Музей мельникова: Посетителям Дома Мельникова

Содержание

О музее

 

Государственный музей Константина и Виктора Мельниковых является центром сохранения, изучения и популяризации творческого наследия архитектора Константина Мельникова и его сына, художника Виктора Мельникова. Музей учреждён приказом Министерства культуры РФ № 350 от 27 февраля 2014 года по инициативе Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева и является его филиалом.

Этому событию предшествовали многочисленные судебные тяжбы наследников Константина Мельникова за право распоряжения домом Мельникова и творческими архивами архитектора и художника. Учреждение музея было одним из условий завещания Виктора Мельникова, согласно которому он завещал своё имущество, в том числе дом, его мемориальную обстановку и творческие архивы Российской Федерации.

Мемориальная часть экспозиции Музея располагается в Доме Мельникова, всемирно известном памятнике архитектуры, расположенном по адресу: Москва, Кривоарбатский переулок, дом 10. В настоящее время посещение Дома Мельникова возможно исключительно в составе экскурсионных групп с гидом. О порядке посещения Дома Мельникова можно узнать в разделе “ПОСЕТИТЕЛЯМ”.

Постоянная экспозиция музея, посвящённая жизни и творчеству Константина и Виктора Мельниковых, а также фондохранилище будет располагаться в пешеходной доступности от Дома Мельникова по адресу: Москва, улица Воздвиженка, дом 5/25, строение 17. Открытие постоянной экспозиции предполагается в 2016 году.

 



© Henri Cartier-Bresson / Magnum Photos, courtesy Fondation HCB

(03.08.1890 – 28.11.1974)

Выдающийся русский и советский архитектор, художник, педагог. Заслуженный архитектор РСФСР. Один из лидеров авангарда в советской архитектуре 1920-х – 1930-х гг. В 1925 году, после строительства Выставочного павильона СССР на Всемирной выставке в Париже получил Гран-при и мировое признание как «великий русский архитектор современности».

Проектировал и строил в основном в Москве. Разработал проекты и построил клубы им. Русакова, «Каучук», «Буревестник», им. Фрунзе и др. Проектировал и строил гаражи «системы Мельникова» для автобусов и грузовых машин на ул. Образцова, Новорязанской ул. и др.

Столетний юбилей архитектора в 1990 году был отмечен ЮНЕСКО объявлением года Константина Мельникова. По результатам опроса Российской академии архитектуры и стрительных наук Мельников занял 1-ое место среди отечественных архитекторов ХХ века.

 


© Henri Cartier-Bresson / Magnum Photos, courtesy Fondation HCB

(28.12.1914 – 05.02.2006)

Известный советский художник, член Московского союза советских художников. Окончил Московский государственный художественный институт. Преподаватель живописи, исполнитель эталонных копий произведений русской живописи из собрания Государственной Третьяковской галереи. Неоднократный участник вставок Московского союза художников. Персональные выставки 1970, 1974 и 1990 гг. Работал в жанре портрета, натюрморта, пейзажа.

Живописные работы находятся в собрании семьи, Государственной Третьяковской галереи, Георгия Костаки и других частных собраниях.

Всю жизнь прожил в доме в Кривоарбатском переулке в Москве, построенном его отцом Константином Мельниковым. После смерти отца, с 1974 по 2006 год, сохранил в неприкосновенности подлинную мемориальную обстановку и сам Дом Мельникова для будущего музея.

 

Спроектирован и построен Константином Мельниковым в Кривоарбатском переулке в Москве в 1927-29 годах по «системе Мельникова», которую он предлагал для применения в массовом строительстве. Два разновысоких цилиндра на одну треть врезанные друг в друга, создают неповторимую объемно-пространственную композицию сооружения, известную во всем мире. В этом доме архитектор жил до последних дней.

После смерти архитектора в Доме постоянно проживал его младший сын, Виктор, унаследовавший дом вместе со своей старшей сестрой Людмилой. После смерти Людмилы Константиновны, половина Дома была продана её сыном Сергею Гордееву. В 2010 году Сергей Гордеев подарил её Российской Федерации для создания Музея. В настоящее время она находится в оперативном управлении Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева.

Вторая половина была завещана Виктором Мельниковым государству, при условии создания Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых. Музей был создан приказом Министерства культуры Российской Федерации в феврале 2014 года.

В марте 2014 года Дому Мельникова распоряжением Правительства РФ присвоен статус объекта культурного наследия федерального значения. В настоящее время открыто наследственное дело и последовательно выполняются остальные условия, изложенные в завещании Виктора Мельникова.

Что происходит с домом Мельникова – Архив

На подходе

Константин Мельников (1890–1974)

Среди советских авангардистов Меньников один из самых результативных, 15 реализованных проектов. Будет грубой ошибкой называть его конструктивистом. Умер Мельников в 1974 году в своем доме в Москве.Фотография: wikipedia.orgКривоарбатский переулок, где находится дом Мельникова, начинается у Стены Цоя и заканчивается рядом с ОВД «Арбат» за спиной памятника Булату Окуджаве. Большинство домов в переулке — жертвы лужковского девелопмента. Когда идешь от Арбата, справа, после массивного фасада «элитки», начинается забор из серого штакетника. За ним затаился один из главных памятников советского авангарда. В заборе устроена калитка. Это полукруглое углубление с навесом было задумано архитектором как укрытие для гостей от осадков, однако случайные прохожие быстро приноровились эксплуатировать его совсем в других целях. В итоге вход пришлось перенести. При жизни Константина Мельникова калитка была связана аналогом современного домофона — «воздушным телефоном» — с коридором первого этажа. Такая же система связывала между собой различные помещения дома. Сейчас здесь установлен обыкновенный дверной звонок, также имеется щель для почты — мельниковской конструкции.

В доме-мастерской постоянно живет внучка архитектора Екатерина Каринская-Мельникова. Вместе с ней наследие великого архитектора охраняет немецкая овчарка по кличке Шельма, но сегодня Шельма в отъезде. «Она сейчас у дочери в гостях, — объясняет Екатерина Викторовна. — До нее у меня был совершенно шикарный немец по кличке Бой, абсолютно не дрессируемый, но все понимающий. Бояша был сторож, охранник, но только по своему усмотрению».

  • Гостиная с печью, собранной Константином Мельниковым. Эта и следующие фотографии — из съемок Игоря Пальмина 1981–1990-х годов. "Закатный луч".

    Фотография: Игорь Пальмин

    1/8

  • Пальмин говорит, что ему «...чрезвычайно важен бытовой уклад дома, который высокомерно игнорируют исследователи-пуристы. Из чертежей, исторических фотографий, живописи Константина Мельникова, мебели и зановесочек складывается биография: превращение дома-идеи в жилище. Все это ни в коей мере не подвергает сомнению и не умаляет значения архитектурного». На фотографии — спальня Константина Мельникова

    Фотография: Игорь Пальмин

    2/8

  • Буква «К», вышитая на кресельном покрывале, — инициал автора дома

    Фотография: Игорь Пальмин

    3/8

  • Так выглядела мастерская после смерти архитектора

    Фотография: Игорь Пальмин

    4/8

  • Здесь работал Виктор Мельников — над мастерской отца

    Фотография: Игорь Пальмин

    5/8

  • Растрескавшийся потолок в студии Виктора Мельникова

    Фотография: Игорь Пальмин

    6/8

  • Крыша дома-мастерской снята с другой крыши — строения номер 12 по Кривоарбатскому переулку

    Фотография: Игорь Пальмин

    7/8

  • Эту фотографию Игорь Пальмин снял из дома напротив в 1980-е.

    Сейчас этот дом не существует, его перестроили в конце 1990-х.

    Фотография: Игорь Пальмин

    8/8

За калиткой — участок размером около 8 соток с кустами сирени, березами и черемухой. Из-за деревьев и серого забора настырно выглядывает точечная застройка конца 90-х. На дом Мельникова смотрят тылы новых домов, вылупившиеся кондиционерами. Под ними вырыты подземные парковки. «Я писала на имя президента, — объясняет внучка архитектора, — и была создана комиссия, которая дала заключение о том, что котлованы влияют на грунтовый массив. Проще говоря, они перекрыли грунтовые воды, которые теперь вымывают почву из-под дома».

Престижной земля на Арбате считалась уже в годы советской власти, и мало кто верил, что Мельников сможет получить под строительство особняка участок в самом центре Москвы. Дому удалось придать статус опытно-показательного объекта, архитектор даже получил на строительство ссуду с рассрочкой на 15 лет и был освобожден от земельной ренты.

 Строить начали в 1927 году, в 1929-м закончили. Использовали самые простые и дешевые материалы — доски и кирпич, которых постоянно не хватало. Здание состоит из двух цилиндров, врезанных друг в друга на треть радиуса. На плоской крыше более низкого цилиндра устроена открытая терраса, а фасад, выходящий в переулок, представляет собой остекленный экран. Мельников разработал уникальную конструкцию: стены напоминают пчелиные соты, где кирпич выложен решеткой с шестигранными просветами. 

«Мы пытались подсчитать, сколько здесь этих шестигранников, оказалось, что около 130, — сообщает Каринская. — Примерно половина забита досками, засыпана строительным мусором и замазана штукатуркой. А вообще окно можно сделать в любой части стены». Сейчас стены покрыты заметными трещинами, полопалась штукатурка — эхо недавних строек, — однако сама решетчатая система цела и обладает завидным запасом прочности. В начале войны дом выдержал взрывную волну упавшей неподалеку фугасной бомбы.

  • 1927
  • 1937
  • 1941
  • 1949
  • 1951
  • 197428 ноября
  • 1976
  • 1990
  • 1998
  • 2005
  • 20065 февраля
  • 2008
  • 2011
  • 2012
  • 2013
  • 201427 февраля
  • 201413 марта
  • 1927

    Мельников получает под строительство дома-мастерской свободный участок земли по адресу Кривоарбатский переулок, 10. Начинается стройка на средства архитектора, строит дом Союз коммунальников, для которого архитектор спроектировал ДК имени Русакова в Сокольниках.

  • 1937

    После обвинений в формализме и «трюкачестве» Мельникова снимают с должности руководителя Мастерской №7 Моспроекта. Фактически архитектора исключают из профессии — чтобы содержать семью, Константин Мельников вынужден подрабатывать печником. Так продолжается до 1949 года. В гостиной дома-мастерской сохранена супрематическая печь работы архитектора.

  • 1941

    23 апреля рождается внучка архитектора Екатерина Каринская-Мельникова. Через 3 месяца, 23 июля, во время одной из первых бомбардировок Москвы, в здание Театра имени Вахтангова попадает фугасная авиабомба огромной разрушительной силы. В доме Мельникова выбивает все стекла взрывной волной. Семья перебирается жить в подвал.

  • 1949

    Константин Мельников получает назначение на архитектурную кафедру Саратовского автодорожного института, где работает сначала старшим преподавателем, затем профессором. Архитектор с супругой уезжают в Саратов, в доме остается жить его сын с семьей.

  • 1951

    Архитектора переводят в Московский инженерно-строительный институт имени Куйбышева (МИСИ). Мельников возвращается в Москву и преподает сначала на кафедре архитектуры, потом начертательной геометрии.

  • 1974

    28 ноября

    Константин Мельников скончался на 85-м году жизни. Архитектора хоронят на Введенском кладбище в Москве.

  • 1976

    В доме-мастерской начинает протекать крыша. Чтобы найти средства на ремонт, Виктор Мельников продает портрет отца своей работы в Третьяковскую галерею. На крыше вместо жести кладут рубероид.

  • 1990

    ЮНЕСКО объявляет этот год годом архитектора Мельникова. Происходит реставрация кровли дома-мастерской.

  • 1998

    Начинается точечная застройка и сносы вокруг участка дома-мастерской.

  • 2005

    Сестра Екатерины Каринской-Мельниковой Елена пытается заполучить в собственность половину дома, подложив на подпись своему на тот момент уже практически ослепшему отцу дарственную на свое имя, убедив его в том, что это бумаги для создания музея. Дарственную удалось аннулировать в суде еще при жизни Виктора Мельникова.

  • 2006

    5 февраля

    Умирает Виктор Мельников. Исполнительницей завещания становится Екатерина Каринская-Мельникова. Вскоре после смерти сына архитектора выясняется, что половину дома, принадлежавшую его старшей сестре, купил сенатор Сергей Гордеев, известный в прошлом как рейдер. В том же году в непосредственной близости от дома-мастерской на Арбате сносят дом 39, бывший кинотеатр «Ампир», памятник федерального значения. На его месте планируется строительство торгового центра с подземной парковкой. Дом Мельникова рискует провалиться.

  • 2008

    Екатерина Каринская-Мельникова посетила 55 заседаний суда по поводу статуса, имущественной принадлежности дома и исполнения воли Виктора Мельникова.

  • 2011

    Гордеев передает свою половину дома Мельникова в собственность государства, которое передает ее в оперативное управление Музея архитектуры имени Щусева.

  • 2012

    На северной границе участка дома Мельникова сносят дом Мельгунова по адресу Арбат, 41, для строительства все того же торгового центра. На его месте вырывают и бетонируют котлован глубиной более 15 метров, что перекрывает ток грунтовых вод, которые начинают вымывать почву из-под фундаментов дома-мастерской.

  • 2013

    Музей архитектуры проводит так называемый Благотворительный конкурс на концепцию музея «Дом Мельникова». В конкурсе победил шуточный проект «Тапки», авторы «Citizenstudio & Нина Федорова» предложили оставить дом таким, как есть, и сделали тапки для посетителей в форме двух цилиндров, входящих друг в друга, повторяющих по форме план дома.

  • 2014

    27 февраля

    27 февраля 2014 года Министерством культуры Российской Федерации издан приказ о внесении изменений в устав Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева, в качестве его филиала в приказе назван вновь создаваемый Государственный музей Константина и Виктора Мельниковых.

  • 2014

    13 марта

    Изменен статус дома — теперь это памятник не регионального, а федерального значения.

В доме

Виктор Мельников (1914—2006).

В годы застоя Виктор работал в Живописно-производственном комбинате Московского отделения Худфонда СССР, где исполнял копии шедевров русской живописи из собрания ГТГ. До своей смерти 5 февраля 2006 г. Виктор фактически являлся хранителем дома своего отца, превратив его в музей.

Фотография: Игорь ПальминВ само здание ведет выкрашенная коричневой краской дверь, которая, как и калитка, не менялась с 1930-х годов. В прихожей — толпа одинаковых тапок, которые носят торгующие бахчевыми культурами жители юга России. Это гостевая обувь — надевая, надо понимать, что до тебя в них по дому Мельникова мог ходить Рем Колхас или какие-нибудь Херцог с де Мероном.

Внутренняя площадь скромная — всего 250 кв. м. На первом этаже там 11 помещений — столовая, кухня, уборная, ванная, рабочая комната хозяйки и две детских. К моменту начала строительства дома у Мельникова было двое детей — Людмила 14 лет и двенадцатилетний сын Виктор. Позже Людмила покинула дом, у Виктора появились две дочери — Екатерина и Елена. «Я родилась здесь за 2 месяца до войны. Вскоре мы с мамой уехали в эвакуацию в Ульяновск», — продолжает рассказ Екатерина Каринская, сев за овальный стол в столовой. Стол, как и вся обстановка, сохранился со времен хозяина дома. Он обставлен набором мебели начала XIX века: Мельников приобрел ее у одного американца, который в 30-е годы уезжал из СССР и продавал все скопом.

Сейчас Екатерина Викторовна занимает часть первого этажа. «Года три после смерти отца я жила так, чтобы мое присутствие здесь вообще не было заметно, словно присматривала за музеем. Сейчас живу так, как мне удобно, — продолжает она. — Мне тут комфортно, за исключением того, что непрерывно идут звонки, просьбы пустить, даже если в два часа ночи у меня горит свет: «А можно дом посмотреть?»

  • Обстановка в мастерской Виктора Мельникова не менялась с его смерти в 2006 году

    Фотография: Ольга Алексеенко

    1/9

  • У дома свой цветовой код: гостиная — розовая, спальня — золотая, лестница — зеленая, мастерские — белые. Желтым окрашена внешняя стена лестницы в мастерскую

    Фотография: Ольга Алексеенко

    2/9

  • Все рамы и остекление в доме делалось не из фабричных элементов. Их профиль напоминает золотое сечение своим рисунком

    Фотография: Ольга Алексеенко

    3/9

  • Эта лестница ведет на террасу здания, где в конце 80-х Виктор Мельников спал в обнимку с топориком

    Фотография: Ольга Алексеенко

    4/9

  • И отец, и сын занимались живописью. Если о работах Константина Мельникова можно сказать, что это постимпрессионизм с чертами сезаннизма, то вещи его сына Виктора близка кругу Вейсберга, который известен своими поисками белого на белом

    Фотография: Ольга Алексеенко

    5/9

  • Шестигранник — часто повторяющийся мотив в московском конструктивизме. Можно вспомнить павильон «Шестигранник» Жолтовского в парке Горького, который перешел культурному центру «Гараж»

    Фотография: Ольга Алексеенко

    6/9

  • Подрамники и мольберты В.Мельникова

    Фотография: Ольга Алексеенко

    7/9

  • Когда Константин Мельников консультировался с краснодеревщиком об остеклении, тот сказал ему, что стоит брать только подержанную древесину

    Фотография: Ольга Алексеенко

    8/9

  • В доме осталось много деталей, которые с точки зрения музейщиков могут не представлять исторической ценности, — очки в очешниках 30-х годов, советские готовальни, тюбики с чернилами

    Фотография: Ольга Алексеенко

    9/9

Из коридора первого этажа наверх ведет спиралевидная лестница. Она и все инженерные коммуникации находятся в зазоре, образовавшемся в месте пересечения цилиндров. Подъем наверх представляет собой вращательное движение против часовой стрелки. Это вызвало опасения у супруги Мельникова, Анны Гавриловны, что в таком доме можно «закружиться». Позже она обнаружила, что совсем не замечает круглую форму дома.

В простенке, где находится лестница, и на внутренних стенах гостиной есть трещины в штукатурке, на них поставлены реставраторские пломбы-маяки. Последние датированы 2013 годом. Это свидетельство лукавства: в действительности дом не в самом плохом состоянии и потрескалась только штукатурка. Единственное, что ему реально в данный момент угрожает, — подмыв грунтов из-под фундамента. «Я считаю, что дом не требует радикальной реставрации, — высказывает свою позицию Екатерина Викторовна, — не дай бог пережить еще одно подновление. Эти пломбы не более чем показуха».

Екатерина Викторовна Каринская-Мельникова – внучка архитектора

Фотография: Ольга Алексеенко

Гостиная — просторное помещение с высоким потолком, освещенное огромным окном-экраном. Спальня, напротив, имеет низкий потолок и освещена 12 шестиугольными окошками. Сну Мельников придавал огромное значение, у него даже есть проект города, где трудящихся должны были лечить сном «вплоть до изменения характера». В спальне все углы скруглены, а стены выкрашены в золотистый цвет. В гостиной стоит миниатюрная печь супрематической формы. «Во время войны дом не отапливался, и первую печку мы с дедушкой складывали, когда мне было 3 года, — я ему кирпичики подавала», — вспоминает Каринская. Кстати, после увольнения из Моспроекта Мельников не имел возможности работать как архитектор и вплоть до 1949 года подрабатывал печником.

У Екатерины Каринской семь внуков, правнук и правнучка: «Правнук пошел в первый класс, последнему внуку полтора, предпоследнему 5 лет». Периодически они приезжают в гости — в гостиной валяются их мягкие игрушки, рядом с печкой лежит коробка из гофрокартона с чем-то наподобие берлоги внутри. «Это они у меня в поезд играют», — сообщает Екатерина Викторовна.

Мастерская Мельникова на третьем этаже освещена через 38 шестиугольных окон, чтобы тень от руки не падала на чертеж. Здесь есть небольшой балкон — это выход на террасу. Сын Мельникова, Виктор, стал серьезно заниматься живописью, и архитектор уступил ему мастерскую, а сам стал работать в гостиной. «Это была большая неожиданность, когда ЮНЕСКО объявило 1990 год годом Мельникова, — продолжает внучка архитектора. — Тогда же выяснилось, что кровля подгнила по периметру и требует реставрации. В 1989 году осенью поставили леса, а над домом сделали колпак для восстановления перекрытий. Я переехала сюда жить с папой, он спал на третьем этаже на балкончике, там перина у него лежала, а под подушкой топорик — охранял вход с крыши. Я спала на втором этаже, а на первом дежурила овчарка».

  • В гостиной стоит супрематическая печь Мельникова и картонная коробка, с которой играют в поезд его праправнуки

    Фотография: Ольга Алексеенко

    1/9

  • Этот изгиб лестницы сильно пугал жену архитектора Анну Гавриловну, однако она быстро привыкла к форме и лестницы, и дома

    Фотография: Ольга Алексеенко

    2/9

  • Спальня с предметами мебели конца XIX века, выкупленными Мельниковым у одного американца

    Фотография: Ольга Алексеенко

    3/9

  • Это одна из детских комнат. Помещения были спланированы так, чтобы в центре стояла двуспальная кровать для взрослых, справа и слева спали дочь и сын. На фотографии — кровать Константина

    Фотография: Ольга Алексеенко

    4/9

  • Шестригранные окна в спальне скруглены в отличие от таких же окон в мастерской

    Фотография: Ольга Алексеенко

    5/9

  • Лестница из коридора в гостиную и спальню

    Фотография: Ольга Алексеенко

    6/9

  • Буква «А» — от имени жены Константина Мельникова Анны. Он часто писал ее портреты

    Фотография: Ольга Алексеенко

    7/9

  • Всего в доме 130 окон, но теоретически окно можно пробить в любой части стены — шестигранных просветов там под 300

    Фотография: Ольга Алексеенко

    8/9

  • Сверху над окном-экраном красуется надпись «Константин Мельников Архитектор» — именно так, без точки или запятой

    Фотография: Ольга Алексеенко

    9/9

Нигде

Дом-мастерская Константина Мельникова — явление исключительное не только в мировой архитектуре, но и в отечественной юриспруденции, что отчасти стало причиной многих злоключений в последние годы. С одной стороны, теперь это памятник федерального значения, единый и неделимый уникальный объект. С другой, это частная собственность, которая должна быть передана государству согласно завещанию Виктора Мельникова. 

Константин Степнович и Анна Гавриловна Мельниковы на стройке дома в 1927 годуФотография: oldmos.ruВ тексте есть одно принципиальное условие — чтобы в непосредственной близости от дома находилось помещение для хранения архива с выставочными площадями. То есть, чтобы дом был отдельным экспонатом, рядом с которым был развернуто экспозиционное пространство. «Папа завещал дом государству для того, чтобы был музей Константина и Виктора Мельниковых, отца и сына. Здесь конечно святого духа не хватает немножко», — шутит Каринская. «Дом-то святой дух содержит, конечно, — продолжает она. — Под самостоятельный музей отец запрашивал здание площадью 800–1000 м. По сравнению с Церетели,  Глазуновым, Шиловым или Бургановым, которые имеют особняки, это вообще ничто!» Екатерина Викторовна продолжает объяснять: «Это должен быть совершенно автономный музей, пусть даже его сочтут филиалом Пушкинского музея, Архитектурного или какого-то еще».

Ситуация с имущественными правами крайне запутана. Половину дома, которая принадлежала старшей дочери архитектора, ее сын продал сенатору Гордееву, который, в свою очередь, передал ее в собственность государства. Оно отписало эту половину в оперативное управление Музея архитектуры им. А.В.Щусева. Вторая половина была в собственности сына Константина Мельникова — Виктора. Сейчас исполнительницей его воли является его старшая дочь Екатерина Каринская-Мельникова. Формально Музей архитектуры владеет половиной здания, но определить какой именно — ванной или туалетом, — невозможно, потому что объект культурного наследия нельзя делить. Денег на покупку или постройку музейного здания, как сказано в завещании, нет. А может быть, их просто жалко. 

Это и стало основным пунктом конфликта между Каринской и щусевским музеем со всеми последующими скандалами. 27 февраля Минкульт издал приказ о создании Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых. Согласно этому распоряжению выставочные площади и депозитарий должны находиться на территории Музея архитектуры на Воздвиженке, а не рядом с домом Мельникова, что грубо нарушает завещание. «Пока происходят все эти дрязги, — подводит итог Каринская, — грунтовые воды подмывают фундамент. Не понимаю, зачем выдумывать всевозможные концепции, когда единственно верная детально изложена в завещании моего папы. Надо просто исполнить его волю».

Архитектура Константина Мельникова: тогда и сейчас

3 августа исполняется 130 лет со дня рождения Константина Мельникова — советского архитектора-авангардиста, творения которого во многом определили облик Москвы. К юбилею Мельникова «Афиша Daily» рассказывает про десять примечательных зданий архитектора: как они создавались, в чем их уникальность и какова их судьба сегодня.

Константин Степанович Мельников в 1930-х годах

© Коллекция Музея архитектуры им. Щусева

Константин Мельников (1890–1974) — единственный советский архитектор, получивший в XX веке известность мирового масштаба. В 1920-х годах он спроектировал торговые павильоны СССР в Париже и Салониках, а затем прославился нестандартными архитектурными решениями для московских типовых зданий. В 1933 году архитектор принял участие в Миланской триеннале, где его работы оказались в одном ряду с проектами Ле Корбюзье, Миса ван дер Роэ и других великих модернистов.

Константин Степанович Мельников в своем доме, 1971 год

© Анатолий Сергеев-Васильев/РИА «Новости»

Архитектура Мельникова отличается простотой и функциональностью. В творчестве он опирался на три главных критерия, архитектор считал, что по ним можно легко определить качество здания. «Во-первых, отвечает ли проект наибольшим удобствам технологического и функционального порядка. Во-вторых, характеризуется ли он прямыми экономическими достижениями композиционного приема, которые могут быть выявлены с точностью арифметических подсчетов. Наконец, третье — дает ли он выразительную художественную форму сооружения», — так обозначал Мельников базовые принципы архитектуры в 1935 году.

Несмотря на долгую жизнь, Мельникову удалось реализовать малую часть собственных проектов: после смены архитектурной парадигмы — с конструктивизма на сталинский ампир — в Советском Союзе многие идеи архитектора стали практически неосуществимыми. Дальнейшая судьба наследия Мельникова также оказалась неоднозначной: спустя почти сто лет некоторые его постройки стали музейными зданиями, но многие другие заброшены или нуждаются в реконструкции.

Бахметьевский гараж

Улица Образцова, 19а

Середина 1920-х годов стала пиком гаражного строительства в Москве — в эксплуатацию вводились новые линии, а автобусный парк стремительно расширялся. У Мельникова к тому моменту уже был опыт строительства гаражей в Париже, поэтому проект нового комплекса на тысячу машиномест доверили именно ему.

Кадр из фильма «Человек с киноаппаратом» Дзиги Вертова, 1929 год

В основу пространственной композиции Бахметьевского автобусного парка архитектор положил диагональ, по оси которой был поставлен гараж. Такое размещение главного объекта, помимо ярких художественных достоинств, имело и ряд функциональных преимуществ: в свободных углах прямоугольного участка появилась возможность расположить необходимые автобусному парку дополнительные сооружения. Все четыре фасада здания имеют разное архитектурное решение — это не только связано с тем, что фасады выполняли разные функции, но и обусловлено своеобразным творческим почерком архитектора. Наиболее примечательный торцевой фасад гаража с семью въездными воротами обращен на улицу Образцова.

В отличие от многих других построек Мельникова, у Бахметьевского гаража богатая история эксплуатации по назначению: до 1995 года он послужил вместилищем трех разных автобусных парков, а в Великую Отечественную войну функционировал как автомастерская. При Лужкове здание приватизировали, и в начале 2000-х годов часть архитектурных конструкций разобрали, однако базовую конструкцию здания удалось сохранить. В 2002 году еврейская община Москвы, которой гараж передали в пользование, инициировала масштабную реконструкцию здания. С 2008 по 2012 годы в гараже располагался Музей современного искусства (тогда — Центр современной культуры) «Гараж», а с 2012 года помещение занимает Еврейский музей и центр толерантности.

Ново-Сухаревский рынок

Большой Сухаревский переулок, 11, строение 1

Павильоны Ново-Сухаревского рынка — один из ранних проектов Мельникова. Архитектор получил заказ на их постройку в 1924 году, к тому моменту рынок существовал уже больше ста лет, но из‑за неконтролируемого роста и криминальной обстановки власти города решили перенести торговлю в новое пространство.

Здание конторы рынка, 1926–1930 годы

© pastvu. com

Проект Мельникова предполагал застройку территории рынка небольшими деревянными павильонами блочного типа. Блоки состояли из двух изолированных помещений, вход и витрина которых выходили на противоположные стороны. Торговые ряды рынка собирались из стоящих под углом блоков и таким образом напоминали лезвия пилы. У такой конструкции было несколько инноваций — покупатели могли выбирать товар прямо у витрины, не мешая проходу других посетителей, а те, в свою очередь, могли видеть товары сразу целого ряда. Каждый торговый киоск также имел порядковый номер и цвет, соответствующий виду торговли; по словам самого Мельникова, таким образом рынок превратился в «сплошное море архитектурной живописи». Единственным капитальным зданием рынка была его контора — кирпичная постройка треугольной формы. В вершине треугольника находилась лестница, которая вела на крышу; помимо рыночной администрации, в здании также находился трактир, и крышу можно было использовать по образцу летней веранды.

Рынок прослужил пять лет — в 1930 году торговля переехала на Мещанскую улицу, а от помещений рынка осталось только конторское здание. Постройку несколько раз перестраивали и видоизменяли, поэтому в настоящий момент от исторического облика конторы сохранился только экстерьер. Лестницу, ведущую на крышу, во второй половине прошлого века замуровали.

Клуб Дорхимзавода

Бережковская набережная, 28

Клуб Дорогомиловского химического завода — самый небольшой по размеру и самый примитивный по форме проект клуба, созданный Мельниковым. Он был предназначен всего для трехсот рабочих, поэтому в этой постройке архитектору удалось объединить минимализм и функциональность.

Клуб Дорогомиловского химического завода в 1929–1932 годы

© pastvu.com

Практически все внутреннее пространство здания занял зрительный зал — Мельников старался максимально сократить количество коридоров и интерьерных лестниц для большей вместимости. Из‑за этого пожарные лестницы были выведены наружу, люди могли выйти на улицу непосредственно из зала. Система залов должна была стать многофункциональной и меняться в зависимости от назначения, для этого проект изначально предполагал наличие раздвижных стен, но от этой идеи отказались на финальном этапе строительства. Однако одну трансформирующуюся стену все-таки оставили — во время кинопоказов стенка между уровнем пола в партере и бельэтаже раздвигалась, и зрители могли смотреть фильм, находясь ниже уровня земли. Органичную конструкцию здания дополнил небольшой парк, разбитый между клубом и прилегающей набережной.

В советские годы здание осталось нетронутым, отчасти из‑за того, что оно находилось вблизи закрытой территории. Позже, в 1994 году, в доме открылся клуб Tabula Rasa, просуществовавший там десять лет до большого пожара в 2004 году. После пожара собственники здания провели ремонт помещений, а через пять лет завершилась и историческая реконструкция дома, который сейчас вмещает гипермаркет одежды для фитнеса, ателье и текстильный магазин.

Дом культуры им. Русакова

Улица Стромынка, 6

Здание Дома культуры изначально было очередным проектом фабричного клуба — помещение предназначалось для работников Сокольнического трамвайного парка. В 1927–1929 годах Мельников реализовал архитектурный проект, который он расценивал как один из наиболее важных в карьере — в отличие от многих других зданий при фабриках, изначальную концепцию Дома культуры на Стромынке архитектору удалось довести до конца.

Клуб им. Русакова в 1930-х годах

© Коллекция Музея архитектуры им. Щусева

Здание занимает небольшой участок пространства и внешне похоже на маленький зрительный зал, однако на практике оно могло вмещать больше тысячи человек. Такая функциональность была достигнута Мельниковым путем экспериментов с формой здания: отдельные части зрительного зала, расположенного на втором этаже, выведены вовне здания и таким образом расширяют вместимость пространства. Кроме того, такое архитектурное решение позволяло использовать амфитеатры не только по прямому назначению, но и как отдельные аудитории. Входные двери здания вели в фойе, которое в повседневной жизни служило для технических необходимостей, а выход из зрительного зала осуществлялся через наружный балкон с пристроенными к нему лестницами.

В 1987 году здание получило статус памятника советской архитектуры, но долгое время оставалось без применения, после чего стало местом для широкого спектра событий. В 1990-е годы в бывшем Доме культуры проходили съезды ЛДПР, детские спектакли и театральные фестивали, а комплексное восстановление здания откладывалось. Наконец, в 2015 году дом открыли для публики (сейчас там базируется Театр Романа Виктюка), однако проведенная реставрация подверглась резкой критике, в частности, за то, что в здании установили стеклопакеты вместо оконных рам.

Дом-мастерская Мельникова

Кривоарбатский переулок, 10

Дом в Кривоарбатском переулке, построенный архитектором в 1929 году, представляет собой уникальный пример здания для Москвы — это одноквартирный жилой особняк в центре города. В отличие от других зданий, дом-мастерская проектировался Мельниковым исключительно с учетом собственных представлений о жилье, что добавило постройке оригинальности.

Дом-мастерская Константина Мельникова в 1934 году

© РИА «Новости»

На примере своего дома Мельников реализовал идею круглого жилого здания, которая в дальнейшем должна была служить прототипом для коммунальных домов. Обращенный к Кривоарбатскому переулку главный фасад дома имеет строго фронтальную симметричную композицию. В центре срезанной части малого цилиндра находится единственный вход в дом, по сторонам которого расположены два крупных прямоугольных окна. Основную плоскость фасада здания занимает огромное окно-экран, протянувшееся на всю высоту второго этажа. Оригинальный каркас стен создает возможность в процессе эксплуатации дома менять расположение оконных проемов, устраивая новые окна практически в любом месте стены и заделывая существующие.

С 2013 года дом функционирует как часть музея Мельниковых — доступ внутрь возможен по предварительной записи на экскурсию.

Клуб завода «Каучук» в Хамовниках

Улица Плющиха, 64/6, строение 1

Финальная точка в запутанной истории дома Мельникова: Город: Дом: Lenta.ru

Этот дом все считают своим. Семья Мельниковых, жившая там. Сотрудники музея архитектуры, которые постили фотографии с хэштегом #домнаш. Искусствоведы, вхожие в легендарный дом, тоже чувствуют свою причастность к нему. С 3 декабря 2014 года дом Мельникова открыли для посетителей — и не без скандала, которыми вообще полна его непростая судьба. «Дом» собрал вместе всех участников почти вековой истории легендарного здания, чтобы «выслушать» все стороны.

Шанс стать великим на все времена родина дала молодому архитектору Константину Мельникову, решив навечно сохранить вождя. Мельникова заметили еще на первых послереволюционных архитектурных конкурсах 1922-1923 годов. Талант получил признание — ему делали заказы. В 1924-1925 годах Мельников победил сразу в трех конкурсах, которые сейчас назвали бы знаковыми для города: на проекты саркофага для мавзолея В.И. Ленина, здания для московского отделения «Ленинградской правды», павильона СССР для международной выставки декоративных искусств в Париже.

Кроме того, архитектор получил кредит на строительство частного дома сроком на 15 лет. Работы проводились в 1927-1929 годах, и, поскольку строящееся здание рассматривалось как опытно-показательное сооружение, Мельникова освободили от земельной ренты.

«Творчество там, где можно сказать: "Это мое"», — утверждал Мельников. Архитектор построил дом, где он мог бы творить рядом со своей семьей.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Константин Степанович Мельников умер в 1974 году, завещав дом детям, Виктору и Людмиле.

Дом-цилиндр появился в его жизни, когда ему было 15 лет. Виктор Мельников учился на художника и преподавал в художественной школе, создавал эталонные копии в Третьяковской галерее. Но собственные картины он предпочитал рисовать для себя и своего дома, почти не выставляясь и редко продавая работы. Главной задачей в жизни Виктор Константинович считал сохранение уникального дома и работ знаменитого отца. В дом могли попасть только «избранные», те, кто, по мнению хранителя, был достоин знакомства с наследием Константина Мельникова. Архитектурный критик Григорий Ревзин вспоминал о Викторе Мельникове: «В обрезанных валенках, старой кофте и обтрепанных штанах он открывал гостям сначала калитку, а позднее — уже только наружную дверь, ласково улыбался и начинал рассказывать об отце». О том же периоде остался и отзыв знаменитого итальянского режиссера Микеланджело Антониони, который после визита в дом Мельникова написал: «Этот дом как плод архитектуры будущего прекрасен. Он нуждается в реставрации и консервации как музей».

Виктор Мельников несколько раз пытался решить вопрос о создании в доме музея. Он умер в 2006 году, завещав дом Российской Федерации именно при условии создания Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых, сохранения мемориальной обстановки, выделении дополнительного помещения рядом с домом Мельникова. Но это завещание не учитывало прав его родной сестры. Отношения между братом и сестрой были довольно напряженными, как и отношения Виктора Мельникова с одной из дочерей, о чем позже. В результате для исполнения воли хранителя оказалось недостаточно завещания, где обойдены наследники первой очереди.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Из решения Пресненского суда от 9 декабря 2013 года: «Мельникова Людмила Константиновна проживала с родителями до 1936 года. Из объяснений сторон следует, что Мельникова Л.К. после смерти матери забрала все ее драгоценности, имевшие значительную стоимость. На архив, подаренный Мельникову В.К. [Мельниковым Константином Степановичем] и не имевший в то время какой-либо ценности, а также на домашнюю обстановку она не претендовала.

Мельникова Л.К. умерла 07 мая 2003 года, наследником ее имущества являлся Ильганаев А.Б. Согласно свидетельствам о праве на наследство, Ильганаев А.Б. принял и стал собственником следующего наследственного имущества матери Мельниковой Л. К.: денежных вкладов, 1/2 доли жилого дома по адресу: г. Москва, Кривоарбатский пер., д. 10, стр.1 АБ, авторского права, принадлежащего Мельникову К.С. Мельникова А.Г. и ее дочь Мельникова Л.К. не претендовали на наследие Мельникова К.С.».

Отец назначил именно ее исполнителем своего завещания, в котором потребовал создания Государственного музея Мельниковых. Так что неудивительно, что Екатерина Викторовна Каринская активно выступала и против создания частного или частно-государственного музея Мельникова, и против продажи дома и каких-либо вещей своего деда или отца частному лицу. Своей главной целью Екатерина Викторовна называет выполнение условий завещания.

В доме-цилиндре Каринская проживала по праву прописки, которая (по утверждению ее сестры Елены и сотрудников Музея архитектуры) в 1996 году была признана недействительной. Однако Екатерина Викторовна утверждала, что это решение не было исполнено по договоренности с Людмилой Константиновной Мельниковой.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

13 августа 2014 года сотрудники Музея архитектуры пришли в дом Мельникова с частными охранниками, написали заявление о незаконном нахождении мужа Екатерины Каринской в доме Мельникова, начали опись мемориальной обстановки.

15 августа состоялась пресс-конференция сотрудников Музея архитектуры.

С 21 октября этого года Каринская не проживает в доме 10 в Кривоарбатском переулке.

22 октября Музей архитектуры объявил, что дом Мельникова откроется для посетителей 3 декабря.

Она стала знаменитой в 2005 году, когда решалась судьба дома. Ее отец Виктор Константинович обвинил Елену Мельникову в том, что та обманным путем заставила его подписать дарственную на половину дома. Дело решилось только через несколько лет после смерти Виктора Константиновича — дарственная все же была признана недействительной в 2012 году.

В 2006 году Елена Мельникова заявляла прессе, что хочет отсудить свою часть, чтобы продать сенатору Сергею Гордееву.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Сенатор Сергей Гордеев в декабре 2005 года купил у внука Константина Мельникова, Алексея Ильганаева, половину дома. Гордеев основал фонд «Русский авангард» и заявил, что хочет создать музей «Дом Мельникова». В течение нескольких лет его фонд издавал книги о советских архитекторах, в основном написанные специалистом по авангарду Селимом Хан-Магомедовым.

В декабре 2010 года Сергей Гордеев передал Музею архитектуры имени А.В. Щусева коллекцию архитектурной графики из более чем 3000 предметов. Нет, к наследию Мельникова это прямого отношения не имело. Ну а в апреле 2011 года директор Музея архитектуры Ирина Коробьина объявила, что Гордеев подарил половину дома Мельникова руководимому ей музею.

По определению об исправлении описки в решении суда от 09 декабря 2013 года (само определение от 27 декабря), Российской Федерации принадлежит право собственности на 1/2 дома Мельникова. Но сам дом, поскольку является объектом культурного наследия, с марта 2014 года — федерального значения, признан неделимым. Государство должно выплатить наследникам компенсацию. Роскомимущество передало оперативное управление Музею архитектуры имени А.В. Щусева. В феврале этого года создан Государственный музей Константина и Виктора Мельниковых как филиал Музея архитектуры.

Куратором нового музея назначена Елена Викторовна Мельникова. Из ее интервью изданию Colta: «Директору музея нужно быть искусствоведом, кроме того, важная вещь — возраст».

Директор музея с 2014 года — Павел Кузнецов. Окончил МГУ имени М.В. Ломоносова, экономический факультет. Долгое время занимался научной работой, имеет более 70 опубликованных статей. С 1995 года занимал руководящие должности в ряде общественных и государственных организаций. В 2004-2006 годах возглавлял департамент прогнозирования и стратегического планирования Минпромэнерго России, после чего перешел в представительство концерна «Шелл». Занимается историей советского архитектурного авангарда с 2007 года. В 2010-м начал работу в Музее архитектуры имени А.В. Щусева в должности первого заместителя музея.

Заместитель директора музея с 2014 года — Елизавета Лихачева. Родилась в 1978-м в семье искусствоведов. Окончила в 2013 году МГУ имени М.В. Ломоносова, исторический факультет, отделение всеобщей истории искусств, диплом с отличием. Сфера научных интересов — раннее итальянское барокко. Работает в сфере искусства с начала 2000-х. В 2006 году возглавила отдел научной фототеки Музея архитектуры. Вскоре после этого стала главой пресс-службы, а в дальнейшем — заведующим отделом научной популяризации.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

По словам пресс-секретаря Музея Мельниковых Александра Филимонова, музей считает, что Екатерина Викторовна Каринская исполнила завещание своего отца.

21 октября, когда Екатерина Каринская вышла из дома покурить, сотрудники музея за ней закрыли дверь, предварительно оставив ей теплые вещи.

Теперь музей открыт для всех желающих, кроме, вероятно, самой Каринской. Радоваться ли этому? Глобально, пожалуй, да. Хотя забыть, что дьявол в деталях, не так и просто. «Общественность приветствует создание Музея Мельниковых. И я рад, что дом выдающегося архитектора открывается для посетителей, — делится мнением еще один знаменитый потомок, Владимир Шухов, внук архитектора Владимира Шухова, директор фонда по сохранению башни на Шаболовке "Шуховская башня". — Однако вызывают вопросы те методы, которыми действует государство».

👉Дом Мельникова: история и фото.

Этот дом Константин Мельников построил по собственному проекту в 1929 году. Архитектор жил и работал здесь до своей смерти в 1974.

Он был удивительным человеком! В начале карьеры проекты архитектора произвели фурор на парижской выставке, и его завалили престижными заказами. Но Мельников уехал в Россию и построил в Москве несколько рабочих клубов. В качестве поощрения Моссовет подарил архитектору землю в центре города для строительства собственного дома.

Дом Мельникова не имеет аналогов. Он состоит из двух проникающих друг в друга цилиндрических объемов. Прямых углов нет ни снаружи, ни внутри. Все подчинено идее экономичного строительства. Поэтому дом построили из самых дешевых материалов — кирпича и дерева. А строительные отходы использовали для отопления.

Внутри все тоже продумано: нет поддерживающих балок и углов, все держится только на тщательно рассчитанной сетчатой конструкции. Поставленный на ребро тес образует сетку стен, по которой можно свободно «передвигать» шестиугольные окна — закладывать одни проемы и оставлять открытыми другие. Эту систему архитектор придумал вместе с инженером Шуховым.

Путеводитель по архитектурным стилям

В доме Мельникова нет привычной нам системы комнат: играют размер и форма помещений, высота стен (от 2,6 до 5 метров).

Например 9 помещений занимают 60 м2, тогда как гостиная и мастерская получают по 50! Есть терраса, но нет закрытых или изолированных комнат. Эксперимент со светом и пространством был так смел и дерзок, что Мельников в шутку обещал премию тому, кто угадает, сколько в доме этажей.

Особое значение имели окна. В мастерской Мельникова 36 окон-сот позволили избежать появления падающих теней. А в спальне окна, наоборот, ритмически чередовались, рассеивая свет. Там стояли 3 вмурованные в пол кровати, и все в этой комнате было направлено на создание благоприятных условий для сна.

Двое любовников Кривоарбатских
Двойною башенкой слились в объятьях,
Плащом покрытые ромбовидным
Не реагируя на брань обидную.

Но злословы называли дом Мельникова консервной банкой. А вскоре архитектор впал в немилость, и до конца жизни строил только подмосковные теремки. В возрасте 83 лет Константин Мельников умер в собственном доме.

Его сын, художник Виктор Мельников, мечтал устроить здесь музей. Поэтому он хранил все, что было связано с именем отца, не продал ни одной его вещи. Говорили, что Константин Мельников построил храм, а Виктор Мельников его расписал.

Умирая, он завещал дом государству для устройства музея. Но решение правовых вопросов затянулось.

При строительстве Мельников рассчитал все: и давление на грунт, и прочность конструкции. Но он не мог предположить, что вокруг вырастут многоэтажные дома, грунт даст усадку, изменится микроклимат района. В итоге дом начал разрушаться и попал в список памятников ЮНЕСКО, которым грозит исчезновение.

Здание удалось спасти. Теперь там музей Константина и Виктора Мельниковых.

Говорят, что... . ..перед строительством дома в Кривоарбатском переулке Мельников попросил свою маленькую дочь нарисовать, в каком доме она хотела бы жить. Так появилось подобие двух сплетенных обручальных колец. А завершенный дом стал признанием в любви жене Мельникова.

А вы бы хотели добавить что-то в рассказ о доме Мельникова?

Экскурсия в дом Мельникова - Неидеальные истории

Посетила сегодня дом архитектора Мельникова в арбатских переулках.

Вы его могли видеть, скажем, в короткометражке «Лестница Родченко» Наташи Меркуловой, где снималась Рената (если честно, фильм показался мне достаточно вязким, но посмотреть дом с шестиугольными окнами в нем можно):

Я подсмотрела в канале «Москва телеграмная», какой это квест записаться, чтобы попасть туда — пускают только с экскурсией, в группе только пять человек, одна группа в день, билеты выпускают в определенный день и час — и они быстро разлетаются. Просто Рейхстаг берлинский какой-то. Но у нас с мамой получилось записаться, и мы сегодня пошли.

В саду перед домом есть вот такая инсталляция и кружок на дорожке с надписью «место для фотографирования» — если на него встать, обрывки инсталляции собираются в одну картинку:

Дом мне всегда казался эксцентричным — два вписанных друг в друга цилиндра, окна эти ромбовидные, затейливость одна.

Оказалось, я не одинока: однажды Мельникова даже протаскивали в советских газетах за вычурность.

Газета «Правда» в 1936 году назвала статью о работах Мельникова «Какофония в архитектуре», а писали про это так: «Самые мрачные фантазии Босха бледнеют перед творениями архитектора Мельникова».

Интересно, что Мельников на самом деле сделал очень практичное здание.

У него было мало кирпичей (привет пану Тыкве), поэтому он выдумал специальную кладку и сделал много окон. А круг той же площади — меньше диаметром, чем квадрат или треугольник, поэтому цилиндр эффективнее.

Ещё он хозяйственно использовал все, что нашёл — стены девятнадцатого века в подвале, трамвайные рельсы, найденный на участке строительный мусор. То есть это вообще ни разу не вычурность, а наоборот, четкий расчёт.

И ещё он следил за строительством, чтобы править проект в процессе, когда понадобится. Проект значительно изменился по ходу работы.

Экскурсовод сказала, что подобные дома архитекторов, где устроены мастерские, есть ещё в Финляндии у Алвара Аалто и в Америке у Фрэнка Ллойда Райта. Вообще это редкость. Да и частный дом с лужайкой в центре Москвы для двадцатых лет двадцатого века — тоже.

Кстати, дом Мельникова — трансформер. Несущих перегородок внутри нет, поэтому можно было менять комнаты-сектора как угодно (и меняли). А ещё можно заложить ненужные оконные ниши, чтобы уменьшить свет в конкретном помещении. И дверь между коридором и лестницей первого этажа можно так поставить, чтобы заблокировать проход в столовую (пускай гости идут сразу в кабинет) или, наоборот, заблокировать вход на лестницу.

Дом был задуман как эксперимент над семьей архитектора, поэтому там воплощались разные гипотезы. Например, что одна комната может быть полезна только для чего-то одного: учиться, переодеваться, спать, рукоделить. Так что комнаты создавались и переделывались под конкретные нужды родственников.

Вот дом в разрезе, это северный и южный цилиндры, в тёплую погоду можно попасть сейчас везде, включая подвал и крышу

Константин Мельников, кстати, спроектировал не только экспериментальный дом для себя, несколько домов культуры в Москве, павильон СССР на выставке в Париже — но и первый саркофаг для Ленина.

А дом сейчас работает не только как музей Константина, но и как музей его сына Виктора (который был скульптором и художником, поэтому там много картин).

Но больше всего меня впечатлил тот факт, что внутренним убранством занималась его жена Анна (она происходила из купеческой семьи и понатащила в дом все, что плохо лежало в антикварной лавке).

Например, такие странноватые квадратные занавесочки на шестигранные окна:

И Константин с этим не спорил!

Более того, прислушивался к нуждам жены. Приспособил всякие штуки специальные. Вот в одном окне устроил холодильник:

Вот ещё немножко антуража первого этажа, где тесно, холодно, кухня, ванная (куда сначала притащили ванну, а потом поставили стены-перегородки, потому что ванна шире дверного проема), комнаты для учебы детям (всё в доме экспериментально-функционально) и гардеробная (где надо переодеваться, а в спальне выше этажом даже шкафа нет):

У этой лампы есть груз-противовес, и ее высоту можно регулировать

Вот второй этаж, кабинет с огромным окном и спальня, где принципиально были поставлены все кровати в одну комнату (Константин интересовался исследованиями сна и ставил на своей семье эксперименты):

Вот самый главный третий этаж, мастерская:

Вот крыша, к которой можно подниматься на лестнице, выдерживающей одного человека зараз (и ещё более хлипкая лестница на соседний цилиндр):

При входе в дом надо переобуться в одноразовые тапочки и оставить вещи при входе (а дверь закрывают, там есть охранник, который ходит с группой и бдит).

Группа сейчас всего на пять человек, потому что многие комнатки крошечные, а вообще сейчас идут исследования для продолжения реставрации, будут перекладывать полы, восстанавливать что-то, и временно станет меньше места, куда можно сунуть любопытный нос.

А совсем потом, наверное, будут пускать не группу в 5 человек раз в день, а побольше. Но и так тоже вполне хорошо.

Поделиться ссылкой:

Похожее

О Государственном музее Мельниковых

Дом Мельникова, здание, спроектированное архитектором Константином Мельниковым в Москве для него и его семьи (1927-1929), является первым домом в России, присоединившимся к международной сети Iconic Houses, включающей около 150 выдающихся домов 20-го века, которые имеют имеют важное значение в современной архитектуре и открыты для публики. Для Дома Мельникова, который 3 декабря 2014 года начал распахивать свои двери для небольших экскурсий (до 5 человек) как первый шаг в распространении творчества его архитектора Константина Мельникова.

Всемирно известный шедевр архитектурного авангарда, дом был первоначально спроектирован и построен в 1927-1929 годах как «экспериментальный цилиндрический дом», чтобы опробовать собственную концепцию Константина Мельникова о массовом строительстве жилых массивов. Оригинальная планировка, элегантное пространственное расположение и продуманные инженерные решения сделали этот шедевр всемирно известным. По словам Мельникова, суть дома в «равномерном распределении веса, света, воздуха и тепла». Обладая уникальной архитектурной формой, он по-прежнему выглядит современно, сохраняя аутентичную мемориальную атмосферу 20 века, отражающую трагическую жизнь этого независимого архитектора.

Он состоит из двух перекрывающих друг друга цилиндрических башен диаметром девять метров каждая без каких-либо внутренних несущих колонн или стен. Деревянные перекрытия образовывались прямоугольной сеткой из плоских досок. В своем доме Мельников использовал более шестидесяти шестиугольных окон типа «соты», обеспечивающих особый рассеянный свет. Одна спальня была предназначена для всей семьи и разделена перегородками.

Завещание Виктора Мельникова, сына архитектора Константина Мельникова, требует сохранения Дома и создания на его территории музея Мельниковых, отца и сына.Завещание было оформлено с учреждением Государственного музея Мельниковых в 2014 году как филиала Государственного музея архитектуры им. Щусева, ныне управляющего домом. «Наша миссия ясна: открыть миру наследие Мельникова», - говорит Павел Кузнецов, директор Государственного музея Мельникова.

По завещанию Виктора Мельникова Государственный музей Мельникова будет состоять из двух частей: постоянной экспозиции и хранилища архива на Воздвиженке, 5/25 (откроется в 2016 году) и самого Дома Мельникова на Кривоарбатском, 10.В будущем экскурсия свяжет обе части музея.

Икона «Авангард», Семейный дом, Музей архитектуры Павла Кузнецова

Два странно знакомых цилиндрических здания разной высоты блокируются на треть каждой части, с полностью стеклянным окном и дверью на переднем фасаде, и закрытым шестиугольным окном на остальной части стены. Дом Мельникова «Авангард» - экспериментальный жилой дом и мастерская архитектора Константина Мельникова. Внутри здание состоит из полукруглого вестибюля с не менее странной полукруглой комнатой, винтовой лестницы без перил, ведущей в другую полукруглую студию, поражающую своей пустотой.

Неудивительно, что этот дом, признанный в 1987 году памятником архитектуры регионального значения, был амбициозным личным проектом Константина Мельникова. Само здание, построенное в 1927-1929 годах, не было полностью лишено проблем. Все годы строительства Мельников боролся с финансовым положением, дом изначально сдавался в эксплуатацию государством как образец жилого дома в Кривоарбатском переулке, 10. Благодаря отличительным работам Мельникова, таким как павильон Махорка, саркофаг Ленина и павильон в Париже, он смог дать название резиденции.Хотя в то время в СССР не было частной собственности, а только аренда жилья на 60 лет.

Сохранение и создание музея почти всегда сталкивается с дилеммой: какой период в истории дома следует воссоздать. Было как минимум 4 периода, когда дом претерпевал некоторые изменения. Первый период был в 1929 году, когда дом был построен, второй период - первые послевоенные годы, когда изменились функции комнат его сына Виктора Мельникова, третий период - 1974 год, когда умер архитектор, и последний период. Период был, когда его сын Виктор умер в 2006 году.

Ценность дома как уникального памятника архитектуры не должна стать поводом для отрицания того факта, что дом является частным жителем архитектора, в котором живет и растет семья. Дом играл центральную роль в жизни архитектора, не только место для хранения его архива, но и рабочую мастерскую на протяжении всей второй его жизни, художественную мастерскую для его сына, а также жилое пространство второго поколения Мельникова. Как с гордостью описывает архитектор свой дом: «Наш дом глубоко звучит в суматохе и грохоте несогласованных громад столицы и, как государственная единица, побуждает нас с умышленной энергией чувствовать пульс настоящего. Я один, но не один: внутренние просторы человека открываются, когда он укрывается от шума миллионного города. Сейчас я живу в собственном доме, и обретенное им спокойствие сохраняет для меня прозрачность до глубины далекого прошлого ».

В этой книге подробно рассказывается о доме Мельникова от начала реализации предлагаемого проекта до реставрации под музей Мельникова. В этой книге объясняются не только технические и архитектурные, но и политические, и исторические аспекты.

melnikov_museum / Пользователи / PandaRank

  • Instagram
    • Лучшие аккаунты
      • Подписчиков
      • По степени вовлеченности
      • По подписчикам за последнюю неделю
      • По подписчикам за последний месяц
      • По подписчикам за последний год
    • По языку
      • Английский
      • Русский
      • Испанский
      • китайский (мандаринский)
      • Арабский
      • Другое
    • По местонахождению
      • Соединенное Королевство
      • Китай
      • США
      • Россия
      • Саудовская Аравия
      • Другое
    • По категориям
      • Красота и мода
      • Автомобили и мотоциклы
      • Развлечения
      • Здоровый образ жизни
      • Спорт
      • Другое
    • Поиск постов
  • YouTube
    • Лучшие каналы
      • По подписчикам
      • по просмотрам
      • от подписчиков за последнюю неделю
      • по подпискам за последний месяц
      • По заменам за прошлый год
      • по просмотрам за последнюю неделю
      • по просмотрам за последний месяц
      • по просмотрам за прошлый год
    • По языку
      • Английский
      • Русский
      • Испанский
      • китайский (мандаринский)
      • Арабский
      • Другое
    • По стране
      • США
      • Россия
      • Германия
      • Саудовская Аравия
      • Китай
      • Другое
    • По категориям
      • Комедия
      • Люди и блоги
      • Автомобили и транспорт
      • Игры
      • Музыка
      • Другое
    • Популярные видео
    • Поиск видео
  • Twitter
  • ВКонтакте
  • Группы ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitch
  • Стоимость
  • Блог Panda

Нацыянальны гістарычны музей Рэспублікі Беларусь

на афіцыйным інтэрнэт-рэсурсе Нацыянальнага гістарычнага музея Рэспублікі Беларусь!

Нацыянальны гістарычны музей Рэспублікі Беларусь - адзін з найбольш папулярных музеяў краіны. У яго зборы знаходзіцца самая шматлікая музейная калекцыя ў Беларусі - больше за 400 тысяч адзінак захоўвання. У музейных фондов и на выставочных детекторах захоўваецца нікальная калекция скарбаў из розных куткоў Беларусі, каштоўныя дакументы, старадрукі, слуцкія паясы, калекцыя інструмента інструментаб, мэбл, мэбл, многопользовательская, многостраничная музыка.

У структуры Нацыянальнага гістарычнага музея таксама ўваходзяць 5 філіяланас, дзейнасць якіх адлюстроўвае развіццё беларускага грамадства ў самых розных видов культуры:
Дом-музей І З’езда РСДРП , Музей историиі беларускага кіно, Музей истории тэатральнай і музычнай культуры Беларусі, Музей прыроды и экалогі Беларусі, Музей сучаснай беларускай дзяржаўнасці.

Сталая экспазіцыя

Экспазіцыя і тэматычныя доўгатэрміновыя выставачныя праекты Нацыянальнага гістарычнага музея знаёмяць наведвальнікаў с розными аспектами жыцця насельніцтва Беларусі ад старажытных часоў да ХХ ст.

Часовыя выставки

Сярод прыярытэтаў Нацыянальнага гістарычнага музея - арганізацыя яскравых для культурнага жыцця Мінска і Беларусі выставачных праектаў. Даведайся пра актуальныя часовыя выставы нашага музея!

Музейная скарбніца

Значительную частку музейнай калекцыі складаюць унікальныя прадметы не толькі беларускага, але і агульнасусветнага значэння.У дадзенай рубрыцы Вы зможаце пазнаёміцца ​​с самым каштоўным зэми.

Выставы и мерапрыемствы

Загрузка

Выставачны праект «Другое нараджэнне. Рэканструкцыя яўрэйскай калекцыі Беларускага дзяржаўнага музея ў 20–30-х гг. ХХ ст. »

Выставачны праект «Беларускі касцюм: мінулае і сучасны дызайн»

Выстака «Быў, ёсць, буду…»

Выстава «Настаўніцкая газета».75 человек с асветнікамі Беларусі »

Фотавыстава «Археалагічныя тэкстуры: натхненне мінулым»

Выстава ёлачных цацак «У госці да казкі»

Навагодні выставачны праект «Музей ёлачных цацак»

Выстава ў праекта «Рарыт рамкахэты Нацыянальнага гістарычнага музеяэспублікі Беларусь»

Філіялы Нацыянальнага гістарычнага музея Рэспублікі Беларусь

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *