Сантьяго калатрава достопримечательности: Сантьяго Калатрава | AD Magazine

Содержание

«Био-тек» Сантьяго Калатравы

Испанцы и испанки

Анна Борисова

В любимой нами Испании, как и в почти всех крупных современных городах старушки Европы мы находим не просто отдельные сооружения, а подчас целые кварталы футуристических построек в стиле «хай тек», — небоскребов, «инопланетных» конструкций, скелетообразных мостов и дорог. Не всем это нравится. Возможно, не везде новое гармонично вписывается в среду, врываясь в безмятежность исторической застройки старых улиц, но мы не можем закрыть на это глаза. Это уже часть нашей жизни, это уже история и своего рода искусство, а также колоссальный труд создателей.

Давайте поговорим об одном из них — испанском архитекторе Сантьяго Калатраве. Возможно, после знакомства с творчеством этого мастера у вас появятся новые идеи для маршрутов по любимой Испании (и миру!) или вы сможете по-новому взглянуть на уже увиденные некогда сооружения.

Телебашня


Итак, представим себе прибытие в самый туристический город Испании — Барселону. Первым объектом, который привлечет ваше внимание по дороге из аэропорта Эль Прат (Aeropuerto de Barcelona — El Prat), скорее всего, станет замысловатая вышка, пронзающая небо острием гигантского «шила». Это строение высотой 136 метров на вершине горы Монтжуик создано Калатравой к Олимпиаде 1992 года, проводившейся в Испании.

Дело в том, что для трансляции игр городу требовалась новая телекоммуникационная башня. Помимо практической необходимости, возведение башни имело эстетический посыл, ведь каждая страна, принимающая у себя Игры, стремится удивить и восхитить гостей.

Уже успевший к тому времени показать себя оригиналом и новатором, Калатрава был выбран правительством родной страны на этот амбициозный проект. И надо сказать именно он стал отправной точкой решающего взлета в карьере начинающего тогда архитектора. Телебашня Монтжуик в прямом смысле явила Калатраву миру, ведь на Игры в Барселону съезжались люди со всех концов земного шара!

Город наук и искусств

Но если в столицу Каталонии людей все-таки манит архитектура великого Гауди, то для ознакомления с творчеством Калатравы в первую очередь следует отправиться в Валенсию.

В окрестностях этого города находится уникальный комплекс под названием «Город наук и искусств» (Ciudad de las Artes y las Ciencias), строительство которого поручили молодому Калатраве именно после успеха проекта по башне Монтжуик.

Это действительно целый «город», посвященный культурному и научному развитию, куда входят:

L’Hemisfèric — планетарий, кинотеатр, театр лазерных постановок,
El Museu de les Ciències Príncipe Felipe — научный музей,
L’Umbracle — галлерея-сад,
L’Oceanogràfic — океанографический парк,
El Palau de les Arts Reina Sofía — оперный театр и сцена для театральных постановок.


Калатрава трудился над проектом вместе с архитектором Феликсом Канделой. Объекты, формирующие Город, напоминают инопланетные корабли или поселения в других галактиках. Это то, что однозначно стоит увидеть, планируя путешествие по Валенсии.

Валенсия, к тому же, родной город архитектора. Остановимся на этом подробнее — на детстве, юности и первых шагах будущего мастера в архитектурном деле.

Santiago Calatrava

Итак, Калатрава родился недалеко от Валенсии 28 июля 1951 года. Его отец был коммерсантом, но знатоком и любителем искусства, вкус и интерес к которому он старался прививать и сыну. Так в раннем возрасте Сантьяго побывал в музее Прадо и увлекся рисованием и скульптурой. С восьми лет он учился в художественной школе в Валенсии, где особенно любил изображать на ватмане мировые достопримечательности и архитектурные сооружения. По воспоминанием самого Калатравы, именно тогда он натыкается на маленькую книжку работ Ле Корбюзье (Le Corbusier), пионера архитектурного модернизма и функционализма, и буквально влюбляется в творчество знаменитого француза.

Когда мальчику было 13 лет родители отправили его на учебу в Париж, и тот проникся архитектурным обликом французской столицы. Юный Сантьяго еще больше вдохновлен работами Корбюзье, которые надолго станут для него источником вдохновения.

Позже, вернувшись на родину, Калатрава проходит обучение в Политехническом университете Валенсии и заканчивает его в 1973 году. Через два года он уже уезжает в Швейцарию, где изучает инженерное дело в Технологическом университете Цюриха. К 1981 году он стал доктором технических наук и основателем студии архитектуры и строительства в Швейцарии.

Одной из первых особенно успешных работ юного архитектора стал железнодорожный вокзал (Штадельхофен) в Цюрихе. В 1986 году проекты Калатравы дополнились железобетонным мостом автомобильного назначения в родной Валенсии. За эту работу молодой специалист получил премию Международного союза архитекторов.

Почти весь ранний период творчества Калатравы посвящен вокзалам и мостам.

Первые шаги Калатравы в строительстве мостов знаменует Мост Бак де Рода (El puente de Bac de Roda) в Барселоне (1986-1987).


Еще один знаменитый ранний проект — мост Аламильо в Севилье.

Калатрава создаёт совершенно новый тип мостов — это конструкции на одной опоре. Вплоть до середины 90-х годов архитектор был известен в основном как изобретатель этой конструкции. При этом мосты Калатравы так или иначе напоминают струнные музыкальные инструменты. Вот только несколько примеров:

— Мост Беккета в Дублине

— Мост в научно-культурном городе Валенсии

 

— Мост в Иерусалиме

Девяностые

В конце 80-х — 90-х архитектор переходит к «наступлению» на Францию. В Париже он открывает свою студию, а в Лионе конструирует здание железнодорожного вокзала.

В 1991 году появляется офис архитектуры и строительства в родной мастеру Валенсии. А через год для проведения Летних Олимпийских игр в Барселоне на горе Монжуик за три года была возведена та самая башня, с рассказа о которой мы начинали наше повествование. Кстати, в создании этой вышки идеей Калатравы было построение конструкции, напоминающей атлета с факелом в руке. Эту мысль он и воплотил и, кроме того, добился того, что шпиль башни стал одновременно своеобразной стрелкой часов, которая падает тенью на основание телебашни и, таким образом, показывает время.

Как уже было сказано, телебашня в Барселоне приносит мастеру ошеломляющий успех. Не случайно через 12 лет именно Калатрава был приглашен для работы над новым Олимпийским объектом, на этот раз — в Грецию для реконструкции Афинского спортивного комплекса.


В конце 90-х архитектор продолжает «заселять» своими творениями города родной страны. В 1997 г. он создает пешеходный «белый мост» в Бильбао, а в 2000 году — новый терминал аэропорта в том же городе.

 


XXI век

С началом XXI века испанец «выходит» на Американский Континент. В 2001 году в штате Висконсин у комплекса музея искусств появляется так называемый третий павильон Квадраччи. Динамичная конструкция расположена у озера Мичиган, при этом все здания музея Калатрава соединил в единый комплекс сложной сетью пешеходных мостов.


В то же время Калатрава создает свою первое творение в Южной Америке. Это знаменитый Мост Женщины в Буэнос-Айресе.

Особенность конструкции заключается в подвижности центральной части моста для прохода крупногабаритных судов. Путь открывается, как только пешеходный мост поворачивается вокруг своей «ножки», при этом металлические струны удерживают этот движущийся металлический фрагмент. По словам творца, на постройку этого сооружения его вдохновил образ пары, танцующей танго (те же повороты танцовщицы вокруг ножки). Название моста «вторит» топонимике аргентинской столицы — дело в том, что в прилежащих районах города находятся сразу несколько улиц, названных в честь знаменитых женщин — героинь страны. Мост Калатравы как бы довершает эту оду женщинам.

Вторым творением на Южноамериканском континенте станет научный Музей завтрашнего дня в Рио-де-Жанейро, который строили к Летней Олимпиаде 2016 года.

Вообще, музеи и концертные залы удаются архитектору на славу. В 2003 году Калатрава завершает работу над созданием концертного зала на Тенерифе, возведение которого заняло в общей сложности шесть лет.

В 2004 году им создан Солнечный Мост в Калифорнии, а по совместительству — самые большие в мире солнечные часы.

Затем в 2005 году архитектор завершает строительство своего первого небоскреба. Речь идет о знаменитой «крученой» башне в шведском городе Мальме. Ее так и называют — «Turning Torso» или «перекрученный торс». Вся она состоит из идеи движения. Этой конструкцией мастер стремился дать образ человеческого туловища в полуобороте. Здание (квартиры и офисные помещения) состоит из девяти сегментов, каждый из которых скручен по отношению к предыдущему. Сейчас оно является одной из главных достопримечательностей Швеции.

Знаменитая работа Калатравы из числа созданных им совсем недавно, в 2016 году, — подземная станция скоростной железной дороги во Всемирном Торговом Центре в Нью-Йорке.


Говорят что, работая над проектом, архитектор сделал сотни эскизов взлетающих голубей. И если мы сравним две самые известные постройки Калатравы в США, — Павильон Квадраччи и здание станции Всемирного Торгового Центра, то первое напомнит нам птицу со сложенными крыльями, в то время как второе — птицу, расправившую крылья и взлетающую в воздух.

Органико-футурист

Если говорить об особенностях проектов Калатравы, то можно начать с того, что в среде проектировщиков и инженеров его индивидуальный стиль называют «био-тек». Еще одно профессиональное «прозвище» испанца — органико-футурист. От футуриста «в его товрения вы найдёте «космический» внешний вид построек, а вот под органикой подразумевается то, что эстетику и формы этот мастер берет из мира природы. Природы, а кроме того — человеческих тел.

Калатрава объясняет это так: «Архитектура существует для людей, а человеческие тела влияют на архитектуру в плане пропорций, ритма и размеров».

Доказательство тому — «небоскреб-туловище» в Мальме или здание Планетария в городе наук и искусств в Валенсии, форму для которого испанец находит в строении человеческого глаза.

Другая основа работ архитектора — это движение. Опять же вспомним голубей, повернутый торс, динамику линий мостов.

Если же говорить о функциональной составляющей творений Калатравы, большинство из них так или иначе служит общению и сообщению людей — это вокзалы (Лион, Льеж, Лиссабон), мосты, аэропорты, а также музеи и концертные залы. Пожалуй, это и идейная составляющая.

Кстати об общении и сообщении. Сам Калатрава свободно владеет семью языками (впрочем, по его собственному утверждению, на всех говорит с сильным испанским акцентом), и не только его творения разбросаны по всему миру, но и сам он в постоянном движении и перемещении, — динамичен, открыт и активен. Архитектор женат, с будущей супругой он познакомился во время учебы в Швейцарии, сейчас она — его главный юрист и ближайшее доверенное лицо.

Творения

Его творения узнаваемы, они охватывают оба полушария нашей планеты, реализованы в Испании, Франции, Португалии, Германии, Италии, Швеции, Швейцарии, Ирландии, Бельгии, Соединённых Штатах, Канаде, Аргентине, Бразилии. Он получил признание благодаря футуристическому стилю, техническим инновациям и эстетике своих работ. Его здания называют «жилыми скульптурами», «формами, рожденными самой природой», но сам Калатрава скромно заявляет, что он во многом лишь ремесленник, посредник.

В то же время работы Калатравы во многом скандальны. И дело не только во вкусах традиционалистов. Большинство творений известного архитектора прославились серьезными проблемами со сроками и финансами. Что скрывать, эти проекты — дорогостоящие, как все амбициозные проекты. Но часто разница в первоначально заявленных расходах и реальных тратах изумляет. Окончательная цена в разы превышает начальную смету, при этом сильно скачут и сроки реализации.

Например, «Город искусств и наук» по цене обошелся в три раза дороже, чем планировался. Подвергся критике также мост Конституции в Венеции: он оказался в четыре раза дороже заявленной цены, его строительство сильно задержалось, но даже готовое сооружение вызвало вопросы по функциональности — отсутствуют пандусы, мост слишком крутой, что делает движение по нему затруднительным.

Однако, несмотря на обилие критики и негодования вокруг творчества Калатравы, все нынешние клиенты архитектора — это повторные покупатели, то есть к нему возвращаются, обращаются снова и снова. Что это, как не доказательство тому, что даже «слабые стороны» мастера не в силах заглушить силу его таланта и удержать заказчиков от работы с ним.


Калатрава заявляет: «Задача моих построек — это делать уникальными города и обогащать человеческий опыт».

И вот на наших глазах эти, на первый взгляд, будничные объекты практического назначения становятся достопримечательностями, памятниками архитектуры, чудесами инженерной мысли будущего.

Сантьяго Калатрава и его «рыбная» архитектура — Статьи — Атмосфера стиля

Знаковые здания архитектора

Известный испанский архитектор Сантьяго Калатрава (Santiago Calatrava) сравнивает архитектуру со скульптурой, в которую можно войти. В мире огромное количество «скульптур» Калатравы, куда люди стремятся зайти. Это и архитектурный комплекс «Город искусств и наук» в Валенсии, концертный зал Аудиторио Тенерифе, вокзал Ориенте в португальском Лиссабоне и многие другие знаковые постройки. При этом сам Калатрава признается в том, что его задача — создавать уникальные строения и обогащать опыт человечества.  

Первые шаги в профессии

Будущий архитектор появился на свет в Валенсии в 1951 году. С самого детства его отец старался привить сыну интерес к прекрасному. Будучи его совсем ребенком, Сантьяго побывал в музее Прадо, и эта поездка произвела на него настолько неизгладимое впечатление, что он начал заниматься живописью, а уже в возрасте восьми лет рисовал местные достопримечательности. Родители просто не могли не заметить таланта сына.

И уже в 13 лет Сантьяго не без поддержки папы и мамы отправился в Париж по программе студенческого обмена, чтобы обучаться азам архитектуры. Затем он поступает в Политехнический университет Валенсии, который оканчивает в 1973 году. Следующий этап обучения Сантьяго Калатравы — это Технологический университет, куда он поступил учиться на инженера. В 1981 году открывает собственное архитектурное бюро. А уже в 1986-м становится обладателем архитектурной премии за проектирование автомобильного железобетонного моста в родной Валенсии.

Город искусств и наук и другие проекты   

В одном из своих самых крупных архитектурных проектов Сантьяго Калатрава выразил дань уважения родному городу, который дает ему вечное вдохновение. Речь идет о комплексе «Город искусств и наук» площадью 350 000 квадратных метров, посвященному развитию культуры и науки в Испании.

Он состоит из пяти частей: планетария, кинотеатра, музея науки, театра лазерных постановок, океанариума и оперного театра. Причем, последнее здание имеет довольно интересную форму — напоминает рыбу с открытым ртом с дугообразной крышей-плавником из ламинированной стали длиной 270 метра и весом три тонны. Кстати, это довольно дорогостоящий проект, который обошелся казне в 900 миллионов евро, за что Сантьяго Калатраву и его коллегу Феликса Кунделу (Felix Cundela) неоднократно критиковали. 

А вот еще один постмодернистский проект Сантьяго — концертный зал Аудиторио Тенерифе, по форме напоминающий рыбу, хотя некоторые умудряются разглядеть в нем и космический корабль. Уникальность этого здания состоит в том, что оно не имеет фасада и абсолютно с любой стороны имеет законченный вид. 

И снова скелет рыбы можно увидеть в очертаниях здания вокзала «Ориенте», а навес над платформами железнодорожной станции очень похож на лес. Кстати, интересно, что внутри здания совершенно нет отделки, а присутствуют только бетонные конструкции. 

Практически все здания Калатравы имеют необычную форму, потому как он убежден в том, что архитектура является искусством, о чем неоднократно говорил в своих интервью. Поэтому нужно заботиться не только о функциональности здания, но и о его красоте.

А еще стремиться к тому, чтобы твои здания стали символом оптимизма и веры в светлое будущее. Уж в этом-то Сантьяго Калатрава просто не сомневается.

Puente del Alamillo — мост Аламилло

Главная >  Испания >  Андалусия >  Севилья >  Посмотреть >  Достопримечательности


 

Puente del Alamillo

Мост Аламийо. Один из самых выдающихся современных мостов через старое русло реки Гвадалкивир в Севилье был построен для Выставки 1992 года Строительство моста длилось с 1987 по 1992 году. Дизайн моста был выполнен Сантьяго Салатрава.

 

Guadalquivir

После того, как Гвадалкивир — главная река через Севилью — несколько раз сильно затапливала город, правительство решило изменить русло реки, сдвинув ее на запад. Старое русло реки, теперь лишь часть изменившей свой путь реки, было переименовано в Meandro de San Jeronimo. Благодаря новому положению Гвадалкивира появился искусственный остров Картуха (Cartuja), названный в честь монастыря, расположенного на нем.

 

Expo ’92

В 1986 году, вскоре после того, как король Хуан Карлос I объявил о том, что Всемирноая Универсальная Выставка 1992 года будет проходить в Севилье в честь празднования открытия Америки, были набросаны планы по изменению инфраструктуры города. Были спланированы несколько мостов через Meandro de San Jeronimo, которые должны были соединить Севилью с островом Cartuja, где предполагалось разместить выставку.

 

Ворота Экспо

Среди всех мостов, запланированных к Expo ’92, проект нового моста Аламилло на севере от выставки был наиболее интересным. В 1988 году Сантьяго Калатрава, валенсианский архитектор, прославившийся своим особеным дизайном, предложил строительство двух зеркальных мостов. Один мост должен был пересекать реку Гвадалкивир, а другой — идти через Meandro de San Jeronimo к Севилье. 1,5-километровый виадук планировался, чтобы соединить два современных моста. Эта идея привела к ассиметричному дизайну с опрами моста, наклоненными в направлении острова Cartuja, создающими символические ворота на территорию выставки.

К сожалению, из-за роста цен в 1898 году было решено упростить дизайн для второго моста через Гвадалкивир. Более простой и менее затратный мост пересек реку. Тем не менее, мост Alamillo через Meandro de San Jeronimo был построен по изначальному проекту Каралтравы.

 

Мост Аламийо

Мост Alamillo — это поддерживаемый канатами мост длиной 200 м. Выделяется опора моста, удерживающая канаты — огромный наклонный столб высотой 142 метра. Наклон пилона составляет 68 градусов. Она заполнена бетоном и является противовесом для самого моста, ширина которого 35,5 метров. Удерживают мост всего 13 пар канатов. Благодаря дизайну, колонна не требует поддержки с другой стороны, что придает всей конструкции легкость и элегантность.

В ходе строительства пришлось решать технические проблемы по установке наклонной опоры. Успешный проект пришелся многим по вкусу, и этот мост был множество раз скопирован другими архитекторами, так что теперь подобную конструкцию мостов можно встретить по всему миру.

Мост Аламилло, расположенный на севере, рядом с историческим центром Севильи, лучше всего смотреть с берега Meandro de San Jeronimo. Мост особенно красив в темное время суток, когда включается ночная подсветка.


Главная >  Испания >  Андалусия >  Севилья >  Посмотреть >  Достопримечательности

Вокзал Ориенте в Лиссабоне — шедевр Сантьяго Калатравы

Станция Ориенте (Западная) была построена в 1998 году в качестве основной транспортной точки для Всемирной экспозиции, проводившейся в том же году в Лиссабоне. Современный железнодорожный вокзал был спроектирован испанским архитектором Сантьяго Калатравой. Станция Ориенте была построена в период с 1993 по 1998 год недалеко от места проведения выставки Expo’98. Мировая экспозиция проходила в бывшей промышленной зоне вдоль реки Тежу, примерно в пяти километрах от центра Лиссабона. Известная как Парк Наци область превратилась в модный квартал с множеством архитектурных достопримечательностей.

Запись относится к месту: Лиссабон

Чтобы связать недавно построенную область с остальной частью Лиссабона, возникла идея превращения старого железнодорожного двора в современный транспортный кластер с железнодорожной станцией, автовокзалом, стоянкой и станцией метро. Был проведен закрытый конкурс, а в качестве победителя выбран современный дизайн знаменитого испанского архитектора и инженера Сантьяго Калатравы.

Калатрава создала футуристический павильон из стали, бетона и стекла с четырьмя различными уровнями. Наиболее впечатляющим является самый верхний уровень, где четыре платформы для поездов покрыты стеклянной крышей. Крыша поддерживается колоннами, которые напоминают деревья с роскошными ветвями. Размер крыши впечатляет размером — 238 на 78 метров.

Широкие входы на уровне земли покрыты огромными стеклянными навесами, позволяя легко добраться до железнодорожного вокзала. Просторные залы и множество входов позволяют плавно перемещаться по большому комплексу. Большие бетонные арки вокзала Ориенте напоминают скелет большого кита, поддерживающий верхние этажи. На нижних этажах расположены кассы, торговые точки и станция метро.

Даже после того, как Всемирная выставка 1998 года подошла к концу, станция продолжала функционировать как крупный транспортный центр, и сегодня Ориенте постоянно заполнена пассажирами. Станция Ориенте не только успешна в качестве транспортного узла, но также стала культовой достопримечательностью Лиссабона и одним из важнейших архитектурных памятников, построенных в Лиссабоне двадцатого века.

Если вы задаетесь вопросом, что стоит посетить в Португалии — то внимательно изучите подборку на LifeGlobe, где узнаете о самых интересных направлениях страны.

Дворец конгрессов Принцессы Летиции в Овьедо | Испания

Футуристичный дворец Овьедо

Дворец конгрессов Принцессы Летиции (Palacio de Congresos Princesa Letizia) – одно из самых знаменитых зданий Овьедо, которое является ярким образцом современной архитектуры, ставшее крайне популярной достопримечательностью среди туристов, посещающих Астурию. При одном только взгляде на эту необычную конструкцию сразу вспоминается знаменитый Город наук и искусств Валенсии, и это не случайно, ведь автором двух этих проектов является талантливый валенсийский архитектор Сантьяго Калатрава. Ультрасовременная постройка резко эффектно контрастирует с окружающими его старинными постройками.

Дворец конгрессов Овьедо находится всего в 2 км от центра города западнее Кафедрального собора на участке, где вплоть до 2003 года располагался бывший футбольный стадион Карлоса Тартьере. Строительство началось в том же году, когда был снесен спортивный объект. Активные работы велись аж до начала 2009 года, поскольку постоянно возникали технические и финансовые трудности, ведь строительство обошлось казне в 360 миллионов евро. Автором проекта выступил известный архитектор из Валенсии Сантьяго Калатрава, отличающийся своей характерной манерой в создании конструкций из бетона, металла и стекла, окрашенных в белые тона. Однако, на этот раз архитектор допустил просчеты в конструкции своего нового объекта. Строительная компания Jovellanos XXI, которая занималась возведением здания причудливо-модернистского стиля, обнаружила эти ошибки в расчетах и в ходе работ была вынуждена разрушать уже готовые блоки сооружения, а затем создавать новые. Согласно проекту, мобильная крыша в виде белого стального купола высотой 45 метров должна была раздвигаться, но в процессе строительства она обрушилась, и от таких планов пришлось отказаться: крыша Дворца в своем окончательном проекте не раздвигается.

Дворец, конечно же, был достроен до конца, но смета строительства значительно вышла из своих границ, а виновным в этом был признан Сантьяго Калатрава. Строительная компания заявила, что не собирается выплачивать причитающийся гонорар архитектору в размере 7,28 миллиона евро, а также предъявила к нему собственные финансовые претензии на сумму 10,24 миллиона евро. В 2013 году состоялся суд первой инстанции, который счел претензии строительной компании соответствующими действительности и требованиям закона и обязал Калатраву выплатить в пользу истца 3,27 миллиона евро. Архитектор, конечно, не согласился с таким решением и подал апелляцию в провинциальный суд Овьедо, который в 2014 году решил уменьшить сумму взыскиваемых убытков, но Калатрава все-таки остался должен нести финансовую ответственность в размере 2,96 миллионов евро.

Дворец конгрессов, получивший свое наименование в честь королевы Испании Летиции Ортис, принцессы Астурийской, супруги короля Фелипе VI и уроженки города Овьедо, занимает два этажа и по своей форме должен напоминать самку богомола. Внутреннее пространство общей площадью 15 777 кв.м. разделено на несколько залов. Меньший из них площадью 800 кв.м. рассчитан на 880 мест. Кроме того, имеются аудитории для конференций и других нужд общей площадью 1502 кв.м., а также помещения для прессы (345 кв.м.). Огромный центральный вестибюль занимает площадь 2545 кв.м., выставочный зал площадью 3345 кв.м. предлагает свое пространство для проведения экспозиций, а главный зал (2590 кв.м.) рассчитан на 2350 посадочных мест. К тому же в здании расположились магазины, кафе и гостиница Ayre Hotel Oviedo.

Похожие записи

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

биография, творчество и интересные факты. Сантьяго Калатрава-испанец удививший мир Новый облик калатравы

Архитектор Сантьяго Калатрава: биография, творчество и интересные факты. Сантьяго Калатрава-испанец удививший мир Новый облик калатравы

Явление на озере

28.08.14 17:35

Политехнический Университет Флориды в городе Лейклэнд откроет в сентябре двери для первых студентов. Главное и пока единственное здание кампуса нового учебного заведения, основанного лишь весной 2012 года, — Центр Науки, Инноваций и Технологий — спроектировал Сантьяго Калатрава. Постройка легендарного испанского архитектора и инженера сама может служить прекрасным практическим пособием для будущих студентов.

Весь кампус занимает территорию в почти 70 га. Общая площадь основного корпуса составляет 18 580 кв.м. Строительство обошлось в 60 млн. долл. Материалы просты и понятны — алюминий, бетон и стекло. Из этих сухих «исходных» рождается удивительно тонкий и романтичный по ощущениям проект, одновременно виртуозно и прагматично просчитанный.

Здание имеет вытянутую форму, напоминающую корабль на воздушной подушке, тем более что расположено оно буквально на воде, в северной части озера. Вокруг последнего и формируется иссеченный дорожками и мостками ландшафт будущего кампуса. Искусственный водоем при этом становится и коллектором для ливневой канализации и источником влаги для окружающего парка. Но пока реализовано лишь одно из запланированных зданий — светлый, будто подсвеченный, футуристичный объем безусловно главный «лэндмарк», ведь эффектные, тщательно продуманные виды на него открываются даже с проходящего поблизости шоссе.

Фото Alan Karchmer for Santiago Calatrava

Внутри двухэтажной постройки расположена вся необходимая инфраструктура. На первом этаже находятся учебные классы, исследовательские лаборатории, различные пространства для коммуникаций, рабочие зоны и амфитеатр для открытых лекций и торжественных мероприятий. Центром второго этажа стало большое общественное пространство прямо под сводом крыши, которое так и назвали «Commons». Вокруг него размещены переговорные и административные помещения.

Фото Alan Karchmer for Santiago Calatrava

Сверху здание, как паутиной, затянуто довольно тонкой алюминиевой «перголой». Решение не только добавляет динамики и привносит момент игры, но и помогает защитить интерьеры от прямых солнечных лучей. А над центральным сводом установлены два ряда гигантских алюминиевых ламелей, по 46 в каждом. Они подвижны и управляются при помощи гидравлических приводов, следуя за положением солнца. Здание то «ощетинивается», как какое-то фантастическое доисторическое существо, то миролюбиво «втягивает» шипы-пластины. И опять решение вполне практично: во-первых, дает возможность регулировать уровень естественного освещения в центральном общественном пространстве, а во-вторых, на ламели можно установить солнечные батареи для экономии потребления электроэнергии.

Фото Alan Karchmer for Santiago Calatrava

Фото Alan Karchmer for Santiago Calatrava

Фото Alan Karchmer for Santiago Calatrava

Фото Alan Karchmer for Santiago Calatrava

calatrava.com

Крылья и струны

03.07.12 16:59

С 27 июня по 30 сентября в Государственном Эрмитаже проходит монографическая выставка Сантьяго Калатравы.

Мировую известность уроженцу Валенсии Сантьяго Калатраве в 1990-ые принесли мосты новой типологии. К настоящему времени в разных странах мира он построил их более тридцати, и каждый — чудо технологий. Мост Сэмюэля Беккета в Дублине на своей одной опоре способен поворачиваться на 90 градусов, открывая путь судам, проходящим по реке. «Струнный мост» в Иерусалиме — самый длинный (360 метров) транспортный вантовый мост в мире. Мост Конституции со стеклянными ограждениями и большим радиусом кривизны — единственный модернистский мост, которому, хоть и не без проблем, удалось «прописаться» на венецианском Гранд-канале.

Santiago Calatrava LLC, 2012

Мост Сэмюэля Беккета. Дублин, Ирландия. 1998-2009

На выставке «Сантьяго Калатрава. В поисках движения», открывшейся в Эрмитаже, можно увидеть и знаменитые мосты, и многие другие творения мастера. Он учился на художника, архитектора, инженера и не разделяет эти специальности, считая архитектуру высоким искусством. Многогранность натуры отражена в 150 экспонатах, выставленных в Николаевском зале дворца. Это макеты и фотографии сооружений, мобильные скульптуры, графика и живопись, а также керамика и сценография.

Фото Оксаны Милашкиной

Фото Кирилл Иконников

От произведения к произведению зритель имеет возможность проследить «идею-фикс» мастера — его упорное стремление постичь и перенести в свое творчество конструктивные принципы природы. Калатрава рисует «скелеты» своих зданий, подражая строению рыб, птиц, пальмовых листьев. Органические конструкции, по его мнению, настолько совершенны, что их надо оставлять на виду. И при этом он старается привести архитектурную массу в движение. Иногда это только визуальный эффект, построенный на летящих силуэтах и динамике линий. Так «ввинчивается» спиралью в небо небоскреб в Мальмё, прозванный «Закрученный торсом».

Фото Оксаны Милашкиной

Фото Кирилл Иконников

Но в некоторых случаях есть особый механизм, заставляющий архитектурные элементы реально двигаться. Например, у Музея искусств в Милуоки есть «крылья», которые раскрываются и складываются. На выставке представлен макет Церкви Блаженного Хупинеро Серры в Лос Анжелесе, для которой Калатрава разработал кровлю, открывающуюся и закрывающуюся по похожему принципу. Можно увидеть и другие макеты, наглядно демонстрирующие «мобильность» сооружений.

Фото Кирилла Иконникова

Фото Оксаны Милашкиной

Фото Кирилл Иконников

На открытии выставки директор Эрмитажа Михаил Пиотровский обмолвился, что данный формат непривычен для этих стен. Николаевский зал, однако, принимал и куда более радикальную современность. Именно здесь в 2009 году проходила выставка «Новояз» — в рамках программы «Эрмитаж 20/21» лондонский галерист Чарльз Саатчи представил творчество молодых британских художников. По сравнению с их работами вещи Калатравы — можно сказать, классика.

Фото Оксаны Милашкиной

Кроме того, архитектурные экспозиции могут стать для Эрмитажа традицией. В музее планируется серия просветительских проектов, посвященных современной архитектуре, и после Калатравы в гости с персональными выставками ждут Заху Хадид и Рема Колхаса. Главная российская сокровищница мирового искусства продолжает перекидывать мосты из прошлого в настоящее и будущее. В таком контексте экспозиция мастера, прославившегося самыми невероятными мостами, логична и символична одновременно.

Страница выставки на сайте Эрмитажа: www.hermitagemuseum.org

Santiago Calatrava LLC, 2012

Мост Конституции Венеция, Италия. 1996-2008

Santiago Calatrava LLC, 2012

Мост Аламильо. Севилья, Испания. 1987-1992

Santiago Calatrava LLC, 2012

Павильон Кувейта на «Экспо-1992». Севилья, Испания

Santiago Calatrava LLC, 2012

Железнодорожная станция аэропорта Сент-Экзюпери
Лион, Франция. 1989-1994

Santiago Calatrava LLC, 2012

Транспортный узел Всемирного торгового центра
Нью-Йорк, США. С 2003-го

Santiago Calatrava LLC, 2012

Моряк. 1995
Черное дерево, нержавеющая сталь

Santiago Calatrava LLC, 2012

Трансформация: желтый. 2009. Алюминий

Сантьяго Калатрава. Родился в 1951 году в Валенсии. Оставил местное художественное училище ради учебы в Высшей технической школы архитектуры. Затем продолжил образование в Федеральном технологическом институте Цюриха, где получил диплом инженера-проектировщика. В настоящий момент обосновался в Нью-Йорке. Филиалы бюро есть также в Валенсии и Цюрихе.

Первая работа Калатравы в Азии

24.04.12 11:20

Сантьяго Калатрава представил концепцию комплекса зданий для университета Юань Цзе в Тайване.

Данные о проекте крайне скупы. Известно, что комплекс включает в себя три здания, в которых разместятся Центр исполнительских искусств, школа искусств и дизайна, а также мемориальный зал кампуса университета. Архитектурным прообразом группы построек стал традиционный китайский замок в окружении воды. Догадаться об этом легко, достаточно взглянуть на бионическую криволинейную кровлю Центра и консольный выступ со стороны главного фасада. Очевидно, что Калатрава черпал вдохновение в лучших образцах культуры и искусства Поднебесной и Тайваня. Каркас объема, в котором разместится школа дизайна, состоит из ритмически организованных стальных ребер. Большую часть внутреннего пространства Центра исполнительских искусств займут концертный зал на 1200 мест и театр на 500 мест для экспериментальных студенческих постановок.

Официальный сайт архитектурного бюро: calatrava.com

Фото Santiago Calatrava, LLC

Фото Santiago Calatrava, LLC

Город под названием Испания

06.05.11 14:43

Экспозиция включает рисунки, макеты, фотографии, видеоролики. Устроители поставили перед собой задачу показать сегодняшнюю архитектуру Испании в самых разных аспектах: от слияния с историческим наследием в больших городах до развития маленьких поселений и строительства отдельных объектов. Также сквозь архитектуру будет предложено взглянуть на общественно-социальную жизнь страны. Здесь и решение экологических проблем, и освоение новых территорий, и культурно-образовательные процессы. Наряду с произведениями Сантьяго Калатравы, Мигеля Наварро, бюро EMBT, Foreign Office Arquitectors и других именитых испанцев выставка познакомит российскую публику с работами малоизвестных, но высоко оцененных на родине профессионалов. В проекте приняли участие более 80 архитекторов.

Общая концепция застройки изначально разрабатывалась специалистами Studio di Ingegneria De Cola di Messina. Территорию, прилегающую к пристани, надлежало превратить в развитую инфраструктуру, включающую торговые площади и зону досуга с озелененным пляжем, гостиницей, баром, рестораном, спортивным центром и амфитеатром. На искусственном острове, отделенном от берега каналом шириной 70 метров, расположится главное здание пристани. Сконструировать его пригласили звезду мирового масштаба — Сантьяго Калатраву.

Климат и местный колорит Салерно напомнили архитектору родную Валенсию, которую он прославил целой серией объектов, тематически и формально также связанных с водной стихией (Музей Океанографии, Город науки и искусств). По замыслу Калатравы здание причала в Италии должно быть визуально невесомым и прозрачным, эффектно отражаться в воде. Белоснежный объем с крышей-парусом издалека выглядит как самая крупная среди стоящих на приколе яхт.

Второе значительное сооружение мастера — вантовый мост, соединяющий постройку на острове с берегом. Это будет многоуровневая структура с эстакадой и пешеходными галереями-променадами.

Официальный сайт архитектора: calatrava.com

Официальный сайт проекта: marinadarechi.com

Пока искала в интернете кое-какие фото дополнительно к своим
для рассказа о Милуокском «Солнечном Бризе» прочла много
интересного о Сантьяго Калатраве, архитекторе, который его
проектировал.

А поскольку детище Кaлатравы произвело большое впечатление
на всех, хочу показать вам и другие его работы, не менее
интересные и уникальные.

Сантьяго Калатрава, вероятно, самый известный испанский
архитектор после великого Антонио Гауди.
В основе его футуристических работ чаще всего видно заимст-
вование природных форм и процессов, поэтому творчество
Калатравы обычно причисляют к зарождающемуся архитек-
турному стилю «био-тек».

Сантьяго родился в 1951 году в Валенсии (Испания).
Учился в высшей школе архитектуры. Затем, в 1975 году,
поступил на архитектурный факультет Федерального института
технологии в Цюрихе (Швейцария), откуда выпустился с дипло-
мом инженера. Таким образом, Калатрава получил два образо-
вания: инженера и архитектора, что помогло ему в творчестве.
А кроме этого, Сантьяго — скульптор.
В 1981 году, в год своего тридцатилетия, Сантьяго Калатрава
открыл мастерскую, в которой работал в качестве архитектора
и инженера.

Вдохновение для творчества испанец черпал из работ знаменитого
французского архитектора Ле Корбюзье, создателя архитектуры
интернационального стиля. В 1989 архитектор открывает филиал
своей мастерской в Париже.

Секрет успеха Сантьяго Калатравы — в универсализме.
Будучи инженером и архитектором в одном лице, он способен
разрабатывать кажущиеся фантастическими конструкции, а
пластические штудии доводят формы до совершенства.
Ранний период творчества Калатравы был посвящён, в основном,
вокзалам и мостам.
Первым его проектом был ангар завода фирмы Jakem в Швейцарии.
За последующие тридцать лет талантливый архитектор не один раз
удивил мир своими фантастическими проектами.
Здесь самые известные из них.

Самым знаменитым творением его раннего творчества является
мост Аламильо в Севилье.

Поворотным моментом в карьере Сантьяго стала его телеком-
муникационная башня Монжуик в Барселоне, призванная быть
сердцем Летней Олимпиады 1992 года.
Увидев, что испанский архитектор “вытворяет” с обычной теле-
башней, многие страны захотели увидеть и у себя творения этого
безусловно талантливого человека с абсолютно новым взглядом
на привычные конструкции.

В 1997 году ещё в одном испанском городе — Бильбао — был
закончен новый пешеходный Белый мост Субисури,или, как его
ещё называют,Кампо Волантин, возведённый по проекту уже
снискавшего всемирную известность архитектора.

В 1998 году в районе Пуэрто-Мадеро аргентинского Буэнос-Айреса
появился удивительный пешеходный Мост Женщины, являющийся,
по сути, первой и пока единственной работой испанского архитектора
в Южной Америке.

В 2001 году в Музее Искусств Милуоки появился удивительный
Павильон Квадраччи, ставший первым творением Сантьяго
Калатравы в США.

В 2003 году через реку Лиффи в Дублине был перекинут небольшой,
но от этого не менее зрелищный мост Джеймса Джойса.
Ирландцам настолько понравилось творчество Калатравы, что было
принято решение заказать ему ещё один мост.

Таким образом, в 2009 году чуть ниже по течению реки Лиффи появился
мост Сэмюэла Беккета, совершенно иной по конструкции и предназ-
начению.

А также в 2003 году было окончено строительство Концертного
Зала Тенерифе, над которым Сантьяго Калатрава работал 6 лет.

В 2004 году Сантьяго отличился в Калифорнии (США), построив в
Черепашьей Бухте мост, являющийся, по совместительству,
самыми большими в мире солнечными часами!
Он так его и назвал -Sundial Bridge.Белая стрела моста Сандиал
протянулась через реку Сакраменто. Те, кто знаком с творчеством
Клатравы, наверняка узнали архитектора с первой же фотографии.
Об этом мосте немного подробнее.

Мост «Солнечные Часы» разработан исключительно для пешеход-
ного и велосипедного движения в южную часть Черепашьей Бухты,
где находится целый парковый комплекс с дендрариумом, садами
и музеями.

Единственная опора моста Сандиал направлена точно на север, а
сам мост признан самыми большими солнечными часами в мире
(хотя солнечные часы Тайбея больше — отбрасываемая гномоном
калифорнийского моста на прилежащую парковую территорию тень
гораздо длиннее).Острие тени перемещается примерно на треть
метра каждую минуту, так что её движение можно увидеть даже
невооружённым глазом.Окончательная стоимость проекта составила
$23,5 миллионa.

Мост Солнечные Часы сооружён по тому же принципу, что и другие
проекты Калатравы — Мост Аламильо в испанской Севилье и Мост
Женщины в Буэнос-Айресе — единственная опора моста под 42-
градусным наклоном поддерживает 213-градусный мост посредством
натянутых тросов.
Пол моста сделан из прозрачного стекла, привезённого из Квебека,
которое ночью подсвечивается и принимает аквамариновый оттенок.
В пасмурную погоду, когда солнца нет и часы «не работают», опора
моста может даже сливаться с небом, благодаря традиционной у
Калатравы белой окраске.

В 2005 году Калатрава закончил строительство своего первого
небоскрёба -Turning Torso в шведском портовом городке Мальмё —
вызвавшего у общественности восторг своей «кручёной» формой.

В основу проекта шведского небоскреба легла именно скульптура.

В 2008 году вход в Иерусалим украсил новый мост Калатравы, сразу
же прозванный за свою форму Арфой Давида и незамедлительно
ставший одним из символов этого древнего города.

В 2009 году Сантьяго Калатрава представил свою кинетическую
композицию в Израильском Технологическом институте.

Самой значимой работой архитектора, смешивающего биотек,
авангард и экспрессионизм, считается «Город искусств и наук»
в Валенсии — архитектурный комплекс из пяти сооружений на
осушенном дне реки Турия.

В него входят опера, планетарий, галерея, научный музей, в котором
школьники обязаны трогать руками все экспонаты, и океанографический
парк на открытом воздухе.

Последним законченным творением испанского архитектора стало
новое здание вокзала Льеж-Гийемен в Бельгии, поразившее лёгкостью
своих форм даже самых заядлых критиков современности.

В настоящее время Калатрава проектирует будущий вокзал — Центр
Транспортировки Всемирного Торгового Центра — в восстановленном
Всемирном Торговом Центре в Нью-Йорке.

А также сейчас, в связи с кризисом, приостановлено строитель-
ство объекта, который должен был стать жемчужиной творчества
испанца — небоскрёба Чикаго Спэйр (Chicago Spire) Сверло, став-
шего бы самым удивительным и красивым зданием «города небо-
скрёбов».

А вот как башня выглядела бы снизу…

Кроме вышеперечисленных проектов, Сантьяго Калатрава
построил офисный комплекс Brookfield Place в канадском Торонто;

возвёл павильон Кувейта на Всемирной Выставке в Севилье 1992
года; занимался разработкой вокзала и ремоделированием универ-
ситетской библиотеки в швейцарском Цюрихе;

отреставрировал в 1992-1995 годах центральный пролёт берлинского
моста Обербаумбрюкке; спроектировал одну из станций Лиссабонского
метрополитена в 1998 году; открыл XXI век строительством нового
терминала аэропорта Бильбао в Испании;

перестроил в 2004 году Олимпийский Спорткомплекс в Афинах
для проведения Олимпиады.
Каждое его творение отличалось чем-то от предыдущих, в каждом
была своя изюминка, и это далеко не полный список его гениальных
проектов.

По словам художника, источником вдохновения для него служат
только человек и природа. Поэтому все его инженерные сооружения
воплощают собой идею антиконструктивизма — по пропорциям соот-
ветствуют человеческому телу и не пытаются своими размерами и
масштабностью подавить личность, вызывая, напротив, чувство
гармонии и единения с природой.
В прошлом году в Эрмитаже Сант Петeрбургa прошла
Выставка Сантьяго Калатравы «В поисках движения».
На экспозиции было представлено около 150 архитектурных
макетов и проектов, некоторые из которых оживали
после нажатия кнопки, а также скульптура и рисунки.

Когда на открытии выставки архитектора спросили: не будет ли
он работать над одним из своих новых фантастических проектов
в Сант Петербурге, Калатрава сказал, что побоялся бы вторгаться
собственной архитектурой в сбалансированное веками простран-
ство Петербурга. Единственное, что он может, это с удовольст-
вием оставить после закрытия выставки несколько экспонатов в
дар Эрмитажу.

В ноябре 2015 года испанский архитектор Сантьяго Калатрава получил Европейскую награду в области архитектуры European Prize. Премию вручают дизайнерам-новаторам за вклад в архитектурное наследие и историю Европы. Среди победителей предыдущих лет — создатели официального сайта Дании BIG, норвежская студия TYIN Tegnestue, Марко Касагранде, основатель экспериментальной исследовательской дизайн-студии Casagrande Laboratory. Калатрава, пожалуй, одно и самых известных имен среди обладателей награды. Ниже — 8 причин, почему работы Калатрава выделяют его среди других профессионалов.

«Струнный мост», Иерусалим, Израиль. Фото: Palladium Photodesign

1. Он легко сочетает архитектуру, искусство и инженерию

Способность Калатрава оборачивать транспортную инфраструктуру в значимый для города объект, пожалуй, одна из его сильных сторон. Его парящий «Струнный мост» в Иерусалиме — яркий тому пример. Мост стал современной эмблемой города и одновременно прекрасным решением проблемы загруженного трафика.


Корпус Политехнического университета Флориды, США. Фото: Alan Karchmer

2. Он подстраивает дизайн под климатические условия

Архитектура Калатрава всегда вписывается в контекст окружающей среды. Это ярко иллюстрирует Здание разработок, науки и технологии в Политехническом университете Флориды. Субтропический климат центральной Флориды обусловил «крылатую» форму здания. Именно перегородки создают тень внутри самого строения. Большая белая пергола пропускает дневной свет и при этом защищает от палящего солнца.


«Мост мира», Калагри, Канада. Фото: Alan Karchmer

3. Он не боится отклониться от собственного стиля

Многие любители и профессионалы архитектуры без труда распознают работы Калатрава благодаря его любви к использованию блестящей белой стали, бетона и извивающихся скелетовидных форм. Пешеходный мост в Канаде доказал, что испанец готов и с удовольствием отклоняется от своих предпочтений в архитектуре. Для моста архитектор выбрал яркий малиновый цвет, который контрастирует с зелено-голубыми пейзажами вокруг.


Железнодорожная станция Liège-Guillemins, Льеж, Бельгия

4. Ему удается сочетать форму и функциональность на высочайшем уровне

Калатрава доказал, что, несмотря на замысловатые архитектурные формы, не должна страдать функциональность. Гигантские белые арки образуют свободный вход без колонн и преград. В результате получается театральный и при этом очень практичный вход и выход со станции.


Станция вокзала Saint-Exupéry, Лион, Франция. Фото: Paolo Rosselli

5. Он понимает силу эффектного силуэта

Создание транспортного узла — будь то остановка поезда или терминал аэропорта — задача очень сложная. Нужно сделать по-хорошему запоминающееся место, которое бы вызывало эмоции у всех людей, прибывающих из других городов. Калатрава понимает это как никто другой и каждый раз впечатляет вновь прибывших внешним видом станции Saint-Exupéry возле аэропорта Лиона. Парящая черная крыша напоминает птичий клюв. Станция стала достопримечательностью города с момента её открытия в 1994 году.


Небоскреб Turning Torso, Мальмё, Швеция. Фото: Werner Huthmacher

6. Ему по силу любой архитектурный тип

Калатрава хорошо известен как архитектор общественных зданий. Но он хорошо показал себя как создатель коммерческих и жилых проектов, которые достойны награды. За счет своей необычной формы небоскреб в Мальмё стал первым «скрученным» зданием, которое появилось более 10 лет назад. Оно было удостоено награды Совета по высотным зданиям и городской среде.


Торговый центр на станции PATH, Нью-Йорк. Фото: James Ewing

7. Ему удается вписать здание в сложный пейзаж

Иногда Калатрава строит здание на месте «чистого листа», где нет ничего — например, как в случае с творческим пространством в Валенсии. А иногда сам пейзаж делает архитектору вызов. Так получилось с торговым центом в Нью-Йорке, с одной стороны которого — парковая зона, с другой — небоскребы и транспортные узлы.


Мост через Гранд-Канал, Венеция, Италия. Фото: Palladium Photodesign

8. Он смело сочетает старое и новое

Многие мосты, которые создал архитектор, стали знаковыми для архитектуры городов, в которых они находятся. Но многие из этих городов молодые и современные. Калатрава очень хорошо удается вписать современные объекты в старинную архитектуру. В случае с мостом в Венеции архитектор ушел от своего «театрального» стиля и сделал прозрачный и легкий по конструкции объект.

Сантьяго Калатрава, без сомнения, является одним из самых гениальных архитекторов современности — он заслужил всемирное признание благодаря своим удивительным, смелым и, в то же время, тщательно продуманным работам в стиле “био-тек”. Предлагаю ознакомиться с основными его творениями=)

28 июля 1951 года в крошечном испанском городке Бенимамете, который сегодня является частью Валенсии на свет появился мальчик, которому суждено было вписать своё имя в историю современного искусства. Закончив местные Школу архитектуры и Школу искусств, и получив диплом инженера в Швейцарской высшей технической школе Цюриха, в 1981 году открыл в Цюрихе свою мастерскую, в которой работал в качестве архитектора и инженера. Вдохновение для своего творчества испанец черпал из работ знаменитого французского архитектора Ле Корбюзье, создателя архитектуры интернационального стиля. В 1989 архитектор открывает филиал своей мастерской в Париже


Ранний период творчества Калатравы был посвящён, в основном, вокзалам и мостам. Самым знаменитым творением его раннего творчества является бесподобный мост Аламильо в Севилье


Поворотным моментом в карьере Сантьяго стала его телекоммуникационная башня Монжуик в Барселоне, призванная быть сердцем Летней Олимпиады 1992 года

Увидев, что этот испанский архитектор “вытворяет” с обычной телебашней, многие страны захотели увидеть и у себя творения этого безусловно талантливого человека с абсолютно новым взглядом на привычные конструкции


В итоге Калатраве поручили строительство огромного научно-развлекательного комплекса в Валенсии -Города Искусств и Наук , первое здание которого было готово уже в 1996 году


В 1997 году ещё в одном испанском городе — Бильбао — был закончен новый пешеходный “белый мост” или, как его ещё называют, Кампо Волантин, возведённый по проекту уже снискавшего всемирную известность архитектора


В 1998 году в районе Пуэрто-Мадеро аргентинского Буэнос-Айреса появился удивительный пешеходный , являющийся, по сути, первой и пока единственной работой испанского архитектора в Южной Америке



Ирландцам настолько понравилось творчество Калатравы, что было принято решение заказать ему ещё один мост) Таким образом, в 2009 году чуть ниже по течению появился мост Сэмюэла Беккета , совершенно иной по конструкции и предназначению)


А также в 2003 году было окончено строительство Концертного Зала Тенерифе , над которым Сантьяго Калатрава работал 6 лет


В 2004 году Сантьяго отличился в Калифорнии, построив в Черепашьей Бухте мост, являющийся, по совместительству, самыми большими в мире солнечными часами! Он так его и назвал — Sundial Bridge


В 2005 году испанец окончил строительство своего первого небоскрёба — в шведском портовом городке Мальмё — вызвавшего у общественности восторг своей “кручёной” формой


В 2008 году вход в Иерусалим украсил новый мост Калатравы, сразу же прозванный за свою форму “Арфой Давида” и незамедлительно ставший одним из символов этого древнего города


В 2009 году Сантьяго Калатрава представил свою кинетическую композицию в Израильском Технологическом институте

Последним законченным творением испанского архитектора стало новое здание вокзала Льеж-Гийемен в Бельгии, поразившее лёгкостью своих форм даже самых заядлых критиков современности


В настоящее время Калатрава проектирует будущий вокзал — Центр Транспортировки Всемирного Торгового Тентра — в восстановленном Всемирном Торговом Центре в Нью-Йорке. А также сейчас, в связи с кризисом, полностью остановлено строительство объекта, который должен был стать жемчужиной творчества испанца — небоскрёба Чикаго Спейр, ставшего бы самым удивительным и красивым зданием “города небоскрёбов”

А вот как башня выглядела бы снизу…


Кроме вышеперечисленных проектов, Сантьяго Калатрава построил офисный комплекс Brookfield Place в канадском Торонто; возвёл павильон Кувейта на Всемирной Выставке в Севилье 1992 года; занимался разработкой вокзала и ремоделированием университетской библиотеки в швейцарском Цюрихе; отреставрировал в 1992-1995 годах центральный пролёт берлинского моста Обербаумбрюкке; спроектировал одну из станций Лиссабонского метрополитена в 1998 году; открыл XXI век строительством нового терминала аэропорта Бильбао в Испании; перестроил в 2004 году Олимпийский Спорткомплекс в Афинах для проведения Олимпиады.. Каждое его творение отличалось чем-то от предыдущих, в каждом была своя изюминка, и это далеко не полный список его гениальных проектов=)

Вдохновение, изучение ландшафта, технические решения, сталь и бетон — основные составляющие великолепных и функциональных сооружений, созданных легендарным архитектором, чьи строения невозможно забыть, если один раз увидеть. Это Сантьяго Калатрава. Его работы реализованы в Испании, Швейцарии, Америке, Канаде. Творения этого человека особенные, узнаваемые во всем мире и скандальные. Калатрава возрождает любое место, делая его красивее и функциональнее. заполучил признание благодаря футуристическому стилю, техническим инновациям и эстетике в разрабатываемых и реализуемых строениях.

Сантьяго Калатрава: биография

Недалеко от Валенсии 28 июля 1951 года родился будущий строитель мостов, вокзалов, театров и прочих конструкций, поражающих своим необычным видом. Профессия отца Сантьяго хоть и была ориентирована на коммерческую деятельность, но он любил искусство и хотел привить художественно-творческое восприятие мира своему сыну. Так, в раннем возрасте мальчик побывал в музее Прадо и начал проявлять интерес к рисованию и скульптуре. В восемь лет Сантьяго Калатрава достопримечательности уже изображал на ватмане в художественной школе в Валенсии.

Неспокойные годы в Испании определили дальнейшее получение образования за пределами родного государства. В 13 лет родители добились поездки сына в Париж по программе студенческого обмена, где он проникся величием архитектуры этого прекрасного города. Следующим этапом в получении профессии стало обучение в Политехническом университете Валенсии, который Сантьяго Калатрава окончил в 1973 году. Через два года парень уехал в Швейцарию, где продолжил изучать любимое дело в области строительства, но в качестве инженера. Четыре года Сантьяго учился в Технологическом университете Цюриха. К 1981 году стал доктором и основателем студии архитектуры и строительства в Швейцарии.

Первые работы и признание

Одним из первых проектов, который принес международное признание Сантьяго, был железнодорожный вокзал (Штадельхофен) в Цюрихе. Хотя проблески архитектурного воображения появились у Сантьяго еще в аспирантуре. Со своими научными коллегами он спроектировал и построил бассейн. Но это было не совсем простое его реализация позволяла наблюдать прохожим за пловцами снизу.

Проекты Сантьяго Калатравы в 1986 году дополнил новый разработанный план реализации железобетонного моста автомобильного назначения в родной Валенсии. И через год молодой специалист за эту работу получил премию Международного союза архитекторов.

В 1989 году Калатрава со своими работами вышел на завоевание французского строительного рынка. Одновременно он открыл в Париже свою студию и сконструировал железнодорожный вокзал Лиона. Сантьяго Калатрава в 1991 году открыл в Валенсии офис архитектуры и строительства.

Олимпийские игры

Страны, в которых проходят международные спортивные соревнования, как правило, всегда стараются по достоинству встретить гостей, удивить приезжих архитектурными строениями и организацией праздника. Поэтому во все годы лучшие специалисты привлекались для подготовки Олимпийских игр. В 1992 году летние спортивные состязания проходили в Барселоне, и для их трансляции требовалась телекоммуникационная башня. Конечно же, архитектор Сантьяго Калатрава был выбран правительством как специалист для строительства объекта в знаковом месте страны.

На за три года была возведена 136-метровая башня. Идеей Калатравы было создание конструкции в виде атлета с факелом в руке. На этом ее необычайность не заканчивалась. Шпиль является своеобразной стрелкой часов, которая падает тенью на основание телебашни, тем самым показывает время.

Летняя олимпиада 1992 года — не единственное спортивное мероприятие, где оставил отпечаток своего творчества испанский творец. В 2004 году Сантьяго Калатрава был приглашен для реконструкции Афинского спортивного комплекса.

Движение — основа работ архитектора

В реализованных проектах архитектора прослеживается его тяготение к усовершенствованию транспортной системы и перемещению людей. Но среди работ мастера нельзя не отметить жилой небоскреб в Мальме. Клаузуры Сантьяго Калатравы, ставшие основой для создания необычайного дома, состояли из идеи движения. В одной из лекций, проведенной в московском институте, Сантьяго сказал: «Архитектура существует для людей, а человеческие тела влияют на архитектуру в плане пропорций, ритма и размеров».

Здание состоит из девяти сегментов-пятиугольников, в каждом из которых размещается по пять этажей. Каждый сегмент скручен по отношению к предыдущему, и последний свит на 90 градусов относительно первого. Строилось здание четыре года. В 2005 году 190-метровая башня была официально открыта. По сей день она является одной из главных достопримечательностей Швеции и вторым по высоте зданием Европы.

Начало 21-го века: выход на новый континент

В 2001 году в штате Висконсин, возле существующего комплекса музея искусств, возвысился третий павильон Квадраччи. Сводчатые потолки, солнцезащитный подвижный козырек, напоминающий размах крыльев птицы, — основные конструктивные решения здания, созданные таким гением, как Сантьяго Калатрава. Фото динамичной конструкции поражает своей эстетикой и привлекает толпы туристов к озеру Мичиган. Стеклянный вестибюль павильона имеет форму параболы. Все здания музея Калатрава соединил в единый комплекс сложной сетью пешеходных мостов.

Еще одна достопримечательность, только уже в Южной Америке, была реализована в 2001 году по идее испанского зодчего. Ею стал Мост Женщины. Инженерное изобретение заключалось в подвижности центральной части моста для прохода крупногабаритных судов. По словам творца, вдохновила его на постройку этого сооружения местная музыка. И архитектор воплотил услышанные ритмы в создание моста в Буэнос-Айресе.

«Город искусств и наук»

Инженерные изобретения Сантьяго Калатравы не могли обойти стороной родную страну. Неподалеку от Валенсии, на территории площадью 350 000 м 2 , расположился уникальный комплекс, посвященный культурному и научному развитию. Первыми элементами «города» стали: планетарий, кинотеатр и театр лазерных постановок. В 2000 году открылся музей науки, а также благоустроенный парк. Спустя некоторое время состоялось открытие самого большого в Европе океанариума в форме кувшинки. Работа принадлежала Феликсу Канделе, архитектору, параллельно участвующему с Калатравой в возведении достопримечательности в Валенсии. Последним зданием «города» стал оперный театр. Архитектурный комплекс предназначен для ознакомления человека с различными аспектами искусства, природы, науки и техники.

Ночью, когда свет исходит изнутри зданий, а вокруг темно, все эти творения напоминают скелеты животных.

Критика

Проекты Сантьяго не только узнаваемые, но и дорогостоящие. Причем окончательная цена работ превышает первоначальную смету, да и по срокам реализации встречаются споры. В последние годы постройки Калатравы являются центром скандала.

«Город искусств и наук» обошелся в 900 млн евро, что в три раза превысило первоначальный бюджет. В зданиях комплекса при сдаче его в эксплуатацию отсутствовали запасные выходы и пожарные лестницы, хотя позже ошибки были устранены Сантьяго, но за счет государственных средств.

Инженер Сантьяго Калатрава, создавая терминал аэропорта в Бильбао, не учел пропускную способность сооружения. Поэтому пассажиры, прошедшие таможенный контроль, вынуждены были ожидать получение багажа на улице. В 2000 году аэропорт также подвергался устранению просчетов.

Мост Субисури, вымощенный из стеклянных плит, в дождливую погоду оказался травмоопасным местом. Мост Конституции в Венеции также подвергся критике. Причинами стали не только сроки и превышающая в три раза стоимость проекта, но и функциональность. В нем отсутствуют пандусы, он слишком крутой, что делает передвижение пожилых людей затруднительным.

Железнодорожная станция в Нью-Йорке

Строительство подземной станции скоростной железной дороги в Нью-Йорке на месте башен-близнецов также осуществляется по проектам Калатравы. Дизайн сооружения над нулевой отметкой напоминает птицу, высвободившуюся из рук ребенка. Внутри находятся метрополитены, станции, стены которых выполнены из мрамора. Завершение работ планируется к 2016 году с затратами в 4 млрд, хотя первоначально на строительство было рассчитано выделить 1,9 млрд долларов.

Заключение

В ответ на критику можно в защиту архитектора сказать, что нынешние его клиенты — это повторные покупатели. «Задача моих построек — это делать уникальными города и обогащать человеческий опыт», — сказал Сантьяго Калатрава. Достопримечательности — это его призвание. Казалось бы, чем может удивить разработка и реализация жизненно необходимых объектов архитектуры, таких как мосты, станции? Работы, созданные испанским творцом, становятся зданиями, памятниками архитектуры, сооружениями, заслуживающими внимания.

Cантьяго Калатрава в Государственном Эрмитаже Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

Cантьяго Калатрава в Государственном Эрмитаже

А.В.Анисимов

С 27 июня по 30 сентября 2012 года в Санкт-Петербурге в главных залах Невской анфилады Зимнего дворца — Николаевском и Аванзале — прямо у парадного входа с Иорданской лестницы была развернута большая выставка крупнейшего современного архитектора Сантьяго Калатравы под названием «В поисках движения». «Когда у меня есть возможность, я заставляю конструкцию двигаться» — именно эта фундаментальная идея автора отражена в названии [4. С.22]. И действительно, архитектура Калатравы вся в движении, как, например, крылья музея в Милуоки, и если застывает, то в динамическом повороте, как небоскреб в Мальмё, повторяя движение человеческого торса.

Знаменательно, что первая профессиональная выставка современной архитектуры в стенах Эрмитажа сразу вызвала большой интерес и у широкой публики, потому что композиции Калатравы легко воспринимаются как специалистами, так и неподготовленными зрителями. Они эффектны, но демократичны, не нуждаются в псевдонаучных пояснениях, как, например, композиции Р.Колхаса. На выставке все

удивляло и завораживало: фантастическая архитектура c высокохудожественной обработкой одухотворенных конструкций, доведенных до совершенства музыкального звучания, движущиеся модели фрагментов, оригинальные рисунки, скульптуры и инсталляции.

Выставка была организована Государственным Эрмитажем совместно со Студией Сантьяго Калатравы при поддержке Министерства культуры Российской Федерации и Посольства Испании в Москве и представлена в рамках проекта «Эрмитаж 20/21» — широкомасштабной программы по расширению коллекции искусства XX и XXI веков и демонстрации в Эрмитаже работ современных художников. Выставка сопровождалась показом видеофильма о творчестве мастера [1].

Экспозиция, насчитывающая около 150 архитектурных макетов, моделей, проектов и рисунков, создавала достаточно полное представление о творчестве архитектора: это поисковые работы, композиционные упражнения, обоснованные изобретательными конструкциями, дизайнерские работы, скульптура, сценография, подвижные подсвеченные модели построенных зданий и фрагменты композиционно-конструкторских изобретений.

По случаю выставки Калатрава выразил свое отношение к Эрмитажу, городу Санкт-Петербургу и вообще стране: «Я абсолютно очарован Россией и отношусь к ней с пиететом… Но чем же Петербург стал для меня? Думаю, этот город — дар всему миру. Санкт-Петербург существует вне времени, являясь всеобщим наследием. Настоящее сокровище. И Эрмитаж — сердце этого бриллианта. Великий город всегда будет благоденствовать, если обладает великим собранием произведений искусства. Месяцы моей выставки в музее станут для меня подтверждением того, что усилия и тяжкий труд ненапрасны» [3. С. 9-11].

На торжественном открытии выставки генеральный директор Государственного Эрмитажа М.Б.Пиотровский отметил, что в Санкт-Петербурге, городе мостов, трудно представить лучшее начало циклу архитектурных выставок проекта «Эрмитаж 20/21»: «Я хотел бы воспринимать Сантьяго Калатраву и эту выставку в Государственном Эрмитаже как мост между архитектурой Петербурга XIX столетия и XXI». В ответ Калатрава сказал, что побоялся бы вторгаться собственной архитектурой в сбалансированное веками пространство Петербурга. Единственное, что он может себе позволить, это оставить после закрытия выставки несколько экспонатов Эрмитажу.

Выставка последовала за юбилейным годом мастера — в 2011-м ему исполнилось 60 лет. На открытие архитектор

приехал с женой и дочерью. Он лично провел небольшую экскурсию по выставке для журналистов, а на следующий день прочитал в Эрмитажном театре лекцию.

Сантьяго Калатрава родился 28 июля 1951 года в Валенсии. С восьми лет учился в художественной школе. В 1968 году уехал в Париж, чтобы поступить в Школу изящных искусств, но политические беспорядки нарушили его планы, и он вернулся. В 1974 году Сантьяго окончил архитектурный факультет Политехнического университета в своем родном городе. Был увлечен историей архитектуры и математическими закономерностями в памятниках прошлого. В 1979 году защитил второй диплом гражданского инженера в знаменитой Швейцарской высшей технической школе, где позже получил степень доктора технических наук. В 1981 году основал частную архитектурную практику в Цюрихе. Спустя несколько лет после выполнения ряда небольших заказов выиграл первый крупный архитектурный конкурс на реконструкцию цюрихского вокзала Штадельхофен (осуществлена в 1983-1990 годах). С тех пор довольно быстро работы Калатравы стали очень популярны в Европе и Америке. За прошедшие почти 30 лет архитектор реализовал более 50 своих проектов: свыше 30 мостов, более десяти вокзалов, нескольких театральных и концертных залов, около десяти музейных и выставочных зданий, спортсооружений и двух знаменитых небоскребов. В 1989 году он открыл частную архитектурную и инженерную практику в Париже. В 1991-м по случаю начала работ над большим комплексом «Город науки и искусства» появилось архитектурное бюро в Валенсии. В 2004 году офис архитектора открылся в Нью-Йорке.

Сейчас архитектор живет и работает между спокойным Цюрихом и многомиллионным бурным Нью-Йорком. И если Цюрих для Калатравы — уютное пристанище, то Нью-Йорк он

называет «городом нашего времени»: «Я люблю его энергию и достаток. Это город динамичный, полный сил, и он во мне не нуждается. А мне Нью-Йорк необходим, для меня он стал учителем. Это лирический город» [4].

Работы Калатравы разбросаны по всему миру и невероятно популярны у жителей разных стран и городов. Мне трижды посчастливилось увидеть его произведения. Это были мосты в Барселоне, Севилье и Венеции. Именно эти мосты — очень яркие по своему композиционному и конструктивному решению и градостроительным условиям — демонстрируют разные направления работы архитектора в этом жанре.

Мост Филиппа II (Бач-де-Рода) в Барселоне — наиболее ранняя работа архитектора. Ему не было тогда и 40 лет, и в нашей стране о нем мало знали. Его имя открыли для меня в совместной поездке в Барселону голландские архитекторы в 1989 году. Мы вместе прошлись по замечательному мосту, который почему-то не был представлен на выставке. Рабочее полотно этого моста подтянуто парными тросами к гигантским наклонным аркам, опирающимся друг на друга.

По мосту Аламильо через реку Гвадалквивир в Севилье мне неожиданно удалось проехать на машине, когда я отдыхал в тех краях, но разглядеть — только с параллельного моста и соседней набережной. Единственный «падающий» бетонный 142-метровый пилон уравновешивал тринадцатью парами стальных тросов 200-метровый пролет самого моста. Мосты Калатравы — это вантовые подвесные мосты на изящных струнах-растяжках с фантастическими белыми опорами. Они похожи на музыкальные инструменты огромного размера. Мост в Дублине похож на арфу в гербе Ирландии, а мост при въезде в Иерусалим — на арфу царя Давида.

В 2008 году во время Венецианской биеннале мне довелось увидеть совершенно другой мост Калатравы в виде

Барселона. Мост Филиппа II. 1984-1987 Севилья. Мост Аламильо. 1987-1992

4 2012 55

Венеция. Мост Конституции через Большой канал. Вид снизу. 1996-2008

56 4 2012

!!> «

пологой арки, скромно перекинутой через Большой канал возле площади Рима к берегу с железнодорожным вокзалом. Здесь уже не было ни вант, ни растяжек, ни эффектных огромных наклонных опор, но было стекло в уровне пешеходного замощения и ограждений. Четвертый в Венеции мост через Большой канал тактично вписался в венецианскую панораму, не нарушив строй опоэтизированного города. Только пластика нижних опор и скелет арки, если заглянуть снизу, выдает почерк знаменитого мастера. Общая длина моста — 94 м, высота в центре над водой — 9 м.

В 2009 году после десятилетней работы закончен мост Сэмюэля Беккета в Дублине (Ирландия). Для пропуска судов по реке был придуман специальный механизм, который может разворачивать весь пролет моста с его конструкцией на 90 градусов вдоль реки. Весьма просто и талантливо. На выставке был представлен действующий макет в масштабе 1:100.

Мост Конституции в Венеции. Общий вид

В Калгари (Канада) открылся новый мост Мира длиной 126 м. Он обеспечивает пешеходную и велосипедную связь городского парка с центром города. На мосту выделены три полосы движения: велосипедисты могут маневрировать по

Три стадии поворота моста Сэмюэля Бэккета. Дублин. Ирландия. 1998-2009

4 2012 57

центру, в то время как пешеходы — безопасно передвигаться по приподнятым боковым дорожкам. Ажурная конструкция состоит из переплетающихся стальных спиралей. Ее верхние проемы закрыты пластинами из закаленного стекла, чтобы защитить пешеходов от снега и дождя. Ярко-красный цвет моста напоминает об осеннем убранстве канадских лесов и парков. Освещение, встроенное в каркас и перила, обеспечивает мягкую подсветку вымостки, что в первую очередь необходимо пешеходам.

Еще один мост Калатравы совсем недавно официально открылся в пригороде Далласа. Мост Маргарет Хант Хилл через реку Тринити назван в честь общественного деятеля, старшей дочери техасского нефтяного магната Гарольда Лафайета Ханта. Это первый автомобильный мост Калатравы в Соединенных Штатах и первый из серии девелоперских проектов в рамках плана по развитию пригородов Далласа с бюджетом в 2,2 млрд. долларов.

Калатрава построил более тридцати мостов, а спроектировал более сорока.

Особая тема творчества Калатравы — здания железнодорожных вокзалов, станций, аэропортов. Это 12 осуществленных проектов в Лионе, Льеже, Лиссабоне, Нью-Йорке и других городах. Железнодорожный вокзал в аэропорту

Лиона стал одним из самых известных проектов Калатравы (1989-1994): «Здесь впервые перед зрителями предстал конструктивный парафраз птичьего скелета — инженерное ноу-хау, визитная карточка архитектора. Крыша главного вестибюля составлена из двух «крыльев»; общая масса конструкции площадью 120х100 м достигает 1300 т, максимальная высота свода — 40 м» [1. С. 48].

Вокзал Ориенте в Лиссабоне — один из самых крупных в мире транспортных узлов. Он объединяет линии высокоскоростных поездов, автобусную станцию, линию метрополитена, парковку и торговые площади, пропускает в год 75 млн. пассажиров. Навесы над платформами — кружевная сеть тонких застекленных конструкций, состоящая из 60 металлических «деревьев». Мощные пологие арки 25-метровой высоты держат над зданием вокзала железнодорожное полотно, устроенное раньше.

Новый вокзал скоростной железной дороги в Льеже поражает величиной сводов решетчатых конструкций, органично «растекающихся» в виде пяти навесов над перронами длиной 160 м. Общая площадь остекления перекрытий здесь составляет 33 000 кв.м. Каркас состоит из 39 арок, поставленных вдоль железнодорожных путей. Конструкция собиралась по ночам без остановки работы станции.

Железнодорожная станция аэропорта Сент-Экзюпери. Лион. Франция. 1989-1994

58 4 2012

Вокзал Льеж-Гийемен. Льеж. Бельгия. 1996-2009

Вокзал Ориенте. Лиссабон. Португалия. 1993-1998

4 2012 59

В Нью-Йорке на месте разрушенного Всемирного торгового центра с 2003 года идет работа над сооружением гигантского терминала транспортного узла по проекту Кала-травы. Он объединит метро, скоростную магистраль, а также железную дорогу, которая в будущем соединит аэропорт Джона Кеннеди с Нижним Манхэттеном. Главный павильон длиной 106 м и максимальной шириной около 36 м поражает своей могучей формой в виде взлетающей птицы. Строительство планируется завершить к 2015 году.

Самая известная постройка Калатравы «Город науки и искусства» в Валенсии (1991-2000) на выставке была представлена макетами, набросками и фотографиями. В русле отведенной реки мастерски скомпановано несколько ошеломляющих своей скульптурной формой построек: планетарий-кинотеатр, Дворец искусств, Музей науки, галерея-променад, комплекс океанариума и, конечно, новый мост. Макет разреза Дворца искусств королевы Софии позволил наконец понять, как удалось под этим экстравагантным покрытием разместить четыре зала: оперный театр (1), большой концертный зал (2), камерный зал (3) и зал-студию (4) со всем комплексом зрительских, репетиционных, вспомогательных и

Транспортный узел на месте разрушенных 11 сентября 2001 года небоскребов Ямасаки. Нью-Йорк. США

технических помещений. До этого мы довольствовались лишь внешними видами этого волнующего здания. Фотография необычного по форме планетария — «открывающегося глаза» — уже публиковалась, в частности в нашем журнале (Academia. 2012. №2). Музей науки принца Фелипе (длина 241

Макет-разрез Дворца искусств королевы Софии. Валенсия. 1996-2005

Музей науки принца Фелипе. Фрагмент внешней конструкции фасада. Валенсия

4 2012 61

и ширина 104 м) поражет конструктивной мощью и логикой формы. Он перекрыт криволинейными конструкциями, вызывающими ощущение необычайной мощи. И все это архитектурное богатство расположено над водой, отражение в которой удваивает удовольствие от его созерцания.

Совершенно иная композиция у музейного павильона Квадраччи в Милуоки (США, штат Висконсин). Это фантастическая птица с гигантскими крыльями. В дополнение к старому зданию Художественного музея Милуоки, которое в 1957 году спроектировал Ээро Сааринен, Калатрава построил

Художественный музей в Милуоки. Павильон Квадраччи. США. 1994-2001

выставочный павильон входной зоны, получивший свое имя в честь меценатов Бетти и Гарри Квадраччи, пожертвовавших музею 10 млн. долларов. В нем разместились вестибюль-атриум, образовательный центр, галерея площадью 1500 м, магазины и ресторан. Представленные в Эрмитаже действующий макет и фотографии наглядно демонстрировали главную достопримечательность сооружения — движущиеся крылья. Они защищают от солнца остекленные поверх-

ности в ясную погоду, поднимаясь над сооружением, и укрывают павильон в ненастную погоду и в темное время суток, прижимаясь к ограждающим его поверхностям. «Каждое крыло павильона состоит из 136 ребер длиной от 8 до 32 м. Общая масса конструкции составляет 115 т. Если скорость ветра превышает 64 км/ч, автоматическая система складывает эти завораживающие жалюзи, и это поистине гипнотизирующее зрелище, рождающее ассоциации с при-

«Нью-Йорк-Сити балет» пригласил Сантьяго Калатраву для оформления пяти новых постановок весеннего сезона 2010 года. Это был юбилейный сезон, посвященный 50-летию Линкольн-центра, что послужило поводом для проведения его большой реконструкции. На выставке в Эрмитаже были представлены некоторые конструктивные декорации Калатравы — они явно перекликаются с его архитектурными работами

землением невиданного космического корабля» [1. С.94]. Такая конструкция сродни романтическим формам Сааринена и является логичным их развитием.

Движущаяся модель в масштабе 1:50 еще одного выставочного здания похожа на смыкающиеся длинные пальцы человеческих рук с когтями хищника. Это павильон Кувейта на «Экспо-1992» в Севилье (Испания). Трансформируемая структура может раскрывать и накрывать павильон сверху, образуя различной формы покрытия. Семнадцать деревянных ребер длиной 25 м каждое приводятся в движение специальной поршневой системой. Каждое перо подключено к своему механизму, который устанавливает его в одну из 15 запрограммированных позиций. В результате возникают формы, напоминающие то палатку бедуина, то традиционную лодку-дхоу страны, где жили мореплаватели и торговцы, не ведавшие, что на их земле будет обнаружено одно из крупнейших в мире нефтяных месторождений. Павильон Калатравы стал до некоторой степени мемориалом, посвященным трагическим событиям времен нападения Ирака на Кувейт.

К Олимпийским играм 2004 года в Греции по проекту Калатравы в Афинах был построен спортивный комплекс «Спирос Луис», занимающий площадь около 96 га. На выставке был представлен богатый материал, посвященный этому комплексу, в виде макетов, живописных эскизов, фотографий и просто сопровождающих проект акварелей мастера. За короткий срок по его проекту провели реконструкцию старых зданий, построили входные зоны, бассейн, корты и

250-метровую движущуюся скульптуру «Стена наций». Для перекрытий стадиона, велодрома и соединяющих их аркад использована металлическая конструкция в виде гигантских просвечивающих мембран двоякой кривизны, которые поддерживают струны-канаты и огромные криволинейные арки. Навес над стадионом весом 17 000 т перекрывает пролет в 304 м.

Даже ворота склада превращаются в руках мастера в произведение высокого искусства. Построенные в Германии, они состоят из двух рядов металлических планок, закрепленных на верхней и подвижной нижней опорах. Планки имеют разную длину и соединены особыми шарнирами, которые позволяют

Рисунок С.Калатравы для Олимпийского комплекса в Афинах

Логика архитектора — от поворачивающегося торса к архитектуре небоскреба

Небоскреб «Поворачивающийся торс». Мальмё. Швеция. 1999-2005

Ворота погрузочных отсеков склада компании «Эрнстингс»

при открытии ворот создавать пространственный козырек изысканной формы.

Калатрава — автор проектов нескольких небоскребов для Швеции, США и Испании. «Поворачивающийся торс» высотой 190 м построен в Мальмё (Швеция) на берегу пролива Эресунн. Это девять пятиэтажных объемов, закрученных спиралью вокруг несущего вертикального сердечника с лифтами и инженерными коммуникациями. Здание усилено внешним стальным каркасом с диагональными стержнями жесткости. Все этажи имеют разную планировку жилых и офисных помещений. Идея дома родилась из многочисленных скульптурных композиций и рисунков человеческого тела, мужского торса. Рисунки этого торса были представлены на выставке, а рядом — макеты и фотографии построенного сооружения, получившего всемирную известность.

Акварельными набросками представлен небоскреб Чика-го-Спайр, строящийся в Чикаго с 2005 года. Сужающееся кверху здание также имеет сходство с вытянутой по верти-

Скульптура «Бесконечный свет». Алебастр. 2008 Скульптура «Моряк». Эбеновое дерево, нержавеющая сталь. 1995

кали спиралью. В макетах-скульптурах и рисунках был показан известный проект небоскреба Саус-Стрит для Нью-Йорка. Но здание пока не строится.

Многие несущие конструкции у Калатравы становятся архитектурными формами, напоминающими (а иногда и повторяющими) формы живого мира — разворот мужского торса, человеческая фигура с расставленными ногами и руками, открывающийся глаз, клюв хищной птицы, крылья бабочки, увеличенные до градостроительного масштаба. И это производит безотказное впечатление на любого зрителя, создавая надолго запоминающийся образ: во всем ритм, равновесие, напряженность струны и размах крыльев.

В течение 25 с небольшим лет архитектору удалось поставить свои выдающиеся сооружения в разных странах мира: в Испании, Португалии, Франции, Швейцарии, Италии, Германии, Швеции, Шотландии, Канаде, США, Бразилии и др.

Особое внимание обращают на себя скульптурные работы архитектора и его рисунки, органично сопровождающие и питающие его основную деятельность. Трудно понять, где кончаются архитектурные эскизы-модели и начинаются скульптурные композиции. Нет также грани между скульптурными композициями и построением уравновешенных растяжками конструкций. Небоскребы Калатравы повторяют его же скульптуры, а скульптуры — знаменитые покрытия фантастических комплексов. Сам мастер считает, что «между скульптурой и архитектурой нет четких границ. Это всего лишь условность» — во всяком случае, в его понимании скульптуры как основного способа поиска формы [5. С.35].

В беседе с корреспондентом «Евроньюс» Калатрава обозначил один из своих творческих принципов: «Архитектура — не только самый яркий символ цивилизации. Ее задача -извлекать на свет Божий сакральный смысл мест и предметов. На нас очень сильно влияет библейская мудрость, что искра Божия есть в каждом человеке. Иными словами, вера и понимание того, что в каждом есть что-то особенное, что-то священное, божественное, как бы освещают и наше восприятие архитектуры. Также это означает, что архитектура — не атрибут чего-то и не самоцель. Мы воспринимаем архитектуру как наследие, как способ сохранить память об эпохе».

Выставка работ Калатравы оставила ощущение встречи с творчеством человека необыкновенного, который одновременно и художник, и скульптор, и архитектор, и сценограф, и инженер, и философ, и ученый, и музыкант, и математик. Но он наш современник! И что удивительно — ему не мешают заказчик и казначей. Зато помогают его эрудиция и интуиция грамотного конструктора. Конечно, у него много помощников, но во всем чувствуется единый почерк, одна рука, яркий и своеобразный характер мастера. Калатрава — это явление, и его работы достойны именно такого музея, как петербургский Эрмитаж. Масштабы соответствуют!

Литература

1. Сантьяго Калатрава. В поисках движения. Каталог выставки. СПб.: Издательство Государственного Эрмитажа, 2012.

2. Пиотровский М. Две арфы Сантьяго Калатравы // Там же.

3. Калатрава С. В сердце Эрмитажа // Там же.

4. КаррильодеАльборносК. Мои кривые не сумасбродны // Там же.

5. Каррильо де Альборнос К. Сантьяго Калатрава. Скульптор и художник // Там же.

6. Jodido Ph. Architecture Now! Santiago Calatrava. Madrid, 2001.

7. Hammond M. Performing Architecture. L.; NY, 2006.

Literatura

1. Santjago Kalatrava. V poiskah dvizheniya. Katalog vystavki. SPb.: Izdatelstvo Gosudarstvennogo Ermitazha, 2012.

2. Piotrovskij M. Dve arfy Santjago Kalatravy // Tam zhe.

3. Kalatrava S. V serdce Ermitazha // Tam zhe.

4. Karrijo de Albornos K. Moi krivyje ne sumasbrodny // Tam zhe.

5. Karri jo de Albornos K. Santjago Kalatrava. Skulptor i hudozhnik // Tam zhe.

Santiago Calatrava in the State Hermitage.

By A.V. Anisimov

From June to September an exhibition of Santiago Calatrava, a great contemporary architect, was available in the State hermitage. The exposition included numerous works in different spheres: objects of architecture, sculptures, installations, graphics, and unrealized projects. The many-sided talent of the master manifested itself in the famous bridges, train stations, high-rise building projects, entertainment objects and other public buildings. The article includes photographs of his works, short commentary on the realized buildings and also the biography. The author welcomes the fact that Hermitage hosted an exposition of a contemporary master.

Ключевые слова: С.Калатрава, Эрмитаж, мосты, вокзалы, музеи, конструктор, художник, движение, модель, художественный образ.

Key words: S. Calatrava, the Hermitage, bridges, train stations, museums, designer, artist, movement, model, artistic image.

Кто такой Сантьяго Калатрава? — Чем заняться в Валенсии

Сантьяго Калатрава Валлс, родившийся 28 июля 1951 года, считается одним из самых известных испанских архитекторов в мире. Архитектор, инженер и скульптор Сантьяго Калатрава — выдающийся специалист в области современной инженерии, оставивший свой след во многих городах мира.

Все его работы сильно отличаются от классических архитектурных линий, которые можно найти в больших городах. Сантьяго Калатрава, прежде всего, городской художник.

Он получил значительное признание, в том числе: Премию принца Астурийского в области искусства, Испанскую национальную архитектурную премию, «Hijo Predilecto» Валенсии (любимый сын Валенсии) и другие … и это неудивительно, потому что его скульптуры из бетона и стали в качестве основных строительных материалов выполнены в футуристическом стиле, который никого не оставляет равнодушным.

Несмотря на все его признания, многие люди сегодня все еще задаются вопросом, кто такой Калатрава, и не могут представить, что этот скандальный валенсиец является создателем произведений такого резонанса, как Аудитория Тенерифе и Город искусств и наук в его родном городе Валенсия.

Его 350 000 квадратных метров делают Город искусств и наук большим культурным и развлекательным центром, крупнейшим в Европе. Это, без сомнения, ориентир для архитектуры нынешнего века. Вот почему почти невозможно говорить о Валенсии, не говоря уже об этом прекрасном развлекательном и культурном комплексе, который, посетив его, вы откроете для себя новые эмоции и ощущения и разбудите все свои чувства.

Santiago Calatrava & Ciudad de las artes y ciencias

Этот амбициозный проект вывел Калатраву на вершину архитектурного сектора Испании и стал эталоном авангарда во всем мире.Калатрава можно считать революционным архитектором из бетона, стали и стекла, который играет с асимметрией во многих городах по всему миру и создает знаковые точки туристического интереса, где бы он ни находился.

И поэтому его признание выходит за рамки границ, до такой степени, что в настоящее время у него есть делегации в Нью-Йорке, Цюрихе и Дохе.

Как и у любого признанного профессионала, здесь нет недостатка в критике, основные из которых основаны на удорожании его конструкций и большом сходстве между ними.Тем не менее, каждый из них является доказательством изобретательности и таланта этого великого архитектора.

WTC New York & Umbracle

Работы Сантьяго Калатравы достигли значительного размера, пересекли границы:

  • Мост Конституции через Гранд-канал Венеции; у которого было много проблем, и сложность его строительства сделала проект более чем в три раза дороже, чем первоначально согласованный бюджет.
  • Здание «Вращающийся торс» в Мальмё, Швеция, награжденное «10-летней наградой».Это самое высокое здание в Швеции высотой 190 метров, которое представляет собой скрученный человеческий торс. Этот жилой дом стал визитной карточкой в ​​архитектуре.
  • Мост Лузитания через реку Гвадиана в городе Мерида. Этот мост был создан в 1991 году из-за необходимости оставлять старый римский мост только для пешеходов. В этом проекте город был разделен обоими мостами; мимо римского моста находится исторический центр Мериды, а с новым мостом, созданным г-номКалатрава вы перейдете в современный город Мерида.
  • Железнодорожный вокзал в Льеже, Бельгия. Его большая светимость и поразительный внешний вид сделали эту станцию ​​еще одним туристическим элементом этого бельгийского города.
  • Знаменитый Выставочный мост, известный в Валенсии как «Ла Пейнета», который пересекает реку Турия, заменяет предыдущий мост, которому не хватало элегантности и привлекательности, который, в свою очередь, заменил пешеходный мост, построенный в 1909 году, который был разрушен большим наводнением, разрушившим этот мост. центр города в 1957 году.Возможно, именно поэтому архитектор Калатрава оказал этому новому мосту большое сопротивление стальной конструкции, которая сделала его действительно прочным и безопасным.
  • Эль-Пуэнте-де-ла-Мухер, в Буэнос-Айресе. Это вращающийся пешеходный мост в известном районе Пуэрто-Мадеро, который имеет один из самых больших поворотных механизмов на планете.
  • Museo do Amanhä (что означает «Музей будущего»), Рио-де-Жанейро, Бразилия. Этот музей «идей» был построен рядом с морем в старом заброшенном порту Рио-де-Жанейро.Огромное и символичное здание стало постройкой новых зданий и офисов в забытом порту Мауа.

Железнодорожный вокзал Льежа

… и есть много других проектов, которые дали престижное признание этому талантливому валенсийцу.

Везде, где Сантьяго Калатрава оставит свою подпись, преобладают величие, искусство и, прежде всего, современность. Современность, которая может похвастаться испанскими городами, такими как Санта-Крус-де-Тенерифе, Бильбао, его родная Валенсия, Мерида, Мерсия, Барселона и Севилья, среди других … все они с чертой отличия, которая отличает их от остальных, с современным оттенком, предлагаемым работы этого знаменитого валенсийца, покорившего мир.

Возможно, Сантьяго Калатрава прямо сейчас создает другую планету с символическими ландшафтами или другими причудливыми городами, которые далеки от традиционных. Возможно, он создает ландшафтный сценарий, в котором природа и бетон могут сосуществовать в больших городах, придавая ясность серым пространствам, вторгающимся во многие столицы, и придавая сияние другим землям, которые были скрыты и забыты в темноте … возможно, он создает города, обеспечивающие устойчивость и функциональность как основная цель, чтобы сделать мир лучше….

Человек за мостами

За каждым мостом стоит бесчисленное количество людей, которые помогают спроектировать, спланировать и построить готовый продукт. Некоторые из этих дизайнеров оставили незабываемый след в мире архитектуры. Мосты служат путями между двумя районами, до которых иначе было бы трудно добраться. Хотя многие мосты остаются незамеченными в наших ежедневных поездках на работу, другие определяют горизонты и служат достопримечательностями и достопримечательностями города.

Сантьяго Калатрава — автор нескольких из этих инновационных мостов.Калатрава родился в Валенсии, Испания, в 1951 году. В детстве он рисовал и рисовал. Он изучал архитектуру в Валенсии и инженерное дело в Цюрихе, Швейцария. Объединение этих двух областей сыграло решающую роль в определении фирменного стиля Caltrava.

После получения образования он основал инженерно-архитектурную фирму в Цюрихе и начал проектировать здания, вокзалы и другие сооружения. В 1987 году после трех лет работы в Барселоне, Испания, был построен первый мост Калатравы.Мост Бак-де-Рода длиной 420 футов перевозит автомобили и пешеходов по железнодорожным путям. Арочный мост построен из стали и бетона и окрашен в ярко-белый матовый цвет. Этот мост был первым из многих творений Калатравы.

Один из самых известных — мост Аламилло, расположенный в Севилье, Испания. Этот вантовый мост опирается на единственный пилон, который консольно поддерживает 650-футовый пролет над рекой Гвадалквивир, обеспечивая доступ к выставочному центру острова.Пилон высотой 460 футов построен из стали и железобетона, а его вес уравновешивает нагрузку моста, который соединен с ним 13 парами тросов.

В штате Калифорния Калатрава спроектировал так называемый мост солнечных часов. Его вантовый дизайн следует по стопам моста Аламилло, поскольку он опирается на тросы только из одной точки, чтобы удерживать 700-футовый пролет и настил из гранита и стекла. Ночью палуба подсвечивается снизу, что делает ее заметной достопримечательностью в любое время дня.Этот мост также был спроектирован как работающие солнечные часы; когда его тень движется по территории окружающего дендрария.

Стиль

Калатрава сочетает в себе инженерное и архитектурное мастерство, расширяя границы мостовых и строительных технологий. Широкие изгибы и разреженные рамки его построек часто напоминают природные элементы и живых существ. Например, его башня Turning Torso в Швеции напоминает спинной мозг, а другие здания выглядят как расправленные крылья птицы.Другие его работы можно найти по всему миру, от его родного города Валенсия, Испания, до Милуоки, штат Висконсин.

Посмотрите другие образцы искусства, архитектуры и мостов Калатравы на https://calatrava.com/,

Валенсия, Испания — достопримечательности

Созданный главным образом Сантьяго Калатравой, Город искусств и наук включает в себя Музей науки принца Фелипе, 3D-кинотеатр L’Hemisferic, океанографический аквариум, оперный театр Палау де ле искусств королевы Софии, сады Умбракл и здание Агора.

Город искусств и наук Валенсии, отличающийся впечатляющим авангардным использованием структуры и пространства, стоит посетить ради многих достопримечательностей, одна из которых — просто оценить его архитектурную ценность.

См. Ниже описание всех достопримечательностей Города искусств и наук или выберите другой тип аттракциона:

Выбирайте по типу аттракциона

СОВЕТ! Океанографический аквариум открыт ночью для тех, кто хочет поспать с акулами или поплавать с дельфинами.

Расположенный на восточной оконечности садов у русла реки Турия, Город искусств и науки окружен красивыми пешеходными дорожками и ландшафтом с водными элементами и пышной растительностью. Переплетенные богато украшенные дороги и мелкие лагуны, окружающие здания, предоставляют прекрасные возможности для фотографирования.

Тем, кто желает посетить аквариум и музей, рекомендуем потратить два дня, так как здесь есть на что посмотреть.

СОВЕТ! Для любителей активного отдыха или экологически чистых, почему бы не отправиться на велосипеде в Город искусств и науки или, что еще лучше, заказать наш комплексный велосипедный тур!

Как добраться:

Автобус: маршруты 19, 35 и 40.

Метро: линии 3 (красный) и 5 ​​(зеленый) до Аламеды. Примерно 15 минут пешком от ст.

Поезд: сядьте на поезд до Кабаньяла или Северного вокзала (главный вокзал). От обеих станций до Города искусств и науки ходят городские автобусы.

Автовокзал: перейдите на другую сторону реки и сядьте на автобус № 95.

Автомобиль: Подземная парковка в Umbracle.

Очень Валенсия Очень Валенсия

Эль-Агора — самое последнее дополнение к семейству зданий, составляющих Город искусств и наук. Это многофункциональное здание, предназначенное для проведения всех типов мероприятий, от спортивных мероприятий, концертов и выставок до конференций.

Подробнее …

Очень Валенсия Очень Валенсия

Этот сад площадью 4 акра (1,75 гектара) расположен в красивой конструкции с парящими арками, через которые можно увидеть небо и впечатляющие здания, образующие Город искусств и наук.

Подробнее …

Очень Валенсия Очень Валенсия

Дворец искусств или Оперный театр королевы Софии — впечатляющая достопримечательность Валенсии.В основном это оперный театр, Палау также принимает у себя балет, джаз и другие исполнительские виды искусства.

Подробнее …

Очень Валенсия Очень Валенсия

Океанографический аквариум Валенсии, крупнейший в Европе, представляет морскую жизнь со всех уголков земного шара.

Подробнее …

Очень Валенсия Очень Валенсия

Захватывающий кинотеатр Hemisferic с вогнутым экраном площадью 9000 квадратных футов (900 квадратных метров) является обязательным для посещения любителями как фильмов, так и современной архитектуры.

Подробнее …

Музей завтрашнего дня Сантьяго Калатравы готов к открытию в Рио

Долгожданный Museau do Amanhã (Музей завтрашнего дня) в Рио-де-Жанейро, спроектированный отмеченным наградами испанским архитектором Сантьяго Калатрава, будет официально открыт завтра (17 декабря) мэром города.

Музей современной науки, на строительство которого потребовалось пять лет, расположен в центре города, в районе Порто-Маравилья — месте крупнейшего проекта городского развития в Бразилии.

Музей завтрашнего дня позволит публике увидеть будущее Рио и то, как оно будет развиваться в следующие 50 лет, глядя на изменение климата, рост населения и области материи, жизни и мыслей.

«Мы отправим вас в путешествие с захватывающими аудиовизуальными пространствами, интерактивными инсталляциями и играми», — говорится в заявлении музея. «Это пространство представляет собой лабораторию для инновационных экспериментов и обсерваторию, которая отображает жизненно важные признаки планеты».

Исследуя два этажа и выставочное пространство площадью 5000 кв. М (53 800 кв. Футов), посетители могут принять участие в 27 экспериментах и ​​на расстоянии 35 футов. опыт », основанный на концепциях Земли, космоса и течения времени.

Калатрава, получивший в ноябре престижную европейскую премию в области архитектуры, разработал футуристический символ развития Рио. Белоснежный комплекс площадью 30 000 кв. М (323 000 кв. Футов) имеет консольную крышу, поддерживающую серию больших подвижных крыльев. С верхнего этажа открывается панорамный вид на залив Гуанабара в Рио и близлежащий монастырь Сан-Бенту.

На нижнем уровне расположены вестибюль, музейный магазин, учебные заведения, аудитория и ресторан.

Общественные сады, пешеходные дорожки и велосипедные дорожки расположены вокруг музея, а обширный бассейн с отражениями простирается от фасада музея до залива, создавая издалека впечатление, что музей плывет.

«Город Рио-де-Жанейро подает миру пример того, как восстановить качественные городские пространства путем радикального вмешательства и создания культурных объектов, таких как Музей будущего и новый Музей искусств», — сказал Калатрава.

«Это видение заставило нас в наших первых проектах предложить добавление площади за пределами музея.Площадь создает более сплоченное городское пространство и отражает большую трансформацию района ».

Музей был удостоен высшей сертификации LEED за свои экологически чистые элементы. Вода из бухты будет использоваться в теплообменнике для охлаждения здания, а внутренняя энергия будет обеспечиваться за счет движущихся солнечных панелей.

Стоимость музея не разглашается. Проект был разработан муниципалитетом Рио-де-Жанейро и Фондом Роберто Мариньо.Он получил спонсорскую поддержку от банка Santander и энергетической компании BG Brazil, а также финансирование от государственного департамента окружающей среды.

Порто-Маравилья находится в центре социально-экономических целей Рио-де-Жанейро, и его восстановление было одним из обязательств, взятых на себя правительством Бразилии в его успешной заявке на участие в Олимпийских играх 2016 года.

Территория площадью 5 млн кв. М (53,8 млн кв. Футов) превращается в одно из самых привлекательных мест города. Создается новое общественное пространство, высаживаются 15 000 деревьев, а новые культурные объекты, в том числе Художественный музей Рио-де-Жанейро, скоро присоединятся к Музею завтрашнего дня в этом районе.

Ранее в этом году министр туризма Бразилии Энрике Эдуардо Алвес сообщил CLAD , что инвестиции в инфраструктуру Рио привели к финансированию туристических достопримечательностей, в том числе Музея будущего и будущего Аквариума Рио.

Он добавил, что они созданы для того, чтобы сделать Рио и Бразилию в целом более гостеприимным и приятным местом для туристов, прибывающих из-за границы.

«Эти достопримечательности являются наследием Игр и наследием нашего народа», — сказал он.


Подпишитесь здесь, чтобы получать еженедельный электронный журнал «Управление аттракционами» и каждый выпуск журнала «Управление аттракционами» бесплатно в цифровом формате.

Star Работа испанского архитектора заслуживает похвалы — и дорогостоящий ремонт

Мадрид

Испанский архитектор, скульптор и инженер-строитель Сантьяго Калатрава разработал некоторые из самых знаковых работ в мире. Чистые плавные конструкции его мостов и зданий являются достопримечательностями городов по всему миру.

Но наряду с аплодисментами его радикальный замысел привел к менее приятным последствиям: многие клиенты в конечном итоге требуют ремонта — и если не по дружеской договоренности, то в суде.

Г-н Калатрава прославился после того, как его работа над Башней связи Монжуик была продемонстрирована на Олимпийских играх 1992 года в Барселоне. С тех пор он проектировал и строил проекты по всему миру, в том числе в США, Швейцарии, Израиле и нескольких европейских странах, особенно в его родной Испании.В настоящее время он завершает строительство футуристического транспортного узла Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

Возможно, его самая большая работа — это Город искусств и наук, комплекс из шести зданий и одного моста, на всех, кроме одного, модернистской подписи Калатравы, в его родном городе Валенсии. Город является самой посещаемой достопримечательностью Валенсии и не без причины. Он впечатляет своими арками, гнутой сталью и гармоничными, но революционными конструкциями.

Но, хотя работы Калатравы высоко ценятся, они также вызвали споры.Его проекты часто откладываются и стоят значительно больше, чем первоначальный бюджет: например, стоимость его транзитного узла в Нью-Йорке удвоилась и не откроется до 2015 года. И, что более спорно, они привели к судебным искам.

Он сталкивается с судебным иском в Италии по поводу пешеходного моста Понте-делла-Коституционе в Венеции, который, по мнению критиков, является завышенным и наносит городу «длительный ущерб» из-за чрезмерной потребности в ремонте. Он выиграл 30 000 евро в суде в городе Бильбао, расположенном на северном побережье Испании, после того, как город без разрешения восстановил стеклянный мост, потому что во время дождя он был слишком скользким.Он также был вынужден отремонтировать аэропорт на севере Испании, не говоря уже о некоторых из наиболее публичных ремонтов.

Его последняя ссора связана с захватывающей дух винодельней, которую он спроектировал и построил в Алаве, Испания. Мощная бизнес-группа Domecq, владелец винодельни Bodegas Ysios, предъявляет иск Калатраве на 2 миллиона евро за ремонт крыши, которая протекает, что делает невозможным контроль влажности, жизненно важный для вина. Архитектор месяцами работал над ремонтом, но винодельня считает, что проблема только усугубляется.

«Сломать шаблон необходимо»

Самая большая работа Калатравы, Город искусств и наук в Валенсии, может оказаться для него самой противоречивой, поскольку она грозит снова привлечь его к суду.

Первоначальный проект был сдан в эксплуатацию в 1991 году почти за 250 миллионов евро, но к тому времени, когда он был завершен семь лет назад, общая стоимость увеличилась в четыре раза. Это включает почти 100 миллионов евро, которые были выплачены Калатраве. Левая партия Esquerra Unida, которая в начале этого года обнародовала публичные документы о финансах проекта, заявляет, что все еще рассматривает вопрос о том, следует ли подвергнуть бухгалтерскую и налоговую практику дальнейшему расследованию.

Но не перерасход средств и не налоговые проблемы могут снова привести Калатраву к суду. Скорее, это дефектный дизайн.

Самое символичное здание, Оперный театр Валенсии, стоимость которого составляет почти 500 миллионов евро (649 миллионов долларов), протекает, его крыша заметно трескается, а здание затоплено во время проливных дождей. Кроме того, акустика не такая, как обещали, и часть сидений была удалена, потому что не было вида на сцену.

Но Антонио Эстепа Рубио, профессор-архитектор Университета Хаэн и эксперт по нормативным требованиям, говорит, что радикальный дизайн, подобный проекту Калатравы, естественно, приведет к такого рода спорам.

«Калатрава — архитектор геометрии, и это, вероятно, проблемы со сложной геометрией его работ», — говорит он. «Проблема заключается в адаптации существующих технологий к сложной геометрии. Сложно решить эти проблемы, выходящие за рамки обычных структурных проблем ».

И, добавляет г-н Эстепа, именно так развивается область архитектуры. «История полна таких эксцессов. Это нормально и необходимо. Есть более сложные технические и нормативные вопросы, но необходимы архитекторы, такие как Калатрава, которые ломают стереотипы.”

Общая ответственность?

И есть еще одна группа действующих лиц, которые, как утверждает Эстепа, разделяют ответственность с Калатравой: чиновники в региональных правительствах. «Они купили бренд, и таким артистам, как Калатрава, предлагается широкое пространство для работы, недоступное другим. «Все разрешено», — говорит он.

«Я уверен, что Калатрава разделяет определенную ответственность, но это лишь часть общей картины, которая также включает отсутствие ответственности в Испании за последнее десятилетие.

Региональные лидеры Валенсии, где проводятся одни из самых серьезных расследований коррупции в Испании, только недавно начали публично возлагать на Калатраву ответственность за проблемы Города искусств и наук. В течение многих лет региональное правительство, контролируемое Народной партией, скрывало контракты и информацию о платежах и защищало Калатраву. Но все изменилось в марте, после того, как Esquerra Unida обнародовала свою информацию.

Власти теперь говорят, что они ведут переговоры с Калатравой и подрядчиками, чтобы исправить неисправную конструкцию и избежать суда.Стоимость ремонта и ответственность будут определены в независимом судебном отчете после того, как в более раннем техническом отчете были обнаружены вины Калатравы и строителей.

Получайте сообщения Monitor, которые вам небезразличны, на свой почтовый ящик.

Калатрава и правительство Валенсии не ответили на запросы о комментариях. Архитектор не оспаривал претензии публично, кроме как заявил, что его гонорары справедливы, и предложил Валенсии быть благодарным за то, что его работа привлекает так много посетителей.

«[региональное] правительство заявляет, что потребует ответственности, и мы будем ждать результатов», — сказал региональный лидер Esquerra Unida Игнасио Бланко, который раскрыл контракты и счета. «Но если мы не будем удовлетворены, мы примем все необходимое. юридические меры ».

Сантьяго Калатрава представляет видение инфраструктуры для устойчивой урбанизации Организации Объединенных Наций

Нью-Йорк (22 мая 2017 г.) — Архитектор и инженер Сантьяго Калатрава выступил с основным докладом на открытии конференции Организации Объединенных Наций « Gateway Portals to the City: Infrastructure for Sustainable Urbanization », которая состоялась. в штаб-квартире ООН.Мероприятие, организованное Консорциумом по устойчивой урбанизации совместно с ООН-Хабитат и Нью-Йоркским отделением Американского института архитекторов, предоставляет членам ООН и другим международным организациям и представителям частного сектора дискуссионную площадку для изучения интеграционного характера инфраструктуры. в устойчивой урбанизации.

Во время основного обсуждения Калатрава объяснил свое видение того, как планирование городской инфраструктуры может способствовать улучшению, восстановлению и консолидации городских пространств, превращая их в основные достопримечательности, демонстрирующие дизайн и городские инновации.

В своей презентации Калатрава показал, как некоторые из проектов, которые он разрабатывал на протяжении своей карьеры в разных городах мира, способствовали этому явлению. Известные примеры инфраструктуры общественного транспорта включают железнодорожные станции в Льеже, Лиссабоне, Реджио-Эмилии, Нью-Йорке, Цюрихе и Лионе, а также другие известные проекты, которые оказали положительное влияние на город, в том числе Город искусств и наук и отмеченный наградами Музей завтрашнего дня в Рио-де-Жанейро.

« Одно из самых важных вмешательств, проводимых архитекторами, — это соединение городского пространства с инфраструктурой, что отражает трансформацию, которую люди желают для своих городов», — пояснил Калатрава.

Крупные транспортные узлы играли ключевую роль в формировании пространств на протяжении всей истории, что подтверждается железнодорожными станциями 19 и 20 веков. Транспортные развязки в городах и поселках в развивающихся странах в настоящее время являются центром самой разнообразной экономической деятельности и часто формируют первое впечатление посетителей.

В одном из своих примеров — железнодорожной станции Льеж-Гийемен — Калатрава рассказывал, как это сооружение стало, помимо важного транспортного узла, уникальным культурным центром.Благодаря творческой архитектуре на вокзале проходят культурные выставки, на которых временно экспонируются произведения искусства из коллекции городского художественного музея, как это было в случае с La Casa Azul Марка Шагала или более поздней выставкой искусства Дали, которые также приглашают посетителей станции посетить музей.

Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш, президент Генеральной Ассамблеи ООН Питер Томсон, президент ЭКОСОС Фредерик Мусива Макамуре Шава, президент UCJO Мфо Паркс Тау и исполнительный директор ООН-Хабитат Джоан Клос приняли участие в открытии конференции.

Это мероприятие способствовало подготовке Политического форума ООН по выполнению Повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года, особенно в отношении Цели 9: « Создание устойчивой инфраструктуры, содействие устойчивой индустриализации и стимулирование инноваций.

Калатрава и Художественный музей, а также Харлеи и музей Харли Дэвидсон

Милуоки давно известен своими собственными мотоциклами Америки, легендарным Harley-Davidson, но репутация города расширилась за счет искусства благодаря принципу «останови тебя на своем пути». архитектура Художественного музея Милуоки.

Наша новая книга

Художественный музей Милуоки

Начиная с сногсшибательного дизайна Сантьяго Калатравы и кончая внутренним убранством потрясающих пространств, я с радостью осмотрел тщательно продуманное здание, созданное так, чтобы выделять виды. скульптуры и уникальный визуальный опыт. О, да, в нем тоже было какое-то великое искусство. Я неравнодушен к скульптуре, и пространство, созданное Калатравой, идеально подходит для демонстрации некоторых работ МАМ, но также Включены укромные уголки для спокойного созерцания шикарного вида на озеро.

Чтобы получить визуальные впечатления, приходите в 10 утра, в полдень или во время закрытия, чтобы увидеть, как огромные крылья — Burke Brise Soleil — сворачиваются и разворачиваются над 90-футовым залом для приемов со стеклянными стенами.

Художественный музей Милуоки гордится своей обширной коллекцией, в которую входят американские и американские произведения 19-20 веков. Европейские произведения, немецкий экспрессионизм, современное искусство, американское декоративное искусство, превосходное американское и европейское народное искусство и интригующая коллекция гаитянского искусства. Была даже работа одного из моих любимых художников — Дуэйн Хэнсон.

Поклонники Джорджии О’Киф захотят увидеть ее коллекцию Джорджии О’Киф, одну из крупнейших в мире. Хотя ассоциируется с Нью-Мексико, где она рисовала так много своих хорошо известные сцены, она на самом деле была уроженкой Милуоки.

И приведите детей. Образовательный центр Коля — это удовольствие для детей и их родителей, где можно заниматься множеством предметов искусства.

Музей Харлей Дэвидсон

Единственный в мире музей Харлей-Дэвидсон занимает 20 акров земли вдоль реки Меномони.Есть много всего чтобы увидеть здесь, из исторических дисплеев, шествие мотоциклов H-D из прошлого в настоящее, воссоздание трека 1920-х годов, а также ограниченные по времени выставки. И для тех, кто хочет фотооператора В галерее впечатлений есть множество Harley, на которых можно сесть верхом и попросить кого-нибудь сфотографировать вас — готово к поездке.

Некоторые личные моменты: мне понравилась стенка резервуара — вся стена заполнена с танками как искусство. Оглушительный. Существует хронологическая последовательность из более чем 450 легендарных мотоциклов Harley-Davidson, включая такие известные мотоциклы, как модель 1956 года, которую купил Элвис Пресли. всего за несколько дней до того, как он прославился синглом «Heartbreak Hotel», 13-футовым мотоциклом с двумя двигателями, известным как «Кинг-Конг», и знаменитым серийным номером один, датируемым 1903 г., это самый старый байк в коллекции Harley-Davidson.Человеческий интерес пребывает в Стене празднования, заполненной фотографиями людей и их Harley. С одного конца до другого, это забавное исследование.

Готовы посетить? Получите дополнительную информацию, спланируйте поездку и многое другое на VisitMilwaukee.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.