Российские архитекторы: 30 лучших русских проектов последних лет – Архив

Содержание

ДОМ.РФ запустит третий поток образовательного проекта АРХИТЕКТОРЫ.РФ

Утвержден новый этап реализации программы профессионального развития для архитекторов и урбанистов АРХИТЕКТОРЫ.РФ. В январе 2021 года ДОМ.РФ совместно с Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» откроет набор участников на третий поток.

«Проект АРХИТЕКТОРЫ.РФ доказал свою востребованность и значимость. Мы приняли решение продолжать программу и в ближайшее время объявим очередной набор слушателей. Национальная цель по улучшению городской среды в полтора раза к 2030 году требует от специалистов всё новых знаний, освоения дополнительных компетенций. И наш проект позволяет за короткий срок познакомиться с лучшими мировыми наработками в области формирования комфортной городской среды, научиться применять современные инструменты территориального развития на практике. Программа уже доказала свою эффективность, многие наши финалисты смогли продвинуться по карьерной лестнице и теперь занимают ключевые позиции в профильных органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации», — отметил заместитель генерального директора ДОМ. РФ, генеральный директор Фонда ДОМ.РФ Денис Филиппов.

«Мы с нашими партнерами из ДОМ.РФ видим, что у молодых специалистов есть большой запрос на получение новых знаний и на обмен ими, поэтому мы очень рады возможности провести программу АРХИТЕКТОРЫ.РФ в третий раз. Каждый следующий год она становится все более масштабной. За 2020 год количество зарегистрированных пользователей онлайн-курсов выросло в два раза. В офлайн-мероприятиях краткосрочных образовательных программ, которые были запущены в этом году и прошли в 11 городах, принял участие 631 человек, а охват их трансляций превысил 100 000 человек. Открытые мероприятия, международные конференции, карьерные дни, издательская деятельность, онлайн-курсы и офлайн-программа работают как на развитие кадрового потенциала городов, так и на создание в России молодого архитектурного сообщества. Мы верим, что через год оно будет насчитывать тысячи профессионалов, готовых менять свои города, и среди них обязательно будут 300 наших выпускников», — добавила директор Института «Стрелка» Варвара Мельникова.

Впервые программа АРХИТЕКТОРЫ.РФ прошла с июня по декабрь 2018 года. Второй поток завершился в сентябре 2020 года. 200 участников из 61 регионов России прошли обучение, разделенное на четыре модуля. Первый проходит в Москве, в ходе него эксперты проводят тренинги и мастер-классы, направленные на развитие навыков публичной презентации, командной работы, генерации идей и их решений. Среди преподавателей прошлых лет были известные архитекторы Сергей Чобан и Юрий Григорян, представители голландского бюро Mei Architects и датского бюро Juul | Frost Arkitekte, доцент РАНХиГС Екатерина Шульман и другие специалисты.

В ходе второго — европейского — модуля участники посещают европейские города и знакомятся с работой архитектурных бюро. Первый и второй потоки посетили Германию, Данию, Швецию, Нидерланды, Францию и Испанию.

В ходе российского регионального модуля проходят поездки по субъектам РФ, расположенным в различных климатических поясах, изучение особенностей населенных пунктов разных размеров — от городов-миллионников до малых поселений, общение с представителями администраций, а также изучение реализованных в России проектов.

В финальном модуле участники защищают собственные индивидуальные проекты перед жюри, состоящим из ведущих экспертов в сфере градостроительства.

>Из двух сотен участников программы АРХИТЕКТОРЫ.РФ 64 работают на государственных должностях, в центрах компетенций и институтах развития. При этом 30 выпускников занимают ключевые посты.

Программа АРХИТЕКТОРЫ.РФ реализуется ДОМ.РФ при поддержке Министерства строительства и ЖКХ РФ и Правительства РФ по поручению Президента Российской Федерации в партнерстве с Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» в рамках поддержки и развития архитекторов, проектировщиков, градостроителей, государственных и муниципальных служащих.

Цель программы — обеспечить российские города квалифицированными специалистами для формирования комфортной городской среды. Архитекторы.рф включает офлайн-программу для ста человек, онлайн-курсы, издательскую деятельность, международную конференцию «Архитектор будущего», карьерный день «Ярмарка вакансий» и «Городские практики» — краткосрочные образовательные программы для специалистов в сфере развития городской среды в регионах России.

Российские архитекторы обратились к «Вечности»: итоги «Зодчества’20»

В Гостином Дворе завершился XXVII Международный фестиваль «Зодчество’20». Одним из знаковых событий первого дня смотра стало посещение фестивальной площадки новым руководителем Минстроя РФ Иреком Файзуллиным. Министр не только обратился с приветственным словом к гостям события, но и подробно ознакомился с выставочными стендами регионов. В этом году лучшие примеры архитектурно-градостроительной практики представили Магаданская, Курская, Тюменская, Ростовская, Самарская области, Хабаровский и Приморский края, а также Республика Татарстан.

Глава Минстроя РФ Ирек Файзуллин на открытии фестиваля. Фото пресс-службы «Зодчества’20»

Главную тему фестиваля — «Вечность», выбранную его куратором, руководителем издательства Tatlin Эдуардом Кубенским, раскрыли более 20 спецпроектов, а главным образом — центральная экспозиция «Сумасшедшие корабли». Группа инсталляций из самых разнообразных материалов — от металла и дерева до бумаги и макаронных изделий — была призвана проиллюстрировать основные постулаты кураторского манифеста и продемонстрировать видение «вечной» архитектуры почти сорока зодчими.

Среди представивших свои работы для выставочного проекта: Николай Шумаков, Тотан Кузембаев, Тимур Башкаев, Дмитрий Михейкин, Владимир Кузьмин, Владислав Савинкин, Петр Виноградов, Алексей Полищук. «Возглавили флотилию» кураторские корабли из вилок и сосисок, олицетворяющие сущность общества потребления и долговременность одноразового. В целом выбор темы фестиваля был продиктован глобальной идеей устремления «большой» архитектуры в вечность, а зодчих — к увековечению себя в собственных творениях.

Остальные спецпроекты фестиваля также соответствовали идее главенства смысловой составляющей над визуальной. Перформанс «Одиночный пикет» напомнил ключевые высказывания выдающихся отечественных архитекторов, выставка «Башня и лабиринт» процитировала тексты искусствоведа и критика Александра Раппапорта, авторы спецпроекта

«Идентичность в типовом» коснулись вопроса возрождения системы общедоступных культурных центров, а программа «Социополис» презентовала многофункциональную площадку с культурным центром и комплексом ремесленных мастерских, предназначенную для людей с особенностями развития.

Конкурсная программа «Зодчества» традиционно познакомила с сильнейшими архитектурными работами из разных уголков страны. Всего на смотры фестиваля было подано порядка 300 работ из Москвы, Екатеринбурга, Воронежа, Иваново, Санкт-Петербурга, Сочи, Уфы, Симферополя, Волгограда, Нижнего Новгорода, Красноярска, Ярославля, Анапы, Владикавказа, Мичуринска и других российских городов. Несколько конкурсных заявок пришло из Еревана (Республика Армения) и Минска (Республика Беларусь).

В заключительный день «Зодчества» были награждены лауреаты основного смотра-конкурса — «Архитектурные произведения 2018-2020». Высшую награду за реализованный проект —

«Хрустальный Дедал» — получил коллектив компании «Архструктура» (А.А. Нагавицын, О.А. Рачковская, Н.Н. Соколова, А.Г. Базунова, А.В. Суворова, С.А. Фахри, М.Г. Калашникова) за строительство школы Wunderpark. Обладателем Премии Владимира Татлина — главного приза в разделе «Проекты» — стало архитектурное бюро «Студия 44» за ИТМО Хайпарк (Н. И. Явейн, А.П. Яр-Скрябин, А.В. Бурдин, Е.В. Коровина, Е.А. Криштопчик, Е.С. Рагозина, К.П. Соколова, А.В. Соловьев, М.В. Фомина, Л.В. Герштейн, Л.О. Циколия, А.С. Кривоносов, М.В. Новоселов, Е.Ю. Валяев, А.М. Земеров, П.А. Пяткин, А.В. Агашков).

Фото пресс-службы фестиваля «Зодчество»

Проведение столь крупного события было бы невозможно без всесторонней поддержки, в том числе со стороны Комитета по архитектуре и градостроительству города Москвы. Заместитель председателя Комитета, главный архитектор столицы

Сергей Кузнецов выступил на торжественном открытии «Зодчества», отметив уникальность фестиваля, проведенного в столь непростое время, и невероятную удачу, которая этому поспособствовала. Также Кузнецов принял участие в дискуссии «Человеческий масштаб и новая норма», посвященной новым социальным установкам и городским конфликтам.

Трехдневная деловая программа «Зодчества» позволила обсудить множество актуальных вопросов, касающихся будущего профессии и места архитектора в наступившей эпохе с ее ускоренной цифровизацией, новыми социальными правилами и условиями. Участие в более чем 50 мероприятиях приняли почти 150 специалистов: архитекторы, градостроители, урбанисты, дизайнеры, реставраторы, историки архитектуры и критики, представители органов власти и общественных организаций.

Аналогичные статьи

На Совете архитекторов России и СНГ в Новосибирске обсудят законодательство и нацпроекты — Экономика и бизнес

НОВОСИБИРСК, 23 июня. /ТАСС/. Более 100 человек, в том числе из четырех зарубежных государства, примут участие в заседании Совета главных архитекторов регионов и муниципалитетов России и стран СНГ, которое пройдет в Новосибирске с 23 по 26 июня. Участники заседания обсудят изменения в градостроительном законодательстве и реализацию нацпроектов, сообщили ТАСС в пресс-службе Министерства строительства Новосибирской области.

«Заседание совета в Новосибирской области пройдет впервые. Планируется более 100 участников. Среди них — Казахстан, Армения, Молдова, Италия, а также регионы России: Московская, Ленинградская, Тюменская и Вологодская области, Пермский край, Томск, Коми, Абакан, Татарстан и другие», — сказала собеседница агентства.

Как уточнили ТАСС в пресс-службе губернатора Новосибирской области, к участию в заседании приглашены руководители субъектов РФ, представители Федерального собрания, главы муниципальных образований, главные архитекторы субъектов РФ и муниципальных образований, архитекторы и градостроители стран СНГ, представители бизнес-структур, общественных организаций, научного и экспертного сообществ.

Согласно программе заседания, в центре внимая участников окажутся темы трансформации градостроительного законодательства и реализации национальных проектов. Также планируется обсудить применение механизма комплексного развития территорий, инновационные подходы в проектировании и строительстве, а также цифровизацию отрасли. Ожидается, что в мероприятиях совета примут участие замминистра строительства и ЖКХ РФ Дмитрий Волков, директор Департамента планирования территориального развития Минэкономразвития РФ Виктор Смирнов, главный управляющий партнер по городскому развитию ВЭБ.РФ, генеральный директор некоммерческой организации «Фонд развития моногородов» Ирина Макиева.

Традиционно заседания Совета проводятся дважды в год (один раз — в Москве, второй — в одном из регионов страны).

Российские архитекторы в Воронеже высоко оценили ЖК «Современник» | НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

27 мая участники всероссийской образовательной программы «Архитекторы.РФ 2020» посетили Воронеж с целью участия в форуме «Зодчество ВРН».

Накануне мероприятия делегация побывала в жилом комплексе на ул. 9 Января «Современник», чтобы ознакомиться с опытом Воронежской области и обсудить важнейшие вопросы развития российских городов.

Жилой комплекс «Современник» (г. Воронеж, ул. 9 Января, 68) компания ДСК возводит на территории бывшей промышленной зоны завода «Сельмаш». Это проект комфорт-класса, реализуемый ДСК в центральной части Воронежа (Ленинский район) на участке площадью 13 га. Общий ввод жилья по проекту – 303 тыс. кв. м, из них 154,5 тыс. кв. м уже введено. Перспективная численность населения – 9,9 тыс. чел.

Социальная инфраструктура жилого квартала «Современник» представлена тремя детскими садами.

Предусмотрено строительство спортивно-оздоровительного комплекса и поликлиники, магазинов формата «у дома» и предприятий бытового обслуживания.

Генеральный директор ДСК Андрей Соболев объяснил выбор для демонстрации архитекторам данного ЖК его максимальной функциональностью: «Он является показательным в плане обеспеченности социальной и коммерческой инфраструктурой, практически на каждую квартиру предусмотрено машино-место. Причем все они находятся в подземном исполнении. Помимо архитектурных и фасадных решений, мы гордимся элементами благоустройства дворовых территорий. Пешеходные зоны разведены с транспортной инфраструктурой. Этот микрорайон формировался с учетом тех стандартов, которые прописаны сейчас на федеральном уровне в части формирования проектов комплексной застройки территорий».

ЖК «Современник» стал площадкой для строительства по заказу ДОМ.РФ первого регионального арендного дома. Проект выполнен по стандартам и принципам арендного жилья, разработанным ДОМ.

РФ. В доме площадью 7,7 тыс. кв. метров 165 квартир с современной качественной чистовой отделкой, мебелью и бытовой техникой. Здесь можно оформить временную регистрацию. Жильцам для аренды также доступны 40 машино-мест, которые расположены в подземном паркинге.

Это не только первый арендный дом, построенный за пределами Москвы, но и пилотный проект льготной аренды ДОМ.РФ – 41 квартира из 165 будет сдаваться отдельным категориям граждан на льготных условиях. Жителям арендного дома будет доступна вся инфраструктура ЖК.

Участники экскурсии высоко оценили реализацию проекта ЖК «Современник».

«Мне нравится, прежде всего, системный подход к квартальной застройке, – отметил Евгений Золотухин, главный архитектор МО ГП «Город Северобайкальск». – Это очень интересно и сложно для застройщика. Застройщик хорошо поработал с фасадами, качество исполнения максимально «подтянул». Все познается в сравнении. В моем городе такого вообще нет. Также Дом РФ эксплуатирует здесь арендный дом.

Это практика новая не только для города, но и для всей страны. Это социальный эксперимент. Большой плюс Воронежу, что именно ваши застройщики его реализуют».

Архитекторы.РФ

Условия обработки персональных данных

Я даю согласие АО «ДОМ.РФ», адрес 125009, г. Москва, ул. Воздвиженка, д. 10 (далее – Агент), а также банкам-партнерам и другим контрагентам Агента (далее – Партнер/Партнеры):

На обработку всех моих персональных данных, указанных в заявке, любыми способами, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение, обработку моих персональных данных с помощью автоматизированных систем, посредством включения их в электронные базы данных, а также неавтоматизированным способом, в целях продвижения Агентом и/или Партнером товаров, работ и услуг, получения мной информации, касающейся продуктов и услуг Агента и/или Партнеров.

На получение от Агента или Партнера на мой номер телефона, указанный в настоящей заявке, СМС-сообщений и/или звонков с информацией рекламного характера об услугах АО «ДОМ.РФ», АКБ «РОССИЙСКИЙ КАПИТАЛ» (АО) (их правопреемников, а также их надлежащим образом уполномоченных представителей), Партнеров, в том числе путем осуществления прямых контактов с помощью средств связи. Согласен (-на) с тем, что Агент и Партнеры не несут ответственности за ущерб, убытки, расходы, а также иные негативные последствия, которые могут возникнуть у меня в случае, если информация в СМС-сообщении и/или звонке, направленная Агентом или Партнером на мой номер мобильного телефона, указанный в настоящей заявке, станет известна третьим лицам.

Указанное согласие дано на срок 15 лет или до момента отзыва мной данного согласия. Я могу отозвать указанное согласие, предоставив Агенту и Партнерам заявление в простой письменной форме, после отзыва обработка моих персональных данных должна быть прекращена Агентом и Партнерами.

Параметры кредита для расчета ставки:

при первоначальном взносе 30%, срок — 15 лет.

Обязательное страхование недвижимости, личное — по желанию (при отсутствии ставка повышается). Доход подтверждается справкой 2-НДФЛ.

161 Федеральный закон

Федеральный закон от 24.07.2008 № 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства» регулирует отношения между Единым институтом развития в жилищной сфере, органами государственной власти и местного управления и физическими и юридическими лицами.

Закон направлен на формирование рынка доступного жилья, развитие жилищного строительства, объектов инженерной, социальной и транспортной инфраструктуры, инфраструктурной связи. Содействует развитию производства строительных материалов, конструкций для жилищного строительства, а также созданию парков, технопарков, бизнес-инкубаторов для создания безопасной и благоприятной среды для жизнедеятельности людей.

161-ФЗ устанавливает для ДОМ.РФ полномочия агента Российской Федерации по вовлечению в оборот и распоряжению земельными участками и объектами недвижимого имущества, которые находятся в федеральной собственности и не используются.

За державу не обидно, или Как «наследили» по миру русские архитекторы

https://realty.ria.ru/20190830/1558071974.html

За державу не обидно, или Как «наследили» по миру русские архитекторы

За державу не обидно, или Как «наследили» по миру русские архитекторы — Недвижимость РИА Новости, 03.03.2020

За державу не обидно, или Как «наследили» по миру русские архитекторы

«Слева от вас постройка известного итальянского архитектора, а справа дом, спроектированный прославленным французским зодчим» – услышать такое в крупных. .. Недвижимость РИА Новости, 03.03.2020

2019-08-30T12:46

2019-08-30T12:46

2020-03-03T15:45

мультимедиа

фото – риа недвижимость

архитекторы

архитектура

сша

белград (город)

китай

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155807/29/1558072924_0:231:1536:1095_1920x0_80_0_0_ec6688d2a9f572fb356f33203ca7c6b3.jpg

«Слева от вас постройка известного итальянского архитектора, а справа дом, спроектированный прославленным французским зодчим» – услышать такое в крупных российских городах, особенно в их исторических частях – обычное явление, ведь архитектура не знает границ и «трудностей перевода». Впрочем, русские архитекторы тоже оставили свои творческие следы в других странах, где именно, и узнал сайт «РИА Недвижимость».

сша

белград (город)

китай

сербия

эстония

германия

россия

Недвижимость РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://realty.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155807/29/1558072924_0:87:1536:1239_1920x0_80_0_0_b074b13022c6729933cb8fa725140bb9.jpg

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

мультимедиа, фото – риа недвижимость, архитекторы, архитектура, фото, сша, белград (город), китай, сербия, эстония, германия, ibm, юнеско, the coca-cola company, храмы, россия

Российские архитекторы провели серию образовательных мероприятий на Венецианской биеннале

26 мая в павильоне «Россия» на Венецианской биеннале состоялась открытая лекция президента Союза архитекторов России, главного архитектора «Метрогипротранса» Николая Шумакова и дискуссия на тему «Дорога вперед: архитектура и география».

Как должно развиваться общественное пространство в городе? Какие требования выдвигают жители мегаполисов и каковы их ожидания от современных архитектурных проектов? Почему бизнес заинтересован в создании общественных пространств и насколько это экономически целесообразно? Эти вопросы обсуждались архитекторами в рамках Венецианской биеннале.

В дискуссии приняли участие ректор Института живописи имени И. Е. Репина Семен Михайловский, профессор Института живописи имени И.Е. Репина Никита Явейн и первый вице-президент Международной медиагруппы ACMG Антонио Алицци. Также участниками дискуссии стали представители студенческого сообщества.

Для справки:

Мероприятия организованы и проходят в рамках Международного культурного проекта «Русские сезоны» в Италии. Павильон России на Венецианской биеннале — 2018 представлен в виде железнодорожного вокзала. Найдено удачное решение, демонстрирующее мощь и гигантские просторы России, — уникальная видеопроекция.

Помимо уникальной творческой задумки, в этом году делегация России уделила особое внимание обучению молодежи. К участию в Биеннале приглашены лучшие студенты Института живописи имени И.Е. Репина. Для них организована программа «Культура и искусство Венеции», в рамках которой студенты не только познакомятся с последними тенденциями в архитектуре, но и разработают собственные проекты, которые будут представлены в ноябре на Санкт-Петербургском международном культурном форуме.

Ужасающая русская архитектура, которая выглядит лучше сверху

Главная изюминка этих уникальных московских зданий — их архитектурные формы. В обычных ракурсах они могут выглядеть совершенно иначе. Но в полной мере творческий замысел архитекторов раскрывается только при взгляде на здания сверху.

Круг

Экспериментальный проект российских архитекторов Евгения Стамо и Александра Маркелова. Жилой дом 1972 года постройки.Здание было посвящено Олимпийским играм 1980 года и должно было иметь 5 кругов, но после второго проект был закрыт.

Снежинка

Другое название — «Биологическая опасность». Легендарная недостроенная больница в Ховринском районе Москвы. Строительство началось в 1980 году, а в 1985 году по неизвестным причинам было заброшено. Это здание считается мистическим и опасным местом.


Звезда

Театр русской армии был построен в 30-е годы прошлого века. Это красивое здание имеет форму звезды, которая практически не заметна с земли. Говорят, что во время Великой Отечественной войны немецкие летчики использовали его как ориентир.


Спираль ДНК

Институт биоорганической химии РАН был создан в 1959 году в СССР и получил новое здание в 1984 году. Он имеет форму спирали ДНК, которая также является логотипом института.

Стена

НИИ «Аргон» был построен в 1970-х годах и сейчас является одним из самых длинных зданий в Москве; его длина — 735 метров.

Корона

Масштабный жилой комплекс «Гранд Парк». Построен в 2007 году на Ходынском поле в Москве. Дома огромного комплекса расположены необычно, что напоминает изображение короны.


Также не пропустите: «Архитектура советских бруталистов, сфотографированная Фредериком Шаубеном»

(Посещали 1 раз, Посещали сегодня 1)

Бревенчатых домов в русской архитектуре


Фото: mary_photo / fotolia

Россиян по-особенному относятся к своим лесным ресурсам. Такое отношение основано на старой православной культуре и русских обрядах, связанных с лесозаготовками и строительством. Русские использовали дерево для строительства всего: от простых крестьянских домов до сложных архитектурных памятников, таких как Деревянный дворец царя Алексея, знаменитый своими крышами в сказочном стиле.

История архитектуры русских бревенчатых домов

Простая, лаконичная форма жилья, техника деревянного строительства, демонстрирующая выдающееся мастерство русских архитекторов, оттачивалась веками и широко использовалась для строительства жилья.В результате получилось множество построек ручной работы, которые передавались из поколения в поколение. Только в Санкт-Петербурге насчитывается более 18 000 крестьянских деревянных домов и построек, построенных до 1917 года и до сих пор находящихся в хорошем состоянии. А поскольку строительство жилья на огромной территории России охватывает самые разные климатические зоны, которые во многом определяют тип необходимой конструкции, архитектура домов значительно различается в зависимости от региона.

Однако сохранилась лишь часть крупных исторических памятников и связанных с ними документальных фильмов о деревянных домах России конца XIX века.В отличие от крестьянского жилища или деревянной церковной архитектуры, большие особняки и дворцы, к сожалению, не пережили многочисленных войн и пожаров. За исключением нескольких редких усадебных построек, которые сами по себе находятся в плохом состоянии, сведения о памятниках более раннего периода должны быть получены из археологических материалов, картин известных художников, исторических рукописей и огромного количества сохранившихся крестьянских хижин. Мастерство древнерусских мастеров поражает наших современных архитекторов.

Деревянные дома строили из бревен без единого гвоздя, используя самые разные столярные техники. Крестьянские постройки или ансамбли королевских особняков сочетали монументальность срубов и легких каркасных пристроек и летних комнат с сакраментальной и живописной внутренней и внешней отделкой.

Топор против пилы


Фото: Srdjan / fotolia

В районах, богатых лесами, содержащими сосну, дуб, гикори и другие твердые породы дерева, при строительстве бревенчатых домов использовались в основном сосны и реже лиственные деревья.Длинный прямой ствол сосны в сочетании с мастерством топора позволил почти герметично складывать бревна. Среди большого разнообразия методов штабелирования бревен были техники «в лапу», «в чашку» и «ласточкин хвост», которые успешно используются до сих пор.

Топор, которым, разумеется, рубили деревья, был также основным инструментом плотника. Следует отметить, что предки русских были виртуозами-топорщиками. Этим универсальным инструментом они выполнили практически все работы, от рубки леса до резных элементов на фасаде.Секрет популярности топора прост. Дело в том, что в старину было замечено, что пиленая древесина более подвержена воздействию влаги и гниению по сравнению с деревом, обработанным топором. Сжимающие удары топора делают древесину менее гигроскопичной. Поэтому, несмотря на то, что пила была известна давно, пользовались ею редко.

Разнообразие русских конструкций сруба

Фото: dimbar76 / fotolia

Россия известна более чем 50 видами конструкций срубов.Однако наиболее распространенной была простая пятистенная кабина, которая представляет собой четырехстенный прямоугольный дом, разделенный пятой стеной для создания двух половин, обычно равных. Этот дизайн создавал большую жилую зону с окнами для хорошего освещения и печью или земляным очагом для обогрева и приготовления пищи, а также меньшую по размеру «рабочую» зону, которая обычно использовалась для укрытия домашнего скота или зерна. Если семья не нуждалась в «деловой» стороне, у них часто был бы дверной проем, соединяющий половинки. Отверстия в стенах были небольшими, чтобы не рубить бревна и минимизировать потери тепла.Тем не менее, окна были обычным явлением и были разных стилей, которые обычно были украшены снаружи, что отражало мастерство строителя.

Креативность в использовании окон также была продемонстрирована, например, в «раздвижном» окне, где отверстие было вырезано в середине двух бревен, а в дереве вырезана дорожка для скольжения доски через проем. Со временем эти окна заменили слюдяными, и только в 18-19 веках строители начали использовать стекло.

Для дверных проемов использовались грубые доски от колки бревен, а полы обычно делали из глины.Чтобы завершить внутреннюю отделку этих бревенчатых домов, в углах были размещены большие камни в качестве сидений, или на разных уровнях бревенчатой ​​стены были установлены толстые бревна, которые использовались в качестве стульев или стеллажей.

Для изготовления стульев использовалась древесина лиственницы или дуба, стойкая к гниению. Чтобы увеличить это сопротивление, дерево часто сжигали на костре или покрывали смолой. Фундаменты деревянных зданий закладывались не из бетона или других подобных материалов, а из бревен закладывались прямо на землю.

Это, конечно, часто приводило к тому, что влага проникала внутрь, и, таким образом, со временем строилось все больше и больше зданий с мезонином и чердаком на верхнем этаже. В регионах с длинными снежными зимами деревянные полы поднимали как можно выше над землей, чтобы защитить дом от влаги и создать дополнительное пространство для хранения припасов, зерна и скота под этими полами.

Техника кровли дома из русского бревна


Фото: EhayDy / fotolia

Одним из древнейших способов строительства крыши является двускатная конструкция, суть которой заключалась в том, что бревенчатые фронтоны укорачиваются по мере приближения к коньку, создавая треугольную крышу.

Такие простые методы строительства кровли использовались до конца 19 века, когда использование стропильных конструкций стало доминирующим и сохранилось до наших дней почти без изменений. При строительстве церквей и замков гребни улучшали, приобретая форму луковиц, венцом которых служил крест, шест или другие деревянные украшения.

На протяжении веков в русской архитектуре бревенчатых домов использовалась черепица для кровли. Гонт изготавливали из древесины пихты, ясеня и, чаще всего, ели.Правильно сделанная черепица называлась треснувшей. Они использовали прямые куски ствола дерева, расположенные между отдельными ветвями, с минимальным количеством сучков и длиной 24 дюйма. Опоясывающая черепица располагалась радиально вокруг ствола дерева.

Для этого с помощью топора и молотка были изготовлены куски дерева в форме клина толщиной 3/4 дюйма. Каждая деталь обрабатывалась двуручным клиновым ножом, который доводил каплевидные детали до толщины, которая сужалась до примерно 3/8 дюйма. Специальным инструментом — гонтовой штангой — нарезали продольные бороздки, а затем черепицу сушили в течение шести месяцев.Когда черепица была готова к использованию, ее пропитывали антраценовым маслом и окрашивали.

Современные приемы в дизайне русских срубов


Фото: Антон Фрунзе / fotolia

В России бревенчатые дома ручной работы веками успешно конкурировали с каменными. Но в первой половине прошлого века разруха, вызванная гражданской войной, заставила строителей искать более дешевую альтернативу. Производство панельных сборных деревянных домов по образцам домов Швеции и Финляндии впервые началось в Санкт-Петербурге.Петербург. Невысокая стоимость и короткие сроки постройки этих домов привлекли массу поклонников, и дома были названы «финскими».

Популярные сборно-разборные конструкции появились после Второй мировой войны для обеспечения населения дешевым и быстровозводимым жильем. Для создания дешевых комплексных проектов сельского строительства были привлечены лучшие архитекторы. Многие из построенных домов сохранились до наших дней, дав приют нескольким поколениям россиян.

21 век поставил перед производителями бревенчатых домов совершенно новые задачи.Использование высококачественных строительных материалов преобразовало искусство деревянного домостроения на более высокий уровень традиционных архитектурных и строительных систем России — от массивной древесины (с фрезерованными и круглыми бревнами) до каркасов и панелей. Бревна, сами по себе прочные и прочные, теперь усилены и защищены высокотехнологичными герметиками, а покрытия значительно продлевают срок службы бревенчатых построек.

Например, 10 лет назад Perma-Chink Systems представила на российском рынке бревенчатых домов гибкую рубку, заменив старую русскую технику «конопатки», или заделки зазоров между бревнами коноплей, сухим мхом и т. Д.

См. Также: Сагамор: национальный исторический памятник в Адирондаке

«Как все может быть»: молодые российские архитекторы заново изобретают городские пейзажи

Российская биеннале молодежной архитектуры — единственный в мире конкурс молодых архитекторов. Впервые проведенная в 2017 году, а теперь и во второй раз, Биеннале дает молодым архитекторам возможность переосмыслить городскую среду России и объединить старое с новым.

В этом году после первого отбора 30 финалистов со всей России представили планы по перепроектированию двух старых промышленных площадей в Казани: частично ветхого производственного цеха под названием «Сантехприбор» и портового элеватора в центре города.

Это был первый раз, когда конкурс проводился на реальных сайтах. Почему индустриальные зоны? Для Сергея Чобана, куратора биеннале, идея проекта была актуальна в реальном времени. «Практически каждый российский город сегодня сталкивается с необходимостью переосмыслить их, и Казань не исключение, — поясняет он.Эти промышленные районы все еще имеют значение, даже если общественность почти забыла о них. Чобан говорит, что они «являются неотъемлемой частью истории и культурного ландшафта наших городов и их самобытности».

Чтобы выиграть, проекты должны были показать уважение к истории пространств, но также обеспечить долгосрочное и устойчивое будущее. Было вручено четыре премии. Золотой приз за реконструкцию завода «Сантехприбор» получил Александр Аляев, а серебряный приз досталась группе КБ11.За проект портового элеватора московская группа «Лето» получила золотой приз, а «Мегабудка» — серебро.

Уже есть планы по реализации проекта Аляева на заводе «Сантехприбор».

Проект завода «Сантехриприбор» Александра Аляева был полон отсылок к истории завода. Институт градостроительства Республики Татарстан

Организаторы биеннале считают ее большим успехом.С самого первого конкурса победители получили признание отрасли и впоследствии начали получать заказы на коммерческие разработки. Ко времени начала второй биеннале претендентов было более чем в два раза — 739. Что касается Чобана, цифры показывают, что «архитекторы верили в биеннале как в рабочий« социальный лифт »… нашей главной задачей было: помочь им проявить себя и одновременно привлечь внимание региональных властей к наиболее перспективным молодым архитекторам.”

Проект портового лифта Лето переосмыслил этот район в шумный городской центр. Российская биеннале молодых архитекторов

Дмитрий Приходько, один из победителей от московской группы «Лето», помог переоборудовать портовый лифт в церковь с бассейном, рынком и амфитеатром на прилегающей площади. Группа изучила исторические города и пришла к выводу, что церковь является «градообразующим элементом, вокруг которого сосредоточена общественная жизнь…. место для обмена знаниями », — говорит Приходько. Для Лето целью проекта было «создать максимум возможностей для сосуществования разных стилей».

Приходько сказал, что проект Биеннале особенно важен на концептуальном уровне. «Главная проблема российской архитектуры сегодня — это устаревшее восприятие возможностей наших городов — общее представление о том,« как должно быть »и« как не должно быть », — поясняет он.«Нам грустно из-за того, как развиваются наши города, и мы хотели показать альтернативное видение: как все может быть».

Возможно, отсутствие инноваций в российской архитектуре связано с тем, что архитекторы принадлежат к так называемым «медленным профессиям», где могут пройти десятилетия, прежде чем на них возьмут ответственность за крупномасштабные проекты. «Средний возраст карьерного успеха составляет 33-40 лет, что значительно выше, чем в других профессиях», — говорит Приходько.Чобан разделяет это мнение в заявлении своего куратора, заявляя, что рыночные условия подталкивают молодых архитекторов к тому, чтобы они играли «очень незначительную роль в формировании облика российских городов в настоящее время»

. Чобан стремится донести голоса молодых архитекторов до будущего русской архитектуры. Российская биеннале молодых архитекторов

По мнению Чобана, «главной движущей силой биеннале была идея о том, что молодые архитекторы в России должны более активно участвовать в процессе реального проектирования и строительства.В качестве доказательства Чобан приводит молодых российских архитекторов на протяжении всей истории — Василий Баженов проектировал Кремлевский дворец в возрасте 35 лет, Константин Мельников строил советский павильон на международной выставке в Париже, когда ему было 35 лет. «Современные российские архитекторы ничем не хуже — почему они не могут начать в более молодом возрасте?» — спрашивает Чобан.

Для Александра Аляева, обладателя Золотой премии за проект завода «Сантехприбор», Биеннале — это возможность открыть для себя молодых архитекторов в обществе, а уже успешным архитекторам — продемонстрировать свое мастерство на большом экране. масштабный проект.«Это дало мне возможность сравнить себя с другими архитекторами и придало мне уверенности в себе», — говорит Аляев.

Проект Аляева, удостоенный золотой награды, включает творческие мастерские и дворики для отдыха. Российская биеннале молодых архитекторов

В своем проекте возрождения Аляев использовал промышленное наследие этого места не только путем создания временных павильонов, которые остановили бы разрушение исторических зданий, но и оставив напоминания о наследии этого места. Среди промышленных артефактов, которые Аляев оставил разбросанными по территории, были арки из труб, части заборов, а также предметы-скульптуры. На схеме Аляева территория завода включает в себя кирпичные творческие мастерские, удобные дворы, а также жилые и административные здания.

Площадка портовых элеваторов в Казани, как она выглядит сегодня. Институт градостроительства Республики Татарстан

Выставка проектов-победителей должна была состояться в марте и апреле в галерее Aedes Architecture в Берлине.Однако из-за пандемии коронавируса победители не смогли приехать в Берлин и принять участие. Но они, кажется, пошли на изоляцию спокойно. «Сегодняшняя ситуация с коронавирусом — время обратить на себя внимание», — сказал Аляев.

Посмотреть все проекты-победители можно на сайте Биеннале.

«Грязная провокация»: российские архитекторы объявили конкурс на переосмысление мавзолея Ленина

Союз архитекторов России объявил конкурс идей реконструкции мавзолея Ленина, который с 1930 года возвышается на Красной площади в Москве.

Споры о памятнике, в котором хранятся забальзамированные останки революционного лидера, кипят с тех пор, как в 1990 году распался Советский Союз.

Но КПРФ отреагировала на инициативу гневно, назвав ее «грязной провокацией».

Профсоюз описал свою инициативу, начатую в пятницу, как «ящик для предложений» о повторном использовании здания. https://sputniknews.com/russia/202009121080439672-will-lenin-rest-in-peace-mausoleum-reuse-competition-announced-in-russia/

Архитекторов также попросили сделать эскиз здания как музея, посвященного его собственному проекту и строительству.Â

Результаты конкурса будут объявлены в ноябре на профсоюзном фестивале «Зодчество 2020», посвященном теме «вечность».

Геннадий Зюганов, лидер Коммунистической партии России, охарактеризовал идею повторного использования памятника как «грязную провокацию» и «плевок на могилу» основателя Советского Союза.

Николай Шуманков, президент союза архитекторов, заявил, что конкурс не преследовал политических целей. Â

«Мы не предлагаем снимать Ленина», — сказал он. «Мы не предлагаем сносить мавзолей. Мы предлагаем найти решение для дальнейшего использования величайшего произведения советской архитектуры». [https://www.rt.com/russia/500577-mausoleum-lenin-repurpose-reaction/]

После смерти В.И. Ленина в январе 1924 года его тело было забальзамировано и выставлено на всеобщее обозрение во временном деревянном строении на Красной площади.

В 1930 году его сменило постоянное здание из мрамора, порфира, гранита и лабрадорита по проекту архитекторов Алексея Щусева, И.А. Француза и Г.К. Яковлева.Â

В последующие годы советские лидеры использовали его в качестве смотровой площадки во время парадов на Красной площади.

Профсоюз охарактеризовал здание 1930 года как «безусловный шедевр архитектуры 20 века».

После распада Советского Союза в 1990 году начались дебаты о том, следует ли захоронить тело Ленина и использовать мавзолей как нечто иное.

Однако президент России Владимир Путин заявил в 2019 году, что он против этого.

«На мой взгляд, мы не должны касаться этого, по крайней мере, пока у нас есть много людей, которые связывают свою жизнь с… достижениями прошлого, советских лет», — сказал он.

Многие статуи Ленина были снесены на территории бывшего коммунистического блока после 1990 года, однако в большинстве российских городов все еще есть хотя бы одна статуя.

Другие существуют на Кубе, во Вьетнаме, Германии, Северной Ирландии, США, Нидерландах и Антарктиде.

Изображение: мавзолей Ленина на Красной площади (Staron / CC BY-SA 3.0) Â

https://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0/Â

Дополнительная литература: Â

Эстонский национальный музей противостоит «болезненной истории» страны

https: // www.globalconstructionreview.com/news/estonian-national-m7useum-conf7ront-coun7trys/

Россия инвестирует 650 млн долларов в реконструкцию бывшего ГУЛАГа

https://www.globalconstructionreview.com/news/russia-invest-650m-renewing-former-gulag-city/

Союз архитекторов России объявил конкурс на идеи реконструкции мавзолея Владимира Ленина, который возвышается на Красной площади в Москве с 1930 года.

Споры по поводу памятника, в котором хранятся забальзамированные останки революционного лидера, кипят с тех пор, как в 1990 году распался Советский Союз.

Но КПРФ отреагировала на инициативу гневно, назвав ее «грязной провокацией».

Профсоюз описал свою инициативу, начатую в пятницу, как «ящик для предложений» о повторном использовании здания.

Архитекторов также попросили сделать эскиз здания как музея, посвященный его собственному проекту и строительству.

Результаты конкурса будут объявлены в ноябре на профсоюзном фестивале «Зодчество 2020», посвященном теме «вечность».Â

Геннадий Зюганов, лидер Коммунистической партии России, охарактеризовал идею повторного использования памятника как «грязную провокацию» и «плевок на могилу» основателя Советского Союза.

Николай Шуманков, президент союза архитекторов, заявил, что конкурс не преследовал политических целей.

«Мы не предлагаем снимать Ленина», — сказал он. «Мы не предлагаем сносить мавзолей. Мы предлагаем найти решение для дальнейшего использования величайшего произведения советской архитектуры.«

После смерти Ленина в январе 1924 года его тело было забальзамировано и выставлено на всеобщее обозрение во временном деревянном строении на Красной площади.

В 1930 году его сменило постоянное здание из мрамора, порфира, гранита и лабрадорита по проекту архитекторов Алексея Щусева, И.А. Француза и Г.К. Яковлева.

В последующие годы советские лидеры использовали его в качестве смотровой площадки во время парадов на Красной площади.

Союз охарактеризовал здание 1930 года как «безусловный шедевр архитектуры 20 века».Â

После распада Советского Союза в 1990 году начались дебаты о том, следует ли захоронить тело Ленина и использовать мавзолей как нечто иное.

Однако президент России Владимир Путин заявил в 2019 году, что он против этого.

«На мой взгляд, мы не должны касаться этого, по крайней мере, пока у нас есть много людей, которые связывают свою жизнь с… достижениями прошлого, советских лет», — сказал он.

Многие статуи Ленина были снесены на территории бывшего коммунистического блока после 1990 года, однако в большинстве российских городов все еще есть хотя бы один.Â

Другие существуют на Кубе, во Вьетнаме, Германии, Северной Ирландии, США, Нидерландах и Антарктиде.

Изображение: мавзолей Ленина на Красной площади (Staron / CC BY-SA 3.0)

Дополнительная литература: Â

русских архитекторов в Лондоне

Русские архитекторы в Лондоне

Русскому архитектору редко удается открыть бизнес на Западе и преуспеть в секторе дорогостоящего частного жилья. Но Светлана Кузнецова и Игорь Фальковский сделали именно это.Мы сели поговорить с ними о том, как русским, живущим в Лондоне, удалось добиться успеха.

— Итак, вы учились в Московском архитектурном институте …

Светлана Кузнецова: Мы учились в аспирантуре Московского архитектурного института. До этого я учился на архитектурном факультете Хабаровского политехнического института. Игорь учился в Волгограде.

— А как складывается ваша пастырская жизнь в собственном доме на берегу Темзы?

С.К .: Я бы не назвал это пастырским — мы очень много работаем. Но мы не забываем свою советскую жизнь. После того, как я окончил институт, меня отправили работать над «военным проектом». В цеху был молодой человек — Сергей Храмцов, который приходил на работу, ставил ноги на стол и весь день ничего не делал. Его не уволили, но зарплату на десять рублей через год не повысили, как всем остальным. Люди ненавидели ходить на работу — делать было нечего. Я читал журналы.Через несколько лет я уехал в Москву учиться в аспирантуре. Это был 1990 год — время путевок и демонстраций. Очень скоро мы оказались в Англии.

— Не могли бы вы подробнее рассказать?

Игорь Фальковский: Вначале Светлана заняла третье место на архитектурном конкурсе в Турине. Он назывался «Жизнь бездомных в мире». В те годы итальянцы были без ума от нелегальной иммиграции, и FIAT спонсировал конкурс, чтобы понять, что делать с иммигрантами в теории. Света придумала радикальное решение этой проблемы.

С.К .: У нашего проекта был девиз: «Бездомный! Иди домой!» Конечно, пример был взят из России. Говорят, все бегут из деревень в большие города, хотя там делать нечего, но у каждого своя маленькая родина, так почему бы не вернуться туда. Мы не укладывались в рамки политкорректности, но итальянцы были в восторге. Нас пригласили в Италию, вручили награду — тысячу долларов.На эти деньги я провел пять недель в Лондоне, изучая язык. А потом, как человек, сносно владеющий английским, я показал Москву двум известным архитекторам, Полли Хоуп и Тео Кросби. Они проводили семинары в Московском архитектурном институте в рамках программы Project Imagination. Тео Кросби был основателем легендарной студии Pentagram. Как настоящие «левые» интеллектуалы, они приглашали молодых людей со всего мира поработать в студии. Мне тоже звонили.И вот Игорь приехал в Лондон …

И.Ф .: Бродил по городу, взял такси ночью под дождем до Тауэрского моста и понял, что это мое место на земле — тем более, что проблем со связью не было. Мне повезло с подрастанием школьных учителей.

— Вы просто остались в Англии?

С.К .: Это было совсем непросто. На то, чтобы стать легальным, потребовалось пять лет, но мы работали все время. Из Лондона Игорь участвовал в проектировании бизнес-центра «Усадьба на Тверской» в Москве.Сделал всю раскладку камня на фасаде и подъезде со стороны Вознесенского.

И.Ф .: Тогда была небольшая британская компания, занимавшаяся декором интерьеров. Она получила заказ на строительство частного спортивного клуба и искала архитектора для проектирования. Сначала меня пригласили, но потом позвонили Светлане. К тому времени она освоила программное обеспечение и позаботилась обо всех своих юридических документах. Мы быстро обогатили компанию. Вначале нас очень ценили, но потом стали опасаться, что мы уедем.Так и вышло.

— Очевидно, для работы вам нужно было иметь британское образование?

С.К .: В Англии архитектурное образование проходит в три этапа: Часть I, Часть II и Часть III. Между этими этапами нужно работать. С нашим образованием и опытом работы у нас был эквивалент второй ступени. Мы собрали все наши документы, наши дипломы, наши конкурсные проекты, наши завершенные проекты, и мы пошли в лицензионную комиссию и получили Часть II.У нас уже было двое маленьких детей, поэтому Игорь продолжил обучение.

И.Ф .: Полгода я ходил на лекции, где меня учили заключать контракты, брать кредиты, общаться с клиентами и субподрядчиками. В каком-то смысле это был шестимесячный курс обучения ведению собственного бизнеса.

С.К .: Игорь на очень высоких оценках сдал экзамены, причем не только устные, но и письменные, которые длились три часа.

— Что дал вам ваш диплом?

И.Ф .: Право открыто называть себя архитектором. До этого я все еще занимался проектированием — мне никто не мешал, — но я не мог называть себя архитектором. Это было бы незаконно.

С.К .: Мы открыли компанию Studio DAR Architects и зарегистрировались в RIBA (Королевский институт британских архитекторов) — местном Союзе архитекторов. Ежегодно мы платим огромные членские взносы, хотя у нас есть немало преимуществ. Мы присоединились к ARB (Architects Registration Board), государственной организации, которая контролирует деятельность архитекторов и служит своего рода буфером между архитекторами и клиентами.Самое главное, что мы получили право на профессиональную страховку. У нашей небольшой компании есть политика в один миллион фунтов стерлингов.

— Вам не скучно строить частные дома?

И.Ф .: Это интереснейшая архитектура! Каждый отдельный дом — это пазл! Он может быть небольшим, но творческий, технологический и другой вклад в него может быть огромным. Частное жилье, особенно реконструкция и ремонт, — это настоящее призвание архитекторов.

— Как вы подходили к выбору собственного дома?

— Мы живем в западной части Лондона в очень красивом районе — Ричмонд, который находится в непосредственной близости от старых ботанических садов — Кью Гарденс. Основным критерием была близость к офису. Он находится в 35 минутах езды на велосипеде по Темзе, включая остановку у школы. Дети ходят в действительно хорошую частную школу, и когда появилась возможность купить дом с двором, смена школы не входила в наши планы.Нам очень нравится наш район. У нас есть все необходимое — магазины, метро, ​​чистый воздух, вид на Темзу, возможность погулять с нашим сибирским хаски и заняться спортом, хорошие соседи и хорошие рестораны.

— В чем принципиальная разница между работой архитектора в России и архитектором в Англии?

С.К .: Британский архитектор — главный человек в проекте. Он арбитр при возникновении конфликтов. Он дает свое профессиональное видение любой проблемы.Архитектор всегда защищает интересы заказчика и своей профессии. В России такого нет; там все ждут команд от клиента.

— Среди ваших клиентов люди из разных стран. Что отличает российских клиентов?

С.К .: Россияне не готовы платить за услугу. Что касается материалов, то да. Но им сложно понять, зачем нужно платить менеджеру проекта. В Англии RIBA берет на себя важную информационную функцию, которая обеспечивает компенсацию всего труда — труда архитектора, декоратора и менеджера.Менеджер — это тот, кто контролирует всю логистику и контролирует реализацию идеи.

— Как живут в Лондоне те русские, которых мы не назовем олигархами?

С.К .: Как правило, все работают. Люди приехали в Англию из России с явным желанием изменить свою жизнь. Не у всех есть возможность работать по престижным профессиям, но многие из них все же переквалифицируются и добиваются успехов. Люди довольно быстро адаптируются, изучают язык и стремятся ассимилироваться.Здесь легче жить, чем в России, хотя бы из-за климата и системы социального обеспечения. Лондон — очень космополитичный город, поэтому иностранцам здесь вполне комфортно. К британскому характеру сложно привыкнуть — понять и принять его.

И.Ф .: Начать свой бизнес может каждый. Все, что вам нужно, здесь. За пятнадцать минут вы можете зарегистрировать компанию онлайн за двадцать фунтов. Малый и средний бизнес в Англии — основа всего. Мне очень нравится английская пословица: «Мы уже достаточно большие, чтобы что-то делать, но все еще достаточно маленькие, чтобы помочь.«

— Испытывает ли ваша семья какие-либо трудности в сохранении русской культуры? Говорят ли ваши дети по-русски?

СК: Да, безусловно, это вызов, и мы делаем все возможное, чтобы дети не знали» Не забываю, откуда у них корни. Дома мы говорим по-русски, но первый язык моих дочерей — английский, так что им удобнее. По субботам они ходят в русскую школу — в Лондоне нет русской школы с дневным отделением. для них, хотя есть французские, немецкие, американские, итальянские и шведские школы, которые получают финансирование от правительств этих стран.Учитель русского языка приходит к нам домой раз в неделю. Приходят также друзья и родственники. Но мы все еще боимся отправлять наших детей в Россию.

— Поддерживаете ли вы контакт со своими коллегами, как русскими, так и британскими? Насколько они разные?

С.К .: Мы всегда на связи с друзьями из института и аспирантуры. Некоторые из них приезжают в Лондон, и Интернет позволяет нам поддерживать связь по различным вопросам. Мы общаемся с британскими коллегами по работе, а также на званых обедах.

И.Ф .: Российские и британские архитекторы одинаково стараются делать свою работу максимально эффективно, но возможности в Англии и России настолько разные. Вы получите гораздо больше удовольствия от своей работы здесь. Архитектурное общество, как и общество в целом, гораздо более инициативно, более ответственно и амбициозно. Законы, правила и этикет дают шанс на самореализацию. Российских архитекторов сдерживают непреодолимые препятствия, они часто жалуются на власть и жаждут лучшего.Они говорят, что им нужно выжить, а это означает компромиссы в профессии.

— Как здесь люди относятся к русской диаспоре?

И.Ф .: В Англии нет организованной русской диаспоры, хотя были вялые попытки ее сформировать. Есть несколько клубов для русскоязычных, но мы туда не ходим. Мы живем, как другие люди нашего возраста — для семьи, детей и друзей — поэтому мы не чувствуем необходимости проводить время с русскими.Мы ходим на концерты или другие мероприятия, которые нам действительно интересны.

— В 2008 году вы участвовали в сборе средств в пользу умершего поэта Ильи Кормильцева. Вы с ним дружили?

С.К .: С Ильей я познакомился, когда он лежал в больнице Святого Фомы. Наш общий друг Саша Коротич просил дать денег на его лечение. После его смерти я предложил сделать скамейку в память о нем. В Англии есть традиция — ставить скамейки на площадях и в парках с мемориальными досками.Я прошел все уровни одобрения, не выходя из офиса — выбрал место, согласовал с Коротичем, заплатил 733 фунта городской администрации, и ко дню рождения Кормильцева скамейка уже принимала посетителей в самом центре Лондона. Друзья Ильи вернули мне деньги и тем самым поучаствовали в этом мероприятии.

— Двадцать лет в Лондоне изменили вас? У вас есть чисто британские интересы?

И.Ф .: Никаких увлечений, кроме работы. Мы даже путешествуем, чтобы изучать архитектуру.

С.К .: Мы приобрели жизненный опыт в демократическом обществе, где люди сами ответственны за свою судьбу. Основные человеческие пороки, как известно, — это лень и трусость. Преодолеть их помогает инициативное сообщество людей, которому помогает государство. В Англии таких людей намного больше, чем в России. Люди поддерживают и продвигают местные инициативы, изобретения и идеи. Здесь много бюрократии, невежества и пассивности, но в то же время есть огромное количество людей, которые отказываются от этого.Без страха и упреков они берут на себя инициативу, и подавляющее большинство понимает, что их будущее, как и будущее их детей, зависит только от них. Каждый выбирает, что ему нужно, будь то премьер-министр или цветы в саду.


Автор: Людмила Лунина

Как российские архитекторы пытались построить новый социалистический мир, используя «Америку» в качестве ориентира.

Американизм , выставка в Канадском центре архитектуры, посвящена страстному увлечению СССР американскими технологиями и культурой.

Коллаж 1967 года Два супермена столь же поразителен, сколь и обманчив. Медийное изображение холодной войны спроектировало битву равных, но Советский Союз никогда не был в состоянии конкурировать с США. Иллюстрация, которая служила обложкой для четвертого номера парижского журнала об искусстве Opus International, предвещает динамику игры. в Строим новый мир: Американизм в русской архитектуре , последняя выставка в Канадском центре архитектуры (CCA). Предоставлено © Поместье Романа Цеслевича / Socan

В молодом Советском Союзе мало изображений было столь же повсеместным, как волосатая тройка Маркса, Энгельса и Ленина. К тому времени, когда Сталин сосредоточил вокруг себя власть в начале 1930-х годов, его сваренная вкрутую кружка — мертвый взгляд, непримиримые усы — примыкала к этой перекличке клуба диалектики. Но всего за несколько лет до этого, в 1927 году, американский репортер все еще мог рискнуть, что в борьбе за популярность среди миллионов крестьян страны дядя Джо проиграл не только своему сопернику Троцкому, но и капиталисту: некоему Генри Форду.

Для неграмотных тружеников русских просторов имя «человека, которое делает« железных коней »» звучало как обещание большего прогресса, чем тот, который принес октябрь. Троцкий, по-видимому, утверждал, что крестьяне, вспоминая знаки различия на тракторах, которые начали наводнять СССР, говорили о «Фордзонишко — милом маленьком Фордсоне — нежно, нежно». Тот же трактор сыграл главную роль в советском театре и кино; в классике Сергея Эйзенштейна «Генеральная линия » (1927) флот «Фордсонов» балетно выходит из ленинградского завода, проникнутый поэзией, рожденной слиянием американских технологий и революционного волюнтаризма.

Очарование Советского Союза Фордом — лишь одна из многих глав в затянувшейся саге об американизме, ставшем уже шатким синонимом того горячего приема, который американские разработки в области производства и культуры встретили во всем мире, возможно, нигде больше, чем в СССР. Выдающийся историк архитектуры Жан-Луи Коэн организовал амбициозную, неизменно проницательную — хотя и чересчур аккуратную — выставку на эту тему в Канадском центре архитектуры (CCA) в Монреале, где она продлится до 5 апреля. Строительство нового мира: Американизм в русской архитектуре наполнен материалами, охватывающими такие дисциплины, как кино, литература, планирование и, естественно, строительство, — все это предположительно свидетельствует об аналогичных отношениях между двумя странами. Однако по мере развертывания шоу аналогия превращается в реальность, будь то на сотнях заводов, которые наемный инженер из Детройта Альберт Кан спроектировал для Советской России в 1930-х годах, или в воинственно изобретательных небоскребах, построенных в Москве при высоком сталинизме.Но так же быстро реальное тоже теряет свою массу, испаряясь обратно в эфир и вновь появляясь в виде изображений в телевизионных волнах Американской национальной выставки 1959 года, мелькающих на одном из заключительных дисплеев.

Географический охват — циклопический (как это могло быть?), И все же в шоу Коэна выдающиеся имена, государственные гости и исследовательские делегации пересекают сушу и море, казалось бы, без усилий. Выставка отображает их траектории с помощью линий на карте (спроецированных по азимуту для дальнейшего сравнения), стрелок и цветов, обозначающих скорость, т.е.е., движение в направленном пространстве во времени: поездка Сергея Эйзенштейна в Голливуд в 1930 году, из которой он вскоре был изгнан, или визит Фрэнка Ллойда Райта в Москву в 1937 году, отмеченный его более ранними пренебрежительными комментариями к Правде о том, что капитализм — это «азартная игра». »И сами капиталисты неизлечимые игроки. Никита Хрущев во время бурного американского турне 1959 года, которое началось в Нью-Йорке и закончилось в Кэмп-Дэвиде, внезапно делает остановку в Кун-Рапидс, штат Айова, где произошла судьбоносная встреча между буйным Первым секретарем ЦК Коммунистической партии и скромный урожай кукурузы.

Куратор выставки — историк Жан-Луи Коэн и оформление выставки — MG & Co., Выставка рассматривает феномен американизма в бывшем СССР, начиная с эпизодов в постреволюционной России и заканчивая Американской национальной выставкой 1959 года в Москве, где проходила выставка. знаменитые кухонные дебаты между Никитой Хрущевым и Ричардом Никсоном. На фото: Сталинградский тракторный завод по проекту американского инженера Альберта Кана. Предоставлено Канадским центром архитектуры

Хотя Соединенные Штаты официально заявили о дипломатических отношениях с СССР только в 1933 году, технические знания уже были переданы по двум территориям.По словам Коэна, из этих режимов обмена и планирования возник «межгород», причем не только между Вашингтоном и Москвой; В глубине Сибири сталелитейный город Новосибирск превратился в новый Чикаго, а промышленная модель, созданная в Дирборне, штат Мичиган, была воспроизведена в Челябинске, Верхней Салде, Томске. Позже, с принятием федерального закона о ленд-лизе 1941 года, оборудование, от самолетов до товарных товаров, таких как консервированная ветчина, хлынуло в Россию через черный ход.

Однако временные рамки

Коэна не ограничиваются 20 веком.Неумеренно используя экспозицию, его плотное повествование постулирует длинный девятнадцатый век, цитируя предсказание Алексиса де Токвиля о том, что судьбы России и Америки были роковым образом переплетены; как пограничные нации они, безусловно, имели семейное сходство, и почти одновременная отмена крепостного права и рабства выглядела бы как провиденциальная. Но сравнение было асимметричным и так и останется, поскольку почитание русских американских изобретений останется безответным. Это почитание переросло в увлечение и, следовательно, в искажение.Акварельные оттиски, записанные Павлом Свининым, который стал первым российским государственным деятелем, посетившим Соединенные Штаты в 1811 году, создали новый мир в зародыше, населенный заводами, стальной инфраструктурой и транспортными новинками, такими как пароход; Америка как доска видения.

В эпоху всемирных ярмарок во второй половине XIX века промышленный капитализм осознал себя, преодолев границы как нации, так и воображения. Фантазия, рожденная товарным производством, была фантазией о невозможном росте и отчетливо американских городских пейзажах, не обремененных старым.На иллюстрациях того периода сообщества небоскребов связаны между собой небесными мостами, где на высоте 2000 футов, кажется, происходит больше, чем на твердой земле (хотя именно то, что оставалось неясным). Самолеты вплетаются и выходят из этих выслеживающих структур, в то время как шоссе и железнодорожные пути проходят сквозь них посередине туловища. Такие образы очаровывали не только русских посетителей выставок 1876 и 1893 годов (соответственно в Филадельфии и Чикаго), но и их соотечественников дома; Накануне Первой мировой войны крупнейший московский производитель конфет выпустил памятный набор иллюстративных табличек с изображением будущего мегаполиса-на-Москве.Для тех, кто не смог устоять в потоке машин и строительных кранов, несущихся по этой модернистской Москве, все еще оставался Кремль, нетронутый притворщиками чикагской школы, дирижаблями или воздушными трамваями.

Хотя он оставался режимом по умолчанию для заводов, товарных складов, жилых домов и клубов рабочих вплоть до 1930-х годов, модернизм был вытеснен культурной революцией. Сменивший его эстетический порядок, социалистический реализм, был описан среди ученых докторов наук как форма протопостмодернизма, и это утверждение имеет некоторую обоснованность.

Именно Америка провозгласила идеал Нового Света, и предвзятость такой ориентации будет нелегко преодолеть. Даже исчерпывающая оценка Максимом Горьким страны, которую он посетил в 1906 году, не могла умерить энтузиазм россиян по поводу американской капиталистической техники; Созерцая Нью-Йорк, писатель ощетинился «надменной гордостью своим величием» и его почтением к монете, тому «Желтому дьяволу». Но Александра Блоков хватило на каждого Горького. В стихотворении 1913 года Блок лирически рассказывал о «новой Америке», крещенной промышленностью, сияющей своим продуктивным примером, ее жизнеспособность — освободительной заразой.

Оставалось бы марксистским революционерам проводить диалектическое вмешательство между двумя позициями. Американскую промышленность можно было спасти от американских капиталистов, которые, подчиняясь закону прибыли, препятствовали ее дальнейшему историческому прогрессу; в советском контексте эта отрасль не встретила бы таких препятствий.

Коэн не останавливается на захвате власти большевиками или ужасной гражданской войне, развязанной в его защиту, хотя он и указывает на роль, которую американские социалисты и гуманитарные группы сыграли в урегулировании конфликта.Скорее, его больше беспокоит то, что большевики сделали со всей этой властью, и как они изо всех сил пытались управлять земельным массивом, который на своем пике составлял одну шестую часть мира.

Решающее значение для выживания Советского государства в его салатные времена, когда утопический оптимизм смешивался с болезненной кровожадностью, была Новая экономическая политика 1921 года. Указ вновь ввел в Россию частные рынки и тем самым открыл двери для интересов американского бизнеса, в том числе Форда. На этом фоне алчности игроком выступил Ленин.Россия была совершенно не готова к социализму, который Маркс предсказывал в самые спекулятивные моменты. Немногочисленные сохранившиеся фабрики в стране были сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге, рабочий класс которых был всего лишь паразитическим комаром на теле русского крестьянства. Если столицы переступили порог 20-го века, то сельские города отставали не только на несколько столетий, но и на целый мир, по-прежнему борясь с семейным укладом в царстве феодализма, связанном с ритуалами.И все же, как заметил писатель Фрэнсис Спаффорд, «большевики все равно пытались попасть в рай быстрым путем».

Проект Дворца Советов стал поворотным в истории советской эстетики и культуры. Башня, спроектированная Борисом Иофаном, претерпела несколько изменений, в какой-то момент даже прошла через руки Сталина; последнее (в конечном итоге не построенное) воплощение 1934 года основывалось на прецедентах Нью-Йорка, таких как Radio City Music Hall и Статуя Свободы (заменив Ленина на Lady Liberty). Предоставлено © Борисом Иофаном; Собрание фонда Чобана

Советский опыт, казалось бы, подсказывает, что покорить космос легче, чем время. Но это было не так очевидно в послереволюционные десятилетия, описанные в отчете Коэна. За удивительно короткий срок были созданы тысячи фабрик. Первая пятилетка, начатая в 1928 году, и ее последующие итерации обеспечили темпы национального роста, которым позавидовали капиталистические и некапиталистические страны.Спустя пятнадцать лет после революции страна отметила поставку 50-тысячного трактора. Городская Россия 1920-х годов была горнилом авангардного искусства, литературы, сценографии, фотографии и, самое главное, кино, в то время как архитекторы-конструктивисты продвинули модернистский проект до уровня, недостигнутого их западными коллегами на протяжении десятилетий. Ле Корбюзье размышлял в 1929 году: «В Москве чувствуется, будь то искусственное или глубоко мотивированное, грядущие признаки нового мира». Действительно, на протяжении 1930-х годов казалось, что коммунисты ухватились за рычаги пространства и времени в точности, как обещала марксистская доктрина — или догма.

Но были ли они? Советское общество, постоянно движимое идеологией и внеэкономическим принуждением, было зациклено на будущем, в то время как настоящее исчезло под покровом жертв и взаимных обвинений. Время в конце концов догнало партию: по мере подъема индустриализации рост выровнялся и в конечном итоге перешел в застой; Добыча нефти в 1970-е годы на какое-то время предотвратила худшее, но паршивый рост бровей Леонида Брежнева и экономическая потертость были в некотором смысле обратно связаны.Перевооружение в 80-е годы ускорило падение Советского Союза. Большевики заблуждались, полагая, что отчуждающие формы современности, заимствованные из Америки, будут качественно, автоматически , трансформированы под покровом социализма. Аргумент Коэна в пользу изоморфизма предполагает структурную связь между американским и советским производством, но, как отмечает философ Кристофер Дж. Артур, тейлоризм был «адаптирован для капитализма». То же самое с фабрикой и сборочной линией.

Экономика Советского Союза «никогда не вовремя» (характеристика Артура), в которой производственные ресурсы никогда не были там, где планировщики считали, что они должны быть, не могла развиваться дальше этих унаследованных моделей.Были энергичные, но недолговечные эксперименты, например, с линейным программированием в сталинский период, а затем с кибернетикой в ​​хрущевскую эпоху. Исходя из исследований Норберта Винера в Массачусетском технологическом институте для армии США, кибернетика, в частности, рассматривалась некоторыми советскими технофилами и диригентами в качестве основы для необходимых экономических реформ в середине 1960-х годов. Этот проект, получивший лишь умеренное одобрение Политбюро, в конечном итоге был передан Советской академии, где и приостановился; то, что было плохо для исследований, было хорошо для архитектуры, однако, если Б.Об этом свидетельствует оптимистичный Институт робототехники и технической кибернетики И. Артюшина и С. В. Савина (завершенный в Санкт-Петербурге в 1987 году). Метафорическое измерение архитектуры в любом случае было неотъемлемой частью дискурсивной разработки кибернетических концепций и систем. То, что весь период исключен из выставки CCA, кажется упущенной возможностью.

Эти модели последовали американскому примеру конструкции стального каркаса, скрытого тонкой фанерой. Их отступившие назад силуэты не могли не напоминать ранние небоскребы Нью-Йорка, несмотря на отрицание их архитекторами иностранного влияния. Предоставлено Канадским центром архитектуры

Помимо этого и нескольких других незначительных упущений, Коэн является активным историком и сделал несколько открытий, многие из которых взяты из частных коллекций вдали от Москвы. Дипломатические отношения между Россией и Канадой, по-видимому, препятствовали более прямым маршрутам, например, через Музей архитектуры им. Щусева, но опыт оказался плодотворным. Именно через эти каналы Коэн наткнулся на фигуру Вячеслава Олтаржевского, специалиста по небоскребам из Москвы, который научился своему делу, работая в офисе американского архитектора Харви Вили Корбетта.В контексте Строим новый мир Олтаржевский выступает как тематический аватар, исторический актер, находящийся между обоими обществами. (Коэн, проявляя своего рода страсть к своему предмету, называет его «русским манхэттенцем».) Редкий рисовальщик с инженерными знаниями, он присутствовал в ключевые моменты — он был автором предложения, занявшего второе место на конкурсе 1929 года на мемориал. Христофору Колумбу, где советский конструктивизм получил свое запоздалое признание на международной арене, хотя его удача колебалась.Вернувшись в Россию в 1934 году, Олтаржевский взял на себя ответственность за архитектуру Советской сельскохозяйственной ярмарки в ознаменование 20-летия революции, но его проекты задело власти. Брошенный в ГУЛАГ, он продолжал работать проектировщиком, а затем был реабилитирован, когда советские инженеры осознали дефицит опыта в высотном строительстве. Его склонность к неудачам и декоративной керамической облицовке, выдающей явную «космополитическую» патологию, стала невероятной основой для послевоенного сталинского небоскреба.

Манхэттанизм был одним из многих «часто откладываемых проявлений» американизма «в различных областях социальной практики», которые Коэн записывает в потрясающем каталоге (также опубликованном CCA). Но в рамках архитектурной дисциплины односторонняя передача знаний из Америки в Советскую Россию, оглядываясь назад, была не столь прямой. Хотя он оставался режимом по умолчанию для фабрик, товарных складов, жилых домов и клубов вплоть до 1930-х годов, модернизм был вытеснен культурной революцией.Сменивший его эстетический порядок, социалистический реализм, был описан среди ученых докторов наук как форма протопостмодернизма, и это утверждение имеет некоторую обоснованность. К этому времени функционалистская программа выполнила свою историческую роль в развитии страны, и партия нашла эстетику, в большей степени поддерживающую добродетель, соответствующую ее целям культивирования «нового» социалистического субъекта. Цикл архитектурной революции и контрреволюции, то есть отход от эффективности программы к историцистскому представлению и синтаксису символов, от модернизма к постмодернизму, начался здесь еще до того, как Чарльз Дженкс даже мелькнул в глазах своего отца.

Иофановский Дворец Советов, победивший в международном конкурсе, стал образцом для первых небоскребов соцреализма, таких как гостиница «Украина» Аркадия Мордвинова и Вячеслава К. Олтаржевского в Москве. Коэн сравнивает проект с романтическими жилыми башнями Эмери Рота по бокам Центрального парка. Предоставлено © Аркадий Мордвинов, Вячеслав К. Олтаржевский / Фонд Чобана

В самой яркой галерее выставки этот известный конфликт иллюстрируется международным конкурсом 1933 года на Дворец Советов.В схватке участвовала горстка американцев, третье место занял раздражающий британский трансплантолог Гектор Гамильтон (он использовал свои контакты с прессой, чтобы добиться от хозяев благосклонности), но их проекты бледнели по сравнению с дальновидными предложениями Ле Корбюзье и его российского коллеги Моисея Гинзбурга. . Со своей записью, ориентированной на Корбюзье, симпатизирующий коммунистам Персиваль Гудман оказался исключением из плохих результатов американцев. (Гудман стал ведущим архитектором синагог в Соединенных Штатах.) Но в целом жюри предпочло архитекторам американских технических специалистов, — заключает Коэн. Если в первый период американизма преобладало самоуправство, всегда сопровождаемое параллельным антиамериканизмом, вплоть до начала холодной войны, когда оно вышло на поверхность, оно уступило место недолговечной политике взаимопомощи. уважение и конкуренция при хрущевке. Однако его преемники не были столь восприимчивы к собственной пропаганде и были довольны производством второсортных подделок потребительских товаров и технологий своих конкурентов.

Несмотря на то, что он положил начало культурной политике на два десятилетия, победивший Борис Иофан проект дворца так и не был построен. Однако его эклектичное сочетание американской самоуверенности и величия российской империи послужило образцом для «Семи сестер» Москвы. Сегодня эта сфинксианская сороральная группа смотрит на город, находящийся под пятой другого, более тонкого вида деспотизма, корни которого не в какой-то всеобъемлющей программе переделки общества и даже не в единственном стремлении к власти, а в накопление прибыли.Как очень по-американски.

Вам также может понравиться «От печатного станка до Pinterest, исследование влияния средств массовой информации на архитектуру».

Хотели бы вы прокомментировать эту статью? Отправляйте свои мысли по адресу: [адрес электронной почты]

Строим новый мир: Американизм в русской архитектуре

В рамках широкого феномена культурного переноса, который характеризует современность и модернизацию во всем мире, наиболее парадоксальными двусторонними отношениями являются отношения, установившиеся между Россией и Соединенными Штатами в течение долгого двадцатого века.

Начиная с первой Всемирной выставки, проходившей в Филадельфии в 1876 году, до распада Советского Союза в 1991 году, каждый определяющий момент в советской истории определялся набором идеализированных представлений о политике, технологиях, территориальном развитии, архитектуре и т. Д. и визуальная культура Америки. В 1924 году Лев Троцкий пошел еще дальше, заявив, что «американизированный большевизм победит и сокрушит империалистический американизм», повторяя сформулированное Александром Блоком пророческое видение «Новой Америки», созданное в угледобывающих регионах России.

« Американизм » в России можно истолковать как многогранную фантасмагорию — термин, используемый Вальтером Беньямином для интерпретации зрелища товара. Русские политические мыслители, писатели, архитекторы и дизайнеры воспринимали идеальные образы Нового Света как последовательность фантазий. Визуальные и текстовые репрезентации, разворачиваясь в континуум, породили коллективную иллюзию, которая сформировала современную Россию.

Выставка и сопутствующая публикация переписывают историю российской архитектуры и городского дизайна в свете этого непреходящего американизма , анализируя, среди прочего, высотные здания, в том числе позднесталинской эпохи, фабрики и промышленную инфраструктуру, а также продукцию времен холодной войны. дизайн.Повествование подчеркнуто расширенным определением архитектуры и культуры, которое включает промышленный и графический дизайн, музыку, фотографию, кино и литературу.

Куратор: Жан-Луи Коэн
Координация исследований и кураторов: Од Рено-Лоррен, Хелина Гебремеден, Эмили Ритейлло
Выставка и графический дизайн: MG & Co. (Ноэми Молле, Рето Гейзер), Хьюстон
Дизайн карты: Studio Folder (Марко Феррари, Элиза Паскуаль), Милан
Разработка дизайна: Себастьян Ларивьер, Анх Труонг
Научные сотрудники: Сэм Оманс (Нью-Йорк), Вероника Ушакова (Москва / Москва) )

CCA выражает признательность за поддержку Министерству культуры и коммуникаций Квебека, Совету по делам искусств Канады и Совету искусств Монреаля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *