Архитектура юга россии эпохи авангарда: Архитектура Юга России эпохи авангарда :: Книги :: Архсовет рекомендует

Содержание

Архитектура Юга России эпохи авангарда :: Книги :: Архсовет рекомендует

Мария Аметованаучный сотрудник Музея архитектуры им. Щусева

 

Книга Артура Токарева открывает малоизученный пласт раннесоветской архитектуры огромного региона — Юга России, к которому он относит Дон, Кубань, черноморского побережья Кавказа, Кавминводы и Крым.

Книга: Архитектура Юга России эпохи авангарда. А.Г. Токарев. Ростов-на-Дону. 2016

Наследие Юга России разнообразно и самобытно, оно оставлено и столичными архитекторами, и представителями локальных архитектурных школ. Здесь нам встречаются курорты и совхозы-агрогорода, заводы-гиганты и рабочие поселки, госбанки и клубы, больницы и образовательные учреждения. Уникальны примеры жилой архитектуры, несущей характерный «южный» отпечаток, среди них — дома-кварталы Ростова-на-Дону, таганрогский дом-кольцо с общими балконами-галереями в круглом дворе, ардекошный дом правительства Крымской АССР в Симферополе, модернистский особняк семьи архитектора Мирона Мержанова в Кисловодске.

Стилевым дефинициям, стилистической неоднородности Токарев уделяет как раз самое большое внимание.

«Архитектура Юга России эпохи авангарда» — первая попытка систематизации архитектуры 1920–1930-х гг. цивилизационно близких друг другу регионов — Ростовской области, Краснодарского края, Республики Крым и района Кавказские Минеральные Воды Ставропольского края. Монография решена в форме пообъектного изложения материала. Объекты объединены в главы по принципу административных территорий и снабжены историческими и современными иллюстрациями, библиографией, а также аннотациями на английском языке. Указаны современные адреса объектов, благодаря чему с ними легко ознакомится в реальности (таких большинство, исключение составляют памятники, разрушенные в ВОВ или значительно перестроенные). Подобная структура по мысли автора должна оказать помощь государственным структурам, ответственным за выявление объектов культурного наследия и постановки их на охрану. В связи с этим исследование проводилось в тесном взаимодействии с DOCOMOMO Россия и Государственным музеем архитектуры им.

А.В. Щусева. Ряд малоизвестных объектов, удаленных от краевых и областных центров и сохраняющих свою функцию, удивляет своей первозданной сохранностью. И напротив, часть хрестоматийных памятников мирового уровня находится в катастрофическом состоянии.

Автор книги — доцент Южного федерального университета А.Г. Токарев. Координатором и инициатором издания выступил И.А. Бычков. Финансирование проекта (организация экспедиций, работа в архивах и музеях, фотофиксации) в связи с экономическими трудностями вуза полностью легло на их плечи. В большей степени на творческом энтузиазме работали дизайнеры книги И.С. Кожухарова и Ю.С. Вялкина, фотограф Е.А. Денисюк и редактор В.В. Дашевская.

Архитектура Юга России эпохи авангарда — прошлое и настоящее

Похожие статьи

Технологии и материалы

Delabie идет в школу Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Сантехника немецкого бренда Duravit дополнила интерьеры… Эстетика продукции Duravit помогает поддерживать настроение элегантного и светского «электро-театра», расположенного в центре Москвы и открытого после реставрации в прошлом году. Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для.
.. Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских. Тротуарная плитка BRAER: многообразие форм и цветов Передовые технологии, которые использует компания BRAER, позволяют добиваться не только высокой прочности плитки, но и большого разнообразия.
Рассказываем о достоинствах продукции данного бренда. Долина Муми-троллей Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины. Секреты городского пейзажа В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени.
Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru. Золотисто-медное обрамление Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца. Новое улучшенное приложение Dulux Expert: теперь все сервисы.
.. Приложение позволяет определить цвет, найти его в каталоге, примерить на стены и выбрать нужный продукт. Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности… Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты. Чувство города Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города. Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает… Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского. .. Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit. Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными. Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости. BRAER: возможности и особенности баварской кладки для… Компания BRAER предлагает разнообразные виды, оттенки и декоративные фактуры современной баварской кладки, как классические, так и уникальные. Кирпич BRAER отличается экологичностью и долговечностью. Дайте ванной право быть главной! Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта. Современная архитектура управления освещением В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить. Чистота по-австрийски Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми. Кто самый зеленый 14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.

Сейчас на главной

Камертон озера Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни. В кольцах пандусов Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине. Градостроительные опыты Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся». Выставки больших надежд В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего. Длинный дом Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф. Архитектура СССР: измерение общее и личное Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями. От импрессионизма до фотореализма В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки. Контекст и детали Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка». От ЗИМа до -изма В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда. Печатные, но наполовину В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов. Каменные традиции Гостиничный и жилой комплекс Mandarin Oriental в столице Катара Дохе по проекту John McAslan + Partners. Шкала времени Кумертау Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни. Конкурсы и премии для архитекторов. Выпуск #249 Духовный центр в Дербенте, коттеджный поселок в Нижнем Новгороде и выставочный сад для фестиваля в Сеуле. Дерево живет и регулярно побеждает Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов. Buena vista Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть. Кирпичный текстиль На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани. Важный игрок камерного масштаба Один из первых отборочных матчей Чемпионата мира по футболу-2022 прошел на новом Национальном стадионе Люксембурга по проекту бюро gmp. Большая Астрахань live Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города. Архив архитектуры В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу. Конкурсы и премии для архитекторов. Выпуск #248 Арт-павильон в Альпах, экопоселок в Индии и портативные дома для постковидной эпохи. Пластиковый «Гуггенхайм» В Хайкоу началось строительство Хайнаньского музея науки и технологии по проекту пекинского бюро MAD. Вода для жизни Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени. Градсовет Петербурга 8.09.2021 Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм. Медовая горка Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг Традиции орнамента На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола. Кочевники и пряности Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения. Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков» Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю. Домики в кронах Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение. Дерево с удостоверением Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.

Советскую архитектуру пора занести в Красную книгу – Коммерсантъ Ростов-на-Дону

В декабре опубликована «Красная книга» южнороссийской архитектуры 1920–1930-х годов, посвященная уникальным архитектурным объектам, нуждающимся в особой охране. Автор этой книги «Архитектура Юга России эпохи авангарда» — доцент Академии архитектуры и искусств ЮФУ Артур Токарев — рассказал „Ъ-Юг“, почему и власть, и жители редко видят ценность в памятниках советской эпохи и зачем их все-таки нужно оберегать.

— Как историк архитектуры вы занимаетесь ранним советским периодом. Почему наследие той эпохи интересно сегодня?

— Отечественная архитектура узнаваема во всем мире благодаря прежде всего двум архитектурным стилям: древнерусскому зодчеству и советскому авангарду. Это нашло отражение, например, в экспозиции музея архитектуры в Лондоне, где наша страна представлена двумя объектами: дореволюционный период представляет собор Василия Блаженного в Москве, советский период — драматический театр имени М. Горького в Ростове-на-Дону.

Считается, что 1920–1930-е годы — время уникальных возможностей, так как отсутствие частной собственности позволяло решать крупные градостроительные задачи, вплоть до строительства новых городов. Архитекторы создавали новые, невиданные до того типы зданий — фабрики-кухни, хлебозаводы, дворцы культуры. Одна из основных задач, которая ставилась в 20-е годы,— это улучшение бытовых условий жителей, обобществление быта. Но причины были не только идеологические — были и сугубо практические соображения. Надо было создавать прачечные, столовые, детские сады, библиотеки, клубы и прочие места культурно-бытового обслуживания. Это освобождало людей, прежде всего женщин, для производственной и культурной деятельности.

Были смелые эксперименты и с жилищем — проектировались и строились дома-коммуны, жилые комбинаты. Готовя материалы для книги, я общался с жильцами домов в Ростове, построенных в 20-е годы. Меня интересовало, чем жил тот или иной дом в те времена. Принципиально новым по сравнению с дореволюционным периодом стало то, что двор стал рассматриваться как пространство коллективного общения. В своих экспериментах архитекторы создавали такое пространство, которое стимулировало социальные контакты в обществе. На Западе сейчас пытаются идти по проторенному нами в 20-е годы пути — формировать такую среду города, которая бы снимала барьеры между людьми и стимулировала коллективное общение.

В последние годы архитектура советского авангарда активно исследуется: в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге издаются книги по этой теме, все новые здания получают статус памятников регионального или федерального значения. С сожалением отмечу, что на юге России почти ничего не издавалось, и даже выход нашей книги лишь отчасти восполняет этот пробел.

— Что дает зданию статус памятника?

— На первом этапе историческое здание ставится на охрану в качестве выявленного объекта культурного наследия. С этого момента его нельзя сносить, перестраивать и т. д. В течение года нужно провести экспертизу, которая должна выявить предмет охраны (например, все здание целиком или только фасады, интерьеры, двери и т. д.), и определить категорию историко-культурного значения — регионального или федерального.

К сожалению, даже получение статуса объекта культурного наследия не гарантирует реальной сохранности зданий: например, такой шедевр авангарда, как театр имени М. Горького, многие годы находится в удручающем состоянии. «Зеленый» театр в парке Ростова разломали, заменили остекление пилонов на алюминий, полностью изменив рисунок профилей, поставили тонированное стекло — и «архитектура» сразу же перестала дышать. То, что сейчас делают с интерьерами театра, не поддается даже определениям.

— Какова сегодня ситуация на Юге, и в частности в Ростовской области, с выявлением объектов культурного наследия советской эпохи и получением охранного статуса?

— Этой работой мало кто хочет заниматься, так как она доставляет лишнюю головную боль чиновникам из министерства культуры. Это объяснимо — в ведомстве существует катастрофическая нехватка кадров для проведения необходимых работ. Более того, охранный статус здания мешает всем, не позволяя жителям изменять фасады и планировки в зданиях, девелоперам — сносить объекты и получить территорию под строительство, муниципальным структурам — осваивать бюджетные деньги, например для того, чтобы оштукатурить фасады зданий при капремонте.

Сложности возникают еще и потому, что областное министерство культуры ведет двоякую политику по отношению к собственникам помещений в таких зданиях — то очень жесткую, то очень мягкую. Как, например, с домом знаменитого архитектора Михаила Кондратьева на пр. Буденновском, 68,— это объект культурного наследия, который специалисты давно признали шедевром. Он находится на охране, тем не менее это не помешало владельцам изуродовать фасады комплекса, разместить вдоль Буденновского двухуровневые пристройки. И хотя я обращался с заявлением в министерство культуры о прекращении строительства, пристройки были все-таки возведены и фасады комплекса изуродованы. А ведь штрафы за такой самострой очень велики.

Однако есть истории и со счастливым финалом. Удалось спасти комплекс зданий Центральной городской больницы, построенный в 20-е годы прошлого столетия. Администрация больницы вместе с городом заказали проект реконструкции, который не учитывал того, что это выявленный объект культурного наследия, после чего началась их тяжба с министерством культуры области, занявшим в этом случае принципиальную позицию. Битва шла до получения экспертного заключения. Экспертизу я заказал лично.

— Почему выявлением объектов культурного наследия занимаетесь вы, а не профессиональное сообщество архитекторов-реставраторов или Всероссийское общество охраны памятников и культуры (ВООПиК)?

— Региональное отделение ВООПиК неплохо справляется со своими функциями, но это общественная организация, и ее возможности не безграничны. Я занимаюсь этими вопросами от безысходности и не ставлю цели сделать имя на этой теме. Честно говоря, радости и удовольствия мне это не доставляет, даже когда объект удается спасти. Сегодня город нуждается в общественном движении типа «Архнадзора» (московская градозащитная организация.— Прим. ред.), ведь в обществе уже формируется запрос на защиту исторической городской среды. В социальных сетях появляются группы по защите, к примеру, знаменитой мозаики в подземных переходах, Парамоновских складов и других уникальных объектов в Ростове-на-Дону. Но это неуправляемое движение принимает иногда полусектантские формы. Чтобы реально сохранить историческое наследие, должны появиться энтузиасты, которые бы возглавили общественное движение, направляли людей в легальную правозащитную деятельность по охране памятников.

Что касается профессионального сообщества реставраторов, то их позиция для меня не всегда понятна. В основе охраны памятников и их реставрации должно лежать понятие подлинности. Объясню на примере: после трагического случая, когда в Эрмитаже сумасшедший вылил серную кислоту на картину Рембрандта «Даная», было утрачено 27% произведения искусства, и эксперты утверждали, что ее уже нельзя считать подлинной. Восстановить можно, но это будет не оригинал. Тем не менее в сфере реставрации памятников архитектуры у нас почему-то подлог, создание копии считается нормой.

Об этом говорят, в частности, события вокруг кинотеатра «Россия». Это здание под предлогом невозможности эксплуатации было решено разрушить и затем заново «воссоздать». Однако для специалистов это нонсенс. Ведь о воссоздании ведут речь, когда, например, бомба упала в здание, полностью его уничтожив. Но даже в этом случае при послевоенном восстановлении городов и у нас, и в Европе бывало, руины разбирали по кирпичику и бережно восстанавливали исторические объекты из оригинальных материалов. А кинотеатр «Россия» был абсолютно цел. Минкультуры утверждает, что конструкции здания якобы не соответствовали желаниям владельца увеличить этажность. Но ведь известно, что недопустимо изменять объемное решение памятника в угоду его сегодняшним владельцам. Кроме того, согласно закону об охране объектов культурного наследия, техническое состояние памятника не является основанием для его разрушения… Однако это никого не остановило, здание пустили под снос.

Аналогичная ситуация сейчас разворачивается с гостиницей «Московская». Авторитетная организация подготовила проект реставрации, который предусматривает полный разбор фасада и создание нового — копии старого. Однако будем называть вещи своими именами: это не «копия», а подделка из новых материалов.

Инициативная группа специалистов написала письмо в министерство культуры с просьбой разобраться в ситуации. В полученном ответе в который раз утверждалось, что, мол, техническое состояние памятника не позволяет сохранить подлинный фасад. Но это не так — всегда можно найти необходимое техническое решение и сохранить старые конструкции здания. И в который уже раз позиционировать уничтожение объекта культурного наследия и создание муляжа фасада будут под соусом «реставрации». Хотя даже с практической стороны сохранить старый фасад владельцу, скорее всего, будет и проще, и дешевле, чем создавать дорогостоящий новодел. Думаю, эти тенденции в ближайшие годы могут только усугубляться. А Ростов-на-Дону пойдет по тому же пути, по которому когда-то прошла Москва. Напомню, что столичного мэра Юрия Лужкова сместили, вменив ему в вину в том числе «уничтожение старой Москвы». Но по последним сведениям, областное министерство культуры все-таки меняет свое отношение к этой проблеме. И хочется верить, что эпоха «сносов с воссозданием» закончена.

— Как отразилась ремонтная кампании под эгидой подготовки к ЧМ по футболу 2018 года на состоянии многоквартирных домов-памятников архитектуры в Ростове?

— Готов подписаться под словами коллеги — архитектора Сергея Номеркова, который заявил в одном интервью: «Когда узнал про этот ваш мундиаль, сказал друзьям: „Пойдите попрощайтесь с Ростовом“». Штукатурить фасады конструктивистских зданий — это культурное преступление. Ведь они, как правило, из облицовочного кирпича: штукатурка стирает все стилистические признаки.

Еще до ремонтной кампании к ЧМ по футболу я общался с собственниками дома-гиганта на углу ул. Горького и пер. Островского. Во время капремонта были срублены все пояски кирпичные, кладку между окон, имитирующую конструктивистское ленточное остекление, безобразно замазали штукатуркой. А старожилы, которые так трепетно любят свой дом, искренне считали, что так стало лучше. Посмотрите на жилой дом на пр. Ворошиловском, 8, который оштукатурили, закрасили розово-бежевым цветом, балконы зашили профнастилом. Можно закрывать тему, там больше нечего ставить на охрану.

— Сегодня собственники многоквартирных домов обязаны накапливать средства в фонде капремонта или на спецсчете. В случае с домами-памятниками государство должно софинансировать ремонты или же все расходы должен нести собственник?

— Вопрос сложный. Расценки на реставрационные и проектные работы значительно выше, чем на капремонт обычного здания. Для жильцов это могут быть просто неподъемные деньги, поэтому власть должна определиться с формой поддержки. Да и вкладывать средства нужно научиться эффективно: порой фасады конструктивистских зданий просто надо помыть, а их зачем-то штукатурят, красят, выбрасывая деньги на ветер. Вместо размазывания миллионов по фасадам в этих объектах нужно, к примеру, заменить окна, сделав настоящую «столярку». Но это же надо выйти за рамки привычных схем!

За рубежом обязанности по ремонту возлагаются на собственников домов-памятников, а государство занимается охраной. В нашей ситуации государство в лице министерства культуры не всегда способно даже охранять, не говоря уже о том, чтобы как-то управлять этим процессом. Ситуация тупиковая: наделение многоквартирного дома-памятника охранным статусом может обернуться бедой для малоимущих собственников. Например, на днях министерство культуры области признало объектом культурного наследия уникальный «круглый дом» в Таганроге. Инициатором выступила авторитетная международная организация «DOCOMOMO-Россия». Однако известие это вызвало шок у жильцов дома, они заявляют, что для них это трагедия, и хоть они и гордятся своим домом, но готовы требовать невозможного — не признавать его памятником. Если государство заинтересовано в комфорте собственников и одновременно в сохранении исторической среды, органы исполнительной власти должны участвовать, софинансировать реставрацию таких объектов.

— Ваша книга опубликована, но материала становится все больше?

— Несколько лет назад я написал монографию об архитектуре «первых пятилеток» Ростова-на-Дону. После выхода первой книги со мной связался меценат Игорь Бычков, который профинансировал проведение пяти экспедиций по Ростовской области, Краснодарскому краю, Кавминводам и Крыму. Мы стремились выявить новые объекты периода авангарда. Поэтому исследование вели во взаимодействии с государственным музеем архитектуры им. А. В. Щусева, специалисты которого проводили мониторинг объектов авангарда на предмет их подготовки для постановки на охрану.

Во время экспедиций по югу России мы нашли закономерность: чем меньше город и дальше от него инвестиции, тем в лучшем состоянии находится историческая архитектура. Так, почти в первозданном виде находятся клуб железнодорожников в Белореченске и фабрика-кухня в Тихорецке (Краснодарский край). Хотя многие объекты похожи на площадки для съемок фильма Тарковского «Сталкер» — в беспризорном состоянии ряд санаториев в Крыму, Сочи и Кавминводах.

Почти треть из опубликованных в книге объектов приходится на долю Ростова-на-Дону. Но лишь единицы из них имеют статус объектов культурного наследия. Это театр им. Горького, здание гостиницы «Ростов» (новое название — Marins Park Hotel), жилой дом архитектора Эберга на Серафимовича, 76, комплекс зданий ЦГБ и два жилых комплекса архитектора Кондратьева — «Новый быт» на Суворова/Соколова и жилой комплекс на Буденновском, 68. Что касается остальных, то необходима кропотливая работа с чиновниками, экспертами, прежде чем эти здания получат статус объектов культурного наследия.

Хотя сегодня это сделать немного проще в связи с поправками в закон «Об охране объектов культурного наследия». Теперь любой гражданин вправе написать заявление в министерство культуры с просьбой рассмотреть, можно ли то или иное здание признать памятником. В течение 90 дней министерство обязано провести при помощи уполномоченных структур исследование и ответить на запрос, выявить или отказать заявителю. Поэтому представленный в книге материал должен оказать реальную помощь государственным структурам, ответственным за выявление таких объектов.

Сергей Алмазов, Ксения Дикая


Архитектура Юга России эпохи авангарда: Монография

Токарев, А. Г. Архитектура Юга России эпохи авангарда: Монография / А. Г. Токарев. – Ростов – на – Дону: Акад. архит. и искусств ЮФУ, 2016. – 416 с.: ил.

Автор монографии – Токарев Артур Георгиевич – кандидат архитектуры доцент Академии архитектуры и искусств Южного федерального университета. Сфера его профессиональных интересов – история и теория архитектуры, методология архитектурного проектирования, педагогика и практическая работа.

Архитектура советского авангарда 1920 – начала 1930-х годов привлекает все больше внимания отечественных и зарубежных исследователей. Теоретические и практические результаты архитектурно-градостроительной деятельности этого периода столь значительны, что до сих пор не исчерпали себя как материал для научных исследований, интерес к этой теме не только ослабевает, но и неуклонно растет.

Представленная монография – первая попытка описания и систематизации как отчасти известных, так и неизвестных до сих пор объектов на территории Юга России. Почти треть из опубликованных в монографии объектов приходится на долю Ростовской области, среди них –объекты, расположенные в городе Красный Сулин. Первым помещен материал о памятнике красноармейцам, погибшим в годы Гражданской войны, установленном в поселке Раково (с. 18-19). Автором монографии он был отмечен, как «редчайший образец монументального искусства 20-х, сохранившийся до наших дней». В разделе «Общественные и жилые здания Красносулинского металлургического завода. Конец 1920 – 1930-х» речь идет о школе ФЗУ, «Доме 500» (ул. Металлургов, 12а), столовой (ул. Ленина, 5), детские ясли (ул. Ленина, 10), дом ИТР (ул. Металлургов, 16) (с. 20-23). Специалисты библиотеки содействовали автору монографии в сборе материалов, предоставили фотографии из альбома «Сулинский металлургический завод «Сталь» 1935 год», находящегося в фонде МЦБ.

Задача сохранения культурного наследия актуализирует материал монографии, рассчитанной как на специалистов – архитекторов, искусствоведов, краеведов, так и на широкий круг читателей.

Сохранить невинномысский авангард: sergeykuzminov — LiveJournal

В мае в Ростове-на-Дону вышел в свет второй том монографии «Архитектура Юга России эпохи авангарда». Автор текста — Артур Токарев, кандидат архитектуры, доцент кафедры архитектуры ЮФУ, архитектор. Книга стала результатом большого исследовательского проекта, длившегося в течение трёх лет. Участниками команды было совершено восемь экспедиций по регионам Юга России. Координатор проекта, организатор и руководитель всех экспедиций — Игорь Бычков.


Два тома «Архитектуры Юга России эпохи авангарда»


Многие образцы советского авангарда широко известны у нас в стране и за рубежом (дом Мельникова, Шуховская башня, дом культуры им. И. Русакова, дом культуры им. Зуева, дом Наркомфина и др.). Архитектуре же южного авангарда до сих пор посвящались только фрагменты исследований, а широко известны были лишь отдельные объекты, как, например, театр им. М. Горького в Ростове-на-Дону. Монография Артура Токарева призвана восполнить этот пробел. В неё вошли наиболее значимые сооружения, построенные в южных регионах нашей страны в 20-30-х годах XX в. во время расцвета архитектуры советского авангарда. Столь обширного описания этого регионального направления в авангарде ещё не предпринималось. Многие из объектов, представленных в книге, были ранее неизвестны и их открытие стало в некотором роде сенсационным в кругах специалистов.


Здесь и далее развороты второго тома «Архитектуры Юга России эпохи авангарда»


Ценность наследия архитектуры авангарда в нашей стране стала осознаваться не так давно. Многие яркие примеры этой архитектуры только в последние годы получили статус объектов культурного наследия. Многие спасти не удалось и угроза исчезновения до сих пор существует для большей части этого наследия. В это время во всём мире интерес к советскому авангарду только растёт, а его вклад в развитие мировой культуры общепризнан. В 20-е годы XX в. наша страна впервые стала одним из важнейших мировых центров формирования глобального, выходящего за рамки национальной культуры, стилевого направления. И ключ к пониманию современной мировой архитектуры лежит в том числе в изучении советской архитектуры этого периода.


Выставочный павильон СССР на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств 1925 года в Париже, построенный по проекту архитектора К.  С. Мельникова, одного из лидеров авангардного направления в советской архитектуре. Павильон удостоился Гран-при выставки. Известно мнение Ле Корбюзье, одного из наиболее значимых архитекторов XX века, пионера архитектурного модернизма и функционализма, который говорил, что советский павильон — это единственный павильон на всей выставке, на который стоит смотреть. Павильон СССР принципиально выделялся среди других построек выставки не только содержанием размещённой в нём экспозиции, но и своим современным обликом, резко отличаясь от павильонов других стран, представлявших собой эклектичные стилизации. Фото с thecharnelhouse.org


Дом-мастерская архитектора К. С. Мельникова в Москве в Кривоарбатском переулке, построенный в 1927—1929 годах, всемирно известный памятник архитектуры советского авангарда. Фото с thecharnelhouse.org


Водонапорная башня в Краснодаре на Рашпилевской улице 1929—1935 годов постройки, редкий пример сохранившегося до наших дней памятника инженерного искусства сетчатой стальной конструкции гиперболоидного типа авторства инженера В. Г. Шухова. В числе шести сохранившихся на территории России башен, построенных по проектам Шухова, наряду со знаменитой башней на Шаболовке в Москве. Одно из наиболее узнаваемых сооружений Краснодара


Дом культуры имени Зуева в Москве на Лесной улице. Один из наиболее ярких и известных в мире памятников советского авангарда. Построен в 1927—1929 годах по проекту архитектора И. Голосова. Фото с divisare.com


Драматический театр им. М. Горького в Ростове-на-Дону, построенный в 1930—1935 годах по проекту В. А. Щуко и В. Г. Гельфрейха. В образе здания прослеживается аллюзия на форму трактора, что иногда трактуется как попытка отразить индустриальных дух времени. В числе наиболее значительных произведений архитектурного авангарда. Один из ключевых архитектурных символов Ростова-на-Дону. Фото с 61km.club


В работах главных идеологов советского авангарда (Моисея Гинзбурга, Константина Мельникова, братьев Весниных и братьев Голосовых и других) нашли выражение её основные принципы: функциональность, с подчинением устройства архитектуры требованиям новой жизни с новой организацией труда и быта, а также отказ от декоративности, поиск изобразительности в чистой пластике элементарных фигур, использовании масс и объёмов как таковых в их соотношении. Моисей Гинзбург призывает архитектора стать не декоратором жизни, а её организатором.


Дом Наркомфина в Москве на Новинском бульваре. Один из ключевых памятников жилой архитектуры авангарда, «опытный дом переходного типа». Построен в 1928—1930 годах по проекту архитекторов М. Гинзбурга, И. Милиниса и инженера С. Прохорова для работников Народного комиссариата финансов СССР (Наркомфина). «Строительство домов переходного типа было <…> наиболее широко задуманным экспериментом в области поисков жилища коммунального типа. При этом эксперимент включал в себя такие стадии, как анализ существующих типов зданий, научные исследования, разработку новых типов ячеек и приемов связи жилой и коммунальной части дома, разработку новых типов конструкций и методов возведения здания, создание проектов конкретных зданий, строительство домов. <…> Наряду со стремлением проверить приемы организации коммунальной жизни в домах переходного типа важной задачей экспериментальных домов было создание такого жилища, которое позволило бы дать каждой семье отдельную квартиру» (из книги С. Хан-Магомедова «Архитектура советского авангарда»). В 2017 году началась реставрация здания по проекту мастерской Алексея Гинзбурга, внука М. Я. Гинзбурга. Фото с thecharnelhouse.org


Первый том исследования посвящён объектам на территории Ростовской области, Краснодарского края, Крыма и Кавказских Минеральных Вод, второй том — объектам на территории Дагестана, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Чечни, Калмыкии, Астраханской и Волгоградской областей. Но именно выход второго тома стал значимым культурным событием для Невинномысска, потому что именно во второй том вошёл объект, расположенный на территории нашего города — водонапорная башня с пожарным депо шерстомойной фабрики №1 им. В. И. Ленина, расположенная по ул. Маяковского. Стоит отметить, что невинномысская башня стала единственным объектом, расположенным за пределами Кавминвод, представляющим в исследовании Ставропольский край.


Здесь и далее развороты книги «Архитектура Юга России эпохи авангарда» о водонапорной башне с пожарным депо шерстомойной фабрики №1 им. В. И. Ленина в Невинномысске


Водонапорная башня шерстомойки вошла в книгу в качестве дополнительного вновь выявленного объекта, потому что сведения о ней, как рассказал Игорь Бычков, были чудом обнаружены в фондах Музея архитектуры им. А. В. Щусева (МУАР) уже после выхода первого тома. Была обнаружена и редкая фотография башни, сделанная в 1930 году, на которой явно запечатлились характерные для того времени черты: пересечение призмы лестничной клетки с цилиндром бака, вертикальная полоса остекления.


Фотография водонапорной башни и пожарного депо в Невинномысске из архива Музея архитектуры им. А. В. Щусева


Позже выяснилось, что по конструкции невинномысская башня оказалась схожа с другими башнями того периода, в частности с известной Белой башней УЗТМ («Уралмаш») (1929–1931 гг.) в Екатеринбурге (Свердловске), построенной по проекту Моисея Рейшера, и водонапорной башней завода «Красный гвоздильщик» (1930–1931 гг.) в Санкт-Петербурге (Ленинграде), построенной по проекту Якова Чернихова. У всех башен цилиндрический бак опирается на железобетонные колонны прямоугольного сечения. В наши дни среди некоторых специалистов не утихают споры об авторстве идеи такой конструкции: был ли это М. Рейшер или Я. Чернихов или же два похожих проекта возникли независимо под влиянием актуальных на тот момент идей. Как бы то ни было, очевидно, что невинномысская башня составляет с башням М. Рейшера и Я. Чернихова один ряд. Особенность её конструкции в том, что пространство между шестью колоннами-опорами заполнено кирпичной кладкой, образуя внутри дополнительные помещения, а также имеется два независимых бака, а не один, как в других башнях.


Водонапорная башня УЗТМ или Белая башня в Екатеринбурге, построена в 1929–1931 годах по проекту архитектора М. Рейшера. Водонапорная башня завода «Красный гвоздильщик» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге, построенная в 1930–1931 годы по проекту архитектора Я. Чернихова. Фото с calvertjournal.com и topdialog.ru


Башня шерстомойной фабрики была построена в конце 20-х годов XX в. В станице Невинномысской в это время идёт промышленное строительство. В результате реорганизации на базе ряда шерстомойных фабрик Ростова-на-Дону, Азова, Харькова, Белгорода и других невинномысская шерстомойная фабрика становится крупнейшим в стране предприятием по первичной обработке шерсти. Расширяется производство, строится фабричный посёлок. До нашего времени сохранились жилые дома с характерной для этого периода архитектурой.

Расширение производства и жилой застройки в условиях удаления от основной части станицы выдвигало новые требования к пожарной безопасности и обеспечению водой. Водоснабжение пожарного депо, а также фабрики и фабричного посёлка стало основным функциональным назначением нового здания с башней. На первом этаже расположилось пожарное депо. На других этажах — учебные классы школы №2. Смотровая площадка башни, вероятно, выполняла также функцию пожарной каланчи.

Бак и несущие опоры возводятся из железобетона, что для того времени было достаточно смелым решением, ведь опыта возведения таких конструкций из этого материала было мало. Для Невинномысска башня стала одним из первых сооружений, построенных с применением железобетона.

Во время Великой Отечественной войны башня была взорвана отступающими немецкими войсками, в результате чего сильно пострадала. В книге есть уникальный кадр, сделанный после освобождения города, на котором зафиксированы эти разрушения. Башня была восстановлена, но в результате облик её претерпел изменения. В частности, не была восстановлена смотровая площадка.


Фотография, запечатлевшая разрушения водонапорной башни и пожарного депо в Невинномысске во время Великой Отечественной войны


После войны функции башни остались прежними. Пожарная бригада размещалась здесь до конца 70-х годов, до постройки нового здания пожарного депо по ул. Матросова, 1. Позже здесь размещалась фабричная АТС, фотолаборатория, химическая лаборатория, мастерские по обслуживанию паро-силового хозяйства (ПСХ), кафе.


Современное состояние бывшей водонапорной башни и пожарного депо


Водонапорная башня с пожарным депо шерстомойной фабрики — сооружение уникальное не только для Невинномысска, но и для всего Ставропольского края. Важно сохранить его как яркий образец промышленной архитектуры советского авангарда и символ преемственности поколений в истории Невинномысска как важного промышленного центра, а также как одно из первых зданий в городе, построенных с применением железобетона.

P.S. Спасибо всем, кто проявил заинтересованность и оказал посильную помощь в сборе информации в Невинномысске — Владимиру Митину, Татьяне Булыгиной, Валерию Голубенко, Сергею Ряднову, Наталье Григоренко, Станиславу Стаценко, Сергею Швецову.

Исторические здания Осетии войдут в уникальный сборник «Архитектура Юга России эпохи авангарда»

Исторические здания Осетии войдут в уникальный сборник «Архитектура Юга России эпохи авангарда»

Специально для того, чтобы выявить постройки 20-30-х годов прошлого века, республику посетила группа московских специалистов. На данный момент можно с уверенностью говорить о том, что в книгу войдут четыре объекта, два из которых находятся во Владикавказе и один – в Беслане.

Кроме того, примером авангардной архитектуры признана также Гизельдонская ГЭС, расположенная возле селения Кобан.

Из владикавказских строений на страницах издания появится вход в Центральный парк им. К. Хетагурова. По словам координатора проекта Игоря Бычкова, объект является исключительным, таких построений на Юге страны просто не сохранилось. Конструкция не представляет авангардизм в чистом виде, но есть яркие характерные признаки этого стиля.

Удивительной находкой для группы исследователей стал жилой дом на проспекте Коста, возле второй поликлиники. Бычков изумленно рассматривал здание и повторял, что нигде не встречал подобного, пишет «Слово».

Кроме того, он отметил несколько сохранившихся первоначальных деревянных оконных рам. По его словам, это большая редкость. Из них в книгу могут не попасть как минимум три здания, так как в издании будут представлены современные фотографии объектов, важно чтобы они максимально передавали изначальный вид. Жильцы проигнорировали эстетику исторических домов и налепили на фасады безобразие на свой современный вкус. Такая же история коснулась и дома на проспекте Коста. К счастью, пластиковый балкон на доме расположен не в центре панели, а с краю, и не так явно нарушает общую композицию.

Решением проблемы могут стать архивные фотографии, на которых здания запечатлены в первоначальном облике. В этом вопросе группе исследователей обещает помочь член Союза архитекторов Северной Осетии Сослан Цаллагов. По его словам, запросы на предоставление архивных документов уже направлены в соответствующие организации.

Автором исследования выступает кандидат архитектурных наук, доцент Академии архитектуры и искусств ЮФУ Артур Токарев, который уже издал первый том книги в 2016 году. Его работа охватила Ростовскую область, Краснодарский край, Кавказские Минеральные Воды и Крым. Второй том может появиться уже осенью текущего года, и в него войдут объекты эпохи авангарда Северной Осетии, Дагестана, Кабардино-Балкарии. Карачаево-Черкесии, Волгоградской и Астраханской областей.

Осетинский авангард привлек экспертов

Исторические здания Владикавказа, построенные в стиле авангардизма, войдут в уникальный сборник «Архитектура Юга России эпохи авангарда».

 

Специально для того, чтобы выявить постройки 20-30-х годов прошлого века, республику посетила группа московских специалистов.

 

На данный момент можно с уверенностью говорить о том, что в книгу войдут четыре объекта, два из которых находятся во Владикавказе и один — в Беслане. Кроме того, примером авангардной архитектуры признана также Гизельдонская ГЭС, расположенная возле селения Кобан.

 

Из владикавказских строений на страницах издания появится вход в Центральный парк им. К.Хетагурова. По словам координатора проекта Игоря Бычкова, объект является исключительным, таких построений на Юге страны просто не сохранилось. Конструкция не представляет авангардизм в чистом виде, но есть яркие характерные признаки этого стиля.

 

«Это достаточно уникальная композиция, других таких примеров на Юге России, кроме Владикавказа, нет. Практика постройки, конечно, была везде, но сохранилась только в Осетии. Здесь произошли минимальные изменения: стеклопакеты стоят вместо деревянных рам, и не было изначально арки. А так сохранность достаточно высокого уровня», — сказал он газете «Слово»

 

 Удивительной находкой для группы исследователей стал жилой дом на проспекте Коста, возле второй поликлиники. Причудливые формы и изгибы придают зданию уникальный внешний вид. Бычков изумленно рассматривал здание и повторял, что нигде не встречал подобного. Изюминку строения составляют фасадные угловые линии, сужающиеся кверху, и две выступающие полуколонны. На расстоянии примерно

 

50 метров здание напоминает форму самолета. Если смотреть на дом сбоку, создается ощущение, что он сейчас полетит.

 

Кроме того, Бычков подчеркнул несколько сохранившихся первоначальных деревянных оконных рам. По его словам, это большая редкость. В быту жильцы не заморачиваются и устанавливают в старинных домах стеклопакеты, что естественно обезображивает вид. Еще более ужасно, когда люди застраивают балконы пластиком и другими несуразными материалами, а также устанавливают лексановые козырьки. Архитекторы называют их между собой скворечниками.

 

Из-за таких скворечников в книгу могут не попасть как минимум три здания, так как в издании будут представлены современные фотографии объектов, важно чтобы они максимально передавали изначальный вид. Это дома по улицам Огнева, 9, Ростовской, 19 и на углу Кирова-Рамонова. Жильцы проигнорировали эстетику исторических домов и налепили на фасады безобразие на свой современный вкус. Такая же история коснулась и дома на проспекте Коста. К счастью, пластиковый балкон на доме расположен не в центре панели, а с краю, и не так явно нарушает общую композицию.

 

Решением проблемы могут стать архивные фотографии, на которых здания запечатлены в первоначальном облике. В этом вопросе группе исследователей обещает помочь член Союза архитекторов Северной Осетии Сослан Цаллагов. По его словам, запросы на предоставление архивных документов уже направлены в соответствующие организации.

 

Автором исследования выступает кандидат архитектурных наук, доцент Академии архитектуры и искусств ЮФУ Артур Токарев, который уже издал первый том книги в 2016 году. Его работа охватила Ростовскую область, Краснодарский край, Кавказские Минеральные Воды и Крым. Второй том может появиться уже осенью текущего года, и в него войдут объекты эпохи авангарда Северной Осетии, Дагестана, Кабардино-Балкарии. Карачаево-Черкесии, Волгоградской и Астраханской областей.

 

Архитектурный авангард как художественное явление 1920-х годов неразрывно связан с разнообразными, подчас взаимоисключающими направлениями в искусстве.

 

Явление советского архитектурного авангарда характеризуется и новым, оригинальным, объемно-пространственным методом построений, относящимся к профессиональным достижениям ХХ века.

 

Русская революция и авангардная архитектура

Жан Тернер рассматривает драматические изменения, произошедшие в архитектуре после большевистской революции, и то глубокое влияние, которое они оказали на развитие первого в мире рабочего государства.

В девятнадцатом веке, как и во всех других искусствах, русские исследовали новые формы выражения в архитектуре после негативной реакции на импорт Петром Великим классической архитектуры в Россию и неприятие эпохи Просвещения Екатерины Великой.Дизайнеры вернулись к интерпретации традиционных русских форм строительства и декора.

Это произошло в пылу интеллектуальных дебатов о правильных принципах строительства. В своей книге «Русский авангард» Кэтрин Кук описывает различные центры архитектурной теории: «[…] Архитектурная школа Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге была оплотом классицизма, но у нее было два более радикальных соперника — архитектурный факультет Санкт-Петербургский строительный техникум и Королевский колледж в Москве.В 1850-х и 60-х годах учителя этих двух школ, Аполлинария Красовского в Петербурге и Михаила Быковского в Москве, заложили в России основы рационалистического взгляда на архитектуру, основанного на новых технологиях и социальных задачах ».

После убийства Александра III по воле народа (Народная воля) был установлен авторитарный общественный порядок. Однако новый класс промышленных и банковских династий возник из числа освобожденных крепостных с сильными националистическими и культурными предрассудками, основанными на крестьянских и торговых ценностях.Выбранная ими форма дизайна стала модерном или модерном, воплощенным в творчестве Федора Шехтеля.

Как и в других странах в то время, женщины требовали поступления в университеты для получения архитектурного образования. Поскольку все колледжи были вовлечены в радикальные волнения против царского авторитаризма, возникли опасения, что женщины, часто поддерживающие требования радикальных рабочих, могут доставить неприятности университетам.

Среди пяти женщин на Конгрессе русских архитекторов в 1911 году две — Елена Багаева и Луизи Молас — руководили собственной архитектурной школой, используя учебную программу Академии и преподавателей из инженерно-строительного колледжа.В 1902 году уроки женского строительства были открыты в Москве Иваном Фоминым, Уильямом Уолкотом и другими и проводились в офисе Шехтеля. К 1917 году женщины имели собственные политехникумы в Москве и Петербурге с полными пятилетними курсами по архитектуре, строительной инженерии, химии и электромеханике и по указу получили «право возводить здания». Однако этот указ был реализован, наряду со многими другими практическими и образовательными свободами, только после большевистской революции октября 1917 года.

Первыми двумя указами нового большевистского правительства были Указ о мире, который вывел Россию из Первой мировой войны, и Указ о земле, который национализировал всю землю и недвижимость, заложив новую уникальную основу для советской архитектуры и планирования. .

Ленин передал Анатолию Луначарскому управление Наркомпроса. Это сформировало политику общественного образования, включая плановое присвоение наследия старого мира наряду с новыми формами, возникшими в искусстве и архитектуре.Позднее эта точка зрения была оспорена в 1920 г. в «Пролеткульте» Александра Богданова, который утверждал, что сами пролетарии создадут новые формы культуры ab initio.

В ноябре 1917 года партия большевиков созвала собрание молодых прогрессивных художников, писателей и дизайнеров Петрограда в Смольном институте, чтобы обсудить их возможное сотрудничество с Советской властью. С той же скоростью новый комиссариат заручился поддержкой более авторитетных художников, таких как Борис Кустодиев, Кузьма Петров-Водкин и Александр Бенуа, поручив им сохранение произведений искусства в общественных зданиях и создание политики сохранения исторических зданий.

Иван Леонидов, модель Института Ленина, Москва, 1927

Бунтари, такие как Владимир Маяковский, Александр Родченко и Любовь Попова, изначально находившиеся на окраине респектабельного академического мира, начали преподавать в художественных школах и исследовательских учреждениях. В Высших художественно-технических мастерских (ВХУТЕМАС) в Москве были созданы художественные направления рационализма и конструктивизма. Рационалисты сосредоточились на эстетической рациональности и форме; Конструктивисты о технической рациональности и науке.Супрематики Иван Леонидов и Яков Черников отдавали предпочтение индивидуальным постройкам абстрактно-геометрического качества на открытых площадках. Классицизм не был полностью отвергнут, но принял новые формы, например, в творчестве Ивана и Игоря Фоминых, Владимира Щуко и Владимира Гельфрейха, проектировавших Библиотеку им. Ленина.

Большая часть их первых работ была теоретической, потому что пять лет гражданской войны и иностранной интервенции разрушили экономику. Традиционные материалы для строительной индустрии были практически недоступны.Модели предлагаемых общественных зданий и памятников, например, памятник Третьему Коммунистическому Интернационалу Владимира Татлина 1919 года, были изготовлены из доступных материалов, но без возможности строительства. По словам Джона Мильнера, Башня Татлина должна была перекрывать Неву.

Рабочий клуб Русакова, Константин Мельников, 1927-28

В период гражданской войны художники, актеры и дизайнеры могли создавать пропагандистские постановки в поддержку нового советского государства.По словам Алексея Гана, «весь город был бы сценой, а вся пролетарская масса Москвы — исполнителями». Эти изделия стали предметом революционного дизайна. В Петрограде прошел грандиозный фестиваль к первой годовщине Октябрьской революции, в котором участвовали восемьдесят пять отдельных дизайнерских проектов по всему городу, выполненных известными художниками и дизайнерами, в том числе Натаном Альтманом, украсившим Дворцовую площадь временной архитектурной скульптурой.

Никакая капитальная реконструкция не могла начаться, пока не была решена проблема быстрого производства строительных материалов.Однако эти пропагандистские проекты и модели должны были лечь в основу ныне известных авангардных зданий, построенных между 1923 и 1930-ми годами, когда советская архитектура оказала влияние на Запад, а не наоборот. Все они были спроектированы советскими архитекторами, за исключением нескольких Ле Корбюзье и Эриха Мендельсона.

Акцент делался на бурное строительство жилищно-коммунального хозяйства, рабочих клубов, дворцов культуры и универмагов. Они были предназначены для улучшения образования и условий жизни рабочего класса и освобождения женщин от домашней работы, позволяя им принимать полноценное участие в промышленном производстве.В Первом пятилетнем плане (1928–32) первоочередное внимание уделялось строительству зданий для поддержки быстрого развития электротехнической, черной металлургии и транспорта.

Нарконфин, Моисей Гинзбург и Игнатий Милинис, 1930

Многие из этих знаковых зданий все еще стоят, хотя некоторые из них находятся в плохом состоянии. Однако они остаются данью силе марксистско-ленинской идеологии, которая породила первое в мире рабочее и крестьянское социалистическое государство, государство, которое более семи десятилетий стало покровителем современного искусства и архитектуры.

Эта статья была впервые напечатана в дайджесте SCRSS, выпуск 3, осень 2017 г .: www.scrss.org.uk/publications.

Скрытая история петербургской архитектуры авангарда эпохи Ленинграда

© Леонид Баланев Поделиться Поделиться
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Whatsapp

  • Whatsapp 9000

    Почта

Или

https: // www.archdaily.com/801577/hidden-history-of-st-saint-petersburgs-leningrad-era-avant-garde

Если архитектура Екатеринбурга является визитной карточкой города, а московский авангард — предметом споров, то в Санкт-Петербурге В Петербурге известность стиля и его влияние определить труднее. Некоторые исследователи даже предполагают, что авангард здесь является «изгоем» или «несуществующим стилем», а его присутствие остается в значительной степени непризнанным. Александр Стругач проливает свет на этот феномен:

В Санкт-Петербурге авангард просто затмевается обилием барокко, модерна и классической архитектуры и пока не считается законченной категорией культурного наследия.Между тем, постепенное ухудшение состояния усложняет доказательство культурной ценности авангардных построек.

+ 27

В этой статье, написанной Светланой Кондратьевой и с фотографиями Леонида Баланева , которые изначально были опубликованы на Strelka Magazine . вперед десять самых важных примеров в Санкт-Петербурге.

В 1920-х и 1930-х годах ленинградские архитекторы проектировали уникальные здания и комплексы, развивая собственные авангардные школы и методы города.По словам Маргариты Штиглиц, одного из авторов проекта «Ленинградская архитектура авангарда », на ленинградский авангард повлияли как модернизм, так и неоклассицизм, и многие здания имеют отсылки к этим стилям. Еще одна важная деталь — пристальное внимание к выразительности выбранной формы. Стругах предполагает, что на формирование ленинградского авангарда оказали два основных влияния: идеи супрематизма, разработанные Каземиром Малевичем и его учениками, наряду с европейскими архитектурными элементами, внесенными Эрихом Мендельсоном.Около восьмидесяти построек того периода уже внесены в список, но многие другие все еще нуждаются в охране.

Тракторная улица и ЖК Нарвская. Image © Леонид Баланев

Тракторная улица и усадьба Нарвская (1925-1935)

Расположение: Район метро Нарвская

Район метро Нарвская — рай авангарда и место, где когда-то происходили архитектурные эксперименты. Здесь была построена первая школа в Советском Ленинграде, а также первое здание райсовета, первый жилой массив и первый большой дворец культуры.Архитектор Александр Стругач отмечает, что в отличие от многих других мест, район метро Нарвская сохранил свою неповторимую планировку.

Лев Ильин, талантливый градостроитель, предложил использовать двухцентровую систему. Район сосредоточен вокруг двух площадей: исторической площади у Нарвской триумфальной арки и новой площади у Кировского райсовета. Позднее Ильин еще больше развил идею полицентричности. Затем он включит его в генеральный план Ленинграда, предложив создать новый центр города вокруг Московского проспекта в дополнение к существующему историческому центру вокруг Невского проспекта.

По словам Стругача, жилой массив на Тракторной улице (1925-1927, проект Александра Гегелло, Александра Никольского и Григория Симонова) — самый ценный объект во всем районе. Чтобы спроектировать усадьбу, Григорий Симонов ездил в Германию и Швецию для сбора зарубежного опыта. В результате разработка оказалась вполне европейской. Шестнадцать трех-четырехэтажных домов напротив друг друга через улицу просто отвергают традиционный петербургский стиль застройки бок о бок.Здания на противоположных сторонах дороги даже не идентичны: различаются планировки балконов, лестниц и карнизов на парных зданиях. Выразительные полуарки — визитная карточка Тракторной улицы — украшают угловые дома.

Тракторная улица и ЖК Нарвская. Image © Леонид Баланев

Усадьба Нарвских построена из любых подручных материалов: в некоторых зданиях использовался старый кирпич. В домах на Тракторной есть трамвайные рельсы вместо балок перекрытия », — говорит Александр.«В домах также не было санузлов, хотя строители настаивали на их добавлении. В то время в СССР ванн еще не производили.

Маргарита Штиглиц называет еще несколько важных зданий в районе. На площади Стачек расположены Дворец культуры Максима Горького (постройки 1925-1927 гг.) И фабричная кухня / универсальный магазин (постройки 1929-1931 гг.). Еще два здания — Школа 10-летия Октября (1930-1935 гг.) И Кировского райсовета (1930-1935 гг.) — расположены на проспекте Стачек.По словам Штиглица, последняя является самой важной градообразующей постройкой среди всей конструктивистской застройки.

Районный совет привлекает внимание подчеркнутыми очертаниями, интенсивным противостоянием горизонтальных и вертикальных линий, столкновениями жестких и мягких круглых пространств. Его преувеличенные «бесконечные» стеклянные панели — это гимн сплошным окнам ».

Длина сплошной стеклянной линии составляет почти 120 метров, что является редкостью в Ленинграде.Здание Совета подчеркнуто 50-метровой башней, украшенной гребенчатым узором балконов.

Первый жилой дом Ленсовета. Image © Леонид Баланев

Первый жилой дом Ленсовета (1931-1935)

Местонахождение: Набережная реки Карповки, 13

Первый жилой дом Ленсовета — элитный комплекс авангардной эпохи. Это относительно большое здание, в нем всего 76 квартир от трех до шести комнат, некоторые из них двухэтажные.Жилищные здесь партийные чиновники жили в премиальных условиях: от внутренней лестницы из дуба и встроенной мебели до солярия на крыше и беседки во дворе. Некоторые проектные предложения даже включали планы строительства пешеходного моста через реку Карповку перед домом.

«Раньше город страдал от частых наводнений, и дома на набережной обычно строились на возвышении. На втором этаже дома был детский сад, а в планировку добавили внешнюю лестницу для обеспечения путей эвакуации », — говорит Александр Стругач.Евгений Левинсон, проектировавший здание вместе с Игорем Фоминым, назвал эту лестницу «наглядным примером» пластических возможностей железобетона. Хотя лестницы были не самым удобным решением из-за ленинградского климата, сегодня они остаются одной из визитных карточек здания.

Первый жилой дом Ленсовета. Image © Леонид Баланев

«Первый жилой дом Ленинградского совета — это последние этапы авангарда, навеянные как экспрессионизмом, так и ар-деко», — говорят Штиглиц и Кириков.Они продолжают:

Динамичная игра пространств, контраст между прямыми и изогнутыми линиями, конфронтация легкой галереи внизу и массивной верхней части тела, чередование гладких поверхностей и глубоких впадин, шипы неподдерживаемых углов и т. Д. левитирующая внешняя лестница формирует образ преднамеренной резкости. Замысловатая планировка всех сторон дома, в том числе и стороны, выходящей на задний двор, подчеркивает элитный статус дома.

Дворец культуры Ленинградского горсовета.Изображение © Леонид Баланев

Дворец культуры Ленинградского горсовета (1931-1938)

Местонахождение: Каменноостровский проспект, 42

Рядом с Первым жилым домом стоит Дворец культуры Ленинградского горсовета, ранее называвшийся производственной кооперацией Дворец культуры, еще одно здание, спроектированное Евгением Левинсоном. Здание спроектировано как строительный комплекс: дворец возведен на базе дореволюционного Дворца спорта. В прежнем здании в стиле неоклассицизма размещались ресторан, многофункциональный киноконцертный зал и каток для катания на роликах.Его развлекательные функции были сохранены при реконструкции 1930-х годов.

Дворец культуры Ленинградского горсовета. Image © Леонид Баланев

В новом доме культуры было два зала: театральный зал с акустическим потолком в виде динамика и небольшой кинозал, выступавший сбоку от здания. Планы строительства спортивной секции с бассейном были свернуты. Несмотря на личные настойчивые требования Левинсона, вместо 46-метровой была построена только 30-метровая башня. Это решение лишило здание потенциального акцента высоты и придало ему растянутый вид.

Дворец культуры Ленинградского горсовета. Image © Леонид Баланев

Авторы Ленинградская авангардная архитектура отмечают сходство стеклянных панелей от пола до потолка в библиотечной части дворца, расположенной в углу здания, и Баухауза.

Подвесные стеклянные поверхности и скрытые внутри них стеклянные конструкции доминируют в углу и образуют единое большое тело. Дизайн пространственного стекла — радикальный функционалистский метод — был вдохновлен Баухаусом Гропиуса.Однако в окончательном дизайне прозрачные поверхности вместо этого украшены замысловатым геометрическим узором. Одинокий балкон, пронзающий гладкую стеклянную ширму, — это единый высокий тон в этой мелодии.

Коммунальный дом общества бывших политзаключенных. Изображение © Леонид Баланев

Коммунальный дом бывшего общества политзаключенных (1929-1933)

Расположение: Троицкая пл., 1

Авангардная архитектура в основном развивалась на окраинах Ленинграда, но иногда проекты большой важности принимались исторический центр.Один из таких примеров — Дом-коммуна бывшего общества политзаключенных, построенный напротив Петропавловской крепости.

Коммунальный дом общества бывших политзаключенных. Image © Леонид Баланев

Общество бывших политзаключенных было создано в 1921 году бывшими политзаключенными царского правительства. В конце 1920-х годов в обществе было 2759 членов и более 50 отделений по всей стране. Однако, когда началось строительство коммунального дома, срок существования Общества уже подходил к концу — Общество было официально закрыто в 1935 году.Многие жители дома попали под новую волну советских репрессий; их имена с тех пор увековечены на мемориальном камне возле дома. Но тогда, когда дом еще строился, вряд ли кто-то мог ожидать такого мрачного поворота. Дом построен с идеей светлого будущего нового общинного образа жизни и культурной жизни.

Коммунальный дом общества бывших политзаключенных. Image © Леонид Баланев

Коммунальный комплекс разделен на три корпуса по 200 двух- и трехкомнатных квартир, рассчитанных на размещение одного человека в комнате.В коммунальных квартирах не было кухонь, и в них были только электрические печи для разогрева пищи. В доме была развитая инфраструктура: зал на 500 мест, столовая, детский сад, солярий, прачечная, библиотека. В здании также размещались трудовой лагерь и музей ссылки. Большая часть инфраструктуры располагалась внизу. Сплошные стеклянные панели первого этажа создавали впечатление парящего над землей здания.

Всего в минуте ходьбы от дома находится Академия железнодорожного транспорта имени Сталина, еще одно замечательное авангардное здание, созданное теми же архитекторами (Григорий Симонов, Павел Абросимов, Александр Хряков).Дом, предположительно построенный в форме серпа и молота, отличается выразительным криволинейным фасадом со встроенными вертикальными лестницами. Выступающий клиновидный угол здания пронзает воздух.

Дом культуры Ильича. Image © Леонид Баланев

Дворец культуры Ильича (1929-1931)

Местонахождение: Московский проспект, 152

На Московском проспекте расположены два замечательных здания эпохи авангарда. Дворец культуры Ильича, один из них, спроектировал Николай Демков для работников завода «Электросила».Демков известен тем, что спроектировал множество скромных общественных зданий; Впрочем, ДК им. Ильича, уникальный проект, считается главным произведением Демкова.

Дом культуры Ильича. Image © Леонид Баланев

С высоты птичьего полета видно, что дворец построен зигзагообразно. Театральная часть здания, выходящая на Московский проспект, включает в себя главный зал, вестибюль и фойе. Дальше внутри находится клубная часть с комнатами для занятий по интересам, спортивными классами и кафетерием.Архитектор использует как стеклянные, так и безоконные элементы, чтобы создать определенный диалог между этими двумя частями здания. «На южной стороне здания трапециевидные эркеры поглощают свет своими морщинистыми стеклянными панелями, создавая внутри световой эффект пульсации, — говорит Маргарита Штиглиц. Она продолжает:

Дом культуры Ильича. Image © Леонид Баланев

Фойе второго этажа выходит на Московский проспект с большими окнами почти до потолка, что придает ему вид стеклянной террасы.Большая лестница в клубной части освещена двумя вертикальными панелями от пола до потолка. Вход в клубную часть проходит через огромный белый квадрат безоконной стены. Схема повторяется в тренажерном зале, где черный круг образует единственное окно.

Московский районный совет. Image © Леонид Баланев

Московский районный совет (1931-1935)

Местонахождение: Московский проспект, 129

Напротив Дома культуры стоит более монументальное здание.Здание Моссовета — первый крупный проект Игоря Фомина, сына известного архитектора Ивана Фомина. Пятиэтажный гигантский цилиндр — центральная часть и самая заметная часть здания. Внутри по кругу располагались самые популярные отделы горсовета. Вместо коридоров отделы были соединены между собой серией галерей. В центральной части цилиндра находится зал под куполом. Интересно, что окна не используются для создания ни вертикальных, ни горизонтальных акцентов; вместо этого стеклянные элементы распределены равномерно, как и другие внешние элементы.Остальная часть здания во многом копирует планировку других районных советов. В линейной части здания разместились административные отделы, а в круглой — зрительный зал.

Московского районного совета. Image © Леонид Баланев

Даже грубое визуальное сравнение двух зданий, расположенных на Московском проспекте, показывает, что строительство второго здания происходило в более позднее время и на него повлияли другие стили. По словам Штиглица, эту «фальсифицированную конструктивистскую лексику» можно считать одной из отличительных черт ленинградского авангарда.

Подстанция «Краснознаменный завод». Image © Леонид Баланев

Подстанция «Краснознаменная фабрика» (1926-1928)

Расположение: Пионерская улица, 53

Краснознаменная фабрика была одним из крупнейших текстильных предприятий страны. В начале 20 века фабрика производила почти 40% всей текстильной продукции, производимой в России. В 1920-е годы было принято решение обновить весь заводской комплекс. Проект реконструкции был предложен приглашенному немецкому архитектору и специалисту по промышленному строительству Эриху Мендельсону.К сожалению, уникальный смелый проект, предложенный Мендельсоном, не был реализован. Отсутствие официального конкурса в пользу иностранного архитектора вызвало бурю негодования среди ленинградских архитекторов. Кроме того, проект, предложенный Мендельсоном, не мог быть реализован в выбранном месте. В результате немецкий архитектор отказался от авторства и отказался от проекта. Сегодня эксперты сходятся во мнении, что заводская подстанция, несмотря на то, что она была единственным реализованным элементом оригинального проекта Мендельсона, все же оказала значительное влияние на стиль ленинградского авангарда.

Подстанция «Краснознаменный завод». Image © Леонид Баланев

Подстанция разделена на несколько отличительных блоков. Прямоугольный блок, отличающийся горизонтальным ритмом стеклянных панелей и железобетонных рам, тянется вдоль улицы Пионерской и заканчивается ярко выраженным закруглением. Нижняя секция из окатанного кирпича содержала фильтры, а верхняя — резервуары для воды. Верхняя часть, почти без окон и ограниченная металлическими обручами, создает образ корабля, буксирующего остальную часть завода.

По словам Кирикова и Штиглица, подстанцию ​​можно считать собственным манифестом Мендельсона. «Концепция Мендельсона« функция плюс динамика »была успешно реализована в архитектурном облике подстанции, сочетающем в себе элементы функционализма и экспрессионизма. Здание, несмотря на отсутствие общественного признания, было одной из важнейших страниц в развитии ленинградского авангарда ».

Завод водонапорных башен и канатов («Красный гвоздильщик»).Image © Леонид Баланев

Завод водонапорных башен и канатов — завод «Красный гвоздильщик» (1929-1931)

Расположение: ул. 25-я линия, 6

Еще один шедевр ленинградского авангарда находится на улице 25 Линия на Васильевском острове. Местный завод был основан в 19 веке; позже, в 20-х годах прошлого века, его модернизировали и переименовали. К проекту присоединился «Советский Пиранези» Яков Чернихов. В «Красном гвоздильщике» Чернихов спроектировал выразительную водонапорную башню и канатный цех (с тех пор черниховцы лишились оригинальной конструкции).

Завод водонапорных башен и канатов («Красный гвоздильщик»). Image © Леонид Баланев

Форма водонапорной башни, сколь бы простой она ни была, наглядно демонстрирует преимущества железобетона. Тонкая и высокая прямоугольная конструкция, поддерживающая резервуар для воды, скрывает внутри лестницу. Две дополнительные колонны обеспечивают дополнительную поддержку резервуара. Водонапорная башня напоминает гвоздь, что придает символическое значение объекту, находящемуся на цехе по производству гвоздей. «Башня на Красном Гвоздильщике — уникальный пример успешного проекта Чернихова, — говорит Александр Стругач.«Реально реализована лишь небольшая часть проектов Чернихова. этот архитектор во многом известен благодаря своим эскизам и идеям. Я лично рекомендую его книги Architectural Fantasies: 101 Compositions и Constructing Architectural and Mechanical Forms . В этих книгах необычен даже его выбор формулировок. Башня представляет собой масштаб архитектурного калибра Чернихова. Неудивительно, что Заха Хадид потратила время на личное изучение башни во время своего пребывания в Санкт-Петербурге.

Выборгский р-н Заводская кухня. Изображение © Леонид Баланев

Фабрика Выборгского района Кухня (1929-1930)

Адрес: Большой Сампсониевский проспект, 45

В каком-то смысле авангардную архитектуру можно рассматривать как отражение общего развития Ленинграда в 1920-1930-е гг. . Авангардные здания и кварталы должны были внести изменения в образ жизни людей, особенно на окраинах города. «Рабочим, которые жили в старых ветхих домах или даже на фабриках, где они работали до революции, были предоставлены новые места проживания с необходимой инфраструктурой.Я сомневаюсь, что они сочли свои новые дома красивыми. Но качество их жизни все же улучшилось », — комментирует Стругач.

Для обеспечения надлежащей инфраструктуры были спроектированы здания нового типа, например, фабричные кухни. В Ленинграде фабричные кухни были разработаны группой ARU (ARchitecture Urbanists) в составе Армена Баручева, Исидора Гилтера, Йозефа Меерзона и Якова Рубанчика. Всего в городе построено четыре заводские кухни, каждая по уникальному проекту. Одна из таких кухонь построена в Выборгском районе.Согласно городскому справочнику 1933 года, эта фабричная кухня обслуживала 22 предприятия, на которых работало более 40 000 рабочих, и производила от 22 000 до 33 000 обедов каждый день. В состав объекта также входили кафетерий и магазин.

Выборгский р-н Заводская кухня. Image © Леонид Баланев

Внутри комнаты разной формы расположены по кругу, что соответствует процессу приготовления еды и ее доставки в столовую. Изначально здание было окружено садом, и посетители кафетерия могли сидеть на открытых террасах.В настоящее время эту концепцию трудно распознать. Однако большой навес, стеклянное панно, украшающее парадную лестницу, сплошные окна и игра пространств по-прежнему присутствуют. Последнее подчеркивает сходство здания со школой московского конструктивизма, — говорит Стругач. Кроме того, окна кафетерия, похоже, были спроектированы так, чтобы выходить на близлежащий собор Святого Сампсона, построенный в 18 веке.

Круглая баня на пл. Мужества. Image © Леонид Баланев

Круглая баня на площади Мужества (1927-1930)

Местонахождение: Площадь Мужества, 3

Круглая баня, спроектированная Александром Никольским, заслуживает внимания по двум причинам.Во-первых, баня — это смелый образец современного многофункционального сооружения. Первоначальный план предполагал размещение ванн внутри круглой цилиндрической конструкции, огибающей внутренний двор под стеклянным куполом с бассейном. Крыша, на которую можно попасть через несколько пандусов, будет использоваться как солярий, а к самому цилиндрическому зданию можно будет попасть через прилегающий прямоугольный вестибюль. Для сохранения тепла баню частично закопают в землю. К сожалению, от этой идеи, как и от концепции стеклянного купола, отказались по техническим причинам.Однако баня, которая продолжала функционировать даже во время блокады Ленинграда, до сих пор служит своему назначению. Вторая важная особенность здания — минималистичная привлекательность его форм, отражающих один из уникальных атрибутов школы ленинградского авангарда. По мнению Стругача, баню следует рассматривать как композицию в стиле супрематизма.

Круглая баня на пл. Мужества. Image © Леонид Баланев

Александр Никольский и круг его друзей-архитекторов сформировали сущность ленинградского авангарда.Они сосредоточили свои усилия на продвижении движения супрематизма и работе с чистыми большими формами, в отличие от конструктивистов, которые предпочитали дополнять здания различными выступающими элементами. Круглая баня по проекту Никольского отличается брутальными европейскими формами. Это неразрезанный кусок материала, положенный на землю. Людям, привыкшим к пластике, может быть трудно понять истинную ценность и привлекательность этого здания, но это не умаляет его значения ».

Вы можете сравнить его с недавно открывшимся Музеем русского импрессионизма, где были найдены те же самые концепции. Дальнейшее развитие.

Строим новый мир

Американизм в русской архитектуре

Существенное исследование того, как российские идеи о Соединенных Штатах формировали архитектуру и градостроительство от царской эпохи до распада СССР

Идеализированные представления об Америке, как стремлении и угрозе, сыграли важную роль в формировании русской архитектуры и городской дизайн от Американской революции до распада Советского Союза.Жан-Луи Коэн прослеживает мощную концепцию «Американизма» и его влияние на застроенную среду России от раннего царского интереса к Революционной Америке, через впечатляющие Всемирные ярмарки 19-го века, до универмагов, небоскребов и фабрик, построенных в России с использованием американских методы в течение 20 века. Видения Америки также захватили русский авангард, от Эль Лисицкого до Моисея Гинзбурга, и Коэн исследует продолжающийся художественный диалог между двумя странами в середине века и в позднесоветскую эпоху после периода стратегического соперничества.Это первое крупное исследование американизма в архитектуре России вносит своевременный вклад в наше понимание современной архитектуры и ее геополитики в более широком смысле.

Жан-Луи Коэн — профессор истории архитектуры Института изящных искусств Нью-Йоркского университета Шелдона Х. Солоу, дипломированный архитектор и автор книги «Архитектура в униформе» (Йель, 2011).

«Построение нового нового мира» предлагает обзор обширной темы в компактном формате.. . [и] обеспечивает прямой доступ к огромному количеству архивных материалов, большая часть которых ранее не была доступна ни в какой форме », — Эрик Пол Мамфорд, Architectural Record

признана одной из самых красивых швейцарских книг 2020 года при поддержке Федерального управления культуры Швейцарии

ISBN: 9780300248159
Дата публикации: 12 января 2021 г.
Издательский партнер: Распространяется для Канадского центра архитектуры

544 страницы, 6 3/4 x 9 1/2
450 цветных + ч / б илл.

Russian Icons — The New York Times

Если Гинзбург был самым мощным интеллектуальным голосом советского авангарда, то Мельников был противоположностью: одинокий волк, известный оригинальностью своих дизайнов, динамичные формы которого были наполнены эмоциями. Коллеги часто осуждали такой подход как буржуазный формализм. На международном уровне он был звездой к середине 1920-х годов. Сейчас он наиболее известен благодаря полдюжине рабочих клубов, которые он создал в результате внезапного творческого взрыва в конце десятилетия.

Из уцелевших наиболее запоминающимся является его клуб Русаков 1927 года. Если смотреть со стороны улицы Строминки, над входом выступают его консольные бетонные бухты. Хотя рабочие наносили слой краски, когда я был там, ремонт был поверхностным. Клуб полностью выпотрошен, и изнутри практически невозможно разобрать конфигурацию первоначального театра. На другом конце города клуб «Каучук» 1927 года Мельникова был переоборудован в гротескную смесь неоклассических пилястр и гранитных лестниц, напоминающих бордель сталинской эпохи, а его заводской клуб «Буревестник» 1929 года теперь является частным оздоровительным клубом с фонтаном дзен.

Только собственный дом Мельникова сохранился относительно нетронутым. Дом был отремонтирован городом в середине 1990-х годов, но в стенах уже есть трещины, а из-за неправильной герметизации вода просачивается в подвал. Спартанские бетонные платформы для кроватей Мельникова, которые когда-то придавали хозяйской спальне вид монастырской келии, были снесены несколько десятилетий назад — даже 90-летний Виктор, кажется, не помнит, когда именно. Сегодня картины Виктора украшают большую часть стен. Черно-белое фото его отца стоит в кресле в столовой.На фото Мельников в белой тюбетейке, его маленькое лицо над исхудавшей рамой погружено в монашеские мечтания.

В феврале Виктор, хилый, худой и почти слепой, дал пресс-конференцию, сидя рядом с портретом своего отца, и призвал правительство вмешаться в его защиту. Он сказал, что надеется, что дом будет сохранен практически таким, каким он является сейчас — с его картинами на стенах — как памятник его отношениям с отцом. Объявление привлекло краткое внимание местной прессы, но в остальном было проигнорировано.Так же, как Сталин любил переписывать историю, мало кто из его архитектурных достижений сохранился. В прошлом году это была гостиница «Москва», памятник сталинской архитектуры, спроектированная Алексеем Щусевым, который в 40-х годах был директором Государственного музея архитектуры. (Музей был переименован в его честь вскоре после его смерти.)

Щусев был для Москвы тем же, чем Филип Джонсон был для Нью-Йорка: эстетом, который мало интересовался символическим значением архитектуры или социальной миссией — он однажды сказал, что ему так комфортно работать для большевиков, как он был для православных священников.Как и Джонсон, Щусев баловался практически всеми стилями своей эпохи, создавая традиционные православные церкви, вокзал в неоклассическом стиле и памятники конструктивизма, такие как гранитный мавзолей Ленина.

Построенная между 1934 и 1936 годами, в разгар кровавых чисток Сталина, гостиница «Москва» не входила в число лучших работ Щусева. Тем не менее, он занимал значительное место в истории города. Его задумчивая, смутно современная форма, украшенная классическими элементами, богато украшенными колоннами и кессонными потолками, намекала на борьбу советских архитекторов за приспособление к эстетическим прихотям Сталина.(По слухам, знаменитые несоответствия башен отеля были вызваны опечаткой Сталина, из-за которой он выбрал две конкурирующие версии дизайна.) был завершен снос, чтобы отель перестроили в таком же стиле, только с улучшенными удобствами и более яркими цветами. Как и новая версия собора, новая версия отеля будет включать подземную парковку — то, что стало навязчивой идеей московских градостроителей.(Среди немногих вещей, спасенных от первоначального отеля, были латунные дверные ручки, которые теперь украшают галереи музея Саркисяна.) «При Сталине, — заметил Саркисян, — по крайней мере, люди, которые выполняли заказы, были культурными архитекторами, у них были некоторые вкус. Их постройки были не такими ужасными, как сегодня. Но, конечно, все это преступление «.

Современное искусство (1900–50) | Учебные ресурсы по истории искусств

Некоторые темы, занимавшие центральное место в творчестве художников периода с 1900 по 1950 год, которыми могла бы быть посвящена эта лекция, включают:

  • Искусство как нечто большее, чем просто визуальное представление объективной реальности : почему в 1900 году произошел такой сдвиг в визуальности искусства? Какие есть мотивирующие факторы?
  • Искусство как изображение современности : как изображения современного города часто определяют современное искусство? Какие визуальные образы позволяют нам различить отношение художника к современности и новому городу?
  • Искусство как средство социального или политического взаимодействия : как искусство продолжает — с траектории, начатой ​​в середине девятнадцатого века — подходить к вопросам социальной справедливости или допускать политику в ее форму и предмет?
  • Искусство как отражение истории : как исторические события или изменения определяют ход искусства в начале двадцатого века?

Эти ключевые темы можно изучить за час и пятнадцать минут на различных примерах, в том числе:

  • Поль Сезанн, The Large Bathers , 1906
  • Анри Матисс, Le Bonheur de Vivre (Радость жизни) , 1905–6
  • Эрнст Людвиг Кирхнер, улица , Дрезден , 1908
  • Василий Кандинский, Композиция VII , 1913 год
  • Пабло Пикассо, Семья Салтимбанков , 1905
  • Пабло Пикассо, Les Demoiselles d’Avignon (Авиньонские девушки) , 1907
  • Умберто Боччони, Одновременные видения , 1911–2
  • Умберто Боччони, Уникальные формы непрерывности в космосе , 1913 год
  • Хьюго Болл исполняет звуковое стихотворение Karawane в Кабаре Вольтер, Цюрих, 1916 год
  • Марсель Дюшан, Фонтан , 1917 год
  • Шарль-Эдуар Жаннере (Ле Корбюзье), Натюрморт , 1920
  • Джино Северини, Бронепоезд , 1915 год
  • Джино Северини, Два Пьеро , 1922 год
  • Пабло Пикассо, Три женщины у источника , 1921
  • Пит Мондриан, Состав пастилок с красным, серым, синим, желтым и черным , 1925
  • Эль Лисицкий, Конструктор , 1925
  • Герберт Байер, Афиша выставки Баухаус, 1923 г.
  • Марсель Брейер, Стул «Василий», 1925–1969 гг.
  • Андре Массон, Битва рыб , 1926 год
  • Открытка, Всемирная выставка, Париж, 1937 г.
  • Пабло Пикассо, Герника , 1937
  • Джордж Беллоуз, Обитатели скал , 1913 год
  • Джорджия О’Кифф, Сити Лайт , 1926 год
  • Аарон Дуглас, От рабства через реконструкцию из цикла фресок Аспекты негритянской жизни , 1934
  • Джексон Поллок, Full Fathom Five , 1947 год

Глоссарий :

Абстрактный экспрессионизм : движение в Соединенных Штатах — проиллюстрированное здесь в работе Джексона Поллока — которое стремилось выразить универсальные первичные, психологические и эмоциональные человеческие ценности через в основном крупномасштабную абстракцию после Второй мировой войны.

Абстракция : попытка выделить самые основные основные формы искусства из природы, абстракции или абстрактного искусства, обычно начинается с узнаваемой фигуры и преобразуется в более простые элементы геометрии, формы или цвета.

Произвольный цвет : ненатуралистический цвет, применяемый к форме или объекту.

The Ashcan School : группа художников-единомышленников из Соединенных Штатов в начале двадцатого века — примером которой здесь является работа Джорджа Беллоуса — рисовала реалистичные сцены в прямой импрессионистической манере.

Автоматизм : Автоматическое рисование или раскрашивание происходит, когда художник пытается отвлечь сознательный разум от процесса творения посредством рисования или нанесения краски на поверхность случайным или незапланированным образом. Это был сюрреалистический ответ на тезис Фрейда о том, что бессознательное является корнем художественного творчества.

Баухаус : построенный на влиянии экспрессионизма, неопластицизма, конструктивизма (среди прочего), Баухаус, представленный здесь в работах Герберта Байера и Марселя Брейера, был революционным новым взглядом на традиционную модель художественной школы, принося прекрасную искусство (живопись, скульптура и архитектура) и прикладное искусство (обычно такие области дизайна, как мебель, витражи, обработка дерева, гравюра и т. д.) под одной крышей и одной учебной программой.

Биоморфный : обычно применяемый к сюрреализму, биоморфизм подразумевает создание абстрактных «форм жизни», которые возникают в результате автоматического рисования или раскрашивания.

Конструктивизм : обычно разделенный на два лагеря (русский и международный), конструктивистское искусство стало возможным благодаря новым промышленным формам и материалам, соединенным с геометрическими формами, и идее, что художник также должен быть инженером, создавая новый и радикальный модерн. Мир. Проиллюстрированный здесь в работах Эль Лисицкого в Советском Союзе, это было связано с социалистическими идеалами; На международном уровне художников больше интересовали формальные и материальные возможности конструктивизма.

Кубизм : полуабстрактное движение во французском искусстве начала двадцатого века (в основном) — проиллюстрированное здесь в работах Пабло Пикассо — которое продолжило формальный проект, начатый с анализа формы Поля Сезанна, часто геометрическиизирующий фигуры и разрушающий традиционные натуралистические понятия глубины и перспективы.

Дада : Набор идей больше, чем связное движение, Дада был назван «антиискусственным» движением из-за его иконоборческого характера и его тенденции критиковать и подвергать сомнению сами принципы, лежащие в основе создания, создания и распространение искусства.Начатый в Цюрихе в 1916 году группой художников-пацифистов, дух дадаизма быстро пустил корни в Париже, Нью-Йорке, Берлине и других местах. Примером этого является исполнение Хьюго Болла и реди-мейдов Марселя Дюшана.

Экспрессионизм : с большой буквы, немецкое полуабстрактное движение начала двадцатого века, проиллюстрированное здесь в работах Эрнста Людвига Кирхнера и Василия Кандинского, которые использовали цвет и форму для выражения внутреннего или дополнительного -изобразительные качества, такие как психология, духовность и эмоции.По сути, он выступает своего рода противоядием от французского импрессионизма девятнадцатого века, который стремился воссоздать внешние ощущения. Буквой «е» в нижнем регистре экспрессионистское или экспрессионистское искусство указывает на попытку выразить большую или более глубокую ценность, не видимую во внешнем виде объекта.

Фовизм : полуабстрактное движение во французском искусстве начала двадцатого века (в основном) — проиллюстрированное здесь в работах Анри Матисса — которое использовало яркие, часто несмешанные цвета в попытке создать прямые средства выражения, отделенные от более ранних натуралистические тенденции.

Футуризм : полуабстрактное движение в итальянском и русском искусстве начала двадцатого века, примером которого является работа Умберто Боччони, взявшие яркие цвета неоимпрессионизма и фрагментации кубизма формы и пространства и использовавшие их для создания искусство, связанное в основном с темами движения, скорости и динамизма.

Гарлем Ренессанс : культурный расцвет афроамериканского искусства, зародившийся в Нью-Йорке после Первой мировой войны.

Неопластицизм (также известный как De Stijl ): абстрактное движение, основанное в межвоенный период в Нидерландах, примером которого является работа Пита Мондриана, предлагало простоту, порядок и функциональность, основанные на самых основных геометрических формах. (горизонтальные и вертикальные линии) и самые основные цвета (три основных тона, черный, серый и белый) на пути к возможности достижения универсальных ценностей в искусстве.

Пуризм : полуабстрактное движение в межвоенной Франции — проиллюстрированное здесь в работах Ле Корбюзье — которое предлагало геометрию и простоту в качестве основных принципов искусства, предлагая потребность в оригинальности и творчестве, основанном на этих упорядоченных основаниях.Пуризм стремился опрокинуть первенство кубизма на парижской художественной сцене после Первой мировой войны.

Примитивизм : тенденция в рамках модернизма, в которой западные художники либо а.) Работали в «наивном» или «необученном» стиле, пытаясь приблизиться к более основным, прямым средствам выражения, или б.) Обращались к незападным формам искусства, чтобы избежать того, что считалось тупиком западной традиции.

Возвращение к порядку : ретроградная межвоенная тенденция по всей Европе (но сосредоточенная, возможно, во Франции) в направлении натуралистического искусства, в котором художники отвернулись от «декадентской» абстракции в пользу традиционных ценностей красоты, пропорций и порядка.

Круг Штиглица : созвездие художников, сгруппированных вокруг фотографа-галериста Альфреда Штиглица и его галереи 291, примером которой является Джорджия О’Кифф, сформировало ранний полуабстрактный авангард в тесном диалоге с европейскими художественными достижениями. в США в начале двадцатого века.

Сюрреализм : движение в межвоенной Франции — проиллюстрированное здесь в работах Андре Массона — которое стремилось сделать «высшую» реальность доступной посредством высвобождения Бессознательного или, часто, анализа сновидений.

The Works Progress Administration ( WPA ): программа в Соединенных Штатах под президентством Франклина Рузвельта, которая предоставила работу ряду художников во время Великой депрессии, в первую очередь над проектами настенных росписей, финансируемых государством, для федерального правительства и штата. , и муниципальные здания.

Первая волна: модернизм до Первой мировой войны

Постимпрессионист Поль Сезанн был признан двумя пионерами модернизма — Анри Матиссом и Пабло Пикассо — заложившими основу для искусства двадцатого века.Среди прочего, его изображение объектов с разных точек зрения и использование цвета в качестве строительного блока для формы (а не в качестве необходимого атрибута формы ) привело как к дроблению формы в кубизме Пикассо, так и к использованию произвольной формы . (ненатуралистический) цвет в фовизме Матисса. Картина Large Bathers , написанная в год смерти Сезанна, была радикальным отходом от натурализма. Жесткие очертания его женских фигур подчеркивают двухмерность холста, визуально контрастируя с переходом цвета от одной формы к другой.Ясно, например, что определенные мазки переходят от одной фигуры к другой по тому, что должно быть их контуром. Таким образом, здесь цвет был освобожден от формы, которая его несет, а сами формы созданы конструктивными мазками Сезанна.

Однако полотна Сезанна

по-прежнему были связаны с образцами натурализма девятнадцатого века в том, как они распределяли цвет объектам. Уход Матисса в Le Bonheur de Vivre (Радость жизни) довел разделение Сезанном цвета от формы до его логической крайности, используя цвет как чисто выразительную среду, отделенную от оптических ощущений.Его также можно использовать для представления идеи примитивизма в модернизме двадцатого века: в момент быстрой индустриализации и модернизации такие художники, как Матисс, предпочитали рисовать «наивные» произведения искусства в манере, предполагающей естественное состояние простоты. . В игре The Joy of Life желтые, сине-зеленые и розовые обнаженные танцуют, поют и резвятся в нетронутом разноцветном Эдеме. Поочередно преувеличивая и упрощая формы, Матисс сделал художественный выбор, подчеркнув холст как двухмерную опору для гармоничного сопоставления цветов, а не какое-либо точное представление о природе.

В то время как некоторые критики признавали страсть и жизнеспособность Матисса и его последователей к новому направлению (название его движения Фовизм происходит от французского «дикий зверь»), другие оспаривали Матисса за то, что он рисовал в этой радикальной идиоме, и его реакцию. много сказано о новой территории модернизма. Отвечая на обвинения в уродстве, выдвинутые против его Blue Nude 1907 года, Матисс пошутил: «Если бы я встретил такую ​​женщину на улице, я бы в ужасе убежал.Прежде всего, я не создаю женщину, я создаю картину ».

Эта идея — что искусство может быть чем-то большим, чем просто репрезентация — ознаменовала радикальный сдвиг, который был подхвачен двумя основными движениями модернизма, экспрессионизмом и кубизмом. Экспрессионизм , в основном немецкое изобретение, был представлен двумя основными группами: Die Brücke и Der Blaue Reiter .

Die Brücke (Мост) был основан в Дрездене в 1905 году и сочетал в себе фигуральные искажения, примитивистскую прямоту рендеринга и выразительность цвета, которая связала его с фовизмом.На улице , Дрезден , Основатель Die Brücke Эрнст Людвиг Кирхнер использует эти идеи, чтобы выразить чувство отчуждения в современном городе. Простое и показательное упражнение: попросите своих учеников составить две колонки, одну для прилагательных, описывающих The Joy of Life , и одну для прилагательных, описывающих Street, Dresden . В то время как The Joy of Life — это идиллическая сцена здоровых тел в естественной гармонии, сцена Киршнера показывает похожие на маски накрашенные лица женщин в слишком тесной городской уличной среде.Хотя эти женщины обращаются к зрителю, их глаза почернели, что говорит о неспособности или нежелании устанавливать основные человеческие связи. Обеспокоенность влиянием современности и города на человеческую психику была лейтмотивом экспрессионистской мысли.

Der Blaue Reiter («Синий всадник») был основан в 1911 году в Мюнхене и ориентирован на возможность чистой абстракции (искусство без узнаваемых объектов). Лидер Der Blaue Reiter , Василий Кандинский написал влиятельный трактат под названием О духовном в искусстве в 1910 году, в котором, среди прочего, утверждалось, что абстракция предлагает универсальность, которую невозможно представить, и что этот цвет действует независимо от формы как носитель духовных ценностей, которые, как считалось, потеряны в опыте современности.

Книга Кандинского «Композиция VII » дает прекрасную возможность объяснить учащимся порой трудную концепцию абстракции. Если бы, как предполагает Кандинский, цвет мог существовать вне формы, как бы он выглядел? Кандинский и его последователи любили сравнивать изобразительное искусство с музыкой. Рассмотрим термины, которые взаимно используются для описания искусства и музыки, такие как тон, гармония и — для Кандинского — сами названия его картин: Композиция , Импровизация , Этюд (Этюд) .Музыка в глазах экспрессионистов была идеальной метафорой абстрактного искусства; хотя у него есть форма и тон, хотя его можно почувствовать и услышать, его формы нельзя увидеть .

Однако могут быть записаны, обозначены и визуализированы. Кто-то может носить «громкую» рубашку, Матисс создавал «гармоничные композиции», а Кандинский — в Composition VII — рисовал крайне «какофоническую» сцену. Хотя формы здесь почти неузнаваемы (ученые читали некоторые полотна Кандинского как апокалиптические сцены с абстрактными образами, взятыми из Книги Откровений), художник передает шум (опять же, нужно обратиться к звуку в качестве аналогии!), Конфликт , и жестокие энергии через его манипуляции с формой и цветом, отделенные от объективной реальности.

Эта связь между современным искусством и музыкой не ускользнула от кубистов , которые регулярно включали гитары, пианино и скрипки в свои композиции (на ум приходит «Посвящение Жоржа Брака И.С. Баху »), а также футуристов или дадаистов, последовавших за ними. их, если на то пошло. Однако первоначально кубистский анализ формы пришел непосредственно из исследования Сезанна Пабло Пикассо и Браком. Сравнение между The Large Bathers и докубистическим периодом Пикассо Family of Saltimbanques делает этот визуальный долг сразу очевидным благодаря выбору палитры Пикассо, его обращению с краской и построению форм с помощью небольших грубых мазков.

К тому времени, когда он написал Les Demoiselles d’Avignon (Девушки из Авиньона) , однако, Пикассо явно продвинулся дальше экспериментов Сезанна и создал новую визуальную идиому. Хотя он включил умную ссылку на склонность более старшего художника рисовать нестандартные натюрморты с разных точек зрения (небольшая композиция фруктов, не совсем сидящих в своей миске в форме полумесяца на неудобно выступающем столе у ​​подножия холста) , Пикассо разбил единую композицию Сезанна на резкие грани.Так, например, можно увидеть представленных им женщин как спереди, так и в профиль. Именно этот уникальный стиль, подчеркивающий жесткую геометрию, лежащую в основе формы Пикассо, заставил критиков называть новый стиль живописи кубизмом. Некоторые женские лица также заменены африканскими масками, которые Пикассо видел в этнографических музеях, или смоделированы с них, что свидетельствует о его собственном использовании примитивизма для поиска новых форм самовыражения и отделения своего современного искусства от западной художественной традиции.

Визуальные инновации кубизма и экспрессионизма послужили катализатором для художников по всей Европе, которые стремились выразить современную эпоху в своем искусстве. В Италии (а позже и в России) Futurism олицетворяет современность, в частности, стремясь включить достижения науки и промышленности в свое многогранное производство. «Основание и манифест футуризма», опубликованный Филиппо Томмазо Маринетти в 1909 году (после судьбоносного события, когда он сбил свою машину с дороги и перевернул ее в канаву), был первым из серии динамичных, воинственных и зажигательных тексты, опубликованные художниками движения, которые вошли в широкий спектр художественных медиа: литературу, театр и сценографию, живопись, скульптуру, архитектуру, танцы, фотографию, изготовление игрушек, одежду, кино и так далее.Их воинственная риторика и восхваление современной машины не остановились и на художественном уровне; футуристы громко кричали о вмешательстве Италии в первую современную механическую войну (Первая мировая война), и большая часть первоначального кружка художников-футуристов сражалась на стороне итальянской армии. К сожалению, два из самых важных ранних футуристов (Умберто Боччони и Антонио Сант’Элия) умерли в результате своего участия.

Перед своей смертью в 1916 году Боччони был, пожалуй, самым влиятельным художником в этом движении, как живописец, скульптор и писатель, написавший в 1910 году «Технический манифест футуристической живописи». Одновременные видения инкапсулирует многие из основных тем футуризма. Вдохновленные безумным темпом современной жизни, футуристы верили в концепцию одновременности: это время происходило одновременно, а не как серия дискретных моментов, и что формы — в результате — также были несвязанными, взаимопроникающими и действующими. сила друг на друга. Здесь женщина смотрит с ошеломляющей высоты со своего балкона на улицу города внизу. Улица и ее волнения, обозначенные силовыми линиями, пересекающими холст, пространственно принадлежат балкону; Между тем лицо женщины, повторяющееся фронтально и парящее над зданиями через улицу, пространственно принадлежит улице.Это радикальное обращение с перспективой и динамизм, который она создает, в футуристической мысли аналогичны скорости повседневной жизни и часто сравниваются с телескопическим жужжанием в углах зрения, когда они едут в машине, поезде или самолете.

Боччони также написал «Технический манифест футуристической скульптуры» в 1912 году, в котором он заявил, что скульптурный объект, далеко не дискретное целое, должен включать в себя все те элементы окружающей среды, которые действуют на него. Его Unique Forms of Continuity in Space попытался сделать именно это, показывая развитие фигуры, шагающей вперед.Хотя стоящая фигура имеет мощные ноги, которые рассекают воздух, создавая кружащиеся вихри, ее лицо и грудь в значительной степени прогнуты, что свидетельствует о силах, препятствующих ее продвижению. Был ли Unique Forms аллегорией стремления Италии определить себя как современную нацию? Был ли это современный человек-машина, готовый броситься в бой? Было ли это, как предположил Боччони, ответом на заявление Маринетти о том, что рев двигателя такой же прекрасной, как Ника Самофракийская? Как бы то ни было, культовая скульптура стала одной из самых знаменитых современных работ Италии, даже появившись (в результате популярного телефонного голосования!) На национальной версии монеты в двадцать евроцентов с 2002 года.

Dada прибыл на европейскую сцену в 1916 году в небольшом ночном клубе Cabaret Voltaire в Цюрихе, Швейцария. Художники, которые встретились там, были в основном пацифистами, переехавшими в нейтральную страну во время Первой мировой войны, и их шумные, игривые и иконоборческие выступления (действительно, Дадаизм часто называют «анти-арт-движением») подвергали жесткую критику буржуазное общество и экономические силы они обвиняли в войне. В то время как оно охватывало современное искусство, тогда в Кабаре Вольтер выставлялись картины кубистов и экспрессионистов, декламировались футуристические звуковые стихи и манифесты — Дада агитировал за разрушение коммерческого художественного института, используя перформанс для создания искусства, которое нельзя было коммерциализировать.Дада стоял за принятие иррациональных и оригинальных по сравнению с традиционными концепциями разума и традиции.

Хьюго Болл Исполнение звуковой поэмы Karawane служит примером этого направления. Спектакль состоялся в 1916 году и известен по фотографиям и репродукциям стихотворения Болла. Написанный на бессмысленном языке, предназначенном для имитации определенных африканских диалектов (к сожалению, расистская, хотя и благонамеренная попытка найти вдохновение, выходящее за рамки западного канона), Болл создал Karawane , который нужно произносить вслух, а не читать молча, и поэтому он подчеркнул важность фонетические качества слов, а не их значение.На фотографии он стоит в костюме «кубиста», с цилиндром вокруг туловища, другим на голове, конической оберткой вокруг плеч и парой причудливых угловатых перчаток, удлиняющих его пальцы. Его исполнение Karawane , таким образом, следует рассматривать как прославление современного искусства, так как это разрушение священного западного интеллектуального бастиона разума, который — для группы Дада — не стоил многого, когда в конечном итоге создал пулеметы, танки, бомбы и другие устройства, чтобы более эффективно убивать миллионы людей в разрушительной войне.

По идее, дадаизм быстро распространился, порождая фракции по всему миру. Марсель Дюшан был художником, чье творчество было тесно связано с Дада, работавшим между Парижем и Нью-Йорком. Его художественные маневры — часто ставящие под вопрос самые основные предположения об искусстве — поместили его в число самых важных художников двадцатого века. Возможно, его самая известная работа — это его Fountain , который вызвал огромные споры по поводу своего «создания». В 1917 году Дюшан купил писсуар в хозяйственном магазине и подписал его «R.Mutt 1917 »и представил его на ежегодную выставку Общества независимых художников. Хотя комитет по выставке заявил, что примет и покажет все должным образом представленные работы, они отклонили проект Дюшана Fountain , что вызвало бурю негодования в художественном сообществе.

Вердикт комитета во многом основывался на том факте, что Дюшан не производил работу сам. Дюшан, который с 1914 года производил «готовые» произведения искусства путем перепрофилирования существующих предметов, утверждал, что писсуар был искусством, и его поддержала анонимная редакционная статья, которая была распространена в то время и гласила:

«Не имеет значения, сделал ли мистер Матт фонтан своими руками или нет.Он ВЫБИРАЛ его. Он взял предмет жизни, поместил его так, чтобы его полезное значение исчезло под новым названием и новой точкой зрения, — создал новую мысль для этого предмета ».

Вмешательство Дюшана стало источником ряда важных вопросов, касающихся статуса самого искусства. Что такое произведение искусства? Кто будет решать? Если художник решает, что такое произведение искусства, тогда выбор произведения искусства существенно отличается от его создания? Может ли идея, а не объект, быть произведением искусства? Поднимая эти вопросы, Дюшан породил идею концептуального искусства, которое не требовало никаких доказательств творчества художника.Это открыло шлюзы того, что можно было считать «искусством», в ошеломляющей степени.

Влияние лечебной среды на модернистский дизайн и архитектуру

1 В Германии в конце девятнадцатого века потребность в здоровой рабочей силе привела к введению схем медицинского страхования рабочих, начатых в Великобритании в 1911 году. Бедные Состояние здоровья новобранцев для англо-бурской войны (туберкулез был назван доминирующим фактором) привело к принятию мер по улучшению общих стандартов здоровья.См. Линда Брайдер, Под волшебной горой , Оксфорд, Clarendon Press, 1988, стр. 22.

2 Edinburgh Evening News , 16 декабря 2002 г. и «Inside Science», Приложение 155, New Scientist , 9 ноября 2002 г.

3 Сэр Артур Блисс (1891–1975) , Английский дирижер и композитор, профессор композиции Королевского музыкального колледжа. В 1930-е годы его работы включали партитуры для современных опер и балетов ( Miracle in the Gorbals и Checkmate ) и музыку к фильмам ( Things to come и Conquest of the Air ).

4 Элизабет Уилсон, Украшенные мечтами: мода и современность , Лондон, Вираго, 1985, стр. 131.

5 P Reyner Banham, Теория и дизайн в эпоху первых машин , Лондон, Architectural Press, 1960, и Ричард Уэстон, Модернизм, , Лондон, Phaidon, 2002. Оба исследуют принципы модернизма. См. Также JM Richards, Введение в современную архитектуру , Harmondsworth, Penguin Books, 1940, где представлен современный взгляд на модернистские здания.

6 Маргарет Кэмпбелл, «Архитектура надежды: надежда на исцеление. Туберкулез, дизайнерский ответ », докторская диссертация, Университет Хериот-Ватт, Эдинбург, 1999.

7 В 1840 году Джордж Бодингтон (1799–1882), врач из Уорикшира, опубликовал Эссе о лечении и лечении легочных заболеваний. расход . Его метод был основан на отдыхе на свежем воздухе и хорошем питании. Позже он основал небольшой лечебный центр в Саттон-Колдфилде, где его терапевтический режим проводился, но не исключительно, для больных туберкулезом.Герман Бремер (1826–89), немецкий (силезский) врач, чей учитель, Я. Л. Шонлейн, придумал слово «туберкулез». Санаторий Бремера в Герберсдорфе был основан в 1859 году. Петер Детвейлер (1837–1904) был пациентом и учеником Бремера. Он был так впечатлен успехом Freiluftkur , что в 1876 году он основал собственный санаторий в горах Таунус в Фалькенштайне недалеко от Франкфурта. Немецкий врач-терапевт Отто Вальтер разместил свой санаторий или Colonie (1888 г.) в долине реки Нордрах в Ансахе, недалеко от Фрайбурга.Работая по спартанскому режиму, он подчеркивал преимущества жизни на открытом воздухе. Отто Вальтер, «Преимущества колонии-санатория», British Journal of Tuberculosis , 1907, 1 (3): 307.

8 Bryder, op. cit., примечание 1 выше, представляет собой прекрасное изложение социальной истории туберкулеза в Великобритании двадцатого века.

9 Маргарет Кэмпбелл, «Терапевтические сады», Historic Gardens Review , Winter, 1998–9, стр. 27–34.

10 лечение молчания , разновидность «лечения», согласно которому тяжелобольным пациентам, впервые поступившим в санаторий, запрещалось разговаривать.В процессе выздоровления разрешалось шептание, а затем осторожное возвращение к нормальному уровню речи.

11 Н. Баллок и Дж. Рид, Движение за жилищную реформу в Германии и Франции 1840–1914 гг. , Cambridge University Press, 1985, стр. 350–1.

12 Р. Берридж и Д. Орманди (ред.), Нездоровое жилье: исследования, средства правовой защиты и реформа , Лондон, E&F N Spon, 1993, стр. 311–12.

13 См. Bullock and Read, op.cit., примечание 11 выше, стр. 371, в отношении города-сада и cité jardin .

14 Ле Корбюзье, Город будущего: и его планирование , пер. Фредерик Этчеллс (из 8-го изд. Urbanisme , Париж, Editions G Crès, 1924), 3-е изд., Лондон, Architectural Press, 1977, стр. 215–16.

15 В то время как Ле Корбюзье считал дом «машиной для жизни в ней», концепция машины не ограничивалась французским модернизмом, как в США, «эстетика машины» относится к популярному описанию продуктов, произведенных между 1920 и 1940 г.Этот период также называют «веком машин».

16 В 1927 году выставка домов, призванная продемонстрировать экологические преимущества модернистского функционального дизайна ( Weissenhofsiedlung ), была организована Deutsches Werkbund, организацией, продвигавшей немецкий дизайн и промышленность. Генеральным директором проекта был Мис ван дер Роэ; среди проектов были некоторые работы Гропиуса и Ле Корбюзье.

17 Вальтер Гропиус (1883–1969) был первым директором прогрессивной школы дизайна и архитектуры в Веймаре, Баухаусе.Людвиг Мис ван дер Роэ (1886–1969) был третьим директором Баухауза. Оба позже поселились в США. Мис придумал минималистскую фразу «меньше значит больше».

18 В Нидерландах модернизм определялся стремлением к эффективности и точности станка. Идеалы движения были опубликованы в его журнале De Stijl (Стиль), но голландская модернистская архитектура и дизайн также были наложены теософическим мистицизмом.

19 Великобритания сохранила архитектурную верность движению искусств и ремесел, и, несмотря на многие новаторские особенности, Санаторий короля Эдуарда VII Чарльза Холдена в Мидхерсте, Сассекс (1903–1904 гг.) Был показателем этой приверженности. Architectural Review , июнь 1906 г., 19 : 278–82.

20 «Модерн» — это термин, используемый для различения пуристического модернизма от стилистической коррупции.

21 Британский модернизм был представлен Группой двадцатого века (1930 г.), Первым подразделением (1933 г.) и Группой современных архитектурных исследований (1933 г.). В состав Unit One входили такие художники, как Пол Нэш, Барбара Хепворт, Бен Николсон и Генри Мур, а также архитекторы Колин Лукас и Уэллс Коутс; они опубликовали Unit One: современное движение в английской архитектуре, живописи и скульптуре , ed.Герберт Рид, Лондон, Касселл, 1934. Группу современных архитектурных исследований (MARS) возглавляли Уэллс Коутс, Максвелл Фрай и Фредерик Йорк. Среди других участников были Амьяс Коннелл, Бэзил Уорд, Колин Лукас, вместе с участниками Architectural Review , Мортон Шанд, Джон Глоаг и поэт Джон Бетджеман. Позже, в 30-е годы, к группе присоединились Бертольд Любеткин, Серж Чермаев, Джон Саммерсон и искусствовед Герберт Рид. MARS оказал важное влияние на британскую архитектуру с 1933 по 1957 год.

22 Э. Максвелл Фрай (1899–1987) обучался в Ливерпульской архитектурной школе, директором которой был дальновидный Си Х. Рейли.

23 E Максвелл Фрай, «Гармония вне разногласий», RIBA Journal , декабрь 1979: 526–9, стр. 527.

24 Джек Притчард (1899–1992), экономист и инженер, страстный сторонник модернизма, был основателем Isokon, компании, занимающейся прогрессивным дизайном мебели. В 1934 году он и Филип Мортон Шанд были ответственны за помощь Вальтеру Гропиусу в побеге на свободу из Германии в Англию.

25 В 1932 году Любеткин спроектировал грудную (туберкулезную) клинику (не построен), грудную клинику Ист-Хэм для доктора Филипа Эллмана и Центр здоровья Финчли (1935–198), где туберкулезная клиника занимала одно целое крыло здания. Цокольный этаж. Питер Коу и Малкольм Ридинг, Lubetkin and Tecton, архитектура и социальная ответственность , Лондон, Совет по делам искусств Великобритании, 1981, стр. 112–13; и Малкольм Ридинг и Питер Коу, Любеткин и Тектон: архитектурное исследование , Лондон, Triangle Architectural Publishing, 1992, стр.40–1.

26 В период с 1934 по 1938 год Уолтер Гропиус участвовал в ряде проектов с Максвеллом Фраем, в том числе в Колледже Импингтон-Виллидж, Кембриджшир (1936–199).

27 Эти здания обсуждались и проиллюстрировались в The Architects ‘Journal , 24 июня 1937 г., стр. 1152.

28 Делегация медицинского персонала, администраторов и архитекторов посетила Швейцарию, чтобы осмотреть «новейшие санатории в Давосе»: Мэри П. Шеперд, Сердце Хэрфилда: история больницы , Лондон, Quiller Press, 1990 , п.48. Среди лучших британских модернистских санаториев этого периода были больница инфекционных заболеваний на Хокхед-роуд, Пейсли, Стратклайд (туберкулезный павильон G) Томаса Тейта (1935–198), больница Салли Туберкулез, Гламорган, Южный Уэльс, Уильям Пайт, Сын и Фэйрвезер (1931–35) и санаторий округа Хэрфилд, Мидлсекс, спроектированный группой архитекторов Совета графства Миддлсекс (1935–37).

29 Металлические оконные рамы были произведены компанией Crittall Manufacturing Company, придерживающейся модернистских идей.См. FJ Mead, Silver End: создание деревни в Эссексе , Лондон, Северо-Восточный Лондонский политехнический институт, 1989 г.

30 В 1903 году Роллиер основал туберкулезную клинику в Лейзине, Швейцария, для лечения солнечным светом. Говен, который был медицинским суперинтендантом Дома для инвалидов лорд-мэра Трелора, Альтон, выступал за терапию «хирургического туберкулеза», в основном костей, суставов и кожи ( lupus vulgaris ). См. Bryder, op. соч., примечание 1 выше, стр.188–90.

31 MHJ Schoenmaekers был голландским теософом и математиком, оказавшим влияние на свои теоретические труды, такие как Het nieuwe wereldbeeld (Новый образ мира) о Де Стиджле, неопластизме ( nieuwe beelding ). Пита Мондриана. Ян Дуйкер (1890–1935) был одним из ведущих представителей Голландского нового движения, основным убеждением которого было то, что современная архитектура может оказывать положительное влияние на общество, и его целью было создание хорошего функционального жилья.

32 J Duiker, ‘Berlage en de «Nieuwe Zakelijkheid», De 8 en Opbouw , 1932, 1 : 43–51, цитируется по Aimee de Back, Sabine Berndsen и Camiel Berns, Een zeer aangenaam verblijf: het dienstbodenhuis van J Duiker op sanatorium Zonnestraal. Собственное пространство: дом для прислуги Дж. Дюкера в санатории Zonnestraal , Роттердам, 010 Publishers, 1996, стр. 15.

33 Фраза Licht und Luft впервые была использована в восемнадцатом веке немецким поэтом Готфридом Августом Бюргером в его сонете Der versetzte Himme («Licht und Luft des Himmels zu erschauen»).Позже, в 1898 году, эту фразу использовал немецкий писатель Пауль Шербарт в Ver Sacrum , прогрессивном венском журнале отколовшейся группы дизайнеров Сецессион.

34 Де Бак, Берндсен и Бернс, op. cit., примечание 32 выше, стр. 13–15, 20.

35 Например, см. новый подход к социальному жилью, разработанный Амстердамской школой в районе Спаарндаммербуурт на западе Амстердама с блоками, созданный Мишелем де Клерком (1915). Маристелла Кашиато, Амстердамская школа , Роттердам, 010 Publishers, 1996, стр.20–6, 156–70.

36 Фрэнк Райан, Туберкулез: величайшая история, никогда не рассказываемая , Бромсгроув, Swift Publishers, 1992, стр. 92, 245.

37 См. Эдуард Нойман, Davos und seine Privatsanatorien 74, Bern , и Gesellschaft für Schweizerische Kunstgeschichte (ed.), Inventar der neueren Schweizer Architektur: INSA: 1850–1920 , Берн, Die Gesellschaft, 1982/83, p. 355.

38 Эрвин Поешель (1884–1965), немецкий историк искусства и юрист, живший в Давосе с 1913 по 1927 год.На схемах изображена скатная крыша, выступающая вверх как дополнительный этаж, с вентилируемым кровельным пространством над балками. Между потолком и крышей был слой пробки толщиной 2 см, обеспечивающий изоляцию. Крыша имеет падение 1: 200, слив во внутреннюю трубу. Это означало, что когда снег таял, вместо того, чтобы стекать в сточную канаву и образовывать мини-лавину или кинжалоподобную сосульку, вода благополучно стекала внутрь здания.

39 Эрвин Поешель, «Das Flache Dach im Davos», Das Werk , Цюрих, 1928 г., 15 : стр.102–9, idem , ‘Das Flache Dach im Hochgebirge’, Der Baumeister: Monatshefte für Architektur und Baupraxis, 1931, 29 (1): 38–44.

40 См. Ле Корбюзье, На пути к новой архитектуре , пер. Frederick Etchells (из 13-го французского изд.), Лондон, Architectural Press, 1970.

41 Там же, стр. 215.

42 Там же, стр. 216.

43 Питер Беренс (1868–1940), архитектор и промышленный дизайнер, оказал сильное влияние на нескольких ведущих архитекторов-модернистов, в том числе Вальтера Гропиуса и Миса ван дер Роэ.Карин Кирш, в Weissenhofsiedlung: экспериментальный корпус, построенный для Deutscher Werkbund, Штутгарт, 1927 г. , Нью-Йорк, Риццоли, 1989, стр. 177, отмечает, что немногие «критики восприняли и упомянули главную заботу Беренса — укрепление здоровья: исцеление такого великого социального зла, как туберкулез, посредством строительной реформы».

44 Weissenhofsiedlung или Weissenhof Siedlung : используются обе формы.

45 Питер Беренс, ‘Terrassen am Haus: Deutscher Werkbund’, Bau und Wohnung , Штутгарт, 1927, цитата: Алан Виндзор, Питер Беренс, архитектор и дизайнер 1868–1940 , Лондон, Architectural Press, 1981 , п.164.

46 New Ways был первым частным домом в стиле модерн в Великобритании. См. Также Луиза Кэмпбелл, «Покровители современного дома», в . Повторное посещение современного дома , Архитектура двадцатого века 2, Журнал Общества двадцатого века , Лондон, Общество двадцатого века, 1996, стр. 43–50.

47 Тим Доусон, «Яркие идеи для стильного жилья», приложение Ecosse, Sunday Times , 24 августа 1997 г., стр. 12.

48 Вклад Рудольфа Шиндлера в колонку доктора Ловелла «Уход за телом», Los Angeles Times , Sunday Magazine Section, с марта по май 1926 года.

49 Ричард Нейтра (1892–1970) родился и обучался в Вене, но в 1923 году уехал в США и некоторое время работал с Фрэнком Ллойдом Райтом. Его архитектура олицетворяла «международный модернизм, современное европейское движение и американскую свободу». См. Ричард Нейтра, «Эстетика и открытый воздух», The Studio , 1930, 99 : 79–84, с. 82. См. Также Элизабет А. Т. Смит и Майкл Дарлинг (ред.), Архитектура Р. М. Шиндлера , Лос-Анджелес, Музей современного искусства и Нью-Йорк, Гарри В. Абрамс, 2001, стр.12, 120–2; и Барбара Лампрехт, Ричард Нейтра 1892–1970: выживание через дизайн , Кельн и Лондон, Taschen, 2004, стр. 22–7.

50 Диспансер Royal Victoria, «Дом больных чахоткой под присмотром медсестры диспансера», Библиотека Эдинбургского университета, Медицинский архив, T.B. слайды, № 23.

51 Профессор Жак Гульбер (Лозанна), «Анри Соваж», доклад, переданный Архитектурной ассоциации в июне 1979 года и напечатанный в журнале Architectural Design , 1979, 49 (2) : 70–2.

52 См. Ричард Дёкер, Terrassentyp , Штутгарт, Академия Верлаг, 1929.

53 Тео ван Дусбург, О европейской архитектуре , пер. Шарлотта Лёб и Артур Лёб, Базель и Бостон, Биркхойзер, 1990, стр. 313–16.

54 Y J Oswald, «La Montagne magique crepuscule de la belle époque: l’univers sanatorial de Davos avant la grande guerre», неопубликованная докторская диссертация, Страсбургский университет, 1993; его иллюстрации 28 и 29 объясняют эту особенность.

55 «Туберкулезная больница Салли, Гламорган», Architect and Building News , 11 января 1935 года: 141 : 40–4 и Architect’s Journal , 22 октября 1936 года, 84 : 555– 60, там же, 24 июня 1937 г., 85 : 1132–34, с. 1134.

56 Маргарет Кэмпбелл, «Awfie cauld an« awfie lonely », Things , Summer 1998, № 8: 32–47.

57 «Финансовый аспект лечения на открытом воздухе, Санаторий , 1903, 1 (5): 148–50, 149.

58 Country Life , 10 ноября 1983 г., 174 (4499): 1332.

59 Эти приюты также использовались в санатории Schatzalp и в интернациональном санатории доктора Ханса Филиппи (1905).

60 «Вращающееся убежище, городская больница», Библиотека Эдинбургского университета, Медицинский архив, T.B. слайды, №№ 99 и 101.

61 ‘Примечания: Домашнее лечение туберкулеза, Br J. Tuberculosis , 1912, 6 (3): 200.

62 Часто они делались отдельными секциями, чтобы укрытие можно было переносить по узким переулкам или по лестнице многоквартирного дома, чтобы установить на заднем дворе или на плоской крыше; у них были соответствующие названия, такие как «Уличный приют» (1912 г.) или «Комната под открытым небом» (1914 г.). См. Bryder, op. cit, примечание 1 выше, стр. 225 и М. Кэмпбелл, указ. cit., примечание 56 выше, стр. 38.

63 См. Торговые каталоги, такие как Boulton & Paul’s Shelters and Chalets (1912).Архивы компании Boulton & Paul хранятся в Архивном центре Норфолка, на Мартино-Лейн, Норвич.

64 Теперь эта компания называется Amdega Limited, Дарлингтон.

65 Архив Ричардсона хранится в Университете Ньюкасла.

66 Фирмы, такие как Portable Building Company из Флитвуда, Speirs and Company из Глазго, Boulton & Paul из Норвича и Brown and Lilley из Рединга.

67 Маргарет Кэмпбелл, «Терапия или отдых; шезлонг, универсальное кресло », Journal of Design History , 1999, 12 (4): 327–43.

68 Концепция «праздного класса» была изложена Торстейном Вебленом (1857–1929), американским экономистом норвежских родителей. В своей влиятельной книге Теория праздного класса (1899) он ввел концепцию «демонстративного потребления» и представление о том, что праздный класс сохраняет свою идентичность посредством особого способа расслабления.

69 К 1869 году компания Gebrüder Thonet была крупнейшим из венских производителей гнутой мебели, несмотря на то, что патент, полученный в 1856 году, не был продлен.Его главный конкурент, венский производитель мебели Jacob & Josef Kohn, был хорошо известен к 1870 году. К 1900 году он достиг производственной мощности Кона — 4000 единиц в день. См. Christopher Wilk, Thonet: 150 лет мебели , Вудбери, Нью-Йорк и Лондон, Barron’s Publishing, 1980, стр. 22–8, 49–9, 88–90; Г. Кандилис, А. Бломстедт, Т. Франгулис, М. И. Аморин, Bugholzmöbel = Meubles en bois courgé = Гнутая деревянная мебель , Штутгарт, Карл Кремер, 1984, стр. 6–24, 88–90; Генете Зеллеке, Ева Б. Оттилинджер, Нина Стритцлер, Против шерсти: гнутая мебель из коллекции Ферн и Манфред Штейнфельд , Чикаго, Иллинойс, Институт искусств Чикаго, 1993, см. Стр.74 для Schlafsofas , используемого в противотуберкулезных санаториях, и Ева Б. Оттилинджер, «Производство мебели из гнутой древесины», там же, стр. 25–41.

70 Для получения дополнительной информации о других центральноевропейских производителях гнутой мебели см. История мебели , 1992, 28 : 188–93.

71 Семейная фирма Graf в Давосе теперь производит это кресло: Heinrich Graf, Talstr.12, Davos-Platz, Швейцария.

72 Томас Манн, Волшебная гора , пер.Г. Т. Лоу-Портер, 2 тома, Лондон, Мартин Секер, 1927, вып. 1. С. 87–88. Это кресло и спальный мешок включены в постоянную экспозицию в музее Блауэра Генриха в Berghotel Schatzalp, Davos Platz.

73 Там же, стр. 85.

74 Этот санаторий был всемирно известным модернистским зданием Алвара Аалто (1929–1933).

75 Свитки были версией спиральной пружины Аалто, которая добавляла прочности фанерной конструкции.

76 В Эдинбурге в июле 2004 года кресло со спиралью ( c . 1936) было продано на аукционе за 7000 фунтов стерлингов.

77 В 1935 году Притчард основал мебельную компанию «Изокон» для производства дизайнов для своих различных проектов. Многие из оригинальных дизайнов, созданных и проданных Isokon, теперь производятся и продаются Windmill Furniture, Chiswick, London. Для получения дополнительной информации см. Бриджит Гиллис, Майкл Сент-Джон и Дейдре Шарп (составители), Документы Причарда: справочник по статьям Джона Крейвена Причарда (1899–1992) , Норвич, Университет Восточной Англии, 1998.

78 Документы Причарда, Университет Восточной Англии, PP18 / 4/5/26.

79 Давно ведутся споры о том, кто разработал LC1, но теперь признано, что Perriand была новатором, со своим chaise longue à relage continue , B306 (1928). Ле Корбюзье пересмотрел дизайн как B306–0 в 1930 году, когда он был произведен компанией Thonet-Paris.

80 Поскольку никаких дополнительных ссылок на это имя обнаружено не было, «Dr Pascaud» может быть вымышленным именем, используемым в качестве маркетингового средства.Le Corbusier Archives, L’Esprit nouveau , Фонд Ле Корбюзье (FLC), Вилла Ла Рош, Париж.

81 В ванной комнате виллы Savoye Ле Корбюзье установил покрытую мозаикой скамью, профиль которой аналогичен профилю кресла LC1.

82 Ле Корбюзье, Город будущего , op. соч., примечание 14 выше, стр. 86.

83 Ле Корбюзье, L’Esprit nouveau , N0 11/12, Fondation Le Corbusier и Urbanisme , Париж, 1924, стр.641; «Le lieu utile pour la méditation», взято из Le Corbusier, Almanach de l’architecture moderne , Paris G Crès, 1925, p. 29.

84 Ян Молема, Ян Дуйкер , Барселона, Густаво Гилли, 1989, стр. 70–1. Подобные профессиональные схемы были организованы во многих государственных санаториях Великобритании и на фабриках Remploy. См. Bryder, op. cit., примечание 1 выше, главы 2, 6 и 8.

85 Финская компания по производству мебели Artek была основана Аалто для производства мебели по его эскизам для конкретных проектов, в том числе для санатория в Паймио.Стул со спиралью был модели № 41 и включен в текущий каталог «Артека» вместе с другими.

создание карты конструктивистской Москвы — Strelka Mag

Strelka Magazine ознакомился с процессом разработки и выбора конструктивистской карты Москвы и выяснил, какие здания, к сожалению для создателей карты, не попали в нее.

Молодое лондонское издательство Blue Crow Media только что выпустило карту на двух языках с изображением зданий эпохи авангарда Москвы. Карта будет представлена ​​на «Стрелке» 14 сентября в рамках публичного выступления «Спасение конструктивизма: теория и практика».Журнал Strelka Magazine пообщался с издателем карты Дереком Ламбертоном, фотографом Натальей Меликовой и историком Николаем Васильевым о деталях процесса отбора, малоизвестных постройках, попадающих в коллекцию, выборе красно-желтой цветовой схемы и основной аудитории. карта. Как оказалось, процесс его создания является правильным отражением того, что происходит с памятниками авангарда сегодня.

РУКОВОДСТВО ПО РЕДКИМ СТИЛЯМ

Blue Crow Media фокусируется на архитектуре 20-го века, особенно на послевоенных стилях и движениях, которые их вдохновляли.На первой карте, выпущенной издателем, была изображена бруталистская архитектура Лондона: ее относительная непубличность была важна для авторов руководства. Следующий путеводитель посвящен лондонскому ар-деко, а третий — московскому конструктивизму. Выбор последнего отчасти был связан с тем, что оба основателя исследовали русский авангард в своих тезисах.

Работа над картой началась в январе, когда Дерек впервые увидел фотографии, сделанные Натальей Меликовой, основательницей проекта «Конструктивист», и пригласил ее принять участие.Впервые Наталья полюбила авангард еще тогда, когда она изучала фотографию в Сан-Франциско и работала над диссертацией, посвященной творчеству Александра Родченко. «Я узнал о конструктивизме через фотографии Родченко; Я раньше даже не слышал слова «конструктивизм». Когда я приехал в Москву в 2010 году, я отправился на поиски всех этих зданий и увидел их в их нынешнем состоянии… Моя диссертация называлась «Конструктивистский проект». Через несколько лет я снова вернулся в Россию, на этот раз с выставкой.Однако мой интерес сместился с простого фотографирования на сохранение и исследование авангарда, и теперь у меня нет возможности отказаться от этого дела ».

Генеральный секретарь Московского филиала DoCoMoMo Николай Васильев стал третьим участником проекта. В 2011 году он вместе с Еленой Овсянниковой написал «Архитектура авангарда». Москва. Конец 1920-х — начало 1930-х годов, книга, в которой упоминалось около 500 объектов и содержались подробные карты. Однако вряд ли кому-то понравится таскать по городу 500-страничный фолиант, поэтому на этот раз Васильев работал над карманным путеводителем формата А2, дополненным иллюстрированным списком зданий с краткими описаниями на русском и английском языках.

50 ШАГОВ ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ: МАГАЗИНЫ, ПАРКОВКИ, БАССЕЙНЫ

По словам Васильева, предложенный формат карты основывался на двух правилах. Во-первых, все выбранные здания должны быть расположены в центре города, иначе карта будет слишком мелкой. В результате карта покрывает территорию между Гаражом Интурист на Сущевском Валу на севере, Домом Мосторга на улице Красная Пресня на западе, улицей Шабловка на юге и Гаражом Госплана на Авиамоторной улице.на восток. Однако было сделано два исключения: добавлены специальные стрелки для прямого направления пользователей в общественную баню и бассейн Пролетарского района и клуб фабрики «Свобода».

Во-вторых, путеводитель был ограничен 50 наиболее важными зданиями. «В первую очередь это здания, которые стоит посетить: Дом Наркомфина, Моссельпром, Центросоюз, Клуб Русаков, Шуховская башня. Но нам удалось включить еще несколько малоизвестных объектов, в том числе здание Всесоюзного энергетического института.Его строительство под влиянием Ле Корбюзье началось одновременно с Центросоюзом, но было завершено раньше. Другой пример — Дом на набережной, мрачный исторический облик которого часто затмевает его выдающуюся авангардную архитектуру. Мы также упомянули несколько общественных гаражей, которые также часто остаются недооцененными », — сказал Васильев.

Наталья Меликова сетует на буквальное исчезновение некоторых зданий из шорт-листа. Например, Таганская телефонная станция, одно из зданий, предложенных для карты, была снесена, когда работы над проектом еще продолжались.Стадион «Динамо», еще одно здание, которое Наталья хотела упомянуть, чтобы продемонстрировать разнообразие авангардного стиля, был сильно изменен недавней реконструкцией.

Хотя в окончательном путеводителе нет спортивных сооружений, он все же отражает разнообразие архитектурных форм той эпохи. В перечень упомянутых построек входят заводская кухня, бани, дом культуры, несколько магазинов, жилые дома и общежития, общественные здания, станция метро, ​​школа и ряд заводов.По словам Натальи, одной из преследуемых целей была демонстрация разнообразия авангардного наследия. «Вы должны думать об этом как о карте для новичков. Те, кто хорошо разбирается в предмете, могут придраться к нам, упустив что-то, но для тех, кто только знакомится со стилем конструктивизма, карта может оказаться ценным обзор, давая им направления для более тщательного исследования в более подробных источниках ».

AVANT-GARDE КАК ПОПУЛЯРНЫЙ ДИЗАЙН И ТОЧКА ДАВЛЕНИЯ

Для каждой новой направляющей Blue Crow Media выбирает наиболее подходящий дизайн.«Дизайн карты — прямое отражение эпохи авангарда. Мы позаимствовали нашу смесь желтого и красного из ранних советских карт, которые мы нашли в статьях Грега Миллера в Wired », — сказал Дерек.

Дом культуры Русакова / фото Натальи Меликовой

Дом Мельникова / фото Натальи Меликовой

Дом культуры Русакова / фото Натальи Меликовой

Шуховская башня / фото Натальи Меликовой

Несмотря на то, что ранее Наталья Меликова много раз снимала некоторые здания, она сделала для гида новые фотографии объектов.«Я люблю снимать в стиле Родченко, но Дерек подумал, что фотографии будут недостаточно четкими и только у туристов кружатся головы. Более того, нам в основном нужны были вертикальные фотографии », — пояснила Наталья. «Но в некоторых случаях мы по-прежнему использовали старые фотографии. Например, Шуховская башня с новыми опорными конструкциями просто не производит такого впечатления, как раньше, а Зотовский хлебозавод сейчас покрыт лесами ».

В Москве карту можно будет купить в музее «Гараж», книжных магазинах «Фаланстер» и «Республика», а также на «Стрелке», но издатели обещают найти другие точки в будущем.Николай Васильев настаивает на том, чтобы путеводитель продавался в гостиницах Москвы вместе с печатными путеводителями по Красной площади, московским монастырям и магазинам. Меликова отмечает, что карта может оказаться еще более полезной для иностранных туристов, поскольку большая часть информации, относящейся к эпохе конструктивизма, остается непереведенной. «Это странно. Например, олимпийская сборная России в Рио была одета в авангардную форму. Графический дизайн той эпохи имеет позитивный имидж и используется в целях пиара, но при этом соответствующий архитектурный стиль в значительной степени игнорируется », — сказала Наталья.«В последнее время мы стали свидетелями зарождения новой специальности фотографии: фотографировать авангардные здания до того, как они будут снесены. Надеемся, что карта поможет спасти постройки, привлекая к ним внимание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *