Лев толстой в ясной поляне: Ясная Поляна: чем вдохновляться в родовом имении автора «Войны и мира»

В Ясной Поляне Лев Николаевич чувствовал себя как в мышеловке — Российская газета

Сто лет назад в Ясной Поляне случилось событие, которое потрясло весь мир. 10 ноября 1910 года 82-летний граф Толстой ночью тайно бежал из своего дома вместе с доктором Душаном Маковицким. В дороге он простудился и спустя несколько дней скончался.

С тех пор обстоятельства ухода великого старца породили множество мифов и легенд. Об этом мы побеседовали с человеком, для которого это событие является, можно сказать, семейным вопросом.

Уход - это не жест

Российская газета: В отношении к уходу Толстого из Ясной Поляны люди делятся на две категории. Одни считают, что это чисто семейная история, другие - что это некий жест Толстого, идеологический, художественный, социальный, какой угодно. А существует ли единая точка зрения на это "семьи", сегодняшних потомков Толстого?

Владимир Толстой: Я могу высказать только свою точку зрения. И она может не совпадать с мнениями других потомков. Я уж точно не принадлежу к тем, кто считает, что уход Льва Николаевича был каким-то жестом. Тем более это не было демонстрацией. Об этом свидетельствует прежде всего торопливость ухода. Как и другие обстоятельства того, как это происходило.

Я всегда пытаюсь представить себе его жизнь в этот последний, 1910 год. Мне кажется, что у Толстого просто кончились внутренние силы. Он смертельно устал от всего, что происходило вокруг него. Причин тому было очень много.

Конечно, ему была неприятна история с тайным завещанием, подписанным им в лесу в ущерб интересам жены и сыновей. Она была неприятна ему со всех сторон. На него давил Чертков, которому он не мог отказать по многим причинам. Но он понимал, что этим он смертельно обижает жену и детей. Да, на его стороне была младшая дочь, его позицию отчасти разделяли и старшие дети, Сергей и Татьяна. Но тем не менее Толстой не мог не понимать, в какое положение он ставит жену. Тут важнее была даже моральная, а не материальная сторона.

Хотя и финансовый вопрос был не последний. Ведь фактически Толстой лишал Софью Андреевну прав на то, на что она заслужила право всей своей жизнью с ним. Она была не только его женой, матерью его детей, но и настоящей его помощницей на протяжении многих лет. И ей больнее всего было то, что он именно ее исключил из круга допущенных к посмертному распоряжению его творчеством. Это был очень болезненный удар по ее самолюбию. И она имела основания на эту обиду, потому что самоотверженно ему служила всю жизнь, что бы там ни происходило в последний год.

Он также не мог не устать от бесконечного числа просителей, этого великого множества людей, которые приходили к нему в Ясную Поляну иногда с серьезными вопросами, но часто и с полной ерундой в голове. А сколько было просто сумасшедших! И Толстой никуда не мог спрятаться. В Ясной Поляне, которую он безумно любил, Толстой стал чувствовать себя как в мышеловке. Ему не было спасения от просителей, от журналистов, от фотографов, от кинооператоров. И даже близкие ему люди, как Маковицкий, раздражали его тем, что записывали каждое его слово. Просто представить себе такую жизнь - это настоящий ад!

Но при этом Толстой понимал, что его уход добьет Софью Андреевну. Что это такая же измена ей, как и подписание тайного завещания. Он абсолютно трезво оценивал несправедливость своего поступка по отношению к жене и страшно мучился от этого. Потому он и не ушел раньше. Хотя мог бы, причин и поводов было немало. Но его сдерживали муки совести по отношению к жене. Дети уже выросли, жили своими семьями, а вот жена всегда стояла перед ним укором, иногда немым, а иногда и вовсе не немым, выраженным в самых острых, даже истерических формах.

В этом заключались его внутренние метания. Как спасти себя как мыслителя и при этом не поступить подло по отношению к жене? Как обрести свободу думать, но не убить этим жену?

Затянувшееся прощение

РГ: Сейчас в связи со 100-летием ухода и смерти Толстого вновь горячо обсуждается вопрос о его "отлучении" от православной церкви. Существует точка зрения, что в конце жизни Толстой решил раскаяться и вернуться в лоно церкви.

Толстой: Я в этом совсем не убежден. Во-первых, Толстой не уходил умирать. Это мы сейчас знаем, что ему оставалось жить десять дней. Поэтому мы воспринимаем его уход как некий отчаянный поступок перед смертью. Поэтому мы задаем себе вопрос: а не хотел ли он перед смертью примириться с церковью, заслужить себе прощение и обрести таким образом вечный покой?

Толстой чувствовал некую ложность своего положения относительно церкви и некую недопонятость с ее стороны. "Определение" Синода 1901 года вызвало у него реакцию огромного удивления. Это видно и по его ответу Синоду, и по письму Софьи Андреевны митрополиту Антонию Вадковскому. Толстой недоумевал. Он не понял предназначения этого акта. Он хотел что-то разъяснить, но при этом занял позицию такую, скажем, "толстовскую". Ах вы так! Ну тогда я напишу, что я только этого и хотел! Но я уверен, что он этого не хотел. И лучше бы, чтобы этого "Определения" не было. По моему глубокому убеждению, церковь могла бы его не выносить. Но это мое личное мнение.

РГ: Вокруг смерти Толстого до сих пор ходит много легенд. Одна из них связана с приездом в Астапово старца Оптиной Пустыни отца Варсонофия. До последнего времени бытовала легенда, что старец был вызван в Астапово телеграммой самого Толстого. Недавно опубликована книга священника Георгия Ореханова о Владимире Черткове, где даже священник признал, что телеграммы не было. Тем не менее проблема остается. Варсонофий приезжает в Астапово, но не может поговорить с Толстым. Есть точка зрения, что виной тому был Чертков и находившаяся под его влиянием дочь Толстого Саша. Мол, они не пустили к умиравшему священника. Это серьезное обвинение! Что вы думаете об этом?

Толстой: Дело, конечно, не в одном Черткове. Во многом виновата и Александра Львовна. Но она была очень молода, находилась в особых отношениях с отцом и матерью и была под сильным влиянием Черткова, от которого впоследствии избавлялась. Уже в 1914 году она так не поступила бы. Спустя всего четыре года. Я уж не говорю про поздний период ее жизни, когда она совсем иначе осмысляла всю эту историю и чувствовала себя виноватой и перед матерью, и перед отцом. И перед православной церковью.

РГ: По слухам она каялась в этом перед священником.

Толстой: На территории Толстовского фонда в США она построила храм. В последние годы жизни Александра Львовна была глубоко верующим и церковным человеком. Но публичных свидетельств о том, что она каялась, нет. К сожалению, жившие тогда рядом с ней ее внучатые племянницы Маша и Таня, которые разговаривали с ней на эту тему, не записали ее разговоров. Но они помнят, как она волновалась, когда говорила на эти темы.

РГ: А почему Александра Львовна в своих воспоминаниях пишет об этой истории как-то очень коротко?

Толстой: Мне кажется, что она не хотела публичного покаяния. Для этого ей нужно было признаться в очень серьезных вещах, о которых мы до сих пор не знаем и можем только догадываться. Может быть, ей не хватило духу. .. Но при этом она прожила фантастическую жизнь подвижницы, ее Фонд помогал миллионам обездоленных людей по всему миру. Она всей жизнью своей покаялась. Тем огромным добром, которое она дарила людям. Мне так кажется...

РГ: Как церкви относиться к Толстому сейчас?

Толстой: Мне кажется, что сейчас, сто лет спустя, после того, что мы пережили в ХХ веке, заблуждения Толстого выглядят несколько иначе. После жуткого, кровавого ХХ века видеть в Толстом серьезного врага веры - это просто грустно и смешно. Сегодня весь тот накал страсти, который творился вокруг "отлучения" Толстого, выглядит очень наивно, как что-то ужасно далекое. Хотя и сегодня грустно, что это свершилось, конфликт церкви с лучшим писателем России. Но это уже исторический факт.

РГ: В этой связи естественно возникает вопрос о возможности пересмотра Русской православной церковью своего отношения к Толстому. Какова ваша позиция в этом вопросе?

Толстой: Я думаю, нет никакой необходимости, чтобы церковь публично заявила: "Мы отменяем "Определение" Священного Синода, потому что оно устарело". Но что, на мой взгляд, могла бы сделать церковь? Просто выразить свое новое отношение к Толстому. Объяснить чадам своим, что Толстой не является их врагом. Что, да, некоторые его мысли неприемлемы для православного человека. Были неприемлемы раньше, неприемлемы и сейчас. Они противоречат догматам церкви, ее основополагающим постулатам. Но тем не менее заблуждавшийся в этом сто с лишним лет назад великий писатель заблуждался потому, что искал своей путь к Господу. И сегодня он не опасен для убежденных православных людей, которые сами способны отделить в учении Толстого зерна от плевел, истину от заблуждений. Наконец, он - великий писатель, и его художественные произведения продолжают приносить духовную пользу людям. Да, церковь никогда не сможет принять некоторые его строки. Но это именно некоторые строки из огромного его наследия, которое все пронизано христианским духом. В том числе и его позднее наследие. Его народные рассказы, например "Смерть Ивана Ильича", "Хаджи-Мурат".

Толстого уже нет в живых, и мы не можем за него принимать какие-то решения. Мы не можем за него пересмотреть его взгляды, его заблуждения. А церковь есть, она сегодня набирает силу, авторитет в стране. Мне кажется, что первый признак силы - это умение...

РГ: Прощать своих врагов?

Толстой: Нет, я этого не говорил. Умение быть более великодушным, более терпимым.

Цена Ясной Поляны

РГ: Мы все время говорим о Толстом... Но не менее важной фигурой в истории ухода Льва Николаевича была его жена, ваша прапрабабушка, Софья Андреевна Толстая. Однако даже люди, интересующиеся историей их совместной жизни, мало что знают о том, как она жила после смерти Толстого. Эти девять лет, которые она провела без мужа в Ясной Поляне... По воспоминаниям ее дочери Татьяны Львовны известно, что она стала вегетарианкой, чуть ли не последовательницей учения своего мужа, которое при жизни отвергала...

Толстой: Это история, потрясающая по своей трогательности! Если Софья Андреевна такой, какой она уходила из жизни в 1919 году, была бы при жизни Толстого, на десять лет раньше, сам Толстой бы изумился. Изумился ее кротости, ее мягкости, ее любви ко всем. А с другой стороны - ее принципиальной твердости при решении тех же самых вопросов, из-за которых они так ссорились при жизни Толстого. Например, материальных вопросов. Она резко и категорически запретила сыновьям даже думать о возможной продаже Ясной Поляны. Хотя, казалось бы, именно это могло принести то самое вожделенное финансовое благополучие, за которое она так воевала со своим мужем. Цену ведь предлагали очень серьезную, и это были абсолютно реальные предложения! Но она даже в мыслях не могла допустить такое попрание памяти своего мужа. Она эти девять лет продолжала служить мужу еще более ревностно, чем при жизни. Для нее исчезло главное препятствие, которое мешало ей делать это при жизни...

РГ: Сам муж?

Толстой: Да, это звучит парадоксально. Но именно после его смерти она вдруг поняла: вернуть вспять ничего невозможно. Что случилось, то случилось. И завещание уже написано и подписано и вступило в силу. И уход Толстого уже свершился. И умер он в Астапово, а не в Ясной Поляне. И права на рукописи у Саши и Черткова, а не у нее. Ей уже не с чем и не с кем было бороться. Она могла, наконец, посвятить последние годы своей жизни сохранению их общего дома, их общей с мужем памяти о прожитой там жизни. Конечно, ей очень важно было смыть с себя ту грязь, которую на нее набросали посторонние люди. Конечно, она много думала о том, какой она останется в памяти последующих поколений. Она всегда понимала величие своего мужа и знала, что еще много десятилетий люди будут задаваться вопросом: а какой была жена у этого человека? Соответствовала она ему или нет? Ведь об этом до сих пор спорят. Ей очень хотелось остаться в восприятии будущих поколений достойной женой гения. И она очень много для этого сделала.

Полный текст интервью читайте в ноябрьском номере журнала "Дружба народов".

110 лет назад ушел из жизни Лев Толстой — Российская газета

Двадцать восьмого октября (10 ноября по новому стилю) в Ясной Поляне случилось событие, которое потрясло весь мир: 82-летний Лев Толстой ранним утром бежал из своего дома в неизвестном направлении.

Лев Толстой всю жизнь был странником. Не только в душе, но и в реальной жизни. Фото: Государственный музей Л.Н. Толстого

До сих пор биографы гадают: был ли это заранее обдуманный и осознанный поступок или это произошло спонтанно, под влиянием "момента". Проснувшись ночью, Толстой заметил, что его жена Софья Андреевна что-то ищет в ящиках стола в его кабинете. Мы знаем, что она искала следы его завещания на литературные права. Когда жена ушла в свою комнату и заснула, Толстой разбудил врача Душана Маковицкого, дочь Сашу и ее подругу Варвару Феокритову и объявил о решении уехать из дома. Сам отправился разбудить кучера, помогал ему запрягать лошадь в коляску. Обо всем этом он напишет в дневнике, где будут такие слова: "Я дрожу, ожидая погони".

И все же "уход" Толстого нельзя объяснить одним семейным конфликтом, связанным с завещанием. Образно говоря, он "уходил" всю жизнь. Бегство из Казанского университета в Ясную Поляну, затем бегство на Кавказ, куда он приехал к старшему брату Николаю без всяких документов, бегство от безалаберной жизни на Крымскую войну, паломничества в Оптину пустынь, Киево-Печерскую и Троице-Сергиеву лавры, трижды совершенное путешествие пешком из Москвы в свою усадьбу. ..

Порой изумляешься, насколько "мобильным" был человек, написавший 90 томов сочинений, писем и дневников (сейчас готовится к изданию более полное 100-томное собрание). Да и многие из его героев куда-то бегут или собираются бежать (князь Оленин, Пьер Безухов, Андрей Болконский, Наташа Ростова, старец Сергий, Федя Протасов, князь Нехлюдов). Им не сидится на месте, они в постоянном поиске самих себя и своего места на земле.

Так и Толстой, вроде бы влюбленный в свою Ясную Поляну, не раз пытался из нее сбежать, но осуществил этот "уход" в самом конце жизни.

Сначала он отправился с Маковицким в Оптину пустынь. Переночевав в монастырской гостинице, хотел встретиться со старцем Иосифом, дважды подходил к келье, но постучать не решился - старец был болен, и он это знал. Потом Толстой поехал к сестре Маше, монахине в Шамординской обители. Думал остановиться в селе рядом с монастырем, договорился с вдовой крестьянкой об аренде половины избы, но опять рано утром бежал...

В поезде из Козельска Толстой, Маковицкий и Саша еще не знали, куда точно они направляются. "За Горбачевом опять советовались и остановились на Новочеркасске, - пишет Маковицкий. - Там у племянницы Л. Н. отдохнуть несколько дней и решить, куда окончательно направить путь - на Кавказ или, раздобыв для нас, сопровождающих Л. Н., паспорта ("У вас у всех виды (на жительство. - Ред.), а я буду вашей прислугой без вида", - сказал Л. Н.), поехать в Болгарию или в Грецию".

Если бы в начале XX века был интернет, уход Толстого освещался бы в режиме реального времени

Итак, они собирались пересечь границу, провозя 82-летнего старика с внешностью Льва Толстого под видом прислуги... Но это было невозможно! Во-первых, их вычислили бы на границе, потому что известие о том, что Толстой бежал из дома, к тому времени облетело весь мир. Во-вторых, в поезде их тайно сопровождал корреспондент газеты "Русское слово" Константин Орлов. Он следовал за Толстым от Козельска, имея задание с каждой крупной железнодорожной станции давать телеграммы. Если бы у Орлова был интернет, он делал бы репортаж об "уходе" в режиме реального времени. Но и без интернета мировые телеграфные агентства работали быстро. Так что десять дней весь мир с волнением следил за этим "уходом", и это была главная мировая сенсация.

В поезде Толстой заболел, и они вынуждены были сойти на станции Астапово Рязанско-Уральской ж. д. К счастью для них, начальник станции Иван Озолин (Озолиньш), латыш по происхождению и протестант по вероисповеданию, оказался поклонником Толстого. Он предоставил ему свой казенный домик, переселив в другое помещение свою многочисленную семью.

За жизнь Толстого боролись несколько врачей. Возле постели непрерывно дежурили Маковицкий, Чертков, Феокритова, дочери Саша и Татьяна, старший сын Сергей. Приехавшую в Астапово с другими сыновьями Софью Андреевну к больному не пускали. Не пустили и приехавшего из Оптиной пустыни с целью помирить Толстого с Церковью старца Варсонофия. И сегодня это решение вызывает споры. Но по факту делать это не советовали врачи. Опасались, что у Толстого не выдержит от волнения сердце. Софья Андреевна прощалась с мужем, когда он был еще жив, но уже без сознания.

7 (20) ноября 1910 года в 6 часов 5 минут утра Толстой ушел из жизни. И это был последний "уход", который Иван Бунин образно назвал "освобождением Толстого". Его похоронили в Ясной Поляне, в лесу Старого Заказа, на краю оврага, где они с братом Николенькой зарыли "зеленую палочку", на которой был написал рецепт всемирного счастья. Что нужно сделать, чтобы на земле прекратились войны, голод, болезни, страдания? Мы этого не знаем и по сей день.

185 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Л.Н.ТОЛСТОГО.ЯСНАЯ ПОЛЯНА - Искусство

И.Крамской. Портрет Л.Н.Толстого

Крестьяне как-то спросили у Толстого:
– Лев Николаевич, вы за границей бывали. Небось, там лучше?
– Нет, – ответил он, – лучше своей родины нигде нет. Для меня самое лучшее – Ясная Поляна.

Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» находится в Тульской области, в 200 км к югу от Москвы и в 14 км от Тулы. Это один из самых знаменитых музеев мира, где по-прежнему живет дух великого писателя, и поддерживаются традиции его семьи. В Ясной Поляне Толстой родился, прожил большую часть своей жизни, здесь он и похоронен.

Об этом месте наслышаны даже те, кто не читали собрания сочинений Льва Николаевича Толстого и ни разу не были в старинной среднерусской барской усадьбе. 
Ясная Поляна — сердцевина толстовского мира.Нынешним обликом — обширный тенистый парк, фруктовые сады, пруды, просторные поля, гармоничная и простая планировка — яснополянское имение обязано в первую очередь деду писателя по материнской линии, Николаю Сергеевичу Волконскому. 

Его отец приобрел имение в 1763 году, и Николай Сергеевич, вступив в права наследства, существенно расширил и обустроил его. Он был властным и внимательным хозяином. Рассказы о дедушке, которые Лев слышал от близких, впоследствии нашли отражение в образе одного из героев «Войны и мира», старого князя Болконского.
.

Старинное родовое гнездо, Ясная Поляна, где писатель родился и провел большую часть жизни, оказала глубокое влияние на его внутренний мир и давала богатейший материал для работы. На всю жизнь запомнил пятилетний Лев рассказанную ему старшим братом Николенькой легенду о зеленой палочке, зарытой недалеко в лесу, на краю оврага. На палочке «написано то, что должно уничтожить все зло в людях и дать им великое благо», сделав их счастливыми «муравейными братьями».

 Толстой описал эту легенду в своих «Воспоминаниях», утверждая, что и поныне верит в существование этой истины, возможность ее открытия и в то, что она и в самом деле принесет людям счастье. Патриархальный семейный уклад, уютный дом, игры с братьями и раздумья времен яснополянского детства нашли отражение в ранних произведениях Толстого.

Реалии эпохи, размышления писателя о хозяйстве мы находим, прежде всего, в описании жизни Левина («Анна Каренина»). Быт, пейзажи, образы имения, даже названия окрестных сел и деревень возникают в творчестве писателя на протяжении всей его жизни.

Младший сын в семье, Лев стал хозяином Ясной Поляны после смерти родителей и раздела наследства. Долгое время он бывал в родовой усадьбе наездами, в юности провел там несколько лет, до поступления на военную службу, но окончательно обосновался в имении лишь после женитьбы, в 1862 году. С этого момента Ясная Поляна нанесена не только на географическую, но и на духовную карту России.

Именно здесь Толстой пытался воплотить свои представления о жизни гармоничной, разумной, просто и мудро устроенной. В Ясной Поляне он открыл свою первую школу для крестьянских детей, а впоследствии еще около двадцати подобных школ в окрестных деревнях.

 Много времени и сил он уделял обустройству имения, расширял сады и лесные посадки, занимался коннозаводческой деятельностью. Не чурался и крестьянского труда: косил, рубил дрова. В усадьбу к писателю приходили и толстовцы — многочисленные последователи его религиозно-нравственного учения.


В 1880-х годах семье пришлось приобрести дом в Москве: старшие дети нуждались в продолжении образования, дочерям нужно было выезжать в свет. Но Толстой тяготился городской жизнью, своей обеспеченностью, принадлежностью к кругу «богатых и ученых». В последние годы писатель перестал покидать имение даже на зиму.

Ясная Поляна стала последним пристанищем Толстого: отвергая привычные обряды, писатель завещал похоронить себя «в лесу Старый Заказ, напротив оврага», там, где в детстве они с братом искали волшебную зеленую палочку. Его могила — заросший травой холм без памятника — сохранилась на том самом месте до наших дней. 

Сегодня Ясная Поляна — одно из немногих в России мест, где можно ощутить дух XIX века. Время было благосклонно к усадьбе: она не пострадала во время революции 1917 года и Гражданской войны, чудом уцелела при немецкой оккупации и сохраняет экспозицию, воссоздающую последний год жизни писателя.

Сейчас директором Ясной Поляны является праправнук Льва Николаевича Владимир Толстой.

 Он проводит ежегодные встречи потомков писателя, активно работает над расширением программ, которые предлагаются посетителям. 

Потомки  писателя

В усадьбе сохранился дом семьи писателя с богатой коллекцией бытовых предметов, флигель Кузминских, в котором размещалась школа для крестьянских детей, дом Волконского (ныне — историческая библиотека), многочисленные хозяйственные постройки. Но, помимо постоянной экспозиции, в Ясной Поляне проводятся фольклорные фестивали, выставки, есть программы для детей. И хотя на дворе шумный XXI век, это место дает понять, какой была усадебная жизнь полтора столетия назад. По-прежнему плодоносят яблоневые сады, посаженные Толстым, есть пасека и действующая коннозаводческая ферма — можно и верхом покататься по имению.

У ворот усадьбы стоят две круглые кирпичные башни, построенные дедом Толстого, князем Н. С. Волконским. Внутри башни полые, в них укрывались от непогоды сторожа. Слева от входа – небольшой домик для садовника, называемый «каменка». В 90-е годы XIX века в «каменке» была школа для крестьянских детей, в которой преподавали старшие дочери Толстого – Татьяна и Мария.

От башен к дому писателя ведет березовая аллея, называемая «Прешпект». Писатель любил её и неоднократно упоминал в своих произведениях.

Вообще для него была «самая чистая радость – радость природы». «Необычайная красота весны нынешнего года в деревне разбудит мертвого… Утром опять игра света и теней от больших, густо одевшихся берез прешпекта по высокой уж, темно-зеленой траве, и незабудки, и глухая крапивка, и все главное, маханье берез прешпекта такое же как было, когда я, 60 лет тому назад, в первый раз заметил и полюбил красоту эту». Так писал Толстой 3 мая 1897 из Ясной Поляны своей жене в Москву.

По левую сторону от «Прешпекта» находится Большой пруд. Половина этого пруда принадлежала помещику, половина – крестьянам. В былые времена здесь ловили рыбу, катались на лодках, а зимой – на санках и коньках. На берегу пруда сохранилась баня.

Повернув с «Прешпекта» налево, к дому Волконского, можно полюбоваться дивными яблоневыми садами. Плодовые сады – украшение яснополянской усадьбы. Молодой Л. Н. Толстой увеличил площадь сада с 10 до 40 гектаров. 
В первый год после женитьбы он, по воспоминаниям жены, «насажал большой яблочный сад, говоря, что это для Сережи, который тогда родился» (Сережа – старший сын Толстых). Слева от дороги сад старый, с разными сортами яблок, которые по осени тут можно купить. 

Справа – молодые саженцы. Маленький синий домик в глубине сада назывался «павильон», в нем в летнее время жили гости, в том числе художники Репин и Ге.

В старом саду можно встретить красивых лошадок, которых выпустили на прогулку из конюшни – как и в старые времена, она находится напротив дома Волконского. На лошадях при желании можно прокатиться. Вокруг дома Волконского расположились и другие хозяйственные постройки: птичник, сарай, кучерская изба.

Дом Волконского – самое старое здание в усадьбе. Предполагается, что в нем некоторое время жил дед писателя князь Н. С. Волконский (считается, что он стал прототипом старого князя Болконского из «Войны и мира», а его дочь, мать писателя – прототипом княжны Марьи). При князе в центральной части дома располагались мастерские по изготовлению полотна, ковров, обработке кожи. При Толстом здесь жила прислуга, находились прачечная и «черная кухня». В восточном крыле Дома Волконского размещалась художественная мастерская дочери Толстого Татьяны. Сейчас в этом здании находится администрация музея, а также проходят временные выставки.

По дороге к дому Толстого проходим флигель Кузминских. В 1859 году во флигеле Толстым была открыта школа для крестьянских детей, просуществовавшая три года. Позднее здесь останавливались гости. Чаще других здесь жила Татьяна Кузминская – младшая сестра жены писателя со своей семьей. По ее имени и назван флигель.

Главная святыня – дом Л.Н. Толстого, в который он переехал в 1856 году. Сюда привез он в 1862 году свою молодую жену, позже дом достраивался, потому что его не хватало для большой семьи.

В этом доме Толстой прожил более 50 лет. Все вещи, книги, картины здесь подлинные: они принадлежали Толстому, его домашним или даже предкам писателя. В доме сохраняется обстановка 1910 года, последнего года жизни Толстого. 

Во время Великой Отечественной войны усадьба сильно пострадала, здесь стояли фашисты и при отходе пытались поджечь дом Толстого. К счастью, строение успели потушить и спасти, как и многие ценные экспонаты, которые заблаговременно эвакуировали в Томск.

К могиле Льва Николаевича  ведёт тихая лесная дорога...

Толстой похоронен не на кладбище, а на краю оврага в лесу Старый Заказ – в точности по своему завещанию. Это место «зеленой палочки», легенду о которой писатель услышал в своем детстве от любимого брата Николая.

Когда Николаю было 12 лет, он объявил семье о великой тайне. Стоит раскрыть ее, и никто больше не умрет, не станет войн и болезней, и люди будут «муравейными братьями». Остается лишь найти зеленую палочку, зарытую на краю оврага. На ней тайна и записана. Дети Толстые играли в «муравейных братьев», усаживаясь под кресла, завешанные платками. Сидя все вместе в тесноте, они чувствовали, что им хорошо «под одной крышей», что они любят друг друга. И они мечтали о «муравейном братстве» для всех людей. Уже старым человеком Толстой напишет: «Очень, очень хорошо это было, и я благодарю бога, что мог играть в это. Мы называли это игрой, а между тем все на свете игра, кроме этого».
Недалеко от Ясной Поляны находится железнодорожная станция "Козлова Засека".


Здесь неоднократно бывал Толстой, отсюда он уехал в свой последний путь... Спустя несколько дней тело писателя привезли сюда для похорон, а гроб с ним до самой Ясной Поляны по ноябрьскому морозу несли на руках его почитатели. Станцию отреставрировали под начало XX века, здесь есть небольшая выставка о Толстом и его железной дороге. А у музея был замечательный проект, позволяющий любому желающему совершить путешествие по железной дороге… в компании с гением! 

           

   

Записи автора

Ясная Поляна Льва Толстого — Школа Путешественника

В один из мартовских дней мы отправились в Ясную Поляну. Всё таки название нашего тура: «Литературные усадьбы Тульской губеринии» и нужно соответствовать. Кто не слышал название этой усадьбы? Думаю, что слышали практически все, и связывают его с именем Льва Толстого. Только вот история усадьбы началась гораздо раньше.

Я́сная Поля́на —находится в 14 км к юго-западу от Тулы, основана в XVII веке и принадлежала сначала роду Карцевых, затем роду Волконских и Толстых. В ней 28 августа (9 сентября) 1828 года родился Лев Николаевич Толстой, здесь он жил, творил, здесь же находится его могила. Главную роль в создании облика усадьбы сыграл дед писателя Н.С. Волконский (из Вики).

Как дом начинается с порога, так и усадьба Ясная Поляна начинается с въездных ворот, по обеим сторонам которых установлены старинные каменные башенки. Они были построены ещё дедом писателя. Многие годы башни служили укрытием от непогоды для сторожей, которые охраняли территорию усадьбы и открывали массивные железные ворота. Ещё при жизни писателя ворота были демонтированы. Слева от башенок находится небольшой домик, который назывался «каменка». В нём жил садовник. Сейчас там кассы музея.

История усадьбы.

В 1763 году у Степана Карцева (первого владельца) усадьбу купил генерал-майор князь Сергей Фёдорович Волконский (1715 — 1784 гг., прадед Толстого Л.Н.). Усадьба получила своё имя по названию деревни, расположенной рядом. Основное преобразование Ясной Поляны началось при его сыне Николае Сергеевиче Волконском (1753 — 1821 гг., дед Толстого Л.Н.). Как и отец он тоже был военным. В 1799 году он вышел в отставку и поселился в усадьбе. С удвоенной силой Николай Сергеевич взялся за преображение территории. На высоком месте с широким видом на деревню и поля он построил два каменных флигеля, где сейчас расположены музеи, и заложил между ними трехэтажный дом, ниже разместил хозяйственные постройки, разбил парк, выкопал пруды.

За въездными воротами центральная берёзовая аллея, которая ведёт от каменных ворот к дому и флигелям.По этой аллее мы и отправимся знакомится с усадьбой. Вдоль аллеи тянутся каскадные пруды. Сейчас они подо льдом, поэтому плохо просматриваются.

Рядом с прудами тёплая теплица. Я таких не видела никогда))) Я даже сначала и не поняла, где она. Ниже деревянный домик на фотографии. На самом деле это настоящее чудо!

Лев Толстой был не только гениальный писатель, но и прекрасный садовод, аграрий, пчеловод и педагог. На своем небольшом участке он выращивал все необходимое для семьи овощи. Почти такая же площадь, что и под огород, была отведена парникам.

Подземную теплицу (она действует и по сей день) граф Толстой проектировал и обустраивал собственноручно в 70-х годах на месте сгоревшей в 1867году оранжереи князя Н. С. Волконского.

Снаружи она неказиста, с невысоким коньком и пологим остеклением. Зато снег быстро скатывается с крыши и в теплице довольно светло. Внутри же теплица двухуровневая, просторная и высокая, так как заглублена в почву (почти на 2 м). Земляные стенки, выложенные брусом, сохраняют тепло. Кроме того, в теплице устроена небольшая печь, поэтому в ней не только выращивали рассаду, но и держали круглогодично комнатные растения, кофейные кусты, ананасы и абрикосы. Для полива рассады воду брали и по сей день берут из прудов.

Повернём налево к дому Волконского. При князе Волконском в центральной части дома располагались мастерские по изготовлению полотна, ковров, обработки кожи. Сейчас здесь проводятся временные выставки. На одной позднее в рамках экскурсии мы побываем.

Напротив здание конюшни. Конюшни действуют и в наше время. Лошадки катают посетителей по усадьбе.

В усадьбе проводят мастер-классы и праздники. Мы застали проводы Масленицы)))

Масленица.

По дороге попадаются хозяйские постройки.

Прогуливаемся не спеша под ярким весенним солнышком. Дорога уже подтаяла. Наша цель — могила Льва Толстого. Находится она на окраине усадьбы в лесу, куда ведёт аллея. Экскурсовод туда не водит, посетить можно в отведённое свободное время, чем мы и воспользовались.

Справа дом Волконского.

При разделе наследства в 1847 году между детьми Николая Сергеевича Льву Николаевичу Толстому досталось приличное наследство. Одна только Ясная Поляна 1200 га. Так что усадьба довольно большая. Повсюду высажены аллеи.

Мы тем временем добрались до могилы писателя. Вокруг тишина и только пение птиц нарушает эту тишину.

Завещание Толстого: «Чтобы никаких обрядов не производили при закопании в землю моего тела; деревянный гроб, и кто захочет, свезет или снесет в лес Старый Заказ, напротив оврага, на место зелёной палочки».

Про «зелёную палочку» Льва Толстого ходят легенды. История о зеленой палочке, рассказанная маленькому Лёве его более старшим братом Николенькой, заложило в сердце будущего великого русского писателя семя, давшее в свое время богатейшие плоды в виде книг и поступков.

По воспоминаниям Льва Николаевича, однажды брат Николай, прерывая шумную игру расшалившихся детей, рассказал им о том, что на одной «зеленой палочке» он вырезал секрет того, как все люди могут быть счастливы, став при этом «муравейными братьями», и закопал палочку в потайном месте, где ее никто не найдет.Так и ищут эту палочку до сих пор:))

Мы тем временем возвращаемся на развилку и идём в другую сторону от могилы к месту, где любил сидеть в раздумьях писатель. В лесу, на тропинке, стоит сколоченная из стволов молодых берез любимая скамейка Льва Николаевича Толстого.

Лев Николаевич часто уединялся в лесу. Он велел соорудить прямо на тропинке скамейку, чтобы иногда уходить подальше от родственников и многочисленных ходоков, просителей, гостей. Сейчас скамейка имеет несколько другой вид. При Толстом она больше походила на кресло.

По одну сторону от скамейки лесная чаща,

по другую прекрасный луг. Летом тут особенно красиво.

Не перестаю любоваться небом, оно дивно — голубое.

Где-то дальше есть колодец и мостик, но мы до него не дошли. Время как-то очень быстро пролетело. Нам нужно было идти на экскурсию.

В настоящее время заповедник имеет 384 га. Из них: под усадьбой 54 га, под сенокосом 40 га, под лесом 242 га.

Дом, в котором родился Л.Н. Толстой, не сохранился. В 1854 году Лев Николаевич, находясь в то время на Кавказе, просит своего дальнего родственника В.П. Толстого продать большой яснополянский дом.Сейчас на месте дома лежит камень с табличкой. Потом Толстой очень жалел о принятом решение.

Сохранился дом, где жил Толстой со своей семьёй. Дом постоянно достраивался, потому что семья у писателя была большая.

.

Не могу не рассказать про сей факт. Очень важный в истории Ясной Поляны. 29 октября 1941 года на яснополянскую землю вступили фашисты. 45 дней продолжалась оккупация Ясной Поляны. Дом великого писателя был превращен в казарму, а рядом с его могилой фашисты захоронили 70 своих солдат. Огромный ущерб был нанесен саду и парку. В последний день пребывания в Ясной Поляне гитлеровцы разожгли костры в доме писателя, и лишь самоотверженными действиями сотрудников музея пожар был потушен.

Ясная Поляна была освобождена 15 декабря 1941 года. Музей сильно пострадал в годы Великой Отечественной войны, но основная коллекция была сохранена (она была эвакуирована в Томск). Служители очень гордятся коллекцией личных вещей Толстого и членов его семьи.

Терраса дома Толстого. Очень лёгкая и ажурная.

Дальше мы проходим в музей. Фотографировать в музее нельзя! Сюрприз((( Дом-музей сохранил привычную великому писателю обстановку. В целости и сохранности в кабинете Льва Николаевича стоит стол, на котором он закончил не одно произведение. Частично сохранены даже его книги, но прикасаться к ним строго запрещено. Как впрочем и к остальным предметам.

Очень много предметов, которые помнят писателя.

.

Кровать писателя с покрывалом. На стуле кофта Толстого. Всё как прежде)))

Кресло, в котором передвигался Толстой, когда уже болел.

Эту коляску увидела на временной выставке, посвященной книгам писателя. Не могла пройти мимо:))

Жизнь Льва Толстого была полна противоречий. С одной стороны он хотел всё раздать крестьянам, с другой не мог обойтись без личного доктора и повара. Последние годы жизни он постоянно ссорился с женой, вокруг него появлялись различные личности, которые чего-то от него хотели. Очень интересно слушать экскурсовода. Хотя до конца правду не может знать никто. Как бы там ни было, Толстой был плодовитый автор и подарил нам много замечательных книг. Творчество Толстого Л.Н. составляет бесценный вклад в русскую и мировую литературу. Его произведения выходили тиражами в десятки миллионов экземпляров. Они были переведены на многие языки мира. По ним снимались и сейчас продолжают сниматься фильмы. Некоторые его книги входят в обязательную программу изучения литературы. Не знаю, как сейчас, мы Толстого читали в школе:))

Не могли мы не заехать в Никольскую церковь в деревне Кочаки, которая находится всего в двух километрах от Ясной Поляны.

Это небольшая одноглавая каменная церковь построена в стиле, типичном для Московского государства начала XVII столетия. В 1930-х годах Никольская церковь была закрыта, в ней размещался склад для зерна, а затем колёсная мастерская. С сентября 1946 года церковь была передана верующим. При храме находится Кочаковский некрополь.

Кочаковский некрополь представляет собой небольшое прицерковное кладбище в виде правильного четырёхугольника. Кладбище обнесено хорошо сохранившейся кирпичной стеной. В трёх углах её находятся невысокие башенки, увенчанные луковичными куполами.

История Кочаков и кладбища переплетается с историей Ясной Поляны, поскольку жители её являлись прихожанами Никольской церкви и хоронили умерших на местном погосте. На этом сельском кладбище похоронены родители, братья, жена, некоторые из детей и внуков Толстого, а также многие близкие к нему люди.Кочаковское кладбище является единственным семейным некрополем Толстых. Кроме того, оно вместе с церковью представляет ценный историко-архитектурный ансамбль белее чем трёхсотлетней давности. Этот памятник является неотъемлемой частью мемориального и природного заповедника музея-усадьбы Л.Н. Толстого «Ясная Поляна»

Фамильный склеп Толстых. В склепе похоронены родители Л.Н.Толстого и его брат.

.Из интересного: на погосте похоронены служившие здесь священники, среди них – Василий Можайский, который крестил Льва Толстого в 1828 году.

За каменной оградой есть могилка современной прорицательницы Дуняши, которую очень почитают в Туле и окрестностях. Сфотографировать не успела. Зато успела сфотографировать весьма интересное надгробие.

Рядом с церковью стоит одноэтажный каменный дом с деревянным крыльцом – школа, где учился герой рассказа Толстого Филипок.

Вот такое интересное и познавательное путешествие в мир Льва Толстого случилось у меня в марте. Ещё один рассказ, имеющий отношение к писателю — «музей-станция Козлова Засека».

Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна», Тульская область

Крестьяне как-то спросили у Толстого:

– Лев Николаевич, вы за границей бывали. Небось, там лучше?

– Нет, – ответил он, – лучше своей родины нигде нет. Для меня самое лучшее – Ясная Поляна.


Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» находится в Тульской области, в 200 км к югу от Москвы и в 14 км от Тулы. Это один из самых знаменитых музеев мира, где по-прежнему живет дух великого писателя, и поддерживаются традиции его семьи. В Ясной Поляне Толстой родился, прожил большую часть своей жизни, здесь он и похоронен.


Л.Н. Толстой на террасе Яснополянского дома.


Ехать в Ясную Поляну можно в любое время года – здесь всегда по-своему хорошо. Территория музея-заповедника огромная (412 гектаров). Планируя свой визит, надо иметь в запасе хотя бы полдня, а лучше день. У въезда имеется большая парковка, множество сувенирных лавок, магазинчиков и кафе.


У ворот усадьбы стоят две круглые кирпичные башни, построенные дедом Толстого, князем Н. С. Волконским. Внутри башни полые, в них укрывались от непогоды сторожа. Слева от входа – небольшой домик для садовника, называемый «каменка». В 90-е годы XIX века в «каменке» была школа для крестьянских детей, в которой преподавали старшие дочери Толстого – Татьяна и Мария.


От башен к дому писателя ведет березовая аллея, называемая «Прешпект». Писатель любил её и неоднократно упоминал в своих произведениях.

Вообще для него была «самая чистая радость – радость природы». «Необычайная красота весны нынешнего года в деревне разбудит мертвого… Утром опять игра света и теней от больших, густо одевшихся берез прешпекта по высокой уж, темно-зеленой траве, и незабудки, и глухая крапивка, и все главное, маханье берез прешпекта такое же как было, когда я, 60 лет тому назад, в первый раз заметил и полюбил красоту эту». Так писал Толстой 3 мая 1897 из Ясной Поляны своей жене в Москву.

По левую сторону от «Прешпекта» находится Большой пруд. Половина этого пруда принадлежала помещику, половина – крестьянам. В былые времена здесь ловили рыбу, катались на лодках, а зимой – на санках и коньках. На берегу пруда сохранилась баня.

По правую сторону «Прешпекта» разбит английский парк с каскадом из трех небольших прудов: Верхнего, Среднего и Нижнего.

Поворачиваем с «Прешпекта» налево, к дому Волконского, и любуемся дивными яблоневыми садами. Плодовые сады – украшение яснополянской усадьбы. Молодой Л. Н. Толстой увеличил площадь сада с 10 до 40 гектаров. В первый год после женитьбы он, по воспоминаниям жены, «насажал большой яблочный сад, говоря, что это для Сережи, который тогда родился» (Сережа – старший сын Толстых). Слева от дороги сад старый, с разными сортами яблок, которые по осени тут можно купить. 


Справа – молодые саженцы. Маленький синий домик в глубине сада назывался «павильон», в нем в летнее время жили гости, в том числе художники Репин и Ге.


В старом саду можно встретить красивых лошадок, которых выпустили на прогулку из конюшни – как и в старые времена, она находится напротив дома Волконского. На лошадях при желании можно прокатиться. Вокруг дома Волконского расположились и другие хозяйственные постройки: птичник, сарай, кучерская изба.



Дом Волконского – самое старое здание в усадьбе. Предполагается, что в нем некоторое время жил дед писателя князь Н. С. Волконский (считается, что он стал прототипом старого князя Болконского из «Войны и мира», а его дочь, мать писателя – прототипом княжны Марьи). При князе в центральной части дома располагались мастерские по изготовлению полотна, ковров, обработке кожи. При Толстом здесь жила прислуга, находились прачечная и «черная кухня». В восточном крыле Дома Волконского размещалась художественная мастерская дочери Толстого Татьяны. Сейчас в этом здании находится администрация музея, а также проходят временные выставки.



По дороге к дому Толстого проходим флигель Кузминских. В 1859 году во флигеле Толстым была открыта школа для крестьянских детей, просуществовавшая три года. Позднее здесь останавливались гости. Чаще других здесь жила Татьяна Кузминская – младшая сестра жены писателя со своей семьей. По ее имени и назван флигель.


Главная святыня – дом Л.Н. Толстого, в который он переехал в 1856 году. Сюда привез он в 1862 году свою молодую жену, позже дом достраивался, потому что его не хватало для большой семьи.



В этом доме Толстой прожил более 50 лет. Все вещи, книги, картины здесь подлинные: они принадлежали Толстому, его домашним или даже предкам писателя. В доме сохраняется обстановка 1910 года, последнего года жизни Толстого. 


Во время Великой Отечественной войны усадьба сильно пострадала, здесь стояли фашисты и при отходе пытались поджечь дом Толстого. К счастью, строение успели потушить и спасти, как и многие ценные экспонаты, которые заблаговременно эвакуировали в Томск.


До могилы Льва Николаевича нужно пройтись по лесной дороге минут 10-15. 

Сжатое изложение "Ясная Поляна - усадьба великого писателя Л. Н. Толстого"

Текст для сжатого изложения:

музей-усадьба “Ясная Поляна”

Ясная Поляна – усадьба великого писателя Льва Николаевича Толстого. Нет надобности гадать, почему она названа Ясной. Пройдите берёзовую аллею от входа в усадьбу, и дорога выведет вас на простор – на большую поляну. Тут, если взойти на взгорок, открывается мир, который сразу вас остановит и который захочется как следует разглядеть.

Вся поляна, залитая солнцем, как на ладони. Со всех сторон обрамляет поляну лес. Внизу по равнине змеится речка Воронка с двумя мостами. Угадывается дорога, по которой лошадь лениво тянет телегу, проходит к речке стайка посетителей Ясной Поляны. Опушки леса темны, а поляна золотится под солнцем. Сознаёшь: на тульской и орловской земле немало таких полян, приютившихся меж холмами, поросшими лесом. Но эта – особая. Лев Толстой любил это место в усадьбе, часто сюда приходил постоять, увидеть, как поляною в лес прячется солнце.

Когда-то Лев Николаевич Толстой написал: “Счастье – это быть с природой, говорить с ней”. Как писатель умел “говорить”, мы знаем: всё его творчество пронизано острым чувством природы. Природа была важнейшей частью физической и духовной жизни Толстого.

(По В. М. Пескову)

Микротемы:

  1. Название усадьбы великого писателя Льва Толстого – Ясная Поляна – связано с местом ее расположения – большой поляной, составляющей мир, который хочется разглядеть.
  2. Обрамлённая тёмным лесом светлая поляна в усадьбе особая, и Лев Толстой любил это место и часто приходил сюда постоять, увидеть, как за поляною в лес прячется солнце.
  3. Природа была важнейшей частью физической и духовной жизни Толстого, и всё его творчество пронизано острым чувством природы.

Готовое сжатое изложение:

Ясная Поляна – усадьба великого писателя Льва Толстого. Такое название связано с местом ее расположения – большой просторной поляной, составляющей мир, который хочется разглядеть.

Поляна, залитая солнцем, как на ладони, а со всех сторон ее обрамляет лес. Внизу речка Воронка, дорога. Опушки леса темны, а поляна золотится под солнцем. Эта поляна особенная. Лев Толстой любил это место в усадьбе, часто приходил сюда посмотреть, как за поляною в лес прячется солнце.

Лев Николаевич Толстой считал, что быть с природой – это счастье. Все его творчество пронизано острым чувством природы. Природа была важнейшей частью физической и духовной жизни писателя. (94 слова)

Mark Forster - Текст песни Like a Lion + перевод на английский

Guy in the mirror, plays ok,

Я что-то чувствую, когда вижу тебя

И может быть, я слишком груб с тобой

Когда тебя ждет светлое будущее (получи его)

Но внутри нас столько всего

Золото переливается сквозь кожу несовершенного

До сегодняшнего дня еще не номер один в степи

Но действительно не так-то просто съесть тебя

Сильный, как лев, сильный, как лев

Все знают, что мы сильны как лев

Мы дикие, большие и свободные и

Сильный, как лев, сильный, как лев

Сильный, как лев, сильный, как лев

Все знают, что мы сильны как лев

Мы дикие, большие и свободные и

Сильный как лев, сильный как лев

А-э-э

Ах-а-и-ах (ах)

Сильный как лев, сильный как лев

А-э-э

Ах-а-и-ах (ах)

Сильный как лев, сильный как лев

А-а-а

В моем ухе хорошо знакомый звук

Я могу обнаружить тебя, даже в миллион

Ты даешь мне крылья и заставляешь подняться

Не теряйте веру в меня, иначе я упаду на землю (о да)

Впереди еще так много всего

Уже вижу цель на горизонте

Смотрю в долину, гиены поют

Я чувствую ветер в гриве

Сильный как лев, сильный как лев

Все знают, что мы сильны как лев

Мы дикие, большие и свободные и

Сильный, как лев, сильный, как лев

Сильный, как лев, сильный, как лев

Все знают, что мы сильны как лев

Мы дикие, большие и свободные и

Сильный как лев, сильный как лев

А-э-э

Ах-а-и-ах (ах)

Сильный как лев, сильный как лев

А-э-э

Ах-а-и-ах (ах)

(Сообщите им)

Сильный, как лев, сильный, как лев

(О-о-о) Одно я знаю

Заметив, что весь этот огромный мир остановит нас сейчас

(О-о-о) Больше возможностей для роста

Отмечая, что весь этот огромный мир остановит нас сейчас

(О-о-о) Я не так много знаю

Только эта любовь и время сделают меня сильным и богатым

Решившись, я решил быть диким и свободным

Так что бегите, когда увидите меня, я

Сильный как лев, сильный как лев

Все знают, что мы сильны как лев

Мы дикие, большие и свободные и

Сильный, как лев, сильный, как лев

Сильный, как лев, сильный, как лев

Все знают, что мы сильны как лев

Мы дикие, большие и свободные и

Сильный, как лев, сильный как лев

А-э-э (о-о)

Ах-а-и-ой (ой-ой-ой)

Сильный как лев, сильный как лев

А-а-а (о-о)

А-а-и-ой (ой-ой-ой)

(Один на миллион)

Сильный, как лев, как лев

А-э

Чистое, хорошо освещенное место

Резюме и анализ Чистое, хорошо освещенное место

Сводка

Рано утром в испанском кафе старик пьет бренди.Молодой официант сердится; он хочет, чтобы старик ушел, чтобы он и старший официант могли закрыть кафе и уйти домой. Он оскорбляет глухого старика и болезненно равнодушен к чувствам старшего официанта, когда он заявляет, что «старик - гадость». Официант постарше, однако, понимает, что старик, пьющий бренди за бренди, не противен; он только одинок. Несомненно, поэтому на прошлой неделе старик пытался повеситься.

Когда старик уходит, официанты закрывают кафе.Молодой официант уходит домой, а старший официант идет в круглосуточное кафе, где, думая об ужасной пустоте жизни старика, с которой он остро отождествляет себя, заказывает у официанта чашку нада. Чашка ничего. Человек, принимающий заказ, думает, что старый официант просто еще один сумасшедший старик; он приносит ему кофе.

Допив кофе, старший официант отправляется домой. Сон за несколько часов. А до тех пор он должен постараться храбро справиться с темным ничтожеством ночи.

Анализ

Что происходит в этой истории? Ничего. Что означают персонажи? Ничего. В чем сюжет? Ничего. Фактически, из-за отсутствия сюжета Хемингуэй позволяет нам полностью сосредоточиться на значении истории - то есть в мире, характеризующемся ничто, какое возможное действие могло иметь место? Точно так же, что ни у одного персонажа нет имени и нет характеристики, подчеркивает бесплодие этого мира.

Какова же тогда тема этой истории? Ничто или ничто.Именно об этом и идет речь: о ничто и о том, какие шаги мы предпринимаем против него. Столкнувшись с бессмысленным миром, как может тот, кто отверг все старые ценности, кто теперь совершенно один, как этот человек должен встретиться с этим бесплодным миром? Как этот человек может избежать тьмы нада или небытия?

Место действия - чистое испанское кафе, где два безымянных официанта - старый и молодой - обсуждают старика (также неназванного), который приходит каждую ночь, сидит один и пьет бренди до последнего времени закрытия.Молодой официант упоминает, что на прошлой неделе старик пытался покончить жизнь самоубийством. Когда старый официант спрашивает, почему старик пытался покончить жизнь самоубийством, молодой официант отвечает ему, что старик охвачен отчаянием. "Почему?" - спрашивает старый официант. «Ничего», - отвечает молодой официант.

Молодой официант показывает, что нет абсолютно никаких причин для самоубийства, если у кого-то есть деньги - которые, как он слышал, есть у старика. Для молодого официанта деньги решают все проблемы. Для старого, богатого человека попытка покончить жизнь самоубийством из-за отчаяния столкнуться с ничем не поддается пониманию молодого официанта.Однако ничто - причина того, что старик каждый вечер приходит в кафе и пьет, пока не напьется.

Напротив, старый официант знает все об отчаянии, так как он остается в течение некоторого времени после того, как погас свет в чистом, ранее хорошо освещенном кафе. Старый официант тоже знает страх. «Это не был страх или страх, - говорит Хемингуэй о старом официанте, - это было ничто, которое он слишком хорошо знал. Это было ничто, и мужчина тоже был ничем». Остановившись, чтобы выпить в дешевом круглосуточном баре, старый официант знает, что не уснет до утра, когда станет светло.

История подчеркивает опоздание - опоздание не только с точки зрения утреннего времени (сейчас почти 3 часа ночи), но и с точки зрения жизни старика и старого официанта. Однако наиболее важным является упор на религиозные традиции, в частности на испанскую католическую традицию, потому что вера в обещания католицизма больше не может поддерживать или утешать этих стариков. Таким образом, самоубийство заманчиво.

Старик, который пьет бренди в чистом, хорошо освещенном кафе, буквально глух, точно так же, как он метафорически глух к устаревшим традициям христианства и христианским обещаниям: он больше не слышит их.Он одинок, он изолирован, сидит в тени, оставленной природой в современном искусственном мире. Кроме того, весь оставшийся свет - это искусственный свет - в этом чистом, "хорошо освещенном" кафе.

В этой истории важно не только состояние ничто в мире, но и то, как старик и старый официант чувствуют и реагируют на это ничто. Таким образом, настоящий предмет исследования Хемингуэя - это ощущение состояния человека ничто, а не само ничто.Однако обратите внимание, что ни один из стариков не является пассивной жертвой. У старика есть свое достоинство. И когда молодой официант говорит, что старики мерзки, старый официант не отрицает общей истины этого утверждения, но он приходит в защиту старика, указывая, что этот конкретный старик чист и ему нравится пить коньяк в чистом, хорошо освещенном месте. И старик уходит достойно. Это немного - этот старый осколок человеческого достоинства - перед лицом человеческого состояния ничто, но, как говорит Хемингуэй, иногда это все, что у нас есть.

Молодой официант хочет, чтобы старик пошел в одно из круглосуточных кафе, но старый официант возражает, потому что верит в важность чистоты и света. Здесь, в этом хорошо освещенном кафе, свет - это рукотворный символ попытки человека удержать тьму - не навсегда, а как можно позже. Существенное одиночество старика менее невыносимо в свете, где есть достоинство. Опасность одиночества, в темноте, в небытии - это самоубийство.

Здесь мы можем ясно увидеть различия между старым официантом и молодым официантом, особенно в их противоположном отношении к старику.Однако поначалу отзывы официантов о проходящем солдате и молодой девушке кажутся очень похожими; они оба кажутся циничными. Тем не менее, когда молодой официант говорит о старике: «Я бы не хотел быть таким старым. Старик - отвратительная вещь», тогда мы видим явную разницу между двумя официантами, потому что старый официант защищает старика: «Этот старик чист. Он пьет, не пролив. Даже сейчас, пьян».

Молодой официант отказывается подать старику еще один напиток, потому что он хочет вернуться домой к своей жене, а старый официант, напротив, возмущен поведением молодого официанта.Старый официант знает, что значит идти домой в темноте; сам он не пойдет домой спать до рассвета - когда ему не придется засыпать в небытии тьмы.

Таким образом, в некотором смысле старый официант частично является представителем Хемингуэя, потому что он указывает, что старик выходит из кафе, идя с достоинством; он подтверждает чистоту старика. В отличие от порывистого молодого официанта, которому нужно вернуться домой с женой, старый официант не торопится, потому что его никто не ждет; ему некуда идти, кроме его пустой комнаты.Старый официант мудрее, терпеливее и чуток, чем молодой официант.

Хемингуэй говорит следующее: чтобы удерживать ничто, тьму и нада в страхе, мы должны иметь свет, чистоту, порядок (или дисциплину) и достоинство. Если все остальное потерпело неудачу, у человека должно быть что-то, к чему он мог бы прибегнуть, иначе единственный выход - самоубийство - и это конечный конец всего: «Это все ничто, что он слишком хорошо знал. Все это было ничем, а человек был ничем. ... Было только то и свет.. . и определенная чистота и порядок ».

В конце рассказа старый официант остается один в дешевом баре «винный погреб», который хорошо освещен, но не чист. Поскольку он обдумывал концепцию нада, он говорит, когда бармен спрашивает его заказ, «Нада», что побуждает бармена сказать ему (по-испански), что он сумасшедший. Понимая правду того, что он слышал, старый официант отвечает теперь хорошо известной пародией на молитву «Отче наш»: «Наши нада, которые находятся в нада…».

Оставшись один, старый официант изолирован, зная, что все - ничто.Он стоит у грязного неотшлифованного бара. Он не может достичь даже того достоинства, которым обладал старик в кафе; он также знает, что не уснет. Возможно, у него бессонница, но мы знаем лучше: старый официант не может заснуть, потому что он боится темноты, боится небытия. Сам Хемингуэй страдал от тяжелых приступов бессонницы, чувствуя себя одиноким и покинутым во Вселенной.

Глоссарий

песата монета небольшой стоимости.

человек человек

бодегас кафе, предлагающих алкогольные напитки.

Лев Толстой | Биография, книги и факты

Лев Николаевич Толстой был российским писателем, наиболее известным своими романами «Война и мир» и «Анна Каренина», которые считаются величайшими романами реалистической фантастики. Толстой также многими считается лучшим романистом мира. Помимо романов, Толстой писал рассказы, очерки и пьесы. Будучи нравственным мыслителем и социальным реформатором, Толстой придерживался строгих моралистических взглядов. Позже он стал ярым христианским анархистом и анархо-пацифистом.Его подход ненасильственного сопротивления к жизни был выражен в его работах, таких как «Царство Божье внутри тебя», которое, как известно, оказало глубокое влияние на важных деятелей 20-го века, в частности, на Мартина Лютера Кинга-младшего и Мохандаса Ганди.

Лев Толстой родился в Ясной Поляне 9 сентября 1828 года и принадлежал к известной дворянской семье. Он был четвертым среди пяти детей графа Николая Ильича Толстого и графини Марии Толстой, оба из которых умерли, оставив своих детей на воспитание родственникам.Желая поступить на факультет восточных языков Казанского университета, Толстой подготовился к вступительным экзаменам, изучив арабский, турецкий, латинский, немецкий, английский и французский языки, а также географию, историю и религию. В 1844 году Толстой был принят в Казанский университет. Не имея возможности получить высшее образование после второго курса, Толстой вернулся в Яснавскую Поляну, а затем стал путешествовать между Москвой и Санкт-Петербургом. Обладая некоторым практическим знанием нескольких языков, он стал полиглотом. Вновь обретенный юноша привлекал Толстого к выпивке, посещению публичных домов и, прежде всего, к азартным играм, что привело его к тяжелым долгам и агонии, но Толстой вскоре осознал, что ведет жестокую жизнь, и снова попытался сдать университетские экзамены в надежде, что получит место в правительство, но в итоге оказался на Кавказе, служа в армии по стопам своего старшего брата.Именно в это время Толстой начал писать.

В 1862 году Лев Толстой женился на Софье Андреевне Берс, которую чаще звали Соня, которая была на 16 лет моложе его. У пары было тринадцать детей, пятеро из которых умерли в раннем возрасте. Соня была секретарем Толстого, корректором и финансовым менеджером, когда он написал два своих величайших произведения. Их ранняя супружеская жизнь была наполнена удовлетворением. Однако отношения Толстого с женой ухудшились, поскольку его убеждения становились все более радикальными, вплоть до отказа от унаследованного и заработанного богатства.

Толстой начал писать свой шедевр «Война и мир» в 1862 году. Шесть томов этого труда были опубликованы между 1863 и 1869 годами. В этом великом романе, состоящем из 580 персонажей, взятых из истории, и других персонажей, созданных Толстым, рассматривается теория истории и незначительность таких известных фигур, как Александр и Наполеон. Следующая эпопея Толстого «Анна Каренина» была начата в 1873 году и полностью опубликована в 1878 году. Среди его первых публикаций - автобиографические произведения, такие как «Детство, отрочество и юность» (1852–1856).Хотя это произведения художественной литературы, романы раскрывают аспекты жизни и опыта Лео. Толстой был мастером написания о русском обществе, свидетельство чего представлено в книге «Казаки» (1863 г.). Его более поздние произведения, такие как «Смерть Ивана Ильича» (1886) и «Что делать?» (1901) сосредоточены на христианских темах.

В последние годы жизни Толстой все больше склонялся к аскетической морали и твердо верил в Нагорную проповедь и ненасильственное сопротивление. 20 ноября 1910 года Лев Толстой скончался в возрасте 82 лет от пневмонии.

Купить Книги Льва Толстого

Два типа л

Многие разновидности английского языка, включая SBE, имеют два типа l: первый звук lick lik звучит иначе, чем последний звук kill kil. На самом деле l в kill и kill kiliŋ звучат по-разному. Говоря фонетически, l в слове kill является веларизованным, что означает, что задняя часть языка приподнята над velum, придавая l некоторый оттенок u.В ls lick и kill отсутствует эта окраска u. Согласный звук u-цвета называется темным L, другой - прозрачным L, а иногда и светлым L. Темный - веляризованный - L представлен как ɫ, чистый L - просто l.

Акценты английского языка сильно различаются в отношении распределения ясного и темного L. Общий американский и шотландский английский лишены этого различия и имеют веларизованный, то есть темный, L во всех позициях, тогда как ирландский английский имеет только четкий L. Оба варианта встречаются в стандартном британском английском.Два типа l находятся в дополнительном распределении, следовательно, они являются аллофонами одной фонемы l. Сейчас мы рассмотрим их распространение.

Как уже отмечалось, l в строке lick является прозрачным (lik), а в строке kill - темным (kiɫ). Было бы очень смело делать выводы из такого небольшого количества данных, поэтому давайте рассмотрим еще несколько примеров. Они были сгруппированы по типу l, который в них встречается.

прозрачный L темный L
lick kill
click kilt
splash Delft
polo
9028 9028
симплекс колокольня
убийство убит
шиллинг сборка

слово, наконец ), в то время как за темным L следует согласная (например, kilt ) или финальное слово (например, kill ).Утверждать, что последнее слово l всегда темно, неправильно. Рассмотрим слово , убивающее килю. Поскольку основа этого слова - kill, , которая сама по себе является словом, l в этом слове является окончанием слова. Окончание слова не обязательно означает наличие пробела в письме, это просто означает нахождение в конце слова, а часть kill в kill - это слово. Это помечено фонологами как kill # ing . » Символ # называется решёткой и в фонологии обозначает границу слова.Обратите внимание, что часть шиллинг- в шиллингах не является словом, поэтому l в шиллингах не является окончанием слова. Но это не имеет значения, l в обоих случаях ясно.

L также является финальным словом в словах kill, , но в данном случае за ним следует согласная буква d в ​​суффиксе прошедшего времени. Фактически, последний аллофон слова l выбирается сегментом, следующим за границей слова, то есть первым сегментом суффикса или следующего слова. Таким образом, killing kiliŋ имеет чистую L точно так же, как kill Inge kil iŋgə или шиллинг ʃiliŋ, и убит kiɫd имеет темную L точно так же, как kill Dan ki dan или build biɫd.То есть граница слова никоим образом не влияет на то, четкое или темное l.

Подводя итог, четкий L появляется перед гласной, а темный L встречается в другом месте, то есть перед согласным или в конце высказывания (перед паузой) в стандартном британском английском. Это может быть дано следующими формулами:

l: __ (#) V
ɫ: __ (#) C и __ ## » Две решетки означают паузу.

Заключенные в скобки символы границ слова указывают на то, что с точки зрения этой закономерности безразлично, находится ли гласный или согласный, следующие за l, в том же слове, или в начале суффикса, или в следующем слове.

yod Есть две модификации, которые необходимо добавить к приведенной выше формулировке распределения прозрачного и темного L. С одной стороны, l ясен в следующих примерах.

стоимость valjuw, миллионов miljən, школьный двор sguwljaːd

В каждом из этих случаев мы находим j (называемое yod) после l, что ясно. Это неожиданно, поскольку j - согласный звук, » Мы знаем, что j - согласный, потому что мы находим неопределенный артикль a (а не an ) и определенный артикль ðə (не ðij) перед словами, начинающимися с Это.а перед согласными l должно быть темным. Здесь мы не будем исследовать возможные причины этой особенности, а только зафиксируем ее. Формулы изменены, как указано ниже:

l: __ (#) {V j}
ɫ: __ (#) {p t k b d g ʧ ʤ f v θ ð s z ʃ ʒ m n l r w h} и __ ##

Проблема с этими формулами в том, что ни «V или j», ни «любой согласный, кроме j» не являются естественным классом, т.е. не существует стандартного набора звуков, который включает именно эти сегменты. Следовательно, мы либо перечисляем все соответствующие сегменты (как указано выше), либо создаем произвольные наборы, которые необходимо определить.

слоговая l Кроме того, приведенное выше распределение ясного и темного L должно быть ограничено несложными вхождениями l. Согласные, в том числе l, обычно встречаются до или после гласной. В некоторых языках, в том числе в английском, некоторые согласные также могут занимать середину слога, что обычно для гласных. Слово little litl содержит два слога (li и tl), но только один гласный в первом слоге. Во втором слоге всего два согласных, из которых l занимает позицию «гласного»: это слоговое. » В венгерском языке обычно нет слоговых согласных, но многие носители произносят один во втором слоге Lidl. Другие носители произносят это имя как лидли с гласной во втором слоге.

Слоговая буква l, обозначенная как l̩, является темной, независимо от того, что за ней следует, гласная или согласная. Итак, второй слоговой l̩ темный в каждом из следующих примеров:

Little Ann litl̩ an, Little Eunice litl̩ juwnis, Little Thelma litl̩ θelmə

последнее прикосновение 2015-09-18 21:39:32 +0200
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *