Калатрава архитектор работы: Калатрава, Сантьяго — Википедия – ТОП 10: Знаковые проекты Сантьяго Калатравы

Содержание

ТОП 10: Знаковые проекты Сантьяго Калатравы

Его стиль легко узнаваем: романтический хай-тек или био-тек – так окрестили его критики. В работах испанского архитектора и скульптора Сантьяго Калатравы угадывается вдохновленность творчеством  Ле Корбюзье, но Калатрава пластичней и больше увлечен природой, хоть и так же лаконичен. Его опыт скульптора помогает видеть, чувствовать и воплощать пластику формы в архитектурных объектах. «Архитектура – суть скульптура, в которую можно зайти», говорит архитектор.

В сочетании форма-функция может показаться, что главенствующее место архитектор отводит форме, но его инженерный опыт умело подводит под эффектную форму правильно просчитанную, продуманную функциональную «начинку».

1.       Жилое здание Turning Torso. Мальм, Швеция, 2005 г.

Вдохновением послужила скульптура самого автора «Закручивающееся тело», которая изображает человека, готовящегося к метанию диска. 2-е по высоте здание в Европе (190 м, 54 этажа) и самое высокое здание Скандинавии, состоящее из 9 блоков, смещенных под определенным углом, что дало возможность повернуть верхний блок относительно нижнего на 90 градусов. В 2005 г. Turning Torsoбыло признано лучшим жилым зданием в мире на архитектурной выставке в Каннах.

2.       Архитектурный комплекс «Город искусств и наук» на осушенном дне реки Турия. Валенсия, Испания, 1998 г.

Один из самых значительных проектов Калатравы был запроектирован и построен в соавторстве с Феликсом  Кунделой.

Комплекс «Город искусств и наук» состоит из 5 зданий, названных по их каталонским названиям, 3 из которых запроектировал Калатрава:

El Palau de les Arts Reina Sofía — оперный театр и сцена для театральных постановок. Формой напоминает рыбу с открытым ртом. Самой интересной деталью является крыша-плавник – дугообразная конструкция из ламинированной стали длиной 270 м и весом в 3 т.

L'Hemisfèric — Кинотеатр Imax, планетарий, театр лазерных постановок. За образную основу взят человеческий глаз.

L'Umbracle — Галерея/сад

Город Искусств и Наук – своеобразная дань Калатравы родной стране и природным явлениям, в которых он постоянно черпает вдохновение.

3.       Концертный зал Аудиторио-де-Тенерифе. Санта-Круз-де-Тенерифе, Испания, 2003 г.

Это здание в стиле постмодернизма можно скорее отнести к арт-объектам, настолько оно необычно внешне. Форма, напоминающая не то рыбу, не то космический корабль; изогнутая крыша,  высота которой изменяется на протяжении всей длины; боковые окна, словно полузакрытые веками глаза. Здание интересно еще и тем, что у него нет главного фасада – с любой стороны оно смотрится интересно и законченно.

4.       Мост «Арфа Давида». Иерусалим, Израиль, 2008 г.

Первый подвесной мост в Иерусалиме. Общая длина – 360 м, ширина – 14,82 м, высота конструкции – 118 м. Мачта и полотно моста уравновешивают друг друга с помощью 66 струн диаметром 5 см, каждая из которых натянута между мачтой и своим сегментом моста. По мосту ходит иерусалимский трамвай и есть пешеходное движение.

5.       Реконструкция Олимпийского комплекса. Афины, Греция,  2004 г.

 «Звездой» комплекса является Олимпийский легкоатлетический стадион «Сияющая жемчужина Афин», который и стал символом игр. 200-метровые стальные арки, поднимающиеся на 60 м в высоту, выполнены по подобию параболы летящего легкоатлетического диска и поддерживают свод гигантского купола из ламинированного стекла. Также Калатрава предложил благоустроить комплекс за счет пешеходных дорожек и бульвара с живописной аркадой, обновить велодром оригинальной кровлей и сводчатыми стальными козырьками над входами. 

6.       Телекоммуникационная башня MontjuїkTower. Барселона, Испания, 1991 г.

Телекоммуникационная башня высотой 136 м, которая была построена для телевизионных трансляций  Олимпийских игр 1992 г. в Барселоне. По образу башня напоминает «узелок», хотя вдохновлялся архитектор фигурой атлета, держащего в руках Олимпийский Огонь.  Учитывая форму и высоту башни, ее также используют как солнечные часы.

7.       Реконструкция художественного музея, павильон «Квадраччи». Милуоки, США, 2001 г.

Павильон «Квадраччи» стал первой работой Калатравы в США. Он напоминает птицу, а также интересен тем, что является подвижной высокотехнологичной структурой: «крылья» размахом в 66 м складываются в неблагоприятную погоду и раскрываются в солнечный день. Тем самым регулируется инсоляционный и температурный режим в здании. «Крылья», возвышающиеся над озером Мичиган, получили название – «Солнечный бриз» и стали одним из символов штата Висконсин.

8.       Мост Аламильо, Севилья, Испания, 1992 г.

Одно из первых крупных творений архитектора. Идеей создания моста была демонстрация высоких стремлений при подготовке Сивильи к всемирной выставке ЭКСПО. Изначально Калатрава предложил сделать 2 симметричных моста, но из-за слишком высоких затрат на постройку проект был изменен. Мост состоит из единственной опоры (стрела 142 м выс.), уравновешивающей мостовой переход длиной 200 м при помощи 13 кабелей. 

9.       Вокзал «Ориенте». Лиссабон, Португалия, 1998 г.

Один из самых крупных транспортных узлов Португалии, а точнее – мультимодальный терминал (метро, автовокзал, аэропорт, ж/д). Как и в других работах Калатравы, в «Ориенте» четко прослеживается природная тема: навес над платформами ж/д станции напоминает лес, а само здание – скелет рыбы. Внутри здания не использовалась отделка – только «голые» бетонные конструкции. Здесь хорошо прослеживается то, что Калатрава  мыслит, в том числе, как скульптор: «Отсечь все лишнее, чтобы получить идеальную форму».

10.   Sundial Bridge at Turtle Bay, Реддинг, Калифорния, США, 2004 г.

Вантовый мост «Солнечные часы»через реку Сакраменто длиной  213 м открыт для велосипедистов и пешеходов. Поддержку полотну моста образует единая 66-метровая мачта. Благодаря своему дизайну (схожему с дизайном моста «Аламильо») он работает как солнечные часы и является самым большим устройством такого рода в мире.

http://www.calatrava.com/

Текст: Марина Теплова

Сантьяго Калатрава: архитектор, воплотивший в реальность чудеса природы

Испанского архитектора Сантьяго Калатраву знает весь мир, его проекты являются одними из самых дорогих и необыкновенных, а его талант настолько многогранен, что выходит за грани профессии архитектора. Он проявляет себя в своих проектах одновременно как архитектор, инженер и скульптор. Большинство его проектов находятся на стыке архитектуры и инженерии, невозможного и реального. «Калатрава переводит на язык архитектуры чудеса природы» – написал о гениальном испанце критик журнала New Yorker.

Сантьяго Калатрава Вальс родился в солнечной Испании 28 июля 1951 года. С детства будущий архитектор проявлял художественный талант. В детстве посещал художественную школу, изучал основы живописи. В 13 лет родители будущего архитектора отправили его в Париж, чтобы тот смог соприкоснутся с архитектурным наследием этого города. В 1973 году Калатрава заканчивает архитектурный факультет Политехнического университета Валенсии. Темой дипломной работы он выбрал проблему застройки города. Не желая останавливаться на достигнутом, молодой архитектор уезжает в Цюрих (Швейцария), где учится, участвует в конкурсах, а затем работает в собственной студии-мастерской.

Калатрава является признанным лидером направления «био-тек» –соединения ультрасовременных технологий и природных форм. Здания в стиле «био-тек» заимствуют формы из живой и неживой природы. Био-тек, или иначе бионика, на практике появился относительно недавно, лет 20-30 назад. Пионерами этого направления были Норман Фостер, Фрай Отто, Николай Гримшоу и, конечно же, Сантьяго Калатрава.

Но элементы био-тека можно обнаружить в немецком архитектурном экспрессионизме 1920-х годов или в структурном экспрессионизме 1960-х годов. Тогда было отмечено, что прямое и внешнее копирование биологических форм ведет за собой формирование нефункциональных зон в здании. Уже в конце XX века ведущие современные архитекторы стали сочетать функционал и экономическое решение с биоморфными криволинейными и фрактальными формами, ведь это и есть главная задача био-тека.

Кстати говоря, в Советском Союзе в начале 1960-х гг. после симпозиума в Дайтоне (США), посвященном вопросам архитектурной бионики, были предприняты попытки создавать нечто похожее, но это не увенчалось успехом – очень многое оставалось в теории, для реализации проектов нужны были более продвинутые технологии. Примерами могут послужить известные постройки: ресторан «Бермет» в Бишкеке (раньше г. Фрунзе) и Останкинская телевизионная башня в Москве.

Кафе “Бермет”, г. Бишкек (ранее г. Фрунзе), Киргизия. Фото 2000 г.

 

Арх.: Н.В, Никитин, Д.И. Бурдин, М.А. Шкуд. Останкинская башня, 1967, г. Москва. Фото 1960-е, строительство башни

Био-тек – стиль развивающийся, популярный и перспективный. Архитектура меняется вместе с нашим мировоззрением, на повестке стоят вопросы сохранения природы, человеческого будущего, забота об экологии; появляются новые науки, новые технологии. Это не просто очередной модный стиль, а уже совершенно другая парадигма, новая грамматика архитектуры, которая делает вызов языкам классицизма и модернизма. Благодаря таким архитекторам, как Калатрава, развивается новая философия, новая архитектура и новый язык.

***

 Для эстетики Калатравы характерно новаторское конструктивное решение, тонкие и изящные формы объекта и одновременное сохранение функционала, воплощенная в архитектурном объекте скульптурная пластика. Архитектор неоднократно повторял: «Архитектура – это скульптура, в которую можно зайти».

Проекты Калатравы чаще всего имеют асимметричные плавно перетекающие формы, похожие на коконы, крылья птиц и насекомых, рыбьи плавники, перья, яичную скорлупу и другие природные структуры. Он черпает вдохновение в природе; его работы напоминают живые организмы –  они целостны, органичны и подвижны. Все постройки Калатрава делает белыми, объясняя это тем, что белый является суммой множества цветов, он формируется из всех базовых цветов. «Я очень ему симпатизирую, хотя и строил здания, используя и другие цвета: бордово-красный, черный антрацит и естественный цвет материалов: например, алюминия и нержавеющей стали. Но белый цвет — как свет солнца» – говорит Калатрава.

Его постройки – гипнотические экзо-скелеты, будоражащие зрителя своим изяществом, филигранностью, выразительностью.

Только открыв свою студию, Калатрава стал создавать проекты, в основном это были мосты и вокзалы. Хотя раньше он даже не мог и представить, что добьется такого ошеломительного результата. Будучи подростком Калатрава мечтал стать художником, но во время подготовки к экзаменам ему попалась книга о постройках ле Корбюзье – мэтра функционализма. Это и определило будущее юного Калатравы.

Самой знаменитой постройкой раннего Калатравы является мост Аламильо в Севилье (Испания).

С. Калатрава. Мост Аламильо с ночной подсветкой. Севилья, Испания, 1992. Длина: 250 м, высота: 140 м.

Асимметричный мост пересекал реку Гвадалквивир и соединял с большой землей пустынный остров Ла Картуха, где в 1992 году проходила Всемирная выставка Экспо-92. Мост состоял всего из одной опоры, наклоненной под углом в 58°; ее уравновешивали 13 вант, натянутых словно струны. Внутри устремленного ввысь пилона располагались стальные лестницы, сужающиеся кверху, а под мостом находились отверстия в пролетах, которые пропускали солнечный свет. Кажущаяся неустойчивость и хрупкость моста стала ключом к успеху – приезжающая публика забывала, что собиралась посетить выставку и вместо этого любовалась на новую достопримечательность Севильи.

С. Калатрава. Мост Аламильо. Севилья, Испания, 1992. Длина: 250 м, высота: 140 м.

Калатрава обрел всемирную популярность после постройки телекоммуникационной башни Монжуик в Барселоне, приуроченной к Олимпийским играм 1992 года.

С Калатрава. Телекоммуникационная башня Монжуик. Барселона, Испания, 1992. Высота: 136 м.

Башня облицована белой мозаикой по технике «тренкадис», разработанной Антонио Гауди, и изображает атлета, держащего факел с Олимпийским Огнем. Тут Калатрава продемонстрировал свой неординарный взгляд на обычные конструкции – он «вывернул и закрутил» башню так, что с любой точки зрения она выглядит многолико.

С. Калатрава. Телекоммуникационная башня Монжуик. Ракурс снизу. Барселона, Испания, 1992. Высота: 136 м. Фото: ©lifeglobe.net.

Здание железнодорожного вокзала на ветке «Лион – аэропорт Сент-Экзюпери» – один из примеров использования объектов живой природы в качестве концептуальной основы проекта.

С. Калатрава. Здание железнодорожного вокзала на ветке «Лион-аэропорт Сент-Экзюпери». Вид с крыши. Лион, Франция, 1994.

В изящной конструкции из стали и бетона угадывается силуэт птицы с распростертыми крыльями. «Крылья», вес которых достигает 1300 тонн, закрывают основное здание вокзала. Стальная крыша состоит из четырех соединенных вместе скругленных сводов, образующих некий арочный хребет. Скульптурная V-образная бетонная опора поддерживает арки в их точке схода. Застекленные боковые экраны заполняют пространство между центральными арками зала платформы и двумя наружными стальными пролетами настила крыши, уравновешивая конструкцию. Интерьер вокзала Калатрава делает похожим на интерьер рядом расположенного готического собора Сен-Жан в Лионе – подчеркнуто вертикальным, со сводчатым перекрытием и неким подобием нервюр. Так была отдана дань традиции, осуществлена связь далекого прошлого и настоящего.

С. Калатрава. Интерьер железнодорожного вокзала на ветке «Лион-аэропорт Сент-Экзюпери». Лион, Франция, 1994. Фото: © Michael Burgstahler via flickr.com.

 

С. Калатрава. Здание железнодорожного вокзала на ветке «Лион-аэропорт Сент-Экзюпери». Вид с торца. Лион, Франция, 1994.

В 1991 году Калатрава представляет проект Города искусств и наук в Валенсии. Этот футуристический «город» ежегодно собирает миллионы посетителей, жаждущих изучать науку, технику, искусства и природу. Проект был задуман еще в 1989 году президентом Валенсии Жуаном Лерма, который мечтал построить огромный научный музей. Архитектура комплекса должна была быть уникальной и необыкновенной, поэтому реализацию проекта предоставили никому иному как Сантьяго Калатраве. Строительство запустили в 1994 году.

С. Калатрава. Город искусств и наук в Валенсии. Валенсия, Испания, 1996-2005. Фото: © papelpsiquico.com.

Этот уникальный архитектурный комплекс на осушенном дне реки Турия включает в себя шесть основных сооружений, каждое из которых по-своему прекрасно и имеет свои особенности. Полусферический кинотеатр и планетарий «Hemisferic» представляет собой огромную комнату с экраном в 900 кв. метров! Облицованный стеклом полусферический объем будто утопает в окружающем его бассейне.

С. Калатрава. Павильон «Hemisferic» ночью, город Искусств и Наук в Валенсии. Валенсия, Испания, 1998. Фото: © Diego Delso.

Оранжерея и галерея «Umbracle» является своеобразным музеем биологии – здесь часто проходят выставки тропических растений, а также выставки современной скульптуры и живописи. Конструкция «Umbracle» полностью открыта – крыша представляет собой ажурные дуги-арки.

С. Калатрава. Павильон «Umbracle», город Искусств и Наук в Валенсии. Валенсия, Испания, 2000. Фото: © hdwallpapers.li.

Музея науки Принца Фелипе, который представляет собой большой интерактивный научный центр, стал самым посещаемым местом в стране. Основная цель – поощрять детское любопытство и критическое мышление. Посетителей встречает лозунг: «Запрещено не трогать, не чувствовать, не думать!».

С. Калатрава. Музей науки Принца Фелипе, город Искусств и Наук в Валенсии. Валенсия, Испания, 2000. Фото: © ilovevalencia.ru.

«Oceanografico» – самый большой в Европе аквариум представляет собой 12 построек разнообразных форм – здание со скругленными белыми «лепестками», огромный айсберговидный павильон, шар из стального каркаса, дугообразный дельфинарий и прочее.

С. Калатрава. Павильон «Oceanografico» город Искусств и Наук в Валенсии. Валенсия, Испания, 2003.

В комплекс также входит дворец искусств Королевы Софии, построенный в форме белоснежного дельфина, ныряющего в воду и универсальное пространство «Агора», похожее на рыбий спинной плавник; там проходят матчи, концерты, конгрессы.

С. Калатрава. Дворец искусств Королевы Софии, город Искусств и Наук в Валенсии. Валенсия, Испания, 2005.

С. Калатрава. Павильон «Агора», город Искусств и Наук в Валенсии. Валенсия, Испания, 2005. Фото: © weatlas.com.

Одним из первых «заокеанских» проектов Сантьяго Калатравы стала реконструкция Музея искусств Милуоки (штат Висконсин, США). Павильон «Квадраччи» по проекту Калатравы сочетает в себе самые новейшие технологии и инженерные традиции современности. Созданное из белого бетона и стали футуристическое сооружение, напоминающее корабль, сразу же приобрело популярность и международное признание.

С. Калатрава. Павильон Квадриччи Музея искусств Милуоки. Милуоки, Висконсин, США, 2001.

Вестибюль павильона представляет собой стеклянную параболлическую конструкцию высотой 27 метров, на опорном контуре которой установлена кинетическая солнцезащитная структура – бриз-солей – в форме крыльев с размахом в 66 метров. Раскрываясь в солнечную погоду и закрываясь в непогоду, эти «крылья» регулируют температурный режим и естественное освещение в здании. Эффектно трактованная система «бриз-солей» несет не только эстетическую функцию, но и утилитарную – этого добивался архитектор.

С. Калатрава. Павильон Квадриччи Музея искусств Милуоки. Система «бриз-солей». Милуоки, Висконсин, США, 2001.

Оперный театр в Санта-Крус – Аудиторио-де-Тенерифе им. Адана Мартина, построенный Калатравой, является настоящим символом столицы Тенерифе и Канарских островов. Здесь испанский архитектор демонстрирует игру объемов и линий, форм и фактур.

С. Калатрава. Оперный театр Аудиторио-де-Тенерифе им. Адана Мартина. Санта-Крус, Тенерифе, Канарские о-ва, 2003.

Бетонное здание характеризуется впечатляющим и эффектным размахом крыши. Крыша, словно огромная волна, поднимается с основания архитектурного объема, взлетает на высоту 58 метров и, изгибаясь вниз, сужается. Благодаря этой «волне» театр является лучшим в Европе по акустике.  Вход в здание находится под изогнутой бетонной аркой.  Выпирающие клинья основного объема удалены от центра на 15°, образуя при этом ярко выраженный гребень. Это было сделано в первую очередь для отличной акустики, а потом уже для эстетики. Все здание оснащено подсветкой, которая в вечерние и ночные часы придает постройке наибольшую эффектность и театральность.

С. Калатрава. Оперный театр Аудиторио-де-Тенерифе им. Адана Мартина. Санта-Крус, Тенерифе, Канарские о-ва, 2003.

Калатрава продолжает работать по сей день, создавая впечатляющие проекты. В своих последних работах можно заметить, что архитектор стал более смелым, нежели в ранних постройках; сейчас он создает на первый взгляд совсем невозможные и ирреальные здания.

В 2015 году он спроектировал Музей завтрашнего дня в Рио-де-Жанейро.

С. Калатрава. Музей завтрашнего дня. Рио-де-Жанейро, Бразилия, 2015.

Музей и прилежащие сады Порто Маравилья являлись крупным урбанистическим проектом, подготовленным городом для Олимпийских игр 2016 года. Калатрава говорил, что этот проект совершенно иного профиля и рознится с нашими представлениями о музее. Музей завтрашнего дня будет ориентирован на проблемы экологии, изучать вопросы, связанные с окружающей средой и нашей жизнью. Здание музея низкое и длинное, напоминает нечто из растительного и животного миров – прожилки листьев, их структуру, туловища насекомых, легкое птичье перышко, упавшее на водную гладь. На нижнем уровне расположены административные помещения, магазин, ресторан, лобби, зал, архивы. Консольная крыша с большими мобильными крыльями и структурным фасадов распростерлась в длину пирса, на котором стоит здание. Этим самым здание визуально вытягивается, его ширина минимизируется.  Бассейны, окружающие музей, дарят иллюзию полета постройки.

С. Калатрава. Музей завтрашнего дня. Рио-де-Жанейро, Бразилия, 2015.

 

С. Калатрава. Музей завтрашнего дня. Рио-де-Жанейро, Бразилия, 2015.

Среди новых реализованных проектов Калатравы особенно хочется отметить Транспортно-пересадочный узел во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке, который открылся совсем недавно. Окулус – так называется проект – соединяет 11 линий метрополитена, станцию пригородного железнодорожного сообщения и паромную переправу. Станция стала самой дорогой в мире – 5,2 млрд. $! В 2004 году архитектор представил этот проект для Нижнего Манхэттена, недалеко от Башен-Близнецов, взорванных в результате террористического акта 11 сентября 2001 года. Огромный Окулус стал своеобразным монументом в память жертвам теракта. Проект представляет собой свободно стоящую конструкцию, напоминающую изогнутый хребет с ребрами, расправленными в разные стороны. Постройка, состоящая из стальных ребер и стекла, сделана в виде большого эллипса. Остекление между ребрами позволяет солнечному свету проникать внутрь пространства с двумя уровнями магазинов.

С. Калатрава. Транспортно-пересадочный узел в ВТЦ. Нью-Йорк, США, 2015.

Сочетание естественного света, кристально белого цвета и скульптурных форм придают образу постройки изящество и благородство. Создав этот проект, Калатрава подарил Нью-Йорку потрясающий памятник современного искусства.

С. Калатрава. Транспортно-пересадочный узел. Визуализация проекта, 2004. Нью-Йорк, США, 2015.

Калатраву можно по праву назвать человеком мира: он свободно знает шесть языков, реализация его проектов происходит по всему миру, он всегда в разъездах. Перед созданием какого-либо проекта Калатрава предпочитает приезжать на будущее место своей постройки, пропитаться энергетикой и атмосферой этого места. «Необходимо понаблюдать за этим местом, посидеть или даже поспать — все это позволяет месту слиться с человеком, а человеку — осознать все его особенности: что находится рядом, а что вдалеке, что означает это место, какой его окружает пейзаж, как выглядят горы на горизонте или берег реки. Это называется genius loci — гений места» — говорит Калатрава в одном из интервью.

Штаб-квартира Калатравы расположена в роскошном трехэтажном офисе на Пятой авеню в Нью-Йорке. Отсюда он каждый день проводит видеоконференции с отделениями в Валенсии и Цюрихе. На верхнем этаже – личная студия мастера. Сюда не рискует заходить даже его главный юрист и по совместительству жена Робертина. «В студии нет никаких средств связи с внешним миром. Мне каждый день необходимо хотя бы на час выпадать из реальности. И рисовать. Иногда новые проекты, иногда просто бессмысленные узоры» – откровенно говорит архитектор.

В свободное от работы время он пишет картины, занимается керамикой и скульптурой – в 2005 году в музее Метрополитен прошла его выставка абстрактной скульптуры.

Сантьяго Калатрава представил на суд публики разных стран и континентов многочисленные свидетельства своего неповторимого таланта, который отметили 12 ведущих университетов Европы и Америки, присвоившие испанскому архитектору почетное звание доктора Honoris causa (прим.автора: присвоения докторской степени без защиты диссертации, дается за большие заслуги в гуманитарных сферах).

Но Калатрава скромно уходит в тень, не тратя время на всякие выступления по телевизору, и очень много работает, даря миру свои потрясающие и удивительные постройки. «Я не рвусь в высшую лигу архитекторов и терпеть не могу названия вроде “мост Калатравы”. Я хочу строить так, чтобы оставались только здания. Никто, кроме историков, не помнит имен Анфимия из Тралл и Исидора Милетского, строителей Софии Константинопольской (Стамбул). Они, кстати, были не архитекторами, а математиками. И когда попадаешь в этот собор, кажется, никаких имен у них и быть не могло, потому что не может это идеальное пространство быть делом рук человеческих. Поэтому лучше все же вернуться к тому, чему меня учили в Валенсии. Архитектор – не шоумен в погоне за сенсацией. Он тот же рабочий. Матисс писал картины каждый день и считал себя ремесленником от живописи. Вот и я бы хотел так же заниматься архитектурой. С восьми утра до восьми вечера. Каждый день». 

 

Текст: Анастасия Бойе

Самые известные проекты Сантьяго Калатрава — Forbes Kazakhstan

Фото: tengrinews.kz

Сантьяго Калатрава, без сомнения, является одним из самых гениальных архитекторов современности — он заслужил всемирное признание благодаря своим удивительным, смелым и, в то же время, тщательно продуманным работам в стиле “био-тек”. Lifeglobe предлагает ознакомиться с основными его творениями.

28 июля 1951 в крошечном испанском городке Бенимамете, который сегодня является частью Валенсии, на свет появился мальчик, которому суждено было вписать своё имя в историю современного искусства. Закончив местные Школу архитектуры и Школу искусств, и получив диплом инженера в Швейцарской высшей технической школе Цюриха, в 1981 Сантьяго Калатрава открыл в Цюрихе свою мастерскую, в которой работал в качестве архитектора и инженера. Вдохновение для своего творчества испанец черпал из работ знаменитого французского архитектора Ле Корбюзье, создателя архитектуры интернационального стиля. В 1989 архитектор открывает филиал своей мастерской в Париже.

Фото: lifeglobe.net

Ранний период творчества Калатравы был посвящён, в основном, вокзалам и мостам. Самым знаменитым творением его раннего творчества является бесподобный мост Аламильо в Севилье.

Фото: lifeglobe.net

Поворотным моментом в карьере Сантьяго стала его телекоммуникационная башня Монжуик в Барселоне, призванная быть сердцем летней Олимпиады 1992 года.

Фото: lifeglobe.net

Увидев, что этот испанский архитектор “вытворяет” с обычной телебашней, многие страны захотели увидеть и у себя творения этого безусловно талантливого человека с абсолютно новым взглядом на привычные конструкции.

Фото: lifeglobe.net

В итоге Калатраве поручили строительство огромного научно-развлекательного комплекса в Валенсии — Города Искусств и Наук, первое здание которого было готово уже в 1996.

Фото: lifeglobe.net

В 1997 ещё в одном испанском городе — Бильбао — был закончен новый пешеходный “белый мост” Субисури или, как его ещё называют, Кампо Волантин, возведённый по проекту уже снискавшего всемирную известность архитектора.

Фото: lifeglobe.net

В 1998 в районе Пуэрто-Мадеро аргентинского Буэнос-Айреса появился удивительный пешеходный Мост Женщины, являющийся, по сути, первой и пока единственной работой испанского архитектора в Южной Америке.

В 2001  в Музее Искусств Милуоки появился удивительный Павильон Квадраччи, ставший первым творением Сантьяго Калатравы на американской земле.

Фото: lifeglobe.net

В 2003 через реку Лиффи в Дублине был перекинут небольшой, но от этого не менее зрелищный мост Джеймса Джойса.

Фото: lifeglobe.net

Ирландцам настолько понравилось творчество Калатравы, что было принято решение заказать ему ещё один мост) Таким образом, в 2009 чуть ниже по течению появился мост Сэмюэла Беккета, совершенно иной по конструкции и предназначению).

Фото: lifeglobe.net

А также в 2003  было окончено строительство Концертного Зала Тенерифе, над которым Сантьяго Калатрава работал 6 лет.

Фото: lifeglobe.net

В 2004 Сантьяго отличился в Калифорнии, построив в Черепашьей Бухте мост, являющийся, по совместительству, самыми большими в мире солнечными часами! Он так его и назвал — Sundial Bridge.

Фото: lifeglobe.net

В 2005 испанец окончил строительство своего первого небоскрёба — Turning Torso в шведском портовом городке Мальмё — вызвавшего у общественности восторг своей “кручёной” формой.

Фото: lifeglobe.net


В 2008 вход в Иерусалим украсил новый мост Калатравы, сразу же прозванный за свою форму “Арфой Давида” и незамедлительно ставший одним из символов этого древнего города.

Фото: lifeglobe.net

В 2009 Сантьяго Калатрава представил свою кинетическую композицию в Израильском Технологическом институте.

Последним законченным творением испанского архитектора стало новое здание вокзала Льеж-Гийемен в Бельгии, поразившее лёгкостью своих форм даже самых заядлых критиков современности
 

Фото: lifeglobe.net


В настоящее время Калатрава проектирует будущий вокзал — Центр Транспортировки Всемирного торгового центра — в восстановленном Всемирном торговом центре в Нью-Йорке. А также сейчас, в связи с кризисом, полностью остановлено строительство объекта, который должен был стать жемчужиной творчества испанца — небоскрёба Чикаго Спейр, ставшего бы самым удивительным и красивым зданием “города небоскрёбов”.

Фото: lifeglobe.net

А вот как башня выглядела бы снизу…

Фото: lifeglobe.net

Кроме вышеперечисленных проектов, Сантьяго Калатрава построил офисный комплекс Brookfield Place в канадском Торонто; возвёл павильон Кувейта на Всемирной Выставке в Севилье 1992 года; занимался разработкой вокзала и ремоделированием университетской библиотеки в швейцарском Цюрихе; отреставрировал в 1992-1995 центральный пролёт берлинского моста Обербаумбрюкке; спроектировал одну из станций Лиссабонского метрополитена в 1998; открыл XXI век строительством нового терминала аэропорта Бильбао в Испании; перестроил в 2004 Олимпийский спорткомплекс в Афинах для проведения Олимпиады.

Архитектурные шедевры от Сантьяго Калатрава

Скорее всего в каком-нибудь историческом справочнике по архитектуре и искусству через 100 лет будет написано, что "Испания подарила миру двух самых удивительных архитекторов в мире - Антонио Гауди и Сантьяго Калатрава". Разница пока лишь в том, что Сантьяго Калатрава продолжает творить и по сей день.

Сантьяго Калатрава родился в 1951 году в Валенсии (Испания). В 1968 году Калатрава поступил в художественное училище там же, но уже через год, перешел в Высшую техническую школу архитектуры, которую закончил в 1975 году. Затем он закончил в Федеральный институт технологии (ETH) в Цюрихе, где получил диплом инженера.

В 1981 году Калатрава открыл свою мастерскую в Цюрихе, причем работал и как архитектор, и как инженер. Его первым проектом стал ангар завода компании Jakem в швейцарском Мунхвиллене (1983-1985). В 1989 он открыл филиал своего бюро в Париже.

Большинство проектов архитектора находятся на границе архитектуры и инженерии. Сложное и, одновременно, новаторское конструктивное решение - отличительная черта его работ. Также в них четко прослеживается отпечаток еще одного призвания Калатравы - профессии скульптора.

Сейчас штаб-квартира "империи" Калатравы расположена в роскошном трех­этажном офисе на аристократической Пятой авеню (Нью-йорк, США). Там же, на верхнем этаже - личная студия, в которой работает архитектор.

Его архитектурны шедевры отличаются футуристичностью, фантастической технологичностью и удивительной игрой линий и форм. Из бетона и стекла, он возводит самые неожиданные по форме конструкции, которые поражают своей невесомостью.

И сегодня мы составили для Вас оригинальный маршрут, который поможет вам увидеть лучшие его творения в Европе и не только.


Turning Torso. Мальме, Швеция

Начнем мы свое путешествие с Швеции. Здесь в 2005 году испанец окончил строительство своего первого небоскрёба — Turning Torso, архитектурная форма которого вызвала у общественности восторг своей “кручёной” формой.

Идею испанскому архитектору создать жилой дом по мотивам скульптуры самого же Калатравы подсказал бывший управляющий шведского подразделения строительной компании HBS Джони Орбак.

Калатраве идея понравилась, и он, взяв за основу скульптуру, состоящую из 7 кубов, слегка повёрнутых друг относительно друга, разработал проект TurningTorso («Поворачивающееся туловище»), насчитывающий уже 9 кубических секций, разница между углом поворота 1-ого и 9-ого блоков которого составляла 90 градусов.

Только если в скульптуре «кубы» были «закручены» относительно изогнутого стального стержня, то в доме – относительно внутренней осевой железобетонной конструкции, в которую были помещены лифты и лестницы.

Turning Torso. Мальме, Швеция  

Идею испанскому архитектору создать жилой дом по мотивам скульптуры самого же Калатравы подсказал бывший управляющий шведского подразделения строительной компании HBS Джони Орбак.

В период строительства 190-метровый дом не выглядел зрелищно – уйма бетонных блоков, ничего не разберешь. Но когда его начали облицовывать и устанавливать совершенно безумные изогнутые окна – тогда о новом шедевре заговорили все.

Turning Torso. Мальме, Швеция  

Хотя и без окон у 54-этажного здания хватает решений, способных вызвать восхищение. К примеру, кажущиеся со стороны вполне себе четырёхугольными, девять «кубов» TurningTorsoна самом деле представляют собой пятиугольные призмы. Иначе здание невозможно было бы «закрутить» на 90 градусов.

Чтобы дом был устойчивым, его фундамент пришлось углубить в землюна 18 метров, три из которых «закрепили» в скальном основании. Чтобы здание было во всех смыслах инновационным, его снабдили автономными источниками энергии: ветровой электростанцией и солнечными батареями.

На сегодняшний день TurningTorso является вторым по высоте жилым зданием в Европе (после нашего 264-метрового «Триумф-Паласа») и, понятное дело, одним из самых дорогих. Первые два «куба» дома сдаются под офисные помещения, а в остальных семи размещены апартаменты класса «люкс».


Просмотреть увеличенную карту

Здание вокзала. Льеж-Гийемен, Бельгия

Новое здание вокзала Льеж-Гийемен в Бельгии поражает лёгкостью своих форм даже самых заядлых критиков современности. Его потрясающее торжественное открытие состоялось в сентябре 2009 года

Перед Калатравой стояла задача – построить современное здание, которое могло бы принимать не только обычные пригородные поезда, но и скоростные серии TGV (для обеспечения быстрой доставки пассажиров до соседних стран – Франции, Великобритании, Голландии и Германии).

Здание вокзала. Льеж-Гийемен, Бельгия    

Отличительной особенностью вокзала Льеж-Гийемен является отсутствие у него стен. По сути, от внешнего мира станцию укрывает лишь огромная волнообразная крыша. Её прозрачность позволяет не только любоваться пассажирам панорамами города в ожидании поезда, но и символизирует главную идею вокзала – открытость и доступность.

Поэтому на вокзале должны появиться платформы большей длины и ширины, а доступ поездов к ним должен стать удобнее. Еще один важный момент - необходимо было предусмотреть сообщение вокзала с сетью автомагистралей.

В этой связи Сантяго Калатраве пришлось позаботиться о строительстве мостов и виадуков и дополнительного парковочного пространства на 800 машиномест (всего вокзал располагает 1500 мест).

Здание вокзала. Льеж-Гийемен, Бельгия    Своими формами Льеж-Гийемен напоминает волны, а если рассматривать его в совокупности с железнодорожными путями - это целый водопад, который особенно эффектно смотрится в вечернее время при включенной белой подсветки.

Своими формами Льеж-Гийемен напоминает волны, а если рассматривать его в совокупности с железнодорожными путями - это целый водопад, который особенно эффектно смотрится в вечернее время при включенной белой подсветки.

Здание вокзала. Льеж-Гийемен, Бельгия  

Помимо того, что «перерождённое» здание железнодорожного вокзала отвечало всем поставленным требованиям, оно с первого взгляда поражает своим дизайном!

Испанский архитектор справился с задачей превосходно. Помимо того, что «перерождённое» здание железнодорожного вокзала отвечало всем поставленным требованиям, оно с первого взгляда поражает своим дизайном!

Здание вокзала. Льеж-Гийемен, Бельгия   Перед Калатравой стояла задача – построить современное здание, которое могло бы принимать не только обычные пригородные поезда, но и скоростные серии TGV (для обеспечения быстрой доставки пассажиров до соседних стран – Франции, Великобритании, Голландии и Германии).

Отличительной особенностью вокзала Льеж-Гийемен является отсутствие у него стен. По сути, от внешнего мира станцию укрывает лишь огромная волнообразная крыша. Её прозрачность позволяет не только любоваться пассажирам панорамами города в ожидании поезда, но и символизирует главную идею вокзала – открытость и доступность.


Просмотреть увеличенную карту

Железнодорожная станция Лион-Сэнт-Экзюпери. Лион, Франция

Примечательно, что ранний период творчества Калатравы был посвящён, в основном, вокзалам и мостам.

Железнодорожная станция Лион-Сэнт-Экзюпери. Лион, Франция   Многие ошибочно думают, что архитектор черпал вдохновение у птиц. Однако "крылья" станции - это результат преобразования человеческого глаза, а колонны и опоры, поддерживающие навес над подходящими к вокзалу железнодорожными путями, - человеческого тела.

Так во Франции в июле 1994 года появился еще один вокзал руки Сантьяго Калатравы – железнодорожная станция Лион-Сэнт-Экзюпери. И опять же, сложность задачи состояла в том, что станция должна была обслуживать высокоскоростные поезда TGV, т.к. входила в транспортный комплекс одноимённого аэропорта.

Архитектор получил проект на конкурсной основе, т.к. согласно требованиям тендера, предложил восхитительное символическое решение "ворот в регион", обеспечивающее плавный пассажиропоток.

Железнодорожная станция Лион-Сэнт-Экзюпери. Лион, Франция  

Многие ошибочно думают, что архитектор черпал вдохновение у птиц. Однако "крылья" станции - это результат преобразования человеческого глаза, а колонны и опоры, поддерживающие навес над подходящими к вокзалу железнодорожными путями, - человеческого тела.

Железнодорожная станция Лион-Сэнт-Экзюпери. Лион, Франция   Внутри станции Лион-Сэнт-Экзюпери.

Кстати, на вокзале всего шесть путей, но 2 из них изолированы, чтобы дать возможность поездам, не останавливающимся на вокзале, проходить вокзал на полной скорости – 300 км/ч.


Просмотреть увеличенную карту

Предлагаем Вам не пожалеть 26 минут и узнать всю историю создания от самого автора.

Конечно же больше всего шедевров гениального архитектора можно найти в Испании.


Продаете туры в Испанию? Здесь могла быть ваша реклама за $20. Читайте подробнее

Мост Аламильо. Севилья, Испания

Мост Аламильо (Puente del Alamillo), через реку Гвадалквивир в городе Севилье, был построен для сообщения с большим и пустынным островом Картуха, на котором Испания в 1992 году решила принять гостей Всемирной выставки «Expo’92». Мероприятие призванное продемонстрировать последние технические и технологические достижения, возлагала большой груз ответственности на страну-хозяйку.

Надо ли говорить, что негласным заданием было представить на суд международного зрителя нечто невероятное.

Мост Аламильо. Севилья, Испания   Уникальность мостовой конструкции заключается в его единственной опоре, вздымающейся на высоту 142 метра, которая имеет наклон 58 градусов, что соответствует углу наклона граней знаменитых египетских пирамид.

Из всех проектов, представленных на суд комиссии, больший интерес вызвала работа на тот момент малоизвестного архитектора Сантьяго Калатравы. Его первый вариант предполагал строительство пары симметричных мостов, однако,  в следствии ограниченного бюджета, предпочтение было отдано в пользу одного грандиозного сооружения. Строительство моста продолжалось 3 года, и к Международной выставке новый мост предстал во всём своем великолепии.

Уникальность мостовой конструкции заключается в его единственной опоре, вздымающейся на высоту 142 метра, которая имеет наклон 58 градусов, что соответствует углу наклона граней знаменитых египетских пирамид.

Опора Моста Аламильо удерживает 200-метровый переход на тринадцати вантах. «Подвешенное» на натянутых стальных струнах полотно моста рассчитано не только на пешеходное и велосипедное движение, но также и для проезда автомобилей

Днём Мост Аламильо выделяется традиционным для сооружений Калатравы белым цветом, а ночью его обволакивает мягкая подсветка, подчеркивая воплощение дерзкой инженерной мысли.


Просмотреть увеличенную карту

Строительство другого проекта Калатравы – Монжуикской телебашни – осуществлялось параллельно с мостом Аламильо. И если мост спешили сдать к выставке «Expo’92», то телевизионную башню – к Летним Олимпийским играм в Барселоне, проходившим также в 1992 году.

Монжуикская телебашня. Барселона, Испания   Сооружение не блещет высотой – от земли до верхушки всего 136 метров. Если не знать её предназначения, то легко спутать с памятником Олимпийским играм.

Сооружение не блещет высотой – от земли до верхушки всего 136 метров. Зато какой оригинальный дизайн! В череде шпилей со смотровыми площадками и ресторанами – эта башня просто находка. Если не знать её предназначения, то легко спутать с памятником Олимпийским играм.

И на то есть причины – за основу своего творения Калатрава взял изображение атлета, держащего в руке факел с Олимпийским огнём.

Кстати, помимо памятника, телебашню можно отнести и к часам. Солнечным. А всё благодаря её высокому расположению (башня стоит на горе Монжуик), наличию шпиля-иглы и круглой платформы у основания.


Просмотреть увеличенную карту

Город Искусств и Наук. Валенсия, Испания

Город искусств и наук — это целый архитектурный комплекс площадью 350 000 квадратных метров из шести сооружений и 1 моста на осушенном дне реки Турия в городе Валенсия. Работа над созданием комплекса началась в 1991 году и велась Калатравой в сотрудничестве с мексиканским архитектором Феликсом Канделой. Из-под «пера» испанца вышли:

  • L’Hemisferic (кинотеатр IMAX, планетарий, театр),
  • музей наук Принца Филиппа(инновационный центр интерактивных наук),
  • оперный театр королевы Софии.
  • мост Assut de l’Or (в переводе с валенсийского диалекта -«Золотая плотина»),
  • и Агора, которая создает комплексное многофункциональное пространство (арена).

Феликсом Канделой созданы:

  • Океанографический парк Oceanogrбfico (самый большой аквариум в Европе с более чем 500 морских видов)
  • сад-галерея L’Umbracle (благоустроенная зеленая зона с автостоянкой),
Сад-галерея L’Umbracle. Город Искусств и Наук.   Сад-галерея L’Umbracle создан Феликсом Канделой. Входит в состав комплекса Города Искусств и Наук.

Все здания так или иначе перекликаются с темой природы: к примеру, за основу планетария взяты формы человеческого глаза, музея наук – хребта рыбы, а океанографического парка – образ раскрывшейся кувшинки.

предлагаем Вам небольшую виртуальную прогулку по городу, хотя никто не спорит, что в реальности побывать в этом интерактивном парке развлечений - безусловно стоит!

Но остановимся подробней на сооружениях Калатравы. Его L’Hemisferic был первым зданием, официально открытым в Городе Искусств и Наук (торжественное открытие состоялось в апреле 1998 года). L’Hemisferic состоит из нескольких частей и способно выполнять три разных функции: планетария, кинотеатра IMaxи театра лазерных постановок.

L’Hemisferic. Город Искусств и Наук. Валенсия, Испания   L’Hemisferic был первым зданием, официально открытым в Городе Искусств и Наук (торжественное открытие состоялось в апреле 1998 года). L’Hemisferic состоит из нескольких частей и способно выполнять три разных функции: планетария, кинотеатра IMaxи театра лазерных постановок.

Основные действия происходят в «зрачке» сооружения: здесь показывается звёздное небо, транслируются научные фильмы и демонстрируются лазерные шоу. А вот «веко» выполняет по большей части декоративную функцию, но при этом имеет очень интересную особенность: в зависимости от времени суток или других условий, оно способно «открываться» и «закрываться», то «обнажая», то закрывая своими стенками основную полусферу.

Формы Музея Наук Принца Филиппа также не назовёшь простыми. Здание, площадью около 40 000 квадратных метров, создано по образу и подобию хребта гигантской рыбы. Одна из сторон музея (северный фасад) полностью остеклена, что создаёт впечатление необъятного пространства.

Музей наук Принца Филиппа и L’Hemisferic   Формы Музея Наук Принца Филиппа также не назовёшь простыми. Здание, площадью около 40 000 квадратных метров, создано по образу и подобию хребта гигантской рыбы. Одна из сторон музея (северный фасад) полностью остеклена, что создаёт впечатление необъятного пространства.

За витиеватыми и остроконечными конструкциями скрываются три этажа музейного пространства, в которых на теоретическом, экспериментальном и развлекательном уровнях показаны этапы эволюции жизни, науки и технологии.

Бесподобный оперный театр имени королевы Софи издалека здание напоминает небольшую рыбку с открытым ртом и "резными" плавниками. Здание достигает 70 метров в высоту и занимает площадь в более чем 37 тысяч квадратных метров, что делает её самым крупным строением в Городе Искусств и Наук.

Оперный театр имени королевы Софи. Город Искусств и Наук   Бесподобный оперный театр имени королевы Софи издалека здание напоминает небольшую рыбку с открытым ртом и "резными" плавниками. Здание достигает 70 метров в высоту и занимает площадь в более чем 37 тысяч квадратных метров, что делает её самым крупным строением в Городе Искусств и Наук.

И все же самой экстравагантной и зрелищной частью оперного театра является его «гребешок», а попросту – крыша. Она выполнена из ламинированной стали и представляет собой дугообразный элемент длиной в 270 метров и весом почти 3 тонны!

Бгора. Город Искусств и Наук. Валенсия, Испания   Бгора (El Бgora) представляет собой крытый павильон эллиптической формы, занимающий площадь 5000 квадратных метров. 80-метровая высота крыши позволяет проводить в нем любые спортивные соревнования.

Бгора (El Бgora) представляет собой крытый павильон эллиптической формы, занимающий площадь 5000 квадратных метров. 80-метровая высота крыши позволяет проводить в нем любые спортивные соревнования.

Oceanogrбfico. Город Искусств и Наук. Валенсия, Испания   Oceanogrбfico - океанографический парк на открытом воздухе с самым большим в Европе океанографическим аквариумом — он занимает 110 000 м2 и вмещает 42 миллиона литров воды. Здание Феликса Канделы построено в форме кувшинки.

Oceanogrбfico - океанографический парк на открытом воздухе с самым большим в Европе океанографическим аквариумом — он занимает 110 000 м2 и вмещает 42 миллиона литров воды. Здание Феликса Канделы построено в форме кувшинки.


Просмотреть увеличенную карту


Концертный зал Тенерифе. Остров Тенифе, Испания

На набережной Санта-Крус-де-Тенерифе острова Тенерифе возвышается прекрасный Концертный зал - еще одна работа Сантьяго Калатравы.

 Над этим зданием архитектор трудился более 6 лет.

Творение Калатравы расположилось на площади в 23 000 квадратных метра. Четверть этого пространства (6471 кв.м.) отдана непосредственно под нужды оперного театра: симфонический и камерный залы, главный холл и 8 маленьких холлов, предназначенных для временных выставок, проведения пресс-конференций, продажи сувенирной продукции и прочего.

Остальная (и большая) часть отведена под террасы – огромную открытую PlazaAlisios, площадью 16 289 кв.м., «Атлантическую» (400 кв.м.) с потрясающим панорамным видом на Атлантический океан и «Городскую» (350 кв.м.) террасу с видом на Санта-Крус.

Концертный зал Тенерифе. Остров Тенифе, Испания   Творение Калатравы расположилось на площади в 23 000 квадратных метра. Четверть этого пространства (6471 кв.м.) отдана непосредственно под нужды оперного театра: симфонический и камерный залы, главный холл и 8 маленьких холлов, предназначенных для временных выставок, проведения пресс-конференций, продажи сувенирной продукции и прочего.

Но главный элемент, привлекающий так много внимания к зданию Концертного зала, в состав бесчисленных холлов и террас не входит, он над ними возвышается (к слову, аж на 58 метров). Это… вторая крыша. Выполненная в форме волны и вылитая из бетона, она, по большей части, имеет декоративное назначение.

Город Искусств и Наук. Валенсия, Испания   Во внутреннюю часть крыши-волны встроены лампы, которые в тёмное время суток дают великолепное мягкое освещение. Причём свет распределён таким образом, что подсвечивается как основное здание, так и площадки, прилегающие к нему.

Во внутреннюю часть крыши встроены лампы, которые в тёмное время суток дают великолепное мягкое освещение. Причём свет распределён таким образом, что подсвечивается как основное здание, так и площадки, прилегающие к нему.

Внутри Концертный зал Тенерифе не менее удивителен. Во-первых, он вмещает в себя сразу два зала, меньший рассчитан на 400 человек, а больший легко вместит около 1800 зрителей. Своды залов выполнены в кристаллической форме, а акустика настолько точно настроена, что слышен малейший шорох. Для такого четкого звучания применялась система лазерного тестирования. После открытия Концерт-холл стал символом, олицетворяющим Канарские острова.


Просмотреть увеличенную карту

Шесть лет спустя после "Expo'92" в Севилье, еще одна работа Сантяго Калатрава будет построена к выставке "Expo'98" но уже в Лиссабоне. «Ориенте» — станция Лиссабонского метрополитена.

Orient Station. Лиссабон, Португалия   «Ориенте» — станция Лиссабонского метрополитена.
Orient Station. Лиссабон, Португалия   Калатрава предложил создать невесомую конструкцию в виде больших Т-образных конструкций, которые связывали пешеходные галереи, переходы, лестницы и мосты.

Задача, которая была поставлена перед архитектором, заключалась в создание открытой и прозрачной конструкции. Которая кроме всего прочего, должна была объединить транспортные магистрали, метро, остановки общественного транспорта и парковку на 2000 автомобилей.

Orient Station. Лиссабон, Португалия   Калатрава предложил создать невесомую конструкцию в виде больших Т-образных конструкций, которые связывали пешеходные галереи, переходы, лестницы и мосты.

Калатрава предложил создать невесомую конструкцию в виде больших Т-образных конструкций, которые связывали пешеходные галереи, переходы, лестницы и мосты.


Просмотреть увеличенную карту
Павильон Квадраччи Музея искусств Милуоки. Висконсин, США.    На осуществление этой задумки Калатраве потребовалось 72 стальных «пера» длиной от 8 до 32 метров. Вес всей конструкции составил 90 тонн. Но несмотря на свою массивность, «крылья» выглядят практически невесомыми, да и «взмах» осуществляют всего за 3,5 минуты. В целях безопасности на «крыльях» установлены датчики, постоянно контролирующие скорость и направление ветра. И если ветер более трёх секунд дует со скоростью 10 метров в секунду, система автоматически складывает солнцезащитный экран.

Здания, мосты и станции Сантяго Калатрава можно увидеть не только на родине архитектора - Испании (Bac de Roda Bridge, Барселона; пешеходный мост Кампо Волантин и Новый терминал аэропорта в Бильбао) - но и в Швейцарии (Jakem Steel Warehouse, Wohlen High School, Stadelhofen Railway Station, Lucerne Station Hall, Barenmatte Community Center, Tabourettli Theater, University of Zurich, «Bibliothekseinbau» library remodelling в Цюрихе), Германии (Ernsting Warehouse),  Ирландии (Мост Джеймса Джойса, мост через реку Лиффи, Дублин), Нидерландах (Три моста - Harp, Cittern и Lute), Израиле (Струнный мост «Арфа Давида», Иерусалим; Кинетическая композиция в Технионе, Струнный мост в Петах-Тикве), в Италии (Мост Конституции, Венеция), Аргентине (Puente de la Mujer (Мост женщины), в районе Пуэрто-Мадеро Буэнос-Айреса), США (Milwaukee Art Museum, Милуоки, Висконсин; Sundial Bridge at Turtle Bay, Реддинг, Калифорния) и Канаде (BCE Place, Торонто).

Мост Женщины. Буэнос-Айрос, Аргентина   Главной особенностью моста (помимо, собственно, опоры, повёрнутой, впервые в его практике, не к берегу, а в направлении моста) стала подвижная центральная часть. Она способна поворачиваться на 90 градусов, тем самым обеспечивая пропуск крупногабаритных судов.

В настоящее время Калатрава проектирует будущий вокзал — Центр Транспортировки Всемирного Торгового Тентра — в восстановленном Всемирном Торговом Центре в Нью-Йорке. А также сейчас, в связи с кризисом, полностью остановлено строительство объекта, который должен был стать жемчужиной творчества испанца — небоскрёба Чикаго Спейр, ставшего бы самым удивительным и красивым зданием “города небоскрёбов”.

Павильон Квадраччи Музея искусств Милуоки. Висконсин, США.    Павильон был удостоен целого ряда наград, причем не только архитектурных. Так, по результатам опроса одного из порталов, павильон Квадраччи получил почетный титул «самого сексуального здания» в мире.

Чтобы увидеть и узнать больше о его работах и творчестве, можно посетить его личный сайт. Как у человека творческого, архитектура - не единственное его увлечение.

При написании материала использовались источники: calatrava.com, youtube.com/user/WorldSiteGuides, zoomex.ru, tfloor.ru

Метки: архитектура, достопримечательности, Сантьяго Калатрава, шедевр, удивительные здания, мост, вокзал, парк развлечений, архитектор

Страны: Швеция, Франция, Португалия, Испания, Бельгия

Постройки «звездного» архитектора Сантьяго Калатравы разрушаются одна за другой: Архитектура: Культура: Lenta.ru

Сантьяго Калатрава — одна из звезд современной архитектуры. 62-летний уроженец Валенсии, со штаб-квартирой бюро в Цюрихе и филиалами в Париже и Нью-Йорке, он прославился своими футуристическими постройками, сочетавшими лаконичность и масштабность хай-тека с естественностью и разнообразием природных форм. На Калатраву одновременно повлияли Ле Корбюзье и Антонио Гауди; его называют продолжателем традиций испанского модернизма Феликса Канделы и нового экспрессионизма Ээро Сааринена. Работы Калатравы очень узнаваемы, очень дороги и очень востребованы. Однако в последние годы к этим постоянным артибутам добавился еще один: очень скандальны. Практически каждую новую постройку сопровождает одна и та же история: она сдается гораздо позже сроков, во много раз превышает смету, а затем требует доделок или сразу — ремонта. В январе 2014 года на несовершенства сооружений Калатравы указали власти Венеции и его родной Валенсии.

12 января стало известно, что строители начали сдирать мозаику с фасада здания Дворца искусств королевы Софии — оперного театра в Валенсии. Здание стоит закрытым с декабря 2013 года, когда из-за сильных ветров облицовка начала осыпаться. Отменить пришлось не только рождественские представления, но и январскую премьеру оперы Пуччини «Манон Леско», поставленной покровителем театра Пласидо Доминго. После переговоров Калатрава и строительные компании согласились не только удалить с фасада хрупкие плитки, но и покрыть стоимость ремонтных работ — три миллиона евро. Представитель архитектора заявил, что причины падения мозаики неясны. Калатрава украшал фасад театра тысячами маленьких фрагментов мозаики, подражая барселонцу Антонио Гауди. Теперь же их все отдерут, а стены закрасят белой краской, по крайней мере до тех пор, пока не придумают, как закрепить мозаику намертво.

Дворец искусств королевы Софии

Дворец искусств королевы Софии

Фото: Heino Kalis / Reuters

Дворец является частью Города искусств и наук — современного развлекательного комплекса с океанариумом, IMAX-кинотеатром, музеем науки и ботаническим садом, который Калатрава спроектировал еще в середине 1990-х во славу родной Валенсии. Комплекс, стоящий на дне осушенной реки Турия, действительно привлекает туристов и местных жителей; как говорит сам Калатрава, он не только «поместил Валенсию на карту», но и создал второй по посещаемости испанский архитектурный комплекс после Альгамбры. Однако театр, открытый в 2005 году и завершивший строительство Города, оказался втрое дороже изначального бюджета в 300 миллионов евро. Таких денег у кризисного испанского региона не было; по состоянию на 2013 год, долг в 700 миллионов за Дворец искусств все еще числился на Валенсии.

На родине Калатрава давно сочетает популярность с дурной славой: так, местный политик Игнасио Бланко открыл сайт Calatravatelaclava, что можно перевести примерно как «Калатрава обдерет тебя, как липку». Бланко отмечает, что за работу над зданием театра Калатраве заплатили 94 миллиона евро — и это при том, что в нем оказались 150 мест, с которых не видно сцену. Музей науки изначально был построен без аварийных выходов и лифтов для инвалидов, жалуется Бланко.

Одновременно в январе стало известно, что на Калатраву собирается подать в суд Венеция — за его мост Конституции. Четвертый мост через Большой канал был задуман в 1999 году. Власти города захотели, чтобы он соединял железнодорожный вокзал Санта-Лючия с пьяццале Рома, площадью с автовокзалом, через которую в город въезжают машины. Таким образом, мост должен был обозначить своеобразные ворота в город. Калатрава спроектировал футуристический и помпезный 95-метровый мост из стекла и камня и подсветил его флуоресцентными лампами. Мост, по задумке архитектора, сначала был полностью собран, а затем установлен.

Сооружение стало скандальным еще до того, как венецианцы его увидели. Жители говорили, что четвертый мост городу попросту не нужен — тем более в непосредственной близости от третьего, моста Скальци, а четыре миллиона евро можно потратить более рационально. Возмущение вызывал и сам проект — современный вид сооружения с трудом гармонировал с венецианским барокко. Возведение моста затянулось: первые пешеходы должны были пройти по нему в 2004-м, но открыли мост лишь четырьмя годами позже; из-за протестов власти решили отказаться от торжественной церемонии. В 1990-е, когда проект задумывали, бюджет Венеции предполагал 4-миллионные траты, в итоге же мост обошелся городу более чем в 11 миллионов евро.

Мост Конституции

Мост Конституции

Фото: Manuel Silvestri / Reuters

Последней каплей стало то, что проект испанского архитектора не учитывал нужд горожан и туристов, передвигающихся на инвалидных колясках, а крутой подъем оказался труден для пожилых людей. Обеспечить доступ на мост людям с ограниченными возможностями власти города потребовали от Калатравы еще в 2003 году, однако передвижная платформа для инвалидных колясок на мосту Конституции заработала лишь осенью 2013-го — спустя пять лет после открытия. Как и сам мост, механизм стоил вдвое дороже изначально запланированной суммы — в итоге заплатили 1,8 миллиона евро. Впрочем, мост был источником бед и для обычных пешеходов: туристы оступались из-за разного расстояния между ступенями (прекрасные венецианские виды вокруг мешали им смотреть под ноги). Правда, трудно было и тем, кто все же смотрел: их дезориентировало чередование стеклянных и каменных фрагментов на поверхности моста.

В итоге в 2013 году власти города начали судиться с архитектором: первое заседание прошло в минувшем ноябре. За срыв сроков строительства и превышение сметы от Калатравы требуют 3,8 миллиона евро. Тот отвечает, что ни в чем не виноват: дескать, ошиблись те, кто считал бюджет на первой стадии планирования, а сам он в процессе возведения моста был скорее консультантом, чем контролером. Сейчас же Венеция придумала новый повод подать на Калатраву в суд: власти заявляют, что за пять лет мост уже потребовал ремонта на 464 тысячи евро, а эксперты Политехнического университета Турина подготовили отчет, согласно которому причиной тому явились недостатки, заложенные в конструкции моста изначально.

Винодельня Исиды

Винодельня Исиды

Это лишь две последние, хотя и самые громкие, неудачи выдающегося архитектора; ими список не ограничивается. В том же 2013 году на Калатраву подала в суд виноторговая компания Domecq, для которой архитектор спроектировал винодельню Исиды в баскской Алаве. Оказалось, что у необыкновенной красоты здания протекает крыша, что для виноделия, разумеется, критично. Как утверждает заказчик, архитектор не учел резких перепадов температур и дождливого климата Страны Басков. Поскольку рабочие строительной компании, изначально сотрудничавшей с Калатравой, никак не могли починить кровлю, сделанную из дерева и алюминия, владелец заявил, что хочет получить от архитектора два миллиона евро. На эти деньги планировалось нанять других архитекторов и строителей — тех, которые могли бы справиться с протечками.

Сразу две крупных постройки Калатрава создал в Бильбао: это новый терминал аэропорта, открытый в 2000 году, и мост Субисури через реку Нервьон, по которому удобно добираться до музея Гуггенхайма. Аэропорт, имеющий очертания птицы и прозванный за это голубкой — La Paloma, пришлось переделывать в середине нулевых. В нем, среди прочего, не хватало места не только для магазинов, но даже для пассажиров, которые после прохождения таможни были вынуждены мерзнуть под открытым небом. Субисури же успели прозвать мостом сломанных ног: в дождливую погоду стеклянные плитки становятся опасно скользкими.

Аэропорт в Бильбао

Аэропорт в Бильбао

В Нью-Йорке Калатрава перестраивает станцию подземной скоростной железной дороги PATH, располагавшуюся под Всемирным торговым центром и уничтоженную терактами 11 сентября. Временная станция была открыта в 2003 году, новая откроется в конце 2015-го — на шесть лет позже плана. Стоить она будет, как и все у Калатравы, вдвое дороже сметы — 4 миллиарда долларов. Источники The New York Times утверждали, что архитектор ради своих творческих амбиций сознательно усложнил конструкцию станции, а заодно потребовал, чтобы некоторые необходимые элементы были размещены в близлежащих зданиях — например, вентиляция. В 2012 году организация, заказавшая Калатраве этот непростой проект, прошла аудит и была признана раздираемой конфликтами и недееспособной.

Любое издание, которое пишет про спорные сооружения Калатравы, непременно оговаривается: все они очень красивые. Сам архитектор за собой недоделок не признает, однако с журналистами, доискивающимися правды, почти не разговаривает. В кратком письменном заявлении, переданном в The New York Times, Калатрава заявил, что задача его построек — делать города уникальными и обогащать человеческий опыт. Осуществлялись все эти проекты по высочайшим стандартам, заявляет архитектор — умалчивая о завышенной стоимости и, очевидно, списывая скорые поломки на инженеров и строителей. The Guardian, обозревая скандалы вокруг работ Калатравы, кажется, сочла, что проще назвать те из них, с которыми не произошло ничего плохого (газета упоминает мосты в Дублине и Манчестере, вокзалы в Лиссабоне, Льеже и Лионе, здания в Нью-Йорке и Милуоки).

Тем не менее непохоже, чтобы скандалы останавливали заказчиков: в списке построек Калатравы, готовящихся к завершению, более 10 пунктов. Возможно, от его услуг все же откажутся после последней неудачи, самой неприятной: строившийся конференционный центр в Овьедо (испанский регион Астурия) в один непростой день 2011 года просто рухнул. Летом 2013-го суд признал Калатраву ответственным за инцидент и обязал его выплатить три миллиона евро.

Архитектор Сантьяго Калатрава и его знаменитые проекты

Вдохновение, изучение ландшафта, технические решения, сталь и бетон – основные составляющие великолепных и функциональных сооружений, созданных легендарным архитектором, чьи строения невозможно забыть, если один раз увидеть. Это Сантьяго Калатрава. Его работы реализованы в Испании, Швейцарии, Америке, Канаде. Творения этого человека особенные, узнаваемые во всем мире и скандальные. Калатрава возрождает любое место, делая его красивее и функциональнее. Испанский архитектор заполучил признание благодаря футуристическому стилю, техническим инновациям и эстетике в разрабатываемых и реализуемых строениях.

Сантьяго Калатрава: биография

Недалеко от Валенсии 28 июля 1951 года родился будущий строитель мостов, вокзалов, театров и прочих конструкций, поражающих своим необычным видом. Профессия отца Сантьяго хоть и была ориентирована на коммерческую деятельность, но он любил искусство и хотел привить художественно-творческое восприятие мира своему сыну. Так, в раннем возрасте мальчик побывал в музее Прадо и начал проявлять интерес к рисованию и скульптуре. В восемь лет Сантьяго Калатрава достопримечательности уже изображал на ватмане в художественной школе в Валенсии.

Cантьяго Калатрава

Неспокойные годы в Испании определили дальнейшее получение образования за пределами родного государства. В 13 лет родители добились поездки сына в Париж по программе студенческого обмена, где он проникся величием архитектуры этого прекрасного города. Следующим этапом в получении профессии стало обучение в Политехническом университете Валенсии, который Сантьяго Калатрава окончил в 1973 году. Через два года парень уехал в Швейцарию, где продолжил изучать любимое дело в области строительства, но в качестве инженера. Четыре года Сантьяго учился в Технологическом университете Цюриха. К 1981 году стал доктором технических наук и основателем студии архитектуры и строительства в Швейцарии.

Первые работы и признание

Одним из первых проектов, который принес международное признание Сантьяго, был железнодорожный вокзал (Штадельхофен) в Цюрихе. Хотя проблески архитектурного воображения появились у Сантьяго еще в аспирантуре. Со своими научными коллегами он спроектировал и построил бассейн. Но это было не совсем простое спортивное сооружение, его реализация позволяла наблюдать прохожим за пловцами снизу.

Проекты Сантьяго Калатравы в 1986 году дополнил новый разработанный план реализации железобетонного моста автомобильного назначения в родной Валенсии. И через год молодой специалист за эту работу получил премию Международного союза архитекторов.

сантьяго калатрава достопримечательности

В 1989 году Калатрава со своими работами вышел на завоевание французского строительного рынка. Одновременно он открыл в Париже свою студию и сконструировал железнодорожный вокзал Лиона. Сантьяго Калатрава в 1991 году открыл в Валенсии офис архитектуры и строительства.

Олимпийские игры

Страны, в которых проходят международные спортивные соревнования, как правило, всегда стараются по достоинству встретить гостей, удивить приезжих архитектурными строениями и организацией праздника. Поэтому во все годы лучшие специалисты привлекались для подготовки Олимпийских игр. В 1992 году летние спортивные состязания проходили в Барселоне, и для их трансляции требовалась телекоммуникационная башня. Конечно же, архитектор Сантьяго Калатрава был выбран правительством как специалист для строительства объекта в знаковом месте страны.

На горе Монжуик за три года была возведена 136-метровая башня. Идеей Калатравы было создание конструкции в виде атлета с факелом в руке. На этом ее необычайность не заканчивалась. Шпиль является своеобразной стрелкой часов, которая падает тенью на основание телебашни, тем самым показывает время.

Летняя олимпиада 1992 года - не единственное спортивное мероприятие, где оставил отпечаток своего творчества испанский творец. В 2004 году Сантьяго Калатрава был приглашен для реконструкции Афинского спортивного комплекса.

Движение – основа работ архитектора

В реализованных проектах архитектора прослеживается его тяготение к усовершенствованию транспортной системы и перемещению людей. Но среди работ мастера нельзя не отметить жилой небоскреб в Мальме. Клаузуры Сантьяго Калатравы, ставшие основой для создания необычайного дома, состояли из идеи движения. В одной из лекций, проведенной в московском институте, Сантьяго сказал: «Архитектура существует для людей, а человеческие тела влияют на архитектуру в плане пропорций, ритма и размеров».

инженерные изобретения сантьяго калатравы

Здание состоит из девяти сегментов–пятиугольников, в каждом из которых размещается по пять этажей. Каждый сегмент скручен по отношению к предыдущему, и последний свит на 90 градусов относительно первого. Строилось здание четыре года. В 2005 году 190-метровая башня была официально открыта. По сей день она является одной из главных достопримечательностей Швеции и вторым по высоте зданием Европы.

Начало 21-го века: выход на новый континент

В 2001 году в штате Висконсин, возле существующего комплекса музея искусств, возвысился третий павильон Квадраччи. Сводчатые потолки, солнцезащитный подвижный козырек, напоминающий размах крыльев птицы, – основные конструктивные решения здания, созданные таким гением, как Сантьяго Калатрава. Фото динамичной конструкции поражает своей эстетикой и привлекает толпы туристов к озеру Мичиган. Стеклянный вестибюль павильона имеет форму параболы. Все здания музея Калатрава соединил в единый комплекс сложной сетью пешеходных мостов.

клаузуры сантьяго калатравы

Еще одна достопримечательность, только уже в Южной Америке, была реализована в 2001 году по идее испанского зодчего. Ею стал Мост Женщины. Инженерное изобретение заключалось в подвижности центральной части моста для прохода крупногабаритных судов. По словам творца, вдохновила его на постройку этого сооружения местная музыка. И архитектор воплотил услышанные ритмы в создание моста в Буэнос-Айресе.

«Город искусств и наук»

Инженерные изобретения Сантьяго Калатравы не могли обойти стороной родную страну. Неподалеку от Валенсии, на территории площадью 350 000 м2, расположился уникальный комплекс, посвященный культурному и научному развитию. Первыми элементами «города» стали: планетарий, кинотеатр и театр лазерных постановок. В 2000 году открылся музей науки, а также благоустроенный парк. Спустя некоторое время состоялось открытие самого большого в Европе океанариума в форме кувшинки. Работа принадлежала Феликсу Канделе, архитектору, параллельно участвующему с Калатравой в возведении достопримечательности в Валенсии. Последним зданием «города» стал оперный театр. Архитектурный комплекс предназначен для ознакомления человека с различными аспектами искусства, природы, науки и техники.

инженер сантьяго калатрава

Ночью, когда свет исходит изнутри зданий, а вокруг темно, все эти творения напоминают скелеты животных.

Критика

Проекты Сантьяго не только узнаваемые, но и дорогостоящие. Причем окончательная цена работ превышает первоначальную смету, да и по срокам реализации встречаются споры. В последние годы постройки Калатравы являются центром скандала.

«Город искусств и наук» обошелся в 900 млн евро, что в три раза превысило первоначальный бюджет. В зданиях комплекса при сдаче его в эксплуатацию отсутствовали запасные выходы и пожарные лестницы, хотя позже ошибки были устранены Сантьяго, но за счет государственных средств.

Инженер Сантьяго Калатрава, создавая терминал аэропорта в Бильбао, не учел пропускную способность сооружения. Поэтому пассажиры, прошедшие таможенный контроль, вынуждены были ожидать получение багажа на улице. В 2000 году аэропорт также подвергался устранению просчетов.

архитектор сантьяго калатрава

Мост Субисури, вымощенный из стеклянных плит, в дождливую погоду оказался травмоопасным местом. Мост Конституции в Венеции также подвергся критике. Причинами стали не только сроки и превышающая в три раза стоимость проекта, но и функциональность. В нем отсутствуют пандусы, он слишком крутой, что делает передвижение пожилых людей затруднительным.

Железнодорожная станция в Нью-Йорке

Строительство подземной станции скоростной железной дороги в Нью-Йорке на месте башен-близнецов также осуществляется по проектам Калатравы. Дизайн сооружения над нулевой отметкой напоминает птицу, высвободившуюся из рук ребенка. Внутри находятся метрополитены, автобусные остановки, станции, стены которых выполнены из мрамора. Завершение работ планируется к 2016 году с затратами в 4 млрд, хотя первоначально на строительство было рассчитано выделить 1,9 млрд долларов.

проекты сантьяго калатравы

Одно авторитетное издание в публикации утверждало, что стоимость конструкции станции заведомо завышена. Тому подтверждение аудит фирмы, заказавшей проект у испанского архитектора.

Заключение

В ответ на критику можно в защиту архитектора сказать, что нынешние его клиенты – это повторные покупатели. «Задача моих построек – это делать уникальными города и обогащать человеческий опыт», — сказал Сантьяго Калатрава. Достопримечательности – это его призвание. Казалось бы, чем может удивить разработка и реализация жизненно необходимых объектов архитектуры, таких как мосты, станции? Работы, созданные испанским творцом, становятся зданиями, памятниками архитектуры, сооружениями, заслуживающими внимания.

Он является автором полусотни архитектурных строений, и более десятка работ состоит еще в процессе разработки.

Сантьяго Калатрава – творец необычного. Испания по-русски

Когда говорят о современной архитектуре, имя испанского архитектора Сантьяго Калатравы обязательно выходит на первый план. Представить современную архитектуру без него уже просто невозможно. Калатрава представил на суд публики разных стран и континентов многочисленные свидетельства своего неповторимого таланта, который посчитали необходимым отметить 12 университетов Европы и Америки, присвоивших испанскому архитектору почетное звание доктора Honoris causa. 

Сантьяго Калатрава Вальс родился 28 июля 1951 года в поселке Бенимамет, что в пяти километрах от Валенсии. В восемь лет он начал посещать художественную школу, где познавал тайны живописи. В 13 лет родители отправили его в Париж по программе обмена учащимися, где он смог соприкоснуться с архитектурным величием этого великого города. После окончания школы Сантьяго поступил на архитектурный факультет Политехнического университета Валенсии, который окончил в 1973 году. Его дипломная работа была посвящена застройке города.

Калатрава, желая дальше совершенствовать свое профессиональное мастерство, в 1975 году уехал в Цюрих, где в течение четырех лет учился в Федеральном технологическом институте, а в 1981 году защитил диссертацию, одновременно работая в качестве преподавателя. В том же году он открыл свою первую студию в Цюрихе. Тогда же он выбрал этот город в качестве своего постоянного места жительства. После окончания учебы он начал выполнять небольшие заказы на архитектурные проекты и участвовать в различных конкурсах.

В 1983 году Калатрава получил свой первый серьезный заказ: проектирование железнодорожного вокзала в пригороде Цюриха. В 1986 году он спроектировал мост «9 октября» в Валенсии, что положило начало целой серии проектов мостов по всему миру. В 1987 году Калатрава получил премию имени Аугусте Перрет Международного союза архитекторов. После этого не счесть премий и наград, полученных им за свою работу. Так же, как и реализованных проектов. В 1989 году он открывает свою студию в Париже, работая над проектированием железнодорожного вокзала Лионского аэропорта. Два года спустя открылся еще один офис архитектора, на этот раз в его родном городе – Валенсии.

Тем временем международное признание Калатравы вышло за границы Европы и достигло Америки. Одним из первых проектов на другом берегу Атлантического океана стала реконструкция Музея искусств в Милуоки. Павильон «Куадраччи» по проекту Калатравы сочетает в себе самые новейшие технологии и инженерные традиции Старого Света. Вестибюль павильона представляет собой стеклянную параболическую конструкцию высотой 27,4 метра, на опорном контуре которой установлена солнцезащитная структура в форме крыльев. Она состоит из 27 стальных регулируемых по высоте ребер. Максимальный размах этих крыльев составляет 66 метров, а вес этой парящей птицы – 90 тонн. 

Калатрава черпает вдохновение в природе, его работы живы, целостны и подвижны, за что его сравнивают с великим Антонио Гауди. Ярким примером синтеза железа, бетона, органических форм и человеческого гения служит жилое здание в Мальме (Швеция) под названием «Поворачивающееся туловище». Эта постройка, являющаяся вторым по высоте жилым зданием в Европе, составлена из девяти блоков, повернутых друг к другу под определенным углом, что позволило создать поворот верхнего блока относительно нижнего на 90°. Для заливки фундамента глубиной 18 метров, из которых три метра закреплены в скальном основании, понадобилось 850 грузовиков с бетоном. Здание высотой 190 метров состоит из 54 этажей. В двух нижних блоках расположены офисные помещения. Здание дополняют 147 квартир площадью от 45 до 190 кв. метров. В этом изогнутом доме – изогнутые окна. Два верхних этажа, из которых видна даже датская столица Копенгаген, отведены под конференц-залы. В темное время суток включается светодиодная подсветка, свет которой варьируется. 

В 2005 году на архитектурной выставке в Каннах это творение Калатравы получило приз за лучшее жилое здание в мире. Его прообразом стала скульптура самого архитектора под названием «Закручивающееся тело», представляющую собой фигуру человека, готовящегося к метанию диска. Тема человеческого тела присутствует во многих работах архитектора. Проект железнодорожного вокзала в Люцерне сопровождается эскизом лежащего изогнувшегося женского тела, а эскизом башни для олимпийского огня в Барселоне было изображение человека, стоящего на коленях и держащего в согнутых руках чашу.

Еще одним выдающим творением испанского архитектора является Олимпийский комплекс в Афинах, построенный к началу Олимпиады 2004 года в Греции. Поражает своим величием и оригинальностью его недавно открытый Планетарий в Валенсии. В последнее время Калатрава много работает в США и в особенности в Нью-Йорке. В мае 2006 года он получил премию от ассоциации застройщиков Манхэттена. 

На родине Калатравы его творения, кроме Валенсии, можно увидеть и в других городах. В частности, пешеходный мост, спроектированный им, прекрасно сочетается с футуристским зданием музея Гуггенхейма, по соседству с которым  он расположен. А столицу Астуриас, Овьедо, с недавних пор украшают Дворец Конгрессов имени Принцессы Летисии и торговый центр "Буэнависта", спроектированные валенсийским архитетктором.

Среди многочисленных наград, которыми отмечено творчество Саньтьяго Калатравы, выделяются премия Принца Астурийского в области искусства, присужденная архитектору в 1999 году, и испанская национальная премия в области архитектуры, полученная им в 2007 году.

Личная жизнь Калатравы широкой публике практически неизвестна. Несмотря на его всемирную славу, Калатраву никогда не увидишь на экране телевизора. Не так-то просто отыскать в Интернете и его фотографии. Многие испанцы его даже не узнают при встрече, например, в метро. У Калатравы нет водительского удостоверения, поэтому он часто пользуется общественным транспортом. Он говорит на шести языках (английский, французский, немецкий, итальянский, шведский и испанский), жена у него – шведка, а сам он является ярким примером гражданина мира.

Эспаньола

 

 

Статья оказалась полезной?