Рациональный модерн: Архитектура рационального модерна, 8-11 класс

Содержание

Рациональный модерн в «Жемчужине конструктивизма»: msalexandr17 — LiveJournal

Мы уже стали привыкать к тому, что Екатеринбург (Свердловск) с легкой руки пиарщиков и СМИ стали именовать «Жемчужиной конструктивизма». Действительно, город изобилует постройками конца 20-х — начала 30-х годов, которые отражают смелые поиски нового, коммунистического уклада в архитектуре. Несколько особняком, среди этого буйства архитектурных форм и практического предназначения помещений стоит здание Гостиницы «Центральная», которая была построена в 1928 году. Специалисты и сейчас продолжают споры о её стиле.

Архитектором здания был Владимир Дубровин, его проект победил на конкурсе в 1927 году. Здание не строилось по канонам конструктивизма, хотя современные архитекторы и историки архитектуры указывают на явные элементы конструктивистского стиля – размещение гостиницы на угловом участке пересечения улиц (визитная карточка конструктивистов), в облике гостиницы проглядываются знакомые образы конструктивистских построек и фасадов, построенных примерно в это же время неподалеку (бани на улице Куйбышева, гостиница «Ярмарком»), упрощение внутренних интерьеров гостиницы, тенденция к обобществлению внутреннего пространства (пресловутое освещение коридоров через фрамуги в дверях номеров). Однако, более классические формы фасадов и внутреннего убранства, применение в оборудовании гостиницы элементов бытовой роскоши, невиданной до того в Свердловске (центральное отопления, водопровод, вентиляция, лифты), скорее относят ее к стилю рационального модерна. Кстати, Гостиница «Центральная» стала вторым зданием в городе, в котором были лифты.


Туалетная комната с окном — наследие прошлого…

Своеобразно проектное размещение служебных и обслуживающих помещений. Из пяти этажей непосредственно на расселение гостей отводились три верхние этажа, первые же два занимали читальный зал, парикмахерская, биллиардная, столовая (так по-советски скромно именовался будущий ресторан «Савой»), книжный киоск, справочное бюро, почтовое агентство и агентура для поручений…


Посещение номеров гостиницы — неотъемлемая часть экскурсии

Гостиница «Центральная» и ее ресторан за свои почти 90 лет видели множество именитых посетителей, среди которых Александр Вертинский, Владимир Высоцкий, по некоторым сведениям и Фидель Кастро с Че Геварой.


Интерьеры ресторана «Савой»

Об истории знакового для города здания мне рассказывали Директор отеля «Екатеринбург-Центральный» Полина Овчинникова и Директор по развитию управляющей компании «Отели ЮСТА» Юлия Якунина. Минувшей весной, в «Ночь музеев», отельеры презентовали экскурсию по гостинице с 3D показом интерьеров 30-х годов. Такая технология в Екатеринбурге использована впервые. Полное визуальное погружение в эпоху оставляет незабываемые ощущения, не оставляют равнодушными никого из экскурсантов.


Во время экскурсии…


3D-погружение

Исторически выверенный, богато иллюстрированный редкими фотографиями, размещенными на стенах фойе и коридоров, рассказ дополняли фотокопии исторических документов, повествующих о строительстве и функционировании гостиницы в советское время. Экскурсия с посещением номеров дает возможность совершенно нового взгляда на сферу гостеприимства в нашем городе. Историческая ретроспектива, выстроенная сотрудниками гостиницы, не отрывает историю этого объекта от истории городского пространства, а дополняет ее.

Как во время экскурсии отметила Полина Овчинникова, для руководства гостиницы бережное отношение к истории этого здания не просто дань прошлому, гостиница является объектом культурного наследия и охранные обязательства, которые возложены на собственника, так или иначе сподвигают не только к сохранению его облика, но и изучению его истории: «И как можно, занимаясь в том числе историей здания, не рассказывать о ней жителям Екатеринбурга и гостям города? Мы, работающие в гостинице, гордимся прошлым этого заведения, стараясь сделать его настоящее отвечающим современным требованиям. Своей гордостью за гостиницу и наш город мы стараемся поделиться со всеми…»


Юлия Якунина и Полина Овчинникова презентуют новый экскурсионный продукт

После такой экскурсии и таких слов, честно говоря, я несколько по-иному взглянул на знакомые мне еще с прошлого века стены «Центральной» гостиницы и то, как жители Екатеринбурга могут относиться к его прошлому. Сотрудники отеля «Екатеринбург-Центральный» и их экскурсия — это рациональный модерн в музейном деле. В городе теперь есть гостиница — музей! Этим стоит гордиться! Здесь есть что посмотреть!

Отдельную благодарность хочу высказать Директору по развитию управляющей компании «Отели ЮСТА» Юлии Якуниной за возможность познакомиться с эксклюзивным экскурсионным продуктом, которому, на сегодняшний день, нет равного в городе. Как она мне сказала при нашем расставании, туристические фирмы и екатеринбуржцы, со своими гостями, могут также окунуться в историю этого места, предварительно записавшись у Администратора отеля по телефону +7 (343) 350-10-04, 350-05-97. Информация о гостинице-музее по ссылке — http://www.hotelcentr.ru/ru/article/museum


Оригинал поста опубликован — [Уральский меридиан]http://ural-meridian.ru/2016/07/31/ratsional-ny-j-modern-v-zhemchuzhine-konstruktivizma/
Копия размещена на Blogger — http://alexandranikin.blogspot.ru/2016/07/blog-post_31.html

стиль либерти или рациональный модерн в искусстве, современной архитектуре и скульптуре

Модерн – художественное направление в искусстве, скульптуре и архитектуре, распространившееся по территории европейских стран к концу 19-го века. Популярность этого движения продлилась до начала I Мировой войны. Главная характеристика стиля – избавление от четких и угловатых форм. “Природные” композиции начинают занимать главенствующие позиции. Появляются новейшие техники и способы исполнения живописных и скульптурных творений. Наблюдается интерес к прикладному искусству (одежда, посуда, элементы интерьера и прочее).

История возникновения

Этот стиль пришел на смену эклектике – направлению, характеризуемому повторением образов предыдущих исторических стилей.

Значительное влияние на возникновение модерна оказало искусство восточных стран (преимущественно Японии), а художники и зодчие того времени вдохновлялись египетским стилем.

В европейских странах модерн имел определенное название:

  • Соединенные Штаты – «тиффани».
  • Австрия – «сецессион».
  • Германия – «югендштиль».
  • Франция – «ар-нуво».
  • Италия – «либерти».

Черты стиля

Модерн сочетал в себе особенности художественного характера в различных произведениях, чем в значительной степени вовлекал во все сферы жизни и деятельности человека черты прекрасного и возвышенного. Это движение подразделялось на два основных вида:

  • Декоративное – во Франции, Бельгии, Германии.
  • Конструктивное – в Шотландии и городах Австрии.

А в итальянских и русских городах на развитие модерна оказали традиции национального характера (например, в неорусский стиль).

Неорусский стиль – архитектурное направление в русском (московском) зодчестве (конец 19 – начало 20-го столетия). Творцы того времени широко использовали древнерусские мотивы для возрождения русской своеобразной культуры.

Стоит отметить, что стиль модерн в архитектуре, скульптуре и искусстве совместил в себе невероятное количество различных направлений и развивался под влиянием множества национальных культур и их традиций. Даже специалисты затрудняются определить границы конца эклектики и начала модерна, а также возникновения последующего стиля под названием ар-деко.

Ярчайшим примером этого всеобъемлющего и разностороннего стиля является «Удар бича» – скульптура Германа Обриста.

В Европе создаются ассоциации художественной направленности:

  • 1888 г. – Выставочное общество искусств и ремесел (Великобритания).
  • 1890 г. – Мир Искусства (Россия).
  • 1897-99 гг. – Объединенные искусственно-ремесленные мастерские, Немецкие мастерские художественных ремесел (Германия).
  • 1903 г. – Венские мастерские (Австрия).

Югендстиль в Риге

Архитектура

Архитектурный модерн (так же как и стиль Хай-Тек в архитектуре) в Европе был распространен в 1890-1910 гг. Особенностью является стремление создавать не только красивые, но и функциональные здания. Все элементы конструкции каждого строения поддавались художественной обработке (двери, лестницы, столбы и прочее).

Виктор Орта (Бельгия) был одним из первых зодчих, проектирующих здания в стиле модерн. Несущие конструкции выполнялись преимущественно из железа и напоминали фантастические формы необычных растений. Он также использовал новые строительные материалы, среди которых были стекло и железо. Все детали от дверных ручек и до лестничных перил выполнялись в одном стилевом направлении.

Модерн во Франции развивался благодаря Эктору Гимару, который спроектировал павильоны в метро Парижа. А дома в стиле модерн, сооруженные Антонио Гауди, превосходно вписывались в пейзаж. Они больше походили на чудеса природы, нежели на настоящие сооружения, созданные человеком.

Архитектура этого направления отличается своим многообразием. Строения напоминают одновременно и замки, и мавританские дворцы и корпуса заводских зданий.

С течением развития модерна начали выделяться такие направления, как:

В определенных регионах и городах модерн отличался особенными чертами, и поэтому появились термины: берлинский, московский, русский, провинциальный, венский, парижский, рижский и множество других направлений. На территории России можно наблюдать строения в «северном стиле (финском)» (в Санкт-Петербурге, Сортавале, Выборге).

По сей день существуют споры о том, являются ли вышеперечисленные направления самостоятельными стилями, или же они представляют собой разновидности модерна.

Стиль модерн возник в то время, когда появилась необходимость не только в шикарных замках и церквях, а еще и в магистралях, вокзалах, выставочных залах, аэродромах, заводах. Появляется необходимость в использовании новых строительных материалов: стекла, бетона, стали. Кроме того, наблюдаются изменения в технологиях производства кирпича, камня и древесных материалов.

В архитектуре происходит отказ от симметричности форм: появляются огромные окна в виде витрин («магазинные окна»). Получает развитие идея строительство многоэтажных зданий, проектируются окончательные варианты жилых домов в стиле модерн (на фото).

Главный офис сайта “ВКонтакте” в Санкт-Петербурге, на Невском проспекте

Интерьер

Модерн в организации интерьера отличается элегантностью линий, а также разреженность форм всех элементов декора. Значительную роль в оснащении внутренней обстановки строений сыграла увлеченность японскими мотивами.

Основным материалом художников стиля модерн было стекло. Но интересные узоры можно было также наблюдать на изделиях из фарфора. Медь и бронза использовались при изготовлении светильников. Мастера модерна активно разрабатывали новые модели светильных приборов, дизайном ювелирных украшений и столового серебра. На фото представлены светильники, выполненные в стиле этого направления.

Годуин и Макинтош – наиболее известные художники, которые трудились над дизайном мебели в стиле модерн.

На работы Годуина очень повлияло искусство японской мебели – деревянные детали гарнитуров окрашивались в светлые тона (серый или белый). Мода на японские мотивы возродила ширмы, которые были особенно популярны в 18-м столетии. Мебельные гении занимались также художественной росписью. Выпускники школы Нанси придавали различным предметам мебели из черного дерева необычные орнаменты и очертания в стиле модерн. Кресла-бержеры, диваны и стулья были оснащены резными панно, имеющими гибкие формы цветков ириса или ветвей деревьев, а ножки изготавливались в виде волнообразных композиций. На фото можно видеть, как стиль модерн в интерьере идеально сочетает в себе различные материалы, отлично гармонирующие друг с другом (стекло, метал, камень, дерево, обои, роспись).

Макинтош, в свою очередь, работал над эскизами мебели, имеющей удлиненные формы. Ему принадлежит дизайн кресел-тронов, оснащенных коротенькими ножками и несоразмерно вытянутыми спинками.

Для отделки стен использовались обои с элементами росписи и шпалер. Рисунки являли собой символический характер. Особенно популярны были цветочные и растительные композиции, а также вязь. Не менее важную роль играет мозаика – ее изготавливают из керамики, стекла и прочих материалов. Мозаичными картинами украшают полы, стены и потолки.

Ведущие цвета модерна – мягкие ненавязчивые оттенки природного характера (белый, бежевый, светло-голубой, нежно-розовый, бирюзовый и т.д.)

Современные дизайнеры часто используют идеи модерна при создании интерьеров для гостиных комнат, спален и даже кухонь. На фото представлены наиболее удачные примеры в этом направлении.

Скульптура и живопись

В значительной степени на развитие стиля модерна в искусстве живописи и скульптуры повлиял символизм. Традиционные формы 19-го века сменялись новейшими течениями европейских стран. Панно и картины в стиле модерн представляли собой элементы декорирования помещений, что вносило в общую композицию новизну эмоциональной окраски. Благодаря этому основной отличительной чертой живописи стала декоративность.

На первом плане находились преимущественно лица и фигуры, выполненные с особой четкостью. Для картин также характерны «ковровые фоны» с орнаментами и сочетание условностей декоративного характера (М.А. Врубель, Г. Климт). Широта цветовых плоскостей наблюдается в работах Э. Мунка и Л.С. Бакста. Работы Бенуа и Врубеля отличаются четкими линиями и нюансами, что придавало живописи стиля модерн выразительность.

В композициях картин использовались идеи на тематику смерти, мировой скорби, а также эротизма. Значительное распространение получили работы Густава Климта, который обращался на своих полотнах к миру легенд, снов, и сказок.

Скульптурные творения эпохи модерна отличаются динамикой композиций и рельефностью форм. Наблюдается гармоничное взаимодействие хрупких и массивных линий, а также силуэтов разных размеров. На фото показаны черты модерна на примере скульптуры «Поцелуй» Огюста Родена.

Модные веяния

Дизайн женской одежды в стиле модерн относился к салонному типу. Прелестные дамы того времени – изящные, с вытянутой фигурой (готической), развивающимися длинными волосами, а также с выразительным мечтательным томным взглядом. В своем становлении и развитии модные тенденции модерна разделились на несколько этапов:

  • 1898-1900 гг. – особое внимание уделялось правильно осанке. Женский наряд состоял из юбки по типу колокола (подол удлинялся). Трен на подоле отделывался оборками. Рукава-жиго расширялись к плечам.
  • 1901-05 гг. – популярен S-образный силуэт (узкая талия и большая грудь). Женщины носили шляпы больших размеров, линия плеча в наряде принимает более естественные формы. Юбки обильно декорируются, а буфы на рукавах сдвигаются ближе к локтям. Талия милой прелестницы затягивалась в корсет (до 55-60 см), поэтому верх женского торса наклонен вперед. Такой силуэт носил название “голубиная грудь”. Выразительная выпуклая форма сзади создавалась за счет клеша на юбке, который прилегал к упругим бедрам. Юбки для бальных платьев имели одну особенность – вокруг элегантных туфелек они ложились веерообразно. Этот эффект достигался благодаря дополнительному трену.
  • 1905-07 гг. – во время третьего периода укорачивались юбки (открывался носок туфель), а элементы декорирования исчезают почти полностью. Женский силуэт возвращается к обычному виду (вертикальному), что отражается на примерах одежды в стиле модерна. Постепенно выходят из моды корсеты, а после 1903 года покрой нарядов становится более просторным и не стесняет движений.

На смену спокойным оттенкам приходят яркие красочные цвета.

Для пошива использовали шелка – тончайший крепдешин, шифон и парча, а также тафта. Применялся тяжелый бархат, полотно, репс и велюр.

Верхняя одежда: короткие жакеты, пелерины, пальто (средней длины), мантильи, меховые манто.

Отделкой для нарядов служили: шарфы, банты, тесьма, плиссе, роспись, кружева, искусственные цветы, вышивка (золотые нити, бисер, мишура), кораллы, яркие блестки, бусы. Обувь на каблуках: сапоги на шнуровке, туфли.

Использовали также дополнительные аксессуары: шляпки-ток, элегантные тросточки, зонтики с тканевыми оборками, перчатки, муфты.

Варианты поклейки обоев, где комбинирование разных типов обоев является ключевым элементом.

Дизайн маленькой кухни с обоями вы найдете в этой статье, где предложены еще и фото.

Виды недорогой напольной плитки: https://trendsdesign.ru/materialy/plitka/nedorogaya-napolnaya-plitka.html

Секреты стиля

Выводы

Стиль модерн возник в конце 19-го столетия и пришел на смену эклектике. В отличие от предшествующего направления, модерн сочетает в себе множество различных течений искусства и не стремится в точности копировать идеи прошлых веков. В области архитектурного строения широко использовались металлические каркасы, а также видоизменялись технологии производства строительных материалов. Модерн, как ни один другой стиль, содержит в себе невероятное количество направлений, детали которых гармонично сочетаются в общей композиции. На смену ему пришел модернизм, а затем мир знакомится с минимализмом.

Читайте также про классицизм в скульптуре.

Харьковский модерн: huck_d — LiveJournal


01. Полтавский Шлях (до 1919 г. Екатеринославская или Екатерининская улица)

Московская погода ввела меня в депрессию, вследствие чего состоялась блиц-поездка (один день) в Харьков, прекрасный город, в котором находится много великолепных образцов архитектуры самых разных стилей. Последствия поездки начинают следовать, и начну я с модерна.


02. Дом 55 — бывший доходный дом Нерослева (арх. З. Харманский, 1914)


03. Дом 57 — бывший торговый дом (арх. Ю. Цауне, 1906)


04. Дом 46 — бывший доходный дом (арх. С. Тимошенко)


05. +1


06. Дом 14 — Здание гостиницы «Москва» (бывшая «Красная Москва») (арх. В. Покровский, 1913)


07. +1


08. Это уже ул. Энгельса (бывший Рождественский переулок, а затем улица). Рациональный модерн. Точной информации не нашел, возможно, архит. А. Ржепишевский, 1910 год.


09. Тоже ул. Энгельса


10. Энгельса, 17 и 19. На переднем плане бывшая мануфактура Кулаковского (архит. ?), за ней — мануфактура Бакакина (архит. А. Ржепишевский, 1910).


11. Фасад украшен майоликой


12. Предельно рациональный модерн на Кацарской ул.


13. Клочковская, 3. Доходный дом 1903 года постройки. Архитектор Б. М. Корнеенко


14. Детали раз


15. Детали два


16. Университетская ул. Здание построено в 1912 году по проекту В. Н. Покровского. Первоначально в нём размещалась Жирардовская мануфактура. В советский период здание являлось одним из корпусов Харьковского исторического музея. Сейчас — это музей Харьковской епархии.

Совсем недавно перед зданием росли деревья и фасад был практически недоступен для съемки. Это тот случай, когда я оправдываю вырубку. Ещё б лесов не было 🙂


17. Пл. Розы Люксембург. Северный модерн. Купеческий банк и гостиница «Астория», Архитекторы: Н. Васильев, А. Ржепишевский, 1910-1913


18. Атланты. Одному сделали лоботомию 🙁


19. Плоские атланты


20. Угол Пушкинской и пл. Поэзии. Особняк 1907 г. построен по проекту А. М. Гинзбурга.


21. +1


22. Пушкинская. Здесь декоративные элементы выполнены из камня, а попадается и полностью кирпичный модерн.


23. Фрагмент фасада


24. Продолжается Пушкинская улица. Вона довгая 😉


25. Угол Пушкинской и Фрунзе. Это, наверно, что-то типа австрийского модерна?


26. Фрагмент фасада


27. Еще один кирпичный Построен в 1910—1912 г. по проекту М. Ф. Пискунова.


28. Интересно, какой была «родная» дверь?


29. Угол улиц Чернышевской и Петровского. Неоромантизм. Бывший доходный дом Питры. Построен в 1914 г., архит. В. Покровский.


30. +1


31. Скульптуры возле здания можно посмотреть здесь.


32. Рядом. Кирпичный стиль с затейливым декором


33. Спускался по Сумской улице и уже, было, завернул налево к ул. Гоголя, но тут мое внимание привлек небольшой красный дом рядом с театром им. Шевченко. Подхожу поближе, а там…


34. Раз! Поднимаю голову выше, а там…


35. Два! Единственный дом, числящийся в переулке Грабовского (№4) построен в 1905 году по проекту архитекторов А. Гинзбурга и И. Загоскина.


36. Сумская, 6. Трехэтажное здание 1887 года постройки вначале было надстроено и перестроено в стиле неоренессанса (архит. Б.С. Покровский), а в 1912 году по заказу нового хозяина И. И. Фреймана архитектор Б.Н. Корнеенко превратил здание в большой доходный дом в стиле модерн.


37. Как-то не очень, мне кажется.


38. К чему это?..


39. А это я уже топчу Московский проспект. Модерн из кирпича.


40. Тоже кирпич, но здесь мы имеем…


41. …эффектный портал!


42. И последнее, что мне попалось — дом в переулке Короленко…


43. … с очень стильным декором.

Спасибо за внимание. Не расходитесь далеко, следом пойдет конструктивизм 🙂

p.s. А воскресную погоду я привез! :))

Теория рационального выбора: аналитический обзор

THESIS: Теория и история экономических и социальных институтов и систем: Мир человека. Осень 1993. Т 1. Вып. 3.

Marshall A. Principles of economics. London, 1890.

Menger К. Grundsatz der Volkswirtschaftslehre. 1871.

Walras L. Elements d’ecconomie politique pure, Paris, 1974.

Marx К. Capital. Vol.1 (1867), Vol.2 (1885), Vol.3 (1894). London, Lawrence&Wishart 1970 / 1972.

Schmoller G. Zur Methodologie der Staats- und Sozialwissenschaften // Jahrbuchder Gesetzgebung / Hrsg. G. Schmoller Leipzig, 1889.

Саймон Г.Л. Рациональность как процесс и продукт мышления // THESIS. 1993.№3- С. 16-38.

Нобелевские лауреаты в области экономики // Экономическая школа. 1992.№2.С321-335.

Fogel R. Without consent or contract. New York: Norton-Press, 1989.

Pareto V. Traite de sociologie generale. Lausanne, 1917; Latsis / .Z.The role andstatus of the rationality principle in the social sciences // Boston studies in the philosophy of science. Vol.71: Epistemology, methology and the social sciences.Dordrecht-Boston: Reidel Publ.Co., 1983. PI23- 151.

Kirsch G. Neue Politische Oekonomie. Duesseldorf: Werner-Verlag, 1993.

Simon H.A. A behavioural model of rational choice // Quarterely Journal of Economics. 1955. February. V.69. P 99 — 118.

Гайденко П.Л.,Давыдов ЮН. История и рациональность, М: Политиздат, 1991. С. 118.

Ebter J. Ulysses and the sirens. Cambridge: Cambridge University Press, 1979.

Hobbes Th. Leviathan // Theories of society: Fundations of modern sociological theory / Ed.by T.Parsons, E.Shils, K.Naegele, J.Pitts. New York: The Free Press.1965.

Coleman J.S. Foundations of social theory. Cambridge: Belknap, 1990.

North O. Institutions, institutional change and economic performance. Cambridge: Cambridge University Press, 1990.

Harsanyi H.J. Rational behaviour and bargaining equilibrium in games and social situations. Cambridge, 1977. P. 16.

Olson M. The logic of collective action. Cambridge: Cambridge University Press, 1965; Hardin R. Collective action. Baltimore, 1982.

Axelrod R. The evolution of cooperation. New York: Basic Books, 1984.

ElsterJ., HyllandA. Fundations of social choice theory. Oslo, 1992. P.3.

Arrow K.J. Social choice and individual values. New York, 1951.

Sen A.K. The impossibility of a Paretian liberal // Journal of Political Economy. 1970. Vol.78. P.152-157.

Barry B. Lady Chatterley’s lover and Doctor Fischer’s bomb party // Fundations of social choice theory / Ed. by J.Elster, A.Hylland. Oslo, 1992. P.I 1 — 45.

Sen A.K. Collective choice and social welfare. San Francisco: Holder-Day, 1970. p. 78 — 88.

Downs A. Economic theory of democracy. Boston, 1957.

Schumpeter J.A. Kapitalismus, Sozialismus und Demokratie. Muenchen, 1980.

Black D. The theory of committees and elections. Cambridge, 1958.

Tullock G. Toward a mathematics of politics. Ann Arbor, 1967.

Riker W.H., Ordeshook PC. An introduction to positive political theory. Englewood Cliffs, 1973.

Margolis H. Selfishness, altruism and rationality. Cambridge: Cambridge University Press, 1982.

Taylor Ch. Sources of the Self: The Making of the modern identity. Cambridge-Cambridge University Press, 1989.

— Hirschman A. O. Abwanderung und Widerspruch. Tuebingen, 1974. 34. Buchanan J.M. Liberty, market and the state. New York, 1986.

— Buchanan J.M., Tullock G. The calculus of consent. Logical fundations of constitutional democracy. Ann Arbor, 1962.

Coase R.H. The problem of social cost // Journal of Law and Economics. I960. №3.

Gaefgen G. Theorie der wirtschaftlichen Entscheidung. Tuebingen, 1975. S. 42.

Bister J. Subversion der Rationalitaet. Frankfurt a.M., 1987. S. 212.

Rawls J. Theory of justice. Cambridge: Cambridge University Press, 1971.

МАРХИ. «Новый корпус» А. В. Кузнецова — PORUSSKI.me

Архитектура Москвы разнообразна и необыкновенна. Рассматривая здания и дома, хочется заглянуть внутрь, почитать историю, понять, почему они были построены именно такими.

Предлагаем отправиться вместе с нами в Московский Архитектурный Институт на ул. Рождественку, дом 11, в отдельный корпус мастерских, который был построен архитектором Александром Васильевичем Кузнецовым в 1911-1914 годах. Это здание таит в себе столько интересных фактов и загадок, что никого не сможет оставить равнодушным.

Итак, «новому корпусу» МАРХИ уже 103 года, он был выстроен специально под мастерские для Строгановского училища, чтобы студентам было где постигать на практике столь сложное ремесло. Стиль здания – рациональный модерн. Ни на фасаде, ни внутри совсем нет декоративных элементов, столь любимых нами в раннем модерне, все очень скромно и лаконично. Правда, нужно отметить, что время завершения строительства совпало с разгаром первой мировой войны, и, безусловно, было совсем не до излишеств. Изначально фасад здания планировали богато украсить, но нехватка средств привела к сокращению архитектурного декора и замене дорических капителей колонн новаторскими конусообразными, что явилось отличным решением и нашло применение в  будущих московских зданиях. Сразу же после окончания строительства корпус стал использоваться как военный госпиталь.

Внутренний объем данного шестиэтажного строения организован вокруг главной лестницы – изюминки интерьера. Такой прием часто использовали архитекторы эпохи модерна. Вспомните Ф.О. Шехтеля и его лестницу-волну в особняке С.П. Рябушинского, ныне – музей-квартира А.М. Горького. Кстати, Александр Кузнецов с 1899 года работал помощником Фёдора Шехтеля.

А.В. Кузнецов на основе проекта А.А.Галецкого (штатного архитектора Строгановского училища) создает новаторское здание – в этом случае данный термин вполне приемлем. Новый корпус МАРХИ – это первое здание в Европе, построенное без единой балки. Все дело – в железобетоне. Он позволяет создавать сооружения, о которых раньше архитекторы могли только мечтать! Не говоря уже о финансовой стороне вопроса: использование железобетона существенно снижает расходы при строительстве. А.В. Кузнецов по праву считается пионером железобетона в России. Стоит отметить, что архитектор по первому образованию был инженером – видимо, именно поэтому он и решается на применение в строительстве новых для России конструкций.

На фасаде здания использовано ленточное остекление. Стекла вообще очень много: автор предусмотрел в проекте большое количество оконных проёмов, а также световые фонари. Дневное освещение играет большую роль для абитуриентов архитектурного института. Такое ленточное или горизонтальное остекление стало в будущем характерным элементом стиля конструктивизм.

Однако это еще не всё: здание имеет оригинальное пространственное решение, продумано функциональное зонирование, А.А. Галецкий учёл требование и специфику будущего учебного процесса. Благодаря чему корпус имеет свободную планировку. Это даёт возможность воздвигать внутренние перегородки по необходимости, исходя из поставленных задач. Наверху сквозь стекла видна кровля – она эксплуатируемая, студентам было разрешено выходить для работы на пленэре. Более того, для борьбы с лишней влагой кровлю засаживали травой, ведь площадь испарения жидкости с травы существенно больше, чем с плоской поверхности крыши.

Все эти признаки также характерны для конструктивизма, а сформулировал их знаменитый французский архитектор Ле Корбюзье. В 1926 году он опубликовал свой манифест под названием «Пять отправных точек новой архитектуры».

  1. Система колонн, пришедшая на замену типичным несущим стенам. Это позволило приподнимать частично или полностью здание над землей и использовать пространство под необходимые нужды, например, разместить сад или организовать место для стоянки машин.
  2. Свободная планировка.
  3. Плоская кровля, крыша-терраса.
  4. Свободный фасад здания.
  5. Ленточное остекление.

Корпус демонстрирует 4 принципа из пяти. Единственный отсутствующий признак у строения А. В. Кузнецова – оно не приподнято, имеет полноценный первый этаж.

Галерея ВХУТЕМАС

Здание интересно и уникально, его автор опередил своё время. Построенное в 1914 году, оно, как уже было сказано выше, напоминает проекты эпохи конструктивизма – стиля, зародившегося в СССР только через 10 лет! Возможно, причина в том, что будущие конструктивисты – братья Веснины, М.Я.Гинзбург, А.В.Щусев, И.И.Леонидов, К.С.Мельников и другие – также учились или преподавали в этом корпусе.  Да и сам архитектор, гениальный А. В. Кузнецов, был преподавателем в ВХУТЕМАСе, организованном в 1920 году на базе Строгановского училища.

Фото сделаны Еленой Крижевской на экскурсии по Кузнецовскому корпусу МАРХИ от организации «Москва глазами инженера»

Экономист по образованию, имеет степень кандидата экономических наук. История развития архитектурного ансамбля столицы и занятие фотографией являются любимыми увлечениями. «Своими фотографиями я признаюсь Москве в любви!»,− рассказывает Елена. В 2016 году Елена Крижевская выпустила книгу «Москва моими глазами. Прогулки по городу».


(PDF) Mobile medical unit as a rational model of modern mobile medical formation operating in the metropolis in emergency situations

86





занию скорой, неотложной и экстренной медицин-

ской помощи пострадавшим. Тщательно изучены

возможности и обеспеченность медицинских орга-

низаций и предприятий государственной системы

здравоохранения г. Москвы, и их фактическая осна-

щенность трудовыми и материальными ресурсами.

В ходе проведения 24 исследовательских учебно-

практических мероприятий изучены характери-

стики предложенного медицинского мобильного

отряда (ММО), были подвергнуты статистической

обработке кадровый потенциал медицинских орга-

низаций-формирователей, временные параметры

по выдаче комплектно-табельного, медицинского

и санитарно-хозяйственного имущества, в том чис-

ле его загрузке на автомобильный транспорт, на со-

вершение марша и развертывания функциональных

подразделений отряда в районе предназначения,

а также хронометраж их работы по оказанию пора-

женным первичной врачебной медико-санитарной

помощи. В процессе исследования был использо-

ван первичный метод статистической обработки

материалов. Необходимость разработки современ-

ной модели ММО и потребности создания догоспи-

тального периода оказания медицинской помощи,

предназначенного для нужд населения, пострадав-

шего в результате ЧС, в том числе военного харак-

тера, отмечают 96% опрошенных (107 чел.).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В 2013 г. было организовано и проведено 9 ис-

следовательских учебно-практических мероприя-

тий с апробацией различных вариантов мобильных

медицинских формирований, разработанных для

определения оптимальной численности и структуры

отряда. Первый вариант ММО, испытанный на базе

амбулаторно-поликлинических учреждений города

Москвы, представлял собой нештатное медицин-

ское формирование общей численностью 38 чело-

век. Структура отряда состояла из 3 функциональ-

ных подразделений (сортировочно-эвакуационное

отделение, включающее сортировочную площадку

и эвакуационное отделение, перевязочное отделе-

ние и отделение медицинского снабжения). Числен-

ность врачебного персонала составляла 9 человек,

в том числе начальник ММО – 1, врачей-хирур-

гов – 6, врачей-терапевтов – 1, врач-провизор – 1;

медицинских сестер – 9; фармацевт – 1; медицин-

ских регистраторов – 2; санитаров-носильщиков –

12; водителей – 5. Автотранспорт был представлен

4 ед. грузовых автомобилей, предназначенных для

перевозки медицинского и санитарно-хозяйствен-

ного имущества и 1 ед. санитарного автотранспор-

та, предназначенного для решения внезапно возни-

кающих задач. Накопление, освежение и хранение

медицинских средств и санитарно-хозяйственного

имущества для обеспечения действий ММО изна-

чально планировались также за счет медицинской

организации-формирователя ММО в пределах

бюджетного финансирования на эти мероприятия,

а также с использованием медицинской мебели, ап-

паратуры, оборудования и хозяйственного инвента-

ря, имеющегося на текущем снабжении. Представ-

ленная номенклатура оснащения ММО включала

в себя 255 наименований лекарственных средств,

перевязочных и шовных материалов, медицин-

ских расходных предметов, аппаратов, оборудова-

ния, мебели и другого санитарно-хозяйственного

инвентарного имущества. Кроме того, комплектно-

табельное имущество было представлено комплек-

сом, состоящим из 4 пневмокаркасных модулей

с 1 переходным модулем на базе пневмокаркасных

конструкций, включающим: сортировочный, пере-

вязочный и эвакуационный модули представлены

пневмокаркасными конструкциями типа «МПК-72»,

«МПК-36» и «МПК-54» соответственно и модуль

на базе палатки «МПК-12», предназначенный для

размещения отделения медицинского снабжения.

В результате апробации изначально предло-

женной модели ММО были выявлены сложности,

прежде всего связанные с его ресурсным обеспече-

нием. В ходе первых учений не было слаженности

между медицинскими организациями-формирова-

телями ММО и организациями, обеспечивающими

его формирование и работу. Несмотря на поло-

жительные данные анкетирования экспертов, ряд

главных врачей отказались выделять для комплек-

тования ММО врачей хирургического профиля,

ссылаясь на потребность в них для повседневных

нужд поликлиники. После аргументированных

объяснений, что для ликвидации медико-санитар-

ных последствий ЧС, особенно военного характера,

основой в догоспитальном периоде оказания пер-

вичной врачебной медико-санитарной помощи

пострадавшему населению будут являться именно

неотложные мероприятия по жизненным показа-

ниям, выполнение которых зависит от квалифика-

ции врача, врачи хирургического профиля в состав

ММО были выделены. Проблемным вопросом яви-

лось комплектование ММО врачом-провизором

и фармацевтом. Штаты аптек всех без исключения

амбулаторно-поликлинических учреждений не рас-

полагают достаточным количеством должностей

провизоров и фармацевтов. На все 12 должностей,

в ходе каждого учения, прибывали студенты меди-

цинских колледжей из числа лиц мужского пола,

достигших 18-летнего возраста. В то же время ком-

плектование санитарами-носильщиками не вызва-

Рациональный модерн / События на TimePad.ru

Регистрация на событие закрыта

Извините, регистрация закрыта. Возможно, на событие уже зарегистрировалось слишком много человек, либо истек срок регистрации. Подробности Вы можете узнать у организаторов события.

Другие события организатора>

1470 дней назад

23 сентября 2017, начало в 15:00

Санкт-Петербург

Якорная ул., 5А, ТРЦ «Охта Молл», 2 этаж

Павел Ульянов, специалист по истории дизайна, коллекционер мебели, основатель частного музея Chairmuseum, прочитает цикл лекций по истории дизайна.

Расскажите друзьям о событии

Тема очередной лекции Павла Ульянова «Жилая среда: Рациональный модерн».

Промышленность быстро справилась с имитацией декоративного модерна, тем самым обесценив его достижения. Новое искусство должно было пойти по пути логики и простоты. Промышленность больше не казалась монстром, угрожающим человечеству, наоборот, ее успехи должны были стать ключом к решению социальных проблем.

Расписание занятий: 
2 сентября – Промышленная революция
11 сентября – Модерн
23 сентября – Рациональный модерн
30 сентября – Экспрессионизм

////

Павел Ульянов – специалист по истории дизайна, коллекционер мебели, основатель частного музея Chairmuseum, тонкий знаток истории предметного дизайна Modernariat, куратор выставки «Легенды Датского дизайна» в ГМИИ им. Пушкина.

 

Охта Lab осуществляет свою деятельность при поддержке ПАО «Мегафон» и «Сбербанк».

Почему так сложно быть рациональным?

Байесовское рассуждение — это подход к статистике, но вы можете использовать его для интерпретации всех видов новой информации. Рано утром 26 сентября 1983 года система раннего предупреждения Советского Союза зафиксировала запуск межконтинентальных баллистических ракет из Соединенных Штатов. Предупреждение заметил 44-летний дежурный Станислав Петров. Ему было поручено сообщить об этом своему начальству, которое, вероятно, предприняло бы ядерную контратаку.Но Петров, который, по всей видимости, никогда не слышал о Байесе, тем не менее использовал байесовские рассуждения. Он не позволял новой информации определять его реакцию сама по себе. Он рассудил, что вероятность нападения в любую ночь мала — возможно, сравнима с вероятностью неисправности оборудования. Одновременно, оценивая качество предупреждения, он заметил, что оно в некотором смысле неубедительно. (Было обнаружено только пять ракет — неужели первый удар будет тотальным?) Он решил не сообщать о тревоге и спас мир.

Байесовское рассуждение подразумевает несколько «передовых практик». Начните с общей картины, прочно закрепив ее в своем сознании. Будьте осторожны, добавляя новую информацию, и не спешите с выводами. Обратите внимание, когда новые точки данных меняют и не изменяют ваши базовые предположения (в большинстве случаев они не меняют их), но отслеживайте, как часто эти предположения кажутся противоречащими новым. Остерегайтесь силы тревожных новостей и продолжайте, помещая их в более широкий контекст реального мира.

В некотором смысле основной принцип — это мизансцен.Храните готовую информацию здесь, а необработанную информацию там; помните, что сырые ингредиенты часто перевариваются при нагревании. Но реальная сила байесовского подхода не в процедурных аспектах; дело в том, что он заменяет факты в нашем сознании вероятностями. Там, где другие могут быть полностью убеждены в том, что ГМО плохие, или что Джек заслуживает доверия, или что враг — Евразия, байесовец приписывает вероятность этим утверждениям. Она не строит неподвижное мировоззрение; вместо этого, постоянно обновляя свои вероятности, она приближается к более полезному описанию реальности.Готовка никогда не заканчивается.

Применяется для решения конкретных задач. Стоит ли инвестировать в Tesla? Насколько плох вариант «Дельта»? — техники, продвигаемые авторами рационального мышления, разъясняют и действенны. Но движение за рациональность — это еще и социальное движение; Сегодня рационалисты образуют то, что иногда называют «сообществом рационального мышления», и как евангелисты надеются увеличить его размер. Сообщество рациональности имеет свой собственный lingua franca. Если рационалист захочет сделать вам большой комплимент, он может сказать, что вы заставили его «пересмотреть свои априорные взгляды», то есть изменить некоторые из ее хорошо обоснованных предыдущих предположений.(На ее ментальной карте горный диапазон возможностей набрал или потерял вероятностную высоту.) Тот же самый рационалист мог бы говорить о сохранении точки зрения «на грани» — способ сказать, что идея или факт будут приняты во внимание, поскольку своего рода корректировка предыдущего, когда в следующий раз появится новая информация. (Экономисты используют концепцию «предельной полезности», чтобы описать, как мы оцениваем вещи последовательно: первое начо восхитительно, но предельная полезность каждого дополнительного начо уменьшается относительно крыла буйвола.Она могла бы говорить об «обновлении» своих мнений — веселая и дальновидная формулировка, заимствованная из статистической практики «байесовского обновления», которую рационалисты используют для дестигматизации акта признания ошибки. При использовании этот язык может иметь приятную преднамеренную атмосферу, вызывая ощущение возводимого здания. «Время от времени всплывает история, которая заставляет меня обновлять свои априорные оценки», — писал экономист Тайлер Коуэн в 2019 году в ответ на дело Джеффри Эпштейна. «Я сейчас, на грани, больше склоняюсь к мнению, что то, что удерживает многих людей от хорошего поведения, — это просто инерция.

В Кремниевой долине люди носят футболки с надписью «Обновите свои приоры», но разговор рационалистов не делает вас одним из них. Человек может гудеть о базовых ставках, с которыми он плохо знаком, или сказать, что он пересматривает свои априорные значения, хотя на самом деле у него есть только обычные, устойчивые мнения. Google упрощает демонстрацию ложного всеведения. Рационалист может создать у других и самого себя впечатление, будто он прочитал и усвоил целую академическую дисциплину, как если бы он получил докторскую степень.Д. через неделю; тем не менее, он не знает, каким исследователям доверяют их коллеги, а каким игнорируют, или что было сказано после нескольких часов работы на прошлогодней конференции. Есть разница между чтением о хирургии и тем, чтобы стать хирургом, и мы действительно заботимся о предубеждении хирурга. В недавнем интервью Коуэн — сверхчеловеческий читатель, чей блог «Маргинальная революция» является ежедневным пунктом назначения жаждущих информации рационалистов, — сказал Эзре Кляйну, что движение за рациональность приняло «чрезвычайно культурно специфический взгляд на мир.«Это более или менее культура выигрышных споров на веб-форумах. Коуэн предположил, что для понимания реальности вы должны не просто читать о ней, но и видеть ее воочию; он обосновал свои приоры, посетив около сотни стран, однажды попав в перестрелку между бразильской бандой наркобизнеса и полицией.

«А вот и собиратели — выглядите ядовито!» Карикатура Виктории Робертс

Очевидно, мы хотим, чтобы люди, находящиеся у власти, были рациональными. И все же ощущение того, что рационалисты каким-то образом оторваны от прямого опыта, может расстраивать идею рационалиста, обладающего властью.Будет ли такой лидер плыть по течению в матрице данных, больше заботясь о своей карте реальности, чем о людях, содержащихся в этой реальности? В очерке британского комедийного дуэта Митчелл и Уэбб правительственный министр, которому поручено положить конец рецессии, спрашивает своих аналитиков, думали ли они о «убийстве всех бедных». «Я не говорю, делайте это — я просто говорю, пропустите его через компьютер и посмотрите, сработает ли он», — говорит он им. (После того, как они говорят, что нет, он предлагает «голубым небесам» еще более бессмысленную альтернативу: «Поднимите V.В. и убивают всех бедных ».) Эта карикатура отражает широко распространенный скептицизм в отношении рациональности как системы ценностей. Когда закон о доступном медицинском обслуживании проходил через Конгресс, консерваторы опасались, что аналогичные предложения появятся на «комиссиях по смерти», где комитеты рациональных экспертов будут предлагать снизить расходы на здравоохранение, убивая пожилых людей. Этот страх, конечно, усиливался тем фактом, что мы действительно тратим слишком много денег на здравоохранение в последние несколько лет жизни. Рационалисты должны делать неудобную работу по указанию неудобных истин; иногда при этом они кажутся слишком удобными.

В нашей личной жизни динамика другая. Наши друзья не властны над нами; лучшее, что они могут сделать, — это подтолкнуть нас к лучшему. Элизабет Беннет, главная героиня «Гордости и предубеждения», умна, изобретательна и вдумчива, но рациональна — Шарлотта Лукас, ее лучший друг. Шарлотта использует байесовские рассуждения. Когда их новый знакомый, мистер Дарси, высокомерно и пренебрежительно смотрит на вечеринку, она мягко убеждает Лиззи вспомнить общую картину: Дарси «такой замечательный молодой человек, у него семья, состояние, все в его пользу»; поэтому при встрече с ним нужно быть первым, чтобы богатые, красивые люди часто прихорашивались на вечеринках; такое поведение само по себе не является откровением.Когда Шарлотта выходит замуж за мистера Коллинза, раздражающего священнослужителя с надежным доходом, Лиззи приходит в ужас от этого матча, но Шарлотта отмечает, что успех брака зависит от многих факторов, в том числе финансовых, и предполагает, что ее собственные шансы на счастье невелики. «Настолько справедливо, насколько большинство людей может похвастаться вступлением в брак». (В наше время базовые ставки поддержали бы ее: хотя почти пятьдесят процентов браков заканчиваются разводом, эта доля ниже среди людей с более высокими доходами.Отчасти благодаря примеру Шарлотты Лиззи более внимательно присматривается к мистеру Дарси и обнаруживает, что он предсказуемо несовершенен, но хорош в необычных. У персонажей ромкома часто есть страстные друзья, которые говорят им следовать своему сердцу, но Джейн Остин знала, что на самом деле нам нужны рациональные друзья.

На самом деле, как показывает Шарлотта, манеры доброго рационалиста могут граничить с учтивостью, что намекает на более глубокие качества. Галеф описывает типично воспитанный обмен мнениями на ныне несуществующем веб-сайте ChangeAView.Блогер-мужчина, которому сказали, что один из его постов был сексистским, поначалу усиленно защищался. Затем в своем последующем посте под названием «Почему это правдоподобно, я ошибаюсь» он тщательно резюмировал лучшие аргументы, выдвинутые против него; в конце концов он объявил, что был убежден в своей ошибочности, и извинился не только перед теми, кого он обидел, но и перед теми, кто встал на его сторону по причинам, которые он теперь считал ошибочными. Галеф пишет, что впечатленная его искренним и непредвзятым подходом, она отправила блогеру личное сообщение.Читатель, они обручились.

Сообщество рационального мышления могло бы стать прекрасным фоном для романа Остин, написанного в 2021 году. Тем не менее, мы можем спросить, сколько достоинств следует отдать рациональности, сблизившей Галефа и ее мужа? Это сыграло свою роль, но рациональность — не единственный способ понять присущие ей черты характера. Я давно восхищался разумом своего друга Грега, но с тех пор обновил свои взгляды. Я думаю, что не рациональность как таковая делает его любопытным, правдивым, честным, осторожным, проницательным и справедливым, а наоборот.

В «Рациональности», «Мышлении скаута» и других подобных книгах иррациональность часто представляется как форма плохого поведения, которую можно исправить с помощью образования или социализации. В некоторых случаях это, безусловно, верно, но не во всех. Однажды весной, когда я учился в старшей школе, кардинал полетел в окно нашей гостиной, и моя мать — проницательная, забавная и умная, но не особенно рациональная — убедилась, что это было предзнаменованием. Иногда она сидела в кресле, ожидая этого, настороженная и нервная.Подобные события — разорванная долларовая купюра, найденная на земле, спущенное колесо с левой стороны машины, а не с правой, — могли омрачать ее настроение на несколько дней, а иногда и недель. Как избиратель, родитель, работник и друг, она была движима эмоциями. У нее была бурная, поэтическая и беспокойная личность. Не думаю, что ей бы сильно помогла книга о рациональности. В каком-то смысле такие книги написаны для уже разумных.

Мой отец, напротив, по профессии и по нраву врач и ученый.Когда я был маленьким, он сказал мне, что Санта-Клаус появился незадолго до того, как я понял это; мы говорили о физике, компьютерах, биологии и «Звездном пути», соглашаясь, что мы Спок, а не Киркс. Мои родители развелись несколько десятилетий назад. Но недавно, когда мою маму выписали из больницы в реабилитационный центр, и я был почти парализован из-за замешательства в том, что я могу или должен сделать, чтобы сформировать то, что она в конечном итоге окажется, он терпеливо, методично и разумно проводил меня. через сценарии по телефону, исследуя каждый ответвляющийся путь, отделяя неизбежность от возможностей, держа все это в своей голове и беспристрастно сообщая об этом.Все это соответствовало его характеру.

Я десятилетиями пытался быть рациональным. Так почему же я чувствовал себя парализованным, пытаясь заботиться о своей матери? Грег говорит мне, что в его бизнесе недостаточно иметь рациональные мысли. Тот, кто привык обдумывать вопросы на досуге, может с трудом научиться чему-то и рассуждать, когда часы тикают; Тот, кто умеет делать рациональные выводы, может не захотеть расписаться на пунктирной линии, когда придет время. Коллеги Грега по хедж-фонду называют «коммерческим» — комплиментом — человека, который не только рациональный, но и своевременный и решительный.Эффективный рационалист должен уметь сократить рынок ипотечных кредитов сегодня или обратиться к конкретному реабилитационному центру сейчас, даже если мы живем в мире байесовских вероятностей. Я рационально знаю, что коронавирус не представляет значительного риска для моего маленького сына, и все же я все еще колебался, прежде чем записать его на эту осень в детский сад, где он мог бы подружиться. Вы можете знать, что правильно, но по-прежнему бороться за это.

Следование собственным выводам — ​​одна из трудностей. Но рационалист также должен быть «метарациональным», готовым передать ключи к мышлению, когда кто-то лучше информирован или лучше обучен.Это тоже сложнее, чем кажется. В интеллектуальном плане мы понимаем, что наше сложное общество требует разделения как практического, так и познавательного труда. Мы согласны с тем, что наши карты знаний ограничены не только нашим умом, но и нашим временем и интересами. Тем не менее, как и популисты Гурри, рационалисты могут устраивать свои собственные бунты противоположности, постоянно обнаруживая, что ничьи мнения, кроме их собственного, не заслуживают защиты. В отпускании, как и в доведении до конца, вовлекается вся личность. Я обнаружил, что с моим отцом можно метарационально вести себя не только потому, что я уважал его ум, но и потому, что я знал, что он был хорошим и осторожным человеком, который заботился о моих интересах и интересах моей матери.Я верил, что, в отличие от министра на эскизе Митчелла и Уэбба, он будет достаточно заботиться о моей проблеме. Конечно, одной заботы недостаточно. Но у нас двоих были правильные составляющие — взаимное доверие, взаимная озабоченность и общая приверженность разуму и действию.

Реалии рациональности унизительны. Знайте вещи; хочу вещей; используйте то, что вы знаете, чтобы получить желаемое. Звучит как простая формула. Но, по правде говоря, в нем обозначен ряд все возрастающих проблем.В поисках фактов мы должны довольствоваться вероятностями. Не имея возможности знать все для себя, мы должны полагаться на тех, кто достаточно заботится о том, чтобы знать. Мы должны действовать, пока мы еще не уверены, и мы должны действовать вовремя — иногда индивидуально, но часто вместе. Для того, чтобы все это произошло, необходима рациональность, но ее недостаточно. Правильное мышление — это лишь часть работы. ♦


Фавориты жителей Нью-Йорка

Отличие рационального от современного в архитектуре

Иногда можно встретить здание, которое превосходит все ожидания, демонстрируя важность рациональности перед стилем в архитектурном дизайне.Это случилось со мной недавно, когда я посещал SarasotaMOD 2016, ежегодное празднование современной архитектуры середины века школы Сарасота в Сарасоте, Флорида. Конкретным зданием был гостевой дом Пола Рудольфа Уокера, построенный в 1953 году; а точнее его реплика.

Сарасота была домом для Рудольфа в 1950-х и 60-х годах, и его самые ранние и самые любимые дома разбросаны по соседним пляжам. Гостевой дом Walker был построен на острове Санибел, и его очень сложно посетить. Но его так полюбили поклонники местной архитектуры, что они профинансировали его тщательную реконструкцию, которая сейчас стоит на территории Художественного музея Ринглинга.И там можно восхищаться его игривостью, исследовать его (немногочисленные) пространства и изучать его детализацию. Также можно воочию убедиться в «рациональности» здания.

Первый ключ к пониманию этого дизайна — признать, что в пляжных домиках Флориды в 1950-х годах не использовались кондиционеры! Сезонные коттеджи, такие как гостевой дом Walker, должны были притягивать бриз с залива в жаркий день. Но им также нужно было плотно заткнуться в шторм и в межсезонье. Дизайн Рудольфа начинается с этой единственной задачи и предлагает поистине новаторское решение: сделать внешние стены работоспособными.Две трети наружных стен — это панели во всю высоту, которые навешиваются вверх. При подъеме на 90 градусов они мгновенно образуют «крыльцо» и открывают перегородки для вентиляции. Но если их уронить и закрепить, эти же панели укрепят дом на случай шторма или просто на время межсезонья.

Говоря о конструкции, важно также отметить, что другая треть внешних стен — это листовое стекло. Рудольф исключил все сплошные внешние стены из этого дома.Не менее изобретательна его система управления этими ставнями. Желая, чтобы ставни были не только сезонными, но и могли регулироваться в течение дня для максимального комфорта, Рудольф оснастил их противовесами с пушечным ядром и веревочной системой, которая позволяет жильцу легко регулировать положение изнутри дома. В результате, когда солнце движется по небу, «крыльцо» и воздушный поток можно «обрезать» так же легко, как паруса на корабле.

Таким образом, дизайн Рудольфа соответствует изречению Корбюзье о том, что современный дом должен быть «машиной для жизни».«Но машины сами по себе не создают архитектуру дома, поэтому Рудольф также привнес свои навыки с пропорциями и порядком. Присмотревшись к возвышениям, можно увидеть по три идеально квадратных бухты с каждой стороны. План представляет собой идеальный модуль из девяти квадратов. Здесь Рудольф вспоминает для меня «идеальные» планы вилл Палладио. И концептуальная красота его структурной системы столь же искусна, сколь и практична. Итак, как становится ясно при изучении, это маленькое здание демонстрирует преимущества архитектуры, когда рациональность превалирует над стилем в дизайне.

Я заметил, что в наши дни, когда люди говорят об архитектуре, есть тенденция путать или, возможно, отождествлять рациональное с современным. С визуальной точки зрения плоские крыши, безусловно, имеют тенденцию обозначать «современность». И, конечно же, модернизм начинался как рациональное предложение. Но в равной степени верно и то, что за последнее столетие «модерн» стал обозначать больше стиль архитектуры, чем рациональный процесс, который его создал. Итак, мы потеряли различие между ними.

Гостевой дом Walker, как мне кажется, наглядно демонстрирует эту разницу. Подобно рисункам Да Винчи, особенно его рисункам машин войны и полета, он отдает приоритет мысли. Таким образом, дизайн Рудольфа выходит за рамки современных условностей, чтобы найти рациональные инновации в свое время. Это, гораздо больше, чем его «модернизм», — вот что составляет вневременную ценность сегодняшнего гостевого дома Walker.

Рекомендуемое фото Эзры Столлера ESTO

Иногда можно встретить здание, которое превосходит все ожидания, демонстрируя важность рациональности перед стилем в архитектурном дизайне.Это случилось со мной недавно, когда я посещал SarasotaMOD 2016, ежегодное празднование современной архитектуры середины века школы Сарасота в Сарасоте, Флорида. Конкретным зданием был гостевой дом Пола Рудольфа Уокера, построенный в 1953 году; а точнее его реплика.

Сарасота была домом для Рудольфа в 1950-х и 60-х годах, и его самые ранние и самые любимые дома разбросаны по соседним пляжам. Гостевой дом Walker был построен на острове Санибел, и его очень сложно посетить. Но его так полюбили поклонники местной архитектуры, что они профинансировали его тщательную реконструкцию, которая сейчас стоит на территории Художественного музея Ринглинга.И там можно восхищаться его игривостью, исследовать его (немногочисленные) пространства и изучать его детализацию. Также можно воочию убедиться в «рациональности» здания.

Первый ключ к пониманию этого дизайна — признать, что в пляжных домиках Флориды в 1950-х годах не использовались кондиционеры! Сезонные коттеджи, такие как гостевой дом Walker, должны были притягивать бриз с залива в жаркий день. Но им также нужно было плотно заткнуться в шторм и в межсезонье. Дизайн Рудольфа начинается с этой единственной задачи и предлагает поистине новаторское решение: сделать внешние стены работоспособными.Две трети наружных стен — это панели во всю высоту, которые навешиваются вверх. При подъеме на 90 градусов они мгновенно образуют «крыльцо» и открывают перегородки для вентиляции. Но если их уронить и закрепить, эти же панели укрепят дом на случай шторма или просто на время межсезонья.

Говоря о конструкции, важно также отметить, что другая треть внешних стен — это листовое стекло. Рудольф исключил все сплошные внешние стены из этого дома.Не менее изобретательна его система управления этими ставнями. Желая, чтобы ставни были не только сезонными, но и могли регулироваться в течение дня для максимального комфорта, Рудольф оснастил их противовесами с пушечным ядром и веревочной системой, которая позволяет жильцу легко регулировать положение изнутри дома. В результате, когда солнце движется по небу, «крыльцо» и воздушный поток можно «обрезать» так же легко, как паруса на корабле.

Таким образом, дизайн Рудольфа соответствует изречению Корбюзье о том, что современный дом должен быть «машиной для жизни».«Но машины сами по себе не создают архитектуру дома, поэтому Рудольф также привнес свои навыки с пропорциями и порядком. Присмотревшись к возвышениям, можно увидеть по три идеально квадратных бухты с каждой стороны. План представляет собой идеальный модуль из девяти квадратов. Здесь Рудольф вспоминает для меня «идеальные» планы вилл Палладио. И концептуальная красота его структурной системы столь же искусна, сколь и практична. Итак, как становится ясно при изучении, это маленькое здание демонстрирует преимущества архитектуры, когда рациональность превалирует над стилем в дизайне.

Я заметил, что в наши дни, когда люди говорят об архитектуре, есть тенденция путать или, возможно, отождествлять рациональное с современным. С визуальной точки зрения плоские крыши, безусловно, имеют тенденцию обозначать «современность». И, конечно же, модернизм начинался как рациональное предложение. Но в равной степени верно и то, что за последнее столетие «модерн» стал обозначать больше стиль архитектуры, чем рациональный процесс, который его создал. Итак, мы потеряли различие между ними.

Гостевой дом Walker, как мне кажется, наглядно демонстрирует эту разницу. Подобно рисункам Да Винчи, особенно его рисункам машин войны и полета, он отдает приоритет мысли. Таким образом, дизайн Рудольфа выходит за рамки современных условностей, чтобы найти рациональные инновации в свое время. Это, гораздо больше, чем его «модернизм», — вот что составляет вневременную ценность сегодняшнего гостевого дома Walker.

Рекомендуемое фото Эзры Столлера ESTO

Современная экономика и древний мир: были ли древние рациональными

Современная экономика и древний мир: были ли древние рациональными деятелями? — так называется предстоящая конференция, организованная проф.Д-р Свен Гюнтер, Институт истории древних цивилизаций, Северо-Восточный педагогический университет, Чанчунь, Китай, и д-р Роланд Этьен, Университет Ростока, Германия.

Современная экономика и древний мир: около

Были ли древние действующие лица рациональными? Подходит ли модель рационального актора для анализа их поведения? Мы хотим по-разному ответить на этот вопрос. Один из способов — напрямую спросить древние тексты. Другой вариант — использовать модель рационального актора для анализа поведения древних (в экономике, политике или любой другой сфере общественной жизни) и выяснения, правдоподобны ли результаты.

На нашей конференции мы исследуем возможности и ограничения этих подходов. Основной вопрос в каждом разделе — это степень рациональной активности и действий, которые можно обнаружить с помощью различных методов анализа древних обществ по всему миру. В частности, статьи посвящены одной из следующих панельных тем:

1. Древние тексты: от теории к практике — Как древние мыслили экономикой и как мы реконструируем древние мысли?

2. Экономический анализ экономики ( e.грамм. , земельные участки и недвижимость / финансовые вложения / спрос и предложение)

3. Экономический анализ политики и других сфер общественной жизни (, например, , институты и институциональные изменения / налогообложение / государственные расходы / социальные сети / закон / религия / моральное поведение).

Конференция будет проходить через Zoom. Чтобы получить тезисы и ссылку для увеличения, отправьте электронное письмо на следующий адрес: Проф. Д-р Свен Гюнтер, [электронная почта защищена] / [электронная почта защищена]

Расписание

(время указано как летнее время CET)

День 1 (чт, 29 июля 2021 г.)

10.00–10.30: Введение (Свен Гюнтер и Роланд Этьен)

10.30–11.15: Основная лекция: Джордж Тридимас (Белфаст): Религия без духовенства. Дело Древней Греции

Перерыв

13.00–13.50: Лекция 1: Николас Крокер (Мюнхен): О смысле и использовании Исторической школы экономики для анализа древнеримской экономической истории

13.50–14.40: Лекция 2: Лотар Уиллмс (Гейдельберг): Адам Смит, Платон и стоики — Рождение современной экономической рациональности и классического наследия

Перерыв

15.00–15.50: Беседа 3: Хосе Ремесал Родригес (Барселона): Alte Ideale und die Anpassung an die neue Realität: Columella’s de re rustica , ein Überlebenshandbuch für eine Elite?

15.50–16.40: Лекция 4: Дэниел Сильверминц (Хьюстон): Город, пригодный для бизнеса: обзор экономической сферы в Республике . — здоровый город

Перерыв

17.00–17.50: Беседа 5: Константин Каратанасис (Сент-Луис): введите homo oeconomicus : Аристофан о стимулах и гражданском поведении

17.50–18.40: Беседа 6: Кэтрин Келли (Торонто): Проблемы, возникающие в Старовавилонской Месопотамии

День 2 (пт, 30 июля 2021 г.)

8.30–9.20: Лекция 7: Роланд Ференци (Будапешт / Гамбург): Торговля, рынки и деньги в литературе старого тамильского Caṅkam

9.20–10.10: Дискуссия 8: Патрик Рейнард (Трир): Колебания цен и экономические стратегии в период римской империи

Перерыв

10.30–11.20: Обсуждение 9: Хуан Карлос Морено Гарсия (Париж): Обоснование сделок с землей в Древнем Египте: инвестиции, рынки и частные стратегии

11.20–12.10: Лекция 10: Бертрам Шефольд (Франкфурт): Земля и кредит в истории экономической мысли. Традиционный Китай и досовременная Европа. Диан и pactum antichriseos

Перерыв

14.00–14.50: Беседа 11: Майкл Лиз (Дарем, Нью-Хэмпшир): накопление и рациональность в греко-римской древности

14.50–15.40: Обсуждение 12: Ален Брессон (Чикаго): Аноним Ямбличи и логика денежной массы

Перерыв

16.00–16.50: Обсуждение 13: Майкл Козух (Оберн): Древний учет и рациональное поведение

16.50–17.40: Разговор 14: Джейсон Хаглер (Филадельфия): Являются ли современные действующие лица рациональными? Вид из Воюющих царств Цинь

День 3 (Сб, 31 июля 2021 г.)

8.30–9.20: Беседа 15: Кристиан Кану Хойгаард (Амстердам): Рациональные действующие лица и древнее израильское законодательство о юбилее

9.20–10.10: Обсуждение 16: Тибо Николя (Париж): Был ли бог солнца Шамаш deus oeconomicus ? Рациональность и религия в управлении хозяйственными делами в старовавилонском храме Сиппара «Эбаббар»

Перерыв

10.30–11.20: Обсуждение 17: Ханна Рингхейм / Аверил Рингхейм (Цюрих): Рациональные действующие лица в древнем культе: египетские храмы как экономические центры в третьем веке до нашей эры

г.

11.20–12.10: Доклад 18: Питер Саррис (Кембридж): «Окружающее присутствие смерти» — ответ правительства на бубонную чуму в шестом веке нашей эры

12.15–13.00: Заключительное обсуждение

Наука и технологии в современной войне, М. Сьюзан Линди

Заставляющее задуматься исследование пересечений знания и насилия, а также затруднений и издержек современной научно-технической войны.

Наука и насилие сходятся в современной войне. Хотя лучшие умы двадцатого века улучшили человеческую жизнь, они также причинили людям вред. Они спроектировали радар, разработали электронные компьютеры и помогли mas

Заставляющее задуматься исследование пересечений знания и насилия, а также затруднений и затрат современной научно-технической войны.

Наука и насилие сходятся в современной войне. Хотя лучшие умы двадцатого века улучшили человеческую жизнь, они также причинили людям вред.Они спроектировали радар, разработали электронные компьютеры и помогли массово производить пенициллин в контексте военной мобилизации. Ученые также разработали химическое оружие, атомные бомбы и стратегии психологической войны.

Rational Fog исследует затруднения, связанные с производительностью науки и технологий в эпоху бесконечных войн. Наука, по своей сути, является международным мероприятием, направленным на улучшение благосостояния людей. В то же время он был националистическим и милитаристским во времена кризисов и конфликтов.По мере того, как наше оружие становилось все более мощным, ученые изо всех сил пытались урегулировать эту напряженность, участвуя в горячих дебатах по проблемам, связанным с использованием науки в военных целях. М. Сьюзан Линди исследует это взаимодействие между наукой и насилием со стороны государства и подводит итоги усилий исследователей по реагированию. Многие ученые, которые хотели отделить свою работу от убийства, столкнулись с трудностями и уступили требованиям войны. Действительно, Линди отмечает, что ученые, которые в противном случае выступают против насилия, иногда охвачены духом милитаризма, когда начинается война.

От первого использования пистолета до массового производства ДДТ и поля битвы разума в двадцать первом веке — военная наука достигла замечательных результатов ценой огромных человеческих потерь. Rational Fog напоминает нам, что для ученых и для всех нас моральные издержки иногда растут вместе с технологическими и научными достижениями.

Проект MUSE — Рациональные слоны или обезьяны-гоминоиды: что такое ранний модерн?

Такой взгляд на термин «ранний модерн», используемый в литературоведении, основан на двух предположениях.Первый заключается в том, что этот термин сильно отдает предпочтение современности, либо указывая на современность от имени литературной культуры XVI-XVIII веков, либо используя ключевые категории, связанные с современностью, для понимания тех более ранних периодов. Во-вторых, обсуждение здесь предполагает, что конкретные литературные культурные явления, демонстрирующие либо близость, либо дистанцию ​​между современностью и так называемым «ранним современным периодом», стратегически полезны для измерения релевантности фразы, которую мы пытаемся оценить.

Какие ключевые связи лежат в основе привилегий современности с точки зрения категории «ранний модерн»? Чаще всего литературная культура более ранних рассматриваемых периодов вовлекается в сферу современности через ее образное взаимодействие с одним или несколькими основными историческими сдвигами, которые отличают средневековье от современного периода — очевидными политическими, социальными и экономическими изменениями. на подъеме огораживания, сельскохозяйственных инноваций, торгового капитализма, империализма, рабства, частной собственности, кредита, потребления, коммодификации и национализма, и это лишь некоторые из них.Этот исторический контекст и аргумент о том, что эти изменения непосредственно ведут к современности, оказали мощную формирующую силу на развитие категории раннего модерна. Таким образом, Нэнси Армстронг и Леонард Тенненхаус характеризуют этот период как эпоху «поразительных и глубоких» преобразований, которые создают связь между «интеллектуальной и художественной практикой» (7) и «наступлением современности» (23). [End Page 61]

Термин «ранний модерн», таким образом, отражает взаимодействие с изменениями со стороны литературных исследований и, в свою очередь, подталкивает анализ литературной культуры этого периода к открытию революции или новизны. .Отношения человека и животного представляют собой фокус для практического испытания этого взаимодействия с революцией. В интеллектуальной истории вопросы об определении человека соответствуют тем политическим, социальным и экономическим изменениям, которые сформировали определение раннего модерна. Эти вопросы особенно часто возникают в связи с представлениями и изображениями животных в художественной литературе. Как недавно продемонстрировали историки, можно показать, что так называемый «период раннего Нового времени» содержит фундаментальные сдвиги в восприятии мира природы, которые основаны на новых достижениях в естествознании, эмпирической науке и биологической классификации и включают в себя: По словам Кейта Томаса, «сужающийся разрыв» (117) между человеком и животным, который, в свою очередь, формирует некоторые из ключевых онтологических дебатов современности.В каждом из следующих двух тестовых примеров образное представление животных рассматривается как примерный тезис — конкретное исследование того, что поставлено на карту при использовании концепции раннего модерна для описания прошлого.

I

Парадигма взаимоотношений человека и животного в период с 1550 по 1750 год резко отличается от современной парадигмы по двум основным направлениям. Во-первых, он использует повествования о магических превращениях, чтобы сравнить людей с животными и бросить вызов общепринятым представлениям о человеческой природе.Во-вторых, более ранние авторы рассматривали множество не-обезьян, включая слона, свинью и лошадь, как решающие фигуры для определения человеческой природы. Чтобы понять отношения человека и животного в этот период, современные читатели должны оставить позади дарвиновские представления о трансформации видов и особом статусе обезьяны как ближайшего родственника человека. Поскольку термин «ранний модерн» может скрывать эти различия, «досовременный» может быть более эффективной категорией для отношений человека и животных в этот период.

Досовременная традиция повествований о трансформации адаптирует диалог Плутарха; эта рекурсия к классической модели свидетельствует о непреходящей ценности таких понятий, как «Возрождение» и «Неоклассика», которые описывают эти конкретные повествования более точно, чем «ранний модерн». Диалог Плутарха «Bruta Animalia Ratione Uti» сам по себе является адаптацией эпизода Цирцеи из «Одиссеи » Гомера. 1 В новаторском пересказе Плутарха персонаж по имени [Конец Page 62] Гриллус, превратившийся из человека в свинью, временно восстанавливает способность говорить.Хотя Одиссей пытается убедить Гриллуса принять …

Конец рациональной экономики

В 2008 году сильное землетрясение превратило финансовый мир в руины. Стоя в дыму и пепле, Алан Гринспен, бывший председатель Федеральной резервной системы США, когда-то провозглашенный «величайшим банкиром из когда-либо живших», признался Конгрессу, что он «шокирован» тем, что рынки не работают в соответствии с его ожиданиями на протяжении всей жизни. . Он «совершил ошибку, предполагая, что корыстные интересы организаций, особенно банков и других, таковы, что они лучше всех способны защитить своих акционеров.”

Сейчас мы платим ужасную цену за нашу немигающую веру в силу невидимой руки. Мы с трудом осознаем ложность стандартной экономической теории, согласно которой люди всегда способны принимать рациональные решения и что рынки и институты в совокупности вполне саморегулируются. Если предположения о том, как все должно работать, подвели нас в гиперрациональном мире Уолл-стрит, какой ущерб они нанесли другим учреждениям и организациям, которые также состоят из склонных к ошибкам людей, не склонных к логике? И куда дальше идти корпоративным менеджерам, обученным рациональным предположениям, но ведущим беспорядочный, часто непредсказуемый бизнес?

Мы наконец начинаем понимать, что иррациональность — это настоящая невидимая рука, которая движет человеческими решениями.Это был болезненный урок, но, возможно, лучшая сторона заключается в том, что теперь компании видят, насколько важно предохраняться от неверных предположений. Вооружившись знанием того, что человеческими существами движут когнитивные предубеждения, о которых они в основном не подозревают (настоящая невидимая рука, если она когда-либо была), предприятия могут начать лучше защищаться от глупости и расточительства.

Возникающая область поведенческой экономики предлагает радикально иной взгляд на то, как работают люди и организации. В этой статье я рассмотрю небольшой набор давно устоявшихся деловых предположений через призму поведенческой экономики.Поступая таким образом, я надеюсь показать не только то, что компании могут лучше справляться с работой по повышению эффективности своих продуктов и услуг, а их клиенты — более счастливыми, а их сотрудники — более продуктивными, но и что они также могут избегать катастрофических ошибок.

Поведенческая экономика 101

Основываясь на аспектах психологии и экономики, рабочее предположение поведенческой экономики состоит в том, что когнитивные предубеждения часто мешают людям принимать рациональные решения, несмотря на все их усилия.(Если бы люди были персонажами комиксов, мы были бы более тесно связаны с Гомером Симпсоном, чем с Суперменом.) Поведенческая экономика избегает общих принципов стандартной экономики, которые долгое время преподаются как руководящие принципы в бизнес-школах, и исследует реальные решения, которые принимают люди. сколько потратить на чашку кофе, откладывать или не откладывать на пенсию, решать, стоит ли жульничать и на сколько, делать ли здоровый выбор в диете или сексе и т. д. Например, в одном исследовании, где людям предлагали на выбор модный трюфель Lindt за 15 центов и поцелуй Hershey’s за пенни, подавляющее большинство (73%) выбрали трюфель.Но когда мы предложили те же шоколадные конфеты за один пенни меньше — трюфель за 14 центов и поцелуй даром, — только 31% участников выбрали его. Мы обнаружили, что слово «бесплатный» — чрезвычайно сильная приманка, которая может даже отвратить нас от более выгодного предложения в пользу «бесплатного».

В течение последних нескольких десятилетий поведенческая экономика в значительной степени считалась второстепенной дисциплиной — несколько отчужденным маленьким кузеном стандартной экономики. Хотя практикующие традиционную экономику неохотно признавали, что люди могут время от времени вести себя нерационально, они, как правило, придерживались своего теоретического оружия.Они утверждали, что эксперименты, проводимые бихевиористскими экономистами и психологами, хотя и интересны, не подрывают рациональные модели, потому что они проводятся в контролируемых условиях и без самого важного регулятора рационального поведения: обширной конкурентной среды рынка. Затем, в октябре 2008 года, Гринспен признался. Вера в высшую рациональность людей, организаций и рынков рухнула, а сопутствующие опасности для бизнеса и государственной политики были полностью раскрыты.

В отличие, например, от FDA, которое заставляет практикующих врачей и фармацевтические компании проверять свои предположения перед отправкой лечения на рынок, ни одна организация не требует от бизнеса (а также государственного сектора) выяснять правду. Соответственно, фирмы должны начать изучение основных представлений о клиентах, сотрудниках, операциях и политике. Когда организации осознают и предвидят иррациональное поведение, они могут научиться его компенсировать и избегать пагубных результатов.Давайте подробнее рассмотрим несколько примеров.

Темная сторона совместной работы

Несколько лет назад мои коллеги и я обнаружили, что большинство людей, действуя самостоятельно и имея возможность, обманывают — но совсем немного, все время предаваясь рационализации, которая позволяет им жить с самими собой. (См. «Как честные люди обманывают», HBR, февраль 2008 г.) Мы также обнаружили, что простой акт, заключающийся в том, чтобы попросить людей подумать об их этических основах — скажем, Десяти заповедях — или своем собственном моральном кодексе, прежде чем у них появится возможность обмануть устранили нечестность.

Большинство людей, действуя самостоятельно и имея возможность, обманывают — но совсем немного.

Но что происходит, когда люди сотрудничают? Принимают ли автономные команды более этичные решения? Мы решили выяснить. В серии из трех экспериментов мы предложили участникам решить 20 математических задач за пять минут и заплатили им по 50 центов за каждый правильный ответ. В нашем первом сеансе лечения (контрольное условие) отдельных участников попросили записать количество проблем, на которые они правильно ответили, в бланках сбора и передать их экспериментатору, который сверил итоги с листами задач.Во втором сеансе участники без проверки разрезали свои бланки ответов и просто отправили свои бланки для сбора экспериментатору. Возможно, неудивительно, что мы обнаружили, что эти участники лгали, говоря, что они правильно ответили в среднем на два вопроса больше, чем в контрольной группе.

Все стало интереснее в третьем сеансе, когда участники работали в парах и делились трофеями. Результаты показали, что, когда человек понимает, что его или ее обман принесет пользу другим членам команды за счет увеличения выплаты, нечестность еще больше возрастет на 25%.

В другом случае мы попытались выяснить, могут ли мониторинг и контроль противодействовать командному мошенничеству. На самом деле это не так. Хотя читерство несколько уменьшилось, оно не исчезло. Что еще более тревожно, по мере того, как члены нашей экспериментальной группы сближались, тенденция к обману ради команды усилилась. Другие эксперименты показали, что если явно видно, что один человек обманывает, члены команды, особенно те, кто чувствует связь с мошенником, скорее всего, отклонятся от своих моральных устоев и увеличат свое мошенничество.Кажется, что измена заразна.

Эти результаты имеют серьезные последствия для неконтролируемой совместной работы в организациях. Хотя рабочие группы могут иметь множество социальных и функциональных преимуществ, они также могут быть более уязвимы перед неэтичным поведением.

Мотив мести: когда клиенты недовольны

Теперь давайте посмотрим на поведение клиентов — область, которая особенно чревата иррациональностью. Это редкая компания, которая постоянно делает своих клиентов счастливыми, хотя многие благородно стараются.И они должны; слишком многие фирмы не понимают цену недовольства клиентов. Действительно, при благоприятных обстоятельствах большинство из нас более чем счастливы отомстить.

Аялет Гнизи из Университета Сан-Диего и я решили выяснить, может ли даже низкий уровень раздражения заставить людей искать возмездия. Если это так, мы могли бы предположить, что мстительное поведение в реальном мире сброшенных звонков, отмен рейсов и штрафов по кредитным картам будет еще более серьезным.

Дэниел, актер, который был нашим нанятым «агентом», дал участникам кафе несколько листов бумаги, покрытых буквами, и попросил их найти подходящие пары.Участникам обещали по 5 долларов за выполнение задания. При этом каждый подписал квитанцию ​​и получил пачку банкнот по 1 доллару. Даниэль «по ошибке» переплатил некоторым из них на два, три или четыре доллара.

В условии «без раздражения» Даниэль объяснил задачу и поставил участников на нее. В состоянии «раздражения» он притворился, что отвечает на свой мобильный телефон, одновременно давая инструкции, в течение 15 секунд говорил с другом о пицце, повесил трубку, а затем продолжил выполнение инструкций, не подтверждая и не извиняясь за то, что принял звонок. .Мы хотели выяснить, будут ли «раздраженные» участники отомстить, оставив у себя дополнительные деньги, которые он им дал.

Лишь 14% подвергшихся грубому обращению Даниэля вернули дополнительные деньги по сравнению с 45% из другой группы. Тот факт, что только 45% вернули дополнительные деньги, достаточно удручает, но поразительно, что 15-секундный телефонный звонок значительно снизил вероятность того, что участники вернут деньги.

В другой версии эксперимента мы хотели узнать больше о побуждении к наказанию.Будет ли иметь значение, утверждал ли Даниэль, что он работал на кого-то другого? Будут ли участники наказывать директора (исследователей, стоящих за исследованием) за плохое поведение агента? Наши результаты показали, что если люди чувствуют необходимость отомстить, они не делают различий между ними.

Это плохая новость для работодателей. Если кто-то, кто работает на вас, расстроит клиента — даже не связанными с работой способами, — вы, скорее всего, заплатите за это. Даже малейший проступок со стороны сотрудника может воспламенить инстинкт решительной мести работодателю, независимо от того, кто виноват.

Что могут сделать представители компании или частные лица, чтобы успокоить инстинкт мести в деловых или личных обменах? Извинения работают, по крайней мере, временно. В еще одной версии нашего эксперимента Дэниел извинился за прерывание телефонного разговора. Мы были удивлены, обнаружив, что выражение сожаления было идеальным лекарством. Процент людей, вернувших лишние деньги, был таким же, как в случае «извинения», так и в случае «без раздражения». Как оказалось, слово «извините» полностью нейтрализовало раздражение.(Конечно, эффективность извинений может уменьшаться с увеличением частоты раздражения.)

Месть и обман — лишь два из иррациональных поступков, лежащих в основе решений сотрудников и клиентов.

Месть и обман — это только два из иррациональных поступков, которые компании обнаруживают в основе решений и действий своих сотрудников и клиентов. Признавая это, каков путь вперед?

Эксперименты с поведением

Эксперименты по поведенческой экономике, которые исследуют решения и действия людей, сильно отличаются от тех видов тестов, которые компании традиционно используют для проверки новых продуктовых идей и маркетинговых концепций или для открытия возможностей.Разница не в самой методологии исследования, а в процессе отбора идей для проверки.

Стандартный бизнес-подход к экспериментам похож на инженерный проект. Он делает сильные предположения о законах, управляющих поведением различных субъектов; вопрос только в том, как объединить их таким образом, чтобы это имело смысл для конкретного приложения. (Компании, собирающие большие объемы данных о транзакциях, далеко впереди в этой области. Гигант казино Harrahs, например, известен тем, что проводит эксперименты с использованием данных клиентов для разработки набора индивидуальных услуг и предложений.) Подход поведенческой экономики, напротив, больше похож на научный проект: мы одновременно ищем руководящие принципы и способы их реализации. Рассмотрим, например:

Ценообразование.

Я не знаю, проводили ли руководители Apple эксперимент по поведенческой экономике, когда они представили iPhone по цене 600 долларов, а затем быстро снизили цену до 400 долларов, но этот шаг выявил кое-что важное о человеческом поведении. Запечатлевая цену в 600 долларов в умах людей, Apple смогла заставить потребителей думать, что 400 долларов — это очень выгодная сделка.При стандартном подходе к установлению цен люди, работающие в группе ценообразования Apple, могли спросить фокус-группы о различных ценах на телефон и на основе отзывов участников выбрать цену, которая, по их мнению, максимизирует прибыль (400 долларов США). Но если бы Apple установила начальную цену в 400 долларов, у потребителей не было бы оснований для сравнения, поскольку они никогда раньше не видели такой продукт.

Приняв точку зрения поведенческой экономики, Apple могла бы начать с того, что поставила под сомнение предположение о том, что люди будут знать, как оценивать новаторский продукт, и, таким образом, поставила бы различные эксперименты с ценообразованием.Цель этого типа теста — не просто найти оптимальную цену, но и выяснить, как люди приходят к решению покупать по этой цене. Компаниям также необходимо учитывать, как начальная цена может повлиять на восприятие стоимости в течение длительного времени.

Запуск продукта.

Поведенческие экономисты могут также рассмотреть роль привычки и доверия в выборе потребителя. Возьмем производителя, который планирует продавать моющее средство тройной концентрации, исходя из теории, что экологически сознательные потребители предпочтут избавляться от отходов.Учитывая почти автоматическое желание покупателей приобрести то же моющее средство, должен ли производитель упаковать концентрат в бутылку стандартного размера и взимать за него больше? Или производителю следует попытаться сломить силу потребительской привычки и упаковать концентрат в бутылку, размер которой составляет треть оригинала? А как насчет доверия? Если потребители не верят, что производитель поставляет более концентрированный продукт, учитывая, что продукт пахнет и выглядит так же, как и раньше, будут ли они готовы за него платить? Как производителю преодолеть это препятствие?

Заказчик.

В настоящее время различные компании используют подход, основанный на поведенческой экономике, для более тщательного изучения поведения клиентов и сотрудников. Например, одна автомобильная страховая компания обнаружила, что большинство людей при заполнении форм, в которых спрашивают, сколько миль они проехали за год, утверждали, что проехали меньше, чем на самом деле. Основываясь на открытии того, что люди менее склонны к обману после напоминания об их собственных этических стандартах, компания переместила линию подписи в верхнюю часть формы.Кандидаты, подписавшие форму вверху, сообщили, что проезжают в среднем на 2700 миль в год больше, чем те, кто подписал в конце. ( Примечание редактора, 21 августа 2021 г .: Независимые исследователи обнаружили, что некоторые данные, представленные в этом исследовании о недобросовестности, были сфальсифицированы. )

В другом примере кабельный гигант Comcast начал решать проблему мести клиентов, используя Twitter для проактивного реагирования на проблемы. Директор по цифровому обслуживанию Фрэнк Элиасон обнаружил, что, выполнив поиск по слову «Comcast» (или, иногда, «Comcrap»), он может найти недовольных клиентов, которые просто высказывались перед собой и своими друзьями, и ответить на их проблемы. прежде, чем они стали официальными жалобами.(Другие компании, включая JetBlue, General Motors, Kodak, Dell и Whole Foods Market теперь также отслеживают комментарии клиентов в Twitter.)

Создание потенциала поведенческой экономики

Поведенческую экономику можно рассматривать как удручающую; в конце концов, многие из наших экспериментов показывают, что люди неспособны принимать правильные решения. Многочисленные результаты показывают, что мы эмоциональны, близоруки, легко сбиваемся с толку и отвлекаемся. Тем не менее компании, инвестирующие в поведенческие эксперименты, могут радикально улучшить процесс принятия решений и снизить риски.

Фирмы, заинтересованные в экспериментах с поведением, должны понимать, что этот процесс требует много времени и требует деликатности. Слишком часто компании стремятся узнать что-то о привычках своих клиентов, но обнаруживают, что их метод исследования неверен, а выводы неверны. Умные организации будут развивать способность к поведенческой экономике, нанимая квалифицированных экспериментаторов и проводя небольшие испытания, которые опираются друг на друга.

Как только понимание иррациональности встроено в структуру организации, подход поведенческой экономики может быть применен практически ко всем областям бизнеса, от управления и отношений с сотрудниками до маркетинга и обслуживания клиентов.Это, вероятно, наиболее полезно в областях, о которых мы меньше всего знаем, например о взаимосвязи между компенсацией и производительностью, риском и вознаграждением, лояльностью и потребительскими привычками, а также ценообразованием и покупательским поведением. По мере того, как компании становятся более склонными подвергать сомнению свои предположения, узнавать что-то о пристрастиях своих заинтересованных сторон и делиться результатами своего обучения, они, несомненно, станут намного мудрее.

Версия этой статьи появилась в выпуске журнала Harvard Business Review за июль – август 2009 г.

От межвоенной экономики к ранней современной теории игр

Автор (ы): Джоколи, Никола
Рецензенты: Отправлено, Эстер-Мирьям

. Издатель: E (Декабрь 2003 г.)

Никола Джоколи, Моделирование рациональных агентов: от межвоенной экономики до ранней современной теории игр . Челтенхэм, Великобритания: Эдвард Элгар, 2003. x + 464 стр. 125 долларов США (ткань), ISBN: 1-84064-868-6.

Отзыв на EH.NET Эстер-Мирьям Сент, Департамент экономики и политических исследований, Университет Нотр-Дам.

В последние месяцы в рассылке Истории экономического общества произошел жаркий обмен мнениями между Дэвидом Коландером, Роем Вайнтраубом и другими, которые стояли за «тонкой» или «толстой» историей экономики (см. Http: // eh. net / HE / hes list / list archive.php). В дискуссиях тонкая история ассоциировалась с традиционным экзегетическим подходом к истории экономических идей или обзоры литературы с более широким пониманием литературы и контекста времени.Плакаты к списку, казалось, соглашались с тем, что это тот тип истории, который принадлежит экономическим факультетам. С другой стороны, насыщенная история касается отношения экономики к другим дисциплинам и вовлечения экономических идей в экономику и различные другие социальные процессы. Таким образом, это тот тип истории, который больше подходит для факультетов истории. Другой контраст, который можно провести, — это между рациональной и исторической реконструкцией (см. Khalil 1995; Rorty 1984), где рациональная реконструкция (или точка зрения вигги) начинается с идеи о том, что теория одной школы может быть извлечена без особого насилия из мысли автора, его базовое видение и окружающий контекст.Историческая реконструкция (или контекстуалистическая перспектива), с другой стороны, основана на предпосылке, что выделение и сравнение периферий без учета их соответствующих мыслей или исторического контекста неизбежно нарушает конституцию одной теории в пользу другой.

Что предлагает Никола Джоколи в Моделирование рациональных агентов: от межвоенной экономики до ранней современной теории игр — это тонкая история или рациональная реконструкция. Игнорируя исторические обстоятельства, личные перипетии, академические отношения, доступность финансирования и т. Д., Он сосредотачивается почти исключительно на письменных текстах.Это привело его к утверждению, что период примерно с 1900 по 1970 год характеризовался изменением образа экономических знаний, что привело к изменению совокупности знаний. В частности, Джоколи утверждает, что образ знания в экономике сместился с систем сил на системы отношений. По пути совокупность знаний перешла от рациональности как максимизации к рациональности как последовательности, а также от процессов к условиям, от интереса к поведению к формальному представлению, от исчисления к топологии, от физики к математике и так далее.

По мнению Джоколи, изменение образа знания в экономике и сопутствующий сдвиг в совокупности экономических знаний помогает объяснить падение и подъем теории игр. Вкратце, Modeling Rational Agents утверждает, что период до Второй мировой войны характеризовался уходом от психологии, а также бегством от совершенного предвидения. Если первое было связано с образом систем отношений, то второе было конгруэнтно системам сил.Другими словами, согласно анализу Джоколи, экономика оказалась в тупике во время Второй мировой войны, когда в послевоенный период дисциплина медленно перешла к взглядам на системы отношений. Во время этого постепенного сдвига подход фон Неймана и Моргенштерна к теории игр и предполагаемый акцент на силовых структурах пошел вразрез с течениями дисциплины. Джоколи утверждает, что интерпретация теории игр Нэшем была омрачена другими трудностями, препятствовавшими ее принятию основной экономической теорией. В частности, Равновесие Нэша, по-видимому, не имеет убедительной интерпретации и может быть понято как фиксированная точка или в рационалистических терминах.В то время как первая была принята, она также соответствовала образу систем отношений. По мнению Джоколи, только после того, как экономика завершила переход к взглядам на системы отношений, она была готова принять теорию некооперативных игр. Он заключает: «Именно трансформация неоклассической экономики в направлении последовательного взгляда на рациональность и, в более общем плане, образа SOR [системы отношений] сделала возможным возникновение некооперативной теории игр и NE [равновесия Нэша]. ] к их нынешней выдающейся роли »(стр.342).

В результате сосредоточения внимания на тонкой истории или рациональной реконструкции, Modeling Rational Agents неизбежно подвергнется той же критике, что и в HES List. Как проницательно замечает Рорти (1984, с. 54), рациональные реконструкции вряд ли сходятся воедино, и нет причин, по которым они должны это делать. Тем не менее, уроки, которые можно извлечь из тонкого подхода, принятого автором, неясны. Джоколи создает впечатление, будто экономисты двадцатого века были всего лишь пешками в неизбежной грандиозной схеме.Что мы узнаем из этого об экономической дисциплине? И если в образе экономики действительно произошла трансформация, то как можно понять недавнее признание ограниченной рациональности со стороны теоретиков игр, экономистов рациональных ожиданий и т.п. Несмотря на заявление Джоколи о том, что «двумя ключевыми нововведениями, вызванными образом SOR [системы отношений], были триумф последовательного взгляда на рациональность и отказ от проблемы обучения» (стр.346), недавние события отмечают отход от рациональности как последовательного поведения к интересу к обучению со стороны экономических агентов. Кроме того, у читателя часто остается больше вопросов, чем ответов. Может ли богатая история экономики двадцатого века быть убедительно отражена в простом, плавном и логичном повествовании, в котором основное внимание уделяется переходам от сил к отношениям?

Как бы то ни было, книга Джоколи — это впечатляющий образец силы, основанный на обширной и обширной литературе.Это обязательное чтение для всех, кто желает по-новому взглянуть на историю экономики прошлого века.

Артикул:

Халил, Элиас Л. 1995. «Экономика прогрессирует? Прямолинейная, историческая, универсалистская и эволюционная историографии ». История политической экономии , 27: стр. 43-87.

Рорти, Ричард. 1984. «Историография философии: четыре жанра». Ричард Рорти, Джером Б. Шнеуинд и Квентин Скиннер, ред., Философия в истории: Очерки историографии философии , стр.49-75. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Отправлено, Эстер-Мирьям. Скоро. «Наследие Герберта Саймона в теории игр». Журнал экономического поведения и организации .

Эстер-Мирьям Сент — адъюнкт-профессор экономики и научный сотрудник Института науки, технологий и ценностей Рейли Университета Нотр-Дам. Она является автором книги «Эволюционирующая рациональность рациональных ожиданий: оценка достижений Томаса Сарджента » (Cambridge University Press, 1998) и редактором вместе с Филипом Мировски книги «Наука, купленная и проданная: очерки экономики науки » ( University of Chicago Press, 2002).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.