Дача пастернака в переделкино: Дом-музей Б.Л. Пастернака, Переделкино. Сайт, цена билета 2021, отели рядом, фото, видео, как добраться, отзывы — Туристер.ру

Содержание

Дом-музей Бориса Пастернака в Переделкино ждет реставрация — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

1 июля 2012 года территория Москвы увеличилась в 2,4 раза. К ней присоединили земли на юго-западе Подмосковья, образовались Троицкий и Новомосковский административные округа (ТиНАО), которые состоят из 21 муниципального образования. Это и есть Новая Москва.

На северо-востоке она граничит со старой территорией города, на юго-западе – с Калужской областью, с остальных сторон окружена Московской областью.

В состав Новой Москвы входят поселения Сосенское, Воскресенское, Десёновское, Мосрентген,  Московский, Филимонковское, Внуковское, Рязановское, Марушкинское, Кокошкино, Щаповское, Краснопахорское, Михайлово-Ярцевское, Вороновское, Клёновское, Роговское, Первомайское, Новофёдоровское, Киевский, а также городские округа Щербинка и Троицк.

Назад

Вопрос транспортного обслуживания новых территорий был одним из самых острых.

В результате реконструировали две основные магистрали ТиНАО – Киевское и Калужское шоссе, строятся дороги, создаются поперечные связки между радиальными направлениями.

Так, с 2012 года в Новой Москве и на прилегающих территориях было построено около 300 км дорог, возведено 58 эстакад, тоннелей и мостов, 36 пешеходных переходов.

В 2021 году в ТиНАО будет открыто движение на 49,5 км дорог, в том числе восьми искусственных сооружений и трех пешеходных переходах.

Дороги в ТиНАО строятся с учетом современных требований к комфорту и безопасности. Все съезды имеют разгонные полосы.

До 2023 года появятся новые поперечные дорожные связки, дублирующие МКАД, а также большое количество важных для местных жителей трасс.

Дачные поселки и садовые некоммерческие товарищества (СНТ) занимают 6 тыс. га (около 4%) территории ТиНАО. Власти столицы активно развивают инфраструктуру садовых товариществ и сельских населенных пунктов – газифицируют поселки, проводят электричество, водопровод, канализацию и строят удобные подъездные дороги.

Назад

Если раньше покупатели квартир обычно выбирали между жилыми комплексами Подмосковья и Новой Москвы, то сейчас решение принимается в пользу ТиНАО, ведь вместе с квартирой горожане получают бонус в виде статуса столичного жителя.

Потенциальные покупатели выбирают тот или иной ЖК из-за действующих детсадов, школ, поликлиник. Большое внимание уделяется развитию дорожно-транспортной инфраструктуры – строятся и реконструируются дороги, прокладываются линии метро.

За почти девять с лишним лет в Новой Москве построено и введено в эксплуатацию 21,8 млн. кв. метров недвижимости, из них 16,9 млн. кв. метров жилья.

В 2021 году планируется к вводу 2,3 млн. кв. метров жилья и около 0,5 млн. «квадратов» нежилья. 

 

Назад

Детские сады и школы строит в Новой Москве не только город, но и инвесторы. Столичные власти договорились с крупными застройщиками увеличивать в строящихся микрорайонах количество садиков и школ.

С 2012 года в Новой Москве построено и введено в эксплуатацию 90 социальных объектов:

57 дошкольных учебных заведений;

20 школ;

15 объектов здравоохранения. 

В 2021 году планируется ввести в эксплуатацию два объекта здравоохранения.

Назад

Площадь новых территорий в полтора раза больше старой Москвы. Развивать их решили комплексно, для этого были определены 12 точек роста.

Каждая из них стала центром градостроительной активности – здесь строят жилье, развивают транспортную инфраструктуру, создают высокооплачиваемые рабочие места.

12 точек роста Новой Москвы:

  • офисный парк в Румянцево;
  • поселок Мосрентген;
  • поселок Коммунарка;
  • поселок Внуково;
  • поселок Киевский;
  • поселок Щапово;
  • поселок Рогово;
  • деревня Рязаново;
  • деревня Ярцево;
  • город Троицк;
  • село Вороново;
  • инновационный центр «Сколково».

Наиболее активно развиваются пять точек роста: АДЦ Коммунарка, офисный парк Comcity и ЖК Homecity, зона вблизи Внуково, зона рядом с ТПУ «Саларьево», Прокшино (реализация проекта ГК «А101»).  

Назад

Переделкино. Дача Бориса Пастернака.: babs71 — LiveJournal

Хоть герои Корнея Чуковского и живут в сердце каждого человека, рожденного в СССР, однако Переделкино все-таки в первую очередь асслциируется с другим поэтом. Мы говорим Переделкино — подразумеваем Пастернак, говорим Пастернак — подразумеваем Переделкино. Вот и мы с супругой от дачи Чуковского направились на дачу-музей Бориса Пастернака.

Дача Пастернака несколько крупнее, чем у Чуковского, хотя помещений в ней, напротив, несколько меньше.




Оценить планировку дома можно по этой схеме эвакуации:

Дача типовая (в Переделкино есть еще несколько очень похожих дач), но эффектная. Особенно впечатляет закругленный ризалит веранды в духе экспрессионизма Эриха Мендельсона.



Неудивительно, что в народе ходили слухи о том, что якобы проекты писательских дач для Переделкино разрабатывал лично Эрнст Май.


Увы, как выяснилось уже в наши дни, никакой Эрнст Май не имел к этим дачам ни малейшего отношения, проектировал их, судя по всему, малоизвестный инженер Груздев (да и бардак при их строительстве царил совершенно эпический). Впрочем, к этой теме мы еще вернемся в следующем посте, когда будем совершать виртуальную прогулку по поселку.



Пока что заглянем внутрь здания.

Заходим в гостиную:









На стенах висят работы Леонида Осиповича Пастернака — отца художника:





Гипсовые бюсты также происходят из мастерской Леонида Пастернака (кто-то из знакомых отдал их ему на сохранение, да так и не забрал):


Помимо крупных работ на стенах висит несколько планшетов с набросками. Компоновал их сам Борис Пастернак. По словам экскурсовода, поэт как бы собирал историю собственной жизни из зарисовок отца:


Зарисовки лошадей сделаны в то самое лето, когда Борис Пастернак упал с лошади, сломал ногу и из-за неправильно наложенного гипса стал хромым:


Зарисовки из путешествия по Европе (по словам экскурсовода, Марбург, который Леонид Пастернак не зарисовывал, здесь «замещает» Киссинген):

Фотография, сделанная в этой комнате в день объявления о том, что Пастернаку присуждена Нобелевская премия. Все еще празднуют, но чуть позже, вечером к Пастернаку придет секретарь Союза писателей Константин Федин и потребует отказаться от премии). Начнется кампания травли, но люди на фотографии этого еще не знают.

Комната жены Пастернака, Зинаиды Николаевны:



Зарисовки членов семьи, включая самого Бориса Пастернака:

Портретные зарисовки деятелей культуры. Пастернак здесь также отбирает тех людей, которые оказали влияние на его формирование. Здесь нет портрета Рильке (одной из ключевых фигур для поэта), и по словам экскурсовода, Рильке здесь «замещает» Верхарн (Верхарн приехал в Россию чтобы встретиться с Львом Толстым и имел на руках рекомендательное письмо к Леониду Пастернаку. Тот сделал зарисовку поэта и попросил своего сына во время рисования занять Верхарна беседой. В итоге они говорили как раз о Рильке).


Незавершенный портрет Рахманинова:




Теперь поднимаемся по лестнице

Кабинет писателя (здесь он и работал и спал):



Бюст Пастернака стоит здесь временно — это эскиз памятника Пастернаку (автор, кстати, скульптор Е. В. Мунц — дочь архитектора В. О. Мунца и внучка архитектора О. Р. Мунца):

Сапоги писателя (разумеется, при его жизни здесь они не стояли):

Его одежда:




Конторка (по рекомендации врачей Пастернак последние годы писал стоя):

На конторке фотография Джавахарлала Неру. Во время кампании травли поэта Неру обратился к Хрущеву в защиту Пастернака и травлю остановили. Пастернак написал Неру письмо с благодарностью, тот в ответ прислал свое фото с афтографом:

Рабочие словари поэта:

Чернила и перо не подлинные, а просто того времени:

Теперь заглядываем на  веранду:

Вновь по лестнице спускаемся на первый этаж:

Комната, в которой Пастернак умер:


Огород и творчество. Что сажал на своей даче Борис Пастернак? | Персона | Культура

Ещё бы: живая природа, свежий воздух, собственный сад и огород по сей день побуждают людей ехать за город, особенно в летний период. Сегодня мы побывали на даче Б­ориса Леонидовича Пастернака и вместе с младшим научным сотрудником дома-музея знаменитого писателя Серафимой Маньковской узнали ещё об одном любимом занятии литератора – огородничестве.

Знаменитое Переделкино

Начинается наша экскурсия в писательском посёлке Переделкино. В разное время здесь проживали выдающиеся советские литераторы: Корней Чуковский, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Борис Пильняк и другие.

История этого писательского городка началась в 1933 году. С­огласно легенде, идейным вдохновителем создания дачного посёлка для творческих личностей был

Максим Горький, поведавший Сталину о том, как живут поэты и писатели за границей. Однако до сих пор в правдивость этой истории в­ерят немногие.

Первые постройки литературного городка были возведены уже в 1935 году, но их качество оставляло желать лучшего – дома часто подтапливало из-за болотистой почвы. В связи с этим хозяевам приходилось делать ремонт, несмотря на то что эти дома принадлежали Союзу писателей, а давались в аренду Литературным фондом.

Сегодня в бывших дачах писателей – Корнея Чуковского, Бориса Пастернака, Булата Окуджавы и Евгения Евтушенко – созданы дома-музеи, которые может посетить любой желающий.

Дом Пастернака

Прибыв в Переделкино, мы сразу же отправляемся к самому знаменитому месту писательского городка – даче Бориса Леонидовича Пастернака. Найти дом писателя просто: он находится на окраине литературного посёлка: улица Павленко, дом 3.

Округлая веранда дома Пастернака. Фото: Из личного архива/ Мария Кулик

Интересно, что изначально знаменитому писателю был выделен другой дом, однако Борису Леонидовичу он не подошёл из-за излишней сырости и затенённости, и уже в 1939 году семья Пастернака переехала в другое здание, которое показалось ему более уютным и располагающим к творчеству. Удивительно, но атмосфера дома действительно будет помогать в работе: на новом месте именитый литератор начнёт много писать. Более того, именно в этом доме Пастернак создаст своё главное произведение – роман «Доктор Живаго», а позднее, проживая тут же, узнает, что ему присуждена Нобелевская премия, но впоследствии будет вынужден от неё отказаться.

Борис Пастернак в Переделкино. Фото: www.globallookpress.com

Борис Леонидович любил свою дачу в Переделкине. Б­удучи далёким от политики человеком, за городом он пытался скрыться от страшного столичного мира интриг и врань­я. Об этом свидетельствует тот факт, что после войны все дачи посёлка были телефонизированы, и только именитый писатель отказался от новомодного средства связи. Это позволяло пропускать различные собрания и сконцентрироваться на творчестве, как бы дистанцируясь от внешнего мира. При необходимости литератор мог воспользоваться телефоном в Доме творчества писателей, расположенном неподалёку.

Частыми гостями в доме Пастернака были знаменитые поэты и писатели: Анна А­хматова, Корней Чуков­ский и другие. Примечательно, что с Чуковским Бориса Леонидовича связывала тесная дружба. При жизни литератора летними вечерами гостей принимали на веранде в форме эркера.

Сегодня на территории дачи расположен музей, который был открыт в день столетия Бориса Леонидовича – 10 февраля 1990 года. Здесь сохранилась обстановка, существовавшая при жизни Пастернака, в частности, можно посетить кабинет писателя, где расположен стол, за которым он работал над «­Доктором Живаго».

Огородник Пастернак

На создание огорода писателя вдохновил его друг и сосед по старому участку писатель Борис Пильняк. Будучи активным и общительным человеком, Пильняк любил собирать множество гостей на своей даче и сажать различные растения. В частности, в 1936 г­оду ему был подарен японский лопух гобо, который растёт и по сей день.

Известно, что Пастернак был хозяйственным человеком: мог сырыми дровами растопить печь и знал, что, перед тем как начать солить огурцы, нужно запаривать бочки.

Обычно до обеда литератор занимался творчест­вом, а после спускался в огород и принимался за работу. В своих письмах он рассказывает, что поглощён сбором урожая, в частности картошки, кабачков и моркови. С друзьями он делился информацией о подготовке погреба к закладке овощей.

В письме своему отцу, Леониду Осиповичу, Пастернак-младший повествует о двух бочках квашеной капусты и собранных помидорах. Автор «Доктора Живаго» тщательно следил за своим огородом, о чём свидетельствует упоминание об одном сухом лете, в которое Борис Леонидович поливал грядки каждый день. В другом письме Пастернак говорит о тощей морковной гряде, которую следует удобрить.

Дачные заботы и огород его успокаивали. Сегодня на территории Дома-музея Пастернака сохранились яблони, некогда посаженные писателем. 

Любовь к огороду Борис Леонидович выражал и в своём творчестве, в частности, цикл стихов «Переделкино» посвящён времени, проведённому литератором на даче. Здесь же Борис Леонидович Пастернак скончался 30 мая 1960 года от рака лёгких и был похоронен на Переделкинском кладбище.

Смотрите также:

Дом-Музей Пастернака в Переделкино: kazanocheka — LiveJournal

Истинный genius loci, дом, как место памяти, музей Бориса Пастернака расположен в бывшем писательском посёлке Переделкино. Здесь, помимо Пастернака проживали Корней Чуковский, Александр Фадеев, Николай Леонов, Александр Афиногенов и другие известные люди — цвет советской и русской культуры.
Стены дома хранят память о талантливых людях, о верности и предательстве, о счастье и горе и, безусловно, о явленной в слове любви к этому хрупкому и прекрасному миру.

Судьба дачи могла кончиться трагично. В то время дачи не наследовались. В 1980 году умер Станислав НЕЙГАУЗ, младший сын жены Пастернака Зинаиды Николаевны от первого брака, и дальнейшее наследование стало невозможным. Пять с половиной лет дача стояла пустой, потому что после Пастернака ее никто не решался занять. В 1984-м суд передал здание Чингизу Айтматову, однако писатель отказался от дома в память о Пастернаке. Осенью 1984 года суд вынес решение о насильственном освобождении дачи для нового жильца, все вещи предполагалось выбросить.

Тем не менее, вещи в музее подлинные. Даже создается впечатление, что они оставались в этом доме неизменно со дня смерти Пастернака. На самом же деле, интерьер восстанавливался по сохранившимся фотографиям.
Вещи возвращались сюда из разных мест. Они были сохранены родственниками, близкими, друзьями. Например, стол в гостиной помнит Пастернака еще мальчиком. Сначала он достался брату поэта, а потом попал в музейную экспозицию. Сам музей открылся к 100-летию поэта в 1990 году.
Директорами музея стали родственники писателя: сначала племянница Наталья Пастернак, а затем — внучка Елена.

«Я живу на даче в Переделкине. Это недалеко от Москвы. Вместе со мною живет крохотный лилипут, мальчик с пальчик, которого зовут Бибигон», — помните из Корнея Иванович Чуковского? В наше время Переделкино стало еще ближе к Москве: столичные новостройки окружили его вплотную.
А с XVII века здесь располагалась деревушка Передельцы, последними владельцами которой были Самарины.
Почему Передельцы и Переделкино? Да просто здесь, на реке Сетуни, располагались судоремонтные верфи. Мастера переделывали обветшалые челны, а то и баржи…

К началу ХХ века Переделкино приобрело славу райского уголка с целительным воздухом: ведь со всех сторон деревня окружена сосновыми лесами. В Переделкине основали туберкулезную лечебницу. В последний год XIX века здесь прошла железная дорога и появилась станция под названием «Шестнадцатая верста». Тогда-то и возник рядом с деревушкой дачный поселок «Переделкино».

Как-то, слушая иностранную передачу о Пастернаке (телеканал Нistory), вдруг резануло слух — Переделкино было названо то ли лагерем для советских писателей, то ли местом их ссылки. На полном серьезе. Причем озвучивал это немолодой русский эмигрант на чистом русском языке…

В 1933 г. писатель А.М. Горький предложил выделить для писателей дачные участки неподалеку от столицы, построить домики, удобные для работы, и дом отдыха… Властям эта идея понравилась: опять же, злые языки утверждают, что компетентным органам просто легче было следить за литераторами, собранными на одном клочке земли. Горький выбрал для писательского дачного поселка живописное Переделкино. Очень скоро на государственные средства возвели полсотни двухэтажных дачных домов по немецким проектам. Дома получились изящные, с полукружиями окон, они живописно выглядели в переделкинских соснах. Был составлен и список заветный с фамилиями достойных. Пастернак в этом списке был.

Это именно то, о чем можно было мечтать всю жизнь. В отношении видов, приволья, удобства, спокойствия и хозяйственности, это именно то, что… настраивало поэтически. Такие, течением какой-нибудь реки растянутые по всему горизонту отлогости (в березовом лесу) с садами и деревянными домами с мезонинами… овеянное какой-то неземной и завидной прелестью поселение. И вдруг жизнь так повернулась, что на ее склоне я сам погрузился в тот, виденный из большой дали мягкий, многоговорящий колорит.
Борис Пастернак в письмах к отцу

Пастернак переехал в посёлок в 1936 году, однако первый выделенный писателю дом не подходил ему из-за излишней сырости. По этой причине в 1939-м он переехал в другое здание, находившееся на окраине посёлка.

В дом № 3 по улице Павленко Пастернак переехал в 1939 году. До Пастернака дачу занимал писатель Малышкин.
Надо сказать, что все дачи тогда числились на балансе Литфонда, а за писателями закреплялись права пожизненного пользования. После смерти «ответственного съемщика» дача по тогдашним правилам передавалась следующему «дачнику» из писательского же числа. Не стоит говорить о том, что в конце 30-х некоторые дачи естественной смерти своих жителей не дождались – дальше «по очереди» передавались дачи, оставшиеся после репрессированных писателей. Так освобождались дачи Пильняка, Киршона, Артема Веселого, Льва Каменева…
Пастернака не за что упрекнуть – писатель Александр Малышкин, автор повести «Падение Даира», репрессирован не был, а действительно умер в 1938 году.

На этой даче Пастернак прожил 21 год, с 1936 года до смерти в 1960 году, испытал и счастье, и беду, написал самые выдающиеся свои произведения. Вениамин Каверин утверждал, что Пастернак жил в Переделкино «так, как будто сам создал его по своему образу и подобию».
Переезд в писательский посёлок означал для поэта не только географическое перемещение, но и новую страницу в творчестве и жизни.

Я дал разъехаться домашним,
Все близкие давно в разброде,
И одиночеством всегдашним
Полно все в сердце и природе.
И вот я здесь с тобой в сторожке.
В лесу безлюдно и пустынно.
Как в песне, стежки и дорожки
Позаросли наполовину.
Теперь на нас одних с печалью
Глядят бревенчатые стены.
Мы брать преград не обещали,
Мы будем гибнуть откровенно.
Мы сядем в час и встанем в третьем,
Я с книгою, ты с вышиваньем,
И на рассвете не заметим,
Как целоваться перестанем.
Еще пышней и бесшабашней
Шумите, осыпайтесь, листья,
И чашу горечи вчерашней
Сегодняшней тоской превысьте.

Манят эти места и сейчас — своей историчностью, энергетикой — высокие деревья, тень на участках, заросших по углам лопухами и ещё чем-то, дома, закрытые листвой, старые потемневшие заборы, кое-где даже слегка заваленные, и полное отсутствие грядок и всего того, что присуще нашим современным дачным участкам.

Хороша дачная жизнь — с купанием в речке или на пруду, чаем с вареньем из прошлогодних запасов в начинающихся сумерках на террасе за круглым столом со скатертью и под абажуром с бахромой. И шумом электрички вдалеке на станции – «восьмичасовая прошла». И мошкарой над лампой. И соловьями в конце мая, и веткой распустившейся сирени. Переделкино гораздо больше, чем дачный поселок -это дух который восемь десятилетий формировались очень и очень талантливыми людьми.

Лидия Чуковская, дочь Корея Ивановича писала: «…Лето. Я приехала из Ленинграда в Москву хлопотать за Митю. Такси в Переделкино, где никогда не была. Адрес: «Городок писателей, дача Чуковского – сначала шоссе, потом что-то такое направо, налево». В Городке таксист свернул не туда, запутался, приметы не совпадали – непредуказанное поле – и ни одного пешехода. Первый человек, который попался мне на глаза, стоял на корточках за дачным забором: коричневый, голый до пояса, весь обожженный солнцем; он полол гряды на пологом, пустом, выжженном солнцем участке. Шофер притормозил, и я через опущенное стекло спросила, где дача Чуковского. Он выпрямился, отряхивая землю с колен и ладоней, и, прежде чем объяснить нам дорогу, с таким жадным любопытством оглядел машину, шофера и меня, будто впервые в жизни увидал автомобиль, таксиста и женщину.
Гудя, объяснил. Потом бурно: «Вы, наверное, Лидия Корнеевна?» «Да», – сказала я.
Поблагодарив, я велела шоферу ехать и только тогда, когда мы уже снова пересекли шоссе, догадалась: «Это был Пастернак». Явление природы, первобытность»…»
Пастернак любил возиться на своем участке. Сажал что-то, хлопотал и был очень гармоничен в этом.

«…Пастернак не был праздным, в природе он был деятельным. Я видел его в саду с лопатой, с засученными рукавами, вдохновенно копающим гряды, славящим языческое плодородье. Он был вписан в Переделкино, как знаменитая древняя церковь, как самаринский пруд, как сосны по дороге на станцию…» рассказывал поэт Виктор Боков, тоже переделкинский житель.

Я за работой земляной
С себя рубашку скину,
И в спину мне ударит зной
И обожжет, как глину.
Я стану где сильней припек,
И там, глаза зажмуря,
Покроюсь с головы до ног
Горшечною глазурью.
А ночь войдет в мой мезонин
И, высунувшись в сени,
Меня наполнит, как кувшин,
Водою и сиренью.

Б.Л. Пастернак, «Летний день»

По состоянию на 2018 год в доме полностью восстановлена прижизненная обстановка.
Комнаты на даче просторные. Домашняя обстановка была скромной, это только подчёркивало обилие воздуха и света.


Кабинет писателя

Центральной комнатой экспозиции является кабинет Пастернака, расположенный на втором этаже
Именно в этом кабинете в 1946 году было написано известное всем
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела…


Полки с домашней библиотекой, 2012 год

В 1942 – 1943 году Борис Пастернак был в чистопольской эвакуации, но как только появилась возможность, вернулся в Переделкино.

Режим труда Пастернака совпадал с тем, как живет страна: шесть рабочих дней, с понедельника по субботу, он писал на втором этаже в своем кабинете.

В воскресенье приезжали гости, а в субботу шла подготовка к их приему. Гости принимались в гостиной или летом на веранде. Именно веранда делает дом, похожим на корабль, плывущий вперед.

Дача Пастернака стала местом, к которому стекались выдающиеся деятели искусств ХХ века. Туда приезжали молодые Евгений Евтушенко и Андрей Вознесенский. Белла Ахмадулина писала:
«Мне доводилось около бывать,но я чужда привычке современной налаживать контакт несоразмерный.в знакомстве быть и имя называть.По вечерам мне выпадала честь смотреть на дом и обращать молитву на дом, на палисадник, на малину –то имя я не смела произнесть».

Не забывали этот дом и старые знакомые. Здесь бывали Анна Ахматова, Нина Табидзе, Ариадна Эфрон. Помимо писателей наведывались артисты и музыканты. Генрих Нейгауз – старый друг Бориса Пастернака и первый муж Зинаиды Николаевны – любил играть на пастернаковском рояле.


С супругой Зинаидой Николаевной


комната Зинаиды Пастернак

прекрасный рояль «Бехштейн» в комнате Зинаиды Пастернак, на котором играли выдающиеся пианисты, друзья поэта: Генрих и Станислав Нейгаузы, Святослав Рихтер, Мария Юдина.


Окно столовой

Проживая в этом доме Пастернак написал циклы стихов «Переделкино», «На ранних поездах», «Земной простор», «Когда разгуляется…», а также занимался переводами драм Уильяма Шекспира и «Фауста» Иоганна Гёте, параллельно работал над «Доктором Живаго». Новость о присуждении ему Нобелевской премии также застала Пастернака в Переделкино.

Одна из фотографий запечатлела небольшое застолье, когда 24 октября 1958 года Чуковский пришел в дом Пастернака с поздравлениями по поводу присуждения ему Нобелевской премии по литературе. Пастернак радостен и торжественен, хотя накануне к нему приходил его старый товарищ и сосед по участкам Константин Федин. Сановный Федин уговаривал Пастернака отказаться от премии.


место, где умер Борис Пастернак

В Переделкине действуют, кажется, три музея – Пастернака, Чуковского и Окуджавы. И ещё галерея Евтушенко.
Неподалёку, ближе к станции — переделкинское мемориальное кладбище, церковь Преображения Господня.

Храм Преображения Господня. Чуть дальше – маленькая новодельная, но аккуратная церковка.
Родители Пастернака были иудеями. Няня же тайно окрестила мальчика в православном храме. «Мое православие — предмет тайны и вдохновения», — говорил Пастернак. Быть верующим в течение его жизни было сложно.
Переделкинский храм Спаса Преображения – один из немногих православных храмов, не закрывавшихся даже в самые «богоборческие» годы. Все переделкинские литераторы, не порывавшие связей с Православием, бывали в этом храме. При храме располагается и переделкинское кладбище, где покоятся Б.Л. Пастернак, К.И. Чуковский, А.А. Тарковский, Р.И. Рождественский…


Похороны Бориса Пастернака в Переделкино


Могила Бориса Пастернака на Переделкинском кладбище, скульптор Сарра Лебедева.

Переделкино, Пастернак, Афиногенов, неловкое положение

В неловкое положение попал первый раз за много лет

Прогуливаясь вечерним подмосковным солнцем по своему любимому писательскому Переделкино, решил было протоптаться до дома Пастернака и посмотреть за ходом варварского строительства огромного коттеджного поселка для депутатов и прочих светских паразитов, полного нелегальных мигрантов, обворовывающих местных жителей, что напротив дачи поэта. Дом Пастернака был уже закрыт, я не успел зайти в гости и решил прогуляться дальше — до ключа, речки Алешинка и горнолыжных бугельных подъемников.

И тут произошло странное стечение обстоятельств…


Проходя соседский участок Бориса Пастернака под номером 32, я увидел облупившийся от краски ветхий покосившийся забор и раскрытую настежь калитку. Зайдя внутрь участка, моему взору предстала огромная разваливающаяся двухэтажная халупа с красивым застекленным некогда величественным эркерным балконом и огромным центральным входом под ним. Дом всем своим древним видом напоминал местные писательские полузаброшннные деревянные домишки, которых много в округе от Переделкино до самого Алабино. Со всех сторон дом был окружен неухоженным запущенным садом с прогнившими на земле ветками и поваленными деревьями, в огромных зарослях каких-то непонятных кустарников и высокой травы.

Не знаю почему, но меня привлекла эта необычная ссутуленная деревянная избушка с глупым стеклянным эркером, с заброшенным садом, с покосившемся забором. Была во всем этом какая-то очень удивительная и в тоже время достаточно высокая интеллигентная эстетика, и даже свой необычайный шарм. Мне представилось, как некогда тут, на этой самой веранде пили чай с яблоками и баранками, а вечером, укутавшись в теплый плед, читали шепотом запрещенные стихи опальных врагов советского государства, вычеркнутых и перемолотых беспощадной историей навсегда, проклятых, и очень счастливых писателей и поэтов.

Я достал фотокамеру и стал фотографировать этот сад, забор, этот странный странный дом. Я много раз прогуливался мимо дома Пастернака, но никогда не обращал внимания на этот странный заросший деревьями и высокой травой соседский дом. Мне показался он очень близким и даже родным, теплый милый дом, полный некогда света, тишины и творчества.

Вдруг, свет в одном из раскрытых окон первого этажа включился и в окне возникла фигура старой бабки с собранным на голове пучком седых волос.

— Вы что тут делаете? Как вы сюда попали?
— Было открыто, — замешкался от неловкости я, — и я зашел.

Открылась парадная дверь дома и в халате показалась вторая женщина, несколько помоложе первой.

— Уходите немедленно!
— Извините, я не знал, что тут кто-то живет и зашел, — оправдывался я и попятился к выходу.
— Вот если бы мы к вам пришли и стали расхаживать по вашему участку — вам бы понравилось это? — не унималась женщина помоложе.
— Вот как зашли — так же и уходите, — подхватила бабка из окна.

Давно я не попадал в такую крайне неловкую ситуацию. Давно я так не краснел.

Представьте картину. В руках у меня огромный фотоаппарат. Я одет в спортивные шорты, в бразильскую майку с фавелы, и пляжные шлепки, по деревенскому так сказать, по-переделкински неряшливо… На меня кричат две старые интеллигентные женщины и их можно понять, и они правы.

Позор. Мне было стыдно и очень неловко. Я ничего не говорил, а просто шел прочь с чужого участка. Мне было очень, очень стыдно. Не знаю, закрыл ли я калитку за собой или нет, но крик еще долго слышался за покрасившимся забором среди зарослей и сухостоя из двухэтажной ссутуленной избушки.

Придя к себе домой, я тут же принялся искать на карте Переделкино этот необычный участок. Под номером этого участка до 1946 года в соседях у Пастернака числился некто драматург А. Афиногенов. Как удалось выяснить, в начале 1930-х годов Африногенов был одним из руководителей РАППа — Российская ассоциация пролетарских писателей и участок получил согласно распорядка.

Александр Афиногенов был типичным для тех лет писательским активистом из Союза писателей СССР. В 1924 году в возрасте 20 лет он написал первую пьесу. В 1927 — 1929 годах работал завлитом 1-го Московского рабочего театра Пролеткульта. В начале 1930-х годов Афиногенов стал одним из руководителей РАПП. В 1934 году Афиногенов был избран в президиум правления Союза писателей СССР и назначен редактором журнала «Театр и драматургия».

С конца 1936 года Афиногенов становится объектом резкой политической критики и клеветы, его пьесы запрещаются, в 1937 году его исключают из ВКП(б) и Союза писателей. 16 мая 1937 года Афиногенов записывает в дневник никогда не произнесенную им защитительную речь: «Взяли мирного человека, драматурга, ни о чем другом не помышлявшего, кроме желания написать еще несколько десятков хороших пьес на пользу стране и партии, — и сделали из этого человека помойку, посмешище, позор и поношение общества.

Однако он не был репрессирован, жил в Переделкине. Когда многие избегали опального Афиногенова, с ним подружился его сосед по даче — Борис Пастернак. В этот период Афиногенов начал писать роман «Три года». В 1938 году его восстановили в партии.

Во время войны Афиногенов возглавил Литературный отдел Совинформбюро. Предполагалось, что он вместе с женой — американкой поедет в США агитировать за открытие второго фронта. Он погиб в здании ЦК ВКП(б) в 1941 году во время бомбежки от случайного осколка накануне этой командировки. Его вдова, Дженни Мерлинг — Jenny Marling (Schwartz, отправилась в США одна, она погибла во время пожара на пароходе при возвращении в СССР в 1948 году.

Пьесу Афиногенова «Машенька», написанную в 1940 году — очень любил Борис Пастернак.

Вот такая странная история.

Кто сейчас живет в соседском доме Пастернака, в огромном покосившемся доме Афиногенова — сложно сказать. Сложно сказать, кто были эти две пожилые барышни, прогнавшие меня с этого запущенного участка.

А может быть, все это не случайно — и этот дом, и Пастернак, и Афиногенов? Может быть, не зайдя случайно на соседский участок Пастернака — я не написал бы вам все это и вы бы никогда не вспомнили драматурга Афиногенова, и не прочли бы его Машеньку?

Вот еще немного интересного о нашем прекрасном Переделкине:
Храм Игоря Черниговского и Киевского в Переделкино — http://novikovski.livejournal.com/314463.html
Писательская дыра Переделкино — http://novikovski.livejournal.com/316883.html
Переделкино, Пастернак, Афиногенов — http://novikovski.livejournal.com/408793.html

Такие дела

Максим Новиковский
Canon
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА МОЙ КАНАЛ ЯНДЕКС ДЗЕН ТУТ
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА МОЙ ЖЖ ТУТ

Все предоставленные материалы являются собственностью автора. При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Если вас интересует сотрудничество — Я размещаю рекламу в своем журнале и с удовольствием подготовлю фоторепортаж о вашем продукте и идее, проведу конкурс среди читателей, отправлюсь в путешествие с вашим продуктом.


Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
МОЙ ЖЖ / МОЙ ДЗЕН / Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ

Дача Бориса Пастернака в Переделкине — Квартира, дом, дача

Уже обжившись в Переделкине, Пастернак признавался, что именно такие “отлогости с садами и деревянными домами с мезонинами в шведско-тирольском коттеджеподобном вкусе, замеченные на закате, в путешествии, откуда-нибудь из окна вагона, заставляли надолго высовываться до пояса, заглядываясь назад на это овеянное какой-то неземной и завидной прелестью поселенье”.

 

Дом на переделкинской улице Павленко сравнивали и с плывущим кораблем, и с шахматной турой.

Часто историю литераторского поселка представляют себе таким образом, что это советская власть заботливо подобрала для писателей подмосковный уголок и старательно овевала его “неземной и завидной прелестью”: дескать, Горький, правильно выбрав момент, предложил идею Сталину и с ходу получил полное одобрение.

 

Пастернак неоднократно говорил, что из окна своей дачи видит жизнь лучше и полнее, чем, скажем, из окна поезда.

На самом деле поначалу писатели попробовали обустроить жизнь в Переделкине собственными силами, организовав дачный кооператив. Это было в 1930 году. Но практической сметки литераторам не хватило, и стало ясно, что без массированной казенной поддержки реализовать идею затруднительно.

 

Дом был построен по немецкому проекту, но выглядит стопроцентно русской дачей.

Момент для того, чтобы о такой поддержке заикнуться, в целом действительно был правильный. Власть как раз взялась заново выстраивать отношения с советскими писателями и держалась снисходительно, давая понять, что в обмен на лояльность со стороны творческих работников не будет скупиться на подачки и привилегии. Появился Дом советских писателей (будущий Центральный дом литератора), стала намечаться система домов отдыха и домов творчества. Горький на создании дачного поселка как раз не настаивал. Да и Сталин идею поселить “инженеров человеческих душ” в приватных домах поначалу вовсе не приветствовал. “Это дело надуманное, – писал он Горькому, – которое к тому же может отдалить писателей от живой среды и развить в них самомнение”.

 

По старой фотографии видно, что участок мало изменился,  только зелень разрослась.

Правда, позднее вождь передумал, и в июле 1933 года Сов­нарком принял постановление “О строительстве Городка писателей”. Строительство поручили вскоре созданному Литфонду, причем проекты для скорости взяли готовые, немецкие. Но качество спешных строительных работ, завершенных к осени 1935-го, тоже оставляло желать лучшего, и на доработки новым жильцам все равно приходилось тратиться – а давались переделкинские дачи, вопреки распространенному мнению, вовсе не даром, и писатели были вынуждены влезать в долги и выпрашивать у Литфонда ссуды.

 

Расположенная в эркере веранда, наряду с гостиной, была излюбленной комнатой для приема гостей.

Пастернаку, оказавшемуся среди первых жителей поселка, тоже досталось забот: “Надо было решать, брать ли ее [дачу], ездить следить за ее достройкой, изворачиваться, доставать деньги”. Мучительный тон этих слов не от небожительской досады на низкий быт. Первая половина тридцатых годов никак не была для Пастернака безоблачно-спокойным временем. Роман с Зинаидой Нейгауз только поначалу выглядел идиллически – разрыв Зинаиды Николаевны с ее мужем, знаменитым пианистом Генрихом Нейгаузом, и разрыв самого поэта с его первой женой, Евгенией Лурье, были на редкость мучительны, тягостные выяснения отношений между членами двух семейств растянулись на долгие месяцы (в феврале 1932-го Пастернак пытался покончить с собой).

 

Все, вплоть до холодильника и кухонной утвари, стоит на тех же местах, что и при жизни Пастернака, когда в доме регулярно собиралась на шумные застолья литературная общественность (фото ниже).

Официальная щедрость, признание, престижные поручения его смутно тревожили, предполагаемая роль главного пролетарского поэта пугала, равно как и то, что уже происходило в этот момент с коллегами по цеху. В мае 1934-го был арестован Мандельштам. Изрядную часть следующего года Пастернак жестоко страдал от бессонницы и депрессии и был всерьез уверен, что жить ему осталось недолго. И даже расхваливая переделкинские красоты в письме к отцу, он элегически замечает, мол, хоть на склоне жизни повезло. Письмо написано в 1939-м, то есть на самом деле до “склона лет” были годы, годы и годы.

 

Дача, которую ему с семьей выделили изначально, особым уютом, судя по всему, не отличалась – слишком большая (шесть комнат), плохо освещенная, на сыром участке, где ничего не росло. Через три года появилась возможность переехать в дом на улице Павленко, пустовавший после смерти писателя Малышкина. Светлый дом с огромным эркером, ставший жилищем Пастернаков, у многочисленных гостей вызывал самые поэтические ассоциации – многие сравнивали его с кораблем, а Андрей Вознесенский писал: “Дача его напоминала деревянное подобие шотландских башен. Как старая шахматная тура, стояла она в шеренге других дач”.

 

Гостиная. Как и в других комнатах, здесь на стене висят работы отца писателя — художника Леонида Пастернака.

Самое главное, вероятно, подметил Вениамин Каверин: Пастернак чувствовал себя в этом поселке “так, как будто сам создал его по своему образу и подобию”. Кто только из мемуаристов не вспоминал о том, с каким явным удовольствием он, например, копал огород: “Я за работой земляной / С себя рубашку скину, / И в спину мне ударит зной / И обожжет, как глину”.

 

Пастернака многие считали непрактичным небожителем, но в Переделкине он всегда с охотой брался за любую черную работу.

Выезжал с дачи он лишь по необходимости – самым долгим и тягостным перерывом были два года эвакуации, поведенные в Чистополе. В Переделкине прекрасно работалось – здесь написаны две последние книги стихов и здесь же создавался “Доктор Живаго”. На собственное творчество времени часто оставалось не так много. Львиную долю сил отнимали бесконечные переводы (на что современный читатель, располагающий пастернаковскими переводами шекспировских трагедий и “Фауста” Гете, вряд ли посетует). Зато удавалось содержать семью – точнее говоря, две семьи, потому что с 1946 года в его жизнь во­шли отношения с его последней музой, Ольгой Ивинской. В 1953-м она с дочерью поселилась рядом с Переделкином, и с тех пор Борис Леонидович навещал ее ежедневно вплоть до своей смерти 30 мая 1960 года.

 

Гостями переделкинского дома бывали не только литераторы, но и музыканты. На рояле “Бехштейн”, который стоит в комнате Зинаиды Пастернак, в свое время играли Генрих Нейгауз, Мария Юдина и Святослав Рихтер.

Государство, устроившее Пастернаку травлю по поводу публикации “Доктора Живаго” и присуждения Нобелевской премии, после его смерти было мало расположено превращать дачу в музей и делать из нее место паломничества. Вещи поэта вполне могли бы оказаться на помойке, если бы их не сохранили друзья и члены семьи. Музей был создан только пятнадцать лет назад. А вот скучный музейный лоск, по счастью, в доме так и не появил­ся. ­Дома-музеи великих литераторов – распространен­ный жанр, но редко когда они выглядят настолько живыми, оставленными хозяином будто вот только что, как эта ­переделкинская дача. 

 

Помимо стихов и переводов в скромном переделкинском кабинете был закончен роман “Доктор Живаго”, публикация которого в Италии вызвала буквально всемирный резонанс.

 

 

 

Мебель в доме никогда не отличалась роскошью: бытовой аскетизм был присущ Пастернаку всю жизнь.

 

 

В доме сохранились не только предметы мебели, произведения искусства и книги, но и плащ Пастернака, его кепи и сапоги.

 

 

Сегодня терраса дома служит сценой во время проходящих в Переделкине литературных чтений.

 

 

Окрестности дома Пастернак любил за “неземную и завидную прелесть”.

Источник

Переделкино

Дачный поселок Переделкино не имеет статуса населенного пункта и находится рядом с Одинцово, на границе с Баковкой. Административно он относится к территории поселения Внуковское Новомосковского административного округа Москвы.

Это одно из интереснейших мест вблизи Одинцово прославившееся прежде всего, как Писательский городок, созданный на выделенных для этого в 1934 году Советским Правительством по совету Максима Горького усадебных землях.

История Переделкино восходит к XVII веку, когда здесь распологалась деревня Передельцы. В разное время ей владели: Леонтьевы, Долгоруковы, Самарины. С прокладкой железной дороги в 1899 году здесь на 18-м километре была устроена платформа (сейчас станция Переделкино Киевской железной дороги).

Как уже было сказано выше, в 1934 году под городок писателей были выделены земли на правах безвозмездного и бессрочного пользования. За несколько лет по немецким проектам построили 50 двухэтажных деревянных дач.

Первыми обитателями дач стали А.Серафимович, Л.Леонов, И.Бабель, И.Эренбург, Б.Пастернак, И.Ильф, Е.Петров. После войны, когда поселок расширился, здесь поселились Н.Заболоцкий, К.Симонов, Е.Евтушенко, А.Вознесенский, Б.Окуджава, В.Катаев, Б.Ахмадулина и многие другие советские писатели и поэты, ставшие впоследствии классиками отечественной литературы.

Здесь на своем участке писатель Корней Чуковский проводил знаменитые костры, на которых бывали тысячи ребятишек из окрестных деревень, санаториев и пионерских лагерей.

Здесь пережидал лучшей участи А.Солженицын, официально числившийся дворником.

Дачи Чуковского и Пастернака, дом Окуджавы после их кончины были превращены в дома-музеи. В Переделкино также находится музей-галерея Е.Евтушенко.

Дом-музей К.И. Чуковского

Здесь создается ощущение, что хозяин отошел на минуту и скоро вернется. Устроители сохранили обстановку в точности такой, какая она была в последние годы жизни писателя.

В доме много фотографий, картин, графических изображений, книг, многие из них напоминают о связях Чуковского с И.Репиным, А.Блоком, В.Маяковским, Л.Андреевым, А.Куприным, Б.Григорьевым, К. Коровиным и другими. Ряд экспонатов связан с детскими книжками писателя, например, старый черный телефон, по которому «звонил слон». На территории музея сохранена костровая площадка.

Открыт ежедневно с 10.00 до 17.00, кроме понедельника и вторника.

Адрес: г.Москва, Новомосковский АО, дачный поселок Переделкино, ул.Серафимовича, 3.

Мемориальный музей Булата Окуджавы

Музей имеет состоящую из двух частей экспозицию: первая посвящена жизни и творчеству самого Окуджавы, вторая – о его окружении и времени в котором он жил и творил (что-то вроде музея литераторов – шестидесятников). В музее находится уникальная коллекция колокольчиков Булата Шавловича.

Открыт с четверга по воскресенье с 11.00 до 16.00.

Адрес: г.Москва, Новомосковский АО, дачный поселок Переделкино, ул.Довженко, 11.

Дом-музей Б.Л. Пастернака

Дом гармонично вписывается в лесной пейзаж дачного поселка, как истинное пристанище поэта. Именно здесь был создан цикл стихов «Переделкино», законченный весной 1941 года. Здесь же Пастернак закончил роман «Доктор Живаго» и создал стихи к роману. На даче он узнал о присуждении ему Нобелевской премии по литературе. В этом доме 30 мая 1960 года поэт скончался.

В музее сохранена атмосфера и обстановка, в которой Борис Пастернак жил и работал.

Открыт во вторник и среду с 10.00 до 16.00, четверг и пятницу с 10.00 до 17.00, субботу и воскресенье с 10.00 до 18.00.

Адрес: г.Москва, Новомосковский АО, дачный поселок Переделкино, ул.Павленко, 3.

На местном кладбище похоронены Б.Пастернак, К.Чуковский, Р.Рождественский и другие.

Рядом с поселком, в Ново-Переделкино, расположена резиденция Патриарха Русской Православной Церкви. Прямо у железнодорожной платформы «Переделкино» находится храм Спасо-Преображения Патриаршего подворья – памятник архитектуры XVII века (первые упоминания относятся к 1646 году).

Ныне существующая постройка была возведена в 1815-1819 годах по прошению графини В.П. Разумовской. В 1884 году был возведен северный трехглавый придел во имя митрополита Филиппа с папертью-галереей (село Лукино с этим храмом принадлежало боярскому роду Колычевых, из которых происходил митрополит Московский и всея Руси Филипп).

В низине неподалеку расположен источник «Святой колодец» с часовней.


Пастернак белая ночь год написания. Анализ стихотворения Бориса Пастернака «Зимняя ночь

». Оцените публикацию

Мело, мелом по всей земле
Во все пределы.
На столе горела свеча.
Свеча горела.
Как летом мы роем мошек
Летим в пламя
Летели хлопья со двора
К оконной раме.
Вьюга, вылепленная на стекле
Круги и стрелы.
На столе горела свеча.
Свеча горела.
К светящемуся потолку
Пали тени
Судьба перехода.
И две туфли упали
С треском об пол.
И воск от слез от ночника
Капает на платье.
И все потерялось в снежной дымке,
Серо-белое.
На столе горела свеча.
Свеча горела.
Свеча дует из угла,
И зноя искушения
Поперечно.
Мело весь месяц в феврале
И то и дело
На столе горела свеча
Свеча горела.

Стихотворение входит в поэтический цикл, завершающий роман Б. Пастернака «Доктор Живаго». Посвящается О. Ивинской. Поэма написана под впечатлением от встречи-встречи поэта с О. Ивинской на его даче в Переделкино. Уже тогда они поняли, что не могут жить друг без друга.

Этой зимой 1945-1946 гг. был поворотным моментом в его судьбе. Пастернак начал работу над романом «Доктор Живаго», который сыграет в его жизни роковую роль.В это же время он знакомится с сотрудницей редакции журнала «Новый мир» Ольгой Всеволодовной Ивинской. Ему тогда было 56, ей 34 года. О. Ивинская стала закатной любовью поэта, последние 14 лет жизни Пастернака была его мукой и страстью, стала прообразом образа Лары в «Докторе Живаго». В одном из писем он с энтузиазмом говорит о своей возлюбленной: «Она — Лара моей работы, которую я только тогда начал писать … Она олицетворение жизнерадостности и самопожертвования.От нее незаметно то, что она (уже до этого) пережила в своей жизни … Она посвящена моей духовной жизни и всему моему писательству. «

В романе отразилась ее драматическая судьба, а в свою очередь драматическая судьба романа отразилась на ее судьбе. Ольга была арестована. Сталин оставил Пастернака на свободе, но нанес ему вероломный удар, арестовав его. В начале 1949 года Ивинскую увезли на Лубянку якобы за то, что она хотела устроить Пастернаку побег за границу и бежать вместе с ним.В тюрьме ее пытали, хотя она ждала ребенка. Однажды после очередной пытки она очнулась в морге. Потом ей сказали, что произошла ошибка, привезли не туда. Но по возвращении в камеру начались сильные боли, и Ольга Всеволодовна потеряла ребенка. Не было конца страданиям страстно влюбленных людей:

Как железом,
Обмакнули в сурьму
Вас вели с винтовкой
К моему сердцу, — писал Пастернак.

Но есть стихи О. Ивинской, которые звучат как ответ ее любимому:

Играй на всю клавиатуру боли
И не дай совести упрекнуть тебя
За то, что я, совершенно не зная роли ,
Я играю всю Джульетту и Маргариту.

Вскоре после ареста Ольги Пастернак у него случился сердечный приступ, и Ивинская оказалась на 4 года в мордовских лагерях, откуда ее отпустили только после смерти Сталина. В письме к Р. Швейцеру поэт писал: «Она попала в тюрьму из-за меня.Чтобы получить свидетельские показания против меня. Только ее смелостью я обязан тому факту, что меня не арестовали, и у меня есть возможность писать. «

И судьба романа оказалась не менее трагичной. Доктор Живаго был завершен в конце 1955 года и отправлен в редакцию журнала» Новый мир «. Роман был отклонен по идеологическим соображениям, как советские идеологи из литературы увидел в нем искаженный образ революции: «Дух вашего романа — это дух отказа от социалистической революции.Пафос вашего романа — это пафос утверждения, что Октябрьская революция, гражданская война и связанные с ними недавние социальные изменения не принесли народу ничего, кроме страданий, а русская интеллигенция была уничтожена физически или морально … » — это письмо редакции подписали Б. Агапов, Б. Лавренев, К. Федин, К. Симонов.

Рукопись романа оказалась в Италии, где напечатана на итальянском и русском языках. Роман послужил дополнительным основанием для присуждения Нобелевским комитетом Пастернака премии 1958 года «за выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и в традиционной области великой русской прозы».Начались преследования писателя.

Нобелевский лауреат исключен из Союза писателей. Под угрозой насильственного изгнания из СССР, заботясь о благополучии и самой жизни близких ему людей, Пастернак отказался Нобелевская премия.

Я исчез, как зверь в ручке.
Где-то люди, воля, свет,
А позади меня шум погони.
Я не выхожу на улицу,
Что я натворил за подвох ,
Я, убийца и злодей?
Я заставил весь мир плакать
Над красотой моей земли.
(«Нобелевская премия», 1959 г.).

Поэт был близок к самоубийству. Он был раздавлен болезнью, от которой уже не мог оправиться. В последние дни поэта поддержали друзья и письма О. Ивинской. Б. Пастернак никогда не покидал семью, так как считал невозможным для себя «объединиться на обломках чьей-то аварии». Теперь, как и 14 лет назад, он признался ей: «Моя золотая милая, твое письмо — как подарок, как драгоценный камень. Только он может исцелить, дать крылья, вдохнуть в меня жизнь.«Это было написано 30 апреля 1960 года. Ровно через месяц, 30 мая, его не стало. Когда О. Ивинская пришла прощаться с ним, они молча расстались перед ней. Ведь все чувствовали, что у этой женщины есть« кое-что из ». ее собственные, особые права на покойного «.

Эти слова принадлежат Пастернаку. Это сцена, когда его Лара приходит к мертвым, утопая в цветах, доктор Живаго в последний раз.

Конечно, стихотворение» Зимняя ночь »написана под впечатлением от конкретного факта из жизни Пастернака.Но это, безусловно, выходит за рамки автобиографического. К сожалению, ни возлюбленная великого поэта О. Ивинская, ни сам Б. Пастернак уже не умер. Но свеча, зажженная силой любви поэта, горит, несмотря на февральские метели.

Это стихотворение потрясающее. Возможно, даже с первого прочтения невозможно понять его колдовство. Обязательно читать, читать стихотворение, желательно вслух. И постепенно попадаешь под магию слов, очаровываешься волшебной музыкой, повторяешь как заклинание:

Мело, мел по всей земле
Во все пределы…

И твое настроение чудесным образом меняется, душа кажется очищенной, просветленной, вознесенной:

Мело, мелом по всей земле
Во все пределы …

Вы тоже попали в волшебный ритм этих строк ? Вы чувствовали с помощью ассонанса, как плачет вьюга, как воет ветер и крутит хлопья снега? Все это создано за счет изумительного звукового написания стихотворения. Ничего удивительного, — сказала М. Цветаева, восхищенная талантом Пастернака, — он пришел из музыки.Пастернак привнес в стихи «все невыразимое». Читая стихи Б. Пастернака, вы идете «наощупь, наугад». И, боясь показаться однообразным, приведу еще одну цитату Цветаевой: «Пастернака не читают мы, это свершается в нас … Пастернак завораживает. Когда мы читаем Пастернака, мы забываем все, кроме Пастернака … Действие Пастернака равно действию сна. Мы его не понимаем. Мы входим в это. Мы попадаем под это. Мы попадаем в это ». Потому что он — тайное письмо, аллегория, шифр.

Конечно, «Зимней ночью» Пастернака можно наслаждаться, не постигая секретов его стихов. Но разве плохо понимать, чем это стихотворение завораживает, почему оно пленяет, как побеждает? Какая ткань стиха самая нежная «на ощупь»? Какой словесный и звуковой образец представлен читателю? Если студенты постигают эту науку, то, на мой взгляд, их восхищение стихотворением будет более глубоким и осознанным. А в том, что ученики в восторге от горящей на столе «свечи», несмотря на февральские метели, мне удалось убедиться за годы обучения в старшей школе.Расскажу только о недавнем случае. Зима. Снег за окном. Есть урок в 11 классе. Не помню в связи с какой темой, но мы говорим о любви, о силе этого чувства. Вдруг предлагаю ребятам: «Хотите, я вам прочитаю потрясающее любовное стихотворение?» Начинаю читать «Зимнюю ночь». Когда стихи закончились, в классе воцарилась тишина. А потом … аплодисменты! Поверьте, я не был счастлив за себя, что дошел до сердец своих ребят.Я гордился тем, что Пастернак обрадовал ребят! Уверен, что в мировой лирической поэзии не так уж много совершенных стихов, в которых поэзия и музыка сливаются в абсолютно идеальных пропорциях. Думаю, что этот список возглавят «Незнакомец» А. Блока и «Зимняя ночь» Б. Пастернака.

У великих поэтов нет ничего случайного. И если мы говорим о саундтреке Пастернака, это не значит, что поэт рационально выбрал слова, создающие эффект завывания вьюги, или нарисовал картину комнаты, освещенной свечой.Это чудо гениальных строк, что поэт интуитивно находит единственно возможные образы, слова, звуки, слышит ту музыку, которая подчеркивает смысловое богатство стихотворения.

Тяжелый, затяжной ритм, удивительный ассонанс (созданный звуками I, E) и аллитерация (техника, основанная в данном случае на повторении звуков M и L) первых двух строк в начале стихотворения создают мы представляем тишину ночи, безжизненность космоса, где царят тьма и холод, злоба метели, швыряющей снежинки в освещенное окно:

Мело, всю землю мелом
Во все пределы…

По смыслу, по тональности, по звуковому оформлению, вторые две строчки звучат как контраст:

На столе горела свеча
Свеча горела.

Концентрированное повторение звука А, открытого и широкого, создает эффект противопоставления света тьме, тепла и холода, огня и льда. Эти две строки, четыре раза повторенные в стихотворении, станут его лейтмотивом, ключом к пониманию основной идеи поэта и будут время от времени звучать все настойчивее и жизнеутверждающе.Прием градации придает стихотворению вид заклинания, воспринимается как вызов судьбе.

Итак, уже в первой строфе зашифровано все, что будет раскрыто в следующих строках. В стихотворении два основных символа — метель и свеча. Эти символы многозначны, они приобретают философский характер, достигают универсального масштаба. Поэма построена на противоположности: два символа, два мира, два элемента противостоят и взаимодействуют (единство и борьба противоположностей).

Метель — это не просто явление природы, свеча — это не просто воск, тающий от огня. Пастернак подчеркивает надмирность метели, которая «пронизывает всю землю», затемняет свет, сбивает жизненные ориентиры, угрожает, холодит душу. Она враждебна уюту и теплу, стремится потушить огонь в очаге, мешает объединению родственных душ:

Как летом мы роем мошек
Летит в пламя
Хлопья летели со двора
В оконную раму .
Скульптура метели на стекле
Круги и стрелы …

Опять же, явление метели создается повторением согласных L, M и гласной E, I.

И даже в человеческом жилище, защищенном от холода Февральская метель, покоя нет: «тени падали на освещенный потолок», «дует из угла» на свечу, «воск … от ночника» капает слезами.

Что может противопоставить человек враждебному миру и чувству затерянности в холодном пространстве? Только любовь, «крест судеб», огонь души.

Когда он и она встречаются, тьма и холод отступают, мир становится надежным, знакомым, узнаваемым. Тогда поэт использует другую лексику. Автор включает простые и знакомые слова в философские стихи: потолок, платье, туфли, ночник, слезы, воск. Бытие и повседневность здесь сосуществуют, дополняя друг друга. Предельно конкретные вещи, которые ежеминутно окружают человека, входя в стихотворение, получают образное воплощение и становятся олицетворением вечных истин.Обыденное раскрывает значимое и вечное … Пастернака «увлекла задача … воссоздать всеохватывающую атмосферу бытия …» (А. Синявский).

Место встречи описано очень откровенно, но при этом крайне целомудренно и возвышенно. Мы видим брошенное на стул платье, падающие на пол туфли, мерцающие тени, сливающиеся воедино:

Тени упали на освещенный потолок
Скрестив руки, скрестив ноги
Судьба перекрестка.
И две туфли упали
С треском об пол.
И воск от слез от ночника
Капает на платье.

С помощью звукозаписи удивительно передан звук падающей обуви и медленное падение капель воска.

В нескольких строках — любовный порыв двух близких людей, ищущих поддержки друг в друге во враждебном мире. Их словно осеняет ангел:

Свеча дует из угла,
И жар искушения
Он два крыла поднял, как ангел
Поперечно.

Поэт освящает чувства двоих. Он утверждает: метель бессильна. Она не может задуть горящую свечу. Мировая метель и хрупкий свет свечи приходят в противоречие, и свет побеждает! Горящая свеча также превращается в символ: это маяк для одиноких путешественников, магнит для любящих сердец, ориентир для жаждущих света, пристанище для заблудших, прибежище для отчаявшихся, усталых и заблудших. . Свеча горит вопреки злым силам.Изображение свечи имеет особое значение в христианской символике. Христос в Нагорной проповеди говорит: «И зажгите свечу, не под сосуд ставят, но на подсвечник, и светит она на всех в доме».

В финале поэмы, имеющей круговую композицию, смысл универсальности метели исчезает. Лед побеждает огонь, тьма заменяется светом. Метель — это просто февральская метель, которая обязательно отступит под напором весны.Отсутствие повторения «мело, мело» в последней строфе снимает чувство безысходности:

Мело весь месяц в феврале
И то и дело
Свеча горела на столе
Свеча горела.

Очень хочу заменить точку в конце восклицательным знаком, потому что уверенность и сила исходят из последних строк, они утверждают идею бесконечности высоких чувств и силы любви, которая не подчиняется обстоятельства. Автор обсуждает онтологические проблемы, склоняясь к философским обобщениям.Художественная установка Пастернака — это анализ взаимоотношений человека и окружающего мира. Поэт глубоко погружается в суть осмысленного явления. Это стихотворение относится к медитативной лирике. Строки «Зимней ночи» — это своего рода поток сознания, одинаково фиксирующий явления бытия и повседневности, внешние и внутренние, абстрактные и конкретные. Это своеобразный философский этюд с жизнеутверждающим финалом, в котором элегические размышления сочетаются с своеобразными пейзажными зарисовками, образующими параллель с внутренним миром человека.

Стихотворение метафорическое. Поэт видит обычный мир сквозь «волшебный кристалл». Сам Пастернак определял метафоризм как «естественное следствие хрупкости человека и грандиозности его задач, задуманных давно. Из-за этой непоследовательности он вынужден смотреть на вещи глазами орла и объяснять свои мысли мгновенно и сразу же понятно. Это поэзия. Метафоризм — это сокращение от великой личности, от ее духа.«Двусмысленная метафора для Пастернака — единственный возможный способ запечатлеть неоднозначный мир вокруг и внутри человека.

Стихотворение написано ямбическим тетраметром, который прекрасно передает эмоциональное богатство и эмоциональность текста. Но вторая и четвертая строки в строфах укорочены и имеют все две ноги. Возможно, это прерывание ритма придает энергии строкам, делает стихи динамичными, выразительными.

Мы отмечаем чередование мужских и женских рифм в строках в зависимости от расположения рифма, мы определяем ее как крест (АБАВ).

В стихотворении немного тропов: есть редкие эпитеты, помогающие создать цветной образ:

потолок с подсветкой — снежная дымка, серый и белый; Есть сравнение, которое характеризует отношение автора к переживаниям героев: накал искушения поднял, как ангел, два крыла …

Интересно проследить словесную структуру текста. Нет глаголов для действий героев. Существительных героев нет. Мы узнаем об их существовании и поведении с помощью фраз с существительными: упали тени, скрестили руки, скрестили ноги, упали туфли, воск… капала на платье. Враждебная по отношению к влюбленным стихия описывается с помощью безличных глаголов, что подчеркивает не конкретный характер злых сил, а их вселенский масштаб: мел, мел по всей земле, из угла дует свеча.

Итак, перед нами сплав философской и любовной лирики. К какому методу и направлению можно отнести этот поэтический шедевр? Безусловно, утонченное воссоздание личных переживаний и переживаний, метафоричность текста, создающая настроение, музыкальность позволяют говорить о принадлежности стихотворения к импрессионизму.Но можно также утверждать, что в стихотворении присутствуют и признаки символизма: мир пастернака синкретичен, он не познан рациональными методами, доступен только интуиции, раскрывается с помощью подсказки, цветовой гаммы. , музыка (романтика формы подсказывает современных композиторов мелодий, есть даже несколько удачных попыток поставить стихотворение на музыку). Однако мы видим и романтику чувств, и реалии жизни. Поэтому абсурдно пытаться однозначно классифицировать стихотворение.Пастернак больше, шире, глубже, чем любое окончательное определение. Сам он написал в лирической книге «Моя сестра жизнь»: «Мне совершенно безразлично название силы, давшей книгу, потому что она неизмеримо больше меня и поэтических понятий …»

Свеча стихов Пастернака горит вопреки всем запретам и табу.

И каждый может увидеть этот свет и погреться в этом тепле, если в нем не будет «той смертельной бескрылости», которую ненавидели в людях поэт и его герой Юрий Живаго.

Мело, мел по всей земле

Во все пределы.

На столе горела свеча.

Свеча горела.

Как летом мы роем комаров

Летим в пламя

С двора летели хлопья

К оконной раме.

Вьюга, скульптура на стекле

Круги и стрелы.

На столе горела свеча.

Свеча горела.

К освещенному потолку

Тени упали

Скрестив руки, скрестив ноги

Судьба пересечения.

И две туфли упали

С треском об пол.

И воск со слезами от ночника

Капает на платье.

И все потерялось в снежной дымке

Серо-белое.

На столе горела свеча.

Свеча горела.

Свеча дует из угла,

И жар искушения

Он поднял два крыла, как ангел

Поперечно.

Мело весь месяц в феврале

И то и дело

На столе горела свеча

Свеча горела.

Произведение Б. Пастернака «Зимняя ночь», входящее в цикл стихотворений Юрия Живаго, имеет глубокий смысл, который можно понять, проанализировав поэтический мир лирического шедевра, его ритмико-мелодическую организацию.

Действительно, в «Зимней ночи» отчетливо видны образы (созданные на лексическом и мелодическом уровнях), метафорические противопоставления. Необычна и ритмическая структура произведения, что, сопрягаясь с образным планом стихотворения, позволяет понять его идейно-эстетический замысел.

Поэма «Зимняя ночь» — это сопоставление двух миров: внешнего и внутреннего. Внешний мир (глобальный мир) — это, прежде всего, образы холода: зимы и связанные с ними образы метели, которые «Лепит на стекле кружки и стрелы» (олицетворение), снег (снежинки сравнивают с мошками), непроходимая «Снежная дымка». Весь мир погружен в зиму, все ей подчинено. Читателю предоставляется изображение расширенного пространства, глобального, которое помогает создать то, что использовано автором в тексте стихотворения , прием гиперболы («Мело, мелом всю землю до предела»)

Внутренний мир, наоборот, локализован.В его центре свеча. Вокруг свечи разворачивается изображение скрытого места . , ограничена окнами, потолком, полом. В этом мире царит свет, и все невзгоды — ничто по сравнению с той любовью, «жар ​​искушения» которой чувствуется в работе. Внутренний мир наполнен уютом и теплом. Здесь прослеживается преобладание атрибутов быта, предметов домашнего обихода (обувь, платье, ночник, стол). Здесь прослеживается характеристика восприятия лирики Пастернака повседневного пространства (появляются детали повседневной жизни) наравне с изображениями природных явлений.

Изображение свечи вводится в контекст произведения не только на смысловом, но и на синтаксическом уровне. Всю Зимнюю ночь припев сопровождается:

Свеча горела на столе

Свеча горела.

Эта техника подчеркивает ключевую важность изображения свечи, ее символики и, самое главное, важность для понимания замысла автора. Ее образ, с одной стороны, ограничен замкнутым миром, а с другой, наличие свечи в произведении приобретает универсальное значение, она выступает не только как атрибут интимного мира, но и как центр вся вселенная.

Мы можем интерпретировать изображение окна как границу между внутренним и внешним миром.

В произведении, несомненно, присутствуют мотивы льда и огня. Мы видим их антиномию почти в каждом катрене. На первом: изображение метели и свечи; во втором: хлопья снега и яркое контрастное изображение пламени; в третьем: снова изображения метели и свечей; в четвертом катрене антиномия льда и огня раскрывается с помощью мотивов света («освещенный потолок») и тьмы («падали тени»).В последующих четверостишиях (6,7,8) мы видим уже знакомые образы снежной тьмы и свечи, накала искушения и удара внешних сил на свечу, а в последнем четверостишии — вечную метель и вечно горящая свеча как символ спасения и надежды.

Мотив света — доминирующий мотив «Зимней ночи» (соотносим его с ипостасями огня). Библейские образы способствуют его воплощению. Связь с божественным началом ощутима в лирическом стихотворении.Это достигается за счет изображений «светящегося потолка» (словно божественные силы проникают в это далекое от всего мира место), изображения ангела, концепта креста , пронизывающая текст «Зимней ночи», имплицитно проявляется в словах: «скрещивание рук, скрещивание ног, судьба скрещивания», «крестообразный». Использование Б. Пастернаком родственных слов « cr e ул «,» с кр еще е ня «,» кр Это не совпадение.Таким образом, автор намеренно сближает их, ставит в один образный ряд. Сближение достигается также с помощью мелодических приемов (аллитерация звуков [k], [p], созвучие звука [e]).

Образ метели — лейтмотив всей «Зимней ночи». Ее образ на мелодическом уровне создается с помощью аллитерации звука [l] и ассонанса звука [e]. Эти техники объединяют слова, связанные с изображением метели. Мы обращаемся к ним: «я л о «,» земля л e « , «Mg л a «,» перед e л s «,» b e л ой «,» доо л о «,» из йогурта л а »(последние два слова создают ощущение дыхания).

Поэтический мир поэмы «Зимняя ночь» действительно противоположен, но, кроме того, особое место в нем занимает момент любви, являющийся завершающим фрагментом произведения. Автор косвенно вводит образы двух влюбленных в контекст стихотворения, использует метонимию в пятом катрене для создания их образов («… и две туфли упали …»). Этот фрагмент звучит как жизнеутверждающее начало, как победа жизни над смертью (обнаруживается еще одна параллель противоположных образов).Неслучайно здесь автор использует образы, связанные с божественным началом, а именно образ ангела, подчеркивающий священность любви. Становится понятной важная мысль: любовь — это высокое чувство, способное сделать человека счастливым, несмотря на все обстоятельства.

Подтверждением жизнеутверждающей идеи является размер работы ( дифференциальный ямб ). Несмотря на присутствие пиррова в тексте стихотворения, ямб выполняет свою функцию — придает лирическому шедевру сильную эмоциональную окраску.Перекрестная рифма, чередование мужских и женских окончаний говорит о единстве, о союзе двух душ.

Поэма «Зимняя ночь» музыкальна (неслучайно положена на музыку как романс). Музыкальность ему придает мелодическая интонация, даже в чем-то элегическая. Он создается благодаря припевам «Горела свеча …», а также через подчинение синтаксиса ритму (в стихотворении можно найти примеры переворотов «… хлопья летели со двора…», «… и два башмака упали… », синтаксический параллелизм в пятом катрене).

Анализ поэтического мира и ритмико-мелодическая организация помогает понять смысл стихотворения, его философский подтекст. «Зимняя ночь» — отражение вечного. Поэтому автор затрагивает все сферы бытия: и жизнь природы, и бытие человека. Сопоставляя их, Б. Пастернак приходит к выводу, что любовь способна преодолеть все невзгоды. Никакая метель не может встать на пути любящего. Любовь — главная ценность (не случайно в произведении подчеркивается ее святость).Б. Пастернак утверждает идею вечности любви и высоких чувств.


Борис Пастернак по праву считается одним из самых ярких русских поэтов и писателей ХХ века. Именно ему пришла в голову идея соединить в одном произведении прозу и поэзию, вызвавшую шквал критики современников, но оцененную потомками.

Речь, в частности, идет о знаменитом романе «Доктор Живаго», последняя часть которого посвящена стихам главного героя.О том, что Юрий Живало — тонкий лирик и любитель рифмованных фраз, читатель узнает уже из первых глав романа. Однако Борис Пастернак старается не отвлекать читателей лирическими отступлениями, поэтому решает объединить все стихи Юрия Живаго в отдельный сборник.


Ирина Сказина — Мело, по всей земле

Борис Пастернак работал над романом «Доктор Живаго» 10 лет, с 1945 по 1955 год. Поэтому точно установить, когда было написано стихотворение «Зимняя ночь», уже невозможно. .Хотя некоторые исследователи творчества Пастернака утверждают, что бессмертные линии родились во время войны, которую их автор провел в эвакуации, прожив более года в городе Чистополе. Однако, учитывая стиль письма и зрелость мысли, критики склоняются к мнению, что стихотворение все же было создано незадолго до окончания работы над романом, когда Борис Пастернак, как и главный герой, уже предчувствовал свою смерть. .

Тема смерти и жизни — ключевой момент поэмы «Зимняя ночь».Его не следует понимать буквально, но следует читать между строк, поскольку каждое четверостишие — яркая метафора, настолько контрастная и запоминающаяся, что придает стихотворению удивительную грацию. Рассматривая «Зимнюю ночь» в контексте борьбы за выживание, легко догадаться, что метель, февральские холода и ветер символизируют смерть. А пламя свечи, неравномерное и едва светящееся, — синоним жизни, покидающей не только смертельно больного Доктора Живаго, но и самого Бориса Пастернака.

В пользу версии о том, что стихотворение было написано в 1954-55 годах, свидетельствует тот факт, что в 1952 году Борис Пастернак пережил свой первый сердечный приступ, испытав на себе, что значит быть между жизнью и смертью.Однако не исключено, что, обладая даром предвидения, Пастернак в «Зимней ночи» предсказал себе не только физическую, но и творческую смерть. И он оказался прав, потому что после выхода в свет романа «Доктор Живаго» за рубежом и присуждения произведению «Нобелевской премии» известный писатель подвергся гонениям. Прекратили выпускать и исключили из Союза писателей СССР. Поэтому единственным источником пропитания пастернака в этот период были литературные переводы, которые по-прежнему пользовались спросом и довольно высоко оплачивались.

Сам автор несколько раз писал письма Генеральному секретарю Коммунистической партии Советского Союза Никите Хрущеву, пытаясь убедить главу государства в своей политической надежности, но это не помогло. Причем противники Пастернака апеллировали не к самому роману в целом, а к его поэтической части и, в частности, к «Зимней ночи», называя стихотворение образцом декаданса, декаданса и пошлости.

Всего несколько десятилетий спустя, когда в 1988 году в СССР впервые был опубликован роман «Доктор Живаго», стихотворение «Зимняя ночь» было признано одним из самых удачных и проникновенных произведений любовной лирики Бориса Пастернака.

Борис Леонтьевич Пастернак — один из пяти русских писателей, удостоенных Нобелевской премии, признанный мастер слова и, несомненно, великий русский поэт. Родился 29 января 1890 года в Москве. В его доме постоянно царил дух творчества. Художественный талант отца и музыкальный талант матери не могли не «пробудить» в юном Пастернаке любовь и интерес к творчеству. Его выбор пал на литературу. Вероятно, это напрямую связано с тем, что в юности Пастернак встречался с выдающимися писателями современности: Маяковским, Рахманиновым, Толстым, которые бывали в доме его родителей.Уже в двадцать лет Борис Леонидович писал глубокие и насыщенные стихи. Естественно, они были еще незрелыми и, как это часто бывает, стали результатом разбитого сердца из-за отказа возлюбленной.

Поэма «Ночь», написанная в 1957 году, относится к позднему периоду творчества Пастернака, когда поэт жил и работал в писательском поселке Переделкино. Дача его литературного фонда хоть и располагалась посреди леса, но в то же время недалеко от столицы.Комфортный дом с огородом, где можно работать для души, а не в пищу, умные соседи. Странная, скорее, ненормальная ситуация с его личной жизнью стала почти привычной, страсти поутихли: Пастернак живет на две семьи, которые каким-то непонятным образом уживаются по соседству. Чувствуя себя прекрасно в обеих семьях, поэт больше времени проводит со своим «другом», но все же предпочитает работать в своем офисе.

Этот период жизни Пастернака, наверное, можно назвать самым счастливым этапом его жизни.И в то же время — постоянно испытывают чувство вины перед близкими. И все же это приносит пользу творческому процессу. В тот год Пастернак написал около сорока произведений, в том числе много великолепных стихов.

Жанр, направление и размер

Поэма написана размером, не часто встречающимся в творчестве Пастернака. Это трехколесный велосипед ямб.

С другой стороны, перекрестная рифма встречается повсеместно. Количество мужских рифм преобладает над женскими. Жанр сочетает в себе два направления — элегия, медитативная лирика.

Изображения и символы

В центре стихотворения — изображение огромного пространства, в котором сплетены сон и бессонница, принудительная и произвольная, где ночная работа перекликается с ночными развлечениями (ночные бары), на вокзалах шумно, и в то же время тишина его уединенного чердачного жилища от единственной понятной тревоги, которую поэт не спит. И пока ночь «тает» над землей, возникает ощущение, что пока человек, тот, кто трудится, заботой которого «горят континенты», наблюдает за планетой, жизнь на этой планете будет продолжаться.

Второе четверостишие считается одним из лучших и, возможно, лучшим афоризмом Пастернака. Его цитируют, пожалуй, чаще, чем все остальные его стихи. Это вывод о судьбе поэта, где возникает образ узника вечности и времени, художника, обреченного творить и страдать.

Ночное небо символизирует своего рода холст, на котором летчик рисует свои воздушные фигуры. Художник там тоже творит, но его узоры ментальны. Ночь в мировой культуре традиционно означает загадочный приход вдохновения, время пробуждения мистических сил.Неудивительно, что поэт выбирает именно его.

Поэма «Ночь» считается критиками и знатоками творчества Пастернака странной, хотя большинству читателей, напротив, кажется одной из самых простых и доступных во всем его творчестве. Считается, что в этом стихотворении гений пастернака поднялся на особую высоту. «Ночь» — это выход Пастернака как поэта на мировой уровень. Герой чувствует себя полуночным летчиком, сравнивая себя с ним, а вовсе не с космическим спутником, как может показаться нам, современникам космических полетов (стихотворение было написано летом 1957 года, еще до запуска космического корабля). первый спутник Земли).Скорее всего, автора вдохновляли французский писатель Антуан де Сент-Экзюпери и самолеты с аэродрома Внуково, постоянно кружащие над дачей в Переделкино.

Темы и настроение

Конечно, стихотворение указывает на начало нового этапа в жизни Пастернака как поэта. Можно даже заявить о новом уровне поэтической зрелости. Автор смотрит на мир как бы сверху, из-под облаков. Это тема вида с высоты, причем не только глазами летчика, спешащего по своему обычному маршруту полета, но и «глазами» звезд и планет, которые «смотрят» на беспокойное земное хозяйство с бескрайнего расстояния. — красной нитью проходит через все стихотворение.В этом взгляде передана тема непостижимой силы. Им владеет пилот, покоривший природу человека, имеющий возможности, недоступные для обывателя. Он обладает загадочными космическими телами более грандиозных размеров, чем наша планета. И, наконец, им владеет создатель, чей разум может создавать и создавать новые жизни, истории и миры.

Еще одна очень важная для Пастернака тема, пожалуй, главная в этом произведении: задача художника в жизни общества.Он не улетает за облака, если он «уснет», последствия не будут катастрофическими, но у него тоже есть долг — его служба невероятно важна.

Идея

На самом деле, ночь всегда тревожна. Яркое метафорическое выражение «горят континенты» призвано вызвать беспокойство у читателя, и даже понимание того, что они горят мирным светом уличных фонарей, не уменьшает чувство беспокойства. Переплетение анафоры и сильного эпитета: «страшный, ужасный крен» усиливает тревогу, и только знакомый жителю Внуковского пригорода мирный звук плывущего самолета снижает тревогу и практически дарит покой.

Жизнь идет своим чередом, пожарные, бармены, железнодорожники, парижские актеры, художник в своем чердачном жилище и невидимый за облаками летчик, взлетая с аэродрома Внуково, не спят, разделенные океанами, границами и политическими разногласиями . Все они бодрствуют, работают, творят и, как греческий Антей, держат мир на своих плечах, спасая от безумия и краха.

Средства художественного самовыражения

Работа изобилует дорожками. Это метафоры (ночь тает), эпитеты (мир сна), сравнения (Становление крестом на ткани), гипербола (В бескрайних просторах), персонификация (смотрят Венера или Марс), повторяющаяся анафора (Не спи, не спи, работай).

Следует также отметить, что анафора в последних двух четверостиший сливается с антитезисом, что особенно необычно. Это одновременное использование двух или более типов тропов значительно расширяет возможности чтения. Чтобы усилить выразительность, автор также использует такие сильные выразительные средства языка, как номинативное перечисление без единого имени.

Интересно? Держи это у себя на стене!

Поэма «Зимняя ночь» входит в цикл стихов Юрия Живаго, главного героя романа Пастернака.Этот роман — «духовная автобиография» автора, поэтому чувства лирического героя — это также чувства поэта.

Это стихотворение описывает одну зимнюю ночь из жизни лирического героя, его чувства не написаны напрямую, их можно понять благодаря параллелизму в описании окружающих его предметов и противостояния природе за окном.

Воспоминания героя покрыты грустью, он испытывает некую тревогу и растерянность.

Любой предмет и изображение не случайны, в стихотворении много символов, которые помогают раскрыть настроение героя.Главный символ — свеча: «Свеча горела на столе / Горела свеча». Он символизирует одиночество и надежду, но сразу же мы чувствуем волнение от того, что этот свет может дуть легкий ветерок. Эти строки проходят через все стихотворение как припев, говорящий о значении свечи для лирического героя, для него в данный момент она является центром всего. Немаловажен и образ метели: «Метель на стекле / Кружки и стрелы» — метафора, означающая переживания, тревоги и ненастья, выпавшие на долю лирического героя и поэта.Тени

К освещенному потолку

Тени упали

Скрестив руки, скрестив ноги

Судьба пересечения.

Эти тени падают на потолок, создавая вокруг только дискомфортную атмосферу. Ряд однородных членов и несоединение дают определенное напряжение.

Автор использует метафоры и сравнения, дополняющие общую картину происходящего: «И воск со слезами от ночника / На платье капал», «Свеча дует из угла, / И накал искушений / Он вздохнул как ангел, два крыла / крестоформ.«Невозможно не заметить метод антитезы, используемый для создания образов — огонь и лед,« световой потолок »и« тени »,« снежная дымка », равномерный горение свечи противопоставляется метели за окном. , автор прибегает к технике аллитерации: Мело, мел по всей земле Во все пределы. ассонанс в описании метели помогает услышать грохот и звон, это согласные «л» и «с».

Все стихотворение написано ямбиком с чередованием мужских и женских перекрестных рифм — это придает ему плавность и нежность, но в то же время строгая и четко прорисованная структура добавляет динамизма всему произведению. Синтаксический параллелизм прослеживается во многих строфах. Композиция стихотворения круглая — это придает ему смысловую полноту и лаконичность.

, за что пастернаку была присуждена Нобелевская премия. «О добровольном отказе от Нобелевской премии». Преследование Бориса Пастернака

Нобелевская премия Бориса Пастернака.

Воспоминания о сыне

Среди событий, связанных со столетием Бориса Пастернака, особое место занимает решение Нобелевского комитета восстановить историческую правду, признав вынужденным и недействительным отказ Пастернака от Нобелевской премии, а также вручить диплом и грамоту. медаль семье покойного лауреата. Присуждение Пастернаку осенью 1958 года Нобелевской премии по литературе получило скандальную известность. Это окрасило его в глубокую трагедию, отравило остаток его дней горечью.В течение следующих тридцати лет эта тема оставалась табуированной и загадочной.

Разговоры о Нобелевской премии Пастернаку начались в первые послевоенные годы. По информации нынешнего главы Нобелевского комитета Ларса Гилленстена, его кандидатура ежегодно обсуждалась с 1946 по 1950 год, вновь появилась в 1957 году, а премия была присуждена в 1958 году. Пастернак узнал об этом косвенно — усилив нападки отечественного общества. критика. Иногда ему приходилось оправдываться, чтобы избежать прямых угроз, связанных с европейской известностью: «По словам Союза писателей, в некоторых литературных кругах на Западе моей деятельности придают необычайное значение в ее скромности и непродуктивности — несоответствие… «

Чтобы оправдать пристальное внимание к нему, он сосредоточенно и страстно написал свой роман «Доктор Живаго», свое художественное свидетельство русской духовной жизни.

Осенью 1954 года Ольга Фрейденберг спросила его из Ленинграда: «Ходят слухи, что вы получили Нобелевскую премию. Это правда? Иначе откуда именно взялся этот слух? «Такие слухи здесь ходят, — ответил ей Пастернак. — Я последний, до кого они доходят. Я все-таки узнаю о них — от третьих лиц… Я скорее опасался, что эта сплетня не станет правдой, чем я хотел, хотя эта награда влечет за собой обязательную поездку для получения награды, полет в широкий мир, обмен мыслями, — Но, опять же, я бы не стал Я могу проделать это путешествие с обычной заводной марионеткой, как обычно, и у меня есть жизнь собственного незаконченного романа, и как бы все это обострилось. Это вавилонский плен. Видимо, Бог смилостивился — опасность миновала. Судя по всему, кандидатура была предложена, определенно и широко поддержана.Об этом писали бельгийские, французские и западногерманские газеты. Они это видели, читали, так рассказывали. Потом по Би-би-си услышали, что (за то, что я купил — продаю) меня номинировали, но, зная мораль, попросили согласия представительства, которое ходатайствовало о замене кандидатурой Шолохова, при отказе которой комиссия выдвинул Хемингуэя, который, вероятно, получит премию .. Но я был также рад попасть в категорию, в которой были Гамсун и Бунин, и, по крайней мере, из-за недоразумения, оказаться рядом с Хемингуэем.«

Роман «Доктор Живаго» был закончен годом позже. За его французским переводом сочувственно последовал Нобелевский лауреат 1957 года Альбер Камю. В своей шведской лекции он с восхищением говорил о Пастернаке. Нобелевская премия 1958 года была присуждена Пастернаку «за выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и в области великой русской прозы». Получив телеграмму от секретаря Нобелевского комитета Андерса Эстерлинга, Пастернак 29 октября 1958 г. ответил ему: «Благодарен, рад, горд, смущен.«Его поздравили соседи — Ивановы, Чуковские, пришли телеграммы, осаждали корреспондентов. Зинаида Николаевна обсуждала, какое платье сшить для поездки в Стокгольм. Казалось, что все невзгоды и домогательства с публикацией романа, вызовы перед Позади ЦК и Союз писателей.Нобелевская премия — это полная и абсолютная победа и признание, честь всей русской литературы.

Но на следующее утро неожиданно явился К. Федин, который прошел мимо хозяйки, занятой на кухне, прямо в кабинет Пастернака.Федин потребовал от Пастернака немедленного демонстративного отказа от приза, пригрозив его преследованием в газетах завтра. Пастернак ответил, что ничто не заставит его отказаться от данной ему чести, что он уже ответил Нобелевскому комитету и не может смотреть ему в глаза как неблагодарный обманщик. Он также наотрез отказался ехать с Фединым на дачу, где сидел и ждал его объяснений начальник отдела культуры ЦК Д.А. Поликарпов.

В эти дни мы ходили в Переделкино каждый день. Отец, не меняя привычного ритма, продолжал работать, переводил тогда «Марию Стюарт» Словацкого, был умен, газет не читал, говорил, что быть лауреатом Нобелевской премии, готовым принять любые невзгоды, для меня большая честь. В таком тоне он написал письмо в Президиум Союза писателей, который не явился на собрание и где, по сообщению Г. Маркова, был исключен из Союза. Мы неоднократно пытались найти это письмо в архивах Союза писателей, но безуспешно, вероятно, оно было уничтожено.Отец весело отзывался о нем, когда он останавливался у нас перед возвращением в Переделкино. Он состоял из двадцати двух точек, среди которых я помню:

«Я считаю, что можно писать« Доктора Живаго », оставаясь советским человеком, тем более что он был закончен в период выхода в свет романа Дудинцева« Не хлебом единым », создавшего впечатление оттепели. Я передал роман в итальянское коммунистическое издательство и ждал, когда в Москве выйдет цензурированное издание.Я согласился исправить все неприемлемые отрывки. Возможности советского писателя мне показались шире, чем они есть на самом деле. Изложив роман таким, какой он есть, я ожидал, что меня тронет дружеская рука критика.

Отправляя благодарственную телеграмму Нобелевскому комитету, я думал, что премия была присуждена мне не за роман, а за все то, что было сделано, как указано в его формулировке. Я мог так думать, потому что моя кандидатура была выдвинута на премию еще в те времена, когда романа еще не было и о нем никто не знал.

Ничто не заставит меня отказаться от оказанной мне чести, современного писателя, живущего в России, а значит, и советского. Но я готов передать деньги Нобелевской премии Комитету мира.

Я знаю, что под давлением общественности будет поставлен вопрос о моем исключении из Союза писателей. Я не жду от тебя справедливости. Можешь стрелять в меня, выгнать, делать что хочешь. Заранее прощаю. Но не торопитесь. Это не прибавит вам ни счастья, ни славы.И помните, через несколько лет вам все равно придется меня реабилитировать. Это не первый раз в вашей практике. «

Гордая и независимая позиция помогла Пастернаку выдержать все оскорбления, угрозы и анафемы прессы в течение первой недели. Он волновался, будут ли проблемы у меня на работе или у Лени в университете. Мы всячески его успокаивали. От Эренбурга я узнал и рассказал своему отцу о волне поддержки в его защиту, которая поднялась в эти дни в западной прессе.

Но все это перестало его интересовать 29 октября, когда, приехав в Москву и поговорив по телефону с О. Ивинской, он подошел к телеграфу и отправил телеграмму в Стокгольм: я принадлежу, я должен отказаться от него, не воспринимайте мой добровольный отказ как оскорбление. В ЦК была отправлена ​​телеграмма: «Верни работу Ивинской, от премии отказался».

Приехав вечером в Переделкино, я не узнал отца. Серое бескровное лицо, замученные недовольные глаза и все рассказы — одно: «Сейчас все неважно, я отказался от награды.«

Но эта жертва больше никому не нужна. Она ничего не сделала, чтобы облегчить его положение. Этого не заметили на общем московском собрании писателей, которое состоялось двумя днями позже. Московские писатели обратились в правительство с просьбой лишить Пастернака гражданства и отправить его за границу. Отец очень болезненно переживал отказ Зинаиды Николаевны, заявившей, что она не может покинуть родину, и Лени, решившую остаться с матерью, и очень обрадовался моему согласию сопровождать его, куда бы его ни отправили.Изгнание последовало бы незамедлительно, если бы не телефонный разговор Джавахарлала Неру с Хрущевым, который согласился возглавить комитет защиты Пастернака. Чтобы отпустить все по тормозам, Пастернаку пришлось подписать согласованный властями текст обращений к Правде и Хрущеву. Дело не в том, хорош или плох текст этих писем и что в них больше — раскаяние или самоутверждение, важно то, что они были написаны не Пастернаком, а подписаны насильно.И это унижение, насилие против его воли было особенно болезненным при осознании того, что это никому не нужно.

Прошли годы. Сейчас мне почти столько же лет, сколько было моему отцу в 1958 году. В музее изобразительных искусств, в непосредственной близости от которого его отец жил с 1914 по 1938 год, 1 декабря 1989 года открылась выставка «Мир Пастернака». Посол Швеции господин Вернер привез на выставку диплом лауреата Нобелевской премии. Торжественно вручить медаль было решено на приеме, устроенном Шведской академией и Нобелевским комитетом лауреатам 1989 года.По словам господина Вернера, я должен был приехать в Стокгольм и принять эту награду. Я ответил, что совершенно не представляю, как это можно устроить. Он получил согласие Нобелевского комитета, посольства и Министерства культуры, через несколько дней оформил необходимые бумаги, а 7-го мы с женой вылетели на самолете, украшенном рождественскими колокольчиками, в Стокгольм.

Нас встретил профессор Ларс Клеберг, известный своими работами о русском авангарде 20-х годов, и отвез в лучший отель города — Гранд-отель, где нобелевские лауреаты 1989 года останавливались со своими родственниками и друзьями.После того, как в номер принесли легкий ужин, мы легли спать.

Луч утреннего солнца, пробив занавески, разбудил меня, я вскочил и увидел рукава морской лагуны, мосты, пароходы, готовые отплыть к островам архипелага, на котором расположен Стокгольм. С другой стороны остров старого города с королевским дворцом, собором и зданием фондовой биржи, где Шведская академия занимает второй этаж, узкие улочки, рождественский рынок, магазины и рестораны на любой вкус, был окружен холм.Рядом, на отдельном острове, стояло здание парламента, на другом — ратуша, Оперный театр, а над садом поднимался в гору новый торгово-деловой город.

Мы провели этот день в компании профессора Нильса Оке Нильсона, с которым мы познакомились тридцать лет назад в Переделкино, когда он приезжал к Пастернаку летом 1959 года, и Пера Арне Будила, написавшего книгу о евангельском цикле стихов А. Юрий Живаго. Погуляли, пообедали, посмотрели грандиозный митинг Национального музея … Сотрудники газеты поинтересовались смыслом нашего визита.

На следующий день, 9 декабря, на торжественном приеме в Шведской академии в присутствии нобелевских лауреатов, послов Швеции и СССР, а также многочисленных гостей бессменный секретарь академии профессор Сторе Аллен вручил мне Нобелевская медаль Бориса Пастернака. Он прочитал обе телеграммы, отправленные его отцом 23 и 29 октября 1958 года, и сказал, что Шведская академия признала отказ Пастернака от премии вынужденным и через тридцать один год вручает свою медаль своему сыну, сожалея о том, что лауреата уже нет в живых.Он сказал, что это исторический момент.

Мне дали ответ. Я выразил благодарность Шведской академии и Нобелевскому комитету за их решение и сказал, что принимаю почетную часть награды с чувством трагической радости. Для Бориса Пастернака Нобелевская премия, которая должна была освободить его от положения одинокого и преследуемого человека, стала причиной новых страданий, омрачивших горечь последних полутора лет его жизни. То, что он был вынужден отказаться от приза и подписать предложенные ему обращения к правительству, было открытым насилием, жестокость которого он ощущал до конца своих дней.К деньгам он был бескорыстен и равнодушен, главным для него была честь, которую теперь удостоили посмертно. Я хотел бы верить, что те благотворные изменения, которые происходят в мире сейчас и сделали возможным сегодняшнее событие, действительно приведут человечество к тому мирному и свободному существованию, на которое так надеялся мой отец и ради которого он работал. Я очень приблизительно передаю содержание своих слов, потому что я не готовил текст и слишком волновался, чтобы сейчас точно воспроизвести его.

Торжественные церемонии 10 декабря, посвященные вручению премий 1989 года, бессознательно связаны в моем восприятии с Шекспиром и его Гамлетом. Мне казалось, что я понял, зачем Шекспиру понадобился скандинавский сеттинг этой драмы. Чередование коротких торжественных слов и оркестра, пушечные салюты и гимны, старинные костюмы, фраки и декольте. Официальная часть прошла в Филармонии, банкет на тысячи участников и бал в ратуше.Тоска по средневековью ощущалась в архитектуре ратуши, в галереях, окружающих зал, но живой дух народного духа и многовековых традиций звучал в студенческих песнях, трубах и шествиях ряженых, спускавшихся через галереи в зал, разносили нам еду и сопровождали на выходе короля и королеву, нобелевских лауреатов и почетных гостей.

Но в самый разгар этого праздника глаз и ушей болезненной и захватывающей нотой для души было появление на площадке широкой лестницы Мстислава Ростроповича.Он предварял свою речь словами: «Ваши величества, уважаемые лауреаты Нобелевской премии, дамы и господа! В этот великолепный праздник хочу напомнить вам о великом русском поэте Борисе Пастернаке, который при жизни был лишен права получить присужденную ему награду и воспользоваться счастьем и честью лауреата Нобелевской премии. Разрешите мне, как его соотечественнику и вестнику русской музыки, сыграть вам Сарабанду из сюиты Баха ре-моль для виолончели соло. «

Гул стих.Я вышел на сцену.
Прислонившись к дверному косяку
Я улавливаю в отдаленном эхо
Что будет в моей жизни.

После банкета Ростропович и Галина Вишневская повели нас в гостиную, где король и королева принимали почетных гостей. Нас познакомили с ними и обменяли парой дружеских слов. На следующее утро вылетели в Москву.

31 октября 1958 года Борис Пастернак написал письмо Никите Хрущеву, в котором объяснил, что жизнь за пределами родины для него немыслима.За неделю до этого он стал лауреатом Нобелевской премии. Но гонения со стороны советской власти заставили писателя, благодаря чьим переводам на русский язык «Ромео и Джульетта» Шекспира и «Фауст» Гете обратились к нам, отказаться от премии.

В течение десяти лет — с 1945 по 1955 год — Пастернак работал над романом «Доктор Живаго», который стал вершиной его творчества, и одновременно, из-за которого писатель подвергся нападкам со стороны правительства. Произведение было запрещено к публикации из-за критического отношения Пастернака к Октябрьской революции… Негативное отношение к роману сложилось и в официальной литературной среде. Главный редактор журнала «Новый мир» Константин Симонов, отказавшись опубликовать «Доктора Живаго», заявил: «Нельзя отдавать трибуну Пастернаку!»

Но Запад узнал о новом романе Пастернака, и им заинтересовался молодой итальянский издатель Фельтринелли. К осени 1957 года писатель понял, что не будет ждать выхода романа в России, и тайно предоставил издателю право напечатать итальянский перевод.Уже 23 ноября на книжных полках Италии появился роман «Доктор Живаго», за ним вышла книга во Франции.

Советское правительство не знало, что делать: роман уже был издан на 23 языках, включая даже язык индийского народа. Поэтому никаких действий в отношении Пастернака было решено не предпринимать.

В СССР такая выходка писателя считалась возмутительной, но дали ему шанс стать лучше. В декабре 1957 года по настоянию Управления культуры ЦК КПСС на дачу Пастернака в Переделкино были приглашены иностранные корреспонденты, которые требовали от автора нашумевшего романа отречься от издателя и соврать о том, что он украл незаконченную. рукопись.Но неожиданно для всех во время интервью Пастернак сказал: «Моя книга подверглась критике, но никто ее даже не прочитал», и добавил, что сожалеет об отсутствии публикации на русском языке.

23 октября 1958 года Борис Пастернак стал вторым русским писателем после Бунина, удостоенным Нобелевской премии по литературе «За выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и развитие традиций классической русской прозы». Секретарь Нобелевского фонда Андерс Эстерлинг отправил Пастернаку телеграмму с поздравлениями и пригласил его на церемонию награждения 10 декабря в Стокгольме.Пастернак ответил коротко: «Бесконечно благодарен, тронут, горд, удивлен, смущен».

«Вечером того дня, когда в Москве стало известно, что моему отцу присуждена Нобелевская премия, мы обрадовались, что все беды остались позади, что получение премии означало поездку в Стокгольм и выступление. Как это было бы красиво и многозначительно! полный и красивый. Но газеты, вышедшие наутро, посрамили и растоптали наши мечты », — сын писателя Евгений Пастернак.

Тогда же ЦК КПСС принял постановление «О клеветническом романе Б. Пастернака».

1. Признать, что присуждение Нобелевской премии роману Пастернака, в котором клеветнически изображены Октябрьская социалистическая революция, советских людей, совершивших эту революцию, и построение социализма в СССР, является враждебным по отношению к нашей стране актом и инструментом международной реакции. направленных на разжигание холодной войны.

2. Подготовить и опубликовать в «Правде» фельетон, в котором дать острую оценку самого романа Пастернака, а также раскрыть смысл враждебной кампании, которую буржуазная пресса ведет в связи с присуждением Пастернаку Нобелевской премии. .

Пастернак еще не знал этого, 24 октября он отмечал с друзьями семьи день именин жены Зинаиды Николаевны и известие о присуждении Нобелевской премии. По настоянию заведующего отделом культуры ЦК КПСС Дмитрия Поликарпова в Переделкино приехал друг Пастернака, писатель Константин Федин. Ему было поручено уговорить лауреата отказаться от премии. Во время разговора на повышенных тонах Федин сказал, что если Пастернак не откажется от награды, то последствия непредсказуемы.Но писатель стоял на своем: он не отказывался от Нобелевской премии.

После этого разговора Пастернак потерял сознание и следующие дни не читал газет. Это было правильное решение.

Давид Заславский, давно не любивший Пастернака, написал статью под названием «Шумиха реакционной пропаганды вокруг литературной травы», опубликованная в «Правде» 26 октября: Нобелевская премия ».

В это же время студенты-волонтеры Литературного института вышли на демонстрацию с плакатом «Иуда, выйди из СССР»: они карикатурно нарисовали Пастернака, а рядом изобразили мешок долларов, на котором писатель протянул руку.

28 октября в отделе культуры ЦК КПСС обсуждался вопрос «О действиях члена Союза писателей СССР Б.Л. Пастернака, несовместимых со званием советского писателя». Автор «Доктора Живаго» не смог приехать на встречу по состоянию здоровья. Присутствующие писатели единогласно приняли решение исключить Пастернака из членов Союза советских писателей. Не изменили свой вердикт и телеграмму от британских писателей, вступившихся за лауреата: «Мы глубоко встревожены судьбой одного из величайших поэтов и писателей мира Бориса Пастернака…. Во имя той великой русской литературной традиции, которая стоит за вами, мы призываем вас не опозорить эту традицию, преследуя писателя, почитаемого всем цивилизованным миром. «

Исключения Пастернака из Союза советских писателей было недостаточно — генерал-полковник Владимир Семичастный предложил писателю эмигрировать на одном из докладов ЦК ВЛКСМ: «Свинья … никогда не гадит, где ест, никогда не гадит, где спит.Следовательно, если сравнивать Пастернака со свиньей, то свинья не будет делать то, что делал. Он гадил там, где ел, гадил на тех, чьим трудом живет и дышит … Почему бы этому внутреннему эмигранту не вкусить капиталистического воздуха, по которому он так скучал и о котором говорил в своем творчестве. «

Пастернак понимал, что у него нет другого выбора, кроме как отказаться от приза. Он написал Шведской академии: «В связи с тем, что награда, присужденная мне, была получена в обществе, к которому я принадлежу, я должен отказаться от нее.Не считайте мой добровольный отказ оскорблением «.

Также по совету юристов Всесоюзного агентства авторских прав 31 октября Пастернак написал письмо Хрущеву.

«Уважаемый Никита Сергеевич,

Обращаюсь лично к Вам, ЦК КПСС и Советскому правительству.

Из донесения тов. Семичастного я узнал, что правительство «не чинило бы никаких препятствий моему отъезду из СССР».

Для меня это невозможно.Я связан с Россией по рождению, по жизни, по работе.

Я не думаю о своей судьбе отдельно и вне ее. Какими бы ни были мои ошибки и заблуждения, я не мог представить, что окажусь в центре такой политической кампании, которую на Западе раздувают вокруг моего имени.

Осознав это, я сообщил Шведской академии о добровольном отказе от Нобелевской премии.

Оставить родину для меня равносильно смерти, и поэтому я прошу вас не предпринимать по отношению ко мне такой крайности.

Честно говоря, я кое-что сделал для советской литературы и могу еще быть ей полезен.

Б. Пастернак «.

Вскоре Пастернака вызвали в Кремль, он обрадовался — надеялся на личную встречу с Хрущевым. Но его ждал Поликарпов, который сказал, что писатель может остаться дома.

Спустя пару дней ТАСС было уполномочено заявить, что «со стороны государственных структур не будет никаких препятствий, если Б.Л. Пастернак выразит желание поехать за границу для получения присужденной ему премии… Если Б.Л. Пастернак захочет вообще покинуть Советский Союз, общественный строй и людей, на людей которых он оклеветал в своем антисоветском эссе «Доктор Живаго», официальные органы не будут ему препятствовать в этом. «

К истине «Письма Пастернака». В моей ситуации нет безнадежности. Мы будем жить дальше, активно веря в силу красоты, добра и истины. Советское правительство предлагало мне бесплатный выезд за границу, но я им не воспользовался, потому что мои занятия слишком связаны с моей родиной и не терпят пересадки.«

Это была временная передышка. Преследование Пастернака снова началось в марте 1959 года, после публикации на Западе его стихотворения «Нобелевская премия».

Я исчез, как зверь в загоне.

Где-то люди, воля, свет,

А за мной шум погони

Я не могу выйти на улицу.

Темный лес и берег пруда

Съели сваленное бревно.

Путь отовсюду отрезан.

Что бы ни случилось, это не имеет значения.

Что я натворил за подвох,

Я убийца и злодей?

Я заставил весь мир плакать

По красоте моей земли.

Но даже так, почти у гроба,

Верю, время придет —

Сила подлости и злости

Дух доброты победит.

Однажды, когда Пастернак шел один по Переделкино, подъехала машина, в которую его силой затолкали и доставили в прокуратуру.Генпрокурор Руденко лично допросил его. Писателя обвиняли по статье 64 — «Измена Родине». Два часа Пастернак был запуган возбуждением уголовного дела: если его произведение снова будет опубликовано на Западе, он будет арестован.

Отказ от Нобелевской премии, нападки правительства, критика со стороны других писателей — все эти волнения серьезно подорвали здоровье 69-летнего Пастернака. В апреле 1960 года он впервые почувствовал, что болен: из-за боли в левой лопатке он не мог писать сидя.30 мая он умер от рака легких.

Роман Пастернака «Доктор Живаго» лег в основу оскароносной голливудской экранизации. Но впервые на русском языке произведение было опубликовано только в 1989 году, через 29 лет после смерти автора. Затем медаль Нобелевского лауреата была вручена членам семьи Пастернаков.

Согласно правилам Нобелевского комитета, все материалы, связанные с присуждением премии, хранятся в секрете в течение 50 лет. В начале января 2009 года стал достоянием общественности архив за 1958 год, когда Борис Пастернак стал лауреатом Литературной премии.Шведские газеты уже воспользовались возможностью посетить архив, выяснив, кто еще был номинирован на премию 1958 года.

Решение о присуждении Нобелевской премии по литературе традиционно принимает специальный совет Шведской академии. Ежегодно она рассматривает десятки и даже сотни кандидатов, выдвинутых членами Академии, преподавателями литературы университетов, национальных союзов писателей, а также предыдущими лауреатами.

Правила присуждения Нобелевской премии предусматривают, что один и тот же кандидат может быть выдвинут в Шведскую академию неограниченное количество раз. Например, датский писатель Йоханнес Йенсен номинировался на премию 18 раз и в итоге выиграл ее в 1944 году. Итальянец Грация Деледда (премия 1926 года) входила в списки претендентов 12 раз, а француз Анатоль Франс (премия 1921 года) девять раз.

Из ранее открытых архивов известно, что Борис Пастернак считался одним из потенциальных кандидатов на Нобелевскую премию с 1946 года, то есть за 11 лет до миланской публикации романа «Доктор Живаго», запрещенного в Советском Союзе.Согласно официальной формулировке Шведской академии, Нобелевская премия была присуждена Пастернаку «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа».

Несмотря на это, Советский Союз считал, что Пастернак получил Нобелевскую премию исключительно за публикацию «антисоветского» романа. То, что, по неофициальной информации, Михаил Шолохов значился в списке претендентов на премию 1958 года, вызвало гнев Шведской академии литературных чиновников.Согласно уже опубликованным советским документам, именно в 1958 году СССР особенно пытался добиться Нобелевской премии для Шолохова.

В этом отношении решение Шведской академии, по мнению советских чиновников, выглядело как сознательное предпочтение писателя-антисоветчика перед советским. Дополнительным аргументом в пользу этой версии послужил тот факт, что до Пастернака среди русских писателей только эмигрант Иван Бунин удостоился Нобелевской премии.

История преследования Пастернака хорошо известна, и ее пересказ может занять не один десяток страниц.В наиболее сжатой форме это выглядит так. 23 октября писатель отправляет телеграмму в Нобелевский комитет: «Благодарен, рад, горд, смущен». Однако уже 29 октября под влиянием властей Пастернак был вынужден передать вторую телеграмму: «Ввиду важности, которую присуждаемая мне награда получила в обществе, к которому я принадлежу, я должен от нее отказаться. не считаю мой добровольный отказ оскорблением «.

До конца жизни Пастернак так и не получил награды.Это сделал сын поэта Евгений в 1989 году, когда Нобелевский комитет решил восстановить историческую справедливость.

Отказ от Нобелевской премии не спас Пастернака от нападок, лишивших его заработка и, как считается, усугубляющих его болезнь. Борис Пастернак умер в мае 1960 года.

Дискуссии о присуждении Пастернаку Нобелевской премии не прекратились после его смерти. На протяжении последних десятилетий то и дело выходили публикации, посвященные решению Шведской академии.Некоторые считают, что Швеция сознательно сделала недружественный жест по отношению к Советскому Союзу, вручив приз за «антисоветский роман». Другие утверждают, что ученые и представить себе не могли, что их решение вызовет такой большой скандал.

Кроме того, в последнее время активизировались дискуссии о том, как «лобби» американских спецслужб повлияло на присуждение Нобелевской премии Борису Пастернаку. В частности, возможность давления на Шведскую академию рассматривается в недавно изданной книге Ивана Толстого «Отмытый роман Пастернака:« Доктор Живаго »между КГБ и ЦРУ.«В начале января несколько газет также посвятили свои заметки этой теме, в частности, испанская ABC и итальянская La Stampa.

Сразу отметим, что вопрос о причастности или непричастности ЦРУ к награждению Нобелевскую премию Борису Пастернаку вряд ли можно найти в архивах Шведской академии. Однако важность новых материалов нельзя недооценивать

Конкуренты Пастернака

Шведская газета Sydsvenskan, которая первой ознакомилась с собой С материалами архива пишет, что среди основных конкурентов Пастернака было четверо: датчанка Карен Бликсен, француз Сант-Джон Персе, а также итальянцы Сальваторе Квазимодо и Альберто Моравиа.

Двое из этих писателей — Альберто Моравиа и Карен Бликсен — никогда не получат Нобелевской премии, что впоследствии станет одним из постоянных упреков в адрес Шведской академии. Действительно, Карен Бликсен — один из самых значительных и влиятельных скандинавских писателей, а Альберто Моравия, пожалуй, самый яркий представитель неореализма в итальянской литературе.

Сан-Жон Персе и Сальваторе Квазимодо повезло больше. Последний получил Нобелевскую премию сразу после Пастернака — в 1959 году («За лирическую поэзию, с классической яркостью выражающую трагический опыт нашего времени») и Персу («За возвышенность и образность, которые посредством поэзии отражают обстоятельства нашего времени ») — в 1960 году.

Среди претендентов на премию Сыдсвенскан имя Михаила Шолохова. По данным шведской газеты, его выдвинул писатель и член Шведской академии Гарри Мартинсон вместе с ПЕН-клубом. В свою очередь кандидатуру Пастернака в 1958 году выдвинул Альбер Камю, лауреат Нобелевской премии по литературе 1957 года.

Фигура Гарри Мартинсона в этом контексте выглядит крайне любопытной. Во-первых, именно он выдвинул кандидатуру Бориса Пастернака в 1957 году. Во-вторых, знакомство Мартинсона с советской литературой никоим образом нельзя назвать «кивающим» — «писателем из народа» с идеальной «рабочей» биографией (но пережил влияние. модернизма) Мартинсона пригласили еще в 1934 году в СССР на первый съезд Союза писателей.Мартинсону поездка в Москву совсем не понравилась — до такой степени, что в 1939 году он пошел добровольцем в финскую армию после начала советско-финской войны.

Еще один примечательный факт выдвижения Шолохова — причина того, что его кандидатура больше не рассматривалась Шведской академией. По словам Сыдсвенскана, академики решили, что в последнее время у Шолохова не было новых работ. В 1965 году, когда советский писатель получил Нобелевскую премию за роман «Тихий Дон», об этом решили не вспоминать.

Доктор Живаго и политика

Другая шведская газета, Svenska Dagbladet, основываясь на материалах Sydsvenskan, спрашивает, насколько решающей стала публикация «Доктора Живаго» для Пастернака, получившего Нобелевскую премию. По мнению журналистов издания, члены Шведской академии, сделавшие свой выбор в 1958 году, не осознали всей политической подоплеки такого шага.

Кроме того, не забывайте, что Пастернак был в числе претендентов на награду более 10 лет.В 1957 году его кандидатура была отклонена, согласно опубликованным материалам, не из-за недостаточной ценности его наследия (которое еще не включало доктора Живаго), а потому, что испанский поэт Хуан Рамон Хименес стал лауреатом в 1956 году … Члены Академии чувствовал, что две подряд награды за «сложные» тексты песен создадут тенденцию, которая может нанести ущерб репутации Нобелевской премии.

Тем не менее, выход «Доктора Живаго» на свободу в 1957 году нельзя недооценивать. Скорее всего, именно публикация романа стала решающей в борьбе с основными претендентами на награду.Бессменный секретарь Шведской академии Андерс Эстерлинг, впервые познакомившийся с романом на итальянском языке, отметил, что произведение стоит выше политики. Из-за этого Йестерлинг одобрил кандидатуру Пастернака, хотя «Доктор Живаго» не выступал в Советском Союзе.

Очевидно, беглый анализ архивных материалов шведскими журналистами необходимо продолжить. Скорее всего, дальнейшее изучение деталей присуждения Нобелевской премии Борису Пастернаку прольет свет на многие темные места не только в этой конкретной истории, но и в истории литературной жизни середины ХХ века в целом.

«Нобелевская премия» Борис Пастернак

Я исчез, как зверь в загоне.
Где-то люди, воля, свет,
А за мной шум погони
Я не могу выйти на улицу.

Темный лес и берег пруда
Они съели сваленное бревно.
Путь отовсюду отрезан.
Что бы ни случилось, это не имеет значения.

Что я сделал для подвоха?
Я убийца и злодей?
Я заставил весь мир плакать
Над красотой моей земли.

Но даже так, почти у гроба,
Я верю, что время придет —
Сила подлости и гнева
Дух добра победит.

Анализ стихотворения Пастернака «Нобелевская премия»

В 1958 году Борис Пастернак был удостоен Нобелевской премии за выдающийся вклад в развитие мировой литературы. Однако это знаменательное событие не принесло поэту ожидаемой радости, а тем более. Это никак не повлияло на его материальное благополучие.Дело в том, что известие о присуждении столь престижной награды в СССР было воспринято в штыки. В результате поэт был исключен из Союза писателей и больше не публиковался в советских изданиях. Некоторые литературные деятели настаивали даже на изгнании Пастернака из страны как шпионского и антисоветского лидера. Правительство страны не решилось вынести такого шаха, однако отныне против поэта начались самые настоящие гонения, его друзья и коллеги по писательской мастерской, ранее открыто восхищавшиеся творчеством Пастернака, отвернулись от него. его.

Именно в этот трудный период он написал стихотворение «Нобелевская премия», в котором признался, что «исчез, как зверь в загоне». Действительно, автор чувствовал себя в своеобразной ловушке и не видел выхода из нее, так как все пути отступления были перекрыты ярыми блюстителями государственных интересов. «А шум погони позади, мне некуда выйти», — с горечью замечает Борис Пастернак, недоумевая, почему он оказался в такой нелепой и довольно опасной ситуации.

Он пробовал разные варианты решения проблемы и даже отправил телеграмму в Швейцарию, в которой отказался от присужденной ему награды. Однако даже этот поступок не смягчил тех, кто начал настоящую травлю Пастернака из собственной зависти, мелочности и желания выслужиться перед властью. В список тех, кто публично обвинил поэта во всех смертных грехах, вошло довольно большое количество известных в мире искусства и литературы имен. Среди обвинителей были вчерашние друзья Пастернака, что особенно задело поэта.Он не ожидал, что его успех вызовет такой неадекватный отклик у тех, кого считал вполне порядочными и честными людьми … Поэтому поэт впал в отчаяние. Это подтверждают следующие строки его стихотворения: «Что бы ни случилось, неважно».

Тем не менее, Пастернак пытается понять, почему он попал в такую ​​опалу и позор. «Что я сделал для подвоха, я убийца и злодей?» — спрашивает автор. Свою вину он видит только в том, что ему удалось пробудить искренние и чистые чувства в сердцах многих людей, заставить их полюбоваться красотой своей родины, которую безмерно любил.Но этого было вполне достаточно, чтобы на автора обрушились потоки грязи и клеветы. Кто-то потребовал от пастернака публичного признания себя шпионом. Другие настаивали на аресте и заключении поэта, который за непонятные заслуги был признан одним из лучших зарубежных авторов. Были и те, кто обвинял Пастернака в конъюнктуре и попытках выслужиться перед врагами Советского Союза в обмен на престижную награду … Параллельно поэту периодически поступали предложения покинуть страну, на что он неизменно отвечал, что за для него это было равносильно смерти.В результате Пастернак оказался изолированным от всего общества и вскоре узнал, что у него рак легких. Именно поэтому в стихотворении появляется такой заключительный катрен: «Но все же почти у могилы, я верю, время придет — сила подлости и злобы одолеет дух добра».

Поэт понимал, что это стихотворение никогда не будет опубликовано в СССР, так как это прямое обвинение причастных к его преследованиям. Поэтому он тайно вывозил стихи за границу, где они были опубликованы в 1959 году.После этого пастернака обвинили в шпионаже и государственной измене. Однако суд над поэтом так и не состоялся, потому что в 1960 году он скончался на своей даче в Переделкино.

Я исчез, как зверь в загоне.
Где-то люди, воля, свет,
А за мной шум погони
Я не могу выйти на улицу.

Темный лес и берег пруда
Они съели сваленное бревно.
Путь отовсюду отрезан.
Что бы ни случилось, это не имеет значения.

Что я сделал для подвоха?
Я убийца и злодей?
Я заставил весь мир плакать
Над красотой моей земли.

Но даже так, почти у гроба,
Я верю, что время придет —
Сила подлости и гнева
Дух добра победит.

Анализ стихотворения Пастернака «Нобелевская премия»

Судьба одного из выдающихся поэтов Советского Союза Б. Пастернака сложилась крайне трагично. Он долгое время пользовался заслуженной славой и популярностью, имел большое количество друзей в литературном мире … Склонность поэта к символизму не осуждалась и воспринималась снисходительно.Лишь к концу Великой Отечественной войны рост популярности Пастернака на Западе вызвал определенные подозрения. Тогда же поэт начал серьезную работу над главным произведением своей жизни — романом «Доктор Живаго». Это длилось около десяти лет. Пастернак остался доволен результатом и разослал рукопись сразу в два советских издательства. В то же время он передает текст итальянскому корреспонденту. Это была очень деликатная ситуация. В СССР решение о публикации принималось крайне медленно, а на Западе уже начали появляться отдельные фрагменты романа.Это вызвало крупный скандал, который был усилен выдвижением Пастернака на Нобелевскую премию. Советское правительство расценило это как прямое предательство и заставило поэта отказаться от премии. Его отказ ничего не изменил. Пастернака исключили из Союза писателей, от него отвернулись многие друзья и знакомые.

Реакцией поэта стало стихотворение «Нобелевская премия» (1958), в котором отразились боль и отчаяние Пастернака. На этот раз он намеренно отправляет работу для публикации за границу.

Пастернак чувствует себя «зверем в загоне», после которого началось настоящее преследование. Его поразило, что вчерашние поклонники и почитатели его творчества мгновенно изменили свои взгляды под влиянием власти. Поэт понимает, что выхода из этой ситуации нет. Он искренне пытался заслужить прощение, публично отказавшись от награды. Но этот унизительный шаг результата не дал. Поэтому в отчаянии Пастернак говорит: «Что бы ни случилось, неважно».

Больше всего поэт возмущен обвинением в государственной измене и антисоветизме.Он не видит своей вины, так как не стремился критиковать коммунистический строй («что я сделал за подвох?»), Но старался дать максимально реалистичную картину в своем романе («весь мир заставил нас плакать» «). Парадокс в том, что преследование действительно было вызвано не самим романом, а положительной реакцией на него в западном обществе.

Пастернак был уже тяжело болен и предчувствовал неминуемую смерть. Издевательства усугубили его болезнь. Поэт считает, что он «почти у могилы» и скоро обрадует своих врагов, покинув этот мир.Присуждение Нобелевской премии и реакция на многое в СССР открыли ему глаза. Он знал «силу подлости и злобы» и верил только в грядущее неминуемое торжество «духа добра».

Коттеджей известных людей в Переделкино. Переделкино

Всего в нескольких километрах от МКАД, между станциями Переделкино и Мичуринец, находятся Подмосковные уютные писательские дачи. Переделкино — настоящий литературный заповедник.

Сюда можно добраться на машине по Минскому шоссе , либо электричкой с Киевского вокзала.

Это удивительное место — красивые уютные домики, высокие березы и сосны, атмосфера спокойствия и творчества. В 30-е гг. Правительство СССР по просьбе Максима Горького выделило землю под строительство писательского городка. Существует легенда, что Сталин, подписывая документы, пошутил: «Лучше бы не Переделкино, а Перепискино».

Все коттеджи построены по немецкому проекту: огромные окна, эркеры, просторные балконы и уютные веранды.

Такие дачи были мечтой любого советского человека, особенно в 30-е годы, когда вся Москва ютилась в коммуналках.

Но красивые немецкие проекты были плохо адаптированы к российским погодным условиям, новым хозяевам пришлось много переделывать, утеплять и дорабатывать. Все дачи находились в собственности Литературного фонда, они были закреплены за писателями пожизненно, а после смерти писателя жены и дети были вынуждены покинуть помещение.

Жителями первых дач Переделкино были Леонид Леонов, Исаак Бабель, Илья Эренбург, Лев Кассиль, Борис Пастернак, Илья Ильф, Евгений Петров, Корней Чуковский, Вениамин Каверин и другие.В Переделкино жили Валентин Катаев, Александр Фадеев, Константин Симонов, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина и другие советские классики.

Из этого неполного списка литературных имен очевидно, что Переделкино неразрывно связано со всей историей русской культуры 1930-1980-х годов. XX век

Теперь этот писательский городок с особой атмосферой заинтересует всех, кто любит поэзию, интересуется русской литературой советского периода и жизнью советской интеллигенции.Здесь можно не один день гулять по музеям, которые когда-то были домами великих писателей. Здесь и уютный дом Бориса Пастернака , и сказочный дом писателя Корнея Чуковского , и q музей Булата Окуджавы , и галерея Евгении Евтушеко и новый музей скульптора Зураба Церетели . И сейчас Переделкино живет яркой культурной жизнью, многочисленными поэтическими вечерами, концертами под открытым небом.

Дом-музей Бориса Пастернака

Музей в доме Бориса Пастернака создан в 1986 году.В доме были музыканты и писатели.

В доме — огромные окна, выходящие в сад, — пошутил Пастернак, назвав его «темной поляной».

В музее много картин, света, мало мебели — строгая простота и аскетизм во всем. В доме много места, ведь всегда было много гостей. Выдающиеся пианисты: Г. и С. Нейгаузы, С. Рихтер и М. Юдина играли на дорогом рояле фирмы Bechstein, который сейчас выставлен в музее.В разное время у Пастернака был сосед К. Чуковский, близкий друг Пастернака А. Ахматов, А. Ефрон, Б. Ливанов, А. Вознесенский, Е. Евтушенко.

Именно в этом доме Пастернак узнал, что 23 октября 1958 года ему была присуждена Нобелевская премия по литературе. В музее, кстати, есть фотография, запечатлевшая Пастернака и его друзей в тот самый день.

Дом-музей Корнея Чуковского

Настоящее имя любимого «детского» писателя — Николай Корнейчуков.Чуковский был исключен из пятого класса гимназии «за низкое происхождение», что не помешало ему в дальнейшем получить степень доктора литературы Оксфордского университета.

Корней Иванович всегда занимался самообразованием. В его доме на полках огромное количество книг, а на полки он ставит только те, которые читает.

Все привыкли считать Чуковского детским писателем. Но мало кто знает, что детские произведения Чуковского составляют всего один том (включая переводы сказок), остальные 14 томов его собрания сочинений — серьезная литература.Он изучал творчество Некрасова, Блока, Чехова, Достоевского.

А детские стихи Корнея Ивановича, которые знает каждый малыш, — это не просто развлечение для детей. У них есть языковая основа. «И подушка, как лягушка, от меня поскакала» — постоянно повторяющийся звук «к» заставляет тело как бы скакать, определенным образом работают легкие при произнесении вслух. Итак, стихи усваиваются на телесном уровне. Вы можете избежать посещения логопеда, если будете читать детям стихи Чуковского.

В послевоенные годы и до своей смерти в 1968 году Чуковский имел такой высокий авторитет, что мог позволить себе на несколько месяцев предоставить убежище опальному Солженицыну.

Интерьер дома, в котором Корней Чуковский жил с 1938 года, после его смерти, сохранила дочь писателя.

Фотографии, графика, живопись, собрание книг напоминают о связях Корнея Чуковского с крупнейшими представителями русской культуры первой четверти ХХ века.- Илья Репин, Александр Блок, Владимир Маяковский, Леонид Андреев.

Чего нет в этом доме: здесь и мантия доктора литературы Оксфорда, и изумительная люстра, и крокодил, которого проглотило солнце, подарки от детей и взрослых.

В гостиной — кувшин, который стал образцом для художника, создавшего первое издание «Мойдодыра», и телефон с черным циферблатом, по которому Чуковский «позвал слона». Знаменитое «чудо-дерево» можно увидеть в саду рядом с домом.Музей понравится не только взрослым, но и детям.

Чуковский очень любил детей, любил их слушать, замечать особенности детской речи. Он собирал детей со всего Переделкино — читал им свои произведения, играл с ними, вел беседы. На территории музея сохранилось место для костра, и традиционно осенью и весной здесь проходят «Костры», как это было во времена писателя.

Дом-музей Булата Окуджавы

Переделкинская жизнь Булата Окуджавы началась летом 1987 года, когда он получил в аренду небольшой летний домик от Союза писателей, поселился в окружении своих литературных «соплеменников»: Б.Ахмадулина, Э. Евтушенко, Ф. Искандер, В. Иванов и многие другие.

На потолке музея многочисленные колокола. Эта коллекция в доме Булата Окуджавы началась с колокола, подаренного Беллой Ахмадулиной.

Перед тем, как отправиться в Город писателей, лучше распечатать карту и отметить места, куда вы хотите пойти. Поездка в Переделкино — это настоящая экскурсия по литературным местам или даже квест по заповеднику. Одного дня не хватит, чтобы обойти все коттеджи и все интересные места.Ведь там еще музеев-галерей Евгения Евтушенко , дом-музей скульптора Зураба Церетели , со множеством скульптур под открытым небом.

Рядом с поселком находится резиденция Патриарха Русской Православной Церкви. Рядом с резиденцией патриарха отображается новый храм. Храм действительно сказочный, купола этого храма фарфоровые. На территории патриаршего двора можно отведать невероятно вкусные яблочные лепешки с корицей.

А в Ново-Переделкино находится дом-музей архитектора Шехтеля, бывшая дача издателя Левинсона. В 1901 году на Международной выставке в Глазго по проекту Шехтеля было построено пять павильонов. Здесь можно увидеть единственный деревянный дом, спроектированный Шехтелем. Сказочный домик с петушком никого не оставит равнодушным. Для экскурсии в дом Шехтеля необходимо предварительно записаться в «Наследие Москвы».

Только человек, побывавший здесь не раз и испытавший на себе все прелести загородной жизни, может узнать, что такое настоящая «русская дача».Для полного понимания необходимо провести пару недель вне городской суеты: утром полностью вдохнуть свежий воздух, насладиться ароматами цветущего сада, послушать пение птиц, ощутить простоту, спокойствие и размеренность жизнь, вдали от вечной спешки, шума и большого людского потока.

Как в нашей стране появились дачи?

Возникновение первых дач относят к началу XVIII века — эпохе Петра I.Первоначальное значение — «земля, подаренная князем», дарение (украинское). Первые дачи были подарены царем дворянам за заслуги перед государством. И это были не просто клочки земли с простыми постройками, а потрясающие усадьбы под Петергофом. До середины XIX века дачи оставались привилегией аристократии, уставшей от городской жизни и проводившей выходные летом, спасаясь от духоты и жары. Люди с меньшим доходом не могли купить дачу в частную собственность, поэтому арендовали ее на лето.В те времена выезд за город стал модным и престижным, такому отдыху отдавалось больше предпочтения, чем поездкам за границу. А когда в 1936 году были построены железные дороги, «летний бум» набрал обороты.

Стоит отметить, что жизнь в загородных домах не предполагала тяжелой работы в саду, только Постановление Совета Министров СССР «О коллективном и индивидуальном садоводстве и садоводстве рабочих и служащих» от 1949 г. дало начало коллективному и коллективному садоводству. домашнее садоводство.Правда, современные постройки дачных домов все больше напоминают красивые загородные усадьбы в 2-3 этажа. Вдумчивый ландшафт часто встречается с небольшими участками, отведенными для выращивания определенных фруктов и овощей.

Сегодня мы представим вам коттеджи, в которых жили и проводили летние дни известные русские писатели. В 1934 году правительство Москвы выделило землю в Переделкино под строительство писательского городка. Это красивое место было известно своим уникальным микроклиматом, который возник благодаря окружающим сосновым лесам.Здесь смогли жить, вдохновляться и творить популярные любимые русские писатели. Дома им были предоставлены в безвозмездное и бессрочное пользование. Некоторые коттеджи стали музеями, которые мы можем посетить и изучить особенности интерьеров и быта их бывших обитателей.

Переделкино — дачный поселок, не имеющий статуса поселения, расположенный на территории поселка Внуковское Новомосковского административного округа Москвы.

Расположен рядом с перронами Переделкино и Мичуринец Киевского направления Московской железной дороги.Историко-культурный заповедник с 1988 года.

Рассказ

История Переделкина восходит к 17 веку, когда здесь располагалась деревня Переделка , которая в разное время принадлежала Леонтьевым, Долгоруковым, Самариным. Имение Измалково принадлежало Самариным и до революции 1917 года. Сама усадьба сохранилась частично: до 2002 года здесь располагался детский санаторий. В настоящее время реконструкция усадьбы законсервирована.

С прокладкой железной дороги в 1899 году здесь на 18 км построена платформа (первоначальное название — 16 верста), а рядом с ней находится дачный поселок Переделкино.

Само название Переделкино появилось в XVII веке благодаря верфи на реке Сетунь — здесь ремонтировали или переделывали корабли. Постепенно Сетунь мелел, ко второй половине ХХ века стал настолько мелким, что местами его можно было проделать вброд, и трудно было поверить, что пару веков назад здесь плескались волны.

Место Переделкино было известно своим уникальным микроклиматом, возникшим в среде сосновых лесов. До революции здесь был открыт государственный туберкулезный диспансер (то есть бесплатный для больных, лечение которых обеспечивала имперская казна), который достался советской власти по наследству, но постепенно разрушился, так как не ремонтировался и не восстанавливался.Но рядом вырос санаторий для старых большевиков, который, правда, тоже постепенно разрушился.

Город писателей

В 1934 году по совету Максима Горького правительство выделило под усадьбу землю под строительство писательского городка в безвозмездное и бессрочное пользование. Все, что было связано с писательским городком, было возложено на Литературный фонд СССР. За несколько лет по немецким проектам построили 50 двухэтажных деревянных дач. Первыми обитателями дач Переделкино были Александр Серафимович, Леонид Леонов, Лев Каменев, Исаак Бабель, Илья Эренбург, Борис Пильняк, Всеволод Иванов, Лев Кассиль, Борис Пастернак, Константин Федин, Илья Ильф, Евгений Петров.

После Второй мировой войны деревня выросла. Здесь поселились Вениамин Каверин, Николай Заболоцкий (дачи не было, жил на съемной квартире). В Переделкино жили Валентин Катаев, Александр Фадеев, Константин Симонов, позже Виктор Боков, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина, Александр Межиров, Римма Казакова и другие советские классики. Из этого беглого и неполного списка имен писателей очевидно, что Переделкино связано со всей историей русскоязычной литературы 1930–1990-х годов ХХ века.

Переделкинские рассказы. 2011 год

В Переделкинском Доме писателей в разное время жили и работали профессиональные писатели: прозаики, поэты, критики, драматурги, переводчики. Среди них Владлен Бахнов, Наум Гребнев, Даниил Данин, Левон Мкртчян, Римма Казакова, В. Кардин, Инна Лиснянская, Александр Сеген, Арсений Тарковский. Осенью 1974 года, после тяжелых испытаний и страданий, здесь, в Доме творчества, поэт и кинодраматург Геннадий Шпаликов свел счеты с жизнью.

13 мая 1956 года на своей даче в Переделкино Александр Фадеев застрелился из револьвера. 5 мая 1995 года на своей даче в Переделкино он повесился, оставив предсмертную записку, поэт Борис Примеры: «Три дороги в России: Я выбираю смерть. Меня позвала Юлия Владимировна Друнина … Нежелание жить с подонками: Лужков и Ельцин … Опомнись, народ, свергай клику … этого не было и не будет в этом мире. «

Писатель Корней Иванович Чуковский собирал детей со всех дач Переделкино, не только Писательского городка, читал им свои произведения, играл с ними, беседовал.У многих из тех, кто там вырос, остались самые теплые воспоминания об этих встречах. Журналист Кира Васильева вспоминает то время и дачу К. Чуковского:

Здесь, на своем участке, Корней Иванович устроил знаменитые костры, на которые съехались тысячи детей из окрестных деревень, санаториев и пионерских лагерей, где выступали А. Райкин, Р. Зеленая, С. Образцов. Здесь, в доме Переделкиных, пришло известие об избрании Чуковского доктором литературы в Оксфордском университете, одном из старейших в Европе (до него такой награды от русских писателей были удостоены Василий Жуковский и Иван Тургенев).Здесь Солженицына, официально считавшегося дворником, ждала лучшая участь. Сюда летом 1941 года пришла записка от младшего сына Бориса, что он пошел добровольцем в московское ополчение, а осенью того же года — на похороны сына.

Музей был разрешен в начале 1970-х, а впоследствии его дочь Лидия Корнеевна была выселена из дома в суде, так как она выражала поддержку осужденным за антисоветскую деятельность. Лидия Корнеевна была знакома с Солженицыным, использовала дачу для встреч диссидентов с иностранцами, использовала музей для собственного жилья.9 января 1974 г. исключена из Союза писателей СССР.

Корней Иванович жил на даче не только летом, но и круглогодично. Уже будучи больным, он составил список соседних писателей, которых не пускают на свои похороны . Известно, что в список вошли многие известные номенклатурные имена советских классиков. Напротив усадьбы Измалково (бывший детский санаторий № 39) стоит необычный памятник Корнею Чуковскому. Он изображен молодым, без усов, сидящим на пне.Так запечатлел его скульптор И. Замедянский.

В 1988 году Московский облисполком присвоил поселку статус историко-культурного заповедника. Дачи Корнея Чуковского и Бориса Пастернака превратили в дома-музеи. А гораздо позже, в 1997 году, после смерти Булата Окуджавы, его дом также стал музеем.

Еще в конце 1980-х граница Москвы вплотную подошла к Переделкино — рядом строился новый микрорайон Ново-Переделкино.С середины 1990-х годов село стало активно перестраиваться, появилось много особняков состоятельных людей — поле между Домом-музеем Б. Пастернака и церковью превратилось в стройплощадку. За последние несколько лет [ указать ] Переделкино лишилось еще одной привлекательной стороны: лес, расположенный вплоть до Мичуринецкого ДСК, почти полностью съел короед [ источник не указан 876 дней ] . И теперь на месте красивого хвойного леса остались только засохшие многовековые ели и сосны.А самолеты, которые постоянно летают над территорией, загрязняют еще больше [ источник не указан 876 дней ] территория, которая перестала быть историко-культурной охраняемой природой.

достопримечательностей

Достопримечательности писательского села Переделкино:

  • Дом-музей Пастернака.
  • Дом-музей Чуковского.
  • Дом-музей Окуджавы.
  • Музей-галерея Е. Евтушенко.
  • Кладбище с могилами Бориса Пастернака, Корнея Чуковского, Роберта Рождественского, Арсения Тарковского и других.
  • Дом писателей «Переделкино».

В районе села Переделкино, в Ново-Переделкино (ЗАО г. Москва), находятся:

  • Резиденция Патриарха Московского и всея Руси.
  • Прямо на железнодорожной платформе Переделкино находится Преображенская церковь на Патриаршем подворье Переделкино — памятник архитектуры XVII века.
  • Святой источник с часовней, называемый «Святой колодец», в низине у платформы Переделкино описан в романе Валентина Катаева «Святой колодец».

Известные писатели, писатели

  • Борис Агапов
  • Чингиз Айтматов
  • Василий Аксёнов
  • Ираклий Андроников
  • Артём Анфиногенов
  • Алексей Арбузов
  • Белла Ахмадулина
  • Исаак Бабель
  • Андрей Битов
  • Виктор Боков
  • Лиля Брик
  • Аркадий Васильев
  • Андрей Вознесенский
  • Игорь Волгин
  • Воронов Николай
  • Владимир Ворошилов
  • Георгий Гачев
  • Ярослав Голованов
  • Евгений Евтушенко
  • Дмитрий Жуков
  • Николай Заболоцкий
  • Всеволод Иванов
  • Иванченко Александр Сергеевич
  • Илья Ильф
  • Фазиль Искандер
  • Бенджамин Каверин
  • Римма Казакова
  • Карпов Владимир Васильевич
  • Лео Кассил
  • Валентин Катаев
  • Вадим Кожевников
  • Корнейчук Александр Сергеевич
  • Борис Ласкин
  • Леонид Леонов
  • Георгий Марков
  • Можаев Борис
  • Павел Нилин
  • Булат Окуджава
  • Борис Пастернак
  • Константин Паустовский
  • Евгений Петров
  • Борис Пильняк
  • Юджин Рейн
  • Рыбаков Анатолий
  • Александр Серафимович
  • Константин Симонов
  • Константин Скворцов
  • Владимир Солоухин
  • Валентин Устинов
  • Александр Фадеев
  • Константин Федин
  • Корней Чуковский
  • Илья Эренбург

Известные жители села Переделкино

Алексий I, Патриарх Московский (ум.В 1970 г.) Патриарх Московский Алексий II (ум. В 2008 г.) жил и скончался в своей резиденции в Переделкино. Когда-то в Переделкино жил Лев Каменев. Один из коттеджей принадлежал кинорежиссеру Александру Довженко и его супруге, актрисе и режиссеру Юлии Солнцевой. Рядом с домом Булата Окуджавы находится летняя резиденция скульптора Зураба Церетели.

Многие яркие имена связаны с деревней Чобот и прилегающими к ней домами. Здесь жил актер Николай Павлович Охлопков, кардиолог, хирург, академик Валерий Иванович Шумаков.Здесь же находится дача киноактера Евгения Самойлова и его дочери, актрисы Татьяны Самойловой. Вторую половину того же двухквартирного дома, перестроенную и обособленную, позже приобрел певец, поэт и композитор, исполнитель собственных песен Юрий Антонов, где оборудовал студию. На даче родного дяди, частого жителя [ источник не указан 1638 дней ] художник Сергей Никоненко. Несколько лет назад участок приобрел Валентин Юдашкин.Также здесь находится дом журналиста Владимира Соловьева.

Про «Деревню Переделкино» напишите хотя бы отдельный отзыв. Потому что Горчев здесь: только вдовы писателей в роговых очках, которые в Переделкино могли носить только покойный Лев Кассиль и бандиты.

— «Книжное обозрение»

Переделкинское кладбище

Похоронен на кладбище в Переделкино (в алфавитном порядке)

  • Авдеенко Александр Остапович, писатель
  • Агаджанова Нина Фердинандовна (1889-1974), участница революционного движения, сценарист
  • Алексеев Михаил Николаевич, писатель
  • Алигер, Маргарита Иосифовна, поэт, переводчик
  • Асмус Валентин Фердинандович, философ
  • Бахнов Владлен Ефимович — сатирик, сценарист
  • Бахшуни Абрам, (1914-2002) — армянский поэт
  • Благой Дмитрий Дмитриевич — пушкинский литературовед, член-корреспондент АН СССР
  • Богатырев Константин Петрович — поэт-переводчик
  • Боков Виктор Федорович, поэт
  • Вирта Николай Евгеньевич, писатель
  • Воронов Николай Павлович, писатель
  • Владимов Георгий Николаевич, писатель
  • Геллер Ефим Петрович, гроссмейстер
  • Геркен-Баратынский Евгений Георгиевич (1886-1962), поэт, переводчик, правнук Э.А. Баратынский
  • Глушкова Татьяна Михайловна, поэт
  • Голенищев-Кутузов Илья Николаевич, поэт, филолог
  • Голосовкер Яков Эмануэлович, прозаик
  • Гольцман Ян Янович, поэт
  • Гребнев Наум Исаевич, поэт-переводчик
  • Давыдов Зиновий Самойлович, писатель
  • Давыдов Юрий Владимирович, писатель
  • Державин Владимир Васильевич, поэт, переводчик
  • Доризо Николай Константинович, поэт
  • Зак Авенир Григорьевич, драматург
  • Зверев Илья Юрьевич, писатель
  • Звягинцева Вера Клавдиевна, поэт
  • Зелинский Корнелиус Люцианович, (1896-1970), советский литературовед, литературный критик
  • Ивинская Ольга Всеволодовна, писательница, переводчик, подруга и муза Бориса Пастернака
  • Караганов Александр Васильевич, литературовед, кинокритик
  • Карпеко Владимир Кириллович, поэт
  • Карякин Юрий Федорович, литературовед, публицист, общественный деятель
  • Катюшева Марита Викторовна, советская волейболистка, заслуженный мастер спорта
  • Кобенков Анатолий Иванович (1948-2006), поэт
  • Кожевников Вадим Михайлович, писатель
  • Халикс Колчицкий (1922-1999) — актер
  • Комзин Иван Васильевич, инженер-гидротехник, генерал-майор, профессор, Герой Социалистического Труда
  • Костюковский Борис Александрович, (1914-1992) — писатель
  • Леонов Александр Андреевич, писатель, переводчик
  • Лещенко-Сухомлина Татьяна Ивановна, певица, писательница, переводчик
  • Липкин Семен Израилевич, поэт, переводчик
  • Лифшиц Владимир Александрович, поэт
  • Мартынов Алексей Петрович, военный летчик, Герой Советского Союза
  • Межиров Александр Петрович, поэт
  • Нариньяни, Семен Давыдович, сатирик
  • Пастернак Борис Леонидович, поэт, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе
  • Пастернак Евгений Борисович, литературовед, сын Б.Л. пастернак
  • Поженян Григорий Михайлович, поэт
  • Поляновский Макс Леонидович, (1901-1977) — писатель
  • Прилежаева Мария Павловна, писатель
  • Примеры, Борис Терентьевич, поэт
  • Рождественский Роберт Иванович, поэт
  • Соколов Кирилл Константинович, художник
  • Серебрякова Галина Иосифовна, писатель
  • Сидур, Вадим Абрамович, скульптор, поэт
  • Тарковский Арсений Александрович, поэт
  • Тельпугов Виктор Петрович, писатель
  • Тихомиров Александр Борисович, поэт
  • Тоом Леон Валентинович, поэт, переводчик
  • Чуковская Лидия Корнеевна, писатель
  • Чуковский Корней Иванович, писатель
  • Шток Исидор Владимирович, драматург
  • Щекочихин Юрий Петрович, журналист

Переделкино в литературе

  • 1949 — «Осень» («Отдал домой, чтобы уйти из дома… »), стихотворение Бориса Пастернака.
  • 1965 — Роман Валентина Катаева «Святой колодец».
  • 1973 — «Деревенский роман», стихотворение Беллы Ахмадулиной.

Писательская деревня в Переделкино

Еще одно приятное и, безусловно, достойное внимания место в Москве — писательский городок в Переделкино. Как известно, в советские годы здесь дачи раздавали многие писатели, в связи с чем традиционно проводилась такая творческая вечеринка. Можно сказать, что место буквально пропитано литературной атмосферой :)) Что ж, здесь просто приятно и приятно гулять.

Переделкино — формально уже не Москва. Точнее, Москва начинается здесь сразу за железной дорогой (спальные районы Новопеределкино, являющегося продолжением легендарного Солнцева и недавно присоединившегося к Рассказовке).

А вот и Московская область, Одинцовский район.

Здесь писателям дачи начали раздавать еще в 1934 году. В связи с этим название Переделкино прочно ассоциируется с такими именами, как Корней Чуковский, Константин Паустовский, Исаак Бабель, Борис Пастернак и другие.Есть много исторических изображений загородной застройки.

Дом писателей

Неподалеку на улице Погодина таким образом находился расписной ящик-трансформер.

Дом-музей К. Чуковского. Помню, в сказках о Бибигоне упоминалось это Переделкино. Так вот, куда прилетел этот карлик.

Надо как-то побывать во всех этих музеях.

На месте писательского городка есть целая схема села, в котором проживал писатель. Очень информативно.

Хотя теперь писательская деревня уже не торт. Уже сейчас много шикарных современных дач, окруженных высокими заборами …

Но юмор писателя здесь, тем не менее, сохраняется.

Пернатые жители пос.

Вдруг уехал на Киевскую железную дорогу. автомагистрали. Отличная панорама поездов!

Так здорово, что уже сделал привал. Именно здесь проезжал Многоярославец.

Пока я сидел, любуясь природой, неожиданно уехал синий УЗ-шный поезд «Москва — Хмельницкий».

Здесь будет располагаться традиционное неуместное нытьё совсем в этом посте про Украину, железнодорожное сообщение с ней, что настолько горько, что таких синих поездов стало мало, что они постепенно становятся редкостью в России.

Ну, если не согласны, не обращайте внимания — это просто очень красивая точка, с которой можно снимать поезда, и, на мой взгляд, она очень хорошо дополняет местность.

Значительная часть писечных домов находится рядом с Мичуринецкой площадкой.

Более того, если вы хотите увидеть деревню, лучше всего идти именно на этой платформе. От Переделкино до окраины села ехать минут 15. А потом выходишь — и сразу попадаешь в нее.

Больше всего в этой деревне выделяется то, что она расположена прямо посреди леса.

Поэтому здесь приятно гулять вне зависимости от отношения к литературе.

Судя по схеме, здесь жил какой-то Казанцев или Буртин.

Улица Довженко, с которой были сделаны предыдущие фотографии, на которой расположен музей Окуджавы, упирается в резиденцию главного архитектора эпохи Лужкова — Зураба Церетели.

Скульптору удалось здесь раскачаться.

Как всегда концептуально!

Поехали по улице Лермонтова.

Мы наткнемся на чье-то поместье. Ремейк, конечно, откровенный. Но не так уж и топорно.

Практически все сайты принадлежали некоторым создателям. В разное время здесь жили Чингиз Айтматов и Ильф с Петровым, Катаевым, Кассилем, Беллой Ахмадулиной, Константином Симоновым, Фазилем Искандером и другими. Впрочем, указателей почти нигде нет — узнать, что здесь когда-то жили какие-то известные люди, можно скачать только с официального сайта.

  • Новогодние туры По всему миру
  • Пожалуй, о подмосковном поселке Переделкино знают даже далекие от искусства люди. И это неудивительно, ведь многие из наших любимых литературных авторов 30-90-х годов ХХ века так или иначе были связаны с Переделкино.

    Переделкино окружено сосновым лесом и известно своим целебным климатом. При советской власти писатель Максим Горький выдвинул предложение о строительстве литературного городка. Правительство поддержало его инициативу и выделило для этого землю в имении Переделкино.В ближайшие годы здесь появилось 50 деревянных загородных домов.

    История Переделкино очень интересна. В 17 веке здесь было село Передельцы. Примерно тогда же появилось название Переделкино. На реке Сетунь была верфь, где ремонтировали и переделывали корабли. Отсюда и название местности. К середине 20 века Сетунь был настолько мелководным, что трудно было поверить, что по реке когда-то ходили корабли. До революции здесь располагался государственный туберкулезный диспансер.Место выбрано, конечно, не случайно. Переделкино окружено сосновыми лесами и известно своим целебным климатом. При советской власти писатель Максим Горький выдвинул предложение о строительстве литературного городка. Правительство поддержало его инициативу и выделило для этого землю в имении Переделкино. В ближайшие годы здесь появилось 50 деревянных загородных домов. Первыми арендаторами были Исаак Бабель, Лев Кассиль, Борис Пастернак, Илья Ильф, Евгений Петров. После войны в Переделкино переехали многие классики ХХ века — Николай Заболоцкий, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Валентин Катаев и другие.

    Переделкино. Музей Пастернака

    Конечно, не у всех писателей были дачи в Переделкино — многие жили в съемных домах или просто подолгу жили у друзей. Творческая интеллигенция, конечно, не могла заниматься исключительно работой и выращиванием сельскохозяйственных культур, поэтому в свободное время писатели устраивали вечера для жителей всех окрестных деревень. Так, например, Корней Чуковский любил собирать детей у так называемых костров, где ребята играли с писателем, разговаривали, слушали его произведения.

    Корней Чуковский жил в Переделкино круглый год. Недалеко от усадьбы Измалково находится памятник писателю работы скульптора Замедянского. Автор изобразил Чуковского в образе молодого человека, сидящего на пне.

    Карты Переделкино

    Переделкино сыграло большую роль в жизни русских писателей и поэтов. Здесь писалось много произведений, разыгрывались семейные драмы, рушились и творились судьбы известных людей. Именно в Переделкино погиб Пастернак, Фадеев застрелился, и он ожидал перемен к лучшему Солженицыну.

    С 1988 года поселок получил статус историко-культурного заповедника. Конечно, за время своего существования он очень изменился. Тем не менее, Переделкино настолько интересное место, что его нужно обязательно посетить. Тем более, что здесь есть на что посмотреть. Главные достопримечательности села — дома-музеи Пастернака, Чуковского, Окуджавы, музей-галерея Евтушенко, Дом писателей. Кроме того, вы можете увидеть кладбище, где похоронены многие известные писатели.Если вы хотите приехать сюда, лучше заранее уточнить, где именно находятся интересующие вас могилы. Недалеко отсюда, в Ново-Переделкино, находятся церковь Преображения на Патриаршем подворье, построенная в 17 веке, и резиденция патриарха Православной церкви. Патриарх Алексий II жил здесь долгое время. Многие местные жители вспоминают, что он любил гулять и болтать с обычными людьми.

    Валентин Катаев в повести «Святой колодец» описал святой источник с часовней, расположенный в Переделкино.

    Практическая информация

    Адрес: Московская область, Ленинский район, село Переделкино.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.