Сочетание зданий в городе: Attention Required! | Cloudflare

Содержание

15 лучших новых общественных зданий России

Архитектурное бюро Evolution

2013–2016 годы

Иннополис — первый российский город в XXI веке, построенный в чистом поле с нуля. Здание технопарка — круглое с зеркальными фасадами — вливается в окружающую среду, она отражается на его стенах. Университет обыгрывает рельеф местности формой, хотя гораздо больше в нем влияния раннего советского модернизма — взмывающая вверх консоль перекликается с Монреальским павильоном Михаила Посохина.

Антон Цыбисов

архитектор

«Технопарк и университет расположены рядом. Технопарк имеет форму кольца с зеркальным фасадом, который отражает природный ландшафт вокруг. Это помогло сделать его не громоздким и объединить с пейзажем, плюс фасад эффектно ловит закат и рассвет. Ломаный фасад университета подчеркивает овражистый рельеф местности».

Бюро «Архитектура и культурная политика»

2016 год

Воплощать героику Куликова поля начали в середине XIX века. Сначала здесь была поставлена мемориальная колонна Брюллова, затем, в начале ХХ века Щусев (автор Мавзолея, Казанского вокзала, здания ФСБ на Лубянке) спроектировал храм Сергия Радонежского. Композиция нового здания музея осознанно не нарушает целостности окружающего ландшафта. Его кровля — зеленый холм с дорожками для прогулок и видовыми точками на поле битвы.

Сергей Гнедовский

архитектор

«Главной нашей задачей был поиск нового языка для воплощения темы Куликова поля. Мы искали путь не в архитектурной традиции и в общемировых тенденциях, а в отношениях к природе — полю, небу и пространству. В итоге мы решили подчинить архитектуру самому месту, так как природа — это вечная ценность. Природа была свидетелем событий XIV века, и она до сих пор здесь».

Бюро «Архитектуриум»

2015 год

Одно из наиболее внушительных зданий в подмосковном жилом комплексе «Олимпийская деревня». Главный фасад комплекса обращен к Машкинскому шоссе, ведущему в Москву, и со стороны трассы воспринимается как очень длинная строка, накрытая волнообразной кровлей. Со стороны поселка видны оба боковых крыла здания, уступчатая форма которых образует сложные внутренние дворики.

Владимир Биндеман

бюро «Архитектуриум»

«Основной образ здания — лента гимнастки. Мне в художественной гимнастике больше всего нравятся упражнения с лентами. Нам нужно было соединить под одной крышей четыре разные функции: фитнес-центр, школу, детский сад и академию. В одну телегу запрягли коня и трепетную лань — это очень сложная задача для архитектора, но все получилось».

Бюро «Сити-Арх»

2010 год

Экоцентр «Нуви ат» расположился в футуристическом здании на фоне сибирских просторов и панельных девятиэтажек. Изначально центр должен был стать зданием администрации природного парка «Нумто» с небольшой музейной частью, посвященной природе края, его промыслам, культуре и быту коренного населения. Однако архитекторы предложили переместить здание ближе к гостинице и увеличить площадь экспозиции. Из-за этого площадь постройки сильно выросла. В итоге в ней разместили и музей, и администрацию сразу двух парков (к начальству «Нумто» прибавилось руководство Саромского заповедника), и городской архив.

Валерий Лукомский

бюро «Сити-Арх»

«Ханты традиционно делились на кочевников и тех, кто вел оседлый образ жизни, — охотников и рыболовов. В основу концепции здания музея легли перевернутая лодка и чум, символизирующие и тех, и других. Мы задумали, что человек, перемещаясь по музею, поднимается по уровням: сверху — небесный мир, птицы поют, снизу — подземный мир, в срезе показан средний мир, где живут лисы, рыбы; на выходе цикл замыкается, соответственно, миром богов — ведь ханты остаются язычниками. У них два божества — бог солнца и бог тьмы, которые находятся в противостоянии. Два треугольных торца у входа в здание изображают это противостояние из мира духов».

Архитектурная группа «А-ГА»

2016 год

Шоу-рум компании, занимающейся исследованиями городской среды и работой в области проектирования, расположен недалеко от центра, в районе, где частная застройка перемешена с общественной. Отсюда небольшие размеры здания — соответственно окружающим зданиям. Концептуально фасад перекликается с квартальной городской сеткой Краснодара — по сути, там изображена карта города — и это репрезентует деятельность компании.

Рустам Керимов

архитектурная группа «А-ГА»

«Дом занимает правильный квадратик, который напоминает квартал, сделанный в меньшем масштабе. Отсюда и идея размещения на его фасаде квартальной сетки. Здание должно служить самому себе рекламой, позиционировать себя в городе, поэтому у него есть два режима использования фасада. Днем подсветка не работает, а вот после заката — зажигается. Из-за этого здание обретает трехмерность, становится световой инсталляцией. Это выделяет его среди других строений, что хорошо для бизнеса».

Творческая архитектурная мастерская «Лантерна»

2015 год

Одна из немногих офисных построек в шорт-листе конкурса. Здание выгодно отличается от своего ближайшего окружения, придавая среде человеческий масштаб. Справа от объекта находится новый 19-этажный жилой дом, слева — административное восьмиэтажное здание. А посередине — светящийся по вечерам теплым светом трехэтажный кубик, отсылающий высотой и кирпичной отделкой к фабрике валенок, на территории которой построен дом. Здание называют бизнес-центром, хотя архитекторы считают, что это офисный особняк.

Дмитрий Ощепков

«Лантерна»

«Мы специально заказывали в Германии кирпич, адаптированный под сибирский. По этой же причине крыльцо сделано из гранита: сибирские дворники ломают лед сваренными между собой топором и ломом, и другие материалы вряд ли бы такое выдержали. Мы изначально решили, что не должно быть пластика, имитаций и тому подобного.

Название «Да Винчи» призвано подчеркнуть рукотворный подход, возрождение материальной культуры и эстетики. «Лантерна» хотела бы ввести моду на сдержанную материальную архитектуру в Сибири. Кажется, у нас это получилось».

Adjaye Associates

2009 год

Сэр Аджайе в работе над планом кампуса школы вдохновлялся картиной Малевича «Супрематизм».

Здание объединяет четыре корпуса: административный блок, спорткомплекс, гостиницу и общежитие. Круглый трехэтажный объем позволяет перемещаться между корпусами без необходимости выйти из здания. В нем расположены аудитории, медиацентры, кафе, пространства связывают улицы и площади.

Проект — бюро Bernaskoni

2016 год

Восьмиэтажное здание в форме короткого цилиндра большого диаметра, установленного на боковую сферическую поверхность, прозвали «Шайбой». Здесь расположен «Музей Уральской горнозаводской цивилизации» — в нем рассказывают о вкладе Черепановых, Демидовых и Строгановых в освоение и развитие Урала.

Бюро Totement/Paper

2016 год

Завод «Альянс 1892»— самый крупный производитель бренди в России. Руководство решило организовать на территории завода музей и хранилище для бочек с коньяком.

Расположенные перед входом на завод две геометричные башни пока открыты только для специальных событий и гостей производства, но в ближайшее время сюда начнут пускать экскурсионные группы.

Левон Айрапетов

архитектор

«Калининградская область — как остров, дрейфующий по чужой территории, у которого нет границ со своей землей. Здесь за длительное время появилось много достаточно символических зданий, построенных немцами — а потом долгое время не рождалось вообще никаких новых архитектурных смыслов. После строительства в 1921–1924 годах «Пестрого ряда» город Черняховск (Инстербург), в котором расположен завод, на 92 года в архитектурном плане завис. Когда мы получили этот проект, то сразу подумали, что настало время сказать что-то новое. Деревянное подземное хранилище и металлическая башня работают на контрасте, но в синергии. Между башнями расположен внутренний двор, где проходят мероприятия, и он функционирует как публичное пространство».

Архитектурное бюро ADM

2013 год

Обязательство на строительство школ и детских садов есть почти во всех девелоперских проектах новых районов, но ответственное отношение к ним — редкость. Школа в Мамонтовке — пример качественной архитектуры образовательного пространства.

Андрей Романов

сооснователь ADM, архитектор

«Была идея пластически разделить зоны обучения и зоны для игр. Первый этаж — более сложные формы, здесь дети бегают и играют. Выше — более строгие. В школах, к сожалению, свой режим, поэтому вокруг здания сразу поставили ограждение, из-за этого не получилось открыть для всех библиотеку — филиал «Ельцинской».

Внутренний двор — главный центр школы, здесь проходят все линейки. На уровне второго-третьего этажей это пространство превращается в стеклянную галерею, вокруг нее — рекреационные зоны, холлы и коридоры, где дети бегают на переменах.

Прямых коридоров нет, все пространства необычные.

Архитектурное бюро Асадова

2016 год

Комплекс представляет собой асимметричную композицию, одно крыло которой вздымается как нос корабля. Здание расчерчено динамичными стеклянными горизонталями окон и облицовано бежево-песчаным бакинским камнем, цвет которого рифмуется и с южной архитектурой в целом, и со сдержанным колоритом окружающей поселок степи.

Андрей Асадов

архитектор и руководитель проекта

«Что удивило, заказчик начал работу над проектом с благоустройства набережной — с мощением, с фонарями. В чистом поле посреди бескрайних казачьих степей появилась благоустроенная набережная. Очень предусмотрительно. Это был такой якорь: приезжали клиенты, видели уровень среды, у них сразу складывалось отношение к месту, они понимали его ценность. Мы сделали эффектную концепцию въездной группы со смотровой башней-маяком. Авторского надзора на проекте не было, поэтому мы не ожидали, что реализация будет так близка к рендерам. Например, на концептуальных картинках мы сделали скошенные витражи, и они были выполнены максимально точно. Если бы мы сами вели строительство, что-нибудь наверняка бы упростили, а тут все было реализовано».

Бюро «Ё-программа»

2010 год

Здание градообразующего предприятия, производящего трубы. Яркие цвета в стилистике русского конструктивизма и впечатляющая геометрия фасада завода изменили отношение горожан к комплексу и даже позиции завода на рынке.

Владимир Юданов и Сергей Илышев

дизайн-бюро «Ё-программа»

«Мы начинали работу с ЧТПЗ в Челябинске, реализовав проект завода «Высота 239», куда теперь водят экскурсии. Это производство выглядит как музей и как модный лофт одновременно. В Первоуральске нашей большой победой было то, что получилось создать условия для социального роста. Молодежь знает, что, если будет хорошо учиться, попадет на одно из предприятий ЧТПЗ с хорошей зарплатой и перспективами».

Бюро Maxim Rymar Archistudio

2013 год

Футбольная академия для детей в новом районе Краснодара рядом с одноименным стадионом и новым парком является проектом владельца торговой сети «Магнит», миллиардера Сергея Галицкого. Главный корпус разделен на две части: образовательную и спортивную, со всей необходимой инфраструктурой — от актового зала и медкабинетов до гостиницы и бассейна. Коттеджи для проживания детей выстроены на искусственном возвышении и окружены тренировочными полями и парком. Фасады зданий отделаны панелями из меди и выдержаны в цветах футбольного клуба. Maxim Rymar Archistudio разработала проект, композиция которого построена на сочетании простых по форме объемов и контрасте поверхностей.

Максим Рымарь

архитектор

«В комплексе учатся около 300 детей. Сергей Галицкий по всему краю организует футбольные секции — в сети уже порядка 50 школ. Талантливых детей приглашают в академию. Важно, что здесь не стремятся растить исключительно футболистов — профи станут немногие. Большое внимание уделяется образованию, у школы химико-биологический уклон. В этом проекте нужно было учесть функциональные, эстетические, цветовые и смысловые нагрузки здания».

Творческая мастерская Пестова и Попова «Офис открытой архитектуры»

2011 год

От проекта нового здания, предназначенного для одной из самых серьезных школ гимнастики в России и одной из основных баз сборной, до завершения строительства прошло более десяти лет. Менялись заказчики и срывались сроки, но школу получилось построить в соответствии с проектом, что редкость для таких ситуаций. Контрастный фасад спортивного центра с колоннами-стволами, которые несут консоль третьего этажа, — продолжение идей нижегородской архитектурной школы, которая в 90-е годы считалась лучшей в России.

Алексей Каменюк

архитектор

«В среде архитектурных критиков было много попыток присвоить объекту вторичность, третичность, искать мировые аналоги. Но все примеры, что приводились, были придуманы на пять-семь лет позже, чем эта школа. Для 2002 года, когда был сделан проект, — это необычная вещь. Чиновники, когда увидели, что получилось, неделю молчали, а потом сказали, что поняли, зачем были все эти мучения. Оказалось, что за государственные деньги можно построить здание, не имеющее аналогов в самом Нижнем Новгороде, и подобных только несколько по стране».


Фотографии: обложка, 2, 3, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 14, 15, 16, 17, 18 – Приметы городов, 1 – Илья Иванов, 4, 5, – Роман Солопов

Здание как сочетание различных объемных форм

Просмотр содержимого документа
«Здание как сочетание различных объемных форм»

Здание как сочетание различных объемных форм

  • Архитектура — это система зданий и сооружений; формирующих пространственную среду, удобную для жизни и деятельности людей. Это отдельные здания и их ансамбли, площади и проспекты, парки и стадионы и целые города.
  • Архитектура — искусство создавать, строить здания и сооружения по законам красоты (греческое слово «архитектор» означает «строитель»).

Архитектура подчинена законам симметрии и асимметрии, ритма, что вызывает у человека определённое восприятие объекта, настроение.

«Резиденции в La Encantada», что в пригороде города Лима (Перу). Здание в минималистском стиле представляет собой два пересекающихся геометрических объема с прямолинейными пространствами. В одном из прямоугольников белого цвета расположены спальни, в другом — жилая зона. Позади резиденции разместилась L-образная открытая веранда и главный вход.

Архитекторы часто используют язык символов, преобразуя графическое начертание в форму. Китайский иероглиф ‘Ren’ , означающий «Народ», послужил для архитекторов отправной точкой в создании этого проекта общественно-делового центра в Шанхае.

Конструкция – это устройство какого-либо предмета,

составление целого из отдельных частей.

Важное композиционное средство конструкции - это пропорции . Отношения по высоте, длине и ширине отдельных предметов.

Форма внешних объемов здания может быть самой разнообразной, однако чаще всего она близка к форме таких простых геометрических тел, как параллелепипед, куб, призма, пирамида, полусфера, полуцилиндр, цилиндр и т.д.

Сочетание различных объёмов

Объемы и их сочетания влияют на образный характер постройки на функциональность и художественную красоту.

По виду композиции внешние объемы зданий могут быть простыми, состоящими из одного объема, и сложными — из двух и более объемов разной формы.

Тип дома «Свитчер». Образован сочетанием двух простых прямоугольных объемов.

Различают также комплексные композиции, которые состоят из нескольких зданий, составляющих единый архитектурный комплекс.

Центр международной торговли. Единый архитектурный комплекс зданий.

Модуль ( от лат. modulus — мера) в архитектуре, условная единица, принимаемая для координации размеров частей здания или комплекса.

В массовом типовом строительстве многообразие форм достигается не за счет создания неповторимых конструкций, а за счет оригинальности сочетания одинаковых, точнее единообразных элементов - модулей.

Архитектурный комплекс «Город искусств и наук» в Валенсии

Задание: путём соединения объемов, составляющих здание способом примыкания и взаимного проникновения зарисовать эскиз дома в нестандартной форме и пропорции. Выполнить эскиз в цветном варианте, в любой технике.

Новая жизнь старых зданий: 7 впечатляющих примеров :: Жилье :: РБК Недвижимость

Дизайнерская мысль и инженерные возможности позволяют создавать строения, в которых новое органично сочетается со старым. Иногда это делают ради эстетики, иногда — ради спасения разрушающейся архитектуры

Фото: Wikimedia.org

Меняющие облик здания не всегда сохраняют свой первоначальный функционал. Так, храм может стать культурным центром, монастырь — музыкальной школой, а пожарная часть — центральным офисом городского порта. Вот интересные проекты, где контраст создает впечатляющий эффект.

Базилика — культурный центр (Санпедор, Испания)

Фото: Pinterest. com

Общественно-культурное пространство на месте руин бывшего женского монастыря XVIII века архитектор Давид Клозес строил почти восемь лет. К 90-м годам XX века внешние стены и внутренние перегородки собора Святого Франциска были сильно повреждены, так что больше напоминали развалины. Законсервировав все, что осталось от исторической части, Клозес завершил конструкцию гладкими бетонными плоскостями с большими окнами. За счет этого помещение наполнились дневным светом, а там, где его оказалось недостаточно, архитектор предусмотрел искусственную подсветку, чтобы в пространстве не оставалось темных углов. В нефе разместилась аудитория, а под крышей — исторический архив. Система лестниц и пандусов построена так, что посетители могут совершить почти круговой обход бывшей церкви и рассмотреть все сохранившиеся части с удачных ракурсов.

Столярная мастерская — офисный центр и жилой комплекс (Таллин, Эстония)

Фото: Wikimapia.org

Территория комбината конца XIX века в период советской эпохи пришла в негодность. В разрушенных и заброшенных зданиях в конце 1970-х Андрей Тарковский снимал сцены к фильму «Сталкер». В таком состоянии все оставалось до начала 2000-х, пока городские власти не обратили внимание на этот квартал. Сегодня Ротерманни — одно из самых модных мест в Прибалтике. Здесь находятся креативные студии, несколько флагманских магазинов известных брендов и самые дорогие апартаменты в Эстонии. Знаковый архитектурный проект района — здание столярной мастерской, над которым возвышаются три вертикальные башни. По задумке, их форма и материал должны были напоминать промышленную архитектуру прошлого века. Визуально башни находятся на крыше старого заводского помещения, в действительности они стоят на железобетонных сваях и не опираются на крышу мастерской. В 2009 году авторов проекта номинировали на премию Евросоюза за современную архитектуру «Мис ван дер Роэ».

Старое здание Королевского музея Онтарио — новый корпус (Торонто, Канада)

Фото: Wikimedia.org

Построенный в форме кристалла в 2007 году новый корпус Королевского естественно-исторического музея вернул к нему интерес публики, который в 1990-е начал падать. Пристройка обошлась музею в $270 млн, но оправдала все ожидания: проект стал одним из самых ярких примеров сочетания радикально новой архитектуры с исторической. Американский архитектор и автор проекта придумал форму нового корпуса музея, вдохновившись кристаллами минералов, которые он увидел в экспозиции. Радикальный вид пристройки вызвал много критики, но большинство отзывов о проекте были положительными, так как «Кристалл» придал динамики внешнему облику не только музея, но и всей прилегающей к нему улицы. Внутреннее пространство музея занимают переходы и коридоры. «Лестница чудес», как назвал ее автор проекта, соединяет пять этажей здания и служит выставочным залом: на ней установлены витрины с экспонатами из разных коллекций музея — от оловянных солдатиков до оленьих рогов.

Бумажная фабрика — винокуренный завод (Хэмпшир, Великобритания)

Фото: Wikipedia. org

Бывшая бумажная фабрика, где с начала XVIII по середину XX века печатали банкноты Банка Англии, находится на берегу реки Тест. Новые владельцы помещений — винокуренный завод Bombay Sapphire «Лаверсток-милл» — бережно восстановили архитектуру в сотрудничестве с государственным агентством по охране памятников English Heritage, очистив от мелких пристроек территорию завода. Два речных рукава расширили и углубили втрое, чтобы сформировать живописный пейзаж вокруг индустриальной застройки. Мода викторианской эпохи на оранжереи вдохновила британского архитектора Томаса Хизервика на создание особой системы охлаждения производственного цеха с баками для дистилляции. Конструкция из 10 тыс. элементов — металлических балок и стекла — выводит горячий воздух в теплицу снаружи здания, а затем через историческую башню наружу. Благодаря теплому воздуху и постоянно поддерживаемой влажности в павильонах выращивают тропические и средиземноморские растения, которыми обычно ароматизируют джин.

Пожарная станция — администрация порта (Антверпен, Бельгия)

Фото: Wikimedia.org

Проект здания администрации для одного из самых крупных портов Европы выполнило архитектурное бюро Захи Хадид. Надстройку в форме алмаза над старым зданием пожарной станции авторы проекта придумали неслучайно. Антверпен — мировой центр гранения и торговли бриллиантами и известен как «алмазный город». В память об умершей в 2016 году Хадид площадь перед администрацией назвали в ее честь. В здании предусмотрели библиотеку, конференц-зал, несколько ресторанов и смотровую площадку на крыше. Основная часть рабочего пространства — офисы свободной планировки, для того чтобы сотрудники порта меняли свое место в зависимости от текущих задач: телефонных переговоров, деловых встреч или работы за компьютером. Авторы проекта подумали и об экономном энергопотреблении: здание охлаждается и нагревается с помощью геотермальной системы, уровень освещенности регулируется в зависимости от интенсивности времени суток, в туалетах работают датчики движения на смесителях и безводные писсуары.

Монастырь — музыкальная школа (Лувье, Франция)

Фото: Wikipedia.org

Францисканский монастырь XVII века на севере Франции сменил свой функционал несколько раз: во время Французской революции его использовали как тюрьму, затем — как склад для зерна. К XIX веку здание было частично разрушено. С 1990 года в сохранившихся корпусах разместили музыкальную школу. Через десять лет внутреннюю площадь здания расширили за счет пристройки новых корпусов. Один из них возвели на руинах южной части так, что граница между новым и старым четко видна на месте стыка. Стройкой руководил известный архитектор Бруно Декари — глава парижского архитектурного бюро Opus 5. Он придумал сделать одну из стен прямоугольного здания стеклянной, чтобы днем в ней отражался окружающий школу пейзаж, а вечером просматривалось пространство концертного зала.

Жилой дом и мельница — объединенные здания (Кьети, Италия)

Фото: Pinterest.com

Небольшая вилла XIX века на берегу Адриатического моря сильно пострадала от низкокачественной реконструкции в середине 1980-х. Тогда бывшие здания мельницы для отжима оливкового масла и жилого дома потерялись на фоне современной застройки. Очистив от лишних элементов территорию, итальянский архитектор Рокко Валентини соединил две отдельно стоящие исторические постройки с помощью павильона из кортеновской стали и стекла. Проект оставил нетронутой кладку внешних стен и входной арки. В новом пространстве расположили столовую со стеклянной стеной, открывающей вид во двор, и холл с лестницей и мостом из красного дерева, соединяющими два здания. Форму пристройки Валентини придумал, вдохновившись агрокультурным инвентарем XIX века. Она эффектно перекликается с сельскохозяйственными орудиями, которые выставлены во дворе дома как арт-объекты.

Автор

Федор Вяземский

13 главных зданий «лужковского стиля» — Strelka Mag

«Лужковским стилем» называют целую эпоху в московской архитектуре. За это время в городе стало появляться всё больше офисов, банков, больших жилых комплексов и торговых центров, ориентированных на коммерческое развитие городской среды. Эта эпоха стала попыткой перепрыгнуть через советское прошлое, взять из истории самое лучшее, модернизировать его и создать новое. Strelka Mag вспоминает здания, которые стали символами Москвы при Юрии Лужкове.

 

Здания «Уникомбанка» и «Инфобанка»

Годы постройки: 1996, 1997

Источник: Яндекс.Карты

Здания двух банков в Даевом переулке и на проспекте Вернадского стали одними из первых построек «лужковского стиля». Их объёмные формы, по задумке, должны были особенно выделяться в архитектурной композиции улиц и задавать новый исторический контекст.

 

Храм Христа Спасителя

Год постройки: 1997

Источник: Alvesgaspar / commons.wikimedia.org

Храм — важная составляющая эпохи лужковской архитектуры, ведь именно при Лужкове храм вернули на место бассейна «Москва». Здесь родственники Юрия Лужкова планируют организовать гражданскую панихиду.

 

Памятник Петру Первому

Год постройки: 1997

Источник: Amarhgil / commons.wikimedia.org

Один из самых противоречивых памятников Москвы, на монтаж которого ушёл почти год, появился в городе также во время мэрства Юрия Лужкова. Из-за постоянной критики памятник много раз предлагали перенести после отставки мэра, но в итоге решили оставить Петра на месте.

 

ТЦ «Наутилус»

Годы постройки: 1999

Источник: Яндекс.Карты

Знаменитое здание на Лубянке построили по проекту Алексея Воронцова на месте, где до 1990-х годов сохранялся пустырь, а до этого располагалась древняя часовня Пантелеимона Целителя. Торговый центр постоянно подвергают критике, но при этом считают ярким наследием лужковской архитектуры, которой свойственны смешение стилей и имитация разных материалов.

 

Дом-яйцо на улице Машкова

Год постройки: 2002

Источник: Лена Цибизова / INRUSSIA

Проект, разработанный архитектором Сергеем Ткаченко, стал началом московского строительного бума нулевых и главным символом лужковской архитектуры. Здание изначально должно было стать родильным домом и находиться в Вифлееме. Но там от идеи отказались, проект скорректировали и возвели небольшую постройку в виде яйца в Москве. На четырёх этажах расположены жилые апартаменты, внизу — подземный паркинг, а самая верхушка здания осталась нежилой из-за формы крыши — подняться туда можно по винтовой лестнице или в маленьком лифте.

 

Центр оперного пения Галины Вишневской

Год постройки: 2002

Источник: commons.wikimedia.org

Здание называют типичным образцом «лужковского стиля»: неоклассицизм его наружной части сочетается с хай-теком. В интерьере зрительного зала считываются мотивы итальянских опер. Сегодня здесь проходят камерные симфонические концерты и международные музыкальные фестивали.

 

ТЦ «Атриум»

Год постройки: 2002

Здание появилось в самый разгар бума московских торговых центров в нулевые. Раньше на этом месте была городская площадь. В 90-х в яме, в которой на самом деле расположен торговый центр, собирались построить высотную башню по проекту архитектора Виктора Лебедева. Сегодня «Атриум» критикуют за постмодернизм, а также то, что за ним совсем не видно здания Курского вокзала.

 

Дом в Сеченовском переулке

Год постройки: 2003

Источник: Shakko / commons.wikimedia.org

Здание, стилизованное под европейскую ар-нуво-архитектуру, находится в «Золотой миле» на Остоженке. Это клубный дом с пятнадцатью квартирами, все жители которых знакомы друг с другом. На внутренней территории вокруг дома есть и подземный паркинг, и баня с бассейном, и тренажёрный зал.

 

«Триумф-Палас»

Год постройки: 2006

Источник: villlamania / commons.wikimedia.org

Здание, стилизованное под сталинскую высотку, было спроектировано под руководством Андрея Трофимова. Архитекторы действительно ориентировались на архивные чертежи «семи сестёр» и старались «адаптировать их под современность». Сегодня на последних трёх этажах высотки расположена гостиница, а остальные этажи жилые — на каждом из них есть общие зоны для всех жильцов.

 

Жилой дом «Парус»

Год постройки: 2007

Источник: Лена Цибизова / INRUSSIA

Дом расположен на Ходынке и формой напоминает наполненный ветром парус. Хотя здание зачастую сравнивают и с улиткой, и с палитрой, и даже с человеческим ухом. Проект разработал архитектор Борис Уборевич-Боровский, который признавался, что форму заимствовал отчасти у дубайских гостиниц. Внутри расположены и жилые блоки, и общие пространства для всех жителей, а некоторые квартиры из-за нестандартной формы здания получили большие террасы — зимние сады.

 

Отель «Ритц-Карлтон»

Год постройки: 2007

Источник: Moscowjobnet / commons.wikimedia.org

Отель построен на месте модернистского здания гостиницы «Интурист» — её снесли по распоряжению Лужкова в 2002 году. Проект разрабатывал архитектор Андрей Меерсон, который, по мнению многих исследователей, стремился уйти от советского модерна и за основу взял стилистику расположенного совсем рядом «Националя».

 

Здание Военторга на Воздвиженке

Год постройки: 2008

Здание торгового дома Экономического общества офицеров было построено в 1910–1913 годах, в советское время служило главным военным универмагом и было снесено в 2003 году при Лужкове. На его месте построили новый торговый комплекс «Воздвиженка-центр», напоминающий здания эпохи модерна. Бывший торговый дом горожане провожали свечами, а современное здание до сих пор по старинке называют «Военторгом».

Архитектура Норвегии — сочетание традиций и современности

Норвегия — страна современной архитектуры и традиционного скандинавского зодчества. Хотя супер современная архитектура — не самое первое, что приходит в голову, когда речь идёт о норвежской столице, город действительно переживает архитектурный ренессанс. The cutting-edge architecture — именно так теперь называют последние архитектурные новшества в Осло.  

Из статьи вы узнаете, как внешне изменилась столица Норвегии за несколько лет, а также познакомитесь с архитектурными планами Осло на ближайшее десятилетие.

Barcode / Штрихкод

Проект Barcode от нидерландской студии MVRDV и норвежских компаний DARK и a-lab The Carve © Ivan Brodey

Место

Общественно-деловой центр в районе Бьорвика, недалеко от станции Oslo Sentral Stasjon, прямо напротив еще одной знаменитой архитектурной жемчужины — Национального оперного театра Осло. Квартал находится в пяти минутах от центрального вокзала, но тем не менее имеет прекрасный вид на зелёные холмы города.

Архитекторы

Архитектурный принцип разработан норвежскими компаниями DARK и a-lab при сотрудничестве с нидерландской фирмой MVRDV. Благодаря тому что здания расположены на небольшом расстоянии друг от друга, издалека архитектурный ансамбль напоминает штрихкод.

Конструкция

Проект Barcode представляет собой геометрическую систему из 12 узких, но достаточно высоких зданий, каждое из которых спроектировано разными архитектурными компаниями. В основе проекта — игра с геометрическими пропорциями и восприятием. Здесь все здания имеют разную высоту и ширину. Несмотря на свою претенциозность и яркость, проект выглядит органично и вписывается в общегородскую концепцию современного Осло.

Особо внимание привлекает к себе здание по проекту a-lab, получившее название The Carve — многоэтажный дом из белого мрамора с деревянными вставкам. Здание включает в себя офисные помещения на первых восьми этажах и жилые квартиры на верхних этажах. В необычной углублении, или «пробоине», разбит сквозной сад. Цель архитекторов заключалась в том, чтобы спроектировать квартиры с окнами, выходящими в обе стороны, обеспечить хорошее естественное освещение и добиться высокой энергоэффективности здания.

Интересные факты

  • Во время строительства были найдены обломки девяти кораблей, построенных предположительно в первой половине XVI века. Это оказалось самой большой коллекцией обломков кораблекрушений в Норвегии. Известно, что исторически это место находилось под водой, как и остальная часть всего района Бьорвика примерно до середины XIX века. Эти и другие найденные артефакты были переданы в коллекцию Норвежскому морскому музею.
  • В 2006 году только один житель Осло из десяти высказывался «за» предстоящую стройку высоток Штрихкода, но 8 лет спустя, к 2014 году, уже более половины населения города практически всецело одобряло дизайн и строительство нового квартала.
  • Рядом с названием «Баркод» стали фигурировать фразы «норвежский мини Манхэттен», «икона Осло», «новый культурный центр» и др.
  • Штрихкод вызывает интерес у фотографов и кинорежиссёров. Недавний британский триллер «Снеговик» (2017), экранизация бестселлера Ю. Несбё, может похвастаться кадрами с Майклом Фассбендером как раз в норвежском мини Манхэттене.

Музей современного искусства Аструп-Фернли

Музей Аструп-Фернли © Wojtek Gurak

Место

Частный музей современного искусства в Осло основан при поддержке Фонда Томаса Фернли, Хедди и Нильса Аструпов. Он располагается практически в центре Осло в новом районе Tjuvholmen, где заканчивается променад по набережной Aker Brygge, и пользуется популярностью у множества посетителей и туристов. Значительно выросла привлекательность района для других галерей и творческих пространств.

Архитекторы

Здание построено по проекту известного итальянского архитектора Ренцо Пьяно (Renzo Piano). В послужном списке архитектора работа над проектом Центра Помпиду в Париже, Калифорнийская академия наук и множество архитектурно необычных музеев. Также в Москве ведется реконструкция ГЭС-2 по проекту Ренцо Пьяно.

Конструкция

Три павильона под общей стеклянной крышей, пропускающей дневной свет и имеющей форму паруса. Всё очень по-скандинавски. Динамику музею придает немного вогнутая крыша, сразу бросающаяся в глаза. Ее мощные консольные вылеты защищают фасад от ветров. Здание соответствует морским окрестностям Осло-фьорда: серые стальные колонны напоминают мачты яхт и кораблей в близлежащем порту, а деревянная панель серебряного цвета напоминает о встрече с суровым ветром норвежских фьордов.

Уникальное расположение сказывается на необычном местоположении павильонов — они разделены водой и соединены небольшими деревянными мостами. Отсюда открывается прекрасный вид на красоты Осло-фьорда. С архитектурной точки зрения новое здание музея признано одним из самых выдающихся музеев в мире. Идея архитектора заключалась в том, чтобы дать посетителю возможность окунуться в мир современного искусства как с суши, так и с воды. Концепция «близость к природе» лежит в основе всего проекта.

Интересные факты

  • В 2003 году музей привлек внимание мировой общественности, приобретя на нью-йоркском аукционе фарфоровую скульптуру Michael Jackson and Bubbles на сумму более 51 миллиона норвежских крон. Ее создал американский художник Джефф Кунс.
  • В коллекцию музея входят работы в стиле contemporary art норвежских и американских художников, а также произведения известных китайских, японских и индийских мэтров мира искусства. Коллекция охватывает работы с 1960-х годов по настоящее время. 

Новый музей Мунка, Lambda-prosjektet

Музей Мунка от Herreros Arquitectos

Место

В 2008 году Музей Мунка «переезжает» из района Тойен в Бьорвику, туда, где уже стоят жемчужины норвежской современной архитектуры — Оперный театр и Штрихкод. Таков план норвежских урбанистов по объединению основных кварталов Осло с прибрежной зоной фьорда, чтобы превратить ее в общественное пространство.

Архитекторы

К 2019 году появится Новый Музей Мунка, который уже строится по проекту испанского архитектурного бюро Herreros Arquitectos. Планируется перевезти 28 000 картин, эскизов, фотографий и скульптур. Каким же должно быть здание, которое приютит богатое норвежское наследство Мунка?

Конструкция

Конструкция музея задумывалась по примеру лондонского Tate Modern и Музея современного искусства в Нью-Йорке. В основе здания лежит трёхэтажный «подиум», на котором будет располагаться основная тринадцатиэтажная башня, причем главные функции музея должны будут выполняться на верхних этажах. Внизу планируются научная библиотека, временные экспозиции и другие общественные пространства. Вся башня соединяет в себе две основные составляющие: пространство музея («статичная» часть здания) и общественное пространство («динамичная» часть).  

Первая часть — это залы, посвященные художественным работам и их консервации, здесь также будет расположена администрация.

«Динамичная» часть будет простираться по всей высоте здания и представлять собой вертикальное общественное пространство с видом на весь город. Эта часть здания будет прозрачной, чтобы посетители всегда могли непосредственно контактировать с городским ландшафтом и природой. Переходы и транспортировка между двумя частям башни сами по себе будут представлять «путешествие в искусство». Завершение строительства ожидается в 2019 году.

Кроме работ Мунка планируются также отдельные пространства для выставок работ норвежского коллекционера Рольфа Стенерсена, художников Амальдуса Нилсена и Людвига Равенсберга. Музей откроет свои двери для посетителей в 2020 году.

Интересные факты

  • Высота и форма здания подверглись сильной критике со стороны жителей и части правительства. Проект даже замораживался на некоторое время, пока в 2013 году не был возобновлен.

Специально было сделано интересное анимированное видео завершенного проекта в будущем:


Nordisk Lys /Nordic Light

Nordisk Lys от Reiulf Ramstad Arkitekter

Осло продолжает экспериментировать и расти прямо на глазах. В начале года стало известно, что конкурс по обновлению общественного пространства рядом с Центральным вокзалом выиграло норвежское бюро RRA, Reiulf Ramstad Arkitekter. Это будет первая часть плана Fjordporten по улучшению пространства в районе вокзала Oslo S.

Место

Центральный вокзал Осло, приграничная часть района Бьорвика.

Архитекторы

Норвежское архитектурное бюро Reiulf Ramstad Arkitekter известно созданием смелой, но простой архитектуры, которая основана на скандинавских ценностях. 

Конструкция

Новое строение сочетает традиции и инновации и напоминает башню. Оно состоит из нескольких квадратных частей, в которых будет располагаться огромное количество офисов, конференц-залов, культурных помещений и даже отелей. Крытая аллея будет соединять нижнюю часть здания с пространством всего Oslo S. По словам жюри «этот новый проект позволит развивать центральный вокзал как самый крупный принимающий «узел» и предоставит путешественникам новые пространственные и качественные возможности». Несмотря на очень современный вид будущего здания, в его основе лежит идея возвращения к традициям. Для строительства будет использовано дерево, основа культуры строительства Норвегии, а также современные материалы — бетон и cтекло high-tech.  

Проект охватывает четыре главных направления: привокзальное пространство, включающее сейчас заброшенную площадь, нижний «квадрат» башни, предназначенный для жилых помещений и культурных центров, а также крытая аллея и основное здание башни.  Возможное начало строительства планируется к 2020 году.

Конечно, не всем придутся по душе новые архитектурные опыты, но в этом и заключается прелесть современного Осло: сохраняя классическое, скандинавское зодчество, город не боится идти в ногу со временем и экспериментировать с новыми архитектурными формами.


Если вам интересен также скандинавский дизайн и Норвегия в целом, загляните в статью о новом дизайне норвежской кроны и почитайте о скандинавском интерьере.

«Сохранение исторических зданий всегда должно иметь приоритет перед новым строительством» :: От первого лица :: Статьи

В Европе тренд на сочетание исторической архитектуры с новым строительством развивается достаточно активно – в то время как в России реализуется нечасто. Насколько для Москвы актуально совмещение в центре исторической и новой застройки, есть ли действительно удачные примеры редевелопмента исторических объектов и интеграции нового строительства, какие элементы новой архитектуры лучше использовать в исторической застройке без ущерба для аутентичности и где уместны в принципе такие проекты, - об этом мы поговорили с основателем бюро AI Studio Антоном Хмельницким. 

 Насколько удачной вы считаете идею сочетания в проектах редевелопмента исторической застройки и новых объемов?

 На мой взгляд, архитектор и девелопер при работе с историческими зданиями должны стремиться к сохранению аутентичной застройки при любой возможности и даже при отсутствии у объектов охранного статуса. Во время работы над своими проектами мы стараемся придерживаться именно такого принципа и доказываем его эффективность для заказчиков с помощью примененных решений. Создавая клубные дома «Современник» и ORDYNKA, а также Tatlin Apartments, мы пошли по пути сохранения всех возможных архитектурных элементов и исторических деталей.

 Какие сложности встречаются в проектах при таком подходе?

 Часто возникает ситуация, когда площадь нового объекта, разрешенная к строительству, значительно превышает площадь существующей на участке исторической застройки - это особенно характерно для проектов редевелопмента промышленных зон. В случаях, когда мы видим, что объем нового строительства больше площади зданий, подлежащих обновлению или реставрации, архитекторы предлагают те решения, которые позволят исторической части не потеряться в новых объемах, а стать смысловым центром всей территории, сформировать новый проект идейно. 

 Как решаются такие задачи, чтобы история не потерялась на фоне современности?

 Приемы по интеграции новых объемов всегда очень индивидуальны. Можно рассмотреть идею перекрытия внутреннего двора на уровне первого этажа, что увеличивает площадь проекта, грамотно интегрировать современную надстройку с сохранением исторических фасадов. Также разумно сохранить историческую градостроительную структуру городского квартала, при этом бережно включая новые здания в контекст так, чтобы их современная архитектура не противоречила окружению, не влияла на единую ткань и линию фасадов улицы. В Tatlin Apartments мы, к примеру, визуально выделили фасады конструктивистского здания АТС и предложили новый объём большой площади, который «парит» над историческим зданием и имеет совершенно другую архитектуру – это решение позволило найти баланс между историческими и новыми зданиями.

 Какие материалы, инженерные и конструктивные решения предлагаются архитекторами для проектов-миксов: подъем новых зданий, идея «купола» для исторической застройки, надстройка или совмещение на территории? Какие на ваш взгляд наиболее удачные идеи могут быть?

  Чтобы создать гармоничный проект, при выборе материалов и конструктивных решений необходимо руководствоваться здравым смыслом и критически подходить к оценке  как новых, так и сохраненных элементов объекта.  При этом по моему мнению новая архитектура не должна маскироваться или мимикрировать под историческое окружение – оммажи историческим объектам в новых строениях скорее оттолкнут и вызовут диссонанс восприятия. Я сторонник контрастных решений, сочетания исторических и суперсовременных фасадов в рамках одного проекта. Самое важное – найти баланс, чтобы новые здания не подавляли, а подчеркивали историю. В этом смысле эталонным я считаю проект реконструкции здания Рейхстага авторства Нормана Фостера. Ему уже больше 20 лет, но примененные в нем решения по-прежнему интересны и актуальны. Купол здания, который был полностью утрачен, восстановлен в оригинальных габаритах, но выполнен из современных материалов и получил общественную функцию. Сегодня это одна из популярнейших туристических площадок Берлина, она полноправно «живет», а стекло и металл в конструкции не диссонируют с историческими фасадами при всей своей современности. 

 Как часто редевелопмент пересекается с новой застройкой в практике европейских городов? Какие функции, как правило, отдаются исторической части, а какие – новой?

 Во всем мире в последнее десятилетие к исторической застройке относятся исключительно аккуратно. В европейских столицах снос исторического здания сегодня кажется чем-то экстраординарным. Тенденция к приспособлению знаковых объектов отмечается на многих международных конкурсах и премиях, к проектам реновации и редевелопмента исторического наследия сегодня приковано пристальное внимание архитектурного сообщества и горожан. С точки зрения функционального наполнения часто здания с историей, особенно имевшие прежде промышленное назначение, перепрофилируются в объекты культуры. Один из лучших примеров такой адаптации - музей Tate Modern в Лондоне авторства Herzog & de Meuron, размещённый в бывшем здании электростанции. Новая башня пирамидальной формы сформирована драматическими линиями, а рисунок кирпичной кладки исторических зданий промышленной зоны переосмыслен в фактуре фасадов. При этом здание насыщено технологиями устойчивого девелопмента – это пример качественной интеграции эффектного нового строительства в сложившуюся среду исторического центра.

Из новых проектов я бы еще отметил Battersea Power Station в том же Лондоне: историческое промышленное здание превратилось в многофункциональный комплекс с офисами, ритейлом и жильем и стало сердцем огромного современного района прямо на берегу Темзы. Основной конструктив исторических зданий выполнен из кирпича, но в работе с надстройками архитекторы Wilkinson Eyre нашли интересное сочетание стекла и камня. Жилая часть многофункционального проекта, таким образом, стала светлой и открытой, позволила предусмотреть место для обширного озеленения. 

 Какие проекты с миксом старого и нового строительства можно выделить в России? В Москве? 

 В Москве достаточно много удачных проектов реновации исторического наследия, начиная с делового квартала «Фабрика Станиславского», сделанного 15 лет назад, и до жилого проекта Lucky в Пресненском районе, который пока только строится. Думаю, что интересным и новым словом станет реставрация здания ГЭС-2 и открытие новой площадки для современного искусства V-A-C, и мне бы очень хотелось увидеть реализацию редевелопмента фабрики «Красный Октябрь». Еще в составе бюро Foster+Partners 10 лет назад я принимал участие в работе над этим проектом.

Один из наших московских проектов, в котором мы удачно, на мой взгляд, совместили формат сохранения исторической застройки и новые объемы, стал дом «Современник» на Чистых прудах. Само здание интересно не только архитектурой, но и своей историей: оно было построено как жилой доходный дом в 19 веке, но достаточно быстро его переоборудовали под банный комплекс. С 50-х годов прошлого века строение использовалось как административное здание, а в 90-е было «по-советски» реконструировано: внутри появились потолки Армстронг, на фасаде - пластиковые окна, а все исторические интерьеры были уничтожены. Для этого дома мы придумали два основных новых элемента: это перекрытый внутренний двор, который позволил организовать отдельный ресепшен для жителей дома, и приватные террасы для сложных квартир, окна которых выходят во двор-колодец на втором этаже. В современной архитектуре мы решили также объем надстройки пентхауса: использовали  панорамное остекление и перфорированные панели Corten. Интересно, что Corten - это в чистом виде современный материал, но при этом по цветовой гамме он чрезвычайно удачно вписывается в классическую московскую застройку центра с ее желто-белыми и кирпичными фасадами.

 Какие критерии оценки уместности и актуальности таких «смешенных» проектов существуют? Как их оценивают горожане, девелоперы и архитекторы?

 Жители города оценивают эти проекты прежде всего с личных позиций – нравится их внешний вид или нет, приятно ли находиться внутри или неуютно. Девелопер, город и архитектор смотрят на проект под иным углом – востребован ли он, приобретают ли в нем недвижимость, хотят ли арендовать, приходят ли люди в общественные пространства внутри или избегают их. Такие критерии применяются ко всем объектам, и те, что сочетают старую и новую застройку, не исключение. Важно, чтобы такой проект был «живым», а не представлял собой реанимированную старину. Нужно стремиться создавать комфортную среду, а «якорем», центром притяжения в таких проектах могут быть совершенно разные по функционалу решения – как комфортный  ландшафтный парк, так и интересная функция – выставочное пространство, кластер магазинов или ресторанов, то, что привлекает людей и формирует новое впечатление от уже известного городского исторического объекта.

 Насколько этот формат дороже или дешевле в проектировании и реализации, чем просто реконструкция?

 Обычно выбор смешанной застройки связан с тем, что на своей площадке девелопер может реализовать больший объем метров, чем существует в исторической застройке на участке. Выбор обычно происходит между тем чтобы снести значительный объем старых зданий и построить нечто новое, или напротив максимально сохранить историческую архитектуру, дополнив небольшим объемом нового строительства, интегрировав новое в сложившуюся среду, а не перестраивая локацию заново. Конечно, второй подход более трудозатратен и обходится в проектировании дороже, но я уверен, что конечный результат в итоге более выигрышный и для девелопера и, безусловно, для города и его жителей. Смешанные проекты формируют особую идентичность города, показывают «слои» его развития, и это не может не быть интересным. 

 Для кого могут быть наиболее выгодны такие проекты-миксы - для частного или госкапитала? Насколько велика в появлении новых объемах на исторических территориях финансовая составляющая, или это все же больше вопрос эстетики и городского развития? 

 Я считаю, что сохранение исторической составляющей в конечном счете выгодно прежде всего девелоперу: такой проект всегда будет иметь свою уникальную среду, история формирует его особенный облик и выделяет прежде всего для покупателей. Задача города в таких проектах – поддерживать линию сохранения исторического наследия и также минимизировать «серые» для девелоперов зоны, четко конкретизируя, какие старинные здания можно сносить, а какие нельзя. Регулярное обновление и пополнение реестров московского наследия – это позитивный тренд на формирование идентичности Москвы.

традиции и современность — читать на flagman-news.ru

История Перми началась в 1723 году, когда был открыт Егошихинский медеплавильный завод. В 2023 году пермяки будут отмечать 300-летие с момента основания города. Предлагаем вашему вниманию виртуальную прогулку по архитектурным памятникам города. Отметим, что прогуляться по предлагаемому маршруту можно в любое время. Но особенно приятно летом, во время навигации, прибыв в Пермь на круизном теплоходе.

Итак, начинаем прогулку с речного вокзала порта «Пермь» и пройдемся по ул. Монастырской, расположенной параллельно реке Каме в историческом центре Перми. В годы советской власти улица получила имя К.Г. Орджоникидзе, но в 2012 году вернула себе историческое название.

Первую остановку сделаем возле исторического здания ─ дома Мешкова, расположенного по адресу Монастырская, 11. Дом построен в 1820 году по проекту архитектора Ивана Свиязева в стиле позднего классицизма. В 1889 году был перестроен под влиянием стилистики модерна по проекту Александра Турчевича. В 1900—1901 гг. здесь располагалась выставка работ художника-пейзажиста и камнереза А. К. Денисова-Уральского. Было выставлено 48 его работ, в том числе картина «Лесной пожар», в 1983 году преподнесённая советскому посольству в США. В 1918 году в доме находился штаб 3-ей армии Восточного фронта, о чём свидетельствует мемориальная доска, расположенная на здании.

Затем в разное время в доме располагались медицинский факультет Пермского государственного университета, ресторан и гостиница «Урал». В последние годы здание принадлежало Пермскому речному пароходству. В конце 2007 года сюда въехал Пермский краеведческий музей. Кстати сказать, архитектурный памятник «засветился» и на телеэкране ─ для сериала «Отчий дом» (2017, 5 серия) во дворе дома Мешкова велись натурные съемки.

Архитектура здания вызывает восхищение. Это не просто дом в стиле модерн. Основной принцип, на которому он построен дом, ─ это увеличение архитектурных компонентов снизу вверх. Первый этаж дома украшает рельефная кирпичная кладка и полукруглые окна. Второй этаж ─ это великолепное сочетание позднего классицизма со стилем модерн ─ массивные наличники на окнах, колоннада центрального фасада, чугунный
балкон.

Дом Мешкова

Далее по нашему маршруту ─ жилой дом для сотрудников театра оперы и балета по адресу ул. Горького, 5. Выстроенный в 2008 году в стиле постмодернизма, он похож на половинку головки сыра (архитектор ─ Виктор Щипалкин). Почти со всех окон дома раскрывается роскошный вид на Каму.

Жилой дом для сотрудников театра оперы и балета по адресу ул. Горького, 5

Следуя далее по маршруту, мы снова возвращаемся к историческим зданиям города. По адресу ул. Горького, 15 мы видим Епархиальное женское училище. Такие учебные заведения, в которых готовили учительниц для церковно-приходских школ, начали открываться в России в конце XIX века. Будущих преподавателей набирали в семьях священнослужителей. В Перми указ об открытии Епархиального женского училища был издан 12 декабря 1889 года.

Правда, в 1905 году дом был снесён, а на его месте по проекту А. Б. Турчевича заложено новое трёхэтажное здание, однако из-за недостатка финансирования его открытие затянулось до 1913 года. В годы Великой Отечественной войны здесь находился госпиталь, а в послевоенное время ─ хореографическое училище, из стен которого вышли знаменитые танцоры Надежда Павлова, Елена Кулагина, Марат Дукаев.

Епархиальное женское училище

Следующая остановка ─ дом архитектора Турчевича ─ находится на углу улиц Екатерининской, 32 и Островского. Получив крупное наследство, Турчевич построил по собственному проекту двухэтажное здание с башенками по углам. Этот дом, интересный своей нестандартной архитектурой, которую можно отнести к стилю эклектика, он подарил супруге. С 1956 года в доме размещаются службы рыбнадзора и охраны водных ресурсов.

Дом архитектора А.Б. Турчевича

Следующая остановка в нашем путеводителе ─ это церковь Марии Магдалины (сегодня Институт экологии и генетики микроорганизмов) по адресу улица Ленина, 11. Здания приюта и церкви построены в 1889-1892 гг. по проекту архитектора А.Б. Турчевича. Церковь св. Марии Магдалины действовала всего лишь 26 лет. С победой большевистской революции прекратил свою деятельность комитет Пермского дамского попечительства о бедных, учрежденный им приют и церковь.

В начале 1930 годов здание было перестроено под учебное заведение, с 1930 года по 1975 год здесь размещался нефтяной техникум. В настоящее время здание сохранилось в измененном виде. Ныне принадлежит Пермскому научному Центру Уральского отделения АН России.

Институт экологии и генетики микроорганизмов

А сейчас обратите ваше внимание на дом Грибушина (сегодня ─ Пермский научный центр) по улице Ленина, 13а. Дом купца Сергея Михайловича Грибушина построен в 1895—1897 годах пермским архитектором А. Б. Турчевичем. По предположениям литературоведов, именно он выступил прообразом «дома с фигурами» в романе Пастернака «Доктор Живаго». Дом создан в стиле живописного модерна и богато декорирован лепными деталями. Их автор ─ мастер-самоучка Петр Агафьин. Это он «сплел» венки, гирлянды, розетки… И украсил дом главной достопримечательностью ─ барельефами женских головок. После революции в особняке размещались медицинские учреждения. Сегодня здесь размещается Пермский центр Российской академии наук.

Дом Грибушина

Следующий пункт в нашем путеводителе ─ здание акцизного управления (сегодня пермский почтамт) по адресу улица Ленина, 28. Одно из красивейших зданий Перми, построенное по проекту архитектора А.Б. Турчевича. Было возведено для купца М.П. Кузнецова в конце XIX века. Еще в 1874-1877 годах на этом месте был сад, который занимал весь квартал по Обвинской улице. Новый дом владелец сдавал в аренду.

Помещение с ул. Обвинской занимал губернский статистический комитет, на первом этаже с ул. Покровской в 1894-1897 годах размещался научно-промышленный музей. С начала 1930-х гг. был надстроен еще один этаж и в здании разместился пермский почтамт, в 1960-е гг. надстроили четвертый этаж.14

Также отметим, что на здании размещается знак «Нулевой километр» - символический верстовой столб, обозначающий центр города и одновременно отсылает нас к истокам пермской почты.15

Почтамт

Наше путешествие продолжается, и далее мы следуем к дому Тупицыных (сегодня ─ краевое управление ФСБ) по улице 25 Октября, 12. Особняк на Петропавловской улице был построен по проекту пермского архитектора А.Б. Турчевича в 1888 г. для купеческой семьи Тупицыных ─ пионеров фосфорного производства в Российской империи. Здание было каменным трёхэтажным, с двумя башенками. Ранее на этом месте с 1873 г. стоял полукаменный дом Ташлыкова, а ещё ранее — снесённый из-за ветхости деревянный особняк чиновника Макке. В 1912 г. в здании разместился Крестьянский поземельный банк.

После освобождения Перми от Колчака в здании разместились войска 3-й армии. А потом вплоть до 1938 года его не называли иначе, как «Дом союзов» ─ союз Рабис (союз работников искусства) и другие профсоюзные организации размещались здесь с комфортом.

Дом Тупицыных

Теперь остановимся возле Театра оперы и балета (улица Петропавловская, 25). Театр был построен в 1878 году на пожертвования горожан. Сначала в нем выступали только заезжие артисты, после 1895 года была учреждена Пермская театральная дирекция.

Сейчас Пермский академический театр оперы и балета ─ один из ведущих музыкальных театров страны. Пермяки уже не раз завоевывали престижнейшую в российском театральном мире награду ─ «Золотую маску». 

Театр оперы и балета им.П.И.Чайковского

Следующее место, которое мы предлагаем вам посетить, ─ Дом со львами по адресу ул. Монастырская, 15. Дом со львами — памятник градостроительства и архитектуры регионального значения в Перми. Он был построен в 1946 г. в то время, когда в Пермской области сразу в нескольких городах активно добывали уголь. В Перми, которая тогда называлась Молотов, для комбината «Молотов уголь» решили возвести четырёхэтажное здание. Здание было построено массивным четырёхэтажным с колоннадой в центре и с гипсовыми статуями шахтёров на балконе четвёртого этажа. Однако своё название дом получил из-за львов, установленных у входа.

Здание было возведено по проекту архитектора В. Г. Чернова. Его строили пленные немцы, которых во время и после Великой Отечественной войны активно ссылали на Урал. По замыслу архитектора Чернова, здание должно было органично вписаться в существующую историческую застройку и стать украшением верхней набережной Камы.

Дом со львами»

Гуляя далее по маршруту, вы можете увидеть Дом В.Е. Вердеревского, расположенный по адресу ул. Сибирская, 2 / Монастырская, 17. Дом Вердеревского — деревянный двухэтажный особняк на берегу Камы. При постройке он был оштукатурен, а также украшен балконами с деревянными навесами с художественной резьбой. Дом для председателя пермской казенной палаты Вердеревского был построен в 1843-1844 годах, после большого пермского пожара. Часть дома была жилая, часть сдавалась в аренду благородному (дворянскому) собранию, ресторанам и трактирам.

С 1853 по 1889 год домом владела семья Протопоповых. Глава семьи, Борис Протопопов, владел шахтами на Урале и преподавал математику в духовной семинарии. Его дочь, Ольга Борисовна Протопопова (Лепешинская), видная революционерка, после революции стала известным биологом. В 1889 году дом Вердеревского был приспособлен под гостиничные номера и ресторан. После революции в здании размещалось общежитие и гостиница. Известно, что в 1928 году в номера останавливался поэт Владимир Маяковский.

Дом Вердеревского построен из уральской лиственницы, снаружи его покрывает штукатурка, поэтому можно ошибочно принять его за каменный дом. Здание построено в стиле провинциальный классицизм.

Дом Вердеревского

Конечно, мы не можем пройти мимо «Королёвских номеров», расположенных по адресу ул. Сибирская, 5. Дом построен в 1910 году архитектором Емельяном Ивановичем Артёмовым. Сейчас им распоряжается Театр оперы и балета, а в самом здании расположено общежитие для работников театра. Возводил его купец Василий Иванович Королёв, занимающийся продажей леса. С его легкой руки гостиницу стали называть «Королёвские номера».

Здание в модном в начале века стиле модерн до сих пор украшает великолепная лепнина. Интересно и то, что новая гостиница в начале XX века для своих постояльцев предоставляла достойный уровень комфорта: в ней было водяное горячее отопление и водопровод, а также проведенное электрическое освещение. Имела гостиница и профессиональных поваров. Известно, что останавливались в здешних номерах знаменитые писатели и поэты: В. В. Маяковский, С. Гроссман, Б. Киреев и другие.

Известность бывшей гостинице, хоть и не специально, принес брат последнего русского императора Михаил Александрович Романов. Ссыльного и опального представителя дома Романовых в 1918 г. содержали в «Королёвских номерах», причем оплачивать стоимость проживания и питания ему приходилось самому. А в одну из июньских ночей князь вместе с секретарем и другом Николаем Джонсоном был похищен из гостиничного номера и увезен. Больше никто не видел их в живых, неизвестно и место захоронения царской особы. Об этом событии сегодня напоминает небольшая мемориальная доска, прикрепленная на фасаде бывшей гостиницы.

Королёвские номера

Теперь мы предлагаем вам остановиться и посмотреть на Пермское духовное училище, расположенное по адресу ул. Газеты «Звезда», 18. Это здание — одно из самых крупных исторических сооружений города ─ построено в 1885 году архитектором Р.И. Карвовским.

А предыстория такова. В 1818 году при Пермской духовной семинарии было открыто духовное трёхклассное училище. По сведениям протоиерея Евгения Попова, в 1851—1854 годах для размещения училища ректор семинарии архимандрит Антоний (Радонежский) приобрел дом с надворными постройками и землёй на углу Покровской и Оханской (Ленина и Газеты «Звезда»). Это был барский дом, построенный советником казенной палаты Василием Васильевичем Парначевым из кирпича на месте сгоревшей в 1842 году мужской гимназии.

В 1885 году здание перестраивают и придают ему современный облик. Эта дата и значится на фронтоне как дата постройки. Тогда же, в 1885-м, дом был расширен за счёт пристроя по улице Газеты «Звезда». В 1901 году при училище открылось общество вспомоществования нуждающимся ученикам Пермского духовного училища.

В 1918 году были ликвидированы все духовные учебные заведения. В этом же году Пермь в течение трёх месяцев была захвачена войсками Колчака, который разместил в здании Духовного училища свою контрразведку. После 1929 года здесь размещалось несколько техникумов: Уральский медицинский, землеустроительный, фармацевтический, художественный. Затем, в 1931-1934 годах — высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа, и с 1935 года — средняя школа № 25. С 1975 года по сегодняшний день в здании размещается Пермский государственный институт искусств и культуры.

Пермское духовное училище

Остановимся возле здания ресторана «Живаго» (ул. Ленина, 37), которое является одним из необыкновенных строений в центре Перми. В его архитектуре прослеживается слияние стилей, хорошо видны асимметричность линий, критические углы, даже часы на фасаде формируют чувство, что архитектор будто играл, проектируя данное здание.

Ресторан «Живаго»

А мы идем далее и предлагаем снова погрузиться в мир старой Перми и сделать остановку у особняка Токаревой (ул. Пермская, 67). Особняк Токаревой ─ одно из немногих деревянных зданий старой Перми, сохранившееся до наших дней. Дом построен в модном для того времени псевдорусском стиле. Фасад здания, богато украшенный декоративными элементами, создает впечатление легкости всей композиции.

Известно, что семейство Токаревых жило на этом месте еще с середины XIX века. Перестройка дома в псевдорусском стиле производилась в конце XIX века. В 20-х годах здание было национализировано, здесь размещались различные учреждения.

Новое дыхание дом Токаревой получил с открытием в 2011 году пешеходной части улицы Кирова (Пермской). Этот небольшой теремок, находившийся в начале пешеходной зоны, стал одним из центральных объектов. В настоящее время в особняке Токаревой находится кафе, в котором хорошо отдохнуть после прогулки по пешеходной части улицы Пермской.

Особняк Токаревой

Продолжаем прогулку по ул. Пермской. Остановимся возле дома по адресу ул. Пермская, 55, где располагалась церковно-приходская женская школа при Рождество-Богородицкой церкви (православная гимназия). Здание построено в конце XIX века по проекту пермского архитектурно-строительного бюро Турчевича. Инициатором постройки был известный краевед Павел Николаевич Серебренников. В этом проекте Турчевич использовал непременные составляющие стиля модерн ─ практичность и функциональность. За прошедшие годы внешний облик здания практически не изменился. Внутри, после проведенной в 1956 году перепланировки, неизменным сохранился лишь актовый зал на втором этаже.

Церковно-приходская женская школа при Рождество-Богородицкой церкви

Далее рассмотрим здания, построенные Турчевичем, которые стали со временем визитной карточкой Перми. Обратимся к очередному зданию этого архитектора ─ дому Любимовой (ныне Театр юного зрителя) на улице Екатерининской, 68.

Двухэтажный каменный особняк в стиле модерн с элементами эклектики по проекту построен на месте полукаменного дома мещанина Феодосия Александровича Токарева. Здание находилось в саду, ниже тротуара. С правой стороны дома был небольшой фонтан, который уничтожили в 1970-х годах. С улицы во всю длину усадьбы шла красивая чугунная решетка на высоком каменном фундаменте (сейчас от нее осталась лишь небольшая часть). От калитки до центрального входа вела лестница, заканчивающаяся большими чугунными вазами для цветов. В саду среди множества цветов была театральная площадка.

Дом Любимовой (Театр юного зрителя)

Обратите внимание и на здание Императорского музыкального училища начала 20 века, что на ул. Пушкина, 17. Императорское музыкальное училище привлекает своим ярким цветом и неординарной архитектурой. Когда-то это небольшое и уютное здание считалось одним из самых дорогих в Перми, ведь улица Сибирская в начале XX века ─ центральная часть города.

Здание императорского музыкального училища строится в 1901-1902 годы известным пермским архитектором Василием Попатенко. Императорское музыкальное училище, основателями которого стали супруги Басовы – Голдберги, переезжает в это здание в 1914 году. Обучение здесь было платным, одним из самых дорогих в городе. При училище работала городская нотная библиотека (единственная в городе), попечителем которой был А.Д. Городцов ─ известный пермский певец и общественный деятель.

Дом пермского императорского музыкального училища построен в господствующем тогда стиле модерн. Однако у него нет того богатого декоративного украшения, как у дома Грибушина. Привлекательность дома формируется за счет красивого углового выступа ─ эркера ─ небольшой башенки со шпилем и фронтоном на крыше. Здание является объектом культурного наследия РФ.

На стене императорского училища со стороны улицы Сибирской есть мемориальная доска, которая сообщает: «Здесь жил герой Гражданской войны, маршал СССР, В.К. Блюхер». Мемориальная доска была изготовлена и установлена в 1968 году, по проекту известного пермского скульптора Ю.Ф. Екубенко. Действительно, в июле 1919 года Василий Блюхер в должности начдива 30 дивизии останавливался в городе Пермь.

Императорское музыкальное училище

Нельзя пройти мимо Дома-музея им. С. Дягилева (ул. Сибирская 33). Заметим, что в мире существует несколько музеев, связанных с жизнью и творчеством Сергея Павловича Дягилева: в Париже, в Монте-Карло, в Лондоне, в Венеции и Лозане. Первая попытка создания мемориального музея в России осуществлена в Перми. Здесь провел свои юношеские годы будущий реформатор театра Сергей Дягилев, организатор творческого объединения молодых художников «Мир искусства», гастролей русского балета по всему миру.

Дом этот был построен в 50-х годах XIX века по проекту архитектора Карвовского, в стиле позднего русского классицизма. Три поколения Дягилевых проживали в нем, а с 1894 года здесь «поселилась» гимназия, которая теперь носит имя С.П. Дягилева. Это одно из старейших учебных заведений России, ему более 100 лет.

Дом-музей С.П. Дягилева

Наш следующий пункт относится к современной Перми и имеет очень необычный облик. Это офисный центр «Сота» архитектора Виктора Тарасенко на ул. Малой Ямской, 10/1. Его фасад которого сделан в виде шестигранных сот. И таким способом спроектирован также и вход: гости попадают внутрь через изъятые из сот шестигранники.

Офисный центр «Сота»

На этом наша прогулка по исторической части Перми завершена. Если у вас появилось желание увидеть описываемые памятники архитектуры своими глазами, прилагаем карту данного маршрута.


Лизавета ЕЛЬКИНА. Использованы фото из открытых источников.

Многофункциональные здания | ГОРОДСКОЙ ХАБ

Быстрый рост городских центров продолжает подталкивать проектировщиков к созданию новых решений. Однако некоторые старые идеи стираются и получают современное обновление. Многофункциональные здания и застройки восходят к глубокой древности. Сегодня ни один проектировщик не может обойтись без простого проектирования отдельно стоящего офиса или жилого здания. Многофункциональное здание не только рационально использует ресурсы и драгоценное пространство, но также предоставляет городским жителям районы, объединяющие работу, дом, магазины, транспорт и даже зеленые насаждения.Эта концепция также позволяет проектировщикам гибко адаптировать использование здания к изменениям времени. Urban Hub более подробно рассматривает некоторые вдохновляющие многоцелевые здания и их преимущества.

Маяки устойчивости городов. Сегодняшнее городское планирование создает для городов маяки будущего, которые передают новые идеи устойчивости, экологически безопасного выбора и ответственного образа жизни.

93629 просмотры

Вернуться к чертежной доске

Многофункциональные здания - отнюдь не новинка. Традиционно люди селились по моделям смешанного использования, объединяя все свои ресурсы в одну центральную область. Исторические примеры можно найти на старых рыночных площадях Древнего Рима, где магазины, квартиры, административные офисы и часто библиотека были перемешаны.

Индустриальный век, однако, принес новые законы о зонировании и более строгое разделение между жилыми и рабочими помещениями. Появление автомобиля усилило эту тенденцию, принесло с собой признание поездок на большие расстояния между домом, офисом и магазинами и бегство из городской жизни в пригород.

Но теперь разработчики снова обращаются к смешанной разработке. Люди возвращаются в города, и наблюдается тенденция к застройке с высокой плотностью населения. Кроме того, послабление в законах о смешанном зонировании с 1990-х годов помогло архитекторам и градостроителям разработать творческие концепции, которые удовлетворяют разнообразные потребности городских жителей в одном месте.

Путать формулы

Многофункциональное здание предназначено для объединения трех или более целей в одну структуру, например, жилую, гостиничную, торговую, парковочную, транспортную, культурную и развлекательную. Какой бы ни была комбинация, она объединяет несколько вариантов использования в одном здании или на небольшой территории. Двумя наиболее распространенными формами многофункционального дизайна являются:

Вертикально. В одноэтажном многоэтажном здании квартиры обычно располагаются на верхних этажах, а магазины или офисы - на уровне улицы.На цокольном уровне предусмотрена парковка и / или доступ к подземному общественному транспорту.

Горизонтально. Расположенные в нескольких зданиях, таких как городской квартал или вокруг открытого пространства или двора, эти отдельные здания служат одному или двум конкретным целям, создавая микрокосм в пределах квартала.

Многофункциональный дом подходит для микрорайона

По мере роста городского населения давление на здания «делать» больше с меньшими затратами возрастает. Тем не менее, успешный дизайн для многофункциональной застройки - это больше, чем втиснуть как можно больше в одно здание.Он должен учитывать потребности своих будущих жителей, а также свое влияние на окружающую среду и то, как более широкий район может получить прибыль.

Когда здание или застройка смешанного использования легко адаптируется к своему контексту, совокупный эффект больше, чем сумма его частей. Некоторые преимущества включают:

  • Больше разнообразия и плотности жилья
  • Повышение энергоэффективности и устойчивости
  • Более сильный характер соседства
  • Лучшая интеграция с городскими службами, такими как общественный транспорт
  • Больше гибкости для адаптации к меняющимся потребностям, тем самым увеличивая долгосрочный жизненный цикл здания

Планирование смешанного использования может превратить деловой район, закрывающийся на ночь, в район, оживленный круглосуточно.Он может объединить людей, которые обычно не собираются встречаться, убирать автомобили с улицы и даже обеспечивать столь необходимые оазисы природы.

Контроль доступа и передвижения в зданиях многофункционального назначения

Многофункциональные здания всегда нуждаются в какой-либо системе контроля доступа, чтобы жители, гости отелей, покупатели и деловые люди имели доступ только к общим и частным зонам. Транспортные решения играют важную роль в разделении этих зон и максимально быстрой доставке людей к месту назначения.

«Усилитель лифта» может назначать пользователям права доступа и предпочтения к определенной части здания, например к отелю или бизнесу. Интеллектуальные лифтовые системы помогают сократить время пиковой нагрузки, прогнозируя движение лифтов, а также обеспечивая частный доступ в жилые районы, гарантируя безопасность, скорость и эффективность в общем здании.

Виа Вальехо в Мехико: предлагая решения для смешанного использования

Vía Vallejo объединяет коммерческие, жилые, медицинские услуги и отель на территории размером с городской квартал в центре Мехико.При проектировании многофункционального комплекса проектировщики расширили территорию за счет многочисленных террас, фонтанов и пешеходных дорожек. Результатом является привлекательное сочетание внутреннего и внешнего пространства для жителей и посетителей.

Смешанное использование: живи и учись

Высшее образование также затронуло волну смешанного использования. 35XV на Манхэттене - это жилое учебное здание. Первый этаж обеспечивает столь необходимое пространство для расширения для средней школы Ксавьера, а элегантная наклонная башня наверху отвечает требованиям жилья, не затмевая уличную сцену внизу.

Carlton Connective Initiative в Мельбурнском университете - это многофункциональная зона, объединяющая пространства для студентов, предприятий и начинающих компаний. Офисные и жилые помещения расположены в пяти зданиях, окружающих общий двор, который также является зеленым насаждением для местного сообщества.

Исторические здания в современном городе

Облик многих исторических городов изменился за последние несколько десятилетий: менялась архитектура, и новые здания появлялись в целых районах городов.

Сегодня древние центры и здания, такие как довоенные офисные здания и церкви, смешиваются с футуристическими небоскребами и ультрасовременными финансовыми районами.

«Улучшение теплоизоляции - ключ к уменьшению энергетического следа старых зданий».

По мере того, как проблемы городского планирования, такие как плотность застройки, загрязнение дорожным движением и социальное неравенство, постепенно увеличиваются во всем мире, современное использование исторических зданий и сохранение архитектурного разнообразия получили широкую поддержку в отрасли.

Исторические здания могут помочь решить некоторые из этих проблем. Обычно они являются неотъемлемой частью города, они вносят свой вклад в городской пейзаж и местное городское зерно. Их реконструкция поддерживает не только статус-кво и характер городов, но также способна усилить архитектурный облик района, принося пользу владельцам здания, пользователям и общественности.

Таким образом, поиск способов сохранения и повторного использования старых структур, несмотря на структурные и плановые проблемы и разнообразные рекомендации по сохранению, является неотъемлемой частью современного архитектурного мира.

Сочетание старой и новой архитектуры

«Привлекательность современного города - это смесь старого и нового», - сказал главный директор John Robertson Architecture (JRA) Джон Робертсон.Штаб-квартира в Великобритании, занимающаяся архитектурой, дизайном, планированием и стратегическим консультированием, сделала исторические проекты жизненно важной частью своего бизнеса в Лондоне, следуя стратегии «контекстуального гражданского модернизма», который признает, что значительная часть ценности здания заключается в том, как оно взаимодействует с ним. контекст.

«В центре Лондона наследие прошлого так же важно, как и необходимость предоставить здания, оборудованные для будущих потребностей международного бизнеса. Реставрация исторических зданий дала нам возможность объединить все преимущества современного офисного строительства с привлекательными историческими особенностями, часто имеющими очень высокую архитектурную и культурную ценность », - добавил он.

По словам Робертсона, работа над историческими сооружениями направлена ​​на уважение прошлого и при этом является достойным наследием для будущего.

Однако проблем много: хотя работы с внешней стороны здания обычно могут выполняться с использованием оригинальных материалов, таких как кирпич, металлы, земляные материалы, камень и лепнина, внутренние конструкции и энергоэффективность быстро становятся основным объемом работ. .

Тематические отчеты
Беспокоитесь ли вы о темпах инноваций в вашей отрасли?
Отчет

GlobalData по темам TMT за 2021 год расскажет вам все, что вам нужно знать о темах подрывных технологий и о том, какие компании лучше всего могут помочь вам в цифровой трансформации вашего бизнеса.

Узнать больше

Для того, чтобы здания были пригодны для современного использования, их часто нужно модернизировать с помощью оборудования, такого как провода для новых информационных и коммуникационных технологий, или сделать их доступными для людей с ограниченными возможностями - и все это без изменения внешнего вида конструкции.

«Обычно это означает перепланировку частей здания с включением лифтов и улучшенных санитарных условий», - пояснил Робертсон.«У входа в исторические здания часто есть ступеньки, и поиск новых дискретных способов обеспечения доступа для людей с ограниченными возможностями требует тщательного обдумывания».

Установка систем кондиционирования воздуха и противопожарных систем также может быть серьезной проблемой, поскольку высота от пола до этажа обычно меньше, чем в недавно построенных зданиях. Особенно важна установка эффективных систем обнаружения и тушения пожара.

Старые постройки особенно подвержены возгоранию, при этом большое количество памятников архитектуры ежегодно разрушается до невосполнимого уровня.

Поскольку влияние на дизайн и структуру зданий должно быть минимальным, проектирование противопожарных систем для исторических зданий требует совершенно нового подхода. Громоздкие трубы следует заменить пластиковыми спринклерными трубами с сварными сварными швами, которые не повредят хрупкую ткань старого здания, в то время как современные спринклерные головки меньшего размера должны соответствовать окружающим украшениям, чтобы минимизировать визуальное воздействие на комнаты. Разрабатываются альтернативные формы пожаротушения, которые предполагают меньший ущерб от воды при срабатывании.

Сокращение энергетического следа

Улучшение экологических характеристик исторического здания имеет первостепенное значение при его повседневном использовании. Более старые конструкции имеют тенденцию выделять в окружающую среду большое количество углекислого газа, что не только вредно для окружающей среды, но и влияет на расходы на электроэнергию.

«Работа над историческими сооружениями направлена ​​на уважение прошлого и сохранение достойного наследия на будущее».

Меры по повышению энергоэффективности могут включать модернизацию систем отопления и освещения (замена осветительных установок, замена котлов), использование дневного света, регулировка таймеров и термостатов, таких как регуляторы котла, установка или улучшение теплоизоляции и защиты от сквозняков, установка хороших системы для предотвращения ненужного нагрева и реализации режима энергосбережения.

Обновление теплоизоляции - ключ к уменьшению энергетического следа старых зданий. Изоляция труб горячей воды, клапанов и соединений может снизить потери энергии из трубы на 70%, что может сэкономить около 5% счета за отопление. Кроме того, крыши, стены и полы можно утеплить, что снизит потери энергии примерно на 70%.

Окна могут быть еще одним источником значительных потерь тепла и энергии. Одинарные стеклопакеты хорошо переходят с поверхности на поверхность, что приводит к потерям и конденсации, в то время как дребезжащие оконные стекла и щели в рамах вызывают сквозняки, а влажный воздух усиливает холод, особенно в зимние месяцы.

Использование окон с двойным остеклением не подходит для большинства исторических зданий из-за их эстетического воздействия и необходимости коренным образом изменить историческую ткань. Однако черновая цветопроба значительно сократит потери.

Запрос европейских стандартов консервации

В Европе, где наблюдается общая тенденция к более всеобъемлющим стандартам во всем ЕС, для многих членов отрасли кажется разумным, что строительство консервации должно разработать общерегиональные стандарты и кодексы практики, поскольку широкое разнообразие национальных руководящих принципов рассматривается как препятствие для торговли. между государствами-членами.В 2011 году Европейский комитет по стандартизации CEN утвердил первый набор руководящих принципов, которые будут внедрены в течение следующих трех лет.

Первый стандарт регулирует микроклимат в помещениях церквей, часовен и других культовых сооружений. Руководящие принципы, которые в настоящее время утверждаются или разрабатываются, охватывают защиту поверхности пористых неорганических материалов, стандарты движимого и недвижимого наследия, руководящие принципы управления условиями окружающей среды, методологию отбора проб из материалов культурных ценностей, выставочное освещение, процедуры и инструменты измерения. влажность воздуха и влагообмен, а также стандарты определения сушильных свойств.

Однако, как написал руководитель Центра строительных исследований (BRE) Тим Йейтс в своей статье «Британские и европейские стандарты наследия и сохранения», опубликованной на веб-сайте Building Conservation, всегда существует риск того, что стандарты, разработанные на международном уровне, не отражают местная или региональная передовая практика, поскольку она может сдерживать инновации и развитие новых навыков. Следовательно, отрасль должна гарантировать, что ее взгляды представлены как на национальном, так и на международном уровне.

Пример: здание Daily Express, Лондон

«Ключом к реставрации было укрепление целостности и автономности Daily Express Building при приведении его в соответствие с современными стандартами».

Один выдающийся пример сочетания новой и старой архитектуры в одном здании был доставлен JRA, когда он восстановил здание Daily Express стоимостью 10 млн фунтов стерлингов, внесенное в список сэра Оуэна Уильямса на Флит-стрит в Лондоне, завершенное в 2000 году.

Краткое изложение клиента Itochu и лондонского Сити требовало, чтобы здание площадью 12 000 м2 было сохранено, а вся застройка должна вестись в рамках заповедника на Флит-стрит.

«Ключом к реставрации было укрепление целостности и автономности здания Daily Express при приведении его в соответствие с современными стандартами», - сказал Джон Робертсон.

Стеклянный фасад здания был первым примером ненесущей стены в Лондоне, когда он открылся в 1930 году, но потерял прежнюю привлекательность и находился в очень плохом состоянии, когда в 1997 году стартовал проект по консервации.

По словам Робертсона, здание не соответствовало даже современным стандартам акустической или энергетической изоляции.Поэтому фирма использовала полые, термически разрушенные алюминиевые профили, двойное остекление и навесные стены, подвергнутые последующему натяжению со стальными стержнями внутри, чтобы увеличить их прочность, сделать стены толще, тяжелее и изолировать все здание.

Также исторический интерьер находился в очень плохом состоянии и был полностью воссоздан, как объяснил Робертсон: «Старые фотографии были основным источником для воссоздания вестибюля, который значительно пострадал с течением времени, что помогло установить узор пола, который был переделанный в терраццо, и единственный источник для перепроектирования змеиных поручней, которые исчезли.

«Работы включали армирование и золочение потолка из фиброзной штукатурки, а также реставрацию драматических стеновых панелей Aumonier. Сегодня этот вход считается, пожалуй, лучшим британским образцом стиля ар-деко ».

Связанные компании

Разрыв с прошлым в наших городах: зеленые здания гармонируют с природой

По данным ВОЗ, людям необходимо от 10 до 15 м. 2 зеленых насаждений на душу населения, которые должны быть распределены « в соответствии с плотностью застройки », т.е.е. в соответствии с плотностью населения данной местности. Это означает, что на каждое четырехэтажное здание с двумя домами на этаже должна быть зеленая зона площадью не менее 22 м 2 , а небоскребов и многоэтажек должны быть окружены лесом .

Это, очевидно, не означает, что у нас должна быть зеленая зона рядом с нашей входной дверью, но ВОЗ указывает, что чем ближе, тем лучше. Отчеты такого типа - будь то из ВОЗ или из других независимых исследований и правительств - привели к целостному подходу к интеграции зеленых зон, здоровья и архитектуры в последние годы и обозначили тенденцию на будущее: самодостаточная архитектура .

Органическая архитектура

В частности, с начала нового тысячелетия архитектура вышла за рамки простого «строительства» и стала рассматриваться в прогрессивных кругах как услуга гражданам и средство интеграции горожан и природы. Это привело к так называемой органической архитектуре или «органицизму».

Идея была впервые выдвинута американским архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом в 1940 году. Идея органической архитектуры заключалась в том, чтобы соединить человека и окружающую среду, связь, которая в значительной степени была потеряна в 1850-х годах, когда рост крупных столичных городов начал взлет.Применяя это новое видение к строительству, города начали включать зеленые открытые пространства не только в транзитных зонах (улицах и площадях), но и внутри самих зданий.

Вертикальные сады

Очень эффективный способ создания большего количества зеленых зон - создание парков и садов. Но когда большая часть земли застроена и на ней живут люди, где вы можете сделать больше места?

Вертикальный сад в Caixa Forum (Мадрид)

К счастью для природы (и для нас), большинство более мелких растений, таких как мох, вьющиеся растения и небольшие кусты, легко растут на стенах и крутых склонах.

Так родилась концепция « вертикальных садов », позволяющая комбинировать мощеные участки (необходимые для передвижения) и зеленые зоны в одном пространстве. Вертикальные сады имеют и другие преимущества перед простыми кирпичными стенами. Прежде всего, они действуют как воздушные фильтры или зеленые легкие: один квадратный метр таких садов улавливает 130 г пыли и выделяет достаточно кислорода для одного человека в год.

Помимо этих льгот для здоровья, существуют также финансовые льготы. Вертикальные сады могут снизить внутреннюю температуру здания до 5 градусов и служат для сохранения того же количества зимой, с очевидной экономией на счетах за отопление и охлаждение.

Внутренние сады

Вертикальные сады - идеальное решение для существующих зданий в густо застроенных районах, но многие дизайнеры уже работают над включением «натурализации» в свои новые конструкции.

Вертикальный сад в Caixa Forum (Мадрид)

Выделение определенных этажей и участков в новом здании садам и зеленым зонам становится тенденцией для многих архитекторов, которые теперь включают зеленых зон как неотъемлемую часть своих зданий. .На фотографии показано превращение мадридской станции Аточа в тропический сад.

Эти идеи применимы не только к большим зданиям и пространствам, но и могут быть адаптированы (в масштабе) к семейным домам. Становится все более нормальным видеть дома, снабженные «внутренними двориками», несколько сбивающим с толку термином для области, которая стремится обеспечить пространство и большее чувство благополучия в замкнутом пространстве.

Использование потоков естественной вентиляции: биоклиматическая архитектура

Все мы знаем, как важно иметь комфортную температуру, когда нам не жарко и не холодно.Но добиться этого во многих зданиях и дорого, и сложно, настолько, что нет конца компаниям, специализирующимся исключительно на оптимизации систем кондиционирования и отопления, чтобы мы чувствовали себя более комфортно. При проектировании здания с нуля можно определить, какими будут воздушные потоки внутри здания, и использовать эти знания, чтобы сэкономить на счетах за отопление и кондиционирование в будущем. Эти воздушные потоки вместе с использованием материалов, снижающих воздействие на окружающую среду, и есть суть биоклиматической архитектуры.

Во многих современных зданиях учитывается, в каких областях будет больше тепла, а в каких - холоднее, чтобы создать естественные каналы для обмена воздухом с разной температурой и, таким образом, снизить потребление энергии.

Эти концепции не новы. Уже в древние времена люди знали, что дом с затененным внутренним двориком и водой обеспечит охлаждающий эффект летом или что строительство домов близко друг к другу и окраска их в белый цвет оттолкнет жару от городов.Но только сейчас, когда большие города угрожают нашей связи с природой, подобные проекты становятся необходимыми.

Самостоятельные жилые дома

И современная архитектура на этом не останавливается. Не довольствуясь сокращением энергопотребления в зданиях, делая их комфортными и пытаясь улучшить здоровье и качество жизни людей, живущих в них, архитекторы начали проектировать зданий, которые генерируют свою собственную энергию .

Эта статья уже показала важность зеленых насаждений и открытых пространств, и это концепция, которая способствовала развитию некоторых известных международных проектов.Одним из примеров является Beddington Zero Energy Development . Здание « с нулевым энергопотреблением, » представляет собой современную архитектурную концепцию, в которой само здание производит всю необходимую энергию.

Beddington zero energy Development, Хакбридж, Лондон

Другой пример - здание в Гамбурге, Германия, работающее от биореактора, а не от солнечных батарей (как в проекте Беддингтона). На фасаде есть серия стеклянных резервуаров, заполненных водорослями, с помощью которых биореактор вырабатывает достаточно энергии для обогрева здания.

Солнечные панели и биореактор в немецком примере используют чистую энергию солнца - идею, которую мы позаимствовали у растений. Но в современной архитектуре есть еще несколько хитростей, например, здания, вырабатывающие энергию с помощью ветра.

Башня Сёдер в Стокгольме только сегодня квалифицируется как «высокое» здание. Но это преимущество может сделать его устойчивым благодаря ветру. В одном из предложений по строительству, представленном в 2013 году, утверждалось, что большая часть его потребностей в энергии может быть удовлетворена с помощью ветряных коллекторов, похожих на листья на дереве.

И это только начало многообещающего нового тысячелетия, в котором природа и архитектура, несомненно, объединятся, чтобы обеспечить чистые и здоровые города, которые практически не имеют загрязнения и не оказывают негативного воздействия на окружающую среду.

Наблюдается рост

помещений для совместного проживания, показывая, что будущее за многофункциональным домом - Quartz

Эта история является частью книги «Что произойдет дальше», нашего полного руководства по пониманию будущего. Читайте больше прогнозов о будущем городов.

Жилищное строительство ведет нас к гибели. У нас недостаточно вариантов жилья для всех, кроме тех, что находятся в пресловутых (и буквально) пентхаусах, когда все больше и больше из нас вынуждены жить дальше от работы, необходимых услуг и центров гражданского динамизма.

Для тех, кто имеет достаточный доход, роскошные башни и закрытые поселки предоставляют жилье, но ворота создают физические, а также психологические барьеры, разделяя общество по доходам и социальным группам.Эти одноразовые разработки с единственным доходом также создают потребность в поездках повсюду; из-за нехватки общественного транспорта мы вынуждены ехать все дальше и дальше. В конце концов, эти тенденции приводят к еще большему отчуждению, большему скоплению людей, большему загрязнению, большему количеству времени, проводимому в пути, и большему расходу ресурсов.

Здания и микрорайоны для людей с разным доходом, смешанного использования и смешанного поколения являются ключом к более справедливому, устойчивому и здоровому будущему. Эти виды площадей объединяют под одной крышей коммерческие, жилые и офисные помещения и оптимизированы для плавного развития для различных целей.Смешанный характер этих событий позволит отдельным лицам и семьям избежать потребности в моторизованном транспорте, создать сообщество и углубить гражданство; они также помогут создать более широкое чувство общности и гражданственности, а также улучшить психическое и физическое здоровье.

Нам нужен целый ряд вариантов жилья - отдельно стоящие дома, многоквартирные дома, полные квартиры, отдельные комнаты, построенные вокруг общих общих пространств, - и в различных размерах и конфигурациях. Но не всегда наши города готовы к такому развитию.Зонирование и строительные нормы и правила должны корректироваться, чтобы разрешить такое комбинированное использование.

Чтобы увидеть это в действии, мы можем посмотреть по всему миру. Совместное создание с сообществами может создавать различные типы жилищных условий, например, Baan Mankong в Таиланде. В рамках этой программы правительство предоставляет субсидии и льготные кредиты бедным общинам, которые коллективно владеют своим районом и управляют процессом его модернизации. Общинные земельные фонды, в которых земля принадлежит некоммерческой организации, которая сдает в аренду жилье, становятся все более популярным примером этого: Мария Ауксилиадора живет в Боливии и многие в США.Совместное жилье (как в кооперативах, так и в совместном жилье) имеет долгую историю в Европе: совместное жилье с общим общественным пространством - это новая модель, которая зародилась в Дании, а сейчас применяется в США.

Помимо этого, нам нужно подумать о том, как более эффективно использовать как существующие, так и новые здания. Вместо того, чтобы оставлять наши дома пустыми на 12 часов в день, а затем оставлять наши офисы пустыми на оставшиеся 12 часов, нам нужно переоснастить использование помещений круглосуточно. У нас есть примеры того, как дороги и парковки превращаются в места для отдыха после окончания рабочего дня: в Индии они превращаются в места для еды ночью в Ахмедабаде и зоны отдыха без автомобилей в Пондичерри, а по выходным во всей Латинской Америке дороги закрываются. чтобы отпраздновать цикловы , где улицы превращаются в уличные вечеринки.Почему не то же самое для зданий?

Reuters / Thomas Peter

Японский дизайн дома обеспечивает гибкость между работой и отдыхом.

В конце концов, люди уже сотни лет творчески используют пространство в зданиях. Многофункциональные залы, которые переоборудованы из одного использования в другое, являются обычными частями больших конференц-залов, гостиниц и офисных зданий. Маленькие дома на протяжении всей истории вынуждали семьи использовать одно и то же пространство для многих целей, например, для сна ночью и для приготовления и приема пищи в течение дня.Подумайте о японских домах с раздвижными перегородками из рисовой бумаги и футонами, которые поднимают и проветривают в течение дня, освобождая место для других занятий. Или кровати Мерфи в небольших квартирах, где кровать складывается в стену, чтобы преобразовать пространство для других целей. Такие небольшие помещения требуют креативного, эффективного и многоцелевого дизайна.

Целые этажи превращаются в кварталы со своими собственными сообществами и атмосферой.

Как выглядит эта новая реальность? Представьте, что вы просыпаетесь в своей квартире на 17-м этаже 35-этажного дома и готовитесь к новому дню.Этажи этого здания представляют собой смесь коммерческих, жилых и офисных помещений с отдельными рядами лифтов для каждого использования. Вы спускаетесь по лестнице и в вестибюле сталкиваетесь с одной из ваших подруг из восточного крыла, которая только что ехала на велосипеде в свой офис на седьмом этаже. Вы соглашаетесь встретиться за напитками после работы в баре на крыше. Прежде чем войти на рабочее место, вы останавливаетесь в продуктовом магазине на первом этаже здания, чтобы купить фруктов на обед.

Из вашего окна вы видите реконструкцию бывшего офисного здания, которое сейчас превращается в аналогичное многофункциональное помещение с торговыми площадями на трех нижних этажах, офисами на этажах с четвертого по восьмой, «трансформируемыми» помещениями на этажах с девятого по восьмой. 13, резиденции с 14 по 20 этажи и рестораны с 21 по 24.Существуют разные конфигурации резиденций: на некоторых этажах расположены традиционные апартаменты, а другие устроены больше как комнаты в общежитиях с общими помещениями, такими как кухня и гостиная, украшенные самой современной техникой. Целые этажи превращаются в кварталы со своими собственными сообществами и атмосферой.

Гибкость необходима, чтобы здания можно было использовать в различных целях в зависимости от изменений в том, что разные члены сообщества хотят, нуждаются и могут себе позволить в разные моменты своей жизни.Мы должны начать с признания того, что хорошо расположенная, обслуживаемая земля и здания - это дефицитные ресурсы, которыми необходимо хорошо управлять в интересах общества.

Эта история является частью книги «Что произойдет дальше», нашего полного руководства по пониманию будущего. Читайте больше прогнозов о будущем городов.

Нам нужны старые здания, чтобы строить великие города, но нам нужны и новые

В январе я был рад встретить сообщение в блоге Национального фонда сохранения исторического наследия, содержащее следующее предложение: «Выдающиеся городские идейные лидеры, такие как Эдвард Глезер, Бен Адлер и Мэтт Иглесиас, утверждали, что городам нужны башни и небоскребы, если они должны оставаться (или стремиться быть) инновационными, доступными и устойчивыми.«Я,« видный городской мыслитель »? Я сразу же написал родителям по электронной почте.

К сожалению, меня поместили в эту категорию, чтобы выставить меня сторонником предположительно ошибочной тенденции урбанистического мышления в пользу плотности. В конце поста были брошены вызов: «Этой весной Зеленая лаборатория по сохранению природных ресурсов Национального фонда опубликует отчет, основанный на обширном картографировании и анализе города, чтобы продемонстрировать важную роль, которую играют старые, небольшие здания и коммерческие коридоры смешанного стиля. создание динамичных сообществ.На основе данных мы покажем, насколько права была Джейн Джейкобс: Старые, небольшие здания и разноплановая городская структура играют решающую роль в поддержке устойчивой местной экономики, самобытного местного бизнеса и незабываемых мест, где люди общаются и отдыхают. »[курсив оригинала]

В отчете, опубликованном в четверг, делается попытка эмпирически продемонстрировать, что здания в человеческом масштабе создают лучший городской опыт, чем небоскребы. Например, Национальный фонд пишет: «Ночная жизнь наиболее оживлена ​​на улицах с разным возрастом зданий.В отчете используется довольно странная метрика, чтобы подкрепить свою точку зрения: «Сан-Франциско и Вашингтон, округ Колумбия, городские кварталы, состоящие из зданий разного стиля, вызывают большую активность мобильных телефонов по вечерам в пятницу». Но даже в этом случае группа явно права. Достаточно прогуляться ночью по скромному историческому району Джорджтауна округа Колумбия, а затем по его бесплодным соседям, Фогги Боттом и Арлингтону, которые полны более высоких и современных зданий, чтобы убедиться, что это правда. Кажется, что практически каждый крупнейший район ночной жизни города находится в историческом квартале.Также верно, как указывается в отчете, что в старых зданиях, как правило, размещается больше независимых предприятий и меньше сетевых магазинов, чем в новых зданиях.

Пожалуй, наиболее убедительным является аргумент о том, что исторические здания привлекают творческий класс, который необходим для любого динамичного городского будущего: «Креативная экономика процветает в старых, смешанных районах. В Сиэтле и Вашингтоне, округ Колумбия, в более старых и небольших зданиях гораздо больше творческих рабочих мест на квадратный фут коммерческой площади.Компании по производству средств массовой информации, издатели программного обеспечения и компании исполнительского искусства можно найти в районах, где историческая ткань не так велика ».

Это вряд ли новые идеи. На протяжении десятилетий всем известно, что художников привлекают старые промышленные лофты с характером, а не современные офисные башни.

И тот факт, что супервысокие здания не идеальны для пешеходной урбанистики, тоже старые новости. Писатель, который больше всего вдохновил меня на урбанизм, Джеймс Ховард Канстлер, объяснил в своей книге « Дом из ниоткуда » 1998 года, что здания должны быть не меньше ширины улицы, а желательно немного выше.Обычно такое соотношение наблюдается в районах, предшествующих зарастанию пригородов: от трех до шести этажей на узких переулках и от шести к 12 на более широких проспектах. Если здания будут слишком высокими с обеих сторон, можно почувствовать себя муравьем в каньоне. Если они слишком короткие - как это почти всегда бывает в пригородах и городах Sunbelt - вы чувствуете себя муравьем на футбольном поле. Но есть и другие важные элементы городского дизайна. Множество оживленных улиц, таких как Пятая авеню Манхэттена, усеяны более высокими зданиями.Мертвые улицы Нью-Йорка, такие как Шестая авеню в Мидтауне, страдают от зданий, которые не выходят на улицу: они расположены слишком далеко, и зачастую нет магазинов.

Имейте в виду, что Национальный фонд сохранения исторического наследия не является бескорыстной исследовательской организацией, стремящейся найти путь к яркому урбанизму. У него есть уже существующая программа сохранения исторического наследия, и он ищет доказательства, подтверждающие это. В некоторых случаях эти доказательства вводят в заблуждение. Рассмотрим следующее высказывание: «Молодежь любит старые здания.И тому свидетельство: «В Сиэтле, Сан-Франциско и Вашингтоне, округ Колумбия, средний возраст жителей в районах, где есть как маленькие, так и старые, так и новые здания, ниже, чем в районах с более крупными, преимущественно новыми зданиями». Доказывает ли средний возраст жителей по типу здания, что «молодежь любит старые постройки»? Не обязательно, это зависит от причины. Если молодые люди избегают новых построек из-за их дороговизны, это просто доказывает, что новые здания желательны. Если новые здания привлекают пожилых людей, потому что старые здания недоступны для людей с ограниченными возможностями, это просто доказывает, что нам нужно больше новых, чтобы обслуживать стареющее население.

Все дело в балансе. Город, в котором нет ничего, кроме современных небоскребов, наверняка потерял бы свое эстетическое очарование, свою творческую энергию и свою городскую жизненную силу. Но город без новой застройки рискует превратиться в музей: красивое, но душное хранилище произведений искусства умерших людей, которое посещают только богатые и туристы. Взгляните еще раз на Джорджтаун, чтобы понять, что я имею в виду. Он коммерчески успешен, потому что в нем есть старые модные рестораны, а не новые интересные. В Джорджтауне больше нет никого хоть сколько-нибудь крутого.Это слишком дорого и, следовательно, слишком переполнено консерваторами и республиканцами.

Есть районы округа Колумбия с большим количеством новых зданий, чем Джорджтаун, которые намного разнообразнее и творчески энергичнее. Верно и то, что рядные дома с навесами привлекают людей на улицу, а небоскребы со своими спортзалами, закусочными и подземными парковками могут отобрать у них жизнь. Но заполнение пустующих участков - или замена случайных малоэтажных домов с непримечательной архитектурой - новыми многоквартирными домами и магазинами на первом этаже не обязательно причиняет вред.DC сделал именно это, облагораживая Логан-Серкл, Колумбия-Хайтс и У-стрит в последние годы, и их пешеходная и коммерческая жизнеспособность одновременно росла не по дням, а по часам.

Было странно, что меня характеризовали как оппонента моей героини Джейн Джейкобс и ее привязанности к «старым, меньшим зданиям и разнообразной городской среде». Я вырос в коричневом доме в известном районе Бруклина. Я люблю историю, а также здания и районы, в которых она есть. Я ценю разнообразные городские районы и разделяю любовь Национального фонда к бывшим трамвайным районам, таким как мой любимый Маунт-Плезант в Д.С., где я прожил четыре года. Я провел всю свою жизнь в нескольких столетних рядных домах, прежде чем переехать в свое нынешнее здание кондоминиума в Бруклине - скромное семиэтажное строение, которое я выбрал, потому что его кирпичный фасад вписывается в викторианскую среду из коричневого камня. Я презираю модернизм в виде башен в парке, который Национальный фонд противопоставляет всему этому.

Так почему у нас несколько разногласий? Потому что я не инвестиционный банкир. Я считаю Джорджтаун, Телеграф-Хилл в Сан-Франциско и Вест-Виллидж в Нью-Йорке очаровательными с эстетической точки зрения.К сожалению, их недвижимость астрономическая. Высокие цены и их неизбежный результат - со временем районы становятся богаче, стареют, менее разнообразны и консервативны - это цена, которую мы платим за сохранение их архитектуры. По крайней мере, мы, писатели и другие обычные люди, изгнанные далеко, можем гулять по этим кварталам и восхищаться их красотой. Но если мы хотим сохранить доступность, которая способствует творчеству и разнообразию в таком городе, как округ Колумбия, Сан-Франциско, Сиэтл или Нью-Йорк, нам нужно больше предложения жилья и офисных площадей для удовлетворения спроса.

Высокие здания - это не просто роскошные кондоминиумы. Это кооперативы со средним доходом и жилье для малоимущих по Разделу 8. Это тоже офисные здания. Когда крутые новые медиа-компании, зародившиеся в маленьких старых зданиях, преуспевают и растут, им требуется достаточно большое пространство для размещения всех своих сотрудников. Другими словами, им нужны небоскребы. Было бы лучше для Нью-Йорка, если бы Hearst Corporation перебралась в какой-нибудь огромный пригородный офисный парк, а не строила великолепную Hearst Tower? Будет ли окружающая среда лучше?

В той мере, в какой предложение может быть добавлено за счет использования существующей городской структуры, а не нового строительства, это хорошо по всем причинам, которые приводит Национальный фонд, плюс экологические преимущества от нерасходования ресурсов.Группа мудро предположила, что «[c] ities могут помочь раскрыть потенциал [вакантной собственности] путем устранения барьеров, таких как устаревшие кодексы зонирования и требования к парковке, а также оптимизация процессов получения разрешений и утверждения». У меня есть еще два предложения: устранить барьеры для разделения небольших зданий на большее количество квартир, таких как микроквартиры и однокомнатные жилые дома, и избавиться от фаворитизма в федеральном налоговом кодексе для покупки новых домов вместо ремонта старых.

Но неправильно отрицать, что величественные небоскребы являются частью нашего архитектурного наследия, помогая сделать наши города живыми и красивыми.Новые, если они сделаны хорошо, могут быть волнующим дополнением к своему окружению. По иронии судьбы, в сообщении в блоге National Trust, о котором я упоминал выше, группа пытается продемонстрировать преимущества малоэтажного жилья с помощью фотографии горизонта Манхэттена с крыши Бруклина. Проведя большую часть своей жизни, наслаждаясь этим видом, я хорошо осознаю его огромную ценность. Но это же вид на небоскребы! Да, для этого вам нужны ограничения на развитие в Бруклине, но вам также нужны небоскребы на Манхэттене, чтобы посмотреть.

И взаимосвязь между ограничениями развития и сохранением исторического наследия не всегда так однозначна. В статье, которую я написал для Grist, призывая к отмене ограничения по высоте в округе Колумбия, я сослался на исследование, показывающее, что Закон о высоте города на самом деле вызывает еще большее разрушение существующих зданий. Представьте, что вашему городу нужно X квадратных футов новой застройки. Без ограничения по высоте вы можете добиться этого, построив кучу 40-этажных зданий в центре города, оставив в покое малоэтажные районы.А теперь представьте, что вы устанавливаете ограничение по высоте в 12 этажей в центре города, как это было в округе Колумбия. Это приводит к тому, что застройщики сносят трехэтажные дома в нескольких милях от них, чтобы построить шестиэтажные жилые дома. И они выбрасывают высокие чудовища за пределы города, как в Арлингтоне, штат Вирджиния, что вызывает разрастание. Неясно, какие части общеизвестной приземистой отвратительной архитектуры центра округа Колумбия, по мнению Национального фонда, стоит сохранить за такую ​​цену.

Сохранение исторического наследия и малоэтажное зонирование целесообразно в некоторых ситуациях и в некоторых районах, но не просто как абстрактный принцип, который можно применять без усмотрения.Защитники природы должны непременно отстаивать то, что стоит сохранить. Новый отчет Trust озаглавлен «Старше, меньше, лучше». Но не все старые и маленькие здания лучше новых и больших. Здоровому городу нужна здоровая смесь - как на самом деле признается в отчете Trust, даже если в названии этого нет. И, что особенно важно, здоровому городу нужна свобода для роста.


12 зданий, которые изменили города по всему миру

Написано Мэтью Уайтхаусом, CNN

Некоторые из самых впечатляющих произведений искусства в мире представлены в форме зданий - от извилистых башен, возвышающихся из белых песков пустыни, до залитых светом атриумов. которые служат местами работы.Многие из самых интересных из этих структур появились за последние 30 лет, в период, когда произошел невероятный прогресс в строительных технологиях.

Дело не только в размере. На самом деле, некоторые из самых выдающихся зданий сегодняшнего дня, такие как Садовая часовня на набережной Нанкина, поражают своей архитектурной скромностью, отдавая дань уважения прошлому района и задавая темп для его будущего.

Тысяча наиболее убедительных проектов этого периода воплощены в «Destination Architecture», новой книге, опубликованной Phaidon, которая стремится стать не имеющим себе равных источником для наслаждения этими образцами современной архитектурной культуры.

Включая работы из самых разных стран, таких как Мексика, Швеция, Китай и Соединенные Штаты, это увлекательное сочетание хорошо известных достопримечательностей и неоткрытых драгоценных камней, от самых высоких высот небоскребов мира до самых маленьких культовых сооружений.

Вот некоторые из самых красивых зданий в мире.

Cayan Tower от Skidmore, Owings & Merrill (Дубай, ОАЭ)

Предоставлено Тимом Гриффитом

Башня Cayan Tower вырисовывается из архитектурной мешанины набережной Дубая, каждый этаж вращается на 1.2 градуса вокруг цилиндрического лифта для создания поворота на 90 градусов сверху вниз.

Хотя официальная аргументация заключается в уменьшении силы ветра, в результате получился тонкий, закрученный небоскреб с видом на набережную, видимую с первого этажа, и белые пески залива, простирающиеся сверху.

Приходская церковь Señor de la Misericordia от Moneo Brock Studio (Монтеррей, Мексика)

Предоставлено Хорхе Табоада

Церковь, которую лучше всего рассматривать на фоне окружающего ее горного пейзажа, примечательна отсутствием украшений.Хотя фасад, безусловно, современный, форма безошибочно напоминает церковь, что делает его современным, но знакомым, заметным и странным.

Торговый центр Emporia от Wingårdhs (Мальме, Швеция)

Предоставлено Tord-Rikard Söderström

Торговый центр Emporia, расположенный к югу от Мальме, затаскивает вас к своему входу. Его изогнутое янтарное стекло создает манящую эспланаду.

Используя цветные атриумы, чтобы придать сильную атмосферу и индивидуальность его торговым центрам, организованным в виде восьмерки, в здании есть офисные и жилые помещения, а также парк на крыше размером с четыре футбольных поля.

Музей искусств Яна Шрема и Марии Манетти Шрем, SO-IL и Болин Цивински Джексон (Дэвис, Калифорния)

Предоставлено Иваном Бааном

Объединение внутреннего и внешнего пространства под большим стальным навесом, Ян Шрем и Мария Манетти Шрем Художественный музей представляет собой абстрактное лоскутное одеяло, объединяющее галереи Калифорнийского университета в Дэвисе, а также внутренний двор, вестибюль и несколько учебных зон. Вдохновленный окружающим сельскохозяйственным ландшафтом - подумайте о плоских равнинах Центральной долины Калифорнии - он лучше всего рассматривается в контексте обширного горизонта местности.

Salling Tower от Dorte Mandrup Arkitekter (Орхус, Дания)

Предоставлено Torben Eskerod

Построенная для строительства нового прибрежного района, Salling Tower служит одновременно городской скульптурой и смотровой площадкой. Сложенный, похожий на оригами, на краю городской пристани, он парит над историческим торговым портом, словно иллюминатор в морском прошлом этого района. Ночью светодиодные фонари освещают стрелковидную башню изнутри.

Часовня Сувела от OOPEAA (Эспоо, Финляндия)

Предоставлено Mika Huisman

Эта гостеприимная часовня, расположенная в одном из самых многонациональных районов столичного региона Хельсинки, была спроектирована для удовлетворения потребностей членов сообщества независимо от их вероисповедания. ориентация.Гибридная структура была построена из дерева, бетона и стали, а ее прочная, пригодная для вторичной переработки медная облицовка со временем образует зеленую патину.

Nanjing Wanjing Garden Chapel от AZL Architects (Нанкин, Китай)

Предоставлено Yao Li

Эта небольшая часовня площадью 200 квадратных метров (2153 квадратных футов), расположенная в саду Wanjing на набережной Нанкина, спроектирована с использованием света в его ядре. Тонкие деревянные колонны образуют экстерьер, позволяя естественному сиянию заливать пространство, занимаемое священниками из теологической семинарии Нанкинского союза.Снаружи здание сохраняет естественный вид, а внутри - белые поверхности и скамейки.

Церковь Кярсямяки, созданная OOPEAA (Кярсямяки, Финляндия)

Предоставлено Юсси Тиайнен

Восстановленная деревянная церковь Кярсямяки стоит на месте постройки 1765 года. Выполненная с использованием техники 18 века, каркас отделан вручную. 50 000 просмоленной черной черепицы.

Тайнаньская церковь святости Дун-Мэнь от MAYU Architects + (Тайнань, Тайвань)

Предоставлено Shawn Liu Studio

Мирная приют среди городских жилых домов, Тайнаньская церковь Святости Тун-Мэнь включает в себя кафе и книжный магазин на на уровне земли, а наверху - простое святилище.Перфорированные алюминиевые экраны на его внешней стороне ориентированы в соответствии с последовательностью Фибоначчи.

Оранжевый куб от Якоба + Макфарлейна (Лион, Франция)

Предоставлено Андреа Босио

Оранжевый куб - это пятиэтажный дизайнерский центр в бывшем районе стыковки Лиона. Это именно то, что написано на банке. Его огромный атриум с легким пористым фасадом из пиксельного металла образован глубоким коническим отверстием в верхнем углу, создавая пространство и создавая исключительное присутствие в индустриальном пейзаже.

UN City by 3XN (Копенгаген, Дания)

С любезного разрешения Адама Мёрк

Эта структура, вмещающая 11 департаментов Организации Объединенных Наций, простирается над окружающей гаванью от своей полированной стальной основы, создавая здание, которое выглядит авторитетным, но открытым. Имея большой атриум, залитый дневным светом, он был построен с учетом экологических соображений и является одним из самых энергоэффективных сооружений в Дании.

Транспортный узел Всемирного торгового центра, Сантьяго Калатрава (Нью-Йорк)

Предоставлено Адамом Мёрк

Этот современный транспортный узел, известный как Oculus, незаметно открылся после строительства стоимостью 4 миллиарда долларов.Он был спроектирован так, чтобы напоминать летящего белого голубя (символ мира), а потолочное окно ежегодно убирается в память о терактах 11 сентября.

«Архитектура назначения», , опубликованная Phaidon, сейчас отсутствует.

уникальных построек в мире: 10 городов, которые стоит посетить - вдохновение

Если вы, как и мы, энтузиаст архитектуры, приходите взглянуть на некоторые города, которые стоит посетить со всемирно известными зданиями.

Для тех, кто пробуждается, когда видит уникальное здание с удивительной архитектурой, мы подготовили список из 10 городов, которые вам понравятся, где находятся некоторые из самых уникальных зданий в мире.


СМОТРИ ТАКЖЕ: 10 вещей, которые нужно сделать в Лондоне, чтобы получить максимум удовольствия от весенних банковских выходных


1. Башня O-14 в

Дубай

Здесь находится самое высокое здание в мире, семизвездочный отель и единственный рукотворный архипелаг, созданный по образцу семи континентов. Развитие Дубая привлекло ведущих современных архитекторов к безумному дизайну на открытом воздухе, наполняя город множеством уникальных вещей. здания в мире.

O-14, как мы видим на изображении выше, является одним из многих удивительных архитектурных зданий в городе, и это 22-этажная коммерческая башня, расположенная на двухэтажном подиуме, заложенная в феврале 2007 г. включает более 300 000 квадратных футов офисных площадей для Dubai Business Bay. O-14 расположен на продолжении Дубайского залива, на видном месте на набережной. O14 заключен в бетонную оболочку толщиной сорок сантиметров с более чем 1300 отверстиями, которые создают эффект кружева на фасаде здания.

Оболочка - это не только структура здания, она действует как солнцезащитный крем, открытый для света, воздуха и видов. Пространство глубиной почти один метр между кожухом и основным кожухом создает так называемый «эффект дымохода» - явление, при котором горячий воздух имеет пространство для подъема и эффективно охлаждает поверхность стеклянных окон за перфорированной кожухом. Этот пассивный солнечный метод вносит существенный вклад в естественный компонент системы охлаждения для O-14, тем самым снижая потребление энергии и затраты, что является лишь одним из многих инновационных аспектов дизайна здания.

2. Флэтайрон-билдинг в

Нью-Йорке Фото © wikimedia commons

Здесь расположены некоторые из уникальных зданий в мире, и ни один город на горизонте не может быть столь культовым и красивым, как панорама Нью-Йорка. Примером этого является Флэтайрон-билдинг, один из первых небоскребов, построенных в Нью-Йорке, получивший свое название из-за своего формата, похожего на утюг. Это всемирно известное здание было открыто в 1902 году, имеет высоту 87 метров и 22 этажа.

Другими примерами удивительной архитектуры в городе являются Эмпайр-стейт-билдинг, Крайслер-билдинг и Сиграм-билдинг, одни из самых важных и известных зданий в мире.

Нью-Йорк - настоящее чудо для любителей архитектуры, и вы не можете пропустить всемирно известные здания города!

3. Аква в

Чикаго

По сравнению с другими постройками, это совсем недавний проект, строительство началось в 2007 году, а здание было открыто в 2009 году.

Это уникальное здание в мире высотой более 250 метров и площадью более 50 000 квадратных метров, предназначенное для магазинов и офисов. Кроме того, в нем 210 гостиничных номеров, 476 жилых номеров и 263 номера в кондоминиумах.

Жанна Ганг была архитектором, ответственным за проект, и она носит титул женщины, ответственной за воплощение в жизнь крупнейшего архитектурного проекта, когда-либо созданного американской компанией.

Застроенная [построенная] среда Чикаго отражает историю города и многокультурное наследие, в нем представлены выдающиеся удивительные архитектурные здания в различных стилях, созданные многими известными архитекторами.

4. Фонд Louis Vuitton в

Париже

Это архитектурное чудо - одно из многих известных зданий города. Его строительство началось в 2008 году, но для публики оно было открыто только в 2014 году после общей стоимости более 140 миллионов долларов.

Эта некоммерческая организация представляет собой художественный музей и культурный центр, спонсируемый, как вы уже догадались, группой LVMH.

Город Париж славится замечательными образцами удивительной архитектуры всех периодов от Средневековья до 21 века и был колыбелью архитектуры готического стиля, что можно заметить во многих известных памятниках города, придавая особый колорит, как в городе есть одни из самых уникальных зданий в мире.

Это город, в который вы влюбитесь!

5. Maxxi в

Рим

MAXXI, Национальный музей искусств 21 века, является первым итальянским национальным учреждением, посвященным современному творчеству и обладающим удивительными архитектурными особенностями. Планирование мероприятий - выставок, семинаров, конференций, шоу, проекций, образовательных проектов - отражает призвание MAXXI как места для сохранения и выставления своих коллекций, а также, прежде всего, лаборатории для культурных экспериментов и инноваций, для изучение, исследование и производство эстетического содержания нашего времени.

В Риме находятся одни из самых уникальных зданий в мире, а также известные памятники из-за своей удивительной архитектуры, с классическими и имперскими римскими линиями, такие как Колизей, базилика Святого Петра и Пантеон, что делает этот итальянский Город, который обязательно нужно посетить любителям истории и архитектуры.

6. Один центральный парк в

Сиднее

Это здание имеет множество применений и представляет собой комбинацию двух жилых башен и шестиэтажного торгового центра.

Это довольно новое здание, так как оно было завершено в 2012-2013 годах, и это отмеченное наградами здание, как и следовало ожидать из-за его удивительной архитектуры, которая делает его одним из самых уникальных зданий в мире с Общая площадь 6 га, спроектирована совместным предприятием Foster and Partners и Sekisui House.

Удивительная архитектура Сиднея характеризуется не чьим-либо архитектурным стилем, а обширным сопоставлением старой и новой архитектуры на протяжении 200-летней истории города, от скромного начала с использованием местных материалов и отсутствия международного финансирования до его современной современности с обширный горизонт высоток и небоскребов.

7. Дом Мила в

Барселона

Это всемирно известное здание - фантастическое чудо работы легендарного Гауди. Дом Мила олицетворяет его бурное воображение и является хорошим примером уникальных зданий в мире, сочетающих новшества с его удивительной архитектурой.

Построенное между 1906 и 1912 годами, это здание также хорошо известно под названием Casa Milà и было внесено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1984 году.

В Барселоне архитектура - это намного больше, чем просто Гауди, но ее влияние можно заметить в стиле современной архитектуры, поскольку использование цвета и воображения наполняет город.

Более известные памятники можно увидеть в Барселоне, такие как Дом Бальо Гауди, Башня Агбара Жана Нувеля, Рыба Фрэнка Гери и, поскольку он не мог остаться незамеченным благодаря своей удивительной архитектуре, Искупительный Храм Священной Семьи, известный просто как Саграда Фамилия.

Этот город просто поразит воображение своей удивительной архитектурой!

8. Оперный театр в

Копенгаген

Основная сцена оперы вмещает 1400 зрителей, где можно увидеть самые потрясающие представления.Оперный театр облицован южно-немецким известняком Jura Gelb, а фойе отделано сицилийским мрамором Perlatino. Тем не менее потолок главного зала украшает 105 000 листов 24-каратного сусального золота, что эквивалентно 1,5 кг золота.

В городе есть одни из самых уникальных зданий в мире, такие как Башни Акселя, Силос, 8House и многие другие здания с удивительной архитектурой, которая всегда привлекает внимание.

Этот город не перестает нас удивлять!

9.Museo ABC в

Мадрид

Это бывшая пивоварня, ныне галерея, была отремонтирована компанией Aranguren & Gallegos в 2011 году. Шестиэтажное здание отличается удивительной архитектурой с внешней стеной из асимметричного стекла и стальной плитки, которая также покрывает внутренний двор, где они служат в качестве мансардных окон для подвальное выставочное пространство. Его интерьер чистый и минималистичный. Museo ABC демонстрирует иллюстрации и карикатуры, охватывающие более чем 100-летнюю историю Испании, из старейшей существующей газеты Испании, ABC.

Мадрид непостижим. Если сам город огромен, и примеров удивительной архитектуры просто немало! Более полувека Мадрид был экспериментальной лабораторией современной архитектуры в Испании, украшающей город одними из самых уникальных зданий в мире, поскольку он наполнен многочисленными образцами новаторской и экспериментальной архитектуры, немногие из которых ценятся и признаются. В городе также находятся одни из самых известных памятников в мире.

10. Башня кокона Mode Gakuen в

Tokyo

И последнее, но не менее важное: очертания Токио - это разнообразная смесь современной архитектуры, от парящих осколков стекла до эксцентричных жилых капсул 1970-х годов, поскольку город включает в себя удивительную архитектуру и одни из самых уникальных зданий в мире!

Эта архитектурная красота была завершена в 2008 году и является одним из самых последних исторических зданий в Токио.

Здание образовательного назначения, высотой более 200 метров (670 футов), имеет более 50 этажей и принимает студентов из трех разных областей обучения: мода, медицина и космические технологии.

Надеюсь, вам понравится эта статья, и она откроет вам желание путешествовать и своими глазами увидеть этот и другие известные памятники и уникальные здания в мире.

СВЯЗАННЫЕ С: Лучшие воскресные документальные фильмы о дизайне и архитектуре, которые вдохновят вас


НАДЕЖДАЕМСЯ НАША СТАТЬЯ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ. НЕ стесняйтесь ПРИКЛЮЧАТЬ ВСЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ К ВАШЕМУ ЛЮБИМОЙ ДОСКЕ ПИНТЕРЕСТА ИЛИ ПЕЧАТЬ ИХ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НА ВАШЕЙ ДОСКЕ НАСТРОЕНИЯ. ВЫ ВСЕГДА МОЖЕТЕ ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В ПУТИ! НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK, PINTEREST, INSTAGRAM ИЛИ ПОДПИСАТЬСЯ ЗДЕСЬ И НЕ ПРОПУСТИТЕ ОДИН ДЫХАНИЕ.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *