Питер элисон: Питер Эллис — фильмы с актером, биография, сколько лет

Содержание

Причина смерти Питера Эллиса

Британский режиссёр Питер Эллис, известный своим участием в создании многих популярных сериалов,  прославился во многих странах ещё и как талантливый постановщик спектаклей. Ему приходилось не однажды работать над спектаклями в США, Канаде, Франции, Новой Зеландии и Испании. Однако мировую известность он получил как участник работы над сериалами «Горец», «Сверхъестественное», «Морская полиция: Спецотдел» и некоторыми другими. Причиной смерти Питера Эллиса стал сердечный приступ.

Он родился в 1948 году в Лондоне. Образование Эллис получил в знаменитой лондонской школе «Хайгейт» вместе с братьями Робином и Джеком, он средний из них. Оба брата Питера впоследствии стали актёрами. Он же начал свою карьеру на телевидении в качестве помощника режиссёра. Выиграв по конкурсу место режиссёра, Эллис  перешёл  в компанию «Гранада Телевижн», известную созданием популярных сериалов. Как телевизионный режиссёр Питер Эллис начал работать для канала ВВС, пробовать силы в английских сериалах с 1967 года и добился неплохих результатов на этом поприще.

В конце 80-х годов Эллис переехал работать в Соединённые штаты и остался там навсегда. Он выбрал основным местом проживания Калифорнию. В Америке Питер занялся тем, что любил и умел лучше всего: работой в сериалах. Он поставил несколько серий для сериалов «Фэлкон Крест», «Тихая пристань», «Мэтлок» и хорошо зарекомендовал себя в Голливуде. В 1992- году на старт, вплоть до 1999 года, вышел популярнейший в своё время сериал «Горец» с его режиссурой 6 эпизодов, в 1996 году Эллису дали возможность поучаствовать в создании «Удивительных странствий Геракла», где он поставил 3 эпизода.

В военном боевике «Золотые крылья Пенсаколы» (1997 – 1999) Питера Эллиса уже в числе первых указали в титрах фильма: ему принадлежит режиссура целых 10 эпизодов этого проекта. Из наиболее популярных сериалов последнего времени, этот режиссёр в 2004 году приложил руку к съёмкам детективного сериала «Морская полиция: Спецотдел»  и в 2006 – м – к фантастическому проекту «Тайны Смолвилля», растянувшемуся на целых 10 сезонов.

Рекордными по популярности являются проекты с его участием «Сверхъестественное», о братьях Дине и Сэме Винчестерах, борющихся с демонами всякого рода  уже 12 на протяжении сезонов и заявленный на новый 2017 год детектив о поисках маньяка убийцы «Мыслить как преступник», тоже выдержавший 12 сезонов. Но до времени триумфа начатых им сериалов Питер Эллис не сумел дожить. Он только начал работу над этими проектами в 2006 году. Разработанные Эллисом эпизоды «Кровавая Мэри» и «Охотники»  в сериале «Сверхъестественное» были последними его работами. Они посвящены его памяти.

Эллис умер в июле 2006 года в Лос-Фелис, фешенебельном районе Лос-Анджелеса, где он проживал с женой Кристи. У 58 –летнего режиссёра было двое сыновей и внук.  Причиной этой слишком ранней для англичанина смерти стал сердечный приступ. Точных подробностей, почему умер Питер Эллис, в российских СМИ нет.

Питер Эллисон — книги автора, биография, фото, личная жизнь

  • Код товара 1126344

    Издательство: Oxford University Press

    Язык: Английский

    Год издания: 2014

    Переплет: Мягкий

  • Код товара 1126355

    Издательство: Oxford University Press

    Язык: Английский

    Год издания: 2014

    Переплет: Мягкий

gaz.

wiki - gaz.wiki

Navigation

  • Main page

Languages

  • Deutsch
  • Français
  • Nederlands
  • Русский
  • Italiano
  • Español
  • Polski
  • Português
  • Norsk
  • Suomen kieli
  • Magyar
  • Čeština
  • Türkçe
  • Dansk
  • Română
  • Svenska

Эллисон Уильямс (Allison Williams), Актриса: фото, биография, фильмография, новости

Эллисон Уильямс — молодая талантливая американская актриса, специализирующаяся на комедийном жанре. Эллисон Уильямс знакома зрителям благодаря участию в сериале «Девчонки»

. Так же игру актрисы можно увидеть в сериалах «Проект Минди 1 сезон», «Лига», «Американские мечты».

Биография Эллисон Уильямс/Allison Williams

Эллисон Уильямс родилась 13 апреля 1988 года в Коннектикуте в семье телеведущего Брайана Уильямса и продюсера Джейн Гиллан Стоддард. В 2010 году Эллисон Уильямс окончила Йельский университет и уже в конце года получила роль в сериале «Девчонки» режиссера и сценариста Лины Данэм, премьера которого состоялась весной 2012 года.

За плечами актрисы – несколько небольших ролей, мало известных широкому кругу зрителей: «Проект Минди 1 сезон», «Лига», «Американские мечты».

Эллисон Уильямс получила хорошие отзывы от критиков за роль в «Девчонки», и в 2013 году оказалась одним из главных кандидатов на соискание премии «Эмми» за лучшую женскую роль второго плана в комедийном телесериале.

«Когда я пришла в сериал «Девчонки», мне сразу посоветовали: «Никогда не набирай свое имя в поисковике, тебя не должно касаться, что пишут люди. Просто будь собой и продолжай работать». Так я и делаю».

В 2014 году осуществилась детская мечта Эллисон Уильямс – на экраны вышла телевизионная версия «Питер Пэн жив!», в которой актриса сыграла главную роль. В качестве Капитана Крюка выступил оскароносный Кристофер Уокен.

Эллисон Уильямс постоянно признается в интервью разным изданиям, что готова исполнять любые роли: «Я хочу сыграть отрицательного персонажа. Я хочу сыграть романтическую героиню. Я хочу сыграть девушку-героя. И это далеко не все. Я даже могу сыграть парня. Могу пополнеть на 100 фунтов (более 40 кг), могу обрить голову наголо. Я совершенно не беспокоюсь по поводу таких пустяков».

Эллисон Уильямс/Allison Williams в сериале Девчонки

В 2012 году Эллисон Уильямс приняла участие в съемках сериала «Девчонки», что принесло ей невероятный успех. Ее партнерами по съемочной площадке стали Лина Данэм, Джемима Кёрк, Зося Мэмет, Адам Драйвер, Кристофер Эбботт, Эндрю Рэннеллс, Питер Сколари, Крис О’Дауд. «Девчонки»это комедийный сериал о жизни четырех подруг в Нью-Йорке. Марни, героиня Эллисон Уильямс – с первых серий раздражала своим характером, однако со временем все изменилось.

Эллисон Уильямс: «Я похожа на свою героиню, — призналась актриса. — Хотя больше, пожалуй, на Марни в «Девчонки 1 сезон», а не в «Девчонки 3 сезон». Я чуть более расслабленная и менее критичная — слава богу! — и мне гораздо легче признавать свои ошибки. Но как моя героиня могла подружиться с Ханной? Колледж — это стены, которые отделяют нас от мира. Мы начинаем дружить с теми, с кем, может, и не стали бы дружить, если бы у нас был выбор. Одна из линий сериала — перенос дружбы из колледжа в огромный мир Нью-Йорка, где Ханна и Марни могут выбирать друзей не из сотен студентов, а из миллионов городских жителей. Так было и со мной, и с моими друзьями по колледжу — мы сходились, расходились...»

Актриса призналась, что работа над сериалом – это работа мечты. Играть Марни, которая так сильно меняется от сезона к сезону, значит фактически играть разные роли. Поэтому она согласна играть в «Девчонках» так долго, как потребуется, а все остальное, что может случиться в ее карьере, — потом. Однако если появится интересный сценарий и съемки назначат на время, когда «Девчонки» не снимаются, она будет рада поработать где-то еще».

Личная жизнь Эллисон Уильямс/Allison Williams

В конце февраля 2014 года Эллисон Уильямс объявила о своей помолвке с Рики Ван Вином (один из создателей популярного комедийного сайта College Humor), с которым встречается на протяжении трех лет. При этом актриса заметила, что не исключает возможности покинуть шоу-бизнес, для того чтобы создать полноценную семью.

«Я бы с удовольствием стала мамой, — рассказала Эллисон. — Но не думаю, что смогла бы брать детей в свой трейлер на съемочной площадке… Или совмещать материнство и карьеру. Хотя кто знает…».

Фильмография Эллисон Уильямс/Allison Williams

2004 – Американские мечты
2011 – Лига
2012 – Девчонки
2013 – Проект Минди
2014 – Питер Пэн жив!

СМИТСОН, ПИТЕР | Энциклопедия Кругосвет

СМИТСОН, ПИТЕР (р. 1923–2003) и ЭЛИСОН (1928–1993) (Smithson, Peter and Alison), чета английских архитекторов, заложивших основы брутализма, одного из самых влиятельных направлений в зодчестве второй половины 20 в.

Питер Смитсон родился в городе Стоктон-он-Тис (графство Йоркшир) 18 сентября 1923, а Элисон Смитсон (урожденная Джилл) – в Шеффилде 22 июня 1928. Во время Второй мировой войны Питер служил в армии (в Индии и Бирме), после чего поселился в Лондоне, где занимался в училище при Королевской академии (1948–1949). В 1949 они поженились и с тех пор постоянно работали как соавторы, учредив в 1950 собственное бюро.

Вошли в число лидеров молодого поколения зодчих («Группа десяти»), стремившихся преодолеть отвлеченный идеализм интернационального стиля (господствовавшего тогда в авангардной архитектуре) за счет проектных решений, более конкретно увязанных с повседневными социально-экологическими проблемами; на 10-м конгрессе CIAM («Международного конгресса современной архитектуры») в Дубровнике (1956) «Группа десяти» выделилась в отдельное объединение. В этих условиях первое крупное (и в то же время известнейшее) произведение Смитсонов, школа в Ханстентоне (Норфолк, 1949–1954), обрело характер манифеста, поражая своей нарочитой «грубостью», раскрывшей всю технологию здания – стальной каркас, кирпичную кладку и даже электрическую проводку, демонстративно выведенную на стены. Позднее этот «новый брутализм» (как эти тенденции окрестила критика) обрел более гармоничный облик, сохраняя, однако, акцентированную каркасность и резкие пластические контрасты структур, остроумно сопряженных со своим окружением. Среди прочих построек Смитсонов – офисный и жилой комплекс журнала «Экономист» в Лондоне (1959–1964), жилой комплекс «Сады Робин Гуда» (1972; оба в Лондоне), садовый корпус Сент-Хилда-колледжа в Оксфорде (1970), ряд новых корпусов университета в Бате (1978–1984, 1989).

Большой резонанс имели также и их публикации, прокламирующие идею непрерывного взаимообмена между архитектурными образами и историко-социальной средой. Они были авторами книг: Структурирование города (Urban Structuring, 1967), Юстонская аркада и развитие железной дороги Лондон-Центральные графства – Шотландия» (The Euston Arch and the Growth of the London, Midland & Scottish Railway, 1968), Обыденность и свет (Ordinariness and Light, 1970), Без риторики: архитектурная эстетика, 1955–1972 (Without Rhetoric: An Architectural Aesthetic, 1955–1972, 1973), Героический период современной архитектуры (The Heroic Period of Modern Architecture, 1981). П.Смитсон издал также сборник Выход Группы 10 из CIAM (Team 10 out of CIAM, 1982).

Смитсон умерла в Лондоне 16 августа 1993, ее супруг скончался 3 марта 2003 в Лондоне.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Русские художники и скульпторы»

Кто из представителей авангарда в русской скульптуре разработал оригинальный вариант поп-арта, так называемый гроб-арт?

Элисон и Питер Смитсон и британская арх-ная школа после второй мировой войны.

В развитии архитектурной мысли после второй мировой войны функционализм занял прочные позиции. Рационалистические тенденции, стремление к логической взаимосвязи функциональной и конструктивной структуры с внешним обликом здания — наиболее общая черта творчества английских архитекторов рассматриваемого периода.

Основателями необрутализма стали Элисон и Питер Смитсоны. Элисон и Питер Смитсон, впервые употребили термин, в своих статьях. По их мнению, брутализм оптимально описывал их взгляды на градостроение и характер модернистских построек в целом. В 1949 г. в конкурсе проектов строительства средней школы в Хантэнтоне победили Элисон и Питер Смитсоны. Построенная по их проекту школа считается первым реализованным бруталистским сооружением, «декларацией брутализма во плоти» (1954). Психологической основой такого технического (и эстетического) решения было неприятие молодежью фальши буржуазного общества с его стремлением скрыть свои пороки под маской благопристойности. Смитсоны сами принадлежали к бунтующим интеллектуалам. Архитекторы-бруталисты оказались первыми, ранними выразителями настроений той английской трудящейся молодежи, которая вскоре в полный голос заявила о себе в литературе, театре, киноискусстве. Контраст между надеждами на новую Англию, новые взаимоотношения между «низами» и «верхами», новый образ жизни и реальностью «общества благосостояния» воспринимался молодежью тем более болезненно, что лейбористская пропаганда продолжала твердить о «новой Англии» и тем самым напоминала о несбывшихся надеждах. Да и консерваторы научились повторять слова об «обществе благоденствия» и клясться в своей приверженности делу мира. Вошли в число лидеров молодого поколения зодчих («Группа десяти»), стремившихся преодолеть отвлеченный идеализм интернационального стиля (господствовавшего тогда в авангардной архитектуре) за счет проектных решений, более конкретно увязанных с повседневными социально-экологическими проблемами;

11. Марсель Бройер и интернациональный стиль. венгерский архитектор, учившийся и работавший в Баухаузе, затем в США; внес в строгий интернациональный стиль инстинктивное чувство материала. В 1928 Брёйер начал архитектурную практику. Первыми крупными постройками стали дом Гидиона Зигфрида и жилой комплекс Дортельталь (Цюрих), выполнение в духе рационализма. 1937 году Брёйер приехал в США преподавать архитектуру в Гарвардском университете. В следующие пять лет совместно с Гропиусом они разработали основные принципы интернационального стиля и спроектировали новые типы односемейных домов, получившие большую популярность в жилом строительстве США. С 1946 года Брёйер начинает самостоятельную практику в Нью-Йорке. Первым интернационально важный крупным проектом стала штаб-квартира ЮНЕСКО в Париже. В 50-е и 60-е годы архитектор начал экспериментировать с железобетонными конструкциями. Именно в тот период выработался его фирменный стиль, собственный «бренд» в архитектуре - скульптурное использование бетона, который он ценил за его способность к формовке и брутальный, массивный внешний вид. Эти сооружения здания демонстрируют достижения и возможности современной архитектуры и отличаются пластической выразительностью, мастерским использованием конструктивных и художественных возможностей бетона. В пятидесятые его архитектурная практика стремительно развивалась, что привело к созданию Ассоциации Марселя Брейера в 1957 году, которая выиграла множество важнейших наград.

12. Тадео Андо и особенности японского послевоенного зодчества. Послевоенная Япония привлекала западных архитекторов своей самобытностью, открывала возможности значительного обогащения того утилитарного стиля строительства, который распространялся по всему миру из США. А для японских архитекторов возникла задача гармоничного включения традиционных конструктивных и декоративных решений в архитектуру современных построек. японскийархитектор, последователь Алвара Аалто. Стиль этого японского архитектора был охарактеризован как «критический регионализм». У Тадао Андо довольно разнообразный жизненый опыт. Он работал водителем грузовика и даже был боксёром. Невзирая на отсутствие специализированного архитектурного образования, он всё-таки стал известным в этой области. В 24-летнем возрасте Андо отправляется в кругосветное путешествие с целью знакомства с мировой архитектурой. В рамках турне посещает Москву и другие европейские города. Работы этого архитектора хорошо известны массированным использованием естественного света, а также использованием натуральных форм ландшафта в архитектуре. Его сооружения часто характеризуются сложными трёхмерными путями циркуляции, которые переплетаются с внешним и внутренним пространством, образуя крупные фигуры. Тадао Андо пытается применять национальные эстетические ценности к архитектуре современных зданий. По его мнению, архитектор должен следовать естественному ландшафту, а не менять его. В интерьерах он мастерски использует возможности естественного и искусственного освещения.

Смитсон Алисон, Смитсон Питер. Город как целое

 

[562]

 

ГОРОД КАК ЦЕЛОЕ[1]

 

[…] Город — живой организм. Вы можете внести в него нечто новое, и сам он соответственно обновится и переориентируется, но этот процесс нельзя искусственно вызвать или имитировать. Ни общественные центры, ни клубы не могут удовлетворить нужду в благоприятном окружении жилища; как бы ни были великолепны парки или музеи, контраст с ними только подчеркивает безнадежную запущенность вокруг дома.

Архитектор или градостроитель должен быть счастлив, если сможет дать городу какую-то подлинную вещь. Велика эта вещь или мала, она должна быть значительной в своем решении. Любой замысел развития должен быть доступен пониманию среднего человека, так чтобы любой и каждый мог сориентироваться в своем отношении к нему.

[…] Нельзя признать правильным и естественным, что город пустеет в конце каждой недели, так что одинокого прохожего овевает ветер и жжет солнце, как в пустыне или на болоте.

Город это не такая машина, которая должна отдыхать по выходным дням.

Быт и труд не суть две вещи несовместимые, и вопреки установившейся практике они не должны отрываться друг от друга, если это не вызвано чрезвычайными обстоятельствами. […]

Наша система горизонтального транспорта должна быть переосмыслена. В старых городах и деревнях модель, тип взаимосвязей (на разных уровнях) от дома до района всегда ясно выявлен системой дорог. Человек всегда имеет информацию о том, где он находится… в центре или на окраине, ведет ли куда-нибудь дорога, на которой он стоит, или она никуда не ведет, и каково значение этого «куда-нибудь» или «никуда».

Это уверенное чувство местонахождения и ориентации — источник спокойного самочувствия человека в средневековом городе.

Железные дороги и каналы, решительно пересекающие поля и города, следуют своим собственным законам и расширяют наше чувство места за пределы района, до целого континента. Сегодня межконтинентальные воздушные линии, пролегающие высоко над нашими головами на невидимых дорогах, включают нас в сеть мировых связей.

Но на земле хаос. Традиционная структура потонула в море компромиссов, и городская улица может быть с одинаковым успехом Великим Северным путем или хозяйственным проездом, ведущим к лавчонке на углу.

[563]

То, что система дорог не эффективна и хаотична, — общеизвестно, но неэффективность и хаос воздействуют не только на такие факторы, как потеря времени на объезды или оптимальные скорости на дорогах, а имеют и более глубокие последствия. Создание четкой иерархии дорог по категориям — главное условие ориентации. Важно широко осмыслить подход к построению такой иерархии вместо использования комфортабельных жилых улиц в качестве средств оживления города или такой группировки домов, при которой значительная часть города или деревни создается без традиционной сетки улиц или площадей, — все это может одним ударом нарушить иерархию, задуманную жесткой и уже узаконенную.

 

МОБИЛЬНОСТЬ[2]… ХАРАКТЕРНАЯ ЧЕРТА НАШЕГО ВРЕМЕНИ

 

Автострады… физически огромные… оказывающие такое же влияние на создание географических, а следовательно, и социальных членений, как и крупные топографические элементы, такие, как холм или река.

По традиции какой-либо неизменяемый объект большого масштаба — Акрополь, река, канал или какое-то уникальное очертание куска земли — служил приметой поселения в целом и обеспечивал опознание частей внутри целого.

Сегодня нашей наиболее очевидной ошибкой является отсутствие восприятия целого и возможности ориентации в больших городах, и решение проблемы заключается, безусловно, в ясной крупномасштабной системе дорог — роль городской магистрали возрастает от функции благоустройства до функции объединения города как целого.

Подход к жилищу определяет связь его жителей с обществом в целом — в прошлом это была дорога, объединяющая четыре десятка спаренных домов, теперь — искусственно освещенный коридор с кондиционированным воздухом.

Дорога должна: нести в себе ощущение направления; север или юг; туда или оттуда; ориентировать вас даже в кромешной тьме или пасмурным днем[3].

 

АРХИТЕКТУРА И СРЕДА[4]

 

Когда говорят об окружающей среде, — говорят о чем-то настолько сложном, что едва ли можно думать об этом без тайного страха. […] Однако в последние десять лет или около того возникли некоторые методы, при которых эта сложность становится не помехой, а источником творчества.

[564]

Первый из этих методов — новое понимание архитектуры. То, что названо «понимание в контексте». Согласно этому методу здание проектируется так, чтобы определить его роль в общем процессе изменений целого, частью которого оно является.

Этот метод учитывает, что перемены, произведенные одним поколением в общей картине строительства и инженерного дела, относительно малы; при этом не имеет значения, насколько велика территория строительства, оно не может оставаться изолированным, его эффективность должна измеряться в том числе и его взаимодействием с уже существующим и с тем, что оно вызовет к жизни как в области социальной, так и в области пластических форм.

Все это требует новой и значительно более ответственной архитектуры и градостроительства, в которых понимание контекста составит основу, а целью явится ясность общей структуры… Старая улица с вытянутыми вдоль нее зданиями, имевшая множество функций, теперь устарела, нужна более универсальная архитектура.

Что подразумевается под «более универсальной архитектурой»?

1. Архитектура, которая может выдержать те перемены, что произойдут вокруг и даже на них рассчитана.

2. Архитектура, которая допускает расширение без разрушения ее основного строя (это значит — очень гибкая схема и хорошая организационная основа).

3. Архитектура, в которой типы зданий таковы, что при сочетании они повышают ценность друг друга и развивают общую ясную систему.

Чтобы достигнуть такой архитектуры, связанной с общностью цели, необходимо перевоспитание как самих себя, так и других.

 

У НАС ЕСТЬ БЛАГОРОДНАЯ МЕЧТА…

 

Эта мечта приобретает реальную форму — это сооружения, в которых наша повседневная жизнь будет казаться героической.

Лучезарные города! Возрожденный ландшафт.

Какими средствами сделать это?

С помощью архитектуры, принимая на себя всю ответственность строителей.

Мы должны ответить функциональным требованиям настоящего момента таким образом, чтобы законченная архитектурная форма имела непреходящую ценность.

Завтрашний день унаследует только пространство.

[565]

Поэтому наша главная обязанность — создание величественных пространств.

С этой точки зрения в здании школы в Ханстентоне нужно видеть двоякую жизнь; повседневную жизнь — преподавание, дети, шум, мебель, меловая пыль — равно как и элементы здания, все, что связывается со словом «школа».

И тайная жизнь чистого пространства, постоянная архитектурная форма, которая останется и тогда, когда школа уступит место музею или универмагу, и которая будет существовать как Идея даже тогда, когда реальная архитектурная форма давно исчезнет[5].

Именно в такой архитектурной форме находит себе выражение величие человека[6].

[…] Даже такая простая вещь, как чашка, может иметь тысячу форм, все они будут одинаково функциональны.

Форма вещей определяется не функцией, а другими факторами — формообразующими и требующими определенной формы силами, которые находятся в постоянном изменении. Для того чтобы найти подлинную форму вещи, нужно быть настолько осведомленным, реально мыслящим, практичным, насколько это возможно в настоящей социальной и технологической ситуации — в вопросах формы и технологии прошлого, и особенно недавнего прошлого, — и в оценке своих способностей… Необходимость подражания рождена трудностью пластического творчества. Пластическое творчество — это способность изобретать форму, и эта способность составляет основную разницу между художником и ремесленником. Именно разрешение противоречия между поэтическим и практическим делает архитектора великим.

Для студента, да и для большинства архитекторов, овладение программой, мысленное представление пространства на языке существующих форм и подбор необходимых средств — это предел их интеллектуальных способностей.

Работа в рамках существующего языка форм дает нам удовлетворение — нечто подобное было уже сделано раньше, и потому мы знаем, что оно работает, и поэтому уменьшаются трудности мысленного представления. Более того, это упрощает передачу нашей идеи, потому что другие знакомы с этим языком и могут оценить уместность практического и технического решения без всякого напряжения сил и воображения. (Возможно, я говорю здесь несколько резко, потому что мы почувствовали на собственном опыте, что чем больше мы развиваем свой собственный язык форм, тем труднее воспринимается наша идея. В применении к языку это звучало бы так, как будто то, что вы хотите сказать, никто не понимает, а то, что может быть понято, вы больше не хотите говорить.)

[566]

Для студента подражание почти всегда необходимо, он должен применять язык готовых форм, если хочет чего-нибудь достичь. В рамках определенной дисциплины он может многое сделать, но только в том случае, если эта дисциплина правильно понята им[7].

 

АРХИТЕКТУРА И ТЕХНИКА

 

Что касается архитектуры (зданий индустриального домостроения), то вопрос заключается не только в основной организаторской мысли, но и в нахождении архитектурного языка. Какие формы зданий и групп зданий отвечают сегодняшним потребностям? Каков ответ на этот вопрос? […]

В области индустриального, сборного строительства часто считается, что количественная проблема уже решена и мы имеем дело только с проблемой качества. Но слово «качество» ничего не значит, если предмет, который мы хотим улучшить, вообще не тот, который нужен. В настоящий момент проблема заключается в том, что, а не в том, как.

Таким образом, для архитектора вопрос индустриализации строительства по-прежнему в том, что производить, а не как производить[8]. […]

Мы по прежнему все время стараемся извратить естественный процесс современного машинного производства, стараемся внести в него те же приметы индивидуальности и «узнаваемости», которые были естественным порождением ремесленных методов производства.

Самую идентичность производимых в настоящее время предметов, имеющих различные функции (например, домашняя техника Брауна), следует не презирать, а приветствовать как освобождение от прикованности нашего внимания к второстепенному. Это дает нам выход из механизированных джунглей наших дней и указывает на появление машинной цивилизации.

«Ракета»[9] — как это сразу очевидно — «собрана» из частей, которые в то же время остались сами собой. Нам понятно их происхождение, они не изменены, ими даже можно было иначе воспользоваться, они примитивны: они погружают нас в романтику лодок и телег, проселочных дорог и лошадей.

Современный тепловоз «сконструирован». Все специальные части, бесполезные для иного употребления, вместе образуют законченную вещь. Вещь, которая нисколько не напоминает нам вытесненный ею паровоз, и, если угодно, она служит для того, для чего она сделана, а не для возбуждения эмоций, связанных с воспоминаниями о прежней технике.

[567]

Соблазнительно использовать различие между понятиями «собрано» и «сконструировано» как простейший критерий для решения вопроса о том, что такое архитектура в настоящее время. Потому что архитектура в наш век всегда стояла достаточно близко как к действительному состоянию техники, так и к изменчивому модному внешнему виду машин.

В героический период современной архитектуры[10] конструктивисты применяли те индустриальные изделия, которыми располагала промышленность: стальные балки, промышленное стекло, корабельные поручни, лестницы и плиточные полы, дорожные светильники, плитки и кирпич — и приверженцы этого направления выставляли напоказ свои механизмы (лифты, динамомашины и т. д.), подобно тому как автомобиль фирмы «Бентли» того же периода был явно сделан из клепаных листов, а радиатор был нарочито выставлен спереди.

Пуристы и последователи школы Баухауза применяли в строительстве то, что было создано специально для этой цели — стандартные металлические оконные переплеты, щитовые двери, внутреннюю осветительную арматуру, — они были осторожнее в отношении к механизмам и разработали единую эстетику, которая охватила и их.

В настоящее время великолепные машины для немногих обладают высокой степенью целостности и плавностью очертаний. Например, «Ягуар тип Е» кажется созданным из какого-то универсального материала, и, конечно, настоящие материалы и механизмы не выставляются напоказ. Здания, которые выполнены на том же уровне внутренней логики построения, как, например, жилые дома на Лейк-Шоо-Драйв 900 (их внешний вид), «Юнион Карбид» (внутри)[11], сконструированы до такой степени утонченно, что эта тонкость уже недоступна общераспространенному вкусу, принимающему эти здания за обычный шаблонный хлам, тогда как на самом деле они уникальны и неповторимы. […]

Но теперь наступил такой период, когда уже подчас невозможно найти экономические доводы в пользу обязательного применения только строительных элементов массового производства, — мы можем изготовить промышленным путем буквально все, что угодно, и даже для малого заказа. […]

Это наводит на мысль, что во многих наших ходячих суждениях есть логика. Что нас закономерно тревожат здания, в которых сантехнические устройства похожи и а пароходные вентиляторы, и города, которые выглядят, как нефтеперегонные установки, — такие ассоциации вызывают у нас элементы старой техники. Естественно, что нас тревожат здания, которые слишком очевидно «собраны» из

[568]

уже существующих элементов, предназначавшихся для применения в совершенно иных ситуациях.

Нас тревожат дома сборной конструкции (особенно окна в них), потому что в этих домах сохранена ненужная уже внешняя несвязанность формы отдельных элементов. […]

 

НЕОБРУТАЛИЗМ

 

Выражение «необрутализм» родилось, когда мы писали о доме в Сохо. Мы никогда прежде не слышали такого термина. «Брутальный» для нас означало «правдивый»: для других это стало синонимом грубого, необработанного, преувеличенного по размерам применения балок втрое более толстых, чем это необходимо. Брутализм же был, напротив, необходим в новых условиях, как, например, работа Кана в Йеле[12]. Там не было ничего грубого или чрезмерного[13]. […]

Японская архитектура[14] покорила поколение 1900-х годов, породив у Ф.-Л. Райта свободный план и необычную разновидность декоративных элементов; у Корбюзье она породила эстетику пуризма[15] — раздвижные перегородки, непрерывное пространство, силу красок — белой и земляной; у Миса — структуру и плоскость как абсолюты. Через японскую архитектуру поколение Гарнье и Веренса обрело форму для своих устремлений[16].

Но для японцев форма их сооружений была только частью общей концепции жизни, своего рода данью уважении миру природы, а отсюда и материалам строительства. Именно это уважение к материалам, понимание общности, которая может быть установлена между зданием и человеком, лежит в основе так называемого брутализма.

Уже было отмечено, что школа в Ханстентоне, которая может быть столь же обязана своим происхождением японской архитектуре, сколь и Мису, является первым проявлением необрутализма в Англии.

Это особое обращение с материалами, не в ремесленном их ощущении, как у Ф.-Л. Райта, но в интеллектуальной оценке, всегда присутствовало в современном направлении, о чем незамедлительно напомнили нам знатоки раннего немецкого модернизма. Среди других направлений необрутализм отличает то, что он находит самые тесные связи не с прошлыми архитектурными стилями, а с формами народного жилища. Он не имеет ничего общего с ремесленничеством. Мы рассматриваем архитектуру как прямой результат образа жизни. […]

Изменения материальной основы университетов[17], возникающие в связи с потребностями технической революции и механизирован-

[569]

ных экспериментальных методов, выдвигают перед архитекторами необходимость совершенно нового архитектурного решения университетских зданий, но архитекторы, работающие в этой области, полностью игнорируют технические и социальные изменения и размещают новую технику, следуя традиционным взаимосвязям и приемам классической эстетики. […]

Ни один из традиционных архитектурных приемов не кажется отвечающим обстановке, в которой взаимосвязи между зданиями колледжей и факультетов меняются, и физический рост всего города и университета требует совершенно иного масштаба частей.

Более реальным подходом к решению проблемы было бы рассмотрение, прежде всего, новой «гибкой» схемы. Колледжи уже не замыкаются в себе… Любое новое задание должно установить гибкие отношения с источниками снабжения, здания факультетов скорее «открытые», нежели «замкнутые».

Во-вторых, мы должны рассмотреть вопрос об изменении масштаба. […]

Новые здания должны указывать своим «масштабом в развитии» на «размер в развитии» всего комплекса… предваряя связи с чем-то, что еще не существует и что, возможно, еще нельзя себе представить. Формы новых зданий должны не только быть способными «принять» изменения, они должны предполагать изменения.

 

ЗАМЕТКИ ОБ АРХИТЕКТОРАХ

 

Никто не достиг в строительстве законченных архитектурных организмов того, что сделали Ле Корбюзье и Мис ван дер Роэ.

Напряженность их творчества такова, что природа созданных ими вещей угадывается даже в отдельных фрагментах. Имеется, например, совершенно ясное понятие о характере города и строе общества, как их представляет Мис ван дер Роэ, несмотря на то, что он никогда много не говорил об этом. Не будет преувеличением сказать, что город Миса угадывается в кресле Миса[18]. […]

Луис Кап[19] обязан своим исключительным положением и влиянием тому обстоятельству, что он единственный американский архитектор, который сознательно пытается создать чисто архитектурными средствами реорганизованный, основанный на новых ценностях город — без всяких устарелых идей о радикальном изменении образа жизни людей (или системы производства).

[…] Его сила заключена в его историзме, его теоретическое мышление — часть общей европейской исторической традиции, вот почему его лучше понимают в Европе, чем в Соединенных Штатах с их

[570]

антиисторической и антитеоретической традицией, и с нынешней модой на архитектуру, создаваемую по принципу «почему бы и нет».

Теоретическая позиция Кана в вопросе о городах — это плод его проникновения в историю. Кан понял, что качества, которыми мы восхищаемся в старых городах, это следствие способа, с помощью которого придана форма системе движения и пространственному порядку, отвечающему определенным функциям, а также результат использования средств строительства, пригодных для того, чтобы создать неповторимый организм. Оглядываясь назад, мы говорим, что в этих городах был стиль. Кан думает, что единственный путь, каким можно добиться, чтобы и наши города имели стиль, — исследовать их структуру, их движение и найти соответствующую форму.

 

БЕЗ РИТОРИКИ[20]

 

Рассказывают, что Бертольт Брехт однажды попросил театрального плотника повесить шторы у него на квартире. Тот сделал это превосходно: устройство, с помощью которого шторы поднимались и опускались, было скрыто от глаз.

Однако Брехт велел плотнику снять его и снова укрепить так, чтобы все было снаружи: «Я хочу видеть, как это действует».

Так вот мне тоже хотелось бы понимать, как действует то или иное устройство, но мне хочется видеть, как оно действует [Я подозреваю, что и Брехт не испытывал в этом надобности. Это иносказание], потому что, на мой взгляд, истинная суть современной архитектуры — Это открытие формальных средств, с помощью которых мы чувствуем только существенно важное в механизмах, поддерживающих и обслуживающих наши здания — без риторики и всего показного. Сделать так, чтобы язык наших механизмов [Следует помнить, что наши механизмы включают автомобили, сред­ства сообщения, железные дороги, метрополитен, фуникулеры и т. д.] был и языком наших пространственных форм, — для нас главная проблема.

Я сказал бы человеку, который сделал невидимым устройство, поднимающее шторы: «Это прекрасно, а теперь попытайтесь убедить фабрикантов, которые выпускают поднимающие устройства, молчать о них».

Так изменился аспект, на котором мы делаем акцент, с того времени, когда было мало машин, до нашего времени, когда машин много.

[571]

С того времени, когда многие жили в городах, до нашего времени, когда в городах живет большинство.

Когда лишь немногие имели автомобили, было время, когда к машине относились риторически, и время, когда динамика стала идеалом. Теперь, когда все обладают энергией машин — автомобилями, радиотранзисторами, электрическим освещением, — настало время лиризма, связанного с контролем и равновесием, время, когда спокойствие стало идеалом, соединяющим вергилиевскую мечту о сельской умиротворенности и самосознание горожанина в самом понятии города.

Об этом в конечном счете и мечтал Ле Корбюзье.

Это и привлекает нас в Чандигархе: аристократически утонченное чувство пространства, спокойствие, сдержанность.

Капитолий Чандигарха имеет две ценности, ставшие роскошью в наше время, — пространство и покой. Здесь можно свободно дышать и чувствовать себя человеком.

Вот почему мы все больше любим регулируемое движение по специально предназначенным для транспорта дорогам — оно дает почувствовать упорядоченную и контролируемую энергию.

Вот почему мы любим те пространства в городе, где можно только ходить пешком, вроде Берлингтонского пассажа[21]. Это зал шириной в десять футов и отделанный так, что его детали нужно рассматривать с расстояния в три фута, а не в пятьдесят футов. Изысканный, строгий — только вывески магазинов различаются между собой, — он ни в чем не грешит против хорошего вкуса, и в нем отдыхаешь душой.

Вот почему мы безотчетно чувствуем, что уменьшение плотности городского населения необходимо для человека. Ибо мы — животные, которые знают, когда они чрезмерно скученны, как бы архитекторы ни старались укладывать нас в аккуратные штабеля [С экологической точки зрения скученность означает ожесточение. В настоящее время ученые приходят к мысли, что мы начнем вымирать от перенапряжения, вызванного чрезмерной скученностью, задолго до того как рост населения обгонит производство продовольствия].

Вот почему мы возвращаемся в квартал Парк Лафайетта[22], чтобы опять почувствовать его достойное спокойствие, его открытость, чтобы изучить методы маркирования автомашин на его площадях.

Он свободен от риторики.

Вот почему нас завораживает Чейз Манхэттен банк[23]. Он спокоен. Он держит под контролем свою технику, свои механизмы. Он свободен от риторики.

Вот почему мы снова и снова вспоминаем Хохшуле фюр Гештальтунг[24] в Ульме, ее непринужденность, ее чуждость риторике, ее

[572]

обыденность. В ней есть своего рода сдержанный лиризм, исполненный внутренней силы.

Чандигарх, квартал Лафайетт-парк, Чейз Манхэттен банк, Ульм для меня вершины зодчества.

Справедливо спросить, насколько ясно проявляется это желание строить «без риторики» в нашей собственной деятельности.

Как градостроители мы не можем признать полезность таких понятий, как «мега-форма», в которых системы массовой циркуляции и функциональные пространства рассматриваются как составные части одного… здания, и считаем неэффективными попытки достичь урбанистического порядка на основе формальных штудий вместо реальных программ, без учета действительных возможностей строительства.

Мы полагаем, что единственное эффективное средство направлять эволюцию урбанистической структуры состоит в стратегической локализации системы подходов. Подходы определяют интенсивность и характер ее использования; они могут вызвать или остановить ее рост. Они определяют зоны полного покоя и зоны максимальной активности и циркуляции. Подходы могут изменить характер места.

Глубочайшее внимание к системам подъездов — в особенности дорог и частных автомобильных стоянок — может послужить ключом к явно недостающим нам современным формам города, потому что в наше время езда на машине — единственное добровольно предпринимаемое общее действие, и для него необходимо выделить особый вид площадей, как рынок становится причиной возникновения рыночной площади. Такие площади и должны лечь в основу становления новых коллективных форм.

Как архитекторы мы стоим за «модель образа действий», рассматривая каждое здание как единственный в своем роде фрагмент, но такой фрагмент, который содержит в себе формальные и организационные зародыши свободно сложившейся групповой формы.

Этот метод аналогичен средневековому градостроительству.


Опубл.: Мастера архитектуры об архитектуре / под общ. ред. А. В. Иконникова, И. Л. Маца, Г. М. Орлова. М., 1972. С. 562–574.

[1] Отрывки из рукописи А. и П. Смитсон «Восстановление системы ориентации в городе» («Urban reidentification»), опубликованные в журн. «Агепа» (1966, febr., vol. 81, № 899, pp. 183—184).

[2] Отрывок из статьи А. и П. Смитсон «Мобильность» («Mobiliti»), опубликованной в журн. (Architectural Design» (1958, oct.).

[3] Отрывки показывают характерное для Смитсонов отношение к проблемам города: их интересует прежде всего не функциональная организация города, а его воздействие на психику человека. «Эмоциональный комфорт», леность ориентации они выделяют как наиболее важные проблемы. При этом человек для них — отдельная личность, потребности которой рассматриваются вне общественных связей.

[4] Отрывки из доклада П. Смитсона на международной конференции дизайнеров в мае 1960 г. «Философия» («Philosophy»). Опубликован в журн. «Arena» (1966, febr., vol. 81, № 899, p. 206).

[5] П. Смитсон излагает здесь идею, исходящую от концепции универсальной фирмы Мис ван дер Роэ. В то время он считал, что может быть создана структура, в равной мере пригодная для организации любых функций; и последующем развитии теории брутализма Смитсон отказался от этой идеи.

[6] П. Смитсон, Размышления по поводу открытия школы в Ханстентоне. — «Arena», 1966, febr., р. 188. Здание средней школы построено н Ханстентоне (Норфолк) по проекту А. и П. Смитсон и инженера О. Аруна в 1954 г. Оно было первой реализацией идей брутализма.

[7] П. Смитсон, Из беседы со студентами пятого курса на тему «Форма вещей». — «Arena», 1966, febr., pp. 203—204.

[8] П. Смитсон, Предисловие к каталогу выставки «Архитектура технологии», Лондон, 1961.

[9] Из статьи А. и П. Смитсон «Ракета» («The Rocket») в журн. «Architectural Design» (1965, July). «Ракета» — название паровоза, построенного английским изобретателем Дж. Стефенсоиом в 1829 г.; в этой машине впервые были практически разрешены проблемы создания парового железнодорожного транспорта.

[10] Имеется в виду вторая половина 20-х годов. Пуристами Смитсоны называют последователей Ле Корбюзье.

[11] Жилые дома на Лейк-Шоо-Драйв в Чикаго построены Л. Мис ван дер Роэ (см. раздел о нем). Высотное конторское здание «Юнион Карбид» в Нью-Йорке построено в 1960 г. по проекту фирмы СОМ (Скидмор, Оуингс, Меррил). Его «стеклянный» объем повторяет прообразы, созданные Мис ван дер Poэ.

[12] Имеется в виду построенная Л. Каном в 1951—1953 гг. художественная галерея Йельского университета в Нью-Хейвене (США), близкая к бруталистским экспериментам Смитсонов.

[13] Отрывок из заметки А. и П. Смитсон о проекте дома в Сохо («Architectural Review», 1954, apr.). Этот дом Смитсоны проектировали в 1952 г. для себя на месте постройки, разрушенной во время войны в Сохо, одном из районов центра Лондона. Проект не был осуществлен.

[14] Отрывок из статьи А. и П. Смитсон «Необрутализм» («Architectural Design», 1955, Jan.).

[15] Пуризм — художественное направление, провозглашенное молодым Ле Корбюзье и французским живописцем А. Озанфаном в 1918 г. В основе его эстетики — «рационалистическая», точнее, рассудочная тенденция кубизма, утверждение «основных свойств» формы предметов массового производства. Переосмысленный пуризм играл большую роль в формировании архитектурной концепции Ле Корбюзье.

[16] «Мис» — Мис ван дер Роэ. Тони Гарнье (1869—1949) — французский архитектор, много сделавший для разработки архитектуры железобетонных сооружений.

[17] Из статьи А. и П. Смитсон «Эстетика перемен» («The aesthetics of change». — «Architects Jear Book-8», London, 1957). Написана в связи с работой над проектом университета в Шеффилде и поднимает важный для брутализма принцип системы, способной развиваться.

[18] П. Смитсон, Заметки о Сигрэм-билдинг («Footnote on the Seagrajn building». —«Architectural Review», 1958, dec).

[19] A. and P. Smithson. Louis Kahn. — «Architects Year Book-9», London, 1960.

[20] Статья П. Смитсона «Без риторики» («Without rhetoric». — «Architectural Design», 1967, Jan.), дается полностью.

[21] Верлингтонский пассаж в Лондоне на улице Пиккадилли — средоточие наиболее аристократических магазинов — построен в 1818 г.

[22] Квартал Парк Лафайетта в Детройте (США), застроен по проекту Л. Мис ван дер Роэ.

[23] Небоскреб Чейз Манхэттен банк в Нью-Йорке, построен по проекту фирмы СОМ.

[24] Высшая художественно-промышленная школа в Ульме (ФРГ), созданная после второй мировой войны и прокламирующая возрождение традиций Баухауза.

 

Ошибка страницы не найдена, Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать....

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

В центре внимания: герой сафари Питер Эллисон

Питер Эллисон - известный писатель, написавший веселые книги о том, что он был одним из лучших гидов по сафари в Африке.Сейчас он работает в качестве основателя одной из самых интересных сафари-компаний в Африке, Natural Selection, которая специализируется на лагерях с настоящим сердцем и душой и сосредоточена на том, чтобы наблюдать за игрой не только из автомобиля, но и из плавающих шкур, прогулок, надувных кроватей и т. Д. намного больше. У них есть лагеря в Намибии и Ботсване - наши нынешние фавориты - Sable Alley, SkyBeds, Jack’s Camp, San Camp и Camp Kalahari.

1 Самое раннее воспоминание о пребывании в кустах?

Мне было 19, и я пробыл в Африке недолго, и я отправился на сафари с гидом (Иэн Гарретт), который был всего на год старше меня, который, казалось, знал каждое животное, даже растения, по отдельности.Он установил для меня очень высокую планку того, каким должен быть гид, поэтому заставил меня очень много работать в моей карьере. Несмотря на это, мы все еще друзья.

2 Самый волшебный / захватывающий опыт дикой природы, который у вас когда-либо был?

Слоны - мое любимое животное, и за эти годы я очень хорошо познакомился с одним стадом с характерным матриархом, чьи клыки изогнуты в стороны, как усы Дали. Она и ее семья были невероятно расслаблены и чувствовали себя семьей для меня (возможно, я слишком долго жил в палатке, чтобы достичь такого состояния).Однажды я пытался найти ее стадо, но вместо этого нашел стервятников и обезумел, но не беспокоился - они были там, потому что матриарх рожала, и они собирались убрать. Я был свидетелем рождения ребенка, первых шагов ребенка, пил и плавал в течение нескольких замечательных часов с моими гостями.

3 Какой у вас был незабываемый опыт общения с африканцами?

На крайнем севере Намибии мне посчастливилось провести время с народом химба, одними из последних истинных кочевников Африки, которые живут в одном из самых засушливых уголков мира.Проведение с ними времени - это урок человеческой стойкости, способности к адаптации и того, насколько хорошо вы можете общаться с помощью простого языка жестов.

4 Почему вам нравится ваш лагерь (-ы) и зачем его посещать?

Разнообразие. Не только в дикой природе, но и на занятиях - от катания на квадроциклах у Джека до катания на лодке на Соболиной аллее или сидения в плавучей шкуре в Мено, когда зебра приходит попить перед вами (одно из самых спокойных, но приятных сафари).

5 Любимый сотрудник / гид в вашем лагере и почему?

Ни в коем случае.Если я отвечу на этот вопрос и выберу не того человека, в следующий раз, когда я приду в гости, у меня могут появиться шипы в постели…

6 Любимое место в Африке за пределами вашего лагеря и почему?

Кейптаун! Хотя пейзажи по праву известны, я живу на мысе, потому что качество жизни не имеет себе равных в мире. Цены, которые вы платите за то, чтобы быть в одном из величайших гастрономических городов мира, крошечные, и у вас есть доступ к единственному в мире пригородному винному маршруту!

7 Одним словом, что, по вашему мнению, является наилучшим путем для сохранения сообществ и дикой природы в Африке?

Сотрудничество.Ученые, сафари-компании и сообщества должны работать вместе, чтобы найти способ, которым процветающая дикая природа приведет к лучшим условиям для местного населения.

8 Кто ваш собственный герой сафари и почему?

Колин Белл был моим другом и наставником более двадцати лет, и в 60 лет кое-что все еще нападает на каждое начинание с энергией, одновременно вдохновляющей и устрашающей. Мне нужен кофе, чтобы посмотреть, как он работает.

Элисон и Питер Смитсон: Дуэт, который привел к британскому брутализму

Элисон и Питер Смитсон: Дуэт, который руководил британским брутализмом

Сады Робин Гуда.Изображение © пользователь Flickr stevecadman под лицензией CC BY-SA 2.0 ShareShare
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Whatsapp

  • Mail

  • или : //www.archdaily.com/645128/spotlight-alison-and-peter-smithson

    Супружеская пара Элисон (22 июня 1928 - 16 августа 1993) и Питер Смитсон (18 сентября 1923 - 3 марта 2003) сформировали партнерство. это привело британский брутализм во вторую половину двадцатого века.Начав с лексики упрощенного модернизма, эта пара была одной из первых, кто подверг сомнению и бросил вызов модернистским подходам к дизайну и городскому планированию. Вместо этого они помогли превратить этот стиль в то, что стало брутализмом, став сторонниками подхода к жилищному строительству «улицы в небе».

    Элисон и Питер Смитсоны

    Питер родился в Стокон-он-Тис. Начал изучать архитектуру в Ньюкасле, в то время входившем в Даремский университет, но его учеба была прервана началом Второй мировой войны.Вступив в армию и сражаясь инженером в Индии и Бирме, он встретил Элисон Гилл по возвращении в Даремский университет после окончания войны. После получения степени Элисон в области архитектуры, пара поженилась в 1949 году и сначала присоединилась к архитектурному отделу Совета графства Лондона, который затем отвечал за широкий спектр полномочий, включая городское планирование и муниципальное жилье.

    Дом экономиста. Изображение © Пользователь Flickr под лицензией CC BY 2.0

    Срыв войны привел к огромным изменениям в обществе, которые дали Смитсонам передышку.Новое расширение образования после принятия Закона об образовании дворецкого 1944 года создало совершенно новую форму школы; Вторичный модерн. Бэби-бум и эта новая система школьного образования потребовали новых, смелых в архитектурном плане школьных зданий в массовом масштабе - выиграв комиссию, когда им было чуть больше двадцати, Смитсоны смогли использовать их для создания собственной практики. Hunstanton School, резко урезанное формальное здание, сразу же привлекла внимание критиков своим строго формальным планом и тем, что идет вразрез с преобладающим методом легко воспроизводимых модульных школьных зданий.Тем не менее, здание имело прагматичный и относительный успех, оказалось дешевым, хорошо спланированным и популярным среди персонала, хотя со временем возникли серьезные проблемы с остеклением и отоплением.


    Связанная статья

    Узнайте историю, стоящую за иконой бруталистов Элисон и Питера Смитсонов, Economist Plaza
    Robin Hood Gardens. Изображение © Пользователь Flickr stevecadman, имеющий лицензию CC BY-SA 2.0

    Смитсоны помогли команде X принять вызов модернизма в рамках CIAM (Congrès International d'Architecture Moderne) и сформировать свою собственную философию дизайна. основные принципы брутализма: недорогая модульность, материальная направленность и чистота и, что наиболее важно для Смитсонов, здания, отражающие их обитателей и месторасположение, те, которые способствовали развитию сообщества - модернизм с человеческим лицом.Амбициозные и вызывающе авангардные, эта пара оказала огромное влияние на архитектурную сцену Великобритании.

    План для садов Робин Гуда Элисон и Питер Смитсон

    Создание тщательно продуманных, но радикальных схем для высокопоставленных комиссий, включая штаб-квартиру Economist, посольство Великобритании в Бразилиа, новое здание в колледже Святой Хильды Оксфордского университета и Пластиковый дом массового производства для выставки «Идеальный дом 1956 года», пара перешла к тому, что, как они надеялись, станет маяком современного жилищного дизайна: садам Робин Гуда 1972 года.Надеясь, что их «улицы в небе» могут объединить сообщество викторианских трущоб с эффективностью и плотностью жилых кварталов Ле Корбюзье, они вместо этого стали известны структурными проблемами и высоким уровнем преступности, что положило конец общественной карьере пары. Несмотря на это, Смитсоны продолжали спокойно работать в течение 1980-х годов и никогда не прекращали защищать свои разработки.

    Садовое здание, Колледж Святой Хильды, Оксфордский университет. Изображение © Пользователь Flickr stevecadman с лицензией CC BY-SA 2.0

    Узнайте больше о спорах вокруг их проекта Robin Hood Gardens здесь.Больше видео о работе Элисон и Питера Смитсонов смотрите ниже.

    Элисон и Питер Смитсон на жилье

    История бруталистской иконы: Economist Plaza

    Сады Робин Гуда Элисон и Питера Смитсонов

    Дом - PETER A. ALLISON

    Сводка

    Биография

    • Профессор наук о Земле: с 2013 г. по настоящее время
    • Начальник отдела (E2M2) 2011-настоящее время
    • Читатель: Имперский колледж 2008-2013
    • Директор по бакалавриату: 2001-2005 гг.
    • Преподаватель, затем старший преподаватель: Имперский колледж: 1997-2008 гг.
    • Преподаватель Редингского университета: 1989–1996
    • Постдоктор Университета Кочи Япония: 1989
    • Вашингтонский университет, получивший докторскую степень: 1987-1988
    • Доктор философии Бристольский университет: 1984–1987 годы

    Область научных интересов

    • Моделирование океана, современное и древнее
    • Палеобиология
    • Сохранение окаменелостей
    • Эволюционное изменение донной фауны
    • Эпи-континентальные моря

    Последние меры уважения

    • Соредактор (с Дэйвом Боттьером, USC) книги «Тафономия: предвзятость и процесс во времени» (2011 г.), опубликованной в рамках серии «Темы в серии« Геолобиолой »» (Springer)
    • SEPM удостоил нас награды «Honorable Mention» (2008 г.) за нашу статью: Wells, M.Р., Эллисон, Пенсильвания, Пигготт, М.Д., Горман, Г.Дж., Хэмпсон, Г.Дж., Пейн, С.К. и Фанг, Ф., 2007 г., Численное моделирование приливов и отливов в морском проливе Срединного континента Северной Америки в конце Пенсильвании с последствиями для гидрографии и седиментации. : Журнал осадочных исследований, т. 77, стр. 843-865.
    • Приглашенный соредактор выпуска 270 (выпуски 3-4, 2008 г.) журнала Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology (взаимодействие биотических отложений), страницы 217-406.
    • 2006 Приглашенный ключевой докладчик «Палеогеография и палеобиогеография» в Кембридже
    • 2006 Приглашенный ключевой докладчик на конференции Snowbird "Применение моделирования земной системы в исследованиях", Сноуберд, США.
    • 2006 Сопредседатель «Эпиконтинентальные моря в геологической летописи» Геологического общества Америки
    • 2005 Сопредседатель Геологического общества Америки «Тафономия»

    Последние новости

    Избранные публикации

    Журнальные статьи

    Lyster SJ, Whittaker AC, Allison PA, Lyster SJ, Whittaker AC, Allison PA, Lunt DJ, Farnsworth A close, 2020, Прогнозирование стока наносов и скорости эрозии в глубокое время - примеры из позднемелового североамериканского континента, Basin Research , том: 32, ISSN: 0950-091X

    Chiarenza A, Farnsworth A, Mannion PD, Chiarenza A, Farnsworth A, Mannion PD, Lunt DJ, Valdes P, Morgan JV, Allison PA close, 2020, Вымирание динозавров в конце мелового периода вызвало столкновение с астероидом, а не вулканизм, Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки, , том 117, ISSN: 0027-8424, страницы: 17084-17093

    Jones LA, Mannion PD, Farnsworth A, Jones LA, Mannion PD, Farnsworth A, Valdes PJ, Kelland SJ, Allison PA close, 2019, Объединение палеонтологических и неонтологических данных о рифовых кораллах улучшает прогнозы реакции биоразнообразия в условиях глобального изменения климата, Royal Society Open Science , Vol: 6, ISSN: 2054-5703

    Chiarenza A, Mannion P, Lunt D, Chiarenza A, Mannion P, Lunt D, Farnsworth A, Jones L, Kelland SJ, Allison P close, 2019, Моделирование экологической ниши не поддерживает снижение разнообразия динозавров, обусловленное климатическими факторами, до мелового периода / Массовое вымирание палеогена, Nature Communications , Vol: 10, ISSN: 2041-1723, Pages: 1-14

    Collins DS, Avdis A, Allison PA, Collins DS, Avdis A, Allison PA, Johnson HD, Hill J, Piggott MD, Amir Hassan M, Damit AR close, 2017, Приливная динамика и секвестрация углерода в мангровых зарослях во время олиго-миоцена в Южно-Китайское море, Nature Communications , Vol: 8, ISSN: 2041-1723

    Больше публикаций

    Ведущий WJLA и со-ведущий СЕГОДНЯ делят свое расписание

    Слева направо, Питер Александр, Эмма (4), Ава (6) и Элисон Старлинг.(Фото Аарона Спайсера)

    Элисон Старлинг, вечерний ведущий WJLA / ABC 7 News, и ее муж, Питер Александр, со-ведущий Weekend TODAY и корреспондент Белого дома для NBC News, могут быть знакомыми лицами на вашем телевидении, но они также являются родителями из NoVA двух маленьких дочерей (Ава, 6 лет и Эмма, 4 года) с напряженной работой и семейным графиком. Здесь Старлинг, которая в этом месяце отмечает свое 16-летие с ABC 7, рассказывает, как они справляются с беспокойными днями и ночами своей семьи из четырех человек.

    5 утра

    Питер просыпается в Белом доме к 6 часам утра, чтобы сделать репортаж с Лестером Холтом в прямом эфире для шоу TODAY, MSNBC и Nightly News. Часто по утрам в нашей постели лежат один или два ребенка, которые пробрались туда ночью, так что он неплохо пытается нас не разбудить.

    © Ольга Кулакова / stock.adobe.com
    7:30

    У меня срабатывает будильник, и я готовлю девочек к школе. У нас есть три или четыре простых завтрака, например овсяные хлопья или замороженные вафли, которые можно съесть довольно быстро.

    © Ольга Кулакова / stock.adobe.com
    8:25

    Мы выходим за дверь, чтобы встретить школьный автобус.

    © KPad / stock.adobe.com
    11:00

    Прибывает наша няня и находится с нами, пока Питер не вернется с работы около 19:00. В зависимости от дня я постараюсь немного вздремнуть или потренироваться, чтобы получить немного энергии.

    полдень

    Забираем Эмму из детского сада. Затем мы вместе обедаем, прежде чем я пойду на работу.

    14:00

    Я иду на работу и начинаю готовиться к выпуску вечерних выпусков новостей. Наша няня забирает Аву из школьного автобуса и остается с ними, пока Питер не вернется домой.

    17:30

    Няня кормит девочек обедом.

    19:00

    Питер возвращается домой. К счастью, наша няня гибко подходит к своему графику. Если Питер путешествует, она задерживается допоздна или даже ночует, так как я работаю примерно до полуночи.

    19:00

    Обычно я прихожу домой между 6 и 11 часами, чтобы поужинать с Питером и девочками.Эмма и Ава обычно уже поели, но они сядут с нами и съедят еще немного. Обычно мы занимаемся доставкой на вынос или приготовлением еды.

    Мои начальники знают, что во время работы работа является моим приоритетом, но если я могу втискивать небольшие промежутки времени с семьей, я делаю это. Обычно это единственный раз, когда мы собираемся все вместе каждую ночь. Иногда это может быть беспокойно, потому что нам нужно принять ванну, одеться на следующий день и собрать ланч, но все же это время, которое я с нетерпением жду каждый день, потому что я знаю, что мы все немного проведем вместе.

    8:30 вечера

    Мы укладываем девочек спать, а я возвращаюсь к работе. Мы с Питером пытаемся уложить детей вместе, даже если это всего лишь полчаса чистки зубов и чтения сказок. Я ухожу, а потом он может либо сразу пойти спать, потому что встает так рано, либо ему нужно еще немного подготовиться к утреннему шоу СЕГОДНЯ .

    © Карлос Санта-Мария / stock.adobe.com
    23:00

    В эфире 23:00. выпуск новостей.

    12:30 а.м.

    Я прихожу домой и ложусь спать. Обычно я так устаю в этот момент, что просто смываю весь макияж и забираюсь в кровать - готовый сделать все это снова на следующий день.

    «Я думаю, мы оба очень благодарны за то, что у нас есть работа, о которой мы всегда мечтали. Мы оба всегда хотели заниматься журналистикой, и оба всегда хотели создать семью. Нам повезло иметь все это сразу. Самое сложное - найти время для всей семьи, когда мы все вместе и не торопимся ».

    Изначально эта запись была опубликована в нашем выпуске за август 2019 года.Чтобы читать больше семейных материалов, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку.

    Школа

    в Ханстентоне, Норфолк, Элисон и Питер Смитсон

    Филип Джонсон анализирует влияние Мис ван дер Роэ на творчество Элисон и Питера Смитсонов.

    Изначально эта статья была опубликована в AR в августе 1954 г. и была переиздана в Интернете в январе 2012 г., чтобы совпасть с профилем Reputations на Элисон и Питер Смитсон Стивеном Парнеллом в AR в феврале 2012 г.Читайте репутации на Smithsons здесь

    Это необычная группа построек. Для такого американского архитектора, как я, и особенно для последователя Миса ван дер Роэ, каким был я, это кажется, вероятно, более необычным, чем для англичанина или мальчика Фрэнка Ллойда Райта. По многим причинам:

    1. Мы в Соединенных Штатах не выдаем школьные вакансии на открытом конкурсе. Архитектор, должно быть, уже построил дюжину проектов с идентичной программой, прежде чем он вообще будет рассматриваться; затем его выбирает комитет.(Как молодой архитектор начинает свою карьеру в этой стране, даже для меня загадка.) К соревнованиям относятся неодобрительно.

    «Может быть, неизвестный победитель неспособен и непрактичен». «Схема может хорошо выглядеть только на бумаге!» Судя по всему, Британская комиссия сделана из более жестких материалов. Потому что здесь у нас есть неизвестная команда, по общему признанию талантливая, но неизвестная, как школьные архитекторы, которой разрешено побеждать и строить.

    2. Самое удивительное, что им разрешено строить совершенно противоположным преобладающей тенденции: формальный, симметричный, двухэтажный проект.Какое жюри! Это обычная судьба конкурсов здесь - иметь безопасный, второй по рейтингу проект в качестве победителя просто из-за единодушия жюри.

    Побеждает схема с наименьшим количеством ошибок, а на втором месте - потрясающая инновация. Если каким-то образом странный проект должен быть выбран в качестве первого, его судьба будет отложена до тех пор, пока программа не изменится в достаточной степени для того, чтобы нанять безопасного архитектора. «Радикальных победителей никогда не построить» - безопасная аксиома в нашей стране. Было бы интересно узнать, как все эти чудеса происходят в Англии.

    3. План не только радикален, но и очень похож на Мис. Однако архитекторы никогда не видели работы Миса. И хотя Смитсоны могут не согласиться, большая часть их превосходства - дань уважения не только им самим, но и гению Мис ван дер Роэ.

    Ибо именно Мис кодифицировал открытую грамматику, основанную на стали, стекле и кирпиче, заполненной рамкой, для использования всеми остальными. С момента создания этой школы Смитсоны больше не хотят ее использовать; поэтому тем более им заслуга в том, что они так хорошо освоили и использовали язык - по моему мнению, как и любой другой человек по обе стороны океана, не исключая жителей Среднего Запада, которые работали напрямую с Мисом.

    Народный язык Миса не случаен. Мис считает, что архитекторы должны стремиться создавать общие идеи, а не «спортивные» или захватывающие индивидуальные здания. Он будет творить, чтобы другие строили хорошо.

    По общему признанию, у Смитсонов были свои проблемы. Программа очень удачно вплетена в формальный узор (кроме домика смотрителя). Особенно хорош двухэтажный зрительный зал. (Заложенная аудитория и гимназия - это проклятие гуманитарных школ типа ранчо, которые мы так часто видим в Америке.)

    Дымоход, водонапорная башня и кухни асимметрично выступают перед симметричным фасадом и нарушают формальную композицию, которая так хорошо видна при взгляде сзади. Но Смитсоны временами бывают формальными. Фасад спортзала - самая формальная и самая удачная часть здания. Симметрия подходит этой программе. Проемы, обрамление и кирпичи действительно хорошо пропорциональны.

    Любая попытка сделать Mies по дешевке сопряжена с дополнительными проблемами.Следует помнить об упреке, который часто бросали в адрес Миса: «Как можно проще, независимо от стоимости». Соответственно, трудно сэкономить деньги и сохранить элегантность. Смитсоны преуспели во многих отношениях, и я уверен, что они не так недовольны, как я.

    Стеклянные панели, например, изобретательны и демонстрируют высокую точность, что само по себе является данью уважения производителям и монтажникам стали. Уже одна эта деталь делает здание легким на вид и, я полагаю, разумным по стоимости.С другой стороны, разве нет другого решения для кровли и электропроводки?

    AR 1954 Августовская школа в Ханстентоне_1

    4. Пожалуй, самое необычное для американца, которому можно удивиться, - это качество металлоконструкций. Большая часть доработки здания, безусловно, произошла благодаря усилиям инженера Smithsons, г-на Дженкинса из Ove Arup and Partners.

    «Рамы» здания позволяют 9-дюймовой двутавровой балке (формы, которой у нас нет) простираться на 24 фута, и взгляда на тонкие элементы фермы на фотографии достаточно, чтобы заставить нас (по крайней мере, американцев) задаваться вопросом.Это наши строительные нормы и правила? Это наши инженеры? Сохраняет ли нас консервативность высокая стоимость инженерных работ по сравнению с низкой стоимостью стали? Или это погода? Во всяком случае, наша сталь тяжелее.

    Конечно, опять проблемы. Используя каркасную систему, архитекторы поставили перед собой сложную задачу, когда каркасы встречаются под прямым углом. Их решение состоит в том, чтобы две отдельные колонны почти соприкасались, но их оси находились под прямым углом. В основном зале у нас, например, три разных состояния в одной комнате.Определенно не элегантно!

    Но всегда есть трудности, и мы не можем придраться к такому количеству различий. Теперь, когда Смитсоны выступили против таких формалистических и «составных» замыслов в направлении антидизайна Адольфа Лооса, который они называют новым брутализмом (фраза, которую современники Смитсонов уже используют для защиты злодеяний), возникает вопрос. , покажут ли их новые выполненные работы присущую им элегантность.

    Мне нравится думать о них как о молодых людях, которые используют все, что могут, из философии своих старших (более разумное начало, чем группа старшеклассников архитектурной школы «выразить себя в двадцати одном») и которые затем продолжают, имея, как можно надеяться, переварили свои ранние уроки, чтобы продолжить.

    AR 1954 Август-школа в Ханстентоне_2

    Принципы проектирования

    Важность этого здания проявляется с первого взгляда и основывается на радикализме, который становится все более очевидным при осмотре. Этот радикализм делает здание навязчивым, но это качество, имеющее явный английский прецедент, как, например, в одноименной работе архитектора в Хардвик-Холле или в доме Всех Святых на Маргарет-стрит.

    Но здесь радикализм, не имеющий ничего общего с прецедентами, а все - внутренним механизмам современного движения.Он подразумевает не просто особый план или структуру, но особую жестокость, превосходящую джентльменские договоренности и рутинные решения, которая пронизывает весь дизайн от первоначальной концепции до законченных деталей.

    Хотя это всего лишь один из многих дизайнов, которые в последнее время отвергли беспорядочный беспорядок школы свободного плана, он идет дальше других, настаивая на формальной читаемости, а также компактности и экономном обращении. Со всех сторон это можно интерпретировать как блок, охватывающий внутренние дворы.

    AR 1954 Август-школа в Ханстентоне_3

    Архитектурная выгода, которую дает план блока, уравновешивается риском убожества внутренних дворов, и если утверждение архитекторов, что «это школа, а не тюрьма», оправдано, то это потому, что они видели, что без радикального решения Что касается внутреннего двора, красивые детали и прикладное искусство могли сделать тюрьму более художественной.

    Их решение предполагало максимальное остекление в качестве первого принципа, а это, в свою очередь, предполагало использование стального каркаса.Но такая рама была еще одним принципом в концепции классных блоков, которые окружают корты, несущихся в H-образных рамах, сваренных из 9-дюймовых RSJ, причем 9-дюймовый размер подразумевается при использовании теории пластичности в качестве подчеркивающей дисциплины. и это, в свою очередь, стало возможным благодаря сварке.

    Но и теория пластичности, и сварка проистекают из концепции стали как уникального материала - не как разновидности абстрактной жесткости, разрезанной по длине, а как пластичного, подвижного вещества с упругими и пластическими ограничениями, с поверхностью, ощущениями и внешним видом. сам по себе, чтобы его ценили и использовали, поскольку строители королевы Анны использовали кирпич, а инженеры эпохи Регентства использовали камень.

    Вот почему архитекторы и инженеры объединяются, как и во всем остальном, в утверждении, что это традиционное здание, свободное от сентиментализма Фрэнка Ллойда Райта или формализма Мис ван дер Роэ. Это может показаться трудным высказыванием, поскольку Мис - очевидное сравнение, но в Ханстентоне каждый элемент действительно такой, каким он кажется, служа необходимой структурой и необходимым украшением.

    AR 1954 Август-школа в Ханстентоне_4

    Кирпичные панели на торцевых фасадах служат не только для того, чтобы визуально выделить стекло, не только для создания необходимых глухих стен внутри, но и для придания жесткости каркасу - хотя в теории пластики они должны это делать.Они были задуманы с самого начала, как и все другие элементы, как выполняющие структурно, функционально и декоративно как части интегрированной архитектуры.

    Это налагает экзистенциальную ответственность на архитектора за каждый уложенный кирпич, каждый сварной шов, каждую предложенную панель, кроме труб, проложенных в каналах (в интересах технического обслуживания и потому, что канал может служить сопротивлением опрокидывающим моментам), кроме из них виден буквально каждый структурный и функциональный элемент, и, поскольку больше нечего видеть, они представляют собой совокупность архитектурных элементов.

    По этой причине архитекторы должны тщательно изучать чертежи каждого субподрядчика, и клерк по работам начинает возвращаться к почти забытому статусу.

    Точно так же должна быть новая эстетика материалов, которая должна быть оценена для поверхностей, которые они имеют при доставке на объект - поскольку краска используется только там, где структурно или функционально невозможно избежать - оценка, как у дадаистов, которые приняли свои материалы «как найдено» - оценка, сделанная Мохоли-Надь в Баухаусе в «Современное движение».

    Именно такая оценка материалов привела к названию «новый бруталист», но теперь должно быть ясно, что это не просто эстетика поверхности неотрезанных краев и открытых услуг, но радикальная философия, восходящая к первой концепции здание.

    В этом смысле это, вероятно, самое по-настоящему современное здание в Англии, полностью принимающее моральную нагрузку, которую современное движение возлагает на плечи архитектора. Он не снисходителен к косметическим деталям, но, нравится нам это или не нравится, требует, чтобы мы приняли решение по этому поводу и исследовали нашу совесть в свете этого решения.

    AR 1954 Август-школа в Ханстентоне_5

    Общий

    Это трехклассная современная средняя школа в соответствии с строительной программой Министерства образования 1950 года. Летом 1950 года архитекторы победили в открытом конкурсе, а в феврале 1951 года был подписан контракт. Работа началась в марте, и вскоре после этого работа была приостановлена ​​на четырнадцать месяцев из-за задержки с поставкой металлоконструкций. . В этот период были построены каналы, водостоки и плита площадки.

    Отель находится недалеко от приморского города Ханстентон, на главной дороге, ведущей в Кингс-Линн. Это прямоугольник площадью 22 акра, ограниченный главной дорогой на западе и второстепенной дорогой на севере и окруженный живой изгородью и несколькими небольшими деревьями, хотя на самом участке их нет. Земля имеет уклон примерно один к 260 с запада на восток в зоне застройки и примерно один к 330-400 с севера на юг, с приятным видом на сельский пейзаж на юге.

    Общая площадь внутренних стен, исключая квартиру смотрителя и мастерскую дома для взрослых, составляет 45 748 квадратных футов, а количество школьных мест, рассчитанное по стандартной методике Министерства образования, составляет 510.Таким образом, площадь на одно место составляет 89,7 квадратных футов, а учебная площадь составляет 61,25% от общей площади. Стоимость одного места при сдаче в аренду составляла 258 фунтов стерлингов; окончательная стоимость из-за увеличения стоимости рабочей силы и материалов составила приблизительно 290 фунтов стерлингов за место.

    Здания с окружающими их дорожками и игровыми площадками возвышаются на ровном подиуме размером примерно 240 на 600 футов, начиная с уровня земли в западном конце и заканчивая на 2 фута 3 дюйма выше существующего уровня земли в восточном конце.С южной стороны - берег с уклоном каждый десятый, а с северной стороны, кроме входа и автостоянки, есть ха-ха.

    Главный блок, который представляет собой длинный прямоугольник размером примерно 290 футов на 103 фута с двумя внутренними дворами 52 фута на 72 фута, содержит все помещения, кроме спортзала с его раздевалками, деревянными и металлическими мастерскими, кухней, комнатой для взрослых. и котельная.

    AR 1954 Август-школа в Ханстентоне_6

    Строительство

    Участок находится на высоте около 107 футов над уровнем моря с меловым грунтом, грунтовые воды не обнаружены.Большинство фундаментов несложны, хотя некоторые стойки опираются на стены железобетонных служебных каналов.

    Строительство подиума потребовало значительного заполнения, и для этого на место был доставлен хардкор, хотя также использовался мел из котельной, облицовки и котлована. Плита площадки представляет собой 4 дюйма бетона на строительной бумаге на твердой основе.

    Каркас конструкции изготавливается путем сварки балок и стоек из стального проката в рамы на месте.Чтобы всю сварку можно было выполнять вручную, специально для этой работы было разработано приспособление, позволяющее переворачивать каждую раму вверх дном.

    После этого вся рама была поднята гусеничным краном, перенесена на место на плите и привинчена болтами. Затем его удерживали с помощью временных стяжек и распорок до тех пор, пока угловые стяжки не смогли приварить на уровне карниза и пола.

    Помимо актового зала и спортзала, здание построено из двухэтажных каркасов длиной 20 футов или 24 футов, расположенных на центрах 10 футов 4 дюйма.

    Облицовочные рамы, составленные из углов 3 дюйма на 2 дюйма ¼, 3 дюйма на 3/8 дюйма при прессовании пластины 1/4 дюйма, были сварены вместе на всю ширину пролета и высоту в два этажа на месте, а затем применены к основные кадры под прямым углом.

    Облицовочные рамы сначала были прикручены болтами с потайной головкой к внешним фланцам стоек на уровне карниза, на уровне первого этажа и на уровне первого этажа, а также четырьмя закрученными тряпичными болтами к плите строительной площадки. Крепление облицовочных шпангоутов завершалось вертикальным буртиком, приваренным к фланцу стоек.Эти облицовочные рамы действуют как боковые распорки структурных рам и в то же время как оконные стойки и фрамуги, а также как облицовка первого этажа и карнизов.

    Там, где каркас конструкции меняет направление, используются две стойки на внутренних углах. Две стойки соединены вместе и герметично приварены к обеим уголкам.

    Балки и стойки были доставлены на объект с покрытием алюминиевой краской. После сваривания они были ретушированы алюминиевой краской.После монтажа на всю поверхность был нанесен слой красной свинцовой грунтовки, а затем - грунтовочный слой черной битумной краски, после чего был нанесен последний слой внутри и снаружи.

    По длине основного блока есть два компенсатора. Они заполнены двумя кусками пропитанного тростникового картона 3/8 дюйма, покрытого плоской поверхностью размером 2 на 1/4 дюйма, закрепленной только с одной стороны, внутри и снаружи.

    AR 1954 Август-школа в Ханстентоне_7

    Облицовочные рамы, приваренные к основным рамам, застеклены непосредственно без подрамников, стены на юге и западе имеют одинарное остекление, а северные и восточные стены - двойное остекление.Стекло толщиной 1/4 дюйма используется на высоте до 3 футов 4 дюйма над уровнем пола, а 12-дюймовый вентилятор с горизонтальным поворотом используется непрерывно вокруг здания на обоих этажах. Также используются специально разработанные вертикальные и горизонтально раздвижные окна.

    Прямое остекление таким образом требует очень точно выполненных стальных конструкций, и субподрядчики по остеклению просили обеспечить допуск между рамами в 1/16 дюйма. Сейчас они считают, что точности, достигнутой производителями металлоконструкций, было достаточно, и нужно было обрезать только пятьдесят квадратов стекла.

    Наружные стены в основном застеклены, но некоторые имеют панели из желтого кирпича. Эти стены состоят из двух обшивок по 4 1/2 дюйма, причем внешняя поверхность внутренней обшивки окрашена двумя слоями толстой битумной краски. Там, где кирпичная кладка примыкает к стальным конструкциям, проволочная арматура используется вертикально и горизонтально и крепится к стали с помощью болтов и шайб, выпущенных из скоростного пистолета. Там, где необходимо было разрезать кирпичную кладку на круглые стальные элементы, использовалась небольшая циркулярная пила с режущим кругом из карборунда 1/8 дюйма.

    Гальт-кирпич оказался очень пористым, а 9-дюймовая садовая стена, построенная из цементно-известково-песчаного раствора 1: 2: 9, сильно потрескалась в местных условиях мороза после продолжительного горизонтального дождя. Стена сада была перестроена из известкового раствора 1: 2, и этот раствор был использован для стен здания из кирпичных панелей.

    Внутренние стены построены из гладкой кирпичной кладки 4 1/2 дюйма, с двумя створками по 4 1/2 дюйма каждая, используемыми в компенсационных швах.

    Полы построены из предварительно напряженных бетонных плит перекрытия шириной 16 дюймов, установленных на планках, приваренных к стальным балкам. Они имеют глубину 4 дюйма, имеют перевернутую секцию желоба и при необходимости покрыты слоем изоляции толщиной в полдюйма. На ней выкладываются змеевики панельного отопления, и вся конструкция покрывается стяжкой.

    Первоначальное намерение состояло в том, чтобы отрезать небольшую часть от верхнего края RSJ, чтобы позволить опускать плиты перекрытия, но было обнаружено, что стальные элементы можно было раздвинуть домкратом на расстояние в один или два дюйма в их центрах, чтобы сделать это ненужное.Затем плиты перекрытия сдвигались в сторону на стальную плоскую поверхность размером 3 дюйма на дюйма, опирающуюся на пластины, и ее медленно извлекали.

    На уровне пола и карниза, за облицовочной рамой, была залита бетонная балка на месте, причем непрерывность была достигнута на стойках путем пропускания стержней через отверстия в перемычке. Крыши построены из тех же плит перекрытия, что и полы, с 3-дюймовым изоляционным слоем и отделаны тремя слоями битумного войлока и мелкой белой крошкой.

    Покрытие полов - это пластиковая плитка для аудиторий и мастерских (кроме металлообработки, в которой полы из гранолита), плитка терраццо для помещений и кухни, деревянная планка для главного зала и спортзала, а также линолеум для комнат для персонала.

    AR 1954 Август-школа в Ханстентоне_8

    Услуги

    Основные службы проходят в железобетонном канале под полом с гофрированным железом, используемым в качестве постоянной опалубки для перекрытия перекрытия.

    Отопление помещений школы осуществляется системой ускоренного горячего водоснабжения низкого давления с чугунными котлами и автоматическими механическими топками с подпиткой. Предполагаемое топливо - битуминозный уголь.

    Классные комнаты на первом этаже вместе с прилегающими к ним складскими помещениями отапливаются встроенными панелями из медных труб. Эти панели также отапливают помещения на первом этаже. При нехватке тепла помещения дополнительно обогреваются конвекторами и змеевиками по двухтрубной системе.В спортзале, мастерских, кухне и помещениях домов для взрослых, где нет тепла от потолка, полную тепловую нагрузку принимают на себя конвекторы и змеевики.

    Трубопровод, питающий конвекторы и змеевики, представляет собой высокотемпературный контур с максимальной температурой подачи в котле 180 градусов по Фаренгейту. Этот контур также обслуживает локальные водонагреватели.

    Встроенные панели пола изготовлены из медной трубы с номинальным внутренним диаметром 1/2 дюйма согласно BS 1386/47 18 SWG.Отдельные катушки подключаются параллельно к сети низкотемпературного контура через горизонтальные коллекторные трубы, закрепленные над полом в магазине или в удобном месте. Отдельные катушки были спроектированы так, чтобы иметь одинаковое сопротивление трению, не превышающее 7 футов, чтобы обеспечить равномерную тепловую мощность.

    Была рассмотрена экономия на трубопроводах, и снова были использованы отрезки длиной более 15 футов. Используемые соединения представляют собой капиллярные фитинги с использованием серебряного припоя. Катушки должны проходить через перемычку RSJ длиной 24 фута, и они изолированы в этих точках от электролитического воздействия разрезной конической заглушкой.Во всех учебных помещениях на первом этаже, за исключением тех, которые выходят на юг и тех, которые выходят на восток и запад и имеют только одну внешнюю стену, змеевики 1,5-дюймовых труб в высокотемпературном контуре закрепляются на низком уровне под окнами для предотвращения сквозняков.

    Четыре конвектора с принудительной циркуляцией воздуха используются как в главном зале, так и в спортзале, контролируемые термостатом. Воздуховоды в главном зале устроены так, чтобы летом можно было втягивать свежий воздух.

    Чтобы переключиться на ночную настройку с примерно 50-процентной дневной нагрузкой, потребовался таймер.Предполагается, что ночная настройка должна работать по выходным. Также имеются клапаны с ручным управлением для продления дневного или ночного режима.

    Эта статья была переиздана в Интернете, чтобы совпасть с эссе Reptuations об Элисон и Питере Смитсон из AR в феврале 2012 года. Прочтите Smithsons Reputations здесь

    Архив Элисон и Питера Смитсонов

    Подробности

    приблизительно 60 погонных футов

    Архив Элисон и Питера Смитсонов состоит из материалов, собранных и поддерживаемых Элисон и Питером Смитсоном, и документирует более чем пятидесятилетнюю практику их архитектурных работ и письменных работ.Проекты, как построенные, так и не построенные, представлены чертежами, эскизами, фотографиями, вырезками и перепиской. Эссе включают как опубликованные, так и неопубликованные тексты. Коллекция также включает в себя подборку печатных работ Смитсонов

    и о них.

    Элисон Маргарет Смитсон (1928–1993) и Питер Денхэм Смитсон (1923–2003) были одними из самых влиятельных британских архитекторов второй половины 20 века. Они разработали красноречивый и строгий подход к архитектуре и урбанизму, выраженный как в практике, так и в письменной форме.Они поженились в 1949 году и создали совместную практику, которая должна была стать одним из самых замечательных британских архитектурных партнерств, отмеченных такими достопримечательностями, как Ханстентонская средняя современная школа в Норфолке (1949-54), Дом экономиста (1959-64) в Лондон и Сады Робин Гуда (1966-72), жилой комплекс в Восточном Лондоне; и для таких дальновидных проектов, как Дом будущего 1956 года. Как молодые члены CIAM, а к 1956 году как члены-основатели Команды 10, они были в центре дебатов о будущем направлении современной архитектуры, демонстрируя широкую озабоченность в социальной среде и выступая за здания, которые были бы специфичны для их местонахождение и назначение

    Архив Элисон и Питера Смитсонов.Библиотека Фрэнсис Леб, Высшая школа дизайна, Гарвардский университет

    Связанные ресурсы
    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *