Архитектура ампир: Ампир в архитектуре Петербурга | Санкт-Петербург Центр

Содержание

гид по архитектуре Петербурга для чайников от 05.04.16

Настоящий житель Петербурга не только знает год основания города, но и скажет, чем отличается Петровское барокко от Александровского классицизма. Peterburg2 составил краткую наглядную памятку по архитектурным стилям. Забирайте к себе, чтобы не растеряться и блеснуть знаниями в компании друзей или тёти Шуры с Урала.

Здание 12 коллегий

Считается, что в Петербурге можно найти 15 архитектурных стилей. Основные: барокко, классицизм, ампир, эклектика, модерн, конструктивизм.  Многие из стилей имеют свои разновидности. Peterburg2 отобрал некоторые наиболее яркие примеры до неоренессанса включительно.

Петровское барокко


Кунсткамера

Годы популярности: 1703 ― 1740

Примеры зданий: Кунсткамера, Петропавловский собор, дворец Меншикова, Здание Двенадцати коллегий

Этот стиль своим появлением в нашей стране обязан Петру I, отсюда и название. Симметричные постройки с ясно проглядывающим центром композиции – башней, которую украшали портики, скульптуры, нарядные наличники и прямоугольные или арочные формы оконных проемов. Многоцветность и в то же время сдержанность.

Елизаветинское барокко


Зимний дворец

Годы популярности: 1740 ― 1760

Примеры зданий: Зимний дворец, Смольный собор,  Екатерининский дворец в Царском Селе

Тяга дочери Петра Елизаветы Петровны к роскоши отразилась и в стиле, названный в её честь, впрочем другое название ― «русское барокко». Основная особенность: сочетание русских храмовых традиций с элементами европейского барокко. А именно: луковичные купола, крестово-купольные планировки, яркие и контрастные фасады в три цвета с лепниной, декорирование позолотой.

Екатерининский (ранний) классицизм


Лютеранская церковь святой Екатерины

Годы популярности: 1760 — 1780

Примеры зданий: Малый Эрмитаж, Камеронова галерея, Гостиный двор, Армянская церковь на Невском, лютеранские церкви святой Екатерины на В.О. и  святой Анны на Кирочной.

В трёх словах этот стиль можно охарактеризовать как античность, сдержанность и монументальность. В стиле выдерживается симметрия и простота форм. В украшении фасадов зданий используются колонны, портики, аркады, фронтоны, античные скульптуры.

Александровский (поздний) классицизм


Казанский собор

Годы популярности: 1800 ― 1812

Примеры зданий: Горный Институт, Казанский собор, комплекс стрелки Васильевского острова и здание Адмиралтейства

Этот предвоенный стиль называют предшественником русского ампира. Отличительной чертой считают использование строгих дорических и тосканских ордеров, связь декоративных элементов и скульптуры с функциями зданий. Александровскому классицизму присущи строгость линий, монументальность и величественность образов, простота и ясность силуэта.

Русский ампир


Здание Главного штаба

Годы популярности: 1812 — 1830

Примеры зданий: здание Главного штаба, постройки Сената и Синода, Исаакиевский собор, Михайловский дворец, Александринский театр.

Стиль сложился после победы России над Наполеоном. Всё больше усиливается стремление к монументальности, парадности, пафосности, мужественности. Появляется милитаристская символика Древнего мира: орлы, лавровые листы, доспехи; а также памятные колонны и триумфальные арки.

Неоренессанс


Балтийский вокзал

Годы популярности: 1840-е ― 1860-е

Примеры зданий: Дом Пашкова на Литейном проспекте, Балтийский и Варшавский вокзалы, «Красные казармы»на площади Труда, многочисленные доходные дома.

Один из наиболее распространённых направлений XIX века  в Петербурга является неоренессанс. Характерные его черты: широкие арочные окна, нарядные наличники, мощные узорчатые карнизы, прямоугольные планы с внутренними двориками, колонны и пилястры. А если кратко, если кажется, что здание как будто из эпохи Возрождения ― значит это неоренессанс.

Выберите тип маршрута и кликните на карте для указания места отправления

«Стáлинский ампи́р» — происхождение и значение понятия

Сталинским ампиром, или советским монументальным классицизмом, называют архитектурное направление, которое было популярно в СССР с конца 1930-х по 1950-е годы. В этот период руководителем государства был Иосиф Сталин. Именно по его приказу строились многие здания в этом стиле.

Слово «ампир» произошло от французского empire — «империя». Это архитектурное направление появилось во Франции в первой трети XIX века. Здания тех лет были высокими, с большим количеством колонн, строгой композицией. Внешне они напоминали постройки Древней Греции и Римской империи.

Римскими и греческими сооружениями вдохновлялись и советские архитекторы. Поэтому здания сталинского ампира были монументальными, с классическими пропорциями. Однако в них присутствовали черты и других направлений. Некоторые здания украшали готические шпили, а другие — барочная лепнина с растительными мотивами.

Образцом для многих сооружений стал муниципалитет Манхэттена в Нью-Йорке и другие американские небоскребы начала XX века в стиле ар-деко. Внешне их напоминают семь сталинских высоток, которые построили в Москве в 1947–1957 годах.

Среди других известных построек в стиле сталинский ампир — арка на входе в парк Горького, Главный павильон ВДНХ в Москве, Волгоградский планетарий.

Все эти здания, по задумке Сталина, должны были представлять достижения СССР, коммунистического строя. Поэтому их украшали скульптурами рабочих и крестьян, мозаиками с патриотическими сюжетами, изображениями серпа и молота. В оформлении фасадов и внутренних помещений использовали мрамор, бронзу, гранит.

Такие сооружения были дорогими, их строили несколько лет. Чтобы сэкономить, использовали труд заключенных и военнопленных. Для этого создавали специализированные лагеря, например «Строительство 90» — его заключенные возводили комплекс зданий МГУ на Воробьевых горах.

После смерти Сталина в 1953 году новые здания в этом стиле почти перестали появляться. А через два года Никита Хрущев подписал постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», по которому все новые постройки должны были быть дешевыми и простыми: «Советской архитектуре должна быть свойственна простота, строгость форм и экономичность решений». Однако некоторые здания в стиле сталинского ампира достраивали уже после того, как вышло постановление. Среди них — гостиница «Украина», последняя сталинская высотка.

Севастопольский ампир. Архитектура в стиле джаз

Послевоенные застройки в стиле сталинского ампира можно найти во многих городах нашей необъятной Родины. Каждая из них своеобразна, отражает и традиции города, и особенности его устройства, и, конечно, его статус. Московский ампир выглядит богатым и немного купеческим, Ленинградский ампир – стилен и строг. Послевоенные дома центральных улиц Минска и Киева лежат где-то на золотой середине.

Но сегодня речь о самом необычном ампире – севастопольском.

Прежде чем привести его яркие примеры, необходимо отметить несколько моментов, которые определили столь необычную трактовку ампира в славном черноморском городе.

Севастополь к маю 1944 года был разрушен на 98%. При таком масштабе потерь вполне можно было снести остатки исторической застройки и возвести город «с нуля». На это даже был готов план генеральной реконструкции 1944 года за авторством Григория Бархина. Всматриваясь в этот фантастический чертеж даже трудно сходу привязать его к знакомым ориентирам.

Но легендарный город не был республиканским центром как Минск и Киев, поэтому средства, выделенные на восстановление, были на порядок меньше. А вот задача возрождения города русской воинской славы была обозначена приоритетной. В 48-м году сюда лично приехал Сталин, после чего работа закипела.

После войны главным архитектором города стал ленинградец Юрий Траутман, который «приземлил» план Бархина. Было решено не отказываться от сохранившихся зданий и планировки улиц. Это во многом определило облик возрождавшегося города. С этого момента восстановление Севастополя носило характер импровизации. В крымский город приехала целая армия архитекторов из разных уголков страны. Вдобавок главные архитекторы Севастополя сменяли друг друга каждые 2-3 года!

 

1.

Итак, за основу строительства взяли планировку, остатки, а подчас просто фундаменты довоенной застройки. На них были надстроены «ампирные импланты». Так в ритме очень своеобразного старого Севастополя была сыграна новая архитектурная симфония. И коль скоро мы перешли к музыкальной терминологии, то это был … джаз!

В самом деле, при наличии канонов ампира – стиля победившей империи, волю фантазии дал каждый архитектор. А их в послевоенном Севастополе были десятки, большинство молодые и талантливые! При этом никто из домов не перекрикивает друг друга. Наоборот, каждый подыгрывает другому, что создает петербургский эффект «ансамблевости». Тем более, что многие из зодчих возрождавшегося Севастополя представляли ленинградскую школу.

Решили и обойтись без свойственного ампиру монументализма и триумфализма. Башни, шпили, колонны, доспехи и венки – весь этот ампирный язык присутствует. Но Траутман и последующие главные архитекторы исповедовали принцип малоэтажной застройки. Местами она стала даже ниже, чем довоенная!

Причин тому тоже две – во-первых, дефицит стройматериалов и строительной техники. Например, тех же кранов, без которых строить здания выше 2-3 этажей очень трудно. Во-вторых, никто не отменял сложность рельефа и потенциальную сейсмоопасность.

Да, как и в других городах взлетевший сталинский ампир в Севастополе ждало свое падение. На смену его роскоши пришла практичность типовой застройки. Но даже севастопольские хрущевки очень своеобразны, ибо в них слышны отзвуки волшебной музыки 50-х…

Так и сложился севастопольский «джаз-ампир»: с его белоснежностью натурального камня, террасами и балкончиками, асимметрией и игривостью, не свойственной подобным зданиями в Москве, Ленинграде, Минске или Киеве.

Давайте же отправимся в это путешествие, которое вслед за нашим фильмом вы можете повторить самостоятельно, оказавшись в этом вечно юном городе.

Начнем знакомство, как и положено гостям города, с железнодорожного вокзала.

Morelli

В начале 19 века, в эпоху Наполеона, развивается особенная версия классицизма — ампир, то есть стиль империи. У этого стиля особое героическое настроение, он прославляет мощь имперской власти, ее завоевания и победы. Ампир появился во Франции в наполеоновские времена и оказал влияние на всю Европу. В Российской империи эти мотивы появлялись еще с 1800-х годов, а особенно ампир стал очень распространен как раз после победы над его вдохновителем — Наполеоном — в 1812 году.

Выразить имперский пафос ампиру помогают воинские мотивы в декоре: груды доспехов, скульптуры богинь победы, летящих с лавровыми венками, чтобы увенчать победителя, колесница с Аполлоном — богом войны.

Сделать композицию более мощной и триумфальной часто помогает более мощное подведение итога наверху. После обычной горизонтальной линии карниза, подводящего итог, мы видим аттик — небольшой дополнительный ярус. Аттики применялись еще в древнеримских триумфальных арках. Они добавляют ощущения массивности и мощи.

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

 

c.Трон Наполеона в замке Фонтенбло

Наполеон встраивает свой трон в более ранний зал с элементами разных эпох — барокко, рококо, классицизма. Очень хорошо чувствуется контраст ампирной вставки с остальным интерьером — спокойный и парадный бархатный фон, массивные кресла перед троном, орлы и лавровые венки, как на римских знаменах легионов.

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

d. Ампирная дверь

Это дверь, сделанная около 1800 года, из замка Фонтебло. Ампир часто очень недалеко уходит от классицизма. Лавровые венки — символ победы, и поэтому они будут частым ампирным мотивом. 

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

e. Дверная ручка в стиле ампир

Эта ручка сделана в более позднюю эпоху, но полностью в ампирной эстетике. Она массивная, увесистая, вместо плавного изгиба — солидное сочленение под прямым углом. Само тело ручки трактовано как пучок фасций — еще древнеримский символ власти и единства.

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

MobileHide

Фасции

Стиль империи — ампир в архитектуре / Архитектура классицизма во Франции / Архитектура классицизма / История архитектуры / www.Arhitekto.ru

Архитектура классицизма / Франция

Архитектура Франции времен Наполеона — начала XIX века, так называемый стиль империи — ампир представляет собой новую фазу в развитии классицистической архитектуры, соответствовавшую новым политическим и идеологическим задачам. Архитектура должна была прославлять и возвеличивать захватническую политику Наполеона. В создании нового стиля источником вдохновения зодчих того времени была архитектура древнеримской империи, величественные, триумфально-приподнятые формы которой как нельзя лучше отвечали запросам данного периода.

Строительство эпохи Наполеона не отличалось размахом: войны отвлекали все средства. Большинство сооружений представляли собой триумфальные памятники, помимо этого реконструировались некоторые старые здания и отделывались дворцовые интерьеры.

Характерны в этом смысле огромная Триумфальная арка Звезды на проспекте Елисейских полей (архитектор Ж.-Ф. Шальгрен) и мемориальная Вандомская колонна на площади того же названия, подражавшая колонне Траяна в Риме, созданная по проекту архитекто ров Ж. Лепера и Ж. Гондуэна.

Одним из крупнейших и типичных сооружений наполеоновского времени явилась церковь Ла Мадлен в конце Королевской улицы, ведущей от площади Согласия. Церковь была построена по проекту Бартельми Виньона в подражание римскому периптеральному храму.

Основными представителями ампира в зодчестве были Шарль Персье и Пьер Фонтен — придворные архитекторы Наполеона. Хотя эти мастера, работавшие совместно, и построили ряд сооружений, в основном они были декораторами, и большая часть их деятельности связана с оформлением интерьеров и работами для художественной промышленности. Персье и Фонтен перестраивали замок Мальмезон — резиденцию Наполеона, расширили Лувр, произвели отделку ряда дворцовых интерьеров. Они составляли эскизы для внутренних отделок, мебели, художественных изделий из металлов, художественных тканей, ваз. Художники создавали композиции, широко привлекая римские, помпейские декоративные мотивы.

Читайте также:

гуляем по Хамовникам / Новости города / Сайт Москвы

Хамовники — один из самых интересных районов Москвы с богатейшей историей. В разное время здесь жили, например, Лев Толстой, Михаил Булгаков, Олег Даль и Олег Янковский. Здесь находятся «Лужники», Пушкинский музей, храм Христа Спасителя и конечно, Новодевичий монастырь, в котором идет масштабная реставрация. Уже восстановлены 18 памятников монастыря, среди которых палаты царевны Марии Алексеевны XVII века, Филатьевский приют и восемь башен.

Мы же предлагаем совершить виртуальную прогулку по менее известным, но от этого не менее важным местам. А гидом станет краевед, знаток города и главный редактор журнала «Московское наследие» Филипп Смирнов.

Сказочный дом, склады и казармы

Особняк на углу Соймоновского проезда и Пречистенской набережной, как будто сошедший со страниц русских сказок, известен как дом Перцовой. Его построил в 1907 году инженер путей сообщения Петр Николаевич Перцов. Он объявил конкурс на составление проекта «доходного дома в русском стиле». В состав жюри вошли Виктор Васнецов, Василий Суриков, Василий Поленов и Федор Шехтель. Сам Перцов остановился на проекте Сергея Малютина — несмотря на то, что он занял второе место. Особняк стал настоящим произведением искусства: резные лестницы, изразцовые печи, витражи, майоликовые мозаики со сказочно-былинными мотивами.

«Сергей Малютин, автор проекта, расписавший панно на доме, известен более всего тем, что подарил нашей стране матрешку. Он много общался с женой мецената Саввы Мамонтова, которая по возвращении из Японии подарила ему традиционную игрушку. Ее Малютин переосмыслил и придумал знаменитую куклу, которая стала национальным символом России», — рассказывает Филипп Смирнов.

Пройдя по Остоженке, остановимся у комплекса Провиантских складов (Зубовский бульвар, дом 2) — прекрасного образца московского классицизма. Необходимость строительства новых каменных складов для хранения провизии появилась в начале 1820-х годов, поскольку старые деревянные амбары, располагавшиеся тогда у площади Серпуховской Заставы, сильно обветшали. Проект поручили архитектору Федору Шестакову, а за образец взяли Воскресенские провиантские склады в Петербурге, построенные в 1821 году.

Трехэтажное здание, входящее в этот комплекс (Комсомольский проспект, дом 13), — Шефский дом. Оно было построено в конце XVIII века по проекту Матвея Казакова в стиле раннего московского классицизма. «Этот дом был построен на территории суконной фабрики, основанной еще Петром Великим, на так называемом окоеме Хамовнического плаца. Там находилось место тренировки и смотра войск», — объясняет Филипп Смирнов.

Изначально здание было жилым, но в начале XIX века вокруг него возвели казармы, а купеческий дом выкупили и перестроили для расквартировки офицеров и шефа (командира) полка. Отсюда и название дома — Шефский. Здание стало лауреатом конкурса «Московская реставрация» в 2018 году. 

Первый хипстер Москвы и немного постконструктивизма

Следующая точка виртуального маршрута — музей-усадьба Льва Толстого в Хамовниках (улица Льва Толстого, дом 21). Такой статус здание получило по личному распоряжению Владимира Ленина. 

Оказавшись внутри небольшого деревянного дома, можно наглядно представить, как жил писатель, кстати, очень любивший это место. «Внутри, в интерьерах, сохранилось почти все, потому что сразу после революции более шести тысяч предметов было поставлено на охрану. Поэтому сохранились там и стаканы, из которых пил Толстой, и велосипед, на котором он ездил. Интересный экземпляр — велосипед Rover 1908 года выпуска. Глядя на него, можно сделать два вывода: во-первых, Толстой — первый хипстер в Москве, а во-вторых, у него были довольно сильные ноги, потому что крутить педали на этой модели было тяжело», — говорит экскурсовод.

Перед усадьбой тоже есть кое-что любопытное — аутентичные фонари, которые устанавливали по распоряжению Толстого. В то время Хамовники были фабричным районом, и газовое освещение было большой редкостью. Конечно, с тех пор их не раз переделывали, но оригинальные столбы и чаши сохранились до наших дней.

Затем отправляемся в проезд Девичьего Поля, где расположился прекрасный образец постконструктивизма — здание Общевойсковой академии имени Фрунзе (проезд Девичьего Поля, дом 4). Это впечатляющее сооружение в стиле ар-деко.

«Архитектура этого здания колоссальная, мощная, очень насыщенная и совсем не характерная для нашего города. Это очень важный период в развитии государства и подхода к архитектуре, который предвосхищает, с одной стороны, так называемый сталинский ампир, а с другой — имеет прямое отношение к конструктивизму. То есть это такой излом на стыке двух важных периодов», — объясняет краевед.

Стоит обратить внимание также на массивный куб в угловой части здания. Сейчас он пустой, но изначально там стоял огромный танк. Его можно увидеть на старых фотографиях. Например, есть снимки, на которых запечатлены сотрудники академии, ехавшие в ноябре 1941-го на парад. На их фоне возвышается эта мощная и страшная машина, гусеницы которой достигают высоты двухэтажного дома. Кстати, на этих же фото можно увидеть памятник Льву Толстому, созданный скульптором Алексеем Портянко.

Ампир, футбол и начало медицинского городка

Неподалеку (дом 23 на улице Бурденко) — дом Палибина. Благодаря тому, что внутри находятся реставрационные мастерские, он сохранился в очень хорошем состоянии с подлинными интерьерами периода ампира, то есть 20-х годов XIX века.

«Там есть совершенно необыкновенная печка с ручной росписью и изразцами. В нескольких комнатах сделаны специальные реставрационные зондажи: сняли советскую штукатурку и под ней обнаружили слои предыдущих отделок. Так вот, там есть расписанные вручную обои и потолки. Это тоже ультраценно, такую роскошь могли позволить себе только очень богатые люди», — отмечает гид.

Дом сохранился благодаря энтузиастам: его должны были снести в 1960-е годы, но люди горой встали на его защиту. Они подарили нам настоящую жемчужину послепожарной Москвы, образцовый особняк в очень хорошем состоянии.

Двигаемся по Плющихе в сторону улицы Еланского и по правую руку в глубине двора замечаем дом Снегирева (улица Плющиха, дом 62, строение 2). Владимир Федорович Снегирев был акушером, выдающимся медиком конца XIX века.

«Снегирев первым начал строить медицинский городок. Началось все с того, что он просто купил участок на Девичьем Поле и построил там дом, в котором принимал московских рожениц (это было еще до того, как появились роддома). Но, так как он был видным членом медицинских обществ, он начал собирать с меценатов и благотворителей обещания отстроить медицинский городок на Девичьем Поле. Так что большая история, связанная с развитием медицины, с институтами Сеченова, Пирогова и так далее, началась с этого маленького особняка», — рассказывает Филипп Смирнов.

Прямо напротив расположился один из старейших в Москве стадионов — «Буревестник». Его облик сильно изменился, но ограды, футбольное поле и корты исторические. Интересно, что в 1909 году одновременно были открыты два спортивных стадиона на двух углах города: «Буревестник» на углу проезда Девичьего Поля и «Сокол» на углу Елизаветинского переулка.

И, конечно, конструктивизм

Тем временем подходим к прекрасному образцу конструктивизма авторства Константина Мельникова — клубу завода «Каучук» (улица Плющиха, дом 64/6, строение 1). Советские идеологи в 20–30-е годы прошлого века решили массово строить дома культуры для предприятий.

«В царскую эпоху такими домами культуры были церкви и театры. После проповеди или, соответственно, спектакля люди общались, обменивались новостями, в том числе о политическом устройстве, каких-то законах и прочем. Взяв курс на строительство нового государства, большевики придумали, что необходимо образовывать рабочий класс с помощью лекций, постановок и различных хобби», — подчеркивает краевед.

Так создавались дома культуры. Обычно это было пространство где-то на 500 человек, обязательно с большим залом для митингов. Для строительства «Каучука» уже очень востребованному на тот момент Мельникову достался угловой участок на пересечении Плющихи и 2-го переулка Тружеников. Архитектор выразительно вписал здание в существующую застройку. Особенностью стал круглый вестибюль, опоясанный красивыми наружными лестницами.

Архитектор заложил в проект много интересных решений, таких как, например, трансформируемая сцена или передвижные перегородки.

«Продолжая разговор про конструктивизм, нельзя не упомянуть так называемый дом-пилу, расположенный на Большой Пироговской (дом 51). Если смотреть на него сверху, он напоминает ручную пилу, корпуса, как зубчики, торчат в разные стороны. Это конструктивистское общежитие, построенное в 20-е годы ХХ века, в составе знаменитого поселка Усачевка. Про него снято много документальных фильмов, его демонстрировали иностранцам как образец новой архитектуры», — рассказывает Филипп Смирнов.

Неподалеку, на улице 10-летия Октября, находится детская поликлиника № 38. В нее водят детей многие жители Хамовников, но мало кому известно, что это первое общественное конструктивистское здание. Так что сами того не зная, юные москвичи ходят делать прививки в прекрасный образец конструктивизма. За ней, если идти в сторону Хамовнического Вала, напротив станции метро «Спортивная», находится часть Усачевского конструктивистского поселка — города-сада, города будущего. Это дом — машина для жилья, созданный по всем канонам конструктивизма в 1920-е годы, где у жителей было все необходимое: магазины, прачечная, детский сад.

Виртуальная экскурсия заканчивается, а прогулка по Хамовникам ­— нет. В этом районе можно останавливаться чуть ли не у каждого здания, и каждое расскажет свою историю.

Столь прекрасный стиль ампир в архитектуре

Стиль Ампир — общие сведения

Архитектурный стиль, именуемый ампир возник и развивался в начале девятнадцатого столетия. Это было европейское течение в архитектуре, завершившее этап становления классицизма. Изначально он зародился во Франции и ознаменовал период правления Наполеона, после – расширил своё влияние на большую часть Европы. Отличительные характеристики:
• Массивность;
• Разнообразие декора;
• Грандиозность.
Он относится к стилям королевской знати в архитектуре. Ему также характерны театральность оформления внутреннего интерьера и всего комплекса построек. В его состав в обязательном порядке входят колонны, лепные декоры и карнизы, пилястры, скульптуры в античном стиле с мотивами Греции и Египта.

Ампир в девятнадцатом веке

Большая часть элементов данного стиля была заимствована художниками и античного стиля архитектурных сооружений. Основой ампира стала именно греческая архитектура, которая имела более плавные очертания. Своё полноценное раскрытие он приобрёл в девятнадцатом столетии.
Когда Наполеон вернулся из похода на Египет, ампир преобразился, в его состав вошли элементы архитектуры Египта. Ампир – один из сам монументальных стилей в архитектуре. Все фигуры в нём абсолютно правильные с точки зрения геометрии. Ему характерны целостные крупные архитектурные комплексы, а не единичные объекты.
В парадных дворцов, выполненных в стиле ампир, принято было располагать разнообразные, но обязательно живописные панно. В них преобладали элементы египетской культуры и традиций. Ценились огромные вазы, которые служили не только для декора, но и в практических целях. Декорировались помещения различными бронзовыми предметами, в основном статуэтками. Военная атрибутика – одно из направлений декорирования помещений в стиле ампир. Через этот архитектурный стиль проявлялось величие императора и правителя государства.

Ампир в России

В России стиль ампир встречается не повсеместно. Наибольшее число зданий, построенных в этом стиле находятся в Петербурге. Москва также может представить большое число построек в тиле ампир. Он проявляется также в некоторых памятниках и скульптурах. Один из примеров этого стиля расположился на Красной площади Москвы – это памятник Митину и Пожарскому.
Начало своего развития ампир в России получил только в начале девятнадцатого века. Его родоначальником стал правитель Александр І. Он слыл ценителем иностранных архитектурных стилей. Ампир России значительно отличался от изначального европейского ампира. В русском направлении ампира использовались ордерные системы классического направления архитектуры. Его основой стали:
• Тонкое сочетание правильности геометрических форм и сдержанности декорирования как внешнего, так и внутреннего, лепниной;
• Архитекторы стремились передать в нём всю мощь патриотизма нации, славу её воинов.
Торжественность зданий русского ампира всегда привлекала своей масштабностью и неописуемой красотой. Ничего броского, все детали только в классическом стиле. В этом и прелесть ампира.
Что касается ампира в культовых сооружениях России, то здесь стоит отметить преобладание именно монументальной живописи. Стали появляться не свойственные архитектуре России колонны, арки, прочие монументальные сооружения, проставляющие воинственность народа. Повсеместно встречается символика военная, но не только современности, но и древнего мира.
Все элементы русского ампира находились в чёткой взаимосвязи и тонко дополняли друг друга. Это позволяло возводить неописуемо красивые дворцы, храмы и прочие строения в этом стиле, указывая на пышность и торжество царской власти.
Если указывать конкретные сооружения, выполненные в этом стиле, то стоит обратить внимание на один из монументальных кафедральных соборов – Исаакиевский. Его спроектировал родоначальник русского ампира – Монферан.
Сегодня искусствоведы разделяют русский ампир на два течения – московский ампир и петербургский. Это разделение основывается на отдалении ампира от русского классицизма, который культивировался в Москве.
Ампир в Петербурге был довольно близок к классическому стилю в архитектуре. Москва же старалась приблизить ампир к консерватизму. Именно благодаря этой разнице Петербург сегодня выглядит более монументально и масштабно. Так как все сооружения в стиле ампир в Петербурге выражали помпезность и масштабность имперской власти. Здесь довольно часто встречается военная тематика.
Если говорить о личностях, то в Петербурге известность архитектора сооружений в стиле ампир приобрёл Росси, который сочетал в своих работах градостроение и архитектурный подход. Благодаря его стараниям в Петербурге были возведены такие необыкновенные по своей красоте и масштабности архитектурные ансамбли:
• Площадь Сенаторская;
• Синод и Сенат;
• Михайловский дворец;
• Александринский театр;
• Александринская площадь;
• Площадь Михайловская;
• Главный штаб.
Росси был не единственным архитектором этого стиля в Петербурге. Его труды продолжили в разное время Захаров, Жилярди, известнейшие скульпторы Мартос и Щедрин. Ампир был основным направлением в архитектуре России всего несколько десятилетий, но за это время внешний вид многих русских городов, как и Петербурга – основательно изменился.
Благодаря этому архитектурному течению многие русские города приобрели свои визитные карточки для туристов со всего мира. Ампир в России действительно шикарен и вызывает любопытство и восхищение. Он имеет свои изюминки и отличительные черты от Европейских его направлений. Это делает его узнаваемым и привлекает сегодня тысячи туристов в те города, которые затронул ампир. Во всей Европе здания и сооружения, возведённые в этом стиле характеризуются утончённостью и монументальностью, прославлением военных подвигов народа и его патриотизма, силы и верности правителю.

Архитектура в стиле французского ампира | Study.com

Предыстория стиля ампир

Чтобы понять, как стиль ампир повлиял на французскую архитектуру, нам сначала нужно немного познакомиться с этим движением. В середине-конце 18 века Соединенные Штаты завершили революцию и стали независимыми. Построив свою новую республику по образцу Римской республики, они положили начало массовому возрождению неоклассической архитектуры года (в греческом и римском стиле).В конце 18 века Франция пережила собственную революцию, и неоклассицизм распространился и по этой стране.

Наполеон пришел к власти из хаоса Французской революции. Он проложил себе путь к лидерству и был назначен Первым консулом (титул лидера Римской республики). В 1802 году он был изменен на «Первый пожизненный консул» (стратегия, которую использовал Юлий Цезарь для сохранения власти). В то время Наполеон сильно опирался на неоклассическое искусство в своем личном поместье, чтобы подражать хорошему римскому консулу.Наконец, Наполеон был коронован императором в 1804 году. Это означало, что пришло время для новой эстетики. Стиль французской империи все еще оставался неоклассическим по своему характеру, но уже не заимствовал у Римской республики. Теперь это произошло из Римской империи.

В мебели и интерьере во французском стиле ампир преобладали мотивы ампира. Многие из них были переработаны на темы римской империи, такие как орлы, лавры, урны и колонны. Другие мотивы имели прямое отношение к французской империи, в первую очередь египетские иероглифы и символы, которые напоминали людям о победах Наполеона в Египте.

Архитектура в стиле ампир

Хотя полностью единого архитектурного стиля в стиле ампир никогда не существовало, отношения, мотивы и символика стиля ампир действительно участвовали в первых усилиях Наполеона по преобразованию Парижа. Если бы он оставался у власти дольше, он мог бы унифицировать стиль. Однако он этого не сделал, и поэтому у нас осталось несколько относительно незначительных дополнений в стиле Империи, а также четыре очень ярких примера окончательного видения Наполеона.

Триумфальная арка

Самым известным архитектурным успехом французского ампира является триумфальная арка .В Римской империи императоры строили монументальные арки, чтобы отпраздновать свои победы и почтить память войск. Римская победа не была полной, пока армия не прошла через триумфальную арку.

Триумфальная арка в центре Парижа

В 1806 году Наполеон построил собственную триумфальную арку, чтобы отметить первые победы своей империи и почтить память своих войск. Хотя к моменту его поражения и изгнания строительство еще не было завершено, Триумфальная арка в Париже оказалась 164 фута в высоту, 148 футов в длину и 72 фута в ширину.Он был смоделирован по образцу Арки Тита (построенной римским императором I века) и был дополнен рельефами Наполеона в тоге, увенчанным аллегорической фигурой Победы (римская традиция).

Эта Триумфальная арка является самой известной, но на самом деле не единственной, которую Наполеон заказал. Арка также была построена в 1806 году в честь войск Наполеона и его военных побед в 1805 году. Это Триумфальная арка Карусели , и, поскольку она меньше, она была фактически закончена во время правления Наполеона.Его пропорции прямо отражают римскую арку Септимия Севера, и на нем изображены рельефы сражений во время кампании Наполеона.

Вандомская колонна

Не все римские императоры праздновали победу исключительно триумфальной аркой. Некоторые также построили триумфальные колонны, башни, которые фиксировали события кампании (наиболее примечательными являются колонны Марка Аврелия и Траяна). Что ж, очевидно, что Наполеон тоже должен был иметь один из них. Вандомская колонна — это триумфальная арка в стиле ампир, полностью покрытая бронзовыми рельефами победы Наполеона при Аустерлице.Первоначально на нем была бронзовая статуя Наполеона как римского императора на вершине, снова сопровождаемая крылатой Победой.

Колонна Вандома

Мадлен

Наконец, если вы собираетесь превратить свою имперскую столицу в новый Рим, вам нужен римский храм. В 1806 году Наполеон заказал Madeleine , структуру, непосредственно смоделированную по образцу римских храмов во Франции (в первую очередь Maison Carrée — римский храм I века в Ниме).Как и Maison Carée, Мадлен была окружена коринфскими колоннами с доминирующим рельефным фронтоном. Первоначально он был задуман как еще один памятник солдатам Наполеона в Великой армии года , но позже был превращен в католическую церковь после поражения Наполеона.

Церковь Мадлен в Париже

Краткое содержание урока

Модель в стиле ампир была неоклассическим механизмом , созданным под Наполеон (1804-1815), в котором французский император попытался стандартизировать имперскую эстетику.В основном это относилось к мебели и дизайну интерьера, но начало проникать в архитектуру. Наиболее заметные структурные элементы стиля ампир — это не настоящие здания, а массивные памятники имперским победам Наполеона, основанные на прецедентах римской империи. Самая известная — Триумфальная арка , увеличенная версия римской триумфальной арки. Наполеон также построил Триумфальную арку Карусели . Он также построил триумфальную колонну Vendôme Column и триумфальный храм Madeleine .С помощью этих структур Наполеон надеялся превратить Париж в настоящую имперскую столицу, основываясь на прецедентах первой великой империи Европы.

Империя, Архитектура и город

Лауреат премии Спиро Костофа 2010 г. (спонсируется Обществом историков архитектуры)

Имперское строительство и современность доминируют в истории девятнадцатого века. Французская и Османская империи извлекли выгоду из современной инфраструктуры и городского строительства, чтобы контролировать разнообразные социальные, культурные и политические ландшафты.Зейнеп Челик исследует города Алжира и Туниса, находящиеся под французским колониальным правлением, и города османских арабских провинций. Смещая акцент с «центров» Парижа и Стамбула на «периферию», она предлагает более детальный взгляд на межкультурные обмены. Различные политические программы Французской и Османской империй раскрывают бесчисленное множество значений, стоящих за удивительно похожими городскими формами и зданиями. В этом богато иллюстрированном томе впервые доступны многочисленные архивные планы, фотографии и открытки, а также репродукции из периодических изданий и официальных ежегодников.

Дороги, железные дороги, порты и водные пути служили многим имперским целям, от военных до коммерческих и даже идеологических. Вмешательства изменили структуру городов беспрецедентным образом: прямые артерии были прорезаны через города, кварталы в европейском стиле были пристроены к историческим центрам, а новые промышленные и шахтерские города, военные посты и административные центры были построены в соответствии с последними тенденциями. Эти главные инженерные достижения были тщательно спланированы, чтобы создать современный имидж и решить практические задачи роста и коммуникации.

Челик рассматривает публичные площади как привилегированные места имперского самовыражения, о чем свидетельствуют здания, которые их определяли, и иконографические памятники, которые их украшали. Она изучает архитектуру общественных зданий. Театры, школы, больницы и офисы, в которых размещался имперский административный аппарат (ратуши, правительственные дворцы, почтовые отделения, полицейские участки и военные сооружения), были новыми светскими памятниками, спроектированными по европейским образцам, но в ряде архитектурных выражений.

Публичные церемонии на фоне современных городских пространств сыграли ключевую роль в передаче политических идей. Челик описывает их организованное занятие улиц и площадей. В заключение она задает вопросы о том, как различные взгляды обеих империй связаны с культурными различиями, расами и цивилизационными миссиями.

Строительство Империи: Изучение архитектуры «Звездных войн» | Журнал Houston Style

Томас Пейдж, CNN

(CNN) — В январе 1973 года Джордж Лукас написал свою первую трактовку «Звездных войн».Режиссеру, который всегда считал себя скорее режиссером, чем сценаристом, слова давались нелегко, но вселенная в его сознании уже трещала по швам.

Не сумев получить права на научно-фантастический сериал «Флэш Гордон», Лукас решил создать свою собственную галактику далеко-далеко. Уже тогда в нем были космическая принцесса, собачьи бои, монахи-воины и манихейская битва между добром и злом.

Но боссы кино были настроены скептически. «Как он мог осознать эту вселенную?» был вопрос, заданный финансистами.Ответ лежал недалеко от дома.

«С самого начала Джордж и иллюстратор Ральф МакКуорри действительно обосновали мир« Звездных войн »в реальности, связанной с Землей», — объясняет Фил Шостак, арт-менеджер Lucasfilm и автор будущей книги «Искусство звездных войн: Последний джедай «.

Визуальный язык «Звездных войн» и его сиквелов, приквелов и спин-оффов заимствует символы и пейзажи из культур и религий всего мира, чтобы тщательно очертить инопланетную вселенную.

«Они дают вам достаточно мнемоники, чтобы вы могли сказать:« О, я понимаю это », — говорит Дэвид Рит, директор аспирантуры по архитектуре в Университете Стратклайда. Обеспечение сверхъестественной близости — это «то, что« Звездные войны »делают лучше, чем любой другой сериал».

Краеугольным камнем аналога является архитектура. «Эпизоды I, II и III были основаны на (дизайне) 20-х и 30-х годов … эпизоды IV, V и VI были основаны на тяжелом производстве 70-х и 80-х годов», — заявил исполнительный директор Lucasfilm. сказал директор Дуг Чан.Он добавляет, что нынешние сиквелы отражают наше время.

Путешествие по галактике Лукаса включает зиккураты майя, образцы архитектуры барокко, модерна, модерна и брутализма, классической эпохи и раннего средневековья — и даже эстетику Третьего рейха. После восьми фильмов и кассовых сборов в размере 7,7 миллиарда долларов этот бриколаж должен расшириться, когда 15 декабря выйдет «Эпизод VIII: Последние джедаи».

С помощью экспертов мы обнаруживаем архитектурное вдохновение, лежащее в основе различных планет из «Звездных войн», и выясняем, как их дизайн в некоторых случаях влияет на наш собственный.

Набу

Родина Люка и матери Леи Падме, планета Набу была впервые должным образом представлена ​​в «Эпизоде ​​I: Призрачная угроза» (1999). Мирная земная идиллия из космоса представляла собой мешанину европейских архитектурных стилей на земле, часто основанную на чувствительности Фрэнка Ллойда Райта.

«Ллойд Райт оказал огромное влияние на Лукаса», — говорит Рит. Органический стиль американца, гармонирующий с окружением его зданий, хорошо подходил для любящих природу жителей Набу.

Один проект Ллойда Райта, в частности, вдохновил архитектуру Набу. Общественный центр округа Марин в Сан-Рафаэле, Калифорния, был последним заказом великого архитектора. Это было здание, с которым Лукас был знаком; Кампус Lucasfilm Skywalker Ranch находится в 17 км езды от отеля, и режиссер использовал интерьеры центра в своем режиссерском дебюте 1971 года «THX 1138». Мы видим оттенки синих крыш Марин в патинированных куполах и полукруглых вырезах Набу в сочетании с множеством классических элементов.

«В Тиде (столице Набу) есть настоящий византийский колорит», — говорит Реат. «Настоящий гибрид итальянской архитектуры, архитектуры барокко и турецкой мечети». Внешний вид королевского дворца создан по образцу двух великих памятников: собора Святой Софии и Голубой мечети в Стамбуле. Его интерьеры в стиле барокко и рококо были сняты в Королевском дворце Казерты на юге Италии, где жили короли Бурбонов 18 века. Но эти внушительные сооружения были смягчены концептуальными художниками, такими как Чан, которые представили дворец, цепляющийся за край утеса, с водопадами, текущими через него.

Нечеловеческие обитатели Набу, рептилии-гунганы, жили под водой в «своего рода ар-нуво, городе пузырей Жюля Верна», — говорит Реат. Он добавляет, что его криволинейные формы и расцветки перекликаются с металлическими конструкциями европейских архитекторов Гектора Гимара и Виктора Орта.

«Один из первоначальных указов Джорджа заключался в том, чтобы рисунки не привлекали к себе слишком много внимания», — говорит Шостак. Частично это было сделать все «полностью похожим на людей 20-го и 21-го веков».

Идея заключалась в том, чтобы вызвать эпоху невинности на рубеже 20-го века, до Первой мировой войны и гипериндустриализации западного мира — или, говоря языком «Звездных войн», до вторжения роботов Торговой федерации.

Корусант

Корусант, столица Галактической Республики, дебютировал в 1997 году в специальном выпуске «Эпизода VI: Возвращение джедая», но, как и Набу, он имел более сильное присутствие в приквелах (1999–2005).

Планета города была частично вдохновлена ​​научной фантастикой 1940-х годов, объясняет Реат, и миром Трантора, придуманным автором Айзеком Азимовым. Эта концепция была продолжена греческим градостроителем 20-го века Константиносом Доксиадисом: «Он придумал термин под названием« экумеонполис », планета, полностью покрытая городами», — добавляет Реат.

Эта идея осталась неизменной со времени первых набросков Ральфа МакКуорри. Однако здания, которые его населяли, претерпели значительные изменения.

На картинах МакКуорри времен «Возвращения джедая» (1983), когда планета носила имя Хад-Аббадон, изображены пирамиды, усеивающие ландшафт, и Императорский дворец, возвышающийся над всем вдали. Дом Императора отличается готическими элементами и силуэтом где-то между индуистским храмом Прамбанан в Индонезии и фасадом Миланского собора — радикальный отход от всего, что можно было увидеть во вселенной «Звездных войн».Но технологические ограничения и изменения сюжета означали, что планета и дворец никогда не фигурировали в театральной версии, и Люку так и не удалось сразиться со своим отцом в тронном зале, окруженном озером лавы (правда).

Наш первый подробный взгляд на Корусант был сделан в «Призрачной угрозе», когда городской пейзаж состоял из сверхвысоких небоскребов. «Когда Лукас описывал это (концепт-художникам), он описывал Манхэттен, — говорит Рит. «В частности, он восхищался двумя небоскребами: Эмпайр-стейт и Крайслер-билдинг.«Металлические изгибы последнего в стиле ар-деко во многом повлияют на компьютерную графику Корусанта, превратив планету в« Нью-Йорк 30-х годов на стероидах ».

Звезда Смерти (и производные)

«Это не луна … это космическая станция». Серый и сферический, ошибиться было легко. Блуждающий разрушитель миров был монументальным по своим пропорциям и дал нам первое представление об имперской эстетике — вид, который «во многом был обязан Третьему Рейху», — говорит Реат, включая его цветовую палитру.

Намеренно или нет, но «Звезда Смерти» воплотила большую часть кредо супрематизма, абстрактного движения, определенного русским художником Казимиром Малевичем в 1910-х годах. Малевич ценил смелые геометрические формы и блочный цвет, оставляя эти формы плавать в пространстве на холсте (см .: «Черный круг» [1915]). Однако Звезда Смерти не всегда выглядела так.

«Он был разработан изнутри», — говорит Реат. Лукас выбрал эти безжалостные коридоры, и Джон Барри, художник-постановщик и опытный архитектор, сказал: «Что ж, в этом будет какая-то кривизна.«МакКуорри нарисовал набор концентрических кругов … а затем они инкапсулировали его и превратили в большой шар, который вы видите сейчас».

Получилась вещь ужасной красоты, но удивительно легко разрушаемая.

Двумя фильмами позже, в «Возвращении джедая» мы получили вторую Звезду Смерти. С его незаконченными изгибами и потрепанными краями он напоминал абстрактные городские пейзажи, написанные покойной Захой Хадид (которая сама находилась под влиянием русского авангарда). На этот раз роковым недостатком космической станции стала активная зона реактора, помещенная в просторную камеру, похожую на любое количество ядерных градирен.

Наконец, База Старкиллер, пришедшая на планета Звезда Смерти из «Эпизода VII: Пробуждение Силы» (2015). Первый Орден, состоящий из остатков Империи, взял ту же потрясающую идеологию и терраформировал ее, зарывшись в захваченную ледяную планету.

На первый взгляд, Первый Орден продемонстрировал свою фашистскую репутацию с демонстрацией силы в стиле Нюрнберга. «Это не сложно», — говорит Реат. Но тогда этого не должно быть, утверждает Шостак: «Все в« Звездных войнах »нужно прочитать с первого взгляда.«

Координационный бункер соединил трибуну «Цеппелинфельд» нацистского архитектора Альберта Шпеера из Нюрнберга и укрепления «бетон брут» вдоль гитлеровской «Атлантической стены». Стрельба из супероружия базы дала суду собственный момент «Собора Света».

Облачный город, Беспин

Газовый гигант Беспин был не в состоянии поддерживать жизнь во всех слоях атмосферы, кроме одного, и именно там Облачный город разбил лагерь. Место действия третьего акта «Эпизода V: Империя наносит ответный удар» было «аморальным», «управляемым негодяем» и «не имело отношения ни к одной из сторон конфликта», — описывает Рит.(Те, кто ожидают «Последних джедаев», увидят тени Облачного города в новом месте Canto Bight.)

Облачный город берет свое начало в начале 18 века, утверждает Реат, в летающем городе Лапута из «Путешествий Гулливера» Джонатана Свифта. По его словам, это была «метафора британского империализма». «Эта штука бросает тень на город и может упасть и раздавить его в любой момент». Символизм становится более мощным, если учесть, что оригинальные эскизы Ральфа МакКуорри 1975 года представляли плавучий город как имперскую базу.

«МакКуорри официально заявил, что на него наибольшее влияние оказал« Флэш Гордон », — говорит Рит. Плотно сгруппированный мегаполис Облачного города на своем пике напоминает Минго-Сити из сериала 1930-х годов, в то время как его общая парящая структура имела оттенки Небесного города, дома Ястребов.

Облачный город — один из примеров, где реальность заимствована из научной фантастики. В 2014 году НАСА предложило, чтобы «HAVOC», плавающее поселение над токсичной и находящейся под высоким давлением поверхностью Венеры, могло быть одним из способов успешного исследования нашего ближайшего солнечного соседа.

Ач-То

Ач-То, убежище Люка Скайуокера в последние годы его жизни, был планетой, на которой больше воды, чем суши. Но его скалистые обнажения являются домом для настоящего архитектурного любопытства. История «Звездных войн» предполагает, что в Ах-То находится первый храм джедаев — в конце концов, именно поэтому Люк рискнул туда — и, судя по тому, что мы видели, он состоит из хижин с ульями из сухого камня.

Это более важно, чем может показаться, поскольку была критика, что вселенная «Звездных войн» использовала архитектуру коренных народов и развивающихся стран как уничижительный знак примитивности своих персонажей (см .: Эвоки и большая часть Татуина).Реат, выступая в защиту Лукаса, говорит, что «он должен попытаться провести различие между сверхдегуманизированным механизмом» Империи и натуралистической адаптивной архитектурой других, которая, как утверждает Реат, на самом деле более сложна.

На самом деле хижины из сухого камня, использованные в «Пробуждении силы», называются клоханами и представляют собой христианский монастырь 6-го века на Скеллиг-Майкл, обнажении у юго-западного побережья Ирландии. Мы увидим их намного больше в «Последних джедаях», хотя точная природа их архитекторов на данном этапе остается нераскрытой.

Разорвут ли они этот круговорот или подтвердят стереотипы о «Звездных войнах», висит на волоске.

Империя и архитектура

Споры вокруг расы, империи и рабства продолжают появляться в заголовках газет по обе стороны Атлантики. Только в прошлом году организация Black Lives Matter начала новую волну организованных протестов в ответ на укоренившуюся культуру насилия и системного расизма в Соединенных Штатах. За радикальными кампаниями в Соединенных Штатах последовали марши All Black Lives UK, в ходе которых в Бристоле была свергнута статуя работорговца Эдварда Колстона.Выдающийся торговец семнадцатого века и член парламента от тори, присутствие скульптур Колстона служило напоминанием о том, что рабство и имперская политика исторически были связаны с хищной жадностью социальных элит. Телевизионное интервью Опры с Меган Маркл и принцем Гарри в марте 2021 года, в котором были подняты вопросы о цвете кожи и королевских правах, еще больше выдвинуло на первый план домашнюю одержимость элит расой и родословной как показателями принадлежности и принадлежности.

Коринн Фаулер, Зеленая неприятная земля: Творческие отклики на колониальные связи сельской Англии попадает в своевременный момент, поскольку многие из его тем и проблем привлекают внимание через водоворот политической и медийной язвительности от озабоченных консерваторов.Совместная работа Фаулера в Великобритании со школами, специалистами по наследию и другими учеными, включая ее публичный проект Colonial Countryside, подверглась критике со стороны консервативных депутатов и бульварной прессы за исследование и просвещение общественности об исторических связях между английскими загородными домами и колониализм. 1

Фаулер недавно предоставила свое научное понимание таких связей в отчете о смене парадигмы, опубликованном Национальным фондом Англии — обществом, основанным в 1895 году и которому в 1930-х годах было поручено приобретение приходящих в упадок деревенских поместий в рамках его полномочий по созданию мест, представляющих исторический интерес. доступный для общественности. 2 Согласно отчету, девяносто три из трехсот исторических домов организации имеют колониальные связи с трансатлантическим рабством и Ост-Индской компанией. В отчете также показано, как колониальные отношения земельных классов Англии исторически означали, что люди, товары и капитал постоянно пересекали имперскую дугу, охватывающую сельские пространства Англии и эксплуатируемые внутренние районы Британской империи.

Значение данного отчета невозможно переоценить.Вскоре после его публикации 56-местная консервативная «группа здравого смысла» парламента объединилась в ответ, объявив «культурную войну». Лидер палаты общин Джейкоб Рис-Могг даже выступил с речью в парламенте, выразив обеспокоенность по поводу того, что в докладе дом Уинстона Черчилля, Чартвелл, связан с хорошо известными возражениями Черчилля против независимости Индии в его качестве колониального секретаря. Однако, несмотря на усилия правых по подавлению дебатов, в том числе поручивание Комиссии по благотворительности расследовать, нарушил ли Национальный фонд законы о благотворительности в своем отчете, консерваторы и различные СМИ, такие как Daily Mail , Times , Telegraph и Spectator потерпели неудачу. 3 Комиссия по благотворительности очистила Национальный фонд от нарушения его благотворительной цели, и есть явные признаки того, что другие объекты, финансируемые государством, например, Кью-Гарденс и Историческая Англия (до недавнего времени известные как English Heritage Trust) — пойдет по стопам Национального фонда. 4 Фаулер яростно защищает радикальные переориентации такого рода в своей книге, говоря: «Хранители истории обязаны не скрывать факты.Никто не должен сознательно рассказывать половину истории ». 5

Green Unpleasant Land объединяет многие находки из своего наследия, развивая при этом исследование колониальной истории сельской Англии и исследуя радикальные творческие реакции на нее. Он предлагает впечатляющую и тщательно исследованную оценку присутствия чернокожих британцев и британцев в Азии в английской сельской местности. Он развенчивает «утешительные» мифы о сельской белизне и бросает вызов неуместной ностальгии по пасторальному миру, в котором травмы капитализма и колониализма остаются непризнанными.Как отмечает Фаулер, «зеленая и приятная земля Англии» — здесь она цитирует известную строчку из книги Уильяма Блейка «Милтон: стихотворение », позже обозначавшей позицию Блейка как «пророка против империи», — «это не только о сельском хозяйстве и поместьях. , но о колониализме и давнем присутствии черных ». 6 Фаулер убедительно доказывает, что английские периферии на самом деле плотно связаны с имперскими и глобальными связями.

магазинов Empire | СОЗДАН — S9Architecture

КЛИЕНТ: Midtown Equities, HK Organization и Rockwood Capital. ОБЪЕМ РАБОТ: ​​ архитектура. РАЗМЕР: 450,000 SF. РАСПОЛОЖЕНИЕ: Уотер-стрит, 55. Бруклин, штат Нью-Йорк. СТАТУС: построено. НАГРАДЫ: Городской земельный институт. Награды за выдающиеся достижения в области развития. 2018. NYC x Design On the Boards Awards. 2017.

Empire Stores символизирует превращение Бруклина из бывшего промышленного центра в развивающийся творческий сектор. Этот отмеченный наградами многофункциональный комплекс превращает пустой склад XIX века на набережной ДУМБО в современное место для творчества и общественный центр.Переоборудование этого комплекса площадью 450 000 квадратных метров обеспечит растущий технический треугольник Бруклина столь необходимыми офисными помещениями, а также принесет в район магазины, рестораны, общественные места и выставочные галереи. Кампания адаптивного повторного использования подчеркивает и сохраняет монументальное присутствие здания на набережной, улучшая циркуляцию между городской структурой DUMBO и парком Бруклинский мост площадью 85 акров. Архитектурное вмешательство превратило это массивное здание, когда-то являвшееся барьером между районом и парком, в общественный портал, соединяющий две зоны.Проход, вырезанный из каменной кладки, создает пешеходный канал между Уотер-стрит и набережной. Четырехэтажный внутренний двор под открытым небом, вырытый изнутри центра здания, служит иммерсивным общественным пространством для арендаторов здания, членов сообщества и посетителей парка. Стеклянные навесные стены обрамляют внутренний двор, сочетая современное и историческое, чтобы сделать видимыми полосы здания: магазины и общественный ресторанный дворик на уровне, галереи Бруклинского исторического общества на втором этаже и несколько этажей открытых офисных помещений наверху.Благодаря преобразованию крыши в ландшафтную общественную террасу, на которую можно попасть со двора, Brooklyn Bridge Park органично расширяется в здание. Это пространство площадью 7000 квадратных футов дополняет возможности для отдыха в парке с рестораном и пивным садом, а также предлагает культовые виды на мосты и городской пейзаж Манхэттена. Реанимированный комплекс включает 380 000 квадратных футов креативных офисных помещений на пяти этажах, включая двухэтажную современную пристройку на крыше. Торговля и рестораны составляют 70 000 квадратных футов на первом этаже и 3000 квадратных футов выставочной площади на 2 этаже.

Эмпайр Стейт Билдинг | Architectuul

Энди Уорхол и Эди Седжвик

1 из 11

Эмпайр-стейт-билдинг — это 102-этажный небоскреб, расположенный в центре Манхэттена, Нью-Йорк, на пересечении Пятой авеню и 34-й Западной улицы. Его высота составляет 1250 футов (381 метр), а вместе со шпилем антенны он составляет в общей сложности 1454 фута (443 метра).2 м) высотой. Его название происходит от прозвища Нью-Йорка, Эмпайр-Стейт. Он был самым высоким зданием в мире в течение 40 лет, с момента его завершения в 1931 году до строительства Северной башни Всемирного торгового центра в 1972 году. После терактов 11 сентября 2001 года Эмпайр-стейт-билдинг снова стал самым высоким зданием в Нью-Йорке. (хотя он уже не был самым высоким в США или мире).

Эмпайр-стейт-билдинг считается культурным символом Америки.Он оформлен в характерном стиле ар-деко и был назван одним из семи чудес современного мира Американским обществом инженеров-строителей. Здание и его уличный этаж являются достопримечательностями Комиссии по сохранению достопримечательностей Нью-Йорка и подтверждены Сметной комиссией Нью-Йорка. В 1986 году он был признан национальным историческим памятником.

Эмпайр-стейт-билдинг был спроектирован Уильямом Ф. Лэмбом из архитектурной фирмы Shreve, Lamb and Harmon, которая изготовила чертежи всего за две недели, используя свои более ранние проекты для здания. Рейнольдс-билдинг в Уинстон-Салеме, Северная Каролина, и Башня Кэрью в Цинциннати, Огайо (спроектированная архитектурной фирмой W.W. Ahlschlager & Associates) в качестве основы. Здание спроектировано сверху вниз.

Раскопки на этом месте начались 22 января 1930 г., а строительство самого здания символично началось 17 марта — ул. День Святого Патрика — согласно влиянию Эла Смита как президента Empire State, Inc. В проекте участвовали 3400 рабочих, в основном иммигранты из Европы, а также сотни рабочих-могавков, многие из которых из заповедника Канаваке недалеко от Монреаля. По официальным данным, во время строительства погибли пять рабочих.Внуки губернатора Смита перерезали ленточку 1 мая 1931 года.

Строительство было частью жесткой конкуренции в Нью-Йорке за звание «самого высокого здания в мире». Два других проекта, борющихся за титул, 40 Уолл-стрит и Крайслер-билдинг, все еще находились в стадии строительства, когда начались работы по строительству Эмпайр-стейт-билдинг. Каждый владел этим титулом менее года, поскольку Эмпайр-стейт-билдинг превзошел их по завершении строительства, всего через 410 дней после начала строительства. Проект был завершен с опережением графика и в рамках бюджета.Вместо 18 месяцев, как предполагалось, на строительство ушло чуть меньше пятнадцати. Из-за сокращения затрат во время Великой депрессии окончательные затраты составили всего 24,7 миллиона долларов (372,8 миллиона долларов в 2012 году) вместо предполагаемых 43 миллионов долларов. Здание было официально открыто в драматическом стиле, когда президент США Герберт Гувер включил освещение здания нажатием кнопки из Вашингтона, округ Колумбия

Долгосрочное прогнозирование жизненного цикла конструкции было реализовано на этапе проектирования, чтобы обеспечить, чтобы предполагаемое использование здания в будущем не было ограничено требованиями предыдущих поколений.Это особенно заметно в чрезмерной конструкции электрической системы здания.

Эмпайр-стейт-билдинг оформлен в стиле ар-деко, типичном для архитектуры Нью-Йорка до Второй мировой войны. Модернистские навесы из нержавеющей стали у входов на 33-й и 34-й улицах ведут в два коридора высотой в два этажа вокруг ядра лифта, пересекаемые мостами из нержавеющей стали и застекленными мостами на уровне второго этажа. Ядро лифта вмещает 67 лифтов.

Комментарии

Архитектура и урбанизм в Британской империи — Твердый переплет — Г.А. Бремнер

В сегодняшнем постколониальном мире здания, памятники, парки, улицы, проспекты, даже целые города остаются свидетелями некогда впечатляющего, хотя и беспокойного имперского прошлого Британии. Эти структуры являются заметным и почти неизбежным напоминанием об этом прошлом, и поэтому наследие бывшей колониальной империи Великобритании является фундаментальной частью того, как мы договариваемся о нашей постколониальной идентичности, часто лежащей в основе социальной напряженности и споров о том, как эта идентичность лучше всего представлен.

В этом томе представлен обзор архитектурных и городских преобразований, произошедших в Британской империи между семнадцатым и серединой двадцатого веков. Хотя за последние десятилетия в Британской империи было проведено много исследований по архитектуре и городскому планированию, единого всеобъемлющего справочного источника не существует. Собранные здесь очерки восполняют этот недостаток. Благодаря обширному хронологическому и региональному охвату ведущими учеными в этой области, этот том быстро станет оригинальным текстом для тех, кто изучает, преподает и исследует взаимосвязь между империей и антропогенной средой в британском контексте.Он предоставляет обновленный отчет о прошлых и нынешних историографических подходах к изучению британской имперской и колониальной архитектуры и урбанизма и окажется одинаково полезным для тех, кто изучает архитектуру и урбанизм в других европейских имперских и транснациональных контекстах.

Том разделен на два основных раздела. Первый раздел посвящен всеобъемлющим тематическим вопросам, включая типологии зданий, основные жанры и периоды деятельности, сети опыта и передачу идей, пересечение планирования и политики, а также архитектурное влияние империи на саму Британию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.