Ренцо пиано: Please Wait… | Cloudflare

Содержание

Ренцо Пиано — основатель стиля хай-тек в архитектуре

Ренцо Пиано — один из самых востребованных архитекторов современности. Он является лауреатом Притцкеровской премии 1998 года, одним из основателей стиля хай-тек и владеет архитектурной мастерской Renzo Piano Building Workshop.

В этом материале вы узнаете:

  • о жизни Ренцо Пиано;
  • характерные черты его архитектуры;
  • о нескольких значимых проектах архитектора;
  • что такое стиль хай-тек;
  • интересные факты об архитекторе.
Портрет Ренцо Пиано

Ренцо Пиано — автор Центра Помпиду во Франции, небоскреба The Shard в Лондоне, офиса газеты The New York Times в Нью-Йорке, музея современного искусства Аструп-Фернли и научного музея NEMO в Амстердаме. Недавно в Москве началась реконструкция здания бывшей ГЭС-2 на Болотной набережной, где планируется открыть культурное пространство. Ренцо Пиано построил проекты в Европе, США, Австралии, Корее, Японии и даже в Новой Каледонии. Типы построек варьируются от жилых комплексов и офисных небоскребов до мостов и аэропортов.

Есть даже ветровой тоннель Ferrari и парусная лодка. Но больше всего он любит возводить музеи, галереи и другие культурные пространства.

Среди заслуг Пиано — участие в деятельности ЮНЕСКО. Он занимался реставрацией исторических построек и старых городов: в Италии, на Крите, на Мальте. Также Ренцо Пиано был послом доброй воли ЮНЕСКО на протяжении 15 лет. В 2006 году журнал Time признал его одним самых влиятельных людей, а в 2013 году архитектора сделали пожизненным сенатором Италии.

Пиано — один из основателей стиля хай-тек наравне с Норманом Фостером, Николасом Гримшоу, Джеймсом Стирлингом и Ричардом Роджерсом. Хай-тек, также известный как поздний модернизм, возник в 70-х годах прошлого века. Этот стиль, по словам архитектора и основателя журнала «The Architects» Колина Дэвиса, — некий баланс между функциональностью и изобразительностью. Основные материалы хай-тека — металл и стекло.

Детство

Ренцо Пиано родился в Генуе в 1937 в семье строителей. Его дед, отец, трое дядей и брат работали в семейной фирме.

В послевоенные годы компания процветала: отстраивала дома, фабрики и продавала материалы. Сам Ренцо поначалу хотел стать музыкантом, но, посчитав, что у него не хватает музыкальных способностей, выбрал стезю архитектора.

Ренцо Пиано в юности и в детстве

Детство Пиано выпало на тяжелый период расцвета национал-социалистического государства Муссолини. Он рос в годы войны и послевоенной разрухи. Пиано наблюдал, как страна постепенно восстанавливается, как вырастают новые здания и налаживается жизнь. Ренцо как сын строителя часто посещал стройки. «Если вы с детства наблюдаете за строительством и видите, что, например, колонна, которую вы помогаете возводить, с каждым днем становится все выше и выше, что это можно сделать своими собственными маленькими руками, то понимаете, что архитектура — это чудо», — признается Ренцо.

Еще одним фактором, повлиявшим на мировоззрение Пиано, стала сама Генуя. Это портовый город, который тесно связан с морем и духом путешествий. Отец Ренцо часто водил его ребенком в порт, где внушительные корабли, похожие на плавучие дома, производили на мальчика огромное впечатление.

Конечно, в становлении будущего мастера не обошлось без влияния архитектурного наследия Италии: «Любой архитектор, родившийся в Италии, находится в пространстве традиции», — говорит сам Пиано.

Учеба

Ренцо Пиано получил образование в архитектурной школе Политехнического университете Милана. Во время учебы он уже сотрудничал с несколькими бюро, работал у своего отца и в офисе Франко Альбини, который был выдающимся архитектором своего времени. Одна из заслуг Альбини — реставрация зданий эпохи Возрождения. Правительство Италии назвало его творчество национальным историческим достоянием. В те же годы Пиано женился на Магде Ардуино, с которой был знаком еще со школы в Генуе, и у них родилось трое детей.

Ренцо Пиано в годы учебы. Верхний ряд, справа

Окончив архитектурную школу, Ренцо Пиано отправился на стажировку в Филадельфию, а потом в Лондон. Первый важный заказ архитектор получил, когда ему было 32 года. Необходимо было спроектировать итальянский промышленный павильон для выставки Экспо-70 в японском городе Осака.

Непосредственным строительством занимался брат Ренцо Пиано — Эрманно. Он принимал участие и в других проектах архитектора, пока не погиб в 1993 году. Павильон для Экспо-70 привлек много внимания, в том числе и Ричарда Роджерса, будущего коллегу Пиано. Два архитектора обнаружили, что имеют много общего, и начали сотрудничество.

Карьера

1971—1976

В 1971 году Ренцо Пиано вместе с британцем Ричардом Роджерсом основал студию «Piano & Rogers» в Лондоне. После учреждения компании они в том же году выиграли конкурс на строительство Национального центра искусства и культуры Помпиду в Париже или, как его еще именуют, Бобур, по названию округа. Этот проект принес им славу и признание и впоследствии стал одной из главных достопримечательностей Парижа. Пиано на тот момент было всего 34 года. В этот период архитекторы занимались еще несколькими проектами. Например, в 1972 году они построили главный офис для компании B&B Italia в Новедрате, к северу от Милана.

Главный офис компании B&B Italia недалеко от Милана Главный офис компании B&B Italia.
Скетч

1977—1980

С 1970-х годов Пиано прекратил сотрудничество с Роджерсом и в 1977 году вместе с инженером Питером Райсом открыл студию «Studio Piano & Rice». Инженер до знакомства с Ренцо уже работал в таких известных проектах, как Пирамида Лувра и Сиднейский оперный театр. Его сотрудничество с Пиано началось со строительства Центра Помпиду. Вместе с ним они сделали несколько проектов, в том числе «гибкие» жилые дома Il Rigo Quarter в Перуджи и мастерскую в Отранто в Италии. К 1981 году партнеры закрыли свою студию, но несмотря на это сотрудничество Пиано с Райсом продолжалось до смерти инженера в 1992 году.

1981—...

К 1981 году «Studio Piano & Rice» уже закрылась, и Ренцо Пиано основал новую студию «Renzo Piano Building Workshop» («Строительная мастерская Ренцо Пиано»). Назвав так студию, архитектор отдал дань семье и подчеркнул важность полученного в детстве опыта.

В свои 55 лет Ренцо Пиано женился второй раз. Это была Эмилия Россато, которую он встретил, когда она пришла работать в «RPBW».

С предыдущей женой Пиано расстался еще раньше, во время строительства Центра Помпиду, когда переехал из Генуи жить в Париж. У Пиано с Россато родился сын Джорджио.

В 1998 году Ренцо Пиано получил Притцкеровскую премию. К этому году он спроектировал уже много крупных и выдающихся проектов. Помимо Центра Помпиду это были музей Коллекции Менил, офисы для компании Lowara, музыкальное пространство Prometeo, стадион Сан-Никола, жилой комплекс Rue De Meaux, аэропорт Кансай в Японии, музей NEMO в Амстердаме и многие другие.

Значимые проекты

The Shard

В 2012 году закончилось строительство самого высокого здания в Великобритании — The Shard («Осколок»). Его возвели прямо в центре города, около Лондонского моста на месте офисных зданий «Southwark Towers». Здесь же располагается крупный транспортный узел «London Bridge»: нижние уровни «Осколка» связаны с железнодорожным вокзалом, автовокзалом и станцией метро. Здесь есть и офисные этажи, и жилые апартаменты с панорамным видом, и рестораны, и даже отель.

Со смотровой площадки на высоте 240 метров открывается головокружительный вид на Лондон.

История возникновения

История этого здания началась в 1999 году, когда Ирвин Селлар решил перестроить старые офисные здания 70-х годов и возвести на их месте «вертикальный город», как он его называл. С этой идеей Селлар пришел к Ренцо Пиано и тот, несмотря на свою неприязнь к высоткам, согласился взяться за работу. Его привлекла идея многофункционального здания в центре города.

Этот проект стал возможен благодаря мэру Лондона Кену Ливингстону. Он проводил политику повышения плотности построек на ключевых транспортных узлах в городе. Благодаря подобным решениям людям удобно добираться до офиса на общественном транспорте, что снижает количество пробок на дорогах. Дела поначалу шли не очень гладко: в 2008 году начался кризис, который приостановил строительство. Оно возобновилось только в марте 2009 года, когда катарские инвесторы решили вложиться в проект.

Особенности архитектуры

«Осколок» представляет собой полностью стеклянное здание пирамидальной формы высотой почти 310 метров.

Несмотря на огромное количество работающих здесь людей парковка рассчитана всего лишь на 40 мест. Это возможно благодаря расположению небоскреба на крупном транспортном узле. При разработке формы архитектор вдохновлялся корабельными мачтами, которыми когда-то была заполнена Темза.

Материал и форма «Осколка» не только несут в себе эстетическую нагрузку, но и помогают сделать высотку менее массивной на фоне остального городского ландшафта. Пиано выбрал экстра-белое стекло, которое максимально хорошо отражает небо и сливается с ним, но обеспечивает естественное освещение. Стены сделаны двухслойными, поэтому избыток тепла не поступает внутрь. Между слоями располагаются жалюзи, которые автоматически реагируют на степень освещенности.

Критика

Местные жители были возмущены «Осколком» еще на этапе строительства: The Shard возвышался прямо посреди исторического центра Лондона и портил вид. Сейчас здание уже стало местной достопримечательностью и неотъемлемой частью городского ландшафта.

Критики тоже ругали небоскреб: за чрезмерную схематичность и простоту фасадов, отсутствие деталей человеческого масштаба. Но Пиано как представитель направления хай-тек во главу угла поставил функциональность, а не эстетические изыски.

Центр Помпиду

Как уже было сказано выше, проектом, принесшим славу Ренцо Пиано, стал Национальный центр искусства и культуры Жоржа Помпиду, или Бобур, как он изначально назывался. Проект задумал президент Франции Жорж Помпиду в 1969 году. В 1971 министерство культуры Франции объявило международный конкурс, в котором приняли участие 681 участник из 49 стран. Победителями в итоге стали Ренцо Пиано и Ричард Роджерс. Центр Помпиду был открыт 31 января 1977 года.

История возникновения

Центр искусства и культуры возник после Красного мая в 1968 году. Это был период социального кризиса во Франции, который вылился в массовые протесты студентов, интеллигенции и рабочих. События мая 1968 года привели к смене правительства и отставке президента Шарля де Голля, место которого занял его политический противник Жорж Помпиду.

Архитекторы хотели отразить этот динамичный период истории в своем проекте.

Особенности архитектуры

Главная архитектурная идея Пиано и Роджерса, благодаря которой они и выиграли конкурс, заключалась в решении вынести все коммуникации на внешнюю часть здания. Таким образом они освободили огромное пространство внутри Центра Помпиду, которое можно было полностью отдать во власть искусства. Смысл такой демонстрации неприглядных внутренностей здания заключался еще и в том, чтобы раскрыть и продемонстрировать принцип функционирования Центра.

Все коммуникации имеют свой цвет. Арматура окрашена в белый, лестницы и конструкции лифтов — в серебристо-серый, вентиляция — в синий, водопровод и противопожарные трубопроводы — зеленый, электрические элементы — желтый и оранжевый. А кабины лифтов и другие элементы для перемещения окрашены в красный цвет. Самый яркий и запоминающийся элемент фасада — это красный эскалатор длиной в 150 метров, с которого открывается замечательный вид на город.

После открытия в 1977 году Бобур стал превращаться в одну из достопримечательностей города. Сейчас в Центре Помпиду находятся музей современного искусства (MNAM), справочная библиотека, центр промышленного дизайна, детская библиотека, центр искусств, центр аудиовизуальных исследований (IRCAM) и рестораны. Все это привлекает огромное множество посетителей, и теперь через его двери проходит до 3,8 миллионов человек в год.

Критика

Хотя сейчас Центр Помпиду — один из самых популярных мест города, изначально на него обрушилось множество критики за вызывающий внешний вид: его даже сравнивали с нефтеперерабатывающим заводом. С Роджерсом произошла неожиданная история, когда он стоял возле центра Помпиду. Шел дождь, и одна дама пригласила его укрыться под ее зонтом. Но узнав, что рядом с ней стоит один из авторов этого «ужасного» строения, ударила его этим же самым зонтиком.

Ренцо Пиано сам осознает проблемы своего самого знаменитого проекта. Он говорит, что Центр Помпиду — «двойная провокация: вызов академизму, а также пародия на технологические образы нашего времени. Воспринимать его как хай-тек — это недоразумение». Пиано отзывается о нем как о «провокации невоспитанной молодежи», а о себе и Роджерсе — как о сумасшедших.

Культурный центр Жан-Мари Тжибау

Этот культурный центр расположен в Новой Каледонии, которая находится в Тихом океане. Он был задуман, чтобы снизить этническую напряженность между местным населением и европейцами. Новая Каледония — это особое административно-территориальное образование Франции, расположенное на одном из островов Меланезии. Культурный центр был построен, чтобы сохранить и популяризировать культуру коренных жителей островов, канаков.

Экспозиция в центре Тжибау
История возникновения

В 80-х годах прошлого века в Новой Каледонии проходили выступления за независимость, включая массовые демонстрации и вооруженную партизанскую войну. Дело дошло до захвата заложников на острове Увеа в 1988 году. Французское правительство, не желая вступать в переговоры с протестантами, осуществило жестокую акцию, в ходе которой были убиты несколько канаков. После этого шокирующего случая Франция пошла на уступки. Позже было принято решение предоставить Новой Каледонии высокий уровень автономии и уделить внимание охране местной культуры.

Лидером гражданской войны был Жан-Мари Тжибау, сын племенного вождя, выпускник Сорбонны, основатель и руководитель Канакского социалистического фронта народного освобождения. В его честь и был назван культурный центр, который строили в период с 1993 по 1998 год. В создании проекта Пиано помогали вдова революционера Мари-Клод Тжибау и антрополог Албан Бенса. Сам архитектор также провел некоторое время с местными жителями, чтобы лучше понять их культуру.

Особенности архитектуры

При создании проекта Ренцо Пиано вдохновлялся традиционными соломенными домами коренного населения островов. Павильоны построены из прочного африканского дерева ироко, которое устойчиво к термитам. Температура воздуха в павильонах регулируется за счет естественных потоков воздуха, движущихся со стороны залива. Это достигается благодаря двум строительным решениям. Во-первых, стены сделаны двухслойными: внешний, деревянный слой, и внутренний — стеклянный. Во-вторых, горизонтальные жалюзи реагируют на потоки воздуха, контролируя температуру.

Десять павильонов расположены тремя группами, в каждой из которых одна хижина выше других — по принципу дома вождя племени. В павильонах находятся открытый театр, офисы для историков, исследователей и кураторов выставок, мультимедийная библиотека, залы для конференций и школа для детей, где они учатся местным видам искусства. Также тут располагаются выставочные залы для постоянных и временных экспозиций, где посетители знакомятся с культурой и историей канаков. Есть и студии для занятий творчеством: танцами, живописью, скульптурой и музыкой.

Критика

Несмотря на все почести, проект Пиано подвергся критике. Хотя форма Центра абстрактно красива и экологически продумана, она неизбежно чужда местной культуре и традиции строительства. Даже древесина, из которой изготовлены хижины, импортная, хотя ее предназначением было напоминать традиционные для местного строительства материалы. Получилось, что памятник культуре канаков, как и сам народ, стал жертвой вездесущей глобализации.

ГЭС-2

Превращение бывших промышленных зданий в культурные пространства уже стало распространенным явлением. Просторные грубоватые помещения, пропитанные историей, как нельзя лучше гармонируют с современной культурой. Очередным таким зданием в 2019 году станет бывшая ГЭС-2, расположенная рядом с Красным Октябрем в Москве.

История возникновения

ГЭС-2 возникла в начале XX века, когда в Москве появились первые трамвайные линии. Чтобы обеспечить их электроэнергией, в 1907 году построили первую государственную электростанцию — ГЭС-2. Проектом занимался В. Н. Башкиров при участии В. Г. Шухова. В 2006 году электростанцию закрыли, а в 2014 Леонид Михельсон, основатель фонда современного искусства V-A-C, решил построить здесь музей и купил здание. В качестве архитектора пригласили Ренцо Пиано.

Особенности архитектуры

Этот проект перекликается с Центром Помпиду: Пиано планирует сделать инженерные коммуникации частично видимыми, но уже в более мягкой и ненавязчивой форме. Архитектор таким образом стремится показать посетителям всю подноготную здания, отвечающую за экологию. Например, некоторые части труб для забора воздуха планируется сделать прозрачными, чтобы было видно вентиляционное оборудование.

Музей — очень интересный проект с точки зрения людей. Строить здания интересно, но еще интереснее придумывать новые пространства

В этом проекте Ренцо Пиано стремится создать такое пространство, куда люди смогут приходить ради искусства, нового опыта, чувства единства и общности ценностей. «Музей — очень интересный проект с точки зрения людей. Строить здания интересно, но еще интереснее придумывать новые пространства», — говорит Пиано.

Также важная идея этого проекта — экология. Например, трубы, через которые прежде отводился грязный воздух, теперь станут стальными и будут забирать чистый на высоте 70 метров. Главный фасад здания будет защищать помещения от холода, получать электроэнергию от солнца, а также ограждать галереи от прямых солнечных лучей. Кроме солнечной планируется использовать энергию реки. Во дворе ГЭС-2 разобьют небольшую березовую рощу.

Пространство внутри здания сделают максимально прозрачным. Стеклянные потолок и стены на первом этаже будут пропускать много естественного света. Внутренние помещения Пиано планирует разделить на зоны со множеством разных функций: для любого рода выставок, экспозиций и образовательных программ. Также будет пространство со Школой Искусств, где будут обучаться критики, историки искусств и кураторы выставок.

Характерные черты архитектуры Ренцо Пиано

В своих первых проектах Ренцо Пиано экспериментировал с различными материалами и методами строительства, стремясь к гибкости и легкости пространства. Одной из целей исследования были нетрадиционные в архитектуре материалы и возможность их применения в строительстве. В итоге это сформировало его будущий стиль.

У Ренцо Пиано нет жестких рамок, в которых он создает свои проекты. Он считает, что архитектура должна отвечать потребностям людей, окружающей среды и соответствовать своей задаче. Поэтому его проекты не очень похожи друг на друга. Тем не менее, есть несколько черт, которые часто встречаются в архитектуре Пиано.

Слияние со средой

Ренцо Пиано уделяет большое внимание среде, в которой предстоит вырасти будущей постройке: он стремится вписать здание в ландшафт и использует местные материалы для слияния с пейзажем. Так, например, основной материал Церкви Падре Пио в итальянской провинции Фоджия похож на местный красный песчаник.

Центр Пауля Клее в Швейцарии продолжает холмистый пейзаж и перекликается с картинами художника

Пиано старается понять окружающую среду и создать то, что будет целесообразно локальным потребностям. Как пример — Центр Пауля Клее в Швейцарии, который продолжает холмистый пейзаж. Архитектор говорит о своем подходе: «Есть люди, которые приходят к вам со своей архитектурой, как с чемоданом, и переставляют его из Америки в Европу, из Парижа в Мадрид, из Нью-Йорка в Сидней. А я сначала прогуливаюсь с моей сигарой и смотрю, смотрю…»

Здание наизнанку

Вынесенные наружу коммуникации — самая яркая особенность Центра Помпиду. Этот прием Пиано использовал и в некоторых других своих работах. Первой такой постройкой стал павильон Экспо-70. Позже — фабрика Thomson Optronics во Франции и главный офис компании B&B Italia.

Коммуникации Центра Помпиду вынесены наружу

Цветные коммуникации Центра Помпиду находятся на всеобщем обозрении и таким образом демонстрируют принципы функционирования здания. С такой же целью в культурном пространстве ГЭС-2 некоторые части труб для забора воздуха сделают прозрачными, чтобы было видно вентиляционное оборудование.

Свет и воздух

Еще одно характерное отличие архитектуры Ренцо Пиано — это его любовь к свету, воздуху и работе с пространством в целом. «В моей архитектуре я стараюсь использовать нематериальные элементы, такие как прозрачность, легкость, вибрации света. Я считаю, что они являются такой же частью композиции, как форма и объем», — говорит архитектор.

Штаб-квартира Парижской ассоциации адвокатов. Вся жизнь здания как на ладони

«Ингредиенты в архитектуре одни и те же: свет, воздух и бриз»

Например, здание газеты The New York Times полностью стеклянное, и естественный свет свободно проникает внутрь. Здесь Пиано также вкладывал идею и о «прозрачности» самой газеты. «Ингредиенты в архитектуре одни и те же: свет, воздух и бриз», — делится своим взглядом на архитектуру Пиано.

Энергосбережение

Пиано часто строит здания двухслойными. Это снижает энергопотребление за счет лучшего теплообмена и использования естественного освещения и энергии ветра. Например, стены комплекса Cité Internationale в Лионе сделаны из стекла и терракоты. Зазор между ними работает как теплообменник, сохраняя тепло внутри зданий.

Культурный центр фонда Ставроса Ниархоса в Греции

Помимо энергосберегающих технологий Пиано часто включает в свои проекты озеленение прилегающей территории. Это и Культурный центр фонда Ставроса Ниархоса в Греции, и крыша Калифорнийской академии наук. Американский институт архитекторов отметил последний проект Пиано как один из самых ярких и эффективных примеров «зеленой архитектуры».

Ренцо Пиано об архитектуре

В своей речи на вручении Притцкеровской премии Пиано сказал несколько слов о том, что для него значит архитектура. В первую очередь он считает ее услугой, то есть таким искусством, которое служит определенной цели. Архитектор несет особенно высокую ответственность за свое творение. Ведь плохую книгу можно закрыть, а музыку выключить. От уродливого же строения напротив окон своего дома никуда не деться. Архитектура, как считает Пиано, должна быть открытой и комфортной для людей.

Архитектура — это общество, потому что она не может существовать без людей и их стремлений.

Ренцо Пиано также сравнил архитектуру с айсбергом. Его верхушка — это то, что видит обыватель. Но наверх ее выталкивает подводная часть, которая состоит из трех элементов: общества, науки и искусства. Эти составляющие Пиано считает наиболее важными частями своей деятельности. Архитектура — это общество, потому что она не может существовать без людей и их стремлений. Также архитектура — это наука: архитектор должен быть исследователем, иметь любопытство, мужество и тягу к приключениям. И, наконец, архитектура — это искусство: она вызывает у человека эмоции и делает это своим собственным языком, состоящим из пространства, пропорций, света и материалов.

Другие работы Ренцо Пиано

Интересные факты

— Ренцо Пиано изначально мечтал стать музыкантом, а свой окончательный выбор профессии он объяснил так: «Я хотел стать музыкантом, но был недостаточно хорош, поэтому стал архитектором».

— Ренцо Пиано принимал участие в деятельности ЮНЕСКО. Архитектор реконструировал город Отранто в 1979 году, восстановил центр Генуи, древние арсеналы Ханьи на острове Крит, городские ворота Валетты на Мальте, построил культурный центр «Jean Marie Tjibaou» в Нумеа. Также он создал экспериментальную студию «UNESCO & Workshop» в Везиме (Италия). В 1995 году Пиано был назначен послом доброй воли ЮНЕСКО.

— У Пиано 50 сотрудников в компании и три офиса: в Париже, Генуе и Нью-Йорке — в тех странах, где у него больше всего заказов. Он живет в Париже в старом доме XVII века, недалеко от своего офиса.

— Любимый архитектор Ренцо Пиано — Брунеллески, мастер эпохи Возрождения, автор купола над знаменитым собором Санта Мария дель Фьоре во Флоренции.

— Дочь Ренцо Пиано Лия, — единственная из его детей пошла по стопам отца и стала архитектором.

— В январе 1995 года в японском Кобе произошло землетрясение силой в 7 баллов по шкале Рихтера, нанесшее огромные разрушения городу. На таком же расстоянии от эпицентра находился аэропорт Кансай, спроектированный Пиано, но там не разбились даже стекла. Позже, в 1998 году, аэропорт выдержал разрушительный тайфун скоростью в 200 км/ч.

— The Shard мог бы стать самым высоким небоскребом в Европе. Но пока он возводился, его опередили московские «Око», «Федерация» и «Меркурий», а теперь еще строящиеся «Лахта-центр» в Петербурге и «Ахмат-Тауэр» в Грозном.

Интервью с Ренцо Пиано на английском


Если вас заинтересовали работы Ренцо Пиано, предлагаем прочитать про его музей современного искусства Аструп-Фернлистатью в статье про архитектуру Норвегии. Также Losko писал биографии и о других архитекторах:

— Ле Корбюзье — гениальный новатор в современной архитектуре;

— Людвиг Мис ван дер Роэ — гений свободной планировки;

— Фрэнк Гери — экспрессивный гений деконструктивизма;

— Алвар Аалто — эталон скандинавской архитектуры;

— Заха Хадид — первая женщина, получившая Притцкеровскую премию.

А также следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Вконтакте, Facebook, Telegram — @loskomag, Instagram. Если вы цените свой и чужой труд, то всегда можете поддержать нас финансово на Patreon.

Ренцо Пиано - архитектор воздушных домов | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

"Вывернутый наизнанку" Центр имени Жоржа Помпиду в Париже, угловатая строгость терракотового фасада Debis-Haus на Потсдамской площади в Берлине и мягкие волны торгового центра Weltstadthaus в Кëльне, - все это творения архитектора Ренцо Пиано. Удивительно, что столь разнообразной может быть архитектура, "рожденная" в воображении одного зодчего, не повторяющегося, а открывающего себя заново в каждом новом проекте.

Итальянец по происхождению, ныне архитектор с мировым именем, Ренцо Пиано проектировал круизные лайнеры, концертные залы, мосты и музеи, аэропорт и церковь, перестраивал старый порт и покинутые городские кварталы. Среди его работ есть даже аэродинамическая труба для Ferrari. 14 сентября архитектору, в котором замечательным образом сочетаются радикальность новатора и самоуверенность классика, исполняется 75 лет.

Пионер хай-тека

Ренцо Пиано родился в Генуе, городе, чья история неразрывно связана с морем. Он вырос в семье строителя, и по желанию семьи должен был стать инженером и пойти по стопам отца. Но Ренцо решил изучать архитектуру и с особым удовольствие экспериментировал с разнообразными строительными материалами. Его заявка на свое место в современной архитектуре была радикальной, дерзкой: Центр Помпиду в Париже (Национальный центр искусства и культуры имени Жоржа Помпиду) стал проектом, мгновенно прославившем его на весь мир. Он открылся в 1977 году, Ренцо Пиано тогда было 39 лет.

Ренцо Пиано

Центр Помпиду, коренным образом изменивший вид красивейшей столицы Европы, Ренцо Пиано спроектировал совместно с британским дизайнером Ричардом Роджерсом. Здание, в котором все коммуникации - от вентиляции до электроснабжения - не спрятаны от глаз людей, а вынесены на внешнюю сторону здания и окрашены в яркие цвета, было многими встречено в штыки, и страсти по нему кипели как минимум еще десятилетие.

Тем не менее, именно Центр Помпиду вошел в историю архитектуры как первый проект, реализованный в стиле хай-тек. Этот стиль отличают технологичность и простота, и орнаментом в нем служат лишь структура и конструкция зданий. Правда, есть в нем и преувеличение, чрезмерное выставление напоказ определенных элементов, о чем, собственно, и свидетельствует Центр Помпиду.

Гармония места

Впрочем, в своем творчестве Ренцо Пиано не стремится строго следовать какому-либо одному архитектурному стилю. Что же для него важно? Знатоки архитектуры подчеркивают особую прозрачность, легкость его зданий, которые кажутся как бы подвешенными в воздухе.

Сам Ренцо Пиано сказал однажды в интервью журналу Spiegel, что хочет строить дома, отвечающие потребностям людей, не нарушающих гармонии места, в котором их строят. Источником вдохновения для него служит место строительства, и, по утверждению самого мастера, он не возьмется за карандаш и бумагу, пока не обойдет участок вдоль и поперек, не осмотрит каждый уголок отведенной под стройку территории.

Так было и на Потсдамской площади, по которой во время "холодной войны" проходила Берлинская стена, а сама площадь превратилась в заросший травой пустырь. После воссоединения Германии в 1990 году встал вопрос о застройке этого исторического места. По проекту Ренцо Пиано был построен Debis-Haus - здание, принадлежащее концерну Daimler. Оно было открыто в 1997 году. Архитектор участвовал и в планировании всего квартала, который составляют несколько современных высотных домов.

Ставка на будущее

Debis-Haus - здание теплого терракотового цвета состоит из нескольких частей различной высоты, что визуально "разбивает" постройку и придает ей особую изящность. Венчает ее башня высотой в 106 метров с логотипом debis. Здание построено с учетом экологической функциональности: в нем предусмотрена специальная теплоцентраль, а фасад частично облачен в "оболочку" из стеклянных пластин, которые опускаются и поднимаются в целях вентиляции. Крыша дома засажена зеленью, а дождевая вода, которая собирается в цистерны, используется для слива в туалете.

Weltstadthaus в Кëльне

Одним словом, искусство архитектуры в понимании Ренцо Пиано невозможно без ответственности строителя перед людьми и природой. Его проекты подчиняются не только законам его профессии, но учитывают и технологический, и экологический, и социальный аспекты современного строительства.

За свое творчество Ренцо Пиано был отмечен многочисленными наградами. Он является, в частности, лауреатом Притцкеровской премии 1998 года, которая считается аналогом Нобелевской премии в области архитектуры.

Зачем отвлекать внимание от искусства? Архитектор ГЭС-2 Ренцо Пиано о «супермузеях»

Я вообще люблю отвлекать людей. Я думаю, искусство — это в том числе эмоции, любопытство, игра. А если серьезно, обычно, когда мы говорим о пространстве для искусства, мы имеем в виду тихое место. Место, которое обладает визуальной тишиной, акустической тишиной — всеми характеристиками, которые нужны для того, чтобы просто созерцать искусство. Но, говоря об искусстве, мы предполагаем множество компонентов. И ГЭС-2 станет воплощением именно такого подхода к искусству.

Помните, в Центре Помпиду проходила выставка «Париж—Москва» (в 1979 году, в экспозиции которой использовали 2500 экспонатов. Картины советских новаторов Казимира Малевича, Василия Кандинского, Александра Родченко показывались вместе с работами их современников из Франции — Пикассо, Брака, Матисса. Специально для проекта реконструировали «Башню III Интернационала» Татлина и «Трибуну» Лисицкого. — Прим. The Blueprint)? Она продолжала серию из других подобных выставок — «Париж—Нью-Йорк», «Париж—Берлин», — но мне больше всего понравилась «Париж—Москва», она была самая красивая. На ней показали огромный пласт работ, которые формировали тогдашнюю культуру, арт-сцену двух крупных городов. По сути, на той выставке были все великие экспонаты прошлого века. Здесь [в ГЭС-2], в таком просторном здании, на такой огромной площади, тоже должно быть все, что мы называем современным искусством.

Я не представляю, как можно было бы не сделать этого, не воспользоваться таким исходным материалом. И я искренне надеюсь, что ГЭС-2 станет пространством, где тоже можно будет показать любой великий экспонат, навсегда вошедший в историю. Что здесь можно будет увидеть работы Шагала или башню Татлина. Я правда мечтаю об этом. Это должно стать местом, которое соединит Москву со всем миром. У нас, конечно, планируются галерейные пространства для произведений искусства, но еще тут будет площадь, театр, мастерские. Каждый будет ходить по ГЭС-2 своими путями и заниматься тем, что интересно именно ему.

С одной стороны, здесь будут предметы искусства, но с другой — это место про искусство проводить время вместе. Потому что я люблю делать пространства для людей, люблю отвлекать людей от чего бы то ни было. Я люблю делать музеи, которые не похожи на музеи, или офисы, не похожие на офисы — с пространствами для творчества, с библиотеками.

Обычно, когда мы говорим об искусстве, мы упускаем одну его важную функцию — удовольствие. Искусство невозможно без удовольствия созерцать его и разделять эти мгновения с другими людьми. Но есть еще одна очень важная составляющая искусства — красота. Красота — это великая составляющая. Красота в каждом месте мира — это нечто особенное, это не просто красота. Особенно в моей стране, в Италии. Нет ни одного места в мире, где у слова «красота» было бы лишь одно значение. «Красивый» по-английски также значит «хороший». Точно так же и на языке моей страны. Bello — это не просто «красиво», и то же самое с испанским lindo. Поэтому, конечно, когда ты придаешь форму хаосу, она должна быть не просто красивой, она должна быть хорошей во всех смыслах. И я обещаю, это пространство будет очень красивым и хорошим.

Я очень люблю слова Достоевского — вы точно знаете их, он же ваш соотечественник. Когда-то он сказал: «Красота спасет мир», помните? Возможно, конкретно эта красота [ГЭС-2] и не спасет мир, но она точно поможет людям красиво и хорошо проводить время друг с другом. И если вы создаете место, где люди будут встречаться с другими людьми, это очень важно. У них также будет много поводов, чтобы исследовать места вокруг — под, над и рядом с этим зданием. Это искусство или нет? Я не знаю. Но точно знаю, что мы создали во всех смыслах красивое место, которое поменяет отношение людей к тому, как проводить время друг с другом, — и создаст ощущение красоты и общности.

Солонеба | Ренцо Пиано: конструктивное чудо

Источник моего вдохновения? В подсознании.
Ренцо Пиано

Вот казалось бы: Ренцо Пиано – один из прародителей стиля хай-тек, но сам зодчий признаётся, что питает отвращение к современным архитектурным стилям. Привязанность к определённой модной стилистике представляется итальянскому пионеру высоких строительных технологий как некая форма нарциссизма: когда архитектор из раза в раз повторяет в своих работах определенные приёмы, пытаясь добиться узнаваемости. Вероятно, именно поэтому работы самого Пиано столь не похожи друг на друга.

Вслед за детством

Каждые выходные отец брал Ренцо в порт, где он, будучи еще неоперившимся юнцом, наблюдал за кораблями. А корабли, как известно, – это огромные плавучие дома. Детское сознание рисовало необычайной красоты картины, в которых дома-корабли отрываются от воды и парят над морскими гладями. «Это было похоже на какой-то нереальный город, – вспоминает архитектор, – в котором все постоянно движется». Неслучайно в беседах г-н Пиано любит подчеркивать, что детские впечатления во многом повлияли на его восприятие окружающей действительности и стали катализатором формирования идеи о зданиях, вступающих в спор с гравитацией.

Если вы с детства наблюдаете за строительством и видите, что, например, колонна, которую вы помогаете возводить, с каждым днем становится все выше и выше, что это можно сделать своими собственными маленькими руками, то понимаете, что архитектура – это чудо.
Ренцо Пиано

Младые лета Ренцо пришлись на времена правления Муссолини и на последовавшую после войны разруху, когда его родная Италия медленно начинала становиться на ноги и приходить в себя от бесчинств и массовых погромов. Строительное ремесло, по понятным причинам, было в цене и почёте. Отец Ренцо Пиано, его дед и даже братья отца были строителями. Так что зодческие наклонности в данном случае можно соотнести с семейными традициями. «Отец, конечно, не был особенно выдающимся зодчим, – признается Пиано спустя годы, – не создал Эйфелеву башню. Он делал дома. Но если вы с детства наблюдаете за строительством и видите, что, например, колонна, которую вы помогаете возводить, с каждым днем становится все выше и выше, что это можно сделать своими собственными маленькими руками, то понимаете, что архитектура – это чудо». Вероятно, именно у отца Ренцо перенял идею о сущности настоящего мастерства, что вылилось впоследствии в умение выверено сочетать в своих объектах как высокое искусство, так и объективную конструкторскую мысль.

Дом-монстр

Первым проектом, который сразу же принес Пиано международную известность, стало здание Национального культурного центра имени Жоржа Помпиду в Париже, в районе, известном под названием «Плато Бобур». Проект, созданный совместно с английским архитектором Ричардом Роджерсом, поначалу поверг парижан в шоковое состояние. Впрочем, исходя из исторических реалий, во французской столице каждое столетие строят что-либо эпохальное, спорное, встречаемое критиками и частью консервативной интеллигенции с негодованием. Центр Помпиду, как в свое время и Эйфелеву башню, называли «отвратительным чудовищем, отравляющим парижский пейзаж», «монстром, похожим на завод по переработке фабричных отходов», «мастерской спятившего электромеханика».

Многие из этих сравнений не лишены оснований. Здание культурного центра визуально вполне сопоставимо с гигантским заводом. На фасады центра выведена вся инженерная инфраструктура – трубы водопровода и отопления, окрашенные в разнообразные яркие цвета, толстые металлические переплеты и опоры, сеть переходов, прозрачные наклонные галереи эскалаторов, разноцветные кондиционеры и электропроводка. Конечно, подобную урбанистическую и несколько ироничную стилистику можно воспринимать как постмодернистский эксперимент. Но при этом нельзя не согласиться с тем, что в данном эксперименте изначально все подчинено строгой логике, а сам проект лишь подчеркивает информационно-знаковую роль современных технологий. Кроме того даже весьма радикальные, казалось бы, решения функционально вполне оправданы. К примеру, вынесение так называемой «инженерной требухи» здания на фасад дало возможность изрядно расширить выставочные площади. Стоит подчеркнуть, что на территории Центра Помпиду (или как в народе говорят, центра Бобур) кроме национального музея современного искусства размещается еще кинотеатр, концертный зал, библиотека, а также институт исследования и координации акустики и музыки, находящийся в подземной части комплекса.

Искусные трансформации

Последующие работы Ренцо Пиано в противовес агрессивности дизайна центра Бобур стали приобретать более утончённые черты, вбирая в себя новые жанровые оттенки. Из неизменных составляющих остались лишь абстрактные или же условно-обобщающие величины – экстравагантность, новаторский подход и приверженность функционально-технологическим решениям. В этом ракурсе из знаковых построек стоит упомянуть музей коллекции Менил в Хьюстоне, офисную башню Дебис в Берлине, самый большой в мире аэропорт Кансай в Осаке (длиной около двух километров), а также «музыкальный парк» в Риме, который к моменту его открытия считался самым большим театрально-концертным комплексом в Европе.

Центр Помпиду, как в свое время и Эйфелеву башню, называли «отвратительным чудовищем, отравляющим парижский пейзаж», «монстром, похожим на завод по переработке фабричных отходов», «мастерской спятившего электромеханика».

Концертный комплекс «Парко-делла-Музика» (Parco della Musica Auditorium — таково оригинальное название парка) состоит из трех отдельных зданий, форма которых вдохновлена музыкальными инструментами. Расположенные вокруг открытого амфитеатра, залы выглядят как три огромных независимых центра. Конструкция залов выполнена таким образом, что пространство видоизменяется в зависимости от специфики концерта или представления. Пол и потолок могут двигаться, создавая возможность регулировать акустические свойства стен, а интерьеры декорированы деревом вишни, что тоже помогает достигать максимального акустического эффекта.

Научный музей NEMO в Амстердаме, Нидерланды Торгово-развлекательный комплекс Welstadthaus в Кёльне, Германия Конструкция Il Bigo в Старом порту Генуи, Италия Музей и выставочный центр Пауля Клее в Берне, Швейцария Стадион «Сан-Никола» в Бари, Италия Паломническая церковь Падре Пио в Сан-Джованни-Ротондо, Италия Национальный центр искусства и культуры имени Жоржа Помпиду в Париже, Франция культурный центр Жан-Мари Тжибао близ Нумии, Новая Каледония (с высоты птичьего полёта) Концертный комплекс «Парко-делла-Музика» в Риме, Италия Небоскрёб «Шард» в Лондоне, Великобритания (с высоты птичьего полёта) культурный центр Жан-Мари Тжибао близ Нумии, Новая Каледония Небоскрёб «Шард» в Лондоне, Великобритания Концертный зал «Парко-делла-Музика» в Риме, Италия (интерьер главного зала) «Биосфера» в форме стеклянного шара в Старом порту Генуи, Италия Небоскрёб «Нью-Йорк-Таймс-билдинг» в Нью-Йорке, США

Работы Ренцо Пиано разных лет

Несколько иным способом идея функциональности отражается в швейцарском Центре искусств Пауля Клее. Три холма из стекла и бетона, плавно перетекающие друг в друга, и словно бы совершенно естественным образом вырастающие из поверхности ландшафта, символизируют три направления деятельности самого Клее, который был художником, музыкантом и поэтом.

Как уроженец Генуи, Пиано не преминул воздать дань уважения другому, не менее именитому генуэзцу, Христофору Колумбу. Сделал он это, как и полагается человеку творческому, в экстравагантной форме. К 500-летию открытия Америки, зодчий перестроил часть зданий Старого порта Генуи и возвел там несколько модернистских творений. По проекту Пиано была возведена металлическая конструкция Il Bigo, напоминающая собой древние ручные лебедки для разгрузки кораблей. Этот «букет металлических стрел» напоминает одновременно гигантскую карусель и залп салюта. Бывшие хлопковые склады, построенные в начале XIX века, архитектор переоборудовал в культурно-выставочный комплекс, где разместились конгресс-центр, музей мореплавания, городок детского досуга, магазины, рестораны и бары. Но самой главной точкой приношения Колумбу можно считать огромный стеклянный шар, напоминающий глобус, с присущими ему прожилками параллелей и меридианов. Прозрачный шар символизирует собой биосферу, в которой воспроизведена целая экосистема – комплекс растений с бабочками, птицами, рептилиями и амфибиями, представляющих красоту и одновременно уязвимость тропических лесов.

От общего – к деталям

Пиано из тех архитекторов, кто способен воссоздавать фантастические конструкции невиданных размеров и форм, при этом уделяя должное внимание, как внешнему виду, так и функциональности каждой мельчайшей детали. Он конструирует свои здания таким образом, чтобы вложенные в них идеи «прочитывались» на всех уровнях: от целостного восприятия – к фрагментарному и наоборот. «Мне нравится складывать части. Когда от деталей переходишь к чему-то общему, а от общего – к деталям», – констатирует Ренцо свой подход в градостроении. Эту же мысль подтверждает один из его ярчайших проектов – культурный центр Жан-Мари Тжибао, расположенный неподалёку от столицы Новой Каледонии, города Нумии. Центр, названный в честь лидера борьбы за независимость канаков, по глобальности и фундаментальности замысла рассматривается многими архитектурными критиками как главное творение в зодческой биографии Ренцо Пиано.

Мне нравится складывать части. Когда от деталей переходишь к чему-то общему, а от общего – к деталям.
Ренцо Пиано

Уникальный архитектурный комплекс располагается на территории 3,5 тысяч кв.м. Его экспозиции посвящены истории и современной жизни канаков – народа, населявшего Новую Каледонию (ныне – автономная территория Франции) задолго до прихода европейцев. Центр состоит из десяти строений разных размеров и имеющих различные функции, но внешне напоминающих традиционные хижины каледонской деревни. Здания прекрасно вписываются в окружающую среду – словно яйцевидные «скорлупки», только возведенные из дерева, стали и стекла. Снаружи здания обшиты досками различной ширины, изготовленными из местного дерева ироко, что придает всему комплексу колоритности и аутентичности. Экзотический образ Канакского культурного центра, найденный Ренцо Пиано, служит хрупким равновесием между культурой туземцев времен Джеймса Кука, открывшего эти земли, и культурой современной мировой цивилизации.

В большинстве случаев Пиано даже для своих ультрасовременных строительных концепций черпает вдохновение в природных началах (заметьте, что музыкальность и естественная благозвучность заложена даже в фамилии итальянского зодчего). Для Пиано, стремящегося исходить в своих замыслах из окружающего контекста, поиск исходной метафоры при создании объектов любой сложности является первичной задачей. Он находит стержневые эстетические образы в рисунках волн, набегающих на побережье, в гигантских силуэтах горных массивов, в небесных контурах облаков или праздничных фейерверков. Безусловно, подобное умение позволяет ему фиксировать и проявлять эстетику внутренних пространств, ландшафтов, зданий (да ещё и не в ущерб их функциональности!). Каждое новое творение утонченного, ироничного и в меру рационалистичного Ренцо Пиано можно рассматривать как мастер-класс по визуализации художественных форм и архитектурных фантазий.


  • Официальный сайт Ренцо Пиано: Renzo Piano Building Workshop / rpbw.com

Ренцо Пиано — биография и творчество

Ренцо Пиано — известнейший европейский архитектор современности. Совместно с Норманом Фостером и Ричардом Роджерсом он является участником триумвирата родоначальников хай-тека — одного из самых зрелищных и эффектных направлений архитектуры ХХ века. Популярность и авторитет генуэзского мастера давно вышли за пределы родной Италии. Любой город мира, заинтересовавший этого исключительно востребованного архитектора, может гордиться работами от Ренцо Пиано.

Европейские столицы и крупные исторические города: Париж, Лондон, Берлин, Рим, Генуя, Милан, Турин, Базель, Берн, Лион, Амстердам, скандинавские Стокгольм и Осло, заокеанские Нью-Йорк, Сан-Франциско, Чикаго и Сидней, азиатские Сеул и Осака и даже экзотический Нумеа в Новой Каледонии отмечены яркими постройками мастера. И в каждой он узнаваем и неповторим.

Ренцо Пиано родился 14 сентября 1937 года в Генуе в семье строителей. Его детские годы совпали с периодом расцвета эстетики национал-социалистического государства Муссолини, а юношеские прошли в атмосфере послевоенной разрухи в бедной, но гордой и вечно прекрасной Италии.

Интерьер Центра Жоржа Помпиду. Фрагмент

Профессиональное образование Пиано получил в Ломбардии, где в 1964 году окончил архитектурную школу Миланского политехнического университета.

Еще во время учебы молодой человек сотрудничал с несколькими бюро и работал на стройплощадках под руководством своего отца. Но наиболее значимыми фигурами в начале карьеры архитектора стали Л. И. Кан и З. С. Маковски, у которых он стажировался в Филадельфии и Лондоне с 1965 по 1970 год. В 1962 году он женился на Магде Ардуино, с которой был знаком еще со школы в Генуе. Семейную линию в архитектуре продолжила одна из трех дочерей мастера, Лия, тоже посвятив свою жизнь этой профессии. Второй брак Пиано случился в 1992 году с Эмилией Россато, которая родила ему долгожданного сына Джорджио.

Первая большая работа, принесшая Пиано подлинное мировое признание, состоялась, когда ему было 30 лет. В 1971 году Ренцо Пиано совместно с британским архитектором Ричардом Роджерсом основал бюро «Piano & Rogers», в недрах которого и родился смелый проект Центра Помпиду в Париже. Идея вынести все коммуникации наружу, придав зданию совершенно невозможный и непривычный облик, максимально увеличив при этом его полезную площадь, была исключительно ярким и новаторским приемом, определившим эстетику целого нового направления в современной архитектуре.

Центр Жоржа Помпиду в Париже. Построен по новаторскому проекту Р. Пияно и Р. Роджерса, выбранному из 680 конкурсных работ. Сооружение хоть и имеет строгий прямоугольный объем, но общий силуэт его нечеток. А из-за вынесенных на фасад всех конструктивных, инженерных и транс­портных систем создается впечатление, что здание вывернуто наизнанку.

Со времени Пита Мондриана из голландской художественной группы «De stijl» никто так откровенно и бескомпромиссно не использовал контрастные цвета в архитектурном сооружении. Сдержанная цветовая гамма «демократического» модернизма середины столетия, равно как и монументальная архитектура тоталитарных режимов Европы довоенного периода, не приветствовала использования активных цветов на фасадах.

Пиано и Роджерс скандально ярко расцветили новое музейное здание, обосновав это четким функциональным разделением фрагментов внешней отделки и открытых коммуникаций. В итоге получился исключительно зрелищный современный комплекс, заложивший не только основы хай-тека как направления архитектуры последней трети ХХ века, но и принципиальную базу для организации навигации и логистики городской среды средствами дизайна, повсеместно распространившуюся уже в новом веке.

Для Парижа появление такого скандального по тогдашним меркам строения, с «вывернутыми наружу» коммуникациями, вылилось в неослабевающий интерес со стороны любителей современной архитектуры и искусства. А в настоящее время Центр Жоржа Помпиду является третьим по посещаемости музейным комплексом города, уступая лишь Лувру и Эйфелевой башне.

Необходимость эффективной разработки технологической составляющей новой архитектуры привела Пиано к плодотворному сотрудничеству. В 1977 году вместе с инженером Питером Райсом он открыл бюро «L’Atelier Piano & Rice». Этот творческий тандем просуществовал вплоть до смерти Райса в 1993 году. После компания была реорганизована в нынешнее бюро — «Renzo Piano Building Workshop», с офисами в Париже и Генуе и штатом 100 специалистов.

Работа с высококлассными инженерами и интерес к возможностям инновационных конструкций постоянно приводили Пиано к разнообразному сотрудничеству, что позволяло строить совершенно разнородные объекты в самых разных местах. В 1982–1986 годах для небольшого музея в Хьюстоне (Menil Collection museum) архитектор совместно с Ричардом Фитцжеральдом спроектировал железобетонную кровлю в форме листьев, конфигурация которой обеспечивала существенное повышение эффективности системы отопления и предохраняла от излишнего ультрафиолетового излучения.

Стадион Святого Николая. Бари, Италия

Для масштабного стадиона Святого Николая (1987–1990) в динамично развивающемся итальянском городе Бари Пиано придумал систему железобетонных лепестков на колоннах, позволяющих сформировать открытый план внутри сооружения, легко приспосабливая стадион под различный формат и масштаб мероприятий. Язвительные критики не раз высказывались, что этот стадион так велик, что ни разу не был использован с максимальной загрузкой. Тем не менее потенциальные возможности сооружения исключительно широки, что позволяет говорить о прозорливости и большой творческой фантазии его создателя.

Еще большее техническое совершенство и потрясающую адаптивность постройки к меняющимся условиям можно наблюдать на примере таких инженерно-транспортных сооружений Пиано, как Международный аэропорт Кансай (1994) и мост в Усибуке (1996). Мост воодушевляет своим технологическим совершенством, красивыми линиями и сложной конфигурацией, уверенно противостоя морской стихии в любую погоду. Аэропорт тем более заслуживает подробного рассмотрения. Проект Международного аэропорта Кансай был выполнен в 1988 году и реализован за шесть лет. Уже в момент объявления конкурса на проектирование стало понятно, что в Японии планируется построить одно из наиболее технически сложных и передовых сооружений современности.

Международный аэропорт Кансай. Общий вид. Осака, Япония

Взлетно-посадочные полосы и само здание должны были располагаться неподалеку от Осаки на насыпных искусственных островах, специально созданных для этого важного проекта. Подобный подход к созданию новых территорий казался фантастикой, поскольку замысел родился еще до появления насыпных островов в Дубае и прочих похожих проектов, сделавших идею насыпных территорий с последующей застройкой почти обыденной.

Ренцо Пиано спроектировал здание аэропорта со всей полагающейся инфраструктурой, его соорудили, торжественно открыли и ввели в эксплуатацию. Но очень скоро вопиющая ошибка в расчетах привела к тому, что под воздействием регулярных нагрузок мягкие грунты начали расползаться и вся поверхность стала оседать гораздо быстрее расчетных пяти сантиметров в год. За несколько лет изначальный уровень насыпи понизился на целых восемь метров, что потребовало принятия беспрецедентных мер для стабилизации дальнейшего оседания грунта. Но универсальная мобильность архитектурно-конструктивного решения здания позволила относительно легко поднять по заданным направляющим навесные стены и продлить сборные лестницы.

В результате аэропорт заработал без срывов, несмотря на форс-мажорные обстоятельства. По оценке международных экспертов отрасли, аэропорт признан одним из наиболее выдающихся инженерно-транспортных сооружений ХХ века.

Аквариум Генуи. Италия

Пиано привлекают и завораживают не только чисто технологические инновации, но и биоинженерные экологические технологии. На основе таких концепций архитектор уже в новом столетии создал в Америке комплекс Калифорнийской академии наук (2008), который представляет собой научный центр, музей и ботанический сад в одном здании. Форма кровли (синусоиды), успешно использованная Пиано в качестве главного формообразующего элемента музея в Берне, в калифорнийском проекте почти полностью растворена в природе.

Натуральные зеленые растительные покрытия визуально нивелируют ее изначальную ясность. Это только на пользу общему замыслу, поскольку у посетителя возникает почти полная иллюзия погружения в природную среду знаменитого Голден Гейт-парка, и человек забывает, что все представшее перед ним создано искусственными средствами — приемами архитектуры. Проект музейного комплекса был отмечен Американским институтом архитекторов как один из самых ярких и эффективных примеров «зеленой архитектуры», когда-либо реализованных в мире.

Торгово-развлекательный комплекс «Вельтштадтхаус». Кёльн, Германия

Пиано невероятно разносторонний мастер. Ему с равным успехом удаются небоскребы и университетские кампусы, жилые кварталы и офисные кластеры, общественные здания и инженерные сооружения. Он создает шедевры независимо от того, должен это быть магазин или концертный зал, автомобильный мост или пешеходная набережная. И в каждой типологии архитектор находит что-то уникальное, делающее эту постройку неповторимой. Музей Уитни (2015) в Нью-Йорке совершенно непохож на музей Пауля Клее (2005) в Берне, концертный комплекс в Риме (2003) радикально отличается находящегося в Аквиле (2012), а опера в Валетте (2015) совсем не напоминает концертный зал в Лионе (2006). При этом несомненно, что у архитектора есть темы и приемы, которые он использует регулярно. Но творческие решения великого итальянца не повторяются, а показывают эволюцию его любимых мотивов, меняющихся в зависимости от конкретных задач, функций и условий окружения.

Хрустальный дворец на новом месте. Фотография 1854 года.

Хрустальный дворец Джозефа Пэкстона, построенный как временный павильон для Всемирной выставки в Лондоне в 1851 году, но простоявший до 1936 года, оказал невероятно сильное влияние на многих архитекторов ХХ века. Различные варианты «стеклянной архитектуры» вдохновляли самых талантливых мастеров прошлого и настоящего. Но для хай-тека как отдельного архитектурного направления этот образ стал одним из базовых. Поэтому неудивительно, что в творчестве Пиано есть множество инвариантов данной темы. Наиболее удачными из них можно назвать Аквариум Генуи (1992), магазин «Пик и Клоппенбург» (2005) в Берлине, торгово-развлекательный центр «Вельтштадтхаус» в Кёльне и штаб-квартиру фонда Патэ (2014) в Париже.

Музей NEMO. Амстердам, Нидерланды

Аквариум Генуи — ключевой объект реконструкции набережной на месте старого порта, преобразованного в общественную развлекательно-рекреационную зону. Пиано перестроил часть зданий порта родного города в рамках его подготовки к Экспо-92, приуроченной к празднованию 500-летия открытия Америки Христофором Колумбом. Концепция модернизации порта включала в себя металлическую конструкцию Il Bigo, напоминающую старинные ручные лебедки для разгрузки кораблей. Этот странный металлический «пучок стрел» содержит одновременно и исторические отсылки к технологиям прошлого, и современные техногенные ассоциации.

Панорамный лифт поднимает зрителей на 50-метровую высоту для обзора территории порта и самой Генуи. Устаревшие хлопковые склады, построенные в порту в начале XIX века, Пиано переделал в культурно-выставочный комплекс с Музеем мореплавания, конгресс-центром, кинозалами, магазинами, ресторанами, барами и детским городком. Собственно, стеклянный аквариум (самый большой в Италии и второй по величине в Европе) — огромный шарообразный объем, своеобразный глобус, показывающий посетителям богатство растительного и подводного мира Средиземного и Красного морей, эффектно завершает эту протяженную пространственную композицию.

Музей NEMO. Вид на открытую террасу кровли здания

Весьма запоминающийся и еще более сложный по форме по сравнению с итальянским собратом магазин в Кёльне. Стеклянное здание-колокол внедрено в исторический квартал и по логике выполняет пространственную функцию, аналогичную традиционным задачам церквей в застройках средневековых европейских городов. Пятиэтажный универмаг «Вельтштадтхаус» является основным акцентом площади неправильной формы, его главный вход регулирует направления движения людей, концентрирует эти потоки. Перед сооружением собираются уличные артисты, кипит городская жизнь.

Треугольное в плане, оно кажется прозрачным благодаря изогнутой стеклянной оболочке главного фасада, на два метра отходящей от торцов плит этажей. За счет обтекаемого силуэта и умелой подсветки постройка выглядит привлекательно в любое время суток и при любой погоде. При этом ее «полная прозрачность» обманчива: фасад, обращенный к переулку Антонсгассе, облицован вполне традиционным для окружения природным камнем. Как это часто случается с сооружениями Пиано, столь радикальное решение в исторической части города порождало некоторые конфликты, что увеличило время строительства на два года, но не помешало включить новый универмаг в список самых интересных современных зданий Кёльна.

Здание парламента. Валетта, Мальта

У «непредсказуемого» Ренцо Пиано в профессии удивительно противоречивый имидж — шокирующего провокатора и строгого академиста одновременно. Например, его парижские творения совершенно непохожие: Дворец правосудия выполнен в строгих модернистских и даже неомодернистских формах, что воспринимается как почти академический мейнстрим современной архитектуры, а серебристая «выползающая труба» фонда Патэ внутри квартала типичной «османовской» застройки середины XIX века выглядит однозначным вызовом всему регулярному окружению. Однако провокационность Центра Жоржа Помпиду, упоминаемого ранее, сегодня считается классикой парижской архитектуры второй половины ХХ столетия и обязательно входит во все путеводители этого главного туристического города Европы.

Но провокация сама по себе отнюдь не является целью архитектуры великого генуэзца. Его обращение к непривычным формам объясняется подлинным интересом к возможностям передовых технологий и материалов, открывающих архитектору новые горизонты творчества, что в свою очередь приводит к большему совершенству и разнообразию всей жизни современного человека. Притом многочисленные жилые комплексы Пиано построены по рациональным принципам, где удобство конкретного жителя важнее общей эстетики замысла, хотя и в этих случаях ему мастерски удается найти баланс функциональности и красоты.

Многолетний проект «Интернациональный город» в Лионе с преимущественно жилыми функциями позволил итальянскому архитектору оттачивать приемы создания комфортной и многоплановой жилой среды в реальных условиях, предлагая различные решения в соответствии с меняющимися запросами общества.

Музей современного искусства Аструпа — Фернли. Осло, Норвегия

Реконструкции Пиано жилой застройки района Потс дамской площади внешне строги и рационалистичны, что отражает общий дух спокойной величавости архитектуры немецкой столицы. Даже сильная тяга к экспериментам на волне общественного энтузиазма после объединения Германии в 1989 году не смогла придать застройке вновь воссоединенного города достаточно иррациональных элементов. Фантазийное буйство вылилось в присутствие временных скульптурных символов и яркого стрит-арта. Но изменить общую спокойную рационалистическую тональность архитектуры Берлина регулярная застройка даже с вкраплениями архитектурных шедевров от самых именитых зодчих современности не смогла. (Только в непосредственной близости от многофункционального комплекса Пиано для концерна «DaimlerChrysler AG» на Потсдамской площади построены здания Ричарда Роджерса, Араты Исодзаки, Рафаэля Монео, Хельмута Яна, Ханса Коллхоффа и других.) И Пиано удивительно тонко вписал свою партию в общее звучание архитектуры нового Берлина.

Работы генуэзского мастера для других городов более радикальны. Чего стоит один «The Shard» («Осколок стекла) — небоскреб высотой 309 метров, возведенный почти в самом центре Лондона! Спроектированный в начале 1990-х годов, «Шард» должен был стать самым высоким в Европе, но за время многотрудной борьбы за право появиться на карте британской столицы его успели обойти другие башни. Интересно, что в принципе согласие Пиано построить небоскреб — всегда, скорее, исключение, чем правило. Но как истинно творческий человек архитектор делает их очень разными, непохожими друг на друга, да и ставит их только в тех городах, где ему кажется это уместным и допустимым.

Административно-жилой комплекс «Central Saint Giles». Лондон, Великобритания

Поскольку Лондон уже обладает разными эффектными небоскребами, итальянский мастер не мог упустить возможность показать свою версию хай-тек-архитектуры высотного здания на родине британских коллег — апологетов этого направления. Офисный «Огурец» Нормана Фостера и «Lloyd’s Tower» Ричарда Роджерса в Сити просто требовали такого соседства! И несмотря на многочисленные протесты жителей и даже многих «сильных мира сего» британского общества, «Shard» все же появился в Лондоне и сегодня уже воспринимается как неотъемлемая часть городского скайлайна.

Долгая работа над проектом спровоцировала Пиано опробовать некоторые идеи в этой типологии на проектах для других стран. В итоге в 2011 году в Сеуле появилась башня «Triple One», а в Турине небоскреб «Intesa Sanpaolo».

Но если хай-тек в отделке «Осколка» представлен исключительно в прозрачном стекле и серебристом металле, которые возносятся за облака, растворяясь в лондонском тумане, то облик многофункционального жилого квартала «Central Saint Giles» (2008–2010) расцвечен исключительно яркими красками. Первую редакцию проекта комплекса Пиано сделал еще в 2001 году, однако строительство завершилось только через девять лет, так в сооружении отразилась тенденция использования активного цвета, ставшая вновь актуальной в архитектуре конца 2000 — начала 2010-х годов, чуть предвосхищенная мастером.

Особой темой в творчестве Пиано является Нью-Йорк, так как работа в этом городе итальянцем любима и многолика. Его авторству принадлежит и Штаб-квартира «Нью-Йорк таймс» (2007; 319 метров), что закономерно и ожидаемо, поскольку где же еще строить небоскребы, как не на родине этих сооружений!

С другой стороны, Нью-Йорк — это средоточие знаменитых музеев современного искусства, архитектурных шедевров музейной типологии, как здание Музея Соломона Гуггенхайма гениального Фрэнка Ллойда Райта. Поэтому появление в городе новой музейной постройки — всегда вызов и огромная ответственность.

Музеи от Пиано — фейерверк разнообразных идей для аналогичной функции. Хотя это всегда значимое общественное сооружение, место притяжения большого количества людей и знаковое здание в застройке района, его облик неизменно содержит ассоциативный набор элементов, культурный и визуальный коды, которые архитектор предлагает считать со своих произведений. Недавно открытый в Нью-Йорке Музей американского искусства Уитни в своем облике запечатлел черты архитектуры окружения, где раньше находился масштабный мясоперерабатывающий комбинат. Музейное здание, оставаясь функционально безупречным произведением новейшей общественной архитектуры, содержит определенные отсылки к эстетике архитектуры промышленной.

Музей американского искусства Уитни. Нью-Йорк, США

Музей фонда Бейлера (1992–1997) в Базеле, напротив, апеллирует в своих формах к простоте и ясности архитектуры раннего функционализма, когда создавалась большая часть экспонатов художественной коллекции. Здание поставлено как парковый павильон классицизма, только решенный в формах и линиях другого периода. Но по смыслу этот музей — место спокойного созерцания и знакомства с прекрасным, оттененное природным окружением.

В свою очередь тоже помещенный среди зелени Центр Пауля Клее в Берне акцентирует внимание четкими формами. Его выносная синусоидальная кровля — главный элемент образа здания. Этот элемент напоминает творческие поиски самого Клее, показывает современный авторский архитектурный вариант отражения художественных идей начала ХХ века, создает временные и образные отсылки, легко воспринимаемые посетителем.

Изучив список работ Пиано, нетрудно догадаться, что музей — вообще один из особенно часто придумываемых и любимых архитектором типов зданий, каждое сооружение из которого уникально. Музей NEMO в Амстердаме стал важным рубежом творчества мастера, утвердившим признание его заслуг в европейской профессиональной среде, появившиеся позднее музеи американских университетов и частных галерей продолжили укреплять авторитет Пиано за океаном.

Помимо музеев генуэзский маэстро создает потрясающие концертные залы, такие как странные раковины «Парка музыки» в Риме (2003), разноцветные геометрические формы в Аквиле (2012) или монументально величественные фрагменты скал в Валетте (2015), небанальные офисные комплексы, как штаб-квартира компании «Olivetti» в Неаполе и офисы компании «Sony» сразу в нескольких городах. Есть в его портфолио культовые постройки — паломнический центр и церковь Падре Пио в итальянской Фодже и уж совсем необычные сооружения, как здание аэродинамической трубы для «Феррари». Но, какие бы разные функции ни имели его сооружения, это всегда яркие запоминающиеся образы, которые нельзя перепутать и сложно забыть.

Сегодня Ренцо Пиано — одна из самых титулованных и признанных профессиональным сообществом мировых звезд. Помимо главной награды современных архитекторов — Притцкеровской премии (1998) Пиано дважды обладатель золотой медали Американского института архитекторов (в 1988 и 2008 годах), считающейся высшей американской наградой частного лица за выдающийся личный вклад в теорию и практику мировой архитектуры. Другие страны также неоднократно признавали заслуги итальянского маэстро. В его копилке есть Золотая медаль Королевского института британских архитекторов (RIBA; 1989), японские премия Киото (1990) и Императорская премия (1995), звание Посла архитектуры ЮНЕСКО (1994) и премия за лучший дизайн интерьера (2011). И совсем непохоже, что архитектор собирается останавливаться на достигнутом!

Смотрите также:

Захарычев Сергей

Автор статьи: главный редактор проекта, эксперт в области архитектуры и строительства.

Центр современного искусства "Облака"

В начале октября стало известно, что в Москве появится культурный объект по проекту известного итальянского архитектора Ренцо Пиано. На месте ГЭС на Болотной набережной начнется строительство центра современного искусства. Архитектор, презентуя разработки мэру столицы Сергею Собянину, называл новое здание «фабрикой света». Характеристики будущего арт-объекта и его стоимость пока не разглашаются, однако известно, что останется историческая постройка (электростанция), фасад и кровля будут выполнены из стекла, а вокруг строения появится березовая роща. Помимо выставочного пространства, в комплекте разместится просторный образовательный центр. Если строительство пойдет по плану, то объект откроется в 2018 году.

 

 

Вспомним самые оригинальные творения итальянского гения современности. Об одном из них – здании Центра Жоржа Помпиду – вы можете прочитать в нашей публикации. Ренцо Пиано – один из основателей архитектурного стиля хай-тек, который отличается функциональностью и удобством.

 

Начнем с выставочного центра Паула Клее в Берне. По словам архитектора,  строение представляет собой «некую ландшафтную скульптуру, плавные линии которой повторяют контуры поросших деревьями холмов на заднем фоне и гармонично вписываются в окружающий пейзаж». Музей, коллекция которого насчитывает более  2,5 тысяч работ Клее, принял первых посетителей в 2005 году. Часть здания находится под землей, другая, похожая на холмы, незначительно возвышается на д ней, идеально подчеркивая особенности ландшафта территории.

 

 

Фантастическое здание фонда киностудии Pathe в Париже – тоже произведение Пиано. По задумке, оно отображает в себе историческое прошлое французской столицы и размышления о далеком будущем. Если смотреть на здание спереди, то может показаться, что оно было возведено в одно время с соседними строениями – в XIX столетии. Но стоит заглянуть во двор, как открывается его новая сторона – необычная монолитная конструкция, словно спина гигантского броненосца. Объект был открыт недавно – в 2014 году. Форму здания поддерживает каркас, выполненный из дерева и металла – он несет на себе слой стекла, задающего необычную форму. На верхнем этаже расположились офисы, ниже – выставочные залы и небольшой кинотеатр на 70 мест.

 

 

Открытый в 2005 году торгово-развлекательный комплекс Welstadthaus в Кёльне, стал дополнительной визитной карточкой немецкого города. На 14 000 квадратных метров площади разместились более 400 бутиков и магазинов известных брендов, а также развлекательная зона для детей, кофейни и рестораны. Но главное – не это. Пиано удалось построить не просто многофункциональный объект, архитектор возвел настоящее произведение искусства, похожее то ли на корабль, то ли на огромного кита. Фасад здания облицован стеклянными панелями, количество которых исчисляется тысячами.

 

 

В мае текущего года на Манхэттене в Нью-Йорке состоялось открытие очередного культурного проекта Пиано – Музея американского искусства Уитни. «Новое здание, в равной мере грубое и утонченное, было задумано прежде всего как вдохновляющее пространство для художников, открывающее простор для фантазии. Это здание станет площадкой для открытий, риска и диалога. Здесь найдут свой творческий дом исследователи, кураторы и самые значимые, смелые и неоднозначные художники нашего времени», - комментирует  директор музея Адам Д. Уайнберг. 

 

Архитектор отмечает, что ставил перед собой задачу построить музей, своей конструкцией приглашающий людей зайти. Пиано гордится тем, насколько точно получилось внедрить Музей в окружающий городской пейзаж: «Вы заметите, что сложно разглядеть, где кончается здание и начинается улица. Так здание становится частью города». 

 

Ренцо Пиано - это... Что такое Ренцо Пиано?

  • Пиано, Ренцо — Ренцо Пиано (Renzo Piano; род. 14 сентября 1937 г. в Генуе, Италия) итальянский архитектор, который вместе с Ричардом Роджерсом создал стиль хай тек. Центральное произведение Центр Помпиду в Париже (1971 1977). В течение многих лет сотрудничал с… …   Википедия

  • Пиано — Пиано, Ренцо Ренцо Пиано (Renzo Piano; род. 14 сентября 1937 г.)  итальянский архитектор, который вместе с Ричардом Роджерсом создал стиль хай тек. Центральное произведение  Центр Помпиду в Париже (1971 77). В течение многих лет… …   Википедия

  • Пиано Ренцо — Ренцо Пиано (Renzo Piano; род. 14 сентября 1937 г.)  итальянский архитектор, который вместе с Ричардом Роджерсом создал стиль хай тек. Центральное произведение  Центр Помпиду в Париже (1971 77). В течение многих лет сотрудничал с инженером… …   Википедия

  • Ренцо Пьяно — Ренцо Пиано (Renzo Piano; род. 14 сентября 1937 г.)  итальянский архитектор, который вместе с Ричардом Роджерсом создал стиль хай тек. Центральное произведение  Центр Помпиду в Париже (1971 77). В течение многих лет сотрудничал с инженером… …   Википедия

  • Пьяно, Ренцо — Ренцо Пиано (Renzo Piano; род. 14 сентября 1937 г.)  итальянский архитектор, который вместе с Ричардом Роджерсом создал стиль хай тек. Центральное произведение  Центр Помпиду в Париже (1971 77). В течение многих лет сотрудничал с инженером… …   Википедия

  • Роджерс, Ричард Джордж — В Википедии есть статьи о других людях с именем Ричард Роджерс. Ричард Роджерс Richard George Rogers Основные сведения Гражданство Великобритания Дата рождения …   Википедия

  • Хай-тек (стиль) — У этого термина существуют и другие значения, см. Хай тек. Штаб квартира Fuji TV (арх. Кэндзо Тангэ) Хай тек (англ …   Википедия

  • Сан Никола (стадион) — Координаты: 41°05′05.05″ с. ш. 16°50′24.26″ в. д. / 41.084736° с. ш. 16.840072° в. д.  …   Википедия

  • The New York Times Building — Нью Йорк Таймс Билдинг Местонахождение Нью Йорк, США Строительство 2003 2007 …   Википедия

  • Сан-Никола (стадион) — Сан Никола …   Википедия

  • Ренцо Фортепиано | Притцкеровская премия в области архитектуры

    Ренцо Пиано из Италии - лауреат Притцкеровской премии в области архитектуры в 1998 году

    Ренцо Пиано, 60-летний итальянский архитектор, который строит по всему миру, был назван лауреатом Притцкеровской премии 1998 года. В связи с празднованием 20-летия премии официальное вручение премии состоится на церемонии, устроенной президентом и г-жой Клинтон в Белом доме 17 июня.

    Делая объявление, Джей А.Прицкер, президент Hyatt Foundation, учредившего премию в 1979 году, процитировал цитату жюри, в которой архитектура Piano описывается как «редкое сочетание искусства, архитектуры и инженерии в поистине замечательном синтезе». Пианино - двадцать первый архитектор в мире, удостоенный высшей награды в своей профессии, которая дает грант в размере 100 000 долларов и бронзовый медальон. Он второй итальянец, ставший лауреатом Притцкеровской премии, первым из которых стал покойный Альдо Росси, удостоенный этой награды в 1990 году.

    Piano впервые получил международную известность благодаря Центру Жоржа Помпиду в Париже, который был построен в 1978 году совместно с другим молодым архитектором из Англии Ричардом Роджерсом. С тех пор Piano завоевал признание критиков за гораздо более широкий спектр типов зданий с большим разнообразием и утонченностью, в том числе, среди многих других, музей Menil и его пристройку Cy Twombly в Хьюстоне, а также музей Beyeler в Базеле, Швейцария.

    В большом масштабе он спроектировал впечатляющий футбольный стадион для своей родной Италии в Бари, сногсшибательный торговый центр под названием Берси в Париже, который сравнивают с гигантским космическим кораблем, который только что приземлился.Пожалуй, одним из самых замечательных его проектов является крупнейший в мире аэровокзал Кансай, построенный на искусственном острове в заливе Осака, Япония.

    Родившийся и выросший в Генуе, Италия, Пиано делит свое время между домом там и другим домом в Париже, когда он не путешествует по многим местам своих проектов по всему миру. В настоящее время он работает в Берлине над реконструкцией Потсдамской площади; в Сиднее, Австралия, на башне смешанного использования; в Новой Каледонии в Культурном центре; с проектами, которые только начинаются в Гарварде в Кембридже, Массачусетс; Паломническая церковь Падре Пио в Фоджиа, Италия; и другие продолжающиеся проекты в Риме, Париже и Штутгарте.

    Ренцо Фортепиано Биография | Художественный музей Кимбелла

    Известный архитектор Ренцо Пиано получил множество архитектурных наград, в первую очередь Притцкеровскую премию, Золотую медаль AIA и премию Соннинга. В строительной мастерской Renzo Piano Building Workshop (RPBW), расположенной в Генуе, Париже и Нью-Йорке, работают более сотни архитекторов, инженеров и специалистов по строительству. Работая с этой исключительной командой, Пиано выполнил проекты, определяющие город, как The Shard в Лондоне - самое высокое здание в Европе, - и столь же разнообразные, как универмаги, церкви, фабрики, жилые дома, университетские здания, стадионы, винодельни, мост - и даже часы Swatch.

    Рожденный в 1937 году в семье строителей в итальянском портовом городе Генуя, Piano привнес в компанию Kimbell выдающиеся заслуги и опыт. В молодости он некоторое время работал в офисе Луи И. Кана, прежде чем основал фирму Piano & Rogers с динамичным молодым англо-итальянским архитектором Ричардом Роджерсом. Вскоре после этого блестящий молодой инженер Питер Райс пригласил партнеров присоединиться к нему в открытом конкурсе на проектирование Центра Жоржа Помпиду в Париже.Бобур, как его стали называть, был культурным учреждением нового типа, задуманным для наступающей эры вольной эстетики мультимедиа. Пиано и Роджерс увидели возможность исследовать новые смелые архитектурные идеи, которые Пиано охарактеризовал как «восстание против мистификации культуры». В конкурсе участвовало 700 других работ, но они его выиграли - и построили.

    В 1980 году к Пьяно, ныне директору Atelier Piano & Rice, обратилась наследница нефтяного оборудования Schlumberger Доминик де Мениль с предложением спроектировать музей в Хьюстоне, в котором разместится ее впечатляющая коллекция произведений искусства.Она и ее муж Джон ранее наняли Луи И. Кана, но после смерти г-на де Мениля в 1973 году Доминик де Мениль отказался от проекта. Когда она была готова начать снова, Кана уже не было в живых: она обратилась к Пианино за заданием. Результатом стал открытый павильон из стали и дерева, минималистичный по форме, который сразу же был назван новой вехой в музейной архитектуре.

    С тех пор мастерская Renzo Piano Building Workshop, основанная в 1981 году, получила постоянный поток музейных заказов, включая два других очень любимых места в Техасе: галерею Сая Туомбли, также созданную по заказу Menil Collection и расположенную в ее кампусе, и Центр скульптуры Нашера в Далласе.Пианино также спроектировал фонд Байелера, который часто считается одним из самых совершенных маленьких музеев в мире, недалеко от Базеля, Швейцария.

    Калифорнийская академия наук в Сан-Франциско (2008 г.), Современное крыло Института искусств Чикаго (2009 г.) и новый вход в музей Изабеллы Стюарт Гарднер в Бостоне (2012 г.) - это среди других крупных реализованных американских музейных проектов. Ренцо Пиано и RPBW. В настоящее время команда работает над новым крупным зданием Музея американского искусства Уитни, которое будет расположено по обе стороны парка Хай-Лайн в центре Нью-Йорка.

    Renzo Piano - Great Buildings Online

    Ренцо Пиано

    (род. Генуя, Италия, 1937 г.)

    Ренцо Пиано родился в Генуе, Италия, в 1937 году. С 1959 по 1964 год он учился в Миланском политехническом университете, где преподавал до 1968 года. В 1970 году Пиано установил партнерские отношения с английским архитектором Ричардом Роджерсом.

    Вместе Роджерс и Пиано спроектировали ряд зданий в Италии и Англии. Их самое известное здание, Центр Помпиду в Париже, является образцом метафоры «культурной машины» со всеми цветовыми кодами обслуживания и структурой, подчеркнутыми на внешней стороне здания.

    Как и большинство работ, созданных членами движения «Хай-тек», Пиано установил технологию в качестве отправной точки для своих проектов. К счастью, он изменил свои попытки создать архитектурный образ на основе технологических форм, заботясь об удобстве и потребностях пользователя.

    В своих более поздних работах Пиано применил свои структурные эксперименты к ряду социальных и гражданских проектов.

    «Его совокупность значительных великих работ делает его прочно одним из немногих истинных творцов своего поколения.Таким образом, AIA оказывает самую подходящую награду своим недавним объявлением о том, что Золотая медаль Американского института архитекторов за 2008 год будет вручена известному итальянскому архитектору.

    «В номинации« Фортепиано »Томас Ховарт, FAIA, и Кира Гулд, AIA, охарактеризовали свою работу как« скульптурную, красивую, технически совершенную, устойчивую ... Он объединяет различные дисциплины, которые сочетаются в современном строительстве, в сплоченную, гуманную среду. '

    «Его работа выполнена честно и с неизменным пониманием того, что архитектура - это прекрасное вмешательство, соединяющее природу с технологиями.'"- Золотая медаль Ренцо Пиано, Неделя архитектуры № 365

    Ссылки
    Деннис Шарп. Иллюстрированная энциклопедия архитекторов и архитектуры. Нью-Йорк: Quatro Publishing, 1991. ISBN 0-8230-2539-X. NA40.I45. p122-123.

    Детали

    Лауреат Притцкеровской премии в области архитектуры, 1998 г.
    Ренцо Пиано стал двадцать первым лауреатом этой премии в связи с ее 20-летием.

    Обладатель Золотой медали AIA 2008 г.

    Мастерская Ренцо Фортепиано
    через P.П. Рубенс 29
    16158 Генуя
    Италия
    vox 010/61711
    факс 010/6171350
    электронная почта: [email protected]

    Ренцо Пиано: «Здания похожи на детей - вы хотите, чтобы они жили счастливой жизнью»

    «Я создаю летающие корабли», - говорит лауреат Притцкеровской премии итальянский архитектор Ренцо Пиано, вспоминая некоторые из своих самых знаковых зданий: Осколок в Лондоне, Калифорнийскую академию наук в Сан-Франциско и любимый Парижский Центр Помпиду. Все отчетливо, много новаторских, но каждый связан в его сознании концептуальной нитью, которая связана с работами, которые он завершает, пока мы говорим: смешанная торговая и деловая площадь в центре лондонского возрождения Паддингтона; и строительство, которое является частью проекта Монако стоимостью 2 млрд евро по расширению береговой линии на 15 акров в Средиземное море.

    Фортепиано - это все улыбаются под очками в серебряной оправе и прядью седых волос. Простое упоминание об одном из его зданий разгоняет его до скорости 100 миль в час: анекдоты, смех и воспоминания льются из него мягкими итальянскими нотками. Он честен, скромен и временами мечтательно поэтичен в отношении своей работы, но в 83 года за его яркими голубыми глазами скрывается жгучий интеллект, который остается острым как бритва. «Все мои здания летают, что, если подумать, имеет смысл, потому что архитектор всю жизнь борется с силой тяжести», - говорит он.«Левитируя здание, оно не забирает у города и его жителей - оно что-то возвращает».

    Он, конечно, намного больше, чем фокусник левитации. Его здания представляют собой фантастические инженерные сооружения, и его подход был сформирован на основе его самого раннего опыта. Он родился в 1937 году в семье строителей Генуи на берегу Средиземного моря. «Я вырос после войны с незабываемым ощущением, что строительство зданий - это чистая магия, потому что примерно с семи лет я приходил на стройку отца и сидел на песке, чтобы посмотреть, как они работают», - говорит он.«Не было бы формы, только материал, но вы вернетесь на следующее утро и найдете что-то твердое, прямое, вертикальное и хорошо сделанное. Когда ты таким растешь, ты не слишком беспокоишься о том, чем будешь заниматься в своей жизни - это довольно ясно, это в крови. Но также вы начинаете понимать, что строительство - это красивый жест. Это противоположность разрушения. Это назидание и во многих смыслах жест мира, особенно когда вы создаете здания для людей, потому что они важны с гражданской точки зрения.”

    Справочная библиотека фортепиано в мастерской Renzo Piano Building Workshop, Генуя © Stefan Giftthaler Создание эскизов в процессе работы © Стефан Гифтталер

    Пиано знал, что хочет стать архитектором к 18 годам. «Я никогда не забуду тот день, когда я пошел рассказать об этом своему отцу. Некоторое время он наблюдал за мной, так как он был немногословным человеком, и наконец сказал: «Хорошо, но зачем тебе быть архитектором, если ты можешь быть строителем?» Строитель был Богом в моей семье и, конечно, со временем я стал архитектором с большой страстью к строительству.Они называют эту технику, но люди не понимают, что это не просто создание вещей - на древнегреческом языке это слово также означает процесс изобретения и создания, и это то, что оно значит для меня ».

    Жизнь у моря сильно повлияла на взгляд Piano на мир. Он информирует о мастерской игре света, которая так важна для его работы, что засвидетельствовал режиссер Карлос Саура, который дал ему мантию «Архитектор света» в документальном фильме 2018 года, посвященном взаимосвязи между архитектурой и кинематографом.«В моем возрасте вы рискуете стать сентиментальным по отношению к этим вещам, но свет проникает вам под кожу, особенно если вы выросли на Средиземном море. На самом деле это не море, а комплекс культуры - это суп, богатый цветом, светом, вибрациями, звуками и голосами, и если у вас есть уши, чтобы слушать, и глаза, чтобы видеть, он становится частью вашего багажа опыта, и вы несете его. это с вами », - говорит он. «Свет - это волшебство и, наверное, один из самых важных материалов для архитекторов. Крайне важно, например, при строительстве музея - свет и легкость, они очень интересные близкие друзья, как и прозрачность.”

    Кабина лифта, ведущая в студию © Stefan Giftthaler Залитое светом рабочее пространство на нижнем уровне © Stefan Giftthaler

    Фортепиано оживляется, когда он вспоминает Геную. Он сохраняет студию на зеленом склоне холма в своем родном городе в рамках своей практики, Renzo Piano Building Workshop (RPBW), которая была основана там и в Париже в 1981 году (и позже была расширена за счет форпоста в Нью-Йорке). В компании работает 150 человек, и в 2019 году она заняла третье место в рейтинге итальянских архитекторов Gumari с оборотом в 2018 году 13 евро.24м. Пианино на грани исповеди, когда он говорит о своем прибрежном доме: «Я люблю проводить там время, и если я могу поделиться секретом, каждый раз, когда меня просят сделать новый проект, я сначала смотрю, есть ли вода - есть ли там вода. это вода, особенно соленая, она мне нравится », - говорит он.

    Ле Ренцо, Маретерра в Монако, 2024 г. © Courtesy Mareterra / Renzo Piano Building Workshop

    В Монако «Фортепиано» является частью проекта, который находится не только у воды, но и на земле, оторванной от нее.Проект принца Монако Альберта стоимостью в миллиард евро создаст Mareterra, комплекс, состоящий из жилых, культурных и развлекательных пространств. По мере того, как он обретает форму, строители старались защитить местные виды животных и растений, и дизайн Пьяно (серия резиденций под названием Le Renzo над портом и торговыми площадями) будет венцом славы района - самым высоким в ряду. зданий, которые растут с востока на запад.

    Акцент на экологичность был императивом компании Piano, чья работа уже давно ассоциируется с экологическими изобретениями.Он считает, что это будет определять будущее архитектуры - в 2020 году он завершил строительство больницы с нулевым выбросом углерода в Уганде, а еще три строятся в Греции. Он хвастается инициативами в Монако, как гордый родитель. «Это грандиозный план, сделанный [архитектором] Дени Валодом, и [ландшафтный архитектор] Мишель Десвинь также принимает участие в посадке 1100 деревьев. Я думаю, что всего будет около 8000 деревьев, и 80 процентов зданий будут иметь возобновляемые источники энергии », - говорит Пиано. «Моё здание - это летающее судно на берегу Монте-Карло, и я спроектировал набережную от порта Эркюль до пляжа Ларвотто.«Район должен быть завершен в 2024 году, а площадь некоторых домов на берегу моря будет составлять от 350 до 1800 квадратных метров. Ожидается, что самые крупные из них будут иметь высокую цену, исчисляемую десятками миллионов евро.

    Фортепиано перед панно для набросков. С 1981 года у него есть студия в Генуе. © Stefan Giftthaler Кухонное пространство с изображениями проектов Renzo Piano Building Works по всему миру © Стефан Гифталер

    «Но речь идет о море. Это всегда одно и то же - неважно, находитесь ли вы в Нью-Йорке [где он задумывал Музей американского искусства Уитни], Сан-Франциско [его Калифорнийская академия наук] или Токио [Maison Hermès].В Лондоне, конечно же, есть Темза, по которой давно ходили корабли », - говорит он. «Вода волшебна, потому что она отдает, удваивает все. Когда вы видите корабль, вы видите настоящий корабль и его отражение ». Он указывает на дизайн его фирмы «Стамбул Модерн у Босфора». «Крыша здания удерживает воду и похожа на зеркало», - говорит он. «Вода - это флирт, она постоянно заигрывает со светом, поэтому между ними всегда что-то есть».

    Но что можно сказать о его зданиях, расположенных в центре мировых городов? «Бобур - это корабль», - смеется Пиано, нежно обращаясь к Центру Помпиду по названию района, в котором он построен.Оригинальное здание, задуманное в сотрудничестве с Ричардом Роджерсом, когда Пиано базировалось в Лондоне, некоторые приписывают изменение восприятия архитектуры.

    «Это был 1971 год, всего через три года после гражданских беспорядков 1968 года в Париже», - говорит он, пожалуй, о своем самом известном общественном месте. «Мы были плохими парнями, приехавшими из Лондона с нашими стрижками в стиле Битлз, и это правда, что было восстание против культуры, которая строила музеи - наша была далеко от мраморного памятника - но это не изменило положение вещей; в нем произошли изменения », - говорит он.«В жизни архитектора, если вам посчастливилось оказаться в нужном месте в нужный момент, вы можете стать свидетелем перемен, поговорить о них, рассказать о них историю. Я был в Берлине, когда в 1989 году рухнула Стена, поэтому мы построили здание прямо там, где она когда-то стояла. Калифорнийская академия наук в Сан-Франциско [экологический первооткрыватель с живой крышей из растений и полевых цветов, которая открылась в 2008 году] была первой в Америке без кондиционера, и мы переработали практически 98 процентов материалов.”

    Площадь Паддингтон, Лондон, 2022 год © Grain London, любезно предоставлено Sellar / Renzo Piano Building Workshop

    Точно так же Пиано говорит, что Осколок - это здание, которое свидетельствует о необходимости активизировать жизнь в городе. «Речь идет о возможности соединения, поскольку он пролетает над вокзалом Лондонский мост, объединяя людей с помощью общественного транспорта», - говорит он, используя синергию между ним и своей последней разработкой, центральным 18-этажным зданием и площадью с магазинами, ресторанами и развлечениями в самом центре города. Проект регенерации Паддингтона (завершение планируется в 2022 году).«Это привнесет в район интенсивность благодаря тому, что люди будут приходить на работу, встречаться и оставаться вместе. Это также касается стратификации, потому что города наиболее красивы, когда они становятся свидетелями разных моментов - есть видимые слои разного возраста, и это часть той истории », - объясняет он. «Это здание - кристалл. Он очень легкий, а его дизайн обеспечивает яркость как изнутри, так и снаружи. Кроме того, здание левитирует - оно пытается летать, потому что мы хотели, чтобы первый этаж был продолжением города.Он отличается от Shard, но не с точки зрения логики. У нас нет парковок, потому что города должны признать, что у нас не может быть машин, они должны принимать общественный транспорт - это будущее, это маленькая революция ».

    Конференц-зал студии © Стефан Гифтталер Персонализированный диспенсер лент для пианино © Stefan Giftthaler Модельная мастерская © Стефан Гифталер

    Быстрый осмотр офиса Пьяно показывает, как эти проекты расходуют его часы бодрствования. К стенам приколоты стопки рисунков, уравнений и фотографий.Модели и чертежи лежат на столах рядом с рядами заточенных карандашей. На флюоресцентных стикерах повсюду написаны каракули с мыслями и идеями, а в одном углу находится диспенсер с лентой, который Пиано объявил своим собственным, написав на нем черным фломастером «Ренцо». Они рассказывают историю, стоящую за каждым зданием, но для архитектора недостаточно рассказать историю.

    «Вам нужно другое измерение. Возьмите хороший фильм - я люблю профессию кинематографиста, - но даже если у вас есть хорошая история, если вы не добавите приостановку или легковесность в языке, это не сработает », - говорит он.«Архитектура - это тоже иллюзия. Он указывает на что-то, но вам не нужно знать что именно. Это также верно в отношении музыки или книги: вы не вкладываете все, вы оставляете место для воображения. Вам это нужно, потому что перемены нужно отмечать выразительно, и они должны быть построены - с чем-то, что затрагивает людей ».

    Рекомендуем

    Пианино рассматривает все свои постройки как детище. Он отказывается выбирать фаворита. «Я касаюсь этого в Atlantis , книге, которую я написал вместе со своим сыном Карло, где мы совершаем метафорическое путешествие в поисках Атлантиды, потому что эти здания представляют собой постоянный поиск красоты, которая всегда недосягаема», - говорит он. его работы.«Я имею в виду красоту в древнегреческом смысле калос , что-то хорошее и благородное. Но здания похожи на детей - вы очень хотите, чтобы они были счастливы. У одних счастливая жизнь, у других - нет, и тогда вы страдаете. Слава богу, у большинства моих зданий была счастливая жизнь - иногда это насыщенная жизнь, но гражданская жизнь хороша, потому что вы создаете места для людей. И первое, что вам нужно, чтобы быть по-настоящему счастливым, - это быть любимым, быть усыновленным, даже если для этого нужно время.”

    Renzo Piano - Zentrum Paul Klee

    Его работы на сегодняшний день (выборка)

    1978 Национальный центр искусства и культуры Жоржа Помпиду, Париж, Франция.
    1981 Коллекция Де Менил, Хьюстон (Техас), США.
    1991 Новая церковь Падре Пио, сына Джованни Ротондо (Фоджа), Италия.
    1995 Павильон Сая Твомбли, Хьюстон (Техас), США.
    1996 Музей современного искусства, Варнамё, Швеция.
    1997 Музей фонда Бейелера, Базель.
    1997 Национальный центр науки и технологий Амстердама, Нидерланды.
    1997 Ремонт и расширение Художественного музея Гарвардского университета, Кембридж (Массачусетс), США.
    1998 Монастырь капуцинов, Сан-Джованни-Ротондо (Фоджа), Италия.
    1998 Культурный центр Жана Мари Тжибау, Нумеа, Новая Каледония.
    2000 Нью-Йорк Таймс Билдинг, Нью-Йорк, США.
    2002 Пинакотека Джованни и Марелла Аньелли, Турин, Италия.
    2004 Музей американского искусства Уитни, Нью-Йорк, США.
    2005 Центр Пауля Клее, Берн, Швейцария.
    2008 Широкий современный Художественный музей, Лос-Анджелес, США.
    2012 Erweiterungsbau Музей Изабеллы Стюарт Гарднер, Бостон, США.
    2012 Лондонский мост-Тауэр, Лондон, Великобритания.

    Биография

    Родился в Генуе 14 сентября 1937 года в семье строительного подрядчика.

    Учился в университетах Флоренции и Милана. В 1964 году окончил Миланский политехнический институт.

    Во время учебы работает в офисе Франко Альбини и совершенствует его. практические занятия по стопам отца.

    Между 1965 и 1970 годами: работа с Людовиком I.Кан в Филадельфии и З.С. Маковски в Лондоне; многочисленные учебные поездки и исследования. Встретил Жана Пруве: начало близкой дружбы, которая сильно повлияла на жизнь и работа.

    1971: создание партнерства Piano & Rogers с архитектором Ричардом. Роджерс: ряд совместных проектов, в том числе Центр Жоржа Помпиду в Париж.

    1977: основывает Piano & Rice с Питером Райсом. Продолжает работать с инженер Питер Райс до самой смерти последнего в 1993 году.

    В настоящее время Ренцо Пиано возглавляет мастерские в Генуе, Париже и Берлине под объединенное название Renzo Piano Building Workshop (RPBW) с архитекторами, инженеры и другие специалисты, работающие вместе, в некоторых случаях для годы.

    Renzo Piano Architects показывают, как они используют 3D-принтеры »3dpbm

    Будьте в курсе всего, что происходит в чудесном мире AM через наше сообщество LinkedIn.

    Дженовезский архитектор Ренцо Пиано - один из самых известных архитекторов мира, и его компания Renzo Piano Building Workshop (RPBW) стоит за десятками самых известных проектов во многих странах.

    В практике постоянно работают около 110 архитекторов и еще 30 вспомогательных сотрудников, включая художников по 3D-визуализации, изготовителей моделей, архиваторов, административный и секретарский персонал. Масштабные модели являются неотъемлемой частью рабочего процесса архитекторов, и 3D-печать кардинально изменила способ изготовления этих моделей. Formlabs недавно сообщила, что студия, помимо других систем, использует 3D-принтер Form 3 SLA.

    Франческо Терранова и Димитри Ланге, два производителя моделей в RPBW, создают сотни крупномасштабных и мелкомасштабных моделей для проверки различных предложений.Часто архитекторы вносят изменения непосредственно в модели, которые впоследствии могут быть воспроизведены в САПР. Каждые несколько недель клиенты также приходят в практику, чтобы получить обновленную информацию о проектах, где модели играют решающую роль, помогая сделать обновления ощутимыми.

    3D-принтер Form 3 в студии Ренцо Пиано

    «Наши модели меняются каждый день или даже каждый час. Поскольку архитекторы меняют проект очень быстро, в большинстве случаев у нас не хватает времени, чтобы сделать это вручную. Поэтому мы должны найти способ сделать это быстрее », - сказал г-н.Терранова.

    Изготовители моделей используют сочетание традиционных инструментов для ручного изготовления моделей, а также цифровых инструментов, таких как 3D-принтеры, фрезерные станки с ЧПУ и лазерные резаки для создания различных деталей. 3D-печать считается идеальной для геометрических форм, которые сложно реализовать вручную, например для сфер и изогнутых поверхностей.

    «Мы сделали модели для Музея кино Академии в Лос-Анджелесе. Он имеет форму прессованной сферы », - рассказала Терранова. «Этот музей менялся, я думаю, сотни раз.Каждый день нам приходилось делать новую модель, немного меняя ее по сравнению с предыдущей. Единственный способ сделать это так быстро - это напечатать его на 3D-принтере. Хорошо то, что мы можем запустить принтер ночью, а когда вернемся утром, мы обнаружим, что модель готова. Таким образом, мы не теряем время днем ​​».

    The Form 3 позволяет архитекторам печатать точные модели деревьев

    Шесть лет назад студия Renzo Piano, как и многие другие, начала с порошковой машины с использованием технологии струйной печати связующего (серия 660 от 3D Systems, которая использует технологию под названием цвет струйная печать или CJP).Однако известняк, используемый для этого типа принтера, очень хрупкий и может быть поврежден влажностью. Затем компания перешла на Form 2 (которая стоит около 1/20 стоимости системы CJP и использует лазерную стереолитографию), добавив при этом высококачественный 3D-принтер для струйной печати материалов от 3D Systems (который также печатает смолу, но делает это с помощью более продвинутой струйной печати). глава). Г-н Терранова также сказал, что у них есть небольшой 3D-принтер для экструзии нитей, который работает с термопластами, такими как PLA и ABS.

    «Что мы очень ценим в машинах Formlabs, так это прочность и прочность материала, а также точность моделей.Смолы Formlabs после печати очень легко шлифовать. Это очень хорошо, потому что нам всегда нужно раскрашивать модель. Даже если мы используем White Resin, белый цвет будет не совсем таким же, как в наших моделях. На самом деле нам нужно раскрасить модель, созданную с помощью 3D-принтеров, а также остальную часть модели, созданную с помощью станков с ЧПУ и других инструментов. Так что очень полезно, что мы можем легко отшлифовать его », - сказал г-н Терранова.

    Совсем недавно студия также обновила свою Form 2 до новейшего SLA-принтера Formlabs, что позволило им печатать некоторые из самых сложных моделей, а также сэкономить время на постобработке.

    «Деревья были большой проблемой, потому что они очень хрупкие, очень тонкие. Мы пытались сделать это с помощью Form 2 [и других принтеров, но они сломались]. С Form 3 у нас нет такой проблемы, и она позволяет нам печатать деревья на 3D-принтере. Удаление опор с помощью Form 3 также кажется более простым, потому что мы можем использовать опоры меньшего размера », - сказал г-н Терранова.

    Здание | Музей американского искусства Уитни

    Спроектированное архитектором Ренцо Пиано, здание Whitney в районе Митпэкинг включает около 50 000 квадратных футов закрытых галерей и 13 000 квадратных футов открытых выставочных площадей и террас, выходящих на Хай-Лайн.Обширная галерея для специальных выставок занимает площадь около 18 000 квадратных футов, что делает ее крупнейшей музейной галереей без колонн в Нью-Йорке. Дополнительное выставочное пространство включает в себя лобби-галерею (доступ к ней бесплатный), два этажа для постоянной коллекции и галерею специальных выставок на верхнем этаже.

    Г-н Пиано заметил в 2011 году: «Дизайн нового музея возник в равной степени как из тщательного изучения потребностей Уитни, так и из отклика на это замечательное место.Мы хотели использовать его живучесть и в то же время усилить его богатый характер. Итак, первый большой жест - консольный вход, который превращает пространство за пределами здания в большое, защищенное общественное пространство. В этом месте сбора под Хай-Лайном посетители будут видеть через вход в здание и большие окна с западной стороны на реку Гудзон. Здесь одновременно и вода, и парк, и мощные промышленные сооружения, и захватывающая смесь людей, объединенных вместе и сосредоточенных этим новым зданием и опытом искусства.

    Резко консольный вход на улице Гансевоорт скрывает открытую площадь площадью 8 500 квадратных футов или «ларго» - общественное место для собраний в нескольких шагах от южного входа на Хай-Лайн. В здании также есть образовательный центр с ультрасовременными классными комнатами; многофункциональный театр «черный ящик» для фильмов, видео и представлений с прилегающей открытой галереей; театр на 170 мест с прекрасным видом на реку Гудзон; и Центр изучения работ по бумаге, Лаборатория консервации и читальный зал библиотеки.

    Розничный магазин на первом этаже вносит свой вклад в оживленную уличную жизнь этого района. Кафе Whitney, которым управляет компания Danny Meyer’s Union Square Events, предлагает готовые блюда на вынос как для гостей музея, так и для широкой публики.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *