Фламандский стиль в архитектуре: Фламандская классика: однодневная поездка в Гент

Содержание

Фламандская классика: однодневная поездка в Гент

Гент – один из самых известных и популярных городов фламандской части Бельгии. Хотя он и находится немного в тени своего близкого соседа – Брюгге, город, безусловно, заслуживает отдельного посещения.

Как добраться до Гента

До Гента мы добирались на поезде из Брюсселя. Ехать около 40 минут. При этом использовали проездной билет Rail Pass, который дает возможность совершить 10 любых поездок по стране. Стоимость билета 77 евро. Недешево, но железнодорожный транспорт в странах Бенилюкс везде достаточно дорог. Контролеры, кстати, проверяли билеты как по дороге в одном направлении, так и по возвращении назад в Брюссель. Поезда комфортные, все остановки объявляются по громкой связи. Также в любом вагоне есть электронном табло. Правда, языки используется французский и фламандский, но разобраться несложно.

Железнодорожный вокзал, на который прибывает поезд и столицы, расположен не близко от исторического центра Гента. Пешком мы шли около 40 минут. Наверняка, есть и автобусы, но разбираться с системой городского транспорта особого желания не было. Да и значительная часть пути, который я выбрал, пролегала вдоль симпатичного канала.

Достопримечательности Гента

В городе мы провели практически весь день и остались очень довольны. За день до этого мы также на целый день ездили в Брюгге, который оставил двойственное впечатление. Городок, действительно, очень симпатичный, но толпы туристов, множество конных экипажей и главное, неуместные инсталляции в центре, впечатление слегка подпортили.

Центральная часть Гента ничуть не уступает по архитектуре Брюгге. Здесь также легко найти дома в традиционном фламандском стиле вдоль каналов, а улицы более широкие и комфортные для прогулок. Да и туристов значительно меньше.

Впечатляюще выглядит замок графов Фландрских. Когда-то здесь жили правители Фландрии, сейчас это музей. Особенно симпатичный вид на замок открывается с правой от центрального входа стороны. Плавающие утки на фоне монументальных стен крепости выглядят довольно забавно.

Разумеется, как во всяком уважающем себя фламандском-голландском городе, в Генте есть своя башня Беффруа. Издавна подобные сооружения были символом независимости и вольности средневековых городов.

Одна из самых впечатляющих достопримечательностей города – собор святого Бавона. Впечатляющая церковь, значительно отличающаяся от более привычных итальянских и испанских храмов.

Внутри нас ждал настоящий сюрприз – играл орган, причем к органисту можно было подойти совсем близко. Мы впервые наблюдали за игрой музыканта с такого расстояния. Другой сюрприз ожидал меня в глубине собора. Там находится огромный скелет кита. Такое в церкви я виде впервые. Любителям живописи могу порекомендовать обязательно посетить и знаменитый Гентский алтарль ван Эйка. Вход в него находится внутри храма с левой стороны. Посещение стоит 7 евро.

Поездка в Гент оставила самые яркие впечатления. Для меня город стал настоящим символом Бельгии. Прекрасная архитектура, многочисленные каналы, пересекающие город, настоящая средневековая атмосфера – все эти качества делают Гент настоящей жемчужиной не только Бельгии, но и всей Северной Европы.

Архитектура Бельгии — это… Что такое Архитектура Бельгии?

Брюссель.

Архитектура Бельгии (нидерл. Belgische Architectuur, фр. Belge Architecture) — архитектура на территории современного западноевропейского государства Бельгия как составляющая бельгийской культуры, которая активно развивалась до середины XVII века в рамках нидерландской архитектуры, имея определенные стадии, как общеевропейские, так и связанные с местными особенностями.

Общая характеристика

Земли Южных Нидерландов (ныне Бельгия) выработались в значительную культурную и художественную ячейку еще в эпоху Средневековья. Практически до конца 16 века культура и искусство Фландрии было тесно связано с искусством Северных провинций, которые вошли в состав Голландии. Разграничению и национальному обособлению способствовали события Нидерландской буржуазной революции. В 1579 г. семь мятежных провинций Нидерландов в городе Утрехт создали так называемую Республику Семи Объединенных Провинций. Во время войны с Испанией им удалось отстоять свою независимость. Испанские захватчики отомстили убийством 10 000 граждан города Антверпен, что привело к массовой эмиграции в «Объединенные Провинции» с территорий Фландрии, контролируемых Испанией. Вестфальское мирное соглашение 1648 г. признало независимость «Объединенных Провинций», которые стали известны как

Голландия. После этих событий художественная культура Бельгии и Голландии окончательно разделилась и каждая пошла собственным путем. В 17 веке Бельгия была удержана в лоне католицизма, а на её искусство имели влияния католические Италия и Испания.

Жером Дюкенуа-младший. Барочная группа, церковь Нотр-Дам дю Саблон, Брюссель

В 1714 году земли Бельгии отошли Австрийской империи. Начался этап компромиссного сочетания воздействий территориально близкой Франции и Австрии с мощными национальными традициями 17 века. Название «фламандские искусство» — неточное и неполное, потому что в языке и культуре фламандцев и валлонцев, крупнейших национальных сообществ страны, есть существенные различия. Страна объявила независимость по результатам так называемой Брабантской революции 1789—1790 гг. Но страну покорили солдаты Наполеона Бонапарта, который авантюрно перекроил карту Европы в попытке создать новую Французскую империю. Лишь буржуазная революция 1830 года предоставила правительству возможность восстановить государственность и создать независимую Бельгию. Бельгийская архитектура прошла таким образом значительный исторический путь и гордится выдающимися достижениями, архитекторами и достопримечательностями, в частности готики, ренессанса, барокко, эклектики, сецессиона и постмодерна.

Архитектура фламандского барокко

Венцеслав Кобергер, базилика Богородицы в Монтегю, Бельгия Церковь Онзе-Ливе-Вров ван Финистер, Брюссель Церковь святой Троицы, Брюссель Рубенс. «Мученичество апостола Андрея Первозванного», 1638 г. Крестный ход в городе Мехелен.

Архитектура Бельгии берёт начало в нидерландском средневековом искусстве. Самыми ранними памятниками архитектуры были готические соборы в Брюсселе (12-15 вв.), Антверпене (1352—1518), Брюгге (1239-97), Мехелене. Архитектура Возрождения представлена многими жилыми и административными сооружениями, в частности ратушей в Антверпене (1561-65). В конце 16 века создается так называемая фламандская школа, которая существовала до конца 18 в. Своеобразная архитектура Бельгии того периода соединила в себе пластику барокко и давно выработанные формы национальной готики (дом гильдий в Брюсселе, дом Рубенса в Антверпене, сакральные сооружения архитекторов В. Кобергера, Ж. Франкара, П. Хейенса, В. Хесиуса и Л. Фрайхербе).

Фламандское барокко в архитектуре имело значительные воздействия иезуитов, которые часто инициировали создание барочных сакральных сооружений или сами выступали архитекторами. Распространение получили трёхнефные базилики с разбитым на три части фасадом. Строили монастыри и госпитали, бегинажи (помещение для женских религиозных обществ), ломбарды, иногда — загородные дворцы. Особенно роскошно разрабатывали фасады, используя весь репертуар архитектурного декора — пилястры и колонны, карнизы, треугольные и лучковые фронтоны, рельефы, волюты, вазы, канделябры. Пышный декор парадного фасада переносили и на интерьеры, которые поражали синтезом искусств: архитектурного декора, скульптуры и живописи, последняя переживала новый расцвет после 16 века.

Готический каркас сакральных сооружений был удачно истолкован архитекторами барокко, превратившись в торжественные, полнокровные композиции. Это были настоящий апофеоз синтеза искусств. Даже использование (якобы сдержанного) классического ордера не мешало покрывать стены и алтари цветным мрамором, золочением, высеченными или резными орнаментами в сопровождении динамичных композиций картин. Роскошно одетая церковь или собор появились почти в каждом большом городе, среди которых —

  • церковь иезуитов, Антверпен
  • церковь Сен-Жан-Батист-о-Бегинаж (Иоанна Крестителя, Брюссель, 1657—1676)
  • церковь Синт-Каролюс-Борромеускерк (Антревпен, 1577—1637)
  • церковь Синт-Михилскерк (Левен, 1601—1690)
  • церковь Онзе-ливе-Фрау-ван-Хвансвейк (Мехелен)
  • базилика Богородицы в Монтегю.

В барочном стиле исполняли и часовни аристократических семей (часовня семьи Рубенсов в церкве Св. Иакова, Антверпен, портал часовни маркиза Тур-е-Тассис в церкви Нотр-Дам-дю-Саблон, Брюссель).

  • Церковь Нотр-Дам дю Бон Секюрс, Брюссель

  • Церковь Нотр-Дам дю Финистер, Брюссель

  • Notre-Dame aux Riches Claires, алтарь

  • Notre-Dame aux Riches Claires, фасады

Если декор фасада был несколько сдержанный, то сакральные сооружения сохраняли повышенную пластичность использованием волнистых объемов, башен, куполов, иногда — ротонд. Как и среди представителей других художественных школ и художественных течений, антверпенская школа имеет собственных универсально одаренных художников. Среди них — Питер Кук ван Альст, что работал как автор картин к витражам и аррасов (гобеленов), переводчик с французского книг об архитектуре, скульптор и художник религиозных картин. В состав антверпенской школы логично зачисляют художника и архитектора Корнелиса Флориса де Вриндта (1513/14 — 1575), который делал проекты ювелирных изделий и украшений — орнаменты к надгробиям, занимался мемориальной скульптурой, работал как архитектор при строительстве ратуши Антверпена и Ганзейского дома в его портовой части, знаковых сооружений своего времени. К антверпенской школе принадлежит и художник, представитель нидерландского маньеризма — Венцеслав Кобергер (1557—1634), который более известен как архитектор и в Италиии, и во Фландрии, представитель фламандского барокко в архитектуре.

Уникальной по значению для фламандского искусства 17 века была деятельность Рубенса. Приступы болезни и дипломатическая деятельность часто истощали художника, побудили его привлекать к исполнению произведений многочисленных учеников и помощников. Это способствовало как распространению руководств барокко в национальном искусстве, так и созданию колоссального количества произведений искусства, среди которых —

  • титульные листы к антверпенским изданиям печатника Плантена
  • алтарные композиции
  • портреты
  • изделия из стекла и кожи
  • парадное оружие
  • мебель
  • ювелирные изделия из серебра
  • скульптура из мрамора, бронзы, дерева, слоновой кости
  • гравюры с картин Рубенса, которые делали братья Больверт, Понтиус, Ворстерман.
  • Ганзейский дом в Антверпене, гравюра 1700 года. Разрушен, впоследствии не восстановлен.

  • Барочная церковь Иоанна Крестителя, Брюссель

  • Рубенс. Проект фасада издания «Дворцы Генуи»

  • Рубенс. Парадные ворота Waterpoort, Антверпен.

Временные триумфальные сооружения

Рубенс. «Храм Януса». Дверь бога войны закрывают аллегории мира и искусств.

Специфической частью архитектуры 17 века оставались временные сооружения по случаю встреч испанских вице-королей, испанских побед или праздников. Их делали в виде триумфальних ворот, калиток, небольших храмов, украшенных рельефами, картинами, надписями, флагами, гирляндами. Временные триумфальные сооружения становились проявлениями политической поддержки испанских властителей ради выживания в трудных условиях испанского гнёта, но воспринимались как государственная задача. К их созданию привлекали лучших архитекторов, скульпторов-декораторов и художников. В годы пребывания в Антверпене Рубенса, последний возглавлял бригады художников по построению триумфальних сооружений, собственноручно разрабатывал многочисленные эскизы и проекты к ним. По окончании праздников их безжалостно разбирали и уничтожали. Свидетельствами их существования и внешнего вида становились лишь эскизы и гравюры.

Дома гильдий и рядовая застройка

Катедра, деревянная резьба. Церковь Иоанна Крестителя и бегинаж, Брюссель.

Стилистика барокко мало использовалась в рядовой застройке, хотя и повлияла на декор фасадов, особенно домов гильдий. Городской дом с узким, но высоким фасадом имел три-пять окон, несколько этажей, но получил более удобную внутреннюю планировку. Первый этаж — большой вестибюль с лестницей наверх. Характерной чертой было разнообразие фигурных фронтонов, орнаментов и лепных деталей, более дешевых, чем мраморная скульптура. Планировка почти всех городов долго сохраняла еще средневековый характер, в некоторых городах не уходила даже в 19-20 веках (Брюгге, Гент, Мехелен). Сельская застройка контрастировала чрезвычайной примитивностью, упрощенностью, практически полным отказом от декора, что было удивительно при расцвете декоративно-прикладного искусства, со сложными архитектурными орнаментами в катедрах, церковными рядами, многочисленными барочными надгробиями, с прославленными аррасами (гобеленами) Фландрии даже в провинциальных Ауденарде, Гента, Льежа или столичных Антверпене и Брюсселе.

Лишь на рубеже 17-18 веков церковное строительство прекращается, национальная традиция ослабевает под мощным давлением модных образцов Франции и, частично, Италии.

Французское и австрийское влияние в 18 в

Брюссель, дома гильдий, начало 18 в.

Во второй половине 17 в. армия Людовика XIV сделала попытку превзойти другие государства Европы в военной силе. Французские солдаты захватили Эно и Западную Фландрию. Пострадал и Брюссель. В 1695 году брюссельский Гран-плас три дня крушили пушками, превратив в сплошные руины. По Рейсвейкскому мирному соглашению от 1697 года французов обязали покинуть бельгийские провинции. В годы Войны за испанское наследство (1701—1714) власть в Южных Нидерландах перешла к австрийским Габсбургам. Гранд-плас и бывшую площадь Сен-Мишель отстраивают, но с учетом образцов архитектуры Франции. Это — симметрия, пилястры, череда окон, центр сооружения подчеркнут или пышным порталом, или простым портиком. Барочный декор заменяют аскетичным, позаимствованным из классицизма (архитектор Ян Питер ван Баурсхейдт, Королевский дворец в Антверпене, 1743—1745 гг., арх. К. Фиско, застройка площади Сен-Мишель в Брюсселе, 1772—1775 гг., ныне Пляс де Мортир («Площадь павших»).

  • Застройка площади Сен-Мишель в Брюсселе, 1772 — 1775 гг., ныне Пляс де Мортир.

  • Пляс де Мортир

Буржуазная архитектура Бельгии 19 в

  • Церковь Jeu de Balle

  • Кафе Метрополь, Брюссель

  • Церковь Св. Иосифа, Брюссель

  • Королевская консерватория

Поздний классицизм

Господствующим стилем конца 18 в. — первой трети 19-го оставался поздний классицизм. Его наставлений придерживался архитектор Л. Руландт (1786—1864), которому поручили строительство Дворца юстиции в городе Гент. Использована знакомая стилистика — рустика, широкие лестницы, римский портик. Достаточно вольная интерпретация форм классицизма использована во дворце для принца Оранского в Брюсселе (арх. Ш. ван дер Стратен, 1823—1826 гг., позднее передан Академии). Симметричный, удлиненный фасад дворца не имеет подчеркнутого центра — вместо него длинная галерея, окаймлённая боковыми павильонами. Никаких колонн, портиков, треугольных фронтонов. Вместо них — горизонтали карнизов, аттик без скульптур, довольно плоская крыша, что функционально неудобно в стране с туманами и повышенной влажностью.

Бельгийская эклектика

Жозеф Ламбо. Монумент-благодарность строителем собора Антверпенской Богоматери.

Во второй половине 19 века в бельгийской архитектуре воцарилась эклектика. Фасады зданий — перегружены декором, позаимствованным то из французских сооружений 18 века, то из французской эпохи маньеризма или возрождения — Национальный банк (архитектор Беярт), Брюссельская биржа, Дворец юстиции (архитектор Пуларт), Королевский музей (архитектор А. Балла). Восстановлено и сакральное строительство — церкви строят в византийском, неоготическом, необароковом стилях.

Рядовая застройка в сравнении с пафосом буржуазных сооружений, наоборот, удивляет ограниченностью и мещанской сдержанностью даже в помещениях обеспеченных слоев населения — темно-красный или желтый кирпич, мало окон, два-три этажа. Это обусловлено значительным подорожанием даже малых земельных участков и налогом на количество окон-дверей на фасаде. Первый этаж здесь — кухня, верхние — комнаты и спальни. Мансарды с щипцовыми крышами — спальни или склады. Традиционные строительные материалы и типовая планировка сохранили распространение к концу 20 ст.

Но развитие капитализма мощно влияло на градостроительную ситуацию, на появление заводов и фабрик. Рядом возникают трущобы, которыми печально прославился Антверпен. Вокруг промышленных окраин возникают хаотичные, плотно застроенные рабочие и бедные районы с огромными территориями, лишенными благоустройства. Клиенты настаивают на экономии — архитекторы массово отказываются от выраженности, эстетики промышленных сооружений. Использование новых строительных материалов (чугунные колонны, длинные балочные перекрытия, стекло) только иногда прикрывают более-менее выразительными оболочками в исторической стилистике. Градостроительные проекты имеют крайне ограниченный характер и касаются лишь центров городов, вокзалов или немногих площадей (площадь с Колонной Конгресса в Брюсселе. арх. Я. П. Кльойсенар, 1850—1859 гг.). Реку Сенн, что течет сквозь центр Брюсселя, спрятали в туннель, поверх которого создали бульвары в 1867—1874 гг. В Антверпене модернизируют порт, не трогая его трущобных районов. Их плотная и неуклюжая застройка контрастировала с пафосной застройкой банков, бирж, государственных учреждений, немногих театров и музеев в столице.

Универсальные магазины и пассажи

  • Пассаж Бортье в Брюсселе

  • Пассаж в Брюсселе

  • Королевский пассаж Сент Губерт

По западному миру середины и конца 19 в. прокатилась волна создания универсальных магазинов и пассажей. Чтобы привлечь покупателей, они объединяют под одной крышей магазины, склады, кафе, комнаты для мужчин (пока женщины бродят по лавкам), первые туалеты. Разработаны и стратегии длительного удержания посетителей в универсальных магазинах с семьями и детьми, чтобы продать как можно больше товаров от продуктов и модной одежды — до ничтожных мелочей. Вступает во всей мощи реклама — на фасадах, в изданиях, плакатах и газетах и т. д. Появилось такое явление, как шопинг, когда посетитель начинает покупать намеренно ненужные вещи, а значит сформировались условия условия для перепроизводства товаров, безработицы и экономических кризисов. Буржуазная архитектура деятельно участвует в этом (пассаж Сен-Юбер в Брюсселе и др.)

Бельгийский сецессион

Церковь Св. Терезы Авильской, Брюссель.

Бельгийский сецессион возник в художественных кружках «Общество двадцати» (1884—1893) и «Свободная эстетика» (1894—1913). Активисты кружков пожелали отказаться от засилья ордерной архитектуры, пошлости исторических стилей, раскрыть возможности новых строительных материалов и форм. Логично, что в Бельгии это движение получило название «новое искусство» (art nouveau — ар нуво). Теоретиком нового художественного направления стал Анри Клеменс ван де Велде (1863—1957). Он был практикующим архитектором, но выстроил немного сооружений. Поэтому в творческом наследии мастера на первые места вышли литературная и педагогическая деятельность, а также практика дизайнера интерьеров. Не меньшее значение имела архитектурная практика другого художника Виктора Орта (1861—1947). Выстроенный им в 1892−1893 гг. особняк инженера Тассела в городе Брюссель пленил современников отказом от ордерной архитектуры, закругленным стеклянным эркером и асимметрией планировки, потому что Орта отверг условную красоту плана ради комфорта и удобства жилья. По сравнению с постройками эпохи классицизма (симметрия, красота плана, ориентация на итальянскую архтектуру с игнорированием других климатических условий Бельгии) это было революционным поступком.

Волнистые линии пленили Виктора Орта. Он перенес эти природные линии и в металлические конструкции, и в камень, и в декор интерьеров, в стенопись. Но собственные, мощные ограничения вносило материальное размежеванияе общества. Орта трудился над созданием роскошных частных домов или уникальных, общественно значимых объектов, не вмешиваясь в рядовую застройку. Отсюда тяга к странным решениям, излишней декоративности, ограниченности использования решений художника. Архитекторы и теоретики этого периода пришли к осознанию стоимости не только уникальных сооружений и обслуживания спроса богачей, но и к стоимости рядовой застройки, к правам на комфортное жилье среднего класса, который возник и начал влиять на общественную, экономическую, впоследствии и на политическую жизнь страны. Молодые архитекторы возрождали традиционные фламандские формы и использовали давно известный кирпич.

Бельгийская архитектура в 20 в

Рядовая застройка Брюсселя
  • Университет в Левене, сооружения разных веков.

  • Башня Синт-Мартенсдал, Левен.

  • Пивоваренный завод «Stella Artois» (Стелла Артуа),

  • Национальный выставочный комплекс

Архитектура городов Бельгии была значительно разрушена в годы 1-й мировой войны. В послевоенный период правительство поддержало не только архитектурных авангардистов, но и консервативные тенденции к восстановлению традиционных форм. Послевоенные сооружения восстанавливали на тех же местах, практически по тем же традиционным чертежам, что воссоздавало средневековую планировку городов. Закладывалось игнорирование новых требований 20 века к освещению, гигиене, качеству жилья. Использование электричества лишь частично решало эти проблемы, потому что на пороге был отказ от лошадей и гужевого транспорта, распространение автомобилей и новых строительных материалов и т. д.

Состояние дел в архитектуре Бельгии начала 20 века стало угрожающе критическим. На ситуацию начало влиять правительство, особенно в области градостроительства. Однако в условиях частной собственности на землю градостроительные планы длительное время имели лишь теоретический характер, а позже — незначительную реализацию. Самым известным стало строительство поселков «Национальным обществом дешевого жилья», основанного 1920 года. Ограниченность средств побудило бельгийских архитекторов к созданию типовых проектов, к стандартизации и механизации строительства. Это свойственно и двум лучшим посёлкам, реализованным на окраине Брюсселя, где ситуация была наиболее угрожающей. Поселок Селзате (арх. Хейбрехт Хосте) и «Современный город» (арх. Виктор Буржуа) имеют свободную планировку. Жилые кварталы и тропы для пешеходов расположены среди растительности и огорожены деревьями от транспортных путей. Поселки имеют собственные административные центры, сеть магазинов, площадок для детей, школ, зон отдыха. Но возобновилось и строительство частных домов, вилл, буржуазных доходных домов.

Слишком большая цена на земельные участки, особенно в городах, стимулировала высотное строительство. В 1931 году в развитом Антверпене выстроили первый в Бельгии высотный дом Торенгебау. Но судьба промышленного и транспортного строительства все еще оставалась плачевной. Среди заметных сооружений эпохи — портовые сооружения и аэровокзал в Антверпене (арх. С. Ясински), судоходный канал Альберта (1930—1939 гг.) Противоречия архитектурной практики имели место и в сооружениях для Международной выставки 1935 г. в Брюсселе (Большой дворец Века, арх. Ян ван Нек)

Бельгия в очередной раз пострадала от бомбардировок и немецко-фашистской оккупации в годы 2-й мировой войны. В послевоенные годы градостроительную ситуацию начало контролировать правительство. Часть жилого ресурса была восстановлена, часть выстроена заново. Началось устранение трущоб, вывод промышленных предприятий за пределы городов, благоустройство жилых районов (обводнение, зеленое строительство и т. п.). Исторические города сохраняли тесную застройку, но в сеть старых и узких домов позволили встраивать современные сооружения, которые значительно «выпадали» из исторического окружения из-за упрощенного декора, современных материалов, аскетизма фасадов. Чтобы хоть как-то решить транспортные проблемы в Брюсселе, в городе перед Всемирной выставкой создали сеть тоннелей и виадуков. Подземным путем соединили город и аэропорт в Мелсбруке (арх. Бренфо и др.), что стал одним из крупнейших в Западной Европе. Сельские районы Бельгии украсили новые отели для туристов, новые шоссе и автострады, магазины в подчеркнуто осовремененном виде. Архитекторы Бельгии не чураются иностранного опыта и заимствуют удачные решения у архитектуры Нидерландов и Великобритании.

Источники

  • Краткая художественная энциклопедия «Искусство стран и народов мира», Т 1, с. 186—220
  • Труды Гос. Эрмитажа, Т 1, М, 1956
  • Доброклонский М. В. (автор составитель), «Рисунки Рубенса», М-Л, 1940
  • «Питер Пауль Рубенс. Письма. Документы. Суждения современником», серия «Мир художника», М. «Искусство», 1977
  • Журнал «Архитектура СССР», № 5, 1957, статья «Жилые дома и благоустройство кварталов в Бельгии»
  • Vlieghe, Hans. Flemish Art and Architecture 1585—1700. Yale University Press, Pelican History of Art, New Haven and London, 1998.

Ссылки

Архитектура Бельгии — это… Что такое Архитектура Бельгии?

Брюссель.

Архитектура Бельгии (нидерл. Belgische Architectuur, фр. Belge Architecture) — архитектура на территории современного западноевропейского государства Бельгия как составляющая бельгийской культуры, которая активно развивалась до середины XVII века в рамках нидерландской архитектуры, имея определенные стадии, как общеевропейские, так и связанные с местными особенностями.

Общая характеристика

Земли Южных Нидерландов (ныне Бельгия) выработались в значительную культурную и художественную ячейку еще в эпоху Средневековья. Практически до конца 16 века культура и искусство Фландрии было тесно связано с искусством Северных провинций, которые вошли в состав Голландии. Разграничению и национальному обособлению способствовали события Нидерландской буржуазной революции. В 1579 г. семь мятежных провинций Нидерландов в городе Утрехт создали так называемую Республику Семи Объединенных Провинций. Во время войны с Испанией им удалось отстоять свою независимость. Испанские захватчики отомстили убийством 10 000 граждан города Антверпен, что привело к массовой эмиграции в «Объединенные Провинции» с территорий Фландрии, контролируемых Испанией. Вестфальское мирное соглашение 1648 г. признало независимость «Объединенных Провинций», которые стали известны как Голландия. После этих событий художественная культура Бельгии и Голландии окончательно разделилась и каждая пошла собственным путем. В 17 веке Бельгия была удержана в лоне католицизма, а на её искусство имели влияния католические Италия и Испания.

Жером Дюкенуа-младший. Барочная группа, церковь Нотр-Дам дю Саблон, Брюссель

В 1714 году земли Бельгии отошли Австрийской империи. Начался этап компромиссного сочетания воздействий территориально близкой Франции и Австрии с мощными национальными традициями 17 века. Название «фламандские искусство» — неточное и неполное, потому что в языке и культуре фламандцев и валлонцев, крупнейших национальных сообществ страны, есть существенные различия. Страна объявила независимость по результатам так называемой Брабантской революции 1789—1790 гг. Но страну покорили солдаты Наполеона Бонапарта, который авантюрно перекроил карту Европы в попытке создать новую Французскую империю. Лишь буржуазная революция 1830 года предоставила правительству возможность восстановить государственность и создать независимую Бельгию. Бельгийская архитектура прошла таким образом значительный исторический путь и гордится выдающимися достижениями, архитекторами и достопримечательностями, в частности готики, ренессанса, барокко, эклектики, сецессиона и постмодерна.

Архитектура фламандского барокко

Венцеслав Кобергер, базилика Богородицы в Монтегю, Бельгия Церковь Онзе-Ливе-Вров ван Финистер, Брюссель Церковь святой Троицы, Брюссель Рубенс. «Мученичество апостола Андрея Первозванного», 1638 г. Крестный ход в городе Мехелен.

Архитектура Бельгии берёт начало в нидерландском средневековом искусстве. Самыми ранними памятниками архитектуры были готические соборы в Брюсселе (12-15 вв.), Антверпене (1352—1518), Брюгге (1239-97), Мехелене. Архитектура Возрождения представлена многими жилыми и административными сооружениями, в частности ратушей в Антверпене (1561-65). В конце 16 века создается так называемая фламандская школа, которая существовала до конца 18 в. Своеобразная архитектура Бельгии того периода соединила в себе пластику барокко и давно выработанные формы национальной готики (дом гильдий в Брюсселе, дом Рубенса в Антверпене, сакральные сооружения архитекторов В. Кобергера, Ж. Франкара, П. Хейенса, В. Хесиуса и Л. Фрайхербе).

Фламандское барокко в архитектуре имело значительные воздействия иезуитов, которые часто инициировали создание барочных сакральных сооружений или сами выступали архитекторами. Распространение получили трёхнефные базилики с разбитым на три части фасадом. Строили монастыри и госпитали, бегинажи (помещение для женских религиозных обществ), ломбарды, иногда — загородные дворцы. Особенно роскошно разрабатывали фасады, используя весь репертуар архитектурного декора — пилястры и колонны, карнизы, треугольные и лучковые фронтоны, рельефы, волюты, вазы, канделябры. Пышный декор парадного фасада переносили и на интерьеры, которые поражали синтезом искусств: архитектурного декора, скульптуры и живописи, последняя переживала новый расцвет после 16 века.

Готический каркас сакральных сооружений был удачно истолкован архитекторами барокко, превратившись в торжественные, полнокровные композиции. Это были настоящий апофеоз синтеза искусств. Даже использование (якобы сдержанного) классического ордера не мешало покрывать стены и алтари цветным мрамором, золочением, высеченными или резными орнаментами в сопровождении динамичных композиций картин. Роскошно одетая церковь или собор появились почти в каждом большом городе, среди которых —

  • церковь иезуитов, Антверпен
  • церковь Сен-Жан-Батист-о-Бегинаж (Иоанна Крестителя, Брюссель, 1657—1676)
  • церковь Синт-Каролюс-Борромеускерк (Антревпен, 1577—1637)
  • церковь Синт-Михилскерк (Левен, 1601—1690)
  • церковь Онзе-ливе-Фрау-ван-Хвансвейк (Мехелен)
  • базилика Богородицы в Монтегю.

В барочном стиле исполняли и часовни аристократических семей (часовня семьи Рубенсов в церкве Св. Иакова, Антверпен, портал часовни маркиза Тур-е-Тассис в церкви Нотр-Дам-дю-Саблон, Брюссель).

  • Церковь Нотр-Дам дю Бон Секюрс, Брюссель

  • Церковь Нотр-Дам дю Финистер, Брюссель

  • Notre-Dame aux Riches Claires, алтарь

  • Notre-Dame aux Riches Claires, фасады

Если декор фасада был несколько сдержанный, то сакральные сооружения сохраняли повышенную пластичность использованием волнистых объемов, башен, куполов, иногда — ротонд. Как и среди представителей других художественных школ и художественных течений, антверпенская школа имеет собственных универсально одаренных художников. Среди них — Питер Кук ван Альст, что работал как автор картин к витражам и аррасов (гобеленов), переводчик с французского книг об архитектуре, скульптор и художник религиозных картин. В состав антверпенской школы логично зачисляют художника и архитектора Корнелиса Флориса де Вриндта (1513/14 — 1575), который делал проекты ювелирных изделий и украшений — орнаменты к надгробиям, занимался мемориальной скульптурой, работал как архитектор при строительстве ратуши Антверпена и Ганзейского дома в его портовой части, знаковых сооружений своего времени. К антверпенской школе принадлежит и художник, представитель нидерландского маньеризма — Венцеслав Кобергер (1557—1634), который более известен как архитектор и в Италиии, и во Фландрии, представитель фламандского барокко в архитектуре.

Уникальной по значению для фламандского искусства 17 века была деятельность Рубенса. Приступы болезни и дипломатическая деятельность часто истощали художника, побудили его привлекать к исполнению произведений многочисленных учеников и помощников. Это способствовало как распространению руководств барокко в национальном искусстве, так и созданию колоссального количества произведений искусства, среди которых —

  • титульные листы к антверпенским изданиям печатника Плантена
  • алтарные композиции
  • портреты
  • изделия из стекла и кожи
  • парадное оружие
  • мебель
  • ювелирные изделия из серебра
  • скульптура из мрамора, бронзы, дерева, слоновой кости
  • гравюры с картин Рубенса, которые делали братья Больверт, Понтиус, Ворстерман.
  • Ганзейский дом в Антверпене, гравюра 1700 года. Разрушен, впоследствии не восстановлен.

  • Барочная церковь Иоанна Крестителя, Брюссель

  • Рубенс. Проект фасада издания «Дворцы Генуи»

  • Рубенс. Парадные ворота Waterpoort, Антверпен.

Временные триумфальные сооружения

Рубенс. «Храм Януса». Дверь бога войны закрывают аллегории мира и искусств.

Специфической частью архитектуры 17 века оставались временные сооружения по случаю встреч испанских вице-королей, испанских побед или праздников. Их делали в виде триумфальних ворот, калиток, небольших храмов, украшенных рельефами, картинами, надписями, флагами, гирляндами. Временные триумфальные сооружения становились проявлениями политической поддержки испанских властителей ради выживания в трудных условиях испанского гнёта, но воспринимались как государственная задача. К их созданию привлекали лучших архитекторов, скульпторов-декораторов и художников. В годы пребывания в Антверпене Рубенса, последний возглавлял бригады художников по построению триумфальних сооружений, собственноручно разрабатывал многочисленные эскизы и проекты к ним. По окончании праздников их безжалостно разбирали и уничтожали. Свидетельствами их существования и внешнего вида становились лишь эскизы и гравюры.

Дома гильдий и рядовая застройка

Катедра, деревянная резьба. Церковь Иоанна Крестителя и бегинаж, Брюссель.

Стилистика барокко мало использовалась в рядовой застройке, хотя и повлияла на декор фасадов, особенно домов гильдий. Городской дом с узким, но высоким фасадом имел три-пять окон, несколько этажей, но получил более удобную внутреннюю планировку. Первый этаж — большой вестибюль с лестницей наверх. Характерной чертой было разнообразие фигурных фронтонов, орнаментов и лепных деталей, более дешевых, чем мраморная скульптура. Планировка почти всех городов долго сохраняла еще средневековый характер, в некоторых городах не уходила даже в 19-20 веках (Брюгге, Гент, Мехелен). Сельская застройка контрастировала чрезвычайной примитивностью, упрощенностью, практически полным отказом от декора, что было удивительно при расцвете декоративно-прикладного искусства, со сложными архитектурными орнаментами в катедрах, церковными рядами, многочисленными барочными надгробиями, с прославленными аррасами (гобеленами) Фландрии даже в провинциальных Ауденарде, Гента, Льежа или столичных Антверпене и Брюсселе.

Лишь на рубеже 17-18 веков церковное строительство прекращается, национальная традиция ослабевает под мощным давлением модных образцов Франции и, частично, Италии.

Французское и австрийское влияние в 18 в

Брюссель, дома гильдий, начало 18 в.

Во второй половине 17 в. армия Людовика XIV сделала попытку превзойти другие государства Европы в военной силе. Французские солдаты захватили Эно и Западную Фландрию. Пострадал и Брюссель. В 1695 году брюссельский Гран-плас три дня крушили пушками, превратив в сплошные руины. По Рейсвейкскому мирному соглашению от 1697 года французов обязали покинуть бельгийские провинции. В годы Войны за испанское наследство (1701—1714) власть в Южных Нидерландах перешла к австрийским Габсбургам. Гранд-плас и бывшую площадь Сен-Мишель отстраивают, но с учетом образцов архитектуры Франции. Это — симметрия, пилястры, череда окон, центр сооружения подчеркнут или пышным порталом, или простым портиком. Барочный декор заменяют аскетичным, позаимствованным из классицизма (архитектор Ян Питер ван Баурсхейдт, Королевский дворец в Антверпене, 1743—1745 гг., арх. К. Фиско, застройка площади Сен-Мишель в Брюсселе, 1772—1775 гг., ныне Пляс де Мортир («Площадь павших»).

  • Застройка площади Сен-Мишель в Брюсселе, 1772 — 1775 гг., ныне Пляс де Мортир.

  • Пляс де Мортир

Буржуазная архитектура Бельгии 19 в

  • Церковь Jeu de Balle

  • Кафе Метрополь, Брюссель

  • Церковь Св. Иосифа, Брюссель

  • Королевская консерватория

Поздний классицизм

Господствующим стилем конца 18 в. — первой трети 19-го оставался поздний классицизм. Его наставлений придерживался архитектор Л. Руландт (1786—1864), которому поручили строительство Дворца юстиции в городе Гент. Использована знакомая стилистика — рустика, широкие лестницы, римский портик. Достаточно вольная интерпретация форм классицизма использована во дворце для принца Оранского в Брюсселе (арх. Ш. ван дер Стратен, 1823—1826 гг., позднее передан Академии). Симметричный, удлиненный фасад дворца не имеет подчеркнутого центра — вместо него длинная галерея, окаймлённая боковыми павильонами. Никаких колонн, портиков, треугольных фронтонов. Вместо них — горизонтали карнизов, аттик без скульптур, довольно плоская крыша, что функционально неудобно в стране с туманами и повышенной влажностью.

Бельгийская эклектика

Жозеф Ламбо. Монумент-благодарность строителем собора Антверпенской Богоматери.

Во второй половине 19 века в бельгийской архитектуре воцарилась эклектика. Фасады зданий — перегружены декором, позаимствованным то из французских сооружений 18 века, то из французской эпохи маньеризма или возрождения — Национальный банк (архитектор Беярт), Брюссельская биржа, Дворец юстиции (архитектор Пуларт), Королевский музей (архитектор А. Балла). Восстановлено и сакральное строительство — церкви строят в византийском, неоготическом, необароковом стилях.

Рядовая застройка в сравнении с пафосом буржуазных сооружений, наоборот, удивляет ограниченностью и мещанской сдержанностью даже в помещениях обеспеченных слоев населения — темно-красный или желтый кирпич, мало окон, два-три этажа. Это обусловлено значительным подорожанием даже малых земельных участков и налогом на количество окон-дверей на фасаде. Первый этаж здесь — кухня, верхние — комнаты и спальни. Мансарды с щипцовыми крышами — спальни или склады. Традиционные строительные материалы и типовая планировка сохранили распространение к концу 20 ст.

Но развитие капитализма мощно влияло на градостроительную ситуацию, на появление заводов и фабрик. Рядом возникают трущобы, которыми печально прославился Антверпен. Вокруг промышленных окраин возникают хаотичные, плотно застроенные рабочие и бедные районы с огромными территориями, лишенными благоустройства. Клиенты настаивают на экономии — архитекторы массово отказываются от выраженности, эстетики промышленных сооружений. Использование новых строительных материалов (чугунные колонны, длинные балочные перекрытия, стекло) только иногда прикрывают более-менее выразительными оболочками в исторической стилистике. Градостроительные проекты имеют крайне ограниченный характер и касаются лишь центров городов, вокзалов или немногих площадей (площадь с Колонной Конгресса в Брюсселе. арх. Я. П. Кльойсенар, 1850—1859 гг.). Реку Сенн, что течет сквозь центр Брюсселя, спрятали в туннель, поверх которого создали бульвары в 1867—1874 гг. В Антверпене модернизируют порт, не трогая его трущобных районов. Их плотная и неуклюжая застройка контрастировала с пафосной застройкой банков, бирж, государственных учреждений, немногих театров и музеев в столице.

Универсальные магазины и пассажи

  • Пассаж Бортье в Брюсселе

  • Пассаж в Брюсселе

  • Королевский пассаж Сент Губерт

По западному миру середины и конца 19 в. прокатилась волна создания универсальных магазинов и пассажей. Чтобы привлечь покупателей, они объединяют под одной крышей магазины, склады, кафе, комнаты для мужчин (пока женщины бродят по лавкам), первые туалеты. Разработаны и стратегии длительного удержания посетителей в универсальных магазинах с семьями и детьми, чтобы продать как можно больше товаров от продуктов и модной одежды — до ничтожных мелочей. Вступает во всей мощи реклама — на фасадах, в изданиях, плакатах и газетах и т. д. Появилось такое явление, как шопинг, когда посетитель начинает покупать намеренно ненужные вещи, а значит сформировались условия условия для перепроизводства товаров, безработицы и экономических кризисов. Буржуазная архитектура деятельно участвует в этом (пассаж Сен-Юбер в Брюсселе и др.)

Бельгийский сецессион

Церковь Св. Терезы Авильской, Брюссель.

Бельгийский сецессион возник в художественных кружках «Общество двадцати» (1884—1893) и «Свободная эстетика» (1894—1913). Активисты кружков пожелали отказаться от засилья ордерной архитектуры, пошлости исторических стилей, раскрыть возможности новых строительных материалов и форм. Логично, что в Бельгии это движение получило название «новое искусство» (art nouveau — ар нуво). Теоретиком нового художественного направления стал Анри Клеменс ван де Велде (1863—1957). Он был практикующим архитектором, но выстроил немного сооружений. Поэтому в творческом наследии мастера на первые места вышли литературная и педагогическая деятельность, а также практика дизайнера интерьеров. Не меньшее значение имела архитектурная практика другого художника Виктора Орта (1861—1947). Выстроенный им в 1892−1893 гг. особняк инженера Тассела в городе Брюссель пленил современников отказом от ордерной архитектуры, закругленным стеклянным эркером и асимметрией планировки, потому что Орта отверг условную красоту плана ради комфорта и удобства жилья. По сравнению с постройками эпохи классицизма (симметрия, красота плана, ориентация на итальянскую архтектуру с игнорированием других климатических условий Бельгии) это было революционным поступком.

Волнистые линии пленили Виктора Орта. Он перенес эти природные линии и в металлические конструкции, и в камень, и в декор интерьеров, в стенопись. Но собственные, мощные ограничения вносило материальное размежеванияе общества. Орта трудился над созданием роскошных частных домов или уникальных, общественно значимых объектов, не вмешиваясь в рядовую застройку. Отсюда тяга к странным решениям, излишней декоративности, ограниченности использования решений художника. Архитекторы и теоретики этого периода пришли к осознанию стоимости не только уникальных сооружений и обслуживания спроса богачей, но и к стоимости рядовой застройки, к правам на комфортное жилье среднего класса, который возник и начал влиять на общественную, экономическую, впоследствии и на политическую жизнь страны. Молодые архитекторы возрождали традиционные фламандские формы и использовали давно известный кирпич.

Бельгийская архитектура в 20 в

Рядовая застройка Брюсселя
  • Университет в Левене, сооружения разных веков.

  • Башня Синт-Мартенсдал, Левен.

  • Пивоваренный завод «Stella Artois» (Стелла Артуа),

  • Национальный выставочный комплекс

Архитектура городов Бельгии была значительно разрушена в годы 1-й мировой войны. В послевоенный период правительство поддержало не только архитектурных авангардистов, но и консервативные тенденции к восстановлению традиционных форм. Послевоенные сооружения восстанавливали на тех же местах, практически по тем же традиционным чертежам, что воссоздавало средневековую планировку городов. Закладывалось игнорирование новых требований 20 века к освещению, гигиене, качеству жилья. Использование электричества лишь частично решало эти проблемы, потому что на пороге был отказ от лошадей и гужевого транспорта, распространение автомобилей и новых строительных материалов и т. д.

Состояние дел в архитектуре Бельгии начала 20 века стало угрожающе критическим. На ситуацию начало влиять правительство, особенно в области градостроительства. Однако в условиях частной собственности на землю градостроительные планы длительное время имели лишь теоретический характер, а позже — незначительную реализацию. Самым известным стало строительство поселков «Национальным обществом дешевого жилья», основанного 1920 года. Ограниченность средств побудило бельгийских архитекторов к созданию типовых проектов, к стандартизации и механизации строительства. Это свойственно и двум лучшим посёлкам, реализованным на окраине Брюсселя, где ситуация была наиболее угрожающей. Поселок Селзате (арх. Хейбрехт Хосте) и «Современный город» (арх. Виктор Буржуа) имеют свободную планировку. Жилые кварталы и тропы для пешеходов расположены среди растительности и огорожены деревьями от транспортных путей. Поселки имеют собственные административные центры, сеть магазинов, площадок для детей, школ, зон отдыха. Но возобновилось и строительство частных домов, вилл, буржуазных доходных домов.

Слишком большая цена на земельные участки, особенно в городах, стимулировала высотное строительство. В 1931 году в развитом Антверпене выстроили первый в Бельгии высотный дом Торенгебау. Но судьба промышленного и транспортного строительства все еще оставалась плачевной. Среди заметных сооружений эпохи — портовые сооружения и аэровокзал в Антверпене (арх. С. Ясински), судоходный канал Альберта (1930—1939 гг.) Противоречия архитектурной практики имели место и в сооружениях для Международной выставки 1935 г. в Брюсселе (Большой дворец Века, арх. Ян ван Нек)

Бельгия в очередной раз пострадала от бомбардировок и немецко-фашистской оккупации в годы 2-й мировой войны. В послевоенные годы градостроительную ситуацию начало контролировать правительство. Часть жилого ресурса была восстановлена, часть выстроена заново. Началось устранение трущоб, вывод промышленных предприятий за пределы городов, благоустройство жилых районов (обводнение, зеленое строительство и т. п.). Исторические города сохраняли тесную застройку, но в сеть старых и узких домов позволили встраивать современные сооружения, которые значительно «выпадали» из исторического окружения из-за упрощенного декора, современных материалов, аскетизма фасадов. Чтобы хоть как-то решить транспортные проблемы в Брюсселе, в городе перед Всемирной выставкой создали сеть тоннелей и виадуков. Подземным путем соединили город и аэропорт в Мелсбруке (арх. Бренфо и др.), что стал одним из крупнейших в Западной Европе. Сельские районы Бельгии украсили новые отели для туристов, новые шоссе и автострады, магазины в подчеркнуто осовремененном виде. Архитекторы Бельгии не чураются иностранного опыта и заимствуют удачные решения у архитектуры Нидерландов и Великобритании.

Источники

  • Краткая художественная энциклопедия «Искусство стран и народов мира», Т 1, с. 186—220
  • Труды Гос. Эрмитажа, Т 1, М, 1956
  • Доброклонский М. В. (автор составитель), «Рисунки Рубенса», М-Л, 1940
  • «Питер Пауль Рубенс. Письма. Документы. Суждения современником», серия «Мир художника», М. «Искусство», 1977
  • Журнал «Архитектура СССР», № 5, 1957, статья «Жилые дома и благоустройство кварталов в Бельгии»
  • Vlieghe, Hans. Flemish Art and Architecture 1585—1700. Yale University Press, Pelican History of Art, New Haven and London, 1998.

Ссылки

Архитектура Бельгии — это… Что такое Архитектура Бельгии?

Брюссель.

Архитектура Бельгии (нидерл. Belgische Architectuur, фр. Belge Architecture) — архитектура на территории современного западноевропейского государства Бельгия как составляющая бельгийской культуры, которая активно развивалась до середины XVII века в рамках нидерландской архитектуры, имея определенные стадии, как общеевропейские, так и связанные с местными особенностями.

Общая характеристика

Земли Южных Нидерландов (ныне Бельгия) выработались в значительную культурную и художественную ячейку еще в эпоху Средневековья. Практически до конца 16 века культура и искусство Фландрии было тесно связано с искусством Северных провинций, которые вошли в состав Голландии. Разграничению и национальному обособлению способствовали события Нидерландской буржуазной революции. В 1579 г. семь мятежных провинций Нидерландов в городе Утрехт создали так называемую Республику Семи Объединенных Провинций. Во время войны с Испанией им удалось отстоять свою независимость. Испанские захватчики отомстили убийством 10 000 граждан города Антверпен, что привело к массовой эмиграции в «Объединенные Провинции» с территорий Фландрии, контролируемых Испанией. Вестфальское мирное соглашение 1648 г. признало независимость «Объединенных Провинций», которые стали известны как Голландия. После этих событий художественная культура Бельгии и Голландии окончательно разделилась и каждая пошла собственным путем. В 17 веке Бельгия была удержана в лоне католицизма, а на её искусство имели влияния католические Италия и Испания.

Жером Дюкенуа-младший. Барочная группа, церковь Нотр-Дам дю Саблон, Брюссель

В 1714 году земли Бельгии отошли Австрийской империи. Начался этап компромиссного сочетания воздействий территориально близкой Франции и Австрии с мощными национальными традициями 17 века. Название «фламандские искусство» — неточное и неполное, потому что в языке и культуре фламандцев и валлонцев, крупнейших национальных сообществ страны, есть существенные различия. Страна объявила независимость по результатам так называемой Брабантской революции 1789—1790 гг. Но страну покорили солдаты Наполеона Бонапарта, который авантюрно перекроил карту Европы в попытке создать новую Французскую империю. Лишь буржуазная революция 1830 года предоставила правительству возможность восстановить государственность и создать независимую Бельгию. Бельгийская архитектура прошла таким образом значительный исторический путь и гордится выдающимися достижениями, архитекторами и достопримечательностями, в частности готики, ренессанса, барокко, эклектики, сецессиона и постмодерна.

Архитектура фламандского барокко

Венцеслав Кобергер, базилика Богородицы в Монтегю, Бельгия Церковь Онзе-Ливе-Вров ван Финистер, Брюссель Церковь святой Троицы, Брюссель Рубенс. «Мученичество апостола Андрея Первозванного», 1638 г. Крестный ход в городе Мехелен.

Архитектура Бельгии берёт начало в нидерландском средневековом искусстве. Самыми ранними памятниками архитектуры были готические соборы в Брюсселе (12-15 вв.), Антверпене (1352—1518), Брюгге (1239-97), Мехелене. Архитектура Возрождения представлена многими жилыми и административными сооружениями, в частности ратушей в Антверпене (1561-65). В конце 16 века создается так называемая фламандская школа, которая существовала до конца 18 в. Своеобразная архитектура Бельгии того периода соединила в себе пластику барокко и давно выработанные формы национальной готики (дом гильдий в Брюсселе, дом Рубенса в Антверпене, сакральные сооружения архитекторов В. Кобергера, Ж. Франкара, П. Хейенса, В. Хесиуса и Л. Фрайхербе).

Фламандское барокко в архитектуре имело значительные воздействия иезуитов, которые часто инициировали создание барочных сакральных сооружений или сами выступали архитекторами. Распространение получили трёхнефные базилики с разбитым на три части фасадом. Строили монастыри и госпитали, бегинажи (помещение для женских религиозных обществ), ломбарды, иногда — загородные дворцы. Особенно роскошно разрабатывали фасады, используя весь репертуар архитектурного декора — пилястры и колонны, карнизы, треугольные и лучковые фронтоны, рельефы, волюты, вазы, канделябры. Пышный декор парадного фасада переносили и на интерьеры, которые поражали синтезом искусств: архитектурного декора, скульптуры и живописи, последняя переживала новый расцвет после 16 века.

Готический каркас сакральных сооружений был удачно истолкован архитекторами барокко, превратившись в торжественные, полнокровные композиции. Это были настоящий апофеоз синтеза искусств. Даже использование (якобы сдержанного) классического ордера не мешало покрывать стены и алтари цветным мрамором, золочением, высеченными или резными орнаментами в сопровождении динамичных композиций картин. Роскошно одетая церковь или собор появились почти в каждом большом городе, среди которых —

  • церковь иезуитов, Антверпен
  • церковь Сен-Жан-Батист-о-Бегинаж (Иоанна Крестителя, Брюссель, 1657—1676)
  • церковь Синт-Каролюс-Борромеускерк (Антревпен, 1577—1637)
  • церковь Синт-Михилскерк (Левен, 1601—1690)
  • церковь Онзе-ливе-Фрау-ван-Хвансвейк (Мехелен)
  • базилика Богородицы в Монтегю.

В барочном стиле исполняли и часовни аристократических семей (часовня семьи Рубенсов в церкве Св. Иакова, Антверпен, портал часовни маркиза Тур-е-Тассис в церкви Нотр-Дам-дю-Саблон, Брюссель).

  • Церковь Нотр-Дам дю Бон Секюрс, Брюссель

  • Церковь Нотр-Дам дю Финистер, Брюссель

  • Notre-Dame aux Riches Claires, алтарь

  • Notre-Dame aux Riches Claires, фасады

Если декор фасада был несколько сдержанный, то сакральные сооружения сохраняли повышенную пластичность использованием волнистых объемов, башен, куполов, иногда — ротонд. Как и среди представителей других художественных школ и художественных течений, антверпенская школа имеет собственных универсально одаренных художников. Среди них — Питер Кук ван Альст, что работал как автор картин к витражам и аррасов (гобеленов), переводчик с французского книг об архитектуре, скульптор и художник религиозных картин. В состав антверпенской школы логично зачисляют художника и архитектора Корнелиса Флориса де Вриндта (1513/14 — 1575), который делал проекты ювелирных изделий и украшений — орнаменты к надгробиям, занимался мемориальной скульптурой, работал как архитектор при строительстве ратуши Антверпена и Ганзейского дома в его портовой части, знаковых сооружений своего времени. К антверпенской школе принадлежит и художник, представитель нидерландского маньеризма — Венцеслав Кобергер (1557—1634), который более известен как архитектор и в Италиии, и во Фландрии, представитель фламандского барокко в архитектуре.

Уникальной по значению для фламандского искусства 17 века была деятельность Рубенса. Приступы болезни и дипломатическая деятельность часто истощали художника, побудили его привлекать к исполнению произведений многочисленных учеников и помощников. Это способствовало как распространению руководств барокко в национальном искусстве, так и созданию колоссального количества произведений искусства, среди которых —

  • титульные листы к антверпенским изданиям печатника Плантена
  • алтарные композиции
  • портреты
  • изделия из стекла и кожи
  • парадное оружие
  • мебель
  • ювелирные изделия из серебра
  • скульптура из мрамора, бронзы, дерева, слоновой кости
  • гравюры с картин Рубенса, которые делали братья Больверт, Понтиус, Ворстерман.
  • Ганзейский дом в Антверпене, гравюра 1700 года. Разрушен, впоследствии не восстановлен.

  • Барочная церковь Иоанна Крестителя, Брюссель

  • Рубенс. Проект фасада издания «Дворцы Генуи»

  • Рубенс. Парадные ворота Waterpoort, Антверпен.

Временные триумфальные сооружения

Рубенс. «Храм Януса». Дверь бога войны закрывают аллегории мира и искусств.

Специфической частью архитектуры 17 века оставались временные сооружения по случаю встреч испанских вице-королей, испанских побед или праздников. Их делали в виде триумфальних ворот, калиток, небольших храмов, украшенных рельефами, картинами, надписями, флагами, гирляндами. Временные триумфальные сооружения становились проявлениями политической поддержки испанских властителей ради выживания в трудных условиях испанского гнёта, но воспринимались как государственная задача. К их созданию привлекали лучших архитекторов, скульпторов-декораторов и художников. В годы пребывания в Антверпене Рубенса, последний возглавлял бригады художников по построению триумфальних сооружений, собственноручно разрабатывал многочисленные эскизы и проекты к ним. По окончании праздников их безжалостно разбирали и уничтожали. Свидетельствами их существования и внешнего вида становились лишь эскизы и гравюры.

Дома гильдий и рядовая застройка

Катедра, деревянная резьба. Церковь Иоанна Крестителя и бегинаж, Брюссель.

Стилистика барокко мало использовалась в рядовой застройке, хотя и повлияла на декор фасадов, особенно домов гильдий. Городской дом с узким, но высоким фасадом имел три-пять окон, несколько этажей, но получил более удобную внутреннюю планировку. Первый этаж — большой вестибюль с лестницей наверх. Характерной чертой было разнообразие фигурных фронтонов, орнаментов и лепных деталей, более дешевых, чем мраморная скульптура. Планировка почти всех городов долго сохраняла еще средневековый характер, в некоторых городах не уходила даже в 19-20 веках (Брюгге, Гент, Мехелен). Сельская застройка контрастировала чрезвычайной примитивностью, упрощенностью, практически полным отказом от декора, что было удивительно при расцвете декоративно-прикладного искусства, со сложными архитектурными орнаментами в катедрах, церковными рядами, многочисленными барочными надгробиями, с прославленными аррасами (гобеленами) Фландрии даже в провинциальных Ауденарде, Гента, Льежа или столичных Антверпене и Брюсселе.

Лишь на рубеже 17-18 веков церковное строительство прекращается, национальная традиция ослабевает под мощным давлением модных образцов Франции и, частично, Италии.

Французское и австрийское влияние в 18 в

Брюссель, дома гильдий, начало 18 в.

Во второй половине 17 в. армия Людовика XIV сделала попытку превзойти другие государства Европы в военной силе. Французские солдаты захватили Эно и Западную Фландрию. Пострадал и Брюссель. В 1695 году брюссельский Гран-плас три дня крушили пушками, превратив в сплошные руины. По Рейсвейкскому мирному соглашению от 1697 года французов обязали покинуть бельгийские провинции. В годы Войны за испанское наследство (1701—1714) власть в Южных Нидерландах перешла к австрийским Габсбургам. Гранд-плас и бывшую площадь Сен-Мишель отстраивают, но с учетом образцов архитектуры Франции. Это — симметрия, пилястры, череда окон, центр сооружения подчеркнут или пышным порталом, или простым портиком. Барочный декор заменяют аскетичным, позаимствованным из классицизма (архитектор Ян Питер ван Баурсхейдт, Королевский дворец в Антверпене, 1743—1745 гг., арх. К. Фиско, застройка площади Сен-Мишель в Брюсселе, 1772—1775 гг., ныне Пляс де Мортир («Площадь павших»).

  • Застройка площади Сен-Мишель в Брюсселе, 1772 — 1775 гг., ныне Пляс де Мортир.

  • Пляс де Мортир

Буржуазная архитектура Бельгии 19 в

  • Церковь Jeu de Balle

  • Кафе Метрополь, Брюссель

  • Церковь Св. Иосифа, Брюссель

  • Королевская консерватория

Поздний классицизм

Господствующим стилем конца 18 в. — первой трети 19-го оставался поздний классицизм. Его наставлений придерживался архитектор Л. Руландт (1786—1864), которому поручили строительство Дворца юстиции в городе Гент. Использована знакомая стилистика — рустика, широкие лестницы, римский портик. Достаточно вольная интерпретация форм классицизма использована во дворце для принца Оранского в Брюсселе (арх. Ш. ван дер Стратен, 1823—1826 гг., позднее передан Академии). Симметричный, удлиненный фасад дворца не имеет подчеркнутого центра — вместо него длинная галерея, окаймлённая боковыми павильонами. Никаких колонн, портиков, треугольных фронтонов. Вместо них — горизонтали карнизов, аттик без скульптур, довольно плоская крыша, что функционально неудобно в стране с туманами и повышенной влажностью.

Бельгийская эклектика

Жозеф Ламбо. Монумент-благодарность строителем собора Антверпенской Богоматери.

Во второй половине 19 века в бельгийской архитектуре воцарилась эклектика. Фасады зданий — перегружены декором, позаимствованным то из французских сооружений 18 века, то из французской эпохи маньеризма или возрождения — Национальный банк (архитектор Беярт), Брюссельская биржа, Дворец юстиции (архитектор Пуларт), Королевский музей (архитектор А. Балла). Восстановлено и сакральное строительство — церкви строят в византийском, неоготическом, необароковом стилях.

Рядовая застройка в сравнении с пафосом буржуазных сооружений, наоборот, удивляет ограниченностью и мещанской сдержанностью даже в помещениях обеспеченных слоев населения — темно-красный или желтый кирпич, мало окон, два-три этажа. Это обусловлено значительным подорожанием даже малых земельных участков и налогом на количество окон-дверей на фасаде. Первый этаж здесь — кухня, верхние — комнаты и спальни. Мансарды с щипцовыми крышами — спальни или склады. Традиционные строительные материалы и типовая планировка сохранили распространение к концу 20 ст.

Но развитие капитализма мощно влияло на градостроительную ситуацию, на появление заводов и фабрик. Рядом возникают трущобы, которыми печально прославился Антверпен. Вокруг промышленных окраин возникают хаотичные, плотно застроенные рабочие и бедные районы с огромными территориями, лишенными благоустройства. Клиенты настаивают на экономии — архитекторы массово отказываются от выраженности, эстетики промышленных сооружений. Использование новых строительных материалов (чугунные колонны, длинные балочные перекрытия, стекло) только иногда прикрывают более-менее выразительными оболочками в исторической стилистике. Градостроительные проекты имеют крайне ограниченный характер и касаются лишь центров городов, вокзалов или немногих площадей (площадь с Колонной Конгресса в Брюсселе. арх. Я. П. Кльойсенар, 1850—1859 гг.). Реку Сенн, что течет сквозь центр Брюсселя, спрятали в туннель, поверх которого создали бульвары в 1867—1874 гг. В Антверпене модернизируют порт, не трогая его трущобных районов. Их плотная и неуклюжая застройка контрастировала с пафосной застройкой банков, бирж, государственных учреждений, немногих театров и музеев в столице.

Универсальные магазины и пассажи

  • Пассаж Бортье в Брюсселе

  • Пассаж в Брюсселе

  • Королевский пассаж Сент Губерт

По западному миру середины и конца 19 в. прокатилась волна создания универсальных магазинов и пассажей. Чтобы привлечь покупателей, они объединяют под одной крышей магазины, склады, кафе, комнаты для мужчин (пока женщины бродят по лавкам), первые туалеты. Разработаны и стратегии длительного удержания посетителей в универсальных магазинах с семьями и детьми, чтобы продать как можно больше товаров от продуктов и модной одежды — до ничтожных мелочей. Вступает во всей мощи реклама — на фасадах, в изданиях, плакатах и газетах и т. д. Появилось такое явление, как шопинг, когда посетитель начинает покупать намеренно ненужные вещи, а значит сформировались условия условия для перепроизводства товаров, безработицы и экономических кризисов. Буржуазная архитектура деятельно участвует в этом (пассаж Сен-Юбер в Брюсселе и др.)

Бельгийский сецессион

Церковь Св. Терезы Авильской, Брюссель.

Бельгийский сецессион возник в художественных кружках «Общество двадцати» (1884—1893) и «Свободная эстетика» (1894—1913). Активисты кружков пожелали отказаться от засилья ордерной архитектуры, пошлости исторических стилей, раскрыть возможности новых строительных материалов и форм. Логично, что в Бельгии это движение получило название «новое искусство» (art nouveau — ар нуво). Теоретиком нового художественного направления стал Анри Клеменс ван де Велде (1863—1957). Он был практикующим архитектором, но выстроил немного сооружений. Поэтому в творческом наследии мастера на первые места вышли литературная и педагогическая деятельность, а также практика дизайнера интерьеров. Не меньшее значение имела архитектурная практика другого художника Виктора Орта (1861—1947). Выстроенный им в 1892−1893 гг. особняк инженера Тассела в городе Брюссель пленил современников отказом от ордерной архитектуры, закругленным стеклянным эркером и асимметрией планировки, потому что Орта отверг условную красоту плана ради комфорта и удобства жилья. По сравнению с постройками эпохи классицизма (симметрия, красота плана, ориентация на итальянскую архтектуру с игнорированием других климатических условий Бельгии) это было революционным поступком.

Волнистые линии пленили Виктора Орта. Он перенес эти природные линии и в металлические конструкции, и в камень, и в декор интерьеров, в стенопись. Но собственные, мощные ограничения вносило материальное размежеванияе общества. Орта трудился над созданием роскошных частных домов или уникальных, общественно значимых объектов, не вмешиваясь в рядовую застройку. Отсюда тяга к странным решениям, излишней декоративности, ограниченности использования решений художника. Архитекторы и теоретики этого периода пришли к осознанию стоимости не только уникальных сооружений и обслуживания спроса богачей, но и к стоимости рядовой застройки, к правам на комфортное жилье среднего класса, который возник и начал влиять на общественную, экономическую, впоследствии и на политическую жизнь страны. Молодые архитекторы возрождали традиционные фламандские формы и использовали давно известный кирпич.

Бельгийская архитектура в 20 в

Рядовая застройка Брюсселя
  • Университет в Левене, сооружения разных веков.

  • Башня Синт-Мартенсдал, Левен.

  • Пивоваренный завод «Stella Artois» (Стелла Артуа),

  • Национальный выставочный комплекс

Архитектура городов Бельгии была значительно разрушена в годы 1-й мировой войны. В послевоенный период правительство поддержало не только архитектурных авангардистов, но и консервативные тенденции к восстановлению традиционных форм. Послевоенные сооружения восстанавливали на тех же местах, практически по тем же традиционным чертежам, что воссоздавало средневековую планировку городов. Закладывалось игнорирование новых требований 20 века к освещению, гигиене, качеству жилья. Использование электричества лишь частично решало эти проблемы, потому что на пороге был отказ от лошадей и гужевого транспорта, распространение автомобилей и новых строительных материалов и т. д.

Состояние дел в архитектуре Бельгии начала 20 века стало угрожающе критическим. На ситуацию начало влиять правительство, особенно в области градостроительства. Однако в условиях частной собственности на землю градостроительные планы длительное время имели лишь теоретический характер, а позже — незначительную реализацию. Самым известным стало строительство поселков «Национальным обществом дешевого жилья», основанного 1920 года. Ограниченность средств побудило бельгийских архитекторов к созданию типовых проектов, к стандартизации и механизации строительства. Это свойственно и двум лучшим посёлкам, реализованным на окраине Брюсселя, где ситуация была наиболее угрожающей. Поселок Селзате (арх. Хейбрехт Хосте) и «Современный город» (арх. Виктор Буржуа) имеют свободную планировку. Жилые кварталы и тропы для пешеходов расположены среди растительности и огорожены деревьями от транспортных путей. Поселки имеют собственные административные центры, сеть магазинов, площадок для детей, школ, зон отдыха. Но возобновилось и строительство частных домов, вилл, буржуазных доходных домов.

Слишком большая цена на земельные участки, особенно в городах, стимулировала высотное строительство. В 1931 году в развитом Антверпене выстроили первый в Бельгии высотный дом Торенгебау. Но судьба промышленного и транспортного строительства все еще оставалась плачевной. Среди заметных сооружений эпохи — портовые сооружения и аэровокзал в Антверпене (арх. С. Ясински), судоходный канал Альберта (1930—1939 гг.) Противоречия архитектурной практики имели место и в сооружениях для Международной выставки 1935 г. в Брюсселе (Большой дворец Века, арх. Ян ван Нек)

Бельгия в очередной раз пострадала от бомбардировок и немецко-фашистской оккупации в годы 2-й мировой войны. В послевоенные годы градостроительную ситуацию начало контролировать правительство. Часть жилого ресурса была восстановлена, часть выстроена заново. Началось устранение трущоб, вывод промышленных предприятий за пределы городов, благоустройство жилых районов (обводнение, зеленое строительство и т. п.). Исторические города сохраняли тесную застройку, но в сеть старых и узких домов позволили встраивать современные сооружения, которые значительно «выпадали» из исторического окружения из-за упрощенного декора, современных материалов, аскетизма фасадов. Чтобы хоть как-то решить транспортные проблемы в Брюсселе, в городе перед Всемирной выставкой создали сеть тоннелей и виадуков. Подземным путем соединили город и аэропорт в Мелсбруке (арх. Бренфо и др.), что стал одним из крупнейших в Западной Европе. Сельские районы Бельгии украсили новые отели для туристов, новые шоссе и автострады, магазины в подчеркнуто осовремененном виде. Архитекторы Бельгии не чураются иностранного опыта и заимствуют удачные решения у архитектуры Нидерландов и Великобритании.

Источники

  • Краткая художественная энциклопедия «Искусство стран и народов мира», Т 1, с. 186—220
  • Труды Гос. Эрмитажа, Т 1, М, 1956
  • Доброклонский М. В. (автор составитель), «Рисунки Рубенса», М-Л, 1940
  • «Питер Пауль Рубенс. Письма. Документы. Суждения современником», серия «Мир художника», М. «Искусство», 1977
  • Журнал «Архитектура СССР», № 5, 1957, статья «Жилые дома и благоустройство кварталов в Бельгии»
  • Vlieghe, Hans. Flemish Art and Architecture 1585—1700. Yale University Press, Pelican History of Art, New Haven and London, 1998.

Ссылки

Брюссель архитектура

Достопримечательности Бельгии

Топ достопримечательностей (348)

Церковь Нотр-Дам-де-Динан – это храм XIII века, возведенный на берегу реки Маас в Динане. Здание, которое является образцом маасской готики, построено из серого известняка, добытого около Динана. В X веке на месте нынешней церкви возвышался романский храм, который был разрушен в 1227 году в результате падения осколка скалы, которая нависала над сакральным строением.

Парк миниатюр “Мини-Европа” является одной из главных достопримечательностей Брюсселя. Расположенный на 24 000 км2 он был торжественно открыт в 1989 году бельгийским принцем Филиппом. Он находится в Брупарке у подножия Атомиума и представляет самые известные миниатюры европейских монументов (масштаб – 1:25).

Над площадью Шапель доминирует самый старый храм Брюсселя – Нотр-Дам-де-ла-Шапель. Церковь знаменита также тем, что в ней похоронены живописец Питер Брейгель Старший и его жена. На месте нынешнего здания в 1134 году герцог Готфрид I Бородатый позволил монахам-бенедиктинцам основать за пределами городских стен Брюсселя небольшую часовню.

В Королевском музее античного искусства, недавно переименованном в Музей Старых Мастеров, хранится обширная коллекция картин, скульптур и рисунков XV-XVII веков. Этот музей является частью комплекса Королевские музеи изящных искусств Бельгии, учреждения, основанного в 1803 году императором Наполеоном.

Главной достопримечательностью пригорода Антверпена под названием Дерне является роскошный замок Стерксхоф с примыкающим к нему великолепным французским парком. Он был построен на месте старинной фермы Хофтвюндер, основанной в XIII веке и для большей безопасности ее обитателей защищенной глубоким рвом, заполненным водой.

В брюссельском районе Лакен, который известен тем, что здесь расположены многочисленные королевские владения, в том числе и роскошная королевская резиденция, находится церковь Нотр-Дам-де-Лакен. Она представляет собой мавзолей монархов Бельгии.

Расположенный на длинной Королевской улице, в районе, где проживают, в основном, мусульмане, Ботанический сад со всех сторон окружен высотными домами, поэтому пользуется немалой популярностью не только у туристов, но и у местных жителей, которые считают его простым парком для прогулок и отдыха.

Выставочный центр Сен-Жери устроен в здании старинного крытого рынка, расположенного в центре Брюсселя. На месте этого кирпичного строения в VI веке находился большой остров на реке Сенна, которую впоследствии, во время перепланировки города, убрали под землю.

Улица Буше, что в переводе с французского обозначает «улица Мясников», – это популярная туристическая пешеходная магистраль, расположенная в центре Брюсселя, в районе площади Гранд-Плас. В средневековом Брюсселе под названием Буше были известны три улицы.

Аббатство Виллер, которому больше 850 лет, – это бывший монастырь цистерцианцев, расположенный около городка Виллер-ла-Виль в Валлонском Брабанте. Время не пощадило эту некогда процветавшую святую обитель.

Периметр большой треугольной площади Гроте-Маркт застроен старинными домами, некогда принадлежавшими различным городским гильдиям. Настоящим украшением площади считается здание Ратуши, возведенной в ренессансном стиле в 1561-1565 годах, когда Антверпен переживал период своего расцвета.

В восточном районе Брюсселя, на улице Тервюрен, можно увидеть оригинальный особняк с небольшой башенкой, для облика которого характерно обилие прямых линий и упрощенность архитектурной формы. Это дом владельца банка «Сосьете Женераль» Адольфа Стокле.

На площади Пуларт доминирует монументальное здание Дворца правосудия – штаб-квартира Высшего суда Бельгии. Площадь названа в честь главного архитектора этого строения – Жозефа Пуларта. Дворец правосудия, который местные жители метко именуют «мамонтом», напоминает своим обликом храмы Древнего Египта.

Музей шоколада, который романтически называется Шоколадная история Брюгге, занимает исторический особняк де Кроон, который был построен в 1480 году. Первоначально в нем располагался винный погребок, а затем пекарня.

Живописное озеро Любви находится в парке Минневатер. Оно было основано в XIII веке. Тогда местные власти распорядились перегородить небольшую речушку, которая постоянно выходила из берегов и затапливала ближайшие дома.

Фонтан Маннекен Пис (“Писающий мальчик”) является самой известной и раскрученной достопримечательностью Брюсселя. Он расположен неподалеку от площади Гранд-Плас. Эта миниатюрная скульптура-фонтан писающего мальчика изначально была выполнена из камня, затем благодаря придворному мастеру Жерому Дюкенуа в 1619 году стала бронзовой.

Церковь святого Николая, построенная в 1125 году, была одной из первых церквей, появившихся в Брюсселе. Она находится рядом с брюссельской биржей (по-французски «Бурс»), поэтому ее часто называют церковь Санкт-Николас-де-ла-Бурс.

На стометровой скале, возвышающейся над рекой Маас и городом Динан, расположена местная Цитадель – некогда неприступный замок с богатой историей, подвергавшийся многочисленным разрушениям и отстраиваемый заново.

Атомиум был построен в 1958 году к открытию Всемирной выставки “Экспо” и явился символом атомного века и использования атомной энергии в мирных целях. Он представляет собой модель молекулы железа высотой в 102 м и весом в 2400 тонн, состоящую из сфер и покрытую стальной оболочкой.

Огромная базилика Св.Сердца, шестой по величине католический храм в мире, расположена за пределами исторического центра Брюсселя – на бульваре Леопольда II. В высоту это строение поднимается на 90 метров, длина его нефа составляет 140 метров.

Ар нуво: вся сила в линии

Франкоговорящие именуют этот стиль «ар нуво», немцы – «югендстилем», австрийцы – «сецессионом», итальянцы – стилем «либерти», испанцы – «модернизмо», швейцарцы – «еловым стилем», американцы – «стилем тиффани». Но это лишь терминологические тонкости стиля с характерными мотивами волн, блеклыми оттенками, мистическим мерцанием и броскими пятнами. Стиля, внушившего миру новые понятия о пластической гармонии.

Е го здания давно уже вросли в ландшафт, но как знать, чем бы стал Брюссель, если б в свое время юный уроженец Гента не забросил Консерваторию, предпочтя зодчество занятиям скрипкой. Историки искусства демонстрируют редкое единодушие, вручая Виктору Орта (1861-1947) пальму первенства в открытии стиля модерн в архитектуре.

Итак. В 1893 году на брюссельской Rue Paul Émile Janson 6 (Tassel House) меж двух соседних зданий втискивается четырехэтажный особняк. Молодой архитектор, получив от состоятельного промышленника Эмиля Тасселя первый в жизни заказ, посягает на святое – на классический ордер.

Пощадив, впрочем, привычную симметрию. Фасад особняка Тасселя Орта центрирует выступающим эркером и завершает балконом с металлическими переплетами. В Париже по плану городского развития, к слову сказать, запрещались подобные выступающие фасады. Охваченный лихорадкой строительства особняков в новом стиле Брюссель в те годы был в тренде и заметно опережал и Париж, и Вену.

Ноу-хау Виктора Орта, органичное сочетание стекла, металла и света явилось естественным продолжением его бесценного опыта: учась в Королевской Академии изящных искусств, тот работал помощником Альфонса Балата, архитектора знаменитых Королевских оранжерей в Лакене. Из пакгаузов и парковых теплиц Орта с легкостью перенес металл в уютные покои буржуазных особняков, строящихся преимущественно в Верхнем Брюсселе.

Сценарий интерьера автор проекта, как правило, закручивал вокруг лестницы с перилами, украшенными изящными как табачный дым или стебли трав стальными плетениями. Впоследствии их назовут «линиями Орта». Кстати, свершившийся в то же время переход освещения с газа на электричество сыграл на руку зодчему, значительно осветлившему палитру интерьеров, сдобрив ее оттенками желтого, розового и оранжевого.

Разумеется, успех Орта не давал покоя коллегам. Его сокурсник, сперва друг, а затем идейный антагонист, архитектор Поль Анкар (1859-1901) в 1893 году строит собственный дом на Rue Defacqz 71 в коммуне Сен-Жиль. Да, двухуровневый эркер тут также вершится балконом за кованым переплетом. Но настойчивые поиски новых форм Анкара лежат в плоскости красочных эффектов, композиции контрастных материалов, заимствований силуэтов настенных панно у природы, цветов и насекомых.

Архитектор, увлекающийся деревообработкой, вводит в моду круглые окна, обрамленные изящными круглыми рамами и цветной кирпич. Им он облицовывает фасад особняка художника Альбера Чамберлани (Rue Defacqz 48, 1897, Ciamberlani House). Пространства между арочными окнами Анкар заполняет энергичными торсами всадников, выполненных в технике сграффито.

Увлечением теми же многослойными фресками с процарапанным рисунком отличился и младший современник Анкара, валлонец Поль Коши (1875-1952). Предпочитая геометрический модерн, посвятив себя возрождению этой ренессансной технологии, он богато оформил фасад особняка (1905), что построил для себя и любимой жены своей, Лины, близ парка Пятидесятилетия в брюссельской коммуне Эттербек.

Узкий фасад новостройки как всегда привычно втиснут между соседними строениями. Восемь муз, держащих в руках символы искусств, которым они покровительствуют, обрамляют центральное круглое окно. Под окном надпись: «Par Nous Pour Nous», то есть «Нами для нас».

Почти параллельно с Орта в Брюсселе и окрестностях творит Анри ван де Вельде (1863-1957). Отметившись во множестве профессий, художник, теоретик, писатель, архитектор, дизайнер, основатель «Мастерских промышленного искусства, конструкции и орнаментики», прежде всего его заботят проблемы синтеза искусств, начиная с обстановки собственного дома.

Женившись, ван де Вельде заявил, что «свергнет тиранию уродства» и не позволит семье существовать в окружении вещей, продающихся в магазинах. Он проектирует все сам, от вилок и ложек до дверных ручек. Архитектура его виллы «Блюменверф» (1896) на Avenue Vanderaey, 80 в Уккле, предместье Брюсселя, повторила тип английского коттеджа.

Кресла, буфет, лампы, обои, утварь, вплоть до композиции сервируемых блюд и даже платья жены, все ван де Вельде подчиняет единому ритму, «линейному модулю», гнутой линии, без узоров, с тенденцией к выпрямлению, той самой линии, с которой и поныне ассоциируется ар нуво, вариации которой он потом переносил в проекты зданий. «Вся сила в линии», любил повторять Анри ван де Вельде.

В столице Бельгии около 1200 зданий в стиле ар нуво, построенных тридцатью архитекторами, в том числе Жозефом Хоффманом, Густавом Стровеном, Леоном Делюном, Октавом ван Рейссельбергом, Полем Сантеноем, Эрнестом Блеро и другими, не названными выше. Последние годы уникальную возможность проникнуть в интерьеры домов рубежа XIX-XX вв., сохранившие декоративное убранство Belle Epoque, предоставляет публике, как правило, в октябре, Биеннале ар нуво и ар деко. Впрочем, есть возможность заглянуть в дом Виктора Орта, который открыт 365 дней в году, минус праздники, где сохранена оригинальная обстановка комнат, и где теперь находится музей архитектора.

Модерн в поисках синтеза коснулся всех областей искусства, в чем легко убеждает экспозиция Musée Fin-de-Sciècle, Музея конца века, четвертого, вошедшего в объединение Королевских музеев изящных искусств. Поднявшиеся на Музейный холм будут щедро вознаграждены увиденным.

Помимо живописи Джеймса Энсора, Фернана Кнопфа, скульптур Луи Мажореля и Огюста Родена, превосходные образцы стиля, передающие дух ар нуво, мебель Виктора Орта, вазы Эмиля Галле, живопись и бронзовые скульптуры Альфонса Мухи, одна из которых, «Природа» (1899-1900) стала визитной карточкой музея, составляют его гордость. Именно эти вещи принесла в дар музею, открывшемуся в 2014 году, семья коллекционера, барона Жиллиона Крове.

И, наконец. Если в Брюсселе оказались те любители Серебряного века, которым не только интересно посмотреть, но и приобрести антикварную вещь, имеющую отношение к эпохе модерна (изделия ювелирного искусства, предметы убранства стола, серебро, стекло, металл), то адресом они не ошиблись. Уважаемые знатоки свидетельствуют: тут только и начинается настоящая охота, «в любой момент, за любым углом, в любой антикварной лавке, тебя может поджидать сокровище».

Было бы упущением не заглянуть на площадь Grand Sablon, где все окрестные переулки забиты галереями известных антикваров, а по выходным с раннего утра работает рынок. Прекрасный выбор столового серебра рубежа XIX-XX веков от прославленных ювелиров Бельгии, Франции, Италии, Англии, России в галерее Francis Janssens van der Maelen.

Редкие вещи ар нуво, стекло Галле и Дом, листы Альфонса Мухи, мебель Анри ван де Вельде предлагают страстные коллекционеры, архитектор Родриго Диас и экономист Мария Изабель Ромеро, в 1982 году основавшие галерею Cento Anni и имеющие тонкий подход к науке торговли антиквариатом. В будущем году галерея примет участие в международной ярмарке искусства BRAFA, которая откроется в январе. Акцент на стиле ар нуво делает еще один постоянный экспонент ярмарки, старейшая галерея Epoque Fine Jewels, базирующаяся в Кортрайке.

Полный список того, чем может удивить Брюссель, с полным правом считающийся центром стиля ар нуво, вы можете увидеть здесь. Экскурсии по Брюсселю по тематике ар нуво.

Бельгийская архитектура

Бельгия – жемчужина Северо-Западной Европы, общая площадь 30 500 км. С северного направления к ней примыкают Нидерланды, с востока – Германия и Люксембург, с юга и запада – Франция. Северо-западное побережье омывается волнами Северного моря набережная, растянулась на 66 километров. Это государство не зря назвали «перекрестком, который объединяет дороги Западной Европы», главные города – Амстердам, Дюссельдорф и Кельн, Париж и Лондон.

Развитие архитектуры в Бельгии

Путешествуя по провинции, можно увидеть следы романской архитектуры, элементы этой эпохи можно повстречать на территории храма святого Петра, в крипте церкви святой Гертруды (IX век). Сохранились усыпальницы VII – IX вв. Но главным «сокровищем» бельгийской архитектуры являются здания, которые были построены в XI –XIII веках. Этот период называют «расцветом романского стиля». Эпоха «суровых» монастырей и замков. Здания поражают величием и внешней простотой.

Главным украшением любой романской церкви был латинский крест, а также ансамбль из арок. С восточной стороны сооружали круглую или граненую башню, которую украшала аркада (арочный орнамент). На пересечении продольной и поперечной линий располагалась высокая башня, которую украшал шпиль или купол. Отличительной чертой романского стиля является так называемая система «матрешка». В центре архитектурного ансамбля заложен модуль квадратной ячейки. Эта ячейка считается основной, ей должны соответствовать две боковые и так далее.

Бельгийская готическая архитектура полностью переняла традиции французской культуры, где и появился этот стиль. Ранняя готическая архитектура со временем заменила романскую. Образцом готической архитектуры является Палата суконщиков. В постройках можно наблюдать изящество линий, нет угрожающей монолитности стен. Но украшения и декорации сохраняют простоту и скромность. Настоящую революцию произвели архитекторы при постройке церкви Богоматери в Брюгге и собора Румбольда в XV веке. Тут уже нет тяжелых низких сводов. Теперь своды не давят на стены, вся тяжесть переносится на специальные опоры. Это позволило убрать толщину стен и расширить пространство, которое освещает солнечный свет из многочисленных окон, которые украшают цветные витражи. Теперь свет играет важную роль в храмовом интерьере. В Брюсселе на фасаде собора Сен-Мишель можно увидеть круглые окна-розы и трехчастные проемы, которые разделяют 2 изящные низенькие колонны, декоративные стрельчатые ниши, возвышаются башенки-вершины, украшают скульптурные изображения.

Брабантский стиль называют «поздней брабантской готикой». В ней соединяется местный колорит и французская аристократичность. В XVI веке брабантские архитекторы уже используют элементы из итальянского барокко, что придает неповторимую красоту этому стилю. Таким образом, Бельгия стала первой из западных стран, которая шагнула в эпоху Ренессанса. Образцом брабантской архитектуры называют городскую ратушу, построенную в Левене (XV в.). Главные отличительные черты этого стиля – строгая симметричность фасадов, богатая золотая отделка резных оконных рам, которые располагались на фасаде (вечевая башня в Ренте). В центре рядом с ратушами и соборами богатые люди строили жилые и торговые дома, финансовые учреждения. Фасады домов украшали завитки, миниатюрные статуэтки, которые устанавливали на постаменты. Этажи разделяли на декоративные пояса. Дома строили из рыжего голландского кирпича, который комбинировали с белыми камнями.

Фламандский стиль был популярен на юге и на севере Бельгии. Параллельно с ним развивалась архитектура барокко. Традиционные фламандские городские постройки, для которых использовали дешевые и прочные строительные материалы, позволяли создавать кирпичные кварталы из практичных неброских зданий. Это было особенно необходимо, поскольку в этой местности преобладала болотистая почва, удобное расположение речных и морских торговых путей. Старинные кварталы Брюсселя и Брюгге являются образом фламандской архитектуры. Небольшие домики из рыжего и красного кирпича тесно прижаты вдоль улиц, по фасаду располагаются продолговатые прямоугольные окошки, которые смотрят вдоль набережных и каналов и мостов.

В начале девятнадцатого века Бельгию присоединили к Франции, это отразилось на ее архитектуре. В Брюсселе сохранились дома в стиле ампир (колоннада биржи). Ее портики украшают скульптуры.

Модерн зародился в Бельгии в конце XIX веке, люди отдавали дань традициям. По сути, это возврат к прошлому через «новое время». Архитектура отказалась от скучного классического декора, обратила внимание на природу, особой популярностью пользовался растительный мир. В моде обтекаемые формы, появляются новые или хорошо забытые материалы (изделия из металла, цветного стекла). Изобретают архитектурные разработки. Свободная планировка. Рациональное освещение. Инженерное оснащение зданий. Можно назвать модерн первой ступенью современной архитектуры.

Современная Бельгия находится на пике архитектурных идей. Сюда приезжают знаменитые иностранные специалисты. Главная задача состоит в том, чтобы новые здания «вписались» в местный колорит. В таком «ключе» был создан вокзал в Льеже – «железнодорожный храм». Огромные белая конструкция из металла и стекла, как воздушная паутина или легкое кружево, нависает над головами.

Бельгийская архитектура Бельгийская архитектура

Архитектура Бельгии XVII — первой четверти XIX в. | Архитектурная классика

В то время как Северные Нидерланды (Голландия) в своей народно-освободительной борьбе против испанского господства обрели независимость (1579), южные провинции (Бельгия), потерпев поражение и оставшись под властью Испании, переживали тяжелый кризис. Цветущие до того города в XVII в. запустели, и многие провинции с развитой ранее промышленностью превратились в аграрные области. Усиление власти феодалов подавило первые ростки капитализма. Движение вспять, к экономическим основам феодальной формации, нашло свое отражение в идейно-художественном содержании архитектуры. Широкое строительство гражданских зданий уходит в прошлое, и церковь в лице своей главной опоры — иезуитов — становится основным заказчиком. Пышное великолепие католических храмов должно было поднять авторитет церкви и возвысить в глазах населения побежденных провинций королевскую власть Испании. На смену Ренессансу приходит архитектура барокко с ее широким диапазоном художественных средств, направленных на усиление эмоционального воздействия на человека. Главное внимание уделялось не столько композиции объема здания, сколько разработке его главного фасада, где композиционные приемы становятся смелее. Система фасадов строилась на классическом ордере, однако допускались смелые отклонения от канонических правил (утроенные пилястры, сложно построенные колонны, раскреповки, разрывы антаблементов и пр.). В сложном формообразовании фламандского барокко национальные черты сочетаются с выразительной патетикой, в основном римского барокко.

Рис. 16. Брюссель. План города XVI в.

В XVII в. города Бельгии изменялись мало. На фоне общего градостроительного затишья возводились в изобилии храмы, включавшиеся в виде вкраплений в сложившуюся еще в средние века застройку. В отличие от городов Голландии, строившихся в своем большинстве по плану, южные города, не связанные с опасностью затопления, развивались стихийно (см. планы Амстердама и Брюсселя рис. 1 и 16). Вопрос о предварительном планировании ставился, обычно, при возведении укреплений, причем кольцевая стратегически выгодная их система не всегда отражала внутреннюю структуру города. Характерно и обилие садов, занимавших значительную его часть. Эта свобода в использовании городской территории отличалась от той расчетливости, с какой застраивались города Севера, где земля доставалась дорого. Хаотической застройке южных городов с их кривыми улочками противопоставлялись, пространства больших, близких к прямоугольной форме торговых площадей, застроенных по периметру сплошным фронтом высоких и узких домов, среди которых выделялись величественные ратуши (Большая площадь в Брюсселе и Антверпене). Плановое начало в застройке этих площадей свидетельствует о большом внимании к ним, особенно проявившемся при восстановлении ансамбля Большой площади Нижнего города, разрушенного во время бомбардировки Брюсселя французами в 1695 г. По приказу магистрата от 1697 г. модели строящихся вновь или перестраиваемых зданий должны были представляться на его утверждение. Кроме этих блестяще проведенных работ в первые годы XVIII в. была осуществлена реконструкция Нижнего города, но без внесения существенных изменений в его старую структуру.

Образцом для многочисленных церковных построек Бельгии послужила, как и в других католических странах, римская церковь Иль Джезу. Это сказалось в архитектурном строе фасадов. Наиболее распространенным типом культового здания становится трехнефная базилика, унаследованная от средних веков, иногда с хорами над боковыми нефами и такой особенностью, как высокая башня за алтарем. Свойственное барокко стремление расширить внутреннее пространство приводит в конце XVII в. к слиянию центрического и трехнефного храма в единую пространственную систему (церковь Богородицы, ван Хансвейк, в Мехельне, 1663—1678, арх. Файдхербе).

Рис. 17. Иезуитские церкви: 1 — Брюссель, св. Михаила, 1606 — 1616 гг., план; 2 — Антверпен, Карла Борромея, 1614 — 1621 гг., П. Хейсенс, план, фасад с разрезом, общий вид; 3 — Брюссель, Бегинок, 1657—1676 гг., Л. Файдхербе, схема плана, фасад; 4 — Левен, св. Михаила, 1650—1671 гг., 3. В. Хесиус, общий вид, план, разрез с фасадом

Ранним проводником фламандского барокко явился Жак Франкар, который в своих трудах дал примеры более свободной трактовки классического ордера, своеобразные композиции порталов и других деталей. Его трехнефная иезуитская церковь св. Михаила в Брюсселе (1606—1616) — образец раннего барокко (рис. 17,7). Выдающимся произведением барокко является церковь Карла Борромея в Антверпене (1614—1621), в создании которой принимали участие П. П. Рубенс и архитекторы П. Хёйсенс и Ф. Агиллон (рис. 17, 2), с ее высокой башней за алтарем и новой системой освещения алтаря световым фонарем. Как и в других церквах, здесь наиболее пышно разработан главный фасад. Средняя трехъярусная часть, увенчанная высоким треугольным фронтоном, связана волютами с боковыми частями в единое целое.

Возможно, что общая композиция здания была навеяна одним из проектов в трактате Серлио (книга V, табл. 15), в котором видно подобное расчленение западного фасада на пять травей — узких и широких, чередующихся в «брамантовском ритме», и две угловые башни с бельведерами. Но растянутые вширь пропорции фасада антверпенской достройки делают ее более монументальной, а небольшая высота угловых башенок подчиняет их главной оси здания. Это вместе с обилием и разнообразием декора фасада, раскреповками антаблементов, сочетанием пилястр и колонн свойственно барокко. Но присущее зданию спокойное величие сближает его с итальянским ренессансом. В интерьере двухъярусная сквозная аркада на легких колоннах, заменившая собой прежние столбы, близка не только к постройкам Брунеллеско, но и к раннехристианской римской базилике св. Агнессы, имеющей такие же два яруса арок, опирающихся на колонны. Богатство внутреннего убранства церкви в Антверпене — мрамор колонн и стен, раскраска и позолота резных деталей — сближает ее интерьер с дворцовым залом (рис. 18).

Рис. 18. Антверпен. Церковь Карла Борромея. Интерьер

Церковь Бегинок в Брюсселе (1657— 1676), приписываемая Луке Файдхербе (см. рис. 17,3), представляет собой перестройку трехнефной крестообразной базилики с шестиугольной башней за средней апсидой. Здесь черты барокко меньше связаны с итальянскими образцами, чем в антверпенской постройке. Трехчастное членение фасада и его связь с организацией внутреннего пространства выявлены более четко. При трех осях симметрии композиция фасада подчинена его главной оси путем сближения колонн и большей насыщенности декоративными элементами средней части, выразительно устремленной ввысь. Характерно очень смелое обращение с ордером. Исключая большую часть антаблемента в интерколумниях и оставляя лишь карниз, зодчий разрывает его на главной оси фасада, тем самым подчеркивая значение стены как основы тектонической формы. Удвоенные и раскрепованные пилястры отмечают нагруженные участки стены. Очень характерны фронтонные завершения боковых частей здания и венчания в виде фиалов, так же как и орнаментальный стиль, унаследованный от Ганса Вредемана де Вриза.

Церковь св. Михаила в Левене (1650—1671) арх. З. В. Хесиуса (см. рис. 17) представляет собой трехнефное здание с трансептом, выдержанное в пропорциях позднерейнских соборов, — так называемой «связанной системы». Фасад имеет традиционное деление, но боковые части лишены какой-либо самостоятельности и полностью подчинены трехъярусной высокой части, где верхний ярус, чисто декоративный, служит местом расположения щита с гербом. Эта связь усиливается мощными боковыми волютами, создающими плавный переход между членениями. Характерно нарастание пластики фасада к середине от плоских пилястр на углах к рельефно выступающим колоннам, входящим в композицию портала и гипертрофирующим его размеры. Нарастание и усиление декоративного богатства по мере движения вверх достигают предельной силы в верхнем ярусе. В этом сооружении по сравнению с антверпенской церковью усиливается декоративное начало. Многочисленные раскреповки, отсутствие прямых спокойных линий создают впечатление напряженного движения. Это сооружение стоит на грани чисто декоративного направления в архитектуре, в которой теряют свое значение тектонические качества ордера.

Рис. 19. Антверпен. Дом Рубенса, по его же проекту. Вид со стороны ворот

На развитие фламандской архитектуры большое влияние оказали изданные Рубенсом зарисовки дворцов Генуи в 1622 г. В Антверпене Рубенс построил свой собственный дом (1611—1618). К сожалению, об его архитектуре можно судить лишь но сохранившемуся фрагменту — воротам (рис. 19), напоминающим триумфальную арку. Идя от античности через итальянский ренессанс оперируя свободно архитектурными формами, он создал художественный образ парадного и вместе с тем интимного входа в дом, придав особый смысл пропорциям и масштабу. Разрезая фронтон над боковыми проемами и вводя над ними небольшие ниши, он как бы уменьшает масштаб сооружения и приближает его к человеку. Создается впечатление, что средняя часть фронтона является самостоятельным завершением трапецеидального проема, но воспринимается благодаря отрезкам этого фронтона над боковыми колоннами как часть целого. В то время строительство дворцов еще не получило своего широкого развития.

Рис. 20. Брюссель. Гильдийские дома на Большой площади, конец XVII — начало XVIII в.

Мало изменился и тип жилого дома с его узким (трех- или пятиоконным) фасадом, завершенным традиционным щипцом, форма которого становится в XVII в. сложнее и прихотливее. Со 2-й половины XVII в. оживляется строительство цеховых домов, сохраняющих, как и жилые дома, сложившуюся еще в средневековье форму в виде узких, вытянутых вверх многоэтажных построек. Особенно примечательны эти здания конца XVII — начала XVIII в. на Большой площади в Брюсселе (рис. 20), в которых такие национальные традиции, как членение фасадов на травеи, каркасность структуры и большие окна, сочетаются с пышным оформлением фасадов, основу которых составляет свободно трактованный многоярусный ордер. Обилие декора в виде позолоченных гирлянд, картушей и других деталей перегружает фасады этих зданий, переходя иногда границы хорошего качества. В доме герцогов Брабантских (1698, арх. Г. де Брейн, рис. 21) обозначился поворот к новому, более строгому направлению в архитектуре XVIII в., о чем говорят широко развернутый фронт фасада с метрическим шагом пилястр и сдержанность убранства.

Рис. 21. 1 — Брюссель, дом герцогов Брабантских, 1698 г., Г. де Брёйн; 2 — Антверпен, королевский дворец, 1745 г., Я. П. Баурсхейдт
Рис. 22. Загородный дом Сенеф близ Брюсселя, 1760 г., Л.Б. Девез. Общий вид и план

В XVIII в. на смену церковному строительству приходит строительство дворцов и патрицианских домов. Среди них выделяется королевский дворец в Антверпене (1745, арх. Я. П. Баурсхейдт, рис. 21,2), где намечается переход от барокко к классицизму. Это выражено в строгом членении фасада пилястрами большого ордера, отсутствии раскреповок и сдержанности декора. Архитектурный облик здания родствен аналогичным постройкам Франции, тесная связь с которой усиливается со 2-й половины XVIII в. Среди многочисленных загородных резиденций выделяется дом Сенеф близ Брюсселя (1760, арх. Л. Б. Девез, рис. 22). Общая композиция комплекса с главным домом между парадным двором и парком характерна для того времени. То же относится и к трехчастной схеме фасадов, как и к построению плана с анфиладой парадных комнат, вестибюлем и залом на главной оси, кухней и хозяйственными помещениями в подвале. Строго симметричная композиция здания с колоннадой-галереей, обрамляющей парадный двор, близка постройкам Палладио, а глубинный строй двора, рассчитанный на эффектную перспективу и представительность, близок французским приемам, как и изящные павильоны, замыкающие галереи, увенчанные бельведерами.

Загородный дом Тервуэн близ Брюсселя (1819, арх. Ван дер Стратен) представляет другой, широко распространенный тип — кубовидный дом (рис. 23,7). Расположение круглого зала в центре с лестницами в углах и группировка вокруг него анфилады комнат являются также отзвуком творчества Палладио. В наружных фасадах господствует прямая линия, спокойная гладь стен при строго размеренном расположении проемов. Ясная простота всего архитектурного облика сближает это здание с произведениями Леду.

Рис. 23. 1 — загородный дом Тервуэн близ Брюсселя, 1819 г., арх. Ван дер Стратен, общий вид, план; 2 — Брюссель, церковь Сен-Жак-сюр-Кауденберг, 1776—1787 гг., Б. Гимар и Л. Монтуайе

Высокий градостроительный подъем наступает в последней трети XVIII в., когда был создан новый ансамбль правительственного центра Брюсселя в духе строгого классицизма. На высоком плато, господствующем над Нижним городом, была расположена Королевская площадь (1774—1780, архитекторы Барре и Гимар) с церковью Сен-Жак-сюр-Кауденберг (1776—1787, Гимар и Монтуайе), рядом разбит Брюссельский парк (1774—1776, Гимар и Циннер) с трехлучевой композицией аллей, навеянной Версалем, сходящихся перед зданием Брабантского совета (1779—1783, Гимар, рис. 23, 2; 24, 1 и 2). Эта строго симметричная постройка с портиком и двумя крыльями, обрамляющими парадный двор, была композиционно связана осью главной аллеи с расположенным южнее королевским дворцом (рис. 24, 3), напоминающим по своему внешнему облику Монетный двор в Париже (1771, арх. Антуан).

Рис. 24. Брюссель: 1 — план перепланировки верхней части города, 1774 — 1780 гг., Б. Гимар, Л. Монтуайе и Б. Циннер; 2 — здание Брабантского совета, 1779—1783 гг., Б. Гимар; 3 — королевский дворец, начало XIX в.

В дальнейшем (после 1830 г.), когда Бельгия приобрела самостоятельность, архитектура классицизма начинает утрачивать свою строгость, подготовляя почву для будущей эклектики. Тогда же было построено множество многоэтажных фабрик и заводов с обширными неблагоустроенными территориями для домов рабочих. Все это уже является началом нового этапа развития бельгийской архитектуры, соответствующей эпохе капитализма.


Глава «Архитектура Бельгии XVII — первой четверти XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: О.И. Брайцева. Москва, Стройиздат, 1969

Фламандский стиль в интерьере: в гостях у Степана Михалкова

Первая гостиная. Полы из французского дуба fumé, потолок отделан оте­чественным дубом. Камин изготовлен на заказ.

Портрет Василий Буланов; Массимо Листри

В результате получилось, что дом как бы рассказывает историю нескольких поколений. Перпендикулярно к основному объему с нарядными кирпичными фасадами пристроен еще один – с деревянной облицовкой: то есть здание на самом деле, конечно, одно, на одном фундаменте стоящее, но выглядит именно как пристроенный к зажиточному деревенскому дому большой амбар. Который с течением времени чуть перестроили и приспособили для жилья – так и в самом деле бывает сплошь и рядом. С улицы эта квазипристройка не заметна, виден только строгий и элегантный парадный фасад с разбитым перед ним газоном. А вот за домом – менее формальный сад с яблонями и теплицами, уютный уже не столько на фламандский, сколько на вполне подмосковнодачный манер. Только, в отличие от обычных дач, где хозяевам часто приходится выбирать – или светлый дом, или тенистый сад, в этом доме дневного света всегда в достатке.

Вторая гостиная (она же библиотека). На заднем плане видна лестница, ведущая на второй этаж, где расположены спальни.

Портрет Василий Буланов; Массимо Листри

Тем более что стены выкрашены в белый цвет, потолки облицованы светлым дубом, а в комнатах просторно. “Изначально в моем характере, наверно, все заставить мебелью, – смеется Степан. – Так было и с предыдущим домом, и тут поначалу тоже было желание расставить побольше вещей. Мебели купили, наверно, на два таких дома”. Но Елизавета настояла на самоограничении – в итоге мебель Flamant расставлена не скупо, а очень ладно: каждый предмет стоит на том единственно возможном месте, которое для него отыскали поколения предыдущих хозяев.

Фрагмент второй гос­тиной. Стеллаж ря­дом с камином сделан из ­старинных досок.

Портрет Василий Буланов; Массимо Листри

Ощущение идеально обжитого старого дома, который как будто помнит десятилетия и века мирной размеренной жизни, – наверно, самое приятное в этом интерьере. Понятно, что по щелчку пальцев такое ощущение не создается, но здесь на него аккуратно работает все. И планировка со старательно найденными пропорциями, и цветовое решение с натуральными светлыми тонами (самые темные оттенки в этой гамме – французский “копченый” дуб на полу и кожа кресел), и “негромкий” декор.

Хорошо оборудованная ­кухня не выбивается из общего стиля.

Портрет Василий Буланов; Массимо Листри

Кажется, что все просто и не приукрашено, как аутентичный фольклорный мотив, но это затратная простота с изысканностью выделки даже в не самых броских по виду деталях. Стеллаж во второй гостиной-библиотеке сделан из бывалой, старинной древесины, дверные и оконные ручки сделаны французскими ремесленниками, которые изготовляют подобные вещи по прадедовским лекалам, а камин в духе непринужденного рустикального барокко так мастерски вытесан и так деликатно состарен, что современное изделие в нем опознать непросто.

Фрагмент хозяйской спальни.

Портрет Василий Буланов; Массимо Листри

Трудно сказать, сработала ли бы вся эта штучность в случае какой-нибудь провансальской, греческой или сицилийской стилистики, но фламандский дух на подмосковной почве прижился без затруднений.


Портрет Василий Буланов; Массимо Листри


Текст: Павел Галяшкин

Продюсер и стилист интерьера: Наталья Онуфрейчук

Фото: Портрет Василий Буланов; Массимо Листри

Возрождение фламандского ренессанса: архитектура и стиль

Милуоки

Характеристики стиля возрождения фламандского Возрождения

Архитектура возрождения фламандского Возрождения не так распространена, как некоторые другие стили возрождения, но вы узнаете ее, когда увидите.

Особняк Пабста, образец архитектуры фламандского Возрождения

Большинство строений большие и построены из красного кирпича или камня, такого как песчаник или известняк.Если кирпич, конструкция может иметь натертую кирпичную кладку , что означает, что кирпичные поверхности были сглажены, чтобы сделать их более ровными. Некоторые здания могли также иметь резные терракотовые украшения снаружи.

Самая узнаваемая особенность фламандского Возрождения — это, вероятно, ступенчатый фронтон. Фронтон , кстати, обычно представляет собой треугольное сечение в месте пересечения линии стены и крыши. Некоторые сооружения могут иметь зубчатые фронтоны, имеющие форму ряда выпуклых и вогнутых кривых.За декоративными фронтонами крыши на этих конструкциях, как правило, очень крутые.

Ступенчатый фронтон на строении в Нью-Йорке

Фламандские постройки эпохи Возрождения могут также включать бартизаны и башни. Бартизан — это небольшая конструкция, похожая на башню, которая выступает или выступает из верхнего уровня здания, часто в углу. И бартизаны, и течения могли быть куполообразными.

Пример бартизана на строении в Германии

Итак, в следующий раз, когда вы окажетесь в районе с богатой историей немецких иммигрантов или приедете в такое место, как Нью-Йорк, Париж или Лондон, внимательно следите за примерами фламандского Возрождения.

Резюме урока

Фламандская архитектура эпохи Возрождения была вдохновлена ​​элементами архитектуры 17-го века из таких мест Северной Европы, как Бельгия.Иногда стиль также называют Возрождение Северного Возрождения или Фламандское Возрождение . Это один из нескольких стилей «Возрождения Возрождения», которые стали популярными в конце 19 — начале 20 века и основывались на архитектуре, отличной от греческой или готической. Возрождение фламандского Возрождения появилось в таких местах, как Париж, Лондон и Антверпен, в 1870-х и 1880-х годах.

В США он стал популярен в 1890-х годах в таких городах, как Нью-Йорк и Милуоки, штат Висконсин, например, Pabst Mansion и Milwaukee City Hall .Фламандские постройки эпохи Возрождения часто бывают большими и сделаны из кирпича или камня. Кирпич может быть натертой кирпичной кладкой , выглаженной для более законченного вида. Большинство построек имеют ступенчатые или зубчатые фронтоны . У них также может быть турель или бартизан , небольшая конструкция, которая выступает из угла верхнего этажа здания.

Незаметный гений фламандской архитектуры: Design Observer

Бельгия уже давно известна тем, что это европейский Нью-Джерси, умирающая территория для проезда к более интересным местам.Это не совсем справедливо и не совсем точно (не говоря уже о том, что там говорится о Джерси), но, как и в большинстве шуток, есть доля правды. Бельгию затмевают ее соседи, в частности Голландия. Его выдающийся современный архитектор написал книгу под названием «Самая уродливая страна в мире». (Его корректирующие мемуары: «Самая красивая страна в мире».) Брюссель, при всех его многочисленных радостях, является столицей европейской бюрократии. Фламандский персонаж непритязателен, прямолинеен, уравновешен. Самая известная бельгийка в мире — это, вероятно, чемпионка по теннису Ким Клиджстерс, трудолюбивая мать, которую можно назвать анти-знаменитостью.

Фламандская архитектура во многом похожа на Клийстерс: фундаментально прочная, творческая, когда того требует ситуация (но никогда не кричащая), и уважительная к ошибкам. Точно так же не следует недооценивать, хотя обычно это так. Нет, например, бельгийского «звездного архитектора». Если фламандский дизайн вообще известен, то это довольно целеустремленная мода таких, как Дрис ван Нотен и Анн Демелемейстер, а также дизайн интерьера Акселя Вервордта. Новая фламандская архитектура не основана на формальных экспериментах или тяжеловесных теоретических рассуждениях.Если будет достаточно простой коробки, вы получите простую коробку — красиво сделанную простую коробку.

Путешествуйте хотя бы немного по Фландрии, и вы обнаружите, что возникла самобытная национальная школа с квадратными кубическими объемами; четко сформулированная конструкция; полированные детали выполнены с высокой точностью; а также чуткость к истории в сочетании с изобретательным подходом к ее переосмыслению. Совсем не редко заходить в здание с традиционным фасадом только для того, чтобы найти интерьер, который был радикально переосмыслен.

Среди первых поколений архитекторов, строящих в этой традиции, Стефан Бил, Джо Крепен, Роббрехт и Даем и Ксавир де Гейтер. Недавнее дополнение Била к комплексу искусств Сингел (вверху и внизу) — это воплощение фламандской школы в ее самой сложной форме. Эстетика распространяется также на более крупные коммерческие практики, но еще более интересны работы, исходящие от ряда более молодых студий, среди которых B-Architecten, Barak, Nu Studio и Vincent van Duysen.

Как бы я ни восхищался культурным историзмом AvroKo и Roman & Williams, я хотел бы увидеть, что такая фирма, как B-Architecten, которая привносит толчок визуального поп-динамизма в более минималистичную фламандскую эстетику, сделала бы с крупное коммерческое помещение в Нью-Йорке.

С открытием музея Neutlings-Riedijk MAS в Антверпене фламандский дизайн переживает нечто вроде праздника. Здание (о котором мы поговорим позже) — это необычная вещь, которую можно увидеть (и увидеть с нее), но мне кажется, что это голландское здание на фламандской земле, что неудивительно, поскольку Нейтлингс — голландский архитектор, живущий в Антверпене.(Компания B-Architecten разработала впечатляющие выставочные экспозиции.) Я ожидаю, что она привлечет в город множество посетителей, и надеюсь, что они посмотрят вокруг на некоторые другие прекрасные работы в этом регионе, которые также заслуживают внимания.

Фламандская облигация: признак традиционной архитектуры

Колдер Лот

30 ноября 2011 г.

Старший историк архитектуры Департамента исторических ресурсов Вирджинии и член Консультативного совета Института классической архитектуры и искусства.

Фламандская облигация — разочаровывающее неправильное название, потому что эта кирпичная облигация не является родной для Фландрии или даже близлежащих районов Франции и Голландии. Тем не менее, он появляется на зданиях позднего средневековья в отдельных районах северной и центральной Европы, особенно в Польше. Грубый, но заметный ранний образец можно увидеть на знаменитой мюнхенской церкви Фрауэнкирхе, построенной в 1468–1488 годах. ( Рис. 1 и 2) Как и откуда он внезапно распространился в Англию в начале 17 века, не определено.[1] Тем не менее, его связь со зданиями в стиле современных построек в Нидерландах привела к тому, что он был назван «фламандским». В отличие от английской облигации, садовой стены или даже случайной связи, которые являются функциональными связями, фламандская облигация является декоративной связкой, которая придает поверхности стены визуальное качество. Чередующиеся подрамники (стороны кирпича) и заголовки (концы кирпича) образуют приятную закономерность, требующую умения выполнять. Обсуждение ниже сосредоточено в основном на использовании фламандских облигаций в Вирджинии, поскольку многие хорошо сохранившиеся ранние образцы остались там.(И, надо признать, я более знаком с кирпичной кладкой Вирджинии, чем в других штатах). Тема обширна, и место в этом блоге ограничивает меня основными моментами.

Рисунок 1: Фрауэнкирхе, Мюнхен, Германия (Лот)

Рисунок 2: Фрауэнкирхе, деталь южной стены (Лот)

Принято считать, что Голландский дом, также известный как Дворец Кью, в лондонских садах Кью, стал первым известным примером использования фламандских облигаций в Англии. ( Fig. 3 ) Большинство авторитетов утверждают, что дом был построен в 1631 году для Сэмюэля Фортри, лондонского купца голландского происхождения.[2] Его криволинейные фронтоны в стиле барокко явно демонстрируют голландское влияние, хотя его фламандские связи не характерны для голландской архитектуры 17-го века. [3] Более того, недавняя реставрация голландского дома, которая включала исторически достоверное покрытие красной коже, делает трудноразличимым фламандскую связь этого жилища. Тем не менее, с середины 17-го века фламандская облигация стала предпочтительной кирпичной кладкой для архитектурно изысканных зданий по всей Англии, особенно для их фасадов.

Рисунок 3: Голландский дом, Кью-Гарденс, Лондон (фотопоток Роберта Сильвервуда)

Самый ранний из сохранившихся американских образцов фламандских облигаций обнаружен в церкви Святого Луки в Вирджинии. Его кирпичная кладка не претерпела особой обработки и подверглась обширной перетяжке. ( Рис. 4 и 5 ) Дата постройки церкви вызывает много споров. По давней и упорно устойчивой традиции, она была построена в 1632 году. Использование церковью фламандских облигаций на всех поверхностях стен, кроме контрфорсов (которые являются английскими облигациями), делает дату 1630-х годов весьма сомнительной, поскольку фламандские облигации почти не использовались в Англии. время.Более вероятным периодом строительства является 1680-е годы, диапазон дат подтвержден недавним дендрохронологическим исследованием. Дата 1680-х годов делает здание интересной архитектурной аномалией. Это одновременно последний образец истинной готической архитектуры Америки, но также и самый ранний в стране пример недавно популярной фламандской связи. Из-за своего стиля retardataire собор Святого Луки часто называют готическим Survival . (Мы могли бы отметить, что дата 1680-х годов делает церковь современной лондонской церкви Св.Павла)

Рисунок 4: Церковь Святого Луки, графство Айл-оф-Уайт, Вирджиния (Лот)

Рисунок 5: Церковь Святого Луки, южная стена (Лот)

К началу 18 века фламандские облигации стали стандартом для кирпичной кладки изысканных колониальных зданий, особенно в Вирджинии. В важных домах и церквях Вирджинии использовались застекленные коллекторы, чтобы придать поверхности стен живой клетчатый эффект. Использование глазурованных заголовков было практикой, привезенной из южной Англии, где можно найти множество примеров, таких как Дом ягненка 1723 года во Ржи.( Рис. 6 ) Параллельный пример Вирджинии — ок. 1755 год. Ладвелл-Райский дом, где палящий послеобеденный солнечный свет создает сверкающий фасад. ( Рис. 7 ) Остекление получается в результате укладки кирпичей в печах (или временных печах, называемых зажимами) для обжига. Коллекторы были расположены ближе всего к источнику тепла и, таким образом, были покрыты глазурью или застеклованы, как кусок глиняной посуды. В конце концов, кирпич керамический.

Рисунок 6: Lamb House, Рожь, Восточный Сассекс, Англия (Лот)

Рисунок 7: Ludwell-Paradise House, Вильямсбург, Вирджиния (Лот)

Колониальные кирпичи были сформированы в деревянных формах, которые были посыпаны мелким песком, чтобы предотвратить прилипание влажной глины к дереву, в результате чего кирпичи имели зернистую поверхность.[4] Несоответствие качества глины и температуры обжига привело к образованию неровных краев, что привело к неравномерным соединениям раствора. Как показано на деталях церкви Св. Иоанна 1734 года в Вирджинии, стыкам придавалось более ровный вид за счет зарезки тонкой линией с помощью инструмента для стыков, напоминающего коньки [5]. ( Рис. 8 ) Зарубки также имели тенденцию сжимать суставы, делая их более плотными. Рифленые швы из минометов обычны для английской кирпичной кладки 18-го века, но швы, как правило, более ровные, поскольку там условия обжига были менее грубыми.В Вирджинии кирпичи обычно делали возле строительной площадки. Участки часто выбирались из-за их близости к залежи глины. [6]

Рисунок 8: Церковь Св. Иоанна, округ Кинг-Уильям, Вирджиния, фрагмент южной стены (Лот)

В колониальной Вирджинии и соседних колониях печи для обжига кирпича обычно топили из дуба. Калий в дубе вступил в химическую реакцию с глиной, в результате чего на колпаках образовалась прозрачная сине-серая глазурь, которая сильно контрастировала с красными подрамниками.Для того, чтобы заголовки располагались по центру над носилками, необходимо было вставить небольшую кирпичную планку или ближе к концу каждого второго поля. Когда ближе примерно половина ширины заголовка, это называется ферзевым доводчиком. Король ближе к двум третям ширины носилок и встречается реже. Церковь Пунготиг 1763 года, деталь которой показана здесь, необычна тем, что в ней застеклены доводчики королевы. ( Фиг.9 )

Рисунок 9: Церковь Пунготиг, округ Аккомак, Вирджиния, фрагмент западной стены (Лот)

В то время как фламандская связка использовалась в основных поверхностях стен, фундамент, включая область ниже уровня грунтовых вод (которая отмечена утолщением фундамента выше уровня земли), обычно закладывалась английской связью.Английская облигация состоит из чередующихся рядов заголовков и носилок и прочнее фламандской облигации, поэтому ее используют в фондах. Глазурованные заголовки появляются только случайно, если вообще появляются в английской облигации. Из-за неровных краев самодельных кирпичей по углам, а также на оконных и дверных косяках использовались натертые кирпичи, которые придавали зданию острые края и плотно прилегали к его проемам. Натертые кирпичи были выбраны по их плотности и ровному цвету, и были натерты до точных форм с гладкими гранями с использованием специального камня или твердого кирпича.Насыщенный красный цвет натертых кирпичей придавал стенам красивую артикуляцию. Уайтчепел Святой Марии (1739–1741) иллюстрирует использование углов из натертого кирпича максимальной глубины, а также использование английской связки ниже уровня грунтовых вод. ( Фиг.10 )

Рисунок 10: Уайтчепел Святой Марии, округ Ланкастер, Вирджиния, южная стена (Лот)

К середине 18 века дубовые насаждения в восточной Вирджинии истощались. Следовательно, для обжига кирпича использовались более мягкие породы дерева, такие как сосна.Сосна не дает голубой глазури, как дуб, а вместо этого дает грязно-черные коллекторы. Черные заголовки не считались привлекательными, поэтому, когда стена была заложена фламандской бумагой, черные застекленные заголовки были уложены лицевой стороной внутрь, а неглазурованные заголовки были выставлены на поверхность стены. Это придало стенам в целом ровный цвет, как это было в Carter’s Grove, завершенном в 1755 году. (Рис. 11 ) На косяках и углах по-прежнему использовались натертые кирпичи, но цветовой контраст был не таким сильным.В оконных перемычках Carter’s Grove клиновидной формы, называемых опорными арками, используется калиброванный кирпич, который представляет собой натертый кирпич специальной формы. Обрамление дверей особняка с фронтонами построено как из калиброванного, так и из формованного кирпича и является выдающимся образцом колониальной каменной кладки.

Рис. 11: Картерс-Гроув, округ Джеймс-Сити, Вирджиния (Лот)

Фламандские облигации с глазурованным заголовком продолжали использоваться в Филадельфии вплоть до 18 века. Однако заголовки Филадельфии, как правило, черные, а не светло-серо-голубые, как в Вирджинии и Мэриленде.Вероятно, это результат обжига кирпичей не из дуба, а из дерева. Черные заголовки являются доминирующим элементом Плотникового зала в Филадельфии, построенного в 1770-73 годах. ( Рис. 12 и 13 ) К сожалению, большая часть кирпичной кладки Филадельфии 18-го века была непоправимо повреждена пескоструйной очисткой во время масштабных реставраций города в 1960-х и 1970-х годах. К счастью, Карпентерс Холл избежал этого ошибочного обезображивания; его кирпичная поверхность и швы из раствора остаются в хорошем состоянии.

Рис. 12: Carpenters ’Hall, Филадельфия (Лот)

Рисунок 13: Плотницкий зал, деталь восточной стены (Лот)

Характер фламандских облигаций заметно изменился в течение федерального периода.Усовершенствованные производственные процессы, особенно на коммерческих кирпичных заводах, позволили производить продукцию более высокого качества. Даже в сельской местности можно было добиться большей точности в формовке и стрельбе. Улучшение кирпича привело к изменению обработки стыков раствора. В качестве примера можно привести прекрасные фламандские облигации на Гленнмари, плантационном доме в стиле греческого возрождения 1837 года в южной Вирджинии. Его строитель, Дабни Косби-старший, был каменщиком, ранее работавшим в Университете Вирджинии, где он помогал строить проекты Джефферсона.В Glennmary Косби разместил красиво оформленную фламандскую облигацию ровного цвета. ( Рис. 14) Типично для того времени, он использовал ленточные соединения для горизонтальных стыков, которые представляют собой стыки с плоской поверхностью, точно обработанные сверху и снизу. Glennmary также показывает, что вертикальные суставы значительно тоньше, чем горизонтальные, что является типичным лечением. Вертикальные швы обычно имели V-образную форму, так как они были слишком тонкими, чтобы их можно было сплющить. В большинстве зданий федерального периода фламандская бумага была зарезервирована для фасада; Во второстепенных стенах использовалась обыкновенная или американская облигация.[7]

Рисунок 14: Гленнмари, округ Галифакс, Вирджиния, фрагмент южной стены (Лот)

Обычной практикой для кирпичной кладки в начале 19 века было покрытие стен красной краской, а затем тщательная покраска швов раствора тонкими белыми линиями, называемыми карандашами [8]. Использование красной смывки служило формой гидроизоляции и маскировало неравномерность цвета кирпича ручной работы. Карандаш придал кирпичной связке более четкую артикуляцию. В книге Джеймса Галлиера The American Builder’s and General Price Book and Estimator (Бостон, 1836) , указана цена 3 цента за ярд за «кирпичные фасады, окрашенные в один слой, а стыки — в белый цвет.Термин «карандаш» того периода относился к маленькой заостренной кисти. Мы редко видим, чтобы это средство оставалось нетронутым, потому что с годами оно смывается. Показанный пример находится на зданиях Jeffersonian Lawn в Университете Вирджинии (1817–1826 гг.), Защищенных от атмосферных воздействий укрывающей колоннадой. ( Рис.15 )

Рисунок 15: Ист-Лоун, Университет Вирджинии, Шарлоттсвилль (Лот)

Использование фламандских облигаций пережило возрождение в конце 19-го и 20-го веков, вызванное популярностью стилей колониального возрождения и грузинского возрождения.Реставрация многочисленных исторических зданий вызвала признание исторической кирпичной кладки и стимулировала ее тиражирование в новой традиционной архитектуре. В Вирджинии реставрация Колониального Вильямсбурга создала спрос на здания типа Вильямсбург, многие из которых имели прекрасную кирпичную кладку в колониальном стиле. Среди многих многочисленных зданий в Вирджинии середины 20-го века, демонстрирующих традиционную кладку ранней Вирджинии, является Объединенная методистская церковь Reveille 1951 года в Ричмонде. В оформлении Reveille, вдохновленного приходской церковью Брутона в Вильямсбурге, используется фламандская бумага с глазурованным заголовком и вставками из натертого кирпича. (рис.16 и 17)

Рисунок 16. Объединенная методистская церковь Reveille, Ричмонд, Вирджиния (Лот)

Рисунок 17: Церковь Reveille, деталь восточной стены (Лот)

Хорошая кирпичная кладка — это искусство и неотъемлемая часть успешной традиционной архитектуры. Приведенные здесь примеры представляют собой краткую выборку многих интересных ранних типов кирпичной кладки, обнаруженных в этой стране, особенно в ее восточной половине. Я надеюсь показать больше разновидностей этого важного ресурса по ремеслу и дизайну в будущих блогах классицизма.


[1] Более подробное обсуждение английской кирпичной кладки см. В R.W. Brunskill, Brick Building in Britain (Лондон, 1990). [2] Хотя большинство авторитетных источников называют 1631 год датой постройки Голландского дома, также утверждается, что он был построен в 1663 году. См. Уильямс, Невилл, Royal Homes (Lutterworth Press, Лондон, 2006), стр. 107. [3] Голландские дома 17-го века почти всегда используют голландскую перекрестную связь, вариант английской связи, уложенной таким образом, чтобы образовывать диагональные узоры в швах раствора.Голландские кирпичи намного тоньше стандартных английских кирпичей. [4] В Новой Англии вместо песка формы чаще всего погружали в воду, чтобы глина не прилипала к формам. Это иногда называют отливкой, и это дает кирпичам более гладкую поверхность. [5] Эти зазубренные суставы иногда называют зазубренными, линейчатыми или виноградными лозами. В Англии их иногда называют шарнирами с чеканкой, поскольку каменщики использовали большие английские гроши в качестве инструментов для подсчета очков, руководствуясь линейкой.[6] Раствор для ранней кирпичной кладки состоит из гашеной извести, природного песка и воды. Поскольку в Восточной Вирджинии не было известняка, известь получали путем сжигания раковин устриц. На приведенной выше фотографии кирпичной кладки Св. Иоанна можно увидеть небольшие вкрапления устричной раковины в швах раствора. Раствор из ракушек имеет тенденцию быть очень белым. [7] Обыкновенная или американская облигация состоит из трех или пяти рядов носилок к верхнему ряду. Американские облигации с пятью курсами более распространены. [8] Формулы красной промывки варьировались. Обычно в него входили оксид железа и льняное масло.Он также может содержать кровь животных, а иногда и молоко.

фламандского искусства | Britannica

Фламандское искусство , искусство 15, 16 и начала 17 веков во Фландрии и в прилегающих регионах, включая Брабант, Эно, Пикардию и Артуа, известное своим ярким материализмом и непревзойденным техническим мастерством. От Хьюберта и Яна ван Эйков через Питера Брейгеля Старшего до Питера Пауля Рубенса фламандские художники были мастерами масляной среды и использовали ее в первую очередь для создания четкого и реалистично детализированного видения окружающего мира.Их картины ясно отражают изменения в судьбе этого узкого отрезка страны между Францией, Германией и Нидерландами: сначала наступило мирное, благочестивое и процветающее правление герцогов Бургундских 15-го века, а затем долгая беспорядочная череда религиозных конфессий. кризисы и гражданские войны, и, наконец, установление автократического правления королями Испании.

Предшественники фламандской школы обычно находятся в Дижоне, первой столице герцогов Бургундских. Филипп Смелый (правил в 1363–1404 гг.) Заключил мощный фламандско-бургундский союз, просуществовавший более века — до 1482 г.Он также установил традицию меценатства, которая просуществовала почти столько же. Среди художников, которых он привлек в Дижон, были скульптор Клаус Слютер из Харлема и художник Мельхиор Бродерлам из Ипра, в чьих богато текстурированных работах можно увидеть привязанность к миру поверхностных явлений, столь характерную для фламандской школы.

Филипп Добрый (годы правления 1419–1467) перенес бургундскую столицу в Брюгге, центр северной торговли шерстью, превратив этот коммерчески ориентированный город в центр искусства.В 1425 году Филипп официально нанял Яна ван Эйка своим художником. Основные работы ван Эйка — Гентский алтарь (1432 г.), Мадонна канцлера Ролена (1432 г.) и «Брак Джованни Арнольфини и Джованна Ченами» (1434 г.) — удивительны тем, что одновременно являются началом и кульминация ранней фламандской живописи. Биограф эпохи Возрождения Джорджо Вазари приписывает Ван Эйку изобретение масляной живописи (краски, в которой олифа является транспортным средством), но, если это так, то это изобретение, начавшееся на пике технического совершенства, и ни один из последующих художников не работал. так хорошо сохранили свежесть поверхности и сияние цвета.Художественное видение Ван Эйка, каким бы статичным и формальным оно ни было, также сохранило свою силу, наполняя все, что он рисовал, духовным присутствием при всей его необузданной любви к материальным явлениям.

Продолжая украшать свои работы яркими цветами и богато текстурированными поверхностями, следующее поколение художников мудро не пыталось подражать Ван Эйку, а обратилось к Италии в поисках достижений в живописной структуре. В его шедевре Снятие с креста ( ок. 1435), Рогир ван дер Вейден сосредоточился на драматизме сцены, устранив все постороннее. Линейные ритмы собравшихся скорбящих движутся горизонтально по неглубокой, многолюдной композиции, не позволяя зрителю сосредоточиться на какой-либо детали, и Петрус Кристус исследовал внутреннюю физическую структуру своих людей, придавая им странно геометрический вид. Эти нововведения, однако, были чуждыми духу ранней фламандской традиции, которая неизбежно пришла в упадок вместе с самоуверенностью и религиозными убеждениями фламандских бюргеров, застигнутых в конце 15 века падением дома Бургундии. и экономический крах Брюгге.Из покойных мастеров раннего фламандского искусства сошел с ума Хуго ван дер Гус, а Ганс Мемлинг и Жерар Дэвид создали меланхоличные, иногда безвкусные стилизации более ранних работ.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Еще более созвучными духовному кризису, охватившему континент в конце века, были причудливые аллегории, написанные Хиеронимом Босхом. В его трехпанельном «Саду земных наслаждений » (1490–1500) человечество толпами движется от рая к извращениям и наказанию, разыгрывая бесчисленные фантазии чувственного удовлетворения.

Бурный 16 век во Фландрии не был гостеприимным для искусства и произвел на свет только одного великого мастера, Питера Брейгеля. Именно в ярких образах крестьянской жизни Брейгеля лучше всего отражается жестокость того времени. Брейгель, находившийся под влиянием Босха и получивший образование за два года пребывания в Италии, разработал прочный стиль, отмеченный структурной прочностью, ритмичным размахом и ироничным морализаторским взглядом на гротеск. Брейгель оставил после себя двух сыновей: Питера Младшего, которого также называли Адским Брейгелем из-за его проклятых картин, и Яна Брейгеля, известного как Вельвет Брейгель, который посвятил себя натюрмортам.

В этом качестве Ян Брейгель участвовал в процветающей мастерской великого мастера фламандского барокко Питера Пауля Рубенса. Рубенс продемонстрировал непревзойденное владение масляной средой, создав для монархов Франции и Испании жидкие, светящиеся произведения большой энергии и силы. Работы его ранней зрелости, такие как The Elevation of the Cross (1610), свидетельствуют о тщательном изучении итальянских мастеров Микеланджело, Тинторетто и Караваджо, но эти работы также имеют волнистую, шелковистую поверхность и животную жизненную силу. полностью фламандский характер.Зрелый аллегорический стиль Рубенса, проиллюстрированный его циклом картин (1622–1625), увековечивающих карьеру Марии де Медичис, королевы Франции, идеально соответствовал показным вкусам эпохи барокко. В этих ярких произведениях мясистые классические божества, кружащиеся в воздухе и прыгающие с моря, наблюдают за многими событиями жизни Мари. Студия Рубенса стала тренировочной площадкой для многих фламандских художников, среди которых был Энтони ван Дайк, вундеркинд, впоследствии прославившийся в Англии как придворный портретист; Франс Снайдер, специалист по натюрмортам; Давид Тенирс Старший и Адриан Брауэр, известные в основном своими картинами, изображающими пьяных крестьян.

Похищение дочерей Левкиппа , картина маслом Питера Пауля Рубенса, c. 1617; в Старой пинакотеке, Мюнхен, нем.

Scala / Art Resource, Нью-Йорк

Планы домов в фламандском стиле — строгий дизайн

Фламандская архитектура отражает экономическое процветание Фландрии на протяжении нескольких веков, начиная с позднего средневековья и до начала современной эпохи. Архитектурный стиль открывает дома с непритязательным, но креативным, но не слишком экстравагантным дизайном, с четкими и привлекательными геометрическими формами.Ниже представлены несколько планов домов в фламандском стиле, от традиционного до современного.

Первый план представляет собой традиционную усадьбу с кажущейся строгостью, но с элементами, привлекающими внимание и создающими небольшие визуальные фокусы. Просторный дом площадью 528 квадратных метров разделен на множество пространств, предназначенных для семьи, общения, хобби и отдыха, таких как пять спален. В доме есть медиа-зал, а также бонусное пространство, где владельцы находят желанный отдых, чтобы предаваться хобби.Снаружи патио и веранды завершают внутреннее пространство, предназначенное для отдыха. Дом выставлен на продажу по цене 2,5 миллиона долларов.

Планы домов в фламандском стиле — традиционный дом

Второй пример — это современный дом, но с архитектурными линиями, соответствующими классическому фламандскому дизайну. Дом, который является частью жилого комплекса, построенного на побережье Северного моря, недалеко от французской границы, представляет собой трехэтажный двухуровневый дом с фасадом и крышей, полностью облицованными алюминием, — гениальный выбор, который архитекторы мотивируют своим желанием дать здания имеют поразительный и неповторимый дизайн, а также лучшую хроматическую интеграцию с окружающими дюнами.Апартаменты с тремя спальнями расположены на первом этаже, а семейные и расслабляющие зоны — на верхних этажах, выходящие наружу через большие окна. Выступающие наружу балконы окаймлены стеклянными балюстрадами, призванными сохранить простоту объемов.

Планы домов в фламандском стиле — оригинальный фасад

Третий план имеет похожий дизайн, с той разницей, что материал, покрывающий фасад, тоже гениальная идея. Несмотря на футуристический вид, это семейный дом с четырьмя спальнями, построенный в 15 км от Брюсселя.Фасад из серого кирпича был создан путем наслоения трех разных типов блоков, чтобы окончательно создать бороздчатую текстуру, трудоемкая работа, которую выполняли местные ремесленники. Интерьеры более теплые и уютные, в них гармонично сочетаются деревянные поверхности с обычным кирпичом.

Планы домов в фламандском стиле — футуристический дизайн

Источники: Dezeen.com, Garrellassociates.com

Фламандский стиль мебели

Фламандский стиль мебели



Голландский фронтон / Фламандский фронтон ……………….. Фламандская облигация F
Иллюстрировано Словарь по архитектуре
……………… Иллюстрировано МЕБЕЛЬ Глоссарий

Фландрия / Фламандия

Flanders ; А исторический регион северо-западной Европы, включая части северной Франция, западная Бельгия и юго-западные Нидерланды вдоль Северного моря.

Фландрия : (голландский: Vlaanderen) Голландскоязычная северная часть Бельгии зажата между Северным морем. и Нидерланды на севере, Валлония и Франция на юге.

Фландрия : Современный Бельгия по большей части

фламандский : Из или относящиеся к Фландрии, фламандцам или их языку

Нидерланды : AKA Holland

Голландский : Нидерланды

голландский фронтон / Фламандский фронтон

Фламандская облигация

фламандский scroll : S или C изогнутая орнаментальная форма, в которой свиток сломан углом, используется во фламандском Мебель эпохи Возрождения, а также в стилях английского Карла I и II, Уильяма и Марии.- Мартин С. Пеглер, Словарь по дизайну интерьера . 1989.

фламандский стопа : Свиток, заканчивающийся на S или C изогнутая нога, популярная в стилях 17 века во Фландрии, Англии и Франции. — Мартин С. Пеглер, Словарь по дизайну интерьера . 1989.

фламандский ухо : ножка для мебели в стиле позднего французского Возрождения и барокко, похожая на фламандскую. лапка для прокрутки, за исключением того, что дизайн (S или C) перевернут. Появляется на мебели Людовика XIV период.- Мартин С. Пеглер, Словарь по дизайну интерьера . 1989.

фламандский стул : Поздний Английский стул 17 века с высокой спинкой, с подлокотниками или без них. Знак представлял собой панель из тростника, обивки, реек или балясин, увенчанных сложный резной гребень. У ног были прямые спинки с жирным изгибы спереди и поддерживались ножками для прокрутки. Носилки состояли из две вогнутые кривые, соединенные выпуклой кривой в центре. — Мартин С. Пеглер, Словарь по дизайну интерьера .1989.

Фламандская облигация : форма кирпичная кладка, в которой коллекторы (торцы) и подрамники (длина по горизонтали) альтернативный

I в шестнадцатом века, Нидерланды перешли под корону Габсбургской Испании когда император Карл V удалился, оставив испанский трон и его Провинции Нидерландов его единственному сыну Филиппу II. Филиппа репрессивный меры против протестантов заставили северные провинции сломать подальше от Испании и создать под Домом Апельсин [Ср., Вильгельм Оранский].

Южные провинции остались с Испанией, и их официальная религия. продолжал быть католиком. Политическое различие между современными Голландия и Бельгия более или менее отражают это первоначальное разделение, который в период барокко

г. сигнализировали не только о религиозных, но и художественных различиях. В Искусство барокко Фландрии (Испанские Нидерланды) оставалось в тесной связи. соприкоснуться с искусством барокко католических стран, в то время как голландцы школы живописи разрабатывали собственные сюжеты и стили, созвучные с их реформированной религией и новыми политическими, социальными и экономическая структура среднего класса голландской республики.
Гарднера Искусство сквозь века, десятое издание , Ричард Г. Тэнси и Фред С. Кляйнер. Паб колледжа Харкорт Брейс. 1996

Важный фламандский (Антверпен) художники : Питер Пауль Рубенс (католик) и Энтони Ван Дайк , который был ученик Рубенса. В первой половине семнадцатого века Живопись Антверпена быстро стала одним из ярких моментов искусства барокко.Это было явно связано с деятельностью Рубенса, который безмерно важен не только из-за удивительного стилистического качества его работ и за его огромное влияние на несколько поколений художников, но также для его практических занятий по образцу итальянского метода и его умение знакомить других с итальянским Искусство эпохи Возрождения и раннего барокко.

Ср., Van Dyck’s картина Карл I сошедший, c. 1635. Лувр, Париж. Карл I был английским монархом, правившим в 1625-1649 гг. (обезглавлен).Стиль во время его правления иногда называют якобским, иногда барочным.


Фламандские ножки

фламандский «S» ножка спирального типа

фламандский «S» ножка спирального типа

фламандский стопа: Англия, ок.1690 ( акант листья )

фламандский Подлокотник для свитка «C»


Примеры из Буффало:


Примеры из Buffalo:

  • Брюгге Gables, Брюгге, Бельгия

  • Возрождение Style Building, Брюгге, Бельгия
  • Мебель: Фламандский стиль стулья — Перепечатано от Уоллеса Наттинга, Мебельная касса , 1928
  • Мебель: Фламандский спинки стульев — Репринт от Уоллес Наттинг, Мебельная касса , 192 8
  • Мебель: Фламандский носилки — Перепечатано с Уоллес Наттинг, Казначейство мебели , 192 8
  • Мебель: William и Мэри стул с тростниковой спинкой — Джордж Уайт House, Вильямсбург, Вирджиния.
  • Мебель: William и кресло Мэри — Музей Винтертура

Стр. по Чак LaChiusa
| Домашняя страница | .. Буффало Индекс архитектуры | .. История буйволов Индекс …. | …. Электронная почта | ..

Консультации по веб-сайту, предоставленные ingenious, inc.

Искусство и архитектура в Бельгии

Арт

Несмотря на небольшой географический размер, Бельгия оказала значительное влияние на западное искусство. Работы Босха, Брейгеля, Рубенса, ван Дейка, братьев ван Эйк и Магритта представляют собой лишь часть сокровищ, украшающих стены известных художественных музеев Брюсселя, Брюгге, Гента и Антверпена.

Золотой век фламандской живописи пришелся на 1400-е годы, когда доминировали так называемые фламандские примитивисты, названные так потому, что они были «первыми», а не потому, что они были бесхитростными, — чьи работы почти всегда были религиозными по тематике. обычно заказывается для церквей и часовен и в значительной степени лишен перспективы. По мере того как средневековые города Фландрии процветали, все больше и больше принцев, богатых купцов и процветающих гильдий становились покровителями искусств.

Функция искусства по-прежнему заключалась в прославлении Бога и иллюстрации религиозных аллегорий, но Ян ван Эйк (ок.1390-1441), один из первых фламандских мастеров, привнес новые резкие взгляды в традиционную тематику. Его картина «Поклонение мистическому агнцу », созданная вместе с его братом Хубертом для собора Святого Бавона в Генте, включает реалистичный пейзаж в свою библейскую тему. Первобытные люди стремились отразить реальность, изобразить людей и природу точно такими, какими они кажутся человеческому глазу, вплоть до мельчайших деталей, без классических искажений и украшений. Эти художники кропотливо работали месяцами — даже годами — над одним заказом, часто рисуя кистью с одним ворсом, чтобы добиться кропотливо реалистичного качества.

Величайший фламандский художник 16 века, Питер Брейгель Старший, (ок. 1525–1569), много лет жил и работал в Антверпене. С 1520 по 1580 год город был одним из самых оживленных портов и банковских центров мира, и он затмил Брюгге как центр искусств. Многие художники, работающие здесь, обращались к мастерам итальянского Возрождения в поисках образцов совершенства. Брейгель, который учился в Италии, соединил влияния эпохи Возрождения с традиционным стилем своей родины.Он часто рисовал сельскую и крестьянскую жизнь, например, в своей «Свадебной процессии » , представленной в Музее де ла Виль в Брюсселе.

В 1563 году Брейгель переехал в Брюссель, где жил на улице От 132. Здесь родились его два сына, тоже художники. Питер Брейгель Младший (ок. 1564–1637) стал известен тем, что копировал картины своего отца; Ян Брейгель Старший (1568-1625) специализировался на декоративной росписи цветов и фруктов.

Питер Пауль Рубенс (1577-1640) был самым влиятельным художником эпохи барокко начала 17 века.Драма в его работах, таких как «Поднятие креста» , размещенное в соборе Антверпена, исходит из динамичных, извивающихся фигур на его полотнах. Его исполнение женской формы привело к появлению термина «Рубенеск», который описывает сладострастных женщин, которые появляются на его картинах.

Портретист Энтони ван Дайк (1599–1641), один из самых важных талантов, вышедших из мастерской Рубенса, работал придворным художником Карла I в Англии, хотя некоторые из его лучших религиозных работ остались в Бельгии.Ищите Lamentation в Конинклийском музее для Schone Kunsten в Антверпене и Crucifixion в соборе Мехелен.

Влияние Бельгии на мир искусства никоим образом не ограничивается Старыми мастерами. Джеймс Энсор (1860-1949) был пионером современного искусства конца XIX века. Одна из его самых известных работ — Вход Христа в Брюссель . Энсор разработал широко экспрессионистскую технику, освободив свое использование цвета от требований реализма.Он взял своим предметом тревожные фантастические видения и образы.

Сюрреализм процветал в Бельгии, возможно, благодаря ранним фламандским художникам, склонным к причудливому и гротескному. Поль Дельво (1897–1989) прославился, но самым известным из бельгийских сюрреалистов, несомненно, был Рене Магритт (1898–1967). Его аккуратно одетый мужчина в котелке, лицо которого всегда скрыто от глаз, стал одним из самых известных образов сюрреалистического движения.Многие из этих современных работ можно увидеть в Королевских музеях изящных искусств в Брюсселе и в Музее Конинклийке для Шоне Кунстен в Антверпене. Музеи изящных искусств в Генте, Турне и Льеже, а также музеи современного искусства в Антверпене и Остенде также являются основными источниками.

Архитектура

Фландрия изобилует образцами великой готической гражданской архитектуры. Великие церковные примеры — собор Святого Михаила, в котором хор является самым ранним готическим произведением в Бельгии, и церкви Богоматери в Мехелене, церкви Св.Петра в Левене и Святого Бавона в Генте. Антверпенский собор, пожалуй, самый впечатляющий образец поздней готики; он был начат в 1352 году в восточном конце, а неф был завершен в 1474 году.

Среди лучших примеров коммерческой готической архитектуры — Суконные ряды в Ипре (построенные в 1200–1304 гг.), Суконные ряды в Мехелене, Ратуша мясников в Генте и Ратуша мясников в Антверпене. Готический стиль продолжал доминировать до начала 16 века, когда начали появляться декоративные элементы эпохи Возрождения.

Примерно на рубеже 20-го века Бельгия создала один из величайших представителей нового стиля ар-нуво в архитектуре и дизайне интерьеров, основными материалами которого были стекло и железо, обработанные с декоративными изогнутыми линиями, растительными и геометрическими мотивами. Работы Виктора Орты (1861-1947) можно увидеть в Брюсселе в Доме кисточек (1893 г.), в отеле Solvay (1895 г.) и в амбициозном Доме людей (1896-99) с его вогнутыми изогнутыми фасадами и расположением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.