Марк ньюсон работы: Марк Ньюсон и предметы за 3,5 миллиона долларов • Интерьер+Дизайн

Содержание

Marc Newson. Марк Ньюсон | Знаменитые архитекторы и дизайнеры

Марк Ньюсон (Marc Newson, 1963, Сидней, Австралия, живёт в Лондоне с 1997, имеет дом и студию в Париже) — успешный современный промышленный дизайнер, который работает в области авиастроения, дизайна мебели и товаров, ювелирных украшений, одежды. Он использует стиль дизайна, известный как биоморфизм, для создания красивых и эргономичных вещей. Этот стиль включает плавные текучие линии, полупрозрачность, прозрачность, отсутствие острых углов, использование высокотехнологичных материалов. В 2005 Марк Ньюсон был включен журналом TIME в список 100 наиболее влиятельных людей года.

 

Марк Ньюсон известен своим футуристическим, но при этом технически строгим подходом к дизайну. Ньюсон стал частью ультрамодного мира поп-культуры. Как-то у него спросили, почему он стал дизайнером. Марк ответил, что его очень раздражали говнястые (shitty) вещи вокруг, и он чувствовал, что можно их делать гораздо лучше.

И интуиция его не подвела. Нынче такой гладкий футуризм не очень в моде, но его вещи, несмотря на свой непременный пластиковый блеск, не угрожающе-индустриальны, а больше смахивают на неких зверюшек из будущего.

 

Его работы можно увидеть в клипах Мадонны, фильме «Остин Пауэрс» и других. Многое из его мебели, осветительных приборов, стеклянной посуды и предметов домашнего хозяйства приобрело статус культурных ценностей.

 

Он делает всё: стулья, стеклянную посуду и велосипеды, рестораны, реактивные самолеты. Он нашёл клиентов в Европе, Северной Америке и Азии. Достижения Марка Ньюсона: кресло Lockheed Lounge, самолет Falcon 900B jet, concept car Ford o21c, персональный реактивный самолёт Kelvin 40, велосипед Biomega, ресторан Coast (Лондон), студия звукозаписи Syn (Токио), бутики.

 

Работы Ньюсона находятся в Музее дизайна (Лондон), Музее декоративного искусства (Париж), Музее современного искусства (Нью-Йорк). 

 

Он родился в Сиднее в 1963 году и в дизайн попал благодаря своей матери (его отец ушёл, когда он был ещё ребёнком), которая работала управляющей прибрежного отеля, где они и жили.  Отель был наполнен «действительно отличными итальянскими вещицами: сервировочными столиками от Joe Colombo и большими круглыми подушками от Sacco. Когда он был подростком, они с матерью путешествовали по Европе и Азии, пока Ньюсон не вернулся в Сидней, где стал изучать ювелирное дело и скульптуру в Сиднейском Колледже Искусств (Sydney College of the Arts). Вскоре он приложил полученные знания к изготовлению мебели и стал зубрить историю дизайна, «заимствуя» копии итальянских журналов, таких как Domus и Ottogano, у киоскёра, на которого он работал неполный день. «Именно так я узнал о Мемфисе и обо всём, что происходило тогда в Европе».

 

Ньюсон всегда утверждал, что расти в Австралии, стране без местной традиции дизайна — огромное преимущество для дизайнера. «Если бы я изучал дизайн в Италии, меня бы учили те, кого учил Этторе Соттсасс (Ettore Sottsass) или Марио Беллини (Mario Bellini), и эти традиции вызывали бы у меня отвращение, — говорит он. — Поскольку я приехал из Австралии, мой дизайн был самобытным и инстинктивным».

 

У меня не было учителей, но было очень много обстоятельств, которые оказали на мой стиль огромное влияние, начиная с детских наблюдений за работой моего дедушки и его братьев, собирающих автомобили в гараже, и до огромного количества вещей вокруг. И, конечно, путешествия по миру. Это громадный источник вдохновения, особенно наблюдения за различными культурами.

 

Он начал экспериментировать с мебелью ещё как студент. В 1986 году (через 2 года после окончания колледжа) Ньюсон открывает свою студию POD, которая специализировалась на дизайне мебели и часов. Прорыв состоялся в 1986 году, когда Марк создал шезлонг Locked Lounge, «жидкую металлическую форму, похожую на гигантскую каплю ртути», отдалённо напоминающую кушетки, которые он видел на живописных полотнах французских мастеров XVIII века. Ньюсон сделал это кресло сам всего за пару месяцев, прибив сотни алюминиевых панелей на самодельную форму из стекловолокна. После того как Locked Lounge был представлен в сиднейской галерее Roslyn Oxley Gallery, он был номинирован на приз Австралийского Совета Ремесел (Australian Crafts Council).

Шезлонг Lockheed снялся в клипе Мадонны «Rain», что сделало дизайнера известным на весь мир.

 

В течение следующих нескольких лет дизайнер живёт на заработки от случайных заказов и грантов, создавая опытные образцы нескольких предметов.

 

После второго металлического предмета ручной работы, Pod of Drawers (1987 год), стиль Ньюсона принял ярко выраженный индустриальный облик, который станет его фирменным знаком. Это началось со стула (? — это трудно назвать стулом, табуретом, креслом, шезлонгом, софой. Это, наверное, объект для сидения) Embryo (1988 год), другого варианта Orgone, но на этот раз отделанного ярким материалом. Он снова вернулся к теме Orgone и самого знаменитого австралийского вида спорта в 1989 году, когда создал Orgone Lounge, который по форме напоминал доску для серфинга.  

 

В этом же году Ньюсон переезжает в Токио, где работает на Теруо Куросаки (Teruo Kurosaki), японского подрядчика в области дизайна. Освобождённый от обычных для молодого материальных проблем, Ньюсон запускает несколько старых проектов, таких как Embryo Chair, в массовое производство и развивает новые, например, Wivker Chair (1990 год).

 Компания Куросаки, Ide, производила такие объекты как Orgone Lounge, Black Hole Table и Felt Chair, которые широко экспонировались в Европе и Азии. Куросаки выставляет его работы на Миланской мебельной выставке (Milan Furniture Fair), продвигая, таким образом, Ньюсона на европейский рынок.

 

В 1992 году Марк покидает Токио с заказами от CAPPELLINI и FLOS и переезжает в Париж.

 

Он зарабатывает на жизнь, продавая ограниченные тиражи своих произведений, таких как Event Horizon Table (1992 год), и проектируя рестораны, например, лондонский Coast (1995 год) и кёльнский Komed (1996 год). Когда ему заплатили $20 000 за дизайн флакона духов Shiseido, Ньюсон потратил их на автомобиль своей мечты Aston Martin DB4.

 

Винтажные Астон Мартины, такие как DB4, оказали сильное влияние на работу дизайнера, так же как и Ламборджини или графика Кена Адамса. Ньюсона вдохновлял — и до сих пор вдохновляет — эклектичный набор дизайнеров: от Джо Коломбо (Joe Colombo) «из-за его убийственных форм» и Акилле Кастильони (Achille Castiglioni) «такого сообразительного и остроумного» до Энцо Мари (Enzo Mari) «клёвого, очень поэтичного» и Бакминстера Фуллера (Buckminster Fuller) «за психованные идеи и удивительное воображение».

 

В 90-х Марк Ньюсон выигрывает тендеры на проектирование светильников для Flos и мебели для Cappellini & Moroso. Он основал компанию Ikepod (Ikepod Watch Company), которое занялось производством часов. Его часов. «На самом деле я взял часы моего дяди, разобрал их и поместил механизм в новый пластиковый корпус».

 

Международное признание Ikepod Watch Company  принёс союз Марка Ньюсона и Оливера Айка (Oliver Ike) — предпринимателя из Швейцарии. Название Ikepod состоит из фамилии Ike и названия дизайнерского стиля Марка Ньюсона Pod. Первая коллекция Seaslug была выпущена в 1995 году. Вслед за ней появились Hemipode, Isopode и Megapode. Все часы Ikepod производятся в Швейцарии ограниченными сериями.

 

Модели часов Ньюсона, выпускаемые фирмой Ikepod, отличает всё та же простота и отточенность, обтекаемость формы, напоминающей таблетку, и яркие цвета. Ньюсон очень любит лаймы и апельсины. Компания также производит мебель Марка. Например, Event Horizon Table и Orgone Chair.  

 

В середине девяностых с помощью Бенджамина Де Хаана (Benjamin De Haan), который стал его бизнес-партнёром, он экспериментирует с программным обеспечением CAD. «Я не проектирую на компьютере: никогда не делал этого и не собираюсь.  У меня в голове всегда есть идея. При помощи компьютера я лишь соединяю точки. Это отличный способ проверки, но никогда наблюдение чего-либо на мониторе не будет столь же эффективно, как физические контакты с объектом».

 

Компьютерные навыки Де Хаана оказались неоценимыми, поскольку Ньюсон взял заказы на продукцию для массового производства от ALESSI и MAGIS. В 1997 году они переехали в лондонскую студию, где Ньюсон получил целых две работы своей мечты: заказ на дизайн интерьера самолёта Falcon 900B и на Форд O21C.

 

Эти проекты подняли Ньюсона на новую высоту. Среди его клиентов — лишь громкие имена, он разрабатывает посуду и предметы мебели, дизайн самолётов и спортивную обувь, участвует в выставках и различных дизайнерских шоу. Его без преувеличения можно назвать одним из наиболее известных и влиятельных дизайнеров своего поколения.

 

В середине 1990-х Ньюсон активно занимается интерьерами. Он разработал интерьер ресторанов Coast в Лондоне и Mash & Air and Osman Syn в Манчестере. Ньюсон работал с интерьерами в Германии и Токио. В 2004 году он разработал дизайн ресторана Lever House в Нью-Йорке. Главная идея состояла в том, чтобы создать пространство XXI века в одном из самых передовых зданий ХХ-го и сделать его совершенно отличным по стилю от самого исторического строения. Фирменный ретрофутуризм Ньюсона был наилучшим решением для этой задачи. Ресторан, занимающий 600 м2 безоконного пространства в здании из стали и стекла, имеет форму кокона из дерева и кожи, совершенно изолированного от внешнего мира. Через входную зону чёрного цвета вниз по туннелю из белого гладкого кориана посетители попадают в главный зал медового оттенка. Ряд проёмов, напоминающих окна поезда, ведут в отдельные кабинки.

В задней стене — широкое окно со скользящими панелями из звуконепроницаемого стекла открывает вид на зал для частных приёмов. Основной декоративный мотив — орнамент в виде шестиугольных сот; выполненный в одном масштабе, но из разных материалов, он повторяется на потолке со встроенными светильниками, на полу и на задней стене бара. 

 

Работы Ньюсона приобретены различными музеями для постоянных экспозиций. Среди покупателей — Музей Современного Искусства в Нью-Йорке, Музей дизайна в Лондоне и Vitra Design Museum, Музее декоративного искусства (Париж).

 

В 1997 году Ньюсон переселяется в Лондон и совместно со своим партнёром Бенджамином Де Хааном (Benjamin De Haan) организовывает Marc Newson Ltd. Это новая студия с большим и «широким» аппетитом во всех областях дизайна. С этого момента все работы Ньюсона проходят через его собственную компанию. В прессе они фигурируют как Marc Newson или как Marc Newson Ltd. Так что иногда становится сложно отличить человека от компании.

 

Как только великий Мэйс (J. Mays), ныне — вице-президент по дизайну компании Ford, предложил Марку разработать концепт-кар, дизайнер моментально приступил к работе. Несколько месяцев Ньюсон изучал автомобильные книги и журналы и постоянно разглядывал автомобили на улицах, чтобы найти «способы сделать это лучше».

 

Результат его работы — концепт Ford O21C для города — был представлен в 1999 году на Токийском Автосалоне. Простота дизайна и обтекаемые формы в сочетании с сочным апельсиновым цветом, эстетика 50-х годов и неожиданные конструктивные решения вызвали одобрение публики. Ньюсон разработал всё — от кузова до панели приборной доски. 

 

Многие из его новшеств касались интерьера — той части автомобиля, о которой многие дизайнеры предпочитают не думать. Сидения вращались на своих опорах, а когда включался свет, белоснежное люминесцентное освещение пылало по всему потолку. Малыш O21C также рассказывает историю Ньюсона как дизайнера. Приборная панель — реминисценция на его часы Ikepod, а рулевое колесо — на вешалку для одежды ALESSI (1997 год). Излюбленный геометрический узор, напоминающий песочные часы, который Ньюсон использовал в 1992 году при создании кресла Orgone, неожиданно находит место в рисунке ковра и протекторов. 

 

Буквальные ссылки, кроме того, служат иллюстрацией подхода Ньюсона к дизайну: не нужно переделывать существующие вещи. Смотрите на них и думайте, как можно их улучшить. «Что меня всегда стимулировало как дизайнера, — признаётся Ньюсон, — так это отвращение ко всем тем ужасным вещам вокруг и желание сделать их лучше».

 

Технология и природа — все будет смешиваться и взаимодействовать. Наука становится все более и более креативной, поэтому интересно делать дизайн для разных механизмов. К сожалению, у меня нет доступа к самым новым технологиям. Я очень люблю космос и космические технологии, посещал Звездный городок под Москвой и центр управления полетами в Хьюстоне, встречался с известными космонавтами, но, к сожалению, никто до сих пор не предложил мне сделать дизайн международной космической станции.

 

И вот Марку Ньюсону представилась замечательная возможность сделать, как говорит сам дизайнер, «первый значительный шаг» на пути достижения своей цели. Для компании EADS Astrium он разработал интерьер летательного аппарата — на половину самолета, на половину ракеты. Компания планирует совершать 3-х часовые туристические полеты в космос. Ожидаемая стоимость билета на одного пассажира составляет от 200 до 265 тысяч долларов. Первый полет планируется на 2012 год. Презентация летательного аппарата состоялась в Париже.

 

«Передо мной стояла серьезная задача, как с технической стороны, так и с точки зрения эргономики, но в основном сложность состояла в том, что мы имели дело с целым рядом вещей, которых до этого не существовало. Я чувствовал себя так, как будто я стою у самых истоков зарождения воздухоплавания. Инженеры предоставили нам готовый летательный аппарат, но совершенно пустой внутри. Мы должны были разработать интерьер и все, что касается пассажиров».

 

Проект Astrium реализуется в рамках новейших разработок европейской аэрокосмической корпорации EADS (European Aeronautic Defense and Space Company). В то же время другая не менее известная французская компания Virgin Galactic начала разработку аналогичного проекта, в который пригласила одного из главных конкурентов Ньюсона — Филлипа Старка — в роли главного дизайнера.

 

Марк Ньюсон создал простой, по стилю и содержанию, интерьер, сделав главный упор на создании оптимальных условий для того, чтобы пассажиры смогли в полной мере насладиться своим звездным путешествием, увидеть Землю и прочувствовать те несколько минут, которые они пробудут в состоянии невесомости.

 

«Мы установили столько окон, сколько мы могли сделать, не нанеся ущерба конструкции, и визуально увеличили их за счет устройства толстых рам. Чтобы подчеркнуть состояние невесомости, мы по максимуму увеличили кабину, потому что столкновение с предметами – это самое последнее, что вам хочется испытать, когда вы парите в воздухе».

 

Наибольшее внимание было уделено креслам, которые должны были быть не только компактными и легкими, но и удобными как во время традиционного полета, так и во время полета в вертикальном положении. В результате Ньюсон придумал кресло в виде гамака, установленного на вращающейся подставке, позволяющей менять положение кресла по мере изменения угла полета. Известный своим пристрастием к ярким цветам, Марк Ньюсон и для космических кресел выбрал ярко-желтый цвет, прекрасно сочетающийся с основным белым фоном и серыми деталями интерьера.

 

Хорошая работа требует много времени. Хотя Филипп Старк сказал мне однажды, что по-настоящему работает только две недели в году: все остальное время уходит на презентации.

 

Сейчас все смешалось: искусство, дизайн, музыка, мода. Не могу сказать, что современное искусство как-то влияет на меня, ведь это совершенно другое средство выражения. К тому же в Англии почти все искусство — коммерческое.

 

Самый интересный дизайн ХХ века был, несомненно, в послевоенной Италии.

 

Эль Лисицкий, Татлин, конструктивисты — все это я изучал в Колледже искусств в Сиднее. Они повлияли на меня так же, как весь остальной авангард — дадаисты, ready made и итальянские футуристы. Я до сих пор нахожусь под обаянием российской культуры. Я считаю, что русский конструктивизм и графические символы, которые были разработаны в советское время, безупречны с эстетической точки зрения и содержат духовную квинтэссенцию их безымянных создателей. Например, красная пятиконечная звезда оказала большое влияние на мой дизайн. Я включил этот символ в один из моих любимых предметов — упор для двери Rock Door Stop для Magis и посвятил  звездочке спортивные туфли Zvezdochka для Nike, стрелке — набор столовых приборов Strelka для Alessi, а мраморный стеллаж я назвал Voronoi. 

 

Даже самые непохожие вещи делаются одинаково. Да, процесс может быть другим, но принципы всегда одни и те же. Дизайнер должен быть способен создать любую вещь: постоянное совершенствование чего-то одного отупляет. Ведь придумывать автомобиль в какой-то момент просто надоедает, и тогда хочется сделать часы.

 

Создавать вещи интереснее и приятнее. По той простой причине, что с пространствами больше мороки: вокруг работает много специалистов, и воплощение идеи довольно сложно контролировать.

 

В моих вещах очень много оранжевого и зеленого. Я даже создал оттенок зеленого цвета для «пантона». К сожалению, оранжевый кто-то сделал до меня.

 

Для пущей оригинальности надо использовать больше достижений современной технологии. К тому же без технических новшеств трудно создать удобную для жизни вещь. А простые игры с формой едва ли имеют сейчас какой-то смысл.  

 

Как дизайнер и архитектор, я считаю своим долгом совершенствовать предметы, даже те, которые уже готовы. Поэтому на развитие одного проекта уходит 2–3 года, и некоторые проекты так и не доходят до завершающей стадии. Работа даже над самым небольшим — это процесс выявления недоделок и решения проблем. Моя первичная мысль, относящаяся к созданию чего-либо совершенно нового, всегда основана на желании сделать нечто прекрасное, не существовавшее до сих пор, и поэтому я всегда стараюсь использовать новые технологии и материалы. Что касается главного принципа моего дизайна, то это эволюция образа, форм и функций. В то же время существует некое связующее звено, некая нить, моя дизайнерская ДНК, делающая предмет или проект цельным. Я бы назвал ее согласованность.

 

Я люблю все свои проекты, но особенно мобильный телефон Talby для KDDI (Япония). И, конечно, проект аэробуса А 380 для Qantas Airways, залы ожидания первого класса Qantas в аэропортах Сиднея и Мельбурна, а мой самый новый и любимый проект — космический самолет для Eads Astrium. 

 

 

 

Spaceplane, 2007
MHT Jewellery Shop — Tokyo, 2005 Syn Recording Studio, Tokyo, 1996
Claudia Skoda Boutique, Berlin, 1992 Pod Bar, 1989
Qantas A380, 2008 021C Concept Car, Ford, 1999
Aquariva, 2010 Kelvin40 Concept Jet, 2003
Falcon Jet 900B, 1998 Lever House Restaurant & Bar, New York, 2003
Qantas First Class Lounge, Sydney, 2007
Alufelt Chair, 1993 Atmos 561 Clock, 2008
Embryo Chair, 1988 Diode Lamp, 2003
Random Pak Chair, 2007 Wood Chair, 1988
TV Chair and Table, 1993 Super Guppy Lamp, 1987
Bunky Bunk Bed, 2011 Rocky, 2012
Helice Lamp, 1993 Komed chair, 1996
Skybed Business Class Seat, 2002 Trek Art Bike, 2009
Felt Chair, 1989 Orgone Table, 1993
Mini Event Horizon Table, 1993 Event Horizon Table, 1992
Black Hole Table, 1988 Rock Door Stop, 1997
Talby Mobile Phone, 2003 Lockheed Lounge, 1986
Sine Chair, 1988 Sygma Hook, 1997
Zvezdochka Shoes, 2001 Bucky II Chair, 1997
Gluon Chair, 1993 Micarta Chair, 2007
Coast Chair, 2002 Orgone Chair, 1993
Nimrod Chair, 1997 Wicker Chair, 1990
Wicker Lounge, 1990 Orgone Stretch Lounge, 1993

Марк Ньюсон.

Marc Newson | Архитектура и Проектирование

Австралия вообще континент странный, и всё, что произведено Австралией, странное вдоль и поперёк — от Мэла Гибсона до утконоса, от кенгуру до AC/DC, от INXS до Большого Кораллового Рифа. В этом отношении Марк Ньюсон (Marc Newson) — типичный австралиец. Марк Ньюсон известен своим безумно футуристическим, но при этом технически строгим подходом к дизайну. Ньюсон стал частью ультрамодного мира поп-культуры. Как-то у него спросили, почему он стал дизайнером. Марк ответил, что его очень раздражали говнястые (shitty) вещи вокруг, и он чувствовал, что можно их делать гораздо лучше. И интуиция его не подвела. Нынче такой гладкий футуризм не очень в моде, но его вещи, несмотря на свой непременный пластиковый блеск, не угрожающе-индустриальны, а больше смахивают на неких зверюшек из будущего.

Его работы можно увидеть в клипах Мадонны, фильме «Остин Пауэрс» и других. Многое из его мебели, осветительных приборов, стеклянной посуды и предметов домашнего хозяйства приобрело статус культурных ценностей.

Он делает всё: стулья, стеклянную посуду и велосипеды, рестораны, реактивные самолеты. Он нашёл клиентов в Европе, Северной Америке и Азии. Достижения Марка Ньюсона: кресло Lockheed Lounge, самолет Falcon 900B jet, concept car Ford o21c, персональный реактивный самолёт Kelvin 40, велосипед Biomega, ресторан Coast (Лондон), студия звукозаписи Syn (Токио), бутики.

Работы Ньюсона находятся в Музее дизайна (Лондон), Музее декоративного искусства (Париж), Музее современного искусства (Нью-Йорк). 

Он родился в Сиднее в 1963 году и в дизайн попал благодаря своей матери (его отец ушёл, когда он был ещё ребёнком), которая работала управляющей прибрежного отеля, где они и жили.

Отель был наполнен «действительно отличными итальянскими вещицами: сервировочными столиками от Joe Colombo и большими круглыми подушками от Sacco. Когда он был подростком, они с матерью путешествовали по Европе и Азии, пока Ньюсон не вернулся в Сидней, где стал изучать ювелирное дело и скульптуру в Сиднейском Колледже Искусств (Sydney College of the Arts). Вскоре он приложил полученные знания к изготовлению мебели и стал зубрить историю дизайна, «заимствуя» копии итальянских журналов, таких как Domus и Ottogano, у киоскёра, на которого он работал неполный день. «Именно так я узнал о Мемфисе и обо всём, что происходило тогда в Европе».

Ньюсон всегда утверждал, что расти в Австралии, стране без местной традиции дизайна — огромное преимущество для дизайнера. «Если бы я изучал дизайн в Италии, меня бы учили те, кого учил Этторе Соттсасс (Ettore Sottsass) или Марио Беллини (Mario Bellini), и эти традиции вызывали бы у меня отвращение, — говорит он. — Поскольку я приехал из Австралии, мой дизайн был самобытным и инстинктивным».

У меня не было учителей, но было очень много обстоятельств, которые оказали на мой стиль огромное влияние, начиная с детских наблюдений за работой моего дедушки и его братьев, собирающих автомобили в гараже, и до огромного количества вещей вокруг. И, конечно, путешествия по миру. Это громадный источник вдохновения, особенно наблюдения за различными культурами.

Он начал экспериментировать с мебелью ещё как студент. В 1986 году (через 2 года после окончания колледжа) Ньюсон открывает свою студию POD, которая специализировалась на дизайне мебели и часов. Прорыв состоялся в 1986 году, когда Марк создал шезлонг Locked Lounge, «жидкую металлическую форму, похожую на гигантскую каплю ртути», отдалённо напоминающую кушетки, которые он видел на живописных полотнах французских мастеров XVIII века. Ньюсон сделал это кресло сам всего за пару месяцев, прибив сотни алюминиевых панелей на самодельную форму из стекловолокна. После того как Locked Lounge был представлен в сиднейской галерее Roslyn Oxley Gallery, он был номинирован на приз Австралийского Совета Ремесел (Australian Crafts Council). Шезлонг Lockheed снялся в клипе Мадонны «Rain», что сделало дизайнера известным на весь мир.

В течение следующих нескольких лет дизайнер живёт на заработки от случайных заказов и грантов, создавая опытные образцы нескольких предметов.

После второго металлического предмета ручной работы, Pod of Drawers (1987 год), стиль Ньюсона принял ярко выраженный индустриальный облик, который станет его фирменным знаком. Это началось со стула (? — это трудно назвать стулом, табуретом, креслом, шезлонгом, софой. Это, наверное, объект для сидения) Embryo (1988 год), другого варианта Orgone, но на этот раз отделанного ярким материалом. Он снова вернулся к теме Orgone и самого знаменитого австралийского вида спорта в 1989 году, когда создал Orgone Lounge, который по форме напоминал доску для серфинга.  

В этом же году Ньюсон переезжает в Токио, где работает на Теруо Куросаки (Teruo Kurosaki), японского подрядчика в области дизайна. Освобождённый от обычных для молодого материальных проблем, Ньюсон запускает несколько старых проектов, таких как Embryo Chair, в массовое производство и развивает новые, например, Wivker Chair (1990 год).  Компания Куросаки, Ide, производила такие объекты как Orgone LoungeBlack Hole Table и Felt Chair, которые широко экспонировались в Европе и Азии. Куросаки выставляет его работы на Миланской мебельной выставке (Milan Furniture Fair), продвигая, таким образом, Ньюсона на европейский рынок.

В 1992 году Марк покидает Токио с заказами от CAPPELLINI и FLOS и переезжает в Париж.

Он зарабатывает на жизнь, продавая ограниченные тиражи своих произведений, таких как Event Horizon Table (1992 год), и проектируя рестораны, например, лондонский Coast (1995 год) и кёльнский Komed (1996 год). Когда ему заплатили $20 000 за дизайн флакона духов Shiseido, Ньюсон потратил их на автомобиль своей мечты Aston Martin DB4.

Винтажные Астон Мартины, такие как DB4, оказали сильное влияние на работу дизайнера, так же как и Ламборджини или графика Кена Адамса. Ньюсона вдохновлял — и до сих пор вдохновляет — эклектичный набор дизайнеров: от Джо Коломбо (Joe Colombo) «из-за его убийственных форм» и Акилле Кастильони (Achille Castiglioni) «такого сообразительного и остроумного» до Энцо Мари (Enzo Mari) «клёвого, очень поэтичного» и Бакминстера Фуллера (Buckminster Fuller) «за психованные идеи и удивительное воображение».

В 90-х Марк Ньюсон выигрывает тендеры на проектирование светильников для Flos и мебели для Cappellini & Moroso. Он основал компанию Ikepod (Ikepod Watch Company), которое занялось производством часов. Его часов. «На самом деле я взял часы моего дяди, разобрал их и поместил механизм в новый пластиковый корпус».

Международное признание Ikepod Watch Company  принёс союз Марка Ньюсона и Оливера Айка (Oliver Ike) — предпринимателя из Швейцарии. Название Ikepod состоит из фамилии Ike и названия дизайнерского стиля Марка Ньюсона Pod. Первая коллекция Seaslug была выпущена в 1995 году. Вслед за ней появились Hemipode, Isopode и Megapode. Все часы Ikepod производятся в Швейцарии ограниченными сериями.

Модели часов Ньюсона, выпускаемые фирмой Ikepod, отличает всё та же простота и отточенность, обтекаемость формы, напоминающей таблетку, и яркие цвета. Ньюсон очень любит лаймы и апельсины. Компания также производит мебель Марка. Например, Event Horizon Table и Orgone Chair.   

В середине девяностых с помощью Бенджамина Де Хаана (Benjamin De Haan), который стал его бизнес-партнёром, он экспериментирует с программным обеспечением CAD. «Я не проектирую на компьютере: никогда не делал этого и не собираюсь.  У меня в голове всегда есть идея. При помощи компьютера я лишь соединяю точки. Это отличный способ проверки, но никогда наблюдение чего-либо на мониторе не будет столь же эффективно, как физические контакты с объектом».

Компьютерные навыки Де Хаана оказались неоценимыми, поскольку Ньюсон взял заказы на продукцию для массового производства от ALESSI и MAGIS. В 1997 году они переехали в лондонскую студию, где Ньюсон получил целых две работы своей мечты: заказ на дизайн интерьера самолёта Falcon 900B и на Форд O21C.

Эти проекты подняли Ньюсона на новую высоту. Среди его клиентов — лишь громкие имена, он разрабатывает посуду и предметы мебели, дизайн самолётов и спортивную обувь, участвует в выставках и различных дизайнерских шоу. Его без преувеличения можно назвать одним из наиболее известных и влиятельных дизайнеров своего поколения.

В середине 1990-х Ньюсон активно занимается интерьерами. Он разработал интерьер ресторанов Coast в Лондоне и Mash & Air and Osman Syn в Манчестере. Ньюсон работал с интерьерами в Германии и Токио. В 2004 году он разработал дизайн ресторана Lever House в Нью-Йорке. Главная идея состояла в том, чтобы создать пространство XXI века в одном из самых передовых зданий ХХ-го и сделать его совершенно отличным по стилю от самого исторического строения. Фирменный ретрофутуризм Ньюсона был наилучшим решением для этой задачи. Ресторан, занимающий 600 м2 безоконного пространства в здании из стали и стекла, имеет форму кокона из дерева и кожи, совершенно изолированного от внешнего мира. Через входную зону чёрного цвета вниз по туннелю из белого гладкого кориана посетители попадают в главный зал медового оттенка. Ряд проёмов, напоминающих окна поезда, ведут в отдельные кабинки. В задней стене — широкое окно со скользящими панелями из звуконепроницаемого стекла открывает вид на зал для частных приёмов. Основной декоративный мотив — орнамент в виде шестиугольных сот; выполненный в одном масштабе, но из разных материалов, он повторяется на потолке со встроенными светильниками, на полу и на задней стене бара.

Работы Ньюсона приобретены различными музеями для постоянных экспозиций. Среди покупателей — Музей Современного Искусства в Нью-Йорке, Музей дизайна в Лондоне и Vitra Design Museum, Музее декоративного искусства (Париж).

В 1997 году Ньюсон переселяется в Лондон и совместно со своим партнёром Бенджамином Де Хааном (Benjamin De Haan) организовывает Marc Newson Ltd. Это новая студия с большим и «широким» аппетитом во всех областях дизайна. С этого момента все работы Ньюсона проходят через его собственную компанию. В прессе они фигурируют как Marc Newson или как Marc Newson Ltd. Так что иногда становится сложно отличить человека от компании.

Как только великий Мэйс (J. Mays), ныне — вице-президент по дизайну компании Ford, предложил Марку разработать концепт-кар, дизайнер моментально приступил к работе. Несколько месяцев Ньюсон изучал автомобильные книги и журналы и постоянно разглядывал автомобили на улицах, чтобы найти «способы сделать это лучше».

Результат его работы — концепт Ford O21C для города — был представлен в 1999 году на Токийском Автосалоне. Простота дизайна и обтекаемые формы в сочетании с сочным апельсиновым цветом, эстетика 50-х годов и неожиданные конструктивные решения вызвали одобрение публики. Ньюсон разработал всё — от кузова до панели приборной доски. 

Многие из его новшеств касались интерьера — той части автомобиля, о которой многие дизайнеры предпочитают не думать. Сидения вращались на своих опорах, а когда включался свет, белоснежное люминесцентное освещение пылало по всему потолку. Малыш O21C также рассказывает историю Ньюсона как дизайнера. Приборная панель — реминисценция на его часы Ikepod, а рулевое колесо — на вешалку для одежды ALESSI (1997 год). Излюбленный геометрический узор, напоминающий песочные часы, который Ньюсон использовал в 1992 году при создании кресла Orgone, неожиданно находит место в рисунке ковра и протекторов. 

Буквальные ссылки, кроме того, служат иллюстрацией подхода Ньюсона к дизайну: не нужно переделывать существующие вещи. Смотрите на них и думайте, как можно их улучшить. «Что меня всегда стимулировало как дизайнера, — признаётся Ньюсон, — так это отвращение ко всем тем ужасным вещам вокруг и желание сделать их лучше».

Технология и природа — все будет смешиваться и взаимодействовать. Наука становится все более и более креативной, поэтому интересно делать дизайн для разных механизмов. К сожалению, у меня нет доступа к самым новым технологиям. Я очень люблю космос и космические технологии, посещал Звездный городок под Москвой и центр управления полетами в Хьюстоне, встречался с известными космонавтами, но, к сожалению, никто до сих пор не предложил мне сделать дизайн международной космической станции.

И вот Марку Ньюсону представилась замечательная возможность сделать, как говорит сам дизайнер, «первый значительный шаг» на пути достижения своей цели. Для компании EADS Astrium он разработал интерьер летательного аппарата – на половину самолета, на половину ракеты. Компания планирует совершать 3-х часовые туристические полеты в космос. Ожидаемая стоимость билета на одного пассажира составляет от 200 до 265 тысяч долларов. Первый полет планируется на 2012 год. Презентация летательного аппарата состоялась в Париже.

«Передо мной стояла серьезная задача, как с технической стороны, так и с точки зрения эргономики, но в основном сложность состояла в том, что мы имели дело с целым рядом вещей, которых до этого не существовало. Я чувствовал себя так, как будто я стою у самых истоков зарождения воздухоплавания. Инженеры предоставили нам готовый летательный аппарат, но совершенно пустой внутри. Мы должны были разработать интерьер и все, что касается пассажиров».

Проект Astrium реализуется в рамках новейших разработок европейской аэрокосмической корпорации EADS (European Aeronautic Defense and Space Company). В то же время другая не менее известная французская компания Virgin Galactic начала разработку аналогичного проекта, в который пригласила одного из главных конкурентов Ньюсона – Филлипа Старка – в роли главного дизайнера.

Марк Ньюсон создал простой, по стилю и содержанию, интерьер, сделав главный упор на создании оптимальных условий для того, чтобы пассажиры смогли в полной мере насладиться своим звездным путешествием, увидеть Землю и прочувствовать те несколько минут, которые они пробудут в состоянии невесомости.

«Мы установили столько окон, сколько мы могли сделать, не нанеся ущерба конструкции, и визуально увеличили их за счет устройства толстых рам. Чтобы подчеркнуть состояние невесомости, мы по максимуму увеличили кабину, потому что столкновение с предметами – это самое последнее, что вам хочется испытать, когда вы парите в воздухе».

Наибольшее внимание было уделено креслам, которые должны были быть не только компактными и легкими, но и удобными как во время традиционного полета, так и во время полета в вертикальном положении. В результате Ньюсон придумал кресло в виде гамака, установленного на вращающейся подставке, позволяющей менять положение кресла по мере изменения угла полета. Известный своим пристрастием к ярким цветам, Марк Ньюсон и для космических кресел выбрал ярко-желтый цвет, прекрасно сочетающийся с основным белым фоном и серыми деталями интерьера.

Хорошая работа требует много времени. Хотя Филипп Старк сказал мне однажды, что по-настоящему работает только две недели в году: все остальное время уходит на презентации.

Сейчас все смешалось: искусство, дизайн, музыка, мода. Не могу сказать, что современное искусство как-то влияет на меня, ведь это совершенно другое средство выражения. К тому же в Англии почти все искусство — коммерческое.

Самый интересный дизайн ХХ века был, несомненно, в послевоенной Италии.

Эль Лисицкий, Татлин, конструктивисты — все это я изучал в Колледже искусств в Сиднее. Они повлияли на меня так же, как весь остальной авангард — дадаисты, ready made и итальянские футуристы. Я до сих пор нахожусь под обаянием российской культуры. Я считаю, что русский конструктивизм и графические символы, которые были разработаны в советское время, безупречны с эстетической точки зрения и содержат духовную квинтэссенцию их безымянных создателей. Например, красная пятиконечная звезда оказала большое влияние на мой дизайн. Я включил этот символ в один из моих любимых предметов – упор для двери Rock Door Stop для Magis и посвятил  звездочке спортивные туфли Zvezdochka для Nike, стрелке – набор столовых приборов Strelka для Alessi, а мраморный стеллаж я назвал Voronoi.

 

Даже самые непохожие вещи делаются одинаково. Да, процесс может быть другим, но принципы всегда одни и те же. Дизайнер должен быть способен создать любую вещь: постоянное совершенствование чего-то одного отупляет. Ведь придумывать автомобиль в какой-то момент просто надоедает, и тогда хочется сделать часы.

Создавать вещи интереснее и приятнее. По той простой причине, что с пространствами больше мороки: вокруг работает много специалистов, и воплощение идеи довольно сложно контролировать.

В моих вещах очень много оранжевого и зеленого. Я даже создал оттенок зеленого цвета для «пантона». К сожалению, оранжевый кто-то сделал до меня.

Для пущей оригинальности надо использовать больше достижений современной технологии. К тому же без технических новшеств трудно создать удобную для жизни вещь. А простые игры с формой едва ли имеют сейчас какой-то смысл.

 

Как дизайнер и архитектор, я считаю своим долгом совершенствовать предметы, даже те, которые уже готовы. Поэтому на развитие одного проекта уходит 2–3 года, и некоторые проекты так и не доходят до завершающей стадии. Работа даже над самым небольшим – это процесс выявления недоделок и решения проблем. Моя первичная мысль, относящаяся к созданию чего-либо совершенно нового, всегда основана на желании сделать нечто прекрасное, не существовавшее до сих пор, и поэтому я всегда стараюсь использовать новые технологии и материалы. Что касается главного принципа моего дизайна, то это эволюция образа, форм и функций. В то же время существует некое связующее звено, некая нить, моя дизайнерская ДНК, делающая предмет или проект цельным. Я бы назвал ее согласованность.

Я люблю все свои проекты, но особенно мобильный телефон Talby для KDDI (Япония). И, конечно, проект аэробуса А 380 для Qantas Airways, залы ожидания первого класса Qantas в аэропортах Сиднея и Мельбурна, а мой самый новый и любимый проект – космический самолет для Eads Astrium.

Официальный сайт Марка Ньюсона:  http://www.marc-newson.com/

Марк Ньюсон — человек, без которого дизайн Apple Watch был бы другим

В 2015 году Apple представила свои первые умные часы. Они оказались не круглые, как классические модели, а прямоугольной формы со своим уникальным дизайном ремешка.

Над созданием нового продукта работала команда Джонни Айва. Но участие в проекте принимал ещё один известный дизайнер и лучший друг Айва. До того, как прийти в Apple, он разработал линейку часов, первая из которых вышла в 1986 году.

Знакомьтесь, Марк Ньюсон

Марк Ньюсон — австралийский промышленный дизайнер. Область его работы обширна, в неё входят авиастроение, дизайна мебели и товаров, ювелирных украшений и одежды.

Несмотря на то, что родился он в Сиднее, большую часть жизни путешествовал по Европе и Азии, а с 1997 года живёт в Лондоне. При этом одна из его студий расположена в Париже.

В своих работах Марк использует новый стиль под названием биоморфизм. В интерьере этот стиль предполагает максимальную простоту и пустоту с максимальным количеством света и отсутствием острых углов.

Большинство работ Марка связаны с мебелью и интерьером. Но также в его портфолио есть велосипед MN01, концепт-кар для Ford 021C, одежда, обувь, камера Leica, дизайн бутылки виски Hennessy и даже кнопочный телефон Talby, разработанный в 2003 году для японской компании KDDI.

В 2004 году, после посещения России, Марк разработал для Nike дизайн сникеров Zvezdochka. Названы они в честь собаки, выведенной на орбиту Земли в 1961 году.

Модель обуви полностью смоделирована на компьютере. Были построены четыре взаимозаменяемые части: наружная сетка, сцепная подошва, внутренняя втулка и стелька. Эти детали можно носить в нескольких комбинациях, вместе или по отдельности.
Nike Zvezdochka Sneaker

Ньюсон удостоен множество наград, включая шесть Good Design Awards от Chicago Atheneum, а его работы представлены в большинстве постоянных музейных коллекций.

Что этого человека объединяет с Apple? Лучший друг — Джонатан Айв. С ним он познакомился с Японии. В статье The New York Times, опубликованной в 2012 году, Джонни сказал пару слов о друге:

Я думаю, что Марк сейчас бесподобен. Формам Марка часто подражают, но другие дизайнеры редко подражают его увлечению материалами и процессами. Вы должны начать с понимания материала. Зачастую ваши инновации создают новый способ использования знакомого материала.

Не случайно, что в 2014 году Марк Ньюсон присоединился к Apple, став частью команды дизайнеров под руководством Джонни Айва. А в 2019 году, когда Айв объявил о своём уходе, к нему присоединился и Ньюсон. Вместе они открыли агентство LoveFrom.

При этом студия Marc Newson Ltd, открытая в 1997 году, также продолжает функционировать. Одними из последних работы компании стали сумки Loise Vuittone, ручка Montblanc и бутылка для саке IWA. Со всеми работами Ньюсона можно ознакомиться на сайте.

Путь к Apple Watch

Первые часы Марк Ньюсон разработал в 1986 году. Это были круглые Large Pod Watch с диаметром 60 мм, выполненные из алюминия и кожи. В 1987 году вышла уменьшенная версия с диаметром 40 мм.

Large Pod Watch

В 1991 Марк создал компанию по производству часов «Ikepod». Но первые часы под этим брендов вышли в 1996 году — Seaslug Watch. По дизайну они напоминали предшественника, но теперь добавился циферблат.

Seaslug Watch

В 1998 году выходят Hemipode Watch с кнопками и хронографом и функцией второго часового пояса. Браслет уже силиконовый и присмотритесь к его дизайну — ничего не напоминает? Точно такой же сейчас используется Apple Watch.

В 1999 году выходит прокаченная модель Megapode Watch. Она разработана для пилотов. В часах установлены две логарифмические шкалы, которые можно использовать для расчёта расхода топлива и расстояния, а также для преобразования единиц.

Но настоящим прародителем Apple Watch можно считать модель 2001 года Manatee Watch. Это уже алюминий и знакомый прямоугольный дизайн.

В 2006 году Марк вернулся к классике и представил модель Horizon Watch. Дизайн часов — лучшее олицетворение биоморфизма.

Наконец, изюминкой стали Solaris Watch — прямоугольные часы с металлическим браслетом с миланской петлёй в разных расцветках. Часы вышли в 2008 году и на этом разработка наручных часов завершилась.

Зато началось производство настольных часов. Одна из последних работ вышла в 2019 году — модель Klepsydra. Внутри расположены металлические шарики покрытые серебром или золотом. Это переосмысление «водяных часов».

Klepsydra

Когда Ньюсон перешёл в Apple, все его патенты достались Apple. Но это не значит, что Марк сам разработал Apple Watch, нет. Безусловно команда Айва воспользовалась наработкам, чтобы в итоге создать первые часы Apple такими, какими мы их знаем.

Будет ли Марк Ньюсон и Джонни Айв в будущем участвовать в разработке дизайна новых устройств Apple, пока неизвестно. Надеемся, дуэт этих двух дизайнеров подарит нам ещё не один гениальный проект.

Дизайнер МАРК НЬЮСОН — Журнал ELITE Interior

Дизайнер Марк Ньюсон. Фото предоставлено пресс-службой Hennessy

Австралийца Марка Ньюсона называют одним из самых ярких дизайнеров своего поколения. Он жил и работал в Токио и Париже, а сейчас студия дизайнера расположена в Лондоне. Работы Ньюсона охватывают различные сферы – от транспорта до скульптуры и архитектуры. Он не раз удостаивался различных наград и призов, журнал Time назвал его одним из наиболее влиятельных людей мира, а британская королевская семья наградила почетным титулом Командора Британской Империи. Работы Марка Ньюсона находятся в постоянной экспозиции таких музеев, как Нью-Йоркский музей современного искусства, лондонский музей Виктории и Альберта и Центр Помпиду в Париже. Предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью Марка Ньюсона журналу ELITE Interior.

Марк, вы прилетели в Москву, чтобы представить результат вашей коллаборации с Домом Hennessy – декантер для нового ассамбляжа James Hennessy. Расскажите об этом проекте.

С Домом Hennessy я сотрудничаю уже четыре года – и мне очень нравится, как сложились наши отношения и как они развиваются. Я был очень рад предложению разработать дизайн для James Hennessy – и в то же время волновался, как продукт будет принят на рынке. Мне было важно выразить в этом проекте философию бренда, передать его ДНК. В городе Коньяк, где находится штаб-квартира Hennessy, в архивах я изучал историю компании, основанной более 250 лет назад, – и, скажу вам, был впечатлен!  Я поставил перед собой задачу заключить этот благородный напиток в достойную его форму, – и, похоже, что справился.

По образованию вы – ювелир. Влияет ли знание ювелирного дела на ваш дизайн?

О да, еще как! Я же получил специальность серебряных дел мастера, а дизайну никогда специально не учился.
Я не теоретик, а практик – с самого начала мне было необходимо работать руками, опытным путем постигать свойства материалов, экспериментировать с техниками. И этот подход остается неизменным по сей день: для того чтобы придумать что-то, мне сначала нужно покрутить в руках материал, – только так я могу принять верное решение. Ведь что такое дизайн? Это – решение проблем.

Интерьер Qantas First Class Lounge в аэропорту Сиднея, 2007

Марк, ваше имя хорошо известно ценителям коллекционного дизайна. Есть ли у вас сейчас проекты в этой сфере?

Да, зимой 2019-го открывается выставка моих новых работ в нью-йоркской галерее Ларри Гагосяна. С моей прошлой выставки немало уже времени прошло, а подготовка к этой заняла целых пять лет. Не буду рассказывать подробностей – сохраню интригу, – но гарантирую: такого в мире дизайна еще никто не делал. Коллекция – результат долгих поисков, а я никогда не ищу легких путей. (Улыбается.) Скажу только, что в экспозиции будут представлены объекты больших размеров, сделанные с ювелирной тонкостью – как изделия Фаберже.

Дизайн Марка Ньюсона – какой он? Как бы вы описали собственный стиль?

Ой, сложный вопрос… Мне бы хотелось сказать: «Дизайн вне времени» – но кто знает? Только время покажет. Вряд ли я вообще могу ответить на этот вопрос, находясь внутри своего мира, своей работы. Знаете, в английском языке есть пословица: You can’t see the wood for the trees. («За деревьями леса не видать» – Прим. ред.) Она всё объясняет. Мои работы – это мой способ взаимодействия с миром, мой язык. Самому мне сложно его интерпретировать.

Интерьер частного самолета BBJ, 2014

Биоморфные формы созданных вами предметов мебели напоминают скульптуры Яна Арпа, Генри Мура, Константина Бранкузи… Марк, творчество каких художников оказало на вас наибольшее влияние?

Искусство – огромная часть моей жизни, еще со студенческих лет. И сложно вычленить какое-то одно направление, какого-то конкретного художника и какой-то определенный период в истории искусства, которые повлияли бы на меня сильнее прочих. Всё, что я изучал, оставило свой след – в большей степени искусство ХХ века, в том числе советский конструктивизм, итальянская живопись после Второй мировой войны… Примите во внимание, что я родился в Австралии – стране, изолированной от мирового художественного процесса. Огромное влияние на меня оказала австралийская природа – хотя, конечно, в детстве я этого не осознавал, сейчас только понимаю. В детстве я с родителями много путешествовал – когда мне было 12 лет, мы переехали в Европу. А потом – в Азию, я жил в Японии, Гонконге, Корее, и восточная философия стала мне очень близка. Особенно по душе мне культура Японии – отношение японцев к людям и вещам, их менталитет.

Мечи Aikuchi Katana, 2014/2015Мечи Aikuchi Katana, 2014/2015Мечи Aikuchi Katana, 2014/2015

А сейчас вы часто бываете на родине – в Австралии?

К сожалению, не очень часто. Но, как правило, 1–2 клиента-австралийца у меня всегда есть, и благодаря им я несколько раз в году бываю на родине.

А сколько клиентов у вашей студии сейчас?

Двадцать пять. Проекты для них находятся в разных стадиях готовности – к каким-то мы только приступили, какие-то почти завершены. Штаб-квартира студии Marc Newson Ltd. находится в Лондоне, в моей команде всего 15 человек: менеджеры проектов, администрация, пиар, один архитектор, специалисты по проектированию яхт (сейчас у нас несколько заказов на большие яхты – почти корабли) и молодые дизайнеры. Последние помогают, но я не из тех руководителей, которые присваивают себе чужие идеи, – свою работу всегда делаю сам. Моя главная задача – претворять в жизнь свои собственные идеи.

Новые технологии для вас – источник вдохновения?

Безусловно. Масштабы моих проектов варьируются от декантера до самолета, и инновационные технологии позволяют находить оптимальные решения. Но не меньшее внимание я уделяю ручному труду, ремесленным традициям.

Стол Lunar Rock & Book Enclosure, 2010. Столешница Lunar Rock & Book Enclosure имитирует поверхность ЛуныКонцепт-кар Ford 021C, 1999

Марк, не будет преувеличением сказать, что вы – звезда современного дизайна. Какое значение для вас имеют известность, признание, успех?

О, за «звезду» спасибо, конечно, но никакой звездой я себя не считаю. Я – дизайнер, а не голливудская знаменитость или музыкант, на улице люди не просят у меня автограф и не кидаются фотографироваться. Известность никоим образом не влияет на мою повседневную жизнь, я пребываю в своем собственном мире – и просто делаю свою работу. Иногда, правда, приходится «поработать лицом» на презентациях – но, к счастью, они не так часто бывают.

Шезлонг Lockheed Lounge, 1998. Алюминий, стекловолокно. Lockheed Lounge – постмодернистская версия кушетки, на которой возлежала мадам Рекамье на портрете Жака-Луи Давида (1800 г.). Проданный на аукционе Philips de Pury за рекордные 1,6 млн долларов, шезлонг стал самым дорогим предметом современного дизайна. В 1993 г. шезлонг появился в клипе Мадонны Rain

А как обычно проходит ваш рабочий день?

Слово «обычно» к моему графику определенно не подходит. (Улыбается.) Проблема в том, что обычных рабочих дней у меня не бывает. Мне бы, может, и хотелось, чтобы в моей работе были элементы рутины – но нет, постоянные перелеты не оставляют им шансов. Какое-то время я провожу в своем доме в пригороде Лондона, могу там сконцентрироваться над проектом, но б€ольшая часть моего времени проходит в перемещениях по миру.

В таком ритме как вы не теряете способность концентрироваться, что вас поддерживает?

Поездки в город Коньяк отлично поддерживают – жаль, часто не поездишь. (Смеется.) А если серьезно, способность концентрироваться – она внутри. Мне не нужны какие-то внешние источники, например, музыка. Только уединение в приятном для меня месте. Когда нужно сосредоточиться на задаче – я просто сосредотачиваюсь на ней.

Какой совет вы можете дать молодым дизайнерам?

Самое главное – проводить как можно больше времени, изучая устройство предметов, которые вы собираетесь спроектировать. Нужно досконально изучить объект – будь то стул, велосипед или автомобиль, – и уметь собрать его своими руками. Только в этом случае приходит настоящее понимание сути вещей.

Интервью:  Анна Пашина

Фото предоставлены агентством RSVP

Полностью материал опубликован в ELITE Interior, 11/146 ноябрь 2018

  Марк Ньюсон звезда промышленного дизайна             ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::Ольнев Александр дизайн дизайнер промышленный дизайн биография Сидней Филлипп Старк Филип Старк графика Ford Motors Форд Фалькон Джет Обложки проект

Марк Ньюсон
Биография

Марк Ньюсон: «Оранжевый цвет кто-то придумал до меня»
Marc Newson: «Someone else had already invented orange colour»

Марк Ньюсон (Marc Newson) — один из наиболее известных и влиятельных дизайнеров своего поколения. Ему 38. Он делает все: стулья, стеклянная посуда и велосипеды, рестораны, реактивный самолет и студия звукозаписи. Он нашел клиетнов в Европе, Северной Америке и Азии. Достижения Марка Ньюсона: кресло Lockheed Lounge, самолет Falcon 900B jet, concept car Ford o21c, велосипед Biomega, ресторан Coast (Лондон), студия звукозаписи Syn (Токио), бутики. Работы Ньюсона находятся в Музее дизайна (Лондон), Музее декоративного искусства (Париж), Музее современного искусства (Нью-Йорк).

Родившись в 1963 году в Сиднее, Австралия, Ньюсон провел детство, путешествуя по Европе и Азии. Затем начал учебу в Сиднейском Коллежде Искуств (Sydney College of the Arts) где узучал ювелирное ремесло и скульптуру. Он начал экспериментировать с мебелью еще как студент и, после получения высшего образования в 1984, был номинирован на приз Австралийского Совета Ремесел (Australian Crafts Council) за Lockheed Lounge [открыть картинку в новом окне] , выставленную в Рослин Окслей Гелери (Roslyn Oxley Gallery) в Сиднее. Это был первый серьезный успех Ньюсона. Lockheed снялась в клипе Мадонны «Rain», что сделало дизайнера известным на весь мир.

Когда японский предприниматель Теруо Куросаки (Teruo Kurosaki) предложил начать производство вещей Ньюсона, дизайнер согласился, отправился в Токио и прожил там с 1987 по 1990 год. Компания Куросаки, Ide, производила такие ньюсовские объекты как Orgone Lounge, Black Hole Table и Felt Chair, которые широко экспонировались в Европе и Азии.

В 1991 году Ньюсон основывают студию в Париже, и выигрывает тендеры на проектирование светильников для Flos [www.flos.it] и мебели для Cappellini & Moroso [www.cappellini.it]. Он основал акционерное общество Ikepod (Ikepod Watch Company) [www.Ikepod.com], которое занялось производством часов. Его часов. Также компания производит мебель Марка. Например, Event Horizon Table и Orgone Chair.

В середине 1990-ых Ньюсон активно занимается интерьерами. Он разработал интерьер ресторанов Coast в Лондоне и Mash & Air and Osman Syn в Манчестере. Также он работал с интерьерами в Германии и Токио.


Тогда же — в середине 90-х — работы Ньюсона приобретены различными музеями для постоянных экспозиций. Среди покупателей Музей Своременного Искусства в Нью-Йорке [www.moma.org], Музей дизайна в Лондоне и немецкий Vitra Design Museum [www.design-museum.de].

В 1997 году Ньюсон переселяется в Лондон и совместно со своим партнером Бенджамином Де Хааном (Benjamin De Haan) организовывает Marc Newson Ltd. Это новая студия в с большим и «широким» аппетитом во всех областях дизайна. С этого момента все работы Ньюсона проходят через его собственную компанию. В прессе они фигурируют как Marc Newson или как Marc Newson Ltd. Так что иногда становится сложно отличить человека от компании.

Марк Ньюсон
Сам о себе

Дизайн — скорее не искусство, а «вспомогательная дисциплина», существующая в рамках разных отраслей промышленности. Однако сегодня именно достижения в области дизайна — растиражированные и потому очевидные — многие воспринимают как достижения чистого искусства. Бороться с этим заблуждением бессмысленно, поэтому наша новая рубрика — попытка представить некую философию взаимопроникновения искусства и дизайна. Конечная цель всякого производства (и творчества) — продать предмет, и роль дизайнера в этом процессе постоянно возрастает, так как именно его усилиями даже самая банальная вещь приобретает ореол эксклюзивности. Задача дизайнера — придать чему-то давно и хорошо известному новый и более привлекательный облик, поэтому изобретать заново велосипед или зубную щетку — это нормальная работа. Один из ведущих современных дизайнеров Марк Ньюсон объяснил в интервью «АртХронике» некоторые принципиальные понятия своей профессии.

Досье
Родился в 1963 году в Австралии. Художественное образование получил в Колледже искусств в Сиднее. Сотрудничал с дизайнерскими фирмами в Японии и Италии. В 1994 году вместе с Оливером Айком создал часовую компанию Ikepod. Живет и работает в Лондоне. Достижения: кресло Lockheed Lounge, самолет Falcon 900B jet, concept car Ford o21c, велосипед Biomega, ресторан Coast (Лондон), студия звукозаписи Syn (Токио), бутики W

Работа
Хорошая работа требует много времени. Хотя Филипп Старк сказал мне однажды, что по-настоящему работает только две недели в году: все остальное время уходит на презентации.

Искусство
Сейчас все смешалось: искусство, дизайн, музыка, мода. Не могу сказать, что современное искусство как-то влияет на меня, ведь это совершенно другое средство выражения. К тому же в Англии почти все искусство — коммерческое.

Кумиры
Самый интересный дизайн ХХ века был, несомненно, в послевоенной Италии.

Русские
Эль Лисицкий, Татлин, конструктивисты — все это я изучал в Колледже искусств в Сиднее. Они повлияли на меня так же, как весь остальной авангард — дадаисты, ready made и итальянские футуристы.

Вещи
Даже самые непохожие вещи делаются одинаково. Да, процесс может быть другим, но принципы всегда одни и те же. Дизайнер должен быть способен создать любую вещь: постоянное совершенствование чего-то одного отупляет. Ведь придумывать автомобиль в какой-то момент просто надоедает, и тогда хочется сделать часы.

Интерьеры
Создавать вещи интереснее и приятнее. По той простой причине, что с пространствами больше мороки: вокруг работает много специалистов, и воплощение идеи довольно сложно контролировать.

Цвет
В моих вещах очень много оранжевого и зеленого. Я даже создал оттенок зеленого цвета для «пантона». К сожалению, оранжевый кто-то сделал до меня.

Удобство и оригинальность
Для пущей оригинальности надо использовать больше достижений современной технологии. К тому же без технических новшеств трудно создать удобную для жизни вещь. А простые игры с формой едва ли имеют сейчас какой-то смысл.

Тенденции
Технология и природа — все будет смешиваться и взаимодействовать. Наука становится все более и более креативной, поэтому интересно делать дизайн для разных механизмов. К сожалению, у меня нет доступа к самым новым технологиям. Я очень люблю космос и космические технологии, посещал Звездный городок под Москвой и центр управления полетами в Хьюстоне, встречался с известными космонавтами, но, к сожалению, никто до сих пор не предложил мне сделать дизайн международной космической станции.
Из беседы с Леонидом Лернером

картинка
картинка
картинка
картинка
картинка
картинка
картинка
картинка
картинка

Марк Ньюсон: 12 самых ярких работ знаменитого дизайнера

Новость о том, что частью команды Джони Айва стал именитый дизайнер Марк Ньюсон, мгновенно облетела все «яблочные» ресурсы. Однако, как выяснилось, рядовой потребитель о Ньюсоне практически ничего не слышал, а потому недоумевает, с чего столько шумихи вокруг новоиспеченного старшего вице-президента Apple по дизайну. Ресурс TechCrunch решил просветить публику, собрав двенадцать выдающихся проектов Ньюсона, которые получили массу наград и снискали своему автору мировую славу.

По щелчку на каждую фотографию, вы сможете не только лучше рассмотреть дизайнерские проекты Марка, но и получить о них краткую полезную информацию.

В этом шезлонге из алюминия и стекловолокна Ньюсон воплотил свое представление о «текучей металлической форме, словно большого сгустка ртути». Форму этого предмета интерьера задала крайне вольная интерпретация кресел-лежанок XVIII века, которые дизайнер видел на репродукциях французских полотен.

Первый дизайн наручных часов Ньюсона, ушедший в серию. Кто знает, что от них возьмут iWatch… 😉

Вы бы могли сходу сказать, что это сушилка для тарелок и столовых приборов? И не ею ли вдохновлялись дизайнеры «Студии Артемия Лебедева», создавая свой «Розеткус»? 😉

Очень эффектный ручной фонарь, корпус которого изготовлен из хорошо знакомого всем «яблочникам» анодированного алюминия. Включается это стильное «стило-светило» простым поворотом головной части.

К сожалению, это авто и не планировалось запускать в серийное производство. В этом концепте легко угадывается стилистика 1950-х, которую щедро сдобрили новейшими на рубеже веков технологиями и современными материалами.

«Толбай» продавался только в Японии, и был весьма популярен благодаря хорошо продуманному цветовому оформлению и клевому «уху» в левом верхнем углу корпуса, за которое телефон можно было таскать как угодно — хоть пристегивать его к рюкзаку, словно брелок.

Первый макет этого аппарата в натуральную величину был представлен в июне 2007 года. По задумкке компании-разработчика, уже в 2020 году «Астриум» сможет поднимать на орбиту до 5 тыс. космических туристов в год.

Примечательно, что рассказывая про эти часы в одном из интервью, Ньюсон провел параллель между Solaris и Apple. 🙂 Они действительно отдаленно напоминают «яблочный» гаджет.

Лаконичный стол из фенолотканевого композитного материала и алюминия. Один из таких столов можно было увидеть на выставке, проходившей в 2008 году в Москве, на фабрике «Красный октябрь».

Сразу стоит сказать, что одни такие часики несколько лет назад стоили 28,5 тыс. $. 😉 Каждый экземпляр был создан мастером-стеклодувом без применения автоматики. А вместо песка — микроскопические шарики, покрытые разным составом для получения разных оттенков. Просто факт: в каждых часах помещалось 8 млн таких шариков.

Современная интерпретация старой игрушки для детей. Эта конячка изготовлена из полиэтилена, что обеспечивает ей мягкий и бесшумный ход.

Потрясающий по своей лаконичности и изяществу предмет интерьера, изготовленный целиком из алюминиевого сплава специально для благотворительного аукциона (RED). Между прочим, этот стол входит в серию предметов, которые Ньюсон создал вместе с Джони Айвом.

Источник: TechCrunch.
Титульное фото: Ромео Баланкур.

Именинник дня. Универсальный солдат дизайна Марк Ньюсон

Шезлонг Lockheed появился в 1988 году. Это самый известный предмет, созданный Марком Ньюсоном. Три года назад на аукционе Phillips в Лондоне он был продан за 2 434 500 английских фунтов.

о том, что движет

«Идея сделать что-то, что действительно трудно всегда мне интересна, причем на многих уровнях. Я люблю бросать вызов самому себе и делать то, что не могут другие, но мне также нравится идея отстаивать процессы и методы, которые по сути утрачены или на грани исчезновения».

Марк владеет многими уникальными ремеслами — от изготовления перегородчатой эмали до искусства создания японской катаны, а недавно стал изучать резьбу по нэцкэ.

Стул Orgone, алюминий, лак, дизайн Марка Ньюсона, 1993 г.

о своей команде

«Я говорю “нет” куче вещей, и вы должны расставлять приоритеты. У меня много разных проектов, но при этом небольшая студия — всего 15 человек. И так продолжается вот уже 20 лет. Я мог бы расширить ее, скажем, до 150 человек, но не хочу этого делать, не хочу так работать. Мы сосредоточены одновременно на целом ряде проектов, но все они находятся на разных стадиях — некоторые только в начальной, другие же на этапе завершения. Все, что я делаю как дизайнер — будь то сумки для Louis Vuitton или суперджет — все это занимает от начала до конца меньше двух лет».

Новая коллекция мягкого багажа для бренда Louis Vuitton, 2019 г.

Я никогда не мечтал о славе и деньгах, просто создавал то, что мне самому хотелось бы иметь

Колье Julia для Boucheron, 2009 г. На его создание ушло 2000 камней, 1500 часов ручной работы, а в основе дизайна — идея фрактального деления.

о брендах и компаниях

«У авиакосмических агентств и люксовых брендов есть общая черта — очень высокие требования к качеству. К тому же у них есть возможности, которые позволяют мне воплотить какие-то необычные идеи, а не просто создать практичную вещь. Я никогда не напрашивался, все компании находили меня сами».

Проект для Fondation Cartier, 2004 г. Джет для гражданских полетов назван Kelvin40 в честь известного британского физика XIX века лорда Кельвина и главного героя любимого дизайнером фильма Андрея Тарковского “Солярис”.

Новые материалы и технологии уже существуют, и их часто используют в обычной жизни. Со временем хороший дизайн смогут позволить себе все

о полетах в космос

«Раньше я мечтал о том, чтобы полететь в космос, но теперь у меня появились дети и приоритеты немного изменились. Но если бы мне пришлось лететь, то я бы выбрал российскую ракету, она кажется надежнее».

Самолет Spaceplane для путешествия туристов в космос, 2007 г. Концепт разработан для Astrium, подразделения EADS — крупнейшего европейского производителя ракет

о славе и ДНК

«Возможно, мне просто повезло. Конечно, приятно думать, что слава моих вещей основана на узнаваемости и преемственности, ведь в каждом проекте есть частица моего ДНК. Надеюсь, и в креслах, и в самолетах присутствует нечто вневременное».

Стул Embryo,алюминий, металл, текстиль, дизайн Марка Ньюсона, 1988 г.

о дружбе с Джони Айвом

Ньюсона и бывшего главного директора по дизайну компании Apple связывает давняя дружба. В 2013 году они создали «космический» стол из алюминия весом в полторы (!) тонны, а в прошлом году — кольцо из цельного алмаза, лишь с единственной целью — продать на Sotheby’s, а вырученные средства пустить на благотворительность: на борьбу со СПИДом, туберкулезом и малярией. А недавно они вместе основали новую дизайн-фирму под названием LoveFrom.

Марк Ньюсон и Джони Айв. Портрет сделан легендарной Энни Лейбовиц для Vanity Fair, 2013 

На самом деле мы никогда не думаем об этом как о сотрудничестве. Скорее это длинный разговор, который мы постоянно ведем. Мы просто сидим, говорим и рисуем вместе, думаем в том же духе. Многое из того, что движет нами, вызвано чувством неудовлетворенности тем, что нас окружает. «Гнев», вероятно, слишком сильное слово для этого. Но если бы мы были довольны тем, как все устроено, нам бы нечего было делать. Не надо далеко ходить, чтобы понять, что вещи могут быть значительно лучше и причина, по которой они таковыми не являются, заключается в том, что никто не подумал над этим достаточно, или подумал, но просто плохо реализовал».

Работы Марка Ньюсона на продажу на 1stDibs

Евангелие от Марка. Полное собрание сочинений Марка Ньюсона на сегодняшний день. Он проектировал стулья, рестораны, бутики, автомобили, самолеты и даже космический корабль. Для австралийского промышленного дизайнера Марка Ньюсона нет предела. Ньюсон размыл границы, обозначил новые территории и стал международной суперзвездой — от предметов массового производства до мебели ограниченного выпуска и модной одежды. Этот всеобъемлющий фолиант не оставляет камня на камне от каталогизации всех работ Ньюсона на сегодняшний день, начиная с ранних работ, таких как Lockheed Lounge (который является мировым рекордом по самой высокой цене, уплаченной за предмет дизайнерской мебели — более двух миллионов долларов), до дизайнов предметы домашнего обихода и более поздние крупномасштабные проекты, такие как интерьер A380 Qantas и лодки Aquariva.Записи в стиле энциклопедии, упорядоченные в хронологическом порядке по категориям: Мебель, Объекты, Интерьеры и архитектура, Часы и ювелирные изделия, Транспорт и Невыпущенные проекты. Расширенные и углубленные тематические исследования для ряда наиболее важных проектов Ньюсона: самолет Kelvin40, Qantas Airbus A380, художественные издания Gagosian, Ford 021C, часы Ikepod и лодка Aquariva. Визуальный указатель, каталогизирующий полное собрание сочинений Ньюсона. Эксклюзивное интервью Луизы Нери.Соавторы: Ласло Адамс, Николас Фоулкс, Луиза Нери и Элис Роустхорн Коллекционное издание (№ 101–1100) ограничено тиражом 1000 пронумерованных и подписанных экземпляров, каждый в обтянутом полотном футляре. Также доступно художественное издание ограниченным тиражом 100 экземпляров (№ 1–100). Исполнитель: Марк Ньюсон (* 1963) родился в Сиднее, Австралия, изучал ювелирные изделия и скульптуру в Сиднейском колледже искусств, прежде чем переехать в Токио, где он разработал свои первые постановочные работы для Idée.Впоследствии Ньюсон поселился в Париже и Лондоне, где он живет и работает, и быстро стал одним из самых опытных и влиятельных дизайнеров в мире. Дизайны Ньюсона представлены в большинстве крупных постоянных музейных коллекций, включая Музей современного искусства в Нью-Йорке, Лондонский музей дизайна, Центр Жоржа Помпиду и Музей дизайна Vitra. Ньюсон является адъюнкт-профессором дизайна в Сиднейском колледже искусств и Гонконгском политехническом университете, а в Великобритании он был назначен «Королевским дизайнером в промышленности».«В 2005 году журнал TIME включил его в список 100 влиятельных людей мира. В 2011 году Ее Величество Королева назначила его командующим Ордена Британской Империи (CBE). Редактор и автор: Элисон Кастл получила степень бакалавра философии в Колумбийском университете и степень магистра фотографии и кино в Нью-Йоркском университете (магистерская программа Нью-Йоркского университета / Международного центра фотографии). Она является редактором изданий по фотографии, кино и дизайну, в том числе Some Like it Hot, The Stanley Kubrick Archives, Linda McCartney: Life in Photographs и Marc Newson: Works.

Последние шедевры Марка Ньюсона сочетают древние ремесла с современными формами

После шести лет тщательного планирования последние работы известного австралийского дизайнера Марка Ньюсона наконец-то были представлены на заставе галереи Гагосяна на 21-й улице Манхэттена. Прошло более десяти лет с момента последней выставки Ньюсона в этом пространстве, но когда человек узнает о его методах, долгое ожидание становится понятным. Дизайнер специализируется в форме алхимии, смешивая свои любимые ингредиенты — сырье, узкоспециализированные ремесла и огромное терпение — для создания предметов мебели невероятной красоты ограниченным тиражом.Получающиеся в результате работы колеблются где-то между функциональными объектами и скульптурными произведениями искусства, а последние работы Ньюсона — одни из самых искусных на сегодняшний день.

«В мире есть только одно место, где можно отлить такие большие куски стекла», — объясняет Ньюсон, имея в виду одно из своих стульев из литого стекла. Эти двухцветные сиденья в форме песочных часов, тщательно сформированные огромными стеклянными формами в Чешской Республике, кажутся вырезанными из огромных глыб льда и полупрозрачных драгоценных камней. «Вы могли бы поговорить с 99.9 процентов производителей стекла, и они понятия не имеют, как это сделать. Это почти техническая невозможность, а чтобы добраться до этой точки, существует огромное количество отказов ».

Стул, 2017, стекло литое.

Фото: Ярослав Квиз, любезно предоставлено Гагосяном

Такое художественное мужество характерно для Ньюсона. Австралийцы упиваются сложными производственными технологиями, превознося процесс изготовления как вид искусства наравне с конечным продуктом. «Простота такой детали противоречит ее невероятной технической сложности», — продолжает Ньюсон.«На создание формы в духовке уходит около шести месяцев — три месяца, чтобы нагреть духовку до нужной температуры, а затем еще три месяца, чтобы остыть. Он должен остывать невероятно медленно. Даже в этом случае вы можете открыть форму и обнаружить, что посередине есть большая трещина. Все это довольно нервно «.

Подобный сложный процесс требовался для работ Ньюсона Муррина, ряда столов и консолей, созданных с использованием классической техники стекловарения, впервые применявшейся на Ближнем Востоке и возрожденной венецианскими мастерами по стеклу в 16 веке.Для современных произведений Ньюсона стеклянные стержни были сплавлены вместе, а затем разрезаны, чтобы выявить «клеточные» узоры. Каждый стол имеет яркий, почти люминесцентный цвет и тонкую прозрачность. Благодаря идеально гладким краям и плавно сужающимся силуэтам, готовые изделия обладают обтекаемым качеством, контрастирующим с замысловатостью их изготовления. Как и в случае со стульями из литого стекла, искусство создания — это то, что придает каждому предмету коллекции Murrina свою уникальную ценность.

Работы Марка Ньюсона | Лучшие книги по дизайну

Marc Newson Works — Марк Ньюсон — один из лучших дизайнеров продукции в мире.Он проектировал стулья, рестораны, бутики, автомобили, самолеты и даже космический корабль. Для него небо не предел. От предметов массового производства до мебели ограниченного выпуска и моды — Ньюсон размыл границы, нанес на карту новые территории и стал международной суперзвездой.

Этот всеобъемлющий фолиант не оставляет камня на камне от каталогизации всех работ Ньюсона на сегодняшний день, начиная с ранних работ, таких как Lockheed Lounge (который является мировым рекордом по самой высокой цене, уплаченной за предмет дизайнерской мебели, более двух миллионов долларов), до дизайнерских работ. предметов домашнего обихода и более недавних крупномасштабных проектов, таких как интерьер A380 Qantas и лодки Aquariva.

См. Также: Книги по дизайну интерьеров: 100 интерьеров в мире

Художник:
Родился в Сиднее, Австралия, Марк Ньюсон (* 1963) изучал ювелирные изделия и скульптуру в Сиднейском колледже искусств перед тем, как переехать в Токио, где он разработал свои первые постановочные работы для Idée. Впоследствии Ньюсон поселился в Париже и Лондоне, где он живет и работает, и быстро стал одним из самых опытных и влиятельных дизайнеров в мире.Дизайны Ньюсона представлены в большинстве крупных постоянных музейных коллекций, включая Музей современного искусства в Нью-Йорке, Лондонский музей дизайна, Центр Жоржа Помпиду и Музей дизайна Vitra.

Ньюсон является адъюнкт-профессором дизайна в Сиднейском колледже искусств и Гонконгском политехническом университете, а в Великобритании был назначен «Королевским дизайнером в промышленности». В 2005 году журнал TIME включил его в список 100 влиятельных людей мира. В 2011 году Ее Величество Королева назначила его командующим Орденом Британской империи (CBE).

Редактор и автор:
Элисон Кастл получила степень бакалавра философии в Колумбийском университете и степень магистра фотографии и кино в Нью-Йоркском университете (магистерская программа Нью-Йоркского университета / Международного центра фотографии). Она является редактором изданий по фотографии, кино и дизайну, в том числе Some Like it Hot, The Stanley Kubrick Archives и Linda McCartney — Life in Photographs.

См. Также: The Essential Lighting Design Book for Designers

Купите полную энциклопедию Марка Ньюсона.Лимитированная серия из 100 подписанных копий с дизайном обложки и футляра — 4000 €.

Марк Ньюсон | Обои *

Стиль дизайна Марка Ньюсона

И хотя Ньюсон отвергает попытки обозначить свой фирменный стиль, он решительно отдает предпочтение изогнутым линиям, полупрозрачным материалам, ярким цитрусовым цветам и плавным органическим формам. По его словам, мать-природа — идеальный дизайнер.

Марк Ньюсон биография

Travel вплетен в ДНК Ньюсона, его космополитическая сороковая эстетика сформирована десятилетиями стремительного культурного любопытства.В подростковом возрасте его свободолюбивая мать-одиночка Кэрол водила его по Европе и Азии, где он впервые испытал опьяняющий вкус калейдоскопических визуальных удовольствий Японии. Когда десять лет спустя он окончил Сиднейский колледж искусств, привлекательность Японии все еще была сильна. В конце 1980-х он четыре года жил и работал в Токио, где впервые встретил Айва, своего будущего босса. За этим последовало шестилетнее пребывание в Париже, прежде чем Ньюсон поселился в Лондоне в 1997 году.

Называя себя «аналоговым парнем», Ньюсон всегда начинает исходные концепции дизайна в альбоме для рисования, который постоянно путешествует с ним.Изучив ювелирное дело и скульптуру в Сиднее, он описывает Австралию как страну «инженеров на заднем дворе». В эпоху, когда преобладают инструменты трехмерного цифрового дизайна, он продолжает практиковаться в своих методах работы, уделяя особое внимание используемым физическим тканям и текстурам.

Ньюсон обладает особым чутьем на использование инновационных материалов в своих проектах, а также на использование традиционных материалов нетрадиционными способами. Одна из его первых фирменных вещей, миниатюрное, но роскошное кресло Embryo Chair, премьера которого состоялась в 1988 году и которое производится до сих пор, обита яркой неопреновой тканью, обычно используемой для изготовления гидрокостюмов для австралийских серферов.В других его передовых разработках использовались искусно сложенные листы тасманийской сосны, экструдированный мрамор, вырезанный из цельного блока, и микроскопические наношарики с медным покрытием. Особые фавориты — это высокотехнологичные композиты из углеродного волокна, применяемые в аэрокосмической промышленности.

Работы Ньюсона находятся в постоянных коллекциях более чем 20 музеев, включая МоМА в Нью-Йорке, Виктория и Альберта в Лондоне и Помпиду в Париже. Он всегда стирал границы между прекрасным художником, мастером и дизайнером продукции.В качестве примера можно привести его раннее культовое творение «Lockheed Lounge», полукресло и полускульптуру, его пышную форму из биоморфного полиуретана, одетую в облегающие фигуру листы из блестящего алюминия. Он завершил прототип в 1986 году, а два года спустя провел более рациональную модернизацию. В итоге были изготовлены четыре корректуры художника и тираж из 10 экземпляров.

Классика дизайна, Lockheed Lounge привлекла внимание знатоков вкуса, включая Филиппа Старка, Яна Шрагера и Мадонну, которые показали одно из кресел в видео на свой сингл Rain 1993 года.В 2006 году одна из серий была продана за 968 000 долларов (735 000 фунтов стерлингов) на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке. Четыре года спустя Филипс де Пюри в Нью-Йорке продал еще один за 2,1 миллиона долларов (1,6 миллиона фунтов стерлингов), это самая высокая цена, когда-либо уплачиваемая за работу живого дизайнера. В 2015 году Lockheed снова побил рекорды, продав 2,4 миллиона фунтов стерлингов (почти 3,2 миллиона долларов) в магазине Phillips в Лондоне

.

Динамичная форма «Lockheed Lounge» была вдохновлена ​​Ле Корбюзье, но название отсылает к сходству кресла с заклепанным фюзеляжем старинного авиалайнера Lockheed L-049.Это типично ньюсоновский подход. Когда-то он стремился стать аэрокосмическим инженером, его детские фантазии подпитывались конструкциями летающих автомобилей в телешоу 1960-х годов The Jetsons . Оптимизм космической эры и романтика путешествий — повторяющиеся мотивы в его работах, стремящихся к техно-утопическому будущему, которое так и не наступило.

Многие из увлеченных проектов Ньюсона связаны с высокотехнологичными автомобилями, от его поразительных S-образных велосипедов из алюминия и углеродного волокна для датской компании Biomega до роскошных скоростных катеров ограниченного выпуска для итальянских морских гигантов Riva.В качестве креативного директора австралийского флагманского перевозчика Qantas он также полностью переосмыслил интерьеры самолетов Airbus 330 и 380 компании, спроектировав все, от ложек эконом-класса до кроватей бизнес-класса.

«Как промышленный дизайнер», — сказал Ньюсон в книге « Limited Edition: Prototypes, One-Offs and Design Art Furniture » (под редакцией Sophie Lovell, главного редактора Wallpaper * Germany), «я работаю по кратким сводкам, но в В случае моих работ, выпущенных ограниченным тиражом, у меня их нет, поэтому я могу создавать свои собственные параметры.Я могу дать волю своему воображению и выразить свой энтузиазм в отношении материалов, обработок и методов, но на моих условиях ».

В более экспериментальной сфере, где практичный дизайн сочетается с предположениями о голубом небе, Ньюсон также создал несколько восхитительных уникальных автомобилей в стиле фэнтези. В 1999 году его элегантно простой концептуальный автомобиль Ford 0121C, красиво оформленный в оранжевых и серебряных тонах, дебютировал на Токийском автосалоне, получив награду. Затем он посмотрел в небо с Kelvin40, компактным личным пассажирским самолетом, состоящим из криволинейных контуров и стремительных крыльев, созданным для Фонда Картье в Париже в 2004 году.Три года спустя Ньюсон приблизился к тому, чтобы воплотить в жизнь свою детскую фантазию о Jetsons , спроектировав прототип пассажирского космического реактивного самолета с ракетным двигателем для европейского аэрокосмического консорциума EADS Astrium. Проект находится в разработке.

Ньюсон, его жена британский стилист Шарлотта Стокдейл и их двое детей живут в Лондоне последние 20 лет. Его штаб-квартира — это бывшая женская тюрьма недалеко от Букингемского дворца, место, которое должно было оказаться удобным, когда он забрал свой CBE у королевы Елизаветы в конце 2011 года.Он присоединился к Apple в сентябре 2014 года, и на эту работу, по его словам, уходит около 60% его графика.

Но за пределами орбиты повседневных деловых забот детские фантазии по-прежнему оказывают сильное гравитационное воздействие на Ньюсона. Он по-прежнему увлечен космосом, однажды купил настоящий костюм российского космонавта и надеется однажды посетить Международную космическую станцию. Много работать. Не спать всю ночь. Продолжай мечтать. Бесконечность не предел.

Интервью с Марком Ньюсоном

Марк Ньюсон изучал изготовление ювелирных изделий в своей родной Австралии, но продолжал разрабатывать продукты для некоторых из крупнейших компаний мира.Подумайте об интерьере Qantas A380, лодках Riva и бутылках Dom Pérignon. Убежденный кочевник, он сейчас работает неполный рабочий день в Apple, где его друг Джони Айв будет его начальником. Беседовал Джеймс де Фрис

Как вы научились ориентироваться в мире большого бизнеса?

Это был эволюционный процесс. Люди часто спрашивают, что было для меня большим прорывом, и я могу честно сказать, что на самом деле у меня его не было. У меня было много очень маленьких, постепенных шагов. Я пробивался вверх. Я понял, что если бы я собирался быть дизайнером, а не мастером, мне понадобились бы эти клиенты.Конечно, это уловка-22, потому что такие компании обычно не воспринимают вас всерьез, пока вы не поработаете с другими подобными организациями. Тогда, по иронии судьбы, они могут быть наименее интеллектуально требовательными и удовлетворительными клиентами, потому что вы работаете не с отдельным лицом, а с корпорацией. Или, если вы работаете с человеком, он может быть там только в течение определенного периода времени, и вы зависите от его авторитета. Лучшие отношения, которые у меня были с крупными корпорациями, — это когда у меня был прямой доступ и, по сути, личные отношения с генеральным директором.

Многие компании сейчас говорят о ценности ориентации на дизайн, но изо всех сил пытаются воплотить это в жизнь. По вашему опыту, что позволяет компании делать это успешно?

Это возвращается к целеустремленному человеку, возможно, к генеральному директору, который убежден, что отстаивает дизайн. У кого-то в организации должно быть видение; кто-то должен это понять. Apple, вероятно, самая известная модель, но развитие такой синхронности — когда все звезды находятся в идеальном положении — невероятно редкая вещь.Этого не произойдет через фокус-группы. Этого не произойдет путем исследования клиентов. И это очень часто противоречит здравому смыслу. Дизайнеры будут предлагать решения, которые не обязательно очевидны для людей, которые не понимают или не верят в дизайн.

Если люди в компании критикуют вашу работу, как вы отреагируете?

Смотря кто критикует. Если кто-то нанял меня для выполнения задачи или решения проблемы, он обычно находится в таком положении, когда за деревьями не видно леса, поэтому критиковать нелегко.Я нанимаю оружие, и они на каком-то уровне взяли на себя обязательство довести дело до конца.

Вы чаще всего являетесь самым резким критиком самого себя?

Совершенно верно. Множество проектов рождаются мертвыми. То, что действительно доходит до конца конвейера, оказывается успешным.

Давайте поговорим о вашем творческом процессе. Как найти время на неэффективность размышлений?

Это действительно самая большая проблема, с которой я сталкиваюсь. У меня больше проектов, чем когда-либо, я веду небольшой бизнес, и у меня меньше времени, чем когда-либо, чтобы заниматься творчеством.Но сейчас я, вероятно, лучше справляюсь со своей работой, более эффективен, чем когда-либо. На решение проблем у меня уходит меньше времени. Я работаю совсем не так, как работал даже 10 лет назад. Как мне найти время? Мне просто нужно буквально замкнуться и очистить колоды от всех писем, всех вопросов, всех проблем. Вы становитесь экспертом в блокировке вещей. Я разрабатываю 85% вещей, которые создаются в моей студии, потому что это та часть моей работы, которая мне нравится. Я мог бы пойти по пути, скажем, большой архитектурной корпорации с десятками, если не сотнями людей.Для этого достаточно работы. Но большинство руководителей этих организаций не занимаются творчеством. Моя небольшая команда состоит из техников, которые помогают мне. Это звучит довольно эгоистично, но моя работа не обязательно состоит в том, чтобы воспитывать молодых дизайнеров. Речь идет о создании среды, в которой я могу позволить себе, потому что в конце концов клиенты хотят именно этого. Раньше я экспериментировал с другими дизайнерами, но клиенты хотят взаимодействовать со мной, и это стало одной из отличительных черт моей работы.В каком-то смысле я загнал себя в угол, но так оно и есть.

Должны ли дизайнерские работы захватить воображение аудитории?

Я думаю, вы должны дать людям то, что я называю ручкой. Вы должны создать историческую, философскую или материальную связь для людей, которые иначе не смогли бы иметь отношение к проекту. Нужно позвонить в колокольчик где-нибудь в их сознании, напомнить им о чем-то или заставить их хихикать.

У вас есть доступ к современным технологиям, но при этом вы все еще занимаетесь ремеслом.Почему?

Дело не только в моем происхождении и поколении. Я думаю, что очень важно, чтобы между людьми и объектами была физическая связь. Сейчас я работаю на компьютерах, как и любой другой дизайнер. Разница в том, что я научился создавать вещи и действительно делал вещи, и я думаю, что в наши дни это было бы анахронизмом. Но ограничения, налагаемые необходимостью делать что-то аналоговым, стимулируют творчество. Когда у вас есть безграничные возможности для создания трехмерных прототипов, это просто открывает слишком много возможностей.Многие из моих продуктов были обусловлены моей способностью достичь определенного результата в определенное время на основе имеющихся у меня ресурсов.

Вы начали в Сиднее, но жили в Токио, Лондоне и Париже. Что вы узнали во время путешествий?

Думаю, вы родились эмигрантом или нет. Люди либо открыты для опыта, либо не заинтересованы. Я вырос в путешествиях, поэтому мне это нравится. Можно многому научиться на том, как люди в разных культурах решают проблемы. И для меня это горько, потому что чем больше я наблюдаю, тем больше у меня доказательств того, что дизайн — это международное творческое занятие, не знающее границ.В отличие от музыки или фильмов, дизайн не имеет какой-либо географической специфики, формы или формы. Я никогда не мог представить себе разработку чего-то для одного региона, а не для другого. Так много идиосинкразии основаны только на изоляции.

Как вы с Джони Айв работаете вместе?

Это совершенно спонтанное упражнение. На самом деле мы даже не задумываемся о том, что сотрудничаем. Это очень долгий разговор, который мы ведем постоянно. Мы просто сидим, разговариваем и вместе рисуем. Мы думаем в том же духе, и во многом нами движет чувство неудовлетворенности.«Гнев», наверное, слишком сильное слово. Но если бы мы были довольны тем, как все было, нам бы нечего было делать. Не нужно заглядывать очень далеко, чтобы понять, что все могло быть намного лучше, и причина этого не в том, что никто не подумал об этом достаточно, или они думали об этом и просто сделали это очень плохо.

Вы все еще известны Lockheed Lounge, одним из ваших первых продуктовых дизайнов. Вас это раздражает?

Как будто из другой жизни.Когда я смотрю на эту штуку, я чувствую себя давно потерянным ребенком.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за январь – февраль 2015 года.

Embryo Chair от Марка Ньюсона

Стул для эмбрионов

Дата разработки 1988

Дизайнер Марк Ньюсон (р.1963, австралийский)

Производитель Идее, Токио, Япония

СМИ обивка из стали, алюминия, пенополиуритана и неопрена

Габаритные размеры 30 3/8 x 25 1/4 x 33 1/2 дюйма

Кресло Embryo Chair с узкой талией Марка Ньюсона — образец минимализма и биоморфной эстетики дизайнера.Название кресла и волнообразный органический дизайн предполагают вдохновение из микробиологии. Хотя Ньюсон создавал в эпоху постмодерна, его вдохновляли более простые конструкции 1950-х и 1960-х годов, которые он модернизировал с использованием новых материалов, таких как неопреновое покрытие этого кресла — ткань также использовалась в гидрокостюмах. Использование неопрена отдает дань уважения серферской культуре, в которой вырос австралиец Ньюсон. Тема работы Ньюсона — сочетание круглых органических форм, таких как кресло Embryo Chair , вдохновленное биологией, и промышленных материалов, таких как металлические ножки.Футуристический дизайн Ньюсона призван быть ярким и дружелюбным. Он сказал: «Сегодня будущее не представляется таким оптимистичным. Самыми захватывающими визуально в кино были такие фильмы, как Alien и Bladerunner , в которых будущее гораздо мрачнее ». Его использование новых тканей «предполагает, что такие вещи возможны. Для меня это было что-то очень оптимистичное, это показало будущее ».

В данный момент не отображается

Маркировка без опознавательных знаков

Кредитная линия Коллекция Киркландского музея изобразительного и декоративного искусства

Регистрационный номер 2012 г.0756

Марк Ньюсон | Работы | Taschen — Volt Café


Марк Ньюсон | Works футляр

Marc Newson CBE по праву считается самым известным и влиятельным дизайнером своего поколения.

Он разработал стулья, рестораны, бутики, автомобили, самолеты и даже космический корабль! Родившийся в Австралии промышленный дизайнер сейчас живет в Лондоне со своей женой, модным стилистом Шарлоттой Стокдейл .От объектов массового производства до мебели с ограниченным тиражом и моды — Newson размыл границы, обозначил новые территории и стал международной суперзвездой. Он включает стиль дизайна, известный как биоморфизм , в свои различные проекты, и его любовь к американскому дизайну 50-х и 60-х годов — подумайте Имс и Лоуи — проявляется в его последовательном использовании кривых. Биоморфизм использует плавные плавные линии, полупрозрачность и прозрачность. В нем обычно отсутствуют острые углы, и это направление в искусстве, зародившееся в 20 веке.


Пример использования Ford 021C (1999)
© Tom Vack

Этот окончательный и превосходный фолиант Taschen представляет собой очень исчерпывающий каталог всех работ Ньюсона на сегодняшний день, начиная с ранних работ, таких как Lockheed Lounge , созданного, когда ему было 22 года (что является мировым рекордом по самой высокой заплаченной цене. — 2,1 миллиона долларов — за предмет дизайнерской мебели, когда он был продан на аукционе в 2010 году) за счет дизайна предметов домашнего обихода и более поздних крупномасштабных проектов, таких как интерьер Qantas A380 и скоростной катер Aquariva .Не волнуйтесь, если некоторые из дизайнов вас нахмурили, поскольку, по словам Ньюсона, он включил ВСЕ от невероятных до совершенно уродливых, не говоря уже о множестве дизайнов, которые так и не были запущены в производство.


Цифровая камера Pentax (2012 г.)
© Philippe Joner

В книге представлено эксклюзивное подробное интервью Луизы Нери и материалы Ласло Адамса , Николаса Фоулкса и Элис Рустхорн .

Коллекционное издание (№ 101–1100) ограничено тиражом 1000 пронумерованных и подписанных копий, каждая из которых помещена в обтянутый полотном футляр.
Розничная продажа по цене £ 650

Art Edition (№ 1 — 100) украшена кожаной маркетри на обложке и футляром Micarta.
Розничная продажа по цене £ 3,500

Марк Ньюсон | Works можно получить по телефону Taschen

.

Слова Анны Банг

Теги

Элис Роустхорн, Анна Банг, Ласло Адамс, Луиза Нери, Марк Ньюсон, Николас Фоулкс, Ташен, .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.