Гауди антонио: Антонио Гауди — гениальный архитектор, великий модернист. — Искусство

Содержание

Антонио Гауди — безумец, который доказал, что он был прав - Экстремально

Для того чтобы быть гением, недостаточно мыслить не как все. Есть много людей, которые мыслят не как все, и они не гении, а обычные пациенты, усердно клеящие коробочки в специальных заведениях. Настоящий гений — это тот, кто заставляет миллионы людских мозгов сняться с насиженных мест и полететь вслед за собой в прекрасное далеко, чтобы отныне и навсегда его персональное, глубоко личное безумие превратилось в общечеловеческую норму. Антонио Гауди застроил всю Барселону черт знает чем. Сейчас его монстры, вызывавшие ужас в барселонцах, охраняются ЮНЕСКО, а его самого собираются причислить к лику святых.

САГРАДА ФАМИЛИЯ

Собор Святого семейства (Саграда Фамилия) стал кульминацией творчества Гауди. Архитектор посвятил ему 45 лет жизни. Оплаты труда не требовал, все добытые деньги вкладывал в строительство. Пять поколений барселонцев наблюдают неспешное рождение шедевра.

Работа продвигается медленно: во-первых, потому, что чертежи, оставшиеся после Гауди, были сожжены франкистами в 1936 году; во-вторых, потому, что осуществляется на пожертвования (около 6 000 000 долларов ежегодно).

Но даже при стабильном притоке средств работа продлится еще лет тридцать — шестьдесят. Скептики сомневаются, что строительство вообще когда-нибудь будет завершено. Они считают, что тайный замысел Гауди заключался в том, чтобы сделать строительство вечным.

НА КАЖДОГО ГАУДИ НАЙДЕТСЯ СВОЙ ТРАМВАЙ

«В понедельник 7 июня 1926 года ровно в пять часов тридцать минут пополудни Гауди покинул стройплощадку собора Саграда Фамилия и, как обычно, отправился на вечернюю исповедь в церковь Сан Фелипе Нери... Водитель трамвая № 30 потом говорил, что сбил пьяного бродягу. Документов при нем не было. В карманах нашли лишь Евангелие и горсть орехов, кальсоны держались на английских булавках. Случайные прохожие пытались поймать машину и отвезти его в больницу, но никто из таксистов не хотел связываться с нищим стариком. Наконец с помощью солдат Национальной гвардии раненого все же доставили в бесплатную амбулаторию для бедняков, а затем в средневековый госпиталь де Санта-Крус. Через три дня он там и скончался».

Почти все жизнеописания Антонио Гауди начинаются с финального эпизода – пожалуй, единственного достоверного факта в биографии великого архитектора. Прочие трактуются произвольно: к примеру, в канун 150-летней годовщины со дня его рождения восторженным каталонцам показалось мало одной мемориальной доски — они установили сразу три, будучи не совсем уверены в том, где именно родился их кумир.

Эта неразбериха происходит отчасти потому, что все личные и рабочие архивы Гауди были сожжены во время гражданской войны в Испании, а отчасти потому, что последние годы жизни он был отъявленным мизантропом. Как бы то ни было, биографам в наследство достались лишь пара сильно отретушированных фотографий да несколько изречений, записанных со слов архитектора.

А НАУТРО ОН НЕ ПРОСНУЛСЯ ЗНАМЕНИТЫМ

Сегодня никому не надо доказывать величие Гауди. Тысячи туристов ежедневно атакуют его здания, стремясь унести в своих щелкающих вспышками «мыльницах» кусочек души великого безумца. Ему поклоняются, его боготворят, называют «тореадором архитектуры», крупнейшим мастером ар-нуво, сильно опередившим свое время, «поэтом камня», «рыцарем», «Данте архитектуры»... Но так было не всегда. Мягко говоря.

После пышной траурной церемонии погребения Гауди, в которой участвовал весь город, после распоряжения папы похоронить архитектора в часовне собора Саграда Фамилия о нем почти сразу же забыли. Прошло несколько долгих десятилетий остракизма, в течение которых считалось хорошим тоном поносить «барселонского отшельника», называя его «динозавром, застрявшим в средневековье», а «порождения его больного воображения» — «каменными монстрами» и «непристойными луковицами».

Вплоть до 60-х годов XX века имя Гауди даже не упоминалось на страницах изданий по истории архитектуры. Но постепенно, благодаря развитию авангардистских течений и защите Ле Корбюзье, оно всплыло из небытия, а в 1984 году список всемирного наследия ЮНЕСКО пополнился тремя творениями Гауди. Оказалось, что его каменные чудища — прекрасны.

Антонио Гауди с папским нунцием, 1926 г.

МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ

Антонио Гауди-и-Корнет появился на свет 25 июня 1852 года в городке Реус, что в часе езды от Барселоны, в семье потомственного котельщика Франсиско Гауди-и-Серра и Антонии Корнет-и-Бертран. Роды были тяжелыми, младенца торопились окрестить, чтобы спасти его душу (боялись, не выживет).

Одно из детских воспоминаний Антонио — подслушанные слова врача, предвещавшего ему раннюю смерть. Ревматоидный артрит, которым Гауди страдал с детства, наложил серьезный отпечаток на формирование его личности: подвижные игры со сверстниками были Антонио недоступны, он даже не мог носить нормальную обувь (до самой смерти ее либо специально разнашивали, либо размягчали кувалдой). Иногда его так скрючивало, что передвигаться он мог только верхом на ослике.

Зато болезнь сделала Гауди внимательным и вдумчивым наблюдателем. Он проводил много времени на ферме в окружении олив и виноградников, под кудахтанье кур и стрекот цикад.

Однажды на уроке естественной истории он поставил в тупик святого отца, который привычно объяснял своим 10-летним ученикам: «Крылья даны птицам, чтобы летать!» Вдруг маленький Гауди неожиданно выпалил: «У нас на ферме тоже есть цыплята, но им крылья помогают быстрее бегать!»

Окрепнув физически, Антонио стал предпринимать походы за город, где они с друзьями облазили все окрестные руины, издавать школьный еженедельник и расписывать декорации для театральных постановок.

Мастерская отца его тоже манила. Там Гауди-старший делал котлы-дистилляторы для перегонки самогона. Антонио любил смотреть, как из плоских медных листов без всяких чертежей получаются объемные блестящие сосуды. Он считал, что именно ремеслу предков обязан своему чувству объема. «Я сын, внук и правнук котельщика, а это люди пространства и расположения», — объяснял Гауди свое поразительное умение мыслить и чувствовать в трех измерениях.

Переехав в 16 лет в Барселону, Гауди поступил в Высшую архитектурную школу, впоследствии ставшую отделением Барселонского университета. Правда, учился он там только тому, что считал нужным, и делал только то, что хотел. Вместо проекта кладбищенских ворот он мог представить на экзамене подробное изображение катафалка. При этом рисунок был выполнен безукоризненно, и оценить его поневоле пришлось высшим баллом.

Он ненавидел аналитическую геометрию, считая ее слишком абстрактной наукой, зато уже тогда интересовался параболическими кривыми. На защите его дипломного проекта председатель комиссии сказал: «Сеньоры, перед нами либо гений, либо сумасшедший». «Похоже, теперь я архитектор», — подвел черту студент, известный своей заносчивостью и упрямством.

Круг студенческого общения Гауди составляла барселонская элита. Разумеется, сын провинциального ремесленника слегка привирал о своем происхождении, иногда порядком с этим перебарщивая. Орнамент его первой визитной карточки напоминал фамильный герб Бурбонов. Восемь своих первых стипендий он потратил на покупку золотых часов, которые впоследствии выдавал за семейную реликвию.

НЕ ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ

О личной жизни Гауди известно только то, что он терпеть не мог женщин, особенно декольтированных, и навсегда остался холостяком. Существует множество версий, почему он дал обет безбрачия. Например, такая: не желая слушать никаких объяснений, ревнивый и деспотичный Гауди в одну секунду отверг свою первую любовь и невесту, стоило ему узнать о ее случайной встрече в поезде с другом детства.

Предание гласит, что он потом всю жизнь мрачнел при виде целующихся. Они вызывали в нем прилив бешенства.

По другой версии избранницей Гауди стала молодая американка, встреченная им на стройплощадке Саграда Фамилия. Но вскоре она вернулась к себе на родину, и безутешный Гауди стал закоренелым женоненавистником.

В третьей версии участвовала разведенная учительница Жозефа Мореу по прозвищу Пепета. Преподавала она в рабочем кооперативе ткачей, для которого Гауди много чего сделал, начиная с разработки канцелярских скрепок и заканчивая строительством целого цеха.

Кстати, на стенах после Гауди остались, например, такие изречения: «Хочешь быть умным? Будь добрым!» и «Излишняя вежливость является признаком плохого воспитания!» Но это так, к слову. Неопытный и робкий архитектор долго ухаживал за Пепетой, не решаясь признаться в своих чувствах. Когда же наконец он, мучась и краснея, сделал ей предложение, то понял, что медлил зря: она уже успела обручиться с каким-то более удачливым торговцем лесом.

Четвертая и самая драматичная история повествует о том, как юная и прекрасная девушка, в которую был влюблен Гауди, в последний момент ушла от него в монастырь. Архитектор пережил жестокое разочарование, но потом решил, что это знак свыше, что с него хватит искушений, что плоть надо усмирять, только тогда дух сможет воспарить. Отныне его единственной возлюбленной стала архитектура.

Фабричный цех, заказанный рабочим кооперативом Obrera Mataronense, стал первым большим проектом Гауди. Получив диплом и открыв собственное бюро, он представил этот проект на Всемирной выставке в Париже. Там произошла главная встреча его жизни — нет, не с женщиной, а с заказчиком, ведь каждому архитектору как воздух нужен заказчик...

Они были созданы друг для друга — новоиспеченный граф, промышленник, эстет и меценат Эусебио Гуэль-и-Басигалупи и молодой архитектор Антонио Гауди. Без Гуэля Гауди не стал бы Гауди, без Гауди никто не вспомнил бы Гуэля. Только с ним он мог творить свою архитектуру и фантазировать на тему города-сада и страны-рая. Тридцать пять лет, вплоть до самой смерти дона Эусебио, Гауди был его семейным архитектором.

«КИРПИЧЕЙ НА ДВА МАЛЕНЬКИХ ДОМИКА»

Но это удовольствие нельзя было назвать дешевым. Бухгалтер Гуэля жаловался: «Я наполняю карманы дона Эусебио, а Гауди их опустошает». Услышав как-то, что после сооружения церкви Сакре-Кер на Монмартре остались неизрасходованные средства, архитектор усмехнулся: «Чего-чего, а этого со мной точно не случится!» Дело было в творческом методе Гауди. «Органичное конструирование» предполагало естественный рост здания, при котором «одна идея прибавляется к другой, иногда сильно изменяясь в процессе».

Гауди словно лепил свои дома из глины, постоянно в них что-то переделывая. Мог забраковать почти готовое здание и безжалостно его искромсать, как будто речь шла о картонном макете. В своей работе архитектор был совершенно непреклонен. Однажды, когда власти города потребовали от него усечь слишком сильно выдвинутый в сторону улицы фасад, Гауди согласился, но пообещал написать на фасаде: «Изуродовано по распоряжению городского совета Барселоны».

Подрядчик вспоминал, как в парке Гуэль появилась знаменитая скамья в форме змеи. Чтобы получить совершенную форму ее сиденья, Гауди заставил рабочих снять штаны и усесться как можно удобнее на свежий цемент, таким образом использовав эргономику задолго до того, как эта наука появилась на свет. То же самое было с осколками черепицы, глиняной посуды, детскими игрушками, старыми иглами с текстильных фабрик, которыми он любил украшать стены своих домов. Много лет спустя эту технику назовут «ready-made».

ПРОСТИМ УГРЮМСТВО?

Гауди было очень разным. В нем сочетались в престранных комбинациях неуемная гордыня и мелочность, щедрость и скупость, романтизм и прагматизм. В юности Гауди был франтом: ходил к лучшему барселонскому парикмахеру, обожал черные шелковые цилиндры, с 18 лет был помешан на шейных платках. Не был чужд таким радостям жизни, как вкусная еда, хорошее вино, театры, прогулки верхом...

В зрелости превратился в неряшливого старика в болтающемся на худых плечах костюме, часто забывающего про нижнее белье. Прохожие принимали его за нищего и подавали милостыню, которую Гауди спокойно принимал. Он стал угрюмцем, отшельником и страстным богомольцем. Постился с такой истовостью, что порой не мог встать с постели от слабости. Вне поста ел только салат латук (окуная его в молоко) и орехи, да и то держал желудок полупустым, дабы «оставить место для Бога». Всем видам транспорта он предпочитал собственные ноги, вплоть до последнего дня совершая многокилометровые прогулки к морю.

НЕВЫНОСИМАЯ ЛЕГКОСТЬ

Но ярче всего двойственность натуры Гауди проявляется в его работах. Странные, бесформенные творения, похожие на замки, сделанные из песка огромным расшалившимся ребенком, на самом деле являются результатом тяжелейшего труда.

Глядя на многоцветную архитектуру Гауди, трудно поверить, что пряничные домики с башенками-эскимо — итог многолетней разработки теории цвета и света, что для создания этих несерьезных сооружений была на полную мощность пущена инженерная машина. Гауди считал, что архитектор должен быть живописцем, скульптором и декоратором в одном лице. Он не верил в импровизацию и терпеть не мог абстрактное искусство (хотя без Гауди не было бы ни Пикассо, ни Миро). Его цветные коллажи возникли из многолетних наблюдений за природой, а в природе нет места монохромности, она обожает яркие краски.

Что еще его подпитывало? История Каталонии, которая представляла собой громадный котел, в котором три тысячи лет кипело пряное варево из самых разных культур: карфагеняне, иберы, римляне, вестготы, арабы, кастильцы... И Гауди спокойно переженил античные, готические и мавританские формы.

КАСА МИЛА

Этот дом больше известен под именем Ла Педрера (каменоломня). Одна из самых знаковых работ Гауди. Поэтажный план постройки напоминает группу свободно плавающих пузырей, каждый представляет собой комнату, случайным образом прилепленную к другой. Гауди сказал про свое произведение так: «Исчезнут углы, и материя щедро предстанет в своих астральных округлостях: солнце проникнет сюда со всех четырех сторон и возникнет образ рая... так мой дворец станет светлее света». В процессе строительства Гауди рассорился с заказчиком, и дом остался недостроенным, лишившись статуи Мадонны с ангелом на крыше.

Фишки Гауди

1. В любой конструкции всегда есть опорные элементы и есть покоящиеся на них перекрытия. Гауди отказался от этого ключевого принципа, а заодно и от прямого угла. Его элементы соединяют в себе обе функции, распределяя нагрузку равномерно. Отсюда плавность и текучесть форм. Из этих опытов выросла современная биоморфная и зооморфная архитектура.

2. Гауди использовал технику коллажа, затем получившую распространение у дадаистов. Его мозаики из осколков битых тарелок, чашек, ваз и бутылок хорошо отражают свет и дают возможность играть цветом. Чтобы подобрать нужное сочетание, Гауди строил рабочих перед фасадом и заставлял их прикладывать фрагменты мозаики к стене.

3. Изобрел параболическую арку (с наклонными сторонами). Использовал ее во всех своих проектах.

4. Первым соединил готику со стилем мудехар. Получилась гремучая смесь.

5. Возродил наклонные колонны. Делал их предельно натуралистичными. Столбы часовни в Колонии Гуэль с фактурой «под кору пинии» не отличить от настоящих пиний.

6. Гауди доказал, что можно строить здания без чертежей. Он не доверял плоским изображениям. Вместо них использовал модели из веревок с грузами и гипсовые макеты. Он не проектировал, а выращивал свои дома, как живые организмы. У него в голове сидел образ того, что должно получиться в конце. Все, что не соответствовало этому образу, — отсекалось.

7. В Каса Мила Гауди спроектировал пандусы, по которым жильцы могли подъехать на автомобилях непосредственно к своим квартирам (даже на пятый этаж). Идею зарубили, и она трансформировалась в первый подземный гараж.

8. Возвел жилой дом по технологии, которую до этого использовали при строительстве железнодорожных вокзалов. Получилось первое здание свободной планировки. Там же применил армированный бетон для опорных конструкций.

БЕЗ ПЯТИ МИНУТ СВЯТОЙ

Летом 1998 года епископ Барселоны начал процедуру причисления Антонио Гауди к лику святых. Предполагается, что он станет покровителем архитекторов и художников. В связи с новым статусом Гауди споры о дальнейшей участи недостроенного собора Саграда Фамилия перешли в новую плоскость. Ведь завершать без чертежей творение святого Антонио — все равно что дописывать священные книги за отцов церкви: грех немалый.

Может, оно и к лучшему. Ведь известно: чтобы творение оставалось совершенным, не стоит доводить его до конца. Так что и эту статью о великом каталонском архитекторе мы решили оставить незако

Фото: Getty Images

Антонио Гауди. - Искусство - медиаплатформа МирТесен

Цитата сообщения Ludiko

Архитектурное|Антонио Гауди


Саграда Фамилиа - главное творение Гауди. И, представьте себе, все деньги, что он зарабатывал в должности архитектора храма, Гауди вкладывал в само строительство. 

Да кто же он такой — Антонио Гауди? Великий архитектор, ниспровергатель авторитетов и законодатель мод. Модернист, творивший вне устоявшихся стилей. Человек, который почти не работал с чертежами. Архитектор, специалист, в основе труда которого лежит скрупулезный математический расчет (а так оно и было), Гауди пользовался набросками здания в импрессионистском стиле. То есть обшие очертания, форма, но ни дотошной детализации, ни конструктивных элементов. Главным его инструментом были воображение, интуиция и... вычисления в уме. Можно сказать, он был Эйнштейном в архитектуре (или наоборот — Эйнштейн был Гауди в теоретической физике: все же Антонио Гауди был намного старше).

Гауди был крайне необщителен и даже замкнут. С людьми — со своими работниками — был жёсток и даже жесток. Аскет, который питался кое-как и кое-как одевался. Он не признавал роскоши и богатства — когда дело касалось лично его. Но строил при этом роскошные здания. Саграда Фамилиа главное творение Гауди. И, представьте себе, все деньги, что он зарабатывал в должности архитектора храма, Гауди вкладывал в само строительство. Он много лет работал бесплатно, не считая себя в праве присваивать народные деньги, — а храм строился на пожертвования богатых и бедных барселонцев.

После себя Гауди не оставил никаких записей. Близких друзей у него не было. И многие обстоятельства его жизни так до сих пор и не прояснены... А что говорят о Гауди сами каталонцы? Спросите любого — они его боготворят.

Барселонский храм Sagrada Família, или Храм Святого Семейства.


Мастер архитектурных мистификаций, Гауди добивается очень необычного эффекта — его храм выглядит так, словно вылеплен из податливой глины. И кажущаяся хрупкость, нестабильность башен и фасадов подчеркивают бренность бытия и скоротечность человеческой жизни. А проявляющаяся впоследствии прочность символизирует силу веры.


Строительство Саграда Фамилия то прекращалось на неопределенное время, то возобновлялось. Гауди работал над главным детищем своей жизни параллельно с осуществлением других проектов. Однако в самом начале были определены вполне конкретные сроки — Гауди пообещал, что собор будет готов через 18 лет.

За годы строительства менялся состав рабочих, появлялись и исчезали помощники Гауди, приезжали молодые специалисты со всех концов Испании. А когда собор стал обретать очертания, слава о необыкновенном замысле каталонского мастера разнеслась по всей планете. Посмотреть на работу Гауди и заодно поучаствовать в грандиозном строительстве приезжали люди даже из-за океана.

Это поразительно, но работы на Саграда Фамилия идут полным ходом по сей день. Собор одет в строительные леса. Высоченные башни подъемных кранов совершенно неожиданно гармонируют с апостольскими башнями храма. Вокруг снуют рабочие, которых легко отличить от туристов. Туристы смотрят на храм, раскрыв от удивления рты, а рабочие погладывают на них снисходительно. Хотя и сами иногда бросают взгляд на привычные фасады и... на мгновенье застывают.
Красота-то какая, Господи...

* * * * *

Красочный Дом Висенс


Дом Висенс является одной из красивейших достопримечательностей каталонской столицы. Его простая форма напоминает правильный четырехугольник, но изящные декоративные элементы придают зданию удивительно богатый и объемный внешний вид. Владение отделено от главной улицы оригинальным металлическим забором, сделанным в виде стилизованных листочков веерной пальмы.
Даже сегодня от втиснутого в узкую улочку Каролинас Каса Висенс — с его зеленой и кремово-желтой черепицей, всегда опущенными жа­люзи и крепко запертыми чугунными ворота­ми — веет атмосферой сонного мира иллюзий.


Архитектурную основу дома Висенса составляет стиль мудехар - (искаж. арабск. mudejar от mudadjjan — получивший разрешение остаться) — стиль испано-мавританской архитектуры XIV-XVI вв., соединяющий чер­ты восточного и западноевропейского искусства, по названию мусульман средневе­ковой Испании, покорившихся христианам в период реконкисты, оставшихся в стране и сохранивших свое искусство. Мудехары обладали высокой строительной культурой, поэтому многие замки испанских ры­царей — алькасары были воздвигнуты мавританскими зодчими в духе восточной архитектуры. Восточный стиль стал своеобразной модой в аристократических ис­панских кругах. Элементы мусульманской архитектуры вплетались в архитектуру готических соборов, крепостей, дворцов, придавая им оригинальный облик.

* * *

Коттедж - Эль Каприччио -  Capricho de Gaudi



Керамические подсолнухи Гауди оформляют фасад Capricho de Gaudi

Когда Гауди разрабатывал для Гуэля фамиль­ный герб, на нем появился неожиданно откро­венный девиз: «Abir Pastor Avui Senyor» — «Вчера пастух, сегодня господин».
Проект знаменитого коттеджа, получившего название Эль Каприччио (в переводе с испанского «каприз»), был создан Антонио Гауди по заказу владельца крупных плантаций на Кубе Максимо Диаса де Кихано. По плану площадь здания была равна 15 х 36 м. Для его возведения был подготовлен участок, площадь которого составляла 0,3 га. А разместили коттедж Эль Каприччио у самого подножия небольшого холма так, чтобы главный фасад здания был обращен на север.


Навершие башни (а-ля минарет) особняка Эль Каприччо

* * *

Дворец Гуэля


Если соображения, лежащие в основе проек­тов Гуэля и Лопеса, заключались в том, чтобы пре­одолеть время, абсорбируя и адаптируя старин­ные традиции, то центральная часть особняка Гуэль с трехэтажной музыкальной гостиной и ча­совней отражала желание Гауди управлять и ов­ладеть пространством. Особняк Гауди был великолеп­ным новаторским воплощением венецианского «палаццо», втиснутым в безнадежно узкое про­странство. С учетом ограниченного по размерам фасада здания стремления Гауди были направле­ны на понимание и воплощение открытого плана дома и устремленных вверх форм.

Чуть ли не самое силь­ное впечатление производила крыша, являвшая собой скопище из восемнадцати дымоходов и вентиляционных труб, которые окружали цент­ральный конический шпиль, похожий на приняв­ший христианство минарет. Каждый дымоход был выложен осколками керамической плитки в свободной технике trencadis. И хотя охотники за сувенирами внесли свой вклад в разрушение облицовки, она была восстановлена в точно таком же свободном стиле, что подчас приводило к ис­пользованию фрагментов лиможского столового сервиза. (В одной из белых башен появилось изображение собачки Коби, придуманного Марискалом талисмана Олимпийских игр 1992 года.) Тем не менее ощущение уникальности и подлинной работы Гауди сохраняется.



Главная гостиная Дворца Гуэля.

Колонны в подземной галерее Дворца Гуэля.

* * *

Парк Гуэль

В ближнем пригороде Барселоны, у северо-западной части города, возвышалась голая гора, на склонах которой почти не было растительности. Она так и называлась — Мунтанья Пслада, или "Лысая гора».





Гуэль, который в то время увлекался утопическими идеями «идеального поселения", вознамерился превратить эту унылую гору в зеленую загородную зону. Здесь, по его задумке, должны были появиться сорок домов — с садами, удобными дорожками, полянами для игр и отдыха. Выбор места с точки зрения Гуэля был идеальный семейный дом Гуэлей. И сам фабрикант планировал псрсслиться вместе с семьей в этот загородный поселок-сад.

В декабре 1900 года десятник Пардо при про­ведении земляных работ для прокладки дорог об­наружил вход в пещеру. Эусебио Гуэль немед­ленно сообщил о находке специалистам — док­тору Альмере и его помощнику из музея Seminary Conciliar. Известие об ископаемых останках, сре­ди которых были кости носорога, панцири ги­гантских черепах, скелеты оленей и других жи­вотных, обрадовало палеонтологов, на протяже­нии двадцати пяти лет искавших в Каталонии библейские места, которые могли бы подтвер­дить буквальное прочтение истории сотворения мира. Но теперь пещера предоставила достаточ­но подробных свидетельств в пользу того, что Всемирный потоп действительно был и что Эдем мог находиться именно в Каталонии. То, что доктор Альмера посвятил жизнь утверждению священной истории как респектабельной отрас­ли естественных наук, сегодня кажется смеш­ным. Однако миф о Каталонии как о культуре Ур нашел поддержку у Гауди и Гуэля.


В 1900 году  Гуэль решил воплотить в жизнь грандиозный план, рассчитывая на талант и трудолюбие своего лучшего друга Антонио Гауди… Гуэль, который в то время увлекался утопическими идеями «идеального поселения", вознамерился превратить унылую гору в зеленую загородную зону. Здесь, по его задумке, должны были появиться сорок домов с садами, удобными дорожками, полянами для игр и отдыха. Поначалу ни о каком парке не было и речи.

Для создания облика Парка Гуэль Гауди обратился к ярмаркам девятнадцатого века. Были использованы новые методы заводской сборки и быстрого строительства. За старомодным фасадом скрывалась самая современная конструкция. Если задуманное удастся, то парк будет функционировать на множестве уровней: как промеж­уточное звено между частным владением и общественным местом, как связь между религией и национальным духом, формой и содержанием, как сочетание истории и современности, как со­единение древних технологий с последними достижениями техники. В стремлении к современ­ности и архитектор, и хозяин были едины.
Ближайшие к парку районы Барселоны не­давно стали застраиваться геометрически пра­вильными кварталами Эйшампле архитектора Серда. Но Гуэль и Гауди выбрали нечто противо­положное — слегка укрощенную индивидуаль­ность дикой природы. Парк Гуэль был элитным анклавом высшего общества.




* * *

Дом Батльо

Дом Батльо, как и дом Висенса, носит имя своего первого владельца, текстильного магната Жозепа Батльо – и – Касановаса, заказавшего Гауди перестройку уже существовавшего на этом месте здания, построенного в 1875 – 1877 годах и купленного им в 1900-м. Поначалу Батльо хотел снести дом и построить на его месте новый. Но Гауди уговорил его этого не делать, пообещав, что сможет переделать дом до неузнаваемости. Работы по переделке дома проходили с 1904 по 1906 год. Гауди «переодел» оба фасада здания, перепланировал бельэтаж, внутренний дворик и террасу на крыше, добавил мансарду.

Каталонец не стал делать детализованный проект, а многое, особенно в части декорирования здания,, придумывал на ходу. «Он прямо с улицы давал рабочим указания: здесь добавьте больше синего, а там – больше зеленого. За эту красочность и многоцветность фасада многие сравнивают творение Гауди с картинами Моне», - говорит Малу Пьедрабуена, директор по визитам дома Батльо.

Барселонцы придумали зданию сразу несколько прозвищ:

1. «Дом костей» - колонны вдоль фасада на уровне бельэтажа напоминают кости;

2. «Дом зевак» - окна в бельэтаже напоминают широко разинутые зевающие рты;

3. «Дом масок» - балконы похожи на карнавальные маски;

4. «Дом черепов» - некоторым те же балконы напоминают черепа;

5. «Дом дракона» - волнообразная крыша похожа на спину дракона с шипами;

6. «Дом Арлекина» - эта же крыша некоторым напоминает головной убор Арлекина. Объемный белый крест на крыше у многих ассоциируется с рукояткой шпаги, которой покровитель Каталонии Сан-Жорди (святой Георгий) убил дракона.

* * *

Антони Пласид Гильем Гауди-и-Корнет

Рождение Антонио Гауди-и-Корнета, как и его смерть, сопровождалось неразберихой, что впоследствии вызвало много споров. 25 июня 1852 года у Франсиско Гауди и его жены Антонии Корнет, жителей города Реус, ро¬дился сын. Его крещение было необычно поспешным. Это был пятый ребенок Антонии, но до этого у нее в течение трех месяцев умерли пя¬тилетняя дочь Мария и двухлетний сын Фран¬сиско. Беременность Антонии протекала трудно. Роды были травматическими, и, чтобы спасти душу младенца, его сразу же отнесли в церковь Святого апостола Петра.
Антонио Гауди страдал странным недугом, который можно условно (и, разумеется, совершенно не по медицински) назвать «слишком быстрым старением». Или созреванием — в зависимости оттого, какой период жизни архитектора мы рассматриваем. В детстве мальчик выглядел старше своих сверстников. И был намного более развит. Это можно объяснить его бесконечными болезнями. Антонио не посещал занятий физкультурой и не мог играть в школьном дворе во всеми любимые подвижные игры. Мальчика донимали ревматические боли в ногах. После занятий он по чти не выходил из дома, а на прогулку мог отправиться только верхом на ослике.

Антонио Гауди рисовал с малых лет. Этот талант в мальчике разглядел отец Франсеск Гауди. Но в школе об этом даре мальчика узнали только в 1867 году, когда Антонио отдал несколько своих рисунков в школьный журнал «Эль Арлекин»...

Давняя традиция издавать самодеятельный школьный журнал живет до сих пор — в самых, разных школах и в самых разных странах мира. Благодаря вот этому детскому творчеству, поощряемому и поддерживаемому учителями, мир получил множество великих писателей и художников.
В школе Антонио Гауди не выделялся особы­ми успехами. Единственным предметом, с кото­рым он справлялся блестяще, была геометрия. Все остальные отметки были неважными. Его не­разлучные друзья Эдуардо Тода и Хосе Рибера, напротив, все школьные годы получали высокие баллы. Тода вспоминал, что Гауди, которому ме­шали спорадические приступы болезни, особен­но ненавидел зубрежку. Ничто не вызывало у него такую скуку, как бесконечное распевание кантат.
Родовые корни Гауди происходят в основном из Реуса и Риудомса. Это обстоятельство послу­жило основой многих образов и идей молодого Гауди и дало ему сохранившееся на всю жизнь чувство родины. Антонио Гауди прожил длгую интересную и насыщенную жизнь. О его работоспособности ходили легенды, очень часто он брался одновременно за строительство и проектирование сразу нескольких крупных построек. Удивительно, но он всё успевал: чертить новые чертежи и рисовать эскизы, распределять работу между своими помощниками, посещать стройки и вникая в каждую деталь контролировать ход работ на строительных площадках.
Смерть Гауди  произоша в результате несчастного случая.Трагически-нелепая смерть старого архитектора, сбитого трамваем в нескольких шагах от его последней строительной площадки, в чем-то закономерна. Постоянно углубленный в разработку все новых замыслов, Гауди мало обращал внимания на окружающее.
Гауди был великим художником. Его школы не существует, но выработанные им представления об архитектуре, черпающей вдохновение в формах живой природы, разработанные им средства пространственной геометрии открыты каждому, кто хочет найти собственные стиль и форму, не подражая мастерам.

* * *

http://gaudi-barselona.ru/moreabout/

http://www.worldpathfinder.ru/evropa/ispaniya/tvoreniya-veli...

http://oko-planet.su/history/

http://en.wikipedia.org/wiki/Antoni_Gaud%C3%AD

Антонио Гауди. Величие Гения и трагедия человека. Часть 1. Родом из детства.

Антонио Гауди. Величие Гения и трагедия человека. Часть первая. Родом из детства.

Я думаю, что об архитекторе Антонио Гауди из Барселоны слышали абсолютно все. Конечно, больше всего мы знаем о шедеврах архитектуры, а не о человеке, Антонио Гауди, который был из плоти и крови, который жил, любил, страдал, мечтал, и еще знал, что-то такое, что давало ему право говорить: «Мой заказчик никуда не торопится!» и строить не делая точных проектов на бумаге. Он терпеть не мог черчение, мало кто знает, что Гауди провалил этот экзамен на подготовительных курсах при поступлении в Высшую Архитектурную Школу.

Цель моей публикации, рассказать о Гауди, как человеке, и о том что повлияло на его жизнь.

Думается, что это прежде всего это местность, где он родился - Каталония. Я уверена, что многие из вас бывали в Испании, в этом удивительном городе - Барселоне - столице Каталонии. Кто был, тот не даст мне соврать, что каталонцы довольно необычные люди. Их национальная гордость иногда граничит с абсурдом. Каталония держится особняком от остальной Испании.

Здесь не любят корриду. На сколько я знаю, здесь коррида, вообще, запрещена. И больше всего раздражаются, когда Каталонию называют Испанией.

Здесь говорят на своем, каталанском, языке. Здесь не танцуют фламенко, предпочитая сардану — групповой танец, похожий на греческий сиртаки.

Стремление к независимости и превосходству у каталонцев в крови. А корни подобного к себе отношения уходят в глубь веков — во времена Великой Римской империи.

То есть, к моменту появления на белый свет Антонио Гауди, в 1852 году, в пригороде Барселоны, в городе Реусе, все это имело место быть и Антонио впитал чувство Национальной Гордости вместе с молоком матери.

Он был настолько упрямым националистом, что вполне мог поплатиться за это. Был такой случай. Когда Гауди уже был именитым архитектором и работал над своим самым крупным проектом Саграда Фамилиа, Барселону посетил Король Испании. Гауди отказался разговаривать с королем на испанском. Король прекрасно понимал каталанский, и они так и разговаривали, король по испански, а Гауди с ним по каталански. Беседа затянулась на несколько часов. Мне кажется, Король Испании был очень мудрым и спокойным человеком. Представляете, что сделал бы Петр I, если бы при знании языка с ним пожелали бы разговаривать, скажем, на армянском.

Город Реус в наши дни. Центр старого города.

Итак, Антонио Гауди появился на свет! У его матери, Антонии были тяжелые, травматические, затяжные роды... Ребенок родился настолько слабым, что его крестили на следующий день, так боялись, что не выживет. Он был не первым ребенком в семье, у него был брат на год старше, и сестра младше его, но до этого все дети в этой семье умирали, едва родившись. Родители его очень любили, отец часто брал с собой на работу, в кузницу, где мальчик мог наблюдать, как раскаленная медь или железо становятся пластичными и превращаются в удивительные предметы, например дверные ручки или решетку ограды.

В детстве у Гауди было слабое здоровье, ревматические боли в ногах не давали свободно двигаться. И как это бывает у таких детей, Гауди брал умом там, где другие побеждали проворством. Антонио любил рисовать с малых лет. Однажды, в школе детям задали нарисовать город Вифлием в момент Рождения Христа. Дети стали смеяться над странными домиками Антонио, но учителю рисунок понравился своей лаконичностью и точностью.

Мать Гауди, Антония, прививала мальчику любовь к религии. Она внушила ему, что раз уж господь оставил ему жизнь, то он, Антонио, обязательно должен выяснить для чего. Единственное развлечение в маленьком провинциальном городе Реусе, где жила семья Гауди, был воскресный поход в церковь. Христианская доктрина, христианская мораль и история религии составляли существенную часть среднего образования в то время. Большую часть учебного времени дети распевали псалмы. Думается,что это тоже наложило свой сильный отпечаток на восприятие мира будущим архитектором.

Все это он изучал наряду с греческим языком, латынью, геометрией, исто­рией, риторикой и поэзией. Меня почему-то не удивляет, что любимым предметом у Гауди была геометрия.

Однажды он подслушал разговор родителей и доктора, который сказал, с таким букетом болезней Антонио проживет пять-семь лет. Сам Гауди вспоминал, что в этот момент он почувствовал непреодолимое желание жить. Он всегда был склонен к фатализму с самого рождения он воспринимал происходящие с ним события, как судьбу или рок. Тогда, подслушав разговор родителей, он решил жить. Жить, во что бы это ни стало! И позднее, он был твердо уверен, что его жизнь - это знак Божий.

Не обращая внимание на боли и приступы он много ходил по окрестностям вместе с друзьями. Когда же он не мог передвигаться, он фантазировал и наблюдал за природой. Врачи предлагали ему костыли, но он был упрям и отказывался от них. Больше всего Гауди любил наблюдать за облаками, лежа на траве. Может быть там он и подсмотрел идеи для своих будущих архитектурных шедевров?

Малень­кий Гауди смотрел на горы, и ему говорили, что когда-нибудь он сможет отправиться туда и увидит своими глазами святыню, парящую в вышине громаду горы Монсеррат.

Нужно отдать должное родителям Антонио Гауди, они совершили настоящий подвиг, сумели дать детям высшее образование! Старший брат Гауди получил высшее медицинское. В то время иметь начальное образование было более,чем достаточно, особенно для потомственного кузнеца, сына простого ремесленника. Закончить школу - означало быть уважаемым образованным гражданином, ну, а высшее, слов нет, открывало дорогу в жизнь! Для Франсиска, отца Антонио, образование детей обошлось очень дорого, ему пришлось продать кузницу и земли в Реусе. Но отец был твердо уверен в том, что его дети должны добиться большего, чем быть просто ремесленниками.

Гауди всегда гордился своей родословной: «Своим хорошим пространственным вообра­жением я обязан тому, что я сын, внук и правнук котельщика. Мой отец был кузнецом, и мой дед был кузнецом. Со стороны матери в семье тоже были кузнецы; один ее дед бондарь (мастер выделывающий бочки, иногда мастер по изготовлению корабельных мачт), а другой - моряк — а это тоже люди пространства и распо­ложения. Все эти поколения дали мне необходи­мую подготовку».

На фото: Антонио Гауди курит на заднем плане, отец в центре, племянница и старший брат Франсиск.

Приехав в Барселону Гауди окунулся в водоворот событий. В это время в Европе набирала обороты промышленная революция. Барселона стала значительным индустриальным центром, где процветало производство вина, железа, пробкового дерева и хлопка. Также росла и культурная значимость города. Появлялись богатые буржуа, которым требовались красивые дома. Стремление разбогатевших горожан выделиться, пустить пыль в глаза, открывало широкие возможности для архитектора. Множество прекраснейших зданий, подстегивало фантазию Антонио.

Собор Святого Креста и Святой Евлалии (дворец епископа)

Старая Барселона, очень узкие улицы, прохладно и интересно. Ему хотелось просто заблудиться в бесконечных лабиринтах улиц. Гауди покорила готика, по-каталонски, массивная, нарочито тяжеловесная, с квадратными формами и явным устремлением вперед.

Высшая Архитектурная Школа в Барселоне славилась своими талантливыми выпускниками, и поступить туда было не так то просто. У Гауди ушло пять(!) лет на подготовку к поступлению. Он брался за любую работу, за все возможные заказы, чтобы как - то свести концы с концами. Он был полон амбиций и жажды жизни, не смотря на свое скромное материальное положение, одевался, очень изысканно. Антонио был настоящим красавцем! Его темно-каштановые волосы с медным отливом и ярко-голубые глаза могли сразить наповал. Он покупал себе исключительного качества лайковые перчатки на улице Рамбла (самый центр Барселоны) и там же, в самом дорогом шляпном ателье, для него держали индивидуальную болванку, как для постоянного клиента.

На фото Антонио Гауди, 26 лет.

Первые официальные заказы...

Первая любовь. ..

Трагические потери...

"Добрая Фея", которая сама нашла нашего "Золушку" Гауди... Обо всем этом вы узнаете в следующей части рассказа о великом таланте и таком ранимом человеке - Антонио Гауди.

-------------------------------------------------------------------------

Я надеюсь, что вам была интересна эта публикация и у вас найдется несколько минут, чтобы написать мне маленький комментарий и оценить публикацию, нажав на сердечко в правом верхнем углу.

продолжение

http://www.livemaster.ru/topic/555795-antonio-gaudi-velichie-geniya-i-tragediya-cheloveka-chast-vtoraya-vstrecha?vr=1&inside=1

Антонио Гауди - гениальный архитектор, который не любил прямые линии

Шедевры Антонио Гауди - из разряда тех, что обязательно нужно увидеть в этой жизни! Мы уделим им самое пристальное внимание. Но! Не так как обычные туристы - в суете толпы, слушая экскурсовода. Нет. Тот кто захочет, может взять аудиогид и послушать информацию. Но! Гауди нужно впитывать всеми органами чувств. Воспринимать непосредственно. Никакие фотографии не передают ощущений от нахождения ТАМ! Информация забудется, а эти чувства и ощущения вы запомните навсегда! Ищите информацию о нашем хобби-туре в Барселону.

Антонио Гауди – гениальный испанский архитектор, яркий и оригинальный представитель органической архитектуры в европейском модерне. Антонио Гауди выработал новые представления об архитектуре, черпающей вдохновение в формах живой природы, разработал оригинальные средства пространственной геометрии.

Годы жизни: 25 июня 1852 - 10 июня 1926

Антони Гауди-и-Курнет родился 25 июня 1852 года в небольшом городке Реусе, недалеко от Таррагоны, в Каталонии. По другим сведениям, местом рождения являлся Риудомс — местечко, расположенное в 4 км от Реуса, где у его родителей был небольшой загородный дом. Он был пятым, младшим, ребёнком в семье котельных дел мастера Франсеска Гауди-и-Серра и его жены Антонии Курнет-и-Бертран. Именно в мастерской отца, по признанию самого архитектора, в нём пробудилось ощущение пространства. Два брата Гауди умерли во младенчестве, третий брат скончался в 1876 году, а вскоре после этого умерла и мать. В 1879 году умерла и его сестра, оставив на попечение Гауди маленькую дочь. Вместе с отцом и племянницей Гауди поселился в Барселоне, где в 1906 году скончался его отец, а спустя шесть лет — и слабая здоровьем племянница. Гауди никогда не был женат. Он с детства страдал ревматизмом, препятствующим играм с другими детьми, но не мешающим длительным одиночным прогулкам, к которым он питал пристрастие всю свою жизнь. Ограниченная из-за болезни подвижность обострила наблюдательность будущего архитектора, открыла ему мир природы, ставший главным источником вдохновения при решении как художественно-оформительских, так и конструктивных задач.

Отличительная особенность стиля Гауди заключается в том, что органические, природные формы (облаков, деревьев, скал, животных) стали источниками его архитектурных фантазий. Мир природы у Гауди стал главным источником вдохновения при решении как художественно-оформительских, так и конструктивных задач. Антонио Гауди ненавидел замкнутые и геометрически правильные пространства, а стены доводили его прямо-таки до сумасшествия; он избегал прямых линий, считая, что прямая линия — это порождение человека, а круг — порождение Бога. Гауди объявляет войну прямой линии и навсегда переселяется в мир кривых поверхностей, чтобы сформировать собственный, безошибочно узнаваемый, стиль.

В семидесятых годах XIX века Гауди переехал в Барселону, где после пяти лет подготовительных курсов был принят в Провинциальную школу архитектуры, которую окончил в 1878 году.

Однако решающей для реализации замыслов молодого архитектора оказалась его встреча с Эусеби Гуэлем. Позднее Гауди стал другом Гуэля. Этот текстильный магнат, богатейший человек Каталонии, не чуждый эстетических озарений, мог позволить себе заказать любую мечту, а Гауди получил то, о чём мечтает каждый творец: свободу самовыражения без оглядки на смету.

Дом фабриканта в Барселоне, так называемый Дворец Гуэля (Palau Güell), был ответом художника меценату. С завершением строительства дворца Антони Гауди перестал быть безымянным строителем, быстро став самым модным архитектором в Барселоне, вскоре превратился в «практически непозволительную роскошь». Для буржуа Барселоны он строил дома один необычнее другого: пространство, которое рождается и развивается, расширяясь и двигаясь, как живая материя — Дом Мила; живое трепещущее существо, плод причудливой фантазии — Дом Бальо.

Заказчики, готовые выкинуть на строительство полсостояния, изначально верили в гениальность архитектора, пролагающего новый путь в архитектуре.

Дворец Гуэля (Palau Güell)

Парк Гуэля

В 1884—87 гг. создал ансамбль усадьбы Гуэля под Барселоной. Облицовка стен мозаикой из колотой керамической плитки стала отличительной чертой построек Гауди. Наиболее знаменитые сооружения парка Гуэль на усадебных землях (1900—14) – т. н. «Греческий храм» (помещение для крытого рынка), в котором архитектор возвёл целый лес из 86 колонн, и «Бесконечная скамья» длиной несколько сотен метров, извивающаяся, словно змея.

Каса Батло (Бальо)

Одно из самых популярных сооружений Гауди - дом Батло (1904-06) - плод причудливой фантазии, имеющей чисто литературное происхождение. В нем разработан сюжет - Св. Георгий убивает дракона. Первые два этажа напоминают кости и скелет дракона, фактура стены - его кожу, а кровля сложного рисунка - его хребет. На кровле установлены башенка и несколько групп дымовых труб разнообразных сложных форм, облицованные керамикой.

Архитектурно-скульптурный декор кажется состоящим из живых, застывших только на мгновение форм. Символика живого завершается в оформлении крыши в виде спины дракона.

Каса Мила

К числу шедевров современной архитектуры причисляют дом Мила (1906-10), одна из известных построек модерна, получившая название "Ла Педрера" (каменоломня), обусловленное странностью этого сооружения. Это - расположенный на угловом участке шестиэтажный доходный дом с двумя внутренними дворами и шестью световыми колодцами.

Здание, как и квартиры, имеет сложный криволинейный план. Первоначально Гауди намеревался придать криволинейные очертания всем внутренним перегородкам, но впоследствии отказался от этого, придав им ломаные очертания, контрастирующие с волнистой поверхностью фасада. В доме Мила применены новые конструктивные решения: отсутствуют внутренние несущие стены, все междуэтажные перекрытия поддерживаются колоннами и наружными стенами, в которых балконы играют конструктивную роль.

Это одна из первых попыток создать новое планировочное решение, известное впоследствии как "свободный план". Кровля опирается на аркады. На крыше дома установлена терраса, скорее, обходной путь сложной композиции, который позволяет любоваться каменным "зверинцем" на кровле дома, состоящем из вентиляционных труб, шахт, лестниц, имеющих сложное пластическое решение биоморфного характера. В целом декоративном решении дома отражена тема природных мотивов (пещер, моря, подводного мира), характерная для архитектуры стиля модерн.

В знаменитом Каса Мила (доме семейства Мила) в Барселоне (1906—10) Гауди намного опередил своё время, создав сооружение, где воплотились идеи гибкой планировки (всю нагрузку несёт каркас, а внутренние перегородки могут распределяться свободно). Для каркаса были изготовлены специальные криволинейные балки, создающие ощущение упруго пружинящих опор массивных стен. Волнистые формы фасада были дополнены причудливыми балконными оградами; на крыше архитектор поместил целый «сад скульптур»: дымовые трубы и вентиляционные шахты были замаскированы каменными изваяниями, напоминающими сказочных великанов.

Саграда Фамилиа (храм "Святого Семейства")

Искупительный храм Святого Семейства — один из самых узнаваемых храмов Барселоны и мира — не был достроен самим Гауди, посвятившим ему около 40 лет. Более того, он не достроен до сих пор! Строительство ведётся вот уже 132 года исключительно на частные пожертвования. Согласно данным правительства Испании, полностью достроить церковь удастся не ранее 2026 года. (Luc Mercelis)

Личная жизнь
Гауди полностью посвятил себя архитектуре и всю жизнь был один. Известно, что он оказывал знаки внимания только одной женщине – Жозефе Моро, которая работала учительницей в рабочем кооперативе в Матаро – в 1884 году. Она не ответила взаимностью. После этого Гауди с головой ушел в католичество. Считается, что архитектор был замкнутым и неприятным человеком, грубым и высокомерным. Однако те, кто был с ним близок, утверждали, что Гауди был верным другом, дружелюбным, вежливым и приятным в общении.

В молодости Гауди выглядел как денди, носил дорогие костюмы, его стрижка и борода всегда были безупречны. Он был гурманом, постоянно посещал театр и оперу, а строительные участки объезжал на собственном экипаже. В зрелом возрасте архитектор перестал следить за своей внешностью, неопрятно одевался и питался очень скромно. На улице его иногда принимали за нищего.

Смерть
7 июня 1926 года 73-летний Гауди вышел из дома, чтобы отправиться в свой ежедневный путь к церкви Сант-Фелип-Нери, прихожанином которой он был. Идя рассеянно по улице Гран-Виа-де-лас-Кортес-Каталанес между улицами Жирона и Байлен, он был сбит трамваем и потерял сознание. Извозчики отказывались везти в больницу неопрятного, неизвестного старика без денег и документов, опасаясь неуплаты за поездку. В конце концов, Гауди доставили в больницу для нищих, где ему оказали лишь примитивную медицинскую помощь. Лишь на следующий день его нашёл и опознал капеллан храма Саграда-Фамилия Мосен Хиль Парес-и-Виласау. К тому времени состояние Гауди уже ухудшилось настолько, что лучшее лечение не могло ему помочь.

Гауди скончался 10 июня 1926 года и был похоронен двумя днями позже в крипте недостроенного им храма.

Факты о Гауди

  • Детство Гауди прошло у моря. Впечатления о первых архитектурных опытах он пронёс через всю жизнь. Поэтому все его дома напоминают замки из песка.
  • Из-за ревматизма мальчик не мог играть с детьми и часто оставался в одиночестве. Его внимание надолго приковывали облака, улитки, цветы… Антони мечтал стать архитектором, но при этом не хотел ничего изобретать. Он хотел строить так, как строит природа, и лучшими из интерьеров считал небо и море, а идеальными скульптурными формами — дерево и облака.
  • У Гауди были разные глаза: один — близорукий, другой — дальнозоркий, но он не любил очки и говорил: «Греки очков не носили».
  • Гауди ненавидел замкнутые и геометрически правильные пространства, а стены доводили его до бешенства. Он избегал прямых линий, считая, что прямая линия — это порождение человека, а круг — порождение Бога.
  • Образцом совершенства он считал куриное яйцо и в знак уверенности в его феноменальной природной прочности одно время носил сырые яйца, которые брал с собой для завтрака, прямо в кармане.
  • Гауди был художником-мастеровым: он проектировал не только здания, но и необычную мебель, причудливые решётки оград, ворот и перил. Своё умение мыслить и чувствовать в трёх измерениях объяснял наследственностью: отец и дед — кузнецы, один дед матери — бондарь, другой моряк — «люди пространства и расположения».

Его отец был медником, и это оказало влияние на пристрастие Гауди к художественному литью. Многие поразительнейшие творения Гауди сделаны из кованого железа, зачастую его собственными руками.

  • В молодости архитектор был рьяным антиклерикалом, однако затем стал убеждённым католиком. Последние годы зодчий провёл как аскет-отшельник, полностью посвятив все свои силы и энергию на создание бессмертного храма Святого Семейства, который стал высшим воплощением не только его таланта, но и истовой веры.
  • Уже около десяти лет идет кампания в поддержку причисления Гауди к лику святых. Как ожидается, в 2015 году Папа римскийподпишет документ о беатификации, что станет третьим из четырёх этапов канонизации. Антонио Гауди хотят сделать святым-покровителем всех архитекторов.

Приглашаю вас увидеть эту роскошь творения своми глазами вместе с нами ! Я готовлю программу поездки. Принимаю предварительные заявки.

Испанский волшебник дизайна и декора. Antonio Gaudi

Творчество Антонио Гауди стало одной из вершин европейской архитектуры конца XIX — начала XX века, оказав на нее значительное влияние.

Гауди часто обращался к законам природы и геометрии, а также к оригинальным приемам и решениям, применяемым в ремесленных промыслах. Одновременно он использовал все, современные ему, технические инновации. Антонио Гауди понимал архитектуру, как искусство ансамбля, а потому уделял пристальное внимание каждой детали в своих работах: от балконной решетки до дверных ручек.

Поэтому в этой статье я хочу уделить внимание дизайнерским находкам великого гения, про которые часто незаслуженно забывают.

Итак, помимо разнообразных архитектурных работ, Гауди выполнял и декоративные. Например, он разработал эмблему текстильного кооператива и знамя для него, кроме того верхняя оконечность знамени была украшена металлической пчелой, работы Гауди, которая дошла до наших дней.

В числе первых работ мастера — монументальные фонари на Королевской площади в Барселоне, выполненные по заказу муниципалитета, они по праву считаются самыми красивыми в каталонской столице. Эти фонари являются органичной частью ансамбля и, вместе с тем, смотрятся современно. Гауди соединил в одном проекте камень, металл и стекло: кованые фонарные столбы изящной формы, поддерживающие стеклянные плафоны, опираются на устойчивое каменное основание с наклонными гранями.

Кованые ворота и ограды из металла работы Гауди не менее интересны, чем его здания!

Например, первое масштабное творение Гауди — дом Висенса — обнесен прекрасной кованой оградой с рисунком из пальмовых листьев, этот же мотив украшает вход в дом. Идея декора родилась спонтанно: когда архитектор впервые прибыл на участок для замеров, он обнаружил здесь раскидистую пальму в цвету. Всегда внимательный к природным формам и считающий их верхом совершенства, архитектор захотел воспроизвести реальную структуру пальмового листа в дизайне решетки, в итоге получилась удивительная кованая ограда, изготовленная кузнецом Жоаном Оньосом по эскизам Гауди.

Знаменитые главные ворота усадьбы Гуэля — ворота Дракона — поражают своим дизайном. Эту скульптуру из кованного металла выполнили в барселонских мастерских Вальет и Пике в 1885 году по эскизам Гауди. Верхнюю часть ворот занимает распластанная динамичная фигура дракона на цепи. Его разинутая пасть устрашающе обращена к посетителю, а неравномерная толщина чугунного хребта создает дополнительный эффект движения: кажется, что дракон, изгибаясь, пытается оборвать цепь и освободиться. Когтистые лапы покрыты острой чешуей из листового железа, тело усеяно шипами, а хвост опасно поднят. Живописную фигуру Гауди снабдил дополнительным инженерным устройством: передняя лапа дракона соединяется с цепью и имеет шарнирный механизм, так что при открытии ворот лапа приходит в движение.

Лаконичную готическую форму дворца Гуэль, Гауди необычайно пышно декорировал композициями из металла. Это всевозможные решетки и ограды, флюгер, различные кованые светильники и капители.

Во дворце находится подлинный шедевр художественной обработки металла — цилиндрический герб Каталонии. Герб венчает шлем, покрытый чешуйчатой кольчугой, на котором сидит птица Феникс — символ движения каталонского культурно-политического возрождения. Сложнейшими работами по изготовлению эмблемы Гауди руководил лично.

Кроме кованных элементов во дворце Гуэля поражают богатством формы и цвета навершия каминных труб, выходящих на крышу. Они облицованы битой керамикой, а как удивляют и воодушевляют!

Кроме кованых шедевров, Гауди создавал и деревянную мебель, предварительно разрабатывая для нее проекты.

Так, например, в 1878 году появился знаменитый стол Гауди. К сожалению, до наших дней он не сохранился, поскольку сгорел в 1936 году в пожаре, возникшем в храме Саграда Фамилиа, где он находился. Сегодня увидеть стол для работы, созданный Антонио Гауди, можно только на фотографии.

Кроме того Антонио Гауди разработал дизайн мебели и литургических предметов для Храма Святого Семейства, большинство из них — для крипты. Архитектор также руководил и осуществлял надзор за работами по отделке девяти часовен крипты и их алтарей, а также дверей, ведущих в ризницу. Им были спроектированы и светильники для крипты.

Что же касается мебели, Гауди разработал дизайн скамеек и стульев, шкафов ризницы, исповедальни и портативного амвона, все они были выполнены плотником Хоаном Мюнне.

В доме Кальвет Гауди также принадлежит авторство и элементов декора внутренних помещений. Среди них можно назвать разработку рисунка полов, плоских потолков и обоев для отделки внутренних помещений здания, дизайн дверной фурнитуры. По проектам самого архитектора была сделана также и мебель, которая ныне хранится в музее зодчего в парке Гуэль. Краснодеревщики Казас и Бардес, с которыми обычно сотрудничал Гауди, изготавливали дубовую мебель без единого гвоздя. При внимательном рассмотрении мы видим удивительную вещь: ножки скамьи и стульев, а также их спинки в форме сердечка или листа на стебле вырастают из тела предмета мебели точно так же, как из ствола живого дерева вырастают его ветви. Гауди стремился к максимальной функциональности при минимальных затратах материала.

Дверной глазок в доме Калвет. Эту деталь органической формы, похожую на соты Гауди спроектировал, несколько раз опустив пальцы в глиняную массу.

В интерьере дома Батльо Антони Гауди не только осуществил функциональное распределение уже существовавших помещений здания, но и декоративно отделал все его уголки. Архитектор отбелил гипсом стены и потолки помещений, придав им органические формы. А оконные проемы и стены были украшены сочетанием дерева и стекла, придавая интерьеру невероятную пластичность.

В столовой архитектор лично разработал дизайн всей мебели, включая удивительный комплект эргономических дубовых стульев и скамеек. Поверхности этой мебели принимают форму тела. Дубовая мебель выглядит менее плотной и твердой, будто теряя свойства дерева.

Дверная фурнитура дома Батльо принимает форму ладони. Говорят, Гауди сжимал марлю, пропитанную гипсом, и получал форму для ручек. Причём форма подсказывает, что нужно делать с ручкой. Толкать, или крутить, или хвататься.

Внутренний интерьер дома Мила выполнен в традиционном для Гауди стиле. Округлые и эллиптические формы являются характерными элементами оформления. Активно использована настенная живопись на мифологические и религиозные темы. Вход в здание осуществляется через два внутренних дворика, структура которых способствует естественному освещению и проветриванию всех этажей здания. Входы оформлены интересными коваными металлическими решетками.

Так же, как и в предыдущих своих домах, Гауди проектирует не только стены и перекрытия, но и все внутреннее пространство, включая ограждения, переплеты окон, мебель и даже дверную фурнитуру.

Отдельно стоит отметить типичный и излюбленный элемент Гауди — это террасу, состоящую из вентиляционных труб, лестниц, напоминающих каменные башни или сталактиты. Все каминные и вентиляционные трубы причудливых очертаний, каждая из которых имеет свой неповторимый дизайн. Детали террасы облицованы майоликой, керамической мозаикой, выполненной в традиционной каталонской манере. Кстати, в этой публикации не затронута еще одна обширная часть творчества Гауди — его удивительная мозаика, но она заслуживает отдельной большой статьи.

Характерной особенностью всех проектов Антонио Гауди остается гармония художественного замысла и функциональности. Все его творения ориентированы на человека и являются яркими образчиками «гуманной архитектуры». Это качество вполне проявлено во всех элементах дизайна: все предметы максимально удобны в использовании, и при всем эстетическом совершенстве в высшей мере эргономичны.

И в заключение, хочется вспомнить такие слова: «Гений, он во всем гений». Эти слова как ничто лучше характеризуют Антонио Гауди, ведь гений — он потому и гений, что в любом своем проявлении становится на новый, высочайший уровень мастерства. Любое его произведение заставляет нас восхищаться и задаваться вопросом, какова природа его одаренности, таланта и, в конце концов, гения.

самый загадочный архитектор в истории, который творил чудеса

Мы часто слышим о гениальных музыкантах, писателях, поэтах. Применительно к архитектуре слово «гениальный» используется гораздо реже. Возможно, потому, что реализовать такой талант намного сложнее, чем любой другой. Тем ценнее для истории каждый, кто сумел пополнить архитектурное наследие человечества неповторимыми по красоте творениями. Самым ярким и загадочным среди таких гениев является испанский архитектор Антонио Гауди – создатель легендарного собора Саграда Фомилиа, дворца Гуэль, дома Батльо и других неповторимых шедевров, которые и сегодня украшают Барселону, делая ее поистине уникальным городом.

Родился Антонио Гауди в Каталонии в 1852 году в семье кузнеца Франциско Гауди-и-Серра и его жены Антонии Курнет-и-Бертран. В семье он был младшим из пяти детей. После смерти матери, двух братьев и сестры Антонио, он вместе с отцом и племянницей поселился в Барселоне. С детства Гауди был очень болезненным, ревматизм мешал ему играть с другими детьми. Вместо этого он совершал длительные прогулки в одиночестве, которые со временем очень полюбил. Именно они помогли ему стать ближе к природе, которая всю последующую жизнь вдохновляла архитектора на решение самых невероятных конструктивных и художественных задач.

Гениальный архитектор Антонио Гауди.

Во время учебы в католическом колледже Антонио больше всего увлекался геометрией и рисованием. В свободные часы он занимался исследованием местных монастырей. Уже в те годы учителя восхищались работами юного художника Гауди. А он с полной серьезностью говорил, что его талант является Божьим даром. В процессе создания своих творений он часто обращался к теме Бога, и не отклонялся от нее даже при выборе художественных аспектов своего творчества. Например, он не любил прямые линии, называя их порождением человека. Зато Гауди обожал круги, и был убежден в их божественном начале. Эти принципы отчетливо прослеживаются во всех его 18 архитектурных творениях, которые сегодня являются гордостью Барселоны. Для них характерно смелое сочетание материалов, фактур и цветов. Гауди использовал собственную безопорную систему перекрытий, которая позволяла не «резать» помещения на части. Повторение его расчетов стало возможным только после создания НАСА расчета траектории полетов космических кораблей.

Первые постройки архитектора – «Дом Висенс», «Эль-Каприччо», «Павильон усадьбы Гуэля». Они значительно отличаются между собой, однако, все украшены большим количеством декоративных деталей в стиле неоготики.

«Павильон усадьбы Гуэля».

В целом архитектурный стиль Антонио Гауди – фантасмагоричeский, трудно поддающийся определению, хотя, архитектора называли гением модерна. Гауди был самым ярким представителем его национально-романтического течения, каталонского модернизма. Невероятно, но ему не помогали инженеры-проектировщики, он действовал по наитию, опираясь лишь на свое чувство гармонии, часто импровизировал и пытался донести свой замысел до помощников с помощью рисунков на доске. В его архитектурных творениях есть все: причудливые конструктивные формы, скульптуры, живопись, мозаика, цветопластика. В них присутствуют люди и животные, фантастические существа, деревья, цветы.

Дом Бальо.

Антонио был очень красив, однако, в личной жизни – одинок. Конечно, у него случались романы, но ни один из них не закончился браком или хоть сколько-нибудь серьезными отношениями. По сути, он был женат на своих творениях. Антонио был вполне обеспеченным человеком и имел возможность снять любое жилье, но во время работы над очередным проектом неизменно жил прямо на стройке, оборудуя для себя небольшую каморку, и носил старенькую спецовку.

Архитектура Гауди делает Барселону уникальной.

Так было и во время его работы над его любимым и, пожалуй, самым грандиозным творением – собором Саграда Фамилиа, Искупительным храмом Святого Семейства, строительство которого ему так и не довелось закончить. Оно началось в 1882 году, когда Гауди было 30 лет, и не закончено по сей день. Архитектор отдал этому проекту 40 лет своей жизни. А 7 июня 1926 года Гауди покинул стройку и пропал. В этот же день на одной из улиц Барселоны под трамвай попал какой-то бедняк. Лишь спустя несколько дней в нем опознали величайшего архитектора Антонио Гауди. Он нашел последний приют в одной из часовен «Саграда Фамилиа».

Собор Саграда Фамилия.

Во время похоронной процессии Гауди, в которой, наверное, участвовало полгорода, произошла мистическая вещь. Многие горожане, среди которых были и весьма уважаемые персоны, утверждали, что видели призраков в толпе людей, пришедших проститься с гением. Например, об этом говорил Сальвадор Дали.

В соборе Саграда Фамилия.

Сегодня эта загадка, взбудоражившая в свое время Барселону, уже стала историей и предметом экскурсий. Но до сих пор находятся люди, которые верят: если в точности повторить маршрут последнего пути Гауди, можно получить частичку его невероятного таланта. А нам остается просто быть благодарными гению за его самоотверженную преданность искусству и любовь к людям, которым он оставил бесценное архитектурное наследие.

«Божий архитектор», который оживил здания

Антонио Гауди, испанский архитектор, наиболее известен своей органичной и плавной архитектурой. Его работы легко узнать по характерному сочетанию формы, цвета, текстуры и органической эстетики. Родившись в бедной семье в Каталонии 25 июня 1852 года , он быстро проявил большой интерес к архитектуре - страсть, которая поглотила его на всю оставшуюся жизнь.

Антонио учился в Барселоне, городе, где хранится большинство его великих работ.Он также был частью движения Catalan Modernista , которое в конечном итоге изменило его стиль, вдохновленный природой.

На его работы в первую очередь повлияли его жизненные страсти. К ним относятся архитектура, природа и религия. Внимание Гауди к деталям было непревзойденным, а его сочетание таких материалов, как керамика, витражи, кованое железо и даже столярные изделия, заворожило многих. Антони также представил некоторые новые методы обработки материалов, такие как использование керамических отходов (тренкадис).

Божий архитектор Антони Гауди

Хотя он принимал участие во многих великих работах в Барселоне, но большую часть своего времени он потратил на строительство Саграда Фамилия (Искупительный храм Святого Семейства) в Барселоне. . Несмотря на то, что он вложил в проект время и энергию, на момент его смерти он остался незавершенным.

Антони умер в Барселоне 10 июня 1926 года , что было всего за 15 дней до своего 74-летия.

После его смерти его работы вышли из моды и были вновь обнаружены в 1960-х годах. С тех пор его работы получили высокую оценку критиков во всем мире. Многие из его зданий с тех пор были удостоены статуса всемирного наследия ЮНЕСКО.

Римско-католическая вера Антония росла на протяжении всей его жизни, религиозные образы появлялись во многих его работах. Его вера, наконец, принесла ему прозвище «Боги-Архитектор», что в конечном итоге привело к его беатификации Папой.

Давайте исследуем жизнь человека, навсегда изменившего архитектурный дизайн.

Антонио Гауди, около 1878 года. Источник: Canaan / Wikimedia Commons

Ранние годы Антонио Гауди

Антони Гауди, Антонио Гауди и Корнет на каталонском языке или Антонио Гауди и корнет в провинции на испанском языке, родился в провинции Каталония 25 июня 1852 г. . Он имел скромное происхождение, а его отец, Франческ Гауди-и-Серра, работал медником.Гауди был младшим из пяти детей своего отца и матери Антонии Корнет и Бертран.

Из пяти детей только трое дожили до взрослого возраста. Семья Гауди происходила из среднего региона Южной Франции, но его предок Жоан Гауд переехал в Каталонию в 17 веке.

Из-за отсутствия официальных документов его точное место рождения потеряно для истории. Несмотря на это, часто утверждают, что он родился в Реусе или Риудомсе, которые являются соседними муниципалитетами района лагеря Баш.Позднее в официальных документах Гауди, касающихся его студенческих и профессиональных лет, действительно был указан Реус в качестве места его рождения.

Антони глубоко полюбил свою «родную землю» и «гордился своим средиземноморским наследием». Он считал, что жители Средиземноморья «наделены творческими способностями, оригинальностью и врожденным чувством искусства и дизайна».

Он проводил много времени на открытом воздухе, особенно в летние месяцы, когда они останавливались в семейном доме Гауди Мас де ла Кальдерера. Это дало ему множество возможностей погрузиться в изучение природы.

Гауди (на заднем плане) со своим отцом (в центре), племянницей Розой и доктором Сантало во время визита на Монтсеррат в 1904 году. Источник : Джбарта / Wikimedia Commons

Однако Гауди не был здоровым ребенком. Он часто страдал ревматизмом, что, как считается, способствовало его сдержанному и часто сдержанному характеру. Это привело его в конечном итоге к вегетарианству.

Антони проявлял большой интерес к архитектуре с самого раннего возраста. Он учился в Барселоне, самом современном городе Испании в 1870-х годах. Барселона была интеллектуальным и политическим центром Каталонии в то время.

Его учеба была временно прервана обязательной военной службой, после которой он окончил Провинциальное архитектурное училище в 1878 . Это время он провел в пехотном полку в Барселоне в качестве военного администратора.

Большую часть службы он провел на больничном, что позволило ему продолжить учебу. Его слабое здоровье также спасло его от необходимости участвовать в Третьей Карлистской войне между 1872 и 1876 годами.

Дом детства Гауди. Источник: Монтсеррат Гили / Wikimedia Commons

Трагедия

Антонио Гауди потерял мать в 1876 ; ей было всего 57 лет. В том же году умер его 25-летний брат Франсеск. Он только что получил диплом врача.

Несмотря на это, Гауди продолжал изучать архитектуру в Школе и Высшей школе архитектуры Барселоны, которую окончил в 1878 . Антони нужно было финансировать учебу, работая чертежником в различных архитекторах и строительных фирмах.

Он также изучал французский язык, историю, экономику, философию и эстетику. Его оценки были средними, и он иногда проваливал курсы.

По окончании учебы Элиес Рогент (директор Барселонской архитектурной школы) сказал: «Мы дали это ученое звание либо дураку, либо гению. Время покажет». Как сообщается, Гауди, получая ученую степень, сказал своему другу, скульптору Льоренсу Матамале, с ироничным чувством юмора: «Льоренс, они говорят, что я теперь архитектор.«

Первые проекты Гауди после окончания учебы были далеки от величия его более поздних работ. Некоторые из его первых заказов были фонарными для Placa Reial в Барселоне. Ему также было поручено проектировать недостроенные газетные киоски Girossi и Cooperativa Obrera Mataronense (Рабочие ''). Кооператив Матаро)

Профиль Гауди повысился с его первым значительным заказом, Casa Vicens . Это привело к большему количеству важных заказов, но сначала он должен был посетить небольшую ярмарку.

The Roof of Casa Battlo олицетворяет уникальный стиль Гауди. Источник: Chongming76 / Wikimedia Commons

Гауди развивает свои архитектурные мускулы

Архитектурный стиль Антони развивался на протяжении нескольких этапов его жизни. После выпуска в 1878 , стиль Антонио Гауди изначально был сильно вдохновлен его викторианскими предшественниками.

Это было очевидно в его школьных проектах того времени. Вскоре он разработал свой стиль, состоящий из смешивания геометрии с анимированными поверхностями из кирпича или камня, керамической плитки, а также с цветочными или рептильными металлическими изделиями.

Работы Гауди в то время напоминали мавританский (или мудехарский) стиль архитектуры, который представляет собой уникальное сочетание мусульманского и христианского дизайна в Испании. Прекрасными примерами этого стиля являются C asa Vicens (1878–80) и El Capricho (1883–85) , а также поместье Гуэль и дворец Гуэля более поздних 1880-х годов .

Антонио Гауди решил продемонстрировать свои работы на Парижской всемирной выставке 1878 .Его работа настолько впечатлила одного мецената, что его пригласили поработать, в частности, на поместье Гуэль и дворец Гуэля.

Саламандра Антонио Гауди, Парк Гуэль - прекрасный образец его уникального стиля. Источник: Danel solabarrieta / Wikimedia Commons

Гауди было поручено строительство Ba silica i Temple Expiatori de la Sagrada Familia (Базилика и Искупительная церковь Святого Семейства) в Барселоне. Несмотря на то, что планы уже были составлены, он, верный своей форме, полностью переработал дизайн и добавил в него свой собственный стиль.

Гуади вскоре обнаружил, что экспериментирует с другими старыми стилями, чтобы создать некоторые из своих самых известных работ. К ним относятся Епископальный дворец (1887–1993) и Casa de los Botines (1892–94) , оба готические, и Casa Calvet (1898–1904) , который выполнен в стиле барокко. Большая часть его комиссионных в этот период была получена благодаря его витрине на Всемирной выставке 1888 года.

Личная жизнь Гауди и взгляды на автономию Каталонии

Антони Гауди был предан своему делу и всю жизнь оставался холостым.Было известно, что его привлекала только одинокая женщина, Хосефа Мореу, которая была учительницей в кооперативе Матаро. К сожалению, на его чувства не ответили взаимностью.

Гауди нашел убежище в своей глубокой и растущей католической вере. Знакомые часто вспоминали о нем как о неловком, неприятном и вообще вспыльчивом человеке. Для его близких воспоминания были совсем другими.

Друзья и родственники часто описывали его как дружелюбного и вежливого, хорошего и невероятно лояльного.

В юности он часто одевался «как денди», носил дорогие костюмы и тщательно следил за своим внешним видом. В более поздней жизни это полностью изменится. Он часто экономно ел, пренебрег своим внешним видом и часто носил поношенные костюмы. Это, в конечном итоге, оказалось для Гауди роковым.

Гауди всегда невероятно гордился своим каталонским происхождением и глубоко поддерживал его культуру. Однако он, как правило, не хотел проявлять политическую активность в отношении автономии региона от Испании.

Политики, такие как Франческ Камбо и Энрик Прат де ла Риба, предлагали ему баллотироваться в депутаты, но он отказался. Несмотря на это, он часто оказывался не в том месте и не в то время.

В , 1920, , во время празднования Цветочных игр, он был избит испанской полицией во время беспорядков. На него снова напали 11 сентября 1924 года во время демонстрации Национального дня Каталонии против запрета каталонского языка.

Позже он был арестован Гражданской гвардией при диктатуре Примо-де-Ривьера и провел некоторое время в тюрьме. Позже Гауди был освобожден после уплаты залога в размере 50 песет .

Гауди показывает Саграда Фамилия папскому нунцию кардиналу Франческо Рагонези, 1915. Источник: Canaan / Wikimedia Commons

Уравновешенная система Антони

После 1902 года , проекты Антонио Гауди резко отклонились от того, что считалось общепринятым.В это время он создал свой собственный тип структуры, который впоследствии стал известен как уравновешенный.

Эти типы зданий могут стоять сами по себе без необходимости во внутренней или внешней структурной опоре, например, таких как внутренние колонны или внешние контрфорсы. Основными функциональными элементами этой системы были опоры или колонны, которые наклонялись по диагонали при использовании легких сводов из плитки. По сути, как сказал бы сам Гауди, это очень похоже на дерево.

Этот стиль строительства лучше всего представлен двумя многоквартирными домами в Барселоне: Casa Batlló (1904–06) и Casa Milà (1905–10). Оба они состоят из этажей, которые были структурированы как кластеры плиток лилий, и они считаются типичными для стиля Гауди.

Casa Milà в Барселоне - это типичный стиль Антонио Гауди. Источник: Misdianto / Wikimedia Commons

Эти два здания были спроектированы, как он часто делал, как метафоры горного и морского характера Каталонии.

Гауди восхищался несколько эксцентричным архитектором, так как он был важным участником Renaixensa.Это было художественное возрождение движения декоративно-прикладного искусства в сочетании с политическим возрождением и формой пылкого анти кастильского «каталонства».

Оба этих движения были направлены на возрождение образа жизни в Каталонии, который давно подавлялся правительством Испании с доминированием кастильцев и центром в Мадриде.

Церковь Святого Семейства или Sagrada Familia быстро стала религиозным символом движения Renaixensa. Этот проект с течением времени полностью поглотил Антонио Гауди.

Гауди и Саграда Фамилия

Антонио Гауди получил заказ на строительство церкви в 1883 году. Когда он начал работать над ней, он заметно становился все более и более набожным.

Антонио Гауди становился все ближе к богу в последние годы своей жизни. После 1910, он начал отворачиваться от своей другой работы и вместо этого сосредоточился на Sagrada Familia , который он начал в 1883 . Он проводил все больше и больше часов, укрываясь на территории и живя вне своей мастерской.

Эта церковь будет включать как сбалансированную систему Гауди, так и элементы более традиционных стилей. Финальное здание церкви было заимствовано из соборной готики и стилей модерн, но представлено в неузнаваемом виде.

Саграда Фамилия , Барселона, около 2009 г. Источник: Бернар Ганьон / Wikimedia Commons

Из своих оригинальных рисунков и моделей церкви Гауди до неузнаваемости уравновесил соборно-готический стиль.Он превратился в заметно сложный лес из спиральных опор, гиперболоидных сводов и боковых стен, а также гиперболической параболоидной крыши.

В 2010 недостроенная церковь была освящена как базилика Папой Бенедиктом XVI.

Церковь останется незавершенной на момент его смерти в 1926 с завершением одного трансепта и одной из запланированных четырех башен. Чтобы отметить сотый год его смерти, теперь предполагается, что его видение завершится к 2026 годам.

Некоторые из его работ находятся под защитой ЮНЕСКО

Некоторые работы Антонио Гауди получили статус всемирного наследия ЮНЕСКО. В целом его работы признаны одними из самых выдающихся построек ХХ века. Это его жилые, общественные здания и более творческие работы.

Из его работ следующие работы получили статус ЮНЕСКО:

  • Casa Mila - 1984
  • The Park Güell - 1984
  • The Palau Güell - 1984
  • Casa Batllo - 2005
  • Casa Vicens - 2005
  • Фасад Рождества - 2005
  • Склеп и апсида Саграда Фамилия - 2005
  • Склеп Колония Гуэль в Санта-Колома-де-Сервельо - 2005
      статус ЮНЕСКО
    признал его «исключительный и выдающийся творческий вклад в развитие архитектуры и строительных технологий в конце 19 - начале 20 веков.«

    Они также признают, что« работы Гауди демонстрируют важный обмен ценностями, тесно связанный с культурными и художественными течениями его времени, как это представлено в el Modernisme [sic] Каталонии. Он предвосхитил и повлиял на многие формы и методы, которые имели отношение к развитию современного строительства в 20 веке ».

    Parc Güell. Источник: Script / Wikimedia Commons

    Трагическая смерть легенды

    7-го числа Июнь 1926 г. , Антони Гауди совершал обычную ежедневную прогулку к церкви Сант Фелип Нери для своей обычной ежедневной молитвы и исповеди.По пути между улицами Жирона и Байлен он был сбит проезжающим трамваем № 20 и потерял сознание.

    У Гауди не было документов, удостоверяющих личность, и его растрепанный вид в то время люди на месте происшествия сочли несчастным нищим. Он не получил немедленной медицинской помощи.

    В конце концов его доставили в больницу Санта-Креу, где ему оказали элементарную помощь. В конце концов, Гауди был признан капелланом Саграда Фамилия на следующий день, но его состояние значительно ухудшилось.

    Гауди скончался от ран 10 июня 1926 года в возрасте 73 года, всего за несколько недель до своего 74-летия. Через несколько дней его похоронили. Собралась большая толпа, чтобы попрощаться с этим дальновидным художником.

    Он был интернирован в часовне Богоматери на горе Кармель в склепе храма Святого Семейства. На могиле имеется следующая надпись: -

    «Антонио Гауди Корнет. Из Реуса. В возрасте 74 лет человек образцовой жизни и выдающийся мастер, автор этого чудесного произведения - церкви, благочестиво умер в Барселоне на десятый день июня 1926 года; отныне прах такого великого человека ожидает воскресения из мертвых.Да упокоится он с миром ».

    Похороны Гауди в 1926 году. Источник: Canaan / Wikimedia Commons

    Гауди был забыт и снова вспомнили

    Стилем Гауди восхищались, часто без какой-либо критики, художники и скульпторы-сюрреалисты и абстрактные экспрессионисты. Его жизнь. Такова непостоянная природа моды, что после его смерти его работы пережили период забвения и стали в значительной степени непопулярными среди критиков.

    Это часто игнорировалось как барокко и чрезмерно чрезмерно выразительное.Его работы в основном игнорировались на протяжении 1920-х и 30-х годов .

    Дома, в Каталонии, на него с презрением смотрели Noucentisme , новое движение, занявшее место Modernisme . Во время беспорядков и разрушений гражданской войны в Испании 1936 его великая работа, Sagrada Familia , была разграблена. Множество документов, макетов и чертежей его завершенного вида было потеряно для истории.

    К 1950-м годам его работы снова были одобрены критиками и художниками, такими как единственный и неповторимый Сальвадор Дали.Чувства Дали разделял и архитектор Джозеф Луис Серт. К столетию со дня его рождения была основана Asociación de Amigos de Gaudí (Ассоциация друзей Гауди) с целью распространения и сохранения его наследия.

    Четыре года спустя, в 1956 , ретроспектива была организована в Saló del Tinell в Барселоне, и кафедра Гауди в Политехническом университете Каталонии была создана с целью углубления изучения произведений Гауди и участия в них. их сохранение.

    Casa Battlo, Барселона. Источник: Rapomon / Wikimedia Commons

    Наследие Гауди

    С 1950 по 1960 год критики, такие как Джордж Р. Коллинз и Роберто Пейн, начали повышать осведомленность о творчестве Гауди. Дома, в Каталонии, его работы заново открыли Александр Чиричи, Хуан Эдуардо Чирло и Ориоль Бохигас.

    С тех пор Гауди снова получил международное признание, особенно в Японии, где были опубликованы важные исследования. С тех пор его стиль оказал влияние на таких архитекторов, как Сантьяго Калатрава и Норман Фостер.

    Религиозный и аскетический образ жизни Антони в конечном итоге вдохновил архиепископа Барселоны Рикарда Марии Карлеса предложить Гауди для украшения в 1998 .

    В день 150-летия со дня его рождения было проведено множество официальных церемоний, концертов, представлений и конференций, а также издано несколько книг. В сентябре того же года в Palau dels Esports de Barcelona состоялась премьера мюзикла, названного просто Gaudi.

    В 2008, были вручены премии Гауди в его честь.Они были организованы Каталонской киноакадемией и вручаются лучшим каталонским фильмам текущего года.

    Его работы в настоящее время пользуются огромной популярностью во всем мире как среди общественности, так и среди архитекторов. Его, еще не завершенный, шедевр Саграда Фамилия в настоящее время является самым посещаемым памятником в Испании.

    Работа Антонио Гауди была официально признана ЮНЕСКО за ее важность для всемирного наследия, но для всех, кто видел его работы, это очевидно.

    Антони Гауди - адрес, телефон, общественные записи

    Антонио Гауди возраст: ~ 96

    Жил в: Brooksville, FLTampa, FL

    Относится к: Папоротник Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 88

    Жил в: Вудсайд, штат Нью-Йорк

    .

    Относится к: Джордж К. Гауди

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Sebring, FLLynbrook, NY

    .

    Относится к: Ана Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 99

    Жил в: Jeannette, PA

    Относится к: Мэри Гауди

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Jeannette, PA

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Кливленд, Огайо

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Clarion, PA

    Антонио Гауди возраст: ~ 88

    Жил в: Вудсайд, штат Нью-Йорк

    .

    Относится к: Джордж К. Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 81

    Жил в: Гринсбург, Пенсильвания

    Антонио Гауди возраст: ~ 81

    Жил в: Jeannette, PA

    Относится к: Рита Б Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 96

    Жил в: Дирборн, штат Мичиган,

    .

    Относится к: Quinto Gaudi

    Антонио Гауди возраст: ~ 70

    Жил в: Оксфорд, штат Мичиган,

    .

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Ирвинг, Техас

    Антонио Гауди возраст: ~ 88

    Жил в: Вудсайд, штат Нью-Йорк

    .

    Относится к: Джордж К. Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 88

    Жил в: Вудсайд, штат Нью-Йорк

    .

    Относится к: Джордж К. Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 88

    Жил в: Вудсайд, штат Нью-Йорк

    .

    Относится к: Джордж К. Гауди

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Sebring, FLLynbrook, NY

    .

    Относится к: Аннамария Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 33

    Жил в: Jeannette, PA

    Относится к: Амелия Р Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 88

    Жил в: Вудсайд, штат Нью-Йорк

    .

    Относится к: Джордж К. Гауди

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Borrego Springs, CA

    .

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Тампа, Флорида

    Антонио Гауди возраст: ~ 24

    Жил в: Seneca, IL

    Антонио Гауди возраст: н / д

    Жил в: Seneca, IL

    Антонио Гауди возраст: ~ 88

    Жил в: Вудсайд, штат Нью-Йорк

    .

    Относится к: Джордж К. Гауди

    Антонио Гауди возраст: ~ 88

    Жил в: Вудсайд, штат Нью-Йорк

    .

    Относится к: Джордж К. Гауди

    Gaudi Designer :: Home ::

    Интервью Филиппа Тибо, генерального куратора Muse d'Orsay в Париже, с Педро Ухартом в его книге «Gaudi Builder
    » ГАУДИ ДИЗАЙНЕР ЛУНДИ 28 НОЯБРЯ 201641 лекция

    СТРАСТНЫЙ ЗНАЧИТЕЛЬ: ПЕДРО УХАРТ
    Педро Ухарт (род.1938 в Консепсине, Чили) считается одним из самых важных частных коллекционеров Гауда. Ухарт начал рисовать еще в юридической школе. В 1962 году он покинул Чили и поселился в Европе. В 1971 году он начал рисовать листы, которые он назвал «плавающими фресками» и выставил на улицах и в скверах. Одна из них, озаглавленная «11 сентября 1973 года» и выставленная на Парижской биеннале, осуждает переворот в Чили и убийство Сальвадора Альенде. Остальные были показаны в Лондоне и Нью-Йорке. В 1976 году Ухарт начал свои исследования в области цветного фотокопирования и поляроидной фотографии.С 1977 года его работы регулярно выставлялись в Европе и США.

    Как вы узнали о Гауде?
    Вместе с другом из Венесуэлы, также художником, я решил совершить поездку по Испании во время летних каникул 1965 года. Нашей первой важной остановкой была Барселона. Мы были настолько поражены архитектурой Гаудса, что я сразу же решил узнать больше о его работах и ​​пообещал себе, что вернусь как можно скорее.

    Несколько книг оказались бесценными для моего исследования. Мне удалось заполучить книгу Йоса Рфолса (издана в 1928 году), в которой я впервые увидел дротики и предметы мебели Гаудса.Эта и другие публикации того времени очень помогли мне собрать мою коллекцию, так как они помогли Жоану Айно де Ласарте (19191995), генеральному директору художественных музеев Барселоны с 1948 по 1985 год, который первым организовал выставки каталонского искусства. Модерн, а также перенести в Музей современного искусства работы художников-модернистов, таких как Гаспар Хомар, Джоан Бускетс и Ллус Масриера.

    В предисловии к каталогу Esposicin de artes suntuarias del Modernismo barcelons, который открылся осенью 1964 года, он рассказывает: «Я обнаружил, что искал дротики для объектов на основе книги Чиричи Пеллисерс (El Arte modernista cataln, 1951) который был богато иллюстрирован; мы с кураторами поняли, как много пропало и было уничтожено незаметно.Только подумайте, сколько мебели должно было быть, чтобы заполнить комнаты Ла Педрера; Все, что осталось после кардинального изменения декора, - это две небольшие терракотовые работы Ламберто Эскалера ».

    Гауд, кстати, не был показан на этой выставке, поэтому нам пришлось ждать до 1969 года, пока не появится мадридская выставка« El Modernismo en Espaa » «увидеть любую работу Гаудса: в основном мебель и изделия из кованого железа из Дома Миля, а также фотографии его работ.

    Как в целом оценивали работу Гауда во время вашего открытия?

    В то время , было определенное общее безразличие, наследие реакции движений новесентистов на модернизм.Сторонники Noucentisme, такие как Eugeni dOrs, всегда пренебрегали работами Гаудса, доходя до того, что фактически призывали к их уничтожению.

    Итак, статьи, опубликованные в то время, заразили целое поколение, даже тех, кто был учеником Гаудса в его последние активные годы. Где их заявления выходят в поддержку своего хозяина? Гауд был совершенно один.

    Сальвадор Даль действительно был первым каталонским художником, который восхищался им и поддерживал его искусство. Даль рассказывает, что именно Федерико Гарка Лорка посвятил его в красоту Саграда Фамилия, и вспоминает слова Лоркаса, когда он стоял перед Фасадом Рождества:

    «Я слышу крики к небесам, которые усиливаются, пока не сливаются с ангелы трубят с криком, который я мог выдержать лишь несколько мгновений."

    В 1956 году в Барселонской школе архитектуры был создан факультет, который впоследствии проводил первые курсы по Гауду, публиковал статьи и организовывал выставки, такие как выставка Гауда в 1967 году.

    Но в конце 70-х годов, даже когда архитектор был завоевав международное признание, жители самой Барселоны по-прежнему игнорировали его: они считали его частью семьи, правда, но наполовину гением, наполовину сумасшедшим.

    Его постройки, окутанные пеленой тайны и непроницаемости, производили впечатление быть брошенным.Скопление грязи на керамической скамейке в Парк-Гелл. Единственным оживленным местом был Саграда Фамилия, где еще продолжались строительные работы.

    Большая часть мебели и предметов, которые я приобрел, были в плачевном состоянии, и мне пришлось восстановить многие из них, чтобы предотвратить невосполнимую утрату: в том числе двери в частную часовню и столовую. витрина из Каса Батл, а также большая часть предметов и мебели из Каса Миля.

    В ходе вашего исследования вы встречали кого-нибудь, кто знал Гауда?

    Мне довелось познакомиться с потомками покровителей Гаудс.Один из потомков Батллов рассказал мне, что в 1936 году во время гражданской войны вся семья Батллов покинула Барселону, чтобы искать убежища в Италии. Несмотря на солидность ставен на окнах, люди проникли в дом и вытащили часть мебели. Он также сказал мне, что балюстрады в форме масок на балконах изнутри выкрашены золотом, что добавило радужности фасаду.

    Один из членов семьи Гелл сообщил мне, что один американец хотел купить Палау Гелл, чтобы разобрать его и отправить по частям в Соединенные Штаты, но дона Мерседес, дочь графа Геллса, решила оставить здание Барселонской Дипутачи. при условии, что он останется нетронутым.Однако мебель, которую сохранила семья, разделили между наследниками.

    Он также проинформировал меня, показывая мне большой складной экран из кожаных панелей Кордовы (который раньше стоял в столовой) и два больших кресла из чистого золота с резьбой из красного дерева из гостиной, которые его отец имел кожа снята с обоих кресел, потому что дети изнашивали ее, прыгая на стульях. Когда я купил этот набор, он дал мне серию гравюр Палау Гелл, которую граф приказал добавить к партии Гауд для парижской выставки 1910 года, а также публикацию о реставрации кожи Кордовы на стульях.

    Я также встретил правнучку Кальве, которая показывала мне картины скульптора Хосепа Льимоны и позолоченную мебель Жанны Бускетс в своем доме, когда внезапно она открыла дверь, и я обнаружил Людовика XV- Мебель для столовых в стиле, разработанная Гаудом, о которой Касанеллес упомянул в своей книге 1965 года.

    В течение некоторого времени некоторые историки искусства оказывали большое влияние на Джужоля, когда он был молод и сотрудничал с Гаудом. Какова ваша позиция по этому поводу?

    Это правда, что несколько ученых вызвали и продолжают разжигать полемику по поводу отношений между Гаудом и Жужолем.Каждая новая публикация о Джужоле: статья, книга, каталог приписывают то, что я считаю преувеличенно важным, влиянию Джужоля на работу Гаудс. Мне кажется очевидным, что архитектура Jujols не имеет ни трансцендентности, ни величия Gauds.

    Джужолю приписывают керамический фасад и кованые балконы Дома Балья, которые были преобразованы Гаудом с 1904 по 1906 год. Мне это кажется маловероятным, поскольку Джужоль получил степень в области архитектуры в 1906 году, и это было только в в конце того же года Гауд выбрал его своим соавтором.В то время Гауду было 54 года, Джужоля - 27: невозможно представить, чтобы именно ученику было полностью предоставлено право решать, какую гармоничную цветовую схему для фасада оставить.

    Не забывайте, что со времени своего первого великого достижения, Palau Gell, за 20 лет до завершения строительства Дома Балья, Гауд продемонстрировал беспрецедентное архитектурное использование цвета в абстрактных витражах на первом этаже и в разбитых окнах. керамическая плитка на дымоходах и форточках.Мы находим эти элементы в Park Gell, Casa Batll, Casa Mil, Sagrada Familia и Gell Colony Crypt.

    Более того, у нас есть свидетельство очевидца каменщика Рамона Дедеу, рассказывающего, как только Гауд руководил работой над фасадом дома Балья. Что касается Casa Mil, потолки, как говорят, были работой Жужоля. Но Деде также говорит, что Гауд использовал проволочную ткань для печати узоров на потолках, которые плывут, как облака в небе, и, что касается дизайна квартиры хозяев, он удивился: я не знаю, как это объяснить, но Мастера отметили всю мебель и убранство.

    Что касается мебели, созданной Jujol, я сделаю один комментарий. Когда в 1911 году ему было поручено украсить бутик Manach, Джужоль изготовил для клиентов прилавок, несколько шкафов и несколько стульев.

    Это набор, который я хорошо знаю, несколько лет назад осматривал. Стулья сделаны из дерева и кованого железа, три ножки соединены сварным кольцом, что придает им определенную устойчивость. Но на старинной фотографии из архивов Джужоля эти стулья изображены без кольца.Таким образом, это кольцо в форме восьмерки было впоследствии добавлено Джужолем, когда передняя ножка, прикрепленная к дереву пластиной и винтами, изнашивалась во время использования. Это один из недостатков Jujol в столярном деле. Плюс сиденье очень неудобное.

    Это далеко от забот Гауда, который с самого начала, как показывает его сеть кабинетов, позаботился о комфорте и прочности мебели.
    Нам также вспоминается фраза Энрике Касанеллеса, президента ассоциации Друзей Гауда, в его книге «Нуэва Визин де Гауд» (1965): Колоризм Жужоля под наблюдением Гаудса никогда не знал недостатков, которые мы видим в личных работах Жужоля.

    По вашему мнению, повлиял ли Гауд на творчество ХХ века?

    В декабре 1958 года журнал Los Papeles de son armadans отдал дань уважения Гауду: на обложке этого выпуска была изображена литография Мира, и ряд крупных деятелей внесли свой вклад (Энрике Касанеллес, Азорин, Бенджамин Паленсия, Рамон Гмес де ла Серна, Эдуардо Вестердаль, Энтони Керриган, К.Л. Поповичи, Фернандо Чуэка Гойтия).
    Одна из статей, Poliformismo de Gaud, написанная Альберто Сарторисом, художником / архитектором из Турина, завершалась фразой: «В мире слишком много сказано о Пикассо и недостаточно - о Гауде».Не будем забывать, что, когда он жил в Барселоне, у Пикассо была студия напротив Палау Гелл; более чем вероятно, что он видел кубистические витражи и абстрактную керамическую плитку на его фасаде. Мир не переставал восхищаться работой Гаудса. Когда мы были молоды, он увидел реставрационные работы в соборе Пальма-де-Майорка; позже он видел много работ Гаудса и особенно ценил Пак Гелла. Разве знаменитая скамейка в парке trencads не считается авангардом Мира? Скульпторы Хулио Гонсалес, который был из Барселоны, как Мир, и Пабло Гаргалло использовали кованое железо во многом, как Гауд в своей архитектуре.

    Что касается Ники де Сен-Фалль, то она считает Гауд своим хозяином. В 1980 году она изобразила «Сад Таро в Тоскане», состоящий из 22 монументальных скульптур, что является настоящей данью уважения Парку Гелл.

    В 1975 году я показал одну из моих плавающих фресок на Вашингтон-сквер в Нью-Йорке: она называлась «История войны» и осуждала войну во Вьетнаме. Я много говорил с одним из художников о Гауде. Особенно его интересовали тренкады. Позже он прославился своими большими холстами на битых керамических плитах.Его звали Джулиан Шнабель.

    Консепсин, Чили) считается одним из самых важных частных коллекционеров Гауда. Ухарт начал рисовать еще в юридической школе. В 1962 году он покинул Чили и поселился в Европе. В 1971 году он начал рисовать листы, которые он назвал «плавающими фресками» и выставил на улицах и в скверах. Одна из них, озаглавленная «11 сентября 1973 года» и выставленная на Парижской биеннале, осуждает переворот в Чили и убийство Сальвадора Альенде. Остальные были показаны в Лондоне и Нью-Йорке.В 1976 году Ухарт начал свое исследование цветных фото ...
    Afficher plus

    Gaudi Designer
    27 декабря 2014 г.
    "Космос Гауди", Хосеп Кранделл, стр. 82
    English-Franais-Espaol

    В июле 1991 года г-жа Манент, урожденная Сегимонд, племянница владелицы и вдовы поэта Мари Манент, с прекрасной памятью разместила каждую из комнат, которые она посещала и теперь исчезла, обе в нем. назвал мебель этими перегородками.Здесь достаточно дать общее представление ...

    Исторический персонал
    Facebook 2017
    Franais (Франция) Английский (США) EspaolItalianoTrkePortugus (Португалия) العربية Deutsch हिन्दी 中文 (简体) 日本語
    Обсуждение Instantane (8)
    Фермер

    Эдуардо Эрнандес aime votre photo: A la Coupole peinture.

    il y a quelques Seconddes
    Фермер
    Интервью Филиппа Тибо, генерального хранителя музея Орсе в Париже, с Педро Ухартом в его книге «Строитель Гауди
    ». ГАУДИ ДИЗАЙНЕР ЛУНДИ 28 НОЯБРЯ 201641 лекция

    СТРАСТНЫЙ ЗНАЧИТЕЛЬ: ПЕДРО УХАРТ
    Педро Ухарт (род.1938 в Консепсине, Чили) считается одним из самых важных частных коллекционеров Гауда. Ухарт начал рисовать еще в юридической школе. В 1962 году он покинул Чили и поселился в Европе. В 1971 году он начал рисовать листы, которые он назвал «плавающими фресками» и выставил на улицах и в скверах. Одна из них, озаглавленная «11 сентября 1973 года» и выставленная на Парижской биеннале, осуждает переворот в Чили и убийство Сальвадора Альенде. Остальные были показаны в Лондоне и Нью-Йорке. В 1976 году Ухарт начал свои исследования в области цветного фотокопирования и поляроидной фотографии.С 1977 года его работы регулярно выставлялись в Европе и США.

    Как вы узнали о Гауде?
    Вместе с другом из Венесуэлы, также художником, я решил совершить поездку по Испании во время летних каникул 1965 года. Нашей первой важной остановкой была Барселона. Мы были настолько поражены архитектурой Гаудса, что я сразу же решил узнать больше о его работах и ​​пообещал себе, что вернусь как можно скорее.

    Несколько книг оказались бесценными для моего исследования. Мне удалось заполучить книгу Йоса Рфолса (издана в 1928 году), в которой я впервые увидел дротики и предметы мебели Гаудса.Эта и другие публикации того времени очень помогли мне собрать мою коллекцию, так как они помогли Жоану Айно де Ласарте (19191995), генеральному директору художественных музеев Барселоны с 1948 по 1985 год, который первым организовал выставки каталонского искусства. Модерн, а также перенести в Музей современного искусства работы художников-модернистов, таких как Гаспар Хомар, Джоан Бускетс и Ллус Масриера.

    В предисловии к каталогу Esposicin de artes suntuarias del Modernismo barcelons, который открылся осенью 1964 года, он рассказывает: «Я обнаружил, что искал дротики для объектов на основе книги Чиричи Пеллисерс (El Arte modernista cataln, 1951) который был богато иллюстрирован; мы с кураторами поняли, как много пропало и было уничтожено незаметно.Только подумайте, сколько мебели должно было быть, чтобы заполнить комнаты Ла Педрера; Все, что осталось после кардинального изменения декора, - это две небольшие терракотовые работы Ламберто Эскалера ».

    Гауд, кстати, не был показан на этой выставке, поэтому нам пришлось ждать до 1969 года, пока не появится мадридская выставка« El Modernismo en Espaa » «увидеть любую работу Гаудса: в основном мебель и изделия из кованого железа из Дома Миля, а также фотографии его работ.

    Как в целом оценивали работу Гауда во время вашего открытия?

    В то время , было определенное общее безразличие, наследие реакции движений новесентистов на модернизм.Сторонники Noucentisme, такие как Eugeni dOrs, всегда пренебрегали работами Гаудса, доходя до того, что фактически призывали к их уничтожению.

    Итак, статьи, опубликованные в то время, заразили целое поколение, даже тех, кто был учеником Гаудса в его последние активные годы. Где их заявления выходят в поддержку своего хозяина? Гауд был совершенно один.

    Сальвадор Даль действительно был первым каталонским художником, который восхищался им и поддерживал его искусство. Даль рассказывает, что именно Федерико Гарка Лорка посвятил его в красоту Саграда Фамилия, и вспоминает слова Лоркаса, когда он стоял перед Фасадом Рождества:

    «Я слышу крики к небесам, которые усиливаются, пока не сливаются с ангелы трубят с криком, который я мог выдержать лишь несколько мгновений."

    В 1956 году в Барселонской школе архитектуры был создан факультет, который впоследствии проводил первые курсы по Гауду, публиковал статьи и организовывал выставки, такие как выставка Гауда в 1967 году.

    Но в конце 70-х годов, даже когда архитектор был завоевав международное признание, жители самой Барселоны по-прежнему игнорировали его: они считали его частью семьи, правда, но наполовину гением, наполовину сумасшедшим.

    Его постройки, окутанные пеленой тайны и непроницаемости, производили впечатление быть брошенным.Скопление грязи на керамической скамейке в Парк-Гелл. Единственным оживленным местом был Саграда Фамилия, где еще продолжались строительные работы.

    Большая часть мебели и предметов, которые я приобрел, были в плачевном состоянии, и мне пришлось восстановить многие из них, чтобы предотвратить невосполнимую утрату: в том числе двери в частную часовню и столовую. витрина из Каса Батл, а также большая часть предметов и мебели из Каса Миля.

    В ходе вашего исследования вы встречали кого-нибудь, кто знал Гауда?

    Мне довелось познакомиться с потомками покровителей Гаудс.Один из потомков Батллов рассказал мне, что в 1936 году во время гражданской войны вся семья Батллов покинула Барселону, чтобы искать убежища в Италии. Несмотря на солидность ставен на окнах, люди проникли в дом и вытащили часть мебели. Он также сказал мне, что балюстрады в форме масок на балконах изнутри выкрашены золотом, что добавило радужности фасаду.

    Один из членов семьи Гелл сообщил мне, что один американец хотел купить Палау Гелл, чтобы разобрать его и отправить по частям в Соединенные Штаты, но дона Мерседес, дочь графа Геллса, решила оставить здание Барселонской Дипутачи. при условии, что он останется нетронутым.Однако мебель, которую сохранила семья, разделили между наследниками.

    Он также проинформировал меня, показывая мне большой складной экран из кожаных панелей Кордовы (который раньше стоял в столовой) и два больших кресла из чистого золота с резьбой из красного дерева из гостиной, которые его отец имел кожа снята с обоих кресел, потому что дети изнашивали ее, прыгая на стульях. Когда я купил этот набор, он дал мне серию гравюр Палау Гелл, которую граф приказал добавить к партии Гауд для парижской выставки 1910 года, а также публикацию о реставрации кожи Кордовы на стульях.

    Я также встретил правнучку Кальве, которая показывала мне картины скульптора Хосепа Льимоны и позолоченную мебель Жанны Бускетс в своем доме, когда внезапно она открыла дверь, и я обнаружил Людовика XV- Мебель для столовых в стиле, разработанная Гаудом, о которой Касанеллес упомянул в своей книге 1965 года.

    В течение некоторого времени некоторые историки искусства оказывали большое влияние на Джужоля, когда он был молод и сотрудничал с Гаудом. Какова ваша позиция по этому поводу?

    Это правда, что несколько ученых вызвали и продолжают разжигать полемику по поводу отношений между Гаудом и Жужолем.Каждая новая публикация о Джужоле: статья, книга, каталог приписывают то, что я считаю преувеличенно важным, влиянию Джужоля на работу Гаудс. Мне кажется очевидным, что архитектура Jujols не имеет ни трансцендентности, ни величия Gauds.

    Джужолю приписывают керамический фасад и кованые балконы Дома Балья, которые были преобразованы Гаудом с 1904 по 1906 год. Мне это кажется маловероятным, поскольку

    Антонио Гауди - определение Антони Гауди из The Free Dictionary

    Но я и не подозревал, что полностью влюблюсь в церковь, построенную Антонио Гауди.Простой человек, как мы с вами. Вверху списка стоит Ла Сеу: собор, построенный на вершине мечети, построенный на вершине церкви и спроектированный любимым сыном Барселоны, Антони Гауди. ежегодно принимает около 4,5 миллионов посетителей. Это надутый объект длиной 42,5 метра и шириной 36,4 метра, получивший свое название от «кольцевой линии». Линия цепи имеет U-образную форму, которая выглядит как подвешенная цепь, и была использована Антони Гауди при проектировании культового храма Святого Семейства в Барселоне.Полностью изогнутый дизайн вдохновлен работами знаменитого архитектора Антони Гауди и был сертифицирован Академией знаний Гауди. Призы были вручены за лучшие рисунки, а студенты GCSE Art будут использовать эскизы и фотографии для поддержки своих курсовых работ. основанный на работах Антонио Гауди и Пикассо. Поскольку Антонио Гауди (1852-1926), главный архитектор, считал, что ничто, созданное руками человека, не должно быть выше, чем работа Бога, максимальная высота здания будет ниже, чем Монжуик, самая высокая гора в Барселоне. точка.Как только я заканчиваю свое кафе con leche, я спешу на поезд до самой странной, но самой известной базилики и достопримечательности города - Саграда Фамилия, незаконченного шедевра известного модернистского архитектора Антонио Гауди. Вскоре, прямо у выхода из метро, ​​я вынужден остановиться из-за страха, увидев его скрученные колонны и невероятно сложные моросящие башни, похожие на замки из песка, взлетающие в небо. Ожидается, что к забастовке присоединятся государственные университеты Барселоны, как и жители музей современного искусства и Саграда Фамилия, базилика, спроектированная Антонио Гауди, и одно из самых популярных туристических мест города.Столица региона, которую ежегодно посещают около 30 миллионов человек, является домом для нескольких достопримечательностей, спроектированных архитектором Антони Гауди, в том числе возвышающегося Саграда Фамилия.

    Arquitectura de Antonio Gaudí

    En esta página encontrarás un Introduction a la arquitectura de Antonio Gaudí y de-ubrirás porque su trabajo es tan importante en Barcelona.

    El trabajo de Gaudí es admirado por arquitectos a lo largo del mundo por ser un estilo de lo más único y diferenciador.

    Su trabajo ha influenciado enormemente la Arquitectura de Barcelona y verás la obra de Gaudí por toda la ciudad.

    Antonio Gaudí nació en Reus en 1852 y se consiguió su titulo en arquitectura en 1878.

    Desde el Principio Sus Disños Fueron Diferentes de los de sus contemporáneos.

    La obra de Gaudí estuvo muy influenciada por las formas de la naturaleza y esto se reflection en el uso de piedras de construcción curvadas, esculturas de hierro retorcidas, y formas orgánicas que son trazas de la arquitectura de Gaudí en Barcelona.

    Антонио Гауди también ha adornado muchos de sus edificios con cerámicas coloreadas siguiendo patrones mosaicos. Esto añade otra importante sizesión a sus edificios que ha menudo es ignorada por los arquitectos. Эль усо дель цвета.

    Фонтан с драконом Гауди в парке Гуэль.

    Парк Гуэль: колоннады по проекту Гауди

    La combinación de disño original, piedras conformas interesantes, y colores vibrantes en la obra de Gaudí le dan al que love un experiencecia visual que quita el aliento.

    - Гигантский собор, вероятно, мэра Гауди-и-ла-Атраксион, посетив Барселону.

    Интерьер базилики Саграда Фамилия


    Para darte un perfil de su estilo hemos preparado tres páginas separadas comentando una selección de la obra de Gaudí.

    Un parque mágico con edificios increíbles, esculturas, y obras de cerámica disñado por Gaudí. También encontrarás la antigua casa de Gaudí que ahora está abierta al público como un Museo Antiguo.


    Парк Гуэль: Барселона, архитектура Гауди

    Дом Мила (Casa Milà)

    Ла Педрера (1905 г.), там же, где находится Дом Мила, в доме Гауди и на улице Пасео де Грасиа, № 92, на улице Прованса. Дом Ла Педрера находится в открытом доступе для посетителей, которые живут в хунто-эль-Ареа-де-ла-Азотеа. Чтобы получить больше информации, посетите новые подробные страницы в Ла Педрера непрерывно.

    Подробная информация о Ла Педрера

    Галерея фотографий Педрера

    Дата обновления: В Доме «Ла Педрера» есть особые процедуры, связанные с коронавирусом, для гарантии безопасности посещения туристов. Puede leer sus Procedimientos de seguridad detallados siguiendo el siguiente enlace.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *