Бюро меганом: Меганом • Архитектурное бюро

Меганом • Бюро: люди

Юрий Григорян

основатель и партнер

Юрий Григорян (р. 1965) основал бюро Меганом в 1998 г. в партнерстве с Ильей Кулешовым, Александрой Павловой и Павлом Иванчиковым. В 1991 году он закончил Московский архитектурный институт, где в настоящий момент ведет курс проектирования. С 2011 по 2014 был директором образовательной программы в Институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Помимо деятельности по руководству бюро Григорян регулярно читает лекции, выступает на конференциях и активно участвует в развитии архитектурной мысли на территории Москвы.

Илья Кулешов

основатель и партнер

Илья Кулешов (р. 1966) основал бюро Меганом в 1998 г. в партнерстве с Юрием Григоряном, Александрой Павловой и Павлом Иванчиковым.

Закончил Московский архитектурный институт в 1992 году. Выступал в качестве ведущего архитектора многих проектов бюро, включая недавно реализованный проект жилого комплекса «Каучук».

Ник Барабанов

директор

Елена Петрова

коммерческий директор

Наталия Аксютина

архитектор

Валентина Акулинская

архитектор

Валерия Андреева

инженер

Александр Белозерцев

ведущий архитектор

Ольга Бердникова

ГИП

Анастасия Белинская

ГАП

Максим Бреслер

ГИП

Александра Будаева

архитектор

Бася Девитт

архитектор

Жанна Дикая

архитектор

Александра Егармина

архитектор

Мария Федермессер

офис-менеджер

Артем Фетисов

архитектор макетной мастерской

Марина Гальченко

архитектор

Степан Григорян

ведущий архитектор

Татьяна Гулич

ГИП

Даниил Гутырчик

ведущий архитектор

Руслан Исмагилов

ГАП

Елена Хрекина

архитектор

Иван Калинин

ГИП

Влад Капустин

архитектор

Виктор Каровский

ГАП

Дмитрий Хрекин

специалист по договорной работе

Елена Карташова

CAD-специалист

Стас Кириченко

ГАП

Павел Киселёв

архитектор

Анна Колесникова

ведущий архитектор

Анастасия Куцак

архитектор

Юрий Кузнецов

руководитель макетной мастерской

Дарья Лебедева

ГАП

Александр Макаров

ГАП

Ирина Михайлова

архитектор

Ранко Михич

архитектор

Татьяна Морева

инженер

Алексей Морозов

ведущий архитектор

Татьяна Мухина

градостроитель

Таисия Осипова

директор издательской программы

Игорь Полосин

инженер

Сергей Поминов

технический директор

Анна Радеева

главный бухгалтер

Василий Редкин

архитектор

Анна-Мария Родина

архитектор

Анастасия Царикова

ГАП

Жанна Циркина

ведущий архитектор

Алиса Цой

архитектор

Маргарита Сагарьян

архитектор

Александр Салько

ведущий архитектор

Игорь Скачков

ГАП

Маргарита Смирнова

ведущий архитектор

Ирина Шмелёва

ГАП

Анна Святошенко

HR-директор

Николай Югай

архитектор

Анастасия Жукова

менеджер проектов

Интервью о графике с бюро «Меганом»

Про позицию и стиль бюро

Алена Шляховая

Презентация занимает важное место в работе архитектора: в коммуникации и с заказчиком, и с командой. Как в «Меганоме» выбирают язык и способ подачи проекта? Какую ценность изображение вообще имеет в работе бюро?

Елена Угловская

Графика —  это такой язык, визуальный. Любая картинка, любое изображение — это сжатая, максимально сконцентрированная информация. Иногда ты не можешь ёмко описать словами то, что можешь передать через графику.

Для «Меганома» графика — это всего лишь инструмент, способ передачи информации. Важно не то, какой ты используешь инструмент, а то, какой смысл закладываешь при его использовании. К тому же при создании любого изображения ты должен понимать, что находишься в определённом контексте непрерывного графического поиска, который длится уже не одно тысячелетие. 

Так что позиция «Меганома» в отношении архитектурной графики — это позиция исследователя. Мы стараемся исследовать традиции репрезентации окружающего мира и задавать самим себе как можно больше вопросов: что это за изображение? О чём оно? Что я хочу этим сказать? Это сравнимо с написанием истории, которая затем превращается в изображение.

Алена Шляховая

Графика — это же не только изображения, но ещё и чертежи, схемы, какие-то более технические, утилитарные вещи. Знаю, что в «Меганоме» есть документ под названием «Стандарт», что-то вроде дизайн-кода для чертежей. Расскажи про него подробнее.

Елена Угловская

Стандарт в его сегодняшнем виде был создан около 10-ти лет назад — он посвящён не столько графике, сколько оптимизации рабочего процесса в бюро. Его придумали, чтобы каждый раз не изобретать с нуля способ оформления чертежей. Стандарт не был связан со стилем, а скорее просто знакомил сотрудников с необходимым минимумом рабочих приёмов. 

Но с течением времени мы поняли, что Стандарт необходимо развивать. Cейчас у нас запущена такая Лаборатория визуального проектирования, где мы стараемся этот Меганом-Стандарт расширить. Мы думаем о некой иерархической системе, которая состояла бы из базового графического ядра (оно будет отражать стиль нашего бюро) и дополнительной графической надстройки (такие «бонусы и трюки»), которая позволит каждому архитектору добавлять в графический язык бюро нечто своё.

  •  
  •  
  •  

prev

next

Конкурсный проект «Сахарный квартал», Меганом, 2014

Алена Шляховая

Несмотря на то, что графика для вас — это просто инструмент, в бюро всё таки есть мысли о собственном стиле, о его необходимости?

Елена Угловская

Да, да. Инструмент и есть стиль. Когда мы говорим о графике как об инструменте, это вовсе не значит, что мы умаляем значение визуального языка в работе архитектора. 

Гонка между процессингом данных в рендерах нам не очень интересна — не хотелось бы замыкаться на производстве электронных живописных картин, пускай и очень красивых. Мы большем хотим думать о том, как архитектор может вносить свой вклад в развитие графического языка вообще.

Алена Шляховая

При этом в подачах «Меганома» очень сложно проследить какой-то единый визуальный язык: вы делаете разные по стилю коллажи и рендеры, схемы и чертежи тоже сильно друг от друга отличаются — это специально или случайно?

Елена Угловская

Случайно.  

Говоря о графическом языке важно понимать, что большую роль здесь играет личность человека. Когда «Меганом» было ещё очень маленьким бюро, его языком был макет, практикабль-макет1, элементарные чертежи, очень схематичные отточенные рисунки и рендеры. 

Это язык такого немного доисторического использования дигитальных возможностей, он стал для нас стилеобразующим. Понять, что нечто сделано «Меганомом» можно было, если ты видишь что-то и не можешь точно определить, в каком году это было сделано: 200 лет назад или вчера. Но в какой-то момент мы сами поняли, что стали заложниками собственного языка. 

Когда бюро стало расширяться и к нам стали приходить новые люди, показалось интересным отменить все правила и посмотреть, какие ещё есть возможности — и уже из них отбирать интересующие нас техники.

Алена Шляховая

Но вы всё-таки не отказываетесь от графического языка как от способа создания собственной идентичности?

Елена Угловская

Нет, конечно нет. Мы считаем необходимым расширять наши способности, чтобы выражать себя через графику и обогащать свой опыт.

  • Проект «Меганом», Меганом, 1998  
  • Проект «Меганом», Меганом, 1998  
  • Проект «Ялта», Меганом, 2006  
  • Проект «Бетонная квартира» (фото), Меганом, 1998-2000  
  • Проект «Бетонная квартира» (практикабль-макет), Меганом, 1998-2000  

prev

next

Про то, что такое «красиво»

Алена Шляховая

Вы употребялете слово «красиво»? Например, для оценки изображений, проектов или ещё чего-то? В студии «Меганома» в МАрхИ студентам говорят: «Всё, что ты  делаешь, должно быть красиво». Сегодня в бюро тоже иногда произносят фразу «„Меганом“ не производит ничего некрасивого» — это звучит, как позиция.

Елена Угловская

Могу сразу сказать, что в командах, с которыми работаю я, это слово табуировано. Мы стараемся никогда его не произносить, только если в каких-то очень быстрых внутренних обсуждениях и скорее в качестве внутреннего сигнала, обозначающего нечто вроде «мне кажется, это подходит», «мне кажется, это удачное решение».  

Для меня хорошая графика — та, что очень точно передает смысл. Также как и текст. Но графика может быть и избыточной. Интересно, какие формы графики использует архитектор, какие форматы он выбрал для того, чтобы передавать информацию? Насколько они успешны? 

Вообще графику достаточно сложно обсуждать с широким кругом участников, потому что здесь всё зависит от личного опыта человека. С какими-то людьми можно говорить на сложные темы, и они готовы это обсуждать, а кому-то сложно объяснить, почему он считает то или иное решение правильным, но он очень тонко через графику чувствует, уместно это или нет. Просто у него инструмент выражения не вербальный, а визуальный. 

  •  
  •  
  •  

prev

next

Проект «Зеленая река», учебная студия бюро Меганом в МАрхИ, 2008

Алена Шляховая

Мне кажется, что студенты очень сильно зацикливаются на графике. ..

Елена Угловская

Думаю, это общая тенденция и интересная история для обсуждения в профессиональном сообществе. 

Архитектор всё чаще использует картинку, «обещание прекрасного будущего», как инструмент проектирования. В процессе презентации конкурса или объяснения чего-либо заказчику многие из инструментов, которые традиционно использует архитектор, оказываются просто непонятны аудитории. И единственное, что объединяет идею и чувство пространства архитектора с заказчиком или комиссией конкурса — это картинки. Но графикой можно ещё и «запутать следы». 

Как понять, расположен ли ты к проекту, потому что тебе льстит его графика или потому, что нравится замысел? Если тебе нравится графический язык подачи проекта, начинаешь менее остро воспринимать его смыслы. В «Меганоме» мы иногда специально следим за тем, чтобы графика не льстила проекту. Безусловно, она не должна его искажать и выявлять недостатки, но она также не должна быть инструментом самообмана.

Про передачу смыслов

Алена Шляховая

В «Меганоме» много внимания уделяют презентации в целом: не только графике, но и буклетам, словам, самому процессу презентации непосредственно. Вы стараетесь быть понятными непрофессиональному зрителю? Почему это важно?

Елена Угловская

Презентация для нас — то своеобразная форма построения диалога между конечным потребителем архитектуры и самим архитектором. 

Потому что архитектура, безусловно, делается не для архитекторов. Все эти истории про то, что специальная архитектурная графика плохо воспринимается другими — это слабость со стороны архитекторов. Архитектура не должна быть никаким сакральным знанием, архитектурный проект — это то, с чем человек будет иметь дело всю жизнь. Своими бетонными конструкциями ты вторгаешься в чью-то реальность. 

Мне кажется, очень важно научиться говорить простым языком, чтобы обычные люди были вовлечены в проект, а процесс производства города стал обсуждаемым.

Алена Шляховая

Как вы определяете грань, когда понятность переходит в банальность? 

Приведу пример: Бьярке Ингельс изобрел язык маленьких простых схемок о формообразовании. Они всем понятны и влюбляют непрофессионалов в проект, но многие архитекторы считают, что они слишком сильно упрощают суть проекта. Другой пример — супер солнечные рендеры с избыточными засветами и спецэффектами. 

Как можно быстро, точно и впечатляюще донести свои идеи до зрителя, не потеряв при этом глубины проекта?

Елена Угловская

Это сложный вопрос. Всё зависит от того, какой человек художник. Мы не будем говорить плохой или хороший —  вопрос в том, насколько визуальный инструмент для него естественен. 

Архитекторам необходимо производить визуальные образы, но большинство просто не умеют этого делать. И я думаю, это одна из причин появления сторонних фирм, которые обязуются сделать для вашего проекта прекрасные картинки прекрасного будущего. 

Есть лидер проекта, философ, который производит идею, а дальше к нему подключаются такие фирмы-спутники: одна производит картинки для этой идеи, другая делает чертежи, третья — макеты и так далее. Это, в принципе, такая расширенная модель архитектурного бюро, но производство образов стало уже просто отдельной профессией.

  •  
  •  
  •  

prev

next

Мастерплан полуострова «Зил», Меганом, 2014 — н. в.

Елена Угловская

Мы знаем достаточно известные фирмы, типа Luxigon и Mir, которые работают на стыке кинематографии, статичного и динамичного рендеров. Эти люди унифицировали язык изображения для всех архитектурных бюро. При этом всё же можно безошибочно отличить проекты Herzog&De Meuron от проектов OMA или David Chipperfield. Графика здесь всё равно остается как бы поясняющей. 

У нас есть такой интересный опыт: когда сидишь в приёмной комиссии, и человеку приходится рассказывать что-то о своём проекте, часто видишь сзади абсолютно прекрасную (или ужасную) подачу и понимаешь, что всё, что он говорит, никоим образом не совпадает с тем, что показано в графике. Тут ты понимаешь, что человек воспринимает графику и рассуждения о проекте как две различные дисциплины. И это достаточно интересный вопрос: что здесь конечный продукт — размышления или графика? 

Современные программы позволяют добиться достаточно неплохих графических результатов даже дилетанту, поэтому сегодня роль архитектора, точнее его способа понимания реальности, становится первостепенной. Техническая сторона по сути отходит на второй план. А вот в чём архитекторы действительно нуждаются, так это в хороших идеях.

Про брендинг идей

Алена Шляховая

Есть ли разница в том, как вы подходите к подаче проектов, которые точно будут реализованы, и к тем, которые делаются для конкурсов?

Елена Угловская

Я думаю, что разницы здесь вообще никакой нет. Существует некая идея, и она должна воплотить себя в реальности. Форматы могут быть разными: текст, изображение, движение. Это может быть разговор, какая-то интерактивная форма, звук. Дальше уже можно говорить о том, можно ли ваши графические продукты поставить в ряд значимых исторических изображений.

Алена Шляховая

Для некоторых проектов в «Меганоме» разрабатывается брендинг и собственная айдентика. Например, для проекта Москвы-реки, Пушкинского музея, небоскрёба Spine и других, даже более мелких проектов — это происходит по инициативе самого бюро или по желанию заказчика?

Елена Угловская

Чаще это делается обоюдно. Например, над Пушкинским музеем мы работаем совместно со студией Димы Барбанеля. Вовлечь этих ребят в процесс проектирования было инициативой музея. Тут вопрос уже о том, как архитектура встречается с графическим дизайном и каким образом они должны складываться в единый язык или дополнять друг друга. 

В тех проектах, которыми занималась я, брендирование всегда принадлежало девелоперу. В таких случаях архитектор вместе с заказчиком обсуждает проект и помогает фирме, которая занимается брендированием, понять, в чём смысл проекта, чтобы команда могла максимально точно сформировать образ и перевести его на понятный язык.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

prev

next

Проект «Ризосфера. Новое основание» (Пушкинский музей), Меганом, 2014 – н.в.

Алена Шляховая

Команда архитекторов завершает этот образ?

Елена Угловская

Это делает вся большая команда: заказчик, архитекторы, графические дизайнеры. Есть какой-то продукт и его надо продать. Чтобы его продать, надо объяснить его на очень понятном языке. Это как раз то, о чём мы говорили — перевод архитектурного языка в язык потребительский.

Алена Шляховая

Насколько важным вы считаете превращать архитектурные проекты в бренды?

Елена Угловская

Бренд маркирует собой какую-то определённую идею, которая должна появиться в общественном сознании. Бренд — это и есть идея.

Могу сказать, что в мои студенческие годы была такая практика, что каждый проект должен был иметь свое лого, свой бренд. Если ты можешь объяснить свой проект одним жестом, максимально сконцентрировать всю информацию в одной диаграмме, чтобы буквально за минуту объяснить его суть, значит, ты смог его забрендировать. То есть брендинг для нас был способом сконцентрировать все размышления о проекте в максимально сжатой форме.

Проект вместе со всеми изображениями, текстами, макетами и презентациями — это единая система повествования, единая сущность. А графика часто становится инструментом проектирования: это способ и размышления, и производства проекта и всех материалов к нему, и в то же время способ найти и сформулировать его бренд.

Проект «Порты будущего Москвы» (концепция ревитализации Москвы-реки), Меганом, 2014                                                                                                                                 Сайт проекта «Друзья Москвы-реки», Меганом, Анна Камышан, 2018                                                                                                                                

Еще статьи

  • статья Портфолио онлайн: где, как и зачем его создавать Гид по форматам, сравнение платформ и подборка примеров портфолио архитекторов Читать

  • статья Архитектурные сайты, журналы и паблики на русском На что подписаться, кроме журнала Софт Культуры Читать

  • статья Как выбрать цвет для подачи Палитры для оформления чертежей, диаграмм, карт и портфолио Читать

  • статья PNG всего на свете: люди, растения и предметы для коллажа Коллекция бесплатных ресурсов для скачивания Читать

  • статья Я занимаюсь архитектурной визуализацией Молодые архитекторы рассказывают о смене профессии, планах на будущее и поисках вдохновения Читать

  • статья Работа для архитектора: как попасть в любимое бюро Личный опыт и советы по портфолио Читать

Оставьте свой e-mail, если хотите подписаться на наши новые материалы

* нажимая на кнопку «Подписаться на новости», вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Пожалуйста, подождите. ..

Наш сайт использует файлы cookie. Продолжая использовать сайт, вы даёте согласие на работу с этими файлами.

Меганом • Офис: Люди

Юрий Григорян

основатель и партнер

Юрий Григорян (1965) основал Меганом в 1998 году вместе с Ильей Кулешовым, Александрой Павловой и Павлом Иванчиковым. В 1991 году окончил Московский архитектурный институт МАРХИ, где в настоящее время является профессором. С 2011 по 2014 год — директор по обучению Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Помимо руководства Меганом, Григорян регулярно читает лекции и участвует в конференциях, принимая активное участие в архитектурном дискурсе Москвы.

Илья Кулешов

основатель и партнер

Илья Кулешов (1966) основал Меганом в 1998 году вместе с Юрием Григоряном, Александрой Павловой и Павлом Иванчиковым. В 1992 году окончил Московский архитектурный институт МАРХИ. Совсем недавно Кулешов завершил проект жилого дома «Каучук».

Николай Барабанов

главный менеджер проекта

Елена Петрова

коммерческий директор

Наталья Аксютина

архитектор

Валентина Акулинская

архитектор

Валерия Андреева

помощник инженера

Александр Белозерцев

ведущий архитектор

Ольга Бердникова

главный инженер

Анастасия Белинская

главный архитектор

Максим Бреслер

главный инженер

Александра Будаева

архитектор

Бася Девитт

архитектор

Жанна Дикая

архитектор

Александра Егармина

архитектор

Мария Федермессер

офис-менеджер

Артем Фетисов

Архитектор модельной студии

Марина Гальченко

архитектор

Степан Григорян

ведущий архитектор

Татьяна Гулич

главный инженер

Даниил Гутырчик

ведущий архитектор

Руслан Исмагилов

главный архитектор

Елена Хрекина

архитектор

Иван Калинин

главный инженер

Владислав Капустин

архитектор

Виктор Каровский

главный архитектор

Дмитрий Хрекин

специалист по договорной работе

Елена Карташова

САПР специалист

Стас Кириченко

главный архитектор

Павел Киселев

архитектор

Анна Колесникова

ведущий архитектор

Анастасия Куцак

архитектор

Юрий Кузнецов

руководитель модельного ателье

Дарья Лебедева

главный архитектор

Александр Макаров

главный архитектор

Ирина Михайлова

архитектор

Ранко Михич

архитектор

Татьяна Морева

инженер

Алексей Морозов

ведущий архитектор

Татьяна Мухина

градостроитель

Таисия Осипова

руководитель издательской программы

Игорь Полосин

помощник инженера

Сергей Поминов

технический директор

Анна Радеева

главный бухгалтер

Василий Редькин

архитектор

Анна-Мария Родина

архитектор

Анастасия Царикова

главный архитектор

Циркина Жанна

ведущий архитектор

Алиса Цой

архитектор

Маргарита Сагарян

архитектор

Александр Салко

ведущий архитектор

Игорь Скачков

главный архитектор

Маргарита Смирнова

ведущий архитектор

Ирина Шмелева

главный архитектор

Анна Святошенко

директор по персоналу

Николай Югай

архитектор

Анастасия Жукова

руководитель проекта

Проект Меганом | Тег | ArchDaily

    Moscow Urban City Forum 2019: Качество жизни, Проекты для лучшего города

    Московский урбанистический форум в своем 9-м выпуске продолжает укрепляться в качестве одной из самых актуальных городских конференций в мире, объединяя разнородную группу архитекторы, урбанисты, мэры городов, правительственные чиновники, экономисты, застройщики, ученые, граждане и специалисты из разных областей и национальностей.

    В то время как основное выступление Пьера де Мерона фокусируется на текущих событиях в городе Москве, демонстрируя амбициозный план реконструкции Бадаевского пивоваренного завода, в лекциях и презентациях признаются различные области, которые формируют город, включая такие темы, как психическое здоровье, образ жизни поколения миллениалов, эволюция работы или платформы доставки. Присутствовала эволюция роли архитектора, и теперь все больше профессионалов работают над стартапами в области технологий, инфраструктуры, недвижимости, строительства и мобильности, новых создателей города.

    https://www.archdaily.com/921357/moscow-urban-city-forum-2019-quality-of-life-projects-for-a-better-cityДавид Басульто

    Проект «Дворулица» Меганом предлагает реинвестировать в города «Периферия для улучшения городской среды»

    После. Image © Dvorulitsa

    + 16

    На фоне усилий по оживлению и благоустройству городских центров часто игнорируются или забываются периферийные районы городов. Интенсивное внимание к центру города означает, с точки зрения землепользования, что только относительно небольшая территория привлекает внимание большинства дизайнеров. «Дворулица» (буквально «Дворовая улица» по-русски) — это стратегия городского развития, предложенная российской архитектурной фирмой «Меганом» с целью сместить этот акцент. Взяв за основу идею «суперпарка» из исследования 2013 года «Археология периферии», проект yardstreet представляет собой альтернативный способ просмотра периферии постсоветского города.

    https://www.archdaily.com/915784/dvorulitsa-project-by-meganom-proposes-reinvesting-in-cities-peripheries-to-improve-urban-environmentsMegan Schires

    Чехов APi / Аскар Рамазанов + Archiproba Studios

    © Илья Иванов

    + 51

    https://www.archdaily.com/885375/chekhov-api-askar-ramazanov-plus-archiproba-studiosCristobal Rojas

    3 Музей: «Меганом» дебютирует на онлайн-выставке с Thngs

    Предоставлено Thngs Co.

    Наше восприятие информации меняется. Сейчас мы потребляем все больше и больше информации в цифровом виде, причем большая часть ее не является текстовой. Видео, фотографии и GIF-файлы стали обычным явлением, а технологии позволяют делиться этими носителями так же легко, как текстом. Это сменяется другой тенденцией: увеличением количества и доступности онлайн-площадок. Оцифровывается не только больше информации, но и разрабатываются более динамичные способы оцифровки; мультимедийные статьи и онлайн-выставки, например, надеются обеспечить более привлекательный способ обмена информацией.

    + 21

    https://www.archdaily.com/801865/the-blog-as-a-museum-meganom-makes-its-online-exhibition-debut-with-thngsSharon Lam

    Проект Меганом Юрий Григорян : «Свобода — это когда понимаешь, что все возможно»

    Сарай, Николо-Ленивец, Калужская область, Россия, 2006 г. Изображение © Юрий Григорян

    Юрий Григорян основал Проект Меганом в 1999 году в Москве со своими партнерами Александрой Павловой, Ильей Кулешовым и Павлом Иванчиковым. Вместе вся группа окончила Московский архитектурный институт, МАРХИ в 1991-го года распада Советского Союза, а затем практиковалась в мастерской московского архитектора Александра Ларина. Сегодня проект «Меганом» возглавляют Григорян, Илья Кулешов, Артем Стаборовский и Елена Угловская, и он поддерживает тесный контакт с теоретической стороной архитектуры: Григорян преподает в своей альма-матер, а до недавнего времени был директором по образованию в Институте «Стрелка», основанном в 2009 году под творческим руководством Рема Колхаса, а в 2008 году практика участвовала в Венецианской архитектурной биеннале с проектом San Stae для выставки куратора Юрия Аввакумова «BornHouse». Все это дает Григоряну интересный обзор уникального архитектурного контекста России. В этом интервью из рубрики «Город идей» Владимир Белоголовский беседует с Григоряном о проблемах, стоящих перед российской архитектурой, и о том, как проект «Меганом» ответил на эти вызовы.

    + 15

    https://www.archdaily.com/793186/project-meganoms-yuri-grigoryan-freedom-is-when-you-realize-that-anything-is-possibleВладимир Белоголовский

    8 проектов, которые На примере Городского движения Москвы

    Парк «Зарядье» / Diller Scofidio + Renfro. Изображение предоставлено парком «Зарядье»

    В наши дни, когда речь заходит об урбанистике, внимание людей все больше обращается к Москве. Город явно намерен стать одним из ведущих мегаполисов мира в ближайшем будущем и использует все необходимые средства для достижения своей цели, при этом городские власти демонстрируют большую готовность инвестировать в важные городские разработки (хотя и не без некоторой критики) .

    Ключевой фигурой в этом плане стал Московский урбанистический форум. Хотя заявленная цель форума — найти адекватные проекты для будущих мегаполисов, главный положительный побочный эффект — это то, что он позволяет городу организовывать лучшие конкурсы, выбирать лучших дизайнеров и строить лучшие городские пространства для продвижения города Москвы. Форум также публикует исследовательские и академические документы, чтобы информировать Москву о будущих начинаниях; например, публикация «Археология периферии », вдохновленная форумом 2013 года и выпущенная в 2014 году, заметно повлияла на градостроительную застройку окраин Москвы, но также подчеркнула важность сочетания городской застройки с существующим ландшафтом.

    + 43

    https://www.archdaily.com/792083/8-projects-that-exemplify-moscows-urban-movementМари Шатель

    На III Московском урбанистическом форуме у нас была возможность пообщаться с русским архитектором Юрием Григоряном, соучредителем проекта «Меганом» и директором по образованию Института «Стрелка». Григорян также возглавил команду, подготовившую исследовательский проект «Археология периферии» — ключевую часть форума, посвященную проблемам и стратегии развития Московской агломерации.

    Сидя над выставкой «Археология периферии», Григорян рассказал нам, какой, по его мнению, должна быть роль архитектора в обществе, что значит руководить фирмой и о важности инноваций. «У архитекторов две очень важные роли. Во-первых, заниматься архитектурой и хорошо разбираться в архитектурном дизайне. И вторая роль — построить мост между архитектурой, исследованиями и обществом», — сказал он нам.

    Если вам понравилось это интервью, обязательно ознакомьтесь с нашим интервью с Григоряном и Алексеем Комиссаровым, Министром Правительства Москвы, Руководителем Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы, на Форуме и «Археология периферии. ”

    + 6

    https://www.archdaily.com/541708/ad-interviews-yuri-grigoryan-project-meganomКэти Уоткинс

    Юрий Григорян и Алексей Комиссаров на III Московском урбанистическом форуме

    В прошлом месяце у нас была возможность посетить III Московский урбанистический форум, где урбанисты, архитекторы, мэры городов, представители индустрии недвижимости и жители Москвы вели открытый диалог о будущем города.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *