Библиотека святой женевьевы в париже: » Библиотека святой Женевьевы

Содержание

» Библиотека святой Женевьевы

Государственная публичная и межвузовская библиотека св. Женевьевы (La bibliothèque Sainte-Geneviève) расположена рядом с Лицеем Генриха IV на площади Пантеон в V округе Парижа.

Её книжное собрание, насчитывающее более 2 млн. томов и электронных изданий по всем отраслям знания, разделено на три основные раздела. В самом обширном Общем фонде представлены издания, вышедшие из печати с 1811 года по настоящее время.

В Резервном фонде (La Réserve) хранится около 4 тыс. рукописных хроник, 150 тыс. первопечатных изданий, а также 50 тыс. фотографий и произведений изобразительного искусства (эстампов и гравюр). Скандинавская библиотека (La Bibliothèque nordique) насчитывает 163,4 тыс. единиц хранения, включая нотные партитуры и оптические диски.

Столетия истории

Начало комплектования книжного собрания библиотеки св. Женевьевы было положено ещё VI в. В те годы хранителями, переводчиками и переписчиками книг были монахи аббатства св. Женевьевы, основанного по указанию короля Хлодвига. Первые документально подтверждённые данные о существовании библиотеки в аббатстве относятся к 831 году и касаются, в частности, книг настоятеля Фонтенелля.

В IX-XI вв. развитие библиотеки сдерживалось постоянными вторжениями норманнов, грабивших христианские монастыри. В начале XII в. по приглашению Этьена де Гарланда в библиотеке аббатства работал Абеляр. К XIII столетию в каталоге библиотеки без учёта литургических текстов числилось уже 226 томов.

После того, как в 1619 году настоятелем аббатства стал епископ Сенли кардинал де Ларошфуко размеры библиотеки стали быстро увеличиваться за счёт завещаний и даров. К 1624 году в ней хранилось 600 книг, в 1687 году 20 тыс. изданий и 400 рукописей, а в 1710 году по завещанию архиепископа Реймса Ш. М. Телье фонды библиотеки пополнились ещё 16 тыс. томов.

В XVIII в. она стала одной из первых парижских библиотек, открытой для всех горожан. В начале революционных событий в 1790 году библиотека св. Женевьевы была объявлена достоянием государства, что помогло ей избежать гибели после упразднения аббатства.

В послереволюционные годы фонды библиотеки стремительно пополнялись за счет поступления личных библиотек репрессированных сторонником монархии Бурбонов. К середине XIX в. недостаток места для книг стал главной проблемой библиотеки св. Женевьевы. В 1841 году она занимала здание колледжа Монтегю, снесённого при реконструкции площади Пантеон.

Архитектура экстерьера нового здания

Современное здание библиотеки построено в 1844-1851 годах по проекту А. Лабруста. При его разработке автор придерживался неоклассического стиля в архитектуре, но обогатил его использованием новых строительных материалов.

Академически строгий фасад здания почти лишен декоративных украшений за исключением ряда растительных гирлянд, рельефа фриза, полуколонн и арочной формы окон. Под окнами читального зала на стене библиотеки в хронологическом порядке выгравированы имена 810 авторов книг от пророка Моисея до химика Й. Я. Берцелиуса.

Это одно из первых зданий Парижа при возведении которого применялись конструкции из металла в виде разгрузочных арок и чугунных колонн. Прежде они использовались только при строительстве цехов предприятий и вокзалов.

Интерьер и планировка библиотеки

Просторный квадратный вестибюль украшают массивные колонны и мраморный пол с геометрическим узором. Напротив входа библиотеки находится центральная лестница, ведущая в читальный зал. Справа и слева от вестибюля расположены хранилища редких и ценных книг.

В большом читальном зале, напоминающем неф готического собора, и в других помещениях библиотеки до сих пор используется спроектированная архитектором мебель с резными украшениями XIX в. Он разделен на две равные части внутренней колоннадой из 18 колонн установленных на двух метровых каменных базах. Двойной свод потолка поддерживаются разгрузочными арками, опирающимися на каменные колонны у стен.

Вдоль стен библиотеки по периметру здания на втором этаже проходит галерея книгохранилища с 4 угловыми комнатами, в каждую из которых можно подняться по отдельной лестнице. Размеры зала составляют 80 м в длину, 17 м в ширину при высоте потолка 15 м. Одновременно в нём может работать до 500 читателей.

Адрес: 10 Place du Panthéon, Paris 75005

Телефон: +33 1 44 41 97 97
Сайт: www.bsg.univ-paris3.fr/
Метро: Cardinal Lemoine
Поезд RER: Luxembourg
Время работы: 10:00-22:00

Анри Лабруст / Архитектура классицизма во Франции / Архитектура классицизма / История архитектуры / www.Arhitekto.ru

Архитектура классицизма / Франция

Неоклассицизм Блонделя получил дальнейшее развитие в середине XIX в. в творчестве французского архитектора Анри Лабруста (1801-1875 гг.), который учился в Школе изящных искусств у Леона Водуэра, ученика Пейра. После получения в 1824 г. Римской премии Лабруст провел следующие пять лет во Французской академии (1825-1830), посвятив большую часть своего времени в Италии изучению греческих храмов Пестума. Вдохновленный трудами Якоба-Игнаца Хитторфа, Лабруст одним из первых заявил, что подобные сооружения были изначально ярко расписаны. Это заявление, а также его убежденность в первичности конструкции и в происхождении всего орнамента из строительных конструкций, стало причиной его конфликта с властями после того, как в 1830 г. он основал собственную мастерскую. Лабруст известен широким использованием железных каркасов в своих сооружениях.

Лабруст известен прежде всего благодаря двум парижским библиотекам, которые он спроектировал. Библиотека Святой Женевьевы в Париже, построенная в 1843-1850 годах, в которой предполагалось разместить часть книг, национализированных французским государством в 1789 г., поражает красотой и сдержанностью наружной и внутренней отделки, производят впечатление и открытые для обозрения железные структурные элементы (колонны и арки).

Проект Лабруста, в основу которого, по всей вероятности, был положен проект библиотеки во дворце Мазарини Булле (1785 г. ), представлял собой прямоугольное пространство, огражденное по периметру стенами с книжными стеллажами, на которые также опирались цилиндрические своды двухнефного зала. По середине зала проходит также ряд чугунных колонн, поддерживающих своды.

Главная заслуга Лабруста в строительстве зданий библиотеки – это способ, которым он уравновесил усилия в металлических конструкциях, так что на стены не передавалось никаких усилий. Достижение такого точного равновесия сил стало главной задачей инженера.

Лабруст спроектировал книгохранилище, как освещаемую верхним светом каркасную конструкцию, в которой свет через крышу струился сквозь железные лестничные площадки на нижние этажи. Хотя это решение и напоминало читальный зал Сиднея Смерка во дворе неоклассического Британского музея, построенного Робертом Смерком, точная форма исполнения демонстрировала появление новой эстетики, потенциал которой не был реализован вплоть до появления конструктивистских работ в XX в.

Такой же конструктивный рационализм был затем усовершенствован в его втором библиотечной проекте - помещениях Главного читального зала и книгохранилища Национальной библиотеки, созданных Лабрустом в 1860—1868 гг. Этот комплекс, размещенный во внутреннем дворе дворца Мазарини, состоял из читального зала с крышей из девяти украшенных металлических сводов из железа и стекла, поддерживаемых 16 тонкими колоннами из железа, покрытого гипсом, и многоэтажных стеллажей из чугуна и сварочного железа.

Конструкция читального зала отвечает тем же принципам, которые были уже применены Лабрустом в библиотеке Св. Женевьевы: металлический каркас заключен в оболочку из массивных стен. Высокие стройные колонны: 30 сантиметров в диаметре и почти 10 метров высотой, придают помещению воздушную легкость. Колонны соединены между собой посредством арок полуциркульного очертания, образуя девять легких сводов, напоминающих своды Воспитательного дома во Флоренции работы Брунеллески. Сферические своды выполнены Лабрустом из тонких фаянсовых плит; в центре каждого свода имеется круглое отверстие, как в римском Пантеоне. Таким образом, обеспечивается равномерная освещенность всех столов в читальном зале.

Но истинный шедевр Лабруста – это все же центральное книгохранилище, расположенное по той же оси, что и читальный зал. Центральное книгохранилище имеет четыре наземных этажа и один подвальный. Оно рассчитано на хранение девятисот тысяч томов. При недавнем ремонте библиотеки обнаружилось, что конструкции Лабруста превосходно сохранились, и их почти не пришлось усиливать. Все пространство книгохранилища было перекрыто стеклянным потолком.

Книгохранилище сообщается с главным читальным залом посредством большого проема, перекрытого аркой. Лабруст обладал достаточной для своего времени смелостью, чтобы поместить в этом проеме большую стеклянную панель, сквозь которую читатели, находящиеся в читальном зале, могут видеть книгохранилище. Это был один из первых случаев применения «прозрачных стен» большого размера, столь популярных среди современных архитекторов. Лабруст, несколько смущенный собственной дерзостью, частично закрыл стеклянную перегородку тяжелыми портьерами из красного бархата.

Читайте также:

Идентификация старопечатных книг (XV-XVIII вв.)

Идентификация старопечатных книг (XV-XVIII вв.)

Магали Вен и Анни Шарон
Национальная школа хартий.
Париж. Франция
Перевод Анны Марковой

Magali Vene et Annie Charon

 

Предисловие к русскому изданию

Уже на протяжении нескольких лет участники семинаров, проводимых в разных городах России   Государственной публичной исторической библиотекой России и Национальной школой хартий (École nationale des chartes, Paris) при поддержке Национальной библиотеки Франции, имеют возможность пользоваться этим замечательным учебником по отождествлению старопечатных изданий. В 2011 г. Школа хартий приняла решение подготовить его полный перевод на русский язык. В условиях хронического недостатка библиографических пособий этот учебник призван стать надежным помощником в работе со старопечатными европейскими изданиями.

На мой взгляд, круг специалистов, которым может быть полезен курс по отождествлению старопечатных книг, гораздо шире, чем это может показаться при первом приближении, и отнюдь не ограничивается работниками библиотек. История книги расположена на стыке нескольких гуманитарных дисциплин, и в связи с этим, наравне со специальными библиотечными каталогами, справочниками и базами данных, учебник представляет обширную панораму многочисленных ресурсов, полезных исследователям самого широкого гуманитарного профиля.
Так, архивистам будут интересны сведения о справочниках и базах данных по бумаге и водяным знакам (раздел «Установление имени печатника»), историкам большую помощь окажут программы для работы с хронологией («Установление даты выхода в свет»)  и географические словари («Установление места печатания»). Филологи найдут для себя массу полезных справочников почти во всех разделах, особенно, в том, что посвящен установлению имени автора.

Описание и анализ представленных в учебнике многочисленных научных проектов, библиографий, справочников, баз данных, подчас малоизвестных даже среди европейских специалистов, позволят проследить вектор развития истории книги и изучения фондов старопечатной книги в самых разных учреждениях Европы, и, надеюсь, вдохновят российских библиотекарей и исследователей на принципиально новые научные проекты.

Я выражаю глубокую благодарность коллегам-специалистам по старопечатной книге, чьи советы значительно улучшили окончательный облик русского перевода учебника:

Анастасии Викторовне Шаповаловой (к.и.н., сотрудник Отдела редких книг Библиотеки Св. Женевьевы, Париж)  за бесценные консультации инкунабуловеда по отождествлению изданий XV в.;

Алексею Игоревичу Любжину (к.ф.н., заведующий сектором книг Отдела редких книг и рукописей НБ МГУ), который внес комментарии, исправления и замечания к большинству глав учебника;

Петру Владимировичу Кузнецову (к. ф.н., заведующий западноевропейским фондом Отдела редких книг и рукописей НБ МГУ) за активную помощь в переводе одной из самых богатых узкоспециальными терминами глав «Установление даты выхода в свет».

Я также признательна Елизавете Аль-Фарадж за ее поддержку на протяжении всей работы над переводом учебника.

Анна Игоревна Маркова,
магистр Национальной школы хартий,
главный библиотекарь Отдела редких книг и рукописей
Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова
сентябрь 2011 г.

Предисловие к французскому изданию

Этот учебник занимает свое место в изданиях, последовавших за путеводителем Мирей Ведрин «200 библиографических справок по редкой книге: от рукописи до 1900 г. » (Védrine, Mireille. 200 références pour le livre ancien: du manuscrit à 1900. 2e éd. rev. et augm. par Caroline Durand et Pierre Guinard, Villeurbanne, École nationale supérieure de bibliothécaires, 1990). В его основу легли лекции по библиографии, прочитанные Анни Шарон в рамках ее преподавательской деятельности в Национальной школе хартий в Париже, а также аннотированный список ссылок, созданный и поддерживаемый Магали Вэн (MagaliVène) в 1999-2002 гг. на сайте Ассоциации Друзей новостей редкой книги (AssociationdesAmisdesNouvellesduLivreAncien).

Первая версия этого  учебника была написана в 2003 г. в рамках программы сотрудничества Национальной школы хартий и нескольких русских библиотек, и с тех пор он служит рабочим материалом для семинаров по библиографии, которые Школа устраивает в государственных библиотеках России.

В 2005 г. он вошел в учебный курс Национальной школы хартий по Библиографии редкой книги (рукописи и старопечатные издания; ENC n° 1402), и в этом качестве был опубликован в специальном разделе сайта Школы, Thélème. Его ежегодные обновления осуществляются на средства Национальной школы хартий.

Помимо студентов Школы, учебник адресован заведующим фондами редких книг, как вспомогательное пособие для каталогизации, а также исследователям, столкнувшимся с проблемой составления библиографии или анализа старых библиотечных каталогов и посмертного описания имущества.

Обновления 2011 г. были проведены Анной Марковой и Флорин Станкевич (FlorineStankiewicz) под руководством Анни Шарон и Магали Вэн. Мы выражаем нашу благодарность коллегам за ценные комментарии и предложения, а именно Сильвио Корсини (SilvioCorsini) и Мариетт Но-Беттеридж (MarietteNaud-Betteridge).

С 2011 г. этот курс дополнен пособием по атрибуции владельческих знаков, также доступным на сайте Thélème.

Мы просим наших читателей отправлять исправления, дополнения и предложения Анни Шарон (annie [email protected]) и Магали Вэн ([email protected]).

Тонкие металлические колонны в читальном зале библиотеки св. Женевьевы в Париже (1843–1850 гг., архитектор Анри Лабруст).

Обращаем Ваше внимание, что на страницах каталога Товаров и в прайс - листе указаны розничные цены, действующие при заказе от одной единицы продукции. В компании действует система скидок, зависящая от объема заказа и от категории товара.

Вы можете узнать о размере скидки для Вашего заказа позвонив по телефону 8(495)662-47-17. Также Вы можете отправить нам непосредственно с этой формы интересующий Вас перечень товаров или выслать нам проект на расчет. Мы подготовим коммерческое предложение с указанием скидки для Вашего заказа.

Если у Вас нет на руках строительных чертежей здания, мы готовы произвести обмеры фасадов Вашего дома самостоятельно. Отправьте заявку, мы свяжемся с Вами и согласуем время приезда специалиста.

После выполнения обмеров у нас появится достаточная информация по размерам для расчета количества декоративных элементов, а при наличии выбранных композиций декора - для подготовки полного коммерческого предложения по декорированию фасадов.

Подробнее об условиях выполнения обмеров можно узнать по телефону  8 (495) 662-47-17 или пройдя по ссылке.

Мы готовы в кратчайшие сроки и совершенно бесплатно подобрать элементы из каталога и сделать расчет декора для Вашего дома по имеющемуся у Вас проекту фасадов.

Если у Вас нет готового проекта декорирования фасада, отправьте нам строительные чертежи или фотографии фасадов Вашего дома с указанием всех необходимых размеров и наши менеджеры смогут предложить Вам наилучший вариант для подготовки коммерческого предложения: от расчета на основе готовых композиций до разработки индивидуального проекта фасада на комфортных для Вас условиях

При оформлении декором фасада могут применяться сложные композиции лепнины и только 3D визуализация сможет дать представление о внешнем виде будущего дома до начала работ.

Мы выполним на специальных условиях 3D визуализацию фасадов Вашего дома с использованием готовых композиций  "Декор окон и дверей" и при наличии проектных чертежей дома или выполненных обмеров.

В нашей компании при заказе фасадного декора услуга 3D визуализации оказывается БЕСПЛАТНО. Подробнее можно узнать по телефону  8 (495) 662-47-17 или пройдя по ссылке.

Библиотека Сент-Женевьев - Самостоятельные путешествия

В самом сердце Парижа, в центре левого берега Парижа, практически в двух шагах от знаменитого Пантеона наш аудиогид по Парижу покажет Вам скромную, но не менее знаменитая библиотека Сент-Женевьев. В экскурсии в Париже на русском языке мы предложим Вам пройти от церкви Святого Стефана к этой библиотеке. Ее история восходит к глубокой древности,  еще к VI веку, к тому времени, когда в аббатство, основанное королём Хлодвигом, перенесли  тело легендарной покровительницы Парижа, героине преданий  – Святой Женевьевы. Хотя при своей жизни святая, если доверять росписи на стенах в интерьере Пантеона, была всё же более склонна к молитвам, нежели  к наукам, но, тем не менее,  в аббатстве, которое носит ее имя, все последующие века переписывались и собирались почти все возможные  книги. Из экскурсии по Парижу на русском Вы узнаете, что библиотека каким-то чудом пережила все революционные потрясения и сейчас полностью открыта как для французских, так и для иностранных студентов, а также  аспирантов и исследователей.

В наши дни фонды библиотеки разделены на 3 части.

Во-первых, это основной фонд, во-вторых — Нордическая библиотека, в которой собраны  скандинавские авторы, а также работы о Скандинавии. В-третьих, это  Резерв, где сосредоточены в хранилищах особенно ценные и редкие книги, в числе которых рукописи.

В библиотеку очень просто записаться. В нашей экскурсии по Парижу на русском мы расскажем как это сделать.

Для этого нужно только принести фотографию и паспорт. По приходу необходимо также заполнить очень  небольшую анкету. А в силу того, что библиотека прежде всего рассчитана  на научную деятельность, студентам нужно указать, в каком учебном заведении они учатся, а для независимых  исследователей необходимо указать направление своей работы.

После соблюдения этих несложных формальностей Вам свершено бесплатно выдадут читательский билет, который будет  действителен пять лет.

Правда, в случае утери читательского билета, его дубликат будет выдан уже за 10 евро.

Погуляйте по этому чудесному городу, прослушивая аудиогид по Парижу.

Оборудование и материалы для реставрации, консервации, архивации фондов музеев, архивов и библиотек России

Наши клиенты во Франции

Музеи

Коробки pHibox DUO (модель ST) в отделе графического исскуства музея Добре

Коробки Museum Collection (модель Carrousel) в отделе графического искусства музея Лувр

Коробки, разработанные под специальный заказ Национального музея естественной истории

Архивы

  • Национальные архивы Франции (Les Archives nationales de France)
    www.archivesnationales.culture.gouv.fr
  • Департаментные архивы (Archives départementales des Yvelines), Ивелин
    www. yvelines.fr/archives
  • Департаментные архивы (Archives départementales de la Vienne), Вьенна
    http://www.archives-vienne.cg86.fr
  • Департаментные архивы (Archives départementales de l'Orne), Орн
    www.cg61.fr/archives
  • Департаментные архивы (Archives départementales des Côtes d'Armor ), Кот-д’Армор
    www.archives.cotesdarmor.fr/asp
  • Департаментные архивы (Департаментные архивы Archives municipales de Lyon), Льон
    www.archives-lyon.fr
  • Департаментные архивы (Департаментные архивы Archives municipales de Marseille), Марсель
    www.marseille.fr

Коробки pHibox DUO (модель RG) в Департаментных архивах (Archives départementales des Yvelines), Ивелин

Библиотеки

  • Национальная Библиотека Франции (Bibliothèque Nationale de France), Париж
    www.bnf.fr
  • Библиотека Форне (Bibliothèque Fornеy), Париж
    www.paris.fr
  • Библиотека Кюжас (Bibliothèque Cujas), Париж
    www. biu-cujas.univ-paris1.fr
  • Историческая библиотека Парижа (Bibliothèque Historique de la Ville de Paris)
    www.paris-france.org
  • Муниципальная библиотека (Bibliothèque municipale de Nantes), Нант
    www.nantes.fr
  • Муниципальная библиотека (Bibliothèque municipale de Maseille), Марсель
    www.bmvr.marseille.fr
  • Библиотека Сорбонны (Bibliothèque de la Sorbonne)
    www.bibliotheque.sorbonne.fr/biu/
  • Библиотека св. Женевьевы (Bibliothèque St Genevieve), Париж
    www-bsg.univ-paris1.fr

Реставрационные мастерские

Коробки Museum Collection в Архивах фонда Пьера Берже - Ив-Сен Лоран (Archives Fondation Pierre Bergé -Yves Saint-Laurent), Париж
www.fondation-pb-ysl.net

И многие другие…

Все развлечения Парижа в XIX веке • Arzamas

Где танцевать котильон, кататься на лодках, слушать лекции, читать газеты, ужинать, играть в карты и смотреть на трупы, оказавшись в Париже в XIX веке.  И, главное, когда там можно застать жирафу

Подготовила Изабелла Левина

Скучающие на Лоншане. Карикатура из серии «Хороший вкус». Франция, 1802–1812 годы  © The Trustees of the British Museum

Несмотря на проигранные войны, три революции и неурожаи конца 1840-х годов, Париж на протяжении всего XIX века сохраняет статус главной европейской столицы развлечений. Публика следит за политическими дебатами в обеих палатах парламента, посещает лекции знаменитых профессоров в Сорбонне, стекается на казни и торжественные въезды новых правителей, гуляет, ходит в театры и рестораны, танцует и разглядывает свозимые со всего света диковины.

Прогулки и уличные развлечения

Променад — важное развлечение парижан, не случайно путеводитель Альфреда Дельво «Удовольствия Парижа» открывается длинной и подробной главой «Прогулки» (если не считать вводной главки «Самое необходимое»). Бульвары, Елисейские Поля, сады и пассажи открыты для всех — но следует учитывать некоторые особенности.

Если вы буржуа или рабочий, то для гуляний у вас, скорее всего, есть время только в воскресенье. Тогда вы вместе с семьей можете пройтись по главным городским променадам или отправиться к границам города (в 1860 году Париж значительно расширяется, поглощая соседние коммуны, так что прогулка становится продолжительнее) и устроить пикник на природе или на бастионах крепостной стены Тьера, которой обнесен город (возводилась она с 1841 по 1844 год).

Высший свет в эти дни старается выбирать для себя другие занятия. В очерке «Воскресный день» Бальзак пишет:

«Но вот кто наиболее скрупулезно соблюдает римско-апостольское предписание об отдыхе, — это состоятельный человек. Для него воскресенье длится всю неделю, и в седьмой день он обречен на бездействие. В самом деле, все прочие забавляются или делают вид, что забавляются, у всех прочих белая сорочка и опрятное платье; неужели же порядочный человек должен поступать, как все прочие? Поэтому в парке Тюильри по воскресеньям нет ни франтов, ни изысканных туалетов. В Булонском лесу — ни элегантных экипажей, ни бешеных кавалькад! Для этих людей нет зрелищ, нет праздника в такой день, когда пользуется им большинство. Если случайно необходимость заставит их выйти на улицу, то умышленно простой костюм отличает их от тех, кто разрядился по-воскресному. Словом, для них отдых — это скука».

Если вы принадлежите к аристократическому сословию, то в будние дни вы гуляете в Булонском лесу, который называете просто лесом. Он расположен достаточно далеко от города, и посещать его могут только обладатели экипажей и наездники (в 1830–40-е годы к нему начинают курсировать омнибусы, но он все-таки сохраняет свой статус). Вы приезжаете сюда «показать своих лошадей или свою любовницу, если вы мужчина, и продемонстрировать свои платья и покритиковать платья других, если вы женщина» («Удовольствия Парижа» Дельво). В первой половине века это действительно лес в его практически первозданном виде; в начале пятидесятых годов его значительно переделывают в английском стиле: прокладывают широкие аллеи, русло протекающей по нему реки преобразуют в два озера, Верхнее и Нижнее, соединенных небольшим водопадом. На Нижнем озере возникают два острова. Во второй половине 1850-х в лесу строят ипподром Лоншан, а в 1860 году открывают зоологический сад под названием «Сад акклиматизации», где можно полюбоваться экзотическими животными; с 1861 года в нем функционирует и аквариум. В 1873 году здесь появляется еще один ипподром — Отей.

Отправляясь на прогулку по Большим бульварам (до расширения территории Парижа во второй половине XIX века они именуются просто Бульварами), учитывайте, что не во все времена все бульвары одинаково престижны. Так, в 1844 году Бальзак пишет:

«…У бульвара своя собственная судьба. Нельзя было и предполагать, чем он станет к 1800 году. Из района, находящегося между предместьем Тампль и улицей Шарло, где кишел весь Париж, жизнь ушла в 1815 году на бульвар Панорамы. В 1820 году она сосредоточилась на Гентском бульваре, а теперь поднимается выше, к церкви Мадлен».

Гентским бульваром в эпоху Реставрации именуется самый фешенебельный отрезок бульвара Итальянцев (который и после переименования отнюдь не теряет своей престижности), от кафе Риша до «Парижского кафе».

Один из героев Дюма, виконт Альбер де Морсер, принадлежащий «к лучшему парижскому обществу», заявляет, что «умные люди предпочитают свой особняк на улице Эльдер, Гантский бульвар и „Кафе-де-Пари“». Будьте внимательны: модникам следует прогуливаться только по северной стороне, поскольку на южной вы не встретите ни светской публики, ни престижных кафе и магазинов. По другим частям бульваров и по Елисейским Полям вы, скорее всего, только проедете по пути в Булонский лес и обратно.

Восточнее бульвара Итальянцев, на Рыбном бульваре и бульваре Сен-Дени, прогуливается публика попроще. «Уже не заметно изящества у прохожих, хорошо одетые дамы здесь чувствуют себя неловко, художник и светский лев не отважатся появиться в этих местах. С улиц, прилегающих к воротам Сен-Дени, из предместья Тампль, с улицы Сен-Мартен приходит сюда множество людей провинциального вида, совсем не элегантных, плохо обутых, похожих на торгашей; появляются старики-домовладельцы, буржуа, удалившиеся от дел; совсем иной мир!..» — продолжает Бальзак. Если вы из простонародья, то придется ограничиться бульваром Тампля.

Непременно зайдите в сад Тюильри, это могут позволить себе все парижане — в конце XVIII века доступ в сад Тюильри открывается для всех (до этого простой народ допускался туда лишь раз в году, в день святого Людовика). В 1802 году в «Первой прогулке одинокого провинциала» Пьер Галле пишет о центральной аллее Тюильри: «Светские люди оставляют эту аллею простонародью». Тем не менее центральная аллея Тюильри остается излюбленным местом прогулок светских дам, которые появляются здесь между двумя и тремя часами дня (учитывайте, что это не относится к летним месяцам — если вы аристократ, то находиться летом в Париже вас могут заставить разве что какие-нибудь неотложные дела). В других частях сада можно встретить самую разную публику. Однако вход в рабочей одежде и с инструментами сюда запрещен, а если вы служанка в фартуке и чепце, то вас пустят только в том случае, если вы нянька, сопровождающая на прогулку ребенка.

Гризетки, студенты и те буржуа, которые живут на левом берегу Сены, предпочитают Люксембургский сад, а рабочие чаще всего отправляются за город — поближе к дешевым кабакам, хозяевам которых не приходится платить налог на ввоз продовольствия в Париж.

Имеет смысл заглянуть на Елисейские Поля: до 1830-х годов это неблагоустроенная окраина, однако с середины десятилетия здесь ведутся работы, постепенно превращающие их в один из самых популярных променадов города. Простому люду тут по карману кафе-концерты (см. ниже) «Часы» (с 1848 года) и «Летний Альказар» (с 1860-го). Будьте осторожны: в уличных аттракционах и лотереях можно спустить все деньги.

На Елисейских Полях найдутся заведения и развлечения на любой вкус и для любых сословий. В 1838 году сюда переносят панораму с Болотной улицы, в 1835 году открывается летний цирк, с 1855 года проводятся Всемирные выставки. С 1835 по 1855 год на пересечении Елисейских Полей с проспектом Мариньи можно посмотреть физические опыты (с конца 1840-х — в здании театра, носящего название «Замок ада»). В 1855-м Жак Оффенбах открывает здесь (хотя и ненадолго) свой знаменитый театр «Буфф-Паризьен», в котором фактически рождается новый жанр — оперетта. Потом на его месте открывается театр Деборо (1859), который в 1865-м переименуют в «Фоли-Мариньи». В 1883-м здание снесут, и на его месте построят панораму.

В Париже полно уличных развлечений на любой вкус: здесь выступают шуты и дрессировщики, дают представления уличные театры, играют шарманщики, можно увидеть акробатов, канатоходцев и совсем уж диковинные зрелища — так, в 1827 году в Париж привозят жирафу, и она производит в городе фурор. Правда, скоро о ней забывают, и она доживает свой век в Ботаническом саду.

В первой половине века популярны и специализированные развлекательные сады с платным входом, в которых публике стараются предложить еще более необычные зрелища и увеселения вроде подъема воздушного шара с фейерверками.

Контраст, или розовая шляпка. Карикатура из серии «Хороший вкус». Франция, 1815 год  © The Trustees of the British Museum

Покупки

Пассажи — один из важнейших центров столичной жизни; их большая часть строится в 1820-е годы. Там гуляют, сидят в кафе, посещают парикмахерские и делают покупки — купить тут можно все, от кондитерских до ювелирных изделий. Правда, к концу века пассажи утрачивают свою популярность.

На Бульварах находятся базары — крупные магазины, внутри которых располагается множество частных лавочек. Также за покупками можно отправиться в район Риволи и в Пале-Руаяль, знаменитый своими кафе, ресторанами и магазинами. На верхнем этаже галерей Пале-Руаяль разместился целый мир развлечений — кабинеты для чтения, бильярдные залы, игорные дома и даже модные горячие бани.

Кафе

Кафе — визитная карточка Парижа XIX века. Если вы богатый аристократ, в первой половине века вам — в кафе на Бульварах, в том числе в кафе Риша, Арди на бульваре Итальянцев, а в 1850–70-е — в «Кафе де ля Пэ» и знаменитое своим мороженым кафе Тортони. Начиная с тридцатых годов растет число кафе, в которые ходит буржуазия. Художники в середине столетия облюбовывают заведения в районе Монмартра. Студенты ходят в скромные заведения в Латинском квартале. Кафе для простого народа, как правило, находятся за пределами города — там и продукты, и алкоголь дешевле. Помимо кафе и ресторанов, поесть можно в кабачках, пригородных гингеттах  Гингетты — небольшие загородные питейные заведения, в которых также подают еду и устраивают танцы. и табльдотах. 

В 1830–40-е годы на Елисейских Полях появляются первые кафе-концерты. К середине века они становятся важнейшим местом проведения досуга для рабочих и буржуазии. Переломный момент в их истории — отмена закона об исключительном праве театров, случившаяся в 1867 году: до этого артистам, выступающим в кафе, запрещено надевать костюмы и парики, использовать бутафорию, танцевать, показывать пантомиму и декламировать. 

В 1880-е годы в городе появляются кабаре. Они дороже кафе-концертов, в них меньше буффонады и больше сатиры, каламбуров и черного юмора, и собирают они более изысканную публику, в том числе поэтов и художников. Располагаются они по большей части в окрестностях Монмартра и в Латинском квартале.

 Прекрасная лимонадница. Карикатура из серии «Хороший вкус». Франция, 1816–1817 годы © The Trustees of the British Museum

Театры

К какому бы сословию вы ни принадлежали, вы непременно ходите в театр. Это может быть один из пяти королевских театров — то есть театров, получающих государственную дотацию (сюда относятся Опера, Итальянский театр, Комическая опера, «Одеон» и Французский театр), — или театр частный (например, Театр водевиля, «Варьете», «Драматическая гимназия», «Амбигю-комик», «Порт-Сен-Мартен» и проч.).

Место в Опере вы выбираете в соответствии со своим социальным статусом: аристократия занимает ложи первого яруса (мужчина, пришедший без дамы, может также взять кресло в амфитеатре), в ложах второго яруса сидят военные, духовенство и судейские, в ложах третьего — чиновники и торговцы. Буржуазия располагается в партере. У женщин с партером сложности:
до 1870-х дамам сюда нельзя вовсе, а после можно, но исключительно без шляп.

Рабочие тоже обожают театр и ходят на бульвар Тампля, где представления начинаются достаточно рано — чтобы можно было успеть выспаться перед работой. У входа можно купить леденцы, каштаны, апельсины и яблоки — они могут пригодиться и для метания в непонравившихся актеров.

Музеи

С конца XVIII века для посетителей открыт доступ в Лувр, до 1682 года остававшийся королевским дворцом. До прихода Наполеона там выставляли коллекцию искусства, которую французские короли собирали с XIV века, при Наполеоне она пополнилась произведениями, свезенными из завоеванных стран, но в эпоху Реставрации собранные Наполеоном вещи пришлось вернуть, и Лувр занялся пополнением коллекции на мирных основаниях: музей покупает произведения искусства, привозит объекты, обнаруженные в ходе археологических раскопок, и получает экспонаты в дар от коллекционеров. Вход в Лувр бесплатный; музей открыт ежедневно для художников и иностранцев, а по воскресеньям — для прочей публики.

Большой популярностью в начале века пользуется Музей французских памятников. В его коллекцию входят статуи и надгробия, собранные во время Революции художником Александром Ленуаром, который тем самым спас многие из них от уничтожения. В 1816 году Людовик XVIII издает указ, предписывающий вернуть все экспонаты на их прежние места, и музей закрывается. Поскольку некоторые церкви, из которых происходили скульптуры, к этому времени разрушены, а другие используются для мирских нужд, вернуть удается не все. В 1824 году часть экспонатов передают в Лувр; в 1836 году другая часть отправляется в Версаль. В 1882 году открывается Музей сравнительного изучения скульптуры, который позднее, уже в ХХ веке, получит название Музея французских памятников, но там будут представлены в основном копии и муляжи оригинальных скульптур.

С 1818 года по воскресеньям и понедельникам можно сходить в музей в Люксембургском дворце — там выставляют работы современных художников. Иностранцы и живописцы допускаются туда ежедневно. С 1844 года начинает работу музей средневекового искусства и культуры Клюни.

Парижский салон и его оппоненты 

Раз в два года горожане посещают Парижский салон — выставку произведений современных художников, которую устраивает Академия изящных искусств. Консервативность жюри, занимающегося отбором полотен на экспозицию, общеизвестна, и когда в 1863 году оно не принимает больше половины заявленных картин, Наполеон III приказывает открыть для них параллельную выставку, которая получает названиe «Салон отверженных». Пропустить это событие невозможно: весь Париж ходит смотреть на «Отверженных» и яростно выражает свое отношение к некоторым работам.

Салону противопоставляет себя и образованное в 1874 году Анонимное общество живописцев, скульпторов и граверов, которое занимается организацией собственных выставок. Первая проходит в ателье фотографа Надара на бульваре Капуцинок. Там выставлены работы Дега, Ренуара, Моне, Сезанна, Берты Моризо, Писарро и других, и в 1874 году в городе только и обсуждают, насколько они ужасны и смешны. 

В 1884 году возникает еще одно общество, протестующее против консервативного Салона, — это Общество независимых художников, которому власти разрешают устраивать выставки на месте сожженного дворца Тюильри. Туда можно ходить ежегодно — как водится, смеяться над непонятным современным искусством.

Всемирные выставки

В 1851 году в Лондоне открылась первая Всемирная выставка, и с тех пор такие выставки то и дело проводятся в крупных городах Европы и Америки. Пропустить их невозможно: обычно это самое грандиозное развлекательное мероприятие десятилетия. Здесь демонстрируют последние достижения науки и техники, от телеграфа и лифта до фотокабины, строят невиданные инженерные сооружения, проводят конкурсы среди художников, закатывают балы и дают возможность поглазеть на экзотические диковины, от яванского гамелана  Яванский гамелан — оркестр традиционных инструментов с острова Ява. до орудий аборигенов. В Париже во второй половине XIX века таких выставок проходит четыре: в 1855, 1867, 1878 и 1889 годах.

Уже в 1867 году страны-участники начинают строить причудливые национальные павильоны, и выставка становится всемирной ярмаркой тщеславия — Наполеон III назовет ее «Олимпийскими играми всего мира, где все народы состязаются разумом и бегут наперегонки по бесконечному пути прогресса». Увидеть тут можно что угодно, от киргизской юрты до специально выстроенного русского трактира, от турецкой бани до голландского сыроваренного заводика или семиметрового хрустального фонтана фирмы Baccarat. Парижане ценят возможность увидеть весь мир разом, не покидая Парижа: если в 1855 году приходит пять с лишним миллионов посетителей, то в 1900 году уже в десять раз больше. Не нравится им только Эйфелева башня, построенная к выставке 1889 года в качестве входной арки. В 1887 году триста деятелей культуры, в том числе Ги де Мопассан и Александр Дюма — сын, подписывают протест против этой «гигантской фабричной дымовой трубы».

Поцелуй капуцинок. Карикатура из серии «Хороший вкус». Франция, 1814 год © The Trustees of the British Museum

Салоны

Несмотря на попытки монархии восстановить придворную жизнь, светское общение происходит прежде всего в салонах. Здесь же ведутся политические споры и обсуждения литературных новинок. Хозяйка салона — это, как правило, светская дама, у которой с определенной периодичностью собирается два, максимум три десятка гостей. Каждый салон обладает своим характером: есть салоны более серьезные и консервативные, есть — более легкомысленные. Разумеется, круг посетителей зависит и от политических взглядов хозяев. Он меняется в зависимости от времени: днем это ближайшее окружение, с четырех до шести — светские знакомые, вечером может быть большой прием. При Июльской монархии устанавливается обычай принимать в определенный день недели. Салон — это прежде всего остроумная беседа, но также и музицирование, чтение и обсуждение отрывков из новых произведений. Попасть в салон без рекомендаций невозможно. Если вы не парижанин и не обладаете здесь необходимыми знакомствами, запаситесь рекомендательными письмами. Светский сезон длится с декабря до Пасхи. 

Весь век пессимисты говорят о смерти «настоящего» салона — салоны распространяются и в буржуазной среде, да и вообще мест для светского общения вне дома становится все больше. К концу века салоны во многом утрачивают свое былое значение, однако не исчезают окончательно, и, если вы окажетесь в Париже XIX века, не посетить один из них было бы непростительно. 

Мужские клубы

Помимо прочего, угасанию салонов способствует распространение клубов — элитных мужских кружков, пришедших во Францию из Англии. Первый из них, клуб «Союз», был основан в 1828 году. В числе других модных парижских клубов — Жокей-клуб, «Клуб малышей» (Bébé-club), члены которого слишком молоды для вступления в Жокей-клуб, «Сельскохо­зяйственный кружок», «Артистический союз», «Клуб чудаков» и так далее. Помимо того что членство в клубах платное, вступить в них можно, только заручившись рекомендациями определенного числа действительных членов и получив одобрение еще нескольких участников, а иногда даже пройдя процедуру голосования. В клубе собираются носители самых разных политических взглядов. Здесь можно пообедать, почитать газету, сыграть в карты. В «Сельскохозяйственном кружке» читаются научные лекции. В «Артистическом союзе», основанном в 1860 году, аристократы имеют возможность пообщаться с художниками и литераторами.

Игра c летающим кольцом. Карикатура из серии «Хороший вкус». Франция, 1818 год © The Trustees of the British Museum

Спорт

В эпоху Второй империи излюбленным спортивным развлечением парижан становится катание на лодке по Сене. После лодочной прогулки за город гребцы встречаются в кабачках-гингеттах. Там же, например, устраиваются соревнования по прыжкам в воду, гребные гонки и другие состязания. Кроме того, там можно порыбачить, поиграть в кегли, покачаться на качелях. Летом любой может искупаться на отгороженном участке Сены.

В последние два десятилетия молодежь увлекается играми на свежем воздухе, в том числе футболом и новым, тут же вошедшим в моду спортом — теннисом. На некоторое время в буржуазной среде возвращается в моду старинная игра в мяч «же-де-пом». В семидесятые годы набирает популярность велосипед, создаются клубы и ассоциации велосипедистов. Конный спорт по-прежнему доступен только элитам.

Парламентские заседания

По вполне очевидным причинам парижане XIX века испытывают острый интерес к политике. С 1814 года законодательная власть принадлежит королю и двухпалатному парламенту; палата пэров заседает в Люксембургском, а палата депутатов — в Бурбонском дворце. До Июльской революции можно попасть только на заседания к депутатам, а с 1830 года — и к пэрам тоже; впрочем, к последним имеет смысл идти только в те дни, когда на заседании судят за государственную измену или за покушение на государственную безопасность. На заседаниях палаты депутатов интересно бывает чаще, и они пользуются у публики большим успехом. Попасть туда можно по билету или по приглашению, но мест обычно хватает не всем, так что лучше приходить за час или даже два до начала заседания — или придется обращаться к перекупщикам билетов или мест в очереди. Дамам запрещено посещать заседания в одиночестве — так что, если вы дама, вам придется доставать несколько приглашений, чтобы отправиться компанией.

Судебные заседания

На судебные заседания попасть проще, чем в парламент. Они открыты в суде присяжных, в суде исправительной полиции (там решаются бытовые конфликты) и в уголовном суде. Если вы собираетесь на слушание громкого дела, стоит достать входной билет с местом, чтобы не пришлось слушать разбирательство стоя. Так, русский путешественник Николай Всеволожский, побывавший в Париже в 1837 году, писал: 

«Узнавши, что в Уголовной палате будут публично разбирать дело двух молодых людей, не запирающихся в заговоре на жизнь короля, я достал билет от министра юстиции и поехал туда. Всякой может и без билета свободно входить в Уголовную палату во время суждений ее, потому что здесь судопроизводство публичное; но тогда трудно достать место, и часто надобно очень долго дожидаться. Имея же билет, можно приехать к самому началу и сесть в кресла позади судей, почти рядом с присяжными (les jurés)».

Научные общества и публичные лекции

«Любите ли вы науку, философию, литературу, — вас ожидают профессора на кафедрах, начиная с прозектора, анатомирующего труп в клинике, до метафизика, что разлагает в Сорбонне субъективное и объективное „я“, до филолога, что анализирует в Collège de France стих Вергилия, до ориенталиста, с точностью определяющего вам время существования знаменитого преобразователя Будах-Муни, о котором до сих пор никто не слыхивал», — сообщается в сборнике очерков «Париж, парижане и парижанки в 1858 году», изданном типографией Т. Волкова.

Если вы не студент, тягу к знаниям вы можете удовлетворить, вступив в одно из многочисленных обществ, занимающихся анатомией, геральдикой, генеалогией и прочими научными дисциплинами. Это своего рода кружки по интересам со своими уставами, иерархией и ритуалами. Их членами являются люди, обладающие достаточным количеством свободного времени, но предпочитающие тратить его не на праздные развлечения в салонах и клубах, а на доклады, дебаты и научные занятия.

Чуть меньшей популярностью пользуются публичные лекции. Лекции по естественным наукам можно бесплатно послушать в лектории Ботанического сада, по механике, химии, геометрии и экономике — в Королевской консерватории искусств и ремесел. В «Атеней» — лекторий, где читают либерально настроенные ученые, — и в Общество душеполезной словесности — место для «поборников веры, королевской власти и словесности» — можно попасть, купив годовой абонемент. В 1820-е годы в Сорбонне выстраиваются очереди на лекции факультета словесности — здесь читают знаменитые оппозиционеры Абель Франсуа Вильмен, Виктор Кузен и Франсуа Гизо. 

Во второй половине века более модными, чем Сорбонна, становятся бесплатные лекции в Коллеж де Франс, где можно послушать историков Жюля Мишле и Эдгара Кине или польского поэта Адама Мицкевича. Кроме того, для публики открыты заседания Академии наук.

Учтите, что женщин пускают только в Коллеж де Франс или «Атеней».

Места для чтения

Если вы живете в Париже в XIX веке, скорее всего, вы умеете читать: в начале века в городе всего около 16 % безграмотных (против 39 % по Франции в целом), а к концу — и вовсе 3–4 %. Больше всего парижане читают газеты, которые с середины 1830-х годов начинают отводить часть листа под новеллы и романы с продолжением. Таким образом свои сочинения публикуют, например, Бальзак и Александр Дюма — отец. На газету можно оформить подписку, но это очень дорого, поэтому большинство парижан читают в кафе или в специальных кабинетах для чтения, куда можно попасть по абонементу, а можно заплатить за одно посещение. Выбор кабинета для чтения зависит от ваших финансовых возможностей: от роскошных, с богатыми собраниями книг и изящной меблировкой, до простых столов с газетами, стоящих прямо на улице в местах прогулок.

В тридцатые годы в городе около сорока библиотек, но свободный доступ открыт лишь в несколько из них. Это государственные библиотеки (Королевская библиотека и библиотеки Святой Женевьевы, Арсенала и Мазарини), а также Городская библиотека, библиотека Консерватории искусств и ремесел и библиотека Музея естественной истории в Ботаническом саду.

В 1837 году Политехническая ассоциация, устраивавшая вечерние курсы для рабочих, открывает собственную библиотеку, но основная волна открытия рабочих библиотек и библиотек различных союзов и обществ приходится на 1860-е годы. Первой из них становится библиотека Общества друзей образования, которая открывается в 1861 году.

Во второй половине века книги дешевеют и становятся более доступными. В 1860-е годы библиотеками начинает заниматься мэрия — и в городе появляются муниципальные библиотеки, которые располагаются в различных кварталах и предлагают местным жителям неспециализированную литературу. В 1879 году в Париже действуют 14 библиотек, субсидируемых из городского бюджета. За 1894 год 70 библиотек выдали более 150 000 книг в зале и более 1 600 000 на дом. 

Вальс. Карикатура из серии «Хороший вкус». Франция, 1801 год © The Trustees of the British Museum

Танцы

Примерно с 1820-х годов в Париже танцуют все и везде: на частных (теперь уже не только аристократических, но и буржуазных) и публичных балах, на Елисейских Полях, в садах, в концертно-танцевальном зале Воксхолл, при дворе, в Опере, в танцевальных залах и в маленьких кабачках. Почетнее всего устроить танцы самому, но для этого придется раскошелиться на прохладительные напитки и закуски, которые подают во время бала, и на ужин по его окончании (обычно он начинается около четырех часов ночи). Хозяева небогатых домов стараются экономить на всем, включая музыкантов и угощение, и в конце вечера перед столовой иногда образовывается нешуточная давка.

В Париже регулярно устраиваются публичные балы. Самый знаменитый из них — бал в Опере, для входа на который нужно приобрести билет за не очень большую, но все же заметную плату. В дни карнавала балы устраиваются и в других театрах. Публика попроще посещает танцевальные залы. В середине века можно, например, отправиться танцевать польку, мазурку и котильон на публичные балы к учителям танцев — например, к Селлариусу, Лаборду (которые оспаривают друг у друга первенство введения в танцевальный репертуар польки, появляющейся в Париже в середине 1840-х) или Марковскому (с 1848 года). Именно благодаря последнему в Париже танцуют такие танцы, как скоттиш, мазурка и фриска. На Елисейских Полях и в развлекательных садах по окончании бала пускают фейерверк.

Технологические новинки

Известные еще в XVIII веке музеи восковых фигур и показы проекций при помощи волшебного фонаря становятся массовым развлечением. К ним прибавляются панорамы, диорамы и демонстрации физических опытов. На Всемирной выставке 1878 года изобретатель и художник Эмиль Рено представляет праксиноскоп — прототип кинопроектора, для которого он сам рисует «светящиеся пантомимы». Премьерный показ первой из них проходит в музее Гревен в 1892 году. После того как будет изобретен кинематограф, Рено продаст свой аппарат старьевщику, а пантомимы утопит в Сене (две, правда, чудесным образом сохранятся). 

Азартные игры и лотереи

Огромной популярностью пользуется королевская лотерея, существующая еще с XVIII века. Тиражи разыгрываются трижды в месяц, и количество людей, которые разоряются, надеясь неожиданно разбогатеть, так велико, что властям приходится принимать меры для ограничения числа участников: сначала запрещается продавать билеты в общественных местах, затем минимальная ставка повышается до двух франков. В 1836 году лотерею и вовсе закрывают.

В 1837 году власти запрещают азартные игры. С этих пор право раскрывать игорные столы имеет только Жокей-клуб — и только под наблюдением полиции. Однако эти меры лишь увеличивают и без того огромную популярность азартных игр. Подпольные игорные дома, владельцы которых не платили откупов, существовали и раньше, но теперь их еще больше: после обеда хозяева табльдотов выносят карты и разрешают посетителям играть на деньги. Еще в кафе можно попросить шахматы и домино или сыграть на бильярде; простой народ играет на улицах.

Из легальных способов испытать удачу после 1837 года остаются только ставки на бегах и скачках — они проводятся под Сен-Клу, в Булонском и Венсенском лесах.

Бордели

В Париже проституция как таковая не запрещена: легальные проститутки, зарегистрированные в полиции и регулярно посещающие врача, могут работать как в борделях, так и самостоятельно. Но во многих борделях города царит полная антисанитария, и в 1811 году выходит ордонанс, предписывающий полицейским осмотреть все публичные дома и закрыть те из них, в которых окажется недостаточно пространства и воздуха. Кроме того, следует проконтролировать чистоту помещений и белья — как постельного (двум проституткам официально запрещается по очереди использовать один и тот же комплект), так и нижнего. Хозяйки борделей должны обеспечивать своих работниц средствами личной гигиены. Все эти меры до некоторой степени улучшают ситуацию, но не решают проблему окончательно.

Параллельно в городе процветает нелегальная проституция: девушки снимают меблированные комнаты и работают при табльдотах; хозяева винных лавок, кабаре, курительных, кабаков и кафе держат при своих заведениях комнатки и охотно сдают их проституткам, клиенты которых приносят хозяевам дополнительный доход. В 1830-е годы проститутки начинают работать в пассажах под прикрытием парфюмерных магазинов и магазинов нижнего белья. Бордели, маскирующиеся под лавки, множатся и в Пале-Руаяле. Начиная с 1840-х годов все больше борделей переезжает в пригород.

В вышедшем в 1836 году сочинении «О проституции в Париже» врач Паран-Дюшатле пишет, что за последний год было арестовано шесть торговавших детьми женщин: две выдавали себя за акушерок, две — за агентов по найму прислуги, одна — за вырывальщицу зубов, а последняя водила детей в отели якобы собирать пожертвования, и там предлагала их англичанам, «известным своими вкусами».

Парижанки в Монморанси. Карикатура из серии «Хороший вкус». Франция, 1812 год © The Trustees of the British Museum

Морги, катакомбы и анатомические театры

Те, кого интересуют развлечения помрачнее, могут отправиться в муниципальный морг для неопознанных покойников, который находится возле моста Сен-Мишель, и в катакомбы на левом берегу (катакомбами называют заброшенные каменоломни, куда в конце XVIII века были перенесены останки с кладбища Невинных, в том числе кости Франсуа Рабле, Блеза Паскаля, Шарля Перро и Робеспьера). Поскольку необходимо устанавливать личность покойных, в морг пускают всех без ограничений, и походы туда становятся популярным развлечением среди парижан. В самом начале 1830-х годов доступ в катакомбы ограничивают из соображений безопасности, с 1833 года полностью запрещают по настоянию церковных властей, но уже в 1850 году снова открывают — по многочисленным просьбам горожан. Лучший день для визита — 2 апреля 1897 года, когда в катакомбах проводится нелегальный концерт с участием сорока шести оркестрантов Оперы: ровно в полночь там звучат подходящие месту произведения, в том числе Траурный марш Шопена и «Пляска смерти» Сен-Санса.

Казни

Публичные казни в первой трети XIX века проходят на Гревской площади, а с февраля 1832 года — за Люксембургским садом, у заставы Сен-Жак. Гильотинирования пользуются такой популярностью, что на время казней хозяева окрестных заведений сдают желающим в аренду стулья, причем весьма дорого. Когда казней нет, можно ограничиться осмотром преступников, выставленных перед отправкой на каторгу у позорного столба на улице Пируэт (а с 1832 года — на площади у Дворца правосудия).

Похороны

В число макабрических развлечений входят также похороны выдающихся деятелей — особенно многолюдны процессии, провожающие оппозиционеров. Тем более что они всегда могут перерасти в бурную манифестацию или даже в беспорядки вплоть до возведения баррикад — так случилось, к примеру, в 1832 году на похоронах республиканца и бывшего наполеоновского генерала Максимилиана Ламарка — тогда республиканцы попытались воспользоваться массовым скоплением народа, чтобы свергнуть Июльскую монархию.  

Анри Лабруст, изобретатель современной библиотеки, получил ретроспективу MoMA

Можете ли вы представить Нью-Йоркскую публичную библиотеку, или Бостонскую публичную библиотеку, или вообще любую культовую библиотеку без читального зала? Эти огромные святилища с высокими потолками, уставленные справочниками и украшенные расписными фресками? Что ж, хотите верьте, хотите нет, но кому-то на самом деле приписывают создание читального зала и, соответственно, современной библиотеки.

Его имя: Анри Лабруст, французский архитектор, чьи эксперименты с новыми материалами и светом, а также его утопические идеалы оказали глубокое влияние не только на архитектуру 19-го века, но и на интеллектуальную жизнь и мышление.Новая выставка «Анри Лабруст: открытая структура» в Музее современного искусства с 10 марта по 24 июня подчеркивает, что работа этого малоизвестного дизайнера является ключевой вехой в эволюции современной архитектуры и библиотек в частности.

Анри Лабруст (французский, 1801-1875). Национальная библиотека, Париж, 1854-1875 гг. Вид на читальный зал. © Жорж Фесси

До Лабруста библиотеки были частными помещениями - в резиденциях, монастырях или учебных заведениях, в которые прохожие не могли войти.Поэтому, когда он приступил к проектированию Парижской библиотеки Сент-Женевьев (1838–1850), а затем и Национальной библиотеки (1854–1875), ему пришлось начинать с нуля. «Дело не в том, что он изобрел библиотеку, - говорит Барри Бергдолл, главный куратор архитектуры и дизайна MoMA. «Но он был первым, кто подумал [о], что происходит, когда вы открываете двери библиотеки для публики - как создать место, которое будет большим и открытым, но где вы можете пойти, сосредоточиться и побыть наедине с собой».

Библиотека Сент-Женевьев, Париж, 1838-1850 гг.Вид на читальный зал. Фото: Мишель Нгуен © Bibliothèque Sainte ‐ Geneviève / Michel Nguyen

Стальные фермы читального зала Библиотеки Сент-Женевьев. Фото: © Priscille Leroy

Эти два шедевра - мастерские из стекла и железа - сформировали «идею современной библиотеки как машины для познания и пространства для размышлений». Они объединили классический, вдохновленный стариной дизайн с новейшими материалами и строительными технологиями, с их открытыми современными каркасами, детализированными каменными стенами и новыми механическими системами и формами отопления и света.(Действительно, из-за тепла и газового освещения эти библиотеки могли оставаться открытыми до поздней ночи, что стало революционным изменением, которое очень обрадовало студентов ближайших университетов.) И они относились к самим книгам как к произведениям искусства, выставляя их на полках вдоль стен. периметр комнаты.

План библиотеки Сент-Женевьев © Bibliothèque Sainte-Geneviève, Париж

Анри Лабруст, Пантеон в Риме, élévation latérale du portique et profil d’un pilastre, [1825–1830] © Académie d’Architecture, Париж

«Анри Лабруст: обнаруженная структура» включает более 200 работ, в том числе модели двух библиотек, фотографии, фильмы и оригинальные рисунки Лабруста (в том числе акварели, которые он сделал во время учебы в Италии), старинные и современные фотографии, фильмы и т. Д. и модели.Выставка завершается исследованием разнообразного и обширного влияния архитектора, от его учеников и ранних последователей до современных практиков.

В свете всех изменений, которые потрясли публичные библиотеки по всему миру - сокращение бюджетов, закрытие филиалов, перевод в цифровую форму - храмы Лабруста могут показаться реликвиями менее сложной эпохи, ориентированной на печать. Тем не менее выставка MoMA показывает, что подход Лабруста к общественному дизайну актуален как никогда.Революционными читальные залы Лабруста сделали не только их красота, но и то, как они катапультировали библиотеку в современную эпоху с помощью экспериментов, инноваций и эгалитарного, почти утопического этоса. Этот адаптивный, радикальный подход может дать именно то вдохновение, которое позволит современным дизайнерам представить себе библиотеку 21 века.

Французские новости и обзоры на английском языке

Библиотека Сент-Женевьев в Париже была признана одной из самых красивых университетских библиотек мира согласно новому опросу.

Здание было построено в 1851 году. Среди его достопримечательностей - большой мраморный вестибюль с квадратными колоннами и 80-метровый читальный зал на первом этаже, через который дневной свет проникает примерно через 40 окон.

Это единственная библиотека во Франции, вошедшая в первую десятку.

Архитектор библиотеки Анри Лабруст был одним из первых, кто использовал металлические материалы в престижном здании, поскольку они обычно предназначались для промышленных целей.

Это была первая библиотека, построенная в отдельном здании, а не пристроенная к музею или университету.

«Такой выбор техники позволил ему сделать читальный зал ( Salle Labrouste ) впечатляющим пространством, сохранив при этом легкость конструкции. Пространства, предназначенные для публики, были спроектированы так, чтобы предлагать красоту и гармонию, поощрять интеллектуальный труд », - сказала представитель библиотеки Фаустин Лежур.

Она добавила, что сотрудники и посетители «были рады услышать, что Сент-Женевьева была включена».

Расположенный в пятом округе, он открыт как для университетов, так и для общественности, содержит почти два миллиона документов и имеет 46 000 активных читателей.

Три основных отдела: Fonds General (документы, опубликованные после 1821 года), La Réserve (собрание старинных, редких и ценных книг) и Bibliotheque Nordique , который специализируется на документах на скандинавских и финно-угорских языках.

В библиотеке собрано больше всего книг на скандинавском языке за пределами Скандинавских стран.

Библиотека Сен-Женевьев также использовалась в качестве модели при проектировании главного здания Бостонской публичной библиотеки.

Опрос, проведенный Uniplaces, крупнейшим в Европе веб-сайтом по размещению студентов, также охватывал Бодлианскую библиотеку в Оксфорде и библиотеку Тринити-колледжа в Дублине.

Сент-Женевьев заняла седьмое место в рейтинге 25 самых красивых университетских библиотек Uniplaces. Первое место заняла библиотека колледжа Святого Иоанна в Кембридже.

Библиотека находится по адресу 10 Place du Panthéon и открыта с понедельника по субботу с 10:00 до 22:00. Для получения более подробной информации посетите www-bsg.univ-paris1.fr
Фото: wiki / Мари-Лан Нгуен

Страница не найдена | MIT

Перейти к содержанию ↓
  • Образование
  • Исследовать
  • Инновации
  • Прием + помощь
  • Студенческая жизнь
  • Новости
  • Выпускников
  • О MIT
  • Подробнее ↓
    • Прием + помощь
    • Студенческая жизнь
    • Новости
    • Выпускников
    • О MIT
Меню ↓ Поиск Меню Ой, похоже, мы не смогли найти то, что вы искали!
Попробуйте поискать что-нибудь еще! Что вы ищете? Увидеть больше результатов

Предложения или отзывы?

«Анри Лабрусте» в Музее современного искусства

«Анри Лабруст: обнаруженная структура» в Музее современного искусства элегантен и терпок, как работы Лабруста.Имя может не вызывать у вас звонка, но не позволяйте ему мешать вам посмотреть шоу. Это великолепно.

Лабруст умер в 1875 году в возрасте 74 лет, оставив после себя два великих здания XIX века, Библиотеку Сент-Женевьев и Национальную библиотеку, чудеса строительства из камня, железа и стекла. Мне было поучительно услышать, как историк в видеоролике, сопровождающем шоу, вспоминает, как рос, как большинство французских интеллектуалов в 1950-60-е годы, и смешивал Лабруста со всеми остальными немодными обломками буржуазной культуры XIX века.«Хороший» архитектурный вкус пропустил 1800-е годы.

Свежие глаза явно требовались. К счастью, к концу 60-х годов в Париже обосновалось поколение молодых американцев, в том числе профессор Гарвардского университета Нил Левин, который больше, чем кто-либо другой ввел Лабруста в историю архитектуры. Эти американцы признали Лабруста провокатором и поэтом с ручкой и карандашом, влияние которого ощущалось на протяжении веков.

Прибытие выставки кажется почти сверхъестественным в разгар дебатов по поводу ремонта здания Нью-Йоркской публичной библиотеки Каррера и Гастингса на 42-й улице, чьи железные стеллажи с книгами происходят из библиотеки Лабруста.Должностные лица библиотеки предложили удалить те исторические стопки, которые поддерживают главный читальный зал, и заменить их циркулирующей веткой, которую разработал Норман Фостер. Они говорят, что стеллажи слишком ветхие и непригодные для модернизации.

Но еще более старые стеллажи Labrouste в Национальной библиотеке недавно были оснащены современными системами климат-контроля и противопожарной защиты, и они будут открыты для читающей публики. Последний зал выставки встречает посетителей большими фотообоями этого помещения - резкий упрек тем должностным лицам нью-йоркской библиотеки, которые не смогли адекватно обосновать свой план и теперь, возможно, захотят более внимательно изучить то, что делает Париж.

Выставка MoMA организована с очевидной любовью Барри Бергдоллом, главным куратором архитектуры музея, вместе с Коринн Белье из Cité de l'Architecture et du Patrimoine и Марком Ле Кером из Национальной библиотеки в Париже, где выставка началась. По мнению г-на Бергдолла, ученого-архитектора 19-го века, он возобновляет стремление Модерна, восходящее, по крайней мере, к его новаторскому исследованию Beaux-Arts почти 40 лет назад, исследовать корни модернизма.

Есть замечательные штрихи.Г-н Бергдоль заказал чертежные столы, созданные по образцу мебели Лабруста в Сент-Женевьеве, на которых отображаются чертежи. Они идеально подходят для изучения произведений на бумаге. Архитектурные модели, построенные для показа, могли бы быть немного более поучительными, но трудно представить более точный набор чертежей. Те, что представлены в первой галерее, со времен Лабруста в Италии, являются напоминанием о том, как выглядело великое мастерство рисования.

Мне жаль, что мы не видим больше зданий, кроме библиотек.Лабрусте проектировал особняки в различных традиционных стилях. Последствия их отсутствия - то, что, вынужденный зарабатывать на жизнь, он брал на себя обычные заказы, - опровергли бы его репутацию непримиримого человека. Трезвый и гордый человек, он никому не поклонился. «У него была абсолютная честность и преданность своему искусству», - так сказал г-н Левин в недавнем разговоре. «Он никогда не делал того, чего бы не хотел делать».

Итак, то, что мы получаем в MoMA, - это в значительной степени Лабрусте, которого критик Зигфрид Гедион назвал большую часть века назад протомодернистским инженером-архитектором, пионером железного строительства.Хотя это и находит отклик, Лабруст сегодня кажется не менее интересным из-за сложности своего мышления. В нашу эпоху звездных архитекторов он приводит поучительные аргументы в пользу своего нежелания идти на компромиссы, своей преданности делу, своей декоративной оригинальности и своей неортодоксальной гибридной эстетики, в которой промышленность сочетается с классицизмом.

Доминик Перро, дизайнер новой малоизвестной национальной библиотеки Франции на востоке Парижа, называет его «концептуальным» архитектором, «яростно современным». С Ste.- Библиотека Женевьев, - отмечает он, - Лабруст воплощал в жизнь стратегию «снаружи и внутри, крыши и света», которая переопределяла основные части здания. В строгом разделении строгого каменного фасада библиотеки и ее просторного, залитого светом читального зала г-н Перро видит «абсолютно радикальный» менталитет.

Замечательная мысль. Серьезность экстерьера Сент-Женевьев, как указал г-н Левин, проистекает из минимализма его дизайна: по всей длине длинного фасада у карниза и между двумя этажами проходят сплошные выступы с простыми каменными гирляндами, казалось бы, нанизанными на нижний выступ над железными кругами или ручками.Неукрашенные арочные окна - единственные бреши в стене первого этажа, за исключением входной двери.

Верхний этаж фасада, предсказывающий архитектуру окружающего его читального зала, представляет собой неглубокую арочную арку, содержащую сетку мемориальных досок с именами 810 писателей. Они перечислены рядами под большими окнами-люнетами, подсветкой читального зала. Подобно гирляндам внизу, кругляшки в перемычках между окнами представляют собой болты и анкерные болты для ферм перекрытия и свода железной конструкции внутри.Лабруст, по сути, делает структурный каркас здания своим декоративным мотивом как внутри, так и снаружи.

Можно сказать, что фасад библиотеки действует как рекламный щит, украшения которого объявляют о содержании здания и материальной конструкции: «украшенный сарай», как Роберт Вентури и Дениз Скотт Браун определили те казино с вывесками на улице Лас-Вегаса, которые перевернулись птица с обычным высоким вкусом.

В то же время Лабруст заново изобретал гражданское пространство как дворец для граждан, где люди могли читать и встречаться.Он потратил дюжину лет, с 1838 по 1850 год, придумывая язык. Вместо фресок и библейских сцен, выполненных из цветного стекла или вырезанных на статуях и капителях колонн, которые преобладали в общественной архитектуре, он использовал книги и железо в качестве декоративных инструментов.

Ахилл Эрмант, молодой французский архитектор, высказался за многих других, когда нашел результаты холодными. «Характер здания не измеряется только тем, для чего оно предназначено», - писал он. «Все, что правда, не обязательно красиво.

Это правда. Но место красивое. Его длинный двойной отсек, разделенный центральным рядом тонких железных колонн, вырастающих из каменных столбов, с книжными полками вокруг, кажется строгим и загадочным. Подход включает в себя процессию, идущую от площади снаружи через вестибюль нижнего этажа, потолок которого окрашен в небесно-голубой цвет, искусственные помпейские пейзажи на стенах и сетка квадратных каменных опор, поддерживающих железные арки, предвосхищающие то, что находится наверху. Затем идет читальный зал, такой же величественный и демократичный, как тогдашние новые вокзалы города, но сдержанный и тихий.

После Сент-Женевьевы Лабруст последние 21 год своей жизни трудился в Национальной библиотеке, ее квадратный читальный зал представлял собой залитый светом улей с девятью куполами, парящими над лесом из тонких железных колонн высотой 33 фута. Там, где окна не проникают в верхние стены, нарисованные пейзажи развивают пасторальную тему, с железным сводом книжных стопок, также освещенным потолком, видимым читателям через высокую стеклянную стену и разделенным монументальным арочным проходом.

Лабрусте посвятил большую часть своей трудовой жизни, получая государственную зарплату, произведениям общественной архитектуры.Он превзошел материалы, чтобы прийти к функциональным зданиям неземной изысканности. Все было слишком мало для его внимания. Спустя 12 лет Сент-Женевьева оказалась в ограниченном бюджете. Лабруст сообщил об этом министру и добился разрешения заменить чугунную входную дверь на бронзовую.

Перфекционист до последнего.

Шаблон фотографии в архитектурном представлении девятнадцатого века на JSTOR

Abstract

В качестве единственного перспективного вида Библиотеки Сент-Женевьев, который он нарисовал для публикации в профессиональном журнале, Анри Лабруст сделал снимок, заказанный для этой цели.Фотография, сделанная в 1852 году Биссон Фрером, скорее всего, является первой заказной фотографией современного здания, а также первой архитектурной фотографией фирмы. Такое использование фотографии в качестве шаблона в архитектурном изображении современного здания появилось почти на двадцать лет раньше, что позже стало обычной практикой. Использование Лабруста механического интерфейса при рисовании отражает его использование открытого железа в самом здании и несет в себе многие из тех же значений, что и в поисках современной, реалистичной и индустриализированной формы выражения.В своей книге «Шаблон фотографии в архитектурной репрезентации девятнадцатого века» Нил Левин обобщает истории книги и фотографии, чтобы помочь объяснить контекст, в котором Лабрусте развил эту идею.

Информация о журнале

Журнал Общества историков архитектуры (JSAH) ведущий журнал по истории архитектуры, который издается на английском языке. язык. Научные статьи в JSAH имеют международный характер. и сосредоточиться на каждом периоде в истории искусственной среды.Журнал имеет широкую перспективу и включает новейшие методологии исследований в расширяющаяся область истории архитектуры и смежных дисциплин, включая история дизайна, ландшафта, урбанизма и сохранения исторического наследия. Опубликовано постоянно с 1941 г., JSAH также предлагает гостевые редакционные статьи, выставку рецензии, рецензии на книги, некрологи ключевых фигур дисциплины и рефераты докладов на ежегодной научной конференции Общества. JSAH - это преимущество членства в Обществе историков архитектуры.

Информация об издателе

Основанное в 1893 году Отделение изданий, журналов и цифровых публикаций Калифорнийского университета распространяет научные труды, имеющие непреходящую ценность. Одна из крупнейших, наиболее выдающихся и новаторских университетских типографий сегодня, ее коллекция печатных и онлайн-журналов охватывает темы в области гуманитарных и социальных наук с акцентом на социологию, музыковедение, историю, религию, культуру и региональные исследования, орнитологию, право и литература.Помимо публикации собственных журналов, подразделение также предоставляет услуги традиционных и цифровых публикаций многим клиентским научным обществам и ассоциациям.

Права и использование

Этот предмет является частью коллекции JSTOR.
Условия использования см. В наших Положениях и условиях
© 2012 Общество историков архитектуры. Все права защищены. Все запросы о разрешении на фотокопирование или воспроизведение содержания статей направляйте через веб-сайт Права и разрешений Калифорнийского университета для печати, http: // www.ucpressjournals.com/reprintinfo.asp.
Запросить разрешения

2018 Сентябрь Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Geneviève

по

Кабинет библиотеки Сент-Женевьев

Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Geneviève (Париж, 1692 г.), титульный лист.

Кабинет библиотеки Сент-Женевьев представлял собой невероятную коллекцию любопытных и интересных предметов, собранных Клодом дю Молине (1620–1687 гг.) Во время его двенадцатилетнего пребывания в должности библиотекаря.После создания помещения для надлежащей библиотеки в Сент-Женевьеве в 1675 году, Молине, постоянному канонику аббатства, было поручено направлять и поддерживать коллекцию текстов. [1] Он решил, что будет «сопровождать его [библиотеку] шкафом редких и любопытных предметов, который смотрит на Кабинет и может служить». [2] Молине собрал множество предметов, чтобы сопровождать библиотеку, в том числе древности религии христиан, египтян и римлян, предметы, изображающие погребальные обычаи древних обществ, гири, медали, моннои, гравированные античные камни, минералы, талисманы, лампы, иностранные фрукты, изысканные растения, ракушки и необычных животных.Он сосредоточился на сборе предметов не на основе их способности вызывать удивление, а на том, будут ли они полезны тем предметам, которые Молине считал важными: наукам, математике, астрономии, оптике, геометрии и, прежде всего, истории.

Не путать с великолепной библиотекой Сент-Женевьев в современном Париже, библиотека, находившаяся в ведении Молине, принадлежала аббатству Сен-Женевьев. Библиотека и история аббатства в столетие, незадолго до того, как здесь правил Клод дю Молине, были бурными.В течение шестнадцатого века аббатство стало вовлеченным в политические группировки, борющиеся за французскую корону, сначала на стороне Католической лиги, а затем на стороне Генриха Наваррского (1553–1610) [3]. При этом аббатство игнорировало свои монашеские правила и религиозное призвание. В то же время библиотека начала постепенно исчезать, часть ее была продана, а остальная потеряна для наших современных исторических записей. Когда аббат умер в 1619 году, библиотека аббатства Святой Женевьевы была полностью лишена рукописей и книг.[4] Вскоре после этого в 1624 году кардинал Ришелье (1585–1642) назначил Франсуа де ла Рошфуко (1613–1680) провести реформу аббатства. [5] Заметив отсутствие библиотеки в аббатстве, Рошфуко пожертвовал шестьсот томов из своей личной коллекции, чтобы заполнить вакансию [6]. Это пожертвование положило начало Библиотеке Сент-Женевьев, известной сегодня.

Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Geneviève (Париж, 1692 г.), таблица 1.

Клод дю Молине, один из первых библиотекарей после реформирования аббатства, считал, что если новая библиотека будет преобразована в научную коллекцию семнадцатого века, она должна содержать набор предметов, которые также можно было бы использовать для интеллектуальных исследований. . Молине собрал воедино «любопытный кабинет» или небольшую коллекцию предметов, которые люди, собирающие предметы, считали необычными и уникальными. Эти шкафы, также называемые «комнатами чудес» или «Wunderkammer», были ранними предшественниками наших современных музеев.Коллекционирование было жизненно важной социальной практикой в ​​период раннего Нового времени, поскольку служило связующим звеном для широкого спектра культурных сил и практик [7]. Изучение и сбор предметов может быть проявлением аристократического статуса, результатом широкого интереса к раритетам и чудесам или плодом путешествий человека. Тем не менее, каждая отдельная мотивация коллекционирования разделяла фундаментальное желание использовать чудо как форму политического и социального актива [8]. Любопытство считалось важным атрибутом для опытного джентльмена, а приобретение внушающих трепет предметов было физическим проявлением любопытства человека.[9] Обладая кабинетом редкостей или ознакомившись с каталогом такой коллекции, человек мог поддержать беседу с важными фигурами, чтобы завоевать друзей и влияние.

Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Geneviève (Париж, 1692 г.), таблица 14, Roman Monnoyes.

На первый взгляд может показаться странным, что Обычный каноник аббатства был так вложен в создание коллекции диковинок, особенно когда ему было поручено поддерживать и расширять библиотеку Святой Женевьевы.Однако в период реформирования аббатства и восстановления библиотеки Европа переживала муки католической контрреформации [10]. Для твердынь католической веры было важно не только быть чистыми и преданными своим обязанностям, но и иметь академические ресурсы, чтобы стать интеллектуальным оружием в борьбе с ересью. [11] В то время как книги, рукописи и другие тексты были бы ценными ресурсами, коллекция материальных предметов была бы не менее полезной, особенно ассортимент кабинета христианских древностей, папских медалей и монет с изображением хронологии пап.

Кабинет библиотеки Святой Женевьевы также имел бы большую ценность для аббатства в том смысле, что он привлек бы «любопытных» в их библиотеку. Куриози были аристократами, джентльменами и честолюбивыми джентльменами, рассредоточенными по всей Европе, которые часто собирались на светские собрания или чтобы осмотреть коллекции и кабинеты своих собратьев-дворян. Члены аббатства Святой Женевьевы оценили бы любое влияние и власть, предоставленные им видными посетителями и покровителями, особенно в то время, когда католическая церковь вновь утверждала свое господство в восточном полушарии.Интерес к естественной истории и наукам в этот период не обязательно рассматривался как еретический, а скорее как средство для достижения цели. Политический и религиозный миры были очень тесно переплетены. Цитирование авторитета и доказательство приоритета, особенно в отношении резервов библиотеки или кабинета раритетов, имело бы большой вес в словесной войне против тех, кто выступал против католицизма. Таким образом, любопытство в семнадцатом веке и стремление к знаниям было позволено «сыграть ту же роль, что и возвышенное в восемнадцатом веке: это был стандарт признательности и искусства.’[13]

Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Geneviève (Париж, 1692 г.), таблица 41, Необычные животные.

Было ли это намеренно или нет, любопытство оказалось полезным инструментом для католической церкви. Считалось, что «истинное чудо» могли ощутить любопытные христиане, наблюдавшие «истинные Труды и чудесные Изобретения Верховного Автора» [14]. Значительная часть коллекции Молине состояла из предметов естествознания со всего мира. .Христианские любопытствующие могли восхищаться невероятной властью Бога, наблюдая за предметами, которые демонстрировал Молине. Например, рог единорога *, корни растения мандрагоры в форме человека или голова морского существа с огромными бивнями, торчащими изо рта, были бы прекрасными примерами явлений, данных Земле ее Создателем. Восхищение делами Бога было религиозным долгом, и наблюдение за диковинками природы привело к признанию мудрости и силы Бога.[15]

Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Geneviève (Париж, 1692 г.), таблица 4, кабинет. **

Книга Клода дю Молине Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Genevieve - невероятно уникальная книга в том смысле, что она изображает кабинет библиотеки и религиозного аббатства, а не кабинет джентльмена, короля или другого богатого человека. Это собрание каталога Молине его ценимого кабинета и нескольких иллюстраций его содержимого, опубликованного в 1692 году.Сам текст содержит три медные пластины библиотеки аббатства и четыре медные пластины самого шкафа. Книга разделена на две части: первая представляет собой раздел, в котором подробно описываются религиозные предметы старины, медали, минералы и другие неорганические образцы, а во второй - раздел, в котором подробно описываются редкие и необычные животные, фрукты и растения из коллекции. Каталог, как и шкаф, были одним из самых важных личных начинаний Молине. Подпись под его портретом гласит: «Et ce que son portrait n’offre point à vos yeux, vous le découvrirés en lisant cet ouvrage» или «То, что его портрет не предлагает вашим глазам, вы обнаружите, прочитав эту книгу.’[16]

В то время как многие предметы, собранные для кабинета библиотеки Сент-Женевьев, больше не находятся в стенах библиотеки, кропотливые усилия Клода дю Молине систематизировать его накопленные сокровища позволяют современным читателям заглянуть внутрь шкафа, когда он был наиболее впечатляющий. Знакомство с предметами, которые были собраны учеными и выдающимися людьми в период раннего Нового времени, позволяет нам лучше понять культуру, верования и обычаи этой эпохи.

Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Geneviève (Париж, 1692 г.), Портрет Клода дю Молине.

* Для получения дополнительной информации о мифических существах, особенно о тех, которые представлены в книгах из коллекции Эдварда Ворта, посетите нашу веб-страницу выставки «Мифические существа» во вкладке «Выставки». Он будет запущен 21 сентября 2018 года в ознаменование Ночи культуры.

** Некоторые предметы, изображенные на этой медной табличке, являются частью небольшой оставшейся коллекции диковинок в библиотеке Сент-Женевьев.Фотографии этих предметов можно увидеть на этой веб-странице: https://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Cabinet_of_curiosities_of_Biblioth%C3%A8que_Sainte_Genevi%C3%A8ve

[1] Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Genevieve (Париж, Франция: Chez Antoine Dezallier, ruë Saint Jacques, á la Gouronne d’or, 1692): стр. Eloge Due Pere Du Molinet

[2] Там же: Предисловие.

[3] Э. Стюарт Сондерс, «Библиотеки Парижского университета: Библиотека Сент-Женевьев», Purdue E-Pubs Библиотечные исследовательские публикации, нет.24 (2001): стр. 3.

[4] Там же: с. 3.

[5] Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Genevieve : Preface.

[6] Сондерс, «Библиотеки Парижского университета: Библиотека Сент-Женевьев», с. 3.

[7] Марджори Суонн, Диковинки и тексты: культура коллекционирования в Англии раннего Нового времени (Филадельфия: University of Philadelphia Press, 2001): с. 16.

[8] Там же: с. 26.

[9] Джеймс А. Секорд, Э.С. Спари и Николас Джардин, ред., «Культура любопытства», в журнале « культур естественной истории» (Кембридж; Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1996): стр. 75.

[10] Э. Стюарт Сондерс, «Библиотеки Парижского университета: Библиотека Сент-Женевьев», с. 4.

[11] Там же: с. 4.

[12] Секорд, Спэри и Джардин, «Культура любопытства»: с. 75.

[13] Там же: с. 76.

[14] Там же: с. 81.

[15] Там же: с. 81-82.

[16] Claude du Molinet, Le Cabinet de la Bibliotheque de Sainte Genevieve : Портрет.

Текст: г-жа Мишель Уайт, студентка четвертого курса, Университет Уэйк Форест,

Северная Каролина, США.

от

8 самых красивых и оригинальных библиотек Парижа

Париж полон исключительных библиотек, в которых можно удобно расположиться и наслаждаться тишиной. В вашем распоряжении большой выбор: университетские библиотеки, публичные библиотеки, мультимедийные библиотеки… Вот 8 самых красивых и оригинальных библиотек, которые можно открыть для себя в Париже.

Bibliothèque de la Sorbonne

Адрес: 17 rue de la Sorbonne, 75005 Paris

Фото © Gouts под CC BY-SA 4.0

Расположенная в самом престижном университете Парижа, Bibliothèque de la Sorbonne , безусловно, одна из самых красивых библиотек французской столицы.

Нелегко сосредоточиться на книгах, когда у вас такие красивые лепные украшения из слоновой кости и романтические картины на потолках. Сядьте и учитесь в этом исключительном месте, столь же красивом, как библиотека Версальского дворца.

Чтобы взять книгу, вам нужно быть студентом, исследователем или преподавателем Сорбонны, но любой желающий может посетить библиотеку бесплатно.

Часы работы :

  • с понедельника по пятницу с 9:00 до 20:00.

Библиотека Сент-Женевьев

Адрес: 10 Place du Panthéon, 75005 Paris

Фото © Marie-Lan Nguyen под CC BY 2.0 FR

Библиотека Святой Женевьевы часто упоминается в национальных и международных рейтингах самых красивых библиотек во Франции и в мире, и, оказавшись там, вы поймете, почему!

Эта библиотека открылась в 1851 году и по пышности не уступает Пантеону, который находится совсем рядом.

Войдите в это здание и откройте для себя его большие витражи, колонны, сводчатые потолки и каменные статуи.

Эта библиотека выглядит как церковь, ее архитектура захватывает дух, как и подборка книг. Он может развлекать вас месяцами, так как есть миллиарды вариантов.

Часы работы :

  • С понедельника по субботу с 10:00 до 22:00.

Médiathèque de la Canopée Fontaine

Адрес: 10 пассаж де ла Канопе, 75001

Фотография предоставлена ​​Томасом Гиньяром под лицензией CC BY-NC-SA 2.0

Вы ищете оригинальную библиотеку, где можно было бы читать в непринужденной обстановке, вдали от студентов, готовящихся к экзаменам? Модель Médiathèque de la Canopée Fontaine создана для вас!

Ни столов, ни стульев, ни компьютеров - только пуфы, подушки и гамаки, в которых можно лечь. Если вы хотите летом почувствовать себя в саду, вас ждет большая крытая библиотека.

Часы работы :

  • Понедельник, вторник и пятница - с 14:00 до 19:00.
  • В среду и субботу - с 9:00 до 12:30, с 14:00 до 18:00.

Bibliothèque l’Heure Joyeuse

Адрес: 6 rue des Prêtres Saint-Séverin, 75005 Paris

Эта библиотека открылась в 1924 году и стала первой детской библиотекой во всей стране. L’Heure Joyeuse - это веселая и красочная библиотека, которая вызывает улыбку на лицах посетителей, в основном молодых людей.

Здесь есть все, что нужно для приобщения детей к чтению - иллюстрированные книги, детские романы и т. Д.Но не волнуйтесь, с тех пор, как открылась, эта библиотека изменилась и теперь есть книги для родителей.

Итак, мы приступаем к семейному чтению!

Часы работы :

  • Во вторник, четверг и пятницу - с 16:00 до 19:00
  • По средам и субботам с 10:00 до 18:00

Bibliothèque François Truffaut

Адрес: Forum des Halles, 4 rue du Cinéma, 75001 Paris

Фото © DORVAL под лицензией CC BY-NC-SA 2.0

Если вы любите кино, эта библиотека идеально подходит для вас.

Bibliothèque François Truffaut была названа в честь известного французского кинорежиссера и посвящена кино.

Есть много книг о кино, более 16 000 DVD-дисков, которые вы можете взять напрокат, и т. Д. Все, что вам нужно, чтобы читать и смотреть фильмы часами!

Эта библиотека также предлагает сеансы просмотра каждую субботу. Тема меняется каждую неделю, что идеально подходит для расширения вашей культуры.

Часы работы :

  • Вторник и пятница - с полудня до 18:00
  • В среду и субботу - с 10:00 до 17:00
  • В четверг с 14:00 до 18:00

Bibliothèque de l’Hôtel de Ville

Адрес: 5 rue de Lobau, 75004 Paris

Фото © Thomas Guignard, CC BY-NC-SA 2.0

Вы когда-нибудь задумывались, как выглядит библиотека времен раннего Возрождения?

Войдите в главную комнату Bibliothèque de l’Hôtel de Ville , и вы получите ответ!

Его маленькие комнаты, полностью покрытые деревянной мебелью, и земной шар прямо в центре комнаты перенесут вас в прошлое.

В этой библиотеке большинство книг посвящено Парижу, его истории, архитектуре и памятникам.

Это идеальное место, чтобы расширить свои знания о Париже в великолепном оформлении.

Часы работы :

  • с понедельника по пятницу с 9:30 до 18:00

Médiathèque Marguerite Yourcenar

Адрес: 41 rue d’Alleray, 75015 Paris

Фото © Luc Boegly

Библиотека Médiathèque Marguerite Yourcenar - одна из любимых парижских библиотек для студентов, исследователей и парижан в целом.

Он открылся всего 10 лет назад и настолько популярен, что каждый день студенты с раннего утра выстраиваются в очередь, чтобы войти!

Он особенно популярен, потому что частично посвящен музыке. Вы можете одалживать компакт-диски, винилы и даже инструменты!

Часы работы :

  • Во вторник и четверг - с 13:00 до 19:00
  • В среду, пятницу и субботу с 10:00 до 18:00
  • Воскресенье - с 13 до 18

Bibliothèque Mazarine

Адрес: 23 Quai de Conti, 75006 Paris

Фото © Мари-Лан Нгуен под CC BY 2.0 FR

Bibliothèque Mazarine датируется 1643 годом и является старейшей публичной библиотекой во всей Франции.

С момента открытия он был открыт для публики, учителей, исследователей, студентов, а также любителей литературы и культуры.

Вы найдете книги, хранящиеся от пола до потолка.

Вы не можете брать книги, но они (почти) все доступны для чтения, когда библиотека открыта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *