Конструктивисты художники: Художники по направлению: Конструктивизм — WikiArt.org

Содержание

Художники по направлению: Конструктивизм — WikiArt.org

направление

Конструктиви́зм — авангардистское направление в изобразительном искусстве, архитектуре, фотографии и декоративно-прикладном искусстве, зародившееся в 1920 — первой половине 1930 годов в СССР. В некоторых случаях конструктивизм рассматривают как источник и составляющую часть интернационального стиля.

Характеризуется строгостью, геометризмом, лаконичностью форм и монолитностью внешнего облика. В архитектуре принципы конструктивизма были сформулированы в теоретических выступлениях А. А. Веснина и М. Я. Гинзбурга, практически они впервые воплотились в созданном братьями А. А., В. А. и Л. А. Весниными проекте Дворца труда для Москвы (1923) с его чётким, рациональным планом и выявленной во внешнем облике конструктивной основой здания (железобетонный каркас). В 1926 году была создана официальная творческая организация конструктивистов — Объединение современных архитекторов (ОСА). Данная организация являлась разработчиком так называемого функционального метода проектирования, основанного на научном анализе особенностей функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов. Характерные памятники конструктивизма — фабрики-кухни, Дворцы труда, рабочие клубы, дома-коммуны.

Применительно к зарубежному искусству термин «конструктивизм» в значительной мере условен: в архитектуре он обозначает течение внутри функционализма, стремившееся подчеркнуть экспрессию современных конструкций, в живописи и скульптуре — одно из направлений авангардизма, использовавшее некоторые формальные поиски раннего конструктивизма (скульпторы Н. Габо, А. Певзнер).

В указанный период в СССР существовало также литературное движение конструктивистов.

Конструктивизм принято считать советским явлением, возникшим после Октябрьской революции в качестве одного из направлений нового, авангардного, пролетарского искусства, хотя, как и любое явление в искусстве, он не может быть ограничен рамками одной страны. Так, провозвестником этого направления в архитектуре можно рассматривать, например, такие сооружения как Эйфелева башня, которая использовала принцип открытой каркасной структуры и демонстрировала конструктивные элементы во внешних архитектурных формах. Этот принцип обнаружения конструктивных элементов стал одним из важнейших приемов архитектуры ХХ века и был положен в основу как интернационального стиля, так и конструктивизма.

Как писал Владимир Маяковский в своём очерке о французской живописи: «Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства — конструктивизм…»

В условиях непрекращающегося поиска новых форм, подразумевавшего забвение всего «старого», новаторы провозглашали отказ от «искусства ради искусства». Отныне искусство должно было служить производству, а производство — народу.

Большинство тех, кто впоследствии примкнул к течению конструктивистов, были идеологами утилитаризма или так называемого «производственного искусства». Они призывали художников «сознательно творить полезные вещи» и мечтали о новом гармоничном человеке, пользующемся удобными вещами и живущем в благоустроенном городе.

Так, один из теоретиков «производственного искусства» Борис Арватов писал, что «…будут не изображать красивое тело, а воспитывать настоящего живого гармоничного человека; не рисовать лес, а выращивать парки и сады; не украшать стены картинами, а окрашивать эти стены…»

«Производственное искусство» стало не более чем концепцией, однако сам по себе термин конструктивизм был произнесён именно теоретиками этого направления (в их выступлениях и брошюрах постоянно встречались также слова «конструкция», «конструктивный», «конструирование пространства»).

Помимо вышеуказанного направления на становление конструктивизма оказали огромное влияние футуризм, супрематизм, кубизм, пуризм и другие новаторские течения 1910-х годов в изобразительном искусстве, однако социально обусловленной основой стало именно «производственное искусство» с его непосредственным обращением к современным российским реалиям 1920-х годов (эпохи первых пятилеток).

Термин «конструктивизм» использовался советскими художниками и архитекторами ещё в 1920 году: конструктивистами себя называли Александр Родченко и Владимир Татлин — автор проекта Башни III Интернационала. Впервые конструктивизм официально обозначен в том же 1922 году в книге Алексея Михайловича Гана, которая так и называлась — «Конструктивизм».

А. М. Ганом провозглашалось, что «…группа конструктивистов ставит своей задачей коммунистическое выражение материальных ценностей… Тектоника, конструкция и фактура — мобилизующие материальные элементы индустриальной культуры».

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

Википедия: https://ru.wikipedia.org/wiki/Конструктивизм_(искусство)

Конструктивизм в живописи. Стили и направления в изобразительном искусстве

Стремительный технологический прогресс начала прошлого века породил новейшие направления в искусстве и, как следствие, тенденцию к разрушению традиционных канонов, поиску иных форм и эстетических принципов. Это наиболее ярко выразились в авангардизме — комплексе художественных явлений первой трети 20-го века. Одним из многочисленных авангардных течений стал стиль конструктивизм, возникший в молодой советской державе 1920 – 1930 годов. Его также называют «индустриальным» или «строительным» искусством.

Области влияния и распространения

Конструктивизм в живописи выражен слишком слабо, направление, в основном, связывают с архитектурой, в которой простые геометрические формы и предельная функциональность применены наиболее характерно. Но принципы конструктивизма, всеобъемлюще и быстро распространяясь, также оказали значительное влияние на графический, промышленный дизайн, фотографию, театр, кино, танец, моду, художественную литературу и музыку того периода.

Советский конструктивизм оказал существенное влияние на современные творческие движения 20-го века и не только в пределах большевистской страны. Последствия его влияния прослеживаются в основных тенденциях немецкой школы дизайна Баухауса и голландского художественного движения Де Стейла, в творчестве мастеров Европы и Латинской Америки.

Возникновение термина

Определение «строительное искусство» впервые было применено в качестве саркастического выражения Казимиром Малевичем в 1917 году для описания работы Александра Родченко. Термин «конструктивизм» придуман скульпторами Антуаном Певснером и Наумом Габо. Последний разработал промышленный, угловой стиль работы, а своей геометрической абстракцией он был чем-то обязан супрематизму Малевича. Впервые термин появляется в «Реалистическом манифесте» Н. Габо (1920), затем в качестве названия книги Алексея Гана (1922).

Рождение и развитие движения

Конструктивизм среди множества стилей и направлений в изобразительном искусстве формировался на базе русского футуризма, в частности, под влиянием так называемых «Контр-рельефов» (разнофактурные коллажи из различных материалов) Владимира Татлина, выставленных в 1915 году. Он был (как и Казимир Малевич) одним из пионеров геометрического абстрактного искусства, основателем авангардного супрематического движения.

Концепцию нового направления разработала в московском институте художественной культуры (ИНХУК) в период 1920 – 1922 годов первая рабочая группа конструктивистов. Любовь Попова, Александр Веснин, Родченко, Варвара Степанова, Алексей Ган, Борис Арватов и Осип Брик во главе с первым председателем группы Василием Кандинским проработали теоретическое определение конструктивизма как неразрывного сочетания основных элементов индустриальной культуры (конструкций, фактуры и конкретных материальных свойств объекта с его пространственным положением).

Принципы и особенности

Согласно конструктивизму, искусство — средство, исключительно предназначенное для художественного проектирования повседневно-утилитарных, практически применимых объектов. Выразительная лаконичная форма произведений, лишенная всяческих «красивостей» и «украшательств», должна быть максимально функциональной и разработанной для удобного применения ее в массовом производстве (отсюда термин «производственное искусство»).

Беспредметность чувственно-эмоциональных форм Кандинского или рационально-отвлеченная геометрия Малевича переосмысливались конструктивистами и преобразовывались в реально существующие пространственные объекты. Так появился новый дизайн рабочей одежды, тканевых рисунков, мебели, посуды и других предметов широкого потребления, родился характерный вид плакатов советских времен.

Особый аскетизм в изобразительных средствах выражения выделяет это направление среди похожих стилей, но во многом обобщает его с рационализмом. Помимо теоретической идеологии, конструктивизм отличают такие внешние свойства:

  1. Немногочисленная тональная гамма в пределах синего, красного, желтого, зеленого, черного, серого и белого. Цвета не обязательно были локально-чистыми, нередко использовались их оттеночные приглушенные варианты, но не более 3-4 одновременно.
  2. Формы и линии выразительные, простые, немногочисленные, ограничивались вертикальным, горизонтальным, диагональным направлением или формой правильного круга.
  3. Контуры объектов создают впечатление монолитной конструкции.
  4. Присутствует, так называемая, «машинная» эстетика, которая отображает графические или пространственные инженерные идеи, механизмы, детали, орудия труда.

«Искусство строительства и продуктивизма» Татлина

Ключевой точкой направления стала модель Владимира Татлина, предложенная для строительства памятника Третьему Интернационалу (1919 – 1920 гг.). В конструкции должна была сочетаться эстетика машины с динамическими компонентами, отмечающими такие технологии, как прожекторы и проекционные экраны.

В это время работа Габо и Певснера над «Реалистичным манифестом», утверждающим духовное ядро ​​ движения, подходила к концу. Габо публично критиковал проект Татлина, говоря: «Либо создавайте функциональные дома и мосты, либо создавайте чистое искусство, а ни то и другое одновременно». Идея возведения памятников, не имеющих практической пользы, расходилась с утилитарно-адаптируемой версией конструктивизма. Но при этом конструкция Татлина полностью отображала новое прогрессивное представление о форме, используемых материалах и технологичности творения. Это вызвало серьезные споры и противоречия среди членов московской группы в 1920 году.

Художники Германии провозгласили работу Татлина революционной в интернациональном, а не только советском изобразительном искусстве. Чертежи и фотографии модели были опубликованы в журнале Taut Fruhlicht. Татлинская башня стала началом обмена творческими идеями «строительного искусства» между Москвой и Берлином. Памятник планировали возвести в Ленинграде, но замысел так и не был осуществлен из-за нехватки денег в послереволюционный период. Все же, образ Татлинской башни остался своего рода символом конструктивизма и мирового авангарда.

Талантливый художник-самоучка, родоначальник движения, Татлин был первым конструктивистом, попытавшимся предложить свои дизайнерские способности промышленному производству: проекты экономной печи, спецодежды, мебели. Надо заметить, что это были весьма утопические идеи, как его башня и летающая машина «letatlin», над которой он работал до 1930-х годов.

Конструктивизм в живописи

Сама идея движения, исключающая чистое искусство и какие-либо «красивости» уже отрицала живопись как вид творчества, не способный служить утилитарным нуждам народа. Новый художник провозглашался инженером, создающим вещи, обязанные влиять на сознание и образ жизни человека. Постулат «…не украшать картинами стены, а красить их…» означал тупик станковой живописи — элемента буржуазной эстетики.

Художники-конструктивисты реализовывали свой потенциал в плакатах, дизайнерских проектах производственных изделий, оформлении общественных помещений, эскизах тканей, одежды, костюмов и декораций для театра и кино. Некоторые, подобно Родченко, нашли себя в искусстве фотографии. Другие, как Попова в своем цикле «Простанственно-силовых построений», утверждали, что их живописные полотна — промежуточный этап на пути к инженерному дизайну.

Не воплощаясь полноценно в живописи, конструктивизм способствовал развитию искусства коллажа и пространственно-геометрической инсталляции. Идейным источником послужили «контррельефы» Татлина и «проуны» Эль Лисицкого. Работы, по существу, как и станковая живопись, не имели практического применения, но походили на фантастические инженерные разработки и смотрелись в техногенном духе того времени.

«Проуны»

Разработанные к началу двадцатых годов художником и архитектором Эль Лисицким, так называемые, проекты нового искусства («проуны») представляли собой абстрактно-геометрические композиции, выполненные в живописной, графической форме в виде аппликаций и трехмерных архитектоник. Многие художники (не только конструктивисты) в своей живописи 20 годов изображали подобные «проуны», которые так и остались абстрактными изображениями. Но многие произведения Лисицкого позднее были осуществлены в проектах мебельного, интерьерного, театрального дизайна или нашли воплощение в качестве декоративно-пространственных установок.

Искусство на службе агитации

В середине 1920 – 1930 годов установился особый стиль плакатов советских времен, который впоследствии выделился в отдельный раздел дизайна. Он охватывал театральные и киноафиши, торгово-промышленную рекламу. Последователи движения, подхватив изречение Маяковского, называли себя «рекламными конструкторами». В этот же период сформировался характер агитационного плаката как одного из механизмов влияния на сознание народных масс.

Конструктивисты впервые применили в России приемы коллажа для плаката, совместив рисунок, фотографию и элементы типографской продукции. Шрифт, а также тщательно продуманное размещение текста играли особую художественную роль и часто походили на лаконичный графический орнамент. Разработанные в те годы художественные методы плакатного дизайна остались базовыми на протяжении всего советского периода.

Прогрессивное фотоискусство Родченко

Несоответствие утилитарных идей конструктивизма в живописи противопоставлялось воплощению их в фотографии — реальному отражению самой жизни. Шедеврами этого вида искусства признаны уникальные работы многогранного художника Александра Родченко.

Не жалея расходных материалов, он каждый объект или действие стремился запечатлеть в разных условиях и с нескольких ракурсов. Впечатленный фотомонтажом немецких дадаистов, он был первым, кто применил подобную технику в России. Его дебютный, опубликованный в 1923 году, фотомонтаж иллюстрировал стихотворение Маяковского «Об этом». В 1924 году Родченко создал то, что, вероятно, является его самым известным плакатным фотомонтажом, — рекламу издательства «Ленгиз», иногда называемого «Книги».

Он произвел революцию в композиции: натура снята ним потрясающе живописно и нередко напоминает ритмичный графический узор или абстракцию. Вместе с тем, его изображения невероятно динамичны, обобщенно их можно охарактеризовать лозунгом: «Время, вперед!». Работы Родченко поражали еще и тем, что часто натура снималась в довольно непривычных ракурсах, для чего фотографу иногда приходилось занимать просто головокружительные положения.

Новаторские снимки Родченко остались классическим образцом для следующих поколений фотографов и вдохновили многих творцов дизайна. К примеру, американская концептуальная художница Барбара Крюгер успехом своих многочисленных работ обязана Родченко. А вариации его фотопортрета Лилии Брик и плаката «Шестая часть мира» стали основой для обложек музыкальных альбомов зарубежных панк и рок-групп.

Русский конструктивизм в мировом искусстве

Некоторые конструктивисты преподавали или читали лекции в школе Баухауза, где были приняты и развиты некоторые из методов преподавания ВХУТЕМАСа. Через Германию стилевые принципы «эмигрировали» в Австрию, Голландию, Венгрию и другие страны Европы. В 1930 — 1940 годах один из лидеров мирового авангарда, Наум Габо основал в Англии вариант конструктивизма, который утвердился после Первой мировой войны в британской архитектуре, дизайне и различных областях художественного творчества.

Создатель конструктивистского движения в Эквадоре Мануэль Рендон Семинари и художник из Уругвая Хоакин Торрес Гарсия сыграли важную роль для распространения стиля в европейских, африканских, латиноамериканских странах. Конструктивизм в живописи выражен в работах латиноамериканских современных творцов: Освальдо Витери, Карлоса Мерида, Тео Константе, Энрике Табара, Анибаля Виллака и других не менее известных мастеров. В Австралии также творили последователи конструктивизма, известнейшим из которых был художник Джордж Джонсон.

Мастер графического дизайна Невилл Броди воспроизвел в 1980-х годах стиль на основе конструктивистских советских плакатов, это вызвало живейший интерес у ценителей современного искусства. Ник Филлипс и Айан Андерсон в 1986 году создали в английском Шеффилде знаменитую студию графического дизайна The Designers Republic, основанную на конструктивистских идеях. Эта сильная компания и сегодня остается преуспевающей, особенно в направлении музыкальных логотипов и обложек альбомов.

С начала тридцатых годов, когда любые прогрессивные и авангардные направления были запрещены в советской стране, конструктивизм продолжал развиваться и влиять на мировое искусство за рубежом. Утратив идейную основу, стиль стал фундаментом для других направлений, и его элементы по сей день прослеживаются в современном художественном творчестве, дизайне и архитектуре.

Конструктивизм / История фотографии / Уроки фотографии

История конструктивизма

Высшая школа Bauhaus в г. Дессау, здание с лестницей. Фото Т. Люкса Файнингера, около 1927 г. © T. Lux Feininger

Двадцатое столетие не только принесло художникам невиданные ранее возможности (прежде всего технические), но и заставило их отказаться от привычного взгляда на мир. В первой четверти XX века в геометрической прогрессии выросло число новых художественных направлений и стилей, среди которых ведущее место в архитектуре, дизайне и фотографии занял конструктивизм. Признавая только пользу и утилитарность, стремясь усовершенствовать предметную среду, окружающую человека, художники-конструктивисты считали излишними декоративные мотивы, отвергали национальные традиции. Искусство стало вторгаться в повседневную жизнь, его общественные функции становились все более разнообразными. Возникли новые виды художественной деятельности: кино, реклама, дизайн.

Конструктивизм — явление интернациональное, но наибольшее распространение он получил на территории трех стран: СССР, Германии и Чехословакии. В Германии центром функционалистских экспериментов стала Высшая школа архитектуры, строительства, дизайна и прикладного искусства Баухауз (Bauhaus). В 1926 году живописец Ласло Мохой-Надь (László Moholy-Nagy) открыл здесь фотографическую мастерскую, а в 1929-м было организовано специальное фотографическое отделение, ведущим преподавателем которого был назначен профессиональный фотограф Вальтер Петерханс (Walter Peterhans).

z

В швейцарском кантоне Тесин. Фото Ласло Мохой-Надя, 1925 г. © László Moholy-Nagy

z

В 1922 году в журнале «Штурм» была опубликована статья Мохой-Надя «Динамико-конструктивная система сил». Она стала манифестом отрицания привычных фотографических принципов и перехода к совершенно новой композиции. Наглядной иллюстрацией к этому тексту может послужить его же работа «В швейцарском кантоне Тесин». На снимке движение идет вверх — сфотографированная снизу стена дома выходит за верхнюю рамку кадра. Эта устремленность движения снизу вверх подчеркивается почти перпендикулярной крыше линией электропроводов. Яркий дневной свет совершенно не дает теней: окна дома кажутся черными прямоугольниками на белой, без тональных переходов поверхности стены.

Архитектура не случайно стала одним из главных объектов съемки для конструктивистов. «Конечная цель всякой художественной деятельности — здание», — писал директор Баухауза Вальтер Гропиус. Построенная им школа на фотографиях, сделанных ее преподавателями и студентами, превратилась в поле для экспериментов с необычными ракурсами. Особое внимание в композиции снимка конструктивисты уделяли диагонали, иногда на этой линии выстраивая весь кадр. Советские авангардисты назвали такой прием «динамической диагональю» и придавали ему идейное значение.

z

Да здравствует мировой Октябрь. Коллаж Густава Клуциса, 1933 г. © Густав Клуцис

Обложка проспекта советского отдела Международной выставки гигиены в Дрездене. Коллаж Эль Лисицкого, 1930 г. © Эль Лисицкий

z

Если для художников Баухауза фотография была одним из средств изучения формального языка изображения, игрой с формами и пространством, то в советской России она стала прежде всего частью пропаганды. Многочисленные агитационные плакаты (в том числе и военные), киноафиши, книжные иллюстрации, созданные советскими конструктивистами, были выполнены в технике фотомонтажа. Ведущими мастерами коллажа были Александр Михайлович Родченко, Эль Лисицкий (настоящее имя Лазарь Маркович Лисицкий) и Густав Клуцис.

[BANNER 4508]

Наряду с фотоколлажами широкое распространение получила репортажная фотография. С 1930 года по инициативе М. Горького издавался журнал «СССР на стройке», для которого в разное время фотографировали Александр Родченко, Борис Игнатович и Георгий Петрусов. Вместе они создавали фотолетопись строительства нового государства. Их фотографии по-настоящему монументальны, смелая композиция подчеркивает движение, нестандартные точки съемки и крупный план акцентируют внимание на самых значимых деталях.

z

«Работа с оркестром». Фото Александра Родченко, 1933 г. © Александр Родченко

z

Для фотографов, начинавших работать в условиях строительства социализма, основная задача была, по выражению Родченко, снимать «жизнь молодой советской республики, текущую, строящуюся повсюду, рядом: показывать ее под самыми различными ракурсами». Необычный ракурс не только позволял мастеру оригинально преподнести сюжет, но и давал возможность более глубоко раскрыть содержание, смысл кадра. Это можно увидеть на примере фотографии «Работа с оркестром» (снимок был сделан во время строительства заключенными Беломоро-Балтийского канала). Кадр разделен на две плоскости: на белой каменной плите, находящейся на возвышении, играет оркестр заключенных, внизу — те же заключенные, но укладывающие доски, занимающиеся грубой физической работой. Контраст белого и черного, резкая, пересекающая кадр диагональ намекают о привилегированном положении одних по отношению к другим.

По-разному проявились новые тенденции в творчестве чешских фотографов. Конструктивистские этюды с обнаженной натурой создавал в 1920–30-х годах Франтишек Дртикол (František Drtikol). В фотографиях этого периода живописные задники уступили место геометрическим декорациям и использованию теней в композиции, мечтательные модели в духе модерна сменились танцовщицами, над статичной композицией победу одержало динамическое движение.

z

«Движение». Фото Франтишека Дртикола, 1927 г. © František Drtikol / Museum of Decorative Arts in Prague

z

Считается, что влияние на Дртикола оказал его ассистент — талантливый художник и фотограф Ярослав Ресслер (Jaroslav Roessler). При создании рекламных фотографий и портретов Ресслер экспериментировал с различными геометрическими формами, используя технику двойного экспонирования (таким же образом сделал свой знаменитый автопортрет Эль Лисицкий). К конструктивизму также относится абсолютное большинство его фотоколлажей.

Яромир Функе (Jaromir Funke) «конструировал» фотографию без помощи фотомонтажа, пользуясь исключительно ее собственными возможностями, а именно игрой светотени. В своих натюрмортах он фотографировал прямоугольники и квадраты из стекла и бумаги, стеклянные кубы, треугольники и шары таким образом, что сами объекты оказывались вне поля зрения, видны были только их тени. При съемке архитектуры Функе отдавал предпочтение необычным ракурсам, он запечатлел здания наклоненным в сторону фотоаппаратом, чтобы объект пересекал кадр по диагонали. Эти снимки представляют собой фотографические параллели функционалистической архитектуры.

z

Без названия. Фото Ярослава Ресслера. © Jaroslav Rössler

Без названия. Фотомонтаж Ярослава Ресслера, 1931 г. © Jaroslav Rössler

z

В фотографиях, сделанных Йозефом Судеком (Josef Sudek) в начале 1930-х, проявляется влияние конструктивизма и функционализма. На одной из рекламных фотографий автор удачно обыгрывает прием «динамической диагонали». На снимке изображен стул и лежащий на нем стол со стеклянной столешницей. Стол лежит таким образом, что в его круглой столешнице-зеркале диагональю отражается верхняя часть шкафа с укрепленной на ней лампой. В отражении шкаф оказывается перевернут. Таким образом, Судек не напрямую, а через отражение в зеркале демонстрирует необычный ракурс съемки.

Конструктивисты внесли огромный вклад в развитие мировой светописи. Разработанные ими эстетические концепции впоследствии станут классическими приемами рекламной фотографии. С конструктивизмом также связан расцвет полиграфического дизайна, в котором по принципу синтеза искусств соединились фотография, коллаж и графика.

z

Рекламная фотография. Фото Йозефа Судека, 1932-36 гг. © Josef Sudek / Anna Fárová

Без названия. Фото Яромира Функе, 1927 г. © Jaromír Funke / Museum of New Mexico

z

z

Коллаж Рауля Хаусмана

Коллаж Густава Клуциса. Спорт, 1923 г.

z

Больше красивых иллюстраций на следующей странице (17 фото, 1,6 Мб)

Е. В. Бархатова. Плакаты русского конструктивизма 1920-х

Е. В. Бархатова

В истории мощного русского авангарда участвовали многие художественные течения, новаторские достижения которых в свете общего развития искусства различны. Одни интересны лишь для эволюции русской национальной школы, другие тесно связаны с поисками европейского модернизма, третьи внесли неоспоримый вклад в фундамент всего современного творчества в мире. К последним, несомненно, относится конструктивизм 1920-х — 1930-х годов, не только оригинально утвердивший себя в живописи, графике, архитектуре, кино, дизайне, но и ярко отразивший особенности уникального исторического эксперимента, каким явились русская революция 1917 г. и построение первого в мире социалистического государства. Именно это определяет своеобразие конструктивизма в России, в основе которого лежали не только формальные, но и социальные поиски.

В первые десятилетия ХХ века искусство во всем мире резко меняет ориентацию. Пафос индустриального строительства, растущая урбанизация заставляют художников искать новую гармонию, отождествлять ранее полярные категории — технического и эстетического, утилитарного и художественного, пользы и красоты. Рождение конструктивизма, подготовленное общим кризисом изобразительности и внедрением техницизма и функционализма в творчество, отмечалось в 1920-е гг. в ряде стран. Но если европейские мастера рассматривали этот процесс как естественное и логическое следствие формальной эволюции искусства, то в России приход к конструктивизму был во многом форсирован революционными событиями. Это существенно повлияло на самосознание его теоретиков и практиков, которые стали трактовать художественно-эстетические проблемы в неразрывной связи с радикальным переломом в социальной жизни государства.

Эта тесная связь русского конструктивизма с политикой оценивается сегодня по-разному. Но она не умаляет интереса к полной романтического пафоса эпохе, современники которой мечтали поставить искусство на службу новому, справедливому общественному строю. Даже признавая этот грандиозный проект утопическим, его наследие продолжают всесторонне исследовать, находя в нем оригинальные, плодотворные и жизнеспособные идеи.

Истоки конструктивизма, несомненно, уходят в теорию и практику мастеров русского дореволюционного авангарда: в творчество поэтов-футуристов, которые, низвергая все ценности прошлых эпох, были устремлены в будущее, а также в деятельность «левых» художников, являвшейся своеобразной лабораторией «чистых» форм, красок, конструкций.

В футуристических изданиях 1910-х гг. — «Пощечина общественному вкусу», «Рыкающий Парнас», «Первый журнал русских футуристов» и т.п., в стихах Владимира Маяковского, Василия Каменского, Давида Бурлюка, Велемира Хлебникова, Алексея Крученых провозглашалась свобода от всех классических канонов и идея тотального «словотворчества». Считая литературный язык материалом, который наряду с другими формальными элементами должен быть подвергнут обработке в соответствие с задачами нового времени, футуристы в стихах часто отрицали патриархальную сущность старого общества, воспевая город и урбанистическую культуру, развивающийся индустриальный быт, организующий стихию человеческих масс.

В создании новаторских футуристических сборников принимали участие многие художники — Наталья Гончарова, Ольга Розанова, Павел Филонов, которых увлекала идея соединить слово и изображение, а также усилить значение текста оригинальной композицией шрифта, особой графикой рукотворных букв, необычной фактурой бумаги, цветными наклейками и коллажами. Все это существенно видоизменяло традиционные книжные формы и полиграфические каноны.

В 1910-е гг. русские мастера проводили яркие эксперименты во всех видах изобразительного искусства — шло тотальное разрушение пластических законов, свойственных фигуративному искусству прошлого. Супрематические полотна Казимира Малевича, его знаменитый «Черный квадрат», стали одним из самых выразительных манифестов, свидетельствующих о кризисе изобразительности в искусстве. Беспредметные картины Ольги Розановой и Ивана Клюна, «живописные контррельефы» Владимира Татлина, «живописная архитектоника» Любови Поповой, «живописная скульптура» Ивана Пуни, «сделанные картины» Павла Филонова, «пространственная живопись» Петра Митурича, «живописная работа материалов» в творчестве Льва Бруни — основу этих, и многих других художественных поисков русских новаторов определяли последовательные тенденции к «овеществлению» и технологизации традиционного станкового творчества. Превратив свою деятельность в своеобразный опытный полигон, развивая специфические навыки формотворчества, эти мастера подготовили эстетический переворот, который привел к рождению конструктивизма.

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6

Конструктивизм — HiSoUR История культуры

Конструктивизм был художественной и архитектурной философией, возникшей в России начиная с 1913 года Владимиром Татлиным. Это был отказ от идеи автономного искусства. Он хотел «построить» искусство. Движение было в пользу искусства как практики для социальных целей. Конструктивизм оказал большое влияние на современные художественные движения 20-го века, влияя на основные тенденции, такие как движения Баухауса и Де Стиджа. Его влияние было широко распространено, что оказало большое влияние на архитектуру, графический дизайн, промышленный дизайн, театр, кино, танцы, моду и, в некоторой степени, музыку.

Авангардная тенденция в живописи, скульптуре, фотографии, дизайне и архитектуре 20-го века с соответствующими событиями в литературе, театре и кино. Этот термин впервые был придуман художниками в России в начале 1921 года и достиг большой международной валюты в 1920-х годах. Русский конструктивизм специально для группы художников, которые стремились выйти за пределы автономного художественного объекта, расширив формальный язык абстрактного искусства до практической проектной работы. Это развитие было вызвано утопическим климатом после Октябрьской революции 1917 года, что побудило художников стремиться создать новая визуальная среда, воплощающая социальные потребности и ценности нового коммунистического порядка. Концепция международного конструктивизма определяет более широкое течение в европейском искусстве, наиболее важное значение которого произошло примерно с 1922 года до конца 1920-х годов, которое было сосредоточено в основном в Центральной и Восточной Европе Конструктивисты были вдохновлены примером России, как художественно, так и политически. Они продолжают d, однако, работать в традиционных художественных средах живописи и скульптуры, а также экспериментировать с кино и фотографией и признавать потенциал нового официального языка для утилитарного дизайна

истоки
Термин «Строительное искусство» впервые было использовано в качестве издевательского термина Казимиром Малевичем для описания работы Александра Родченко в 1917 году. Конструктивизм сначала появляется как положительный термин в «Реалистическом манифесте Наум Габо» 1920 года. Алексей Ган использовал это слово в качестве названия своей книги Конструктивизм, напечатанный в 1922 году. Конструктивизм был развитием послевоенной войны русского футуризма, и в особенности «контррельефов» Владимира Татлина, который был выставлен в 1915 году. Сам термин будет изобретен скульпторами Антуаном Певснером и Наум Габо, который разработал промышленный, угловой стиль работы, а его геометрическая абстракция была чем-то обязана супрематизму Казимира Малевича.

Конструктивизм как теория и практика были получены в основном из серии дебатов в Институте художественной культуры (ИНХУК) в Москве, с 1920 по 22. После того, как его первый председатель, Василий Кандинский, за свою «мистику», «Первая рабочая группа конструктивистов» (включая Любовь Попову, Александра Веснина, Родченко, Варвару Степанову и теоретиков Алексея Гана, Бориса Арватова и Осипа Брика) разработает определение конструктивизма как комбинации фактуры: конкретных материальных свойств объекта и тектоника, его пространственного присутствия. Первоначально конструктивисты работали над трехмерными конструкциями как средство участия в промышленности: выставка ОБМОХУ (Общество молодых художников) показала эти трехмерные композиции Родченко, Степановой, Карла Иогансона и братьев Стенбергов. Позже это определение будет распространено на проекты для двумерных работ, таких как книги или плакаты, а монтаж и фактография станут важными понятиями.

Искусство на службе революции
Конструктивисты работали на публичных фестивалях и уличных проектах для большевистского правительства после Октября. Пожалуй, самый известный из них был в Витебске, где группа «УНОВИС» Малевича рисовала пропагандистские бляхи и здания (самым известным из которых был плакат Эль-Лисицкого «Удар белых» с Красным клином (1919)). Вдохновленный заявлением Владимира Маяковского «улицы наши кисти, квадраты наших палитр», художники и дизайнеры участвовали в общественной жизни во время Гражданской войны. Ярким примером стал предлагаемый фестиваль конгресса Коминтерна в 1921 году Александр Веснин и Любовь Попова, которые напоминали конструкции выставки OBMOKhU, а также их работу для театра. В течение этого периода между конструктивизмом и пролеткультом было много совпадений, идеи о том, что нужно создать совершенно новую культуру, вызвали споры с конструктивистами. Кроме того, некоторые конструктивисты активно участвовали в общественной кампании «ROSTA Windows», большевистской общественной информации около 1920 года. Некоторые из самых известных из них были поэт-художник Владимир Маяковский и Владимир Лебедев.

Конструктивисты пытались создать работы, которые сделают зрителя активным зрителем художественных работ. В этом он имел сходство с теорией русских формалистов о «странствии», и соответственно их главный теоретик Виктор Шкловский тесно сотрудничал с конструктивистами, как и другие формалисты, такие как Архиепископ. Эти теории были протестированы в театре, особенно с работой Всеволода Мейерхольда, который создал то, что он назвал «Октябрь в театре». Мейерхольд разработал «биомеханический» актерский стиль, на который повлияли как цирк, так и теория «научного управления» Фредерика Уинслоу Тейлора. Между тем, сцена, созданная такими, как Веснин, Попова и Степанова, протестировала конструктивистские пространственные идеи в публичной форме. Более популистская версия этого была разработана Александром Таировым, на сцене Александры Экстер и братьев Стенбергов. Эти идеи повлияли бы на немецких режиссеров, таких как Бертольт Брехт и Эрвин Пискатор, а также раннее советское кино.

Татлин, «Строительное искусство» и продуктивизм
Ключевой работой конструктивизма было предложение Владимира Татлина о памятнике Третьему Интернационалу (Татлинская башня) (1919-20), который сочетал эстетику машины с динамическими компонентами, отмечающими такие технологии, как прожекторы и проекционные экраны. Габо публично критиковал проект Татлина, говоря: «Либо создавайте функциональные дома и мосты, либо создавайте чистое искусство, не то, и другое». Это уже вызвало серьезные споры в московской группе в 1920 году, когда «Реалистичный манифест» Габо и Певснера утверждал духовное ядро ​​для движения. Это было против утилитарной и адаптируемой версии конструктивизма, которую придерживались Татлин и Родченко. Работу Татлина сразу же провозгласили художники в Германии как революция в искусстве: на фотографии 1920 года Джордж Гросс и Джон Хардфилд держат плакат с надписью «Искусство мертво — долгое время в жизни машины Татлина», а проекты для башни были опубликованы в Бруно Журнал Taut Fruhlicht. Однако башня не была построена из-за нехватки денег после революции.

Татлинская башня начала период обмена идеями между Москвой и Берлином, что подкреплялось эль-Лиссицким и советско-немецким журналом Илья Эренбург «Вещ-Гегенн-обьет», которые распространяли идею «Строительного искусства», как и экспонаты конструктивиста в 1922 году в Русской Ausstellung в Берлине, организованный Лисицким. Был сформирован «конструктивистский интернационал», который в 1922 году встретился с дадаистами и художниками Де Стейла в Германии. В этом недолговечном международном плане участвовали Лисицкий, Ганс Рихтер и Ласло Мохоли-Надь. Однако идея «искусства» становилась анафемой для русских конструктивистов: в дебатах INKhUK 1920-1922 годов завершилась теория продуктивизма, выдвинутая Осипом Бриком и другими, которые требовали прямого участия в промышленности и конца станковой живописи. Татлин был одним из первых, кто попытался передать свои таланты промышленному производству, его дизайны для экономной печи, для спецодежды и мебели. Утопический элемент в конструктивизме поддерживался его «letatlin», летающей машиной, над которой он работал до 1930-х годов.

Конструктивизм и потребительство
В 1921 году в Советском Союзе была создана новая экономическая политика, которая открыла больше рыночных возможностей в советской экономике. Родченко, Степанова и другие сделали рекламу для кооперативов, которые в настоящее время конкурируют с другими коммерческими предприятиями. Поэт-художник Владимир Маяковский и Родченко работали вместе и называли себя «рекламными конструкторами». Вместе они разработали привлекательные изображения с яркими цветами, геометрическими фигурами и полужирным шрифтом. Надпись на большинстве этих проектов была призвана создать реакцию и функционировать эмоционально — большинство из них предназначалось для государственного универмага Mosselprom в Москве, для пустышек, кулинарного масла, пива и других продуктов для цитирования, причем Маяковский утверждал, что его » нигде не было, но стих Моссельпрома был одним из лучших, которые он когда-либо писал. Кроме того, несколько художников пытались работать с дизайном одежды с переменным успехом: Варвара Степанова разработала платья с яркими геометрическими узорами, которые были массового производства, хотя рабочие спецоделки Татлина и Родченко так и не достигли этого и остались прототипами. Художник и дизайнер Любовь Попова спроектировали своеобразное конструктивистское платье с капюшоном перед ее ранней смертью в 1924 году, планы которого были опубликованы в журнале LEF. В этих работах конструктивисты проявляли готовность вовлечь себя в моду и массовый рынок, который они пытались сбалансировать с их коммунистическими убеждениями.

LEF и конструктивистское кино
Советские конструктивисты организовали себя в 1920-х годах в «Левый фронт искусств», который создал влиятельный журнал LEF (который имел две серии, начиная с 1923-5 и с 1927 по 19 год как New LEF). ЛЕФ был посвящен поддержанию авангарда против критики зарождающегося социалистического реализма и возможности восстановления капитализма, особенно когда журнал особенно критиковал «нэпменов», капиталистов того периода. Для ЛЭФ новая среда кино была важнее, чем станковая живопись и традиционные рассказы, которые затем пытались возродить элементы Коммунистической партии. Важные конструктивисты были очень вовлечены в кино, а Маяковский выступал в фильме «Молодая леди и хулиган» (1919), дизайны Родченко для подзаголовков и анимационных последовательностей «Кино Глаза» Дзиги Вертова (1924), а Александра Экстер разрабатывала костюмы и костюмы научно-фантастического фильма «Аэлита» (1924).

Теоретики Продуквиста Осип Брик и Сергей Третьяков также писали сценарии и подзаголовки для таких фильмов, как «Шторм Всеволода Пудовкина над Азией» (1928) или «Турксиб» Виктора Турина (1929). Кинорежиссеры и вкладчики ЛЕС Дзига Вертов и Сергей Эйзенштейн, а также документалист Эсфир Шуб также расценили их быстрый, монтажный стиль кинопроизводства как конструктивист. Ранние эксцентричные фильмы Григория Козинцева и Леонида Трауберга («Новый Вавилон, один») имели аналогичные авангардные намерения, а также фиксацию на азартной Америке в стиле джаз, которая была характерна для философии, с ее похвалой актеров-шлемов-комедий, таких как Чарли Чаплина и Бастера Китона, а также массового производства фордистов. Как и фотомонтажи и конструкции конструктивизма, раннее советское кино концентрировалось на создании агитационного эффекта путем монтажа и «создания странности».

Фотография и фотомонтаж
Конструктивисты были ранними разработчиками техники фотомонтажа. Первыми примерами этого метода монтажа, которые совместно с дадаизмом собираются вместе с новостями и раскрашенными разделами, являются Густав Клуцис «Динамический город» и «Ленин и электрификация» (1919-20). Однако конструктивистские мотивы были бы менее «разрушительными», чем у дадаизма. Возможно, самым известным из этих мотивов были иллюстрации Родченко к стихотворению Маяковского «Об этом».

LEF также помог популяризировать особый стиль фотографии, включающий в себя неровные углы и контрасты и абстрактное использование света, которое параллельно с работой Ласло Мохоли-Надь в Германии: основными практиками этого были вместе с Родченко, Борисом Игнатовичем и Максом Пенсоном , среди прочих. Это также разделяло многие характеристики с ранним документальным движением.

Конструктивистский графический дизайн
Книжные проекты Родченко, Эль Лисицкого и других, таких как Соломон Телингатер и Антон Лавинский, были основным источником вдохновения для работы радикальных дизайнеров на Западе, в частности Яна Чичольда. Многие конструктивисты работали над дизайном плакатов для всего, начиная от кино и заканчивая политической пропагандой: первая представляла собой лучшее из ярко окрашенных геометрических плакатов братьев Стенбергов (Георгий и Владимир Стенберг), а вторая — агитационной фотомонтажной работой Густава Клуциса и Валентина Кулагина.

В Кельне в конце 1920-х годов фигуративный конструктивизм возник из Кельнского прогрессистов, группы, которая имела связи с русскими конструктивистами, в частности с Лисицким, с начала двадцатых годов. Благодаря их сотрудничеству с Отто Нейратом и музеем Gesellschafts- und Wirtschaftsmuseum такие художники, как Герд Анц, Аугустин Чинкель и Питер Алма, повлияли на развитие Венского метода. Эта ссылка была наиболее четко показана в A bis Z в журнале, опубликованном Franz Seiwert, главным теоретиком группы. Они активно работали в России, работая с ИЗОСТАТом, а Цчинкель работал с Ладиславом Сутнаром, прежде чем он эмигрировал в США.

Главным ранним политическим покровителем конструктивистов был Леон Троцкий, и его начали рассматривать с подозрением после изгнания Троцкого и левой оппозиции в 1927-8. Коммунистическая партия постепенно одобряла реалистическое искусство в течение 1920-х годов (еще в 1918 году «Правда» жаловалась, что государственные средства используются для покупки произведений незамужних художников). Однако только в 1934 году контр-доктрина социалистического реализма была установлена ​​в месте конструктивизма. Многие конструктивисты продолжали выпускать авангардные работы на службе государства, такие как проекты Лисицкого, Родченко и Степановой для журнала «СССР в строительстве».

Конструктивистская архитектура
Конструктивистская архитектура возникла из более широкого конструктивистского художественного движения. После русской революции 1917 года она обратила внимание на новые социальные требования и промышленные задачи, необходимые для нового режима. Появились две отдельные нити, первая была инкапсулирована в манифест Реалиста Антуана Певснера и Наума Габо, который касался пространства и ритма, второй представлял собой борьбу в Комиссариате Просвещения между теми, кто выступал за чистое искусство, и Продуквистами, такими как Александр Родченко, Варвара Степанова и Владимир Татлин, более социально ориентированная группа, которая хотела, чтобы это искусство было поглощено промышленным производством.

Раскол произошел в 1922 году, когда Певснер и Габо эмигрировали. Движение затем развивалось по социально утилитарным линиям. Производительность большинства получила поддержку Пролеткульта и журнала LEF, а затем стала доминирующим влиянием архитектурной группы OSA, которую возглавили Александр Веснин и Мойсей Гинзбург.

наследие
Ряд конструктивистов преподавал или читал лекции в школах Баухауза в Германии, и некоторые из методов преподавания ВХУТЕМАС были приняты и развиты там. Габо создал версию конструктивизма в Англии в 1930-х и 1940-х годах, которая была принята архитекторами, дизайнерами и художниками после Первой мировой войны (см. Виктор Пашмор) и Джона Мак-Хейла. Хоакин Торрес Гарсия и Мануэль Рендон сыграли важную роль в распространении конструктивизма во всей Европе и Латинской Америке. Конструктивизм повлиял на современных мастеров Латинской Америки, таких как: Карлос Мерида, Энрике Табара, Анибал Виллак, Тео Константе, Освальдо Витери, Эстуардо Мальдонадо, Луис Молинари, Карлос Катассе, Жоау Батиста Виланова Артигас и Оскар Нимейер, мало. В Австралии также были ученики, самым известным был художник Джордж Джонсон.

В 1980-х годах графический дизайнер Невилл Броди использовал стили на основе конструктивистских плакатов, которые вызвали оживление популярного интереса. Также в 1980-х годах дизайнер Ян Андерсон основал The Designers Republic, успешную и влиятельную дизайнерскую компанию, которая использовала конструктивистские принципы.

Так называемая архитектура деконструктивистов была разработана архитекторами Заха Хадидом, Рем Колхасом и другими в конце 20-го и начале 21-го веков. Заха Хадид своими зарисовками и рисунками абстрактных треугольников и прямоугольников вызывает эстетику конструктивизма. Хотя подобное формально социалистические политические коннотации русского конструктивизма сфокусированы на деконструктивизме Хадида. Проекты Rem Koolhaas оживляют еще один аспект конструктивизма. Леса и крановые конструкции, представленные многими конструктивистскими архитекторами, используются для законченных форм его конструкций и зданий.

Поделиться ссылкой:

  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pinterest (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Tumblr (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на LinkedIn (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в WhatsApp (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Skype (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на Reddit (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)

Related

Конструктивизм в живописи — кратко. Революционный авангард.

Искусство пролетариата 

Конструктивизм – авангардное направление в искусстве начала XX в. Поэт В. Маяковский (18931930) радовался: течение, как пролетарское искусство, родилось в России, а не Франции. Оно пришлось к стати молодой советской республике. Революция отвергла буржуазное мировоззрение во всех его проявлениях и нуждалась в новом творчестве. Критик К. Зелинский (18961970) писал, что конструктивизм – новая культура, сменившая нигилистический бездуховный футуризм (лат. – будущее – эмоциональное выражение динамики, преобладание мелькающих форм, зигзаги, спирали, дробление фигур на фрагменты).  

В условиях острого дефицита материалов, краски стиль оказался очень экономным. Для создания произведений художникам было достаточно двух-трех цветов. Вынужденный лаконизм приветствовался властью, поэтому конструктивизм скорее не искусство, а идеология, направленная на построение социалистического общества. Его основная цель – через полотна и плакаты показать динамизм современной жизни, отразить материальные и коммунистические ценности.   

Конструктивисты приравнивались к пролетариату. Их задача, посредством искусства, как можно быстрей привести отсталый рабочий класс к современной технике и культуре

 

Строительный и индустриальный

Отцом русского авангарда считают художника-конструктора Владимира (18851953) Татлина, поклонника кубизма (изображение объекта одновременно с разных сторон) Пабло (18811973) Пикассо. С татлинских объемнопространственных абстракций из промышленных материалов (тектоника) и начался конструктивизм (лат. – построение). Термир придумали (1920) братьяхудожники Наум (18901977) Габо и Антуан Певзнер (18841962). Официально закрепил (1922) искусствовед Алексей Ган (18871942). 

На конструктивизм оказали влияние все авангардные течения эпохи: кубизм, футуризм, супрематизм (лат. – наивысший –геометрические формы: четырехугольники, линии, круги, отражающие бесконечность) и прочие. Главное отличие от «измов» : функциональность изображения с отсутствием намёка на декор. Искусство приняло форму производственного. Конструктивизм, своего рода, ответ на развитие научных и технологических процессов. 

Коструктивисты разрабатывали орнамент для тканей. Рисунки – советские символы, геометрические фигуры – В. Степановой (18941958) и Л. Поповой (18891924) стали первой советской модой

Татлин создавал эскизы бытовых вещей, но ни один из проектов не осуществился. Его работы, соответствуя требованиям авангарда, выходили за рамки утилитаризма (лат. – польза). Это были идеи-утопии, не имеющие практического применения.  

 

 Рекламные конструкторы

 Наиболее ярко философия конструктивизма отразилась в наглядной агитации. Композиция плакатов строилась по канонам вертикального и горизонтального развития пространства. Главным шрифтом стал рубленный без засечек шрифт. Буквы и слова текста в плакате, рекламе несли не просто информацию. Они издали бросались в глаза, заставляя проявить интерес заранее.  

 Конструктивисты оформляли театральные афиши, пропагандировали кино, печатную продукцию.  Часто использовали лубок, как более понятное малограмотным массам изображение. Слабо развитая промышленность поставляла недостаточное количество товаров, но то что поставлялось – широко рекламировалось. При чем вся реклама имела политическую подоплеку

 

 Проун вращается

 Художник и архитектор Эль Лисицкий (18901941) – экспериментатор конструктивизма и большой оригинал. Он экспериментировал даже со своим именем: превратил библейского «Лазаря» в легкомысленного «Эля». 

 Автор акронима «проун«. Неологизм – аббревиатура фразы «про утверждение нового искусства». Лисицкий говорил, что проун – промежуточный пункт между живописью и архитектурой, которой конструктивизм более близок. На берлинской выставке (1923) он смешал конструктивизм с супрематизмом К. Малевича (18791935) и контррельефом (трёхмерные композиции на плоской поверхности) Татлина. Динамичная конструкция как бы парила в воздухе, не имея верха и низа. В пространственном аттракционе «Комната проунов» он применил световые и оптические эффекты. Для полного восприятия его объёмных конструкций требовался обход, т. к. с одного ракурса они не воспринимались. Важный аспект его творчества – осязание: обязательное трогание материала. 

 

 

Победа соцреализма 

Причиной раскола конструктивизма стал конфликт на почве идеологии. Одни считали, что искусство должно быть вне политики и рассматривали авангард, как что-то близкое к абстракционизму (лат. – удаление – работа с первичными элементами живописи для создания у зрителя определённых эмоций). Настроенные более радикально, утверждали: искусство обязано влиять на общество и тяготели к прикладному конструктивизму, где на первом месте простота, практичность, полезность. 

К концу 1920х советская власть окрепла. Принципы конструктивизма морально устарели. Стране требовалось новое, более реалистичное и понятное искусство. Им стал социалистический реализм. Выбор у авангардистов был не велик: либо оставить творчество, либо стать соцреалистами. 

Конструктивизм «эмигрировал» в Европу. Пересёк Атлантический и Индийский океаны, обосновавшись в Америке и Австралии. За рубежом, утратив идеологию, он стал основой других авангардистских направлений, но более тяготел к архитектуре.  

Голландский абстракционист Пит (18721944) Мондриан отметил архитектурность живописи. Он говорил, что в скором времени она исчезнет. Её сменит чистая архитектура

 

 

 

 

  

 

Конструктивизм

В этой части мы говорим о Владимире Татлине. Этот живописец, скульптор, театральный художник стоял у истоков конструктивизма и вдохновил многих дизайнеров, архитекторов, художников по всему миру — но произошло это уже после его смерти.

Что важно знать о Татлине 👇

⚓️ В 13 лет убежал из дома. Служил юнгой, перебивался случайными заработками. В 1902 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, но через год его выгнали «за неуспеваемость и неодобрительное поведение». С 1905 по 1910 годы занимался в Пензенском художественном училище, но так и не получил полноценного художественного образования.

🎨 Начинал с импрессионизма — как большинство авангардистов. Дальше ищет «внутренние ритмы» на плоскости картин, работает с цветом и контурами. Пишет по первому впечатлению: бросил взгляд на модель — и переносит на холст, не привязываясь к сходству, а передавая внутреннюю динамику, самые характерные черты. Дружил с Ларионовым, участвовал в выставке «Ослиный хвост» — но потом они поссорились и разошлись навсегда.

🪑 Терпеть не мог Малевича — и это было взаимно. Малевич был за эфемерность, идею, а Татлин — на функцию, ощущение материала. Есть известная история, когда во время очередного спора Татлин выбил из-под Малевича стул, предложив ему посидеть на геометрии и цвете.

👖 Стоял у истоков конструктивизма. Считал, что художественное произведение не должно ничего изображать, оно само является объектом. Старался делать практичные и полезные вещи. Направлял инженерную мысль в сторону прикладной деятельности, конструировал одежду, создавал декорации.

🔩 Создавал контррельефы — объемные конструкции из дерева и металла. Контррельефы Татлина существуют сами по себе и ничего не символизируют. Хотя без утопий тоже не обошлось: среди проектов Татлина — летательный аппарат «Летатлин» и Памятник III Интернационалу — знаменитая «Башня Татлина».

🖼 Единственная прижизненная персональная выставка состоялась в 1932 году. Когда официальное искусство пришло к соцреализму, Татлин вернулся к живописи и продолжал работать с театром до самой смерти.

Что такое конструктивизм

Движение конструктивистского искусства (1917-1921) в значительной степени является русским движением, начавшимся в Советском Союзе с русского авангарда. Это не было строго художественным движением, скорее, направлением в искусстве, которое было тесно связано с промышленностью и производством, архитектурой и прикладным искусством.

Влиятельные идеи конструктивизма, однако, распространились намного дальше границ России, в крупные художественные центры, такие как Париж, Лондон и даже США.Одним из центров движения за пределами России была школа искусства и дизайна Баухаус в Германии.

Многие из самых выдающихся художников конструктивистского движения приехали из самых разных стран. Были русские художники, которые перенесли конструктивизм на запад, такие как Наум Габо, Эль Лисицкий и Антуан Певзнер, затем англичанин Бен Николсон, немцы Йозеф Альберс и Ганс Рихтер, голландец Тео ван Дусбург и венгр Ласло Мохоли-Надь.

Конструктивистское искусство было частично продолжением русского футуризма со стилистическими признаками более раннего движения, очевидными в некоторых угловатых промышленных скульптурах и рельефах таких художников, как Владимир Татлин и Наум Габо.Владимир Татлин увидел работы Пикассо и Брака в Париже в 1913 году, и это повлияло на его собственные конструкции, когда он вернулся в Россию. Эти работы положили начало конструктивистскому искусству.

Владимир Татлин — «Модель 3-й Интернациональной башни» 1919 — 20

Что такое конструктивизм — основные характеристики конструктивизма

Как и в случае с футуризмом, одной из основных характеристик конструктивизма была полная приверженность и принятие современности. Искусство, как правило, было полностью абстрактным, с упором на геометрические формы и эксперименты.Конструктивистское искусство было оптимистичным, но никак не эмоциональным, а субъективность и индивидуальность были заменены на объективные, универсальные формы.

Стремятся к новому порядку в искусстве, экспериментируют с новыми медиа. Одна из характеристик конструктивистских произведений искусства состоит в том, что они будут редуктивными по своей природе, упрощая все до самого фундаментального уровня. То, что конструктивистское художественное движение возникло сразу после Первой мировой войны, не случайно.Движение хотело смести все, что было раньше, все, что привело к катастрофической войне. Новое искусство для нового порядка должно привести к большему взаимопониманию, миру и единству, что повлияет на социальные и экономические проблемы современности.

Что такое конструктивизм — теория и практика

Термин «конструктивизм» впервые был придуман двумя ведущими художниками движения, Наумом Габо и Антуаном Певснером. Движение конструктивистского искусства было очень тесно связано с политической ситуацией в России того времени.Комиссариат просвещения большевистского правительства фактически заложил основу для преподавания нового движения. Наум Габо заметил, что преподавание в Институте художественной культуры в Москве в то время было больше связано с политическими идеями, чем с творчеством.

Теория и практика конструктивизма были разработаны в ходе серии дебатов в Институте художественной культуры в начале 1920-х годов Первой рабочей группой конструктивистов. Первоначальным председателем этой группы был Василий Кандинский, но его выгнали за интерес к мистике.Первое определение конструктивизма касалось сочетания свойств материала с пространственным присутствием.

Первое конструктивистское искусство состояло из трехмерных конструкций, но позже конструктивизм распространился на двухмерное искусство, такое как графические плакаты и книги.

Художники-конструктивисты

Среди главных художников-конструктивистов — Наум Габо, Владимир Татлин, Эль Лисицкий, Александр Родченко, Антуан Певзнер, Александр Веснин, Любовь Попова, Ольга Розанова, Александра Экстер и Казимир Малевич.

Наум Габо — «Голова № 2» 1916

Конструктивизм — Наум Габо — «Голова № 2» 1916

Связанные

Категории Художественные стили и движения сообщение навигации

Конструктивизм | Национальные галереи Шотландии

Геометрический абстрактный стиль, основанный в начале ХХ века в России Владимиром Татлиным. Движение отразило машинный век за счет использования новых технологий и материалов и применило свои теории к архитектуре и дизайну, а также изобразительному искусству.Художники в изгнании, такие как Наум Габо, помогли распространить идеи конструктивизма на Запад.

Истоки стиля: продуктивисты

В 1915 году в Санкт-Петербурге прошла легендарная выставка авангардного русского искусства « Последняя футуристическая выставка живописи» 0, 10 . Экспозиция продемонстрировала преобладание в России абстрактных геометрических стилей искусства под влиянием европейского кубизма и футуризма . Именно здесь скульптор Владимир Татлин представил самые ранние образцы конструктивистского искусства — серию угловых раскрашенных рельефных скульптур и угловых панелей, «построенных» из промышленных материалов, включая металл, стекло, дерево и гипс.В последующие годы Татлин собрал группу художников-единомышленников, преследующих те же цели, намереваясь передать смелый новый дух механической эпохи с помощью геометрических форм и промышленных материалов, в том числе Наум Габо, Антон Певзнер, Александр Родченко и Варвара Степанова. , изначально называющие себя производственниками.

Примерно в то же время Казимир Малевич запустил свое движение «Супрематизм» как «чистую» геометрическую абстракцию. Визуально между продуктивизмом и супрематизмом было много совпадений, но концептуально они расходились — там, где Малевич считал, что искусство должно существовать в отдельном, духовном плане, от обычного опыта, Татлин и его коллеги чувствовали, что настоящие промышленные материалы из повседневной жизни должны быть интегрированы в произведения. искусства, и это искусство должно иметь социальную функцию, цель или послание, и Татлин утверждает свою знаменитую максиму: «Искусство в жизнь!».

Большевистская революция

В 1917 году большевистская революция установила новый режим, открыв художникам возможность оценить свою роль в новом коммунистическом обществе. Знаменитый памятник Татлина Третьему Интернационалу был заказан Революционным отделом изящных искусств в 1919 году — хотя на самом деле он так и не был построен, модели Татлина раскрыли его планы относительно места для размещения Третьего Международного коммунистического конгресса , который будет проходить в Москва в 1921 году.Его здание воплощало дух продуктивизма и утопический политический климат того времени, передавая идеалистическое видение искусства, инженерии, технологий и политики, слитых воедино, как единое видение. Татлин описал свою башню как «союз чисто художественных форм в утилитарных целях».

Абстракция против инженерии

В 1920 году внутри группы продуктивистов стали появляться подразделения. Не все участники были привержены пылкой, социалистической программе Татлина, и Габо даже критиковал памятник Татлину за отсутствие более глубокого художественного смысла, считая его «просто имитацией машины».Габо и Певзнер отделились от первоначальной группы, чтобы сформировать свою собственную абстрактную фракцию, которая была ближе к супрематизму Малевича. В своем «Реалистичном манифесте » Габо и Певснер утверждали, что формы искусства должны охватывать пространство и время через построенные плоскости и кинетические ритмы. В ответ Татлин, Родченко и Степанова опубликовали свою программу группы производственников , в которой подчеркивается важность художника как инженера, что соответствует мировоззрению российского коммунистического режима.

В последующие годы две конкурирующие группы начали называть себя конструктивистами, но в конечном итоге те, кто поддерживал чистую абстракцию, покинули Россию, в том числе Габо и Певзнер, унося свои новые идеи с собой на Запад, где они продолжали развивать конструктивистские идеи и оказывать влияние на Европу и Европу. Американские художники, как видно из революционного использования плексигласа Габо в работе Construction through a Plane , 1937 и Spiral Theme , 1941.

Расцвет советского конструктивизма

В России социалистическое направление конструктивизма Татлина стало известно как советский конструктивизм и набрало обороты, и в его ряды пополнились новые члены, в том числе Родченко, Степнова, Любовь Попова, Александр Веснин, Александра Экстер и Эль Лисицкий.Сдержанная геометрия, упрощенные цвета и графический язык советского конструктивизма стали определяющим стилем коммунистического государства. Лисицкий создал новый тип произведений искусства, который он назвал Проун, акроним от «проекта утверждения нового», создавая произведения искусства в живописи и печати, в том числе элегантную серию принтов Kestnermappe Proun . Попова создала серию произведений, которые он назвал «живописной архитектоникой», работ, которые предлагали движение, узор и архитектурный дизайн.

Вместе группа организовала выставку 5 x 5 = 25 в 1921 году в Москве, где каждый участник представил пять работ и серию эссе, объявив о своей приверженности «производственному искусству», которое объединило технологию и инженерию, призывая к смерти станковой техники. рисование. Алексей Ган, художник-график и дизайнер, стал главным теоретиком группы, помогая продвигать конструктивистскую теорию с серией лозунгов, таких как «Долой искусство! Да здравствует технология! » Также серия манифестов была опубликована в журнале Lef (Левый фронт искусства), и его преемнике Novyi Lef (New LEF).

В течение 1920-х годов группа приобрела известность: русские художники следовали модели производственного искусства через дизайн мебели, типографики, керамики и костюмов, интегрируя абстрактный геометрический язык в практические, обычные предметы. Стиль также распространился на архитектуру, определяемую современными материалами, прозрачностью функций и прочной конструкцией, объединяющей смелые геометрические узоры. Хотя многие дизайны так и не были реализованы, их идеи в последующие десятилетия проложили путь к международному стилю.

Более поздние разработки

К концу 1920-х годов политический климат в России изменился, и социалистический реализм стал доминирующим, коммунистическим стилем. Однако влияние русского конструктивизма было далеко идущим. Лисицкий помог распространить идеи в Германии, Швейцарии и Нидерландах, где он сотрудничал с художниками в публикациях и выставках, что привело к Де Стейлю и Баухаусу, в то время как их слияние искусства с инженерией и производством было идеалом, который сохранялся на протяжении всего двадцатого века. века и далее.

Конструктивистское искусство и дизайн. Воображаемая экскурсия в… | by Craig Berry

После выставки я активно искал похожие вещи, и когда я поехал в Лондон на долгие выходные, я увидел, что в Музее дизайна была выставка, посвященная русской архитектуре, дизайну и пропаганде. Это был также повод посетить недавно построенный Музей дизайна.

Выставка «Представьте себе Москву» находилась в подвале музея, что было довольно неудобным местом, к тому же здесь не разрешалось фотографировать, поэтому я должен постараться запомнить ее как можно лучше без помощи изображений, хотя Я сделал заметки и сделал несколько скрытых фотографий, а также нашел кучу в Интернете.

Пространство было разделено на 7 различных секций, 6 из которых были основаны на архитектурных проектах и ​​предложениях, которые так и не были реализованы, а 7-я — вокруг Мавзолея Ленина, построенного на Красной площади в Москве. Название выставки продумано, поскольку намекает на то, о чем будет рассказываться контент, и позволяет представить, какой Москва могла бы быть с этими огромными зданиями внизу.

Мавзолей Ленина, Красная площадь в Москве

Выставка создавала ощущение антиутопии с этими грандиозными и авантюрными архитектурными эскизами, моделями и фотографиями этих нереализованных зданий.Каждое из предлагаемых зданий было ориентировано на социальное назначение, такое как образование, жилье, здравоохранение и т. Д.

Иван Леонидовский институт Ленина — образовательное пространство и библиотека с 15 миллионами книг, которые должны были стать «центром коллективного знания СССР». . Ленин намеревался бороться с неграмотностью в СССР, обучая новых советских мужчин и женщин. Огромная сфера на этом эскизе ниже могла бы быть аудиторией для учебных лекций, а башня — библиотекой, разделенной на пять читальных залов.Помимо этого, было предложено, чтобы в здании были также лекционные залы по науке, планетарий и радиостанция для трансляции событий по всему миру.

Иван Леонидов: Институт Ленина — 1927

Облачное железо Эль Лисицкого — горизонтальный небоскреб для уменьшения переполненности. Его концепция заключалась в сети горизонтальных кварталов в Москве, размещенных поверх вертикальных колонн. Горизонтальные секции должны были быть офисами и квартирами, которые были бы связаны с транспортными станциями через вертикальные колонны.Помимо практического оправдания, Лисицкий хотел дать Москве новый очертания горизонта, чтобы заменить ее старомодное прошлое.

Эль Лисицкий: Облачное железо — 1923–2925

Дворец Советов Бориса Иофана — огромный памятник, который был бы самым высоким зданием в мире; здесь предлагаемая 100-метровая статуя Ленина составила бы общее здание около 516 метров. Невероятное и драматическое выражение советской власти. Строительные работы были начаты, но остановлены во время Второй мировой войны, несмотря на то, что уже снесли крупнейшую церковь города.Вместо этого его фундамент превратили в открытый бассейн. Это было бы невероятное здание и дань уважения Ленину, и если бы оно было реализовано, чтобы придать некоторый масштаб, статуя Христа-Искупителя в Рио-де-Жанейро была бы крошечной по сравнению с высотой 38 метров по сравнению со 100 метрами Ленина.

Борис Иофан: Дворец Советов — 1931–1941

Выставочное пространство, как я уже упоминал ранее, было неудобно спланировано и несколько вызывало клаустрофобию в подвале, но, если подумать, планировка должна была сбить с толку и заманить вас в ловушку за колоннами и стены, четкого маршрута нет.Куратор выставки утверждает, что макет направлен на создание для посетителя «удивительных» впечатлений, не ограниченных исторической шкалой времени:

«Форма спирали требует активного движения и создает удивительные виды между разными экспонатами. Курирование выставки вращается вокруг «фантомов» без какой-либо иерархии или хронологии, которые работают и как серия, и как автономные части ».

Помимо архитектурных эскизов, фотографий и моделей, являющихся типичными конструктивистскими произведениями Эль Лисицкого, его почти воспринимают как художника-конструктивиста с его уникальным стилем простых геометрических форм и абстрактных форм с основным цветом.Он смог бросить вызов условностям в искусстве, сочетая архитектуру и плоские формы. Его работы охватывали искусство, графический дизайн, типографику, фотографию и архитектуру с несколько модернистскими идеалами, которые оказали глубокое влияние на более позднее современное искусство, такое как ранние художники Де Стиджа и Баухаус.

Его серия «Проун», по его словам, существует на «станции, где переходят от живописи к архитектуре». Эти картины сочетали в себе основные формы и подвижные оси, достигая кульминации в нескольких перспективах и интригующих линиях.Эти работы можно считать фундаментальными для развития современных абстрактных образов и большим влиянием на индустриальную современную архитектуру.

Эль Лисицкий: Proun 19D — 1920

Влияние Лисицкого на графический дизайн невозможно переоценить. Он был одним из первых художников, которые использовали ограниченную и урезанную палитру основных цветов, черного и белого, текста и основных форм, чтобы рассказывать истории и информировать, а также делать очень сильные политические заявления. Пожалуй, самая известная его работа, «Победить белых красным клином», регулярно появляется на лекциях по истории графического дизайна.Здесь Лисицкий использовал свою подпись и легко узнаваемую комбинацию красного, белого и черного, которая усиливает послание, обозначенное названием работы. Цвета и формы приобретают непосредственно символическое значение и семиотику. Острый красный клин ясно символизирует революционеров Красной Армии, прорвавших оборону антикоммунистической Белой армии.

Эль Лисицкий: бей белых красным клином — 1919

Я думаю, что это изображение полностью отражает конструктивистское движение в области искусства и дизайна, потому что оно подходит под это определение:

«Зерно конструктивизма было желанием выразить опыт современной жизни — ее динамизм, ее новые и дезориентирующие качества пространства и времени.Но также решающим было желание разработать новую форму искусства, более соответствующую демократическим и модернизационным целям русской революции. Конструктивистам предстояло стать конструкторами нового общества — деятелями культуры наравне с учеными в их поисках решений современных проблем ».

Революционный русский авангард женщин | Новости Artnet

Новаторские русские художники занимают центральное место в нью-йоркском Музее современного искусства на выставке «Революционный импульс: подъем русского авангарда», которая откроется 4 декабря.Помимо демонстрации работ известных художников-мужчин, таких как Александр Родченко и Казимир Малевич, выставка, охватывающая период с конца Первой мировой войны до 1932 года, также привлекает внимание к женщинам, которые помогали движению.

Движение русского авангарда прослеживается не только в живописи, но и в поэзии, фильмах и фотомонтаже того времени. Поэтому неудивительно, что женщины, включенные в «Революционный импульс», работали в разных сферах, демонстрируя свое творчество в бесчисленных формах.

В преддверии выставки в декабре этого года мы познакомимся с четырьмя русскими художницами поближе.

Ольга Розанова, Фабрика и мост (1913). Предоставлено Музеем современного искусства, Нью-Йорк, собранием Риклиса корпорации McCrory Corporation.

1. Ольга Розанова (1886–1918)
Ольга Розанова, не имея формального художественного образования, зарекомендовала себя как крупный новатор русского авангарда благодаря своей живописи, вдохновленной итальянским футуризмом и включающей элементы поэзии. .

Ее абстрактные работы были частью супрематического движения Малевича, но с более декоративным оттенком. Незадолго до своей смерти Розанова создала серию работ «цветной живописи», которые сейчас рассматриваются как предшественники движения абстрактного экспрессионизма, развитого американскими художниками более 30 лет спустя.

Любовь Попова, Без названия (около 1916–17). Предоставлено Музеем современного искусства, Нью-Йорк, собранием Риклиса корпорации McCrory Corporation.

2. Любовь Попова (1889–1924)
Карьера Любови Поповой была короткой, но запоминающейся, она заняла место в историческом каноне русского искусства благодаря своим художественным новациям, сочетающим кубизм и футуризм.Много путешествовала, Попова работала с широким спектром международных влияний. Помимо живописи, она также занималась дизайном тканей, типографскими лицами и большевистскими брошюрами, позже отказавшись от холста в рамках конструктивистского движения.

Ее работы висели рядом с работами Малевича на выставке «Трамвай V: Первая выставка футуристов», проходившей в Санкт-Петербурге в 1915 году, а Московский Строгановский институт в 1924 году провел посмертную ретроспективу ее работ.

Наталья Гончарова, Христианское войско из мистических образов войны (1914).Предоставлено Музеем современного искусства, Нью-Йорк, подарком Фонда Джудит Ротшильд. © 2016 Общество прав художников (ARS), Нью-Йорк / ADAGP, Париж

3. Наталья Гончарова (1881–1962)
Художник, писатель, художник по костюмам и сценограф, Наталья Гончарова училась в Московском институте живописи, скульптуры и архитектуры, прежде чем бросить учебу, чтобы сформировать группу «Бубновый валет». .

Вдохновленная русскими иконами и народным искусством, Гончарова соединила русское примитивистское движение с фовизмом и кубофутуризмом.Она вызывала разногласия, решив носить мужскую одежду и десятилетиями жила со своим спутником жизни Михаилом Ларионовым, прежде чем выйти за него замуж.

Александра Экстер, Строительство (1922–23). Предоставлено Музеем современного искусства, Нью-Йорк, собранием Риклиса корпорации McCrory Corporation.

4. Александра Экстер (1882–1949)
Изучив кубизм в Париже в 1910 году, Александра Экстер, подруга Пабло Пикассо и Жоржа Брака, вернулась в свою родную Россию, где она была лидером нового конструктивистского движения. .

Пересекая супрематизм и курбо-футуризм, художница-экспериментатор была известна своими сценическими декорациями и дизайном костюмов. Она также повлияла на движение ар-деко.

«Революционный импульс: подъем русского авангарда» выставлен в Музее современного искусства по адресу: 53-я Западная улица, 11 с 4 декабря 2016 г. по 12 марта 2017 г.


Следите за новостями Artnet в Facebook:

Хотите опередить мир искусства? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать последние новости, откровенные интервью и острые критические замечания, которые продвигают разговор.

Венгерский конструктивист


Анн БЕТИ ШТАЙНЕР (1902-?)

Конструктивизм был изобретение русского авангарда, нашедшее приверженцев по всему миру. континент. Германия была местом наиболее конструктивистской активности за пределами Советского Союза (особенно как дом для Баухауза Вальтера Гропиуса, прогрессивная школа искусства и дизайна, симпатизирующая движению), но конструктивистская идеи также были перенесены в другие художественные центры, такие как Париж, Лондон, Будапешт, Вена и, наконец, Соединенные Штаты.


Béla КАДАР (1877–1956)

Венгерский Художники-конструктивисты в Галерее 3,14 7 мая — 4 июня 2002 г.


Альфред ФОРБАТ (1897-1972)

Среди самых выдающихся конструктивистов мы находим художников как

Владимир Татлин
Александра Экстер
Казимир Малевич
Александр Родченко
Роберт Адамс
Василий Кандинский
Эл Лисицкий
Ласло Мохоли-Надь
Виктор Вазарели

Ференц МАРТИН (1899-1986)

Международный характер движения был доказан различными истоки его художников.

Наум Габо, Антуан Певзнер и Эль Лисицкий принесли конструктивизм из СССР на запад.

Ласло Мохоли-Надь приехал в Германию из Венгрии,

Тео ван Дусбург из Нидерландов.

Бен Николсон был самым выдающимся английским конструктивистом.

Йозеф Альберс и Ганс Рихтер столкнулись с движением у себя на родине. Германии, но также сыграли важную роль в ее международном распространении.

Конструктивистское искусство отличается приверженностью к полной абстракции и искреннее принятие современности.Часто очень геометрически, обычно экспериментальный, редко эмоциональный. Объективные формы, которые считались имеют универсальное значение, предпочтение отдавалось субъективному или индивидуальному. Искусство также часто бывает очень редуцирующим, сводя его к минимуму. Основные элементы. Часто использовались новые медиа. Опять же, контекст имеет решающее значение: конструктивисты искали искусство порядка, которое отвергло бы прошлое. (старый порядок, кульминацией которого стала Первая мировая война) и привели к созданию мира большего понимания, единства и мира.Это утопическое подводное течение часто отсутствует в более позднем абстрактном искусстве, которое иначе могло бы быть связано конструктивизму.

Международный конструктивизм относится к оптимистическому, абстрактному искусству, которое возникла в Европе в 20-е гг.


Уго ШАЙБЕР (1873-1950)

На этой выставке венгерских художников-конструктивистов из музея Януса Паннониуса в Печ и музей Кискелли в Будапеште вы найдете выбор Венгерские художники-конструктивисты.Эти работы были подарены или приобретены соответствующими музеями, и редко — если вообще когда-либо — демонстрировался. Они составляют важную часть центральноевропейского наследие эпохи конструктивизма.

Выставка будет представлена ​​во время Бергенского фестиваля искусств 2002 г. прежде чем перейти к M.K. Национальный художественный музей Чюрлениса в Каунасе, Литва.
Выставка финансируется Министерством культуры Венгрии.


Янош ШАДЛЬ (1892-1944)

подробнее изображения

Искусство конструктивизма: определение, художники и примеры

Эстетически привлекательный и практичный

В своей ранней форме конструктивизм был буквально основан на важности строительства . Например, художники могут использовать стекло или дерево для создания своих произведений искусства. Цель заключалась не просто в эстетическом выборе, а в том, чтобы подчеркнуть материал и предложить новые способы их использования для укрепления общества в прямом и переносном смысле.

Возьмем, к примеру, «Монумент памяти Третьего Интернационала» раннего художника-конструктивиста Владимира Татлина . Первоначально он проектировался как штаб-квартира Коммунистической партии России (Третьего Интернационала), но на самом деле так и не был построен. Остается только в виде масштабной модели. Татлин намеревался сделать это массивное сооружение, которое возвышалось бы над другими памятниками мира и прославляло промышленные достижения коммунизма за счет использования современного дизайна и таких материалов, как стекло, железо и сталь.

Башня символизирует индустриализацию благодаря сильному использованию стали.

Концепция конструктивизма оказала значительное влияние на Bauhaus , немецкую школу искусства и дизайна, действовавшую между 1919 и 1933 годами. В это время модернизм набирал популярность вместе с более широким авангардным движением, которое было распространяется по Европе и США. Как и конструктивизм, цель школы Баухаус заключалась в том, чтобы объединить дизайн, промышленное производство и искусство, создавая таким образом произведения, которые были эстетически привлекательными, социально значимыми и утилитарными.

Здание Баухауса сочетает в себе искусство и строительство, создавая утилитарную и эстетически привлекательную структуру.

В творчестве Татлина и художников, вышедших из школы Баухауса, наблюдается заметный отход от сентиментальной или субъективной привлекательности, которая присутствовала в искусстве прошлого века. Вместо этого этот новый конструктивистский подход продемонстрировал, как искусство может быть интегрировано в ориентированное на будущее индустриальное общество.

Конструктивизм в двумерном искусстве

Самыми яркими примерами раннего конструктивизма являются те, которые по-новому используют материалы для передачи идей утилитарного потенциала, но идея конструктивизма выходит далеко за рамки таких областей, как живопись и фотография.

В «Чистом красном цвете, чистом желтом цвете, чистом голубом цвете» (1921), например, художник-конструктивист Александр Родченко свел искусство живописи к его простейшей форме, в триптике цветных квадратов.Картина Родченко — это символическое изображение мантии Девы Марии, но она призвана бросить вызов общепринятым мыслям и эмоциональным вложениям в живопись. Сведя романтизм ранних картин к их основным основным цветам, художник подчеркнул используемые материалы (основные цвета краски) и эффективно отверг сентиментальные представления, которые часто связаны с искусством.

Во многих смыслах конструктивизм всегда был тесно связан с политикой, и нигде это не проявляется более явно, чем в агитпропе начала 20 века.Объединив слова «агитация» и «пропаганда», агитпропагандистское движение использовало смелые, яркие цвета для передачи политических посланий или идей в плакатах или рекламных объявлениях, во многом аналогично плакату Обамы «Надежда», упомянутому ранее.

Агитпроп использует смелый и яркий графический дизайн для продвижения политических партий или идей, как в этой работе Владимира Маяковского.

Несмотря на менее очевидный акцент на материалах, используемых для создания произведений искусства, агитпроп остается важной и популярной формой конструктивизма.В этом случае фундаментальные элементы все еще присутствуют: искусство, которое служит социальной, а не индивидуальной цели. «Хочешь?» Владимира Маяковского. Плакат «Присоединяйтесь», например, призывает граждан поддержать или присоединиться к ударным бригадам так называемых сверхрабочих, которые были чрезмерно продуктивными членами индустриального общества.

Краткое содержание урока

Конструктивизм — художественное направление, зародившееся в России в начале 20 века. С производственной или утилитарной точки зрения художники-конструктивисты выделили строительство над эстетикой, чтобы подчеркнуть потенциал материалов.Ранний конструктивист Владимир Татлин , например, использовал стальную колонну в своем «Памятнике в честь Третьего Интернационала» как праздник индустриализма.

По мере того, как движение распространилось по Европе, его влияние росло, особенно со школой Bauhaus , которая объединила промышленное производство и искусство для создания эстетически приятных и функциональных дизайнов. В то время как архитектура играла важную роль в этом движении, художники, такие как Александр Родченко , создавали конструктивистские работы, которые бросали вызов традиционным идеям и сентиментальной привязанности к искусству.

Наконец, агитпроп, работ таких художников, как Владимир Маяковский, служат убедительным напоминанием о политических и националистических корнях движения. Используя смелый и яркий графический дизайн, агитпроп стал полезным инструментом в начале 20 века для продвижения политических идей и пропаганды.

революций во времени, пространстве и искусстве: русский конструктивизм

революций во времени, пространстве и искусстве:

Русский конструктивизм

Флорис Баннистер

Эль Лисицкий начал свое эссе « Искусство и пангеометрия» , написав, что «в период с 1918 по 1921 год было уничтожено много старого мусора. [1] В этой цитате отражены суматохи начала двадцатого века, когда были отменены многие давно устоявшиеся порядки, не последние из которых носили как художественный, так и научный характер. Революции в сфере политики, математики, физики и искусства объединились в авангардное движение России, известное как конструктивизм. Это движение выросло после большевистской революции 1917 года и процветало в России, пока Сталин не пришел к власти в 1924 году. После этого модернизм в целом потерял популярность и был либо ограничен, либо перемещен в другое место.На конструктивизм повлияли одновременные дискуссии и разработки в современной математике и физике, особенно в четвертом измерении и неевклидовой геометрии. Обе эти дисциплины произвели революцию в современных представлениях о времени и пространстве. Художники использовали эти современные исследования тремя основными способами. Во-первых, это были мощные метафоры духа перемен и восстания, царящего в революционной атмосфере страны. Кроме того, они предоставили художникам новый словарь форм, форм и пространств, проникнутых тем же духом революции.Наконец, художники использовали эти идеи для создания собственных художественных теорий и создания искусства для нового российского общества и его людей. Они использовали математику и физику по ряду причин и разными способами. В этом эссе обсуждаются отношения неевклидовой геометрии и пространства в избранных произведениях художников-конструктивистов Наума Габо и Александра Родченко.

Большевистская революция явилась кульминацией многих факторов, в результате которых пролетариат или рабочий класс свергли правительство России.Философ Николай Бердяев описывает это время как «эпоху пробуждения в России самостоятельных философских мыслей, расцвета поэзии и роста эстетической чувствительности, или религиозного беспокойства и поисков, интереса к мистицизму и оккультизму. Появляются новые души, открываются новые источники творческой жизни, видны новые рассветы, чувство заката и смерти сочетается с ощущением восхода солнца и с надеждой на преображение жизни ». [2] Для России это было время великих открытий и инноваций.Это вызвало расцвет культуры в различных литературных и художественных направлениях. Эти художники и писатели стремились отделить себя от старых традиций, заходя так далеко, что даже отрицали традицию, одновременно стремясь создать универсальную культуру, которую могли бы ценить и понимать все. По сути, они хотели создать новую традицию для своей новой России.

Конструктивизм был одним из движений, выросших из этой революционной атмосферы. Однако следует учитывать сам термин «конструктивизм»; даже в то время лейбл был неоднозначным.Многие художники, размещенные под этим псевдонимом, оспаривают свою связь с другими артистами с аналогичным названием. В середине 1960-х историк Джордж Рики определил конструктивизм как «работу группы русских между 1913 и 1922 годами, в которую входили Татлин, Малевич, Родченко, Эль Лисицкий, Наум Габо, Антуан Певзнер и, вкратце, Василий Кандинский. Их работа в целом геометрическая и немиметическая ». [3] Это определение оставляет желать лучшего для многих ученых, поскольку оно ограничивает движение исключительно сферой искусства.Один из таких ученых, Кристина Лоддер, утверждает: «На самом деле это было нечто гораздо более широкое: подход к работе с материалами в рамках определенной концепции их потенциала как активных участников процесса социальной и политической трансформации». [4] Конструктивизм повлиял не только на искусство и архитектуру, но и на сценический дизайн, предметы домашнего обихода и моду. В то время как движение, безусловно, можно в целом идентифицировать по использованию искусственных материалов и геометрических форм, более важной объединяющей чертой является его цель — создавать искусство с социальными и политическими целями.

Конструктивизм последовал за авангардным движением супрематизма и сохранил многие из тех же интересов и целей. Супрематисты, в первую очередь Казмир Малевич, искали возвышенного в непредставительных композициях. В то время как обе группы были очень заинтересованы в изучении четвертого измерения, конструктивисты также интересовались неевклидовой геометрией — предметом, который редко упоминается в супрематических сочинениях. Повышенный интерес между двумя группами, столь близкими по времени, месту и целям, объясняется многими факторами.Теории относительности Альберта Эйнштейна послужили одним из основных катализаторов. Это вызвало переполох во многих сферах исследований. Основная идея этих теорий заключалась в том, что время не было постоянной величиной, как это давно предполагалось. Скорее, время может варьироваться в зависимости от скорости и силы тяжести. Популярный прием работ Эйнштейна стимулировал рост числа произведений прошлых теорий неевклидовой геометрии и четвертого измерения. [5] Благодаря тому, что эти темы открыто обсуждались, публиковались и распространялись, широкая публика, включая художников, обладала базовыми знаниями и пониманием исследований.Что касается этого богатства общеизвестных знаний, художник Наум Габо заявил: «Знали ли многие из нас точно, что происходит в науке, на самом деле не имеет значения. Дело в том, что он витал в воздухе и художник с его чувствительностью действует как губка. Он может этого не знать, но он всасывает идеи, и они работают над ним ». [6] Хотя многие художники не были ни заядлыми математиками, ни физиками, они обладали общими знаниями о четвертом измерении и неевклидовой геометрии, представленными им популярной культурой, и могли использовать полученные знания в своем искусстве.

Четвертое измерение было спорным даже по определению, так как не было общепринятого значения. [7] Для некоторых это была идея чистой научной фантастики, выдвинутая такими авторами, как Х. Дж. Уэллс, в которой четвертое измерение было само временем и чем-то осязаемым, через что можно было путешествовать почти так же, как человек движется на север или юг. Для других четвертое измерение было чем-то мистическим или духовным. Эту точку зрения поддерживали многие художники-супрематисты, включая Малевича, который интерпретировал четвертое измерение как метафору высшего просвещения и мысли, позицию, которая перешла в конструктивизм.Это всего лишь несколько интерпретаций четвертого измерения в то время. Ряд художников отреагировали на эту идею. В «Искусство и пангеометрия», Эль Лисицкий цитирует несколько движений, таких как кубизм, футуризм и другие, которые сознательно реагировали на достижения в физике. [8] В конструктивизме четвертое измерение проявилось в кинетической скульптуре.

«Пространственные конструкции » Александра Родченко — яркий тому пример. Многие из них он сделал на протяжении своей карьеры.Один из более ранних примеров из 1920 года, № Spatial Construction No. 12 , состоит из ряда колец эллиптической формы, помещенных друг в друга. (Коллекция Музея современного искусства, Нью-Йорк. Изображение см. Http://www.moma.org/collection/object.php?object_id=81043) Скульптура висит в одной точке на самом внешнем кольце. Обходя скульптуру, обнаруживаешь, что ее форма постоянно меняется. Эта постоянно меняющаяся скульптура иллюстрирует основную концепцию четвертого измерения, заключающуюся в том, что четвертое измерение полностью выходит за рамки всех возможных воображений, и можно только вообразить фрагменты этого измерения.Эта идея проиллюстрирована в новелле 1884 года « Flatland » Эдвина А. Эбботта, в которой рассказывается о перемещении квадрата из двухмерного мира. [9] Квадрат встречается со сферой, но, будучи двухмерным существом, квадрат может воспринимать его только как круг, который постоянно меняет размер. Эта аллегорическая попытка иллюстрирует, почему люди, как существа третьего измерения, неспособны концептуализировать четвертое измерение, а также иллюстрирует, что такое действительно возможно.Пространственная конструкция Родченко «» предстает перед зрителем точно так же, как сфера на площади Флатландии представляет собой серию фрагментов из другого измерения.

Конструктивисты также интересовались неевклидовой геометрией, обширным исследованием, которое включает в себя множество различных разделов. Отличие от евклидовой геометрии состоит в том, что они не согласны с пятым из самоочевидных постулатов Евклида: пятью правилами, которые должны выполняться всегда. Пятый постулат резюмируется так: «через данную точку можно провести только одну, параллельную данной линии. [10] Даже во времена Евклида этот постулат подвергался сомнению как самоочевидная истина, и многие стремились создать альтернативы. Поскольку эти новые математические ветви отличались от Евклида, их считали неевклидовой геометрией. Некоторые математики, добившиеся успехов в этом исследовании, включают, но не ограничиваются ими, Николая Лобачевского, Я. Бойяи, Бернхарда Римана и Карла Фридриха Гаусса. Некоторые предложенные постулаты, опровергающие пятый постулат Евклида , такие как сферическая геометрия, предложенная Риманом, в которой нет параллельных прямых, поскольку прямые всегда пересекаются в двух точках. [11] Другие положения в некоторых случаях поддерживали пятый постулат Евклида. В геометрии Гаусса пространство имеет кривизну, и если эта кривизна равна нулю, то постулат Евклида все еще остается в силе. [12] Такие исследования в некоторой степени повлияли на художников-конструктивистов, внося свой вклад как в методы построения, так и в методологию художников.

Скульптура Габо Constructed Head No. 2 является ярким примером влияния неевклидовой геометрии и четвертого измерения (Коллекция Tate Britain.Изображение см. Http://www.tate.org.uk/servlet/ViewWork?workid=4809) Скульптура представляет собой верхнюю часть туловища и голову фигуры со сложенными перед ней руками. Если смотреть с обеих сторон, фигура кажется слегка сутулой и смотрит вниз почти в молитвенной позе. На виде спереди поза и взгляд фигуры приобретают совершенно другой вид, и кажется, что она находится перед зрителем. Он построен из пересекающихся геометрических плоскостей оцинкованного железа . Примечательно, что это был эффективный метод для художников в стране, где традиционные скульптурные материалы, такие как мрамор или бронза, были в основном недоступны.Что еще более важно, этот метод построения был ключом к конструктивистскому движению. Разделив скульптуру на плоские плоскости, они смогли вызвать дух восстания против традиций. Для Габо «более старая скульптура была создана в виде твердых тел; новая идея заключалась в создании с точки зрения пространства » [13] Это именно тот случай, когда модель Constructed Head . Габо делает пустое пространство неотъемлемой частью создания скульптурной прочности, которую традиционно создавал твердый материал.

Это относится к другому важному влиянию современной математики и физики: трехточечная перспектива была поставлена ​​под сомнение как основное средство представления. Если бы пространство было искривленным, прямых параллельных линий, определяющих трехточечную перспективу, было бы недостаточно для представления мира. Если бы было измерение выше, важность представления этого трехмерного мира уменьшилась бы. Скульптура Габо отсылает к неевклидовой геометрии в самой форме плоскостей железа, которые состоят из элегантных кривых и жестких линий.Габо мог легко согнуться и сформировать эти формы дальше, чтобы создать более реалистичный бюст женщины. Вместо этого он решил сохранить целостность форм, чтобы бюст больше походил на скопление линий и форм. Что касается четвертого измерения, скульптура использует аналогичную концепцию, которая обсуждалась в работе Родченко «Висячая пространственная конструкция ». Позволяя пустому пространству стать таким же важным материалом, как бронза, Габо заставляет зрителя признать пустоту чем-то почти осязаемым и пересмотреть то, из чего на самом деле состоит наше измерение. [14] Это, в свою очередь, связано с изменчивым самообладанием скульптуры, когда ее окружают. Создается впечатление, что зритель становится квадратом Abbot’s Flatland , а скульптура — сферой, которую мы можем видеть только как постоянно меняющуюся точку.

До сих пор в этом эссе не затрагивалась тема прямого использования этих современных исследований в искусстве. При рассмотрении взаимосвязи между математикой, физикой и искусством было бы легко предположить, что художники просто взяли уравнение или теорию, которая их интересовала, и напрямую перенесли ее в свою работу.Это, безусловно, так в некотором искусстве. Позже Наум Габо создал скульптуры, такие как его Construction in Space ( Crystal). (Коллекция Тейт Британия. Изображение см. Http://www.tate.org.uk/servlet/ViewWork?workid=21299) Эта скульптура, как и «Конструированная голова » Габо , явно выглядит математической. Ключевое различие между ними заключается в том, что Construction in Space строится буквально на основе математического уравнения. [15] Это пример прямого использования математики в искусстве.В случае с Constructed Head No. 2 и другим конструктивистским искусством целью художника было отсылать и интерпретировать идеи и концепции математики и физики. Их целью не часто было создание буквальных визуализаций этих исследований.

Частично это связано с тем, что многие из этих популярных идей и теорий были по сути абстрактными и не имели реальных средств визуализации. Возвращаясь к эссе Лисицкого, он заявляет: «Наш разум неспособен визуализировать это, но это и есть характеристика математики — то, что она не зависит от наших способностей к визуализации», и, таким образом, эти пространства «не могут быть представлены, не могут быть представлены». быть представленным; Короче говоря, им невозможно придать материальную форму. [16] Попытка визуализировать концепции неевклидовой геометрии и четвертого измерения таким же образом, как это делал Габо в своих более поздних скульптурах, в конечном итоге была бы глупой и бесплодной целью. Напротив, художникам было гораздо продуктивнее подходить к этим исследованиям в художественной и поэтической манере.

Эти художники не были ни математиками, ни физиками. Их искусство было основано на общем, популяризированном понимании неевклидовой геометрии и четвертого измерения.Ученый Герберт Рид резюмирует этот перевод математики в искусство: «Творческое построение, которое художник представляет миру, не научное, а поэтическое. Это поэзия пространства, поэзия времени, всеобщей гармонии, физического единства. Искусство — это его основная функция — принимает это универсальное многообразие, которое наука исследует и раскрывает, и сводит его к конкретности пластического символа ». [17] Согласно Риду, задача художника — создать осязаемый объект, который поможет как в понимании абстрактных концепций, так и в размышлении над этими концепциями.Висячие пространственные конструкции Родченко и Построенная голова Габо № 2 иллюстрируют непостижимость четвертого измерения, а также возможность его существования. Они использовали изогнутые формы и плоскости неевклидовой геометрии. В модели Constructed Head Габо эти плоскости отрицали как традицию твердой скульптуры, так и традицию трехточечной перспективы. Скульптуры действуют как фрагменты четвертого измерения и передают нашу собственную неспособность по-настоящему осмыслить эту концепцию.В конце концов, и Габо, и Родченко смогли достичь своей основной цели — создать новое искусство для русского народа, проникнутого духом бунта и перемен, благодаря использованию современной математики и физики.


[1] Эль Лисицкий, «А. и пангеометрия »в Steven Yates, Poetics of Space (Albuquerque: University of New Mexico Press, 1995), 69. [Вернуться к тексту]

[2] Линда Далримпл Хендерсон, Четвертое измерение и неевклидова геометрия в современном искусстве (Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1983), 239. [Вернуться к тексту]

[3] Кристина Лоддер, Русский конструктивизм (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1983), 1. [Вернуться к тексту]

[6] Патрисия Рейлинг, «Идея строительства как творческий принцип в русском авангардном искусстве», Леонардо, 28, вып. 3 (1995): 193. [Вернуться к тексту]

[9] Эдвин А. Эбботт, Flatland (Нью-Йорк: Dover Publications, 1992). [Вернуться к тексту]

[11] Мануэль Коррада, «О некоторых перспективах, которые математика открыла для русского авангарда: геометрия, Эль Лисицкий и Габо», Леонардо, 25, вып.3/4 (1992): 378. [Вернуться к тексту]

Библиография

Эбботт, Эдвин. Флатландия . Нью-Йорк: Dover Publications, 1992.

Коррада, Мануэль. «О некоторых перспективах, которые математика открывает русскому авангарду: геометрия, Эль Лисицкий и Габо». Леонардо 25, вып. 3/4 (1992): 377-384.

Домбровски, Магдалена, Лия Дикерман, Питер Галасси, А. Н. Лаврентьев и В. А. Родченко. Александр Родченко. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Музей современного искусства, 1998.

Габо, Наум. Габо: конструкции, скульптура, живопись, рисунки [и] гравюры. Лондон: Лунд-Хамфрис, 1957.

Габо, Наум, Стивен А. Нэш, Йорн Меркерт и Колин С. Сандерсон. Наум Габо: шестьдесят лет конструктивизма. Мюнхен: Prestel-Verlag, 1985.

Габо, Наум. Водолазное Искусство . Нью-Йорк: Книги Пантеона, 1962.

Хендерсон, Линда Дэлримпл. Четвертое измерение и неевклидова геометрия в современном искусстве .Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1983.

Лисицкий, Эль и Питер Нисбет. Эль Лисицкий, 1890-1941: Каталог для выставки избранных произведений из североамериканских коллекций, Музея Шпренгеля в Ганновере и Государственной галереи Морицбург, Галле . Кембридж, Массачусетс: Художественные музеи Гарвардского университета, 1987.

Лоддер, Кристина. Русский конструктивизм . Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1983.

Перила, Патрисия. «Идея строительства как творческое начало в искусстве русского авангарда.” Леонардо 28, нет. 3 (1995): 193-202.

Йейтс, Стивен. Поэтика космоса: критическая фотографическая антология . Альбукерке: University of New Mexico Press, 1995.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.