Оскар нимейер архитектура: Оскар Нимейер. Хайт В.Л. 1986 | Библиотека: книги по архитектуре и строительству

Оскар Нимейер. Хайт В.Л. 1986 | Библиотека: книги по архитектуре и строительству

Рассматриваются творчество, архитектурно-теоретические взгляды, литературная и общественная деятельность одного из виднейших зарубежных архитекторов XX в. Оскара Нимейера. Особое внимание уделено его работам в новой столице Бразилии – городе Бразилиа. Раскрывается судьба градостроительного замысла Бразилиа в реальных социальных и культурных условиях Бразилии и проявившиеся в ней противоречия капиталистического города. Второе издание дополнено материалами, освещающими творческую деятельность зодчего за два последних десятилетия, кроме того, впервые широко показываются работы Нимейера за пределами Бразилии. Изд.1-е вышло в 1963 г. Для архитекторов и искусствоведов.

О книге
Введение
Глава 1. Начало пути
Глава 2. Зрелость и проблемы
Глава 3. Бразилиа
Глава 4. Зарубежная практика
Глава 5. Новые задачи, новые свершения (работы 60 - 80-х годов)
Глава 6. Синтез искусств в архитектуре Нимейера
Глава 7. Архитектурно-теоретические воззрения
Глава 8. Зодчий - общественный деятель

Заключение. Оскар Нимейер и мировая архитектура
Постройки и проекты Оскара Нимейера
Книги статьи Оскара Нимейера
Основная литература

Введение

Мировая архитектура прошла в XX веке громадный и сложный путь. Возникла, созрела и оказывает все большее влияние на развитие всего мирового зодчества архитектура Советского Союза и стран социалистического содружества. В начале века были выдвинуты новые социальные, технические и творческие принципы архитектурного проектирования, получившие после второй мировой войны в странах Запада широчайшее распространение, а уже в конце 50-х годов встретившие резкую критику, перешедшую в 70-е годы в разочарование и отрицание. Современное движение в архитектуре, с его взлетами и падениями, выдвинуло целую плеяду выдающихся мастеров-художников и мыслителей, создавших произведения, которые войдут в золотой фонд истории мирового зодчества. Творческие личности, крупные как в своих находках, так и в своих заблуждениях, они оказали воздействие на перестройку профессионального мышления нескольких поколений архитекторов.

Пионеры современного движения, и прежде всего Франк Ллойд Райт, Вальтер Гропиус, Ле Корбюзье, Людвиг Мис ван дер Роэ, сложились как профессионалы и работали в наиболее экономически развитых капиталистических странах и в своем творчестве отразили некоторые характерные особенности их социально-экономического, технического и культурно-идеологического развития.

Но уже география так называемого «второго поколения» современных архитекторов Запада оказалась несравненно шире. Рано обнаружившаяся неудовлетворенность единообразием формального языка современной архитектуры привела к появлению региональных ее школ, сложившихся на культурной «периферии», в странах, еще недавно покорно и жадно впитывавших художественные идеи, родившиеся в Западной Европе и Северной Америке. Сложение этих школ связано с творческой, публицистической и организаторской деятельностью ярких и активных личностей. Достаточно вспомнить финна Алвара Аалто, японца Кендзо Танге, венесуэльца Карлоса Рауля Вильянуэву.

Выдающееся место в этой плеяде занимает бразильский архитектор Оскар Нимейер. Его творчество сложилось в специфических условиях, в целом благоприятных для его становления. Бразилия - одна из крупнейших по территории и численности населения стран мира, обладающая громадными природными богатствами. В XX в. Бразилия переживает процесс быстрого экономического, прежде всего промышленного, развития, бурной урбанизации. В то же время недостаток средств, острые социальные контрасты: с одной стороны, монополии и сохраняющиеся латифундии, с другой – бедность, безграмотность и низкая профессиональная квалификация большинства населения тормозят экономическое и социальное развитие. Особую сложность для Бразилии, как и для других стран Латинской Америки, создает экономическая зависимость от ведущих империалистических держав.

Бразилия конца XX в. – наиболее многонаселенная и мощная на континенте, быстро развивающаяся индустриально-аграрная страна. В ней выросла и обогатилась местная монополистическая буржуазия, но большую и активную роль в экономике играет государство.

На протяжении всего XX столетия в Бразилии идет острая борьба между реакцией и прогрессивными силами, развивается рабочее движение. Особое значение в общественно-политической жизни имеет антиимпериалистическое национально-патриотическое движение за подлинную самостоятельность страны, за сохранение природных богатств, за проведение независимой внешней политики. В XX в. Бразилия выдвинула целую группу выдающихся деятелей искусства, чьи достижения принадлежат мировой культуре. Это писатели Грасилиано Рамос и Жоржи Амаду, композитор Эйтор Вила Лобос, живописцы Кандидо Портинари и Эмилиану Ди Кавалканти, скульпторы Бруно Джорджи и Алфреду Сескьяти, архитекторы Лусиу Коста, Оскар Нимейер, Афонсу Эдуарду Рейди, Жоао Виланова Артигас, ландшафтный архитектор Роберту Бурли-Маркс и другие. Все они поднялись на авансцену бразильской национальной культуры на волне общественно-политического подъема начала 30-х годов, и их творчество вдохновлялось высокими прогрессивными, освободительными и патриотическими идеями.

Эти идеи, общее стремление к обновлению общества и искусства и близость творчески-эстетических позиций объединяли художественную среду, способствовали обмену опытом, создавали обстановку, поддерживавшую искания в самых различных областях искусства.

Веря в важную вдохновляющую и преобразующую роль искусства, все они боролись за самобытность бразильского искусства.

Для Нимейера, который быстро занял заметное место в творческой среде, общение с крупными художниками-патриотами помогало поискам новых путей, определению общественно-политической позиции в освободительной борьбе. В то же время его творчество, при всей индивидуальности и неповторимости, всегда оставалось в русле ведущих исканий прогрессивной архитектуры Запада.

О. Нимейер начал свою профессиональную деятельность как ученик и верный последователь Ле Корбюзье, которому он посвятил впоследствии много прочувствованных строк. Однако вскоре сознательные и стихийные поиски открыли ему новые пути в архитектуре. С конца 40-х годов его имя неизменно называется в числе крупнейших мастеров современной архитектуры, а строительство новой столицы Бразилии сделало архитектора знаменитым в самых широких кругах мировой общественности.

Популярность Нимейера связана не только с его исключительно яркой и плодотворной профессиональной деятельностью, но и с активностью теоретика и публициста, а также, что особенно дорого советским людям, с его общественной деятельностью, с постоянной борьбой за мир, национальную независимость и социальный прогресс, за развитие экономических и культурных связей Бразилии с Советским Союзом.

Творчество О. Нимейера давно изучается в мире. Первые упоминания о его работах появились в США в годы второй мировой войны, а в Европе сразу после ее окончания. С 1951 по 1960 г. вышли три посвященные ему книги американского исследователя Стамо Пападаки. Целый ряд монографий и специальных номеров журналов был выпущен в разных странах с описанием и анализом новой столицы Бразилии. И по настоящее время в профессиональных журналах и в широкой печати многих стран постоянно печатаются новые работы мастера современной архитектуры, интервью с ним, его высказывания по различным проблемам зодчества и общественной жизни.

Сам О. Нимейер написал несколько книг и десятки статей.

Хорошо известно его творчество в Советском Союзе. Помимо большого числа статей о нем в самых разных периодических изданиях на русском языке вышли две книги Нимейера: «Мой опыт строительства Бразилиа» (в оригинале на португальском языке – «Мой опыт в Бразилиа») в 1963 г. и антология его работ под названием «Архитектура и общество» (1975 г.). В 1963 г. Госстройиздат (ныне Стройиздат) выпустил монографию «Оскар Нимейер», написанную советскими архитекторами В. Хайтом и О. Яницким.

Предлагаемая вниманию читателя книга является вторым изданием упомянутой монографии, переработанным и дополненным. В годы, прошедшие после выхода в свет первого издания, выдающийся зодчий продолжал много и интересно работать. Он построил и спроектировал десятки зданий и комплексов в Бразилии и во многих других странах. Описания, фотографии и анализ части этих объектов включены в настоящее издание. Углублялись и видоизменялись взгляды Нимейера на архитектуру и архитектурное творчество, на их взаимосвязь с общественными условиями и процессами, что также вызвало необходимость пополнения и переработки соответствующих разделов книги.

Наконец, развитие архитектуры и архитектуроведения в СССР и других социалистических странах, а также на Западе вызвало необходимость в уточнении и пересмотре отдельных авторских оценок и представлений. Поэтому данная книга – в значительной степени новое и оригинальное исследование, опирающееся на многочисленные научные разработки ее автора.

За свои 104 года Оскар Нимейер успел построить все, кроме коммунизма

России имя Оскара Нимейера стало широко известно в 1963 году — после присуждения ему Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». Профессионалы, конечно, знали о его постройках по зарубежным журналам, доходившим до спецбиблиотек, но момент присуждения премии стал решающим: в Москве выходит книга Нимейера "Мой опыт строительства Бразилиа" с предисловием Алексея Аджубея и послесловием Игнатия Милиниса; журнал «Архитектура СССР» опубликовал статью Владимира Хайта и Олега Яницкого о творчестве архитектора. Теперь Оскара Нимейера можно было любить со всей определенностью — и как архитектора, и как человека.

До этого еще два бразильца были удостоены такого доверия, но если в отношении общественной деятельницы Элизы Бранко советскому интеллигенту сказать было нечего, кроме того, что она ткачиха (привычно), то Жоржи Амаду уже считали почти своим, и даже прилагательное к премии «Сталинская» не охладило теплого чувства к писателю. Затем были еще издания — и Нимейера, и о нем; чрезвычайно важным оказался тот факт, что архитектор был человеком еще цельного, не расколотого войнами XX века. Этот раскол и последующее дробление прошли всюду, и в профессии тоже: архитекторы разделились на урбанистов, «объемщиков», теоретиков и — позже — «интерьерщиков». Нимейер и по богатству натуры, и по образованию счастливо сочетал в себе обе ипостаси, будучи вдобавок талантливым художником и скульптором. Этот последний дар был виден сразу, но развился и оформился уже в зрелые годы. Тогда, в начале 1960-х, особенно важно было услышать его прямую речь, ведь в большинстве случаев мы получали «перепев Карузо», а вернее, «Поля Робсона» — идеологически правильные пересказы, часто недобросовестные, а иногда просто глупые.
Мое личное знакомство с текстами Нимейера началось с поступления в архитектурный институт в 1975-м. Тут-то я и приобрела выпущенную издательством «Прогресс» книгу с говорящим названием "Архитектура и общество".

Оскар Нимейер в собственном доме, в архитектуру которого он включил фрагмент скалистой породы. Внизу, в гостиной, заняты чтением его жена и внук

Наверное, лишним было бы упоминать, что в это время каждый второй, если не первый студент был подпольным антисоветчиком; иностранцы-коммунисты вызывали желание открыть им глаза, хотелось сказать укоризненно: «Ну что же ты, Жоржи...» И чтобы Жоржи раскаялся, порвал партбилет, отказался от Сталинско-Ленинской премии и больше никогда с коммунистами не водился. Нимейер оказался крепким орешком. По текстам я почувствовала это сразу — и не ошиблась. За свою невероятно долгую жизнь этот человек не менял своих взглядов, до конца утверждая, что в мире есть только два настоящих коммуниста — он и Фидель.

Сейчас, перечитывая эту книгу, я понимаю и признаю его правоту — в первую очередь правоту художника — и последовательность, без которой не могло произойти всего того, что состоялось за долгие годы его жизни (более 500 (!) масштабных построек). Это понимание приходит вместе со способностью заново оценить архитектуру тамошних 1950-х — наших 1960-х и ее социальный пафос. Архитектура, которая в те годы критиковалась справа по эстетическим мотивам, а сегодня осуждается левыми еще и как «антигуманная», видится мне выбором и — вследствие этого — профессиональной необходимостью делающих этот выбор художников. Не стоит думать, что служение обществу в советское время соотносилось только с масштабом преобразований. В 1977 году В. Хайт в юбилейной статье к 70-летию Нимейера пишет неожиданные с сегодняшней точки зрения слова: «С первых шагов творчество Нимейера вызывало резкую критику и обвинения в формализме. Они особенно усилились с выдвижением в архитектуре капиталистических стран нового поколения архитекторов, выступивших против эстетизма своих предшественников. Однако эти критики, верно подмечая действительные недостатки и противоречия его работы, часто не учитывают требований социального заказа, которые вынужден постоянно выполнять архитектор при капитализме: престижность, уникальность, заведомая броскость. Многие молодые архитекторы Запада призывают к архитектуре скромной и даже бедной (в некоторых концепциях рассчитанной на последующее украшение обитателями), выступают со своеобразной проповедью «малых дел», в чем, возможно, проявляется ухудшение экономической и строительной конъюнктуры в 70-е годы». Здесь Хайт отчасти цитирует самого архитектора, который говорил о желании частных заказчиков «придать своим зданиям броскость, чтобы о них говорили зрители», и признает справедливость критики, объясняя «отдельные недостатки» капиталистическим соцзаказом. Прошло каких-то 35 лет, и на фоне «ухудшения конъюнктуры» проповедь малых дел зазвучала и у нас. Скажем, однако, прямо: без той, прежней, принципиальности не было бы сегодняшней сервильности; первая вовсе не противоречит второй, более того, недостатки архитектуры, рожденные этой принципиальностью, дают сегодня значительные преференции сторонникам архитектуры как разновидности общественного сервиса. Весьма показательны в этом отношении беседы в Facebook. Комментируя высказывание Нимейера о бразильских трущобах («Это исключительно важная проблема. Но ведь это не архитектурная, а социальная проблема, и ее не решить на чертежной доске»), художник Юрий Альберт повторяет упреки в формализме 40-летней давности: «Тогда он не левый архитектор, а украшатель жизни. Производитель застывшей музыки». И добавляет: «Да, хорошую человеческую архитектуру обычно делают не великие архитекторы, а простые профессионалы». Следует признать, что социум изменился, общество больше не нуждается в титанах. Простые профессионалы делают удобную архитектуру, от звезд общество — по Хайту — требует не идеологии и веры, а «престижность, уникальность, заведомую броскость». Последние работы Нимейера в Италии и Испании — та самая «броская архитектура». Огромные пластически выразительные игрушки из разряда того, что теперь принято называть объектами, чистая прихоть еще не вошедшей в кризис Европы. Они идеально выполнены по ранним эскизам зодчего, но при этой идеальности значительно уступают мощи бетона 1950-х.

Надо сказать, эта мощь резонировала с ощущением и пониманием архитектуры советских архитекторов модернистов. Социалистическая уравниловка отменяла корыстные мотивы, вперед выдвигались самые способные и честолюбивые. Архитектура Нимейера восхищала и будоражила, она показывала возможные масштабы преобразований.

Многочисленные устные и письменные свидетельства, а главное, постройки того времени рассказывают о поисках правды. О возвращении в архитектуру понятия честности. О безоглядной вере в технический и социальный прогресс. Нимейер писал о себе — и о них тоже: «Сегодняшний художник совсем не то, что «непонятый гений» прошлого столетия. Это нормальный человек, который смотрит на жизнь и окружающих его людей прямо, глубоко сознает проблемы современного общества, от которых в прошлом художник устранялся. Его труд приобретает сейчас действительно общечеловеческую значимость. Он знает, что его искусство — только часть более важных дел, и в этом — как ни странно это звучит — источник его творческой силы».

Сегодня от наших архитекторов трудно ожидать чего-то подобного. И впрямь, это 50 лет назад бразильский президент Жуселино Кубичек строил новый город и переселял в него чиновников, чтобы покончить с коррупцией. Спустя полвека здесь, в России, вряд ли кто-то из честных профессионалов верит в выселение чиновников за пределы исторического центра столицы.

В книжке моей юности строитель самого большого нового города писал: «Я разработал сотни проектов, но должен признаться, что в целом не удовлетворен своей работой, так как она никогда не приносила пользу обездоленным классам, а ведь беднота составляет большинство бразильской нации... Есть одна вещь, которая меня утешает. Это то, что я никогда не придавал первостепенного значения самой архитектуре. Мои интересы обращены непосредственно к жизни, к социальным проблемам, к политическому и экономическому освобождению моей страны, к борьбе против империализма, нищеты и невежества». Может ли кто-то из архитекторов сказать сегодня подобное? Утешиться подобной мыслью? Нимейер не только говорил, он строил —талантливо, много и разное.

В возрасте 104 лет умер архитектор Оскар Нимейер

Фото: Reuters

Архитектор из Бразилии Оскар Нимейер, создатель ряда знаменитейших зданий XX века, скончался, не дожив немного до своего 105-го дня рождения.

Они снискал себе всемирную известность как архитектор основных правительственных зданий в Бразилиа - основанной в 1960 году новой футуристической столице его родной страны. Среди его знаменитых работ - здание ООН в Нью-Йорке, над которым он трудился вместе с архитектором из Швейцарии Ле Корбюзье.

Нимейер продолжал работать над своими архитектурными проектами вплоть до начала этого года.

Он скончался в среду в больнице в Рио-де-Жанейро. Панихида по покойному состоится в четверг в президентском дворце в Бразилиа. О том, что Нимейер удостоился таких последних почестей его родственникам сообщила по телефону лично президент Бразилии Дилма Русеф.

"Бразилия лишилась сегодня одного из своих гениев. Это день для того, чтобы скорбеть о его смерти. Это день для того, чтобы возрадоваться о его жизни", - сказала Русеф.

Мэр Рио-де-Жанейро Эдуардо Паэш объявил трехдневный траур в родном городе архитектора. Здесь же он, по-видимому, и будет похоронен в пятницу.

Вдохновение женскими формами

Оскар Нимейер начал свою карьеру в 1930-е годы, когда в Бразилии в основном все еще копировали неоклассическую европейскую архитектуру и возводили щедро украшенные здания, похожие на дворцы. Его смелые футуристические постройки в новой бразильской столице были призваны символизировать уверенность в будущем страны. Облик этих зданий стал культовым для современной архитектуры.

Ученик Ле Корбюзье, он разработал свой собственный стиль, соединяющий силу и твердость монолитных железобетонных конструкций с ажурными, изящными изгибами.

Однажды он признался, что изогнутые линии в его постройках навеяны изгибами форм бразильских женщин.

"Если у вас есть обширное пространство, которое необходимо освоить, то изогнутые линии - решение, которое напрашивается само собой, - говорил архитектор. - Я однажды написал поэму об изгибах. Об изогнутых линиях, которые я нахожу у гор моей страны, в синусоидах ее рек, в океанских волнах и в фигуре любимой женщины".

Будучи несгибаемым коммунистом - и личным другом Фиделя Кастро, - Нимейер бежал из Бразилии после прихода к власти военной диктатуры и поселился во Франции, где и выковал свою международную карьеру.

В 1988 году он получил престижную Притцкеровскую премию, которая в архитектурном мире считается аналогом Нобелевской.

Его стиль не каждому был по вкусу. Некоторые говорили, что будучи коммунистом он не питал особого человеколюбия, концентрируясь больше на архитектурных формах здания, чем на его функциональности и удобстве обитателей.

Авторству Нимейера принадлежат более 600 зданий по всему миру. Его наследие включает в себя музеи, монументы, школы и церкви как в Бразилии, так и далеко за ее пределами.

Здания, построенные по архитектурным проектам Оскара Нимейера

Здание Национального конгресса, Бразилиа. Фото: Reuters


Дворец Планалту - официальная рабочая резиденция президента Бразилии. Фото: Reuters


Музей современного искусства у Рио-де-Жанейро. Фото: Reuters


Вид на Копан, самый большой жилой дом Латинской Америки. Фото: Reuters


Кафедральный собор католической архиепархии в Бразилиа. Фото: Reuters


Презентация по искусству на тему "Оскар Нимейер

Инфоурок › ИЗО, МХК ›Презентации›Презентация по искусству на тему "Оскар Нимейер - мастер архитектуры"

Скрыть

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

Оскар Нимейер

2 слайд Описание слайда:

Оскар Нимейер родился 15 декабря 1907 года в Рио-де-Жанейро в обеспеченной семье португальско-немецкого происхождения на улице, которую впоследствии назвали именем его деда Рибейру де Алмейда. Учился в привилегированном колледже, где впервые проявил интерес к архитектуре. На вопрос, как он стал архитектором, впоследствии отвечал: «Случайно. Рисовал то в воздухе что-то пальцем, это заметили и на семейном совете решили, что дадут мне художественное образование».

3 слайд Описание слайда:

Закончил в Рио-де-Жанейро в 1934 году Национальную художественную школу. А уже с 1935 года стал работать в архитектурном ателье Лусиу Косты. Этот чувственный творец сумел соединить архитектурные принципы Ле Корбюзье с культурной реальностью Бразилии, с буйством тропической чувственности родного города – любимого Оскаром Рио-де-Жанейро.

4 слайд Описание слайда:

Нимейер создал неповторимый стиль архитектуры, который основан на пышности форм и пластической свободе, где в полной мере использовался железобетонный потенциал в качестве главного строительного материала. Кафедральные собор в Бразилиа 1960-1970г. Кафедральные собор в Бразилиа (вид изнутри) 1960-1970г.

5 слайд Описание слайда:

Уже к сороковым годам, при разработке спортивного развлекательного комплекса в городе Пампулье, Оскар Нимейер сразил наповал мировое сообщество архитекторов, когда отказался от стандартных решений в стиле господствующих тогда формально рациональных направлений модернизма и обратился к архитектуре с уникальной фантазией и неожиданными приёмами. Дворец Итамарати,Бразилиа,Бразилия 1956

6 слайд Описание слайда:

Самым весомым вкладом Нимейера в архитектурную современность является его приверженность к творческим свободным идеям, высокой оценке индивидуальных талантов и пониманию того, что архитектура – это главный способ художественного выражения в превосходстве Человека. Музей современного искусства в Нитерое 1996г.

7 слайд Описание слайда:

Для Нимейера красота – это инструмент эстетического влияния, который утвердил себя как политическая независимость. Сей выбор нашёл отзвуки и в личных убеждениях архитектора, который на протяжении долгого времени определял его частную и общественную жизнь в трудную пору для политической Бразилии. музей оскара нимейера Бразилия, Куритиба 2002 Дворец Алворада, Бразилиа, Бразилия 1958

8 слайд Описание слайда:

На деле Оскар Нимейер скончался в Рио-де-Жанейро 5 декабря 2012 года, не дожив всего лишь 10 дней до своего 105-летнего юбилея[4]. За месяц до этого, 2 ноября 2012 года, Оскара Нимейера госпитализировали с почечной недостаточностью, которая стала осложнением после перенесенного гриппа. Нимейер остался последним великим архитектором ХХ века.

9 слайд Описание слайда:

Курс повышения квалификации

Курс повышения квалификации

Курс профессиональной переподготовки

Учитель, преподаватель изобразительного искусства

Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

Выберите категорию: Все категорииАлгебраАнглийский языкАстрономияБиологияВнеурочная деятельностьВсеобщая историяГеографияГеометрияДиректору, завучуДоп. образованиеДошкольное образованиеЕстествознаниеИЗО, МХКИностранные языкиИнформатикаИстория РоссииКлассному руководителюКоррекционное обучениеЛитератураЛитературное чтениеЛогопедия, ДефектологияМатематикаМузыкаНачальные классыНемецкий языкОБЖОбществознаниеОкружающий мирПриродоведениеРелигиоведениеРодная литератураРодной языкРусский языкСоциальному педагогуТехнологияУкраинский языкФизикаФизическая культураФилософияФранцузский языкХимияЧерчениеШкольному психологуЭкологияДругое

Выберите класс: Все классыДошкольники1 класс2 класс3 класс4 класс5 класс6 класс7 класс8 класс9 класс10 класс11 класс

Выберите учебник: Все учебники

Выберите тему: Все темы

также Вы можете выбрать тип материала:

Общая информация

Номер материала: ДБ-849761

Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Оскар Нимейер – выдающийся бразильский архитектор. Из серии 'О 100 гениях современности'

Девятому гению из 100 гениев современности сто два  года. Это выдающийся бразильский архитектор Оскар Нимейер.

 

Оскар Нимейер – гениальное дитя ХХ века, ученик великого французского архитектора Ле Корбюзье (1887-1965) и последний из живущих сегодня знаменитых градостроителей ушедшего века. Зданиями, выстроенными по проектам  Нимейера, восхищалась вся мировая архитектурная плеяда модернизма прошлого столетия. Время быстротечно. Наступил  ХХI век, век  космического размаха. Восхищение  достижениями ХХ века  идет на убыль. Но гениальное творчество бразильского архитектора в прошлом столетии, безусловно, стало мощным трамплином в ХХI век.

 

Оскар Нимейер строил только общественные сооружения. Эпохальный масштаб его мышления в сочетании с «интернациональным» строением его души – качества, позволившие художнику пространства создавать монументальные здания, ставшие современным портретом нашей планеты.

Оскар Нимейер  в 30-е годы вошел в группу бразильских архитекторов. Работал в мастерской своего знаменитого земляка, градостроителя, Лусио Косты, совместно с ним проектировали здания Министерства образования и здравоохранения в Рио-де-Жанейро, где впервые были использованы новейшие архитектурные средства.

 

Архитектор спланировал бразильский павильон на всемирной выставке в Нью-Йорке, поразил мир своим спортивно-развлекательным комплексом в Пампулье.  Оскар Нимейер в 1957 году стал главным архитектором новой столицы Бразилии - Бразилиа.  Совместно с Лусиу Коста, он спроектировал все крупные общественные здания нового города, включающие Дворец Рассвета - президентский дворец, Дворец Арок - министерство иностранных дел,  Верховный Суд,  кафедральный собор и здания Конгресса.

ЮНЕСКО признало Бразилиа всемирным архитектурным наследием, так как город является самым законченным ансамблем модернизма в мире, своеобразным городом-галереей. Нимейеру удалось гениально адаптировать «интернациональный стиль» к экзотичности тропиков бразильского ландшафта. Используя изогнутые линии,  архитектор смог придать железобетонным конструкциям лиричное, даже несколько барочное настроение.

Творчество  Оскара Нимейера подробно изучено специалистами, которые делят его на пять этапов. Количество зданий, спроектированных архитектором, очень велико.

Первый этап творчества Нимейера, 1940-43 года, - оригинальное применение прямых и изогнутых линий в создании конструкций правительственных зданий. Архитектор решает задачи совмещения формальных элементов с функциональными принципами композиции комплексных конструкций.

Второй этап, это десятилетие с 1943 по 1953, которое погружает Нимейера в поиск новых художественных средств. В это время его железобетонные здания приобретают лирический облик, благодаря сочетанию конструкции со скульптурой, с тропическим ландшафтом.

Третий этап, это следующие 12 лет, 1953-1965, когда он возглавил проект построения новой столицы Бразилии.

Четвёртый этап – 23 года, с 1965 по 1989 годы. Живет в Европе, знакомится с античностью. Сохраняя  свою индивидуальность, его творчество обогащается  гражданственной значимостью строений.

Пятый этап – с 1989 года до сих пор, - шлифовка творческого почерка, еще более яркое воплощение личности автора в общественную значимость сооружений. Нимейер создает культурное строение - Музей современного искусства в Нитерое и мемориал «Латинская Америка» в Сан-Паулу.

 

 

Хава Тор. Великая Эпоха

ОСКАР НИМЕЙЕР (род. 1907). 100 великих архитекторов

ОСКАР НИМЕЙЕР

(род. 1907)

Оскар Рибейру де Алмейда де Нимейер Соарис Филью родился 15 декабря 1907 года в Рио-де-Жанейро, в обеспеченной семье и воспитывался в доме родителей матери. Его родители – португальцы, но среди далеких предков архитектор называет немцев и индейца из племени арарибойа, которое жило когда-то в районе Рио-де-Жанейро. В книге воспоминаний он писал, что, по бразильским обычаям, его должны были бы именовать Оскар Рибейру (по фамилии матери) Соарис (фамилия отца), но отец, воспитанный в семье дяди, в знак благодарности присоединил его фамилию Нимейер к своей родовой – Соарис. А самого Оскара в зрелые годы стали называть просто Нимейер.

Дед Оскара по материнской линии, в доме которого он воспитывался, был министром по делам федерального Верховного суда Бразилии. На всю жизнь он сохранил воспоминания о влиянии, которое оказала на него властная и добрая бабушка, об атмосфере дружбы и любви, окружавшей детей. У Оскара было пять братьев и сестер, одна из которых умерла в раннем детстве. Мать скончалась, когда Оскар был совсем юным, а отец в глубокой старости, удалившись от дел, любил приходить в его мастерскую и подолгу наблюдать за его работой.

Оскар учился в привилегированном колледже, где впервые проявил интерес к архитектуре. В двадцать один год Оскар женился. Его дочь Ана Мария стала художником-декоратором и в 1950—1970-е годы участвовала в работах отца.

В 1930 году он поступил на архитектурный факультет Национальной школы изящных искусств. Момент начала профессионального формирования Нимейера был очень важным и острым в развитии бразильского зодчества. Тот год был не просто рубежом двух десятилетий. В это время произошел государственный переворот, который оттеснил от власти консервативных латифундистов и открыл более широкие перспективы для капиталистического индустриального развития Бразилии. Изменилась и культурная ситуация, в которой развивалась бразильская архитектура. Идеи обновления, которые волновали прогрессивную творческую интеллигенцию, были поддержаны влиятельными политическими деятелями, искавшими опоры в обществе. В конце 1930 года директором Национальной школы изящных искусств был назначен молодой архитектор и общественный деятель Лусиу Коста. Он предпринял попытку перестроить учебный курс с целью приблизить его к требованиям жизни и открыть дорогу новым художественным направлениям, одновременно привлекая внимание студентов к не потерявшим своей ценности достижениям местного зодчества.

Из-за сопротивления реакционной профессуры Коста менее чем через год, несмотря на поддержку студентов, объявивших забастовку протеста, был вынужден уйти с поста директора, а его программа почти не была реализована. Нимейер на всю жизнь сохранил симпатию и привязанность к Косте и стал его другом.

Уход Косты уже не мог приостановить проникновение новых идей в студенческую среду. Через тридцать лет Нимейер вспоминал: «Мы впервые знакомились с творчеством Ле Корбюзье на скамьях Национальной архитектурной школы в Рио-де-Жанейро. Мы изучали его, перелистывая альбомы, стремясь понять замыслы, обнаружить в каждом штрихе, в каждой кривой ту или иную архитектурную задачу».

Покинув Национальную школу изящных искусств, Коста решил внедрять новое в практическом строительстве и в 1932 году вместе с Г. Варшавчиком организовал проектную мастерскую. Не бросая учебы, Нимейер поступил к ним на работу и участвовал в разработке нескольких проектов. Влияние Косты на Нимейера, как профессиональное, распространявшееся на все молодое поколение бразильских архитекторов, так и человеческое, было очень сильным, о чем Нимейер не раз писал: «Решающее воздействие на формирование современной архитектуры Бразилии оказали два человека – Лусиу Коста и Ле Корбюзье. Лусиу Коста был основоположником и лидером «модернистского» движения, честным и бескорыстным учителем нашего поколения. Действительно, огромное число современных архитекторов обучалось у Лусиу Коста, и даже те, кто не прошел его школы, все же косвенно испытали на себе его влияние».

Нимейер окончил Национальную школу изящных искусств в 1934 году. Первые самостоятельные проекты он выполнил в 1936 году. Проект особняка Э. Шавиера воспроизводит известные образцы Ле Корбюзье, и только раскрытость объема, пальмы и кактусы на эскизе говорят о внимании к местным природно-климатическим условиям.

В 1938 году в проекте миниатюрной дачи для известного поэта Освалду ди Андради Нимейер сомкнул в покрытии пологий свод и наклонную крышу, создав необычный запоминающийся силуэт, а служебные помещения предложил затенить традиционной деревянной решеткой из набитых под углом реек. Входную лоджию должно было украшать живописное панно.

Первой осуществленной постройкой Нимейера стали детские ясли в Рио-де-Жанейро (1937). Композиция окруженного зеленью здания построена на сопоставлении двух объемов вытянутого двухэтажного с садом на плоской крыше и поднятого на столбах кубического четырехэтажного.

Во второй половине 1930-х годов «началась», по выражению Нимейера, бразильская национальная школа современной архитектуры. Ее первым, ярким, монументальным и своеобразным произведением стало здание министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро. Нимейер не без труда добился, чтобы его включили в состав коллектива проектировщиков, который возглавил Л. Коста, но там творческие и организаторские способности молодого архитектора раскрылись очень быстро.

В июле–августе 1936 года проект консультировал специально приглашенный Ле Корбюзье. В 1939 году, после ухода Коста, разработку проекта возглавил Нимейер.

В сооружении, законченном в 1943 году, были воплощены идеи и композиционные принципы Ле Корбюзье, но одновременно – региональные и национальные особенности бразильской архитектуры. Свободная планировка обеспечила сквозное проветривание помещений, подъем высотного объема на столбы – плавность перехода от внутреннего пространства к наружному через затененную лоджию первого этажа.

Черты свежести, свободы, живописности еще ярче, пожалуй, проявились в павильоне Бразилии на Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке – в соответствии с экспозиционным назначением сооружения. В конкурсе на проект павильона победил Коста, но, увидев в конкурсном проекте Нимейера интересные замыслы, Коста пригласил его совместно работать над проектом. В образе павильона удачно сочетаются представительность и затейливость.

Начало 1940-х годов – время нарастающей творческой активности Нимейера. Растет его известность, расширяется размах выполняемых им проектных работ.

В 1941 году он представляет на конкурс проект стадиона в Рио-деЖанейро – Национального спортивного центра. Проект не был осуществлен, но оказал большое влияние на образ спортивных сооружений Бразилии.

На маленьком участке в тогдашнем предместье Рио-де-Жанейро Нимейер в 1942 году построил дом для своей семьи. План дома, поднятого на массивных круглых столбах, предельно компактен.

Важнейшей работой Оскара Нимейера начала 1940-х годов, превратившейся в подлинную жемчужину молодой современной архитектуры Бразилии, стал спортивно-увеселительный комплекс на берегах озера в Пампульи, тогда пригороде крупного промышленного центра Белу-Оризонти. Начинавший в те годы свою политическую карьеру энергичный и инициативный Жуселину Кубичек ди Оливейра, задумал превратить эту, тогда пустынную, местность в зону отдыха для обеспеченных горожан и обратился к входившему в моду архитектору в расчете на то, что будущие сооружения окажутся необычными, запоминающимися. Так началась совместная деятельность заказчика и зодчего, а также инженера-конструктора Жуакина Кардозу, которая продолжалась затем более двадцати лет и получила наиболее полное воплощение в строительстве Бразилиа. Сам Нимейер считал проектирование новой столицы «естественным продолжением работ, которые… непрерывно осуществлял с 1940 года вначале для префекта, а вскоре для губернатора и затем президента Жуселину Кубичека».

В кратчайший срок архитектор разработал эскизы всех намеченных к строительству объектов, и уже в 1942 году первые сооружения были завершены. Нимейер писал: «Приступая к разработке проектов для Пампульи, мы стремились к тому, чтобы максимально воплотить в этой работе современный художественный и технический дух. Мы полны решимости работать в полную силу, без компромиссов». И действительно, архитектура Пампульи соединяет зрелую силу, уверенность и твердость мастера и в то же время радостную игру таланта, юношескую тягу к новому и неизведанному.

Даже среди подкупающих совершенством включения в архитектурную композицию произведений скульптуры и живописи построек Пампульи выделяется органичностью синтеза церковь Св. Франциска Ассизского. Небольшой пластичный объем ее вместе с многообразным живописно-декоративным оформлением представляет подлинный художественный ансамбль.

Работы в Пампулье обозначили собой не только творческую, но и профессиональную зрелость Нимейера и его широкое признание на родине. С середины 1940-х годов он буквально не знает отбоя от заказов и сам берется за выполнение проектов самого различного объема и назначения.

Новый этап творчества Нимейера совпал с важными процессами в жизни Бразилии. Вторая мировая война, осложнив поступление на бразильский рынок товаров из воюющих стран и увеличив спрос на продукцию сельского хозяйства и промышленности Бразилии, вызвала их быстрое развитие, которое не приостановилось и в мирное время.

В период общественного подъема Оскар Нимейер нашел свое место и в первых рядах борцов за свободу, что отразилось и в его работе. Нимейер говорил, что его лучшими друзьями всегда были бедные, сам он «всегда был коммунистом или, точнее, всегда действовал как коммунист», оказывал партии денежную помощь. В 1945 году он безвозмездно разработал проект здания редакции и типографии прогрессивной газеты «Трибуна популар».

Близкую композиционную тему, также основанную на образном использовании средств защиты от солнца, Нимейер с большой последовательностью развил в здании правления банка «Боа Виста» в центре Рио-де-Жанейро (1946).

В 1947 году Нимейер в числе десяти крупных архитекторов и инженеров из разных стран был приглашен консультантом для участия в проектировании комплекса зданий штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке и обогатил проект оригинальными композиционными идеями. Во время этой работы он выполнил свои первые проекты для строительства в США (например, вилла Тримейн в Калифорнии).

Преуспевающий архитектор, Нимейер строит новые дома и для собственной семьи. В 1949 году в Мендисе, недалеко от Рио-де-Жанейро, он построил небольшую одноэтажную дачу. Напротив, дом архитектора в пригороде Рио-де-Жанейро Каноа (1953) был призван продемонстрировать творческие принципы, материально воплотить и, как говорил сам Нимейер, наиболее полно выразить его эстетическое «кредо» тех лет. Не связанный требованиями заказчиков, стремясь к удовлетворению бытовых и художественных потребностей своей семьи и руководствуясь собственным вкусом, архитектор создал сооружение, которое сразу привлекло внимание архитектурного мира и вызвало многочисленные подражания. Чертежи и фотографии дома обошли архитектурные журналы многих стран.

Своеобразным итогом всего предшествующего творчества Нимейера, энциклопедией разработанных им композиционных приемов и одновременно испытательным полигоном новых направлений поисков стал комплекс Международной выставки в честь четырехсотлетия Сан-Паулу (1951—1954). Это один из редких примеров выставки, построенной по единому архитектурному замыслу, однако ряд проектов Нимейера не были осуществлены.

Даже оставшийся незавершенным ансамбль выставки, глубоко проработанный в функционально-техническом отношении и содержащий смелые художественные идеи и находки, оказал большое влияние на развитие бразильской архитектуры и дал новый импульс творчеству самого архитектора.

В середине 1950-х годов Нимейер разработал два крупных проекта для строительства в других странах. Позже он писал, что «новый этап, этап поисков чистоты и лаконичности форм» начался с проектирования музея современного искусства в Каракасе. Это действительно так. Эскизы, которыми Нимейер сопроводил проект, демонстрируют сознательную ломку сложившегося в современной бразильской архитектуре стереотипа форм. Он переходит к цельному, предельно лаконичному, геометризованному, почти лишенному членений и деталей, замкнутому объему. Зато само сооружение задумывается скульптурно, что часто подчеркивается сопоставлением формально и тектонически контрастирующих объемов.

Большое значение для творческого развития Нимейера, уже почти пятидесятилетнего мастера, имела, по его собственному признанию, первая в жизни поездка в Европу, знакомство с памятниками зодчества и произведениями современных архитекторов, встречи и споры с коллегами.

Во время краткого пребывания в Москве и Ленинграде бразильский архитектор устроил в Центральном Доме архитектора выставку своих работ и беседовал с ведущими мастерами советского зодчества.

С конца 1940-х годов под воздействием быстрого экономического развития страны, осознания своих творческих возможностей, веры в свои силы, способности и профессиональный опыт у Нимейера усиливается тяга к темам не просто значительным, но грандиозным по своим физическим размерам и градостроительной роли. Конечно, это не было стремлением к дорогому и престижному заказу. Он ждал и искал социально значимую задачу, где чисто профессиональными средствами он мог бы принести подлинную пользу своему народу. Именно такую направленность имели его проекты поселка в Сан-Жозе-дус-Кампусе и задуманного в духе Афинской хартии «идеального города» Марина (1955). Позже это стремление одухотворило многолетнюю работу Нимейера для Бразилиа.

Во второй половине 1950-х годов весь образ жизни и деятельности Оскара Нимейера резко изменился. «Я начал заниматься Бразилиа в одно прекрасное сентябрьское утро 1956 года, когда Жуселину Кубичек, выйдя из своей машины… зашел за мной и по дороге в город изложил мне суть дела… С этого момента я стал жить мыслью о Бразилиа», – вспоминал он. А впоследствии писал: «Самым главным, на мой взгляд, было построить Бразилиа вопреки всем препятствиям, возвести его в пустыне, быстро, словно по мановению волшебства, и затем почувствовать его дыхание в этом бесконечном сертане, ранее неизведанном и безлюдном. Важно было проложить дороги, построить плотины, увидеть, как на плоскогорье возникают новые города; покорить безлюдные районы страны, придать бразильцу немного оптимизма, показать ему, что наша земля благодатна и что ее богатства, на которые так грубо посягают наши враги, требуют защиты и энтузиазма».

Государственно-частная компания «Новакап», созданная для строительства новой столицы, организовала в своей структуре крупный проектный отдел, творческим руководителем которого был назначен Нимейер.

Приняв приглашение, Нимейер полностью отказался от выполнения частных заказов (от которых в основном зависело его материальное благополучие) и на несколько лет сосредоточился исключительно на разработке проектов зданий различного назначения для Бразилиа и на участии в их воплощении в натуре.

Работа в Бразилиа – с июня 1958 года непосредственно на строительной площадке, – связанная с многочисленными трудностями, серьезными лишениями и частым непониманием, была подлинным человеческим, патриотическим и творческим подвигом и принесла прекрасные плоды, вошедшие в историю мировой архитектуры, несмотря на неизбежные недостатки и противоречия.

Схема генерального плана, очертания которого напоминают взлетающую птицу, совмещает жесткость функционального зонирования и современность решения транспортной проблемы (с разделением и развязками движения и подземными пешеходными переходами) с классицистической парадностью, строгостью и динамичной симметрией осевого построения. Жилая зона вытянута вдоль автомагистрали, изогнутой в соответствии с рельефом, а перпендикулярно к ней вдоль гребня полуострова полого спускается к водохранилищу грандиозная лестница площадей, окруженная правительственными и важнейшими общественными зданиями. Средокрестие, в транспортный узел которого включен автовокзал с видовыми площадками, отмечено вертикалью телевизионной башни.

В течение 1958—1960 годов, невзирая на трудности, были построены все основные объекты правительственного центра Бразилиа. В центральной части города Нимейер в 1960—1970-х годах построил большое число общественных зданий самого разнообразного объема и назначения, в том числе многоэтажную гостиницу «Насионал», окружную больницу – оба здания вновь с солнцезащитными поворотными ребрами на продольных фасадах. Под руководством и, возможно, по эскизу Нимейера построено его сотрудником Г. Кампелу здание муниципалитета Бразилиа – дворец Бурити. В банковском секторе столицы Нимейер запроектировал высотное здание Национальной металлургической компании с оригинальной висячей конструкцией, которое должно было носить также символическое наименование – дворец Развития.

В 1965 году Нимейер бесплатно разработал проект аэропорта для Бразилиа. Его главной заботой было возвести «…ворота новой столицы, которые должны были гармонировать с ее архитектурой так, чтобы каждый приезжающий ощущал, что его ждет город новый и современный». Проект был единодушно одобрен архитектурной общественностью, но военные власти не допустили строительство столичного аэропорта по проекту прогрессивного общественного деятеля.

С 1962 года начался второй, качественно новый период в творчестве архитектора, практически постоянная работа по зарубежным заказам. По числу проектов, разработанных для зарубежных стран, его можно сравнить среди архитекторов-новаторов XX века только с Ле Корбюзье, а по числу и значимости реализованных зарубежных объектов он, пожалуй, не знает себе равных.

Нимейер участвовал во многих политических акциях и забастовках профессуры, в движениях в защиту законных президентов Ж. Куадроса и Ж. Гуларта. Не раз в знак протеста отказывался от выгодных должностей и заказов. В годы наступившей после переворота в 1964 году реакции он фактически оказался в политической эмиграции, продлившейся до 1974 года.

В работах Нимейера для других стран, как и в бразильских, проявились яркость и своеобразие его творческой личности, которые позволяют, с одной стороны, относительно легко пересекать этнокультурные границы, понимать потребности, задачи и особенности различных регионов и их архитектур, с другой стороны, как бы подниматься, ставить себя как зодчего выше государственных границ и местных архитектурных стереотипов, выходя на общие (глобальные), но индивидуально решаемые задачи и проблемы архитектуры. Для Нимейера это, прежде всего, проблема усиления образной выразительности крупной архитектурной формы, в чем он видел свою задачу гуманизации архитектуры.

В 1964—1974 годы Нимейер жил и работал в Европе, в Северной Африке и на Ближнем Востоке (в Бразилии бывая эпизодически). Наиболее крупные и комплексные работы Нимейер вел по заказам правительства Алжира, дав предложение по развитию города Алжира и спроектировав крупные университетские комплексы, а также создав в Алжире архитектурную школу, построенную на новых принципах преподавания. При этом он проникался особенностями их природной и архитектурной среды, культурными традициями, повседневно общался с государственными и общественными деятелями, работниками искусств, представителями делового мира разных стран. Перед возвращением на родину в 1974 году Нимейер вспоминал: «Путешествуя в течение десяти лет по странам Старого Света, с которым я сейчас собираюсь расстаться, я многим восхищался и почерпнул для себя много полезного».

В 1970-е годы Нимейер еще увлекся проектированием мебели. Его мягкие кожаные кресла и диваны с пружинящими «ножками» из стальной полосы, выполненные обычно совместно с дочерью, часто выставлялись в Бразилии и за рубежом.

Вернувшись в Бразилию, Нимейер, понимая необходимость продолжения работы в столице, построил в Бразилиа небольшой собственный жилой дом. Так же, как несколько ранее здание министерства иностранных дел, он отразил серьезные изменения в архитектурном мышлении и эстетических предпочтениях.

В начале 1980-х годов Нимейер спроектировал для Бразилиа Музей индейца и несколько правительственных, общественных и жилых зданий. А в сентябре 1981 года была осуществлена мечта Оскара Нимейера – в зеленой зоне недалеко от телебашни был открыт мемориал инициатора строительства Бразилиа Жуселину Кубичека. Главный элемент ансамбля – плоский параллелепипед со скошенными боковыми гранями, который вмещает мемориальную библиотеку, кабинет и аудиторию.

Таким образом, происходил, казалось бы, необъяснимый процесс: в годы реакционной диктатуры, когда сам город приобрел совершенно иное политико-символическое значение и Нимейер активно выступал против режима, продолжали строиться великолепные дворцы по проектам и под наблюдением преследуемого по политическим мотивам архитектора. Однако противоречие здесь действительно кажущееся. При последовательных выступлениях против антинародного государства Нимейер стремится воплотить в правительственных зданиях и других постройках столицы свое представление о символах демократической власти, создать их архитектурные образы, отвечающие его оптимистическому взгляду в будущее. Кроме того, нельзя забывать, что Бразилиа – любимое и наиболее важное и значительное произведение Нимейера, которому он посвятил многие годы и не мог снять с себя творческую ответственность за результат, отказаться от участия в развитии и завершении ансамбля.

Несмотря на все трудности и противоречия, которые Нимейер отмечал буквально в каждом своем выступлении, он с радостью видел возникший в пустыне «…простой, радушный, динамичный и монументальный… красивый и цивилизованный город».

Однако эти оценки – скорее желаемое, мечта. Несмотря на архитектурный контроль, Бразилиа неизбежно теряет много ценного из своего планировочно-образного замысла. И в результате в 1985 году Нимейер решил покинуть свое детище и навсегда поселиться в Рио-де-Жанейро. «Я люблю свое творение, – заявил Нимейер, – но видеть, как его уродуют, не могу». Но и в Рио он вскоре вновь занялся проектами для Бразилиа: театра под открытым небом на 5000 мест и зоны отдыха жителей столицы по сторонам шоссе вокруг искусственного озера Параноа.

Еще с начала 1970-х годов Нимейер приступил к крупной и принципиальной работе в Рио-де-Жанейро. По градостроительному проекту его учителя и друга Лусиа Косты начал осваиваться и застраиваться громадный район к югу от города на заболоченной равнине, отделенной от центральных районов горными кряжами. И в 1983—1984 годах он смог подарить своему родному городу необычный по назначению и характеру, огромный по размаху общественный комплекс.

Дарси Рибейру, избранный вице-президентом штата Рио-де-Жанейро, предложил построить в конце проспекта, у подножия холмов, по склонам которых доныне карабкаются вверх фавелы – обиталище танцоров и певцов, которым аплодируют участники карнавала. Проект комплекса, которому горожане дали прозвище Самбадром, сочетает в себе размах и лиризм, монументальность и легкость. Он, как и все лучшие работы предшествующих лет, окрашен большой любовью зодчего к его народу и к его городу.

Скончался мастер кривой Оскар Нимейер | Искусство | DW

Элегантная коллекция городских зданий в Бразилиа, штаб-квартира Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке и бесчисленные проекты в Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Лондоне, Париже и Берлине - проекты Оскара Нимейера известны во всем мире.

«Если беспокоиться только о функциональности, результат будет неприятным», - однажды сказал Нимейер о своей философии дизайна. Его стиль характеризуют плавные линии и уважение к природе.

Нимейер был одним из последних крупных представителей современной архитектуры, созданной его предшественниками и образцами для подражания, такими как Ле Корбюзье, Мис ван дер Роэ и Алвар Аалто.В то же время ему приписывают переход к постмодернизму. По его словам, изгибы его архитектуры снова являются протестом международного стиля.

В последние годы жизни Нимейер имел честь наблюдать, как его постройки повлияли на его преемников. Двумя наиболее значительными из них являются британо-иракский архитектор Заха Хадид и Рем Колхас из Голландии, оба из которых получили известную Притцкеровскую премию, как и Нимейер в 1988 году.

Строительство штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке началось в 1947 году


Первые годы

Оскар де Алмейда Соарес родился в католической семье в Рио-де-Жанейро в 1907 году.Но ни регулярные мессы, проводимые в доме его бабушки и дедушки по материнской линии, ни его католическая средняя школа не могли заинтересовать молодого Оскара религией.

«Для меня важен Большой взрыв: звезды и планеты, которые образуются в бесконечном космосе, и мы, животные Земли, пытаемся выжить», - сказал он. Это мировоззрение будет сопровождать его всю жизнь.

Нимейер громко высказывался о своей левой политической ориентации.

Позже Нимейер взял немецкую фамилию своих дедушек и бабушек по отцовской линии - точно так же, как архитектор Людвиг Мис добавил фамилию своей матери «ван дер Роэ». «

В конце 1920-х годов Нимейер, который был женат и имел дочь, начал изучать архитектуру.« Мне нравилось рисовать », - объяснил он. После окончания университета в 1934 году он работал на Лючио Коста, который позже стал градостроителем. в столице Бразилии Бразилиа. Нимейер и Коста присоединились к Ле Корбюзье и его группе архитекторов, которые спроектировали министерство культуры в Рио в 1936 году. Великий швейцарский архитектор оказал большое влияние на двух молодых бразильцев.

Коста, всего за пять лет старше Нимейера, быстро признал его талант.Выиграв заявку на создание бразильского павильона для Всемирной выставки 1939 года в Нью-Йорке, Коста пригласил Нимейера, который занял второе место в тендере, присоединиться к нему в проекте. Вскоре после этого Коста передал Нимейеру крупное задание от бразильского штата Минас-Жерайс: отель в Ору-Прету, городе, признанном ЮНЕСКО за его выдающуюся архитектуру в стиле барокко.

При проектировании отеля Нимейер сотрудничал с политиками, что привело к дополнительным крупным проектам. Среди его новых важных контактов был Жуселину Кубичек, который позже стал президентом Бразилии и поручил строительство Бразилиа.

Правительственному дворцу Планалто в Бразилиа в этом году исполнилось 52 года.


Прогресс через технологии

В отличие от романтиков движения за органическую архитектуру, Нимейер рассматривал технологии как прогресс. Бетонная конструкция сделала возможными изгибы, которыми он дополнил современный дизайн и протестовал против прямых углов рационализма.

«Меня привлекает не прямой угол и не прямая, жесткая и негибкая линия, созданная человеком», - сказал Нимейер.«Что привлекает меня, так это свободный и чувственный изгиб - изгиб, который я нахожу в горах моей страны, в извилистом течении ее рек, в теле любимой женщины».

Нимейер отверг «социальную» архитектуру, поскольку она позже была реализована в проектах социального жилья в коммунистических странах, хотя политически он склонялся влево. Он всегда делал лейтмотивом при проектировании расположение здания.

«Пампулья» - проект, который первым прославил Нимейера. За ним последовали другие важные проекты за рубежом, в том числе штаб-квартира Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке в 1947 году и жилой комплекс на V-образных сваях, построенный в 1950-х годах для Международной архитектурной выставки в Берлине.

Большой прорыв Нимейера произошел в 1956 году. Жуселину Кубичек нанял Нимейера для проектирования зданий для новой столицы страны, Бразилиа. Лусио Коста занялся городским планированием. После четырех лет работы Бразилиа была торжественно открыта в апреле 1960 года. Это был символ не только современности страны, но и современной архитектуры в целом - первый город, построенный полностью в соответствии с принципами современной архитектуры. были заложены в так называемой Афинской хартии 1933 года.

Возможно, что более важно для Бразилии, столица ознаменовала создание национальной культурной самобытности, в которой Нимейер сыграл ключевую роль.

Статуи апостолов перед собором Бразилиа


Изгнание и возвращение на родину

Несмотря на свою национальную и международную репутацию, Нимейер чувствовал себя обязанным покинуть свою страну в 1966 году. В 1964 году воцарилась военная диктатура. Архитектор, который был членом Коммунистической партии 40 лет, бойкотировал новое правительство.

Нимейер оставался верным своим политическим убеждениям, несмотря на проблемы, которые они ему создавали. Как коммунисту и хорошему другу Фиделя Кастро ему не разрешили въехать в Соединенные Штаты. Но ему все-таки удалось иммигрировать в Париж по визе, выданной самим президентом Франции Шарлем де Голлем.

В конце 1960-х Нимейер вернулся в Бразилию, но его связи за границей оставались крепкими, и благодаря работе он побывал в Алжире, Израиле, Италии и Португалии. Он также был очень активен во Франции, где спроектировал штаб Коммунистической партии Франции.

В начале 80-х, то есть в середине 70-х, Нимейер навсегда вернулся в свой дом. Но не на пенсию. Он продолжал работать долгие дни и даже брался за задания старше 100 лет, включая Международный культурный центр Оскара Нимейера в Авилесе, Испания, и Арабско-южноамериканскую библиотеку в Алжире.

Архитектурное наследие Нимейера, наряду с многочисленными книгами и статьями, включает более 500 строительных проектов, более половины из которых были реализованы. Как однажды сказал Джордж Элиот: «Наши мертвые никогда не умирают для нас, пока мы их не забудем."И Нимейера с таким масштабным и влиятельным творчеством наверняка будут помнить надолго на многих континентах.

Штаб-квартира Коммунистической партии Франции в Париже

Оскар Нимейер (1907-2012) - Архитектурный обзор

На протяжении всей своей долгой карьеры бразильский архитектор был неудобной, возможно роскошной фигурой, но тем не менее, работа бразильского архитектора сохранялась с видением демократической утопии, где все имеют доступ к красоте.

Джессо алвес оскар нимейер репутации архитектурный обзор бразилия 1465

Источник: Джессо Алвес

В 2003 году в возрасте 96 лет Оскар Нимейер спроектировал павильон Serpentine Gallery в лондонском Гайд-парке. В то время он был живой легендой: последним действующим современным архитектором. После проектов Захи Хадид (2000), Даниэля Либескинда (2001), Тойо Ито (2002) приглашение было сделано Нимейеру. В пространстве, посвященном современному искусству и архитектуре, последние живые и активные современные архитекторы вступили в 21 век. Можно сказать, что Нимейер продлил современность до такой степени, что стал современником, и эта необычная встреча привела к изменению его собственных работ. Фактически, самая настойчивая критика работы Нимейера со стороны модернистских критиков, такая как резкая атака Макса Билла во время его визита в Бразилию в 1951 году, опубликованная в журнале Manchete в 1953 году, была основана на избытке формы и индивидуальности, которая отодвинула на второй план социальную жизнь. функция современной архитектуры.В наши дни, с архитектурой Хадид и Гери, такая критика снисходительного формализма уже не уникальна.

Для моего поколения, пережившего постмодернизм в конце 1980-х годов, Нимейер был неудобной фигурой. Его положение и историческое значение были бесспорными, но в последнее время его работа становилась все более повторяющейся, как будто ему нечего было добавить, кроме гедонистического упражнения на самоотнесение. Нам надоели изгибы и излишний формализм. Почему бы не остановиться?

«Несмотря на антифункциональную браваду Нимейера, форма требует такого же контроля, как и любые другие практические или технические ограничения»

В то время, когда Бразилия вступала в процесс повторной демократизации, после многих лет диктатуры, Нимейер продолжал оставаться фаворитом политиков, которые с новым мандатом хотели построить монументальные правительственные здания.Нам было очень трудно принять коллективистский дискурс и защиту коммунистической утопии (которую он никогда не скрывал), в то время как он осуществлял архитектуру роскоши и расходов, вступая в риторику популистских правительств.

Проекты, которые в эту эпоху можно было бы считать явно «ленивыми», включают Мемориал Жуселину Кубичека, Мемориал Латинской Америки и Самбадромы Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. Казалось, все подтверждали, что время Нимейера прошло.

Еще в 1996 году появился Музей современного искусства Нитерой. Этого нельзя было отрицать, «старик» вернулся в форму. Нитерой - впечатляющее произведение архитектуры, безупречный симбиоз между архитектурой формы и ландшафта. Выделялись и другие известные (хотя и вызывающие споры) работы того же периода, такие как Музей Оскара Нимейера «Глаз» и Популярный театр Нитероя, очевидный предшественник Змеиного павильона.

W4bbc5 ​​niterói музей современного искусства репутация оскара нимейера архитектурный обзор бразилия 1465

Источник: A PAES / ALAMY

Художественный музей современного искусства Нитерой - это летающая тарелка, установленная в экстремальном рельефе Рио.

К тому времени я уже не был молодым архитектором, окончившим университет.Я лучше разбирался в истории бразильской архитектуры и лучше понимал историческое положение Нимейера в этой среде. Строго говоря, с самого начала его работы определили критический сдвиг в современной архитектуре. Он указывал на пределы рационального функционализма в пользу изобретения и свободы художественного творчества. Нимейер презирал жесткий позитивизм функционалистской логики, рассматривая его как заточение творческой силы архитектора. Это спровоцировало бунт его юности, и он поразил мир своей первой великой работой - «Современный ансамбль Пампульи» 1940 года.Основанный в архитектуре Ле Корбюзье (с которым он познакомился в 1936 году в рамках проекта для Министерства образования и здравоохранения), Нимейер с неожиданной свободой воспринял язык мастера и привел его к неожиданным решениям. Это не было, как многие думали, процессом принятия пяти пунктов новой архитектуры и их буквального применения. Он также не формулировал эти точки в рамках ограничений регулярной геометрии. Бесплатный план, свободный самолет, обширный объем, открытый пилотаж - все это было использовано как возможность выйти за рамки того, что было представлено до этого.То, что было предложено в объемной экстраверсии казино Pampulha, предполагает радикализм в церкви Сан-Франциско, выраженный в виде последовательности параболических кривых. Точно так же в Доме Танца волнообразный шатер танцует над озером.

Пампулья фото20070301120941 Оскар Нимейер Репутации Архитектурный Обзор Бразилия 1465

Церковь Святого Франциска Ассизского, Пампулья

После этой первоначальной работы Нимейер продолжал производить замечательные проекты в крупных городах Бразилии.Тема свободной планировки была разработана в его собственном доме, Das Canoas House (1951-53) посреди пышного леса Тижука в Рио, а также в удивительном Edifício Copan (1951-57), большом жилом доме. здание в самом центре Сан-Паулу, крупнейшего мегаполиса Бразилии. В этом городе другой культурный комплекс, парк Ибирапуэра (1951-54), позволил ему развить темы, обнаруженные в Пампулье.

эскиз женщины в пампулье оскар нимейер репутации архитектурный обзор бразилия 1465

Характерно плавный набросок современного ансамбля в Пампулье, сделанный Нимейером, расположенный вокруг озера (слева). Нимейеру нравилось рисовать женскую форму (справа)

Бразилиа (1956-60), новая федеральная столица, считается величайшим достижением Нимейера и современной архитектуры в Бразилии, а также моментом критической переоценки. По словам Нимейера (в заявлении 1958 года), это был момент суровой самокритики, который привел к изменениям в его способе проектирования. Его очевидная озабоченность краткостью и чистотой указывала на то, что он чувствовал некоторую усталость от существующих формальных стратегий. Однако причина такой переоценки, по его собственным словам, была политической. Работы в новой столице заставили его оглянуться на себя и свое прошлое и еще раз повторить, что архитектура неуместна перед лицом серьезных социальных противоречий.Нимейер продолжал проектировать для богатых слоев населения, и его архитектура могла рассматриваться только как «предмет роскоши», что доставляло неудобства левым. Признавая ограниченность своей профессии, Нимейер признался, что практиковал архитектуру с определенной «беспечностью», даже невниманием, что привело его к преувеличенной уверенности в своей способности импровизировать и склонности к оригинальности.

Ибирапуэра малый dscf2251a оскар нимейер репутации архитектурный обзор бразилия 1465

Источник: Сиро Мигель, заказанный для каталога выставки «Доступ для всех», Architekturmuseum der TU München в Pinakothek der Moderne

Фигуристы под навесом в парке Ибирапуэра в Сан-Паулу

Действия, предпринятые Нимейером перед лицом таких противоречий, привели его к сокращению объема производства, отказу от коммерческих проектов и упрощению взаимосвязи между формой, программой и структурой. Дворцы Бразилиа - свидетельство этого нового этапа. Не случайно они принимают классический резонанс, с регулярными и унифицированными объемами, с преобладанием колоннады и арки. Собор Бразилиа (1958-70) практически определяется своей структурой: группа изогнутых балок, опирающихся на кольцевую балку, создает ощущение пространственной открытости и прозрачности, необычное для священного пространства. Национальный театр представляет собой сложный пирамидальный объем с вырезанным вихрем и отчетливыми лицами, тогда как за границей штаб-квартира Коммунистической партии (1964-72) в Париже и редакционный штаб Мондадори (1968-75) в Милане завершили свое золотое десятилетие вызывающим расцветом. .

Нептуул штаб-квартира организации объединенных наций в нью-йорке, вид с острова рузвельта репутация оскара нимейера архитектурный обзор бразилия

Источник: НЕПТУУЛ

Нимейер входил в состав Международного совета по дизайну штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке

Антифункциональная позиция Нимейера никогда не заставляла его рассматривать компромиссные решения, такие как ар-деко, постмодернистский историзм или даже критический регионализм. Формальное освобождение, которое он защищал, практиковалось посредством строго современного словаря, состоящего из линий, плоскостей и абстрактных объемов.По-своему Нимейер понял через Ле Корбюзье освобождение современного формального знака. Как и в кубизме, знак освобождается от случайной связи со своим референтом, позволяя и освобождая его развиваться в соответствии с его собственной внутренней логикой и со всеми возможностями, насколько позволяет воображение.

Edifício copan foto 074 Оскар Нимейер репутации Архитектурный обзор Бразилия 1465

Источник: CASIOPEA

Edifício Copan, Сан-Паулу, один из крупнейших многоквартирных домов в Бразилии

Критики охарактеризовали работу Нимейера, используя такие термины, как «легкость», «изящество» и «объемность».Тем не менее, поддержание таких качеств подразумевает парадокс: они зависят от скульптурных свойств железобетона, но для достижения легкости и изящества они должны преодолевать сопротивление материи, стирать несущие силы и растворять вес в белом свете. резонирует на резко профилированных геометрических поверхностях.

Suspense обычно характеризует архитектуру, которая ищет новые технические, формальные и пространственные задачи и скрывает в момент реализации все сложности, которые делают ее выполнимой.Чтобы преодолеть неумолимость гравитации, архитектор совершает подъем, колеблющийся. Это влечет за собой не закапывание или погружение здания в землю, а его позиционирование, левитацию и подвешивание. Между требованиями и преодолением эмпирического, между этим исчезновением и появлением, архитектура Оскара Нимейера обнаруживает свою грацию.

Биография

Основные работы
Современный ансамбль Пампульи, Белу-Оризонти, Бразилия, 1940 г.
Штаб-квартира ООН, Нью-Йорк, США, 1952 г.
Парк Ибирапуэра, Сан-Паулу, Бразилия, 1954 г.
Эдифисио Копан, Сан-Паулу, Бразилия, 1957 г.
Различные здания в Бразилиа, Бразилия 1956-2012 гг.
Штаб Коммунистической партии Франции, Париж, Франция, 1972 г.
Музей современного искусства Нитерой, Рио-де-Жанейро, Бразилия, 1996 г.
Музей Оскара Нимейера, Куритиба, Бразилия, 2002 г.
Павильон галереи Серпентин, Лондон, 2003 г.

Награды
Ленинская премия мира, 1963 г.
Притцкеровская премия, 1988 г.
Королевская золотая медаль RIBA, 1998 г.
Praemium Imperiale, 2004 г.

Цитата
«Я бразилец, а не архитектор.Я не могу разделить два

Легкость, непосредственность, презрение к идее работы, притворство всех техник - хорошо известные аспекты идеи искусства, которая кажется легкой. Однако я не разделяю точку зрения, что милость Нимейера означает вознаграждение. Несмотря на антифункциональную браваду, форма требует такого же контроля, как и любые другие практические или технические ограничения. Спонтанное изящество линий Нимейера достигается при чрезвычайной экономии средств. Он достигает излишка формы с помощью синтетических и непрерывных жестов.Критика чаевых и роскоши основана на излишестве; восхищение простотой и чистотой проистекает из сдержанности.

Modulo мемуары обложка репутации оскара нимейера архитектурный обзор бразилия 1465

Набросок почти невероятно прозрачного Собора Бразилиа на обложке мемуаров Нимейера Кривые времени (1998) и недостроенный проект Музея современного искусства в Каракасе (справа), представленный на обложке Módulo , архитектурного журнала основан Нимейером в 1955 г.

Еще одна спорная дихотомия - интерьер / экстерьер.Согласно функционалистскому соглашению, оба они определяются одним и тем же термином - функцией. У Нимейера переход от внешнего к внутреннему (и наоборот), по-видимому, определяет единое движение, обозначающее сложное топологическое рассуждение, демонстрируемое в непрерывных плоскостях (будь то полы, плиты, стены или крыши). Восприятие этих плоскостей происходит во время движения тела в пространстве. По этой причине говорят, что объемы и планы Нимейера, как и в случае с лентой Мебиуса, экстериоризированы, поскольку они не предполагают идеальную внутренность, и поэтому они находятся в состоянии постоянной обратимости.Форма не разлагается. Напротив, он подтверждает свое единство во всем движении.

Грант Смит Вью Аудиториум Париж штаб-квартира французской коммунистической партии Оскар Нимейер репутации архитектурный обзор Бразилия 1465

Источник: ГРАНТ СМИТ / ВЗГЛЯД

зрительный зал в парижской штаб-квартире Коммунистической партии Франции

Архитектура Нимейера в этом смысле реализует то, что принято называть «топологической» формой или чистым движением.Я считаю, что родство с современной формой, где непрерывные поверхности определяют пространство, проистекает из этого. Павильон Змеиной галереи был таким достоянием. Он имел форму элегантного и тонкого объема, в котором внутренняя и внешняя части имели непрерывную непрерывность, вплоть до приостановки традиционных полярностей, чтобы позволить свободному движению течь. Пандусы вели в павильон, частично затопленный объем, который, казалось, легко парил над парком, увенчанный волнистой крышей.

Кадр из этого человека из Рио, 1965 г., Филипп де Брока Нитерой, Оскар Нимейер, Репутация, Архитектурное обозрение Бразилия, 1465

Изгнанный в Париж, Нимейер отправился смотреть в кинотеатре Тот человек из Рио . Когда на экране появились «Эспланада министров Бразилиа» и «Площадь трех держав», публика начала аплодировать «оставалась тихой, анонимной и счастливой». Это был высший комплимент, который мне когда-либо делали в жизни », - сказал Нимейер

.

Оскар Нимейер, возможно, усугубил разделение между прекрасным и политическим, поскольку он принадлежал к рабочему миру, к печальной реальности неравенства и социальной борьбы, но целостность его художественного отношения ясна и решительна.По этой причине архитектура Нимейера создает впечатление обитания идеального места, в котором напряжение умиротворяется, а формы находят свое естественное место. Такой идеализм может означать глубокое несогласие с конфликтующими в настоящее время социально прогрессивными идеалами архитектуры. Фактически, это указывает на неизбежную утопию, в которой каждый сможет принять участие и получить доступ к красоте.

Gettyimages 55723625 дмитрий кессель коллекция изображений жизни оскар нимейер репутации архитектурный обзор бразилия 1465

Источник: Дмитрий Кессель / КОЛЛЕКЦИЯ ЖИЗНИ / GETTY IMAGES

Это произведение было переведено с португальского Анжелой Маркито и опубликовано в октябрьском выпуске AR, посвященном Бразилии - щелкните здесь, чтобы приобрести копию сегодня

Оскар Нимейер | Archinect

Оскар Нимейер родился 15 декабря 1907 года в Рио-де-Жанейро, Бразилия. Он вырос в богатой семье, не стремившейся стать архитектором, хотя рисовать начал в раннем возрасте.«Когда я был совсем маленьким, - вспоминал он позже, - моя мама говорила, что я рисовал в воздухе пальцами. Мне нужен был карандаш. Когда я мог держать его в руках, с тех пор я рисовал каждый день». Он окончил Колледж Барнабитаса в 1923 году и вскоре женился на женщине по имени Аннита Бальдо, с которой оставался женатым до ее смерти в 2004 году.

В молодости Оскар Нимейер некоторое время работал на своего отца в типографии, прежде чем поступить в Escola Nacional de Belas Artes, которое он окончил в 1934 году.Незадолго до окончания университета он присоединился к офису Лусио Коста, архитектора модернистской школы. В период с 1936 по 1943 год Нимейер работал с Коста над многими крупными зданиями, в том числе над проектом здания Министерства образования и здравоохранения Бразилии, которое было частью сотрудничества с директором Баухауса Ле Корбюзье. Коста и Нимейер также работали вместе над культовым павильоном Бразилии на Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке; Легендарный мэр Фиорелло Ла Гуардиа был настолько впечатлен дизайном Нимейера, что объявил его почетным гражданином Нью-Йорка.

В 1941 году Нимейер начал сольную карьеру, спроектировав серию зданий в новом пригороде Рио-де-Жанейро под названием Пампулья. Здесь Нимейер начал развивать некоторые из своих торговых марок в дизайне, в том числе интенсивное использование бетона и склонность к кривым. «Я сознательно игнорировал восхваляемый прямой угол и рациональную архитектуру Т-образных квадратов и треугольников, - сказал он, - чтобы всем сердцем войти в мир кривых и новых форм, которые стали возможными благодаря введению бетона в процесс строительства.«

Статус Нимейера как восходящей звезды архитектурного мира был подтвержден, когда он был выбран представлять Бразилию в составе команды по проектированию новой штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке; Последнее здание было основано в первую очередь на проекте Нимейера, со значительными элементами, также взятыми у его старого сотрудника Корбюзье. После завершения строительства здания Организации Объединенных Наций в 1953 году Нимейер получил назначение на должность декана Высшей школы дизайна Гарвардского университета, но ему было отказано в американской рабочей визе правительством США из-за его членства в Коммунистической партии Бразилии.

В 1956 году Жуселину Кубичек, президент Бразилии и близкий друг Нимейера, обратился к архитектору с предложением, прося Нимейера стать новым главным архитектором общественных зданий в новой столице страны Бразилиа, строящемся модернистском городском мегаполисе. с нуля в интерьере страны.

Нимейер с готовностью согласился, спроектировав здания, соответствующие его утопическому видению правительства. «Это было время освобождения», - сказал он. «Казалось, что рождается новое общество, в котором отброшены все традиционные барьеры.... При планировании правительственных зданий для Бразилиа я решил, что они должны характеризоваться собственными конструкциями в пределах предписанных форм ... Я попытался довести потенциал бетона до его пределов, особенно в несущих точках, которые я хотел быть как можно более деликатным, чтобы казалось, будто дворцы едва касаются земли ". Некоторые из зданий, спроектированных Нимейером в Бразилии, включают Президентский дворец, отель Brasília Palace, здание Министерства юстиции, президентскую часовню и кафедральный собор.После открытия новой столицы в 1960 году Нимейер оставил свой пост главного архитектора правительства и вернулся к частной практике.

Оскар Нимейер в юности заинтересовался коммунистической идеологией и присоединился к Коммунистической партии Бразилии в 1945 году. Это стало серьезной проблемой в 1964 году, когда бразильские военные свергли правительство в результате государственного переворота; Офис Нимейера, которого армия считала человеком с опасными левыми симпатиями, был обыскан.Напуганный, архитектор покинул страну своего рождения год спустя, в 1965 году, переселившись во Францию ​​и в основном проектировал здания в Европе и Северной Африке. Он также обратился к дизайну мебели, который также включал его фирменное использование извилистых кривых. Нимейер не возвращался в Бразилию до окончания военной диктатуры в 1985 году.

Нимейер получил в 1988 году Притцкеровскую премию архитектуры, высшую награду в своей профессии, за свой собор Бразилиа. В своей благодарственной речи Нимейер объяснил свою философию дизайна: «Моя архитектура следовала старым примерам - красота преобладала над ограничениями конструктивной логики.Моя работа продолжалась, безразличная к неизбежной критике со стороны тех, кто удосужился исследовать минимальные детали, что очень верно в отношении того, на что способна посредственность. Достаточно было представить себе, как Ле Корбюзье однажды сказал мне, стоя на пандусе Конгресса: «Здесь изобретение».

Наполовину вышедший на пенсию с середины 1980-х годов, в возрасте 103 лет Оскар Нимейер все еще ходит в свой офис каждый день, чтобы работать над дизайном и руководить проектами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *