный переход между интерьером и экстерьером.

Именно в этой связи двух пространств она черпает вдохновение. Она окончила Японский женский университет со степенью магистра архитектуры.

Седзима заслуженно удостоена Притцкеровской премии 2010 года, премии Рольфа Шока 2005 года, премии Шеллинга в области архитектуры 2000 года за свои достижения.

Все ее работы получили признание критиков и коммерческий успех. Тем не менее, есть несколько дизайнов, которые считаются наиболее близкими к ее идеализированному стилю. Это:

Музей современного искусства 21 века, Канадзава, Исикава, Япония.

Источник: Banku / Wikimedia Commons

В этом здании находится одна из крупнейших коллекций современного японского искусства. Помимо искусства, само здание является источником вдохновения для многих молодых художников.

Учебный центр Rolex, EPFL Лозанна, Швейцария

Источник: Mikado1201 / Wikimedia Commons

Основная мультимедийная библиотека EPFL находится в Учебном центре, а также во многих других отделах института.

Музей искусств Толедо, Огайо, США

Источник: Park / Flickr

Основанный стеклодувом Толедо Эдвардом Драммондом Либби в 1901 году реконструкция Толедского музея искусств Седзимой с гордостью подчеркивает историю благотворителей. модерн в архитектуре.

12. Моше Сафди: поиск смысла в архитектуре Источник: Норма Гомез / Wikimedia Commons

Моше Сафди СС, ФИФА — канадский архитектор, теоретик городского дизайна и педагог.Сафди родился в Израиле 14 июля 1938 года и вместе с семьей переехал в Канаду. Окончил университет Макгилла в Монреале.

Safdie известен своей архитектурой, которая изгибает линии и кривые для создания геометрии, которая никогда не была определена раньше. Его проекты подчеркивают необходимость создания значимых, жизненно важных и инклюзивных пространств, которые улучшают сообщество, с уделением внимания конкретному местоположению, культуре и географии здания.

Он описывает себя как модернист.

Он имеет множество наград и наград, в том числе Золотую медаль AIA, Орден Канады, Золотую медаль Королевского архитектурного института Канады.

Шедевры наследия Сафди включают:

Хабитат 67

Источник: Владислав / Wikimedia Commons

Образцовый жилой комплекс, созданный Сафди. Habitat 67 был построен как павильон для выставки Expo 67 (Всемирная выставка 1967 года).

Теперь он стал архитектурной достопримечательностью и одним из самых узнаваемых зданий Монреаля.

В ознаменование 50-летия Экспо 67 и Хабитат 67 Почта Канады выпустила памятную марку с изображением комплекса.

Марина Бэй, Сингапур

Источник: Someformofhuman / Wikimedia Commons

Новый символ Сингапура, Марина Бэй, представляет собой серию отелей, казино и залов, построенных в основном для туристической индустрии Сингапура.

Мемориальный комплекс наследия Хальсы, Анандпур Сахиб, Индия

Источник: Саньямбахга / Wikimedia Commons

Мемориал, расположенный в Пенджабе, потребовал обширного исследования Гуру Гобинд Сингха в память о движении Хальса.

Национальная галерея Канады

Источник: Tullia / Wikimedia Commons

Ультрасовременное здание под названием «Голубой кристалл» находится рядом с Капитолийским холмом. Оттава — художественная галерея, идеально подходящая для благотворительных мероприятий и гала-концертов.

13. Норман Роберт Фостер: Высокотехнологичный британец Источник: bigbug21 / Wikimedia Commons

Норман Роберт Фостер — британский архитектор, известный своими международными дизайнерскими практиками и высокотехнологичной архитектурой.Он родился 1 июня 1935 года и является одним из самых плодовитых британских архитекторов своего поколения.

Фостеру предложили место в Школе архитектуры и градостроительства при Манчестерском университете, который он окончил в 1961 году.

Он модернист, который не стесняется использовать стекло для покрытия абстрактных структур.

Foster сумела оставить сильный след в отрасли, который еще долго будет оставаться неизгладимым. Об этом свидетельствует огромное количество наград и наград, которые он получил. Среди исключительных упоминаний — премия Стирлинга, Притцкеровская архитектурная премия, медаль Минервы, премия принца Астурийского, HonFREng, золотая медаль Mérite européen и золотая медаль AIA.

Высокотехнологичная архитектура Фостера хорошо представлена:

30 St. Mary Axe «The Gherkin», Лондон

Источник: Martin Pettitt / Flickr

Если вы видели горизонт Лондона ни в одном фильме нельзя пропустить это здание в кадре. Это архитектурное чудо эквивалентно Лондонскому мосту, который используется для придания Лондону индивидуальности.

Здание HSBC, Гонконг

Источник: WiNG / Wikimedia Commons

Некоторые здания определяют богатство города, в котором они расположены, а здание HSBC в Гонконге не оставляет шанса оставить позади впечатление богатого.

Apple Park, Калифорния, США

Apple Park было последним видением Стива Джобса и Фостера, которое воплотилось в жизнь сейчас. Парк полностью перекликается с идеей Джобса об офисе, и все благодаря Фостеру.

14. Ренцо Пиано: современный, абстрактный и функциональный Источник: Public Domain / Wikimedia Commons

Ренцо Пиано OMRI, OMCA, итальянский архитектор и инженер, родился 14 сентября 1937 года.Можно утверждать, что он современный архитектор или архитектор высоких технологий, но нельзя определить его стиль как единое целое.

Его стиль включает в себя различные черты модернизма (он также работал при Луи Кана), конструктивизма, высоких технологий и современной архитектуры.

Ренцо окончил Миланский политехнический институт.

Фортепиано наградами, помимо его разработок, являются итальянским орденом за заслуги в 1994 году, премией Imperiale 1995 года, премией Притцкера 1998 года, золотой медалью AIA 2008 года и Большим крестом Рыцаря Гражданского ордена Альфонсо X 2017 года.

Лучшие зиккураты пианино:

The Shard, Лондон

Источник: Colin / Wikimedia Commons

Как и Gherkin (30 St. Mary Ave), Shard является уникальным символом горизонта Лондона. С момента своего завершения в 2012 году Shard придал современному Лондону смелые черты вступления в 21 век.

Парламент Мальты

Источник: Continentaleurope / Wikimedia Commons

Центр Жоржа Помпиду, Париж, Франция

Источник: Oh Paris / Flickr

Публичная библиотека и Музей искусств Парижа Лох-несское чудовище, по описанию Le Figaro, это здание перевернуло определение высокотехнологичной архитектуры с ног на голову.

Даже Притцкеровское жюри процитировало «революцию в музеях, превратив некогда элитные памятники в популярные места социального и культурного обмена, вплетенные в сердце города».

Центр можно найти издалека, и все его функциональные элементы видны и не скрыты от глаз.

15. Сигеру Бан: мастер минималистского дизайна Источник: Forgemind ArchiMedia / Flickr

Сигеру Бан — японский архитектор, родившийся 5 августа 1957 года и известный своими домами для оказания помощи при стихийных бедствиях, сделанными из картонных труб.Его стиль дизайна включает «Невидимые конструкции».

Invisible Structure — это тема дизайна, в которой Бан не предпочитает чрезмерно выражать свои структурные элементы, а скорее включает их в дизайн. Его конструкции минималистичны и требуют только необходимых строительных материалов. В бан не включены элементы дизайна, не имеющие функциональности.

Он выпускник Cooper Union, Нью-Йорк.

Список его наград: Национальный орден «За заслуги перед Францией», 2011 г., Притцкеровская премия, 2014 г., и «Хрустальная награда» Всемирного экономического форума, 2015 г.

Некоторые из его работ в стиле минимализма:

Paper Dome, Тайвань

Источник: Mk2010 / Wikimedia Commons

Добровольный проект для сообщества, эта церковь была временным проектом, пока не появилось постоянное строение, которое нужно заменить Это. Его с готовностью построили после Великого Ханьшинского землетрясения.

Художественный музей Аспена, Аспен, Колорадо

Источник: Bkthomson16 / Wikimedia Commons

В Художественном музее Аспена хранится коллекция современного искусства.Это здание, спроектированное Баном, несет в себе ауру современного искусства.

Музей кочевников

Источник: Паоло Маззолени / Flickr

Это специально построенное временное сооружение является шедевром Сигеру Бан. Это разборная конструкция, которую можно перемещать с места на место. Впервые он был представлен в Нью-Йорке на открытии шоу «Пепел и снег» в марте 2005 года.

С тех пор он ежегодно демонстрируется в различных городах мира.

16.Дэвид Чипперфилд: достоинство и авторитет Источник: Бруно Кордиоли / Wikimedia Commons

Сэр Дэвид Чипперфилд, родился 18 декабря 1953 года, английский архитектор, известный своим современным архитектурным стилем, который несет в себе чувство прочности и художественного обновления. Это.

Он является выпускником Кингстонской школы искусств в Лондоне и один раз в 2016 году был избран жюри Всемирного архитектурного фестиваля.

Дэвид получил премию Стирлинга RIBA, Королевскую золотую медаль, приз Андреа Палладио и Золотую медаль Тессенов.

Его художественные проекты, обновившие архитектурное пространство, включают:

Музей современной литературы, Германия

Источник: Mussklprozz / Wikimedia Commons

Музей получил премию Стирлинга для Чипперфилда и является поистине величественным и современным зданием. для Музея современной литературы.

Хепворт Уэйкфилд, Англия

Источник: Майк Кирби / Wikimedia Commons

Художественная галерея — дань уважения художнице и скульптору Барбаре Хепворт, и галерея носит ее имя.Красивый берег реки был использован Чипперфилдом, чтобы создать потрясающую площадку для демонстрации произведений искусства.

Colección Jumex

Источник: vladimix / Flickr

В здании размещается большая коллекция частного искусства. Это экспериментальный проект Чипперфилда.

17. Фумихико Маки: новаторство в невозможном Источник: jeanbaptisteparis / Wikimedia Commons

Фумихико Маки, родившийся 6 сентября 1928 года, японский архитектор, чей современный стиль дизайна можно увидеть в крупных общественных местах, университетских городках. и офисные помещения по всему миру.Он выпускник Токийского университета, где изучал архитектуру.

В 1993 году он выиграл Притцкеровскую архитектурную премию за дизайн Tokyo Metropolitan Gymnasium.

Большинство его работ часто исследуют новаторское использование новых материалов и любую дизайнерскую практику, которая объединяет культуры востока и запада в архитектурное чудо, на которое всегда приятно смотреть.

Архитектурные чудеса, созданные Маки, впечатляют. Вот несколько рисунков, подтверждающих этот факт:

Tokyo Metropolitan Gymnasium

Источник: Wiiii / Wikimedia Commons

Созданный для публики, этот тренажерный зал выглядит так, будто сам занимается какой-то гимнастикой.

Музей Ага Хана, Торонто, Канада

Источник: JohnOyston / Wikimedia Commons

Музей исламского и персидского искусства Ага Хана — это действительно интуитивно понятный дизайн, отражающий славное прошлое искусства.

MIT Media Lab Extension в Массачусетском технологическом институте

Источник: Sayamindu Dasgupta / Wikimedia Commons

Междисциплинарный отдел одного из ведущих мировых исследовательских институтов, MIT Media Lab, был спроектирован Маки.

16 лучших архитектурных проектов 21 века (на данный момент)

Мы попросили ведущих практиков поделиться своим выбором из лучших проектов за последние 16 лет. Ниже приводится тщательно подобранный список архитектурных проектов, больших и малых, которые помогли определить городской пейзаж нового тысячелетия.


© Наоя Хатакеяма

Sendai Mediatheque
Miyage, Japan (2001)
Toyo Ito & Associates

«Что может быть лучше для вступления в новый век, чем создание элегантно оформленного общественного здания, которое намеренно перемещает и незаметно объединяет типичные архитектурные траектории прошлого века — структуру, ядро ​​и оболочку — рассказ, аккуратно поставленный на плаву. в 1915 году сплоченным кличем Домино Ле Корбюзье.»- Дональд Чонг, партнер, Williamson Chong

© SANAA

Музей современного искусства 21 века
Канадзава, Япония (2004)
SANAA

«Воплощая святой Грааль каждой галереи, специально созданной для ее работы, более или менее бесконечной расширяемости и совершенства формы и деталей, она одновременно чрезвычайно проста и восхитительно сложна». — Джеймс Бибер, директор, Biber Architects

Предоставлено Филиппом Руо

Публичная библиотека Сиэтла
Сиэтл, Вашингтон (2004 г.)
OMA

«Публичная библиотека Сиэтла открыла новое тысячелетие с критическим оптимизмом, заявив, что наше общество может создавать гражданскую архитектуру в городских демократических условиях, не прибегая к сентиментальности, полагаясь вместо этого на сырье, встроенные технологии и подвижное ощущение пространства для размышлений. коллективное современное состояние города.»- Вишан Чакрабарти, основатель, PAU

Предоставлено Вернером Хутмахером

Научный центр Phaeno
Вольфсбург, Германия (2005)
Zaha Hadid Architects

«Этот выбор я делаю также в память о Захе Хадид. Когда я был студентом AA [Архитектурная школа архитектуры] в Лондоне в 1980-х годах, Заха всегда советовала мне следить за тем, что делали инженеры, а не за тем, что делали другие архитекторы, и я делал именно это в течение года, который я провел. в ее подразделении.Ее научный центр Phaeno — прекрасный пример такого подхода. В частности, полые запрограммированные колонки, которые она добавила туда, были настолько оригинальными, и с тех пор я не видел, чтобы кто-то еще делал это ». — Бен ван Беркель, основатель UNStudio

Предоставлено Ричардом Вейлом через Flickr

Церковь в Фирмини
Фирмини, Франция (2006)
Ле Корбюзье с Хосе Обрери

«Где-то между терминалом Йокогамы (FOA, 2002), Casa da Musica (OMA, 2004), View House (Johnston Marklee, 2009), галереей Kukje (SO-IL, 2012) и Метрополитен-опера в Тайчжуне (Ito, 2015) , Я решил выбрать церковь в Фирмини как самое важное архитектурное сооружение с 2000 года.»- Хименес Лай, основатель Bureau Spectacular

Дизайн, как вам плевать: архитектурные реакции на гуманитарные кризисы
Metropolis Books (2006)
Архитектура для человечества

«Это помогло укрепить современную социальную повестку дня для архитектуры». — Мейсон Уайт и Лола Шеппард, руководители, боковой офис

© Институт фотографии Исигуро

Библиотека Художественного университета Тама
Токио (2007)
Toyo Ito & Associates

«Великолепная интерпретация архетипической структуры, адаптированная к месту, программе и материальным условиям, извлекающая чувство изобретательности из вневременной стратегии.»- Надер Тегерани, директор, NADAAA

Википедия Creative Commons

Церковь Брудера Клауса Филда
Мехерних, Германия (2007)
Петер Цумтор

«Часовня воплощает в себе самые высокие архитектурные устремления — элементарные, интуитивные и глубоко поэтичные. Сформированные огнем, восходящим к свету, концепция, конструкция и пространственный опыт представляют собой одну мысль и действие, создавая полностью трансформирующую архитектуру.»- Брэд Клупфил, директор, Allied Works Architecture

Предоставлено Иваном Бааном

High Line
New York (Заключительный этап 2014)
James Corner Field Operations и Diller Scofidio + Renfro, с Питом Удольфом

«Хай-Лайн произвел трансформацию: благодаря инновационной гибридизации инфраструктуры, урбанизма и природы, воспринимаемой как пасседжата 21-го века, мы ожидаем, что исключительное общественное пространство имеет важное значение для гражданской жизни.”- Стивен Касселл, Ким Яо и Адам Ярински, директора , Архитектурное бюро исследований (ARO)

«Хай-Лайн так же важен для Нью-Йорка, как и Центральный парк на протяжении многих лет. Оба они вносят огромный вклад в оживление и жизнь города ». — Ричард Мейер, управляющий партнер, Richard Meier & Partners Architects

«Проект, который меняет разговор о том, каким может быть городской парк, и он изменил город.»- Том Кундиг, директор, Olson Kundig Architects

Предоставлено Hedrich Blessing

Aqua Tower
Чикаго, Иллинойс (2010)
Studio Gang

«Замечательный новый архитектурный мем, расширяющий конструктивную логику дизайна небоскребов». — Susana Torre, архитектор

Предоставлено MASS Design Group

Районная больница Бутаро
Бутаро, Руанда (2011)
MASS Design Group

«Начиная с этого проекта, MASS Design Group разработала новую убедительную модель для предоставления жизненно важной и полезной архитектуры для малообеспеченных слоев населения во всем мире!» — Зак МакКаун, директор, Tsao & McKown

Предоставлено Hufton + Crow

Центр Гейдара Алиева
Баку, Азербайджан (2012)
Zaha Hadid Architects

«Он существует и воплощает в себе смелость одного из самых провокационных архитекторов, который недавно скончался.»- Том Фолдерс, основатель, Faulders Studio

© Жасмин Па

Emerson College
Лос-Анджелес (2014)
Morphosis

«Этот проект разделяет типологию школы и объединяет ее воедино самым изобретательным образом. Его обманчиво простая внешняя оболочка окутывает странный внутренний мир, как город, расположенный внутри города ». — Том Вискомб, основатель Tom Wiscombe Architects

Предоставлено Питером Беннетсом

Доктор.Chau Chak Wing Building
Сидней, Австралия (2014)
Фрэнк Гери

«Экстраверты бетонируют. Они покрывают землю. Но бетон всегда трескается, и из трещин выходят интроверты ». — Эрик Оуэн Мосс, директор, Eric Owen Moss Architects

Организация Дерста

VIA West57
Нью-Йорк (2016)
Bjarke Ingels Group (BIG)

«Он изменил очертания Манхэттена, исторически ограничивавшиеся зонированием, в результате чего были построены не впечатляющие конструкции.То, как здание возвышается над землей и проникает в окружающий контекст, уникально и вдохновляет ». — Эндрю Котчен, основатель, Мастерская / APD

Предоставлено Лекси Ван Валкенбург

Brooklyn Bridge Park
Нью-Йорк (текущий)
Michael Van Valkenburgh Associates

«Парк Бруклинского моста — один из самых амбициозных и значительных парковых проектов Нью-Йорка со времен Центрального парка. Майкл Ван Валкенбург превратил эту прекрасно расположенную, но давно не существующую серию морских причалов в программу разнообразных пространств, способствующих как досугу, так и активному отдыху.Расположенный на фоне одного из самых знаковых видов в мире, как жители, так и посетители, круглый год, с раннего утра до позднего вечера, теперь могут получить доступ и насладиться этим важным участком набережной Нью-Йорка ». — Бен Проски, исполнительный директор, Центр архитектуры / Американский институт архитекторов в Нью-Йорке (AIANY)

Западная архитектура | Britannica

Острова восточного Средиземноморья и Эгейского моря образуют естественную связь между сушей Ближнего Востока и Европы.Экспансия на запад цивилизаций Западной Азии и Египта началась около 3000 г. до н.э. и привела к поселениям на Крите, Кикладах и в материковой Греции. Фундаментальное отличие этих культур от более ранних, неолитических, состоит в том, что каменные орудия труда и оружие были заменены на сделанные из меди, а затем и из бронзы. Энеолитический (медно-каменный) век, продолжавшийся в районе Эгейского моря с начала 3-го тысячелетия до нашей эры до начала 2-го, обычно считается частью большого бронзового века, на смену которому пришел железный век примерно с 1200 г. до н.э.

Отличительной чертой эгейских цивилизаций была легкость, с которой азиатские мотивы и техники были адаптированы для создания оригинальных местных стилей. В архитектуре, безусловно, наиболее важными достижениями были цивилизации минойского Крита и микенской Греции.

Минойский Крит

Великая морская цивилизация Крита кристаллизовалась вокруг дворцов, таких как Кносский, Фест, Айя-Триада, Маллиа и Тилиссос. Чрезвычайно важный Дворец Миноса в Кноссе, раскопанный и реконструированный в начале 20 века сэром Артуром Эвансом, представляет собой свидетельство непрерывного архитектурного и художественного развития с начала неолита, кульминацией которого стало блестящее проявление строительной деятельности во время третьей фазы среднего минойского периода. период (1700–1580 гг. до н.э.) и продолжался до вторжения ахейцев в XII веке.Однако дворец, по сути, представляет собой сооружение последних двух средне-минойских периодов (1800–1580 гг. До н. Э.). По монументальности он, несомненно, соперничал с ближневосточными и египетскими дворцами. Следуя примеру таких структур, Дворец Миноса представляет собой четырехугольный комплекс комнат и коридоров, сгруппированных вокруг большого центрального двора, размером примерно 175 × 100 футов (50 × 30 метров). В северном конце, к морю, большой портик из 12 пилястр открывал доступ к центральному двору. В этом конце также находится большая театральная площадка, прямоугольный театр под открытым небом, который, возможно, использовался для ритуальных представлений.Восточное крыло дворца разделено на две части длинным коридором, идущим по оси восток-запад; Первоначально он возвышался на четыре или пять этажей над склоном долины. В юго-восточной части дворца находятся жилые апартаменты, тщательно продуманные с сантехникой и смывом, а также святилище. Широкая лестница вела на верхний этаж, которого больше нет. Северо-восточная часть дворца занята офисами и кладовыми. Западная часть снова разделена главным коридором длиной более 200 футов (60 метров), идущим на север и юг.Позади этого коридора, вдоль западной стороны, была обнаружена серия длинных узких кладовых, содержащих большое количество пифоев, или емкостей для хранения нефти размером с человека. По другую сторону коридора, обращенного к центральному двору, находятся государственные залы, в том числе тронный зал с его уникальным гипсовым троном и всемирно известными фресками с грифонами. Ярко окрашенные фрески играли важную роль как во внутреннем, так и во внешнем убранстве дворца. Свет подавался сверху с помощью оригинальной системы фонарных колодцев, а несколько портиков с колоннами обеспечивали вентиляцию во время жаркого критского лета.

Кносос

Часть реконструированного минойского дворца, Кносс, Крит, Греция.

Петерак

Развитие других минойских дворцов (Фест, Маллиа, Айя Триада, Тилиссос) примерно соответствует развитию Кносса. Каждый из них примечателен, и Фест особенно интересен благодаря обширным итальянским раскопкам. Морская гегемония позволила критским морским королям строить эти дворцы в низких и незащищенных местах; следовательно, заметно отсутствие крепостных стен по сравнению с большими стенами месопотамских дворцов.Поскольку критское поклонение, по-видимому, проводилось в основном на открытом воздухе, настоящих храмов, как на Ближнем Востоке, нет. Тем не менее, расположение различных частей дворца вокруг центрального двора и максимально возможное исключение наружных окон — это характеристики, которые, кажется, указывают на ранний контакт с Ближним Востоком. Пристрастие к длинным прямым дворцовым коридорам, а также к высокоразвитой системе водоснабжения, возможно, также унаследовали от древних цивилизаций на востоке.Впервые в Европе колонна появилась в критском дворце, где ее часто использовали индивидуально для разделения входа.

Phaestus

Вход во дворец Феста, Крит, Греция.

Марсий

Развитие погребальной архитектуры на Крите продолжается от старых камерных оссуариев раннеминойского периода (2750–2000 до н. конец средне-минойского периода.

На гребне минойского процветания произошел великий крах. Вторжение с материка около 1400 г. до н.э. разрушило дворцы и привело к утрате власти микенской Греции. На Крите очень редко встречаются архитектурные остатки построек догреческого происхождения, построенных после этой катастрофы. Несколько деревенских святынь принадлежат этому периоду после разрушения, а в Приниасе уникальное храмовое здание может быть датировано 700 годом до нашей эры. Вход в этот храм украшен барельефами на его архитектурных элементах.Проем над перемычкой обрамлен сидящими фигурами, а сама перемычка с нижней стороны вырезана фигурами богини и животных. Колонна, которая, кажется, стояла посреди этого дверного проема, как и во дворце Миноса, указывает на то, что минойская традиция не исчезла полностью.

15.3: Архитектура 21 века

Изобретение САПР (компьютерного программного обеспечения) в 1961 году оказало самое значительное влияние на архитектурное проектирование. Реалистичные представления, скорость и точность, а также доступность делают программы CAD ценным подспорьем для архитекторов.Архитекторы всегда рисуют набор планов строительной компании, которая будет строить конструкцию, а также создают трехмерную макетную модель, чтобы клиент мог физически увидеть проект. Сегодня архитекторы используют компьютеры, чтобы помочь спроектировать и нарисовать окончательные планы, а также сделать живые трехмерные модели видимыми под разными углами.

В рамках нового тысячелетия, как выглядит будущее искусства, как прошлое влияет на искусство сегодня. Заха Хадид была архитектором, который проектировал будущее, раздвигая границы с помощью компьютерных технологий проектирования, применяя новые материалы и создавая интеллектуальные здания, представляющие будущее.Однако ее и другие архитекторы основывали свою работу на предыдущем проектировании и дизайне; как будут выглядеть строения в будущем?

Устойчивое развитие

Дизайн

Башни

КроватьZED

Марина Бэй Сэндс

Абсолютный мир

One Central Park

Зонтик Метрополь

Башни Петронас

Сады у залива

Музей Гуггенхайма Бильбао

One World Trade Center

Культурный центр Гейдара Алиева

Башня Жемчужной реки

Яблочный парк

Бурдж-Халифа

Музыкальный зал и конференц-центр Harpa

Башня Аль-Хамра

Оперный театр Гуанчжоу

Пекинский национальный стадион

Устойчивая архитектура — относительно новая концепция в архитектуре, также известная как «зеленая архитектура», философия, пропагандирующая материалы и сохранение энергии, которые уменьшат воздействие здания на окружающую среду.В 1960-е годы мы начали осознавать окружающую среду, а также последствия и ущерб, которые мы наносим как граждане мира. К середине 1980-х годов зеленый дизайн стал значительным движением и привел к использованию ветра, солнца и других альтернативных источников энергии. Устойчивая архитектура пытается минимизировать воздействие зданий на окружающую среду за счет использования энергоэффективных систем и устойчивых строительных материалов. Архитекторы используют осознанный подход к экономии энергии при проектировании здания, а экологичность может гарантировать, что здания будут построены, чтобы предотвратить опасность для будущих поколений.

В Беддингтон-Корнер, Лондон, Англия, находится один из новых экологически чистых пригородов Hackbride Masterplan. Новый пригород BedZED (15.32) является домом для первых в Англии сообществ с нулевым выбросом углерода, в которых используются материалы, которые сохраняют тепло, когда на улице тепло, и выделяют тепло, когда на улице холоднее. Beddington Corner также использует переработанные, восстановленные или натуральные материалы и электростанцию ​​для создания горячей воды для распределения по всем зданиям в сверхизолированных трубах (15.33), избавляя от необходимости иметь водонагреватель в каждом доме. BedZED был спроектирован архитектором Биллом Данстером и занимает площадь 1405 квадратных метров и включает 82 дома.

15.32 BedZED 15.33 Кровля BedZED

One Central Park (15.34) в Сиднее, Австралия, — это не только экологически чистое здание, но и светодиодное произведение искусства в ночное время. В жилом доме есть висячие сады, консольный гелиостат в сочетании с низкоуглеродной электростанцией и завод по переработке воды.Серая вода подается в квартиры для использования в прачечных и ванных комнатах, а также для полива любых зеленых насаждений на улице. На крыше отражающие панели направляют естественный солнечный свет на близлежащие тенистые участки парка. Ночью здание превращается в светодиодное произведение искусства под названием Sea Mirror , разработанное Янном Керсейлом. Патрик Блан спроектировал сады, покрывающие поверхность здания, и на 1120 квадратных метрах садов произрастает более 35 200 растений 383 различных видов, в том числе аборигенных австралийских растений, таких как акации, поливаемых с помощью капельной системы с дистанционным управлением.Блан разработал процесс для растений, при котором они прикрепляются к покрытому сеткой войлоку, который впитывает воду и позволяет растениям расти вдоль стены без почвы (15.35). Этот масштабный проект обновления города является прекрасным примером того, как экологичная архитектура и выдающийся архитектурный дизайн могут работать вместе.

Один центральный парк в Сиднее, «там, где город встречается с природой»

15.34 One Central Park 15.35 Растительность на здании

Сады у залива расположены в Сингапуре и занимают 101 гектар земли, концептуальные проекты превращают город в «город в саду».«В парке (15.36) есть три сада на набережной, и он является частью плана правительства по созданию сада в городе, чтобы улучшить качество жизни с помощью красоты, флоры и зелени. Центральным элементом являются две бесстолбцовые теплицы из экологически чистых материалов, покрывающие цветники. Облачный лес — это сад (15.37), который воспроизводит более холодные влажные условия, обычно встречающиеся на высоте 1000 метров над уровнем моря.

Дождевая вода собирается и используется в системе охлаждения, подключенной к супердеревьям, которые используются для охлаждения циркулирующей воды и отвода горячего воздуха.Супер-деревья — это вертикальные сады высотой от 25 до 50 метров, посаженные для работы в качестве двигателей окружающей среды для садов. К супердеревьям относятся папоротники, орхидеи, бромелии и другие экзотические растения, они действуют как обычные деревья и включают фотоэлектрические элементы, которые используют солнечную энергию для освещения. Деревья также собирают дождевую воду, используемую для фонтанов и ирригации, как часть системы охлаждения приточного и вытяжного воздуха в зимние сады. Поднявшись между двумя супер-деревьями (15,38 м), дорожка дает посетителям панорамный вид.

15.36 Сад у залива 15.37 Облачный лес 15.38 Skyway

Современная архитектура Дизайн продолжается в 21 st веке; тем не менее, прецедент имеет переход от стандартных вертикальных зданий к органически спроектированным с разнообразными функциями и связями с окружающей средой. Перед архитекторами стоит задача создать необычный дизайн с использованием материалов и инженерных технологий 21 -го века .

Расположен в Сингапуре, Марина Бэй Сэндс (15.39) и его трехбашенная структура включает казино, отель, торговый центр, театр, конференц-центр, рестораны и даже каток. Через вершину комплекса расположен Скай Парк длиной 340 метров, соединяющий все три здания вместе. Sky Park позволяет людям любоваться окружающим пейзажем и имеет 150-метровый пейзажный бассейн (15.40) с видом на залив.

15.39 Отель Marina Bay Sands 15.40 Аэрофотоснимок крыши

Зонтик Метрополь (15.41) — очень необычное деревянное сооружение на площади Ла Энкарнасьон в Севилье, Испания. Разработанный Юргеном Майер-Германом, зонтик Metropol позиционируется как самое массивное деревянное сооружение в мире размером 150 на 70 метров и высотой 26 метров. Шесть зонтиков образуют конструкцию, хотя люди думают, что они похожи на гигантские грибы. Из четырех уровней подземный уровень содержит Антиквариум , в котором находятся древние римские и мавританские останки, обнаруженные при раскопках.Первый уровень — это площадь под открытым небом, а со второго и третьего уровней открываются великолепные виды на город, на которые можно попасть по пешеходной дорожке (15.42) наверху.

15.41 Метрополь Зонт от солнца 15.42 Метрополь Зонт от солнца крыша

Музей Гуггенхайма в Бильбао (15.43) расположен в Испании и был спроектирован Фрэнком Гери, чтобы содержать современное искусство и органично вписываться в окружающие мосты, ландшафт и здания. Внешние изгибы (15.44) кажутся случайными, отражая солнечный свет в атриуме с видом на окружающую сельскую местность.Музей сделан из камня, стекла и титана, которые образуют изгибы. Каменная отделка идентифицирует некоторые галереи, в то время как другие имеют неправильную форму с изогнутыми формами и титановым сайдингом.

15.43 Музей Гуггенхайма Бильбао

15.44 Внешний изгиб

Культурный центр Гейдара Алиева (15.45) расположен в Азербайджане и имеет плавную архитектуру изогнутого стиля, включая залы и музей. Когда жидкая форма внешней топографии сливается, входы обнаруживаются в поверхностных складках.Когда зрители входят в центр, складки здания внутри уменьшаются, становясь частью интерьера (15.46). Культурный центр Гейдара Алиева был спроектирован иракско-британским архитектором Захой Хадид.

15.45 Культурный центр Гейдара Алиева 15.46 Интерьер центра

Apple Park в Кремниевой долине, Калифорния, был разработан Лори Олин и получил название космического корабля (15.47). Когда Стив Джобс, генеральный директор Apple, планировал построить новое здание для сотрудников, он хотел, чтобы место было сосредоточено на ландшафте с рощами деревьев, садами, фруктовыми садами и лугами, которые были спроектированы так, чтобы поддерживать окружающую среду.Тем не менее, огромное здание по-прежнему доминирует над территорией с внутренним двором внутри центра, занимающим более двадцати акров. Наружные стены представляют собой сплошную стену из гнутого стекла. Здание питается от возобновляемых источников энергии за счет солнечной крыши, покрывающей все здание. Необычный театр (15.48) со стеклянными стенами и без видимых признаков поддерживающих колонн с помещением для презентаций продуктов, обширных встреч и обзоров прессы.

15.47 Apple Park 15.48 Apple Park Theater

Оперный театр Гуанчжоу в провинции Гуандун, Китай, был спроектирован Захой Хадид как один из крупнейших театров Китая (15.49). Хадид спроектировал здание так, чтобы оно напоминало два больших камня, вымытых берегом Жемчужной реки. Зрительный зал был сделан из бетона с большими полосами из стекла и гранитных блоков и имел два исключительных театра (15,50), все освещенные сложными системами освещения.

15.49 Оперный театр Гуанчжоу 15.50 Интерьер оперного театра

Пекинский национальный стадион в Пекине, Китай, широко известный как Птичье гнездо (15.51), был построен для летних Олимпийских игр 2008 года по проекту швейцарских архитекторов и Ай Вэйвэя. ведущий художник.Дизайн был основан на традиционной китайской керамике с ее изящными формами и изгибами. Стадион переплетен изогнутыми стальными рамами, каждая из которых изготовлена ​​отдельно и собирается на месте, образуя вид витража, когда свет проникает сквозь него ночью (15.52). Внутри стадиона (15.53) есть поле, которое можно обогревать или охлаждать по мере необходимости, в то время как трибуны вмещают 100000 человек, все они вентилируются с контролируемой температурой и воздушным потоком.

15.51 Пекинский национальный стадион 15.52 Стадион ночью15.53 Поле внутри стадиона

Башенная архитектура стала одним из значительных достижений в проектировании зданий в 21 веке st , возводя башни до беспрецедентных высот, устанавливая новые рекорды каждый год. Новые концепции объединяют многофункциональные объекты в компактные пространства в условиях общественного транспорта. Из-за высокого давления, связанного с потребностями в энергии, башни по-прежнему обертываются стеклом и должны быть сконструированы с учетом энергосберегающих функций.Концепция огромных башен вносит коррективы в образ жизни и в представления о том, где мы живем и работаем, и какой вид транспорта и поддерживающие общественные земли необходимы.

15.54 Абсолютный мир

Absolute World (15.54) — это жилой комплекс кондоминиумов в Миссиссоге, Онтарио, Канада. Ма Янсун при содействии Цюнь Дана спроектировал башни, которые были более мягкими и менее прямолинейными, с извилистыми башнями, достигающими 50 и 56 этажей.Все этажи разные, и построить их было непросто; каждая из плит пола была одинаковой; однако каждый этаж пришлось поворачивать по-разному. На каждом этаже были укорочены или удлинены колонны, расширены или сужены стены, и все это представляет собой сложную задачу для строительства, ни одна из квартир не похожа. 56-этажная башня поворачивается на 209 градусов от основания, и в упрощенном плане видно, насколько каждая башня поворачивается на этаж.

15.55 Башни Петронас

Петронас Тауэрс (15.55) — это небоскребы-близнецы в Куала-Лумпуре, Малайзия, спроектированные Сезаром Пелли. Коренная порода в этом районе находится далеко под землей, и каждую ночь им приходилось эвакуировать 500 грузовиков с землей, заканчиваясь на глубине 30 метров от поверхности. Им нужно было использовать большое количество бетона для строительства фундамента, поддерживающего необычную конструкцию башен. Каждая из башен имеет 88 этажей из стали со стеклянным фасадом, дизайн фасада содержит мотивы, используемые в исламском искусстве как части мусульманской религии этого района.В конструкции использованы элементы из нержавеющей стали, отражающие солнечные лучи, и до 2004 года она была самым высоким зданием, но остается самыми высокими зданиями-близнецами.

15.56 Единый всемирный торговый центр

One World Trade Center (15.56) — главное здание Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и самый высокий небоскреб в Соединенных Штатах. Настоящих этажей из 104 только 94; здание наверху представляет собой шпиль, достигающий в высоту 541 метра (1776 футов), что указывает на то, когда была подписана Декларация независимости.

15.57 Башня Жемчужной реки

Башня Жемчужной реки (15.57), расположенная в Гуанчжоу, Китай, имеет 71 этаж и высоту 309,7 метра. Здание спроектировано для экономии энергии с помощью ветряных турбин, солнечных коллекторов и фотоэлектрических элементов и считается одной из лучших экологически чистых башен. После изучения моделей солнечного и ветрового воздействия, которые, возможно, влияют на башню, и вместо того, чтобы бороться с ветром, башня была построена в аэродинамической форме.Башня ориентирована так, чтобы оптимизировать путь солнца для использования энергии в здании с помощью солнечных батарей и сбора дневного света.

15.58 Бурдж-Халифа

Бурдж-Халифа (15.58) в Дубае высотой 829,8 метра является самым высоким искусственным сооружением в мире. Это многофункциональное здание с девятью отелями, торговым центром, 30 000 домов, парками и озером. Его дизайн основан на исламской архитектуре, включая спиральный минарет.Они использовали отступы для разных этажей, чтобы создать спиралевидный узор, позволяющий башне раскачиваться на высоте 1,5 метра от ветра. Чтобы выдержать высоту, они разработали новую конструктивную систему, усиленную тремя контрфорсами, чтобы здание не скручивалось. Из-за экстремальных летних температур архитекторы использовали светоотражающие стеклянные панели и панели из нержавеющей стали с текстурой.

15.59 Башня Аль-Хамра

Башня Аль-Хамра (15.59), расположенный в Кувейте, построен из резного бетона высотой почти 412 метров, дизайн асимметричной формы основан на традиционных одеждах, которые носят в Кувейте. Четверть каждого этажа находится на южной стороне и смещается с запада на восток по мере подъема этажей. У южной стены стены витой ленты, все четыре фасада сделаны из разных материалов, помогающих защитить солнце от жаркого кувейтского лета.

    21 величайшее здание 21 века

    Так часто мы смотрим за стены нашего окружения в попытке ухватить все вокруг нас — чтобы лучше понять свое место.Где мы? Когда мы? Нигде это не воплощено так удачно, как в архитектурных муках. От полюса до полюса повсеместная обширная торговля охватывает проекты от ремонта домов до высоких достопримечательностей, которые можно описать только с помощью предлогов: выше, внутри, за пределами.

    Архитектура часто измеряется через эпохи и временную номенклатуру, например, середина века, брутализм, постмодерн и модерн. Это не совпадение. Дисциплина дает возможность заглянуть в будущее в рамках понимания прошлого.Это помогает нам не просто ухватить наше окружение, но связать момент — или структуру — со временем.

    В нашем последнем обзоре мы погрузились в современное состояние архитектуры 21 века. Сужение такой широкой темы до простого списка из 21 записи, так скоро, неизбежно вызовет последствия; наш список не застрахован. Чтобы сохранить фокус, мы сохранили параметры списка в рамках завершенных государственных и частных учреждений, избегая огромного мира проектов домов и проектов, которые все еще находятся в стадии строительства.Нам меньше 15 лет в 21 веке, и только время покажет, выдержит ли воздействие этих зданий. Но одно можно сказать наверняка: эти здания являются символом современного мира. — Эрик Ян

    Абсолютный мир


    Absolute World состоит из двух небоскребов в жилом кондоминиуме из пяти зданий в Миссиссаге, пригороде Торонто. Избегая прямоугольных рамок традиционного жилого небоскреба, Absolute World включает в себя изгиб на 206 градусов в свои 50- и 56-этажные башни.Хотя изначально проект планировался как одна башня, когда архитектор представил радикальный, органичный проект, все здание было распродано за считанные дни, и был куплен и спланирован второй лот. Эти плавучие здания, также называемые башнями Мэрилин Монро, выделяются среди сравнительно спокойного горизонта Миссиссоги и предлагают уникальную планировку и дизайн для каждого этажа.

    BURKA ARCHITECTS, MAD STUDIO
    2010
    MISSISSAUGA, ONTARIO
    914 930 SQ FT

    Auckland Art Gallery


    Когда пришло время отремонтировать и расширить художественную галерею Окленда, архитекторы FJMT и Archimedia захотели бесшовно совместить новое и старое здания, создав дизайн, напоминающий окружающую местность; в этих рамках они создали новый архитектурный облик галереи, которой 116 лет.В результате получилось красивое сочетание деревянного навеса и стеклянных навесных стен, которое объединяет здание с его лесными окрестностями, Альберт-парком и предметами современного искусства, размещенными внутри.

    FJMT, ARCHIMEDIA
    2011
    AUCKLAND, NEW ZEALAND

    Beijing National Stadium


    Место проведения Олимпийских игр 2008 года, «Птичье гнездо» и его фирменная решетчатая стальная конструкция родились в результате международного конкурса на создание памятника, который поможет Китаю вновь представить себя миру.Работа Herzog & De Meuron, победившая в конкурсе, была вдохновлена ​​китайской керамикой и включала положения для выдвижной крыши. Хотя позже крыша была удалена из конструкции, решетчатая сталь, использовавшаяся для скрытия ее опор, осталась визитной карточкой стадиона. Здание получило впечатляющую оценку во время Олимпийских игр 2008 года, но с тех пор его трудно интегрировать в повседневную жизнь. Несмотря на текущие проблемы, «Птичье гнездо» необратимо подняло эстетические стандарты будущих стадионов.

    HERZONG & DE MEURON
    2008
    ПЕКИН, КИТАЙ

    ЧЕЛОВЕК

    Голубая планета


    Новый аквариум в Дании, получивший название «Голубая планета», содержит 7 миллионов литров воды, а его дизайн точно соответствует изменчивой природе океана. Внешний вид The ​​Blue Planet, спроектированный сверху как водоворот, плавно перетекает от спокойных водоемов к широкой скульптурной плиточной нержавеющей стали, эффективно воплощая мощь и красоту океана.Внутри все экспонаты погружения в аквариум исходят из центрального узла; при необходимости само здание может быть расширено на 30 процентов. Дизайн The Blue Planet идеально соответствует своему прямому назначению, дополняя и без того впечатляющий городской пейзаж Копенгагена.

    3XN
    2013
    КОПЕНГАГЕН, ДАНИЯ
    97 000 кв. Футов, 1800 000 галлонов воды

    BMW Welt


    Когда BMW решила построить новое место, где клиенты могли бы погрузиться в историю баварского бренда и забрать свои новые автомобили (при условии, что они отметили галочкой «европейскую поставку»), они остановились на выборе дизайна, который имитировал бы технологически продвинутый дизайн их транспортных средств.BMW Welt, безусловно, дает. Обладая невероятным количеством стекла и нержавеющей стали, а также солнечной батареей мощностью 800 кВт на крыше, BMW Welt вызывает то же чудо и трепет, которые компания надеется вызвать своим четырехколесным дизайном.

    COOP HIMMELB (L) AU
    2007
    МЮНХЕН, ГЕРМАНИЯ
    785765 КВ.Ф.

    Бурдж-Халифа


    Бурдж-Халифа, само воплощение концепции «форма следует за функцией», похоже, полностью построено на невероятных статистических данных.Высотой 829,8 метра (2722 фута) это самое высокое сооружение из когда-либо построенных, самый высокий небоскреб из когда-либо построенных (на 320 метров выше, чем Тайбэй 101, занявший второе место), а также здесь находится самый высокий в мире ночной клуб и самый высокий новогодний фейерверк. Его многоярусная трубчатая конструкция напоминает традиционные исламские архитектурные конструкции и во многом обязана теоретическому зданию Фрэнка Ллойда Райта, высотой в милю, The Illinois. Абсолютная экстравагантность башни заставляет задуматься о том, что ждет ее в будущем — она ​​была построена в зените культурной и финансовой значимости Дубая, — но есть вероятность, что ее внушающий благоговение вид еще какое-то время украсит пейзаж пустыни.

    SKIDMORE, OWINGS AND MERRILL
    2009, ОТКРЫТО 2010
    ДУБАЙ, ОАЭ
    3 331 100 кв. Футов

    Город искусств и наук


    Город искусств и наук — это не одно здание, а комплекс. Он представляет собой чудо архитектурного дизайна, которое вдохновляет на то же творчество и воображение, что и сами классики искусства и науки. В кратком описании проекта, который идеально соответствует стилю Сантьяго Калатравы, уроженца Валенсии, Город искусств и наук представляет собой набор из семи зданий (плюс планы трех небоскребов, которые были почти снесены), расположенных в бывшем русле реки Турия.Каждое здание в значительной степени состоит из живописного белого бетона и больших полос стекла и нержавеющей стали, которые были бы уместны в романе Жюля Верна. Шедевр Калатравы, вдохновляющий любовью к искусству и науке, не имеет себе равных.

    САНТЬЯГО КАЛАТРАВА И ФЕЛИКС КАНДЕЛА
    2005
    ВАЛЕНСИЯ, ИСПАНИЯ
    3,767,369 кв. Футов

    Калифорнийская академия наук


    Как и Город искусств и наук Валенсии, Калифорнийская академия наук — это здание, которое не может не вдохновлять на великие мысли об открытиях и приключениях.С земли здание выглядит довольно просто, но с более высокой точки зрения начинают выделяться такие детали, как волнистая зеленая крыша и стеклянные навесные стены. Внутри все ставки на простоту и скучный современный дизайн теряются, поскольку посетители сталкиваются с гигантскими тропическими лесами, заключенными в стеклянные сферы и массивные стены аквариума. Однако архитектура добавляет больше, чем ощущение случая; переработка дождевой воды, 60 000 фотоэлектрических элементов и зеленая крыша площадью 2,5 акра помогли компании получить практически невозможный платиновый сертификат LEED (Leadership in Energy & Environmental Design).

    RENZO PIANO
    2008
    САН-ФРАНЦИСКО, КАЛИФОРНИЯ
    410 000 кв. Футов

    Концертный зал Disney


    Концертный зал Диснея — неоднозначное здание. Некоторые говорят, что зал, спроектированный Фрэнком Гери в постмодернистском стиле, напоминает скомканный лист бумаги; другие заявляют, что это шедевр на века. Какими бы ни были разногласия, его место как средоточия современной архитектуры хорошо известно. Миниатюрный Гуггенхайм в Бильбао страдал от массовых задержек и проблем с финансированием: хотя Гери представил проекты в 1991 году (за год до того, как он представил проекты для своего испанского аналога), он не был завершен до октября 2003 года (через шесть лет после Бильбао).Несмотря на задержки, проблемы с панелями, вызывающими блики, и неоднозначный дизайн, Концертный зал Уолта Диснея является невероятно культовым памятником архитектуры 21-го века, который будет вызывать споры на долгие годы.

    ФРАНК ГЕРИ
    2003
    ЛОС-АНДЖЕЛЕС, КАЛИФОРНИЯ
    2265 ЧЕЛОВЕК

    Сады у залива


    Один из крупнейших садовых проектов в мире, расположенный в самом центре Сингапурского залива Марина, Gardens by the Bay предлагает туристам и местным жителям возможность познакомиться с огромным разнообразием флоры в потрясающей обстановке.Архитектурные особенности садов включают две массивные охлаждаемые зимние сады, в которых используются бесчисленные стеклянные панели для создания органично выглядящей формы, далекой от квадратных зимних садов прошлого. Также примечательны 18 «супердеревьев», высота которых варьируется от 25 до 50 метров, что создает сюрреалистическую фантастическую атмосферу по всему парку.

    GRANT ASSOCIATES, WILKINSON EYRE
    2012
    СИНГАПУР
    10 872 000 кв. Футов

    Оперный театр Гуанчжоу


    После звездного конкурса дизайнеров, в ходе которого Рем Колхас (штаб-квартира CCTV, библиотека Сиэтла) и Куп Химмельблау (BMW Welt) представили проекты, работа иракского архитектора Захи Хадид была выбрана в качестве основы для крупнейшего центра исполнительских искусств на юге Китая.Построенный в основном из бетона (распространенная тема в этом списке) с акцентом на гранит, сталь и стекло и сформированный в виде двух сглаженных геометрических узоров (получивших название «двойная галька»), оперный театр имеет органичный, футуристический дизайн, который обеспечивает баланс между отчетливо искусственные и органические.

    ЗАХА ХАДИД
    2010
    ГУАНЧЖОУ, КИТАЙСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА
    1804 ЧЕЛОВЕКА

    Концертный зал Харпа


    Продолжая тему хорошо спроектированных концертных залов, Harpa (здание, ранее известное как Концертный зал и конференц-центр Рейкьявика) представляет собой геометрический голиаф из стального каркаса, облицованного разноцветными стеклянными панелями с зеленым оттенком.Открытый в разгар самой большой депрессии в истории Исландии, Харпа служит решетчатым маяком надежды и культурного прогресса.

    ХЕННИНГ ЛАРСЕН
    2011
    РЕЙКЬЯВИК, ИСЛАНДИЯ
    300000 кв. Футов

    MAXXI Национальный музей искусств 21 века


    Музей искусств 21-го (XXI) века — еще один из плавучих бетонных и стальных левиафанов, ставших торговой маркой Хадид; у этого есть открытое пространство и модульная конструкция, которая хорошо подходит для размещения постоянно меняющихся аранжировок искусства.Большое внимание уделяется естественному освещению и плавным переходам между разделами и экспонатами. Хотя вы можете подумать, что футуристическое здание может чрезмерно выделяться на фоне неоклассического римского окружения, все, похоже, работает, вероятно, потому, что Вечный город плавно переходит в будущее с такими дополнениями, как MAXXI и аудитория Ренцо Пьяно.

    ZAHA HADID
    2009
    ROME, ITALY
    290,626 SQ FT

    Metropol Parasol


    Metropol Parasol представляет собой раскидистую форму березы — считается самой большой деревянной конструкцией в мире — возвышается на 85 футов над центром Севильи.В отеле Parasol есть археологический музей и ресторан, а также укрытие для центрального рынка под ним. Отель хорошо вписался в повседневную культуру Севильи. Хотя его строительство сопровождалось задержками, инженерными проблемами и непомерными расходами, его положительное влияние на город очевидно, а эффект от освещения просто фантастический.

    АРХИТЕКТОР: ЮРГЕН МАЙЕР-ГЕРМАН
    ГОД: 2011
    РАСПОЛОЖЕНИЕ: СЕВИЛЬЯ, ИСПАНИЯ
    РАЗМЕР: 112 700 кв. Футов

    Национальный центр исполнительских искусств


    Национальный центр исполнительских искусств, часто называемый «Гигантское яйцо» и напоминающий мышь, установленную на старых компьютерах Apple iMac, представляет собой заполненный титаном и стеклом левиафан на 5 452 места, окруженный искусственным озером.Дизайн Пола Андреу — это образец простоты, света и прозрачности, который резко контрастирует с богато украшенным величием близлежащего запретного города, знаменующим приход нового, современного Китая.

    ПОЛ АНДРЕУ
    2007
    ПЕКИН, КИТАЙ
    2,361,600 кв. Футов

    Музей исламского искусства


    Рассказать историю создания Музея исламского искусства — значит рассказать историю бескомпромиссного архитектора. Когда проект начинался, первой задачей было уговорить 90-летнюю архитектурную икону И.М. Пей выходит на пенсию. Пей, известный тем, что добавил прекрасные расширения к музеям, таким как Национальная художественная галерея и Лувр, затем провел шесть месяцев, путешествуя по исламскому миру в поисках вдохновения. Наконец, когда Пей был вдохновлен и убежден работать, он предположил, что здание могло бы выглядеть лучше, если бы оно находилось в 60 м от берега на искусственном острове. Так и было. Получившееся в результате здание является как пейским, так и исламским, сделанным из монументальных кусков камня, уложенных друг на друга; Кажется, что здание существует уже тысячи лет, и наводит на мысль, что оно будет существовать еще много лет.

    I. M. PEI
    2008
    ДОХА, КАТАР
    484 376 кв. Футов

    Норвежский центр диких оленей


    Этот небольшой наблюдательный центр, расположенный в национальном парке Доврефьель, предназначен для укрытия туристов и искателей приключений, путешествующих по красивым исландским пейзажам. Павильон построен из необработанного стального каркаса, предназначенного для того, чтобы ржаветь и сливаться с ландшафтом с течением времени. Внутри — красивая, органичная широкая стена из промасленной сосны, которая была фрезерована и соединена с помощью деревянных колышков, и большая стеклянная стена, обращенная на юг, чтобы сохранить вид на природный ландшафт.Хижина находится в красивом уединении среди окружающей природы, но остается привязанной к ландшафту благодаря своим простым местным материалам.

    SNЁHETTA OSLO AS
    2011
    HJERKINN, NORWAY
    970 SQ FT

    Parrish Art Museum


    Новый кампус для Художественного музея Пэрриш изначально задумывался как 30 скромных зданий, напоминающих студии художников, но — как это тема в этом списке — финансовый кризис 2007 года ударил и заставил изменить планы.Новый, радикально упрощенный план включал сарай площадью 34000 квадратных футов с одним этажом и лаконичной планировкой. В результате получилась галерея, в которой чувствуется отчетливо американская. Вопрос о том, из-за ли этого скромного дизайна, корней фермерского дома или красивых окрестностей длинного острова, вызывает споры, но это волшебное место, чтобы увидеть некоторых американских мастеров.

    HERZOG & DE MEURON
    2012
    WATER MILL, НЬЮ-ЙОРК
    34 000 кв. Футов

    Центральная библиотека Сиэтла


    Центральная библиотека Сиэтла, задуманная как еще одно мероприятие «форма-диктат-функция», с первого дня должна была стать убежищем для книг.Массивные стеклянные поверхности служат украшением интерьера и развеивают любые представления о «душной» библиотеке. Такие особенности интерьера, как непрерывная «книжная спираль» — совершенно непрерывное проявление десятичной системы Дьюи, поднимающейся по спирали на четыре этажа, — и несколько огромных читальных залов делают этот живой музей знаний еще более привлекательным.

    REM KOOLHAAS / OMA / LMN ARCHITECTS
    2004
    SEATTLE, WASHINGTON
    362 987 SQ FT

    The Shard


    Лондонцы имеют прискорбную тенденцию давать зданиям клички домашних животных — будь то корнишон, рация или совсем недавно Осколок.Ранее известный как Лондонский мост Тауэр, осколок представляет собой 87-этажную стеклянную башню, которая выглядит как экстравагантная прозрачная пирамида. Хотя в архитектурном плане оно может быть менее тонким, чем многие другие здания, оно довольно большое, и это, безусловно, имеет значение. На изображении горизонта Лондона Осколок затмевает все остальное в городе — одна только причина называть его культовым.

    RENZO PIANO
    2012
    ЛОНДОН, АНГЛИЯ
    1,200,000 кв. Футов

    Офисное здание Statoil


    Новая глобальная штаб-квартира Statoil, построенная для размещения 2500 сотрудников в офисном парке за пределами Осло, представляет собой мастер-класс по проектированию большого здания, гармонирующего с окружающей средой.Сразу же белые стены массивного здания и бледно-желтые фонари кажутся естественным продолжением ландшафта, в то время как массивные геометрические формы выделяются среди холмов. Каждая перекрывающаяся секция организована таким образом, чтобы открывать исключительный вид на фьорд Осло и работать в соответствии с идеей, что каждый сотрудник заслуживает первоклассного рабочего места. В центре офисного здания находится массивный центральный атриум с выпуклой стеклянной крышей, создающий центральную зону, которая опирается на демократические и общинные устремления офиса.

    A-LAB
    2012
    FORNEBU, НОРВЕГИЯ
    1259377 кв. Футов

    Самые влиятельные архитекторы 21 века — Рем Колхас

    Последние |

    Архитектор и теоретик Рем Колхас родился в Роттердаме, Нидерланды, в 1944 году. Легендарный архитектор Фрэнк Гери описал его как «самого всестороннего мыслителя в профессии на сегодняшний день», Колхас известен как новатор и интеллектуальный архитектор. , и это первая часть нашей серии, посвященной самым влиятельным архитекторам 21 века.

    Литературное начало

    Сын романиста Антона Колхаса, Рем начал свою профессиональную жизнь как писатель, работая журналистом в Haagse Post. Поговорив с группой студентов-архитекторов в Делфтском университете Колхаса, он обнаружил свою страсть к архитектуре и собрал чемоданы, чтобы поступить в Школу ассоциации архитектуры в Лондоне, которую окончил в 1972 году.

    Однако Колхас как писатель впервые пришел в архитектурное сообщество, получив широкое признание как выдающийся городской теоретик после публикации своей работы 1978 года «Безумный Нью-Йорк: обратный манифест для Манхэттена».Безумный Нью-Йорк смотрел на архитектурное развитие Манхэттена как на «органический процесс, созданный множеством культурных сил».

    Безумный Нью-Йорк был провозглашен классическим архитектурным текстом и обеспечил Колхасу платформу и известность для его карьеры всемирно известного архитектора.

    Управление столичной архитектуры

    В 1975 году Колхас основал Управление столичной архитектуры (OMA) вместе с Элией, Зои Зенгелис и Маделон Вризендорм.Фирма оказалась питательной средой для некоторых из самых влиятельных архитекторов 21-го века, в том числе Вини Мааса из голландской фирмы MVRDV, Бьярке Ингельса из копенгагенской BIG и покойной Захи Хадид, которая работала на Колхаса в качестве стажера. .

    Среди первых работ ОМА — Нидерландский театр танца 1987 года, Nexus Housing 1991 года в Фукуоке, Япония, и музей Кунстхал в Роттердаме в следующем году. Однако Колхас и ОМА действительно вышли на передний план на рубеже веков, создав ряд блестящих и смелых современных зданий, в том числе ряд магазинов для модного дизайнера Prada, посольство Нидерландов в 2003 году, впечатляющую публичную библиотеку Сиэтла в 2004 год, и, пожалуй, его самый известный проект — здание Центрального телевидения Китая в форме брюк в 2008 году (внизу).

    «Теоретик и пророк»

    В отличие от большинства архитекторов, Колхас обычно не связан с определенной школой или архитектурным движением. В то время как его называли всеми, от структуралиста до деконструктивиста, Колхаса не стремится к определенному эстетическому стилю, а скорее к архитектуре, которая исследует границы между человечеством и технологиями, с каждым дизайном, адаптированным к потребностям клиента и местной окружающей среде.

    В 2000 году Колхас был удостоен Притцкеровской премии, считающейся самой престижной наградой в области архитектуры.Притцкеровское жюри похвалило Колхаса как редкое сочетание «провидца и исполнителя — философа и прагматика — теоретика и пророка».

    Как это часто бывает со многими революционными мыслителями и художниками, некоторые работы Колхаса вызвали разногласия: такие здания, как Публичная библиотека Сиэтла и здание Центрального телевидения Китая (ниже), хвалили и высмеивали почти в равной степени. Там, где одни видят новаторство и мастерство структуры и формы, другие видят новизну ради новизны или даже уродства.

    Дизайны, которые производят большое впечатление

    Каким бы ни был консенсус относительно ценности проектов Рема Колхаса, нет никаких сомнений в том, что он продолжает оказывать влияние на мир архитектуры как теоретик, наставник и как архитектор гений, и мы, безусловно, фанаты здесь, в Селе.

    Наша любовь к архитектуре и дизайну лежит в основе того, что мы делаем, и, работая с нашими клиентами, мы посоветуем лучшее решение для вашего дизайн-проекта.

    Если вы хотите узнать больше о том, как мы помогаем нашим клиентам, позвоните нам по телефону 020 3880 0339 или посетите наш новый офис в Милтон-Кинсе.

    Изображение Центральной библиотеки Сиэтла © Стивен Павлов

    Формируя архитектора 21 века | Журнал Architect

    Грег Пауэрс

    Стать архитектором — одно из моих самых больших достижений. Мой путь от бакалавриата до получения лицензии и до практикующего профессионала важен для того, кем я являюсь сегодня, и я ценю этот опыт.

    Проще говоря, быть архитектором — это определяющая характеристика меня. Однако, когда я смотрю на изменения в обществе с тех пор, как я стал архитектором, мне становится ясно, что система, которая создает архитекторов завтрашнего дня, должна развиваться, чтобы соответствовать вызовам 21 века.

    Сегодня образование архитектора требует развития постоянно растущего числа технических навыков. Из огромного объема информации, которую будущие архитекторы должны будут включить в дизайн-мышление, возможно, первое место в списке занимает наука о климате. Чтобы помочь обществу смягчить его последствия и адаптироваться к изменяющемуся климату, потребуются изменения в том, как мы обучаем будущих архитекторов, а также в том, как мы практикуем, где и когда применяем наши навыки дизайнерского мышления.

    Мне приятно, что AIA и связанные с ней организации разными способами работают вместе, чтобы изменить процесс, лежащий в основе того, как кто-то становится архитектором.Общая цель — устранить оставшиеся барьеры, которые все еще мешают успеху и заглушают голоса слишком многих недопредставленных групп.

    С этой целью несколько месяцев назад руководители AIA, NCARB, AIAS, ACSA и NAAB встретились, чтобы обсудить способы совместной работы и воспользоваться этой уникальной возможностью для модернизации нашей профессии. В целом наши обсуждения были сосредоточены на том, как адаптироваться к быстрым и глубоким экологическим, социальным, демографическим и экономическим изменениям. Были обсуждены такие идеи, как сокращение времени, необходимого для получения степени архитектора, и сосредоточение объема лицензирования на здоровье, безопасности и благополучии.Сегодня для многих эти идеи являются противоречивыми. Но это не меняет того факта, что изменения будут продолжаться, хотим мы того или нет, что делает модернизацию процесса становления архитектором неизбежным.

    Кроме того, Рабочая группа по преобразованию архитектурного образования Стратегического совета AIA продолжает выступать за создание постоянного комитета в рамках AIA для работы со школами и другими партнерами для надзора и внедрения обновлений в учебные программы по архитектуре, которые удовлетворяют потребности быстро меняющихся общество и кадровый резерв.

    Изменения необходимы не потому, что нынешняя система сломана, а потому, что общество, которому мы служим, сильно отличается от общества, существовавшего всего несколько лет назад. Если мы хотим, чтобы архитекторы 21-го века оставались в авангарде создания более справедливого, сострадательного и экологически ответственного построенного мира — и, в более широком смысле, общества — нам необходимо синтезировать новый подход к тому, как кто-то становится архитектором.

    Более двух с половиной тысячелетий назад греческий философ Гераклит заметил: «Все меняется, и ничто не стоит на месте.«Чтобы быть лидером в будущем, мы должны начать менять то, как профессия обучает, трудоустраивает и вознаграждает, потому что общество не стоит на месте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.