Дерево в архитектуре: ПРИМЕНЕНИЕ ДЕРЕВА В АРХИТЕКТУРЕ КАК СПОСОБ ГУМАНИЗАЦИИ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ

Содержание

ПРИМЕНЕНИЕ ДЕРЕВА В АРХИТЕКТУРЕ КАК СПОСОБ ГУМАНИЗАЦИИ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ

Орешко А.Н.

УДК 72

ББК 383

Для меня дерево не нейтральная субстанция,
для меня это живой материал, по своему
строению похожий на человеческие мышцы.

А. Аалто [1, с. 130]

Современный высокотехнологичный город является, пожалуй, наиболее ярким примером того, как сильно среда, созданная человеком, может отличаться от естественной. Очень часто эта среда враждебна человеку, недаром в тестах факт проживания в крупном городе уменьшает возможную продолжительность жизни на пять лет. Городская среда испытывает человека «на прочность»: ускоренный ритм жизни, шумы, загрязненный воздух, яркий свет и большой масштаб окружающих зданий формируют постоянный враждебный фон, ответственный за значительную часть стрессовых ситуаций. Расхожий эпитет «каменные джунгли» до сих пор является точной характеристикой большинства крупных городов, и к промышленным мегаполисам это относится в первую очередь.

В Уральском регионе при относительно суровом климате и агрессивных техногенных воздействиях проблема создания комфортной архитектурной среды стоит чрезвычайно остро. Одним из методов гуманизации искусственной среды является применение натуральных материалов, в особенности древесины, наиболее близкой человеку психологически. Суть гуманизации среды заключается в создании максимального комфорта и единении человека с природой, как на уровне квартиры, так и на уровне жилого двора, района или всего населенного пункта.

Дерево в истории городской архитектуры Урала

Дерево стало одним из первых материалов, использованных человеком в строительстве и изготовлении утвари и элементов интерьера. На протяжении веков человек жил рядом с деревом и использовал изделия из него. Неудивительно, что дерево как живое существо и предметы, изготовленные из него, обрело широкую гамму символических значений и ассоциаций.

Разумеется, в Екатеринбурге в XVIII – XIX веках никто специально не задумывался над психологическими качествами древесины, в эпоху массовой деревянной застройки символом достатка и престижа являлся каменный дом. Тем не менее, сохранилось небольшое число памятников деревянной архитектуры, преимущественно относящихся к концу XIX – началу XX века (усадьба Агафуровых, дом Филитц, дома Лебедева и др.). В городе расположено довольно много полукаменных зданий, таких, как дом врача Сяно.

Особую роль древесина стала играть в постройках стиля модерн в связи с его общим тяготением к природным формам, материалам и стремлением к синтезу искусств. Однако подлинное перерождение ожидало древесину в XX веке. Особые качества живого материала обеспечили дереву почетное место в концепции органической архитектуры.

Дерево как материал XX века в органической архитектуре

Наиболее показателен пример применения дерева как материала в финской органической архитектуре. Здесь нельзя не упомянуть творчество Алвара Аалто, для которого одной из важнейших целей являлась, по сути, именно гуманизация городской среды. Финляндия, страна, климатически близкая к Уральскому региону, на момент начала работы Аалто мало отличалась от России по уровню жизни. Тем не менее, там были достигнуты выдающиеся успехи в деле создания комфортной городской среды, гармонично объединяющей архитектурные объекты и природный ландшафт. Богатый опыт, накопленный финскими архитекторами за последние полвека, позволил стране стать одним из лидеров в области ландшафтной архитектуры и в сфере гармонизации отношений человека со средой.

Работы Аалто демонстрируют виртуозное владение деревом. Архитектор применяет дерево как основной конструктивный материал (перекрытие зала городского совета в Сяюнатсало и спортивного манежа в Отаниеми), как облицовочный материал, выявляя его богатые пластические, декоративные и акустические свойства, и, наконец, как средство сближения построек с лесным ландшафтом Финляндии. Он рассматривал дерево как живой материал, наиболее комфортный по своим параметрам для человека. Поэтому особое внимание архитектор уделял поиску новых решений, выявлявших пластические качества древесины. Деревянная мебель, изготовленная из гнутой фанеры и специально обработанных прутков («деревянные макароны»), оригинальные элементы и способы отделки, крупные неразрывно связанные с архитектурой декоративные панно – все это явилось новым шагом на пути превращения дерева в материал современной архитектуры и дизайна.

Использование дерева – один из важных инструментов выявления региональных черт в архитектуре. На Урале существует мощный пласт традиций народного зодчества, который архитекторы просто обязаны использовать для введения в концепцию здания региональных черт, создающих неповторимый облик объекта. Во времена, когда глобализованный мир начинает вновь возвращаться к национальным традициям, впору и нам быть бережливыми.

Дерево в настоящем и будущем

Не следует думать, что древесина, материал с такой долгой историей, ныне отжила свой век и не может конкурировать с новыми индустриальными материалами – железобетоном, металлом и полимерами. Совершенствование технологий обработки, изобретение клеёной и гнутоклееной древесины, пропитка огнезащитными и биозащитными составами вывели древесину на новый уровень, что раскрыло перед архитекторами недоступное ранее богатство современных конструктивных и эстетических решений.

В зданиях, выполненных из дерева в сочетании с другими материалами, декоративные качества материалов дополняют друг друга и создают композиционное единство.

По коэффициенту конструктивного качества дерево мало уступает стали, при наличии необходимых технологий и материальной базы его цена также не намного выше. Использование клееных конструкций сняло естественное ограничение древесины – длину ствола. Это позволило перекрывать деревянными конструкциями пролеты до 100 м — такие же, как стальными и железобетонными. Массивные деревянные конструкции достаточно огнестойки и превосходят незащищенные стальные.

Разумеется, два главных недостатка древесины – способность к гниению и горючесть – требуют специальной обработки материала антипиренами и антисептиками, после которой дерево все же должно оставаться экологически чистым, что создает дополнительные проблемы для технологов. Перспективным является нагревание хвойных строительных материалов до температур, при которых происходит спекание смол, содержащихся в древесине, что сводит к минимуму синтетические добавки.

Обработка позволяет также сохранить и выявить естественную неповторимую текстуру древесины.

С другой стороны, способность к горению и гниению является отражением вовлеченности дерева в мировой круговорот веществ и свидетельствует о легкости его утилизации. Ведь древесина – единственный полноценный и широко распространенный возобновляемый строительный материал, заготовка которого, при строгом соблюдении норм вырубки и лесовосстановления, наносит меньший экологический вред, нежели, например, выплавка стали или изготовление полимерных материалов. Использование дерева превосходно вписывается в известную ныне концепцию устойчивого развития городов.

Одно из главных преимуществ дерева на Урале – в том, что это местный материал, запасы которого еще очень значительны. К сожалению, в России недоразвитость сферы качественной обработки древесины вынуждает закупать готовую продукцию за рубежом, в частности, в Финляндии, зачастую эти изделия произведены из российского же сырья. Разумеется, это сказывается и на цене, и зачастую на качестве материалов из-за повреждений и нарушения условий транспортировки.

Разумеется, каждый материал имеет собственные границы применимости и свою наиболее подходящую область архитектуры. Для дерева эту область составляет все, что близко человеку по масштабу или призвано создавать его комфорт: интерьерное решение и фасадная отделка жилых и общественных зданий, визуально воспринимаемые конструкции, индивидуальная и малоэтажная застройка, малые архитектурные формы и элементы благоустройства, в особенности на жилых территориях и пешеходных улицах и многое другое. Однако в нашей стране огромный потенциал дерева в данной области используется явно недостаточно. Его областями применения в основном остаются отделка интерьеров, индивидуальные дома «в русском стиле» либо просто непрофессиональные и временные постройки.

При всех своих положительных качествах в России, стране с огромными лесными запасами и внушительным историческим опытом деревянного зодчества, древесина используется далеко не так широко, как достойна. Многие московские архитекторы, такие как А. Асадов, жалуются, что главным препятствием является пожарная экспертиза, которая не позволяет применять дерево в фасадной облицовке и очень предвзято относится к деревянным конструкциям капитальных зданий. Однако, правильно пропитав дерево, можно получить негорючий материал, который сохранит натуральную текстуру, но при этом будет удовлетворять пожарным требованиям.

Качественная обработка необходима и для древесных материалов, использующихся в фасадной отделке зданий, испытывающей воздействие агрессивной городской среды. Не следует забывать и о применении в архитектуре дерева как живого существа, являющегося одним из главных элементов создания благоустроенной, комфортной среды.

Отечественные и зарубежные аналоги

Несмотря на указанные проблемы, в последнее время древесина довольно активно возвращается в российскую городскую среду. Клееные деревянные конструкции повышают зрительный комфорт в зданиях общественного, и в особенности спортивного назначения. Примером могут являться конькобежный центр в Крылатском, аквапарки в Москве, Санкт – Петербурге и Абзаково в Башкортостане, а также целый комплекс деревянных построек для яхтспорта на Клязминском водохранилище. Примером использования дерева для компенсации негативного воздействия техногенной среды и противопоставления ей человека можно считать два пешеходных моста над МКАД, спроектированные в мастерской А. Асадова.

В городах Среднего Урала современных деревянных зданий практически нет.

Анализ иностранных периодических изданий и других источников показывает, что в скандинавских странах, близких к Уралу по климатическим условиям, древесина гораздо активнее использовалась и используется в конструкциях общественных зданий, фасадной отделке и внешнем благоустройстве. Наиболее часто встречающимися примерами использования дерева в наружном облике зданий в западной архитектуре являются панели, жалюзи, решетки и ограждения террас и лоджий, покрытия террас и пешеходных пространств. Существуют интереснейшие и красивейшие примеры совмещения деревянных конструкций с остеклением (здание Selberd Arkitektkontor AS), что позволяет воспринимать деревянную ажурную вязь из экстерьера, не подвергая ее воздействиям внешней среды. Деревянные конструкции в этом здании крепятся к основным металлическим колоннам и образуют второй слой фасада на относе от стены здания. Также есть примеры с деревянной скатной кровлей, эффектная обрешетка которой видна снаружи через прозрачное покрытие, что применимо на Урале при должном уклоне скатов. Широко распространены клееные деревянные конструкции, в том числе даже в навесах станций железной дороги и наземных линий метрополитена. Перспективной является концепция здания с открытыми во двор деревянными конструкциями и отделкой, в то время как фасад, обращенный к транспортной магистрали, имеет более долговечную облицовку. В Норвегии есть примеры деревянных покрытий набережных, элементов благоустройства из березовых жердей и других экологических материалов. Особый интерес представляет пешеходный мост Леонардо в норвежской провинции Akershus с пластичными клееными арками пролетом 45 м.

Концепция применения дерева в Екатеринбурге

Хотелось бы кратко охарактеризовать возможную концепцию введения дерева в архитектуру Екатеринбурга на примере собственного проекта реконструкции участка городской среды в центральном планировочном районе (рис. 1). Этот участок ограничен улицами Р. Люксембург, К. Маркса, М. Горького и набережной реки Исети. На данной территории соседствует историческая малоэтажная застройка и современная застройка повышенной этажности, существующий ландшафт отличается дробностью и низким уровнем благоустройства. На ул. Розы Люксембург есть несколько памятников деревянной архитектуры, контрастирующих с современными зданиями, расположенными с отступом от «красной линии» улицы и составляющими фон этим памятникам. Развивая эту идею при проектировании многофункционального жилого комплекса, целесообразно применять деревянную отделку в нижних этажах, отведенных для общественных учреждений и имеющих большую ширину корпуса. В таком случае обеспечивается визуальный комфорт для идущих по тротуару людей, воспринимающих вблизи подробности отделки фасадов одного-двух нижних этажей, в то время как основной объем здания немного отодвинут от красной линии вглубь квартала. Смещение жилых этажей относительно общественных образует вдоль улицы террасу, которой могут пользоваться жители квартир, соответственно, деревянные ограждения террасы и шумозащитные экраны включаются в сферу близкого контакта с человеком.

Дерево может быть широко применено на фасадах и в дворовом пространстве жилого комплекса в виде ограждений и покрытий пола на лоджиях, террасах и участках эксплуатируемой кровли, в виде отделки стен и как материал для разнообразных элементов благоустройства.

Также является глубоко оправданным использование дерева в западной части комплекса, выходящей на набережную реки. При включении этого участка в систему озеленения поймы Исети здесь важно создать наиболее комфортное сочетание общественной функциональной насыщенности и паркового ландшафта. На территории проектируется культурно-досуговый центр, в котором предлагается использовать клееные конструкции, деревянную отделку, покрытия летнего театра и различные элементы благоустройства с применением древесины.


Рис.1.

Вывод

При изучении материалов о применении древесины в российской и зарубежной архитектуре бросается в глаза недостаточное внимание, уделяемое в России дереву как современному материалу. При должном развитии культуры обработки и соответственном усовершенствовании нормативов древесина во многих областях применения становится гораздо эффективнее других материалов. Дерево оптимально для создания комфортной среды как в интерьере, так и в экстерьере здания. Разнообразие архитектурных форм, создаваемых на основе современных деревянных изделий, поистине бесконечно. Особенно важным становится включение дерева как элемента гуманизации техногенной среды современных городов. Изучение мирового опыта показывает, что использование в пространстве города и полное раскрытие преимуществ дерева как материала и качественного озеленения позволяет значительно повысить уровень комфорта жителей. В Екатеринбурге, где проблема недостатка комфортной среды чрезвычайно актуальна, эта идея имеет большие перспективы, хотя ее реализация на данном этапе связана со значительными трудностями.

Литература

  1. Гозак А.П. Алвар Аалто / А.П. Гозак. – М.: Стройиздат, 1976.

  2. Назарова Ю. Дерево в архитектуре Финляндии / Ю. Назарова. // Стройкомплекс Среднего Урала.– 2007.– № 4. – С. 36-39.

  3. Лисенко Л.М. Дерево в архитектуре / Л.М. Лисенко. – М.: Стройиздат, 1984 – 176 с.

  4. Физкультурно-оздоровительные комплексы Москвы с деревянными стропильными системами покрытий // Современные материалы, оборудование, технологии XXI века. – 2008. № 6. – С. 70-72.

  5. Беркович А. Деревянное зодчество старого Екатеринбурга [Электронный ресурс] / А. Беркович // сайт Екатеринбург + Свердловск. – Режим доступа:
    http://www.1723.ru/read/dai/dai-17.htm
  6. Иванов В. Гуманизация жилой среды – что это такое? [Электронный ресурс] / В. Иванов // портал Строительный мир. – Режим доступа:
    http://www.stroi.ru/newspaper/1999/30_1999/30_12.asp
  7. Митяшин И. Дерево и архитектурный Интернет [Электронный ресурс] / И. Митяшин // Архитектурный вестник, 2006.– № 5 (92). – Режим доступа:
    http://archvestnik.ru/ru/magazine/287
  8. Ты дерево, твое место в саду? Московские архитекторы о месте и роли древесины в современной архитектуре [Электронный ресурс] // Кулиса, 2001. – №10 (69). – 15 июня. – Режим доступа:
    http://curtain.ng.ru/arch/2000-12-08/6_wood.html

Орешко Александр Николаевич,
магистрант УралГАХА
Научный руководитель:
кандидат архитектуры,
профессор. Симиненко В. И.

Дерево в дизайне и архитектуре

Для меня дерево не нейтральная субстанция, для меня это живой материал, по своему строению похожий на человеческие мышцы. А. Аалто

Древесина — универсальный и, вместе с тем, уникальный материал, глубоко укоренившийся в истории, культуре и жизни людей во всем мире.

Цвет, текстура, прочность, гибкость и акустические свойства разных видов древесины интересовали архитекторов, дизайнеров, строителей и ремесленников на протяжении тысяч лет.

Даже сегодня никакой другой материал не сравнится с деревом в универсальности и естественной красоте. Современные дизайнеры и архитекторы по-прежнему выбирают древесину и, подвергая её различным видам обработки, создают всё новые интерпретации использования этого материала.

Человеческая сущность во многом осталась прежней: люди ищут умиротворения, простоты и минимализма, чтобы снять нервное напряжение, вызванное постоянными визуальными перегрузками внешнего мира. Тепло и уют материала, автором которого является сама природа, творит чудеса для создания чувства равновесия и спокойствия.

Помимо этого, современный человек ищет альтернативу, находящуюся в гармонии с экологией и устойчивым развитием. Дерево и здесь занимает лидирующую позицию.

Особой популярностью пользуется влияние скандинавских и японских традиций, которые отличаются функциональностью, красотой и лёгкостью.

В основе скандинавских строительных и дизайнерских традиций лежит именно использование древесины. Финский архитектор и дизайнер, «отец модернизма» в Северной Европе, Алвар Аалто (Alvar Aalto) открыл миру новый взгляд на древесину, которая в его понимании является «живым материалом». Дизайн Финского Павильона, представленного им на Всемирной выставке в Париже в 1937 году, объединил в себе современные и традиционные способы обработки дерева и по праву был признан одним из самых инновационных проектов выставки.

Эксперименты Аалто с применением гнутого дерева привели к появлению стульев из гнутой древесины (Paimio Chair, 1931) и вывели использование древесины в промышленном дизайне на новый уровень. Влияние Мастера Ааалто на формирование тенденций использования этого материала мы видим даже сегодня.  Они были частично переняты и другими модернистскими мастерами, включая Чарльза и Рэя Имз и Ээро Сааринена.

Применение древесины в японской архитектуре отличает строгий стиль, легкость материалов, а также тесная связь интерьеров с открытим пространством.  Минимальное количество мебели в японских домах компенсируется уникальными техниками её создания — соединение фрагментов без использования гвоздей, разнообразная обработка поверхностей и поиск нужного тона древесины. Из массивного неподатливого материала в руках мастеров дерево превращается в гибкие шлифованные пластины с бесчисленным количеством неповторимых «рисунков».

В сфере розничной торговли и гостеприимства дерево также играет не последнюю роль. Например, нестандартное оформление магазина австралийского косметического брэнда Aesop и магазина Hermes в Париже.

В последнее время для обустройства роскошных курортов зачастую также используется дерево. Деревянные каркасные структуры, мебель и интерьеры излучающие тепло и уют, придают отдыху дополнительный колорит.

Повсеместное применение древесины — отнюдь не дань моде; это — древний, благородный, живой материал, который мы имеем привилегию использовать.

Деревянные дома: современная архитектура на фото

Архитекторы придумали Фрею, которая любила растения, и построили для нее дом, изнутри заросший лесом. Если отбросить романтику, это резные фанерные щиты, составленные вместе и покрытые снаружи металлическими пластинами.

Marko Huttunen, Martin Weiss, Vincent Duault, Bent René Synnevåg, David Williams, Jeroen Musch, Adrià Goula

На другом берегу озера стоит хижина Робина, друга Фреи. Она тоже деревянная, но попроще и покрыта гонтом.

Marko Huttunen, Martin Weiss, Vincent Duault, Bent René Synnevåg, David Williams, Jeroen Musch, Adrià Goula

Вилла на воде, Амстердам

Закрывать решеткой из деревянных реек фасады (хоть стеклянные, хоть бетонные) сейчас очень модно. Этот проект Framework Architects и Studio Prototype интересен тем, что решетка не простая. Рейки составлены где тесно, где редко – получается орнамент, одновременно декоративный и функциональный.

Marko Huttunen, Martin Weiss, Vincent Duault, Bent René Synnevåg, David Williams, Jeroen Musch, Adrià Goula

Решетка разной плотности регулирует проникновение солнечного света в разные помещения и образует красивую светотень.

Marko Huttunen, Martin Weiss, Vincent Duault, Bent René Synnevåg, David Williams, Jeroen Musch, Adrià Goula

Складные ставни-гармошки тоже являются частью орнамента. Дом стоит на канале, и вода играет важную роль в дизайне. За счет отражения фасад удваивается, еще больше усложняя визуальный образ виллы.

Marko Huttunen, Martin Weiss, Vincent Duault, Bent René Synnevåg, David Williams, Jeroen Musch, Adrià Goula

Павильон Endesa, Барселона

Экспериментальный павильон, появившийся в барселонском порту Олимпик этим летом, должен показать, что дерево и современные технологии вполне совместимы. Архитектурное бюро IaaC совместно с испанской электроэнергетической компанией Endesa придумали максимально эффективное здание, руководствуясь принципом “форма следует за энергией”. Дом, как растение, стремится своими лепестками к солнцу.

Marko Huttunen, Martin Weiss, Vincent Duault, Bent René Synnevåg, David Williams, Jeroen Musch, Adrià Goula

Форма и наклон выступающих модулей рассчитаны так, чтобы солнечные батареи улавливали максимум солнечной энергии. Во внимание принято не только движение солнца в течение дня, но и смена сезонов, поэтому фасады асимметричны, одни похожи на закрытый бутон, другие – на распустившийся цветок. Не то чтобы это очень красиво. Но есть повод задуматься о потенциале деревянной архитектуры.

Marko Huttunen, Martin Weiss, Vincent Duault, Bent René Synnevåg, David Williams, Jeroen Musch, Adrià Goula

Текст: Юлия Пешкова

Фото: Marko Huttunen, Martin Weiss, Vincent Duault, Bent René Synnevåg, David Williams, Jeroen Musch, Adrià Goula

Дерево в современной архитектуре . Современная архитектура Японии. Традиции восприятия пространства

Дерево – традиционный строительный материал, с древности используемый в Японии. Культура деревянного строительства, восприятие и передача красоты необработанной древесины в художественных изделиях уходит своими корнями в древнюю историю японской культуры и, возможно, является одним из генов (инвариантов) этой культуры. Облик японской архитектуры традиционно был основан на эстетике красоты и мягкости древесины.

В современной архитектуре дерево не только не потеряло своей актуальности, но и стало настоящей находкой для выражения традиционной японской эстетики и одним из приемов передачи традиций культуры. Современные архитектурные сооружения из дерева получают возможность брать на себя разнообразные функции, прежде всего символические, или создают образ традиционной архитектуры, атмосферу которой необходимо максимально достоверно передать.

Именно к традиционным формам решил обратиться архитектор К. Кума при создании «Театра Но в лесу» (Noh Stage in the Forest, 1996 г., см. вкл.: илл.60–62). Лирическое название этого проекта вполне оправдано. Размещение театра в кедровом лесу, среди деревьев и камней, ставило своей целью воссоздать атмосферу древнего японского театрального искусства в своем первозданном, неповторимом виде. Представления театра Но на протяжении веков происходили на открытом воздухе, отсюда и традиция размещать над сценой крышу, сохранившаяся, уже в каноническом виде, до сегодняшнего дня (даже когда речь идет о сцене внутри современного театрального здания). Устройство и внешний вид деревянной сцены театра Но не меняется уже сотни лет. Следовал канонам и проект Кэнго Кума. Квадратная в плане сцена, согласно традиции, имеет площадь 5,5 м2. Крыша, размещенная над ней, в данном случае подтверждает и свое функциональное, практическое назначение, защищая актеров от непогоды. Крышу поддерживают четыре деревянных столба, размещенные по углам. Согласуясь с традицией, все элементы постройки возведены из неокрашенного дерева.

Сцена открыта с трех сторон, с четвертой размещена стена-задник с изображением раскидистой сосны. Эта стена в театре Но канонична и неизменна. Ее присутствие и художественное оформление не зависит от исполняемой пьесы. Вдоль стены-задника располагается площадка, предназначенная для размещения музыкантов и вспомогательного персонала. Крытая галерея напротив создана для зрителей.

Идея проекта К. Кума – объединить сцену театра Но с окружающим пространством – реализовалась в полной мере и показала свою перспективность. Эта идея работает, прежде всего, на достоверность передачи традиций культуры Японии. Воссоздание в дереве сцены театра Но, интегрирование ее в природное окружение, где смена времен года будет ощущаться «вживую», также позволяют прикоснуться к культурному наследию. По традиции, пьесы выбираются для постановки с учетом фактора сезонности. Гармоничность этого условия как нельзя лучше ощущается в «Театре Но в лесу» К. Кума.

Архитектор Кэнго Кума в своем творчестве использует, прежде всего, природные материалы, отдавая предпочтение именно дереву. По его мнению, возрождение японской архитектуры возможно только при осознании ее самобытности и возвращении к ее традициям. Отличительная особенность японской архитектуры, которой всегда следовал К. Кума, – чуткое отношение к окружению, включение постройки в диалог с ним. Одним из наиболее удачных примеров умения архитектора выстраивать диалог с окружением стало участие в масштабном проекте «Коммуна Великой стены», включающий в себя комплекс из одиннадцати вилл, расположенных вблизи Великой Китайской стены. На рубеже XX–XXI вв. в Китае начал разрабатываться один из самых масштабных экологических проектов в современном градостроительстве. По месту своего расположения он получил название «Коммуна Великой стены». Участок под строительство «Коммуны» был выбран на северо-западе от Пекина, вблизи Бадалингских ворот Великой Китайской стены. На площади 8000 м2 был запланирован комплекс из одиннадцати вилл, проекты которых разработали лучшие архитекторы Восточной Азии (С. Бан, К. Кума, Юнь Хо Чань и др.). Двенадцатая постройка комплекса – центр общины – спроектирована южнокорейским архитектором Сунь-Хо-Санем. Строительство было закончено в 2002 г., когда поселок превратился в великолепный музей современной архитектуры под открытым небом. Тогда же «Коммуна Великой стены» получила премию на Архитектурном Биеннале в Венеции.

К. Кума. Театр Но в лесу (1996 г.). План

К. Кума. Театр Но в лесу. Схема

Основная концепция создания архитектурного ансамбля вилл подразумевала максимальное сохранение окружающей природы и оригинальных географических особенностей участка, а также использование местных строительных материалов. Эта идея вторит идеологии возведения Великой Китайской стены. Вилла, построенная по проекту К. Кума, получила название «Великая бамбуковая стена» (см. вкл.: илл.63–71), ведь бамбук стал основным материалом, формирующим облик постройки, ее аскетичный интерьер и незабываемую атмосферу. Архитектор при разработке проекта в первую очередь обратил внимание на необходимость сохранения сложного ландшафта участка, отведенного ему под строительство. В этом, безусловно, проявилось уважение мастера к исторически сложившимся в Китае традициям создавать прекрасные сады и парки на территориях со сложными, казалось бы, неподходящими для строительства неровностями. Не вмешиваясь в оригинальную топографию участка, К. Кума решил максимально использовать возвышенности в качестве средства художественной выразительности архитектуры. Уклоны, перепады высоты и линия холма на горизонте – все включалось в сложную игру с архитектурой и зрителем. «Нам не хотелось врезаться в естественную линию горизонта, ее нужно было обязательно сохранить. Крыша небольшой виллы лишь добавила второй уровень природным линиям», – комментировал свой проект Кума на лекции в рамках международной выставки «Арх-Москва 2012».

Следуя общей для всего комплекса вилл идеологии, соответствующей созданию Великой Китайской стены, Кэнго Кума также переосмыслил ее по-своему: «Основной целью проекта было добиться схожего с Великой Китайской стеной восприятия. Великая Китайская стена никогда не была объектом, изолированным от окружающей среды. Она тянется почти бесконечно волнистой линией вдоль горной гряды и при этом не выглядит чужеродно на фоне природного ландшафта. В этом состояла и наша главная задача – использовать подход детерминированности архитектуры ландшафтом и природой. Однако в прошлом Великая Китайская стена служила для разделения культур. Наша же “Великая бамбуковая стена” не разъединяет, а объединяет»[54]. Вилла, спроектированная Кэнго Кумой, с ее четко выраженным горизонтальным профилем, своими линиями вторит Великой Китайской стене.

К. Кума. Вилла «Ведикая бамбуковая стена» (2002 г.). План первого и подвального этажей

При выборе архитектором строительного материала определяющими стали несколько факторов. Прежде всего, бамбук имеет огромное значение как для китайской, так и для японской культуры. История свидетельствует о том, что бамбук был привезен в Японию из Китая, и до сих пор он остается символом культурного обмена между двумя странами. Кроме того, бамбук – это священное растение, и, безусловно, К. Кума использовал его также и в качестве символического элемента. В буддизме бамбук символизирует силу и гибкость. Считается, что он способствует восстановлению баланса энергий инь и ян. Из бамбука изготавливали инструменты для каллиграфического письма, поэтому он был священным растением для буддийских и даосских ученых и художников, которые высоко ценили также и красоту этого растения. По представлениям китайцев, бамбук входит в число «четырех благородных» растений, являясь символом высоких физических и моральных качеств наряду с цветами сливы, орхидеи и хризантемы.

Выбранный материал также помог архитектору противопоставить мощи и масштабам Великой Китайской стены камерный размер и кажущуюся хрупкость построенной виллы. Великая Китайская стена стала символом разъединения Китая и всего остального мира. Выстроенная из твердого камня и кирпича, она воспринималась как неприступная твердыня. Контрастные символы были выбраны зодчим для создания «Великой бамбуковой стены». Тонкие стебли бамбука, расположенные вертикально на некотором расстоянии друг от друга, создают ощущение легкости конструкции, а способность бамбуковых стен пропускать ветер и солнечные лучи говорит об отсутствии преграды между природным окружением и интерьером. Тонкие стволы бамбука играют не только эстетическую, но и функциональную роль, не позволяя прямым солнечным лучам проникнуть в интерьер. В комнатах виллы царят пустота и мягкий рассеянный свет. Помещения дома, где нет ничего лишнего, обставлены с большим вкусом. В результате был создан микромир, располагающий к спокойствию, созерцанию и умиротворению.

Так как интерьер виллы полностью создан из бамбуковых стержней, остро встала проблема непрочности и недолговечности используемого материала. Она была решена архитектором просто и безапелляционно: каждый бамбуковый стебель был заполнен армированным бетоном. После постройки виллы «Великая бамбуковая стена», этот проект К. Кума был использован заказчиком еще несколько раз для возведения на выделенной территории «Коммуны». Так поступили с каждым созданным проектом всех приглашенных архитекторов. Домам с одним названием решено было давать номера, которые увеличивались по мере удаления объекта от главного входа в «Коммуну». В результате появилось восемь вилл с названием «Великая бамбуковая стена».

В каждой вилле пространство выстроено схожим образом: одну половину дома занимают кухня, столовая и гостиная. Их интерьер оформлен в духе минимализма, но в то же время наделен всеми условиями для комфортного проживания. В другой половине расположены гостевые комнаты-спальни, в интерьере которых нет ничего лишнего, из-за этого комнаты выглядят гораздо просторнее, чем они есть на самом деле. Две половины дома связывает между собой веранда. Это самое притягательное пространство для гостей виллы и визитная карточка всего сооружения в целом. Несмотря на то, что веранду часто называют «чайной комнатой», она создана значительно более просторной, чем это положено по канонам, устанавливающим ее неизменный размер в 4,5 татами, т. е. 8 м2. Площадь веранды на вилле К. Кума даже несколько превышает 10 м2.

Веранда располагается на квадратной в плане площадке. Ее пол и потолок полностью выложены стволами бамбука, а легкие, почти бестелесные стены представлены скорее полунамеком. В центре пустой веранды поставлен небольшой стеклянный стол, вокруг которого разложены японские плоские подушки для сидения (дзабутоны). Как и в традиционном японском доме, веранда «Великой бамбуковой стены» предназначена для отдыха, общения за чашкой чая и любования красотами окружающей природы с ее сезонными изменениями.

Веранда приподнята над землей, согласно традиции строительства японского дома. Вокруг нее устроен «сухой сад», воспринимаемый уже как один из символов Японии. Такие сады создаются для медитации, размышлений, отстранения от мирской суеты. Поверхность такого сада из мелкой гальки иногда символизирует океан, а необработанные камни на ней – острова. Сухие сады, предназначенные для созерцания, помогают собрать все чувства воедино, сосредоточиться, видеть красоту в обыденном, разглядеть изящество в простом. Небольшое пространство веранды, называемое «чайной комнатой», так же как и ее классический прототип, дарит чувство уединения. Наблюдая величественные горные хребты, которые, кажется, продолжаются бесконечно, и находясь среди природы, прекрасной в любое время года, человек получает возможность заглянуть в себя и открыть путь к самопознанию.

Использование дерева в дизайне интерьера – не редкость. Было бы неверно говорить об исключительно японских традициях этого приема. Во многих странах можно найти достаточно примеров ярких, интересных интерьеров, созданных в дереве и подчеркивающих колорит, фактуру и другие художественные свойства этого природного материала. Говоря о приемах передачи традиций с использованием дерева в интерьере, нельзя не коснуться самого яркого по дизайну и сложного по точности проделанных расчетов проекта – кофейни Starbucks (арх. К. Кума), – который был воплощен в жизнь в 2011 г. (см. вкл.: илл.72–76) Перед началом творческой работы Кэнго Кума глубоко изучил историю и культурное значение выбранного для строительства участка. Символом древней Фукуоки считается вечнозеленое камфорное дерево, свидетельствующее о мудром сочетании истории и современности в развитии города. Вековые камфорные деревья и в наши дни встречаются в синтоистских святилищах и парках города, являясь его украшением. Кроме того, рядом с площадкой для нового кафе находится одна из знаковых достопримечательностей Японии – синтоистское святилище Дадзайфу Тэммангу, основание которого относится еще к X в. Любимым растением правого министра Сугавара-но Митидзанэ (845–903 гг.), ученого, поэта и просветителя, умершего здесь в ссылке и канонизированного после смерти как божество Тэндзин-сама, покровителя науки и поэзии, был цветок японской сливы, поэтому на территории святилища высажено около 6 тыс. сливовых деревьев.

Кроме того, вплотную к строительному участку прилегал сад, в котором были высажены камфорные деревья и сливы, имеющие высокое значение для города. Сад решено было сохранить и организовать там террасу для отдыха посетителей. Главную улицу, ведущую к синтоистской святыне, занимают традиционные для Японии постройки в один или два этажа. Подобное соседство и привело к созданию проекта одноэтажного здания, а необходимость вписаться в плотно застроенную улицу города объясняет чрезвычайно простую форму кафе – вытянутого параллелепипеда.

Предельный лаконизм архитектурного решения кофейни Starbucks компенсируется за счет создания неожиданного и интригующего интерьера, раскрывающегося на главную улицу. Отделка помещения, став воплощением японского минимализма, притягивает внимание прохожих, завлекает внутрь, в пространство, созданное полетом творческой мысли великого зодчего. Главная «изюминка» проекта и основа дизайна его интерьера – многомерная структура из деревянных брусков. Они размещены на потолке и правой стене кофейни, придавая пространству глубину и сложность. Каждый брусок имеет длину от 1,3 до 4 м и 6 см в квадратном сечении.

Способ сочленения деревянных деталей стал главной сложностью проработки проекта. Геометрия линий должна была создать ощущение текучести пространства, но в то же время четко указывать на направление его развертывания. От соединения четырех элементов вместе, в одной точке, решено было отказаться в пользу выстраивания чистых диагоналей. Для этого необходимо было изменить точку опоры. Разделив четыре бруска на две пары, удалось избежать концентрации линий в одной точке и создать более сложный образ пространства. Таким образом, базовые элементы были соединены попарно, каждая пара, в свою очередь, соприкасается с соседней группой из двух деталей. Так в интерьере кофейни сложился оригинальный и причудливый рисунок. На сооружение впечатляющей конструкции ушло около 2000 брусков. Если бы их выложили в одну линию, ее протяженность составила бы более 4 км.

По словам самого архитектора, подобный способ соединения был изобретен методом проб и ошибок. Сложность расчетов заключалась в том, чтобы добиться абсолютно точного прилегания деревянных блоков друг к другу, поэтому прорези вычислялись с помощью компьютера. Путем незначительного смещения точки опоры удалось найти идеальное соотношение визуальных пропорций. В этом проекте ярко проявляется следование древним принципам японского деревянного строительства – при плотном прилегании деталей друг к другу оставлены небольшие зазоры с расчетом на возможные деформации.

В основу концепции Кэнго Кума, созданной для проекта кофейни всемирно известной сети Starbucks, легло месторасположение постройки. Это позволило трактовать ее пространство как переход от шумной улицы к зеленому оазису сада. Не менее важной целью проекта было создание произведения, которое бы гармонировало со сложным и исторически ценным окружением. Деревянные балки, формирующие интерьер кофейни, своими концами слегка выступают на улицу, напоминая ветви деревьев и перекликаясь с вековыми кронами камфорных лесов святилища Дадзайфу Тэммангу. Использование при строительстве кофейни хорошо обработанного, но неокрашенного дерева полностью соответствует эстетике синто и воплощает в себе гармоничное соединение древних традиций и современных технологий.

Современные архитекторы Японии повышенное внимание уделяют новым музеям, стараясь осмыслить их новую роль и расширить функции. В префектуре Хёго начиная с 1950 г. проводился фестиваль, посвященный памяти уничтоженных во время Второй мировой войны лесов. На этом месте решено было создать Музей леса. Новый музей должен был стать архитектурной эмблемой префектуры, символически создавая ее образ, раскрывая ее историю и культуру. За разработку концепции музея взялся Тадао Андо. С присущей ему элегантностью Андо воплотил в жизнь все чаяния заказчиков, вписав постройку в природное окружение так, что они стали единым целым, но при этом в проект не было привнесено и доли сентиментальности.

Здание Музея леса в префектуре Хёго (1993–1994 гг., см. вкл.: илл.77, 78) с точки зрения геометрии выстроено довольно просто – на вершине холма установлен усеченный конус диаметром 46 м. Изнутри четко пополам его делит пешеходный мост, ведущий посетителей в лес, к дому для гостей. Мост является еще и прекрасной смотровой площадкой. Все здание музея выстроено из дерева в сочетании со стальным каркасом и железобетоном. Внутреннее пространство музея организовано очень интересно. Наклонный пол вовлекает посетителей в движение вниз по спиралеобразной дорожке, которая вторит внутреннему пространству холла. Единственный элемент, апеллирующий к образу леса, – 16-метровые колонны из кедра. Тема контакта с природой возникает опосредованно, благодаря культовой атмосфере внутри здания, которая формируется за счет концептуальной для архитектора монументальности.

Выстроенное Андо пространство музея как будто совсем не предназначено для экспонатов. По крайней мере, оно в них не нуждается. Архитектор создавал не выставочные залы, а скорее пространство для размышлений. Музей леса благодаря своей архитектуре стал самодостаточным объектом. Посетители стремятся в него из-за желания быть вовлеченными в это пространство, которое захватывает и завораживает, влияет на мысли и чувства и никого не оставляет равнодушным.

Жилой дом «Кадзэ-но-Коя» в Канагаве (см. вкл.: илл.79–81), построенный по проекту архитектора Т. Охарадзава, в 2007 г. получил премию в престижном конкурсе, оценивающем передовой опыт в жилищном строительстве. При вынесении решения жюри учитывался ряд факторов: качество представляемого проекта и то, насколько комфортную среду обитания может создать данная постройка. Жилой дом «Кадзэ-но-Коя», спроектированный как односемейный, был признан по этим критериям образцовым. Проект в полной мере реализовал такую важную составляющую жизни японцев, как гармония с природным окружением. Со всех сторон плотно окруженный деревьями, дом органично вписан в сложный холмистый рельеф. Сторона постройки, которая обращена к лесу, полностью покрыта растительностью, ничем не выдавая своего неприродного происхождения. Небольшой деревянный дом создает для жителей чрезвычайно уютный и просторный микромир: все комнаты имеют минимум мебели, только самое необходимое. Интерьеры также решены преимущественно в дереве. Обращает на себя внимание мебель авторской работы: например, в гостиной обеденный гарнитур (стол и стулья) из-за сильных утолщений, создающих эффект «сплющивания», выглядит совершенно сказочным. Дом имеет веранду, которую, несмотря на крошечные размеры, можно назвать галереей.

Интересно и бережно традиционная форма, так же как и исторически воспитанное отношение к пространству в культуре Японии, была воплощена в маленьком жилом доме «Энгава» (архитекторы Т. Тэдзука и Ю. Тэдзука, см. вкл.: илл.82). Свое имя дом получил по названию галереи, традиционно опоясывающей жилую постройку. Ее предназначение состоит в том, «чтобы выразить связь между природой и архитектурой и объединить вместе различные архитектурные группы»[55]. Именно с помощью такой галереи архитектура Японии связывается с природой, она открывает сооружение природе, и в то же время, благодаря энгава, природа включается в архитектурную постройку. Другими словами, зона галереи в традиционной архитектуре представляла собой промежуток между внешним и внутренним пространством. Такая промежуточная зона между интерьером и внешним природным окружением являлась многоцелевым пространством, где можно отдохнуть, созерцая японский сад, или принять посетителей за чашкой чая.

Дом «Энгава» является ярким воплощением этой традиции. Сооружение прямоугольной формы полностью раскрывается на сад за счет складывающейся двери. Верхняя часть стены сделана полностью глухой, а нижняя представляет из себя дверь, которая при высоте 2 м собирается по всей длине «в гармошку». Этот прием позволяет постройке в холодное время года сохранять тепло, что вместе с предусмотренным подогревом пола создает комфортную температуру внутри помещения. В то же время при хорошей погоде раскрытость постройки, позволяющая любоваться садом, как нельзя лучше передает традиционные основы культуры Японии.

Стремление максимально использовать естественное освещение нашло свое выражение и в большом количестве окон, предусмотренных в доме. Вся верхняя часть сооружения со стороны улицы имеет сплошное остекление. Использован тот же принцип, что и у складной двери. Стекла раздвижные, при необходимости их можно также сложить «в гармошку», оставив пространство полностью открытым. Идея создания такого сооружения родилась у архитекторов, мужа и жены, из-за расположенного рядом дома их родителей. Желание иметь свое жилье, но не оставлять пожилых родителей нашло выражение в лаконичном проекте дома, который разместился на участке 17,5 ? 4,5 м. Дом «Энгава» отделен от родительского жилища садом. Важнейший вопрос, учитывая расположение дома, относился к предельной высоте, которую могла достигнуть постройка. Предельная высота была рассчитана, исходя из того, что новая постройка не должна блокировать поступление естественного света в родительский дом. При расстоянии между двумя сооружениями 4 м, предельная высота дома «Энгава» составила 3,5 м.

Дом «Энгава» относится к тому типу жилых домов, который отличается своей способностью к изменению. Это качество жилых построек очень востребовано японскими семьями, что привело к значительному росту таких домов за последние годы в Японии – домов, способных меняться. Общее пространство дома делится на отдельные комнаты с помощью деревянных перегородок, которые по своей высоте на 1/3 не доходят до потолка, сохраняя ощущение единого пространства. Постоянным создано только пространство ванной комнаты и спальни супругов. Остальные же комнаты сохраняют способность к бесконечному числу изменений.

Рассматриваемые выше постройки – преимущественно небольшие по своим размерам. Исключений из этой картины современного деревянного строительства не найти. Объясняется такая ситуация чрезвычайно жесткими требованиями противопожарной безопасности, действующими в стране. Чем меньше габариты возводимого здания, тем больше шансов не войти в противоречие с этими требованиями. При таких ограничениях говорить о градостроительном подходе в деревянном строительстве почти невозможно.

Современный городской пейзаж (особенно крупных городов Японии) также много потерял от уже почти полного отсутствия деревянных построек. На восполнение этой потери был направлен проект Mokuzai kaikan (арх. компания Nikken Sekkei, см. вкл.: илл.83–88), который своим появлением должен был олицетворять гармонию, изначально существовавшую между зданием и окружающей средой, и вернуть городскому пространству традиционные эстетические ценности.

Здание Mokuzai kaikan (букв. перевод – «деревянный дом собраний») построено в Токио 2009 г. Заказчик постройки и ее владелец – крупная корпорация по переработке древесины. Этот район, Кото-ку, с давних времен известен своими лесопилками, складами древесины, а также многочисленными предприятиями, изготавливающими различные изделия из дерева.

На возведение и отделку здания Mokuzai kaikan ушло более 1000 кубометров японской древесины 20 различных пород дерева. Первые шесть этажей здания еще имеют металлические конструкции, а седьмой этаж полностью деревянный, включая все конструктивные элементы. Причем такие длинные деревянные балки, которые применялись на седьмом этаже, не использовались даже в металлических конструкциях этого сооружения. Впечатляет фасад здания, который похож на затейливую геометрическую головоломку. Ритм рисунку фасада придают лестничные марши, различных размеров балконы. В целом в здании очень сложная игра пространства. Все элементы пространства способны существовать изолированно или объединяться друг с другом. При дроблении больших залов можно добиться почти любых конфигурации. В маленьких аудиториях предусмотрена возможность объединения друг с другом с помощью раздвижных дверей. Соответственно, и траектории движения различны, подчас даже запутанны.

На всех этажах размещены балконы, являющиеся важнейшим функциональным и художественным элементом всей постройки. Балконы на каждом этаже объединены друг с другом, но в то же время это совершенно самостоятельные пространственные образования. Только на верхнем, седьмом этаже балкон единый, без дробления на мелкие части. Он заключает в себе поистине масштабное пространство. С него открывается прекрасный вид на Токио, а хозяева здания рассказывают, что часто приходят сюда любоваться закатом. Предназначение, как и внешний вид этого балкона, вызывает прямые аналогии с энгава (галереей) традиционного японского дома. Выйти на этот балкон, так же как и на энгава, можно, раздвинув деревянные рамы дверей (раньше – обклеенные бумагой, а сейчас – со вставленными стеклами).

На первом этаже предусмотрена комната в японском стиле. Ее интерьер традиционно наполнен пустотой. Из предметов мебели в ней можно увидеть только стол, расположенный в центре. Он был сделан на заказ из дерева, которому 350 лет. Получить разрешение на использование такого старого дерева в Японии практически невозможно. Красноречивый пример: исключение на использование качественной древесины старого леса делается для святилища Исэ. Каждые 20 лет для его перестройки привозится очень старая древесина, специально выращиваемая для такого случая. Уникальность ситуации заключается в том, что наравне со святилищем Исэ и здание Mokuzai kaikan получило такое разрешение.

В полном соответствии с традициями культуры в здании устроена и чайная комната. Ее пол устилают татами, по традиции присутствует и токонома – ниша, предназначенная для размещения цветов, свитка или картины. В итоге получилось здание-знак. Знак высокого качества архитектурного проекта. Знак перспективности дерева как строительного материала и элемента дизайна. Знак необходимости возрождать традиционную атмосферу японского города путем создания архитектуры, гармонично сосуществующей с окружающим пространством.

О том, насколько актуальным и перспективным считают японцы дерево в современном строительстве, свидетельствует еще и тот факт, что на Всемирных выставках, где каждая страна демонстрирует свой вариант совмещения новейших достижений в области архитектуры и строительства с традициями своей культуры, Япония представляет деревянные постройки. Следует отметить, что во всех представленных постройках, независимо от функционального предназначения сооружений и конечной цели их возведения, прежде всего предъявляется и подчеркивается их связь с традициями культуры Японии, но в других формах, без подражания традиционной архитектуре Японии. Современные японские архитекторы использовали разные приемы, главным образом, элементы традиционной организации пространства, которые прочитываются яснее и ярче в современных деревянных сооружениях.

Лауреаты конкурса «Дерево в архитектуре 2020»

 

 

Смотр-конкурс, организованный Союзом архитекторов России и Союзом московских архитекторов при поддержке АО «Экспоцентр», проходил в рамках Салона «Деревянное домостроение» Российской строительной недели «RosBuild 2020». Официальный Партнер конкурса — Ассоциация Деревянного Домостроения, Партнер конкурса — компания HONKA.

 

Работа жюри конкурса «Дерево в архитектуре 2020» прошло в режиме онлайн. Реализованные объекты и проекты оценивались в 6 основных номинациях: жилой дом, общественное сооружение, объект реконструкции и реставрации, малый объект, интерьер, малые формы и объекты средового дизайна. В отдельной категории рассматривались студенческие работы. Председатель жюри Николай Белоусов отметил единодушие членов жюри в определении победителей конкурса.

 

Конкурс проводился во второй раз, и было принято решение сделать его ежегодным.

 

В состав жюри конкурса вошли: Андрей Асадов (руководитель, генеральный директор «Архитектурного Бюро ASADOV»), Наташа Барбье (журналист, главный редактор журнала «Мезонин», телеведущая), Николай Белоусов (руководитель Архитектурной мастерской Н.В. Белоусова), Mikki Ristola (партнер Aarti Ollila Ristola Arkkitehdit Oy, Финляндия), Семен Гоглев (директор по стратегическому развитию Ассоциации Деревянного Домостроения, Управляющий партнер компании «Норвекс НЛК»), Николай Лызлов (руководитель «Архитектурной мастерской Лызлова», вице-президент Союза архитекторов России), Артем Укропов (сооснователь архитектурного бюро Megabudka) и Иван Колманок (соучредитель архитектурного бюро AI-architects) — победитель первого конкурса «Дерево в архитектуре».

 

 

ГРАН-ПРИ — Национальная премия за лучший реализованный проект с применением дерева

Усадьба Клаугис

Латвия, Мадонский край

Проектная организация: Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

Авторский коллектив: Т. Кузембаев, К. Мошкович, А. Первенцев, О. Кузембаев, С. Шошин, Д. Сафиуллин, А. Савельев, А. Черткова, А. Кудимов

 

 

ГРАН-ПРИ — Национальная премия. Усадьба Клаугис. Латвия, Мадонский край. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

 

 

ГРАН-ПРИ — Национальная премия. Усадьба Клаугис. Латвия, Мадонский край. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

 

 

ГРАН-ПРИ — Национальная премия. Усадьба Клаугис. Латвия, Мадонский край. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

 

 

ГРАН-ПРИ — Национальная премия. Усадьба Клаугис. Латвия, Мадонский край. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

 

 

ГРАН-ПРИ — Национальная премия. Усадьба Клаугис. Латвия, Мадонский край. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

 

 

ГРАН-ПРИ — Национальная премия. Усадьба Клаугис. Латвия, Мадонский край. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

 

 

ГРАН-ПРИ — Национальная премия. Усадьба Клаугис. Латвия, Мадонский край. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ

Номинация «Жилой дом»

СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ

Усадьба в Антоновке

Московская область

Проектная организация: Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Усадьба в Антоновке, Московская область. Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Усадьба в Антоновке, Московская область. Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Усадьба в Антоновке, Московская область. Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Усадьба в Антоновке, Московская область. Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Усадьба в Антоновке, Московская область. Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Усадьба в Антоновке, Московская область. Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Усадьба в Антоновке, Московская область. Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Усадьба в Антоновке, Московская область. Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ

Номинация «Общественное сооружение»

ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ

Многофункциональный спортивно-оздоровительный кластер «Теннисный центр»

Москва, ул. Майский просек, 7, стр. 7, вл. 7, 1а

Проектная организация: ООО «Мераком»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный спортивно-оздоровительный кластер «Теннисный центр». Москва, ул. Майский просек, 7, стр. 7, вл. 7, 1а. ООО «Мераком»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный спортивно-оздоровительный кластер «Теннисный центр». Москва, ул. Майский просек, 7, стр. 7, вл. 7, 1а. ООО «Мераком»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный спортивно-оздоровительный кластер «Теннисный центр». Москва, ул. Майский просек, 7, стр. 7, вл. 7, 1а. ООО «Мераком»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный спортивно-оздоровительный кластер «Теннисный центр». Москва, ул. Майский просек, 7, стр. 7, вл. 7, 1а. ООО «Мераком»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный спортивно-оздоровительный кластер «Теннисный центр». Москва, ул. Майский просек, 7, стр. 7, вл. 7, 1а. ООО «Мераком»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный спортивно-оздоровительный кластер «Теннисный центр». Москва, ул. Майский просек, 7, стр. 7, вл. 7, 1а. ООО «Мераком»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ

Номинация «Общественное сооружение»

СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ 

Многофункциональный павильон при футбольных полях 

Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича

Проектная организация: Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный павильон при футбольных полях. Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича. Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный павильон при футбольных полях. Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича. Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный павильон при футбольных полях. Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича. Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный павильон при футбольных полях. Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича. Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный павильон при футбольных полях. Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича. Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный павильон при футбольных полях. Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича. Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный павильон при футбольных полях. Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича. Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Общественное сооружение». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Многофункциональный павильон при футбольных полях. Московская область, Одинцовский район, парк им. Малевича. Holz House (ООО Хольц Хаус)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ

Номинация «Малый объект»

СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ

Офис продаж ЖК «Гринада»

Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9

Проектная организация: Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малый объект». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. Офис продаж ЖК «Гринада». Москва, ул. Феодосийская, 1, стр. 9. Архитектурное бюро Studio-TA (ООО «Студио-ТА»)

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ

Номинация «Малые формы, объекты средового дизайна»

ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ

Выставочное пространство «Ротонда» в городском парке 

Калуга, ул. Марата 

Проектная организация: Центр компетенций по вопросам окружающей среды «ТОЛК»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малые формы, объекты средового дизайна». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Выставочное пространство «Ротонда» в городском парке. Калуга, ул. Марата. Центр компетенций по вопросам окружающей среды «ТОЛК»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малые формы, объекты средового дизайна». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Выставочное пространство «Ротонда» в городском парке. Калуга, ул. Марата. Центр компетенций по вопросам окружающей среды «ТОЛК»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малые формы, объекты средового дизайна». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Выставочное пространство «Ротонда» в городском парке. Калуга, ул. Марата. Центр компетенций по вопросам окружающей среды «ТОЛК»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малые формы, объекты средового дизайна». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Выставочное пространство «Ротонда» в городском парке. Калуга, ул. Марата. Центр компетенций по вопросам окружающей среды «ТОЛК»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малые формы, объекты средового дизайна». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Выставочное пространство «Ротонда» в городском парке. Калуга, ул. Марата. Центр компетенций по вопросам окружающей среды «ТОЛК»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малые формы, объекты средового дизайна». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Выставочное пространство «Ротонда» в городском парке. Калуга, ул. Марата. Центр компетенций по вопросам окружающей среды «ТОЛК»

 

 

Раздел ПОСТРОЙКИ. Номинация «Малые формы, объекты средового дизайна». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Выставочное пространство «Ротонда» в городском парке. Калуга, ул. Марата. Центр компетенций по вопросам окружающей среды «ТОЛК»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ

Номинация «Жилой дом»

СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ 

«Дом на замену». Жилой дом

Ярославская область, Некоузский район, деревня Ступино

Проектная организация: Архитектурное бюро «План-Б»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. «Дом на замену». Жилой дом. Ярославская область, Некоузский район, деревня Ступино. Архитектурное бюро «План-Б»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. «Дом на замену». Жилой дом. Ярославская область, Некоузский район, деревня Ступино. Архитектурное бюро «План-Б»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. «Дом на замену». Жилой дом. Ярославская область, Некоузский район, деревня Ступино. Архитектурное бюро «План-Б»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. «Дом на замену». Жилой дом. Ярославская область, Некоузский район, деревня Ступино. Архитектурное бюро «План-Б»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. «Дом на замену». Жилой дом. Ярославская область, Некоузский район, деревня Ступино. Архитектурное бюро «План-Б»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. «Дом на замену». Жилой дом. Ярославская область, Некоузский район, деревня Ступино. Архитектурное бюро «План-Б»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». СЕРЕБРЯНЫЙ ДИПЛОМ. «Дом на замену». Жилой дом. Ярославская область, Некоузский район, деревня Ступино. Архитектурное бюро «План-Б»

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ

Номинация «Жилой дом»

БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ

Концепт «Многоквартирный дом» 

Латвия, Лиепая

Проектная организация: 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинация «Жилой дом». БРОНЗОВЫЙ ДИПЛОМ. Концепт «Многоквартирный дом». Латвия, Лиепая. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ

Номинации «Общественное сооружение»

ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ

Детский сад «ZIRNĪŠI» 

Латвия, Рига

Проектная организация: 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Номинации «Общественное сооружение». ЗОЛОТОЙ ДИПЛОМ. Детский сад «ZIRNĪŠI». Латвия, Рига. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ

Специальная номинация «Лучший студенческий проект»

ДИПЛОМ I СТЕПЕНИ 

Обзорная башня

Ярославская область, Углич, Успенская площадь

Студент — Е. Сауткин, научный руководитель — О. Мамлеев

Московский архитектурный институт (государственная академия)

 

 

Раздел ПРОЕКТЫ. Специальная номинация «Лучший студенческий проект». ДИПЛОМ I СТЕПЕНИ. Обзорная башня. Ярославская область, Углич, Успенская площадь. Студент — Е. Сауткин, научный руководитель — О. Мамлеев. МАрхИ

 

 

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДИПЛОМ

Реставрация усадебного дома (сер. XIX — нач. XX века)

Вологодский район, деревня Дудинское

Студент магистратуры — Ф. Павлов, научный руководитель — профессор И. Белоярская

Вологодский государственный университет

 

 

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДИПЛОМ. Реставрация усадебного дома (сер. XIX — нач. XX века). Вологодский район, деревня Дудинское. Студент магистратуры — Ф. Павлов, научный руководитель — профессор И. Белоярская. ВоГУ

 

 

ДИПЛОМ

Экспериментальный жилой квартал в городе Сестрорецке

Санкт-Петербург, Сестрорецк, намывные территории берега Финского залива

Студент магистратуры — Т. Пашкевич, руководитель — Т. Пашкевич 

Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет

 

 

ДИПЛОМ. Экспериментальный жилой квартал в городе Сестрорецке. Санкт-Петербург, Сестрорецк, намывные территории берега Финского залива. Студент магистратуры — Т. Пашкевич, руководитель — Т. Пашкевич. СПбГАСУ

 

 

ДИПЛОМ

Мост в Кратово

Студент — Н. Аветисян, руководитель — О. Гоголкина

Московский архитектурный институт (государственная академия)

 

 

ДИПЛОМ. Мост в Кратово. Студент — Н. Аветисян, руководитель — О. Гоголкина. МАрхИ

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ

Скамейка-качалка в Эко-парке «Ясно поле» 

Тульская область, Ясногорский район

Проектная организация: творческое объединение «Агрархи»

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Скамейка-качалка в Эко-парке «Ясно поле». Тульская область, Ясногорский район. Творческое объединение «Агрархи»

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Скамейка-качалка в Эко-парке «Ясно поле». Тульская область, Ясногорский район. Творческое объединение «Агрархи»

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Скамейка-качалка в Эко-парке «Ясно поле». Тульская область, Ясногорский район. Творческое объединение «Агрархи»

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Скамейка-качалка в Эко-парке «Ясно поле». Тульская область, Ясногорский район. Творческое объединение «Агрархи»

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ

Формирование общественного пространства набережной реки Вытегры на основе создания айдентики территориальной системы элементов средового дизайна 

Вологодская область, Вытегра

Проектная организация: ООО «Северо-Западное инженерное предприятие» (ООО «СЗИП»)

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Формирование общественного пространства набережной реки Вытегры на основе создания айдентики территориальной системы элементов средового дизайна. Вологодская область, Вытегра. ООО «Северо-Западное инженерное предприятие» (ООО «СЗИП»)

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Формирование общественного пространства набережной реки Вытегры на основе создания айдентики территориальной системы элементов средового дизайна. Вологодская область, Вытегра. ООО «Северо-Западное инженерное предприятие» (ООО «СЗИП»)

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Формирование общественного пространства набережной реки Вытегры на основе создания айдентики территориальной системы элементов средового дизайна. Вологодская область, Вытегра. ООО «Северо-Западное инженерное предприятие» (ООО «СЗИП»)

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Формирование общественного пространства набережной реки Вытегры на основе создания айдентики территориальной системы элементов средового дизайна. Вологодская область, Вытегра. ООО «Северо-Западное инженерное предприятие» (ООО «СЗИП»)

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Формирование общественного пространства набережной реки Вытегры на основе создания айдентики территориальной системы элементов средового дизайна. Вологодская область, Вытегра. ООО «Северо-Западное инженерное предприятие» (ООО «СЗИП»)

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ

Дом для одной семьи «RIETUMKRASTI» 

Латвия, Ницас предместье

Проектная организация: 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Дом для одной семьи «RIETUMKRASTI». Латвия, Ницас предместье. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Дом для одной семьи «RIETUMKRASTI». Латвия, Ницас предместье. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Дом для одной семьи «RIETUMKRASTI». Латвия, Ницас предместье. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Дом для одной семьи «RIETUMKRASTI». Латвия, Ницас предместье. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Дом для одной семьи «RIETUMKRASTI». Латвия, Ницас предместье. 8 А.М., SLOWDESIGN

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ

Мини-гостиница «Алтай»

Проектная организация: Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Мини-гостиница «Алтай». Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Мини-гостиница «Алтай». Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Мини-гостиница «Алтай». Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Мини-гостиница «Алтай». Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Мини-гостиница «Алтай». Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

ДИПЛОМ СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ РОССИИ. Мини-гостиница «Алтай». Архитектурное бюро Романа Леонидова

 

 

ДИПЛОМОМ АССОЦИАЦИИ ДЕРЕВЯННОГО ДОМОСТРОЕНИЯ за лучшую студенческую работу награждается студент Московского архитектурного института Евгений Сауткин (научный руководитель О. Мамлеев) за проект «Обзорная башня в Угличе».

 

Экспозиция конкурсных проектов будет представлена в марте 2021 года на Салоне «Деревянное домостроение» Российской строительной недели «RosBuild 2021» в ЦВК «Экспоцентр».

 

Время и место проведения церемонии награждения лауреатов будут опубликованы на сайте www.woodinarch.ru.

 

 

Север. Дерево в архитектуре | Проект Балтия

Деревянная архитектура во всем мире сегодня переживает период возрождения. Это происходит в силу введения технологических инноваций, благодаря которым традиционно пожароопасный материал становится огнеустойчивым, а значит применимым для жилой и офисной застройки в городах. Другие причины актуализации дерева – его экологичность и гуманность. Архитекторы Северных стран оказались в авангарде деревянного строительства наших дней не случайно: финны, норвежцы, шведы и датчане в 20 веке, в отличие от коллег из центральноевропейских школ, предпочитавших бетон, металл и стекло, продолжали применять дерево в своих проектах, сочетая традиции с технологическими инновациями. В работах сегодняшних архитекторов Северных стран мы находим ту же формулу, но видим и новые дизайнерские тенденции. Проанализировать эти тенденции в ходе семинара попытается в своем докладе Владимир Фролов, главный редактор петербургского журнала «Проект Балтия».

Традиция деревянной архитектуры жива не только у коллег из Северных стран, но находит воплощение в работах отечественных авторов. Петрозаводск, благодаря близости к древнему ансамблю Кижей, по праву является одним из центров деревянного зодчества не только в России, но и во всей Европе. О сохранении наследия, будущем местной школы архитектуры и влиянии на нее современных технологий и работ коллег из Северных стран речь пойдет в докладах архитекторов из Петрозаводска: Владислава Куспака, Евгения Таева, Елены Ициксон и других.

В рамках круглого стола состоится открытие выставки «Лесная страна Швеция». Деревянная архитектура становится новой шведской статьей экспорта. Выставка демонстрирует быстрое развитие инновационной современной архитектуры и повествует о различных аспектах строительных работ с деревом. Примеры свидетельствуют о достижениях Швеции в деревянном строительстве в широком диапазоне: от экзотической дикой природы экологических информационных центров «Naturum» в Лапландии до архитектуры детского сада в пригороде Стокгольма.

Место проведения: Информационный центр музея-заповедника «Кижи» в Петрозаводске, пл. Кирова, д. 10А.

Время проведения: 09.45 – 12:30.

Программа круглого стола 

Регистрация участников: [email protected]

Выставка продлится до 20 мая 2017 года

Мероприятие пройдет в рамках фестиваля «Недели Северных стран в Петрозаводске» и подготовки 29-го выпуска журнала «Проект Балтия» — «Дерево».

Лучшая архитектура из дерева в России

«АРХИWOOD» – ежегодная премия. Впервые ее вручение состоялось в 2010 году. В жюри традиционно входят известные российские и зарубежные эксперты в сфере архитектуры, дизайна и строительства. Следует отметить, что «АРХИWOOD» – единственная премия в сфере деревянной архитектуры в Европе с открытым общественным голосованием.

В прошлом году у премии даже вышел каталог – 130 лучших объектов c 2009 года. В общей сложности в 2018 году наградили 18 работ, включая проекты в номинациях промышленного дизайна и реставрации.

Архитектурный портал archspeech.com подготовил обзор 11 наиболее интересных работ: от частных домов до «каркаса будущего».

Скелет прошлого (каркас будущего)

Авторы – архитекторы Алексей Ушаков, Мария Полищук, Ярослав Разумовский, Алексей Колесов и Мария Яковлева. Объект был создан в поселке Суханово в рамках практикума по деревянной архитектуре «Древолюция-2017». Деревянный обелиск установили в единственной точке, откуда виден и портик главного дома усадьбы, и пруд. Раньше их соединяла широкая аллея, но она потерялась в заросшем лесу. Эту связь и восстанавливает объект, который как призрак высится символом былого величия русской усадьбы среди запущенного парка.

Летний дом для архитектора

Авторы – Галина Будникова, Григорий Кужелев, Алексей Моржаков. Планировочные решения выполнены по принципу «ничего лишнего». Здание имеет четкое функциональное зонирование: гостиная, кухня, спальня, сауна с мойкой. Все помещения размешены в два уровня и защищены односкатной крышей. Важнейшая составляющая проекта – обособленное размещение дома, ориентированного главной композиционной осью на уникальный ландшафт.

ТАФ-кондоминиум

Мастерская ТАФ: Александр Ермолаев, Константин Шулика, Александр Ермолаев-мл., Иван Ермолаев. Это жилой дом-мастерская. Творческая деятельность жителей заложена в устройство дома, а внутренняя планировка акцентирует связность основных пространств жизни. Это совместная работа над проектами, с материалами в мастерской, театральная активность в общем пространстве. При этом в доме много возможностей для уединения: компактные комнаты, ниши, пунктирные стены, невысокие ограждения антресоли, связывающие верх и низ.

Дом KINO

Авторы – Сергей Колчин, Антон Архипов, Надежда Торшина. Деревянный дом построен на крутом лесном склоне. Из окон открываются фантастические виды. Композиция дома построена на диалоге двух объемов: крупного черного угловатого и небольшого плавного, обшитого деревянной рейкой. Из-за особенностей склона внутреннее пространство дома устроено на нескольких полууровнях и воспринимается единым. Над детскими спальнями устроена эксплуатируемая кровля, связанная со всеми уровнями внешними винтовыми лестницами. Такое решение позволило минимизировать изменение существующего ландшафта.

Дом с люстрой

Архитектурное бюро «Хвоя». Спроектирован специально для фестиваля «АРХСТОЯНИЕ-2017», темой которого стал вопрос «Как жить?». Это жилой модуль для двух человек. Дом квадратный, без окон, выполнен из дерева. Единственный световой проем расположен в потолке помещения. Он соединяет глухой объем дома и прозрачный объем фонаря верхнего света. Всем прохожим видно, что внутри уютно, но при этом жизнь обитателей полностью скрыта от глаз посторонних.

Волжский аист

Авторы Лидия Леонова, Рената Насыбуллина, Илья Некрасов, Валерия Руднева, Петр Сластенин. Представляет собой пространственную конструкцию из восьми деревянных рам, связанных между собой горизонтальными балками. К одной из балок закреплены качели-гамаки, напоминающие собой узелки, в которые по поверью аисты приносят детей. Три ключевых аспекта взаимодействия с объектом: созерцание вечного движения реки, осязание ветра, тактильные ощущения нахождения в метафорической «утробе», рождающее чувство защищенности, позволяют человеку достичь ощущения абсолютного спокойствия.

Видовая площадка с навесом и амфитеатром

Авторы Алексей Мякота и Лидия Грибакина. Расположена на набережной Дивногорска. Авторы стремились создать форму, адекватную контексту места, но при этом возникающие образы не должны были быть однозначно восприняты. Разные ракурсы восприятия объекта вызывают то образ взлетающего сокола, парящего над Енисеем, то крыльев бабочки, то листа растения, то образ цветка, а формы как бы резонируют с фоном скальных образований.

Красногвардейские пруды

Авторы – Дмитрий Ликин и Олег Шапиро, ведущий архитектор Дарья Мельник. Созданию концепции предшествовало социологическое исследование, подготовленное бюро КБ23. Оно позволило правильно распределить функции и формат досуга, основываясь на пожеланиях жителей прилегающих домов, так как, прежде всего, территория воспринимается камерным «дворовым пространством». Сохраняя существующую структуру парка и корректно дополняя ее новой инфраструктурой и рекреационными форматами, удалось подчеркнуть индивидуальность зоны отдыха и добиться повышения средового и архитектурного качества, а также комфорта и безопасности отдыха.

Тульский агрохаб

Авторы – архитектуроное бюро «8 линий»: Антон Кочуркин, Максимилиан Мосешвили, при участии Александра Златкина, Елены Баловневой, Александры Переваловой. Авторы отразили идею сельской кооперации, где каждый фермер, прежде всего, индивидуален, но вместе с тем – со всеми вместе, потому что кооперативный способ хозяйствования помогает каждому найти своего потребителя, ответить конъюнктуре рынка. В конструкции рынка это выражено деревянными ларьками, традиционно символизирующими индивидуальную торговлю, но соединенными в одно целое.

Офис продаж ЖК «Гринада»

Авторы – AHOLZ & STUDIO-TA. Здание спроектировано и построено с максимальным применением клееных деревянных конструкций. Четырехметровые свесы кровли защищают пространство огромного атриума от солнца, а оригинальный способ монтажа стеклопакетов с горизонтальной раскладкой позволяет придать зданию еще больше изящества.

Туалет «Ёж»

Авторы – артель «Данила, Макар и братья»: Дмитрий Беляев, Юрий Иванов. За основу взята самая лаконичная форма из всех известных человечеству – шар. Выполнен карельским мастером вручную, без использования станков, из сухостойной полярной сосны «Кело».

Спрос на работы участников «АРХИWOOD» среди заказчиков и желание среди архитекторов работать с деревом настолько велики, что вряд ли наша страна может когда-либо отказаться от проведения подобной премии.

Картинки по ссылке https://archspeech.com/article/luchshaya-arhitektura-iz-dereva-v-rossii-versiya-2018

8 выдающихся архитектурных памятников, выросших из живых деревьев

Эта живая церковь все еще растет. (Фото: Алессандро / CC BY 2.0)

Обычно мы используем деревья в качестве строительного материала в виде подпорок и досок. Но во всем мире люди нашли способы создавать дома, мосты и скульптуры из деревьев, даже не вырубая их. Использование деревьев для создания живых структур строить (читай: выращивать) намного медленнее, чем традиционные методы, но при этом создаются поистине фантастические природные творения.Взгляните на некоторые из самых крутых мировых достижений арбортектуры.

Ауэрштедт, Германия

(Фото: Pfauenauge / CC BY 2.0)

Этот удивительный лесной купол, впервые посаженный в 1998 году, вырос за 10 лет. Сейчас это один из самых потрясающих примеров арбортектуры в мире. Детище архитектора Марселя Кальберера, купол образован центральной рощей, соединенной с кольцом деревьев, посаженных по периметру и направленных к центру.Сегодня «дворец» выглядит как место проведения конгресса фей.

(Фото: Майкл Сандер / CC BY-SA 3.0)

(Фото: Мюррей Босинский / Public Domain)

(Фото: Pfauenauge / CC BY 2.0)

Бергамо, Италия

(Фото: Alessandro / CC BY 2.0)

Это итальянское произведение было заложено в 2010 году, чтобы воплотить в жизнь видение покойного художника Джулиано Маури. Он спроектирован так, чтобы превратиться в 42 живых колонны, которые образуют пятинефную базилику.Деревья, которые там сейчас растут, опираются на деревянные рамы, которые со временем отпадут, когда деревья будут расти. Пока еще не выросла крыша, но арки будущих проходов уже начинают формироваться.

(Фото: Pava / CC BY-SA 3.0 IT)

(Фото: Alessandro / CC BY 2.0)

(Фото: Alessandro / CC BY 2.0)

3. Зеленый собор

Алмере, Нидерланды

(Фото: RogAir / CC BY-SA 3.0)

Этот собор из деревьев немного отличается от многих других примеров живой архитектуры тем, что вместо того, чтобы перепрофилировать или приучать деревья к их конкретному использованию, деревья Зеленого собора были просто посажены в форме церкви. .С земли было бы легко принять эту формацию ни за что иное, как чисто посаженную рощу деревьев, но с воздуха форма становится более ясной. К счастью для тех, у кого нет вертолета, мемориальная доска на этом месте объясняет истинную природу живой церковной рощи.

(Фото: Stipo team / CC BY-SA 2.0)

(Фото: Stipo team / CC BY-SA 2.0)

(Фото: Stipo team / CC BY-SA 2.0)

Аллувиль-Бельфосс, Франция

(Фото: Мари Терез Эбер / CC BY-SA 2.0)

Другая разновидность живой архитектуры берет большое ранее существовавшее дерево и превращает его в полезную структуру. Chapel Oak во Франции — именно такое здание. На этом гигантском дереве, похожем на нечто похожее на Гарри Поттера , в его полой внутренней части расположены две часовни, которые столетия назад выпотрошила молния. Часовни были построены в 1600-х годах и существуют до сих пор, к ним можно подняться по винтовой лестнице.

(Фото: Ji-Elle / Public Domain)

(Фото: isamiga76 / CC BY 2.0)

(Фото: isamiga76 / CC BY 2.0)

Паданг Барат, Индонезия

(Фото: ilhamsaibi / CC BY 2.0)

Корневые мосты — это уникальная форма живой архитектуры, которая в точности соответствует своему звучанию. Мост Джембатан Акар на Западной Суматре сделан из сплетенных вместе корней двух баньяновых деревьев, которые тянутся через реку Батанг Баянг. он был начат в 1890 году учителем, который стремился создать для своих учеников способ безопасного и легкого перехода через реку.Сначала он натянул корни на бамбуковую опору, пока они не срастались. С тех пор мост стал более прочным, прочным и невероятным.

(Фото: Meutia Chaerani / Indradi Soemardjan / CC BY 2.5)

Силлонг, Индия

(Фото: Anselmrogers / CC BY-SA 4.0)

Настоящая столица корневого моста находится на северо-востоке Индии, где распространено каучуковое дерево Ficus elastica . Гибкие, эластичные корни дерева обеспечивают идеальное сочетание прочности и гибкости для плетения корневых мостов, и некоторые из них можно найти в этом районе.Самым впечатляющим является «Двухэтажный корневой мост Умшианг», который представляет собой два моста, растущих один над другим.

(Фото: Arshiya Urveeja Bose / CC BY 2.0)

(Фото: Anselmrogers / CC BY-SA 4.0)

(Фото: Ашвин Кумар / CC BY-SA 2.0)

Гилрой, Калифорния

(Фото: Мартин Льюисон / CC BY-SA 2.0)

Некоторые из создателей деревьев-пионеров всех времен никогда не пытались создать что-то более грандиозное, как целое жилое здание или мост, но, тем не менее, создали несколько удивительных произведений живого искусства.Ярким примером являются «Цирковые деревья» садовода Акселя Эрландсона, которые он начал формировать в 1920-х годах. Обрезая, прививая и сгибая ветви, Эрландсон создал поразительные деревья в форме корзин и восьмерок. Эрландсон умер в 1964 году, но его деревья до сих пор выставлены в Калифорнийском саду Гилрой.

(Фото: Джереми Томпсон / CC BY 2.0)

(Фото: Джереми Томпсон / CC BY 2.0)

(Фото: Джереми Томпсон / CC BY 2.0)

Уильямс, Орегон

(Фото: Ричард Римс / CC BY-SA 3.0)

«Арборскульптор» Ричард Римз — дальновидный художник, превративший свой дом в галерею своих удивительных живых скульптур. Они сделаны из деревьев, которые были привиты, скручены и натренированы в самых разных формах, включая знак мира. В дополнение к абстрактному дизайну, Reames выращивает и придает форму предметам жилой мебели.

(Фото: Ричард Римс / Public Domain)

От дерева к архитектуре: как функциональная морфология древесных растений соединяет биологию, эволюцию и физику растений

  • Alves-Silva, R., & да Силва, Х. Р. (2009). Жизнь в бромелиях: репродуктивное поведение и монофилия группы видов Scinax perpusillus (Anura: Hylidae). Journal of Natural History, 43 (3-4), 205–217.

    Google ученый

  • Андраде, Дж. Л. (2003). Осаждение росы на эпифитных листьях бромелиевых: важное событие в мексиканских сухих лиственных лесах. Журнал тропической экологии, 19, 479–488.

    Google ученый

  • Бейтман, Р. М., Крейн, П. Р., ДиМишель, В. А., Кенрик, П., Роу, Н. П., Спек, Т. и др. (1998). Ранняя эволюция наземных растений: филогения, физиология и экология первичной земной радиации. Ежегодный обзор экологии и систематики, 29 , 263–292.

  • Биб, Д. Дж., Менсинг, Г. А., и Уокер, Г. М. (2002). Физика и приложения микрофлюидики в биологии. Ежегодный обзор биомедицинской инженерии, 4 , 261–286.

    Google ученый

  • Бирлинг, Д. Дж., И Флеминг, А. Дж. (2007). Теломная теория эволюции листа мегафилла Циммермана: молекулярная и клеточная критика. Current Opinion in Plant Biology, 10 (1), 4–12.

    Google ученый

  • Бенцинг Д. (1976). Абсорбционная способность трихом бромелиевых. Американский журнал ботаники, 63 , 1009–1014.

    Google ученый

  • Бенцинг Д. Х., Земанн Дж. И Ренфроу А. (1978). Эпидермис листвы у Tillandsioideae (Bromeliaceae) и его роль в выборе среды обитания. Американский журнал ботаники, 65 , 359–365.

    Google ученый

  • Бинкс, О., Менкуччини, М., Роуленд, Л., да Коста, А. К.L., de Carvalho, C.J. R., Bittencourt, P., et al. (2019). Поглощение воды листьями Амазонки: доказательства и последствия. Биология глобальных изменений, 25, (8), 2678–2690. https://doi.org/10.1111/gcb.14666.

    Артикул Google ученый

  • Блэкман, К. Дж., Глисон, С. М., Кук, А. М., Чанг, Ю., Лоуз, К. А., и Вестоби, М. (2018). Связь между гидравлической уязвимостью листьев к засухе и ключевыми аспектами жилкования листьев и анатомии ксилемы у 26 австралийских древесных покрытосеменных из контрастных климатических условий. Анналы ботаники, 122 (1), 59–67.

    Google ученый

  • Бойс, К. К., и Ди Мишель, В. А. (2016). Продуктивность и продолжительность жизни древовидных ликопсид: ограничение возможностей. Обзор палеоботаники и палинологии, 227 , 97–110.

    Google ученый

  • Бойс, К. К., & Нолл, А. Х. (2002). Эволюция потенциала развития и множественное независимое происхождение листьев у сосудистых растений палеозоя. Палеобиология, 28 , 70–100.

  • Бойс, К. К., Бродрибб, Т. Дж., Фейлд, Т. С., и Цвенецки, М. А. (2009). Эволюция жилок листа покрытосеменных растений претерпела физиологические и экологические преобразования. Труды Лондонского королевского общества B: Биологические науки, 276 (1663), 1771–1776. https://doi.org/10.1098/rspb.2008.1919.

    Артикул Google ученый

  • Бойс, К.К., Ли, Дж. — Э., Фейлд, Т. С., Бродрибб, Т. Дж., И Цвенецки, М. А. (2010). Покрытосеменные помогли пролить дождь в тропических лесах: влияние физиологической эволюции растений на тропическое биоразнообразие. Анналы ботанического сада Миссури, 97 (4), 527–541.

    Google ученый

  • Борн Л., Йонас Ф. А., Банк К., Масселтер Т., Спек Т., Книпперс Дж. И др. (2016). Разветвленные структуры в заводах и архитектуре.В «Биомиметические исследования для архитектуры и строительства зданий» (стр. 195-215): Springer.

  • Breshears, D. D., McDowell, N. G., Goddard, K. L., & K.E., D., Martens, S. N., Meyer, C. W., et al. (2008). Поглощение перехваченных осадков листвой лучше всего улучшает водный статус древесных растений во время засухи. Экология, 89 , 41–47.

    Google ученый

  • Бродерсен, К. Р., Ли, Э. Ф., Чоут, Б., Jansen, S., Phillips, R.J., Shackel, K.A., et al. (2011). Автоматический анализ трехмерных сетей ксилемы с использованием компьютерной томографии высокого разрешения. Новый фитолог, 191 (4), 1168–1179.

    Google ученый

  • Браун, Х. Р. (2013). Теория появления сока на деревьях: некоторые исторические и концептуальные замечания. Физика в перспективе, 15 (3), 320–358.

    Google ученый

  • Берджесс, С.С. О. и Доусон Т. Е. (2004). Вклад тумана в водные отношения Sequoia sempervirens (D. Don): поглощение листвой и предотвращение обезвоживания. Plant, Cell & Environment, 27, 1023–1034.

  • Цай Дж. И Тайри М. Т. (2010). Влияние размера судна на кривые уязвимости: данные и модели внутривидовой изменчивости саженцев осины, Populus tremuloides Michx. Plant, Cell & Environment, 33 (7), 1059–1069.

    Google ученый

  • Карлквист С. (2012). Анатомия древесины Gnetales в функциональном, экологическом и эволюционном контексте. Алисо: журнал систематической и эволюционной ботаники, 30 (1), 33–47.

    Google ученый

  • Чоут Б., Болл М., Лули Дж. И Холтум Дж. (2003). Пористость ямочной мембраны и кавитация, вызванная водным стрессом, у четырех сосуществующих видов сухих тропических лесов. Физиология растений, 131 , 41–48.

    Google ученый

  • Чоат, Б., Янсен, С., Звенецки, М.А., Сметс, Э., и Холбрук, Н.М. (2004). Изменение пористости ямочной мембраны из-за прогиба и растяжения: роль покрытых ямок. Журнал экспериментальной ботаники, 55 , 1569–1575.

    Google ученый

  • Чоут, Б., Бродерсен, К. Р., и МакЭлрон, А.Дж. (2015). Синхротронная рентгеновская микротомография эмболии ксилемы у саженцев Sequoia sempervirens во время циклов засухи и восстановления. Новый фитолог, 205 (3), 1095–1105. https://doi.org/10.1111/nph.13110.

    Артикул Google ученый

  • Хомики, Г., Койро, М., и Реннер, С. С. (2017). Эволюция и экология архитектуры растений: интеграция идей из летописи окаменелостей, сохранившейся морфологии, генетики развития и филогении. Анналы ботаники, 120 (6), 855–891.

    Google ученый

  • Кристман, М. А., и Сперри, Дж. С. (2010). Измерения потока в одном сосуде показывают, что скалярные перфорационные пластины обладают более высоким сопротивлением потоку, чем предполагалось ранее. Plant, Cell & Environment, 33 (3), 431–443.

    Google ученый

  • Цихан М.А. (1986). Сосудистый камбий и развитие древесины у растений каменноугольного периода.III. Arthropitys (Equisetales; Calamitaceae). Канадский журнал ботаники, 64 (3), 688–695.

    Google ученый

  • Cichan, M. A., & Taylor, T. N. (1983). Систематический анализ развития Arthropitys deltoides sp. ноя Ботанический вестник, 144 (2), 285–294.

    Google ученый

  • Клер, Б., Гислен, Б., Prunier, J., Lehnebach, R., Beauchêne, J., & Alméras, T. (2019). Механический вклад вторичной флоэмы в контроль осанки у деревьев: сила со стороны коры. Новый фитолог, 221 (1), 209–217.

    Google ученый

  • Клил, К. Дж., И Томас, Б. А. (2005). Палеозойские тропические леса и их влияние на глобальный климат: прошлое — ключ к настоящему? Геобиология, 3 (1), 13–31.

    Google ученый

  • Куттс, М., И Грейс, Дж. (1995). Ветер и деревья . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

  • Крамер М. Д., Хокинс Х.-Дж. и Вербум Г. А. (2009). Важность нутриционной регуляции водного потока растений. Oecologia, 161 (1), 15–24.

    Google ученый

  • Цуй, Дж., Чжоу, Г., и Осаки, М. (2016). Проектирование древовидной опорной конструкции оболочки произвольной формы, построенной с использованием фрактальной геометрии. Материалы ежегодных симпозиумов МАСС, 8 , 1–9.

  • Дамбревиль, А., Мейер-Берто, Б., Барци, Ж.-Ф., Декомбекс, А.-Л., Гриффон, С., и Рей, Х. (2018). Глава 3 — Использование архитектурного моделирования девонского дерева Pseudosporochnus для вычисления его биомассы. В М. Крингс, К. Дж. Харпер, Н. Р. Кунео и Г. В. Ротвелл (ред.) Преобразовательная палеоботаника (стр. 35–47): Academic Press.

  • Decombeix, A.-L., Meyer-Berthaud, B., И Дж. Галтье (2011). Переходные изменения древесных лигнофитов на границе девона и карбона. Журнал Геологического общества, 168 (2), 547–557. https://doi.org/10.1144/0016-764

    -074.

    Артикул Google ученый

  • Decombeix, A.-L., Letellier, D., & Meyer-Berthaud, B. (2017). Чьи это корни? Соединение анатомически сохранившихся корней лигнофитов и стеблей из раннего карбона Монтань Нуар, Франция. Международный журнал наук о растениях, 178 (1), 42–56. https://doi.org/10.1086/689029.

    Артикул Google ученый

  • DiMichele, W. A., & Gastaldo, R.A. (2008). Палеоэкология растений в глубокой древности. Annals of the Missouri Botanical Garden, 95 (1), 144–198 155.

    Google ученый

  • душ Сантуш Миранда, Т. (2013). Водные отношения лиан.Кандидатская диссертация . Тюбинген: Тюбингенский университет.

  • Дуте, Р., Патель, Дж., И Янсен, С. (2010a). Мембраны ямок с тором в Cercocarpus . Журнал IAWA, 31 (1), 53–66.

    Google ученый

  • Дуте, Р., Рабэй, Д., Эллисон, Дж., И Янсен, С. (2010b). Мембраны ямок, несущих торусы, у видов Osmanthus . Журнал IAWA, 31 (2), 217–226.

    Google ученый

  • Дютэ, Р.Р., Янсен, С., Холлоуэй, К., и Пэрис, К. (2008). Мембраны ямок, несущих торусы, у некоторых видов Oleaceae. Журнал Академии наук Алабамы, 79 (1), 12–23.

    Google ученый

  • Эбнер, М., Миранда, Т., и Рот-Небелсик, А. (2011). Эффективная уборка тумана с помощью Stipagrostis sabulicola (трава бушменов из дюн Намиб). Журнал засушливых сред, 75 , 524–531. https: // doi.org / 10.1016 / j.jaridenv.2011.01.004.

    Артикул Google ученый

  • Эггерт Д. и Канемото Н. (1977). Стеблевая флоэма среднего пенсильванского Lepidodendron . Ботанический вестник, 138 (1), 102–111.

    Google ученый

  • Эллер, К. Б., Лима, А. Л., и Оливейра, Р. С. (2013). Поглощение туманной воды и транспорта под землей листвой смягчает последствия засухи для видов деревьев в облачном лесу, Drimys brasiliensis (Winteraceae). Новый фитолог, 199 (1), 151–162.

    Google ученый

  • Эннос, А. (2000). Механика закрепления корня. Успехи ботанических исследований, 33, 133–157.

    Google ученый

  • Эшель, А., и Бикман, Т. (2013). Корни растений: скрытая половина : CRC press.

    Google ученый

  • Эверс, Ф.У., Фишер, Дж. Б., и Чиу, С. Т. (1990). Обследование размеров сосудов в стеблях тропических лиан и других форм роста. Oecologia, 84 , 544–552.

    Google ученый

  • Фишер, Д. Т., Стилл, К. Дж., И Уильямс, А. П. (2009). Значение летнего тумана и облачности для стресса, вызванного засухой, и экологического функционирования прибрежных эндемичных видов растений Калифорнии. Журнал биогеографии, 36 (4), 783–799.

    Google ученый

  • Фишер, Дж. Б., и Мюллер, Р. Дж. (1983). Анатомия реакции и переориентация наклонных стеблей бальзы ( Ochroma ) и папайи ( Carica ). Канадский журнал ботаники, 61 (3), 880–887. https://doi.org/10.1139/b83-097.

    Артикул Google ученый

  • Franks, P.J., Leitch, I.J., Ruszala, E.M., Хетерингтон, А. М., и Бирлинг, Д. Дж. (2012). Физиологические основы адаптации устьиц к CO 2 от ледниковых к будущим концентрациям. Философские труды Королевского общества, B: Биологические науки, 367 (1588), 537–546.

    Google ученый

  • Фратцл П. (2007). Исследования биомиметических материалов: чему мы действительно можем научиться у конструкционных материалов природы? Журнал интерфейса Королевского общества, 4 (15), 637–642.

    Google ученый

  • Галтье, Дж. (2010). Происхождение и ранняя эволюция мегафиллового листа. Международный журнал наук о растениях, 171 (6), 641–661.

    Google ученый

  • Gandhidasan, P., Abualhamayel, H. I., & Patel, F. (2018). Упрощенное моделирование и анализ системы сбора воды туманом в регионе Асир Королевства Саудовская Аравия. Исследование аэрозолей и качества воздуха, 18 (1), 200–213.

    Google ученый

  • Гайтманн А., Никлас К. и Спек Т. (2019). Биомеханика растений в 21 веке. Журнал экспериментальной ботаники, 70 (14), 3435–3438. https://doi.org/10.1093/jxb/erz280.

    Артикул Google ученый

  • Горб, Э. В., Баум, М. Дж., И Горб, С. Н. (2013).Способность к проявлению и регенерации воскового покрытия в кувшинах Nepenthes alata : подход крио-сканирующей электронной микроскопии. Scientific Reports, 3 , 3078.

    Google ученый

  • Хаке, У. Г., Сперри, Дж. С., Покман, В. Т., Дэвис, С. Д., и МакКулло, К. А. (2001). Тенденции изменения плотности и структуры древесины связаны с предотвращением взрыва ксилемы под действием отрицательного давления. Oecologia, 126, , 457–461.

    Google ученый

  • Hacke, U.Г., Сперри, Дж. С., Уиллер, Дж. К., и Кастро, Л. (2006). Масштабирование структуры ксилемы покрытосеменных растений с безопасностью и эффективностью. Физиология деревьев, 26, , 689–701.

    Google ученый

  • Hacke, U.G., Lachenbruch, B., Pittermann, J., Mayr, S., Domec, J.-C., & Schulte, P.J. (2015). Гидравлическая архитектура хвойных пород. В У. Хаке (ред.), Функциональная и экологическая анатомия ксилемы (стр. 39–75). Чам: Издательство Springer International.

  • Харрисон, К. Дж., И Моррис Дженнифер, Л. (2018). Происхождение и ранняя эволюция побегов и листьев сосудистых растений. Философские труды Королевского общества, B: Биологические науки, 373 (1739), 20160496. https://doi.org/10.1098/rstb.2016.0496.

    Артикул Google ученый

  • Хейворд, А. (1970). Механический насос с высотой всасывания 17 метров. Природа, 225 (5230), 376.

    Google ученый

  • Хейворд, А. Т. (1971). Отрицательное давление в жидкостях: можно ли использовать его на службу человеку? Американский ученый, 59 , 434–443.

    Google ученый

  • Херппих, В. Б., Мартин, К. Э., Тёцке, К., Манке, И., и Карджилов, Н. (2019). Внешний водный транспорт более важен, чем сосудистый транспорт в экстремальном атмосферном эпифите Tillandsia usneoides (испанский мох). Plant, Cell & Environment, 42 (5), 1645–1656.

    Google ученый

  • Hesse, L., Leupold, J., Poppinga, S., Wick, M., Strobel, K., Masselter, T., et al. (2019). Разрешение отношений форма-структура-функция у растений с помощью МРТ для переноса биомиметиков. Интегративная и сравнительная биология, 59 (6), 1713–1726.

  • Хилл, А. Дж., Доусон, Т. Э., Шелеф, О., и Рахмилевич, С. (2015).Роль росы в растениях пустыни Негев. Oecologia, 178, 317–327.

    Google ученый

  • Холмс, Р., Ривера, Дж. Д. Д., и де ла Хара, Э. (2015). Большие коллекторы тумана: новые стратегии повышения эффективности улавливания и реакции конструкции на давление ветра. Атмосферные исследования, 151 , 236–249. https://doi.org/10.1016/j.atmosres.2014.06.005.

    Артикул Google ученый

  • Иснард, С., Проспери, Дж., Ванке, С., Вагнер, С. Т., Самайн, М.-С., Труба, С. и др. (2012). Эволюция форм роста у Piperales и ее значение для понимания диверсификации покрытосеменных: интегративный подход, сочетающий архитектуру, анатомию и биомеханику растений. Международный журнал наук о растениях, 173 (6), 610–639. https://doi.org/10.1086/665821.

    Артикул Google ученый

  • Джеймс, К. Р., Дале, Г. А., Грабоски, Дж., Кейн, Б., и Деттер, А. (2014). Обзор литературы по биомеханике деревьев: Динамика. Древесный . Городской Форум, 40 , 1–15.

    Google ученый

  • Янсен, С., Сметс, Э., и Баас, П. (1998). Жилет у древесных растений: обзор. Журнал IAWA, 19 , 347–382.

    Google ученый

  • Янсен, С., Чоат, Б., Винкьер, С., Линз Ф., Шолс П. и Сметс Э. (2004). Мембраны межсосудистых ямок с торцом в древесине Ulmus (Ulmaceae) и родственных родов. Новый фитолог, 163 (1), 51–59.

    Google ученый

  • Янсен, С., Лами, Дж. Б., Бурлет, Р., Кочард, Х., Гассон, П., и Делзон, С. (2012). Плазмодесматальные поры в торе мембран окаймленных ямок влияют на кавитационную стойкость ксилемы хвойных пород. Plant, Cell & Environment, 35 (6), 1109–1120.

    Google ученый

  • Ясечко, С., Шарп, З. Д., Гибсон, Дж. Дж., Биркс, С. Дж., Йи, Ю., и Фосетт, П. Дж. (2013). В наземных потоках воды преобладает транспирация. Nature, 496 (7445), 347–350. https://doi.org/10.1038/nature11983.

    Артикул Google ученый

  • Йенсен, К. Х., Лиеше, Дж., Бор, Т., и Шульц, А. (2012). Универсальность транспорта флоэмы семенных растений. Plant, Cell & Environment, 35 (6), 1065–1076.

  • Kaack, L., Altaner, C.M., Carmesin, C., Diaz, A., Holler, M., Kranz, C., et al. (2019). Функция и трехмерное строение мембран межсосудистых ямок покрытосеменных растений: обзор. Журнал IAWA, 40 (4), 673–702.

    Google ученый

  • Кемпе А., Лаутеншлегер Т., Ланге А. и Нейнхейс К. (2014). Как стать деревом без древесины — биомеханический анализ ствола Carica papaya L. Биология растений, 16 (1), 264–271.

    Google ученый

  • Кенрик П. и Крейн П. Р. (1997). Происхождение и раннее разнообразие наземных растений: кладистическое исследование. В серии Смитсоновского института сравнительной эволюционной биологии . Вашингтон, округ Колумбия: Пресса Смитсоновского института.

    Google ученый

  • Клемм, О., Шеменауэр, Р., Люммерих, А., Cereceda, P., Marzol, V., Corell, D., et al. (2012). Туман как ресурс пресной воды: обзор и перспективы. Амбио, 41 (3), 221–234. https://doi.org/10.1007/s13280-012-0247-8.

    Артикул Google ученый

  • Клепш, М., Шмитт, М., Пол Нокс, Дж., И Янсен, С. (2016). Химическая идентичность мембран межсосудистых ям в Acer ставит под вопрос гидрогелевый контроль гидравлической проводимости ксилемы. AoB Plants, 8 .

  • Knippers, J., Schmid, U., & Speck, T. (2019). Биомиметика для архитектуры — учимся у природы . Базель: Биркхойзер.

    Google ученый

  • Кох, Г. В., Силлет, С. К., Дженнингс, Г. М., и Дэвис, С. Д. (2004a). Пределы высоты дерева. Nature, 428 (6985), 851–854.

    Google ученый

  • Кох, К., Neinhuis, C., Ensikat, H.J., & Barthlott, W. (2004b). Самостоятельная сборка эпикутикулярных восков на поверхности живых растений, полученных с помощью атомно-силовой микроскопии (АСМ). Журнал экспериментальной ботаники, 55 (397), 711–718.

    Google ученый

  • Конрад, В., Катул, Г., Рот-Небельзик, А., и Дженсен, К. Х. (2018). Функционирование, дисфункция и восстановление ксилемы: физическая перспектива и последствия для транспорта флоэмы. Физиология деревьев, 39 (2), 243–261.

  • Конрад В., Рот-Небельзик А. и Грейн М. (2008). Моделирование реакции устьичной плотности на атмосферный CO 2 . Журнал теоретической биологии, 253 , 638–658.

    Google ученый

  • Крамер П. (1983). Концепция континуума почва-растение-атмосфера . В Водные отношения растений . Сан-Диего: Academic Press.

  • Kramer, P. J., & Boyer, J.С. (1995). Водные отношения растений и почв . Нью-Йорк: Academic Press.

    Google ученый

  • Ланкашир, Дж., И Эннос, А. (2002). Моделирование гидродинамического сопротивления окаймленных ямок. Журнал экспериментальной ботаники, 53, (373), 1485–1493.

    Google ученый

  • Ларчер, В. (2003). Физиологическая экология растений (4-е изд.). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Ли Дж., Холбрук Н. М. и Звенецки М. А. (2012). Ионно-индуцированные изменения структуры мембран окаймленных ямок. Frontiers in Plant Science, 3 , 55.

    Google ученый

  • Линз, Ф., Сперри, Дж. С., Кристман, М. А., Чоат, Б., Рабэй, Д., и Янсен, С. (2011). Проверка гипотез, связывающих анатомию древесины с сопротивлением кавитации и гидравлической проводимостью у представителей рода Acer . Новый фитолог, 190 (3), 709–723.

    Google ученый

  • Линз, Ф., Тиксиер, А., Кочард, Х., Сперри, Дж. С., Янсен, С., и Хербетт, С. (2013). Устойчивость к эмболии как ключевой механизм для понимания адаптивных стратегий растений. Текущее мнение по биологии растений, 16 (3), 287–292.

    Google ученый

  • Льюис, А. М., & Боуз, Э. Р.(1995). Оценка объемного расхода через каналы ксилемы. Американский журнал ботаники, 82 (9), 1112–1116. https://doi.org/10.1002/j.1537-2197.1995.tb11581.x.

    Артикул Google ученый

  • Лейтон, Л. (1975). Поведение жидкости в биологических системах . Оксфорд: Clarendon Press.

    Google ученый

  • Ли, Х., Тейлор, Э. Л., и Тейлор, Т.Н. (1996). Элементы пермского сосуда. Наука, 271 (5246), 188–189.

    Google ученый

  • Ли, С., Ленс, Ф., Эспино, С., Карими, З., Клепш, М., Шенк, Х. Дж. И др. (2016). Толщина мембраны межсосудистой ямки как ключевой фактор устойчивости к эмболии ксилемы покрытосеменных. Журнал IAWA, 37 (2), 152–171.

    Google ученый

  • Лихтенталер, Х., Buschmann, C., Döll, M., Fietz, H.-J., Bach, T., Kozel, U., et al. (1981). Фотосинтетическая активность, ультраструктура хлоропластов и характеристики листьев растений при сильном и низком освещении, а также солнечных и теневых листьев. Исследования фотосинтеза, 2 (2), 115–141.

    Google ученый

  • Лимм, Э. Б., и Доусон, Т. Э. (2010). Polystichum munitum (Dryopteridaceae) географически различается по способности поглощать воду тумана за счет поглощения листвой в экосистеме леса секвойи. Американский журнал ботаники, 97 (7), 1121–1128.

  • Лепфе, Л., Мартинес-Вилалта, Дж., Пинол, Дж., И Менкуччини, М. (2007). Актуальность структуры ксилемной сети для гидравлической эффективности и безопасности завода. Журнал теоретической биологии, 247 (4), 788–803.

    Google ученый

  • Леш Р. (2003). Wasserhaushalt der Pflanzen . Вибельсхайм: Quelle & Meyer.

    Google ученый

  • Лукас, В.J., Groover, A., Lichtenberger, R., Furuta, K., Yadav, S.-R., Helariutta, Y., et al. (2013). Сосудистая система растений: эволюция, развитие и функции. Журнал интегративной биологии растений, 55 (4), 294–388. https://doi.org/10.1111/jipb.12041.

    Артикул Google ученый

  • Мадигоски, С. Р. (2004). Соображения тропического микроклимата. В M. D. Lowman & H. B. Rinker (Eds.) Forest Canopies (2-е изд.С. 24–48). Сан-Диего: Academic Press.

  • Манцони, С., Вико, Г., Порпорато, А., и Катул, Г. (2013). Биологические ограничения на перенос воды в системе почва – растение – атмосфера. Достижения в области водных ресурсов, 51 , 292–304.

    Google ученый

  • Марторелл, К., & Эскурра, Э. (2007). Синдром узколистного: функциональный и эволюционный подход к форме розеточных растений, собирающих туман. Oecologia, 151 , 561–573.

    Google ученый

  • Мейсон Эрлз, Дж., Сперлинг, О., Сильва, Л. К., Макэлрон, А. Дж., Бродерсен, К. Р., Норт, М. П. и др. (2016). Поглощение воды корой способствует локальному гидравлическому восстановлению прибрежной кроны секвойи. Plant, Cell & Environment, 39 (2), 320–328.

    Google ученый

  • Массельтер, Т., Кемпе, А., Caliaro, S., Neinhuis, C., & Speck, T. (2017). Сравнение структуры и биомеханики существующих стеблей Carica papaya и Ochroma pyramidale позволяет повторно оценить функциональную морфологию ископаемого «семенного папоротника» Lyginopteris oldhamia . Обзор палеоботаники и палинологии, 246 , 258–263.

    Google ученый

  • Менгес, А., & Райхерт, С. (2015). Перформативное дерево: физическое программирование отзывчивой архитектуры проектов HygroScope и HygroSkin. Архитектурное проектирование, 85 (5), 66–73. https://doi.org/10.1002/ad.1956.

    Артикул Google ученый

  • Мейер-Бертауд Б., Шеклер С. Э. и Вендт Дж. (1999). Археоптерис — самое раннее известное современное дерево. Природа, 398 (6729), 700.

    Google ученый

  • Мейер-Берто, Б., Шеклер, С. Э., и Буске, Дж.Л. (2000). Разработка Archaeopteris : новые эволюционные признаки из структурного анализа раннего фаменского ствола из юго-восточного Марокко. Американский журнал ботаники, 87 (4), 456–468.

    Google ученый

  • Meyer-Berthaud, B., Soria, A., & Decombeix, A.-L. (2010). Растительный покров земли в девоне: переоценка эволюции привычки к деревьям. Геологическое общество, Лондон, специальные публикации, 339 (1), 59–70.https://doi.org/10.1144/sp339.6.

    Артикул Google ученый

  • Мез, К. (1904). Physiologische Bromeliaceen-Studien I. Die Wasser-Ökonomie der extrem atmosphärischen Tillandsien. Jahrbuch der Wissenschaftlichen Botanik, 40 , 157–229.

    Google ученый

  • Миранда, Т., Рот-Небельсик, А., Юнгинджер, А., и Эбнер, М. (2020). Условия обитания, пространственное распределение и морфология трихом различных видов тилландсии, произрастающей на деревьях на острове Илья-Гранди, Бразилия. Флора, 272, 151692.

    Google ученый

  • Моррис, Дж. Л., Лик, Дж. Р., Стейн, У. Э., Берри, К. М., Маршалл, Дж. Э. А., Веллман, К. Х. и др. (2015). Изучение девонских деревьев геоинженерами климата прошлого: связь палеозолей с палеоботаникой и экспериментальной геобиологией. Палеонтология, 58 (5), 787–801. https://doi.org/10.1111/pala.12185.

    Артикул Google ученый

  • Мосбруггер, В.(1990). Привычка к дереву у наземных растений (том 28, конспект лекций по наукам о Земле). Берлин, Гейдельберг: Springer-Verlag.

  • Мулиа, Б. (2013). Биомеханика растений и механобиология — сходящиеся пути к процветающим междисциплинарным исследованиям. Журнал экспериментальной ботаники, 64 (15), 4617–4633.

    Google ученый

  • Мрад, А., Домек, Дж. К., Хуанг, К. В., Ленс, Ф., и Катул, Г. (2018). Сетевая модель связывает анатомию древесины с гидравлическим поведением ткани ксилемы и уязвимостью к кавитации. Plant, Cell & Environment, 41 (12), 2718–2730.

  • Мюллер У., Гиндл В. и Джеронимидис Г. (2006). Биомеханика соединения ветка – стебель мягкой древесины. Деревья, 20 (5), 643–648.

    Google ученый

  • Munné-Bosch, S. (2018). Ограничивает рост и долголетие дерева. Тенденции в растениеводстве, 23 (11), 985–993.

    Google ученый

  • Нардини, А., Сави, Т., Трифило, П., и Гулло, М.А.Л. (2017). Стресс засухи и восстановление после эмболии ксилемы у древесных растений (стр. 197–231). Чам: Спрингер.

  • Niinemets, Ю., Браво, Л. А., и Кополовичи, Л. (2018). Изменения в скорости фотосинтеза и стрессовых выбросах летучих веществ в результате циклов обезвоживания-регидратации у устойчивых к высыханию эпифитных пленчатых папоротников (Hymenophyllaceae). Plant, Cell & Environment, 41 (7), 1605–1617.

    Google ученый

  • Никлас, К.Дж. (1985). Эволюция диаметра трахеиды у ранних сосудистых растений и ее влияние на гидравлическую проводимость первичной нити ксилемы. Evolution, 39 (5), 1110–1122.

    Google ученый

  • Никлас, К. Дж. (1992). Биомеханика растений: инженерный подход к форме и функциям растений : Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Никлас, К.Дж. (1997). Эволюционная биология растений. В эволюционной биологии растений . Чикаго, Иллинойс: Чикагский университет.

  • Никлас, К. Дж. (2007). Максимальная высота растений и ограничивающие ее биофизические факторы. Физиология деревьев, 27 (3), 433–440.

    Google ученый

  • Нобель П.С. (2005). Физико-химическая и экологическая физиология растений (3-е изд.). Амстердам: Elsevier Academic Press.

    Google ученый

  • Оертли, Дж. Дж. (1971). Устойчивость воды при напряжении в ксилеме. Zeitschrift für Pflanzenphysiologie, 65 , 195–209.

    Google ученый

  • Ohtani, J., & Ishida, S. (1978). Ямочная перепонка с торусом в двудольных лесах [покрытосеменное дерево]. Журнал Японского общества исследования древесины, 24 , 673–675.

  • Парк, К.-К., Чхатре, С.С., Сринивасан, С., Коэн, Р.Э., и МакКинли, Г.Х. (2013). Оптимальная конструкция проницаемых волоконно-оптических сетей для сбора тумана. Langmuir, 29 (43), 13269–13277.

    Google ученый

  • Пассиура, Дж. (1982). Вода в континууме почва-растение-атмосфера. Физиологическая экология растений II (стр. 5–33). Чам: Спрингер.

  • Песакрета, Т.К., Грум, Л. Х., & Риалс, Т. Г. (2005). Атомно-силовая микроскопия мембраны межсосудистой ямки стебля Sapium sebiferum (Euphorbiaceae). Журнал IAWA, 26 (4), 397–426.

    Google ученый

  • Пети, Р. Дж., И Хамп, А. (2006). Некоторые эволюционные последствия того, чтобы быть деревом. Ежегодный обзор экологии, эволюции и систематики, 37 , 187–214.

    Google ученый

  • Пикард, W.Ф. (1981). Восхождение сока в растениях. Прогресс в биофизической и молекулярной биологии, 37 , 181–229.

    Google ученый

  • Питтерманн Дж. И Сперри Дж. С. (2006). Анализ эмболии замораживания-оттаивания у хвойных пород. Взаимодействие между давлением кавитации и размером трахеиды. Физиология растений, 140 (1), 374–382. https://doi.org/10.1104/pp.105.067900.

    Артикул Google ученый

  • Питтерманн, Дж., Сперри, Дж. С., Хаке, У. Г., Уиллер, Дж. К., и Сиккема, Э. Х. (2005). Ямки Torus-margo помогают хвойным растениям конкурировать с покрытосеменными. Science, 310 (5756), 1924–1924.

    Google ученый

  • Питтерманн, Дж., Бродерсен, К. Б., и Уоткинс-младший, Дж. (2013). Физиологическая устойчивость спорофитов и гаметофитов папоротников: достижения в области водных отношений позволяют по-новому взглянуть на старую линию происхождения. Frontiers in Plant Science, 4 , 285.

    Google ученый

  • Пул, И., & Пейдж, К. Н. (2000). Ископаемый папоротник — индикатор эпифитизма третичной флоры. Новый фитолог, 148 (1), 117–125.

    Google ученый

  • Поппинга, С., & Спек, Т. (2019). Кора, запущенная постуральная двигательная система дерева. Новый фитолог, 221 (1), 7–9.

    Google ученый

  • Псеницка, Ю., & Оплюстил, С. (2013). Эпифитные растения в летописи окаменелостей и их пример из туфа in situ из Пенсильвании бассейна Раднице (Чешская Республика). Бюллетень наук о Земле, 88 (2), 401–416.

    Google ученый

  • Путц, Ф. Э., и Муни, Х. А. (1991). Биология виноградных лоз . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

  • Рамос, Ф. Н., Мортара, С. Р., Моналиса-Франсиско, Н., Элиас, Дж. П. К., Нето, Л. М., Фрейтас, Л. и др. (2019). АТЛАНТИЧЕСКИЕ ЭПИФИТЫ: набор данных о сосудистых и несосудистых эпифитных растениях и лишайниках из Атлантического леса. Экология, 100 (2), e02541.

    Google ученый

  • Рэйвен, Дж. А. (1984). Физиологические корреляты морфологии ранних сосудистых растений. Ботанический журнал Линнеевского общества, 88 , 105–126.

    Google ученый

  • Рэйвен, Дж.А. (2017). Эволюция и палеофизиология сосудистой системы и других средств передвижения на большие расстояния. Философские труды Королевского общества, B: Биологические науки, 373 (1739), 20160497.

    Google ученый

  • Рэйвен, Дж. А., и Эдвардс, Д. (2014). Фотосинтез ранних наземных растений: адаптация к земной среде. В D. T. Hanson & S.K. Rice (Eds.) Advances in Photosynthesis and Respiration (стр.29–58). Дордрехт: Спрингер.

  • Рид Дж. И Стокс А. (2006). Биомеханика растений в экологическом контексте. Американский журнал ботаники, 93 (10), 1546–1565. https://doi.org/10.3732/ajb.93.10.1546.

    Артикул Google ученый

  • Регаладо, К. М., и Риттер, А. (2016). Конструкция оптимального водосборника тумана: теоретический анализ. Атмосферные исследования, 178 , 45–54.

    Google ученый

  • Ривера, Дж. Д. Д. (2011). Эффективность аэродинамического улавливания водяных коллекторов тумана. Атмосферные исследования, 102 (3), 335–342. https://doi.org/10.1016/j.atmosres.2011.08.005.

  • Роквелл Ф. Э., Холбрук Н. М. и Строок А. Д. (2014). Конкуренция между переносом жидкости и пара в просвечивающих листьях. Физиология растений, 164 (4), 1741–1758.

    Google ученый

  • Ромеро, Г.К., Номура, Ф., Гонсалвес, А. З., Диас, Н. Ю., Мерсье, Х., Конфорто, Э. Д. C., et al. (2010). Потоки азота от древесных лягушек в баковые эпифитные бромелии: изотопный и физиологический подход. Oecologia, 162 (4), 941–949.

    Google ученый

  • Рёсслер Р. (2000). Позднепалеозойский древовидный папоротник Psaronius — экосистема сама по себе. Обзор палеоботаники и палинологии, 108 (1–2), 55–74.

  • Рот-Небельсик А. и Конрад В. (2003). Ассимиляционные и транспирационные способности риниофитных растений нижнего девона и их влияние на палеоатмосферную концентрацию CO 2 . Палеогеография, палеоклиматология, палеоэкология, 202 (1–2), 153–178. https://doi.org/10.1016/S0031-0182(03)00634-5.

  • Рот-Небельзик А., Уль Д., Мосбруггер В. и Керп Х. (2001). Эволюция и функция архитектуры жилкования листьев: обзор. Анналы ботаники, 87 (5), 553–566. https://doi.org/10.1006/anbo.2001.1391.

    Артикул Google ученый

  • Рот-Небельсик А., Войт Д. и Горб С. (2009). Крио-сканирующая электронная микроскопия исследования ямок у Pinus wallichiana и Mallotus japonicus . Журнал IAWA, 31 , 257–267.

    Google ученый

  • Роу, Н., И Спек Т. (2005). Формы роста растений: экологическая и эволюционная перспектива. Новый фитолог, 166 (1), 61–72.

    Google ученый

  • Сэк, Л., Бакли, Т. Н., и Скоффони, К. (2016). Почему листья гидравлически уязвимы? Журнал экспериментальной ботаники, 67 (17), 4917.

    Google ученый

  • Sack, L., & Scoffoni, C.(2013). Жилкование листа: структура, функции, развитие, эволюция, экология и применение в прошлом, настоящем и будущем. Новый фитолог, 198 (4), 983–1000. https://doi.org/10.1111/nph.12253.

    Артикул Google ученый

  • Сантьяго, Л. С., Гольдштейн, Г., Мейнзер, Ф. К., Фишер, Дж. Б., Мачадо, К., Вудрафф, Д., и др. (2004). Признаки фотосинтеза листьев зависят от гидравлической проводимости и плотности древесины у панамских деревьев лесного полога. Oecologia, 140 , 543–550.

    Google ученый

  • Шольц А., Рабай Д., Стейн А., Кочард Х., Сметс Э. и Янсен С. (2013). Эволюция и функция сосудов и ямок в отношении сопротивления кавитации у 10 видов Prunus . Физиология деревьев, 33 (7), 684–694.

    Google ученый

  • Schuepp, P.Х. (1993). Обзор Тэнсли № 59. Пограничные слои листа. Новый фитолог, 125 , 477–507.

    Google ученый

  • Шульте П. Дж. И Касл А. Л. (1993). Поток воды через перфорационные пластины сосуда — жидкостный механический подход. Журнал экспериментальной ботаники, 44 (7), 1135–1142.

    Google ученый

  • Schwager, H., Haushahn, T., Neinhuis, C., Спек, Т., и Масселтер, Т. (2010). Принципы морфологии и анатомии ветвления у древовидных однодольных и столбчатых кактусов как генераторы концепций для разветвленных армированных волокнами композитов. Advanced Engineering Materials, 12 (12), B695 – B698.

    Google ученый

  • Скелтон, Р. П., Уэст, А. Г., и Доусон, Т. Э. (2015). Прогнозирование уязвимости растений к засухе в регионах с биологическим разнообразием с использованием функциональных признаков. Proceedings of the National Academy of Sciences, 112 (18), 5744–5749. https://doi.org/10.1073/pnas.1503376112.

    Артикул Google ученый

  • Speck, T., & Burgert, I. (2011). Стебли растений: функциональный дизайн и механика. Ежегодный обзор исследований материалов, 41 , 169–193.

    Google ученый

  • Speck, T., Bold, G., Masselter, T., Poppinga, S., Schmier, S., Thielen, M., et al. (2018). Биомеханика и функциональная морфология растений — вдохновение для биомиметических материалов и структур. В Plant Biomechanics (стр. 399-433): Springer.

  • Сперри, Дж. С. (2003). Эволюция водного транспорта и структуры ксилемы. Международный журнал наук о растениях, 164 , S115 – S127.

    Google ученый

  • Сперри, Дж. С., Донелли, Дж.Р. и Тайри М. Т. (1988). Метод измерения гидравлической проводимости и эмболии ксилемы. Plant, Cell & Environment, 11, 35–40.

  • Сперри, Дж. С., Стиллер, В., и Хаке, У. Г. (2003). Ксилемная гидравлика и континуум почва – растение – атмосфера. Agronomy Journal, 95 (6), 1362–1370.

    Google ученый

  • Сперри, Дж. С., Хаке, У. Г., и Уиллер, Дж.К. (2005). Сравнительный анализ удельного сопротивления торцевой стенки в каналах ксилемы. Plant, Cell & Environment, 28 (4), 456–465.

  • Сперри, Дж. С., Хаке, У. Г., и Питтерманн, Дж. (2006). Размер и функция трахеид хвойных и сосудов покрытосеменных. Американский журнал ботаники, 93 (10), 1490–1500.

    Google ученый

  • Spindler, F., Werneburg, R., Schneider, J. W., Luthardt, L., Annacker, V., & Rößler, R. (2018). Первые древесные «пеликозавры» (Synapsida: Varanopidae) из ранней перми Chemnitz Fossil Lagerstätte, SE Германия, с обзором филогении варанопидов. PalZ, 92 (2), 315–364.

    Google ученый

  • Штейн, В. Э., Берри, К. М., Херник, Л. В., и Маннолини, Ф. (2012). Удивительно сложное сообщество обнаружено в ископаемом лесу среднего девона в Гильбоа. Природа, 483 (7387), 78.

    Google ученый

  • Штейн, В. Э., Берри, К. М., Моррис, Дж. Л., Херник, Л. В., Маннолини, Ф., Вер Стретен, К. и др. (2020). Средний девон Archaeopteris корней сигнализируют о революционных изменениях в самых ранних ископаемых лесах. Current Biology, 30 (3), 421–431. e422.

    Google ученый

  • Строок, А.Д., Пагай, В.В., Звенецки, М.А., и Мишель Холбрук, Н.(2014). Физико-химическая гидродинамика сосудистых растений. Annual Review of Fluid Mechanics, 46 (1), 615–642. https://doi.org/10.1146/annurev-fluid-010313-141411.

    Артикул Google ученый

  • Strullu-Derrien, C., Kenrick, P., Tafforeau, P., Cochard, H., Bonnemain, J.-L., Le Hérissé, A., et al. (2014). Древнейшая древесина и ее гидравлические свойства задокументированы в c. Окаменелости возрастом 407 миллионов лет с использованием синхротронной микротомографии. Ботанический журнал Линнеевского общества, 175 (3), 423–437.

    Google ученый

  • Таннер, У., и Биверс, Х. (2001). Транспирация — необходимое условие для переноса минералов в растениях на большие расстояния? Proceedings of the National Academy of Sciences, 98 (16), 9443–9447.

    Google ученый

  • Tanrattana, M., Barczi, J.-F., Decombeix, A.-Л., Мейер-Берто, Б., и Уилсон, Дж. (2019). Новый подход к моделированию водного транспорта в ископаемых растениях. Журнал IAWA, 40 , 466–487.

  • Тётцке, К. (2008). Untersuchungen über den Zustand tensilen Wassers в Боймене. Кандидатская диссертация . Свободный университет Берлина, Берлин.

  • Тайри, М. Т., и Эверс, Ф. У. (1991). Гидравлическая архитектура деревьев и других древесных растений. Новый фитолог, 119 (3), 345–360.

    Google ученый

  • Тайри, М. Т., и Циммерманн, М. Х. (2002). Структура ксилемы и подъем сока . Берлин, Гейдельберг, Нью-Йорк: Springer.

    Google ученый

  • Васко, А., Смоллс, Т. Л., Грэм, С. В., Купер, Э. Д., Вонг, Г. К. С., Стивенсон, Д. В. и др. (2016). Бросая вызов парадигмам эволюции листьев: застежки-молнии класса III у папоротников и ликофитов. Новый фитолог, 212 (3), 745–758.

    Google ученый

  • Вентурас, М. Д., Сперри, Дж. С., и Хаке, У. Г. (2017). Гидравлика ксилемы завода: что мы понимаем, текущие исследования и будущие задачи. Журнал интегративной биологии растений, 59 (6), 356–389.

    Google ученый

  • Wegst, U.G., Bai, H., Saiz, E., Tomsia, A.P., & Ritchie, R.О. (2015). Биоинспирированные конструкционные материалы. Nature Materials, 14 (1), 23.

    Google ученый

  • Уиллер, Дж. К., Сперри, Дж. С., Хаке, У. Г. и Хоанг, Н. (2005). Межсосудистая ямка и кавитация у древесных розоцветных и других растений в емкостях: основа для компромисса между безопасностью и эффективностью при транспортировке ксилемы. Plant, Cell & Environment, 28, 800–812.

  • Уиллер Т.Д., & Строок А. Д. (2008). Транспирация воды при отрицательном давлении в синтетическом дереве. Nature, 455 , 209–212.

    Google ученый

  • Уильямс, К. Б., Анфодилло, Т., Кривелларо, А., Лаззарин, М., Доусон, Т. Э., и Кох, Г. У. (2019). Осевое изменение каналов ксилемы в самых высоких деревьях Земли. Деревья, 33 (5), 1299–1311.

    Google ученый

  • Уилсон, Дж.П., и Фишер, В. В. (2011). Гидравлика Asteroxylon mackei , раннедевонского сосудистого растения, и ранняя эволюция водной транспортной ткани у наземных растений. Геобиология, 9 (2), 121–130.

    Google ученый

  • Уилсон, Дж. П., & Нолл, А. Х. (2010). Физиологически явное морфопространство для транспорта воды на основе трахеид у современных и вымерших семенных растений. Палеобиология, 36, (2), 335–355.

    Google ученый

  • Уилсон, Дж. П., Нолл, А. Х., Холбрук, Н. М., и Маршалл, К. Р. (2008). Моделирование потока жидкости в Medullosa , анатомически необычном семенном растении каменноугольного периода. Палеобиология, 34 (4), 472–493.

    Google ученый

  • Wilson, J. P., Montañez, I. P., White, J. D., DiMichele, W. A., McElwain, J. C., Poulsen, C.J., и другие. (2017). Динамические тропические леса каменноугольного периода: новые взгляды на функции растений и потенциал физиологического воздействия на климат. Новый фитолог, 215 (4), 1333–1353.

    Google ученый

  • Ямамото, Х., Кодзима, Ю., Окуяма, Т., Абасоло, В., и Гриль, Дж. (2002). Происхождение биомеханических свойств древесины связано с тонкой структурой многослойной клеточной стенки. Журнал биомеханической инженерии, 124, (4), 432–440.

    Google ученый

  • Зац, Г. (2016). Растения на растениях — биология сосудистых эпифитов : Springer Nature.

    Google ученый

  • Zotz, G., & Hietz, P. (2001). Физиологическая экология сосудистых эпифитов: современные знания, открытые вопросы. Журнал экспериментальной ботаники, 52, 2067–2078.

    Google ученый

  • Звенецкий, М.А., Мелчер П. Дж. И Холбрук Н. М. (2001). Гидрогелевый контроль гидравлического сопротивления ксилемы растений. Science, 291 , 1059–1062.

    Google ученый

  • Шагните в древовидные вертикальные леса в архитектуре

    Стефано Боэри был пионером в создании вертикальных лесов в городских районах с целью сочетания экологически безопасного жилья и снижения загрязнения воздуха и шума. Деревья и растения имеют много преимуществ для этой планеты, и их полезность не осталась незамеченной среди архитекторов, которые включают живые существа в дизайн зданий.Деревья определяют характер здания, смягчая его внешний вид и придавая ему цвет. Они поддерживают разнообразие флоры и фауны.

    Растительность не только освещает пространство или обеспечивает уединение, но также снижает уровень загрязнения воздуха и шума, улучшает качество воздуха и обеспечивает охлаждающий эффект летом. Эти преимущества укрепляют стремление архитекторов использовать деревья и растения при проектировании конструкций.

    Миланский небоскреб — впереди

    Bosco Verticale — это удостоенная наград пара жилых башен, расположенных в миланском районе Порта Нуова.Два жилых многоэтажных дома, официально открытых в 2014 году, покрыты 800 деревьями, а также 15 000 растениями и 4500 кустами. Здания, спроектированные Боери, Баррекой и Ла Варрой с помощью садоводов и ботаников, являются частью проекта реабилитации в историческом районе города.

    © Себастьян Гроте

    Каждая башня является домом для нескольких деревьев от 3 до 6 метров в высоту. Деревья производят кислород и помогают уменьшить смог в городе. Кроме того, эти деревья также способствуют снижению температуры зимой и летом.

    Копирование вертикальных лесов в другие городские центры

    © Стефано Боэри Арчитетти

    Леса достигли такого успеха, что эту концепцию тиражируют и в других городах. В Эйндховене в Нидерландах появится Вертикальный лес Трудо. В засаженном растениями небоскребе будет 125 квартирных домов по ценам ниже рыночных. Всего на балконах здания будет расти 125 деревьев и 5200 растений / кустарников. Среди других примечательных проектов — небоскреб высотой 280 метров в Сингапуре, созданный Bjarke Ingels Group и Carlo Ratti Associati, который будет включать парк и коконы деревьев, и Нанкинские зеленые башни в Китае от Boeri, которые будут покрыты 1100 деревьями и 2500 кустами.

    Проблемы с использованием деревьев в зданиях

    Не все однозначно в проектировании и создании вертикальных лесных многоэтажек. Он предполагает тщательный отбор деревьев и растений, которые выдержат стесненные и ограниченные пространства. Служба вывоза после аварии также должна быть на месте, если деревья будут вырваны с корнем или снесены очень сильным ветром. Падающие и сломанные ветки деревьев необходимо удалять в целях безопасности и надлежащей программы ухода за деревьями.

    Наличие вертикальных лесов в высотных зданиях дает много преимуществ.Они уменьшают загрязнение воздуха и уровень шума, улучшают качество воздуха и способствуют благополучию жителей. Эти здания также уменьшают углеродный след, регулируя температуру зимой и летом.

    Как создать ощущение природы в архитектуре с помощью коры дерева

    Как создать ощущение природы в архитектуре с помощью коры дерева

    В современной роскошной архитектуре создание выгод как для людей, которые населяют здание, так и для окружающей среды, как никогда важно.Создание визуального ощущения природы в архитектуре, конечно, может быть привлекательным по эстетическим соображениям для тех, кто занимается строительством домов и коммерческих структур. Но для того, чтобы глубоко прочувствовать природу, нужно нечто большее, чем просто ее внешний вид. Это требует выбора и включения продуктов, которые не только пробуждают природу через органы чувств, но и демонстрируют приверженность природе, возникая в процессе регенерации, который возвращает природе и людям.

    Использование коры натурального дерева и настенных покрытий из натурального дерева как в экстерьере, так и в интерьере — прекрасная возможность создать подлинное ощущение природы в архитектуре.Эти продукты представляют собой сочетание природы и роскошной архитектуры, предлагая огромные преимущества как людям, так и всей планете:

    1. Самобытная и неповторимая красота
    2. Устойчивость
    3. Вклад в психическое и физическое здоровье
    4. Соответствие экологическим ценностям
    5. Доказанный потенциал, отмеченный наградами

    Рассматривая несколько ключевых характеристик продуктов из регенерированной коры, вы можете по-настоящему возвысить природу в архитектуре, позволив вашим сооружениям достичь новых высот в экологическом продвижении и современной эстетике.


    Узнайте обо всех продуктах Bark House… Щелкните здесь!


    1. Неповторимая красота

    Изделия из коры, поистине невероятного природного вещества, дают возможность незаметно пригласить людей воссоединиться с природой, будь то дома, на рабочем месте или где-то еще. Эта связь затрагивает биофилию, инстинктивную человеческую любовь к природе; люди предрасположены находить больший смысл и комфорт в природных элементах.

    Фракталы и золотое сечение, которые считаются приятными аспектами дизайна, также составляют основу узоров, встречающихся в природе. Их использование в сложной архитектуре показывает интеллектуальное понимание закономерностей в природе.

    Любовь людей к этим дизайнам говорит о сильной эмоциональной или врожденной связи с природой. Все мы знакомы с универсальной привлекательностью хюгге, датской эстетики, сочетающей природу в архитектуре и природные элементы в помещении.Дизайн с учетом хюгге, который обычно ассоциируется с приглушенными тонами, мягким ароматом деревьев и текстурами со сложными узорами, которые может создать только природа, подчеркивает идею о том, что возвращение к природе сродни возвращению домой — и наоборот.

    Включение природы в архитектуру так же функционально, как и в отношении коры деревьев и изделий из дерева, потому что они уже по своей природе отличны и красивы.

    2. Устойчивое развитие

    В 2002 году архитектор и писатель Уильям МакДонаф очаровал людей по всему миру простой идеей, что «можно спроектировать здание, подобное дереву, и город, подобный лесу».Ключевой частью реализации этого видения является обеспечение устойчивой и восстанавливающей ценности продуктов из коры. Для этого нам необходимо учитывать регенерирующую ценность продуктов из коры, то, как они производятся, а также преимущества, которые приносит весь процесс.

    По данным Агентства по охране окружающей среды (EPA), заводы, которые производят такие товары, как древесина и бумажные изделия, химикаты, металлы и очищенная нефть, используют 5% всей пресной воды в США. Значительное количество воды используется для:

    • Производство, обработка, промывка, разбавление и охлаждение продуктов
    • Транспорт
    • Добавление воды в продукт
    • Санитарные нужды на производстве

    Продукция под брендом Bark House® разрабатывалась по вдохновению природы с момента основания компании в 1990 году.Например, такие продукты, как черепица и настенные покрытия Bark House® из коры тополя, выходят за рамки преимуществ, предлагаемых компонентами продуктов, которые на 100% являются натуральными и соответствуют стандартам качества воздуха в Калифорнии по летучим органическим соединениям. Кроме того, при производстве этих продуктов вода не используется.

    Кроме того, 100% электроэнергии, используемой при производстве черепицы и настенных покрытий из тополя Bark House®, поступает из возобновляемых источников солнечной энергии, вырабатываемой на этом предприятии. 90% материалов поступает в пределах 50 миль, а 100% — в пределах 500 миль, а это означает, что выбросы углерода от транспорта также сокращаются.Наконец, производственные методы Bark House чисты и в значительной степени зависят от тонкой ручной работы.

    Использование восстановленных продуктов из дерева и коры, безусловно, превращает природу в архитектуру, но, что не менее важно, оно связывает архитектуру и всех, кто в ней участвует, напрямую с природой. Вы можете расслабиться, зная, что вся продукция качественно и количественно демонстрирует, что фабрика может быть похожа на лес. Воздух, вода и почва в местном хлеву улучшаются, на что влияют производственные процессы компании.Подобно лесу, Bark House делает больше, чем место происхождения. Его продукция действительно связывает местное сообщество и клиентов со всего мира с природой.

    3. Вклад в психическое и физическое здоровье

    Инстинктивная связь людей с природой лежит в основе растущего дизайнерского движения на рабочих местах с целью помочь сотрудникам оставаться более здоровыми и продуктивными, особенно в эпоху, когда Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отметила стресс одной из проблем 21 века. самый большой вред для здоровья человека.

    Природа в архитектуре укрепляет глубокую связь с природой и, таким образом, расслабляет. Во-первых, использование природных элементов в помещении изолирует нас от внешних отвлекающих факторов и ритмов человеческого мира, выравнивая фокус с настоящим моментом и обеспечивая исцеляющий эффект с помощью простых удовольствий.

    Научно доказанные способы, которыми биофильный дизайн способствует здоровью, включают:

    1. Пониженный уровень стресса. Даже если вы не можете находиться на улице, просто глядя на природу, вы снимаете стресс и укрепляете здоровье.
    2. Меньше боли. Связь с природой может уменьшить боль и улучшить заживление. В исследовании, проведенном доктором Робертом Ульрихом в 1970-х и 80-х годах, хирургические пациенты, помещенные в палаты с окнами, выходящими на естественную сцену, имели более короткое пребывание в больнице, имели меньше негативных оценочных комментариев в записях медсестер и принимали меньше сильнодействующих анальгетиков, чем пациенты с окнами, выходящими на кирпичную стену дома.
    3. Чувствую себя более связанным. Научно доказано, что природа поддерживает связь друг с другом и с большим миром.Например, в исследовании Университета Иллинойса жители государственного жилья Чикаго, окруженного зелеными насаждениями, сообщали о более сильном чувстве связи с местным сообществом и принадлежности к нему, чем жители домов без деревьев.
    4. Улучшение когнитивных функций. Снижение стресса — это не просто перерывы, которые могут сработать, а могут и не сработать. Ключевым моментом является тип перерыва: исследования показывают, что погружение в природу повышает производительность при выполнении задач, требующих постоянного внимания.
    5. Топливо для души.Исследования Университета Рочестера показывают, что природа заставляет людей чувствовать себя более живыми.

    Хотя это и не то же самое, что находиться на открытом воздухе, окружение или, по крайней мере, воздействие натуральной коры и деревянных изделий через архитектурные и дизайнерские элементы обеспечивает непосредственную связь с природой. Одно коммерческое пространство, в котором это удачно продемонстрировано, — это Центр развития детей Чикагского университета, в котором используется текстурированный сайдинг из коры специально для того, чтобы познакомить детей с природой в архитектуре и материалах, с которыми они могут взаимодействовать посредством прикосновения.Офисы Google по всему миру известны своим творческим и вдохновленным природой интерьером с использованием коры, в которой не только приятно находиться, но и способствовать расслаблению и здоровым альтернативам традиционным рабочим столам.

    И, наконец, частные дома также могут привлечь природу, включив лесные элементы местной среды в дизайн интерьера, так же, как кора деревьев использовалась в этом частном доме в Северном Мичигане.

    4. Соответствие экологическим ценностям

    Приоритетность включения природы в архитектуру сигнализирует клиентам, что архитектурная и дизайнерская фирма придерживается своих экологических ценностей.Использование натурального дерева и коры в элементах экстерьера и интерьера является яркой демонстрацией этих ценностей.

    В современном мышлении для люксовых брендов так же важно разделять личные ценности, особенно ценности устойчивого развития и общественного сознания, как и разделять свои эстетические вкусы.

    Ожидается, что все больше и больше компаний будут предлагать решения экологических и социальных проблем, а конечные пользователи теперь с готовностью избегают компаний с плохой репутацией.Это возлагает на архитекторов и дизайнеров ответственность за обеспечение хорошей окупаемости инвестиций клиентов. Роскошные архитекторы и дизайнеры интерьеров, которые повышают свою приверженность окружающей среде, также могут одновременно улучшить свой бизнес.

    В архитектуре класса «люкс» все большее внимание уделяется эволюции от экологически устойчивого к восстановительному мышлению, когда речь идет о природе в архитектуре. Цель должна заключаться в том, чтобы новые творения не только уменьшали ущерб, но и приносили больше пользы природе.Этот прогресс особенно важен в архитектурном дизайне, поскольку творения существуют как внутри, так и создают внутреннюю среду. Люди хотят жить в домах и работать в офисах, где они могут чувствовать себя комфортно, зная, что их образ жизни и содержащиеся в них продукты не наносят вреда природе.

    Дизайнеры и архитекторы могут убедиться, что они охватывают возрождающее мышление, понимая уникальный социально-экологический контекст работы, вместо того, чтобы применять общие, универсальные решения проблем.Вопросы, которые следует учитывать при оценке подхода к проекту, включают:

    • Экологически безопасны ли материалы? Например, изделия из коры Bark House не требуют вырубки дополнительных деревьев. Вместо этого материалы заготавливаются из древесных отходов. Мы предпринимаем шаги, чтобы обеспечить более здоровый лесной источник материалов.
    • Защищает ли производственный процесс местную окружающую среду? Bark House не только не использует воду для прямого производства продуктов из коры, но и направляет свой доход от продуктов из коры на инициативы по защите водосборов Южных Аппалачей, которые обеспечивают водой 10 миллионов человек.
    • Как вы можете вдохнуть новую жизнь, здоровье и богатство в бесчисленные экологические и социальные системы, которых затрагивает проект домашнего дизайна или продукт? Bark House проводит бесплатное обучение для своих продавцов этичному приобретению регенерированных древесных отходов Аппалачей (RAW) и методам регенерации. Это побуждает поставщиков не только активно участвовать в восстановительных процессах, но и делиться ими с другими, в свою очередь.

    Роскошь больше не строится на изображении излишеств.Бренды экологичного дизайна интерьера несут ответственность перед потребителем за создание более здорового мира, в котором возрождающие отношения и продукты считаются желательными.

    5. Подтвержденный наградами потенциал

    Хотя включение природы в архитектуру имеет свои преимущества, ничто не может сравниться с признанием ваших архитектурных и дизайнерских достижений. Благодаря своим эстетическим, практичным и экологическим преимуществам изделия из натуральной коры и дерева — мудрое решение для тех, кто хочет создавать отмеченные наградами проекты.

    Вот лишь некоторые из наград, полученных за проекты, в которых кора использовалась как способ создания ощущения природы в архитектуре (многие из них были удостоены множества наград):

    Процессы регенерации сбора урожая и производства

    Bark House заслужили высшие награды, включая первую в мире сертификацию Platinum Cradle to Cradle®. Стены из коры были удостоены награды «Архитектурный рекордный продукт года» и были финалистами премии Джона Раскина. Этот бизнес был признан Институтом Кэрол Сэнфорд как регенеративная компания, Институтом Бакминстера Фуллера как компания-катализатор, как B Corp Best For The World Company, и получил важные государственные и региональные награды в области устойчивого развития.

    Bark House начал работу по демонстрации реальных преимуществ продуктов Bark House® и их процесса в качестве передовой системы со сторонней проверкой входных данных. Сегодня компания отслеживает преимущества, которые ее продукты и процессы создают как для клиентов по всему миру, так и для местных семей.


    Попробуйте нас! Закажите собственный набор образцов


    Кора дерева: связь природы и современной архитектуры

    Наполнение ваших проектов ощущением мира природы — это возможность создавать потрясающие дизайны, незаметно улучшая жизнь клиентов и поддерживая окружающую среду.Но отличительный, отмеченный наградами дизайн требует большего, чем биомимикрия.

    Bark возвышает вдохновленную природой архитектуру, пропитывая самые стены материалом

    • Регенеративный , следующая итерация экологичного дизайна
    • Поистине единственный в своем роде , а не биомиметик
    • Современный, но дальновидный

    В мире, который начинает осознавать экономическую и экологическую стоимость отходов, где возобновляемая энергия медленно заменяет процессы и среду обитания, от которых мы заболели, простейшие натуральные материалы дают возможность незаметно побудить к восстановлению связи и размышлениям.

    Инкорпорирование природы через изделия из коры экспоненциально выгодно для архитектора, клиента и общественности. Кора деревьев — от экономики замкнутого цикла до особой эстетической привлекательности — представляет собой идеальный образец соединения природы и современной архитектуры.

    Дизайнеры, архитекторы, строители, производители и заказчики — все они должны сыграть свою роль в создании потрясающих сред, поддерживающих улучшающие жизнь качества экосистем и основанных на регенеративном дизайне.Если вас вдохновили приведенные выше примеры и вы хотите использовать отделку стен из натурального дерева и продукты, которые на 100% произведены в США с использованием возобновляемых источников энергии, свяжитесь с Bark House.

    Загрузить Как создать чувство природы

    ОБЯЗАНЫ НАШИМ КЛИЕНТАМ

    Позвоните, напишите по электронной почте или посетите наш Центр обслуживания клиентов
    828-765-9010 ♦ [электронная почта защищена]
    534 Oak Avenue ♦ Spruce Pine ♦ NC 28777

    «Качество здесь не цель… Это образ жизни.«

    Марти МакКарри

    ПОДКЛЮЧИТЬСЯ К КОРНОМ ДОМУ


    подпишитесь на нашу рассылку

    Архитектура 101 Гила Хансе: Проблема с деревьями

    Ни один архитектор не захочет убирать их с поля для гольфа, но зачастую это лучшее решение.

    Меня часто спрашивают, что является самым сложным в восстановлении полей для гольфа Золотого века. Мой ответ всегда один: деревья.Люди смотрят на деревья с тоской, даже романтично, и их мнения всегда субъективны. Но когда мы готовим генеральный план, мы должны смотреть на них объективно и клинически, поэтому мы разработали пять критериев оценки деревьев на поле для гольфа. В произвольном порядке важности это:

    ИСТОРИЯ

    Мы определяем, был ли первоначальный план поля засажен деревьями или деревья были его неотъемлемой частью. И хотя мы не настолько наивны, чтобы думать, что сможем вернуть этим курсам их первоначальное безлесное происхождение, мы находим значительное количество указаний в их ранних аэрофотоснимках.Мы приветствуем такие клубы, как Oakmont и National Golf Links, которые выступили с инициативой вырубки деревьев в исторических целях. И мы благодарим клубы, в которых мы работали, такие как Киттансетт и Сент-Джорджес на Лонг-Айленде, которые с самого начала доверились нашему видению вырубки деревьев по историческим причинам.

    National Golf Links (фото Л.К. Ламбрехта)

    БЕЗОПАСНОСТЬ

    Когда были спроектированы эти поля Золотого века, гораздо меньше людей играли в гольф, поэтому близость лунок и их расположение не были проблемой безопасности.Однако по мере того, как в игру приходило все больше людей, многие клубы сажали деревья, чтобы обеспечить «буфер безопасности» между лунками. Но этот буфер не идеален (аксиома «деревья на 90 процентов состоят из воздуха» — доказательство этого), и в некоторых случаях деревья могут фактически сделать маршрут менее безопасным, ограничивая видимость.

    ЭСТЕТИКА

    Большинство людей думают, что величественные деревья — идеальное место для игры в гольф. Мы делаем все возможное, чтобы выделить эти деревья, что часто означает устранение беспорядка вокруг них.Деревья обычно сажали члены комитета с благими намерениями, стремящиеся украсить свои поля. Чтобы быстро добиться такой красоты, упомянутые деревья часто сажали слишком близко друг к другу и слишком близко, чтобы играть. В результате многие деревья перерастали в другие, поэтому не могли полностью раскрыть свой потенциал. Путем сложения за вычитанием некоторые деревья необходимо удалить, чтобы способствовать здоровому росту других. Удаление деревьев — особенно умирающих, больных или поврежденных — также может улучшить эстетику, открывая вид на остальную территорию или далекие виды и восстанавливая ощущение места и масштаба, которые раскрывают уникальный характер этого места.

    Oakmont (фото Getty Images)

    ВОСПРОИЗВОДИМОСТЬ

    Вероятно, самый важный критерий для архитектора поля — это то, как деревья влияют на игру поля. Изменили ли они дизайнерские замыслы первоначального архитектора? Ранние курсы были широкими из-за стремления к углам игры наряду с ограничениями оборудования для обслуживания. Когда на полях начали применять однорядный полив, эти широкие коридоры превратились в более узкие полосы зеленой травы: чтобы эти зеленые полосы не выглядели масштабно, пространства между ними были заполнены деревьями.По мере того, как деревья росли, коридоры сужались еще больше, теряя большую часть характера и стратегии полей.

    Деревья также часто добавляли сложности, «сужая дистанцию». Но деревья представляют собой произвольную опасность, требующую неравных штрафов от игроков в гольф. В отличие от традиционных опасностей, они часто не позволяют игрокам в гольф продемонстрировать свои навыки восстановления, особенно если боковой чип-аут — единственный вариант.

    Наконец, деревья — это временные части ландшафта: один хороший ледяной ветер, шторм или болезнь могут быстро их уничтожить.Полагаться на дерево или деревья в поиске стратегии ямы не может быть хорошим долгосрочным решением.

    АГРОНОМИЯ

    Хотя я сказал, что эти критерии не расположены в определенном порядке, это определенно самый важный. Проще говоря, деревья не приносят агрономической пользы газонной траве. Вместо этого деревья забирают все, что нужно для дерна — воздух, свет и воду — и делают это лучше. Сравните корневую структуру дерева с корневой структурой травы, и вы поймете, что это нечестная борьба. Нам часто приходится вырубать деревья, чтобы создать подходящую среду для выращивания травяного покрытия, которое так нужно игрокам в гольф.Хотя это может быть не очень популярная позиция, в битве между выживанием дерна и сохранением дерева дерево должно проиграть. Имейте это в виду, когда в следующий раз суперинтендант поля для гольфа (незамеченный герой нашей индустрии) предложит удалить дерево по агрономическим соображениям.

    Удаление деревьев — серьезное дело, и мы ожидаем, что наши собратья в отрасли подойдут к нему с таким же авторитетом, как и мы. Хорошо продуманное и хорошо спланированное управление деревьями полезно для поля для гольфа на многих уровнях.Я легко отдыхаю по ночам, зная, что мы сделали уроки. И хотя мы были предметом множества язвительных замечаний со стороны участников, я могу честно сказать, что мы никогда не завершали проект, поскольку нас обвиняли в вырубке слишком большого количества деревьев. Это рекорд, которым мы очень гордимся.

    визуализаций против реальности: невероятный рост засаженных деревьями небоскребов

    В мире онлайн-конкурсов дизайна и обмена изображениями в социальных сетях многие архитекторы начали создавать все более экстремальные модели и визуализации для общественного пользования.Некоторые даже начали покрывать свои рендеринговые здания, от скребков до высоток, великолепными деревьями. Эффект может быть захватывающим, но действительно ли эти дизайны являются зелеными или просто свежей формой зеленого мытья?

    Участие в конкурсе «Вертикальный лес» от WOHA

    для Сингапура. Архитектурные мотивы, стоящие за этой тенденцией, бесчисленны. Вертикальная зелень придает строению вид устойчивости. Озелененные башни предлагают лучший воздух и более зеленый вид как для жителей дома, так и для города.Яркие изображения привлекают как заинтригованных инвесторов, так и ориентированных на продажи разработчиков.

    Соответственно, все чаще появляются изображения небоскребов будущего с невероятной зеленью. Тенденция началась с крыш, но теперь она охватывает все виды горизонтальных строительных поверхностей.

    Садовая башня в Виджаяваде, Индия, спроектированная Penda Architecture

    . Несмотря на их внешнюю привлекательность, многие из этих «деревья-грохотов» никогда не оторвутся от чертежной доски, не говоря уже о земле.

    Во-первых, строительные препятствия обескураживают. Чтобы выдержать дополнительный вес, требуются дополнительные бетонные и стальные арматуры. Для полива растений нужны оросительные системы. Следует учитывать дополнительную сложность ветровой нагрузки.

    Городской лес для Чунцина, разработанный MAD ​​

    . После установки деревья также подвержены сильным ветрам на высоте (но вы никогда не увидите их согнутыми на визуализации). Ветер также может прерывать фотосинтетические процессы, в то время как жара и холод наносят ущерб многим видам деревьев (особенно высоким, пышным и красивым).

    Учтите также, что у зданий есть стороны: идея разместить одни и те же деревья вокруг, независимо от условий ветра и солнца, так же бессмысленна, как нахождение деревьев одинаково на всех склонах горы в природе.

    И, конечно же, кто-то должен обрезать, поддерживать, пересаживать, удобрять и убирать все эти живые существа.

    Рендеринг Forgemind ArchiMedia через Boeri Studio

    Недавно построенная пара зданий в Милане, Италия, под названием «Вертикальный лес», является редким примером законченного проекта в области практически не построенных концепций древесных скребков.Проект, разработанный Boeri Studio, состоит из двух жилых башен высотой в несколько сотен футов каждая, на которых расположено впечатляющее множество растений. Планы предусматривали выращивание почти 1000 деревьев, 5000 кустарников и 10 000 дополнительных более мелких видов.

    Схема через Boeri Studio

    Эта зелень была добавлена ​​частично, чтобы помочь фильтровать воздух, уменьшить шумовое загрязнение и обеспечить тень, но также для поддержки среды обитания различных видов птиц и насекомых. Структурные характеристики должны были учитывать корневую систему, вес растений и центральную систему орошения.

    Башни были признаны успешными во многих отношениях. Проект получил статус LEED Gold, в частности, за солнечные панели, выиграл Highrise Aware в 2014 году и был назван Советом по высотным зданиям и городской среде обитания (CTBUH) лучшим высотным зданием в мире в 2015 году.

    Фотография сделана через Boeri Studio

    . «Bosco Verticale — это новая идея небоскреба, в котором сосуществуют деревья и люди», — говорит архитектор Стефано Боэри. «Это первый в мире пример башни, которая обогащает биоразнообразие растений и животных в городе.Короче: первый в мире настоящий вертикальный лес.

    Критики, однако, сразу же отмечают, что вложенная энергия, задействованная в конструктивной поддержке деревьев (и подъеме их на место с помощью крана), значительно снижает выгоды от устойчивости. Другие проблемы, о которых сообщалось, включают: более высокие, чем ожидалось, затраты для арендаторов, структурные проблемы с некоторыми конкретными деревьями и общие задержки строительства.

    До и после (рендеринг слева против реальности справа) с помощью Archiobjects

    Затем есть контраст между рисунками и реальными структурами.Хотя готовые работы, рассматриваемые отдельно, впечатляют сами по себе, они не совсем похожи на пышные засаженные деревьями фасады, представленные в предлагаемых проектах. Возможно, здесь присутствует сезонный элемент, или деревьям нужно время, чтобы вырасти и заполнили пространство. Тем не менее, даже на сайте архитекторов основным изображением остается рендеринг, а не фотография.

    Готовые башни — Даниэле Закки

    На некоторых фотографиях завершенного проекта видно растение на переднем плане. Возникает подозрение, что роль дерева крупным планом заключается в том, чтобы визуально усилить присутствие его более редких собратьев наверху.В итоге проект по-прежнему выглядит хорошо, но он выглядит значительно иначе, чем визуализации, особенно когда речь идет о зелени.

    Ранний рендеринг Вертикального леса с помощью Boeri Studio

    . Такое расхождение рендеринга и реальности — явление не разовое; это присуще любому проекту высотного здания с участием деревьев, особенно тем, которые предполагают гораздо более высокие башни с деревьями.

    Все мы интуитивно знаем, что здание никогда не будет выглядеть как рисунок (архитекторы часто опускают такие вещи, как перила на балконах, чтобы сделать фасад более гладким).Тем не менее, эта конкретная тенденция может выйти из-под контроля, порождая нереалистичные ожидания и приводя к неустойчивым решениям.

    Первое дерево поднимается в Вертикальный лес с помощью Boeri Studio

    . В реальном мире, между церемониями закладки фундамента и перерезания ленточки, большинство зданий получит самое большее одно дерево во время празднования «высадки». Эта скандинавская традиция имеет древние корни (возможно, способ умилостивить смещенных богов деревьев) и включает временное украшение самой высокой балки строения хвойным деревом.

    Однако, помимо этого условного дерева, экстенсивное зеленое покрытие (более тонкий слой, поддерживающий мхи, суккуленты, травы и травы) часто намного практичнее, чем интенсивный (крыши или балконы с кустарниками и деревьями).

    Обширная зеленая крыша на вилле Bio от Энрика Руиса-Гели

    Для масштабных проектов требования к воде, питательным веществам и постоянному управлению ниже, чем для интенсивных. Структурные требования также снижаются: инженерам нужно учитывать всего от 15 до 50 фунтов на квадратный фут (для экстенсивного) по сравнению с 50 до 150 и более (для интенсивного).Для контекста: нормальный балкон может потребоваться по кодексу, чтобы выдерживать от 40 до 100 фунтов на квадратный фут, поэтому интенсивная зеленая крыша может более чем вдвое удовлетворить инженерные требования.

    Тем не менее, даже для самого тонкого зеленого покрытия требуется среда для выращивания, фильтровальная ткань, дренажный слой, изоляция, водонепроницаемая мембрана и многое другое. Естественно, что эти более плоские зеленые поверхности, как правило, делают рисунки менее привлекательными, особенно широкоугольные изображения на расстоянии. Поэтому разработчикам, пытающимся продавать блоки с впечатляющим изображением, экстенсивный подход может показаться менее востребованным, даже если он более устойчивый.

    New York Horizon для Центрального парка, автор — Йитан Сун и Цзянши Ву

    . В основе этой тенденции к озеленению также лежит более серьезный вопрос: какую роль зеленые насаждения должны играть в городах?

    Спорная недавняя концепция дизайна, заключающаяся в том, чтобы обернуть Центральный парк стеклянным «скребком», была широко раскритикована отчасти потому, что она частично отделяет парк от города, создавая полупроницаемые барьеры между ландшафтами и горожанами, которые не должны существовать.

    Вертикальный город Перури 88 для Джакарты, Индонезия, от MVDRV, рендеринг с помощью RSI-Studio

    Подход с использованием древесных скребков потенциально страдает той же проблемой, но в усилении: он полностью поднимает деревья из общих общественных пространств, помещая их там, где их могут увидеть многие. но мало кому нравится.Убранные таким образом, они становятся скорее украшением витрин, зелеными украшениями, чем социальными активаторами. Городская зелень является большим активом для городской среды, но, возможно, лучше всего, если она основана на реальности.

    Рецензия на книгу: Архитектура деревьев

    Авторы: Чезаре Леонарди и Франка Стаги (Princeton Architectural Press, 2019)

    В Италии большинство архитекторов знают эту книгу и использовали ее содержание сначала во время учебы в университете, а затем в качестве профессионалов.Рисунки деревьев появляются в бесчисленных предложениях и чертежах планов, и сегодня они стали частью векторной графики основных инструментов компьютерного дизайна.

    Наша цель — рассказать об этой замечательной работе — продукте изобретательности, мастерства, тяги к знаниям и критического мышления. Сегодня, спустя более тридцати пяти лет после того первого издания, эти ценности стоят плечом к плечу, защищая достоинство деревьев и их право на автономное существование в подходящих условиях, а также предлагая ответ на их использование в архитектуре в чисто эстетических целях. причины.

    — Из введения в книгу

    Получив одобрение и похвалу от таких разных голосов, как Совет по ботаническим и садоводческим библиотекам , Popular Science, и Wall Street Journal , этот новый фолиант за шесть с половиной фунтов вызывает удивление. и великолепный справочник как для архитекторов, так и для ландшафтных архитекторов. Подобно тому, как «Анатомия Грея» является для медицинского мира, этот атлас всего, наполненный хлорофиллом, содержит более двухсот образцов деревьев, представленных на 550 нарисованных от руки чернильных пластинах, причем лиственные деревья представлены дважды, чтобы изобразить их с листвой и без нее.

    Труд любви к авторам книги, Чезаре Леонарди и Франка Стаги вместе открыли свою дизайнерскую фирму в Модене в 1963 году, потратив первую часть своей карьеры на проектирование мебели, в том числе ныне знаменитых стульев Dondolo и Nastro. В 70-х и 80-х годах они обратились к архитектуре и ландшафтному дизайну, начав всю свою жизнь рисовать деревья в книге, путешествуя по Европе, а позже и по Центральной Америке, чтобы сфотографировать деревья, на которых были созданы рисунки.

    Когда стажеры в своих офисах присоединились к предприятию на протяжении многих лет, к 1982 году фирма произвела достаточно материала для запуска выставки пластин в Эмилио Реджио и Модене, все кропотливо нарисованные чернилами в масштабе 1: 100. В качестве каталога для первоначального показа до сих пор единственное издание было известно как L’Architettura degli Alberi, , и это новое издание впервые делает его доступным на английском языке. Также в этом обновленном издании есть несколько новых эссе о чудесных достижениях Леонарди и Стаги, включая комментарии о влиянии их работы на ландшафтных дизайнеров и архитекторов во всем мире за последние три с половиной десятилетия.

    Здесь также воспроизводится, как и в оригинальном издании, закладка, которая служит линейкой масштаба 1: 100, напоминанием о том, что книга является не только энциклопедией, но и справочным пособием для дизайнера в этой области. . Наряду с указанием таких деталей, как высота и диаметр ствола каждого дерева, есть также раздел, посвященный изменению цвета листьев данного дерева, а также затенению его кроны дерева в определенное время года. Новая по сравнению с первым изданием книга включает в себя CAD-репродукции того, что первоначально было нарисовано вручную для исследования теней, тщательные наблюдения авторов книги за взаимодействием теней между деревьями, когда они растут в непосредственной близости друг от друга.

    Пожалуй, самым замечательным достижением книги является то, как ее размер был определен по размеру самых больших деревьев в книге, то есть секвойи. Нарисованные в масштабе 1: 100 деревья, изображенные в книжном масштабе, имеют высоту 110 футов (хотя известно, что гигантские версии вырастают до 300 футов), прекрасно вписываются в большие книги размером 15 x 10 дюймов и находятся примерно в центр книги, позволяющий другим хвойным, лиственным и кактусам подниматься и опускаться по обе стороны от этих могучих гигантов.

    Новые эссе редакторов книги представлены здесь вместе с сопутствующим эссе оригинальной выставки самой Стаги под названием Город, зеленые зоны и архитектура деревьев , в котором она напоминает читателю о важности тщательного размещения дерево в архитектурном плане, указывая, как именно конкретное дерево в конечном итоге решает, где оно будет процветать, а где нет.

    В переводе на английский язык итальянским архитектором описание зеленых насаждений в наших городах звучит как чистая поэзия:

    «В пустых промежутках между ними, местах, которые остались без построек, мы можем любоваться собственным отсутствием.На этих редких участках, которые не были превращены в строительные площадки, на этих клочках земли, которые часто заброшены, на этих уцелевших полях мы можем слышать другие звуки, ощущать другие запахи и ароматы, наблюдать другие формы. Мы можем измерить течение времени и ощутить изменчивый свет. Это места, где шаги мягко падают на траву и землю, влажную от дождя. Это места, где все еще можно увидеть цвета земли и времен года, и где ветер дует над полями и по воздуху, не встречая препятствий.В этих местах свет светлячков и шелест листьев ждут, чтобы их обнаружили, а путь солнца отслеживают деревья, стоящие на траве, как солнечные часы ».

    В общей сложности книга иллюстрирует удивительные 212 видов деревьев (и 24 разновидности), которые принадлежат 128 родам и 53 семействам, причем каждая изящная черно-белая иллюстрация является внимательным исследованием нашего мира природы, что делает ее незаменимым дизайнерским инструментом для архитекторов и архитекторов.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.