Корбюзье архитектор работы: Постройки | Архитектура | Ле Корбюзье

Содержание

Ле Корбюзье — Архитекторы дизайнеры — Дизайн и архитектура растут здесь

Биография

Шарль-Эдуар Жаннере-Гри родился 6 октября 1887 года в швейцарском городке Ла-Шо-де-Фон в семье часовщика-эмальера. 

С детства молодого Шарля привлекали изобразительные искусства и он поступил в Школу искусств в Шо-де-Фоне на курс Шарля Леплатенье, его преподавателем архитектуры был Рене Шапалла, который сильно повлиял на раннее творчество. С момента поступления в школу он начинает самостоятельно заниматься ювелирным делом, создает эмали и гравирует монограммы на крышках часов.

В юности он старался покидать провинциальную атмосферу родного города и путешествовал по Европе. В сентябре 1907 он предпринял первую поездку в Италию, затем через Будапешт в Вену, где он остался на четыре месяца и познакомился с Густавом Климтом и Йозефом Хоффманом. Затем в 1908 году он едет в Париж, где находит работу в офисе Августа Перре, французского пионера в области армированного бетона. Все эти поездки повлияли на него и начал вырабатываться собственный архитектурный стиль. Между октябрем 1910 и мартом 1911 он работал под Берлином на известного архитектора Питера Беренса, где возможно встречался с Людвигом Мис ван дер Роэ и Вальтером Гропиусом. В то время он посетил Дом престарелых и монастырь при нем в долине Эма и это сильно сказалось на его жизненной позиции. Отныне он стал считать, что все люди должны иметь возможность жить тихо и спокойно, как монахи в своей обители. 

Позже, в 1911 он совершил поездку на Балканы и посетил Сербию, Болгарию, Турцию и Грецию, вернулся он с примерно 80 блокнотами, полными набросков того, что он видел, в частности Парфенона. Его формы он затем будет восхвалять в своей книге «К архитектуре».

Во время Первой мировой войны Ле Корбюзье преподавал в своей родной школе искусств в Швейцарии и вернулся в Париж лишь когда война была окончена. За эти четыре года в Швейцарии он работал в области теоретической архитектуры, используя современные техники. Среди прочего был проект Дом-ино Хаус – модель, предлагающая открытый план, состоящий из бетонных плит, поддерживаемых минимальным количеством железобетонных колонн по краям.  Этот дизайн стал основой для большинства его сооружений на ближайшие 10 лет. 

Вскоре он начал свою собственную архитектурную практику, вместе со своим кузеном Пьером Жаннере. Это сотрудничество продлилось до 1950-х, с перерывом на годы Второй мировой войны.

В 1918 году Ле Корбюзье познакомился с художником-кубистом Амеде Озанфаном, в котором нашел родственную душу. Озанфан сподвиг его на живопись и они начали сотрудничать. Отбросив кубизм как иррациональный и «романтический» они опубликовали свой манифест «После кубизма» и основали новое художественное движение, пуризм. Озанфан и и Ле Корбюзье учредили журнал L’Esprit nouveau (Новый дух).  

В первом выпуске журнала в 1920 году Шарль-Эдуард Жаннере взял псевдоним Ле Корбюзье (слегка измененная фамилия его деда), под эгидой мысли о том, что каждый может создать нового себя. 

В период с 1918 по 1922 Ле Корбюзье не строил зданий, полностью сосредоточившись на теории пуризма и живописи. А в 1922 году он вместе с кузеном Пьером открыли в Париже архитектурную студию.  В 20-е годы Ле Корбюзье спроектировал несколько вилл,которые принесли ему известность. Почти все они расположены в окрестностях Парижа. Все они являются постройками в модернистском стиле. О Корбюзье заговорили, новая эстетика вилл будоражила умы европейской публики. Наиболее заметные работы — вилла Ла Роша/Жаннере (1924), вилла Штейн в Гарш (теперь Вокресон, 1927), вилла Савой в Пуасси (1929). Все они отличаются простыми геометрическими формами, белыми гладкими фасадами, горизонтальными окнами, использованием железобетонного каркаса. В этих сооружениях Корбюзье применял свой кодекс архитектора — «Пять отправных точек архитектуры».

В 1925 году Корбюзье с Пьером представили «План Вуазен» — предложение по перестройке Парижа. План предусматривал снесение около 240 гектаров старых построек и возведение на их месте восемнадцати одинаковых небоскребов в 50 этажей. В этом и последующих планах Ле Корбюзье предлагал новые планировочные методы, позволяющие повысить комфорт проживания в городах, создать в них зеленые зоны и сеть транспортых магистралей.  

В 1940 году Ле Корбюзье закрыл парижскую мастерскую и перебрался на ферму в Пиренеях. В это время он занимался теоретическими разработками, в частности системы пропорций Модулор, которую затем активно применял в постройках. 

После окончания Второй мировой войны во Франции начались восстановительные работы и Ле Корбюзье участвовал в них по приглашению властей. В частности, им были выполнены планы реконструкции городов Сен-Дьё (1945) и Ла-Рошель (1946), ставшие новым оригинальным вкладом в градостроительство. 

Для Сен-Дьё Ле Корбюзье спроектировал здание мануфактуры Клод и Дюваль (1946—1951) — четырёхэтажный блок с производственными и офисными помещениями, со сплошным остеклением фасадов.  При строительстве мануфактуры Дюваль были применены так называемые «солнцерезы» (фр. brise-soleil) — изобретённые Корбюзье особые навесные конструкции, защищающие остеклённый фасад от прямых солнечных лучей. Впоследствии «солнцерезы» стали своеобразным фирменным знаком построек Корбюзье, где они выполняют одновременно и служебную и декоративную роль.

В 1947 году было начало строительство знаменитой «Марсельской жилой единицы» – многоквартирного дома с полной инфраструктурой, расположенной внутри одного здания. 

В 1950 году Корбюзье начал осуществление самого масштабного своего проекта – новой столицы штата Пенджаб, города Чандигарх. Корбюзье разработал административный центр, жилые кварталы с инфраструктурой, школами, гостиницами. Город строился в течение примерно 10 лет. Непосредственно сам Корбюзье спроектировал Капитолий, административный центр города. Это здания Секретариата, Дворца Правосудия и Ассамблеи. Каждое из них отличается яркой характерностью образа, мощной монументальностью и представляет собой новое слово в архитектуре того времени.

В 50-х и 60-х годах Ле Корбюзье уже пользовался признанной славой архитектурного гения. Он был завален заказами, его имя гремело по всему миру. В это время он построил  несколько сооружений,  которые закрепили его звание европейского архитектора-авангардиста номер один. Это капелла Роншан во Франции (1955), Бразильский павильон в студенческом городке в Париже, комплекс монастыря Ля Туретт (1957—1960), здание Музея западного искусства в Токио (1959).  

Одна из последних крупных работ Корбюзье — построенный в США культурный центр Гарвардского университета, Карпентер-центр визуальных искусств (1959—1962). 

Пять принципов Ле Корбюзье | История архитектуры


Жаннере Шарль Эдуард, он же Ле Корбюзье – знаменитый всему миру дизайнер, архитектор и художник в одном лице. Его знания и труды легли в основу развития европейской культуры в начале 20-го века и продолжают оказывать влияние на тенденции и в настоящее время.

Знаменитый архитектор родился в Швейцарии в 1887 году. В Ла-Шюде-Фон его предки мигрировали из южной Франции еще в 14 веке, и, что примечательно, практически весь род Ле Корбюзье состоял из художников и граверов.

Изначально Женнере Шарль хотел следовать семейным традициям и продолжать дело, передающееся в семье из поколения в поколение, но именно зодчество привлекло его больше всего. Углубившись в этом направлении, Ле Корбюзье начал заниматься этим ремеслом, углубляясь в знаниях.

Все современные источники вещают о безусловном влиянии мастерства французского архитектора на развитие этой отрасли в 20-м веке. Есть один интересный факт – Женере Шарль – это единственный из архитекторов, не имеющий образования по профилю, в котором он показал высокое мастерство.

Основной акцент в своем творчестве Ле Корбюзье делает на совокупности проблем жилища в теории и практике. Первое построенное жилище в 1916 году знаменитым архитектором было внешне без каких-либо причуд и выглядело непримечательно. Особенности были на этапе конструирования: каркас из железобетона, который, впоследствии, использовался Ле Корбюзье в каждом новом сооружении. Каркас постоянно претерпевал изменения, соответствующие для целей архитектора в проектировании новых зданий. Опыт, который французский архитектор приобрел на строительстве домов, прекрасно сочетался с творческим подходом в проектировании новых сооружений.

Все дома, построенные Ле Корбюзье, решают одни и те же проблемы: наделение функционалом и поиск новых решений для связи интерьера и экстерьера.

В современном мире это также успешно применяется – любое пространство здания, при желании, может быть раскрыто в любом направлении, с точки зрения дизайна.

Пять принципов единства архитектуры Ле Корбюзье сформулировал в начале 20-х годов прошлого века, оформленные под название пуризма. Впервые они были опубликованы в «L’Esprit Nouveau» — французском известном журнале и статья имела название: «Пять отправных точек архитектуры». Приемы, описанные в публикации, ранее использовались другими архитекторами, но по отдельности. Знаменитый французский архитектор систематизировал их  и обозначил последовательность их применения на практике. В начале 20-го века новая архитектура была на стадии и формирования и «пять принципов Ле Корбюзье» стали отправным пунктом в творчестве для многих новых архитекторов.

Пять принципов единства архитектуры Ле Корбюзье

1 Столбы-опоры. Этот первый принцип подразумевает, что дом будет приподнят над землей на специальных опорах выполненных из железобетона, причем место под самим помещение может быть использовано для автостоянки. Это не новшество в архитектуре начала 20-го века: Джон Нэш задолго до этого внедрял подобные колонны в проектирование сооружений, а Лабруст, еще в 19 веке, устанавливал чугунные колонны. Женере Шарль немного модернизировал ранее применяемый метод – он армировал балки каркаса, добиваясь переноса всей нагрузки именно на опору.

2 Крыши-террасы. С внедрением новшеств в архитектуре от Ле Корбюзье, наклонные крыши сменились плоскими террасами, на которых можно было расположить сад или комфортную зону отдыха. Такой новаторский подход нашел широкое применение и почтение обычных людей.

3 Свобода в планировке. При использовании столбов-опор из железобетона можно добиться того, что стены больше не будут несущими и внутреннее пространство здания можно смело увеличить. Вместо привычной планировки стало возможным моделировать помещение внутри с помощью перегородок, увеличивая функционал каждого квадратного метра дома. Помимо этого, успешно внедрялись в проектирование криволинейные лестницы, и. такой альянс перегородок и лестниц давал эффект взаимопроникновения внутреннего и внешнего пространств. Это было очень смело и удобно, с точки зрения эксплуатации здания.

Ле Корбюзье стал первопроходцем в возможности моделирования здания свободным и индивидуальным – это основа его термина «свободный план». Такой подход в новом конструировании зданий значительно отличал сооружения, построенные после общепринятой концепции кубизма.

4 Ленточные окна. Применение в проектировании опор и  ненесущих стен стало большим плюсом в выборе форм и размеров окна любой сложности. Оконные проемы можно сделать как лентой, вдоль фасада, так и от угла до угла. Такое новаторское решение значительно изменило облик зданий, построенных по проектам Ле Корбюзье.

5 Свободный фасад. Фасад освобожден от нагромождения опорами – они все внутри дома. Эта особенность дала толчок к творческому подходу в дизайне внешнего вида зданий: стены могут быть сделаны не только из легкого или прозрачного материала, но и принимать любые формы.

Французский архитектор не имел цели канонизировать свои «пять принципов», наоборот, он сам всегда был в поиске новых идей, применение которых на практике вносили бы значительный вклад в развитие архитектуры. Ле Корбюзье всегда говорил: « Архитектура это склад ума»и он подтверждал это своим рвением и преданностью к данной отрасли.

Проектирование зданий по методам французского архитектора можно наблюдать не только в жилых домах – их также можно заметить в промышленных сооружениях. Столбы-опоры нашли широкое применение при строительстве товарных складов, ленточные окна можно наблюдать практически во всех крупных цехах. Наличие у зданий пандусов призвано облегчить взаимопроникновение из внешнего во внутреннее пространство, и наоборот. Все описанные пять принципов проектирования Ле Корбюзье не потеряли своей значимости спустя более 100 лет: в современном мире каждый из пяти аспектов успешно используется и значительно облегчает жизнь нашему обществу.

Архитектурное наследие Ле Корбюзье (ЮНЕСКО)

Одно из творений великого Ле Корбюзье в центре Токио

Промышленная революция XIX века открыла новый мир прочных материалов, которые можно было использовать в строительстве.

Когда стали доступны бетон и арматура, архитекторы получили широкое поле для экспериментов. Развилось новое направление — модернизм, с массивными симметричными формами, функциональностью и минимализмом. Оно повлияло на живопись, скульптуру, музыку и другие виды искусства.

Знаменитый швейцарско-французский архитектор Ле Корбюзье (настоящее имя — Шарль-Эдуар Жаннере-Гри, 1887–1965) стал родоначальником этого движения. Он проектировал здания в Европе, Америке, Японии и Индии. Массивные, гладкие, симметричные бетонные постройки — пример для целого поколения современных архитекторов-бруталистов. Ле Корбюзье предложил принципиально новый взгляд на функциональность зданий и городское планирование.

Среди многочисленных работ архитектора — 17 зданий в семи странах, которые вошли в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Среди них — единственное сооружение, построенное архитектором в Японии: Национальный музей западного искусства в Токио.

 

Национальный музей западного искусства в Токио

  • Прогуляться по территории музея, где стоят статуи Родена
  • Изучить современные работы архитекторов Тадао Андо и Дзюндзо Сакакуры

Архитектурный шедевр в парке Уэно

Национальный музей западного искусства расположен в районе Уэно в Токио. Здесь выставлены 4500 скульптур и картин западных мастеров последних пяти веков. В экспозиции музея есть работы Ван Гога, Сезанна и Моне. Посетителей неизменно впечатляют внешний вид и интерьеры здания, построенного Ле Корбюзье в 1959 году. Музей — прямоугольное бетонное сооружение. Основные функционально-декоративные элементы интерьера — световые люки, балки и пандусы.

Когда коллекция музея стала увеличиваться, Ле Корбюзье нанял помощников — японских архитекторов Кунио Маэкаву, Дзюндзо Сакакуру и Такамасу Ёсидзаку, чтобы расширить территорию. В результате были построены лекционный зал (1964), флигель (1979) и билетная касса (1984).

 

Вокруг здания музея — сад скульптур, где стоят копии работ Родена — в том числе «Мыслитель» и «Врата ада».

Японский ученик Ле Корбюзье

Музей современного искусства в соседнем курортном городе Камакура спроектирован учеником Ле Корбюзье — архитектором Дзюндзо Сакакурой. Здание и прилегающая территория — сочетание стиля учителя с эстетическими представлениями ученика-японца. Музей, где переплетены традиции и современность, — недалеко от самого уважаемого святилища Камакуры, Цуругаока Хатимангу. Любопытно, что здание построили раньше, чем Национальный музей западного искусства, хотя они очень похожи. Сейчас музей закрыт для посетителей, но постройка и сама по себе — памятник современной японской архитектуры.

 

Сакакура семь лет работал под началом Ле Корбюзье и был шеф-архитектором его студии. Потом ученик великого мастера вернулся в Японию, где спроектировал многие известные здания — например, Международный дом Японии и Франко-японский институт. Все они расположены в разных частях страны, так что любители архитектуры могут отправиться в путешествие, чтобы познакомиться со всеми шедеврами.

 

Ле Корбюзье и Тадао Андо

Идеи Ле Корбюзье оказали значительное влияние на архитекторов всего мира, как и идеи других известных зодчих — Фрэнка Ллойда Райта и Людвига Мис ван дер Роэ. Одним из последователей Ле Корбюзье считается современный японский архитектор Тадао Андо. По его проектам построили отель Benesse House на острове Наосима и Церковь Света в Осаке. У Андо нет официального архитектурного образования: он учился всему на практике и много изучал чертежи Ле Корбюзье.

 

Проекты Тадао Андо: Художественный музей префектуры Хёго и Музей дизайна 21_21

Как добраться

Поезжайте от станции Tokyo по линии Yamanote до станции Ueno. Парк Уэно — совсем недалеко.

Как архитекторы корбюзье-ризовали СССР

0
Сергей Никитин:
Главным поводом для проведения нашего круглого стола стало то, что сегодня 125 лет со дня рождения Ле Корбюзье. Второй прекрасный повод состоит в том, что Ле Корбюзье в каком-то смысле сегодня с нами… В лице своих исследователей, учеников и людей, посвятивших, не побоюсь этого слова – хотя Шарло и был бы, наверно, против, – практически всю жизнь изучению этого великого мирового классика.

Жан-Луи Коэн: Всемирного.

Сергей Никитин: Позвольте мне начать с того, почему и как родилась идея этого круглого стола. Она родилась из ощущения, которое у меня сложилось, когда мы в журнале «Московское наследие» работали над темой Тверской улицы. Изучая историю строительства кинотеатра «Россия», мы обратили внимание, что в здании есть цитаты из архитектуры Константина Степановича Мельникова. А именно вот этот, скажем, даже не пандус, а крыльцо, при помощи которого можно попасть сразу на второй этаж. И в этот момент я вдруг осознал, что это едва ли не единственный случай, по крайней мере, из тех, которые я знаю, когда в архитектуре конца 50-х – начала 60-х годов, в архитектуре оттепели вдруг появляются, ну скажем так, не то чтобы даже цитаты, а влияния, какие-то идеи из архитектуры русского авангарда. И в тот же самый момент вышел очередной текст Омара Селимовича Хан-Магомедова, в котором он рассуждал о том, как Хрущев в одной из своих речей очень четко предостерег от возврата к конструктивизму и указал дорогу к освоению новой архитектуры – и таким образом шанс вернуться в 60-х, 50-х, 70-х годах к изучению и к разработке тем, сюжетов и идей русского авангарда в России был утрачен.

Насколько это действительно произошло, или это несколько утрированное видение со стороны? Я решил, что нам нужно по этому поводу собраться. И люди, которые сегодня сидят за этим столом, либо строили, либо учились, либо много писали и думали об этой архитектуре. И я думаю, что у нас не будет никакого специального порядка, и те, кто начнут, те начнут. И кто же начнет? Пожалуйста, Анна Броновицкая.

Анна Броновицкая: Когда я услышала, что тема повернулась таким образом, у меня, конечно, немедленно стали возникать протесты. Потому что, например, в кинотеатре «Россия» помимо этого крыльца  есть еще сильно вынесенная консоль. Эта консоль кочует по советской архитектуре 60-70-х годов в очень большом количестве. Кроме того, сегодня Жан-Луи на лекции показал еще один пример, вариант дания Центросоюза архитектора Леонидова, и отметил тот факт, что это практически готовый проект гостиницы «Юность» – одного из знаковых сооружений эпохи оттепели. Но это один аспект.

Другой аспект: достаточно трудно отделить влияние Ле Корбюзье от влияния русского авангарда. Потому что влияние Ле Корбюзье на русский авангард было совершенно огромно. И он всегда воспринимался во многом именно через наш российский опыт. Конечно, были и другие западные архитекторы. Мис ван дер Роэ тоже очень-очень на многих повлиял, и Гропиус, и Луис Кан.  Но «Лекорбюризация» СССР, как это было сформулировано, тем не менее действительно имела место – это факт.

Но, мне кажется, был еще один важный психологический аспект.

Все-таки все советские архитекторы, пережившие сталинский период и потом вновь получившие возможность делать современную архитектуру, они все жертвы насилия.
И мне кажется, что в Ле Корбюзье видели еще такого героя, ну, состоявшегося архитектора, да? В нем видели ту судьбу, которая могла бы быть. Ведь Корбюзье пережил оккупацию Франции, но все равно он развивался все-таки без таких значительных травм, как пережил, там, не знаю, Веснин, или Леонидов, или многие другие наши архитекторы. И его любили еще вот за, может быть, эту свою несостоявшуюся судьбу.

Сергей Никитин: Несостоявшуюся?

Анна Броновицкая: Ну да. Что у всех у наших судьба была поломанная. И они в нем видели, как бы оно могло быть, если бы их так не мучили, если бы их не заставляли делать нечто, противное их желанию.

Сергей Никитин: То есть они видели в нем успешного архитектора, прежде всего? Значительно более успешного?

Анна Броновицкая: Ну, в значительно большей степени состоявшегося, да.

Евгений Асс: Я прожил эту историю «Корбюзьеризации», как это здесь сформулировано. Во-первых, через своего отца, а во вторых, через самого себя. И я хотел бы вам показать несколько слайдов, которые, на мой взгляд, может быть, несколько по-иному оттенят то, о чем говорила Аня. Потому что это – очень личная история, это, как сказала Аня справедливо, перелом…

Эта история начинается с портрета моего отца, который рисует проект восстановления Воронежа в 1947 году. И вы видите, что он рисует…  Вы видите, что он рисует, да? И на следующей картинке вы увидите…  Вы увидите дом, который он построил в 1947 году, в котором мы живем до сих пор. Этот дом вполне отвечает общей направленности социалистического реализма… Социалистическое по содержанию, национальное по форме. Здесь использованы, как говорил сам отец, некоторые традиции Нарышкинского барокко. И первоначально этот дом проектировался, как красный с белыми деталями, но потом превратился целиком в серый. А теперь картинка, которая сделана 8 лет спустя. Всего лишь 8 лет спустя после того, что было сделано в 1947-м. И если это не… Если это не Ле Корбюзье, то что это?

Сергей Никитин: Николаев.

Евгений Асс: Это очень интересно обсуждать, конечно, какие были влияния на поколение моего отца в 58 году, но меня интересует более общий вопрос. Что произошло в 58-м году такого, ведь книг Ле Корбюзье не было, публикаций не было.

Жан-Луи Коэн: Конечно.

Евгений Асс: Каким воздухом дышали тогда архитекторы, очень трудно представить себе. Журнал L’Architecture d’aujourd’hui , его переводной вариант, стал выходить через 5 лет после этого. Но уже в 58-м все архитекторы все знали. Вот, простите, Саша Павлова не даст соврать, хотя она тогда еще не родилась. Леонид Николаевич Павлов уже тоже знал про все. Но дело в том, что Леонид Павлов был все-таки человеком «культмассовским» и знал истоки, а мой отец был человеком из Петербурга, из Академии Художеств, и воспитан был на лучших традициях петербургского зодчества. Каким образом вот это все проникло в Россию и стало такой ясной и точной, я бы сказал, очень качественной репликой архитектуры, на мой взгляд, очень близкой к Ле Корбюзье – это, мне кажется, задача для историков и для теоретиков. Можно следующий слайд? Это примерно из того же времени картинка, и мне кажется, что здесь отец точно не знал, что существовал проект Чандигарха. К этому моменту он только-только начинал формироваться. Но композиционные отношения, на мой взгляд, вполне претендуют на какую-то преемственность и взаимосвязь с проектом Чандигарха. Дальше, пожалуйста. Детали – это немного более поздний проект, скажем так, периода начала 60-х годов, но, на мой взгляд, тоже очень-очень близко к первоисточнику. Вот здесь, мне кажется, очень интересен колористический подход, который, конечно, не связан напрямую с Ле Корбюзье, но сама по себе идея поликолористического фасада в панельном домостроении, мне кажется, исключительно интересна .И это – проект конца 50-х годов, это для 10-го квартала Новых Черемушек. И здесь, на мой взгляд, влияние Ле Корбюзье абсолютно безусловно.

Жан-Луи Коэн: Конечно!

Евгений Асс: Хотя еще раз повторю: никакой информации о Ле Корбюзье не было. Где, из каких источников они ее черпали? Какие флюиды проникали сюда, мне до сих пор непонятно. Следующий слайд – это купальня в санатории в Архангельске, 61-й год. Тут можно спорить, что это: Ле Корбюзье или Нойтра. Но то, что это относится к традиции, конечно же, западноевропейского авангарда в большей степени, чем к русскому конструктивизму, сомнения никакого нет. Русский конструктивизм такого типа сооружений не предлагал, это совершенно другая традиция. Дальше мы видим корпус в санатории Архангельска. Это 62-й год, здесь видны вот эти мощные бетонные консоли, которые поддерживают балконы, которые тоже очень близко, на мой взгляд, роднят эту архитектуру с Ле Корбюзье. И дальше главная постройка моего отца – это военный госпиталь в Красногорске, который вообще претендует на международный центр, типа ООН…

Жан-Луи Коэн: Типа ЮНЕСКО, я сказал бы.

Евгений Асс: Типа ЮНЕСКО, да, это такая патетическая архитектура, которая к госпиталю имеет слабое отношение. Но сама по себе мощь высказывания, мне кажется, очень важна. Да, и здесь, конечно, тоже влияние Ле Корбюзье, на мой взгляд, очень сильно.  

А вот это семейный плакат, который отец сделал к своему 50-летию. И здесь, если это не было каким-то уж совсем странным совпадением, рука, знаменитая рука из Чандигарха как-то оказалась на семейном плакате нашего дома, это такая же загадка, вот, как и все предыдущие. Ну и, наконец, последний слайд. Это мой проект на 2 курсе, 65-й год. Я думаю, что в 65-м году влияние Ле Корбюзье было чрезвычайно сильным, это был год его смерти. И для всех нас это был страшный удар, мы тогда с огромным пиететом и с огромным вниманием относились к Ле Корбюзье.

Я думаю, что никто из архитекторов того времени не мог соперничать с ним по уровню влияния на нас в институте.
Я очень хорошо помню дипломные проекты моих нынешних друзей и коллег, которые старше меня ненамного, на 3-4 года. Я помогал делать диплом Александру Скокану, который был точным воспроизведением церкви Сен-Пьер ди  Фирмини. Диплом Бокова, который был один к одному скопирован с Чандигарха и так далее, и так далее. И мы все находились под невероятным влиянием: сейчас уже даже трудно поверить, что кто-то может оказывать столь сильное влияние на студентов в архитектурных вузах.

Сегодня уже, возможно, не все помнят, но первая выставка Ле Корбюзье в России состоялась в 1965 году в библиотеке московского Архитектурного института. Ее сделали несколько человек под руководством ныне, к сожалению, уже покойного Бориса Мухаметшина, который был вскоре после этого исключен из МАрхИ.

Мы перефотографировали из шеститомника Ле Корбюзье объекты, сделали копии, окантовали их и развесили в библиотеке.
Шеститомник был в библиотеке, это был тогда единственный, по-моему, шеститомник во всей России. Кто знает, о чем идет речь, это знаменитая публикация Ле Корбюзье: по-моему, 5-й том вышел в 64-м году – Жан-Луи меня поправит. Еще при жизни, а шестой том вышел, по-моему, после смерти.

Жан-Луи Коэн: Восьмой, восьмой. Всего восемь.

Евгений Асс: Восьмой, всего восемь, да, было… В шестом томе был Цюрихский павильон, от которого…

Жан-Луи Коэн: То был седьмой.

ЕА: В седьмом был? Да, вы знаете, конечно, лучше, я забыл, в каком томе был Цюрихский павильон, но для нас это был невероятно важный и единственный доступный источник. Вот тогда, собственно, и состоялась первая важная дискуссия о Ле Корбюзье в рамках студенческого научного общества. Это был 1965-й год. Как раз тогда появились Team-X – и мы страстно обсуждали дискуссию между Ле Корбюзье и Team-X. Напомню, последние выступили на конгрессе CIAM в Дубровнике с критикой старшего поколения. И в том числе и самого Ле Корбюзье. То есть это был если не раскол, то важная веха. Сейчас трудно представить себе, что эта тема  вообще кого-то могла заинтересовать. Такой драматургии, мне кажется, сегодня уже нету в архитектурном мире. Когда происходят такие мощные, при том что это не конфронтация, это не революция. Но это очень сильный дискурс, это очень мощное дискурсивное поле, которое, как ни странно, было замечено в московском Архитектурном институте в 1965 году.

Это все о том, как Ле Корбюзье присутствует в моей жизни. Можно еще много об этом говорить, поскольку это человек, которого в общем-то, я его как дедушку примерно представляю себе. Сейчас я благодарю Жану Луи за то, что он показал эту выставку в Москве. Впервые увидев все живописные полотна Ле Корбюзье, я вспоминаю, как мы тренировали руку на рисовании этих специфических кривых, которые умел делать Ле Корбюзье. И это было высшим пилотажем в нашей студенческой практике – рисовать так.

Ле Корбюзье рядом с моделью виллы Савой в Музее современного искусства, Нью-Йорк, 1935. Фотография из книги «Ле Корбюзье» Жана-Луи Коэна (издательство Taschen)

Жилой комплекс в Марселе, 1946-1952. Фотография из книги «Ле Корбюзье» Жана-Луи Коэна (издательство Taschen)


Анна Броновицкая: Можно я? Я прошу прощения, что так скоро опять завладела микрофоном, но дело в том, что есть другая личная история, с которой я совершенно недавно познакомилась, и мне кажется, что она чрезвычайно важна.

Наверняка кто-то знает павильон «Газовая промышленность» на ВДНХ. На мой взгляд это очень яркий корбюзьенизм, потому что это советская версия капеллы в Роншане.

Нотр-Дам-дю-О в Роншане, 1951-1955

Павильон «Газовая промышленность» на ВДНХ. Фотография Юрия Пальмина для выставки «Неизвестная ВДНХ», 2012


Это 1967-й год. Очень пластичная вещь. И буквально на днях я ходила в гости к основному автору этого павильона. Это Елена Владиславовна Анцута. Ей сейчас, если не ошибаюсь, 87 лет. И я ее спросила: кем и чем был для вас Ле Корбюзье? Она ответила совершенно просто: «Ле Корбюзье – мой Бог». Четко и без всяких экивоков. Она закончила московский Архитектурный институт, все тот же самый, в 48 году. В 48-ом. Я спросила ее, а когда она, собственно говоря, узнала о существовании архитектуры Ле Корбюзье и каким образом это произошло. Она говорит: ну как, я же училась у Павлова. Леонид Николаевич возил нас в библиотеку, показывал нам объекты, мы все это знали. Так что даже в самые нелегкие сталинские годы существовало… Ну, некий такой архитектурный андеграунд. Потом, когда она закончила МАрхИ, ее стали распределять куда-то под Новгород. И внутри института тут же заработала сеть поддержки, чтобы спасти девочку, родителей которой репрессировали в 1938 году. И ее привели в мастерскую Александра Веснина. Точнее, привели к нему домой, потому что Веснин не выходил из дома, ему очень не нравилось все, что творится вокруг. Он с ней побеседовал, она была способная, но еще потому, что она пострадала от советской власти, ее хотели защитить, и она была принята в мастерскую. И она рассказывает, что, конечно, они все, в общем-то, сохранили эти идеалы своей молодости, у них всех было представление о том, что такое современная архитектура.
Совершенно очевидно, что они ждали того момента, когда можно будет эту архитектуру делать.
Вот этот павильон «Газовая Промышленность». Вот он сразу после постройки, это кадр автора. А вот это – замечательная картинка. Нарисованная от руки. Цифры рядом – это перевод измерений Модулора в метрическую систему. И эта таблица сделана Степаном Христофоровичем Сатунцом, очень известным, популярным профессором МАрхИ и мужем Елены Анцута. И, соответственно, это тоже был один из людей, который любовь к Ле Корбюзье пронес через сталинские годы. И, мне кажется, именно благодаря этой андеграундной традиции все-таки и стало возможно такое быстрое возвращение. Это такая живая нить. И мне кажется, что она связывает корбюзьеанство послевоенное с довоенным.

И, кстати, возвращаясь к таблице – если можно, еще один маленький побочный сюжет. Два слова о связях Корбюзье с Россией. Дело в том, что русский авангард весь строился, проектировался изначально в традиционной русской системе мер. Они антропометрические. Да, как известно, все эти сажени и производные все основаны на делении человеческого тела. Да, и русским авангардистам приходилось уже в процессе строительства пересчитывать сажени и вершки на метры. А потом Ле Корбюзье разрабатывал собственную систему, как бы возвращаясь к той же антропометрической системе мер. На этом я передаю микрофон.

Сергей Никитин:
Спасибо большое. Мне хотелось бы задать вопрос всем присутствующим: как получилось, что именно Корбюзье стал предметом вот этого культа и андеграундного отношения? Я не могу себе представить, что в подобной роли, например, мог оказаться Гропиус, или Мис, или Кан.

Почему именно Корбюзье получил этот романтический ореол, который в то время был столь нужен для того, чтобы стать культовым персонажем?
Анна Броновицкая: Ну это как раз тот эффект, о котором говорил Жан-Луи, что Ле Корбюзье был поэтичным художественным архитектором. Традиция Баухауза, например, гораздо более рациональна. Мне кажется, дело в этом.

Жан-Луи Коэн: Он был не только автор, он олицетворял собой образ Архитектора.

Вообще мне бы хотелось немножко поговорить не столько о Корбюзье, сколько о корбюзьенизме в целом. Корбюзьенизм начинается практически параллельно к работе Корбюзье. Имитации Корбюзье начинаются практически в середине 1920-х.

Я считаю, что можно идентифицировать
5 вариантов, или 5 этапов корбюзьенизма.
Первый этап – это ранний корбюзьенизм. Я сказал бы, что это корбюзьенизм без Корбюзье. Его мы, например, видим в здании Наркомфина Гинзбурга – это элемент языка Корбюзье. Это очень интересный, парадоксальный пример, Гинзбург использует опорные столбы Корбюзье. Но в то время сам Корбюзье работает над проектом Центросоюза без опорных столбов.

После приезда Корбюзье, после проекта Центросоюза здесь развивается второй корбюзьенизм. Или, как говорили, писали тогда – корбюзьеанство. Это была очень негативная характеристика – звучало как «троцкизм». А дальше начались имитации, строительство зданий «под Корбюзье». Например, электротехнический трест с пандусом типа Центросоюза строится еще до окончания самого Центросоюза. И я сказал бы, что во первом и во втором корбюзьенизме есть определенный уровень бу-кваль-но-сти, если так можно сказать. Это буквально элементы и Корбюзье.

Третий корбюзьенизм – это корбюзьенизм 1950-х. Это уже маньеристический корбюзьеонизм.
Вы знаете, что такое маньеризм? Это очень трудное понятие для истории искусств. Маньеризм – это, например, архитектура Микеланджело по отношению к архитектуре Браманте или Альберти. Это использование классических элементов, развитие одного языка, но с другими пропорциями. И в этом смысле очень интересно сравнить русские проекты с японскими, американскими, испанскими проектами того же времени. К этим третьим корбюзьеонистам принадлежит работа таких знаменитых и отличных русских архитекторов, как Леонид Павлов, или, например, Остерман. И ранний Меерсон, Дом на Беговой, например.

Андрей Меерсон. Дом на Беговой. Фотография synthart.livejournal.com

Четвертый и пятый корбюзьенизмы еще не существовали в России.
Четвертый корбюзьенизм – это теоретический корбюзьенизм Питера Айзенмана или Джона Хейдука. Это очень интересная, интеллектуальная работа американских архитекторов и критиков. Но этот теоретический, критический корбюзьенизм – анализ, очень четкий анализ методики и значения методики Корбюзье в России не существовал. А пятый – это развитие анализа и критики современного города, например, у Рема Колхаса, который не просто имеет Корбюзье в виду, но ведет себя, как Корбюзье, только в эпоху масс-медиа. Это – дух критики Корбюзье, который был и историком, и критиком, и теоретиком, а не только Творцом.

Александр Павлова: Благодарю вас за то, что вы вспомнили моего отца. Леонида Павлова. Евгений Викторович сказал, что Корбюзье был как дедушка. Я буквально с рождения помню знаменитый портрет Корбюзье, на котором он поднимает очки. Он всегда висел у нас в гостиной. Рядом была фотография папы, который точно так же поднимал очки. То есть даже в этом жесте он как-то стремился быть покорным. И Корбюзье существовал как некая истина для него, наверное.

Я могу ошибаться сейчас, но мне кажется, что сначала проект Центросоюза разрабатывался в мастерской Весниных. И именно в тот период папа работал у них. Есть даже фотография, где они вместе с Корбюзье склоняются над общим столом в чистой зале, рассматривают проект. Проект этот потом еще раз появился в его жизни – незадолго до его смерти его мастерская делала реконструкцию дома. Но как-то это потом все сошло на нет, потому что начались новые коммерческие времена, и проект ушел в чьи-то другие руки.

Меня поразила выставка, я благодарю вас за выставку. Несколько лет назад мы делали с Анной Броневицкой, которая была куратором, выставку Леонида Павлова, посвященную его столетию. Она была сделана на удивление по тому же принципу. Была живопись, были макеты и были чертежи. И макеты были белые, может быть, другого масштаба чуть-чуть. И меня это совпадение совершенно поразило. Поразило и то, что они шли как бы от одного – от живописи. Живопись была у них очень разная и очень эмоциональная. Но именно 1964-66-е годы оказались посвящены живописным работам. И это живопись-архитектура, это удивительно. Больше такого этапа в его творчестве, творчестве не было.

Еще меня поражает тот факт, что первая серьезная постройка Корбюзье – дом в центре Москвы.

Это удивительно, потому что Павлов всегда говорил: «Архитектор может существовать только при рабовладельческом или социалистическом строе, где важен пафос и масштаб».
Сергей Никитин: Готовясь к этому круглому столу, я связался с Феликсом Новиковым, по совету как раз Александры, он сказал, что отцами послевоенной архитектуры стоит считать в несколько меньшей степени Кана и Миса, а в несколько большей степени Корбюзье и Хрущева. Я хотел бы попросить Евгения Викторовича рассказать про один очень интересный эпизод, связанный с текстами Хрущева и Корбюзье.

Евгений Асс: Да. Но прежде я хочу поправить все-таки. Кан появился в истории мировой архитектуры в конце 60-х годов, или уж по крайней мере, в середине 60-х с первыми своими постройками. Хотя он был уже в возрасте, но как знаменитый архитектор он состоялся в середине 60-х. Значит, в 50-е его точно никто не знал. Да и он сам себя не знал, строго говоря.

Жан-Луи Коэн:: Даже в Америке его не знали.

Евгений Асс: Теперь то, о чем меня просит Сергей. В 1993 году, когда я делал выставку «Московский архитектурный авангард» для Art Institute in Chicago, я внимательно изучал документы знаменитого всесоюзного совещания строителей 1954 года. Это произошло задолго до XX съезда партии, на котором был разоблачен культ личности Сталина, но именно тогда, в 54-м году, критике впервые была  подвергнута одна из главных сталинских мифологем – о том, что архитектура и строительство должны патетически воспевать торжество социализма. Так вот, на меня произвело очень сильное впечатление выступление самого Хрущева. Очевидно, его речь была подготовлена какими-то помощниками из области строительства.

Меня поразило, что несколько фраз из выступления Хрущева почти слово в слово повторяют фразы из книги Ле Корбюзье «Vers une l’Architecture», почти слово в слово о том, каким должно быть социалистическое градостроительство.
Видимо, когда в 54-м году готовилась реформа всей архитектурно-градостроительной и строительной практики в Советском Союзе, необходимо было опереться на какие-то базовые документы. Понятно, что клевреты Хрущева вряд ли могли сочинить сами какие-то важные постулаты, на основании которых можно было  реформировать всю советскую строительную индустрию. Они воспользовались готовыми клише. Эти клише были заимствованы из Ле Корбюзье. Это гипотеза, но, на мой взгляд, почти неопровержимая. Переведена же у нас была книга Корбюзье под названием «Планировка города». Ну, и были несколько статей, которые так обрывочно появлялись на русском языке. Больше ничего не было. Значит, работала большая команда каких-то там ребят в Госстрое, которые готовили для Хрущева новый текст, на основании которого и было сделано постановление о борьбе с излишествами, о переходе на новую систему архитектуры. Это было заимствовано у Ле Корбюзье. Мое предположение. Жан Луи меня опровергнет.

Жан-Луи Коэн: Да-да, это верно. Но надо смотреть шире. Одно дело, кто писал Хрущеву речь. Одним из таких людей был Георгий Градов, который написал письмо в ЦК. Градов был сторонником Корбюзье. Я с ним встретился в начале 70-х, Градов имел большое влияние. Может быть, эти фразы из Корбюзье и шли через Градова, но важно учитывать и другие обстоятельства.

Дело в том, что самое важное влияние на советское градостроительство оказали немцы.
Например, Эрнст Май, который возглавлял строительство Франкфурта на Майне и который был в Москве в период с 1930 по 1934 годы. Или, например, Курт Майер, который был главным архитектором Кельна в то время. Они все разрабатывали генпланы для Москвы и именно они придумали «экспериментальное» панельное строительство в Германии. Они во многом и стали теми людьми, которые определили нормативы градостроительства в России.
И они были противниками Корбюзье.
Корбюзье все время боролся с ними внутри СИАМа и на интернациональных и международных съездах архитекторов.

Сергей Никитин: А в чем суть их разногласий?

Жан-Луи Коэн: Корбюзье использовал понятие функции, но больше всего метафорически… А немцы были за индустриализацию и стандартизацию строительства. Компьютер использовали, потому что это были модные лозунги: стандарты, индустрия и промышленность.

Сергей Никитин: Мне кажется, что у нас дискуссия такая получилась с мемуарами и профессиональными уточнениями. А мне-то вот, как журналисту, наверно, интереснее всего было бы поговорить о влиянии Корбюзье скорее, там, на массовое, что ли, сознание. Этой весной со студентами Высшей школы экономики мы писали интересные работы: моя мысль была в том, чтобы взять московские объекты 60-х, 70-х, 80-х годов и посмотреть на них глазами, ну вот, 20-летних студентов, которые как-то, может быть, я надеялся, увидят в этих объектах чистоту и красоту, которая была, скажем, 20 лет назад нам не вполне внятна, да? И я очень надеялся, что студенты откроют мне глаза на эту архитектуру и что-то такое расскажут. Студенты, нужно сказать, очень мучились, выбирая себе объекты, и во многих работах основная аргументация в итоге свелась к тому, что «ну, это же практически Корбюзье». То есть шла речь о хореографическом училище, о «Доме на ножках» Меерсона или о Новом Арбате. А вся оценка в итоге опиралась именно на Корбюзье – похоже на Корбюзье, или не похоже на Корбюзье. Получилось, что дальше уже можно было не размышлять, не обсуждать: Корбюзье – лучшее мерило ценности и прекрасности, к которому достаточно все аргументировано свести, и тогда, значит, окажется, что это хорошо. Жан-Луи об этом же все время говорит – мы постоянно сводим к Корбюзье всю архитектуру. Вот и у Григория Ревзина была статья, в которой он повесил на Корбюзье всю ответственность за модернизм XX века. И меня это с одной стороны страшно смущает, а с другой стороны, я понимаю, что именно в этом и есть исторический закон, когда одна фигура стянула на себя все возможные нити и, так сказать, держит их в руках.

Евгений Асс: Я просто хотел отреагировать на вопрос о том, правда или нет, что все тогда поголовно увлекались Корбюзье. Могу сказать, что, в самом деле, в МАрхИ в 60-е годы встречались и поклонники Мис ван дер Роэ. Но есть одна особенность в архитектуре Мис ван дер Роэ, которая делала его мало приемлемым для студенческого проектирования. Дело в том, что проекты «под Миса» не имели той изобразительности, которая приветствуется в МАрхИ. И поэтому они были провальны по определению.

Московский Архитектурный институт всегда апеллировал к большой изобразительности.
И второе – архитектура Миса ориентировалась на высокие технологии, которые в советское время были просто невоспроизводимы. Некая грубовато – приятная брутальность Ле Корбюзье была гораздо легче воспроизводима, чем изысканная технологичность Мис ван дер Роэ. Поэтому он не мог прижиться вполне. И все, что было сделано в подражание Мису, выглядело просто ужасно.

Елена Гонсалес: За Миса мне очень обидно. Я думаю, что когда-нибудь будет у нас и его юбилей, и тогда мы Миса помянем хорошим словом.

А вот к вопросу о том, почему Корбюзье все знают, мне кажется, что это такой вывих сознания «поколения «Афиши».
Или какое издание первое начало делать подборки в духе «10 мест, которые вы должны посетить», «5 вещей, которые должны знать»? И вот 5 правил Корбюзье – это легко запомнить, и вроде как выглядишь образованным человеком. С Мисом и прочими можно гораздо больше и дольше перечислять. Там уже дефиниция, оттенки серого, то есть там надо обладать неким интеллектом, неким образованием, неким пониманием. Иными словами, Корбюзье проще поддается популяризации. И, конечно, гений Корбюзье в том, что он умел эффектно рисовать. Он умел эффектно делать вещи, которые были не бессмысленны. Любая его завитушка, которая так эффектна, всегда увязана у него с глубокой мыслью. То есть этот человек был интеллектуал и одновременно артист. Вот как, знаете, говорят, что режиссер должен быть умным, а артисту это необязательно, артист, наоборот, чем непосредственнее, эмоциональнее, раскрепощеннее, тем лучше. А вот Корбюзье как-то умел сочетать эти вещи. То есть он был, конечно, очень умен как режиссер пространства. И при этом был совершенно непосредственно раскрепощен как художник. Очень показательна в этом смысле его живопись, которая представлена на выставке. Корбюзье, возможно, и  не великий живописец, но вот та гармоничность, та органичность, с которой его живопись сочетается с его же архитектурой и взаимно усиливает друг друга. Это очень умная живопись. Я думаю, что подобное непосредственное восприятие больше характерно молодым, когда вот романтизм, порыв, хочется чего-то прекрасного, эффектного, – а Корбюзье смог пронести это через всю жизнь.

Сергей Никитин: Спасибо, Лена. И большое спасибо Ле Корбюзье. Совершенно чудесно, хотя, кажется, появилось еще больше вопросов, чем было, и мы уже вряд ли успеем сегодня в них разобраться. Но прежде чем попрощаться, я хочу предоставить слово Андрею Миронову, автору книги о Ле Корбюзье, который сегодня тоже здесь с нами. Из московского Университета.

Андрей Миронов: Я очень благодарен, что мне дали возможность выступить. И хочу показать вам книгу, которая является первой за 40 лет в России, написанной о Ле Корбюзье. И это единственная книжка, в которой на русском языке рассказывается обо всем творчестве Ле Корбюзье, правда, критически. К сожалению, очень часто возникает ситуация, когда, глядя на великого человека, мы превращаем его в Бога. А мне кажется, что те недостатки, которые были у Ле Корбюзье, не менее интересны, как, кстати, недостатки любого великого человека. И о них не надо забывать. Потому что всегда есть оборотная сторона луны. Многие приемы Корбюзье начинают заимствоваться людьми, которые учатся на его архитектуре и считают, что если архитектура хорошая, то ее можно бесконечно повторять. Очень характерный пример – дома на сваях, которые в России были построены в большом количестве. И не только в России. К сожалению, архитекторы, заимствовавшие этот прием, не поняли самую важную идею Ле Корбюзье, зачем строить дома на сваях. Дело не в красоте, дело не в особой эстетике, которую Ле Корбюзье навязывал.

При помощи создания домов на сваях он собирался построить целый город, в котором раз и навсегда была бы решена проблема транспорта.
В случае, если мы строим дома на сваях, мы обладаем возможностью проводить транспортные пути в любом нужном нам направлении, расширяя их практически неограниченно. Этого не понял никто из архитекторов, которые построили эти глупые домики на сваях. Самому Ле Корбюзье реализовать этот замысел полностью тоже не дали.

И еще мне сегодня утром пришла в голову такая интересная мысль: а что было бы, если бы Ле Корбюзье был только  философом, только теоретиком архитектуры, если бы он ничего не построил? Если бы он оставил нам только свои тексты. Вот мне кажется, что тогда архитектура была бы гораздо интереснее. Ведь есть у нас Гинзбург, например, который построил здание Наркомфина, придумывая, повторяя Ле Корбюзье, реализуя его идеи, не дописанные в тексте, не видя их никогда, восстанавливая их в своем сознании. Это было не подражание. Это было именно развитие идей Корбюзье. А если просто брать цитаты, архитектурные уже, имеется в виду, не текстовые, это развитию архитектуры не способствует. Спасибо.

Жан-Луи Коэн: Я благодарю Андрея Миронова за то, что он написал эту книгу. Вообще это большой скандал, что в России совсем нет книг о Корбюзье. Я жду от вас, от вашего поколения критической оценки и перепечатки важных книг Корбюзье. Еще много их можно перевести и издать здесь.

Сергей Никитин: Спасибо, друзья, я хотел поблагодарить, во-первых, клуб «Петрович», а, во-вторых, всех тех, кто сидит здесь, за столом. Перечислю еще раз: Елена Гонсалес, Анна Броновицкая, Жан-Луи Коэн, Евгений Асс, Александра Павлова.

Ле Корбюзье: За кулисами восьми зданий модернизма

2. Вилла «Ле Лак»

О проекте
Место: Сорсо, Швейцария
Год строительства: 1923
Кто здесь жил: Жорж Эдуар Жаннере и Мари Шарлотт Амели Жаннере-Перре, родители архитектора
Основные характеристики: При строительстве виллы учтены три (из пяти) принципов новой архитектуры, провозглашенные Ле Корбюзье. А именно — крыша-терраса, свободный план и ленточные окна

Ле Корбюзье построил второй дом для родителей в швейцарском городе Корсо, после того как была продана первая вилла, законченная в 1912 году. Она была слишком вытянутой формы и оказалась недостаточно практичной для пожилой пары. Бюджет на строительство нового здания оказался ограниченным — он состоял из денег, которые удалось выручить на продаже первого дома. Впрочем, новый владелец так и не выплатил их семье до конца. Несмотря на это, Ле Корбюзье удалось создать здание, которое, как принято считать сегодня, заложило основы новой архитектуры.

В отличие от других зданий, к которым архитектор возвращался очень редко, Вилла «Ле Лак» со временем видоизменялась. Ле Корбюзье часто приезжал в дом родителей, чтобы привнести небольшие улучшения. «Вилла расположена в четырех метрах от берега озера, и в ней есть подвал. Год за годом поднимающийся уровень воды в озере «вытолкнул» подвальное помещение, и здание развалилось на две части, — рассказывает Патрик Мозер, хранитель виллы «Ле Лак». — Ле Корбюзье решил проблему, установив соединение, позволявшее расширять пространство и “дышать” вилле. Южный фасад архитектор отделал алюминием, чтобы скрыть трещину, проходившую по стене, и избежать “эмоционально-визуального эффекта”».

Павловния в саду виллы
Архитектор хотел во что бы то ни стало посадить в саду родителей павловнию. Это дерево, как правило растущее на Дальнем Востоке, расцветает в мае. «Время цветения было очень важным, так как Ле Корбюзье хотел спроектировать сад с растениями, которые цветут в разные сезоны», — объясняет Патрик Мозер. Ту павловнию срубили в 2012 году — к тому моменту дерево стояло высохшим уже 6 лет. «Мне хотелось что-то сделать из ствола этого дерева, и я подумал о карандашах для архитекторов, однако древесина была слишком легкой, — рассказывает хранитель. — Студенты школы искусств Лозанны засняли процесс рубки павловнии, а итальянская компания Cassina вместе с дизайнером Хайме Айоном сделала несколько объектов из ее древесины».

На этом история с павлонией могла бы закончиться, если бы 4 месяца спустя не обнаружили, что ветка дерева пустила корни в стене дома. И через какое-то время новый росток высадили в саду виллы — на месте старого дерева.

Ле Корбюзье — швейцарский гений архитектуры — SWI swissinfo.ch

  • Особняк «Villa Savoye», г. Пуасси (Poissy), Франция, 1928-31 гг. и сегодня выглядит слово космический корабль пришельцев. akg-images
  • Особняк «Villa Savoye», г. Пуасси (Poissy), Франция, 1928-31 гг. Терраса на крыше была расписана мексиканским художником Сантьяго Борха (Santiago Borja). akg-images
  • Вилла «Jeanneret-Perret», город Ла-Шо-де-Фон (La Chaux-de-Fonds), Швейцария, 1912 год. Этот «Белый дом» («Maison blanche») был первым проектом, реализованным молодым Ле Корбюзье в качестве независимого и самостоятельного архитектора. Keystone
  • Жилое помещение виллы «Jeanneret-Perret», город Ла-Шо-де-Фон (La Chaux-de-Fonds), Швейцария, 1912 год. Keystone
  • Церковь Нотр-Дам-дю-О (Notre Dame du Haut; букв. «Дева Мария на высотах») или капелла Роншан — бетонная паломническая церковь, построенная в 1950—1955 гг. во французском местечке Роншан на Вогезской возвышенности, над Бельфором, стала выражением нового, более экспрессивного языка, к использованию которого перешел Ле Корбюзье в период после Второй мировой войны. AFP
  • Выставочный зал в храме «Нотр-Дам-дю-О» (1950 г.). akg-images
  • Здание парламента в городе Чандига́рх (Чандигар, 240 км к северу от Дели,) в столице одновременно двух штатов — Пенджаб и Харьяна. 1961 г. AFP
  • Одно из строений архитектора в городе Чандига́рх (Чандигар), Индия. Разработка цветовых решений всегда было для Ле Корбюзье важнейшим элементом его творчества. akg-images
  • Выстроенный исключительно из стекла и стали павильон «Centre le Corbusier» в Цюрихе, 1967 г., последний проект Ле Корбюзье. Сейчас здесь расположен музей прикладного искусства «Heidi-Weber-Museum», названный по имени Хайди Вебер, меценатки, заказавшей архитектору здание, ставшее по праву жемчужиной в ожерелье памятников архитектуры Цюриха. Keystone
  • Терраса на крыше жилого комплекса «Unité d’Habitation» в Марселе, 1947-1965 гг. В глазах Ле Корбюзье это здание было настоящей «жилищной машиной». RDB
  • Жилой комплекс «Unité d’Habitation» в Марселе состоит из 337-ми двухэтажных квартир. Воплощенная Ле Корбюзье «жилищная машина» протянулась на 138 метров, высота объекта достигает 56-ти метров. В состав комплекса входят также небольшой отель, торговый центр и терраса на крыше, к которой имеется свободный доступ с улицы. akg-images
  • Жилой комплекс «Unité d’Habitation» в Марселе, кухня одной из квартир. Ее цветовое решение разработано также лично Ле Корбюзье. akg-images
  • «Натюрморт», 1922 год. Ле Корбюзье был не только архитектором, но еще и значительным теоретиком искусства. Основы своей теории «пуризма», в рамках которого идеальной пропорцией является золотое сечение, а декоративность и манерность полностью отвергаются, он изложил в ряде публикаций в журнале «L’Esprit Nouveau» («Новый дух»). AFP
  • Жилой комплекс во Франции «Unité d’habitation de Firminy Vert», 1964-1969 гг. На бетонный фасад этого здания нанесено изображения человеческих фигур, использовавшихся Ле Корбюзье для наглядного изображения разработанной им системы пропорций «модулор». Архитектор создал ее в качестве «набора гармонических пропорций, соразмерных масштабам человека, универсально применимых к архитектуре и механике». AFP
  • Знаменитый «двойной дом» в жилом поселке «Вайссенхофзидлунг» («Weissenhofsiedlung») под Штутгартом, Германия, 1927 год. Сейчас в этом здании располагается «Weissenhof Museum». AFP
  • Здание Центросоюза, возведённое в 1928—1936 годах в центре Москвы по проекту Ле Корбюзье. Здание относится к числу наиболее интересных архитектурных раритетов не только Москвы, но и мира, представляя собой созданный знаменитым архитектором образец европейского модернизма конца 20-х годов XX века. В настоящее время здесь располагается Федеральная служба государственной статистики — Росстат. akg-images
  • Строение «Maison La Roche», Париж, 1923/1925 гг., в настоящее время штаб-квартира фонда «Fondation Le Corbusier», занимающегося сохранением и изучением культурного наследия архитектора. akg-images
  • Строение «Maison La Roche», Париж, 1923/1925 гг., на переднем плане знаменитый «шезлонг Ле Корбюзье», созданный по проекту, в том числе, племянника архитектора Пьера Жаннере. akg-images

Ле Корбюзье́ (Le Corbusier; настоящее имя Шарль-Эдуар Жаннере-Гри / Charles-Edouard Jeanneret-Gris). Родился 6 октября 1887 года в городе Ла-Шо-де-Фон, Швейцария. Погиб 27 августа 1965 года при заплыве в море у мыса Кап-Мартен (Рокебрюн), Франция.

Этот контент был опубликован 06 октября 2020 года — 10:33
Ренат Кюнци

Изучал историю и политологию в Университете Берна. Работал в информагентстве Reuters, в газетах Der Bund, Berner Zeitung и на радиостанции Radio Förderband. Рассказывает о швейцарской современной прямой демократии во всем многообразии ее форм и проявлений, уделяя при этом основное внимание человеку с его гражданскими правами и свободами.

Больше материалов этого / этой автора | Немецкоязычная редакция

Доступно на 7 других языках

Он по праву признан одним из величайших архитекторов в истории и самым известным в мире швейцарцем.

Будучи пионером архитектурного модернизма и функционализма, а также представителем архитектуры интернационального стиля, он был еще и талантливым художником, скульптором и дизайнером.

В этой галерее мы предлагаем окинуть беглым взглядом его творческое наследие. Фотографии: akg-images, Keystone, RDB / текст: Ренат Кюнци (Renat Kuenzi, перевод на русский и адаптация: Игорь Петров.

Ключевые слова:

Ле Корбюзье — смелый новатор и непревзойденный гений архитектурной мысли ХХ века

Ле Корбюзье́ (Le Corbusier; 6 октября 1887 — 27 августа 1965 гг.) — гениальный французский зодчий, последователь модернистского и функционалистского стилей в архитектуре ХХ века, дизайнер, публицист и живописец, основоположник пуризма. Биография Ле Корбюзье представляет собой выдающийся пример воплощения в жизнь самых смелых проектов и популяризации новаторских идей. Уникальные образцы архитектурного творчества великого мастера сегодня можно встретить в разных уголках нашей планеты.

Ле Корбюзье был сложной и неординарной личностью, он выступал категорически против любого украшательства зданий и был ярым приверженцем функционального жилья. Его радикальные идеи часто подвергались острой критике, но они оказали огромное влияние на развитие архитектурной науки и стали важной частью планировки многих современных городов.

Биография Ле Корбюзье

Ле Корбюзье (подлинное имя — Шарль-Эдуар Жаннере-Гри (Charles-Edouard Jeanneret-Gris)) появился на свет в семье часовщика во франкоязычном городке Ла-Шо-де-фон на западе Швейцарии 6 октября 1887 года. Уже в 13 лет родители отдали мальчика на учебу в местную художественную школу, в которой будущему архитектору преподаватели сумели привить любовь к модному стилю ар-нуво. Одновременно с учебой Шарль-Эдуар начал постигать азы ювелирного дела, помогая отцу в часовой мастерской.

Через 3 года юного художника приняли на высшие курсы декора, где его учителем был видный швейцарский модернист Шарль л’Эплатенье (Charles L’Éplattenier). Именно он посоветовал юноше стать архитектором, разглядев в том несомненный талант к зодчеству. Жаннере-Гри прислушался к совету учителя и сделал выбор в пользу профессии, которая впоследствии принесет ему всемирную славу.

Курсы декора стали последним учебным заведением для молодого Шарля-Эдуара, уже вскоре после их окончания он спроектировал свой пилотный архитектурный объект — «дом Фалле», а потом отправился в длительную поездку по Европе, чтобы ознакомиться со старинными памятниками и традициями зодчества. Жаннере-Гри побывал в Италии, Австрии, Греции и Турции, а, вернувшись домой, устроился учителем в художественную школу.

В 1914 году молодой архитектор открыл собственное архбюро, а вскоре воплотил в жизнь ряд проектов интересных зданий по заказам местных богачей. Тогда же он разработал и запатентовал модульную конструкцию «Дом-Ино», которую на протяжении многих лет затем использовал в своих проектах.

В 1917 году Жаннере-Гри покинул родной городок и отправился в Париж, где по приезду устроился на работу архитектором-консультантом в местное бюро. Разработку проектов Шарль-Эдуар совмещал с преподаванием в школе искусств, но вскоре встретился с Амеде Озанфаном (Amédée Ozenfant) и увлекся живописью.

Знакомство с Озанфаном стало знаковым событием в жизни молодого художника, вместе они основали новое течение в искусстве — пуризм и журнал L’Esprit Nouveau, в котором популяризировали свои новаторские идеи. На 4 года Шарль-Эдуар совершенно охладел к архитектуре, он подобрал себе творческий псевдоним Ле Корбюзье, с увлечением писал картины и организовывал выставки.

Но уже в 1922 году художник вернулся к зодчеству, вместе с кузеном Пьером Жаннере (Pierre Jeanneret) они создали небольшую мастерскую, которая приобрела широкую известность в Париже. Одновременно Ле Корбюзье показал себя талантливым публицистом и теоретиком зодчества. В научном труде «5 исходных точек современной архитектуры» он сформулировал основные принципы своего стиля, а на Интернациональной выставке 1925 года его работа «Эспри Нуво» получила заслуженную награду.

С середины 1920-х гг. Ле Корбюзье уже признан знаменитым и модным архитектором Европы. Он получает дорогостоящие заказы из разных уголков континента, а в 1930-м — паспорт французского гражданина. Его авторский проект по строительству здания Центросоюза в столице СССР становится победителем конкурса, а для правительства родной Швейцарии он строит общежитие Международного студенческого городка в столице Франции.

Этот период творчества мастера чрезвычайно насыщен разнообразными событиями. Ле Корбюзье становится учредителем CIAM — Международного сообщества архитекторов, отправляется в длительную поездку по крупнейшим мегаполисам и университетам США, а затем и в Бразилию. В его парижской мастерской набираются опыта и знаний десятки учеников, многие из которых впоследствии станут знаменитыми мастерами.

Но в 1940 году привычный мир архитектора рушится в результате капитуляции Франции после кратковременного блиц-крига с Германией. Ле Корбюзье закрывает свою парижскую мастерскую, а талант надолго остается невостребованным вплоть до 1947 года, когда он получает первый крупный послевоенный заказ на строительство многоэтажного жилого здания — «Марсельской жилой единицы».

В 1950 году Ле Корбюзье приступает к реализации крупнейшего проекта своей жизни — строительству города Чандигарха в Индии. Идея создания крупного современного мегаполиса на пустом месте очень понравилась опытному архитектору, и он увлеченно занялся ее реализацией. В течение 10 последующих лет город был построен, в том числе и здания, спроектированные лично мэтром зодчества.

Последние 15 лет жизни Ле Корбюзье — период всеобщего признания его заслуг мировым сообществом. Мастер становится обладателем самых престижных наград в сфере искусств, а любой его проект восторженно принимается критиками.

Смерть настигла Ле Корбюзье во время отдыха на Лазурном побережье Франции 27 августа 1965 года. В этот день великого зодчего сразил сердечный приступ во время плавания, в результате которого он утонул. Недалеко от места своей гибели великий архитектор был похоронен, его могила и сейчас находится на скромном кладбище между городами Кап-Мартен и Ментон.

Самые известные работы Ле Корбюзье

Творческое наследие гения зодчества поистине огромно. 17 уникальных шедевров, возведенных в семи разных государствах, даже включены в перечень наследия ЮНЕСКО. И все же, к числу самых известных работ Ле Корбюзье можно причислить:

  • «Марсельский блок» (1951) — новаторский прототип современного многоэтажного дома на мощных опорах с 23 типами квартир, пятью коридорами, предприятиями сервиса и торговли.
  • «Нотр-Дам-дю-О» (1950) — бетонная католическая церковь, построенная в неоэкспрессионистском стиле. Самая знаменитая культовая постройка мастера, который всю сознательную жизнь был атеистом.
  • «Комплекс Капитолия в Чандигархе» (1952) — три административных строения и памятник в виде раскрытой ладони, лично спроектированные архитектором и построенные из монолитного бетона.
  • «Национальный музей западного искусства» в Токио (1953) — единственный в Японии и крупнейший в странах Азии музей подобной направленности, в котором собрано более 2 тысяч произведений искусства лучших европейских художников.

Ле Корбюзье навсегда останется в памяти потомков гением архитектуры ХХ века и одним из величайших зодчих всех времен. Он подарил человечеству множество прекрасных шедевров и навеки вписал свое имя в историю мировой культуры.

Архитектурные работы Ле Корбюзье, выдающийся вклад в современное движение — Карты

ID Имя и местонахождение Государство-участник Координаты Объект Буферная зона
1321rev-001 Дома La Roche et Jeanneret Франция N48 51 6.69
E2 15 55,26
0,097 га 13,644 га
1321rev-002 Маленькая вилла au bord du lac Léman Швейцария N46 28 6.29
E6 49 45,6
0,04 га 5,8 га
1321rev-003 Cité Frugès Франция Н44 47 56
Е0 38 52.36
2,179 га 26,475 га
1321rev-004 Maison Guiete Бельгия N51 11 1.2
E4 23 35,7
0,0103 га 6,7531 га
1321rev-005 Maisons de la Weissenhof-Siedlung Германия N48 47 59.44
E9 10 39,59
0,1165 га 33,6213 га
1321rev-006 Вилла Savoye et loge du jardiner Франция N48 55 27.92
E2 1 42.03
1.036 га 155,585 га
1321rev-007 Immeuble Clarté Швейцария N46 12 0.57
E6 9 23,07
0,15 га 1,8 га
1321rev-008 Immeuble locatif à la Porte Molitor Франция N48 50 36.2
E2 15 4,64
0,032 га 57,113 га
1321rev-009 Unité d’habitation Marseille Франция N43 15 40.93
E5 23 46,24
3,648 га 119,833 га
1321rev-010 La Manufacture à Saint-Dié Франция N48 17 26.95
E6 57 0,89
0,762 га 64,912 га
1321rev-011 Maison du docteur Curutchet Аргентина С34 54 40.83
Вт57 56 30,57
0,027 га 6,965 га
1321rev-012 Шапель Нотр-Дам-дю-О-де-Роншан Франция N47 42 16.16
E6 37 14,8
2,734 га 239,661 га
1321rev-013 Cabanon de Le Corbusier Франция №43 45 34.99
E7 27 48,23
0,198 га 176,172 га
1321rev-014 Комплекс дю Капитоль Индия N30 45 27
E76 48 20
66 га 195 га
1321rev-015 Couvent Sainte-Marie-de-la-Tourette Франция N45 49 9.82
E4 37 20,99
17.923 га 99,872 га
1321rev-016 Национальный музей изящных искусств де л’Окцидент Япония Н35 42 55
Е139 46 32.99
0,93 га 116,17 га
1321rev-017 Дом культуры Фирмини Франция N45 22 59.48
E4 17 20,64
2,601 га 90,008 га

Руководство по архитектуре: 24 обязательных к просмотру работ Ле Корбюзье

Руководство по архитектуре: 24 обязательных к просмотру работ Ле Корбюзье

© Пользователь Flickr jacqueline_poggi.Под лицензией CC BY-NC-ND 2.0 Поделиться www.archdaily.com/918111/architecture-guide-24-must-see-le-corbusier-works

Ле Корбюзье был пионером модернистского движения в архитектуре. На протяжении своей карьеры он реализовал множество проектов по всему миру.Ниже представлены 17 его работ, которые были включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, а также многие другие его популярные произведения. Надеюсь, когда-нибудь ты сам пойдешь и увидишь их!

Guía de arquitectura moderna: las obras de Le Corbusier — Google Мои карты

Guía de arquitectura moderna: las obras de Le Corbusier

Unité d’habitation (Housing Unit)

Адрес: let, Michele , Francia

© Steve de Vriendt

Maison Guiette (Guiette House)

Адрес: Populierenlaan 32, Antwerp, Belgium

© пользователь Викимедиа Ad Meskens.Лицензия CC BY-SA 4.0

Комплекс Капитолия

Адрес: Уттар Марг и Ян Марг, Чандигарх, Индия

© Фернанда Антонио

Национальный музей западного искусства

Адрес: Уэно Парк Стрит, Токио, Япония

© Пользователь Flickr pixelhut. Лицензия CC BY-NC-ND 2.0

Weissenhof-Siedlung House

Адрес: Rathenaustraße 1, Stuttgart, Germany

Пользователь Википедии: AndreasPraefck под лицензией CC BY 3.0

Curutchet House

Адрес: Avenida 53 320, La Plata, Аргентина

© ARQ + HIS

La Tourette Convent

Адрес: Route de la Tourette, Лион, Франция

po ©

po © Fernando Scha Savoye

Адрес: 82 Rue de Villiers, Poissy, Paris, France

© Flavio Bragaia

Ronchamp (Notre Dame du Haut)

Адрес: 13 Rue de la Chapelle, Ronchamp, France

© Gili Merin

Maison La Roche

Адрес: 10 Square du Dr Blanche, Париж, Франция

© Пользователь Flickr pov_steve.Лицензия CC BY-NC-ND 2.0

Villa Le Lac

Адрес: Route de Lavaux 21, Corseaux, Switzerland

© Пользователь Викимедиа Schwizgebel. Лицензия CC BY-SA 3.0

Cité Frugès

Адрес: 4 Rue le Corbusier, Pessac, France

© пользователь Flickr Lezzles. Лицензия CC BY-NC 2.0

Immeuble Clarté

Адрес: Rue Saint-Laurent 2-4, Женева, Швейцария

© Пользователь Викимедиа Romano1246.Лицензия CC BY-SA 3.0

Immeuble Molitor

Адрес: 29-21 Rue Nungesser et Coli, Paris, France

© Пользователь Викимедиа I, Sailko. Лицензия CC BY 2.5

Usine Claude et Duval

Адрес: 1 Avenue de Robache, Saint-Dié, France

© Пользователь Викимедиа Пимусс. Лицензия CC ‑ BY ‑ SA ‑ 3.0

Кабанон де Ле Корбюзье (Хижина Ле Корбюзье)

Адрес: Рокебрюн-Кап-Мартен, Франция

© Пользователь Викимедиа Tangopaso.Общественное достояние

Дом культуры

Адрес: Rue Saint-Just Malmont, Firminy, France.

Пользователь Flickr: Ричард Вейл. Лицензия CC BY-SA 2.0

Pavillon Suisse / Swiss pavillion

Адрес: 7K Boulevard Jourdan, Paris, France

© Samuel Ludwig

Sanskar Kendra Museum

Адрес: Bhagt Мост, Палди, Ахмадабад, Индия.

Пользователь Википедии: Низил Шах Лицензия CC BY-SA 3.0

Карпентер Центр визуальных искусств

Адрес: 24 Quincy St, Кембридж, Массачусетс, США

Пользователь Википедии: Gunnar Klack Лицензия CC BY-SA 4.0

Heidi Weber Museum

Адрес: Höschgasse 8, Zürich, Switzerland

Пользователь Википедии: Roland zh Лицензия CC BY-SA 3.0

Здание ассоциации владельцев заводов

Адрес: Ashram Rd, напротив Резервного банка Индии, Ахмадабад, Гуджарат, Индия

© Томас Винвуд Маккензи

Здание Секретариата Организации Объединенных Наций

Адрес: 405 E 42nd St, Нью-Йорк, США

Пользователь Википедии: Neptuul Лицензия CC BY-SA 3.0

Густаво Капанема

Здание

Адрес: R. da Imprensa 16, Рио-де-Жанейро, Бразилия

через Википедию пользователь: Маркос Лейте Алмейда Лицензия под общественным достоянием

Архитектурные работы Ле Корбюзье (ЮНЕСКО) | Путешествие по Японии

Посмотрите одно из известных зданий Ле Корбюзье в самом центре Токио

Промышленная революция 19 века открыла целый новый мир сверхпрочных материалов, которые можно было использовать для строительства зданий.С появлением новых материалов, таких как бетон и армированная сталь, архитекторы получили совершенно новый холст для экспериментов. Результатом стало модернистское архитектурное движение, характеризующееся смелыми, симметричными формами, акцентом на функциональность и минималистской чувственностью, которая повлияла на сферу живописи, скульптуры, музыки и многого другого.

Известный швейцарско-французский художник Ле Корбюзье (Шарль-Эдуард Жаннере, 1887–1965) стал пионером этого современного архитектурного движения, создавая здания в Европе, Америке, Японии и Индии.Его массивные, гладкие, симметричные бетонные здания заложили основу для поколения современных архитекторов-бруталистов и предложили новое видение функциональности в строительстве и городском планировании.

Среди многочисленных работ Ле Корбюзье выбрана группа из 17 зданий, расположенных в семи странах и внесенных в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Его единственное здание в Японии, Национальный музей западного искусства в Токио, включено в этот список.

Национальный музей западного искусства, Токио

  • Прогулка по внешней территории музея, где находятся многочисленные статуи Родена
  • Изучение более современных работ, включая работы Тадао Андо и Дзюнзо Сакакура

Архитектурный шедевр в центре парка Уэно

Национальный музей западного искусства, расположенный в районе Уэно в Токио, хранит 4500 скульптур и картин последних пяти веков, все работы западных художников.Внутри вы найдете работы Ван Гога, Сезанна, Моне и других. Но впечатляющий дизайн интерьера и экстерьера Ле Корбюзье продолжает удивлять посетителей. Здание построено в 1959 году и имеет прямоугольный бетонный экстерьер со световыми люками, балками и пандусами, которые служат функциональными декоративными элементами интерьера.

По мере того, как предметы внутри начали расти, Ле Корбюзье нанял японских учеников Кунио Маэкава, Дзюнзо Сакакура и Такамаса Йошизака для работы над расширением объекта, в результате чего был добавлен лекционный зал (завершен в 1964 году) и пристройка (1979) , и касса (1984).

Снаружи вы найдете сад скульптур с репродукциями работ Родена, в том числе «Мыслитель» и «Врата ада».

Посмотреть работы местного ученика Ле Корбюзье

Музей современного искусства в соседнем пляжном городке Камакура, хотя и не входит в список Всемирного наследия, был спроектирован учеником Ле Корбюзье Дзюнзо Сакакура. Структура и окружающая территория представляют собой синтез современной формы старца и японских корней и эстетических чувств его ученика.Сочетая в себе современное и традиционное, музей удачно расположен недалеко от самого престижного святилища Камакуры Цуругаока Хатимангу. Интересно, что это здание было построено раньше, чем Национальный музей западного искусства, хотя в нем есть многие элементы дизайна. Хотя в настоящее время музей закрыт для публики, само здание остается заметным образцом современной японской архитектуры.

Сакакура проработал семь лет под руководством Ле Корбюзье в качестве руководителя своей студии, а затем вернулся в Японию, чтобы работать над такими известными зданиями, как Международный Дом Японии и Институт Франции и Японии.Со зданиями, разбросанными по всей стране, любители архитектуры с удовольствием отправятся в путешествие, чтобы увидеть его работы, которые широко заимствованы из подхода его учителя.

Влияние Ле Корбюзье можно увидеть в работах собственного звездного архитектора Японии

Влияние Ле Корбюзье, оказываемое на таких архитекторов, как Фрэнк Ллойд Райт и Людвиг Мис ван дер Роэ, находит свое отражение во всем мире. Так обстоит дело с современным японским архитектором Тадао Андо.Андо, известный своими строениями, такими как Дом Бенессе на Наосима и Церковь Света в Осаке, не получил формального архитектурного образования, но учился на практике и учился, и, как известно, следил за книгами по дизайну с архитектурными чертежами Ле Корбюзье.

Разработано Тадао Андо: Художественный музей префектуры Хёго и 21_21 Design Sight

Как добраться

От вокзала Токио сесть на линию Яманотэ до станции Уэно. Оттуда можно за несколько минут дойти до парка Уэно.

Ле Корбюзье | Швейцарский архитектор

Ле Корбюзье , по имени Шарль-Эдуард Жаннере , (родился 6 октября 1887 года, Ла-Шо-де-Фон, Швейцария, умер 27 августа 1965 года, Кап-Мартен, Франция), всемирно известный швейцарский архитектор и градостроитель, чьи проекты сочетают в себе функционализм современного движения со смелым скульптурным экспрессионизмом. Он принадлежал к первому поколению так называемой Международной архитектурной школы и был их самым умелым пропагандистом в своих многочисленных трудах.В своей архитектуре он соединил функциональные устремления своего поколения с сильным чувством экспрессионизма. Он был первым архитектором, который изучил использование грубого бетона, техника, которая удовлетворила его вкус к аскетизму и скульптурным формам. В 2016 году 17 его архитектурных работ были включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО (Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры).

Образование и ранние годы

Ле Корбюзье родился в маленьком городке в гористом швейцарском регионе Юра, который с 18 века был мировым центром точного часового производства.Всю свою жизнь он был отмечен суровостью этого окружения и пуританством протестантского окружения. В 13 лет Ле Корбюзье бросил начальную школу, чтобы научиться эмалированию и гравировке циферблатов, ремеслу своего отца, в École des Arts Décoratifs в Ла-Шо-де-Фон. Там Шарль Л’Эплаттенье, которого Ле Корбюзье позже называл своим единственным учителем, преподавал ему историю искусства, рисование и натуралистическую эстетику модерна.

Именно Л’Эплаттенье решил, что Ле Корбюзье, закончивший три года обучения, должен стать архитектором, и дал ему первую практику по местным проектам.С 1907 по 1911 год по его совету Ле Корбюзье предпринял ряд поездок, которые сыграли решающую роль в образовании этого архитектора-самоучки. За эти годы путешествия по Центральной Европе и Средиземноморью он сделал три крупных архитектурных открытия. Чартерный дом Эмы в Галлуццо в Тоскане представлял собой контраст между обширными коллективными пространствами и «отдельными живыми клетками», которые легли в основу его концепции жилых домов. В архитектуре позднего Возрождения XVI века Андреа Палладио в регионе Венето в Италии и в древних памятниках Греции он обнаружил классические пропорции.Наконец, популярная архитектура Средиземноморья и Балканского полуострова дала ему набор геометрических форм, а также научила обращаться со светом и использовать пейзаж в качестве архитектурного фона.

В возрасте 30 лет он вернулся жить в Париж, где его формирование было завершено год спустя, когда он встретил художника и дизайнера Амеде Озенфан, которая познакомила его с утонченным современным искусством. Озенфант приобщил Ле Корбюзье к пуризму, его новой живописной эстетике, которая отвергла сложные абстракции кубизма и вернулась к чистым, простым геометрическим формам повседневных предметов.В 1918 году они вместе написали и опубликовали манифест Пуристов, Après le cu bisme. В 1920 году вместе с поэтом Полем Дерме они основали полемический авангардный журнал L’Esprit Nouveau. Открытый для искусства и гуманитарных наук, с блестящими сотрудниками, он представил идеи в архитектуре и городском планировании, уже высказанные Адольфом Лоосом и Анри ван де Вельде, боролся против «стилей» прошлого и против сложного неструктурного декора и защищал функционализм.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Связь с Озенфантом была началом карьеры Ле Корбюзье как художника и писателя. Озенфан и Ле Корбюзье (тогда еще известный как Жаннере) вместе написали серию статей для L’Esprit Nouveau , которые должны были быть подписаны псевдонимами. Озенфант выбрал Сонье, имя своей бабушки, и предложил Жаннере имя Ле Корбюзье, имя предка по отцовской линии.Статьи, написанные Ле Корбюзье, были собраны и опубликованы как Vers une architecture . Позднее переведенная как К новой архитектуре (1923), книга написана в красноречивом стиле, который должен был быть характерным для Ле Корбюзье за ​​его долгую карьеру полемиста. «Дом — это машина для жизни» и «Изогнутая улица — это ослиная тропа, прямая улица, дорога для людей» — среди его известных заявлений. Его книги, основные направления мысли которых родились из путешествий и лекций, практически не изменились за 45 лет, стали библией для последующих поколений архитекторов.Среди наиболее известных — Urbanisme (1925; Город будущего, 1929), Quand les cathédrales étaient blanches (1937; When the Cathedrals Were White, 1947), La Charte d’Athènes ( 1943), Propos d’urbanisme (1946), Les Trois Établissements humains (1945) и Le Modular I (1948; The Modular, 1954).

L’Esprit Nouveau был трамплином для вступления Ле Корбюзье в практику.В 1922 году он стал ассоциироваться со своим двоюродным братом Пьером Жаннере, и вместе они открыли студию. Связь двух двоюродных братьев продолжалась до 1940 года. Это соответствует первому из двух основных периодов, разделенных Второй мировой войной, которые можно выделить в работах Ле Корбюзье; второй период охватывает годы с 1944 года до смерти архитектора в 1965 году.

Архитектурные работы Ле Корбюзье

Из списка всемирного наследия для Архитектурные работы Ле Корбюзье :

Выбранные из работы Ле Корбюзье, 17 памятников, составляющих эту транснациональную серийную собственность, расположены в семи странах и являются свидетельством изобретения нового архитектурного языка, который порвал с прошлым.Они строились в течение полувека в ходе того, что Ле Корбюзье назвал «терпеливыми исследованиями». Complexe du Capitole в Чандигархе (Индия), Национальный музей западного искусства в Токио (Япония), Дом доктора Керютше в Ла-Плате (Аргентина) и Unité d’habitation в Марселе (Франция) отражают решения, которые современные Движение стремилось применить в течение 20-го века к вызовам изобретения новых архитектурных методов, отвечающих потребностям общества. Эти шедевры творческого гения также свидетельствуют об интернационализации архитектурной практики по всей планете.

Обзор архитектурных работ Ле Корбюзье

Архитектурные работы Ле Корбюзье — это серийный объект с 17 локациями, расположенными в 7 разных странах на 3 разных континентах, посвященный творчеству архитектора 20-го века Шарля-Эдуарда Жаннере, также известного как Ле Корбюзье.

На сегодняшний день я посетил только Maison Guiete в Антверпене и Petite villa au bord du lac Léman в Веве, Швейцария.

Как и в случае с большинством серийных сайтов, я буду посещать больше мест, составляющих сайт, по мере того, как я продолжаю путешествовать.

Вот полный список мест, входящих в список всемирного наследия:

  • Аргентина, Curutchet House
  • Бельгия, Maison Guiete
  • Франция, Maisons La Roche et Jeanneret
  • Франция, Immeuble locatif à la Porte Molitor
  • France, Unité d’habitation Marseille
  • France, La -Dié
  • France, Chapelle Notre-Dame-du-Haut de Ronchamp
  • France, Cabanon de Le Corbusier
  • France, Cité Frugès
  • France, Villa Savoye et loge du jardiner
  • France, Couvent Sainte-Marie -la-Tourette
  • Франция, Maison de la Culture de Firminy
  • Германия, Maisons de la Weissenhof-Siedlung
  • India, Complexe du Capitole
  • Япония, Национальный музей изящных искусств de l’Occident
  • Швейцария, Immeuble Clarté
  • Швейцария, Petite villa au bord du lac Léman

Visiting Maison Guiete, Антверпен, Бельгия

По состоянию на январь 2017 года дом закрыт для публики или посещения.Поскольку здание было недавно внесено в список всемирного наследия, снаружи здания нет ничего, что указывало бы на его статус всемирного наследия. Нет никаких знаков или табличек, указывающих на то, что он имеет статус всемирного наследия. Как и в случае с Домом Стокле в Брюсселе, все, что вы можете сделать, это стоять на улице и фотографировать. Мой таксист (изображенный на фото) понятия не имел о важности дома.

Visiting Petite villa au bord du lac Léman

Внешний вид Petite villa au bord du lac Léman


Мой визит в Petite villa au bord du lac Léman был гораздо более значимым, чем мой предыдущий визит в Maison Guiete.Отель находится прямо у главной автомагистрали вдоль озера за пределами города Веве. Дом очень маленький и изначально был спроектирован для матери Ле Корбюзье. Она жила в этом доме, пока не умерла в возрасте 100 лет. Дом расположен на берегу озера Леман и включает в себя многие черты, которые обычны для домов сегодня, но были революционными во время его строительства.

Дом принадлежит фонду Ле Корбюзье

Обзор

Архитектурные работы Ле Корбюзье внесены в список культурного наследия ЮНЕСКО.Он был внесен в список в 2016 году и приписывается нескольким странам, включая Аргентину, Бельгию, Францию, Германию, Индию, Японию и Швейцарию. Этот объект, внесенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, состоит из 17 объектов, созданных франко-швейцарским архитектором Ле Корбюзье.

Объекты признаны своей архитектурной ценностью из-за способности демонстрировать модернизм и его применение в строительстве. Это также был лучший способ продемонстрировать глобальное распространение модернизма как архитектурного стиля.

Об архитектурных работах Ле Корбюзье

Maison Guiete, Антверпен, Бельгия

Maison Guiette — одно из 17 архитектурных сооружений, внесенных в список Всемирного наследия ЮНЕСКО «Архитектурные работы Ле Корбюзье». Его также часто называют Les Peupliers. Это дом, который находится в городе Антверпен в Бельгии. Дом был спроектирован Ле Корбюзье в 1926 году. Строительство этого дома началось в 1927 году.

Maison Guiette служил личной студией и жилым кварталом Рене Гьетта, который заказал строительство этого дома.Он был художником и искусствоведом. Этот дом в Бельгии — одно из малоизвестных произведений Ле Корбюзье. Тем не менее, он признан ЮНЕСКО за его способность демонстрировать современный, но интернациональный стиль.

Интерьер Petite villa au bord du lac Léman

Ле Корбюзье

Поскольку объект ЮНЕСКО совсем недавно был внесен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, и поскольку многие архитектурные сооружения закрыты для посещения, туристам трудно полностью оценить значение Архитектурных работ Ле Корбюзье как объекта ЮНЕСКО.Однако для тех, кто является частью международной архитектурной сцены или знаком с ней, имя Ле Корбюзье — известное. Он признан пионером и первопроходцем в отрасли.

Ле Корбюзье родился под именем Шарль-Эдуард Жаннере в Швейцарии в 1887 году. Он адаптировал свой теперь известный псевдоним в 1920 году. С тех пор это имя стало популярным в мире архитектуры. Его влияние настолько велико, что он считается одним из самых влиятельных представителей современной архитектуры.Его работы служат доказательством обмена идеями со всего мира, которые сформировали его представления об архитектуре. За 5 десятилетий он нарушил нормы и представил модернистскую архитектуру в международном масштабе.


Посмотреть полный список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО в Бельгии.

Гэри Арндт

Гэри путешествует по миру с 2007 года. Его путешествия привели его в более чем 200 стран и территорий и 400 объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Он является трехкратным лауреатом премии Лоуэлла Томаса и трехкратным туристическим фотографом года в Северной Америке.

См. Полное собрание сочинений Ле Корбюзье

20-й век был одной из эпох, вызывающих наибольшие разногласия в истории архитектуры, когда такие пионеры, как Фрэнк Ллойд Райт, Людвиг Мис ван дер Роэ и Вальтер Гропиус, проложили путь модернизму, иногда вызывая отвращение критиков. и общественность. Но, возможно, ни один архитектор в ту эпоху не был столь противоречивым, как Ле Корбюзье, которого сегодня любят и уважают любители архитектуры во всем мире. Французско-швейцарский архитектор, урожденный Шарль-Эдуард Жаннере, был не только дизайнером-самоучкой, но также художником и писателем, взяв свой псевдоним в 1920 году, когда он писал для журнала искусств в Париже.(Прозвище происходит от старого фамилии: Lecorbésier.) Сегодня поляризующие фигуры являются предметом новой книги Le Corbusier: The Built Work (125 долларов, Monacelli Press), фотографического обзора почти всего творчество архитектора, отражающее современное состояние его построек. «В то время как их включение в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО потребовало защиты значительной части произведений гиганта современной культуры, — пишет автор Жан-Луи Коэн во введении, — исследования Ричарда Паре отражают их нынешние черты. — от временно безупречных поверхностей зданий, которые недавно были отремонтированы, до ран, нанесенных другим зданиям, оставшимся в заброшенном состоянии, что, как можно надеяться, носит временный характер.«Здесь мы рассмотрим десять проектов Ле Корбюзье из книги.

Villa Fallet, Ла-Шо-де-Фон, Швейцария, 1905–07 гг.

Первый заказ Ле Корбюзье. Этот дом со средневековыми элементами в контексте традиционного швейцарского шале. Архитектору было всего 18 лет, когда ему поручили этот проект, поэтому его учитель, Шарль Л’Эплаттенье, заключил с ним партнерство с более опытным архитектором Рене Чапаллазом.

Вилла Швоб, Ла-Шо-де-Фон, Швейцария, 1916–17

В течение десяти лет Ле Корбюзье работал в Ла-Шо-де-Фон — это был его последний проект в городе.Дом с плоской крышей получил прозвище «турецкая вилла» за влияние османского стиля, от плоской крыши до геометрии конструкции и кирпичной кладки цвета охры.

Maison et Atelier Planeix, Париж, 1924–29

Когда Ле Корбюзье переехал в Париж, его работы приобрели более модернистскую эстетику, которой известен архитектор. Здесь он спроектировал жилое пространство и студию для погребального скульптора Антонина Планеша.

Центросоюз, Москва, 1928–36

Ле Корбюзье выиграл открытый конкурс на проектирование штаб-квартиры потребительской кооперации У.S.S.R., создавая массивное здание, состоящее из трех основных структур. «Ле Корбюзье был очарован плотностью пешеходного движения в Москве и пришел к выводу, что« архитектура — это циркуляция », — пишет Коэн. «Он развернет« архитектурный променад »на семи этажах, используя пандусы разной амплитуды и кривизны».

Unité d’Habitation, Марсель, Франция, 1946–52

В печально известном эссе 1952 года Фрэнк Ллойд Райт назвал Unité d’Habitation Ле Корбюзье «резней на набережной Марселя».«Блочный жилой комплекс привел в ярость многих критиков, но архитектор считал его ступенькой к его представлению об утопическом городе.

Здание Ассоциации владельцев мельниц, Ахмадабад, Индия, 1951–56 гг.

Находясь в Индии для развития города Чандигарх, Ле Корбюзье взял на себя вспомогательный проект в Ахмадабаде, построив это бруталистское здание в качестве штаб-квартиры владельцев мельниц города. Ассоциация. Термин «брутализм» возник из описания архитектором использования бетона как «béton brut», что буквально означает «сырой бетон».”

Camping Units, Рокбрюн-Кап-Мартен, Франция, 1952–57

Спроектировав свое личное убежище, миниатюрный, но сверхфункциональный Ле Кабанон в Рокбрюн-Кап-Мартен, Франция, Ле Корбюзье построил эти пять соседних домов для отдыха на берегу моря. та же собственность, сохраняя их небольшими размерами, но эффективно спроектированными, как и его собственный дом. Красочные конструкции имеют японский вид.

Дворец Ассамблеи, Чандигарх, Индия, 1951–63

Чандигарх, столица регионов Индии Пенджаб и Харьяна, был спроектирован Ле Корбюзье, который сменил Альберта Майера и Мэтью Новицки, после последнего погиб в авиакатастрофе.Здесь изображен огромный Дворец собраний.

Центр визуальных искусств Карпентера, Кембридж, Массачусетс, 1959–62

Центр визуальных искусств Карпентера при Гарвардском университете — единственный проект архитектора в США. спроектировать новое здание искусств, которое будет названо в его честь, Хосеп Луис Серт, декан Высшей школы дизайна, получил заказ для своего друга Ле Корбюзье.

Ле Корбюзье: Построенная работа .

СВЯЗАННЫЕ: Культовый дизайн Ле Корбюзье был переосмыслен для современного использования

Возвращение к архитектуре Ле Корбюзье и его политике

В своих книгах г-н де Жарси и г-н Перельман утверждают, что архитектура Ле Корбюзье была вдохновлена ​​сомнительными идеями Карреля о том, как избавиться от старого, чтобы уступить место новому. Позже архитектор предложил свой план Voisin для Парижа в 1920-х годах, в котором он хотел заменить городской упадок квартала Марэ 18 стеклянными башнями на прямоугольной сетке с зелеными насаждениями.Ле Корбюзье «проецирует свой урбанизм как способ выдвинуть свою идеологию, — сказал де Жарси, — где личность уничтожается группой».

Но другие ученые говорят, что в новых книгах, которые привлекли внимание широкой публики к материалам, ранее известным экспертам, вырваны из контекста самые ужасающие элементы сложной жизни.

«Ле Корбюзье отражает все проблемы соблазна радикальных реформ 20-го века», — сказал Жан-Луи Коэн, историк архитектуры из Института изящных искусств Нью-Йоркского университета, который был куратором выставки Ле Корбюзье в Музей современного искусства в 2013 году и музей Помпиду в 1987 году, посвященный его политике.Ясно, что архитектор «не демократ», — сказал Коэн. «Он тот, кто считал, что реформа, социальные изменения могут быть осуществлены только властью». Но, добавил он, «именно поэтому Ле Корбюзье интересен своими собственными увлечениями и тем, как он преодолевает страсти века».

Николас Фокс Вебер, который писал о причастности Ле Корбюзье к ультраправым в своей исчерпывающей биографии 2008 года «Ле Корбюзье: Жизнь», сказал, что архитектор часто говорил людям то, что они хотели услышать, будь то правительства или его собственная власть. мать.

«Ле Корбюзье был сочетанием слепоты и наивности в отношении любой политики», — сказал г-н Фокс Вебер. Архитектор «был более чем счастлив, что его идеалы связаны с фашистским движением», но в то же время «он был так взволнован тем, что Ленин делал в Москве», — сказал г-н Фокс Вебер, добавив: «Он этого не сделал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.