Исламские мечети: 10 самых красивых мечетей • Arzamas

Содержание

Мечеть, где рады всем: либеральный ислам пустил корни в Берлине

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Людовик-Мохаммед Захед и Сейран Атеш планируют европейскую экспансию.

Красный кирпич, шпиль, витражи: внешне берлинская церковь Святого Иоанна ничем не отличается от других протестантских храмов. Кроме одной комнаты на задворках.

У входа в светлый зал сброшена обувь, внутри - пестрые молельные коврики. Это мечеть. Самая молодая в Германии и первая в своем роде.

И не только потому, что расположена в действующем христианском храме, но и потому, что здесь мужчины и женщины молятся вместе, причем женщинам даже дозволяется вести пятничные молитвы, а кроме того, здесь рады и мусульманам из ЛГБТ-сообщества.

"Наша мечеть открыта для всех, - говорит ее основатель Сейран Атеш, адвокат и феминистка. - Мы не Господь. Не нам решать, кто хороший, а кто плохой мусульманин".

Число сторонников прогрессивного движения, известного как инклюзивный ислам, растет, и то тут то там появляются центры отправления культа - однако пока преимущественно в частных домах.

Берлинская Ибн Рушд-Гёте - первая в мире либеральная мечеть с постоянным общественным помещением, вывеской на двери и свободным входом для всех, говорит Атеш: "Это не какой-нибудь закрытый клуб или место, куда приходят только по знакомству. Мы открыто говорим, что ждем всех".

Исламская реформация

Одну из первых инклюзивных мечетей открыл в Париже в 2012 году Людовик-Мохаммед Захед, алжирский имам-гей, который живет во Франции в законном браке со своим партнером.

Захед помогает Атеш - немке турецкого происхождения - с открытием либеральных мечетей в других странах Европы, включая Великобританию.

"Европа - то самое место, где мы можем работать над реформацией ислама, - рассказал Захед, заглянувший в новую берлинскую мечеть. - Поскольку тут у нас есть свобода слова, демократия, доступное образование и развитая система социальной поддержки".

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

В мечети Ибн Рушд-Гёте мужчины и женщины молятся вместе.

"А братьям-мусульманам, которые верят, что эмансипированные женщины и геи не могут быть правоверными, я скажу: настоящему мусульманину должны претить гомофобия, женоненавистничество и антисемитизм, - добавляет он. - Поскольку ислам учит быть в мире с самим собой и с окружающими".

Угрозы и охрана

Либеральные порядки новой мечети далеко не всем пришлись по душе.

Атеш сотни раз угрожали расправой, причем особенно активно - после репортажа турецкого телевидения о том, как немцы якобы топчут Коран.

Грубый фейк, расстраивается она: сотрудник турецкого телеканала сам бросил книгу на пол и наступил на нее.

Подпись к фото,

Церковь Св. Иоанна - на вид обычный протестантский храм

Турецкие чиновники обвиняли Атеш в связях с исламским проповедником Фетхуллой Гюленом, которого Анкара считает вдохновителем и организатором прошлогоднего мятежа.

Египетские власти также упрекали ее в искажении ислама.

После этих угроз полиция, и без того опекавшая Атеш, усилила охрану.

Даже те, кто осуждает угрозы в адрес Атеш, не всегда соглашаются с ней.

Опа приехал в Германию из Гамбии. Он признается, что концепция совместной молитвы мужчин и женщин до сих пор не укладывается у него в голове.

"Меня это очень удивило, потому что традиционно - мужчины спереди, а женщины сзади. И за перегородкой, чтобы они не видели друг друга. Для меня это новшество", - поясняет он, добавляя, что присутствие противоположного пола во время молитвы может отвлекать верующих.

"Не суди"

Мириам ведет в мечети группу чтения Корана наизусть. Она терпеливо ставит произношение Лаке - пакистанцу, 28 лет прожившему в Берлине.

Мириам говорит, что считает главной задачей мечети привить мусульманам терпимость друг к другу и к тому, что чей-то взгляд на ислам может отличаться от твоего собственного.

Но разделяет ли она сама взгляды Атеш?

Подпись к фото,

Лака и Мириам

"Ну, по мне же сразу видно, - смеется Мириам, поправляя хиджаб. - Я ношу платок, а она к этому относится совсем иначе. Но она хочет, чтобы тут была не "мечеть Сейран Атеш", а место для всех верующих. Я бы не хотела навешивать ярлыки - либералы, консерваторы. В моей религии терпимость - основополагающая ценность".

Лака соглашается: "Мы все равны. В независимости от внешнего вида, цвета кожи и сексуальной ориентации".

"Откуда мне знать, кто из нас ближе к Богу? И почему я должен это решать? Я не могу. И не буду", - говорит он.

В берлинской мечети хиджабы не обсуждают, темы для бесед тут посерьезнее. Цель Атеш - радикальное обновление ислама.

"Чтобы нас приняли консерваторы и фундаменталисты, как мы приняли их. Чтобы мы жили в мире и согласии. Чтобы примирились все течения ислама. Такая вот у меня мечта", - говорит она.

"Нужно больше мечетей": Курбан-байрам в России отметили вопреки запретам

https://ria.ru/20210720/kurban-1742011720.html

"Нужно больше мечетей": Курбан-байрам в России отметили вопреки запретам

"Нужно больше мечетей": Курбан-байрам в России отметили вопреки запретам - РИА Новости, 20.07.2021

"Нужно больше мечетей": Курбан-байрам в России отметили вопреки запретам

Без мечетей и у телевизора: Курбан-байрам, один из двух главных праздников ислама, прошел в уже привычном для мусульман формате. Прежде всего в Москве и... РИА Новости, 20.07.2021

2021-07-20T13:55

2021-07-20T13:55

2021-07-20T14:12

религия

московская область (подмосковье)

новосибирск

ильдар аляутдинов

курбан-байрам

рушан аббясов

московская соборная мечеть

аналитика - религия и мировоззрение

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e5/07/14/1741988135_0:320:3072:2048_1920x0_80_0_0_396885a914c75a5ae46f73d324c9c120. jpg

МОСКВА, 20 июл — РИА Новости, Антон Скрипунов, Никита Бизин. Без мечетей и у телевизора: Курбан-байрам, один из двух главных праздников ислама, прошел в уже привычном для мусульман формате. Прежде всего в Москве и области, где мечети закрыли из-за пандемии. Но не все последователи исламской религии захотели с этим мириться. О том, как верующие встретили важную дату, — в репортаже РИА Новости.Молитва вместо пробежкиГамзат Бекеев бежит трусцой по лесной тропинке. Рано утром в лесопарке в подмосковных Котельниках почти никого: лишь редкие бегуны и собачники. Но Гамзат одет не по-спортивному. В кожаных сандалиях, длинной белой одежде, которую обычно носят на Ближнем Востоке, и тюбетейке, он торопится на молитву."Мы с братьями второй раз собираемся тут, чтобы совершить намаз. В предыдущий молились в мае, на Ураза-Байрам. Вот тут", — показывает на футбольную "коробку", где еще несколько десятков человек. У всех в руках коврики.Ближе к восьми становится людно — у спортплощадки уже больше сотни верующих.

От парковки, что неподалеку, тянется вереница: одни, помолившись самостоятельно, торопятся на работу, другие — выпрыгивают из машин и бегут, стараясь успеть на коллективный намаз. И даже игнорируют стихийный мини-рынок: две женщины торгуют вырезанными из линолеума ковриками для молитвы, а один продавец разложил на земле пакеты с финиками.Около восьми верующие садятся на колени у футбольных ворот. Имам читает проповедь. Затем все вместе совершают намаз. Под пристальными взглядами местных жителей: кто-то следит за происходящим с удивлением и интересом, кто-то — недовольно, что-то бурча себе под нос.Проблема давняя: мусульмане порой совершают намазы прямо во дворах — жильцы возмущаются. Еще 15 лет назад такое происходило повсеместно, причем именно на Курбан-байрам. Теперь же подобные случаи — редкость, духовенство призывает верующих не молиться где им вздумается.Вот и сейчас духовные лидеры мусульман в Москве и области велели отмечать важный праздник дома. Из-за всплеска заболеваемости коронавирусом столичные мечети недоступны.
В Подмосковье — тоже, хотя на Ураза-байрам, 13 мая, они были открыты."Это далось непросто. Но, посоветовавшись с врачами и Роспотребнадзором, мы решили провести Курбан-байрам в режиме онлайн — как в прошлом году, верующие включали трансляцию намаза из Ногинской соборной мечети", — говорит муфтий Московской области Рушан Аббясов.Все прочие площадки — "не санкционированы духовенством". Аббясов заверил РИА Новости, что муфтият выяснит, почему верующие пришли на стихийный намаз в Котельниках, и примет необходимые меры."Стало легче"Но одним Подмосковьем не ограничилось. Несмотря на запрет, коллективный намаз состоялся в Екатеринбурге. По данным СМИ, у мечети собралось несколько десятков человек, хотя власти и духовенство просили верующих остаться дома. Та же картина — и в других городах-миллионниках, в том числе Новосибирске и Санкт-Петербурге.Но где-то мусульманам все же разрешили помолиться вместе — например, в Башкирии. По словам главы местного духовного управления муфтия Айнура Биргалина, погода позволила разместить прихожан на улице.
Вне мечетей отмечают Курбан-байрам и в Крыму. "Рассадить людей в шахматном порядке, которые придут в масках и с ковриками, уже не составляет труда. Поэтому ограничений по самой молитве у нас нет, это коснулось лишь массовых празднований", — поясняет заммуфтия региона Эсадуллах Баиров.На полноценную молитву надеялись и московские мусульмане. В столице больше года не было коллективных намазов на главные праздники. Отменили их и в этот раз."В праздники в Московскую соборную мечеть приходило более 100 тысяч человек. Люди заполняли всю мечеть, выстраивались на прилегающих улицах. В таких условиях, безусловно, соблюсти противовирусные меры невозможно", — отмечает муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов.В нескольких сотнях метров до молельни полицейские и росгвардейцы установили кордоны: на случай, если верующие массово устремятся на молитву. На выходе из станции метро "Проспект Мира" дежурили волонтеры. Но обошлось без особых инцидентов. "Обычно бывают толпы, однако в этом году работать легко: людей немного, — рассказывает один из добровольцев.
— Правда, некоторые все же хотят прорваться. Это огорчает — ведь им еще заранее все объяснили"."Они сами по себе"Конечно, такие жесткие ограничения раздражают верующих. Об этом говорят сами муфтии. Дело не только в том, что мусульмане лишены "радости встретить праздник совместно". Куда печальнее, отмечают главы общин, удаленность от духовных центров."Налицо большая проблема строительства мечетей — мест, где мы могли бы вести эту работу, в том числе с мигрантами. Сейчас они предоставлены сами себе, и среди них тоже появляются не совсем понятные личности, которые себя называют имамами, проповедуют. Официальные религиозные организации к этому не имеют отношения, мы не знаем их и знать не можем, что они рассказывают", — жалуется председатель Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов.Особенно, добавляет он, это касается мигрантов. С ними "нужна постоянная работа". Новые мечети, по его словам, могут стать и просветительскими центрами.И что самое главное, подчеркивает Крганов, новые молельни в крупных городах облегчат организацию крупных праздников.
И предотвратят нелегальные массовые намазы.

https://ria.ru/20200930/mecheti-1577969911.html

московская область (подмосковье)

новосибирск

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e5/07/14/1741988135_175:0:2906:2048_1920x0_80_0_0_81ac2a0bdbe82e8e7131cf0227a78798.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

московская область (подмосковье), новосибирск, ильдар аляутдинов, курбан-байрам, рушан аббясов, московская соборная мечеть, аналитика - религия и мировоззрение, альбир крганов, россия

МОСКВА, 20 июл — РИА Новости, Антон Скрипунов, Никита Бизин. Без мечетей и у телевизора: Курбан-байрам, один из двух главных праздников ислама, прошел в уже привычном для мусульман формате. Прежде всего в Москве и области, где мечети закрыли из-за пандемии. Но не все последователи исламской религии захотели с этим мириться. О том, как верующие встретили важную дату, — в репортаже РИА Новости.

Молитва вместо пробежки

Гамзат Бекеев бежит трусцой по лесной тропинке. Рано утром в лесопарке в подмосковных Котельниках почти никого: лишь редкие бегуны и собачники. Но Гамзат одет не по-спортивному. В кожаных сандалиях, длинной белой одежде, которую обычно носят на Ближнем Востоке, и тюбетейке, он торопится на молитву.

"Мы с братьями второй раз собираемся тут, чтобы совершить намаз. В предыдущий молились в мае, на Ураза-Байрам. Вот тут", — показывает на футбольную "коробку", где еще несколько десятков человек. У всех в руках коврики.

Ближе к восьми становится людно — у спортплощадки уже больше сотни верующих. От парковки, что неподалеку, тянется вереница: одни, помолившись самостоятельно, торопятся на работу, другие — выпрыгивают из машин и бегут, стараясь успеть на коллективный намаз. И даже игнорируют стихийный мини-рынок: две женщины торгуют вырезанными из линолеума ковриками для молитвы, а один продавец разложил на земле пакеты с финиками.

Около восьми верующие садятся на колени у футбольных ворот. Имам читает проповедь. Затем все вместе совершают намаз. Под пристальными взглядами местных жителей: кто-то следит за происходящим с удивлением и интересом, кто-то — недовольно, что-то бурча себе под нос.

Проблема давняя: мусульмане порой совершают намазы прямо во дворах — жильцы возмущаются. Еще 15 лет назад такое происходило повсеместно, причем именно на Курбан-байрам. Теперь же подобные случаи — редкость, духовенство призывает верующих не молиться где им вздумается.

Вот и сейчас духовные лидеры мусульман в Москве и области велели отмечать важный праздник дома. Из-за всплеска заболеваемости коронавирусом столичные мечети недоступны. В Подмосковье — тоже, хотя на Ураза-байрам, 13 мая, они были открыты.

"Это далось непросто. Но, посоветовавшись с врачами и Роспотребнадзором, мы решили провести Курбан-байрам в режиме онлайн — как в прошлом году, верующие включали трансляцию намаза из Ногинской соборной мечети", — говорит муфтий Московской области Рушан Аббясов.Все прочие площадки — "не санкционированы духовенством". Аббясов заверил РИА Новости, что муфтият выяснит, почему верующие пришли на стихийный намаз в Котельниках, и примет необходимые меры.

"Стало легче"

Но одним Подмосковьем не ограничилось. Несмотря на запрет, коллективный намаз состоялся в Екатеринбурге. По данным СМИ, у мечети собралось несколько десятков человек, хотя власти и духовенство просили верующих остаться дома. Та же картина — и в других городах-миллионниках, в том числе Новосибирске и Санкт-Петербурге.

Но где-то мусульманам все же разрешили помолиться вместе — например, в Башкирии. По словам главы местного духовного управления муфтия Айнура Биргалина, погода позволила разместить прихожан на улице.

Вне мечетей отмечают Курбан-байрам и в Крыму. "Рассадить людей в шахматном порядке, которые придут в масках и с ковриками, уже не составляет труда. Поэтому ограничений по самой молитве у нас нет, это коснулось лишь массовых празднований", — поясняет заммуфтия региона Эсадуллах Баиров.

На полноценную молитву надеялись и московские мусульмане. В столице больше года не было коллективных намазов на главные праздники. Отменили их и в этот раз.

"В праздники в Московскую соборную мечеть приходило более 100 тысяч человек. Люди заполняли всю мечеть, выстраивались на прилегающих улицах. В таких условиях, безусловно, соблюсти противовирусные меры невозможно", — отмечает муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов.

В нескольких сотнях метров до молельни полицейские и росгвардейцы установили кордоны: на случай, если верующие массово устремятся на молитву. На выходе из станции метро "Проспект Мира" дежурили волонтеры. Но обошлось без особых инцидентов. "Обычно бывают толпы, однако в этом году работать легко: людей немного, — рассказывает один из добровольцев. — Правда, некоторые все же хотят прорваться. Это огорчает — ведь им еще заранее все объяснили".

"Они сами по себе"

Конечно, такие жесткие ограничения раздражают верующих. Об этом говорят сами муфтии. Дело не только в том, что мусульмане лишены "радости встретить праздник совместно". Куда печальнее, отмечают главы общин, удаленность от духовных центров.

"Налицо большая проблема строительства мечетей — мест, где мы могли бы вести эту работу, в том числе с мигрантами. Сейчас они предоставлены сами себе, и среди них тоже появляются не совсем понятные личности, которые себя называют имамами, проповедуют. Официальные религиозные организации к этому не имеют отношения, мы не знаем их и знать не можем, что они рассказывают", — жалуется председатель Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов.

Особенно, добавляет он, это касается мигрантов. С ними "нужна постоянная работа". Новые мечети, по его словам, могут стать и просветительскими центрами.

И что самое главное, подчеркивает Крганов, новые молельни в крупных городах облегчат организацию крупных праздников. И предотвратят нелегальные массовые намазы.

30 сентября 2020, 08:00Религия"Мусульмане не договорились". Как будут решать проблему с мечетями

"Мусульмане не договорились". Как будут решать проблему с мечетями

https://ria.ru/20200930/mecheti-1577969911.html

"Мусульмане не договорились". Как будут решать проблему с мечетями

"Мусульмане не договорились". Как будут решать проблему с мечетями - РИА Новости, 30.09.2020

"Мусульмане не договорились". Как будут решать проблему с мечетями

Последователям ислама в России негде молиться — по крайней мере, так считают муфтии. В стране с многомиллионным и продолжающем расти мусульманским населением,... РИА Новости, 30.09.2020

2020-09-30T08:00

2020-09-30T08:00

2020-09-30T14:42

религия

общество

москва

аналитика - религия и мировоззрение

альбир крганов

дамир мухетдинов

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e4/07/1f/1575203830_0:331:3042:2042_1920x0_80_0_0_01ce627cbf16be3541740412c02049df.jpg

МОСКВА, 30 сен — РИА Новости, Олег Налисник. Последователям ислама в России негде молиться — по крайней мере, так считают муфтии. В стране с многомиллионным и продолжающем расти мусульманским населением, по их словам, не хватает мечетей: строят их очень медленно. В чем причина и как решить проблему — разбирался корреспондент РИА Новости.Пять тысяч на одну мечетьДуховное управление мусульман России (ДУМ) — одна из трех централизованных исламских организаций федерального значения — обозначило главную цель: возводить мечети."Приоритетной задачей перед нами стоит строительство мечетей в городах-миллионниках или крупных городских центрах, в которых нехватка мусульманской инфраструктуры ощущается особенно остро. К таковым относятся Владивосток, Волгоград, Воронеж, Екатеринбург, Калининград, Липецк, Сочи, Ростов-на-Дону", — заявил на днях на заседании ДУМ его первый зампред муфтий Дамир Мухетдинов.Проблема актуальна и для Москвы. Ранее в ДУМ неоднократно жаловались, что четырех мечетей "не хватает для двух миллионов столичных мусульман". Особенно это заметно в дни больших праздников — на Ураза-байрам и Курбан-байрам. Молельни не вмещают желающих, поэтому на утренний намаз многие приходят еще в полночь. Окрестные улицы заняты толпами верующих. Власти перекрывают движение автотранспорта, а некоторые станции метро (например, "Проспект Мира" возле Соборной мечети Москвы) работают только на выход. Это раздражает горожан.В целом в России, по данным ДУМ, порядка семи тысяч мечетей — официально зарегистрированных. Кроме них, есть молельные помещения, о которых верующие не сообщают в Минюст.Такого количества не было даже в Российской империи. О советском периоде речи не идет — на всю страну тогда действовало всего несколько десятков молелен, в основном в Средней Азии.После распада СССР в девяностые годы в традиционных мусульманских регионах России вопрос довольно быстро решили — начали строить мечети. Сейчас их больше всего в Дагестане (почти три тысячи) и Татарстане (свыше полутора тысяч). В других регионах в основном восстанавливали дореволюционные здания."Все исторические мечети России вне кавказского ареала, или татарские мечети, как их называли вплоть до начала ХХ века, находящиеся в распоряжении Духовного управления мусульман, уже отреставрированы или в процессе реконструкции. Это Нижегородская, Новосибирская, Пермская, Тверская, Читинская, Ярославская соборные мечети, Новая мечеть Касимова, две московские и другие", — перечисляет муфтий Дамир Мухетдинов.Тем не менее, по словам мусульманского духовенства, молелен недостаточно. Дело в том, что сегодня в России очень много последователей ислама. По оценкам муфтиятов — свыше 25 миллионов (порядка семнадцати процентов населения). Данные переписи населения 2002 года иные — около 15 миллионов (примерно десять процентов).И это только российские граждане. А ведь есть еще трудовые мигранты из стран Средней Азии: по разным оценкам, восемь-десять миллионов человек. По прогнозам специалистов, их численность, с учетом естественной убыли коренного населения России, будет расти и дальше.Зависимость от чиновникаКак отмечают в российской общине мусульман, сложности с мечетями начинаются еще до их возведения. Часто процесс заканчивается на подготовительном этапе, потому что верующие не могут согласовать с властями нужный участок. Это приводит к конфликтам.Один уже несколько дней не утихает в Саратове. Городская дума запретила строить мечеть на историческом месте — в центре, как до революции. Сейчас там автостоянка.Поводом для такого решения стало недовольство местных жителей. "Они не против ислама в целом, но считают, что проведение культовых мероприятий вызовет неудобства", — сообщил на заседании гордумы депутат Дмитрий Сорокин.На месте парковки власти хотят создать "рекреационную зону" — парк с озеленением. А мусульманской общине предложили другой участок.Однако в Саратовском муфтияте заявили, что решение оказалось для них неожиданным. Хотя, по словам его представителей, переговоры о строительстве новой мечети и без того шли медленно.Это лишь один из случаев. Как отмечает глава Духовного собрания мусульман России, член Общественной палаты России муфтий Альбир Крганов, такие ситуации характерны для многих регионов страны."В прошлом году в докладе о соблюдении прав российских мусульман мы предложили установить единые нормы выделения земли для религиозных организаций. Сейчас этот вопрос регулируют на региональном уровне — получается, что от настроения конкретного чиновника зависит судьба верующих, которые многие годы добиваются своего", — говорит он.И приводит пример: возглавляемая им структура никак не может построить мечеть в столичной Коммунарке. Причем речь не просто о молельном здании, а о социально-просветительском межрелигиозном центре. То есть, помимо мечети, возвести планируют православный и буддийский храмы, а также синагогу."До сих пор ждем документы на земельный участок. Все-таки дело благое: центр создаем совместно с другими традиционными конфессиями. Прошло восемь лет, а власти не вынесли решения", — сетует муфтий.По его словам, это приводит к двум серьезным проблемам. Во-первых, из-за нехватки мечетей верующие совершают массовые намазы в частных домах, что запрещено законом.Во-вторых, далеко не все самоорганизованные молельни — в поле зрения официальных муфтиятов. Традиционное исламское духовенство попросту не знает, чему там учат верующих."Непонятно, что проповедует руководитель такой группы. Нас это сильно беспокоит", — подчеркивает Крганов.Духовные центры как частичное решениеПодобная ситуация характерна для немусульманских регионов страны, поясняет религиовед Роман Лункин. И дело не только в нежелании чиновников вникать в нужды местных общин."Еще одна причина — возмущение простых горожан, обусловленное стереотипами в отношении ислама. Местные власти порой именно этим объясняют задержки с одобрением того или иного участка. Хотя строительство новых зданий, причем не только культовых, почти всегда вызывает недовольство у местных жителей", — поясняет эксперт.Однако, отмечает он, выход есть."В Москве, например, создали исламские духовные центры. Они не называются мечетями, хотя верующие там молятся. Это пример разумного разрешения проблемы. Без конструктивного сотрудничества с властями возмущение рядовых мусульман растет", — говорит он.Строить проще не в центреВпрочем, сложности связаны не только с постановлениями чиновников, исламофобскими настроениями или нежеланием жителей мириться с новыми зданиями для массовых мероприятий. Нехватка мечетей в стране обусловлена еще и внутренними причинами в мусульманской общине, отмечает исламовед Раис Сулейманов."Нередко верующие хотят возвести молельню в центре города, а на обжитой исторической территории всегда очень сложно строить. Отсюда и недопонимание. Если бы мусульмане предлагали не такие населенные места, необязательно за чертой города, то мечети строились бы быстрее. Кроме того, на общественных слушаниях эти вопросы решались бы проще. Ведь зачастую власти не против, а местные жители — наоборот", — объясняет он.По его мнению, сложности отчасти связаны "с замкнутостью самих общин" и слишком ревностным соблюдением традиций. Например, еще десять лет назад некоторые верующие приносили в жертву баранов на Курбан-байрам прямо в московских дворах. Это вызывало бурю возмущения. Сейчас для обряда есть специально отведенные места за пределами города. И конфликтов не возникает."То же и с коллективными намазами, — продолжает Сулейманов. — Можно совершать их в специально арендованных помещениях. Некоторые духовные управления в Москве снимают большую закрытую площадку в Сокольниках, мусульмане в состоянии это делать. Толпы молящихся на улицах смущают горожан, особенно в столице и в Санкт-Петербурге".С кем вести диалогКроме того, подчеркивает он, сейчас у российских мусульман нет единой структуры. Власти попросту не знают, с какой организацией вести диалог."Может, для чиновников нет принципиальной разницы, с кем из муфтиятов общаться, но беда в том, что мусульмане не договорились между собой. Яркий пример — возведение главной мечети Вооруженных сил России. Предлагали разные варианты, где именно ее строить, но к общему мнению не пришли. В итоге вопрос завис", — рассказывает религиовед.Сейчас в России действуют три организации общефедерального значения и свыше 80 местных муфтиятов. Причем дробление продолжается. Это, по словам Сулейманова, тормозит решение проблемы с мечетями в стране.

https://ria.ru/20200503/1570836624.html

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/07/1f/1575203830_311:0:3042:2048_1920x0_80_0_0_519d7e4a0fa625354957b58305e5ae82.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, москва, аналитика - религия и мировоззрение, альбир крганов, дамир мухетдинов

МОСКВА, 30 сен — РИА Новости, Олег Налисник. Последователям ислама в России негде молиться — по крайней мере, так считают муфтии. В стране с многомиллионным и продолжающем расти мусульманским населением, по их словам, не хватает мечетей: строят их очень медленно. В чем причина и как решить проблему — разбирался корреспондент РИА Новости.

Пять тысяч на одну мечеть

Духовное управление мусульман России (ДУМ) — одна из трех централизованных исламских организаций федерального значения — обозначило главную цель: возводить мечети.

"Приоритетной задачей перед нами стоит строительство мечетей в городах-миллионниках или крупных городских центрах, в которых нехватка мусульманской инфраструктуры ощущается особенно остро. К таковым относятся Владивосток, Волгоград, Воронеж, Екатеринбург, Калининград, Липецк, Сочи, Ростов-на-Дону", — заявил на днях на заседании ДУМ его первый зампред муфтий Дамир Мухетдинов.

Проблема актуальна и для Москвы. Ранее в ДУМ неоднократно жаловались, что четырех мечетей "не хватает для двух миллионов столичных мусульман". Особенно это заметно в дни больших праздников — на Ураза-байрам и Курбан-байрам. Молельни не вмещают желающих, поэтому на утренний намаз многие приходят еще в полночь. Окрестные улицы заняты толпами верующих. Власти перекрывают движение автотранспорта, а некоторые станции метро (например, "Проспект Мира" возле Соборной мечети Москвы) работают только на выход. Это раздражает горожан.

В целом в России, по данным ДУМ, порядка семи тысяч мечетей — официально зарегистрированных. Кроме них, есть молельные помещения, о которых верующие не сообщают в Минюст.

Такого количества не было даже в Российской империи. О советском периоде речи не идет — на всю страну тогда действовало всего несколько десятков молелен, в основном в Средней Азии.

После распада СССР в девяностые годы в традиционных мусульманских регионах России вопрос довольно быстро решили — начали строить мечети. Сейчас их больше всего в Дагестане (почти три тысячи) и Татарстане (свыше полутора тысяч). В других регионах в основном восстанавливали дореволюционные здания.

"Все исторические мечети России вне кавказского ареала, или татарские мечети, как их называли вплоть до начала ХХ века, находящиеся в распоряжении Духовного управления мусульман, уже отреставрированы или в процессе реконструкции. Это Нижегородская, Новосибирская, Пермская, Тверская, Читинская, Ярославская соборные мечети, Новая мечеть Касимова, две московские и другие", — перечисляет муфтий Дамир Мухетдинов.

Тем не менее, по словам мусульманского духовенства, молелен недостаточно. Дело в том, что сегодня в России очень много последователей ислама. По оценкам муфтиятов — свыше 25 миллионов (порядка семнадцати процентов населения). Данные переписи населения 2002 года иные — около 15 миллионов (примерно десять процентов).

И это только российские граждане. А ведь есть еще трудовые мигранты из стран Средней Азии: по разным оценкам, восемь-десять миллионов человек. По прогнозам специалистов, их численность, с учетом естественной убыли коренного населения России, будет расти и дальше.

Зависимость от чиновника

Как отмечают в российской общине мусульман, сложности с мечетями начинаются еще до их возведения. Часто процесс заканчивается на подготовительном этапе, потому что верующие не могут согласовать с властями нужный участок. Это приводит к конфликтам.

Один уже несколько дней не утихает в Саратове. Городская дума запретила строить мечеть на историческом месте — в центре, как до революции. Сейчас там автостоянка.

Поводом для такого решения стало недовольство местных жителей. "Они не против ислама в целом, но считают, что проведение культовых мероприятий вызовет неудобства", — сообщил на заседании гордумы депутат Дмитрий Сорокин.

На месте парковки власти хотят создать "рекреационную зону" — парк с озеленением. А мусульманской общине предложили другой участок.

Однако в Саратовском муфтияте заявили, что решение оказалось для них неожиданным. Хотя, по словам его представителей, переговоры о строительстве новой мечети и без того шли медленно.

Это лишь один из случаев. Как отмечает глава Духовного собрания мусульман России, член Общественной палаты России муфтий Альбир Крганов, такие ситуации характерны для многих регионов страны.

"В прошлом году в докладе о соблюдении прав российских мусульман мы предложили установить единые нормы выделения земли для религиозных организаций. Сейчас этот вопрос регулируют на региональном уровне — получается, что от настроения конкретного чиновника зависит судьба верующих, которые многие годы добиваются своего", — говорит он.

И приводит пример: возглавляемая им структура никак не может построить мечеть в столичной Коммунарке. Причем речь не просто о молельном здании, а о социально-просветительском межрелигиозном центре. То есть, помимо мечети, возвести планируют православный и буддийский храмы, а также синагогу.

"До сих пор ждем документы на земельный участок. Все-таки дело благое: центр создаем совместно с другими традиционными конфессиями. Прошло восемь лет, а власти не вынесли решения", — сетует муфтий.

По его словам, это приводит к двум серьезным проблемам. Во-первых, из-за нехватки мечетей верующие совершают массовые намазы в частных домах, что запрещено законом.

Во-вторых, далеко не все самоорганизованные молельни — в поле зрения официальных муфтиятов. Традиционное исламское духовенство попросту не знает, чему там учат верующих.

"Непонятно, что проповедует руководитель такой группы. Нас это сильно беспокоит", — подчеркивает Крганов.

Духовные центры как частичное решение

Подобная ситуация характерна для немусульманских регионов страны, поясняет религиовед Роман Лункин. И дело не только в нежелании чиновников вникать в нужды местных общин.

"Еще одна причина — возмущение простых горожан, обусловленное стереотипами в отношении ислама. Местные власти порой именно этим объясняют задержки с одобрением того или иного участка. Хотя строительство новых зданий, причем не только культовых, почти всегда вызывает недовольство у местных жителей", — поясняет эксперт.

Однако, отмечает он, выход есть.

"В Москве, например, создали исламские духовные центры. Они не называются мечетями, хотя верующие там молятся. Это пример разумного разрешения проблемы. Без конструктивного сотрудничества с властями возмущение рядовых мусульман растет", — говорит он.

Строить проще не в центре

Впрочем, сложности связаны не только с постановлениями чиновников, исламофобскими настроениями или нежеланием жителей мириться с новыми зданиями для массовых мероприятий. Нехватка мечетей в стране обусловлена еще и внутренними причинами в мусульманской общине, отмечает исламовед Раис Сулейманов.

"Нередко верующие хотят возвести молельню в центре города, а на обжитой исторической территории всегда очень сложно строить. Отсюда и недопонимание. Если бы мусульмане предлагали не такие населенные места, необязательно за чертой города, то мечети строились бы быстрее. Кроме того, на общественных слушаниях эти вопросы решались бы проще. Ведь зачастую власти не против, а местные жители — наоборот", — объясняет он.

По его мнению, сложности отчасти связаны "с замкнутостью самих общин" и слишком ревностным соблюдением традиций. Например, еще десять лет назад некоторые верующие приносили в жертву баранов на Курбан-байрам прямо в московских дворах. Это вызывало бурю возмущения. Сейчас для обряда есть специально отведенные места за пределами города. И конфликтов не возникает.

"То же и с коллективными намазами, — продолжает Сулейманов. — Можно совершать их в специально арендованных помещениях. Некоторые духовные управления в Москве снимают большую закрытую площадку в Сокольниках, мусульмане в состоянии это делать. Толпы молящихся на улицах смущают горожан, особенно в столице и в Санкт-Петербурге".

С кем вести диалог

Кроме того, подчеркивает он, сейчас у российских мусульман нет единой структуры. Власти попросту не знают, с какой организацией вести диалог.

"Может, для чиновников нет принципиальной разницы, с кем из муфтиятов общаться, но беда в том, что мусульмане не договорились между собой. Яркий пример — возведение главной мечети Вооруженных сил России. Предлагали разные варианты, где именно ее строить, но к общему мнению не пришли. В итоге вопрос завис", — рассказывает религиовед.

Сейчас в России действуют три организации общефедерального значения и свыше 80 местных муфтиятов. Причем дробление продолжается. Это, по словам Сулейманова, тормозит решение проблемы с мечетями в стране.

3 мая 2020, 08:00Религия"Две проблемы". Мусульмане в Рамадан заговорили о наболевшем

Мечеть в шаговой доступности - Ведомости

Открытие после реставрации (точнее, после сноса старой и строительства новой) Соборной мечети в Москве стало событием государственной важности. В церемонии приняли участие Владимир Путин, премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент Палестины Махмуд Аббас. Путин подчеркнул роль мусульман в сохранении межконфессионального и межнационального мира и напомнил, что ислам – одна из традиционных религий в России.

Дополнительную актуальность событию для Кремля придали внешне- и внутриполитические вызовы. Путин специально подчеркнул в своей речи, что «террористы из так называемого «Исламского государства», компрометируя великую мировую религию, ислам, сеют ненависть, убивают людей, в том числе и священнослужителей, варварски уничтожают памятники мировой культуры». Москва сегодня стремится играть самостоятельную роль в ближневосточном кризисе, и для президента важно заручиться поддержкой хороших мусульман против плохих.

Внутриполитические вызовы относятся к качеству государственных институтов и управления: недавний скандал с признанием южносахалинским судом экстремистской одной из вероучебных мусульманских книг вновь поднял дискуссию о границах законодательного «экстремизма» и рвении правоохранителей. Рвение приказано поумерить.

Новая мечеть, крупнейшая в Европе, должна и своими размерами уменьшить «базу» для экстремизма. Чем больше людей смогут молиться в мечетях, где проповедуется традиционный ислам, тем меньше риск распространения радикальных и экстремистских религиозных течений.

В Москве всего шесть мечетей, а мусульман, по оценке председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина, – около 2 млн.

Во время праздников молящиеся обычно заполняли прилегающие к храмам улицы, что вызывало не всегда здоровую реакцию у горожан. Бытовая ксенофобия плохо учитывает причины и следствия: горожанам кажется, что чем больше мечетей, тем больше людей будут молиться вокруг них и перекрывать улицы. На самом деле наоборот: чем больше мусульман, тем больше нужно мечетей, чтобы не мешать окружающим. Интересно, насколько точна статистика – ведь ислам исповедуют многие трудовые мигранты, в том числе нелегальные. Светские власти могут здесь сталкиваться с искажением, обратным тому, которое есть у православных. РПЦ заявляет в том числе на основании соцопросов об огромном количестве православных и нехватке церквей, но известно, что подавляющая часть тех, кто называет себя православным, в храм не ходят. Наоборот, число мусульман может занижаться – соответственно, и получить разрешение на строительство мечети сложнее.

Важно учитывать настроения горожан и выбирать место строительства: в прежние годы планы возведения мечети на месте парка вызывали протесты местных жителей. Если же построить мечеть на пустыре или в бывшей промзоне, это не вызовет недовольства, отмечает Александр Верховский из «Сова-центра». По данным «Левада-центра», 36% безразлично относятся к строительству мечети в своем районе (городе), 30% одобряют его и 27% выступают против.

Мечети в России запрещать не нужно - Московский Центр Карнеги

I. Какие страхи провоцирует ислам и что нужно делать, чтобы они не оправдались

Страх №1: Демография и экспансия

К 2030 году мусульман в мире, вероятно, станет больше, чем христиан. Сегодня насчитывают около 1,5 млрд мусульман. Число православных составляет от 180 до 260 миллионов, а это одна из нескольких христианских конфессий. Для сравнения: население России вместе с Крымом составляет 146 миллионов, и это меньше, чем в Индии, в Пакистане, в Бангладеш. Это меньше, чем мусульманское меньшинство в Индии.

Точное число мигрантов-мусульман, проживающих в Европе, никто не назовет, так как мигранты в принципе нигде не проходят регистрацию. Официальная цифра — 25 миллионов, по другим расчетам — 45–46 миллионов. В Турции от 4 до 5 миллионов мусульман, во Франции — 6–7 миллионов. Столько же и в России, однако здесь, в отличие от Франции, это по большей части коренные жители. Какое количество мусульман прибыло в европейские страны после сирийского конфликта, никто точно не знает. То есть численность мусульман в традиционно немусульманских странах стремительно растет, и это не может со временем не изменить мир.

Ислам сейчас — единственная религия, которая расширяет свои границы и увеличивает число приверженцев. Например, половина населения самого большого государства Африки — Нигерии — мусульмане. Новости из Нигерии до нас просто не доходят, нам все равно, что там происходит. Нас интересуют только события в Центральной Азии и Сирии. Хотя по количеству жертв Нигерия превосходит «Исламское государство»*.

Ислам подразумевает шариатский закон. Последние десять лет говорят: «Шариат в Европе — для меньшинства». Но, возможно, через 50 лет, через 100 лет он будет актуален уже для большинства. 15 лет назад в Финляндии считали, что ислам туда не придет. Сейчас там уже одних только сомалийцев проживает 30 тысяч, не беря в расчет меньшие по численности другие этнические группы.

Первое, что приходит в голову при упоминании ислама в России, — это Дагестан, Казань, Чечня и фигура Рамзана Кадырова. Не все знают, что два округа в Тюменской области — Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий — насчитывают от 10 до 15 процентов мусульман. Население округов в основном составляют татары, но примерно каждый десятый имам в мечетях по национальности узбек, таджик и кавказец. Единственное место в России, где пока нет мусульман, — это Чукотка.

Во многих российских городах действуют мечети и исламские центры, достаточно радикально настроенные. Однако это не повод запрещать мечети в России, и вот почему: если их не будет, то вместо них будут молельные дома на рынках, контролировать которые невозможно. В Москве находится всего шесть мечетей, и это несерьезное число для такого большого города — их должно быть минимум пятнадцать, пускай небольших. В Европе существуют мусульманские, турецкие, арабские, персидские районы, но в России пока такого нет.

Страх №2: Терроризм

Если ислам — это религия мира, то почему он настолько сильно ассоциирован с терроризмом? Терроризм — это объективная часть феномена, который называется исламизм, это его маленький, но самый заметный пик.

Ислам — самая политизированная и самая обмирщенная религия, которая дает ответы на все вопросы. Существуют исламская экономика и исламская банковская система, притом что христианской банковской системы нет. Есть исламское государство, которое было создано пророком Мухаммедом, который, согласно ключевым текстам ислама, получал установки от Аллаха, которые включали идеи социальной справедливости, мудрого правителя и даже прообраз парламента. Поэтому мусульманам незачем подражать кому-то еще. Ислам презентует себя как религия, обреченная на успех и победу, квинтэссенция монотеизма, вобравшая в себя идеи и иудеев, и христиан.

Мусульмане уверены, что рано или поздно весь мир станет мусульманским, а в идеальном исламском государстве не будет коррупции, парламент будет давать советы мудрому правителю и консультироваться со Всевышним. Построить исламское государство невозможно — это утопия, но исламисты за это борются. На их рвение существенно повлиял комплекс неполноценности: мусульмане полностью проиграли экономическое и военное соревнование, они были колонизированы. Вот почему у них развилась ненависть к Западу, который навязывает им свои идеи.

Исламистов можно разделить на три группы. Первая похожа на советскую интеллигенцию: эти люди сидят на кухне и рассуждают, как было бы хорошо, если бы создали «Исламское государство». Они уверены, что это произойдет, но для начала общество должно быть подготовлено. Вторая группа хочет бороться, готова участвовать в политической борьбе, состоять в исламских партиях, захватывать места в парламенте и выходить на улицы. Третья группа — это экстремисты или террористы. Они хотят иметь «Исламское государство» любой ценой. Это фанатики, убежденные борцы за идею. Бен Ладен, например, имел капитал в 300 миллионов долларов, жил в Афганистане в пещерах Тора-Бора, затем перебрался в Судан, жил в заброшенной казарме, сам ходил за водой, сам стирал свою одежду. Он был абсолютно честным человеком, который за идею мог отрезать голову кому угодно.

Не называйте таких фанатиков бандитами. Исламистские бомбисты — это государственно-политический, религиозный, военный феномен. Вы их никогда не разобьете: воевать против них — значит, воевать с политической концепцией.

«Исламское государство» возникло в 2014 году. Все думали, что это ненадолго. Потом они завоевали 40% территории Сирии, 30% Ирака, выяснилось, что у них есть финансовая система, медицинская система, образование, экономика, бизнес. Они контролировали территорию с населением в девять миллионов человек. Притом народного восстания против террористов не было — те люди, которых контролирует «Исламское государство», возможно, приспособились или разделили их идеи. К ним стали съезжаться единомышленники со всего мира, которые хотят воевать за Халифат. С постсоветского пространства туда отправились тысячи человек: едут из Грузии, Азербайджана, из Центральной Азии, Узбекистана; только из России, по разным данным, уехало от 2700 до 7000 человек. Это тренд! Никто не может остановить рекрутирование, которое идет по всей стране.

Создаются ячейки — так называемые неформальные джамараты. Джамарат — это мусульманская община, сообщество салафитов, исламистов, ваххабитов. Джамараты радикального настроя распространились по всей России. Это не угроза, это фактор и данность. Хотя никакого Халифата не будет, есть люди, которые верят в его создание.

Страх №3: Мигранты

К миграции мусульман нужно относиться как к движению народов, которое было всегда. Мусульмане едут за хорошей жизнью оттуда, где идет война. Как решать проблему мигрантов, никто не знает, но это не угроза, а вызов. В начале 2000-х существовало огромное количество проектов по адаптации, ассимиляции мигрантов, потом появилось слово «мультикультурализм». Но все проекты, которые были объединены этим словом, провалились.

Принимать мигрантов сложно. Европейцы относятся к ним как к людям второго сорта, которые приезжают паразитировать и жить на социальные пособия. А мигранты приезжают с мыслью, что они носители главной религии, что все образуется и все будет мусульманское — и они это быстро докажут.

В России, судя по социологическим опросам, наибольшее раздражение вызывают люди с Северного Кавказа. А это, между прочим, граждане России! Если мы сейчас не займемся их образованием, то их религиозная идентичность возобладает. Они начнут чувствовать себя сначала мусульманами и только потом гражданами страны. Кроме того, если Россия проиграет войну в Сирии, то мы в очередной раз потерпим поражение от мусульман — после Афганистана и Чечни.

Одной из причин распространения радикализма являются мигранты из Центральной Азии. У них исламизированное самосознание. Они требуют построить мечети, у работодателей требуют выходной в пятницу. Нужно учитывать, что мы имеем дело не просто с миграцией, а с исламской, которая тащит с собой радикальные идеи.

Исламскую партию освобождения, возникшую в 1990-е годы в Ферганской долине, в Узбекистане восприняли как угрозу и выдавили в Россию. Сейчас она действует в Татарстане, Башкирии, Пермской области. Россия «покрыта» интернациональными партийными ячейками, которые разными способами привлекают новых членов. Членам партии для привлечения сторонников можно пить водку, танцевать, носить галстуки. В арабском языке для таких случаев есть оправдание, специальное слово, которое означает «я показываю тебе не то, что я думаю, а то, что надо для того, чтобы ты был ближе ко мне». Члены партии «Хизб ут-Тахрир» не оголтелые экстремисты, они хитрые и осторожные, выступают категорически против применения оружия, однако, несмотря на это, они остаются радикалами. Благодаря своей политике они смогли прижиться в России.

Другой момент, который отталкивает в мусульманах, — это их нетерпимость. Ислам легко оскорбить. С одной стороны, нехорошо рисовать карикатуры на пророка Мухаммеда, а с другой стороны, почему нехорошо? Ведь можно рисовать карикатуры на Христа. Мусульмане мстят за карикатуры на пророка Мухаммеда — христианину подобное не может прийти в голову. Взаимное отторжение культур присутствует. Повсеместное развитие многоженства на Северном Кавказе несовместимо с Конституцией. Это нарушение российского законодательства, но сохранение исламской традиции. Необходимость уважать исламскую традицию приводит к боязни ислама. Как быть исламоведам, которые не исходят из того, что Коран от Аллаха, что это книга, где одна половина содержит разные интерпретации Библии, а другая основана на конкретных исторических событиях? Получается, что если исламоведы не идеализируют ислам, то они борются против него. Были даже случаи, когда на исламоведов нападали. 

Конфликт между цивилизациями существует, и это прежде всего конфликт идентичности, без которого невозможно развитие цивилизации. Это трение. Если цивилизации не взаимодействуют, между ними не происходит взаимообмена, тогда их ждет гибель. Бороться нужно не с ним, а с крайностями, в эпоху которых мы живем.

Европейцы пропустили момент зарождения конфликта. Когда была исламская революция в Иране, никто не верил, что это надолго. Когда появился терроризм, все считали, что это болезнь. А это был тренд. Когда вспыхнула «арабская весна», все думали, что в регионе наступит демократия. Когда появилось «Исламское государство», все решили, что его легко победить. Европейцы уверовали в секуляризм, в то, что религия и политика — вещи несовместимые. Но ислам без политики будет кастрированной религией. Европейцы считали, что это все средневековье. А это — современная реальность.

II Вопросы Алексею Малашенко

Почему вы считаете, что не будет Халифата?

Чтобы построить такое наднациональное государство, как «Исламское государство», нужен огромный опыт. Кроме того, арабский язык существует только в литературной форме, диалекты отличаются настолько сильно, что в египетском посольстве в Алжире работал переводчик. Они сами ссорятся между собой. Для того, чтобы их всех объединить, нужна гигантская общая угроза.

Как нам всем уживаться? Есть ли какая-нибудь позитивная повестка? Какие есть позитивные аргументы, чтобы общество не взорвалось?

Это проблема для всех нас. Каждый пойдет своим путем, на ощупь.

Что вам больше всего импонирует в пророке Мухаммеде?

Это был человек, которого чуть не убили. Но он выжил, вытащил ислам из Мекки, где родился, дотащил до Медины, создал там общину, из которой через несколько лет действительно появилось первое исламское государство. Он обладал невероятной силой убеждения. Он учился у иудеев и у христиан. Это был фанатик и харизматик. Иногда задумываешься, почему же за ним все-таки пошли. Он умел убеждать, умел говорить и мягко, и жестко. Он убеждал всех в том, что разговаривает с Аллахом, — ему верили. Он был блестящий дипломат. У него было четыре любимых жены и огромное количество жен, которых он брал из разных племен. Одна из жен хотела его отравить, но он ее простил. Мухаммед создал такую религию, которая вышла за пределы Аравийского полуострова и за сто лет дошла до Атлантического океана, а еще через 20–30 лет она уже была на Северном Кавказе. Хотя он был очень жестоким человеком. Например, полностью вырезал два племени, потому что они были против него.

Нужно ли сдерживать рост мусульманского населения и какими цивилизованными способами это можно сделать?

Мусульмане сами себя сдерживают. Где выше доходы населения, там меньше потребность создавать большие семьи. А в самых бедных странах, таких как Сомали, Афганистан, рост населения никак не остановить. Когда Индира Ганди пыталась остановить это среди мусульман, поднялась огромная волна протеста. Рост рождаемости невозможно решить запретительными мерами правительств — должны быть условия, в которых у женщины не было бы потребности рожать много детей. Уровень рождаемости снижается по всему мусульманскому миру. В семьях мигрантов в Европе будет по три-четыре ребенка, что немного для мусульман. Проблема заключается не в количестве детей в семьях мигрантов, а в том, что на европейскую семью в среднем приходится полтора ребенка. Существует такая теория, что очень скоро политическую картину и выборы в Европе будут определять женщины после 60 лет и мужчины до 25 лет, которые будут мигрантами.

Если вся борьба в Сирии построена на идеологической основе, то как можно так активно и масштабно там воевать? У исламистов есть финансирование?

Финансирование идет по разным источникам. Исламисты очень быстро все захватили, ворвавшись в Ирак. Часть захваченного они отдали в казну. Они добрались до нефти. Есть народные мусульманские организации и международные банки. Есть такое понятие, как мусульманский бизнес. Некоторые бизнесмены финансируют создание Халифата. Кто-то из них делает это даже добровольно.

Как бороться с этим явлением?

Кадыров объявил, что будет воспитывать бывших боевиков, которые воевали в Сирии. В январе Госдума разрешила амнистию для вернувшихся из Сирии, какие бы преступления они там ни совершали.

«Хамас» в Газе успешен как диктатура…

Это то же самое, что создать Халифат в Наро-Фоминском районе. И его можно уничтожить, но будет огромное количество жертв, и неизвестно, во что это выльется.

Что происходит в Сирии на самом деле?

Когда военные действия начинались, Путин был прав: Башар Асад лучше, чем радикалы. Муаммар Каддафи был лучше, Саддам Хусейн был лучше, несмотря на то, что он был садист, но при нем была какая-то определенность. Асад — офтальмолог-шиит, а его жена суннитка. Он дал паспорта курдам. Однако появился запрос на свержение диктатуры и установление демократии. У Асада возникла огромная оппозиция, его поддерживало меньше половины населения. Армия была недееспособная. Для России Сирия — это последняя территория влияния Советского Союза. Вроде как Россия борется с «Исламским государством», но на самом деле она борется с оппозицией. Из-за Сирии у России начались конфликты с Турцией и с Саудовской Аравией. Асад сейчас никому не нравится. Но если он не уйдет, продолжится гражданская война. Если Асада не будет в Сирии, то России тоже там не будет. Поэтому Россия объективно заинтересована в конфликтной ситуации. У России нет возможностей по-настоящему воевать в регионе, она проигрывает и в случае примирения, и в случае продолжения войны.  

Возможно, конечно, создание «Малой Сирии», алавитского государства под руководством Асада, которое российская пропаганда будет выдавать за Сирию. Это будет поражение в мусульманском мире. Поскольку весь имидж Путина построен на внешней политике, а не на социальном обеспечении пенсионеров, то поражение в Сирии рикошетом ударит по России.

Как бороться с фанатиками и исламистами?

Возможность бороться есть, но этого никто не сделает. Нужно допустить их к власти. Через год они все разрушат. Представьте себе афганских талибов у власти. Там есть умеренные и радикальные, и они не договорятся между собой. В 2012 году в Египте пришел к власти «брат-мусульманин» Мухаммед Мурси. У него был год — и он ничего не успел сделать. Исламисты проиграли, так как они хороши лишь в оппозиции. Они борются за утопию, и у них нет своей программы развития. Им пришлось бы использовать опыт западных специалистов. Как можно на основе шариата построить нормальное государство? Они не знают, с чего начинать реформы. Если реформы осуществлять при режиме диктатуры, то исламская диктатура будет кровавой. И исламисты не смогут приспособиться к власти.

* Организация «Исламское государство» признана террористической в России и запрещена.

Оригинал публикации

соборная мечеть будет построена в центре Казани

Место строительства соборной мечети в Казани определено, заявил в понедельник президент Татарстана Рустам Минниханов на совещании в правительстве России, посвященном 1100-летнему юбилею принятия ислама.

Сайт Idel.Реалии заблокирован? Обойдите блокировку!
читать >


"Особо следует отметить проект строительства в центре Казани Соборной мечети в честь 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией. Я определил, где она будет построена. Первый камень в ее основании будет заложен в 2022 году", — сказал он, обращаясь к заместителю председателя правительства России Марату Хуснуллину.

В каком именно месте Казани будет построена мечеть, он не сказал, заявив только, что она будет находится в центре.

По словам Минниханова, в связи с юбилеем пройдет заседание группы "Россия - Исламский мир", мероприятие KazanSummit, посвященное ознакомлению мусульман России с богословским наследием на 45 сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО в Казани. Также планируется проведение международного форума, посвященного принятию ислама в Болгаре и Золотой Орде.

Государственный советник Татарстана Минтимер Шаймиев призвал привлечь к юбилею принятия ислама и Кавказ, найти с ним общий язык.

В завершение заседания заместитель главы правительства России Марат Хуснуллин поручил в течение двух недель принять предложения. В течение месяца будет определен юбилейный бюджет.

Мероприятия, приуроченные к 1100-летию официального принятия ислама Волжской Булгарией, пройдут в 2022 году. Их организационный комитет возглавляет вице-премьер России Марат Хуснуллин, бюджет будет определен в течение месяца.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

РО МЕСТНАЯ МУСУЛЬМАНСКАЯ РО -ПРИХОД ЗАКАБАННОЙ МЕЧЕТИ ИМЕНИ 1000-ЛЕТИЯ ПРИНЯТИЯ ИСЛАМА МУХТАСИБАТА ВАХИТОВСКОГО И ПРИВОЛЖСКОГО РАЙОНОВ Г.КАЗАНИ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ-ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН — ОГРН 1031659009359, ИНН 1655031361

Действует Обновлено 05.07.2021

Компания МЕСТНАЯ МУСУЛЬМАНСКАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ-ПРИХОД ЗАКАБАННОЙ МЕЧЕТИ ИМЕНИ 1000-ЛЕТИЯ ПРИНЯТИЯ ИСЛАМА МУХТАСИБАТА ВАХИТОВСКОГО И ПРИВОЛЖСКОГО РАЙОНОВ Г.КАЗАНИ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ-ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН зарегистрирована 12.11.1990 г. в городе КАЗАНЬ. Краткое наименование: МЕСТНАЯ МУСУЛЬМАНСКАЯ РО -ПРИХОД ЗАКАБАННОЙ МЕЧЕТИ ИМЕНИ 1000-ЛЕТИЯ ПРИНЯТИЯ ИСЛАМА МУХТАСИБАТА ВАХИТОВСКОГО И ПРИВОЛЖСКОГО РАЙОНОВ Г.КАЗАНИ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ-ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН. При регистрации организации присвоен ОГРН 1031659009359, ИНН 1655031361 и КПП 165501001. Юридический адрес: РЕСПУБЛИКА ТАТАРСТАН ГОРОД КАЗАНЬ УЛИЦА Х.ТАКТАШ 26.

Давлетшин Юсуф Ирекович является генеральным директором организации.

В соответствии с данными ЕГРЮЛ, основной вид деятельности компании МЕСТНАЯ МУСУЛЬМАНСКАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ-ПРИХОД ЗАКАБАННОЙ МЕЧЕТИ ИМЕНИ 1000-ЛЕТИЯ ПРИНЯТИЯ ИСЛАМА МУХТАСИБАТА ВАХИТОВСКОГО И ПРИВОЛЖСКОГО РАЙОНОВ Г.КАЗАНИ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ-ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН по ОКВЭД: 94.91 Деятельность религиозных организаций. Общее количество направлений деятельности — 1.

За 2018 год прибыль компании составляет — 36 000 ₽, выручка за 2018 год — 717 000 ₽. Себестоимость продаж за 2018 год — 634 000 ₽. Валовая прибыль на конец 2018 года — 83 000 ₽.

На 30 августа 2021 организация действует.

Юридический адрес МЕСТНАЯ МУСУЛЬМАНСКАЯ РО -ПРИХОД ЗАКАБАННОЙ МЕЧЕТИ ИМЕНИ 1000-ЛЕТИЯ ПРИНЯТИЯ ИСЛАМА МУХТАСИБАТА ВАХИТОВСКОГО И ПРИВОЛЖСКОГО РАЙОНОВ Г.КАЗАНИ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ-ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН, выписка ЕГРЮЛ, аналитические данные и бухгалтерская отчетность организации доступны в системе.

Мечеть в исламе | Все о Турции

Мечеть - это молитвенный дом исламской веры. Мечеть символически очень важна для мусульман и является для человека скромным способом воссоздать чистое божественное присутствие на земле. Но мечети не строятся в соответствии с тем, что считается божественным образцом, даже если ими руководит Бог, и не по очень четким правилам, за исключением некоторых нескольких пунктов. На нем должно быть четкое указание направления на Мекку, Киблу (кибле). В большинстве мечетей есть указание на михраб, нишу в стене.Мечеть должна иметь крытую площадку перед михрабом, и двери могут быть размещены в стенах, где михраб не находится.

Масджид (Месцит) - это слово, означающее «место для земного покоя», и ранние мусульмане использовали его для молитвенных домов, даже для других религий. Сегодня арабская «Масджид» и английская «Мечеть» используются исключительно для религиозных домов в исламе.

История и развитие

Первая мечеть находится в Мекке, то есть в районе, окружающем Каабу, самую святую святыню.Но образцом ранних мечетей был двор дома Мухаммеда в Медине, построенный в 622 году нашей эры. Это было организовано с помощью киблы, сначала направленной в сторону Иерусалима. Слева от этой Киблы были построены дома для жен Мухаммеда. Во двор было три входа. Часть двора была покрыта крышей, и здесь совершалась молитва. Спустя 1,5 года Кибла была изменена так, что она оказалась напротив Мекки.

Эта мечеть Мадина выполняла социальные, политические и судебные функции, а также служила домом для семьи Мухаммеда.Религиозные функции смешивались с другими функциями. Правила молитв, похоже, не были сформированы в первый период, поскольку предписания Корана в эти годы пришли постепенно. Помимо мечетей Мекки и Медины, можно найти несколько указаний на то, что во времена Мухаммеда были и другие мечети.

Мечети вскоре стали более сложными и единообразными по своей форме. Рядом с михрабом был установлен минбар, кафедра, с которой проводится пятничная молитва. Через несколько лет после смерти Мухаммеда мечети стали такими важными символами, что, когда мусульманские завоеватели обосновались где-то, сначала была построена мечеть, а затем вокруг нее был построен военный лагерь.Это было вдохновлено примером Мадины, но в некоторых крупных городах мусульмане построили свои мечети в месте, которое было центром других религий.

В начале ислама племена и секты в исламе часто отмечали свою независимость или чистоту, воздвигая собственные мечети или определяя определенную часть мечети как свою часть. Мусульмане всех вероисповеданий теоретически имеют право входить во все мечети, но на самом деле некоторые мечети считаются неподходящими, и путешествующий мусульманин будет пытаться найти мечеть, которая используется людьми, принадлежащими к его собственному вероисповеданию (сунниты, шииты и хариджиты). являются основными пунктами разделения).Но большинство крупных мечетей, так называемые Джами (Ками), считаются нейтральными и используются всеми религиями.

Многие мечети первых веков изначально были церквями. Многие из этих обращений были против воли христиан. Во многих регионах христианство утратило свои позиции, а церкви со временем превратились в мечети просто благодаря тому, что мусульмане использовали церкви в качестве религиозных построек.

Сегодня большинство мечетей на арабских территориях закрыто для немусульман, но это постановление было разработано в течение первого века ислама.Усилился акцент на святости мечети, все больше и больше элементов мечети считалось священным, и любая мечеть обычно рассматривалась как «Дом Бога». В Турции любая мечеть открыта для посетителей, их могут посещать и немусульмане.

Дизайн мечетей за короткое время развился от очень простых до сложных. В первых мечетях, построенных в Хиджазе, ориентация была важнее формы. Развитие мечети в том виде, в котором она сейчас известна, длилось 80 лет.Форма мечетей во многих случаях была результатом смешения архитектуры завоеванных территорий и оригинальных узоров.

Пристройка минаретов, башен, из которых сделаны призвания, которых не было в ранних мечетях, было вдохновлено религиозными зданиями других религий. Возведение минаретов предназначалось как для украшения мечетей, так и для функциональности мечетей, поскольку призыв к молитве (Эзан) с уровня земли не превышал нескольких блоков.Но в течение некоторого времени после введения минаретов эзан продолжался, когда муэдзин ходил по улицам и приглашал на молитву. Первый минарет появился, вероятно, в 703 году в Кариуане, Тунис, почти через 100 лет после мечети Мадина. Но есть письменные материалы, свидетельствующие о том, что минареты были возведены еще в 665 году нашей эры.

Добавление украшений к мечетям сильно обсуждалось, и многие мусульмане выступали против этого процесса, считая его способом поставить под угрозу то, что было мусульманским, и им не нравилось допускать христианские элементы.Эта реакция не была надуманной, поскольку многие архитекторы ранних мечетей на самом деле были христианами. Со временем к мечети было добавлено много комнат, которые использовались людьми разных социальных слоев, людьми, выполняющими свои обязанности в мечети, путешественниками, больными и старыми. В мечети часто жили набожные и подвижники. Другие элементы внутри мечети:

  • Дакка, платформа, с которой муэдзин призывает к молитве после того, как он совершил это с минарета.
  • Курси, письменный стол и место для Корана и читателя.
  • Реликварии, где хранятся тела, части тел или вещи религиозных деятелей.
  • Ковры, покрывающие пол мечетей.
  • Огни, как свечи, так и лампы, используемые для освещения, но не для ритуалов.
  • Благовония, особенно во время праздников.
  • Вода во дворе, как для омовений, так и для питья.
Администрация

Раньше или даже сегодня в некоторых арабских странах мечети часто строились правителями, а управление мечетями финансировалось вакфами (вакифами), пожертвованиями, приносящими доход.Эти вакфы обычно были сельскохозяйственными угодьями, которые часто находились в ведении жертвователя или членов его семьи, а в некоторых случаях могли располагаться далеко от финансируемой им мечети. В каждой мечети может быть более одного вакуфа. Мечети с экономическими проблемами часто искали новых жертвователей.

В то время как мечети официально находились под властью правителей, прямой контроль был затруднен из-за экономической независимости (через вакфы), а также из-за влияния мечети среди людей. Главный жертвователь и его семья во многих случаях юридически считались владельцем мечети.В других случаях именно Кади (кади), судья шариата, выступал в качестве главного администратора (Назира) мечети. Власть Назира была значительной, и его положение часто приводило к острым конфликтам между отдельными людьми и группами.

Фактическим лидером Алята в мечетях был правитель, носивший титул имама. Местные правители занимали параллельную должность под названием Ала Салат. Положение Хатиба является результатом того, что имам не может выполнять пятничный намаз, хутбу.Хатиб мог быть кади, а в более крупных мечетях могло быть назначено несколько хатибов.

Сегодня в Турции большинство новых мечетей строятся людьми, живущими по соседству (на пожертвования), или, в случае необходимости, религиозные и благотворительные организации также могут их строить.

Правила для мечетей

Мечети - это центры городов или кварталы городов. Эта функция не всегда должна быть структурирована, но может быть связана с менталитетом, а строительство новой мечети приводит к возникновению центра.Очень немногие мечети расположены на открытых площадках, и на улицах вокруг них нет магазинов и магазинов. Часто жилые дома лежат вторым «кругом» за пределами мечети и магазинов. Другие социальные функции часто связаны с мечетями, школами, судами, больницами и ночлегом для путешественников. Этот образец основан на мечети Мадина, но сегодня он имеет меньшее значение, поскольку в городском планировании теперь часто используются западные модели.

При входе в мечеть человек должен снять обувь или сандалии.Входить в мечеть нужно сначала правой ногой, пока человек произносит благословение Мухаммеду и его семье. Оказавшись внутри мечети, нужно совершить два рак'аса. Человек внутри мечети должен говорить тихо, но не громко, чтобы он или она не мешали молящимся. Для пятничной молитвы рекомендуется красивая и чистая одежда и благовония.

Ни Коран, ни Сунна не запрещают женщинам входить в мечети, но существуют правила, регулирующие ее поведение в мечети.Мечети могут быть разделены во времени или в пространстве. Но в некоторых мусульманских странах вход женщин в мечети не приветствуется, и мечети могут быть закрыты для женщин либо по местным правилам, либо по привычке. В Турции женщины запросто могут войти в любую мечеть.

Хотя намаз можно совершать где угодно, он считается более достойным, когда проводится в мечети и вместе с другими людьми. Сунна утверждает, что намаз в мечети в 20-25 раз дороже, чем тот, который совершается дома.

Пятничная молитва или проповедь, Хутба (хутбе), считается обязательной для всех мужчин-мусульман, но правила Хатиба и пятничных мечетей (Джами или Ками) разрабатывались в течение длительного периода, примерно два столетия. С сильным увеличением числа Джами с 9-го века термин «Масджид» все больше и больше использовался для обозначения небольших и незначительных мечетей. В период раннего ислама проповеди произносились каждый день кассой, которая читала и объясняла. Но институт Касса так и не получил широкого распространения и вскоре распался и продолжал существовать только в суфизме.

Введение в архитектуру мечетей - Smarthistory

Мимар Синан, двор мечети Сулеймание, Стамбул, 1558

Мечеть во многих формах от Индонезии до Соединенного Королевства является типичным исламским зданием. Мечеть, по-арабски масджид, является местом сбора мусульман для молитвы. Масджид просто означает «место прострации». Хотя большинство из пяти ежедневных молитв, предписанных в исламе, можно совершать где угодно, все мужчины должны собираться вместе в мечети для пятничной полуденной молитвы.

Мечети также используются в течение недели для молитв, учебы или просто как место для отдыха и размышлений. Главная мечеть города, используемая для пятничной совместной молитвы, называется джами масджид, что буквально означает «пятничная мечеть», но на английском ее также иногда называют конгрегационной мечетью. Стиль, планировка и убранство мечети могут многое рассказать нам об исламе в целом, а также о периоде и регионе, в котором была построена мечеть.

Схема реконструкции Дома Пророка, Медина, Саудовская Аравия

Дом пророка Мухаммеда считается первой мечетью.Его дом в Медине на территории современной Саудовской Аравии представлял собой типичный дом 7-го века в арабском стиле с большим внутренним двором, окруженным длинными комнатами, поддерживаемыми колоннами. Этот стиль мечети стал известен как гипостильная мечеть, что означает «много колонн». В большинстве мечетей, построенных в арабских странах, этот стиль использовался веками.

Общие черты

Архитектура мечети в большей степени определяется региональными традициями того времени и места, где она была построена. В результате стиль, планировка и оформление могут сильно различаться.Тем не менее, из-за общей функции мечети как места совместной молитвы, определенные архитектурные особенности появляются в мечетях по всему миру.

Сан (внутренний двор)

Самая основная необходимость в архитектуре мечетей при общинах - это способность удерживать все мужское население города (женщины могут посещать пятничную молитву, но не обязаны это делать). Для этого в мечетях прихожан должен быть большой молельный зал. Во многих мечетях к нему примыкает открытый двор, называемый сан.Во дворе часто можно найти фонтан, вода из которого является желанной передышкой в ​​жарких краях и важна для омовения (ритуального очищения), проводимого перед молитвой.

Михраб и минбар, мечеть султана Хасана, Каир, 1356-63 гг. (Фото: Дэйв Берковиц, CC BY 2.0)

Михраб (ниша)

Михраб, Великая мечеть Кордовы, гр. 786 (фото: Бонго Вонго, CC BY-SA 2.0)

Еще одним важным элементом архитектуры мечети является михраб - ниша в стене, указывающая направление на Мекку, к которой молятся все мусульмане.Мекка - город, в котором родился Пророк Мухаммед, и дом самого важного исламского объекта - Каабы. Направление Мекки называется кибла, и поэтому стена, в которой установлен михраб, называется стеной киблы. Независимо от того, где находится мечеть, ее михраб указывает направление на Мекку (или настолько близко к этому направлению, насколько наука и география смогли определить его). Следовательно, михраб в Индии будет на западе, а в Египте - на востоке. Михраб обычно представляет собой относительно неглубокую нишу, как в примере из Египта выше.В примере из Испании, показанном справа, ниша михраба принимает форму маленькой комнаты, это встречается реже.

Минарет (башня)

Одним из наиболее заметных аспектов архитектуры мечети является минарет, башня, примыкающая к мечети или примыкающая к ней, с которой объявляется призыв к молитве.

Mimar Sinan, Minaret, Мечеть Сулеймание, Стамбул, 1558

Минареты бывают самых разных форм - от знаменитого спирального минарета Самарры до высоких карандашных минаретов Османской Турции.Не только функциональный по своей природе, минарет служит мощным визуальным напоминанием о присутствии ислама.

Кубба (купол)

В большинстве мечетей также есть один или несколько куполов, которые по-арабски называются кубба. Хотя это и не является ритуальным требованием, как михраб, купол действительно имеет значение в мечети - как символическое изображение небесного свода. Внутреннее убранство купола часто подчеркивает этот символизм, используя замысловатые геометрические, звездчатые или растительные мотивы для создания захватывающих дух узоров, призванных внушать трепет и вдохновлять.Некоторые типы мечетей включают в свою архитектуру несколько куполов (как в Османской мечети Сулеймание, изображенной в верхней части страницы), в то время как другие имеют только один. В мечетях с одним куполом он неизменно возвышается над стеной киблы, самой святой частью мечети. Великая мечеть Кайруан в Тунисе (не изображена) имеет три купола: один над минаретом, один над входом в молитвенный зал и один над стеной киблы.

Поскольку это направленный фокус молитвы, стена кибла с ее михрабом и минбаром часто является наиболее богато украшенной частью мечети.Богатое убранство стены киблы очевидно на этом изображении михраба и минбара мечети султана Хасана в Каире, Египет (см. Изображение выше на странице).

Мебель

Светильник для мечети, 14 век, Египет или Сирия, выдувное стекло, эмаль, позолота, 31,8 x 23,2 см (Музей Метрополитен)

Есть и другие элементы декора, общие для большинства мечетей. Например, над михрабом часто появляется большой каллиграфический фриз или картуш с заметной надписью.В большинстве случаев каллиграфические надписи представляют собой цитаты из Корана и часто включают дату открытия здания и имя покровителя. Еще одной важной особенностью украшения мечети являются подвесные светильники, которые также видны на фотографии мечети Султана Хасана. Свет является важным элементом мечетей, поскольку первая и последняя ежедневные молитвы совершаются до восхода солнца и после захода солнца. До появления электричества мечети освещались масляными лампами. Сотни таких ламп, подвешенных внутри мечети, создавали бы сверкающее зрелище, с мягким светом, исходящим от каждой из них, подчеркивая каллиграфию и другие украшения на поверхности ламп.Хотя это и не является постоянной частью здания мечети, лампы вместе с другой мебелью, например коврами, составляли важный, хотя и эфемерный, аспект архитектуры мечети.

Шефство над мечетью

Михраб, 1354–1355 гг., Сразу после периода Ильханидов, медресе Имами, Исфахан, Иран, полихромная глазурованная плитка, 343,1 x 288,7 см (Метрополитен-музей)

Большинство исторических мечетей не являются отдельно стоящими зданиями. Многие включали благотворительные учреждения, такие как бесплатные бесплатные столовые, больницы и школы.Некоторые покровители мечетей также решили включить свой собственный мавзолей в комплекс мечетей. Благотворительные учреждения - важный аспект исламской культуры, отчасти благодаря третьему столпу ислама, который призывает мусульман жертвовать часть своего дохода бедным.

Открытие мечети будет рассматриваться как благочестивый поступок со стороны правителя или другого богатого покровителя, и имена покровителей обычно включаются в каллиграфическое украшение мечетей.В таких надписях также часто прославляют набожность и щедрость покровителя. Например, михраб, который сейчас находится в Метрополитен-музее, имеет надпись:

.

И он [Пророк], мир ему и благословение, сказал: «Кто построит для Бога мечеть размером с гнездо глухаря, исходя из благочестия, [Бог построит ему дворец в раю] . »

Покровительство мечетям было не только благотворительным актом, но также, как и архитектурный патронаж во всех культурах, возможностью для саморекламы.Социальные службы при мечетях османских султанов являются одними из самых обширных в своем роде. В Османской Турции комплекс, окружающий мечеть, называется куллие. Куллие мечети Султана Сулеймана в Стамбуле является прекрасным примером этого явления, включая бесплатную кухню, больницу, несколько школ, общественные бани и караван-сарай (похожий на общежитие для путешественников). В комплекс также входят два мавзолея султана Сулеймана и членов его семьи.

Süleymaniye Kulliyesi (вид на кухни и караван-сарай), Стамбул


Smarthistory изображений для преподавания и обучения:

Больше изображений Smarthistory…

Женщин все больше принимают участие в U.С. мечети

Мусульманские женщины собираются на пятничную молитву в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2010 году. (Том Уильямс / Roll Call / Getty Images)

Женщины по-прежнему менее вовлечены, чем мужчины, в жизнь мечети в Соединенных Штатах, но, по-видимому, картина меняется. к недавнему обзору американских молитвенных домов.

Согласно новому исследованию, проведенному доцентом исламоведения Ихсаном Багби, в период с 2011 по 2020 год доля мечетей, в которых взрослые женщины составляют более четверти всех посетителей пятничной молитвенной службы Джума, выросла. исследования 2020 Faith Communities Today (FACT).В 2011 году женщины составляли более четверти посетителей всего в 14% мечетей США, а к 2020 году эта доля выросла до 21% мечетей.

Исследовательский центр Pew Research Center провел этот анализ роли женщин в мечетях США, используя данные, собранные Cooperative Congregational Studies Partnership в рамках исследования Faith Communities Today (FACT) об американской религии и жизни общины. Данные исследования «Американские мечети 2020» собирались в два этапа. Первым этапом была попытка идентифицировать все мечети в Соединенных Штатах, которая проводилась с июня по ноябрь 2019 года.В ходе этого процесса было выявлено 2769 мечетей. Затем руководители некоторых из этих мечетей (всего 470) были опрошены по телефону. Исследование мечетей США 2011 года проводилось по аналогичной двухэтапной схеме, охватывающей период с февраля 2010 года по ноябрь 2011 года, включая интервью с 524 руководителями мечетей. Другие данные в этом анализе взяты из ранее опубликованных отчетов Pew Research Center.

Несмотря на рост, мужчины продолжают составлять подавляющее большинство посетителей пятничных молебнов, самое большее в U.С. мечети. Мужчины составляют большинство слушателей молитвы Джума в 94% мечетей, и не было мечетей, в которых мужчины составляли бы менее трех из десяти посетителей пятничной молитвы. Опрос также показал, что, хотя в 44% мечетей нет детей на пятничной молитве (что обычно происходит в течение школьного дня), дети присутствуют в 55% мечетей.

Относительно небольшая доля женщин среди прихожан пятничной мечети согласуется с результатами предыдущих опросов взрослых американцев-мусульман Pew Research Center.Последнее исследование Центра, проведенное в 2017 году, показало, что мусульманские женщины реже, чем мужчины, посещали религиозные службы в мечети каждую неделю (37% против 48%) и реже говорили, что удовлетворены качеством мечетей. где они живут (67% против 78%) - несмотря на то, что не менее склонны молиться все пять ежедневных молитв (45% против 39%).

По крайней мере частично, это может отражать традиционное понимание среди многих мусульман, что посещение пятничных служб требуется от мужчин, а не от женщин.Действительно, во всем мире мужчины-мусульмане чаще, чем женщины-мусульманки, говорят, что они регулярно посещают мечеть, даже несмотря на то, что такого гендерного разрыва нет, когда дело доходит до частоты молитв или самооценки важности религии в жизни мусульман. в большинстве обследованных стран.

Хотя женщины составляют относительно небольшую долю посетителей пятничных молитв, новое исследование FACT показало, что в большинстве мечетей США (55%) есть специальные женские группы, а примерно три четверти (77%) имеют специальные мероприятия или программы. для женщин.По обеим этим мерам усилия мечетей увеличились с 2011 года. На тот момент только 29% мечетей имели женские группы, а семь из десяти (69%) проводили мероприятия или программы специально для женщин.

Женщины также стали больше представлены в советах мечетей. Примерно девять из десяти мечетей США (88%) допускают женщин в свой попечительский совет (или аналогичный административный орган), а 61% говорят, что женщины входили в совет в какой-то момент за последние пять лет. Для сравнения, десять лет назад около трех четвертей мечетей (77%) разрешали женщинам входить в состав своих советов директоров, и только около половины (51%) заявили, что женщины служили в течение последних пяти лет.

Бешир Мохамед - старший научный сотрудник исследовательского центра Pew Research Center, специализирующийся на религии.

Строительство ислама в Детройте - Детройтские мечети

Исламский центр Ахмадии

Ахмадия Движение Мичигана

Албанско-американское мусульманское общество

Албанский исламский центр

Храм Ислама Аллаха

Аль-Ислах Джам Масджид

Исламский центр Аль-Махди

Американский исламский общественный центр

Американское мусульманское общество

Американский мусульманский центр Бекаа

Американский мусульманский центр

Масджид Американского общества мусульман в Детройте

Американский йеменский исламский центр

Общественный центр Ар-Расул

Байтул-Ислам Джаме Масджид

Байтул Музаффар

Боснийско-американский исламский центр

Боснийский исламский центр

Дахира Тайсирул Хасир Туба

Центр Дару Салам (Жизнь во имя помощи и развития)

Первый албанский монастырь Бекташи

Хашимитовый зал

Hindoo Hall

Мечеть Имама Али

Исламская ассоциация Большого Детройта

Исламский центр Америки

Исламский центр Америки (исторический)

Исламский центр Детройта

Исламский центр Севера Детройта

Исламский Совет Америки

Исламская культурная ассоциация

Институт исламской культуры

Исламский дом мудрости

Исламский институт знаний

Исламский институт знаний (исторический)

Исламская организация Северной Америки

Исламский образовательный центр Кербела

Масджид Аль-Бурхани

Масджид аль-Фатиха

Масджид аль-Хакк

Масджид Аль-Хода

Масджид аль-Иклас (несуществующий)

Масджид ат-Таухид

Масджид ан-Нур

Масджид Ас-Салам

Ортодоксальное исламское движение Масджид ас-Салам

Масджид Байт аль-Мукаррам

Масджид Муат бин Джабал

Масджид Насрулла

Дубовый парк Масджид

Масджид Саалихин

Масджид Умар бин Хаттаб

Масджид Вали Мухаммад

Храм мавританской науки (# 25)

Мусульманская мечеть

Мечеть Мухаммеда

Мечеть Мухаммеда № 1

Храм Мухаммеда № 1

Мечеть Муминин

Мусульманский центр Детройта

Мусульманский общинный центр Детройта

Мусульманская община западных пригородов

Мусульмане в единстве братства

Центр мусульманского единства

Кафе Нью Багдад

Общество Корана и Сунны

Центр Таухида

Тиджани Завия

Объединенное гражданское общество / мусульманская мечеть Хайленд-Парка

Объединенное сирийское общество / мусульманская мечеть Хайленд-Парк

Исламский центр Университета Детройта

Виндзорская исламская ассоциация и мечеть

Центр Зайнабии

3208 Гастинг ул., Детройт

Турецко-албанская кофейня

Турецко-албанский Дом встреч

Индия Пакистан Клуб

Первый дом Бацци в HP

Завод Ford в Хайленд-Парке

Мечеть Муминен / Парк Вирджиния

Ахмадийская мусульманская миссия

Дом Каруб

Ортодоксальное исламское движение Масджид ас-Салам

Новое исследование показывает количество U.С. мечетей продолжает расти

Исламский центр Америки в Дирборне. Фотография файла

ВАШИНГТОН, округ Колумбия - Институт социальной политики и взаимопонимания (ISPU), Исламское общество Северной Америки (ISNA) и Центр мусульманской благотворительности совместно опубликовали обширное исследование характеристик мечети США.

Под названием Американская мечеть 2020: рост и развитие: отчет 1 Обзора мечетей США 2020: основные характеристики американской мечети , отчет является результатом комплексного статистического исследования мечетей, расположенных в США.S. Исследование проводится каждые 10 лет приурочено к национальной переписи населения.

Отчет показывает развивающийся характер мусульманских молитвенных домов в США, с важными выводами, такими как продолжающийся рост числа мечетей и участие мечетей, усиление сопротивления советов по районам и зонированию, увеличение числа имамов американского происхождения и многое другое. более.

The Arab American News поговорила с ведущим исследователем и автором отчета доктором Ихсаном Бэгби, доцентом исламских исследований в Университете Кентукки, о значении результатов исследования.

«Отчет является частью более крупной группы религиозных конфессий и религиозных групп, которые вместе изучают свою конгрегацию», - сказал Бэгби. «Первый был проведен в 2000 году, затем в 2010 году, поэтому мы провели обследование мечетей, стараясь сделать его максимально полным. Мы стараемся охватить как можно больше аспектов жизни мечетей ».

Исследование проводилось при участии консультативного комитета, в который входил директор по исследованиям ISPU Далия Могахед и другие эксперты-исследователи.

Отчет показывает, что количество мечетей продолжает расти; В США насчитывалось 2769 мечетей.S. в 2020 году по сравнению с 2106 мечетями в 2010 году. Согласно докладу, основной движущей силой увеличения числа мечетей является неуклонное увеличение численности мусульманского населения в Америке из-за иммиграции и рождаемости.

Но мечети также становятся все более пригородными. Существенно сократилось количество мечетей, расположенных в малых и малых городах, а также в центральных районах больших городов. Мечети в малых и малых городах сократились с 20 процентов в 2010 году до 6 процентов в 2020 году.

Джума, или пятничную молитву, в 2020 году посетило в среднем 410 человек по сравнению с 353 в 2010 году, что на 16 процентов больше. Почти 72 процента мечетей зарегистрировали рост посещаемости Джума на 10 и более процентов. Согласно подсчету молитв в праздник Ид, число мусульман, попавших в мечеть, составляет около 4 миллионов.

Хотя участие продолжает расти, отчет показывает снижение числа обращений и уменьшение афроамериканских мечетей и числа афроамериканцев, посещающих их.

«Это было для меня самым неожиданным падением», - сказал Бэгби, афроамериканец и новообращенный. «Это очень близко моему сердцу. Я действительно высказываю некоторые предположения о сокращении афроамериканских мечетей и посещаемости в отчете, но это требует дальнейшего изучения ».

Отчет показывает хорошие и плохие новости для молодых мусульман, посещающих мечети. Почти четверть участников мечети - это люди в возрасте от 18 до 34 лет, что примерно соответствует возрасту поколения Z и молодых миллениалов.Достойный процент по сравнению с церквями, где около 11 процентов посетителей составляют люди от 18 до 34 лет.
Но ISPU обнаружил, что в 2020 году 54 процента взрослых мусульман в возрасте от 18 до 34 лет. По оценкам нового исследования, только 29 процентов посетителей мечетей относятся к этой возрастной группе.

Исходя из этой большой разницы, мечети не привлекают значительный процент поколения Z и молодых миллениалов, показывая, что, хотя мечети не проиграли битву за сердца и умы молодых взрослых мусульман, они также не выиграли битву.

«Церкви и синагоги громко оплакивают, что эта возрастная группа не посещает занятия», - сказал Бэгби. «Для сравнения, наше исследование подтверждает, что мечети по-прежнему привлекают хороший процент представителей поколения Z и молодых миллениалов. Но процент молодых людей, которые посещают мечети, намного ниже реального процента молодых людей в мусульманском сообществе ».

Бэгби сказал, что, хотя молодые взрослые мусульмане не отказались от мечетей, есть опасные признаки того, что мечети могут следовать тем же тенденциям, что и другие молитвенные дома.

За последнее десятилетие 35 процентов мечетей столкнулись со значительным сопротивлением со стороны своего района или города, когда они пытались получить разрешение на переезд, расширение или строительство. Для сравнения, с 1980 по 2009 год средний процент мечетей, встретивших сопротивление, составлял 25 процентов.

Негативное отношение к мусульманам выросло за последнее десятилетие, и противодействие мечетям представляет собой институциональную форму антимусульманской дискриминации, говорится в отчете. Согласно американскому мусульманскому опросу ISPU 2020, мусульмане чаще, чем любая другая группа, сталкивающаяся с религиозной дискриминацией, делают это на институциональном, а не только на межличностном уровне.

Средний бюджет мечети в 2020 году составлял 276 500 долларов, а средний бюджет - 80 000 долларов; существенное увеличение по сравнению со средним бюджетом 2010 года в 167 600 долларов и средним бюджетом в 70 000 долларов. Мечети собирают в среднем 40 640 долларов на закят или благотворительность.

Больше результатов можно прочитать в полном отчете на ispu.org/mosque-survey

Обнаружено

: новое свидетельство миссии Китая по сносу мечетей в Синьцзяне | Синьцзян

Примерно в это время года край пустыни Такла-Макан в далеком западном Китае должен быть переполнен людьми.В течение десятилетий каждую весну тысячи уйгурских мусульман собирались в святилище Имама Асима, группе зданий и заборов, окружающих небольшую гробницу из глины, которая, как считается, содержит останки святого воина восьмого века.

Паломники со всего Хотанского оазиса приходили искать исцеления, плодородия и отпущения грехов, путешествуя по песку по стопам тех, кто их опережал. Это был один из крупнейших фестивалей святынь в регионе. Люди оставляли приношения и привязывали к веткам куски ткани, отмечая их молитвы.Считалось, что трижды посетить священную святыню было так же хорошо, как завершить хадж, путешествие, которое многие в слаборазвитых южных районах Синьцзяна не могли себе позволить.

Изображения до и после святилища Имама Асима. Предоставлено: Digital Globe / Planet Labs

. Но в этом году храм Имама Асима пуст. Его мечеть, ханика , место для суфийских ритуалов, и другие постройки были снесены, осталась только гробница. Подношения и флаги исчезли. Паломники больше не навещают.

Это одно из более чем двух десятков исламских религиозных объектов, которые были частично или полностью разрушены в Синьцзяне с 2016 года, согласно расследованию Guardian и сайту Bellingcat с открытым исходным кодом, которое предлагает новые доказательства крупномасштабного сноса мечети в Синьцзяне. китайская территория, где правозащитные группы утверждают, что мусульманские меньшинства подвергаются суровым религиозным репрессиям.

Используя спутниковые снимки, аналитик открытого исходного кода Guardian и Bellingcat Ник Уотерс проверил расположение 100 мечетей и святынь, идентифицированных бывшими жителями, исследователями и краудсорсинговыми картографическими инструментами.

Из 91 проанализированного объекта 31 мечеть и две основные святыни, включая комплекс Имама Асима и еще один объект, понесли значительный структурный ущерб в период с 2016 по 2018 год.

Из них 15 мечетей и обе святыни, по-видимому, полностью или почти полностью разрушены. полностью снесен.В остальных разрушенных мечетях были сняты сторожки, купола и минареты.

Еще девять мест, идентифицированных бывшими жителями Синьцзяна как мечети, но в которых здания не имели явных признаков мечети, таких как минареты или купола, также оказались разрушенными.

Изгнаны, сломаны, осквернены

Во имя сдерживания религиозного экстремизма Китай курирует усиливающуюся государственную кампанию массового наблюдения за мусульманскими меньшинствами - многие из них уйгуры, тюркоязычная группа, часто имеющая больше общего с их центральноазиатских соседей, чем их соотечественников ханьских китайцев.Исследователи говорят, что до 1,5 миллиона уйгуров и других мусульман были принудительно отправлены в лагеря для интернирования или перевоспитания, утверждает Пекин.

Участники кампании и исследователи считают, что в рамках кампании власти снесли бульдозерами сотни, возможно, тысячи мечетей. Но отсутствие записей об этих местах - многие из них представляют собой небольшие деревенские мечети и святыни - трудности, которые полиция создает для журналистов и исследователей, путешествующих самостоятельно в Синьцзяне, а широкое наблюдение за жителями затрудняет подтверждение сообщений об их разрушении.

Локации, обнаруженные Guardian и Bellingcat, подтверждают предыдущие анекдотические сообщения и утверждения, а также сигнализируют о новой эскалации нынешних мер безопасности: разрушении святынь. Хотя несколько лет назад основные святыни были закрыты, о сносе ранее не сообщалось. Исследователи говорят, что разрушение святынь, которые когда-то были местами массового паломничества, что является ключевой практикой для уйгурских мусульман, представляет собой новую форму нападения на их культуру.

Трехсторонняя композиция святилища Джафари Садика.Фотография: Planet Labs

«Образы Имама Асима в руинах весьма шокируют. Для более преданных паломников они будут душераздирающими », - сказал Риан Тум, историк ислама из Ноттингемского университета.

Перед разгромом паломники также прошли 70 км в пустыню, чтобы добраться до святилища Джафари Садика, чтобы почтить память Джафари Садика, святого воина, дух которого, как полагали, отправился в Синьцзян, чтобы помочь принести ислам в этот регион. Гробница на обрыве в пустыне, похоже, была снесена в марте 2018 года.Согласно спутниковым снимкам, сделанным в этом месяце, здания для проживания паломников в соседнем комплексе также исчезли.

Изображения до и после святилища Джафари Садика. LR 10 декабря 2013 г., 20 апреля 2019 г. Фотография: Google Планета Земля / Planet Labs

«Ничто не могло более четко сказать уйгурам, что китайское государство хочет искоренить их культуру и разорвать их связь с землей, чем осквернение их предков» могилы, священные святыни, которые являются вехами уйгурской истории », - сказал Тум.

«Когда они вырастут, это будет им чуждо»

Мечеть Каргилик в центре старого города Каргилик на юге Синьцзяна была самой большой мечетью в этом районе. Каждую неделю здесь собирались люди из разных деревень. Посетители помнят его высокие башни, впечатляющий вход, а также цветы и деревья, образующие внутренний сад.

Согласно спутниковым снимкам, проанализированным Guardian и Bellingcat, мечеть, ранее идентифицированная онлайн-активистом Шоном Чжаном, в какой-то момент в 2018 году была почти полностью снесена с землей, а ее сторожка и другие здания были удалены.

Трое местных жителей, сотрудники близлежащих ресторанов и отеля, рассказали Guardian, что мечеть была снесена за последние полгода. "Это прошло. Он был самым большим в Каргилике », - сказал один работник ресторана.

Изображения до и после мечети Каргилик.

Другая крупная общинная мечеть, мечеть Юйтян Айтика недалеко от Хотана, по всей видимости, была снесена в марте прошлого года. Это самый большой город в своем районе, здесь местные жители собираются на исламские фестивали. История мечети восходит к 1200 году.

Несмотря на то, что он включен в список национальных исторических и культурных достопримечательностей, его сторожка и другие здания были удалены в конце 2018 года, согласно спутниковым снимкам, проанализированным Чжаном и подтвержденным Уотерсом. Снесенные здания, скорее всего, были отремонтированы в 1990-х годах.

Два местных жителя, которые работали возле мечети, владелец отеля и работник ресторана, сообщили Guardian, что мечеть была снесена. Одна жительница сказала, что слышала, что мечеть будут перестроить, но поменьше, чтобы освободить место для новых магазинов.

«Многие мечети исчезли. Раньше в каждой деревне, как в уезде Юйтянь, было такое », - сказал владелец китайского ресторана хань в Юйтянь, который оценил, что около 80% были снесены.

«Раньше в мечетях мусульмане молились и собирались вместе. В последние годы все они были отменены. Это не только в Ютяне, но и во всем районе Хотана. Это все то же самое… все исправлено », - сказал он.

Активисты говорят, что разрушение этих исторических мест - способ ассимилировать следующее поколение уйгуров.По словам бывших жителей, большинство уйгуров в Синьцзяне уже перестали ходить в мечети, которые часто оснащены системами наблюдения. Большинство требует, чтобы посетители регистрировали свои идентификаторы. Массовые святыни, подобные празднику Имама Асима, были прекращены на долгие годы.

Удаление структур, по словам критиков, затруднит молодым уйгурам, растущим в Китае, возможность запоминать свое самобытное прошлое.

«Если нынешнее поколение заберет их родителей, а с другой стороны, вы уничтожите культурное наследие, которое напоминает им об их происхождении… когда они вырастут, это будет им чуждо», - сказал бывший житель Хотана. Что касается количества уйгуров, которые, как считается, содержатся в лагерях, многие из них разлучены со своими семьями на месяцы, а иногда и годы.

Фестиваль святилища Имама Асима 2010. Фотография: Риан Тум

«Снос мечетей - одна из немногих вещей, которые мы можем увидеть физически. Что еще происходит, что скрыто, о чем мы не знаем? Вот что страшно », - сказал он.

«китаизация» ислама

Китай отрицает обвинения в том, что он нацелен на мусульманские меньшинства, ограничивает их религиозные и культурные обычаи или отправляет их в лагеря перевоспитания. Отвечая на вопросы о снесенных мечетях, официальный представитель министерства иностранных дел Гэн Шуан сказал, что он «не знал об упомянутой ситуации».

«Китай придерживается свободы вероисповедания и решительно противостоит религиозным экстремистским идеям и борется с ними… В Китае более 20 миллионов мусульман и более 35 000 мечетей. Верующие могут свободно заниматься религиозной деятельностью в соответствии с законом », - сказал он в заявлении, отправленном по факсу Guardian.

Снесенная мечеть в старом городе Кашгар, Синьцзян-Уйгурский автономный район, Китай. Фотография: Эрик Лафорг / Искусство во всех нас / Corbis через Getty Images

Но Пекин открыто заявляет о своей цели «китаизации» религий, таких как ислам и христианство, с тем, чтобы они лучше соответствовали «национальным условиям» Китая.В январе Китай принял пятилетний план «привести ислам в соответствие с социализмом». В своем выступлении в конце марта секретарь партии Чен Цюаньго, курировавший репрессии с 2016 года , сказал, что правительство Синьцзяна должно «улучшить условия религиозных мест, чтобы« религия и социализм адаптировались друг к другу ».

По мнению исследователей, удаление исламских построек или сооружений является одним из способов сделать это.

«Исламская архитектура Синьцзяна, тесно связанная с индийским и центральноазиатским стилями, демонстрирует связь региона с более широким исламским миром», - сказал Дэвид Брофи, историк Синьцзяна из Сиднейского университета.«Уничтожение этой архитектуры поможет сгладить путь для усилий по формированию нового« китаизированного »уйгурского ислама».

Эксперты говорят, что снос религиозных объектов знаменует собой возвращение к экстремальным практикам, невиданных со времен Культурной революции, когда были сожжены мечети и святыни, или в 1950-х годах, когда основные святыни были превращены в музеи, чтобы десакрализовать их.

Сегодня чиновники описывают любые изменения мечетей как попытку их «улучшить». В Синьцзяне различные политики по обновлению мечетей включают добавление электричества, дорог, новостных передач, радио и телевидения, «книжных магазинов по культуре» и туалетов.Другой включает оборудование мечетей компьютерами, кондиционерами и шкафчиками.

«Это кодекс, позволяющий им сносить места, которые, по их мнению, находятся на пути прогресса или небезопасны, постепенно, но неуклонно пытаться уничтожить многие места поклонения уйгуров и мусульманских меньшинств», - сказал Джеймс Лейболд, доцент Университета Ла Троб, специализирующийся на межэтнических отношениях.

Критики говорят, что власти пытаются удалить даже историю святынь.Рахиле Давут, видный уйгурский ученый, который задокументировал святыни в Синьцзяне, исчезла в 2017 году. Ее бывшие коллеги и родственники считают, что она была задержана из-за своей работы по сохранению уйгурских традиций.

Давут сказал в интервью в 2012 году: «Если убрать эти… святыни, уйгурский народ потеряет контакт с землей. У них больше не будет личной, культурной и духовной истории. Через несколько лет у нас не останется воспоминаний о том, почему мы здесь живем или где мы принадлежим.

Организация «Исламская помощь» США присоединяется к заявлению Национальной мусульманской коалиции по пандемии коронавируса / COVID-19, призывая мечети и исламские центры приостановить все второстепенные собрания

Александрия, Вирджиния - Исламская помощь США, некоммерческая гуманитарная и правозащитная организация, сегодня присоединилась к Национальной целевой группе мусульман по COVID-19, широкой коалиции из 34 американских мусульманских организаций, выпустив совместное заявление, настоятельно рекомендующее мусульманам в Северной Америке прилагают все усилия для поддержки карантина и социального дистанцирования в соответствии с рекомендациями местных, региональных, государственных и национальных органов здравоохранения или государственных органов.

Национальная мусульманская целевая группа по COVID-19 - одна из крупнейших американских мусульманских коалиций в последнее время. В ее состав входят медицинские работники-мусульмане и фикх (исламская юриспруденция), гуманитарные, благотворительные, гражданские и правозащитные организации.

ПРОЧИТАЙТЕ ПОЛНОСТЬЮ: Национальная целевая группа мусульман по COVID-19 - Рекомендации по безопасности здоровья в связи с глобальной пандемией коронавируса

Консультативная группа Целевой группы призывает мусульманских прихожан избегать любых публичных собраний, чтобы защитить себя, свои семьи и общины.В нем говорится, что мечети, общественные центры, школы и другие общественные центры немедленно приостанавливают все второстепенные собрания до дальнейшего уведомления.

Он дает следующие рекомендации:

  1. Мусульмане в Северной Америке должны следовать местным указаниям и прилагать все усилия, чтобы поддержать самокарантин и социальное дистанцирование.
  2. Мусульманские общинные центры и места отправления культа должны приостановить все общественные и образовательные мероприятия и собрания. Это соответствует важным исламским принципам, таким как «предотвращение вреда важнее получения выгоды.”
  3. Что касается религиозного консультирования и аналогичных услуг, мы рекомендуем мечетям и общественным центрам немедленно внедрить онлайн-платформы и телефонные платформы. В это трудное время община будет полагаться на своих религиозных лидеров за советом, поддержкой и руководством. Перенос этих сервисов на виртуальные платформы удовлетворяет потребности общества, ограничивая при этом возможность причинения вреда из-за отсутствия социального дистанцирования.
  4. Что касается совместных молитв, несмотря на некоторые научные разногласия, между религиозными лидерами и экспертами в области общественного здравоохранения есть области, в которых существует четкое согласие.Мусульманам рекомендуется обращаться в религиозные советы за конкретным религиозным руководством.

Совет также включает дополнительные ресурсы, которые отвечают на вопросы о COVID-19, социальном дистанцировании, способах предотвращения распространения вируса, заботе о себе и многом другом.

Национальная мусульманская целевая группа по COVID-19 в настоящее время состоит из 34 мусульманских организаций гражданского общества и включает следующие организации:

  • Американские медицинские работники-мусульмане (AMHP)
  • Совет по фикху Северной Америки (FCNA)
  • Исламская медицинская ассоциация Северной Америки (IMANA)
  • Исламское общество Северной Америки (ISNA)
  • Ассамблея мусульманских юристов Америки (AMJA)
  • Американские мусульмане за Палестину (AMP)
  • Американо-арабский антидискриминационный комитет (ADC)
  • Празднование милосердия
  • Совет по американо-исламским отношениям (CAIR)
  • Дарул Касим
  • Емкость
  • Институт семьи и молодежи
  • Imamia Medics International
  • Инициатива по исламу и медицине (II&M), Чикагский университет
  • Исламский круг Северной Америки (ICNA)
  • Исламская помощь США (IRUSA)
  • Ma’rifa Conference
  • Милосердие без границ
  • Mosque Cares (Министерство В.Дин Мохаммад)
  • Мусульманский альянс в Северной Америке (МАНА)
  • Американское мусульманское общество (MAS)
  • Мусульманское сотрудничество по борьбе с расизмом (MuslimARC)
  • Образовательный коллектив мусульманского сообщества (MCEC)
  • Мусульманская лаборатория психического здоровья, Стэнфордский университет
  • Мусульманский совет по связям с общественностью (MPAC)
  • Мусульманский фонд оздоровления (MWF)
  • Национальная арабско-американская медицинская ассоциация (NAAMA)
  • Североамериканская федерация имамов (NAIF)
  • Penny Appeal USA (Пенсильвания, США)
  • ШВЕЙЦАРИЯ
  • Сирийско-американское медицинское общество (SAMS)
  • Объединенная миссия помощи и развития (UMR)
  • Всеобщая мусульманская ассоциация Америки (UMAA)
  • Заман Интернэшнл

КОНТАКТЫ ДЛЯ СМИ

Сайед М.Хасан

[email protected] или

(703) 370-7246; (571) 421-7032 (СОТ.)

XXX

Islamic Relief USA, базирующаяся в Александрии, штат Вирджиния, является некоммерческой гуманитарной организацией 501 (c) (3). Его миссия состоит в том, чтобы облегчить страдания, голод, неграмотность и болезни независимо от цвета кожи, расы, пола или вероисповедания, а также оказывать помощь сострадательным и достойным образом. Компания Islamic Relief USA стремится обеспечить быструю помощь в случае человеческих бедствий и стихийных бедствий, а также разработать проекты устойчивого местного развития, позволяющие общинам лучше помогать самим себе.Ежегодно его программы приносят пользу миллионам людей во всем мире, в том числе в Соединенных Штатах.

Islamic Relief USA соответствует всем стандартам финансовой отчетности BBB Wise Giving Alliance , национальной группы мониторинга благотворительности, входящей в систему Better Business Bureau.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *