Гум архитектор: история создания и открытия, фотографии, факты о памятнике архитектуры.

Содержание

ГУМ | izi.TRAVEL

Напротив Кремлевской стены практически во всю длину Красной площади тянется двухэтажное здание – это главный универсальный магазин или сокращенно ГУМ.

Здание ГУМа напоминает о том, что до пожара 1812 г. на Красной площади занимались главным образом торговлей. Начиная с XV в., Красная площадь была торговым центром города. Во времена Ивана Грозного ее наводнили самодельные купеческие лавки. Почти три века спустя царь Александр I приказал облагородить этот пестрый рынок. По проекту архитектора Бове выстроили фасад в стиле ампир, подражающий дворцам римской империи. Так возникло первое здание Верхних торговых рядов. Однако при всем великолепии оно лишь выполняло функцию ширмы: скрыло тесные лабиринты рынка.

Современное здание ГУМа построили в конце XIX в. В то время столичная торговля вышла на мировой уровень. Объявили конкурс на лучший проект Верхних торговых рядов. Среди 23 работ победил самый смелый проект. Его авторами были архитектор Померанцев и инженер Шухов (который позже создал Шуховскую башню на Шаболовке).

Три просторных пассажа «в европейском стиле» из стекла и металла, заключенные в традиционные «древнерусские» стены. Это было самое прогрессивное архитектурное решение для России того времени. Новые торговые ряды принесли славу русскому купечеству. Уже тогда они отвечали принципу универсальности. Покупателям предлагали образцовую инфраструктуру: услуги носильщиков, цирюльников, банкиров и почтальонов. После Октябрьской революции в интерьерах торговых рядов обосновались подведомственные организации. До середины XX в. ГУМ оставался правительственным учреждением.

Датой второго рождения ГУМа можно считать 1953 г., когда советское правительство постановило реконструировать помещения на Красной площади. На ударную стройку были брошены силы со всего СССР. В рекордные сроки, через 3 месяца, здесь открылся первый и самый большой в Советском Союзе центр торговли – Государственный универсальный магазин – сокращенно ГУМ. Он стал Меккой для отечественных покупателей. В нем можно было найти самые дефицитные товары.

ГУМ стал символом столицы наравне с Кремлем, Мавзолеем Ленина и ВДНХ.

Сегодня в ГУМе можно приобрести товары всевозможного назначения и класса: от именной дизайнерской одежды и драгоценностей до бытовых мелочей. Всемирно известные бренды luxury (лакшери) – класса соседствуют с общедоступными марками. Это делает ГУМ поистине народным универмагом. Кроме того, здесь работают кафе, рестораны, продуктовый магазин, салон красоты, выставочный зал, часто проводятся модные дефиле и яркие презентации. Вечером здание эффектно подсвечивается.

ГУМ | izi.TRAVEL

Напротив Кремлевской стены практически во всю длину Красной площади тянется двухэтажное здание – это главный универсальный магазин или сокращенно ГУМ.

Современное здание ГУМа построили в конце 19 века, когда Москве требовался, говоря привычным языком, большой, современный торговый комплекс. В конкурсе на лучшее здание «Верхних торговых рядов» победили архитектор Померанцев и инженер Шухов. Тот самый Шухов, который позже создал Шуховскую башню на Шаболовке. Новые торговые ряды принесли славу русскому купечеству. В торговых рядах можно было постричься, одеться, поесть и отправить почту за чашкой кофе. Практически как сегодня в Starbucks.

В здании ГУМа начала 20 века было 322 отдела, или салона, как тогда называли магазины. Подвальные помещения были отданы под крупный опт – со стороны Ветошного переулка, как нынешние «газели», останавливались конные экипажи для загрузки и разгрузки оптового товара. В Верхних торговых рядах впервые в Москве массово стали использовать ценники. Мало кто знает, но традиции покупать в ГУМе билеты в московские театры более ста лет. Такая возможность была у москвичей еще в конце 19 века.

После Октябрьской революции торговлю в Верхних торговых рядах запретили. Датой второго рождения ГУМа можно считать 1953 г., когда здесь открылся первый и самый большой в Советском Союзе центр торговли – Государственный универсальный магазин, сокращенно ГУМ. Он стал меккой для отечественных покупателей. В нем можно было найти самые дефицитные товары. ГУМ стал символом столицы наравне с Кремлем и Мавзолеем В.И. Ленина.

В ГУМе от советских времен осталось одно заведение, которое стоит посетить – столовая № 57 на верхнем этаже. Это уголок настоящего Советского Союза – с меню по книге о вкусной и здоровой пище, стильным интерьером и, как ни странно, с весьма демократичными ценами. Загляните, рекомендуем! Место незабываемое.

9 мая 1945 г. из здания ГУМа диктор Всесоюзного радио Юрий Левитан передал в эфир сообщение о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Ходит про ГУМ еще одна легенда. Во времена брежневского правления здание ГУМа снова хотели снести – не подобает, мол, находиться торговцам рядом с великим Лениным. Жена Брежнева, любившая посещать ателье в ГУМе, возмутилась, услышав печальную новость. На следующий день в Минторг страны позвонили из ЦК и распорядились ранее направленное решение о сносе не исполнять.

Photo World famous ГУМ (GUM, Pronounced Goom) — panoramio.jpg, by R. Sieben, is licensed under CC BY 3.0

Проект — Торговый дом ГУМ. Архитектор

Об авторе

1977 г. – окончил Московский Архитектурный институт в член Союза Архитекторов СССР № 1949 14.02.85 г. Лицензия № 51 / 23.05.90 член корреспондент Международной Академии Архитектуры МААМ (московское отделение) Государственный Квалификационный сертификат ФЛЦ – С № 000128 1971–77 г. МАрхИ, факультет Градостроительства Московского архитектурного института, группа архитектора проф. Ю.П. Платонова; 1976 г. НИиПИ Генплана г.Москвы – стажировка, преддипломная практика, руководители докт.арх. А.Э.Гутнов, арх. В.П. Юдинцев; 1976–77г. диплом на тему реконструкция квартала исторической части города (Москва, Гоголевский б-р, Музей им.Пушкина). рук. архитектор, профессор Н.Н.Уллас; 1976–77 г. Архитектурный факультет университета г.Любляна (Югославия), стажировка, проект и реферат по теме «Реконструкция сложившейся городской среды» руководитель проф.

Э. Равникар, работа в арх. бюро; 1977–80 г. Управление Моспроект-2, мастерская №1 – архитектор, руководитель — действительный член АХ СССР, архитектор М.В.Посохин; 1980–85 г. ЦНИИЭП торгово-бытовых зданий и туристских комплексов старший архитектор, мастерская № 6, рук. мастерской канд. арх. Ф.А.Новиков; 1985–88 г. ЦНИИЭП торгово-бытовых зданий и туристских комплексов главный архитектор проектов, мастерская №1, рук. мастерской арх. В.М.Леонов; 1988–90 г. Рикардо Бофилл – архитектурная мастерская, Барселона (Испания) архитектор, старший архитектор, ассоциированный архитектор; 1990–92 г. Совместное (Советско–Польское) Предприятие МОСБУДПРОЕКТ руководитель архитектурного бюро № 10; 1992–94 г. член Президиума Союза Московских Архитекторов; 1992–94 г. ТОО Архитектурная Мастерская «Группа АБВ» учредитель компании совместно с архитекторами А.Воронцовым и Н.Бирюковым; 1994–96г. Акционерное Общество «Торговый Дом ГУМ» – главный архитектор; 1996 – н.в. ГУП Управление Моспроект II руководитель Архитектурной Мастерской № 14;ПОСТРОЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ 1978–80 г.
Академия общественных наук УД ЦК КПСС, Москва, проспект Вернадского 84. * библиотека — проект, рабочая документация, авторский надзор; * генеральный план 2ой и 3-ей очередей строительства комплекса АОН. в составе авторского коллектива под рук. Академика арх. М.В.Посохина. 1983–84 г. Гостиница на 500 мест. г.Барнауле, Алтайский край. проект, рабочий проект, автор проекта совместно с арх.Г.Саевичем, инженер Е.Николае-ва. 1986–87 г. Детский сад-ясли на 280 мест – типовой проект в панельных конструкциях, автор проекта, инж. Л.Шурмухина (построены в гг.Калинине, Ржеве и др.). * заказчик Госгражданстрой России. 1991–95 г. Реконструкция здания, Москва, ул. Герцена, 17 стр 1, (5.000кв.м.), ресторан, магазин, банк, офисы, автор проекта, совместно с арх. А.Беланом, С.Павловым, инженер Г.Марова. * заказчик АО «Грин ХАУС», ген. подрядчик «RE BAU» (Австрия / Польша). 1993–94 г. Реконструкция жилого дома, Москва, Мерзляковский пер., 18, (1.800кв.м.), автор проекта совместно с арх. А.Беланом, инженер Г.
Марова. * заказчик «Р.С.Р.», ген. подрядчик «Р.С.Р.» 1992–94 г. Реконструкция административного здания Москва Спиридониевка 20, (1.800кв.м.), офитсное здание с надстройкой и расширением объема здания. автор проекта, совместно с арх. Ю.Григорьевым, А.Беланом, инженер Г.Марова. * заказчик АО «Регион», ген.подрядчик фирма «FEO» (Турция). 1994–2000 г. Административное здание, Москва, Первая Тверская Ямская 5, (14.000кв.м.), новое офисное здангие с паркингом и торговыми площадями, автор проекта совм. с арх. С.Павловым, В.Солонкиным, инженер Г.Марова. * заказчик АО «Система – Галс» ген.подрядчик ООО «УС Агромикс». 1994–97 г. Административное здание, Москва, Архангельский пер. 6 стр, (2.400кв.м.), реконструкция здания 19в. с надстройкой и расширением объема, автор проекта совместно с арх. А.Игнатовым, инженер Г.Марова. * заказчик «ЭДВАНС», ген.подрядчик «ТТТ». 1994–98 г. Жилое здание, Москва, Третья Тверская Ямская 50, (3.200кв.м.), реконструкция жилого здания начала 20в. с надстройкой и подземным паркингом, автор проекта совместно с арх.
И.Римашевской, инж. Ю.Донской. * заказчик АО «Система – Галс» ген.подрядчик «Система Галс». 1994–95 г. Административное здание, Москва, Большая Никитская 17 стр.2, (3.500кв.м.), реконструкция здания 19в. с надстройкой и расширением объема до 1.500кв.м. автор проекта совместно с архитектором А.Игнатовым, инженер Г.Марова. * заказчик АО «БАРКЛИ» ген.подрядчик «БАРКЛИ строй». 1995–98 г. Реконструкция жилого дома 19в. Москва, Кремлевская набережная 1/9, (5.300кв.м.), реконструкция застройки квартала для строительства банковского здания с реставрацией фасадов, надстройкой и строительством подземной автостоянки, совместно с архитектором Е.Рутковским, инженер Ю.Донской. * диплом лауреата конкурса на лучшую реконструкцию, реставрацию и строительство зданий в историческом центре Москвы. 1998-99г. * заказчик КБ «Альба-Альянс» ген.подрядчик «CODEST ING» (Италия). 1996–2002 г. Культурно — коммерческий центр СТД, Москва, Страстной бульвар 10, (23.000кв.м.), новое строительство — жилой дом, торгово-офисный комплекс, театральная часть, воссоз-дание памятника архитектуры 18в, рук.
проекта. совм. с арх. И.И.Римашевской, А.Великановым, Л.Лавреновым, инж. Б.Шафран. * заказчик «СТД девелопмент» ген.подрядчик «Астром 7». 1996–97 г. Реконструкции Малого корпуса ГУМа, Москва, Ветошный пер. 17, (9.000кв.м.), проект реставрации и реконструкции с надстройкой и подвальной частью под Ветошным пер. автор проекта совместно с арх. В.Солонкиным, инж. Б.Шафран, В.Стрельников. * заказчик АО «ТД ГУМ» ген.подрядчик «ЭНКА»(Турция). 1996–98 г. Жилой дом, Москва, Староконюшенный пер. 10-12, (2.500кв.м.), новое строительство, автор проекта совместно с арх. И.Римашевской инж.Б.Шафран. * заказчик «СТД девелопмент» 1997–98 г. Административного здание, Москва, Б.Каретный пер. стр.2/4, (1.200кв.м.), реконструкция здания автор проекта совм. с арх: А.Клинским, инж. В.Стрельников. * заказчик «Московское Кабельное Телевидение». 1997–2000 г. Административное здание, Москва, ул.Покровка 33/22, (3.300кв.м.) новое банковское / офисное здание с верхним жилым этажом с воссозданием фасадов зда-ния 19в. автор проекта совестно с архитектором Е.Рутковским инженер Б.Шафран. * заказчик «Ист Ленд» 1998–2000 г. Административное здание, Москва, Б.Ордынка, 40 стр. 2, (7.500кв.м.), новый офис компании Даймлер Крайслер, автор проекта совм. с арх. Солонкиным В.А. компания Э.М.В. Германия. * диплом лауреата конкурса на лучший реализованный проект 1990-2000 г. * заказчик АО «Система – Галс» ген.подрядчик «УС Агромикс», «Hoh Tif» (Германия». 1998–2001 г. Административное здание, Москва, ул. Долгоруковская, 7-9 (18.000кв.м.), новое административное здание с подземным паркингом, автор проекта совм. с арх. В.Ковшелем, В.Солонкиным, инж. Б.Шафран, В.Стрельников. * заказчик «Е+К девелопмент и Менеджмент ША» ген.подрядчик «ЭНКА» (Турция). 1998–2000 г. Административное здание, Москва, ул. Б.Ордынка, 40 стр.3, (6.000кв.м.), новое строительство с подземным паркингом, автор проекта, совместно с архитектором В.Солонкиным, инж. Г.Марова. * заказчик АО «Система – Галс» ген.подрядчик ООО «УС Агромикс». 1999–2001 г. Административное здание Москва, Б.Татарская, 35 стр.33, (14.000кв.м.), реконструкция заводского здания для страховой компании РОСНО с надстройкой одного этажа и устройством подвала, автор проекта совм. с арх. А.Пахомовым, инж. Б.Шафран. * заказчик СК «РОСНО» 1999–2001 г. Реконструкция здания, Москва, Б.Златоустинский пер, 1 стр.6, (3.000кв.м.), реконструкция здания с реставрацией фасадов для банка «Лионский Кредит», автор проекта совм. с арх. В.Громовым, Е.Рутковским, инж. Б.Шафран, В.Фурман. * диплом лауреата конкурса на лучшую реконструкцию, реставрацию и строительство зданий в историческом центре Москвы/. * заказчик «CODEST ING» (Италия), ген.подрядчик «CODEST ING» (Италия). 1999–2000 г. Реконструкция магазина «Бенеттон», Москва, ул. Тверская, 19, (1.700кв.м.), переоборудование магазина «Наташа», автор проекта совм. с арх. Е.Рутковским, инж. Б.Шафран, В.Фурман. * заказчик «CODEST ING» (Италия), ген. подрядчик «CODEST ING» (Италия). 1998–99 г. Проект жилого дома, Москва, ул. Плющиха, 22 (8. 000кв.м.), 1999–2000г. новое строительство, построено, автор проекта совместно с арх: С.Павловым инж. В.Мотявина, Б.Шафран. * диплом лауреата конкурса на лучший реализованный проект 1990-2000 г.г. в г. Москве. 1999–2001 г. Жилой дом, 1ый Зачатьевский 6 (4.500кв.м.), проект нового 7ми эт. жилого дома с подземной автостоянкой, совместно с арх. А.Пахомовым, Д.Самодовым, инж. О.Штепа. 1999–2000 г. Проект жилого дома, Москва, Пушкарев пер., 16/13, (5.500кв.м.), 1999–2001 г. новое строительство, построено, автор проекта совместно с арх: А.В.Игнатовым инж. В.Г.Стрельников, Б.А.Шафран. заказчик ГУП «Москва ЦЕНТР», ген. подрядчик ЗАО «МОСПРОМСТРОЙ». 2000–02 г. Верхние Торговые Ряды Торговый Дом ГУМ, Москва Красная пл. 3, (50.000кв.м.), приспособление к современному использованию, установка новых мостов и эскалаторов на линиях, реконструкция балконов, галерей, лестниц и торговых помещений 3го и 4го этажей (проект в стадии реализации без остановки работы магазина). автор проекта совм. с арх. С.Павловым, В. Солонкиным, инж. В.Парнес, В.Стрельников. * заказчик АО «ТД ГУМ» ген.подрядчик «ЭНКА» (Турция), «М.N.R.» (Австрия). 1999–2000 г. Петровский Путевой Дворец, Москва, Лениградский проспект 36, (16.900кв.м.), проект реставрации и реконструкции комплекса памятника архитектуры для размещения правительственного Дома Приемов, в составе авторского коллектива арх. А.Куренной (рук), П.Андреев, А.Пахомов, Д.Самодов, Г.Мудров (реставрационная часть), инж. Г.Силохин. * проект номинант на конкурс «Золотое Сечение» 2001г. * заказчик — ГУОП г.Москвы – в процессе реставрации и строительства. 2000–2001 г. Жилой дом, Москва, 2-я улица Серебряного Бора, 51, (1.800кв.м.), построено, два здания дома приемов ЗАО МТС, автор проекта совместно с арх. И.Римашевской, ИНЖ. В.Мотявина. * заказчик «Система Галс» ген.подрядчик «Система Галс». 2000–01 г. Здание банка КБ «Союзный», Москва, Тихвинский пер, 11 стр.2, (6.000кв.м.), капитальный ремонт с надстройкой, перепланировкой и заменой конструкций, интерьеры, построено, автор проекта совм. с арх. Е.Рутковским, инж. Б, Шафран, В.Мотявина. * заказчик КБ«Союзный» ген.подрядчик ЗАО «ДЕЛОР». 2000–01 г. Проект жилого дома, Москва, Большой Сухаревский пер., вл.11, (18.500кв.м.), 2000–2001 г. новое строительство, построено, автор проекта совместно с арх: А.Масловым, А.Игнатовым инж. Б.Шафран * заказчик ГУП «Москва Центр» ген.подрядчик СК «Валентина». 2000–02 г. Жилой дом, ул. Б.Ордынка, 16, (3.700кв.м.), построено, автор проекта совм. с арх: Е.Рутковским инж. А.Маргулец. * заказчик «Жилая среда» ген.подрядчик СК «Валентина». 2000–01 г. Ресторан Москва, ул. Новый Арбат 26, (700кв.м.), архитектурный проект строительство ресторана, построено, совместно с арх. А.Пахомовым, Д.Самодовым. * заказчик ООО «Ромашка». 2001–02г. «Экспоцентр», павильон №7, Москва, Краснопресненнская наб. 14 (32000 кв.м.), новое строительство, построено, автор проекта совместно с арх: Е.Рутковским первоначальный проект Б.Тхор, И.Ройтбург. * заказчик «CODEST ING» (Италия) ген.подрядчик «CODEST ING» (Италия). 2001–02 г. Административное здание, Москва, Воронцовская, 5, (3.900кв.м.), проект реализован, автор проекта совместно с арх: В.Н. Ковшелем инж. В.Г.Стрельников. * заказчик ЗАО «МТС», ген. подрядчик «RE DAU». 1996–2002 г. Филиал ГАБТ (Большой театр), Москва, Театральная площадь, (44.000кв.м.). «Первая очередь реконструкции комплекса зданий ГАБТ РФ», руководитель проекта. Музей ГАБТ, инженерный корпус, вспомогательный корпус, филиал – здание новой сце-ны ГАБТ. в составе авторского коллектива: арх. академик М.Посохин (рук), А.Маслов, В.Ковшель, Ю.Шевердяев, Л.Лазарева, А.Бернштейн, М.Веснин, инж. В.Парнес, В.Фурман, А.Лаш, В.Стрельников. * заказчик ЗАО «МосПром Строй», ген. подрядчик «ОРБИТА» Моспромстрой.ЧАСТНЫЕ ДОМА: 1997 г. частный дом, пос Быково, Раменский район М.О. 1998 г. частный дом, пос.Родники, Раменский район. М.О. 2002 г. частный дом, дер. Барки, Одинцовский район. М.О. 2002 г. частный дом, дер. Барки, Одинцовский район. М.О. ДИЗАЙН ИНТЕРЬЕРА: 1986 г. IV Квадриеннале декоративно-прикладного искусства Эрфурт ГДР, советский раздел * специальный приз организаторов выставки, совм. с дизайнером А.Бобыкиным. 1987 г. Оформление сцены Кремлевского Дворца Съездов в Москве. праздничное заседание к 70ти-летию Великой Октябрьской Революции. совместно с кандидатом искусствоведения дизайнером А.Л.Бобыкиным 1991 г. Оформление сцены Кремлевского Дворца Съездов в Москве. V внеочередной съезд народных депутатов СССР. совместно с дизайнером А.Л.Бобыкиным 1987 г. «Сокровища Древней Кубани» Москва, Выставка в Гос.музее искусств Востока, совместно дизайнером А.Л.Бобыкиным. 1994–96 г. Главный универсальный магазин (ГУМ) Проекты интерьеров салонов 1992-95гг. МЕМОРИАЛЬНЫЕ ЗНАКИ, ПАМЯТНИКИ:1976 г. мемориальная доска Назыму Хикмету, г.Москва, ул.Георгиу Дежа; 1980 г. мемориальная доска А.С.Пушкину, г.Москва, Воротниковский пер. ск. А.Ненашева. 1981 г. мемориал К.М.Симонову (мемориал) г.Могилев, Белоруссия. 1980 г. памятник А.С.Жадову, г.Москва, Новодевичье кладбище, скульптор А.Тенета. 1980 г мемориальная доска А.С.Жадову, г.Москва. Скульптор И.П.Казанский. 1981 г. мемориальная доска Н. Г.Чернышевскому, г.Саратов, ск. В.Никифоров. 1982 г. мемориальная доска А.А.Арзуманяну, г.Москва, Профсоюзный проспект. 1985 г. мемориальная доска А.В.Эфросу, г.Москва, Востряковское кладбище. 1981 г. проект Мемориального комплекса погибшим в В.О.В.г.Касан, Узбекистан. 1981 г. проект Памятника дружбы СССР — Финляндия -г.Рованиеми, Финляндия. 1987 г. мемориальная доска П.И.Чайковскому, г.Москва, ул.Грибоедова. 1989 г. памятник А.Кривицкому, г.Москва Востряковское кладбище ск. Д.Народицкий. Павел Андреев один из немногих архитекторов постперестроечной эпохи, кто много и успешно работает в Москве. Большая часть реализованных авторских проектов – а их на сегодняшний день насчитывается более 60 – находится в центре столицы. Окончивший МАрхИ и получивший опыт работы как в России, так и за рубежом, Павел Андреев относится к тем архитекторм, чьи проекты характеризуются структурной ясностью, одинаковым вниманием к градостроительному контексту и деталям.Павел Андреев один из немногих архитекторов постперестроечной эпохи, кто много и успешно работает в Москве. Большая часть реализованных авторских проектов – а их на сегодняшний день насчитывается более 60 – находится в центре столицы. Окончивший МАрхИ и получивший опыт работы как в России, так и за рубежом, Павел Андреев относится к тем архитекторм, чьи проекты характеризуются структурной ясностью, одинаковым вниманием к градостроительному контексту и деталям.Павел Андреев один из немногих архитекторов постперестроечной эпохи, кто много и успешно работает в Москве. Большая часть реализованных авторских проектов – а их на сегодняшний день насчитывается более 60 – находится в центре столицы. Окончивший МАрхИ и получивший опыт работы как в России, так и за рубежом, Павел Андреев относится к тем архитекторм, чьи проекты характеризуются структурной ясностью, одинаковым вниманием к градостроительному контексту и деталям.Павел Андреев один из немногих архитекторов постперестроечной эпохи, кто много и успешно работает в Москве. Большая часть реализованных авторских проектов – а их на сегодняшний день насчитывается более 60 – находится в центре столицы. Окончивший МАрхИ и получивший опыт работы как в России, так и за рубежом, Павел Андреев относится к тем архитекторм, чьи проекты характеризуются структурной ясностью, одинаковым вниманием к градостроительному контексту и деталям.

На Красной площади впервые открылась масштабная выставка паблик-арта на фестивале ГУМ-Red-Line :: Кратко

На Красной площади в Москве впервые показывают паблик-арт – искусство для общественных пространств, популярное и востребованное во всем мире. Выставка актуального российского паблик-арта «Красный сад» открылась в рамках фестиваля искусств «Черешневый лес».

Масштабный арт-эксперимент стал возможным благодаря работе девяти известных художников, совместных усилий кураторов проекта Антона Кочуркина и Марины Федоровской, организаторов второго фестиваля – ГУМ-Red-Line и фестиваля «Архстояние» в партнерстве с компанией «ИНТЕКО», предоставившей для экспозиции арт-объекты из корпоративной коллекции. Выставка «Красный сад» продлится 2 месяца – с 1 июля до 31 августа 2021 года.

Проект «Красный сад» – второй выпуск выставки-фестиваля современного искусства ГУМ-Red-Line, впервые состоявшегося в рамках «Черешневого леса» весной 2019 года и приуроченного к открытию галереи ГУМ-Red-Line. Культурная значимость события обусловлена местом проведения и впечатляющим составом экспозиции. Среди художников проекта – Николай Полисский, Аристарх Чернышев, Ринат Волигамси, Дмитрий Жуков, Андрей Филиппов, Роман Ермаков, Дмитрий Аске, Василиса Прокопчук и Евгений Брагин. Им было предложено высказаться в своих произведениях на тему сада места, открытого для всех.

В результате были созданы произведения разных направлений, в которых и развивается паблик-арт: это ленд-арт, абстракционизм, сюрреализм, концептуализм, постмодернизм, медиаискусство, цифровой поп-арт, интерактивные инсталляции. При этом все работы выполнены в совершенно разных техниках из различных материалов, например таких как сталь и кортен-сталь, орешник, фанера, эмаль, пенополистирол, стеклопластик. Дизайн экспозиции – подиумы геометричных форм, клумбы, газоны и дорожки в духе классических садово-парковых ансамблей. Все это становится своеобразным продолжением традиции ГУМа, который на протяжении вот уже девяти лет устраивает на Красной площади «Фестиваль цветов».

По окончании выставочного проекта масштабные экспонаты – некоторые из них высотой 5,8 и 6,5 метров можно будет увидеть в общественных пространствах Москвы, возле «Мануфактуры Bosco» в Калуге, в арт-парке Никола-Ленивец, а бóльшая часть работ, входящих теперь в корпоративную коллекцию «ИНТЕКО», разместится на территории жилых проектов компании.

Игорь Казаков, руководитель проекта «Красный сад» и «ГУМ-Red-Line»: «Черешневый лес» и «ГУМ-Red-Line» во второй раз проводят фестиваль современного искусства, но в этот раз не только в ГУМе, но и на Красной площади. Два года назад мы уже проводили большой фестиваль внутри ГУМа, и следом за этим открыли галерею, которая на сегодняшний день открывает 5-7 крупных проектов в год. Тогда к нам пришли сегодняшние кураторы и предложили провести «Архстояние» в ГУМе на Красной площади. Два года мы готовились к тому, чтобы сегодня показать замечательные работы современных российских художников».

Юлия Бычкова, управляющий партнер арт-парка Никола-Ленивец, продюсер фестивалей «Архстояние» и «Архстояние Детское»:

«На выставке «Красный сад» мы хотели показать не только качественные произведения искусства, но и построить важную цепочку возникновения искусства в городе – идея, площадка, финансы. На выставке выставлены работы художников, представляющих разные направления в современном искусстве. Отрадно осознавать, что в России, в Москве появляется настоящий, качественный паблик-арт музейного уровня. Надеюсь, что проект станет примером для художественных институций, властей, кураторов, лидеров мнений, и они начнут понимать, осознавать и продвигать искусство качественно, уверенно и долгосрочно».

Ирина Коршунова, директор по маркетингу компании «ИНТЕКО»:

«Первый раз главная площадь страны представляет не парад военной силы, а могучей арт-силы, которая существует в стране в лице современных художников. Возможно, с этого начнется новая страница в истории паблик-арта в России. В крупных городах мира 1% от строительных бюджетов отчисляют на развитие арта. В 2019 году город Филадельфия в США отмечал 60-летний юбилей с момента первого отчисления на арт. Такая практика существует в разных странах мира, но так не происходит в России, и даже в Москве мы не видим размещенного на постоянной основе хорошего паблик-арта. Сегодняшний вклад, который делает «ГУМ-Red-Line» и коллектив «Архстояния» в будущее паблик-арта, – бесценен».

***

Экспозиция «Красный сад»

Николай Полисский «Колонна» – Из коллекции «ИНТЕКО». Для ЖК WEST GARDEN (ул. Минская, д. 1г). Объект сделан из кустарника, обильно растущего в лесах деревни Никола-Ленивец, «гением места» которой стал Николай Полисский. «Колонна» открывает серию «Русская античность», представленную впервые летом 2021 года. Полисский берет структуру античной колонны, идеал классической красоты, но лепит ее не из пафосного мрамора, а из кривых ореховых палок, материала низменного, но живого, не потерявшего природные очертания. Появляются каннелюры, капители, базы, внешне схожие с античными, но без классического флера. Детали современной техники и бытового обихода, встроенные в капителях, завершают самоироничный и деревенский стеб, призванный возвести колонну, полную природной силы, а не музейного пафоса.

Дмитрий Аске «После Макоши» – Для Bosco di Ciliegi (Мануфактуры Bosco). Образ женщины, держащей над собой небосвод, – универсальная метафора значения и важности ее места в мире. Название работы отсылает к славянской богине Макоше, которая пряла полотно с нитями человеческих судеб и почиталась как покровительница земледелия и урожая, женщин и женских ремесел, прядения и творчества. Слово «после» подчеркивает современность прочтения древнего образа, его символику, перекликающуюся с парковой скульптурой.

Андрей Филиппов «Гномон» – Из коллекции «ИНТЕКО». Для архитектурного проекта «Ильинка 3/8». «Гномон», или солнечные часы, символизируют союз астрономии с историей. Глядя на движение солнечной тени, отбрасываемой гномоном, люди начали измерять время. Художник Андрей Филиппов напоминает, что солнечная тень – «это не просто тень, это связь с Солнцем, движение светил, музыка сфер! Глядя на эту тень, мы наблюдаем Космос». Солнечные часы в форме крыла вместе с тенью являют фигуру двуглавого орла: одна часть из металла, другая – эфемерная тень. Солнечные часы, одновременно элемент садово-парковой архитектуры и символ Восточно- римской империи, соединяют нас с ходом истории, позволяют мысленно наблюдать настоящее, прошлое и будущее.

Дмитрий Жуков «Французский DE SAD» –Из коллекции «ИНТЕКО». Для ЖК WEST GARDEN (ул. Минская, д. 1г). Боскета – стены из подстриженных старых, разросшихся кустов. Обрезая лишнее, садовник создает красивую форму. Но жизнь берет свое, и боскета расцветает свежей зеленью. Созданная Дмитрием Жуковым двустворчатая боскета из кованой стали обвита со всех сторон горельефом из ветвей и листьев. Художник убежден, что после обрезки жизнь прорывается в ветках с удвоенной силой. Одновременно массивная и воздушная стальная боскета Жукова – это своего рода монумент жизни, побеждающей в любых искусственных формах. 

Аристарх Чернышев «Античная голова» –Из коллекции «ИНТЕКО». Для жилого комплекса (ул. Сергея Макеева, д. 11). Классическое искусство и современность соединяются в изготовленной из стеклопластика «Античной голове». Прообразом для работы послужила гипсовая копия бюста Александра Македонского. Черты лица стерты, вместо них – бесконечно вращающийся знак перезагрузки, один из символом современности. Совмещение знаков античной и цифровой эры создает новый контекст для памятников минувших эпох, предлагает задуматься о судьбе монументов. Что будет с ними через 10, 20, 100 лет? Установка памятников сегодня вызывает жаркие дискуссии и идея постоянной перезагрузки ценностей, по мнению художника, снимает остроту вопросов идеологического свойства.

Ринат Волигамси «Звезда» –Из коллекции «ИНТЕКО». Для клубных домов «Садовые кварталы» (ул. Ефремова, д. 10). Первоначально придуманная в миниатюре пятиконечная каноническая звезда трансформируется в невиданный кристалл, но важнейший символ отечественной истории остается незыблемым. Художник работает с символами прошлого, и проржавевшие железные конструкции начинают звучать новыми смыслами, обретают метафизическую динамику. По словам автора, «бесконтрольное наблюдение за происходящим» помогает ощутить течение времени. 

Роман Ермаков «Стабильная композиция» –Из коллекции «ИНТЕКО». Для ЖК «Вестердам» (Аминьевское ш., д. 4а). «Стабильная композиция» – часть проекта «Танцующая ось пятого измерения», в котором художник представил серию скульптур для Москвы. По идее автора, все скульптуры проекта – обитатели пятого измерения, где они могут безгранично менять конфигурации, цвета и взаимодействовать между собой. При переходе в наш, трехмерный мир они, подверженные действию силы тяжести и другим законам физики, застывают, обретая статичность скульптурного объекта. Представленная на выставке скульптура – исключение. Она и в пятом измерении стабильна и неизменна. Благодаря внутренней энергии собранности и стойкости она помогает совершить переход между мирами. 

Василиса Прокопчук и Евгений Брагин «Непроходимая чаща» –Для фестиваля «Архстояние» (деревня Никола-Ленивец). Василиса Прокопчук и Евгений Брагин, победители открытого конкурса на инклюзивный объект для «Архстояния» 2021 года, разработали интерактивную инсталляцию «Непроходимая чаща», представляющую собой конструкцию с подвижными стенами из свисающих «ветвей». У человека всего пять органов чувств. Однако, помимо них, ему присуще внутреннее чувство пространства. Прогуливаясь по незнакомым лесным массивам, можно легко потерять визуальные и звуковые ориентиры, будь то пересекающиеся тропинки, треск дерева или далекие звуки трассы. Доверяя интуиции, человек способен найти выход из самой непроходимой чащи. Прокладывая путь сквозь подвижные стены веток инсталляции, зрители будут учиться больше доверять среде, развивать интуицию и всегда видеть выход.

Изображения: Фото предоставлены пресс-службой «ИНТЕКО»

Павел Андреев — «джентльмен в архитектуре»


Почему известный архитектор считает, что в копировании старых мастеров нет ничего зазорного


На Винзаводе, в рамках Архитектурного года, организованного компанией AGC и Национальным агентством по архитектуре и градостроительству, состоялись очередные Public Talks с участием российского архитектора Павла АНДРЕЕВА.

 

Павел Юрьевич в этот вечер был подтянут, искренен, красноречив. С удовольствием отвечал на вопросы о доме своей мечты, секретах успешного архитектора. Получилось что-то вроде отчета о творческой деятельности за без малого сорок лет. Отчета нескучного, с интереснейшими экскурсами в историю столицы.

 

Истоки самобытности

Биография Павла Андреева, пожалуй, во многом сходна с биографией многих успешных архитекторов, начинавших свой творческий путь на рубеже советской и постсоветской эпох. Родился в Москве, окончил МАРХи. Работал под руководством «мастодонтов» советской архитектуры — Михаила Посохина, Феликса Новикова, Николая Улласа.

А вот дальше начинаются различия. В 80-х годах прошлого века Павел Андреев уезжает за границу, целый год стажируется в студии архитектурной знаменитости – испанского архитектора Рикардо Бофилла. По-видимому, именно здесь он увлекся комбинированием классических элементов архитектуры с современным строительством. По всей вероятности, прививка «гена» постмодернизма — направления, о котором в России в то время только слышали – произошла там же.

Вернувшись на родину, архитектор пересматривает свои прежние взгляды и начинает работать в уникальной, свойственной только ему, манере.

 

На знаковых проектах

Имя Павла Андреева связывают прежде всего с реконструкцией знаковых московских зданий. Случилось так, что Павел Юрьевич много лет проработал главным архитектором ГУМа. То, каким «красавцем» стал ГУМ, перестроенный под нужды торговли в современном ее понимании, — его заслуга.

Он принимает участие в реконструкции Большого театра. Им были спроектированы подземные помещения современного здания театра.

Еще одна знаковая работа — Манеж. После пожара 2004 года это здание выгорело практически полностью, остались лишь стены. Восстановление Манежа также было поручено Павлу Андрееву и его команде. Как рассказал Павел Юрьевич, здесь были применены уникальные «тяги», на которых сегодня держатся перекрытия крыши.

 

Одной из наиболее интересных работ стал проект реконструкции «Детского мира» на Лубянской площади. Сложность состояла в том, что это объект культурного наследия. Нужно было во что бы то ни стало сохранить исторический вид фасада, спроектированного архитектором Душкиным.

Выбрали следующий путь: оставить конструктив без изменений, а все внутреннее наполнение спроектировать заново. Было решено сохранить наиболее ценные части внутреннего интерьера — атриум с витражами на темы сказок, аркаду, которая и стала «центром жесткости» для всего здания.

Павлу Андрееву тогда пришлось нелегко. Со всех сторон он получал уколы критики: мол, рушится памятник архитектуры, вместо прежнего «Детского мира» на Лубянской площади появится новодел. Но когда реконструкция была закончена, даже критики признали: работа сделана хорошо. В новом магазине появились современные эскалаторы, подземная парковка, масса новых сервисов для покупателей. И главное, заработали все семь этажей магазина (в советское время для торговли было задействовано только четыре).

Проект: реконструкции «Детского мира»

 

Подпись как знак качества

Павла Андреева называют «джентльменом от архитектуры». И это правда. Любой проект, который он делает, всегда деликатно вписан в среду. Мастер не раз замечал: «Изучая будущее местоположение здания, я всегда задаю себе вопрос, а чего здесь не хватает?»

Его собственные проекты часто выглядят «реверансом» классикам. Павел Юрьевич любит использовать классические ордеры, но в современном исполнении. Именно поэтому спроектированные им здания — с пилонами, колоннами, арками и всевозможными навершиями — выглядят очень актуально.

Не обошел он стороной и увлечение остекленными поверхностями. Активно использует в своей работе новейшие марки стекла.

Проект: жилой комплекс на Симоновской набережной

 

Архитектор считает: в том, чтобы копировать старых мастеров, нет ничего зазорного. Именно поэтому он не устает изучать работы легендарного Палладио, других классиков.

— Почему-то так случилось, что артисты, художники, писатели — люди публичные, их все знают. А вот имя архитектора, построившего тот или иной дом, порой могут назвать лишь специалисты. Это неправильно, — размышляет архитектор.

Справедливости ради скажем: в последние годы ситуация стала меняться. И для многих крупных застройщиков известное архитектурное имя стало рыночным преимуществом. То же самое можно сказать и о работах Павла Андреева. Его подпись под проектом — это своеобразный знак архитектурного качества, повышающий ценность объекта.  

Елена МАЦЕЙКО

проект бюро LOGIC • Интерьер+Дизайн

В 2017 году архитектурное бюро LOGIC оформило временный pop-up store «Секция» на первой линии ГУМа. Одежда и аксессуары исключительно от российских дизайнеров были представлены в лаконичном интерьере с колористическими акцентами и графичными элементами. 

По теме: Архитектурное бюро LOGIC: «Секция»

Спустя год архитекторы бюро спроектировали и реализовали постоянный магазин «Секция» общей площадью 548 кв. метров. В историческом здании ГУМа было создано новое трехуровневое пространство. 

LOGICархитектурное бюро

Авторы проекта постарались максимально сохранить исторические элементы здания. Пространство зонировали по соответствующим функциям. В магазине появился основной торговый зал с атриумом, зона сувениров на антресоли, бар, пинг-понг клуб, шоу-рум на нижнем этаже.  

Каждая зона выделена цветом. Фоном служит белый, в который окрашены стены и потолок. Он объединяет разные зоны, добавляет света и воздуха. Пространство воплощает проницаемость и доступность — одно помещение плавно переткает в другое, а из окон бутика открывается вид на Никольскую улицу и Кремль. 

Мебель для магазина разрабатывалась специально под проект. Конструкции  из металлических прутьев функциональны и при этом не перегружают интерьер. Барная и кассовые стойки являются продолжением пола, поверхности имитируют бетон. 

Яркими фирменными элементами интерьера стали парящие лестницы из литового металла. Еще одна звезда пространства — стол для пинг-понга, который также служит столом для совещаний и дополнительным местом для выкладки товара.

Интерьер призывает посетителей провести здесь как можно больше времени, встречаться с друзьями. На среднем уровне расположена масштабная система сидений. На бионической скамье можно спокойно отдохнуть, почитать, поработать или зарядить телефон. Также пространство подойдет и для проведения мероприятий.

Ещё раз о ГУМе и В.Г. Шухове

Предлагаю читателям блога сокращённую авторскую версию статьи «Чего не придумывал Шухов, или Ещё раз о перекрытиях Верхних Торговых рядов в Москве», опубликованной в сборнике «Архитектурное наследство» (вып. 69. СПб.: Коло, 2018. С. 148-159).

В одной из публикаций мне уже приходилось касаться темы авторства знаменитых перекрытий ГУМа, которые почти неизменно фигурируют в литературе как «шуховские». Внимательный анализ литературы и проведённые архивные исследования позволяют не только опровергнуть это заблуждение, но и объяснить его природу. 
План Верхних торговых рядов по первому этажу

Верхние торговые ряды на Красной площади, более известные сегодня под советским названием ГУМа (Государственного универсального магазина), были построены в 1889—1893 годах по проекту Александра Никаноровича Померанцева (1849—1918). Композиция грандиозного здания включает в себя три параллельно расположенных пассажа, соединённых тремя же поперечными проходами. В своей диссертации, посвящённой пассажам как особому типу общественного здания в московской архитектуре конца XIX—начала ХХ века, И.А. Прокофьева описала его типологические признаки следующим образом: это симметричное уличное пространство, предназначенное для организованной розничной торговли, освещенное верхним светом, открытое исключительно для пешеходного движения и предполагающее выделение публичной зоны внутри частного владения. Подобные публичные пространства получили распространение в крупных европейских городах по крайней мере с 20-х годов XIX столетия и в скором времени появились в Москве (Голицынская галерея, арх. М.Д. Быковский, 1842, не сохр.) и Петербурге (пассаж на Невском проспекте, арх. Р.А. Желязевич, С.С. Козлов, 1846–1848, перестроен). Но ко времени проектирования новых Верхних торговых рядов тип пассажа развился из перекрытой улицы с магазинами в самостоятельное сооружение, в структуре которого могли пересекаться несколько галерей с верхним светом. На рубеже 1870-х годов в центре Милана возник эталон такого «дворца культуры потребления» индустриальной эпохи — Галерея Виктора Эммануила II (арх. Дж. Менгони, 1865–1877). Творение Менгони (трагически погибшего на строительной площадке и не увидевшего галерею завершённой) было призвано впечатлять современников. Причём, самый большой эффект производили светопроницаемые перекрытия, спроектированные для миланской галереи парижским инженерным бюро “Henry Joret”. Основу их конструкции составляет металлический каркас на клёпаных арочных фермах, благодаря чему форма фонаря уподобляется полуциркульному своду. Такое решение смотрится значительно выигрышнее более распространённого в пассажах двускатного покрытия на фермах системы Полонсо. 
Фрагмент светопроницаемого перекрытия Галереи Виктора Эммануила II.
Источник фото 
 По мысли У. Брумфилда, А.Н. Померанцев прямо подражал сооружению Менгони. Так или иначе, но с миланской галереей он был хорошо знаком ещё до начала работы над Верхними торговыми рядами – как пенсионер Академии художеств, в течении нескольких лет (1878—1883) проживший в Италии. Думается, что степень влияния миланского образца не стоит преувеличивать, ведь Померанцев проектировал здание, более крупное и вписанное в иную градостроительную ситуацию. Главный фасад Верхних торговых рядов параллелен оси пассажей и не акцентирован их открытыми торцами-порталами. Другим отличием Верхних торговых рядов от большинства европейских пассажей, включая галерею Менгони, явился ступенчатый профиль пассажной линии: Померанцев сделал открытым функционирование третьего этажаза счет устройства продольных галерей. Третьей оригинальной особенностью московских рядов стала конструкция светопроницаемых перекрытий, ведь сходство с фонарями миланской галереи здесь чисто внешнее. Каркас миланского перекрытия представляет собой систему клепанных металлических арок, жестко закрепленных в кладке стен и соединенных между собой продольными связями. Московские ряды были перекрыты значительно более лёгкими сводами, устойчивость которой обеспечена диагональными затяжками, пронизывающими пространство внутри свода, но почти незаметными снизу.
Интерьер центрального пассажа Верхних торговых рядов. Фото 1890-х гг.  
Надо сразу оговориться о том, что на неоднократно опубликованном проекте стоит подпись одного Померанцева. Очевидно, что конструкции перекрытий разрабатывались специалистами соответствующего инженерного профиля. Но кем именно? Авторы подавляющего большинства имеющихся публикаций единодушны: перекрытия Верхних торговых рядов сооружены по проекту инженера В.Г. Шухова. И.А. Петропавловская утверждает даже, что Шухов «спроектировал и руководил строительством» этих перекрытий в качестве главного инженера фирмы А.В. Бари. При этом ни один из исследователей, участвующих в данном консенсусе, не приводит каких-либо документальных подтверждений такой атрибуции. в упоминавшейся диссертации И.А. Прокофьевой читаем: «Следует отметить, что впервые применённые В.Г. Шуховым на Нижегородской выставке, а затем в пассаже Верхних торговых рядов, арочные конструкции с тягами являются первыми арочными конструкциями с односторонними выключающимися связями». Таким образом, события в изложении Прокофьевой получают обратное течение: в 1894 году, когда начались работы по проектированию сооружений выставки в Нижнем Новгороде, Верхние торговые ряды уже были построены и открыты для посетителей. На фоне многочисленных повторений тезиса о Шухове как соавторе Померанцева одиноко звучит голос С.К. Романюка, который писал: «Часто пишут о непосредственном участии известного инженера В.Г. Шухова в строительстве Верхних торговых рядов, а некоторые авторы даже сообщают о том, что Померанцев специально пригласил его на строительство. Однако Шухов не работал на Красной площади: стеклянные перекрытия пассажей и залов были спроектированы инженерами Петербургского металлического завода и исполнены там же. Но принципы конструкций были шуховские, и Шухов вместе с другим известным инженером А.Ф. Лолейтом консультировал проект». К сожалению, текст путеводителя Романюка также не снабжён научно-справочным аппаратом. Тем не менее, наличие альтернативной атрибуции, выдвинутой Романюком, в совокупности с массой противоречий у авторов, указывавших в качестве автора перекрытий В.Г. Шухова, показались мне достаточным поводом для того, чтобы попытаться исследовать вопрос глубже, на архивном материале. Интерес к персоне Владимира Григорьевича Шухова, скончавшегося в 1939 году, возник, по-видимому, в первые послевоенные годы. Наряду с М.В. Ломоносовым, И.И. Ползуновым, И.П. Кулибиным и другими отечественными изобретателями, Шухов должен был в контексте новой конфронтации с Западом наглядно иллюстрировать тезис о самодостаточности русской технической мысли. В 1950 году вышла в свет небольшая книга И.Я. Конфедератова, за которой вскоре последовала полноценная монография А.Э. Лопатто; ни один из этих авторов ничего не написал об участии Шухова в проектировании ГУМа. Традиция ассоциировать пассажи главного советского универмага с его конструкторской деятельностью, по-видимому, восходят к напечатанной в виде брошюры стенограмме публичной лекции И.Г. Васильева «Владимир Григорьевич Шухов – выдающийся учёный-инженер». В ней указывается на то, что Шуховым в 1890-х годах была теоретически обоснована рациональность лёгких арочных перекрытий с пояснением: «Такие конструкции применены в остеклённых перекрытиях ГУМа на Красной площади в Москве». Надо подчеркнуть, что из текста Васильева совсем не следует, что данные перекрытия были созданы Шуховым; автор лишь даёт отсылку к хорошо известному публике примеру использования аналогичных конструкций. Однако слово, сказанное мимоходом, может отозваться неожиданным образом.     В книге о Шухове, созданной его учеником и сотрудником Г.М. Ковельманом, история о теоретической и практической работе Владимира Григорьевича над усовершенствованием арочных ферм описана с большей, чем у Васильева, детализацией. «Эта система, — пишет Ковельман, уже напрямую говоря о перекрытиях ГУМа, — называется шуховской независимо от наличия аналогичной привилегии “Товарищества Санкт-Петербургского Металлического завода”, так как В. Г. Шухов первый дал детальный анализ покрытий с перекрёстными затяжками и первый широко внедрил их в практику»; и далее: «Конструкции и чертежи покрытия были изготовлены Петербургским металлическим заводом при консультации автора системы, а также, насколько нам известно, А.Ф. Лолейта». Выходит, что Шухов, по Ковельману, не проектировал конструкции ГУМа, но должен быть признан их автором. Стоит признать: такая ситуация не совсем проста для понимания. Так насколько вообще стоит доверять изложенному Ковельманом? Во-первых, оборот «насколько нам известно» вкупе с отсутствием ссылки на источник информации позволяет рассматривать его сообщение как не вполне достоверное. Далее, убедительность слов Ковельмана дополнительно снижается упоминанием А.Ф. Лолейта в контексте разговора о световых перекрытиях. Дело в том, что Лолейт занимался теорией железобетона, а на практике трудился в Акционерном обществе для производства бетонных и других строительных работ «Юлий Гук и Ко». Для здания Верхних торговых рядов он спроектировал мостики, соединившие верхние галереи пассажей, и чашу для фонтана, однако к перекрытиям едва ли имел отношение. Трудно отделаться от подозрения, что Ковельман не очень ясно представлял себе процесс строительства Верхних торговых рядов, в котором сам участия не принимал. Приходится констатировать, что версия Ковельмана основана на недостаточной осведомлённости её автора, желавшего при этом лишний раз подчеркнуть профессиональную значимость Шухова.
Схема конструкций павильона с висячим сетчатым перекрытием для Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде 1896 г. Проект В.Г. Шухова.
Но что имели в виду Васильев и Ковельман, упоминая о теоретическом обосновании Шуховым рациональности конструкций, которые оба этих автора связали с перекрытиями Верхних торговых рядов? Речь идёт о вышедшей в 1897 году брошюре В.Г. Шухова под названием «Стропила. Изыскание рациональных типов прямолинейных стропильных ферм и теория арочных ферм». В предисловии к ней вице-председатель Политехнического общества профессор П. К. Худяков писал, имея в виду впечатления от Нижегородской выставки: «Наблюдателя поражали как легкие арочные стропила, которые перекрывали главное здание машинного отдела и были исполнены С.-Петербургским металлическим заводом, так и оригинальные по новизне формы и легкости конструкции арочные и висячие сетчатые покрытия системы Шухова, которые были впервые введены в практику строительного дела и представлены в целом ряде зданий выставки строительной конторой инженера А.В. Бари». Из приведенной цитаты явно следует, что речь идет о двух разных конструкциях – арочных стропилах и сетчатых покрытиях, причем понятие «системы Шухова» применяется лишь ко вторым. Из брошюры также нельзя составить мнения о том, что Шухов присваивает себе изобретение арочных стропил с затяжками, он лишь предлагает и обосновывает расчетами способы их более рационального проектирования. Таким образом, становится видно, что и Ковельман, и Васильев (а за ними, например, И.А. Прокофьева, как было показано выше) пренебрегли хронологией событий, поменяв местами Верхние торговые ряды и выставочные павильоны в Нижнем Новгороде; шуховские покрытия, впервые явленные на выставке в Нижнем в 1896 году, и арочные перекрытия с затяжками; факт изобретения определённого типа конструкций и факт рационализации уже внедрённого и апробированного. Ещё один нюанс, мимо которого почему-то прошли все коллеги, отождествившие московские и нижегородские конструкции на затяжках со схемами подобных перекрытий из брошюры Шухова, состоит в разительно отличающихся пропорциях дуги. У Шухова, не только в таблицах к его печатной работе, но и в последующих проектах промышленных сооружений, она гораздо более пологая, чем в конструкциях Санкт-Петербургского металлического завода, дающих в сечении почти половину окружности.
Схема конструкций павильона с арочным перекрытием на затяжках для Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде 1896 г. Проект Санкт-Петербургского Металлического завода.
Интересно отметить, что к брошюре «Стропила» апеллирует в своей книге о прадеде Е.М. Шухова, почему-то полагая эту работу теоретическим описанием опыта по созданию перекрытий Верхних торговых рядов. Приняв это соображение как несомненный факт, исследовательница цитирует описание «перекрытий Шухова» из очерка А. С. Размадзе 1893 года, хотя в самом очерке о Шухове нет ни слова.  


Схема арочной дуги с затяжками из брошюры В.Г. Шухова «Стропила».
         Но, быть может, Шухов некоторым образом всё-таки оказался причастным к перекрытиям ГУМа? Удивительно, но авторы, писавшие об этом сюжете, любыми способами стремились вписать в него выдающегося инженера – если не в роли автора-проектировщика, то хотя бы в качестве эксперта, консультировавшего инженеров Санкт-Петербургского металлического завода. Не станем довольствоваться молчанием о таком сотрудничестве корпоративной памяти предприятия. Существенный вопрос, который стоило бы задать в связи с гипотезой о Шухове-консультанте, касается его профессиональной репутации в интересующий нас период. Иначе говоря, имелись ли основания около 1890 года видеть в нём крупного специалиста по стальным перекрытиям? Насколько известно из биографии Шухова, в 1880-х годах он специализировался на разработках, связанных с нефтяной промышленностью, проектировал магистральные трубопроводы, резервуары и т. п. Именно в этой области инженерии находятся достижения Шухова этого времени, тогда как в сфере конструирования ферм (в частности, мостовых) «блистали» другие: например, профессор Н.А. Белелюбский. В ЦГА г. Москвы хранится фонд Общества Верхних торговых рядов, который включает протоколы соединённых заседаний Совета и Правления означенного Общества, а также заседаний Техническо-строительной комиссии по постройке нового здания рядов. Из этих документов можно видеть, что вопрос о сооружении светового перекрытия впервые возник в июле 1890 года, когда архитектор А.Н. Померанцев представил вниманию заказчика чертежи и пояснительную записку к ним. Причём в первоначальном варианте это должны были быть двускатные фонари на фермах системы Полонсо. Имея на руках эти материалы, Правление приняло решение «разослать копии чертежей и записки наиболее известным фирмам с целью вызвать конкуренцию как в конструкции, так и относительно цены». На предложение откликнулись шесть компаний: «Братья Бромлей», «Стефенсон и Леман», Коломенский машиностроительный завод, «Добров и Набгольц», «Фицнер и Гампер», Санкт-Петербургский металлический завод. Сетуя на нерадивость предпринимателей, не представивших в своих заявках расчётов сопротивления и даже (за единственным исключением) конструктивных чертежей, Правление Общества Верхних торговых рядов склонилось в пользу предложения, поступившего из Коломны. Однако при последовавшем в октябре 1890 года «сличении смет» более выгодными оказались предложения фирмы «Братья Бромлей» и Санкт-Петербургского металлического завода. Несмотря на то, что во втором случае цена была более высокой, Совет и Правление Общества прислушались к мнению архитектора Померанцева, который «довёл до сведения собрания, что система перекрытий, предлагаемая Санкт-Петербургским металлическим заводом, при лёгкости своей имеет за собой весьма важные достоинства со стороны подачи света». Это столичное предприятие, выполнявшее преимущественно военные заказы, славилось и своими успехами в области строительной инженерии. Среди новаторских сооружений, сконструированных заводскими инженерами, — павильоны Сенного рынка (арх. И.С. Китнер, инж. Г. Паукер и О. Крель, 1883—1886, не сохр.) и оранжерея-лечебница для Таврического дворца в Петербурге (арх. В.П. Самохвалов и Н.В. Смирнов, 1888—1889, перенесена в Ботанический сад в 1926-м). Выбирая между наиболее дешёвым и лучшим, москвичи решили воочию ознакомиться с готовыми(!) фермами на Санкт-Петербургском металлическом заводе. Одновременно с этим Померанцев вышел к заказчику с предложением отказаться от первоначального варианта перекрытий с прямыми стропилами в пользу дугообразных, поскольку такая система, хотя и дороже, но предпочтительнее «по отношению изящества». Понимавшие важность экономии московские купцы колебались в принятии окончательного решения. Они ограничились тем, чтобы «предложить заводчикам [рассчитать оба варианта] и, если дугообразная окажется сильно дороже, то остаться при проектированной “системе Полонсо”». 10 октября 1890 года возвратившиеся из Петербурга члены Совета Общества Верхних торговых рядов С.М. Мусорин, Н.С. Сергеев, А.Н. Прибылов, а также директора Правления И. С. Титов и П.М. Калашников отчитались об увиденном ими на заводе. По их словам, «по отношению светопроницаемости перекрытия эти не оставляют ничего лучшего», но представители завода отказались допустить бывшего с ними инженера к присутствию на испытаниях конструкций, пообещав вместо этого предоставить заключение профессора Н.А. Белелюбского. В ответ москвичи выдвинули условие, согласно которому любые рекомендованные экспертом изменения в конструкции должны будут производиться заводом без увеличения сметы.  Из этого сообщения следует важный для нас вывод о том, что, с технической точки зрения, перекрытия, показанные москвичам, не были специальной разработкой по их (тогда ещё не состоявшемуся) заказу. И в самом деле, в архивном фонде Санкт-Петербургского металлического завода хранится комплект чертежей-синек, представляющий дугу арки, свободную, а в одном варианте стянутую «одною парою струн», т. е. снабжённую затяжками аналогично будущим перекрытиям Верхних торговых рядов. Судя по тому, что датированы чертежи 1890 годом, петербуржцы ещё до получения московского заказа экспериментировали с фермами на затяжках. Можно предположить, что потенциальным заказчикам были продемонстрированы конструкции, изготовленные для упоминавшейся оранжереи при Таврическом дворце. Это сооружение занимает весьма скромное место в истории отечественной архитектуры и обычно упоминается исследователями в связи с личностью Николая Васильевича Смирнова (1851—1925), военного инженера, построившего в Петербурге также несколько общественных зданий и доходных домов в качестве подрядчика. Однако сотрудничество Н.В. Смирнова с Санкт-Петербургским металлическим заводом не ограничивалось вопросами постройки оранжерей. Одно из архивных дел заводского фонда, датированных 1893 годом, имеет название «Чертёж Верхних торговых рядов в Москве от инженера Н.В. Смирнова», что позволяет сделать вывод о его причастности к выполнению интересующего нас заказа.
Дуга арки предположена стянутою одной парой струн. Чертёж из фонда СПб Металлического завода, 1890 г. Источник: ЦГИА СПб
Большая субтропическая оранжерея Ботанического сада в Санкт-Петербурге (изначально — оранжерея-лечебница для Таврического дворца). Источник фото  
О том, что Товарищество Санкт-Петербургского металлического завода получило и успешно выполнило заказ на производство и монтаж перекрытий Верхних торговых рядов, свидетельствует не только очерк А.С. Размадзе, но и заводские бухгалтерские книги, хранящиеся в ЦГИА СПб и содержащие пунктуальные записи о взаиморасчётах с клиентами, в числе которых до 1893 года фигурирует и Общество Верхних торговых рядов. Нет ничего удивительного в том, что световые перекрытия Верхних торговых рядов не фигурируют в «Списке железных стропил и зданий, построенных по проектам Шухова В.Г. конторой инженера Бари А.В. с 1885 по 1920 гг.».   Таким образом, распространённое мнение о световых фонарях ГУМа как «шуховских», стоит признать историческим недоразумением, которое на протяжении десятилетий поддерживалось в том числе и историками архитектуры.


Stoyanova I. The iron-glass roof of the Milan Gallery Vittorio Emanuele II: knowing the past, understanding the present and preservation for the future, in: Brebbia, C.A.; Hernandez, S. (eds.) Structural Studies, Repairs and Maintenance of Heritage Architecture XIV. WITpress, 2015, p. 78. Васильев И.Г. Владимир Григорьевич Шухов – выдающийся учёный-инженер: Стенограмма публичной лекции. М.: Знание, 1954. С. 22. ЦГА г. Москвы. Ф. 173. Оп. 1. Д. 8: Протоколы соединённых заседаний Совета и Правления Общества Верхних торговых рядов. Л. 161, 161 об. АРАН. Ф. 1508. Оп. 1. Д. 69: Список железных стропил и зданий, построенных по проектам Шухова В.Г. конторой инженера Бари А.В. с 1885 по 1920 гг.

У архитектора По Гама Ли наконец появилась ретроспектива

Через несколько месяцев после того, как его потомки извлекли его архив из хранилища, китайско-американский архитектор По Гам Ли получает свою первую ретроспективу. Они одолжили стопки рисунков и документов, которые хранились в значительной степени неизвестными после его смерти в 1968 году, Музею китайцев в Америке для проекта «Китайский стиль: новое открытие архитектуры По Гам Ли, 1923-1968», открытие которого состоится 24 сентября.

Шоу исследует г.Ли занимается дизайном сотен зданий и интерьеров в Нью-Йорке и Китае. Керри Калхейн, главный куратор выставки, сказала, что заново открытый материал семьи сделал выставку «даже лучше, чем я думал».

Г-н Ли работал над офисными и многоквартирными башнями, электростанциями, больницами, школами, прачечными и ресторанами, а также другими типами зданий. Он объединил зиккураты в стиле ар-деко и модернистскую обтекаемость с крышами пагод в китайском стиле, кронштейнами, балконами и решетками.Он был плодовитым рисовальщиком и не всегда маркировал свои работы, поэтому г-жа Калхейн все еще решает, какие из его планов были реализованы.

Г-н Ли родился на Мотт-стрит в китайском квартале Нью-Йорка в 1900 году. В детстве хотел стать художником, но семья, очевидно, убедила его заняться более практической карьерой. Он обучался в Институте Пратта, M.I.T. и Колумбия. В 1923 году он вместе с родителями, братьями и сестрами переехал в Китай, где открыл офисы в трех регионах. Он взял на себя такие выдающиеся заказы, как мавзолей Сунь Ятсена в Нанкине — семье принадлежит китайская банкнота с изображением гробницы, которую он носил в своем бумажнике.

Во время Второй мировой войны японцы конфисковали его дом в районе Французской концессии в Шанхае. Он оказался в нищете и заключен в тюрьму. После войны он и его жена-китаянка Панси упаковали чемодан парохода с некоторыми вещами, включая фотографии его построенных работ, и отправились в Нью-Йорк со своими тремя дочерьми.

Он устроился архитектором в Управление жилищного строительства Нью-Йорка и работал внештатным сотрудником. Среди его самых известных сооружений в китайском квартале — церемониальные ворота с плоской вершиной на площади Кимлау, посвященные памяти китайско-американских солдат, погибших в боях за Соединенные Штаты.

В своем послевоенном американском резюме он отметил, что в основном работал в китайском квартале, чтобы «служить моему китайскому народу». Он оставил несколько других работ, чтобы объяснить свой профессиональный выбор, и он редко говорил о травматических последствиях войны для его карьеры и семьи.

Кент Цзюэ, внук г-на Ли, сказал, что мало слышал о том, что его родственники пережили во время войны. «Шанхайский сюжет просто не был тем, что они хотели запомнить, — сказал он. По его словам, семья, скорее всего, передаст архив Ли Музею китайского языка в Америке.

Этой осенью г-жа Кулхейн совершит свою первую поездку в Китай, где она прочтет лекцию о г-на Ли на Всемирном конгрессе по ар-деко в Шанхае и встретится с китайскими учеными, изучающими его здания.

СТУДИЯ архитектурных проектов ГУМ на Architonic

Профиль

Джампикколо Валентина, родилась в Рагузе в 1977 году и окончила архитектурный факультет в Сиракузах в 2007 году; Побывав в студии Ternullomelo Lisbon, она вернулась в Рагузу, где начала работать с различными дизайн-студиями.

Джузеппе Минальди родился в Катании в 1973 году, в 1999 году окончил Академию изящных искусств в Катании; после нескольких лет работы в области дизайна интерьеров и мебели от имени архитектурных и производственных компаний, основанная в 2006 году вместе с Arch. Карло Гварнери, исследование дизайна странных сфер. В 2007 году он поступил на архитектурный факультет Сиракуз. В 2010 году закончил опыт Strange Spheres, перебравшись в Рагузу. Здесь он вместе с Валентиной Джампикколо основал кабинет дизайна ГУМа, который, помимо работы с архитектурой, организует и продвигает организованные мероприятия в области изобразительного искусства.

март 2012_studio ГУМ был выбран и приглашен для участия в Национальной премии Selinunte 30 <40, признании тридцати лучших сицилийских архитекторов в возрасте до 40 лет, организованной Итальянской ассоциацией архитектуры и критики Рима AIAC и критиком архитектуры профессором Луиджи Престиненса Пуглиси.

Октябрь 2012_in в рамках Международного отборочного конкурса SAIE 2012 для молодых дизайнеров до 40 лет, организованного BolognaFiere при поддержке Archi-Europe, проект осуществляется в сотрудничестве с «Arch. Дом Джузеппе Гурриери DCS занял третье место в переквалификации в категории «Жилье»; Президент жюри Марио Кучинелла.

декабрь 2012_ по случаю выставки «Архитектура сейчас!», Организованной Орденом архитекторов провинции Рагуза и Фондом ARCH. Жюри в составе проф. Марко Мулаццани, проф. Арх. Маттео Верчеллони и проф. Мауро Галантино награждает и сигнализирует, соответственно, о проектах House Francavilla и MET от исследования в период с 2010 по 2012 год.

июнь 2013_studio ГУМ AIAC снова приглашен принять участие во встрече архитекторов в Селинунте 2013, чтобы побороться за премию Young Award Sicilian-an идея архитектурных бюро.Жюри, состоящее из Доменико Кольяндро, Франческо Пальяри, Марчелло Паццальини, под председательством Алессандры Мунтони, упоминает исследование ГУМа для представленных работ.

Когда в игру вступает цвет

  • MK Gallery by 6a Architects

Калейдоскоп проектов, основанных на палитре, подчеркивает современный дизайн в его наиболее яркой реализации

Центр нового квартала искусств от 6a Architects в Милтон-Кейнсе является ярким примером самого смелого видения, которое только можно вообразить.

Задуманный как утопический городской проект в конце 1960-х годов, английский город Милтон-Кейнс постоянно растет в своих идеалах, эстетике и архитектуре, совсем недавно, когда были представлены все три примера, MK Gallery была капитально отремонтирована и расширена лондонской дом 6a. архитекторы.

МК ГАЛЕРЕЯ

Работая в сотрудничестве с художниками Гаретом Джонсом, Нильсом Норманом и графическим дизайнером Марком Эль-Хатибом, архитекторы 6a спроектировали блестящее прямоугольное расширение MK Gallery, которое обернуто гофрированной нержавеющей сталью и пронизано гигантским круглым окном. пейзаж.

Простая по форме, MK Gallery является продуктом комплексного архитектурного мышления, призванного отразить «строгую сетку, лежащую в основе города, который когда-то был площадкой для британских модернистов и пионеров высоких технологий», согласно 6a Architects. В данном случае проект является данью уважения и обновлением кейнсианских принципов Милтона.

Глянцевый фасад здания переходит от непрозрачности к чему-то по-настоящему светящемуся внутри: осевое расположение не менее современных галерей и общественных пространств, включая зрительный зал, бар и кафе.По всему приглушенному выставочному пространству рассыпается буйство красного и желтого цветов.

Выбранные, чтобы вызвать настроение 1970-х годов — и взятые из цветовых диаграмм той эпохи — богатые основные цвета применены разумно, создавая холст контрастов, одинаково подходящий для демонстрации меняющейся программы международного современного искусства, а также для того, чтобы испытать ее. Снаружи также искусно украшен игровой площадкой и садом. В области сборки, эстетики и архитектуры MK Gallery — это динамичная дань уважения городу, основанная на самом динамизме.

МК Галерея | 6a.co.uk

Фотографии: Йохан Делин, любезно предоставлено 6A Architects


MI VIDA

Бутик-дизайнерская фирма 3877 Design привносит свежий вкус в Вашингтон, округ Колумбия, с обильным дизайном, от вкуса к палитре закусочных.

Это горячая мечта о месте, где оттенки розового и мерцающие розово-золотые металлы придают блеск нейтральным тонам и плитке. Расположенный в модном секторе Вашингтона, округ Колумбия, с прекрасным видом на Вашингтонский канал, Mi Vida площадью 9766 квадратных футов является современным мексиканским по своей сути, как меню, так и атмосферой.Это пикантная и привлекательная обстановка благодаря дизайну в стиле гасиенды с использованием современных архитектурных деталей и материалов.

То, что концепция является целостной, а не хаотичной, — заслуга сотрудников дизайн-студии // 3877 и KNEAD Hospitality + Design. Партнерство наполнило Mi Vida искрометным мексиканским духом и характером au courant с помощью нестандартных элементов (ярко-розовые плавники, разработанные с помощью параметрического программного обеспечения, бетонные панели с ручной резьбой, металлические экраны и перила) и традиционно атмосферные штрихи (кострище, низкий потолок). -светлая барная стойка, окна от пола до потолка).

Повсюду моменты удивления и восторга: Árbol de La Vida , или «Древо жизни», закрепляющее центральную столовую, серия расписанных вручную настенных бабочек, ведущих к изготовленным на заказ кабинкам и банкетам, картина с изображением танцора в традиционном костюме и комната, в которой сверкающие люстры и настенные покрытия с сочным рисунком создают драматические образы.

Эти и другие компоненты, такие как арочные проемы и обеденная зона на свежем воздухе, переносят их в меньшие анклавы колониальной Мексики, в то время как ультрасовременная стальная лестница с парящими деревянными ступенями и стеклянными перилами отражает современную сторону страны.

Именно этот баланс — между эстетическим вкусом и архитектурной сдержанностью, дизайном Старого и Нового Света — делает Mi Vida настоящим праздником для глаз.

3877 Дизайн | 3877. дизайн

Фотографии: // 3877

.

ASMUNDO DI GISIRA

Глядя на символы и оттенки древнего сицилийского города, Studio GUM представляет собой оживленно оформленный отель.

В Катании на острове Сицилия студия ГУМ превратила частную дворянскую резиденцию в бутик-отель Asmundo di Gisira, оживив его уникальным фольклорным вмешательством.

«Читая по-современному» истории своей жизни, основатели Studio GUM Валентина Джампикколо и Джузеппе Минальди стремились создать «новую интерпретацию города», чтобы те, кто заинтригованы легендами Катании, могли лучше понять культуру.

Это означало восстановление всех существующих аспектов здания — оконных рам, декорированного дерева, лепнины и фресковых потолков, — а также установку паркетных полов в елочку матового черного цвета и повторное использование остатков кирпичного бетона, обнаруженных в антресоли здания.

Визуально повествовательный отель затрагивает темы, которые дороги жителям Катании, в первую очередь ее покровительнице Агате — музе зала Сант’Агата. Пышно окрашенное в красный и золотой цвет, вызывающее духовное, пространство действительно кажется священным, а комната Colapesce, наполненная синими и коралловыми тонами, отдает дань легенде о юном ныряльщике за сокровищами для сицилийских правителей 12-го века.

Особенно живописным является использование зеленого тона, который является фоном для бара и помогает воссоздать атмосферу старинных садов, вдохновленных мифологической фигурой Биллонии, которая «раздавала цветы и хорошее настроение.”

Между тем, множество произведений искусства, в том числе картина Серджио Фиорентино, скульптура Доменико Пеллегрино и обои швейцарского художника Даниэля Эгнеуса, завершают яркий холст, позволяющий пережить прошлое, отфильтрованное через оттенки сегодняшнего дня.

Студия ГУМ | studiogum.it

Фотографии: любезно предоставлены © Филиппо Бамберги / Photofoyer; Дизайн Студия ГУМ

Casa Farfaglia от Studio Gum

Casa Farfaglia, как его называют сегодня, прожила много жизней с момента своего постройки в 1890-х годах.Каменное строение сначала служило мельницей для оливкового масла и хлевом для домашнего скота, а затем до 1950-х годов служило домом для отдыха. Недавно историческое здание подверглось очередной трансформации — на этот раз местной фирмой Studio Gum.

«Casa Farfaglia — типичный образец сельской архитектуры в регионе Валь-ди-Ното», — заявили государственные архитекторы Gum Валентина Джампикколо и Джузеппе Минальди. «Эти здания имели двойную характеристику: они одновременно служили рабочим местом, связанным с сельским миром, и жилищем на короткий или длительный период времени.«

Нынешние владельцы стремились переоборудовать собственность в частную резиденцию для себя и своих двух дочерей, а также создавали гостевой дом для краткосрочной аренды». С самого начала они также подчеркивали важность сохранения характеристик «, — заявляет команда. естественная обстановка с забором из сухого камня и средиземноморским кустарником.Чтобы скрыть недавно добавленные структурные бетонные бордюры, которые усилили поддержку здания, вдоль нижней стороны черепицы была посажена естественная растительность. «Стальной элемент плавно течет, — говорят архитекторы, — даже по наклонным сторонам скатов крыши, где tasca и желоб исчезают, а кожух, закрывающий бордюр, остается».

Интерьеры выполнены в том же дизайнерском подходе: сохранена первоначальная функциональная планировка, но при этом учтены потребности в практичной жизни и технологиях.

Внутреннее пространство, где раньше размещалась мельница, теперь служит основной жилой комнатой. Чтобы отдать дань уважения прошлому здания, команда оставила круглый след на полу, где каменные колеса раньше давили на оливки. «Именно здесь оживает большой дымоход, свисающий с потолка и подвешенный к жаровне», — говорит Studio Gum.

Выбор образа
Mitchell Gold + Стул Боба Вильямса Кин

Современная плавающая изогнутая спинка и теплая рама из массива клена с плюшевым сиденьем и спинкой создают изысканные сиденья.Идеальное сочетание с нашими обеденными столами. Выполните на заказ из ткани или кожи.

«Дизайн в пределах досягаемости» представляет собой геометрическую яму для костра

Вырос в изобретательной самодельной семье, Джон Пол Плауше научился конструировать и создавать предметы в раннем возрасте. Его ручной работы Geometric Fire Pit (2004) изготовлен из высококачественной стали Corten и может использоваться с выдержанной древесиной или древесным углем.

Торшер FLOS Arco

Торшер Flos Arco — это классика современного дизайна, которая находится в постоянной коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке.Большой куполообразный алюминиевый плафон свисает на конце изогнутой ножки из нержавеющей стали, выступающей из тяжелого блока белого мрамора.

Несущая стена, отделяющая гостиную от кухни, сохраняет прежние дверные проемы, сохраняя нетронутыми проходы, которые первоначально использовались для транспортировки оливок из зоны хранения в цех измельчения.

В резиденции две спальни: одна на первом этаже, а другая в мансарде наверху. «Ядро лофта, которое является полностью самонесущим благодаря конструкционным балкам и колоннам HEA, видно как из спальни на первом этаже, так и из кухни.»

SPREAD by GUM by Eureka

Architects Eureka построили веломагазин в Гонконге, где можно вставлять и выдвигать трубы из переработанной бумаги, чтобы создать постоянно меняющуюся выставочную стену.

Модель

Eureka была вдохновлена ​​игрушкой для руководителей Pinscreen, создав стену из 5412 трубок из переработанной бумаги, чтобы продукты можно было уложить, уложить, поставить на них или повесить на дисплей, который каждый раз меняется.

Мятый серебристый фасад магазина сделан из листов мятой мятой бумаги из вторсырья.

Веломагазин также является универсальным местом для вечеров фильмов, вечеринок и мероприятий, связанных с велоспортом, для любителей велосипедов.

Поворотный стол в задней части магазина можно повернуть в сторону, чтобы освободить дополнительное пространство.

Раздвижной фасад магазина позволяет событиям выливаться на улицу, в то время как раздвижной бетонный цоколь позади может использоваться в качестве витрины.

Вот еще немного информации от архитекторов:


Клиент — молодая компания, которая продвигает все, что связано с велосипедами, в Гонконге, который не очень дружелюбен к велосипедам.Чтобы увеличить их присутствие на рынке, к нам обратились с просьбой спроектировать их первый розничный магазин (SPREAD от ГУМа). Краткое описание клиента направлено на то, чтобы отойти от традиционной модели «байк-шоп», а скорее использовать его ближе к «галерее / пространству для мероприятий», которая больше соответствует их маркетинговому направлению.

Им нужно пространство, которое можно было бы каждый месяц целостно оформлять в различной тематике, чтобы продемонстрировать свои продукты, сообщения и события. Вдохновленная игрушкой Pin Art, стена PLAY and DISPLAY была разработана как концепция, объединяющая функциональные потребности магазина и плавность галереи / пространства для мероприятий.5412 трубок из переработанной бумаги диаметром 38,5 мм было использовано для создания видеостены, которую можно полностью настроить в соответствии с выставленными продуктами или тематикой месяца (может быть, это просто смелое сообщение!).

Продукты можно разместить с отступом, прислонить к ней, поставить в колыбель или повесить на эту стену, как 3D-фотообои. Чтобы контрастировать с этим, остальное пространство было обработано просто голыми белыми стенами и темно-серым полированным бетонным полом. Стол шарнирный, который можно поворачивать и ставить поверх плавающего шкафа, чтобы в магазине было больше места для проведения мероприятий или демонстрации.

Помещение также используется как центр общения для единомышленников и друзей, где будут регулярно проводиться вечера фильмов, вечеринки и мероприятия, связанные с ездой на велосипеде. Раздвижной бетонный плинтус (известный как СТАДИЯ) был представлен открывающимся фасадом стекольного магазина, позволяющим выводить мероприятия на улицу и проецировать видео на соседние стены.

СЦЕНА будет дублироваться как витрина магазина, как сцена в театре перед беспрепятственным фасадом стеклянного магазина.Чтобы соответствовать зеленому духу ГУМа (GUM означает Green Urban Mobility), фасад был просто облицован гнутой вручную переработанной ламинированной бумагой от того же поставщика, который производил бумажные тубы.

Все светильники, используемые в магазине, являются светодиодными, чтобы уменьшить зависимость от кондиционера. Велосипедная парковка будет предоставлена ​​в световом колодце в задней части магазина, чтобы побудить покупателей ездить на 2-х колесах!

Расположение: Цим Ша Цуй, Гонконг
Тип: розничный магазин
Год: 2011
Площадь: 35м2
Стоимость: HKD180,000

Дэвид Гам | Ландшафтный архитектор

Профессиональное развитие

Я профессиональный ландшафтный архитектор высокого уровня, чей творческий потенциал и талант насчитывают более 30 лет в области жилых и коммерческих проектов.

После получения степени в Университете штата Оклахома я начал свою профессиональную карьеру в Далласе, штат Техас. После восьми лет практики я переехал в район Чикаго и проработал там 28 лет, участвуя во многих проектах ландшафтного дизайна / строительства.

Мой опыт в области ландшафтного дизайна жилых и коммерческих зданий и управления ландшафтом сыграл важную роль во всех аспектах ландшафтной области. Имею значительный опыт продаж, презентаций для клиентов, сопровождения бригады, проектирования и монтажа сложных проектов от концепции до реализации.

С годами, когда ландшафтная профессия развивалась, я тоже не только в области дизайна и презентаций, но и как профессионал в своей отрасли.

Биография

Я вырос в Талсе, Оклахома, учился в Государственном университете Оклахомы и получил степень в области ландшафтной архитектуры. Во время учебы в школе я работал неполный рабочий день в местном садовом центре и был членом студенческих клубов ALCA и ASLA. После получения степени я отправился в Даллас, штат Техас, где работал в двух разных компаниях по ландшафтному дизайну и строительству, приобретая ценный опыт.Первые четыре года работы я стал зарегистрированным ландшафтным архитектором и ирригатором в Техасе, сдав оба экзамена.

Спустя восемь лет мне захотелось посмотреть, какие еще есть возможности, поэтому я переехал в юго-западный пригород Чикаго. Я снова работал в крупной компании по проектированию и строительству и участвовал во многих различных ландшафтных проектах. Попутно я влюбился и женился на замечательной местной жительнице Чикаго Лори Энн и создал семью. По мере того как наша семья росла с появлением двух сыновей, Остина и Коллина, росло и мое личное развитие.

Как и мой отец до меня, моим главным хобби было воспитание двух сыновей, которые занимались спортом, скаутом и церковной деятельностью. Все это время мне нравился кемпинг, садоводство и деревообработка, а также волонтерская работа в моей церкви, например, работа попечителем и помощь другим организациям, таким как Boy Scouts of America и Habitat for Humanity.

архитекторов Роба Кеннона | Сахарный дом

Отель Sugar Gum House расположен на изрезанном побережье пролива Басса, у подножия холмов, соединяющих хребты Отуэй с пляжем.На территории фермерского дома находится овцеводческая ферма, площадь земель которой простирается до окраины леса Отуэй. Суть проекта заключалась в замене небольшой хижины из погодных досок, которая служила клиенту и его семье более трех десятилетий, на новое жилище, которое улучшит повседневный опыт этого уникального места, расположенного в нескольких метрах от громовых волн и белого песка. пляж на юге и зеленые склоны холмов с крупным рогатым скотом и овцами на севере.

Сталь, стекло и сахарная жевательная резинка местного производства, не требующие особого ухода, обусловлены требованиями предприятия, стремящимся быть нейтральным и непринужденным в своем контексте.Дом построен из модульной повторяющейся стальной конструкции, что позволяет жилью оказывать минимальное влияние на прибрежный ландшафт. Каждая трехметровая сетка либо полностью застеклена, чтобы захватить вид, либо покрыта местной обшивкой из сахарной резины. Его конструкция была призвана защитить дом от печально известного «Хаулинского ветра» в заливе Аполло и сильного зимнего дождя, а также сохранить в доме прохладу в течение всего лета. В теплое время года дом защищен от северного солнца большим консольным навесом, а зимой большие окна с двойным остеклением распространяют тепло на весь жилой павильон и четыре спальни, выходящие на север.Камин Cheminees Philippe, созданный вручную, станет местом для разговора ночью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.