Ренни макинтош: новатор из Глазго • Интерьер+Дизайн

Содержание

Чарльз Рени Макинтош. Charles Rennie Mackintosh | Архитектура и Проектирование

Человек, объединивший в своём творчестве современность и дух романтики, шотландский архитектор и дизайнер Чарльз Ренни Макинтош (Charles Rennie Mackintosh) стал автором многих Работ, которые оказали большое влияние на развитие дизайна и остаются актуальными и любимыми до сих пор.

Немногие дизайнеры имеют право утверждать, что они создали уникальный индивидуальный стиль, который был бы мгновенно узнаваем. Известный сегодня в основном как дизайнер мебели, Чарльз Ренни Макинтош (Charles Rennie Mackintosh) был архитектором в самом широком смысле понятия, он занимался проектированием школ, офисов, церквей, чайных комнат (tearoom – британский вариант кафе), частных домов. Чарльз Макинтош —  архитектор, дизайнер и декоратор, в сферу деятельности которого входило конструирование мебели, работа с металлом, текстилем, витражами в последние годы показал себя как талантливый акварелист.

Благодаря Чарльзу Макинтошу флористика в живописи и орнаментике поднялась на принципиально другой уровень.

Его особый стиль слил вместе элементы шотландских и английских народных искусств и ремесленной традиции с органическими формами L’Art Nouveau. Работы Чарльза Макинтоша совместили в себе смелые геометрические формы с органическим символическим орнаментом.

Работы Чарльза Макинтоша  можно условно разделить на три основные области: общественные здания, частные дома и чайные комнаты. Первый проект чайной комнаты был реализован им в 1900 году, и вероятно является наиболее уникальным вкладом в развитие архитектуры и дизайна, в котором все элементы собрались в единой  среде. Эти лёгкие, элегантные и современные интерьеры имели огромное отличие от задымленных улиц и песчаных ландшафтов Глазго — крупного промышленного города-порта, где Чарльз Макинтош родился, обучался и прожил большую часть жизни. Глазго, где он выполнил большинство своих работ. К концу 19 века Глазго был богатым, бурно развивающимся европейским городом с огромной сетью торговли и производства, что представляло хорошие возможности для молодого архитектора и дизайнера.

Один из одиннадцати детей, Макинтош родился 7 июня 1868 года  в семье Маргарет и Уильяма Макинтоша, служившего клерком в полиции.

Первоначальное профессиональное образование Макинтош получил в Глазго в Художественной школе А. Глена (Allan Glen’s Institution). С 1885 по 1892 год  изучал архитектуру у Фрэнсиса Ньюбери (Francis Newbery)  — творческого директора Школы Искусств и практиковался у архитектора Джона Хатчинсона (John Hutchins). В 1889 году Макинтош работал чертежником в Honeyman & Keppie . В 1890 году он использовал стипендию А. Томпсона на поездку во Францию и Италию, где изучал архитектуру и посещал лекции. Его ранние произведения в Глазго включают здание редакции «Глазго геральд» (совместно с Кеппи, 1893 год) и общественной школы Мартира на улице Барони (1895).

Еще будучи студентом, Макинтош уделял большое внимание созданию нового изобразительного языка графики, отличающегося от рутинного академического стиля. В своих поисках он шел по пути, типичному для многих художников модерна. Макинтош изучал и зарисовывал различные, часто неожиданные, природные формы, например, узор, возникший на срезе кочана капусты, или рыбий глаз под микроскопом. Позднее он пытался выразить настроение, чаше всего меланхолическое, какого-либо стихотворного или прозаического фрагмента абстрактным сочетанием изогнутых линий.

В результате, как пишет Т. Ховард, Макинтош «приобретает умение выразить определенную идею с помощью чисто символических средств», без сомнения, его поиски шли под влиянием творчества прерафаэлитов и их последователей. Близкие устремления обнаружились у соучеников Макинтоша — 

Герберта Макнейра (Herbert MacNair),  и сестёр Маргарет и Фрэнсис Макдональд (Margaret and Frances Macdonald — в будущем их жёны) — эта группа стала известна как группа «Четыре» (The Four). Окончательно «стиль Глазго» сложился уже в совместной работе, хотя определенные различия творческих подчерков у членов группы сохранились.

Вместе они разрабатывают и выставляют работы, в том числе мебель и плакаты. В результате совместного творчества Макинтош обогащает свой художественный мир, в частности перенимает графический стиль сестёр Макдональд. В 1894 г. они были иронично описаны в прессе как «the Spook School» («Школа Привидений») — с намёком на их вытянутые, волнообразные женственные графические темы. В 1895 году Макинтош выступал на Выставке нового искусства в Париже как плакатист.

Макинтош был единственным из ее членов, кто кроме этого серьезно занимался архитектурой. При этом источники архитектурного творчества Макинтоша сильно отличались от источников его деятельности в других областях искусства.

Как архитектор Макинтош опирался на традицию сельского шотландского жилища и так называемый «баронский стиль» средневековых шотландских замков, то есть с этой точки зрения он был типичным представителем неоромантизма. Все его работы в жанре загородного особняка представляют собой талантливое и своеобразное проявление этого направления модерна.

В 1896 году Фрэнсис Ньюбери (Francis Newbery)  объявил конкурс на проект нового здания Школы Искусств Глазго. Одной из 12 компаний, представивших проекты, была Honeyman & Keppie, в которой на тот момент работал Чарльз Макинтош. Компания получила заказ почти наверняка из-за дружбы Чарльза с Фрэнсисом Ньюбери. Этот заказ положил начало будущей репутации Чарльза Макинтоша. 

Проект Школы Искусств на крутом склоне холма был очень прост, даже утилитарен с учётом очень жёстких бюджетных требований. Из-за финансовых ограничений проект был реализован в два этапа: северная часть была открыта в 1899 году, а строительство западной части было начато лишь в 1907 году и завершилось  в 1909. Это время совпало с наиболее продуктивным периодом в жизни и карьере Чарльза Макинтоша и считается промежуточной фазой в творчестве архитектора и дизайнера. По окончании строительства это стало очевидно — Западная часть Школы Искусств была гораздо более радикальна и прогрессивна, нежели Северная, также был добавлен чердачный этаж-студия. Умение вписать современный дизайн в исторический контекст, соединить в напряженно-выразительном облике здания аскетичную монументальность и чувственность, богатство декора со сдержанностью форм, — все эти качества создали Макинтошу репутацию выдающегося художника.

Здание имеет Е-образную форму. Рисовальные студии и архитектурные мастерские в основном расположены вдоль северного фасада школы. Другие учебные и служебные помещения — в восточном крыле. На запад выходят главный лекционный зал, библиотека и несколько студий.

Длина здания — семьдесят пять метров, ширина — двадцать восемь метров. Кроме пяти основных этажей в нем имеется чердачный этаж для мастерских, добавленный на втором этапе строительства. Перепад высот, составивший с севера на юг десять метров, помог создать эффектную вертикаль западного фасада. Лёгкая асимметрия во всех частях здания придает композиции живописность, свойственную народной архитектуре. Например, на северном фасаде два крайних окна на одну панель уже, чем остальные проемы.

Большие окна-витражи обеспечивают хорошее естественное освещение. Контрастируя с массивным каменным фасадом, они напоминают одновременно о стиле эпохи Елизаветы I и о крупных стеклянных элементах, характерных для современной архитектуры. Для естественного освещения подвального этажа вдоль северного фасада был вырыт глубокий ров, куда выходят окна нижних помещений.

Дверь первого этажа украшена цветным витражом. Рисунок включает характерные для Макинтоша элементы — «древо жизни», которое превращается в женское лицо и бутоны роз. Эти стилизованные, эротические и в то же время символические мотивы отражают разные стороны творческой индивидуальности мастера.

В мощной композиции западного фасада жесткость сочетается с асимметрией, характерной для традиционной народной архитектуры. Особенности внутренней структуры здания снаружи выразились в контрастном противопоставлении крупных стеклянных витражей с массивом глухой стены.

Интерьер библиотеки не менее удивителен — свет, падающий через витражное освещение, контрастирует с тёмными пятнами деревянной галереи, и лучи как бы раздваиваются. По замыслу Макинтоша тёмные пятна мебели украшены вставками-вспышками красного, зелёного и белого — магическое сочетание академической трезвости и современной геометрической интенсивности.

Вероятно, помещение библиотеки представляет собой самое интересное решение интерьера в здании. 

На верхней лестничной площадке расположен выставочный павильон музея. Он освещён через остекление крыши, комбинированное с деревянными балками, напоминающими средневековый амбар.

За исключением каменной резьбы над центральным входом, любое декорирование, которое Макинтошу удалось включить, было функциональным и при этом изящным. Оживлённое украшение чугунных перил стилизовано в виде цветов, пчёл, птиц и жуков, и напоминают собой японский гребень. 

В своем проекте Макинтош пошел нетрадиционным путем. Поиски в области новых способов формообразования привели его к методу проектирования «изнутри наружу». Функциональное назначение интерьера отражалось во внешнем облике здания. Например, потребность в естественном освещении студий живописи определила необычайно большую остеклённость фасада.

Макинтош разрабатывал идею тотального дизайна: здание со всей его начинкой (вплоть до мебели и мелких деталей внутренней отделки) — это целостный объект, все элементы которого должны находиться в стилевом единстве. Предполагалось системное проектирование всей жилой или общественной среды.

Одновременно с работой над проектом Школы Макинтош строит и оформляет крупные общественные здания в Глазго — церковь Куинс-Кросс (Queen’s Cross Church), школу на Скотланд-стрит (Scotland Street School).

Серию проектов частных одноквартирных домов Чарльз Макинтош начал в 1900 году с дома своего друга Уильяма Дэвидсона в Windyhill, Kilmalcolm. Следующим проектом стал дизайн музыкальной комнаты в Вене для Фрица Вандорфера, сторонника движения  Secession Movement и после — Wiener Werkstätte. Но наиболее важным был проект 

Hill House

В 1902 году Чарльз Макинтош берётся за проект собственного дома для Вальтера Блэки (Walter Blackie) — Дом на холме (Hill House) в Хелленсбурге с видом на залив Клайда. Дом идеально вписан в ландшафт и ориентирован по сторонам света. Это классический семейный дом с библиотекой, главным залом для приёма клиентов и садом для детей. Здесь он также использует традиционные элементы шотландской «баронской традиции», объединённые с современными средствами визуализации. Всё стилистически объединено – от фасадов здания до дровяных шкафов и каминных щипцов. Его стремление к созданию общей среды обитания идёт в соответствии с общеевропейской тенденцией — Йозеф Хоффман в Вене и  Бэйли Скотт (Baillie Scott) в Англии работают в том же манере.

Hill House, пожалуй, был самым продуманным проектом Чарльза Макинтоша, до этого в подобном стиле был выполнен собственный дом супругов Макинтош на 120 Mains Street в Глазго (а затем на Southpark Avenue), где они экспериментировали с контрастом чёрных и белых комнат, «женской» и мужской» средой. 

Чарльзу Макинтошу очень повезло с клиентами, такими как Вальтер Блэки, которые позволяли ему иметь полный контроль над проектом. Самым щедрым клиентом и постоянным покровителем Макинтоша была миссис Кэтрин Крэнстон, которой принадлежала сеть чайных заведений (tea rooms) по всему Глазго. В то время чайные комнаты были уникальным явлением. В них могли собираться люди разных классов, встречаться с друзьями и наслаждаться безалкогольными напитками в разных залах одного комплекса. На момент, когда идеи воздержания становятся всё более популярными, чайные комнаты того типа, которыми владела миссис Кэтрин Крэнстон, играли важную роль в культурной и экономической жизни Глазго.

Макинтош был первым, кто использовал трафареты для декорирования интерьера (tea rooms, 91-93 Buchanan Street, 1896 год). Эти помещоены Джорджем Вашингтоном и реконструированы Брауном Эдинбургом, оформлением и меблировкой занимался Джордж Уолтон.

Макинтошу предложили украсить стены в дамской чайной комнате, обеденном зале и галерею для курильщиков. Он выполнил этот проект в виде удлинённых женских фигур, стоящих парами друг с другом в окружении роз. Успех этой работы привёл к длительному сотрудничеству. В 1899 году в чайной на Argyle Street Макинтош впервые меблировал зал стульями с высокой спинкой. Которые впоследствии стали известны как «Стул Макинтош». В 1900 году он разработал дамскую комнату для завтраков (The Ladies’ Luncheon Room) на Ingram Street, в 1903 году – чайную Willow.  

Чайные комнаты Willow были расположены на узкой улице Sauchiehall — старой шотландской «Ивовой аллее», что подтолкнуло к использованию темы ивы в орнаментике интерьеров. Ничто не избежало внимания Макинтоша. Он и Маргарет разработали всё — от мебели и меню до униформы официанток. В здании четыре этажа: дамский чайный зал на первом этаже, общий обеденный зал и чайная галерея над ними.

Первый этаж был исключительно дамским, мужские залы, бильярдные и комнаты для курения находились выше. Наиболее экстравагантными были номера de Luxe на первом этаже. Вид на улицу, белые стены с фризом из цветного стекла, зеркала, великолепные двойные двери из свинцового стекла и серебряными украшениями, кресла и диваны с высокими спинками в фиолетовых тонах.

В 1914 году Макинтош разрывает партнёрство с  Honeyman, Keppie & Mackintosh. Это был сложный период. Говорили, что он много пьёт, что у него сложный характер и он не способен привлекать новых клиентов. Может и так, но, скорее всего Макинтош к тому времени исчерпал возможности Глазго. В архитектуре Англии, где господствовал неоромантизм, влияние Art Nouveau ощущалось слабо. Макинтош оставался единственным  представителем нового течения на всём острове. Вполне возможно, что он намеревался переехать в Вену, где он пользовался большим авторитетом (гораздо большим, чем у себя на родине), его друзьями были знаменитые австрийские архитекторы Йозеф Хоффман (Josef Hoffmann) и Коломан Мозер (Koloman Moser). Его планы прервала Мировая война. Макинтош переехал в Walberswickв Саффолке. Там он создал серию акварелей с флореальным мотивом. Там же он был арестован как германский шпион (вина налицо — странный человек не полон патриотических чувств, демонстративно рисует «цветочки», да ещё получает корреспонденцию с вражеской стороны). В итоге Макинтош вместе с женой переехал в Лондон, в Chelsea.  

Макинтош пытался получить работу, соответствующую его статусу и квалификации, но в данный момент патриотические чувства гегемонии обострены – популярна классика, а «стиль школы Глазго» признан устаревшим. Макинтош ещё создаёт дизайн и меблировку на 78 Derngate, Northampton для W.J. Bassett-Lowke, производит эскизы тканей. Дизайн дома на Derngate был выполнен в радикально современном стиле, подобно тому, как была оформлена библиотека Школы Искусств Глазго. Макинтош и Школа Глазго были основателями британского модерна, и, вместе с тем, им не свойственны стилеобразующие черты Art Nouveau — взвинченный ритм, линии, напоминающие удар хлыста, обильные растительные орнаменты. У них свой путь в дизайне, опережающий время. Вещи Макинтоша геометричны и функциональны. Их пропорции стройны, все лишнее удаляется. Макинтош создает серию стульев, проектирует часы, светильники, витражи, камины и столы.

Лишённый возможности, а возможно и желания строить, Макинтош в течение 20-х годов создал замечательную серию акварельной живописи.

В 20-х годах всё большее влияние на развитие архитектуры оказывает прогрессивное функционалистическое движение Германии и Австрии. Стиль Макинтоша и Школы Глазго, возникший из традиционной шотландской сельской эстетики и ремесла становятся неинтересны публике.  В 1923 г. он переехал на юг Франции, где он провел последние пять лет его жизни перед смертью в Лондоне. Несмотря на все разочарования архитектора, его работы в Глазго, многие из которых используются и сегодня, вошли в историю мировой архитектуры и дизайна как одни из самых важных произведений, они  актуальны — мебель по его проектам до сих пор производится и успешно продается, а его дизайнерский метод стал основой мастерства для последующих поколений.

 

Биография Чарльза Макинтоша:

 

1868 — Родился в Глазго, Шотландия

1875 — Обучался в Reid’s Public School, затем в 1877 —  Allan Glen’s Institution

1883 — 1894 — Обучение в Школе Искусств Глазго (Glasgow School of Art), где получает много призов

1884 — Обучается у архитектора из Глазго Джоном Хатчинсом (John Hutchins)

1889 — Присоединяется к архитектурной группе Honeyman & Keppie, где знакомится с Гербертом Макнейром (, 1868-1955)

1891 — Путешествует в Италию по студенческой путёвке

1894 — Вместе с Гербертом Макнейром  и сестрами Маргарет и Фрэнсис Макдональд (Margaret and Frances Macdonald) создает творческое объединение, известное как «Четыре» (The Four)

1896 — Чарльз Макинтош становится ведущим дизайнером Honeyman & Keppie. The Four выставляются на Arts and Crafts Exhibition Society в Лондоне. Проектируют и производят настенные декорации для Buchanan Street tea rooms в Глазго для мисс Cranston

1897 — Дизайн Queen’s Cross Church в Глазго, строительство ведёт Школа Искусств Глазго. Появляются публикации о Чарльзе Макинтоше.

1898 — Представляет несколько проектов зданий на Международной выставке в Глазго. По заказу Крэнстон реализуется дизайн помещения tearoom на улице Argyle. Проектирует дизайн для Ruchill St. Church Halls в Глазго, а также два проекта интерьера: в Queen’s Palace в Глазго для Robert Maclehose и проект столовой для Hugo Brückmann, редактора Dekorative Kunst в Мюнхене.

1899 — Открывается новая Школа Искусств Глазго

1900 — женится на Маргарет Макдональд. Вместе они занимаются дизайном и меблировкой собственной квартиры на 120 Mains Street в Глазго. Выполняет заказ на проектирование дизайна и меблировки для The Ladies’ Luncheon Room в чайных комнатах на Ingram Street. Проектирует дом для своего друга Уильяма Дэвидсона в Windyhill, Kilmalcolm.

1901 — Становится партнером в Honeyman, Keppie & Mackintosh. Создаёт дизайн интерьера и мебели для миссис Rowat  на 14 Kingsborough Gardens в Глазго.

1902 — Дизайн музыкальной комнаты в Вене для Фрица Вандорфера, сторонника движения  Secession Movement и после — Wiener Werkstätte. Строит Hill House в Хелленсбурге для издателя Вальтера Блэки (Walter Blackie)

1903 — Миссис Крэнстон заказывает разработку интерьера и экстерьера чайных комнат Willow в Глазго. Школьный совет Глазго поручает Чарльзу Макинтошу разработку Scotland Street School в Глазго.

1904 — завершает Hill House в Хелленсбурге. Дизайн, декорирование и меблировка столовой, гостиной и двух спален в Hous’hill Nitshill в Глазго для миссис Крэнстон и её мужа — Major Cochrane.

1905 — Дизайн магазина на 233 Sauchiehall Street. Проектирование Dutch Kitchen в подвальном этаже чайных комнат на  Argyle Street в Глазго.

1906 — Разрабатывает дизайн помещения для заседания совета директоров Школы Искусств Глазго (Glasgow School of Art). Чарльз Макинтош вместе со своей женой переезжает на 78 Southpark Avenue, где они создают новые интерьеры

1907 — Дизайн The Oak Room (Дубовая Комната) в чайных комнатах на Ingram Street. Проектирует западное крыло Школы Искусств Глазго.

1909 — Дизайн Card Room для Hous’hill, а также Oval Room (Овальный зал) и дамскую комнату для чайных комнат на Ingram Street. Открытие западного крыла Школы Искусств Глазго (Glasgow School of Art).

1911 — Создает интерьеры Cloister Room (Зал заседаний) и Chinese Room (Китайская комната) для чайных комнат на Ingram Street в Глазго.

1914 — Расторгает партнёрство с Honeyman, Keppie & Mackintosh и уезжает в Walberswick, Suffolk, где рисует акварели. Местные жители подозревают его в шпионаже.

1915 — Переезжает в Chelsea, Лондон

1916 — Создаёт дизайн и меблировку на 78 Derngate, Northampton для W. J. Bassett-Lowke, производит эскизы тканей.

1917 — Дизайн Dug-Out для чайных комнат Willow, а также  часы для W.J. Bassett-Lowke.

1919 — Разрабатывает дизайн гостевой спальни на 8 Derngate, Nothampton и коттеджа на East Grinstead для E.O. Hoppé.

1923 — Уезжает в Port Vendres на юге Франции, где рисует серию акварелей. В основном пейзажи.

1928 — умирает в Лондоне от рака

Чарльз Ренни Макинтош – гениальный архитектор и дизайнер

«Партнер» №11 (230) 2016г.

 Великие имена Европы

Анатолий Сигалов (Ульм)

 

 

Чарльз Ренни Макинтош – выдающийся шотландский архитектор, родоначальник британского модерна, художник и дизайнер, еще при жизни прозванный «оригинальным гением», визитной карточкой которого стал стул с высокой спинкой и прочие дизайнерские изыски в стиле «макинтош»… Только не путайте его с однофамильцем знаменитым химиком Чарльзом Макинтошем, создателем плащей из непромокаемой ткани – «макинтошами»!

 

В начале века архитектурные проекты Макинтоша с удовольствием воплощались богачами в жизнь, а его мебель была предметом вожделения всех модных салонов Европы и Америки. Сейчас её можно увидеть в музеях и частных коллекциях, но огромная часть творчества художника находилась, конечно, в Глазго, в спроектированной им же «Новой Школе искусств». К несчастью, в мае 2014 года там случился пожар, унесший большую часть шедевров Макинтоша. Теперь музей архитектора – «Дом Макинтоша» – решено перенести в маленький городок Порт-Вендре на юге Франции, где он проживал и занимался живописью в двадцатые годы прошлого века. Это жалко, но гордостью Британии Чарльз Ренни останется навсегда.

 

В «золотых скрижалях» мировой архитектуры ХХ века имя Чарльза Ренни Макинтоша стоит особняком: никаких учителей впереди, ни преданных учеников следом за ним. Одинокий гений. Более того, по сей день нет в художественных кругах единого мнения о том, к какой школе или стилю можно отнести его творчество. Кто-то находит массу подтверждений его родства со стилем арт-нуво, другие зачисляют его в «пионеры модернистского движения».

 

Словом, этот «странный, но чертовски способный парень» прославил Шотландию и Глазго, как Антонио Гауди – Испанию и Барселону. Однако Гауди повезло: его «безумные» творческие идеи нашли поддержку у богатых меценатов, и прежде всего у миллионера и его друга Гуэля. Макинтош же в Глазго, еще в детстве утвердившись в своей любви к рисованию и проектированию домов и мебели, с 16 лет менял мастерскую за мастерской, предлагая свои «дурацкие и неуклюжие» эскизы и проекты, которые хозяева с насмешками отвергали, а затем выпирали и автора. Но с шотландским упрямством парень продолжал рисовать свои затеи, а мебель делал сам. Задержался Чарльз надолго, работая стажером, лишь в архитектурной мастерской Джона Хатчинсона, а потом, закончив Школу Искусств, там же, в Глазго, ассистентом архитектора «пахал на контору», которая часто оставляла его имя за кадром проектов – без авторской подписи! Впрочем, узнать его почерк уже было нетрудно. А в 1890 году Чарльз Ренни получает персональный «грант» – стипендию, благодаря которой отправляется на изучение архитектуры в Италию и Францию. Свой первый проект он претворил в жизнь в 1893 году. Это была башня для здания газеты «Глазго Геральд». Вот так он привлек к себе всеобщее внимание.

 

Слава на родине пришла к нему только после смерти. Теперь Университет Глазго и Школа Искусств собрали и весьма гордятся коллекциями творений Макинтоша. Знаменитая «Чайная» на Ингрем-стрит была разобрана и куплена Художественной галереей Глазго, там и сегодня можно увидеть тщательно восстановленную «Китайскую комнату». Даже «Чайная «Ива», измененная поначалу универмагом, который последним занимал это здание, была отреставрирована. Имя Макинтоша стало теперь символом большого бизнеса – один из его стульев не так давно был продан за 100 тыс. фунтов! Создан даже «шрифт Макинтоша», пожалуй, самый узнаваемый и популярный в мире дизайна.

 

Конечно, свой наиболее внушительный вклад в искусство Чарльз Ренни Макинтош сделал в области архитектуры. В 1897 году под маркой мастерской «Кэп энд Макинтош» художник, опять же впервые, воплотил свою главную в жизни творческую идею синтеза искусств. «Школа искусств», сдержанное внешне здание, максимально наполненное светом, со множеством необычных деталей, стало главным его шедевром и, возможно, самым впечатляющим зданием в стиле Макинтоша, когда-либо построенным в Великобритании.

 

Однако большой вопрос, стал бы Чарльз Ренни знаменитым, не будь рядом его жены Маргарет. Она не только поддерживала и частенько сдерживала его (он слишком много пил), но и была безупречным проводником его идей. Особенно это заметно в их совместно спроектированном и созданном доме (1900 год), также ставшем объектом подражаний и заимствований уже при их жизни. Элегантность дома стояла за чертой избыточных идей модерна и начинала то течение, тот стиль, который позже назовут «арт-деко». Атмосфера в доме была простой, спартанской, но очень чувственной по использованию цвета и линий, и на контрастах с белой гостиной, к примеру, Макинтоши сделали темную столовую с коричневыми обоями и темным деревом… Через несколько лет после этого сочетание «темного и светлого» стало главным в проектах интерьеров Макинтоша, как мужское и женское начало в искусстве.

 

Особенно активно художник использовал эти идеи в знаменитой серии «артистических чайных» Глазго, сочиненных для их подруги Кейт Крестон. В них появились гениальные трафаретные настенные росписи Макинтоша, изображавшие странных удлиненных женщин, переплетенных какими-то органическими формами, листьями, стеблями, стволами деревьев. Там же он применил много цветного стекла, вставляя его в стены, двери, камины, панно, и удивительные, вибрирующие роскошной цветовой гаммой «светильники Макинтоша».

 

В этих чайных появилась и знаменитая мебель Макинтоша. Конечно, он делал ее и раньше, но теперь стулья (несколько вариантов) стали одним из самых незабываемых, потрясающих силуэтов в истории дизайна. Особенно запоминаются стулья с высокой спинкой – преувеличено вытянутой, что создает их очень эффектное присутствие в комнате, даже если на них никто не сидит! К тому же они создают в заполненном ресторане легкий открытый экран вокруг стола, как бы образуя комнату внутри комнаты.

 

Конечно, описать все открытия, постройки и проекты Чарльза Ренни Макинтоша в коротком очерке невозможно, но было бы вовсе несправедливо обойти стороной его художественное наследие.

 

Искусствоведы обнаружили, что живопись Макинтоша представляет собой присущее только ему превосходное выражение декоративной формы и использование линий и цвета. И хотя Макинтош, практически изгнанный из архитектуры (заказы после 1920 года совсем перестали поступать), сам принял очень болезненное, но осознанное и твердое решение отойти от любимого дела, все же на духовном уровне он этого сделать не смог.

 

Вы сидели когда-нибудь на стуле Макинтоша? Я только видел его в мюнхенской Пинакотеке, однако он, как и другая его мебель, поражает своей необычностью: перед вами сразу же возникает картина времен эпохи модерна и взлета искусства в начале прошлого века. Сейчас этот стул в музее, а тогда в диковинном интерьере «Чайной» работы Макинтоша на таких сидели – совершенно не заботясь о том, кто их сделал – «суровые» шотландцы, простые и великие, и, весело беседуя, попивали чай или опрокидывали в себя рюмки с элем. А гениальный проектировщик и дизайнер, человек, усадивший на свои стулья всю Европу, умер в Лондоне в невостребованности и бедности.

 


Дизайнер Чарлз Ренни Макинтош: barucaba — LiveJournal

Чарлз Ренни Макинтош родился в Глазго 7 июня 1868 года. C детства он держался в стороне от шумных компаний. Мальчик страдал от травмы ноги, и это обрекало его на сидячий образ жизни. Чарлз создал большой цикл рисунков, посвященный садовым цветам — «Гербарий». Цветам, увиденным в детстве, со временем было суждено украсить интерьеры многих общественных мест.


Первоначальное профессиональное образование Макинтош получил в Глазго в Художественной школе А. Глена. С 1885 по 1892 год Чарлз обучался архитектуре у Ф. Ньюбери и практиковался у архитектора Дж. Хатчинсона. В 1889 году Макинтош работал чертежником в фирме «Хониман и Кеппи». В 1890 году он использовал стипендию А. Томпсона на поездку во Францию и Италию  для глубокого изучения архитектуры этих стран. Его ранние произведения в Глазго включают здание редакции «Глазго геральд» (совместно с Кеппи, 1893 год) и общественной школы Мартира на улице Барони (1895).

Чарлз Макинтош возглавлял своеобразное направление модерна, возникшее в начале последнего десятилетия XIX века в Глазго. Ядром «глазговского движения» была «группа четырех», которая сложилась еще в студенческие годы — сам Макинтош, его друг Герберт Макнейр и сестры Макдональд, позже ставшие носить имена Маргарет Макинтош и Френсис Макнейр. Эта группа создала «стиль Глазго» в графике, декоративно-прикладном искусстве, проектировании мебели и интерьера. Макинтош был единственным из ее членов, кто кроме этого серьезно занимался архитектурой. При этом источники архитектурного творчества Макинтоша сильно отличались от источников его деятельности в других областях искусства.

Как архитектор Макинтош опирался на традицию сельского шотландского жилища и так называемый «баронский стиль» средневековых шотландских замков, то есть с этой точки зрения он был типичным представителем неоромантизма. Все его работы в жанре загородного особняка представляют собой талантливое и своеобразное проявление этого направления модерна.

Еще будучи студентом, Макинтош уделял большое внимание созданию нового изобразительного языка графики, отличающегося от рутинного академического стиля. В своих поисках он шел по пути, типичному для многих художников модерна. Макинтош изучал и зарисовывал различные, часто неожиданные, природные формы, например, узор, возникший на срезе кочана капусты, или рыбий глаз под микроскопом. Позднее он пытался выразить настроение, чаще всего меланхолическое, какого-либо стихотворного или прозаического фрагмента абстрактным сочетанием изогнутых линий. В результате, как пишет Т. Ховард, Макинтош «приобретает умение выразить определенную идею с помощью чисто символических средств». Без сомнения, его поиски шли под влиянием творчества прерафаэлитов и их последователей. Близкие устремления обнаружились у соучеников Макинтоша — Макнейра и сестер Макдональд, что и предопределило возникновение «группы четырех». Окончательно «стиль Глазго» сложился уже в совместной работе, хотя определенные различия творческих почерков у членов группы сохранились.

The Wassail, 1900.

В 1895 году Макинтош выступал на Выставке нового искусства в Париже как плакатист. В том же году был объявлен архитектурный конкурс на проект нового здания Школы искусств в Глазго. На конкурсе победил Макинтош, и в результате на свет появилось выдающееся произведение зодчества. Из-за недостатка средств строительство было разделено на два этапа. Первый этап (1897-1899) завершился возведением башни главного входа на северном фасаде. Последовавший затем длинный перерыв позволил архитектору тщательно проработать проект. Западное крыло (1907-1909) здания с его эффектно взмывающим вверх торцевым фасадом и великолепной двусветной библиотекой уже являет собой работу зрелого мастера. Умение вписать современный дизайн в исторический контекст, соединить в напряженно-выразительном облике здания аскетичную монументальность и чувственность, богатство декора со сдержанность форм, — все эти качества создали Макинтошу репутацию выдающегося художника.

Glasgow School of Art

В своем проекте Макинтош пошел нетрадиционным путем. Поиски в области новых способов формообразования привели его к методу проектирования «изнутри наружу». Функциональное назначение интерьера отражалось во внешнем облике здания. Например, потребность в естественном освещении студий живописи определила необычайно большую остекленность северного фасада.

Макинтош разрабатывал идею тотального дизайна: здание со всей его начинкой (вплоть до мебели и мелких деталей внутренней отделки) — это целостный объект, все элементы которого должны находиться в стилевом единстве. Предполагалось системное проектирование всей жилой или общественной среды. Школа Искусств в Глазго создавалась именно таким способом.

Большие окна-витражи обеспечивают хорошее естественное освещение. Контрастируя с массивным каменным фасадом, они напоминают одновременно о стиле эпохи Елизаветы I и о крупных стеклянных элементах, характерных для современной архитектуры. Для естественного освещения подвального этажа вдоль северного фасада был вырыт глубокий ров, куда выходят окна нижних помещений.

Дверь первого этажа украшена цветным витражом. Рисунок включает характерные для Макинтоша элементы — «древо жизни», которое превращается в женское лицо и бутоны роз. Эти стилизованные, эротические и в то же время символические мотивы отражают разные стороны творческой индивидуальности мастера.

Характер работы Макинтоша и «группы четырех» в целом по своей религиозно-символической тематике и по стилистике определяет принадлежность к «космополитическому» направлению модерна. Особенностями этого английского варианта «ар нуво» были особая изысканность и вместе с тем сдержанность, что выделяло его из ряда подобных ему на континенте. Однако даже такой сдержанный вариант «ар нуво» не получил поддержки в среде художников «Движения искусств и ремесел». Работы шотландских художников встретили резкое осуждение на выставке «Искусств и ремесел» 1896 года, где они впервые были представлены широкой публике. Этот конфликт, который закрыл дорогу шотландцам на выставки подобного рода в Англии, был внутренним конфликтом между национально-романтическими и космополитическими тенденциями в рамках модерна, конфликтом того типа, который неоднократно возникал в искусстве на стыке веков.

Отвергнутые в Англии работы шотландцев были восторженно приняты на континенте. Уже в 1898 году известный немецкий пропагандист модерна и издатель Александр Кох поместил в своем журнале «Декоративное искусство» иллюстрированную статью о Макинтоше и его группе, в которой высоко оценил их творчество.

The Harvest Moon, 1892

The Descent of Night, 1894

The Scottish musical Review, 1896

In Fairland, 1897

Fairies,1898

Willowood

В 1898-1899 годах архитектор проектирует церковь Королевского Креста в Вудсайде. Участие в выставке мюнхенского Сецессиона в 1899 году приносит Макинтошу известность на континенте. В 1900 году он становится партнером в фирме «Хониман и Кеппи» и в том же году создает павильон Шотландии на Международной выставке в Турине.

В это время центр тяжести новаторских поисков смещается — вместо массового типа загородного дома появляется потребность в создании дома для избранного заказчика, способного оценить новаторские поиски архитектора. Так возник особый жанр — «Дом художника», или «Дом для любителя искусства», который приобрел особое значение в архитектуре модерна. Наивысший расцвет его относится ко времени конкурса 1901 года на проект «Дома для любителя искусства» в Дармштадте, где высшими наградами были отмечены проекты Бейли Скотта и Макинтоша.

House for an Art Lover competition entry

An Artists House Bellahouston

House for an Art Lover

House for an Art Lover Piano

В этом проекте особенно ярко проявилось своеобразие творческого почерка мастера. В предисловии к альбому, в котором был опубликован этот проект, Мутезиус писал, что «наружная архитектура этого здания имеет абсолютно оригинальный характер и не похожа на все то, что было известно ранее». Однако в действительности при всей своей «современности» облик здания сохранял отпечаток народной шотландской традиции. Он был, несомненно, неоромантическим, при этом форма здания получила такую трактовку, что ее элементы естественно вошли в международный язык рационалистической архитектуры.

В 1901 году австрийское объединение «Сецессион» пригласило Макинтоша и его жену устроить выставку в венском «Сецессион-хаусе». Выставка имела большой успех. Русский великий князь Сергей Александрович был в восторге от нее и пригласил супругов Макинтош устроить выставку в Москве. В конце 1902 — начале 1903 года Макинтош вместе с Ольбрихом принял участие в «Московской выставке архитектуры и художественной промышленности нового стиля», где его работы были отмечены рядом хвалебных отзывов. С этого времени Макинтош становится в ряд крупнейших архитекторов модерна.

Он проектирует Хилл-хаус (Хеленсборо, 1902-1904),

Художественную школу (1897-1909) и другие здания. Заказчицей Ивовой чайной (1902) была богатая жительница Глазго Кэтрин Крэнстон, занимавшаяся экспортом чая. Но ее привлекала не только торговля, ей хотелось показать, что свободное время можно проводить в уютной клубной обстановке за чашкой чая, а не кружкой пива. Макинтошу блестяще удалось решить поставленную перед ним задачу.

Эскиз настенной декорации

Макинтош был родоначальником британского модерна, и, вместе с тем, ему не свойственны стилеобразующие черты «ар нуво» — взвинченный ритм, линии, напоминающие удар хлыста, обильные растительные орнаменты. У него свой путь в дизайне, опережающий время. Вещи Макинтоша геометричны и функциональны. Их пропорции стройны, все лишнее удаляется. Макинтош создает серию стульев, проектирует часы, светильники, камины и столы.

Design for tables and chair with high back

Chair, 1903.

Вещи Макинтоша вполне актуальны — мебель по его проектам до сих пор производится и успешно продается.

Room de Luxe

В начале 1910-х годов Макинтош стал терять зрение. Его последними работами была перестройка двух домов, рисунки для тканей и пейзажная живопись. В 1919 году архитектор переехал в Порт Вендрз (Южный Уэльс). Он скончался 10 декабря 1928 года.

The Fort

A Southern Port

Pinks

Still life of Anemones

Если попытаться рассмотреть в отдельности две тесно связанные друг с другом стороны творчества Макинтоша, то можно сказать, что как архитектор он был неоромантиком, склонным в ряде случаев к рационализму, а как график и художник интерьера — представителем «ар нуво». От типичных интерьеров «ар нуво» интерьеры Макинтоша отличаются простотой и даже аскетизмом. Однако здесь нет и следа той несколько наивной «деревенской» простоты. Нет здесь и нарочитой примитивности «народной» обстановки интерьеров национально-романтических направлений модерна. Простота работ Макинтоша чрезвычайно изысканна. Чаще всего она возникала в результате утонченной стилизации прямоугольных в своей геометрической основе форм с применением немногочисленных мастерски нарисованных деталей.

Создавая свою мебель, Макинтош часто пренебрегал столь высоко ценимой последователями Морриса «правдой материала». Например, окраска его знаменитой белой мебели полностью скрывала естественную текстуру дерева, а характер деталей абсолютно не связан с механическими свойствами древесины. Природные свойства материала как бы подавляются художественной волей мастера, которая творит форму, сообразуясь с отвлеченным идеалом красоты; неоромантическая «естественность» сменяется здесь декадентской «искусственностью». Однако эта «искусственность», стремление абстрагироваться в равной степени и от свойств материала, и от диктата художественной традиции не привели Макинтоша, как многих его коллег на континенте, к безудержному декоративизму и орнаментальности.

Свойственное многим английским архитекторам этого времени стремление к простоте форм в соединении с присущим Макинтошу острым ощущением новизны приобрело в его творчестве некое особое качество. Этому качеству обязан Макинтош и своим успехом на континенте, и выдающейся ролью в истории архитектуры модерна. Парадоксальным образом его изысканный эстетизм оказался более созвучным нарождающемуся пуристическому идеалу, чем рационализм многих архитекторов, считавших себя наследниками Виолле-ле-Дюка и Земпера. Он же выводил творчество Макинтоша за пределы «национальной» традиции и сближал его с «космополитической» линией модерна. В этом отношении творчество Макинтоша сопоставимо с творчеством английских художников «Эстетического движения», которое находилось в оппозиции «Движению искусств и ремесел». Произведения Макинтоша, в частности его проект «Дома для любителя искусства», оказали серьезное влияние на развитие европейской архитектуры. 


Легенды : Стул Ренни Макинтоша

Чарльз Ренни Макинтош — шотландский архитектор и дизайнер, который работал в Англии на рубеже веков, в период становления и расцвета стиля ар нуво. Более того, он основал новое направление, которое сначала было встречено в Англии в штыки, но было воспринято с энтузиазмом в остальной Европе.

Мягкость, округлости, миленькая пестрота отделки и ласкающие взор завитушки — характерные приметы распространённой в те времена мебели — были упразднены Макинтошем. Ему открылась новая красота — простота и чистота формы, идея некого остова вещи, не прикрытого никакими украшениями.

В прежние времена профессии архитектора, художника и мастера-ремесленника существовали раздельно и, при тщательно организованном взаимодействии, им удавалось работать согласованно. Чарльз Ренни Макинтош завёл обыкновение разрабатывать всю архитектурно-художественную среду целиком — экстерьер и интерьер здания, мебель, детали отделки и даже посуду. Так родилось понятие тотального дизайна.

Для своих интерьеров Чарльз Ренни Макинтош разработал целый ряд проектов стульев. Наиболее знаменита модель, созданная для интерьера Чайного дома на улице Инграм в Глазго. Это стул из тёмного дерева с трапецевидным сиденьем и ножками и спинкой прямоугольных очертаний. Решетчатая спинка необыкновенно высока и планки спускаются до самого пола, образуя уверенную вертикальную доминанту. Далее возможны варианты. Сиденье может быть из дерева, текстиля и даже из плетёной соломы. Рисунок решётки также может варьироваться, могут быть подлокотники. Есть модели, где нет решётки, а присутствует форма, напоминающая перевёрнутый маятник старинных часов; и смотрится это как некий «нимб» над головой сидящего.

Стул Макинтош лаконичен, выразителен и выглядит как самодостаточная графическая конструкция. Это не просто мебель, которая прислуживает человеку, он гораздо выше по статусу и диктует свои правила. Если человек решил присесть на стул Макинтош, то у него не получится сидеть вразвалку, он будет вынужден принять императорскую осанку, стать выше ростом и, должно быть, ощутит чистоту своих духовных устремлений.

Есть также модели стульев и кресел Макинтош, не отличающиеся огромным ростом, а имеющие пропорции, соразмерные человеку.

Крупнейшее собрание рисунков и эскизов Чарльза Ренни Макинтоша находится в Хантеровском музее в Глазго. Также в этом музее есть постоянная экспозиция — называется она Дом Макинтоша — где воссоздана обстановка его собственного дома, им самим спроектированного. Там можно полюбоваться знаменитыми стульями. Между прочим, эти стулья побывали и в России в 1902 году. Великий князь Сергей Александрович был настолько впечатлен работами Макинтоша, увидев их в Европе, что пригласил его на «Московскую выставку архитектуры и художественной промышленности нового стиля».

Новые идеи Макинтоша дали огромный толчок развитию дизайнерской мысли надолго вперёд. Мебель Макинтош можно считать «прабабушкой» тех форм, которые заживут полной жизнью в двадцатом веке; это формы, присущие техническим предметам — станкам, автомобилям, компьютерам.

Мебельная фабрика Кассина из Милана, которая производит самую дорогую, изысканную, аристократическую мебель и сотрудничает с самыми именитыми дизайнерами, приобрела в 1971 году право на реконструкцию, производство и повторное предложение на рынок знаменитого тёмного стула с высокой спинкой. Лицензия подписана университетом Глазго. Таким образом, стул Макинтош снова доступен к приобретению, и это, можно считать, практически оригинальный экземпляр. Можно найти на рынке и бюджетный вариант, который, хоть и является имитацией, но при качественном исполнении будет выглядеть великолепно; нам уже давно не стоит огорчаться, что производство стало массовым. Возможно, это не очень заметно, но сейчас мы переживаем массовый расцвет «макинтошистских» идей, мы давно окружены «макинтошистскими» предметами, уже привыкли к ним и пользуемся с радостью.

Книга «Чарльз Ренни Макинтош. Манифест нового стиля»

Чарльз Ренни Макинтош. Манифест нового стиля

Музеи Московского Кремля представляют российской публике творчество Чарльза Ренни Макинтоша (1868–1928) — выдающегося шотландского архитектора, художника и дизайнера. Выпускник Школы искусств Глазго, Ч. Макинтош стал самым ярким представителем стиля модерн в британской архитектуре. Его работы оказали огромное влияние на развитие европейской архитектуры и дизайна XX в. В оформлении интерьеров Ч. Макинтош стремился к синтезу искусств, создавая уникальную мебель, декоративные элементы, витражи, текстиль. Он выработал безошибочно узнаваемый стиль, «визитной карточкой» которого стал знаменитый стул в стиле «макинтош». Одним из первых шотландский дизайнер начал работать с трафаретами для создания повторяющихся декоративных мотивов в оформлении изысканных интерьеров. Он известен и как великолепный график, создавший эскизы афиш, обложек журналов, открыток, торговых марок шотландских коммерческих фирм.

Поделись с друзьями:
Размеры в мм (ДхШхВ):
280×210
Вес:
1455 гр.
Страниц:
280
Код товара:
758839
ISBN:
978-5-88678-270-7
В продаже с:
11. 09.2014
Аннотация к книге «Чарльз Ренни Макинтош. Манифест нового стиля»:
Музеи Московского Кремля представляют российской публике творчество Чарльза Ренни Макинтоша (1868–1928) — выдающегося шотландского архитектора, художника и дизайнера. Выпускник Школы искусств Глазго, Ч. Макинтош стал самым ярким представителем стиля модерн в британской архитектуре. Его работы оказали огромное влияние на развитие европейской архитектуры и дизайна XX в.
В оформлении интерьеров Ч. Макинтош стремился к синтезу искусств, создавая уникальную мебель, декоративные элементы, витражи, текстиль. Он выработал безошибочно узнаваемый стиль, «визитной карточкой» которого стал знаменитый стул в стиле «макинтош». Одним из первых шотландский дизайнер начал работать с трафаретами для создания повторяющихся декоративных мотивов в оформлении изысканных интерьеров. Он известен и как великолепный график, создавший эскизы афиш, обложек журналов, открыток, торговых марок шотландских коммерческих фирм. Читать дальше…

Розы Чарльз Ренни Макинтош (Charles Rennie Mackintosh) — энциклопедия садовых растений. Розы

Альтернативное название: Charles Rennie Mackintosh (en)

Группа: Шрабы

Ширина растения: до 75 см

Высота растения: от 80 до 90 см

Размер цветка: от 5 до 7 см

Цвет: розовый

Зоны морозостойкости (USDA): 6a(от -20,6С до 23,3С) – 9a(от -3,9С до -6,7С)

Размер цветка: от 5 до 7 см

Описание

Окраска розы Charles Rennie Mackintosh уникальна, но чтобы вырастить эту розочку и уберечь ее от всевозможных заболеваний, придется потрудиться. Цветки очень нежны, восприимчивы к распространенным заболеваниям и требовательны к почве и климату. Но если регулярно проводить необходимые профилактические мероприятия, вам удастся вырастить довольно красивые цветки — крупные, с ароматом розового масла, сирени и миндаля. И с каждым годом куст будет разрастаться все больше и больше, превращая ваш сад в самое красивое и уютное место.

Слабая устойчивость к мучнистой росе и черной пятнистости. Слабая устойчивость к дождю. Повторноцветущая.

Информация: Сорт выведен в 1985 году.

Дом по дизайну Чарльза Ренни Макинтоша в Норт-Хемптоне | ADMagazine

Вторая истинно макинтошевская комната дома – “черный холл”, украшенный орнаментом из золотых треугольников. Флоренс Бассет-Левке была холлом недовольна. “Очевидно, что мистер Макинтош ни разу в жизни не вытирал пыль, – он не понимает, что на черном фоне видно каждое пятнышко”, – жаловалась она. В конце концов Макинтош переоформил комнату – в 1922 году ее стены вместо черных стали серыми. Но Бассет-Левке недолго радовались новому дизайну. Их финансовое положение неуклонно улучшалось, и в 1925 году они осуществили давнюю мечту – построили себе новый дом. Архитектором его был, увы, не Макинтош, а молодой немец Питер Беренс. Чарльз Ренни к этому моменту переехал на юг Франции и занимался там исключительно живописью. В 1927 году он вернулся в Лондон, где через год и умер. Дом № 78 по Дернгейт-стрит оказался последним интерьером, который он сделал в жизни.

К хозяйской спальне Макинтош пристроил балкон с видом на сад (фото 1920 года).

РИЧАРД БРАЙАНТ; COURTESY OF JANET BASSETT-LOWKE COLLECTION; RICHARD BRYANT/ARCAID.CO.UK; AKG-IMAGES/EAST NEWS

Трудно сказать, все ли было гладко между Бассет-Левке и Макинтошем. Вроде бы сроков архитектор на этот раз не нарушал – работы были завершены за год – и смету не превысил. На честь миссис Бассет-Левке он, в отличие от Босини, уж точно не покушался. Но что-то, видимо, было не так. Иначе почему в 1920 году, показывая дом журналу Ideal Home, Венман Бассет-Левке и словом не обмолвился о Макинтоше и не назвал его в качестве автора интерьера? Факт остается фактом: Бассет-Левке признали, что дизайном их дома занимался Макинтош, только в середине 1930-х, когда в мире пробудился интерес к творчеству шотландца.

В 1920 го­ду ин­те­рь­ер до­ма № 78 был опуб­ли­ко­ван в жур­на­ле Ideal Home — с фо­то­гра­фи­я­ми всех ком­нат и пор­т­ре­та­ми хо­зя­ев на крыль­це и на зад­нем дво­ре. Впрочем, имя ди­зай­не­ра — Чарлза Рен­ни Ма­кин­тоша — в статье не упо­ми­на­лось.

РИЧАРД БРАЙАНТ; COURTESY OF JANET BASSETT-LOWKE COLLECTION; RICHARD BRYANT/ARCAID.CO.UK; AKG-IMAGES/EAST NEWS

Что же касается дома № 78 по Дернгейт-стрит, то судьба его сложилась вполне благополучно. Бассет-Левке продали его, и, пробыв некоторое время в частных руках, он оказался в собственности Нортхемптонской женской школы. Школьное начальство, к счастью, ничего рушить не стало – только стены перекрасило. Постепенно усилиями озабоченной общественности стали собираться деньги на восстановление интерьера (конечно, в первоначальном виде, с черно-золотой прихожей).

Флоренс Бассет-Лев­ке в са­ду

РИЧАРД БРАЙАНТ; COURTESY OF JANET BASSETT-LOWKE COLLECTION; RICHARD BRYANT/ARCAID.CO.UK; AKG-IMAGES/EAST NEWS

В 1999 году здание наконец отреставрировали: в доме № 78 теперь музей. А еще к нему присоединили соседний дом № 80 – там организовали выставочную галерею. Реставрационные работы продолжались полтора года и стоили полтора миллиона фунтов. Что, по иронии судьбы, гораздо больше суммы, которой изначально располагал Макинтош. Хотя кто знает, в какие еще трудности он сумел бы угодить, доведись ему работать сейчас? Гений, как известно, никогда не останавливается, ибо никогда не считает работу законченной. И потому может сорвать любые сроки и превысить любую смету.

Текст: Иан Филлипс

Литературный перевод: Евгения Микулина

Фото: РИЧАРД БРАЙАНТ; COURTESY OF JANET BASSETT-LOWKE COLLECTION; RICHARD BRYANT/ARCAID.CO.UK; AKG-IMAGES/EAST NEWS

Чарльз Ренни Макинтош — 50 произведений

Чарльз Ренни Макинтош (7 июня 1868 — 10 декабря 1928) был шотландским архитектором, дизайнером, акварелистом и художником. Его художественный подход имел много общего с европейским символизмом. Его работы, наряду с работами его жены Маргарет Макдональд, оказали влияние на европейские дизайнерские движения, такие как ар-нуво и сецессионизм. Он родился в Глазго и умер в Лондоне.

Чарльз Ренни Макинтош родился 7 июня 1868 года на Парсон-стрит, 70, Таунхед, Глазго, был четвертым из одиннадцати детей и вторым сыном Уильяма Макинтоша, суперинтенданта и главного клерка полиции города Глазго, и его жены Маргарет. Ренни.Макинтош вырос в районах Таунхед и Деннистоун (Терраса Фирпарка) в Глазго, посещал государственную школу Рейда и Институт Аллана Глена.

В 1890 году Макинтош стал вторым победителем конкурса «Путешествие студента Александра Томсона», созданного для «содействия изучению древней классической архитектуры с особым упором на принципы, проиллюстрированные в работах мистера Томсона».

Он изменил написание своего имени с «Макинтош» на «Макинтош» по неизвестным причинам, как это сделал его отец до него, примерно в 1893 году.Путаница продолжает окружать использование его имени словом «Ренни», которое иногда неправильно заменяют его именем «Чарльз». Современное использование «Ренни Макинтош» в качестве фамилии также неверно, и он никогда не был известен как таковой при жизни; «Ренни» — второе имя, которое он часто использовал при написании своего имени. Подписи принимали различные формы, в том числе «C.R. Макинтош и Час. Р. Макинтош ».

По возвращении он возобновил работу в архитектурном бюро Honeyman & Keppie, где в 1899 году начал свой первый крупный архитектурный проект — здание Glasgow Herald Building (ныне известное как Маяк).Он был помолвлен с сестрой своего работодателя Джесси Кеппи.

Примерно в 1892 году Макинтош познакомился с художницей Маргарет Макдональд в Школе искусств Глазго. Он и его сокурсник Герберт Макнейр, также ученик в Honeyman и Keppie, были представлены Маргарет и ее сестре Фрэнсис Макдональд глава Школы искусств Глазго Фрэнсис Генри Ньюбери, который увидел сходство в их работах. Маргарет и Чарльз поженились 22 августа 1900 года. У пары не было детей. Макнейр и Фрэнсис также поженились в прошлом году.Группа работала совместно и стала известна как «Четверка» и была выдающейся фигурой в искусстве и дизайне стиля Глазго.

В 1904 году, выполнив несколько успешных строительных проектов, Макинтош стал партнером Honeyman & Keppie, и компания стала Honeyman, Keppie & Mackintosh. Когда экономические трудности привели к закрытию многих архитектурных практик, в 1913 году он отказался от партнерства и попытался открыть свою собственную практику.

Макинтош большую часть своей жизни прожил в городе Глазго.Расположенный на берегу реки Клайд во время промышленной революции город был одним из крупнейших производственных центров тяжелого машиностроения и судостроения в мире. По мере роста и процветания города требовалось более быстрое реагирование на высокий спрос на потребительские товары и искусство. Промышленные товары массового производства начали набирать популярность. Наряду с промышленной революцией азиатский стиль и новые модернистские идеи также повлияли на дизайн Макинтоша. Когда японский изоляционистский режим смягчился, они открылись для глобализации, что привело к заметному влиянию Японии во всем мире.Связь Глазго с восточной страной стала особенно тесной, поскольку верфи на реке Клайд стали открытыми для японского военно-морского флота и подготовки инженеров. Японский дизайн стал доступнее и приобрел большую популярность. Фактически, оно стало настолько популярным и так непрерывно присваивалось и воспроизводилось западными художниками, что увлечение и озабоченность западного мира японским искусством породило новый термин, японизм или японизм.

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 Непортированная лицензия (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →


Подробнее …

Художники по направлениям: декоративно-прикладное искусство

Художественное движение

Движение искусств и ремесел было международным движением в области декоративного и изящного искусства, которое зародилось в Великобритании и процветало в Европе и Северной Америке примерно в период с 1880 по 1920 год, зародившись в Японии в 1920-х годах. Он символизировал традиционное мастерство с использованием простых форм и часто использовал средневековые, романтические или народные стили украшения. Он выступал за экономические и социальные реформы и был по сути антииндустриальным. Он оказал сильное влияние на искусство в Европе, пока не был вытеснен модернизмом в 1930-х годах, и его влияние продолжалось спустя долгое время среди ремесленников, дизайнеров и градостроителей.

Термин впервые был использован Т. Дж. Кобден-Сандерсоном на собрании Общества выставок искусств и ремесел в 1887 году, хотя принципы и стиль, на которых он основан, развивались в Англии не менее двадцати лет.Он был вдохновлен идеями архитектора Августа Пугина, писателя Джона Раскина и дизайнера Уильяма Морриса.

Движение зародилось раньше и наиболее полно на Британских островах и распространилось по Британской империи, остальной Европе и Северной Америке. В значительной степени это было реакцией на то, что декоративное искусство в то время казалось бедным, а также на условия, в которых оно создавалось.

Движение искусств и ремесел возникло в результате попытки реформирования дизайна и декора в Великобритании в середине 19 века.Это была реакция на предполагаемое снижение стандартов, которое реформаторы связывали с машинным и фабричным производством. Их критика была усилена предметами, которые они видели на Великой выставке 1851 года, которые они считали чрезмерно декоративными, искусственными и игнорирующими качества используемых материалов.

Историк искусства Николаус Певзнер сказал, что экспонаты Большой выставки продемонстрировали «незнание этой основной потребности в создании узоров, целостности поверхности» и «пошлость в деталях».Реформа дизайна началась с организаторов самой выставки, Генри Коула (1808–1882), Оуэна Джонса (1809–1874), Мэтью Дигби Вятта (1820–1877) и Ричарда Редгрейва (1804–1888), которые осуждали чрезмерный орнамент и непрактичность. и плохо сделанные вещи. Организаторы «единодушно осудили выставку». Оуэн Джонс, например, жаловался, что «архитектор, обойщик, красильщик бумаги, ткач, бязь-принтер и гончар« производят »в искусстве новизну без красоты или красоту без интеллекта.«Из этой критики современного состояния промышленных товаров появилось несколько публикаций, в которых изложены, по мнению авторов, правильные принципы дизайна. В дополнительном отчете Ричарда Редгрейва о дизайне (1852 г.) были проанализированы принципы дизайна и орнамента и содержались призывы« больше » логика в применении декора ». Другие работы следовали в том же духе:« Промышленное искусство девятнадцатого века »Вятта (1853),« Wissenschaft »Готфрида Земпера,« Industrie und Kunst »(« Наука, промышленность и искусство ») (1852),« Анализ »Ральфа Уорнума. Орнамента (1856 г.), Руководства по дизайну Редгрейва (1876 г.) и Грамматики орнамента Джонса (1856 г.).Грамматика орнамента была особенно влиятельной, она щедро распространялась в качестве студенческой премии и к 1910 году была выпущена девятью переизданиями.

Джонс заявил, что «Орнамент … должен быть вторичным по отношению к украшенной вещи», что должно быть «соответствие в орнаменте предмету с орнаментом», и что обои и ковры не должны иметь каких-либо узоров, «указывающих на что-либо, кроме уровень или равнина ». Там, где ткань или обои на Великой выставке могли быть украшены естественным мотивом, чтобы выглядеть максимально реалистично, эти авторы выступали за плоские и упрощенные природные мотивы.Редгрейв настаивал на том, что «стиль» требует прочной конструкции до украшения и надлежащего понимания качества используемых материалов. «Полезность должна иметь приоритет перед орнаментом».

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с непортированной лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →

Википедия: https: // ru.wikipedia.org/wiki/Arts_and_Crafts_movement

Чарльз Ренни Макинтош — Чарльз Ренни Макинтош

Чарльз Ренни Макинтош 1893 © Галерея Аннана

К концу XIX века Школа искусств Глазго была одной из ведущих художественных академий в Европе, и после первых успехов в области изящных искусств в конце 1890-х годов репутация Глазго в области архитектуры и декоративного искусства достигла небывалого уровня. В основе этого успеха лежал талантливый молодой архитектор и дизайнер Чарльз Ренни Макинтош, чья репутация быстро распространилась за пределы его родного города и который спустя столетие все еще считается отцом стиля Глазго.

Макинтош родился в Глазго 7 июня 1868 года и был учеником местного архитектора Джона Хатчисона, но в 1889 году он перешел в более крупную, более устоявшуюся городскую практику — Ханиман и Кеппи.

Чтобы дополнить свое архитектурное ученичество, Макинтош записался на вечерние занятия в Художественную школу Глазго, где он изучал различные программы рисования. Здесь под бдительным присмотром директора школы Фрэнсиса Ньюбери его таланты процветали, и в библиотеке школы он мог ознакомиться с последними журналами по архитектуре и дизайну, которые все больше узнавали о его современниках как дома, так и за рубежом.Он выиграл множество студенческих призов и конкурсов, включая престижную студенческую стипендию Александра Томсона в 1890 году, которая позволила ему совершить архитектурное турне по Италии.

Вернувшись в Глазго, проекты Макинтоша для Ханимена и Кеппи в начале 1890-х годов продемонстрировали возросшую зрелость. Его дизайн для здания Glasgow Herald Building (1894 г.) включал в себя некоторые передовые технологии, включая гидропневматический лифт и огнестойкий пол из диатомитового бетона. Позже, в государственной школе мученика (1895 г.), несмотря на несколько ограниченное задание, он смог ввести некоторые сложные, но контролируемые детали, включая центральные фермы крыши.

На публичной лекции по архитектуре в 1893 году Макинтош утверждал, что архитекторам и дизайнерам будет предоставлена ​​большая художественная свобода и независимость. Он сам начал экспериментировать с рядом декоративных форм, создавая дизайн для мебели, изделий из металла и графики (включая стилизованные плакаты и акварели), часто в партнерстве со своим другом и коллегой из Honeyman and Keppie, Гербертом Макнейром и двумя однокурсниками. , Маргарет и Фрэнсис Макдональд.

В 1896 году Макинтош получил свой самый значительный заказ — спроектировать новое здание для художественной школы Глазго.Это должно было стать его шедевром. Примечательно, что здание было построено в два этапа, 1897-99 и 1907-09, из-за нехватки денег. Стилистически существенная задержка в завершении дала Макинтошу возможность внести поправки и полностью интегрировать свой первоначальный проект (1896 г.), который во многом был обязан ранним баронским традициям Шотландии, со второй половиной здания, которое очень сильно напоминало 20-й век благодаря использованию в нем материалы и технологии. Самым драматичным из всех интерьеров была новая библиотека (завершенная в 1909 году), которая представляла собой сложное пространство из деревянных столбов и балок.Его строительство во многом было обязано традиционным японским внутренним интерьерам, но в конечном итоге здание представляло собой эклектичное сочетание стилей и влияний.

В Европе оригинальность стиля Макинтоша была быстро оценена, а в Германии, особенно в Австрии, он получил признание и признание за свои проекты, которых он никогда не получил бы дома. Он участвовал в 8-м Венском Сецессионе и участвовал в международных выставках в Турине, Москве и других странах. В 1900 году он участвовал в открытом конкурсе на создание «Дома для любителей искусства», объявленном немецким дизайнерским журналом Zeitschrift fur Innendekoration.Хотя ему не удалось выиграть конкурс, его архитектурные проекты были признаны настолько высокими, что позже были воспроизведены в виде портфолио гравюр.

Вернувшись в Шотландию в The Hill House в Хеленсбурге (1904 г.), издатель Уолтер Блэки поручил Макинтошу спроектировать солидный семейный дом. По своему внешнему виду он во многом обязан его дизайну «Дом для любителей искусства» и ранее завершенному домашнему заказу Windyhill (1900). Внешне The Hill House отличался простыми и массивными формами с небольшим количеством украшений, но внутри помещения источали свет и пространство, а использование цвета и декора было тщательно продумано.

На протяжении всей своей карьеры Макинтош полагался лишь на горстку покровителей и сторонников. Деловая женщина из Глазго Кэтрин Крэнстон оказалась одной из его самых влиятельных людей, и ее серия интерьеров чайных комнат (спроектированных и обставленных в период с 1896 по 1917 год) предоставила ему виртуальную свободу для экспериментов. Макинтош, ответственный за их «тотальный дизайн», предоставил чайным комнатам мебель (в том числе впечатляющие стулья с высокой спинкой), осветительные приборы, настенные украшения и даже столовые приборы.

Несмотря на успех в Европе и поддержку таких клиентов, как Блэки и Крэнстон, работа Макинтоша была встречена дома с большим безразличием, и его карьера вскоре пошла на спад.Немногие частные клиенты проявили достаточно сочувствия, чтобы захотеть его «целостный дизайн» дома и интерьера. Он участвовал в конкурсе на проектирование собора для города Ливерпуль (1902 г.), но, хотя его дизайн показал готическое качество, как и требовалось, его участие было отклонено, и его проект для школы Скотланд-Стрит (1906 г.) в Глазго должен был стать его последним общественным заказом. .

К 1914 году Макинтош уже отчаялся получить в Глазго тот уровень признания, которого, как он считал, он заслуживает. Он становился все более упрямым и неспособным к компромиссам, и известно, что это оказывало ненужное давление на его коллег.Пытаясь возродить свою карьеру, Макинтош ушел из практики и вместе со своей женой Маргарет Макдональд переехал в Лондон.

Чарльз Ренни Макинтош c1922 © The E.O. Коллекция поместья Хоппе в компании Curatorial Assistance, Inc.

Это было неудачное время, поскольку с началом Первой мировой войны все строительные работы были строго ограничены. Приключенческих планов для студии художников и театра так и не было. Однако после внесения изменений в экстерьер дома со средними террасами по адресу 78 Derngate в Нортгемптоне (1916 г.) клиент В. Дж. Бассет-Лоук поручил Макинтошу отремонтировать ряд интерьеров здания, включая спальню для гостей (1919 г.).Эти рисунки показывают, что он работает в новом смелом стиле декора и строительства, используя основные цвета и геометрические мотивы. Это был результат необычайной живости и оригинальности, но его практически не заметили.

Переезд на юг Франции в 1923 году означал конец трехмерной карьеры Макинтоша, и последние годы его жизни были потрачены на живопись. Он умер в Лондоне 10 декабря 1928 года.

Чарльз Ренни Макинтош | Знаменитые шотландцы

7 мест для посещения

Макинтош у ивы


Макинтош спроектировал несколько чайных в Глазго для местной предпринимательницы Кэтрин Крэнстон, первый из которых был расположен на Сошихолл-стрит, 217.В ресторане Mackintosh at the Willow, который был тщательно отреставрирован по оригинальному дизайну 1903 года, посетители могут снова насладиться послеобеденным чаем и другими напитками в изысканных обеденных залах. Узнайте больше о Макинтоше во время экскурсии или посетив выставку, на которой подробно рассказывается о его проектах и ​​сотрудничестве с мисс Крэнстон. Обязательно посетите террасу на крыше, чтобы выпить, где вы можете увидеть дымоход, спроектированный Макинтошем.

Маяк

На Митчелл-Лейн вы найдете одно из самых ранних зданий Макинтоша.Первоначально здание было спроектировано как редакция газеты Glasgow Herald, но теперь это интересный гибрид Макинтоша и современного дизайна, поскольку здание было расширено и образовано Маяк. Здесь находится Центр дизайна и архитектуры Шотландии, посетители могут насладиться интересной программой выставок на тему дизайна, а также посетить увлекательный Центр интерпретации Макинтоша, который представляет собой прекрасное введение в его работу. Поднимитесь по характерной винтовой лестнице на башню Макинтош, чтобы полюбоваться 360-градусным обзором центра города и получить действительно незабываемые впечатления!

Дом на холме

В Хеленсбурге, расположенном всего в 45 минутах езды от Глазго, находится еще один потрясающий отель, спроектированный Макинтошем — Hill House.Этот жилой дом является одним из наиболее значительных сохранившихся завершенных работ Макинтоша с оригинальной мебелью и дизайном интерьера, а также с садами, оформленными в стиле Макинтоша. Посетители также имеют возможность приблизиться к его внешнему виду и обнаружить части, которые обычно скрыты из виду в «Доме на холме», защитной конструкции, которая была возведена над домом, чтобы защитить его от повреждений дождем. Вы даже можете выйти на дорожку над крышей, чтобы получить поистине уникальные впечатления!

Церковь Королевского креста в Макинтоше

Церковь Королевского Креста открылась в 1899 году и является единственной церковью, спроектированной Макинтошем.Посмотрите на великолепные витражи, которые отражают свет, и исключительную резьбу по дереву и камню в этом здании. Эта малоизвестная жемчужина находится всего в 10 минутах от центра города и является обязательной для посещения, поскольку в ней готический дизайн сочетается с самобытным стилем Макинтоша. В церкви также проводится регулярная программа мероприятий, включая концерты живой музыки.

Дом для ценителя искусства

Недалеко от центра Глазго находится Дом для любителей искусства, спроектированный Макинтошем, в парке Беллахьюстон.Здание было спроектировано для конкурса на «Дом любителя искусства» в 1901 году, но построено не было до 1989 года. Вы можете не только полюбоваться великолепным внешним дизайном, но и исследовать захватывающие дух комнаты с богато детализированными интерьерами, наполненными узнаваемыми мотивами Макинтоша, в том числе часто- сфотографировал белый Music Room. После прогулки посетите магазин любителей искусства или расслабьтесь в кафе любителей искусства и откройте для себя удивительные скульптуры различных художников в парке вокруг дома.

Дом Макинтоша

В Художественной галерее Хантера Университета Глазго находится Дом Макинтоша.Удивительно, но дом, который Макинтош делил со своей женой на 6 Florentine Terrace, был тщательно воссоздан на этом месте, чтобы последовательность комнат точно соответствовала оригиналу. Из дома даже открывается такой же вид, поскольку оригинал находился всего в 100 метрах.

Школа-музей Скотланд-Стрит

Посетите красивое здание школьного музея Скотланд-Стрит, вход в которое свободный, чтобы увидеть впечатляющие башни из свинцового стекла и великолепный вестибюль, выложенный плиткой.Когда-то действующая школа, теперь она рассказывает историю образования в Шотландии с конца 19-го до конца 20-го века, включая реконструированные классы разных лет. Есть также комната, посвященная Макинтошу, в которой рассказывается, как ему пришлось адаптировать свой обычный стиль к требованиям школьного совета Глазго.

Другие места, чтобы открыть для себя Макинтош

Узнайте больше о Макинтоше, его современниках и их новаторских работах в Художественной галерее и музее Келвингроув, где находятся Макинтош и Галерея стиля Глазго, крупнейшая постоянная выставка работ ключевых имен в движении стиля Глазго.В V&A Dundee Макинтош находится в центре шотландских галерей дизайна. Посетитель может пройти через Дубовую комнату — тщательно отреставрированный интерьер одной из чайных комнат Макинтоша.

Находясь в Хеленсбурге, посетите клуб Mackintosh, творческий центр архитектуры, искусства, дизайна и музыки. Здание является первым завершенным заказом Макинтоша, а в настоящее время является галереей и художественным центром, посвященным празднованию «четверки Глазго» постоянными и посещаемыми выставками. В центре Глазго, помещение Глазго-арт-клуба на Бат-стрит было переоборудовано Джоном Кеппи, который тренировал Макинтоша.В оформлении интерьеров использованы мотивы Макинтоша и обширная фреска его художника, которая была отреставрирована. Являясь членом клуба, посетители могут записаться на экскурсии по зданию и посетить специальные выставки.

Интернет-магазин Чарльза Ренни Макинтоша

Чарльз Ренни Макинтош был шотландским архитектором, акварелистом и дизайнером, сыгравшим важную роль в движениях постимпрессионизма, искусства и ремесла и модерна на рубеже веков.

Макинтош родился в 1868 году в промышленном городе Глазго и с юных лет заинтересовался дизайном и архитектурой. В пятнадцать лет он поступил в Художественную школу Глазго, где подружился с Гербертом Макнейром (1868-1955) вместе с сестрами Фрэнсис (1873-1921) и Маргарет (1864-1933) Макдональд — его будущей женой. Четверка совместно работала над дизайном мебели, металлоконструкций и иллюстраций, создавая весьма своеобразный набор мотивов, включая абстрактные женские фигуры и закрученные линии, напоминающие иллюстратора Обри Бердсли.Эстетика была сочтена жуткой (или «эмо» на современном языке) многими их современниками, которые называли Макинтоша и его группу «школой привидений». Однако история искупила их, и их склонность к романтической и изысканной стилизации с тех пор была переименована в «школу Глазго» международного стиля модерн.

В 1889 году Макинтош поступил учеником в архитектурную фирму Honeyman & Kreppie, где он стал партнером в 1901 году. Используя простой и уникальный словарь роз, геометрических узоров и смягченных линий, проекты Макинтоша продемонстрировали отход от традиционной викторианской архитектуры. время — поскольку он считал, что архитекторы должны иметь свободу творчества, чтобы проектировать, как им нравится.Его источником вдохновения стали кельтское и японское искусство, шотландский баронский стиль, а также прогрессивные теоретики искусства и архитектуры, такие как Уильям Р. Летаби (1857-1931), Чарльз Войзи (1857-1941), Ричард Норман Шоу (1831-1912). , Август Пугин (1812-1852) и Джон Раскин (1819-1900). Архитектурные проекты Макинтоша включают здание Glasgow Herald Building (1894 г.) и несколько зданий для его альма-матер, Школы искусств Глазго (1986–1909). Макинтош также получил заказ от покровительницы Кэтрин Крэнстон для разработки интерьеров и мебели Willow Tearoom (1897-1917), в том числе Argyle Chair (1897) и Willow Chair (1904).Для другого своего покровителя W.W. Блэки, Макинтош разработал культовый стул Hill House Chair (1902 г.), на который сильно повлиял японский дизайн.

К сожалению, Глазго не был достаточно большим, чтобы поддерживать известность и признание, которых так жаждал Макинтош, поэтому он искал другие места для работы, такие как Германия и Австрия, где его очень хорошо приняли. Ему было поручено спроектировать Музыкальный салон Варндорфера (1901) в Австрии, а также Зал Макинтоша на Туринской международной выставке 1902 года в Италии.

Макинтош умер в Лондоне в 1928 году, не подозревая о том, какое влияние его проекты окажут на будущие поколения. К концу 20 века он посмертно добился желанной славы. Сегодня он признан одним из пионеров модернистского дизайна.

5 Дизайнеров Чарльза Ренни Макинтоша с особенно интересными предысториями

Наиболее известный как создатель Школы искусств в Глазго, Чарльз Ренни Макинтош создавал интерьеры, мебель и плакаты в дальновидном стиле во время расцвета искусства и ремесел шотландского города в конце 19-го и начале 20-го века. веков.

Новая выставка под названием «Дизайн нового: Чарльз Ренни Макинтош и стиль Глазго» стартует на этой неделе в Художественном музее Уолтерса в Балтиморе. Шоу, в котором представлены произведения Макинтоша и его современников, продлится до 5 января, а затем перенесется в Нэшвилл, Санкт-Петербург, Флориду и Чикаго.

Выставка, организованная совместно музеями Глазго и Американской федерацией искусств, включает около 200 произведений искусства, включая акварели, обложки книг, эскизы и текстильные рисунки, что делает ее самой обширной выставкой шотландского модерна в Северной Америке. на сегодняшний день.AD PRO ознакомился с выставкой и побеседовал с Элисон Браун, куратором европейского декоративного искусства и дизайна музеев Глазго с 1800 года по настоящее время, чтобы узнать все о включенных в нее экспонатах. Ниже Браун выбирает пять работ Макинтоша (или его жены Маргарет Макдональд), которые особенно заслуживают внимания.

Плакат Института изящных искусств Глазго , 1894–1896. Чарльз Ренни Макинтош. Литография, бумага.

Фото: © The Hunterian, Университет Глазго

Плакат Института изящных искусств Глазго Чарльза Ренни Макинтоша (1894–1896)

Обри Бердсли Иллюстрации Саломеи , первоначально созданные для игровой программы, являются одними из наиболее влиятельные произведения конца 19 века.На одном из изображений Саломея, новозаветная фигура и дочь Ирода II и Иродиады, изображена с окровавленной головой Иоанна Крестителя. В этой работе Макинтош отдал дань уважения знаменитой серии работ Бердсли, заменив отрубленную голову на возвышающееся растение из цветов и семян. «На идею роста растений намекает вся его работа», — объясняет Браун. По словам Брауна, худощавая женщина-гермафродит, держащая растение, также характерна для ранних фигурных работ Макинтоша.

Музыкальный кабинет , 1898. Чарльз Ренни Макинтош. Красное дерево, черное дерево, витражи и свинец.

Фото: Энцо Ди Космо / любезно предоставлено CSG CIC Glasgow Museums Collection; Воспроизведено из частной коллекции Гильдии Глазго

Музыкальный шкаф Чарльза Ренни Макинтоша (1898)

Шкаф, созданный для г-жи Руби Пикеринг, дочери владельца универмага, включает в себя шкаф, представленный здесь. визуальный трюк энтазиса.Entasis, впервые разработанный для греческих колонн и все еще широко связанный с ними, добавляет выпуклую кривую к кажущейся прямой структуре, чтобы уравновесить то, как она визуально искажается перспективой. Тот факт, что Макинтош использовал здесь эту технику, демонстрирует его классическое архитектурное образование в увлекательной — и легко упускаемой из виду — манере. Очарование дизайну придает стилизованный цветок, растущий из семян арочного основания.

Майская королева: панель из женского обеденного зала , Чайные комнаты на Ингрэм-стрит, 1900.Маргарет Макдональд Макинтош. Левкас, гессиан, холст, шпагат, стеклярус, нить, перламутр, оловянный лист.

Фото: любезно предоставлено CSG CIC Glasgow Museums Collection

Чарльз Ренни Макинтош — биография дизайнера и история цен на 1stDibs

На рубеже 20-го века шотландский архитектор Чарльз Ренни Макинтош создал необычный, полностью оригинальный стиль дизайна, который был одновременно лирическим и лирическим. элегантный современный. В своих архитектурных схемах для школ, частных домов и ресторанов Макинтош, часто работающий в сотрудничестве со своей женой, художницей Маргарет Макдональд, изобрел эстетику, сочетающую органичный поток стиля модерн и честную простоту английского искусства и ремесел. движение.

Макинтош родился в семье рабочего в Глазго, он был четвертым из 11 детей полицейского служащего и его жены. В 15 лет Макинтош начал посещать вечерние уроки в Школе искусств Глазго, где он проучился до 1894 года, а в следующем году начал ученичество у местного архитектора Джона Хатчисона.

В GSA Макинтош подружился с Макдональд, ее сестрой Фрэнсис и однокурсником-архитектором Гербертом Макнейром. Вместе они сформировали команду графических дизайнеров, известную как Четверка, и восхищались их иллюстрациями с извилистыми ботаническими формами и сильфоподобными женщинами.Примерно в то же время Макинтоша наняла архитектурная фирма Honeyman and Keppie. где он разработал успешный проект компании для нового здания GSA. Строение с его задумчивым асимметричным фасадом, перемежаемым высокими окнами студии, должно было стать его архитектурным шедевром. К 1900 году Макинтош проектировал дома и создавал интерьеры для группы чайных салонов в Глазго, в которых он и Макдональд создавали одни из самых заманчивых, пышных графических декоров той эпохи. Работа Макинтоша стала широко влиятельной на континенте, особенно среди Йозефа Хоффмана, Коломана Мозера и других членов движения Венского сецессиона.

Его работа над частными домами и чайными позволила создать дизайн мебели, которым Макинтош известен сегодня больше всего. К ним относятся стул Hill House с решетчатой ​​спинкой; кресло Argyle Street Tea Room с овальным подголовником с вырезом, напоминающим летящую птицу; и несколько других — все сразу узнаваемы по их потрясающе высокой спине.

Мебель Mackintosh хорошо сочетается как с традиционными, так и с современными интерьерами, хотя благодаря своей привычности и ярким линиям она имеет тенденцию выделяться.Поскольку в Европе его гораздо больше уважали, чем в Британии, сохранилось относительно немного антикварных работ Макинтоша, а те, что есть, являются музейными экспонатами. Недавно выпущенные образцы его дизайнов широко доступны — в частности, итальянская фирма Cassina производит прекрасные изделия Mackintosh с начала 1970-х годов. Как вы увидите на 1stDibs, мебель Чарльза Ренни Макинтоша всегда интригует и привлекает внимание. Его работы — это исторический пробный камень, который будет приветствоваться в доме любого ценителя современного дизайна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.