Современная архитектура россии фото: стили, новые тенденции — Новости Оптом

Содержание

стили, новые тенденции — Новости Оптом

Содержание статьи:

Архитектура отражает мироощущение определенного временного периода. Поэтому многие исторические эпохи связаны с появлением новых стилей и направлений в зодчестве. Современный этап развития архитектуры характеризуется многообразием и эклектичностью. Однако в общепринятом представлении зодчество XXI века – это стекло, бетон, минимализм и хай-тек. Мы изложили материал о современной архитектуре России, ее особенностях и стилях.

Проблемы периодизации

Вам будет интересно:Музей Сваровски в Инсбруке — достопримечательность Австрии

Понятие современности растяжимое, кто-то считает, что весь XX век – это уже «наше время», кто-то сильно сокращает этот промежуток. В целом исследователи начинают отмерять новый период в развитии архитектуры в связи со сменой стилевой парадигмы. Отправной точкой здесь служит развитие модернизма в архитектуре. Это направление ознаменовало собой XX век, но к 70-80-м годам он себя исчерпал, тогда на смену приходят новые стили. Поэтому современная архитектура – это зодчество последней четверти XX века и начала XXI века. В России эта периодизация претерпевает определенные корректировки. Так как в нашей стране не развитие модернизма сыграло важную роль в становлении архитектуры, а социально-политические процессы. Уже сложилась традиция считать, что современная архитектура России начинается с момента распада Советского Союза.

Вам будет интересно:Правила хорошего тона для женщин. Современный этикет

Стили

Современное зодчество существует в диалоге с модернизмом. Считается, что есть два больших направления: это неомодернизм или поздний модернизм, который стремится развить принципы этого направления, и постмодернизм, который направлен на переосмысление нового времени и переработку принципов модернизма. Так как модернизм в целом был глобалистским течением, то современная архитектура во многом утрачивала национальные черты. Но не всех зодчих это устраивало. В результате появилось еще одно направление, получившее название регионализм. Он стремится соединить современные архитектурные принципы с национальными традициями. Однако все эти направления имеют скорее идеологические различия, чем формальные. Поэтому искусствоведы и исследователи говорят о таких стилях, как хай-тек в архитектуре, конструктивизм, минимализм, органическая или эко архитектура, деконструктивизм, китч. Особенности современного состояния зодчества заключаются в том, что творцы могут обращаться и к стилям прошлого, обыгрывая и переосмысляя их.

Вам будет интересно:Лучшие музеи матрешек в России

Тенденции

Разнообразие и прорыв в развитии строительных технологий приводят к тому, что архитектура 21 века не укладывается в единые рамки. Она многолика и тенденции в ней разнонаправленные. Но все-таки есть устойчивые векторы ее развития. Первым таким направлением является рост функциональности. Современный человек хочет жить не только в красивом, но и обязательно удобном здании. Еще одним важным трендом является обязательное гармоничное сочетание здания с окружающим ландшафтом. Кроме того, здания должны быть энергосберегающими, экологичными. Таким образом, главные тренды связаны не с формой, а с функциями. Но есть и собственно архитектурные тенденции. В первую очередь это устремление вверх — высотное строительство во всем мире набирает популярность. Еще один тренд – это простота. Чистая геометрия линий, конструктивность, лаконичность – всего этого достаточно, чтобы создать современное здание. Архитектура должна сохранять воздух и свет – это еще одна важнейшая тенденция современного зодчества.

Российская реальность

После перестройки в России начинается строительный бум. И архитекторы вместе с заказчиками решили срочно воплотить все мечты. Этот период характеризуется дикими архитектурными и градостроительными решениями. Позже страна начинает искать свое место в мировом зодчестве, примеряет к себе мировые тенденции. Но до конца проблемы 90-х годов современная архитектура России не преодолела. Все еще в городах страны строят много зданий, не соответствующих никаким актуальным трендам. Новые дома часто плохо сочетаются с существующим городским окружением, не отвечают требованиям энергосбережения. Основная проблема российской архитектуры – это низкое качество образования. Учебные программы в профильных вузах отстают от реальности на 5, а то и 10 лет. Поэтому в Россию часто приглашают зарубежных архитекторов. Они, конечно, привносят свежую струю в отрасль, но чаще всего привозят проекты, которые не создавались специально для российских городов, а просто не были реализованы в других местах. Это разрушает национальные архитектурные традиции, делает города одинаковыми, безликими.

Авторская и типовая архитектура

В России, как и во всем мире, складываются две архитектурные сферы. Это авторская застройка, в этом случае архитекторы создают авторские проекты для конкретных мест и заказчиков. Такие работы представляют на конкурсах, в них творцы могут реализовать свои творческие задумки. И типовая застройка, когда авторы создают универсальный проект без привязки к месту. Главное в таких проектах соблюсти все технические и функциональные требования. Второй вид зодчества в советское время был совершенно лишен творческого начала, сегодня картина начинает меняться. Архитектура типового жилья в современной России сегодня становится комплексной. Часто у автора нет возможности просто проектировать дом, он должен продумывать весь комплекс инфраструктуры вокруг: парковку, благоустройство территории, социальные объекты. Зодчие предлагают решения, которые отвечают требованиям времени. Массовое жилье теперь тоже должно быть не только функциональным, но и красивым.

Стили российской архитектуры

Зодчие России всегда стремились сохранять свою национальную специфику. Но XX век был веком глобализации, и региональные особенности уходили на второй план либо вообще исчезали. Но современный этап развития архитектуры вновь делает актуальными индивидуальные черты зданий. Зодчие стремятся создавать заметные, запоминающиеся дома. При этом они используют разные решения. Сегодня можно говорить, что стили современной архитектуры в России в целом укладываются в мировые тенденции. Но общество в целом отрицательно относится к появлению в старых частях городов ультрасовременных зданий. Примером может послужить общественная ситуация, складывавшаяся вокруг Охта-центра в Петербурге, который должен был нарушить историческую перспективу города. Поэтому сегодня в России сосуществуют новейшие стили: хай-тек, минимализм, деконструктивизм, и исторические, «большие» стили: классицизм, ар-деко и другие. Хотя эти стили все-таки уже не являются чистыми, а становятся базой для осмысления и игры архитекторов. Поэтому основной стиль российской архитектуры – это эклектика.

Тенденции развития российской архитектуры

Исследователи подтверждают, что в отечественном зодчестве есть две тенденции. С одной стороны, архитекторы равняются на Запад и черпают оттуда идеи для вдохновения. С другой, стараются продолжать традиции русской зодчества, сохранять привычные национальные приемы и формы. Также специалисты отмечают такие тенденции современной архитектуры России, как рост высотности. Теперь уже никого не удивляют 25-этажные дома, которые еще недавно воспринимались как небоскребы, которым не место в российских городах. Особая тенденция отечественного зодчества – это боязнь ультрасовременных форм, заказчики не готовы вкладывать большие деньги в авангардную архитектуру. Например, знаменитый новатор сэр Норман Фостер спроектировал для российских заказчиков более 10 зданий, но реализовать ни одного не удалось. Сегодня только современная архитектура Москвы понемногу начинает приближаться к мировым стандартам и трендам, но все равно еще в совсем небольших объемах.

Российские авторы

Сегодня в отечественной архитектуре немало имен, которые хорошо известны специалистам по конкурсам и выставкам. Но обычные люди вряд ли назовут хотя бы одного современного российского автора. А архитектуру 21 века делать молодым. К их числу относятся:

  • Александр Цимайло и Николай Ляшенко, работающие в собственном бюро. На их счету несколько частных домов в современном стиле и здание «Ордынского тупика» в Москве.
  • Николай Белоусов, архитектор, работающий с деревом и сохраняющий традиции национального зодчества.
  • Александр Гликман, который сочетает принципы палладианской архитектуры с современными тенденциями.
  • Дмитрий Долгой, представитель стиля ар-деко. Он работает только с жилой архитектурой и создает полностью авторские проекты.
  • Кроме этого, молодого поколения отечественную архитектуру продолжают создавать такие классики, как Юрий Григорян, Евгений Асс, Алексей Муратов, Михаил Хазанов и другие.

    Зарубежные архитекторы в России

    Еще с древних времен на Руси была традиция приглашать иностранных зодчих для возведения различных сооружений. Мы помним, что немало зданий, которым мы гордимся как русским наследием были возведены иностранцами. Поэтому и современная архитектура России не обходится без «варягов». Самыми заметными иностранными зодчими современности стали:

    • Заха Хадид, ее бюро реализует сейчас проект застройки Рублево-Архангельского;
    • английское бюро LDA создали проект застройки острова Октябрьский в Калининграде;
    • испанец Рикардо Бофилл выиграл конкурс на реновацию проспекта Вернадского в Москве.

    Столичная и региональная архитектура

    Сегодня современная архитектура – это выбор больших, богатых городов страны. Причина заключается в том, что обычно для реализации проектов в современных стилях нужна смелость и большие бюджеты, а у провинциальных городов чаще всего нет ни того, ни другого. Показательным является проект «Москва-сити», который не потянул бы ни один другой город. Поэтому современная архитектура городов России – это либо однообразные типовые проекты, либо что-то в традиционных стилях.

    Источник

    Современная архитектура: 7 ключевых проектов

    Рассказываем об удивительных сооружениях, которые могли бы претендовать на место в списке новейших чудес света

    Музей Гуггенхайма в Испании (Фото: Uwe Kazmaier/Globallookpress)

    Современная архитектура меняет облик мегаполисов, создавая более комфортную и благополучную среду для жизни. Ведущие архитекторы все чаще выбирают те формы и материалы, которые повышают энергоэффективность будущих объектов. Футуристические здания соседствуют с наследием прошлого и гармонично вписываются в стилистику местности. А пластика их фасадов отражает динамичность современных городов. От традиционной застройки эти проекты отличаются не только архитектурным обликом, но и богатой инфраструктурой. К тому же в них часто воплощены самые смелые и прогрессивные идеи своего времени.

    «РБК-Недвижимость» собрала семь удивительных построек, которые были спроектированы за последние 100 лет.

    Музей Гуггенхайма, Испания

    Необычный музей современного искусства построен на берегу реки Нервьон в Бильбао. В 1997 году он превратил некогда крохотный промышленный городок в культурный мегаполис и туристический центр. Это явление получило название «эффект Бильбао». Одним огромная стальная конструкция напоминает американские горки, другим — инопланетный корабль, потерпевший крушение. Местное население долго протестовало против строительства музея: выделенные €85 млн люди хотели использовать для модернизации фабрик. Эти затраты окупились: только за первый год арт-объект посетили 1,3 млн человек. Чтобы принять всех желающих, властям Бильбао пришлось построить второй аэропорт и новые гостиницы.

    Музей Гуггенхайма в Испании (Фото: Matthias Graben/Globallookpress)

    Эффектное здание в стиле деконструктивизма возвели за четыре года. За это время из окрестностей исчезли ржавые верфи и появились обширные зеленые набережные. Внешне музей Гуггенхайма — это комплекс связанных построек из титана и стекла. Вход в здание украшают огромные скульптуры: девятиметровая паучиха, щенок из цветов и букет тюльпанов. Интерьер музея не менее интересный — он напоминает трехэтажный лабиринт. Все прямые линии Фрэнк Гери заменил кривыми, а углы — волнами и арками. Архитектор разработал этот проект для концертного зала Уолта Диснея в Лос-Анджелесе, но там реализовать идею не получилось. Заказчиков испугала большая стоимость и слишком высокие риски.

    Башня «Бурдж-Халифа», ОАЭ

    «Бурдж-Халифа» — самое высокое здание в мире. Это почти три Эйфелевы башни, сложенные вертикально. Небоскреб высотой 828 м построили за шесть лет. Ежедневно здесь трудились более 12 тыс. специалистов из разных стран, поэтому каждую неделю башня вырастала на один-два этажа. Чтобы снизить риск образования трещин, бетон заливали ночью и дополнительно охлаждали его с помощью льда. Все это время проектная высота здания хранилась в строгом секрете. Местные власти беспокоились, что кто-нибудь решит повторить их рекорд. Небоскреб стоимостью $4,1 млрд задумывался как «город в городе». Его окружают собственные бульвары, скверы и парки. А у подножия башни находится самый большой в мире «танцующий» фонтан.

    Башня «Бурдж-Халифа» в Эмиратах (Фото: Moritz Wolf/Globallookpress)

    Внутри есть отдельная мечеть, бассейны, рестораны, офисы, торговые центры, 57 лифтов и сотни апартаментов. Асимметричная форма в виде сталагмита была выбрана неслучайно: она защищает небоскреб от сильных порывов ветра. Интересно, что во время землетрясений это одно из самых безопасных мест в эмирате. Прочная конструкция способна выдерживать подземные толчки магнитудой до семи баллов. От летней жары спасают стеклянные термопанели, которыми отделаны фасады. Они не пропускают пыль, отражают ультрафиолет и инфракрасное излучение. А система кондиционирования с морской водой охлаждает и ароматизирует воздух. Специально для «Бурдж-Халифа» был разработан особенный аромат.

    Пекинский национальный стадион, Китай

    Из-за необычного геометрического фасада стадион чаще называют «Птичьим гнездом». Он состоит из внешнего стального каркаса, бетонной чаши и 24 ферменных колонн, которые ее поддерживают. Эффект «гнезда» возникает из-за переплетения изогнутых металлических прутьев, которые заменяют стены. Вместо крыши в верхней части стальной конструкции натянута прозрачная водонепроницаемая пленка, которая пропускает солнечный свет. На реализацию проекта потребовалось 42 тыс. тонн стали и около $423 млн. Раздвижная крыша обошлась бы строителям еще в $150 млн. Трибуны стадиона устроены таким образом, что все происходящее на поле видно с любого места. Сегодня здесь могут разместиться одновременно 80 тыс. человек.

    Пекинский национальный стадион в Китае (Фото: Guo Yong/Globallookpress)

    При проектировании спортивного комплекса большое внимание уделили его сейсмостойкости: стадион построен в районе с высокой тектонической активностью. Специально для этого разработали сталь с почти полным отсутствием примесей. Новый прочный материал осложнил сварочные работы — их приходилось проводить только ночью. В результате стальной каркас не только сделал здание более устойчивым, но и позволил отказаться от общей системы вентиляции. Стены есть только у магазинов и ресторанов внутри стадиона. Изначально он предназначался для летних Олимпийских игр 2008 года. Теперь здесь устраивают спортивные чемпионаты, концерты и фестивали. А в зимнее время в «Птичьем гнезде» можно покататься на коньках или горных лыжах.

    Дворец искусств королевы Софии, Испания

    Самый высокий в мире оперный театр находится в Валенсии. Он построен на осушенном дне реки Турия по проекту архитектора Сантьяго Калатрава и входит в архитектурный ансамбль «Город искусств и наук». Форма дворца вызывает разные ассоциации. Для кого-то это шлем средневекового испанского воина, для кого-то — ныряющий дельфин. Со всех сторон валенсийскую оперу окружают бассейны и парки. А самая впечатляющая ее часть — дугообразная мозаичная крыша из ламинированной стали. Несмотря на вес в 3 тонны, она крепится с помощью всего двух опор. Футуристический дворец выполнен в стиле биотек. Строительство растянулось на десять лет, в результате он стал последним из пяти причудливых зданий «города».

    Дворец искусств королевы Софии в Испании (Фото: Jose Antonio Moreno/Globallookpress)

    Открытие оперы приурочили к национальному празднику — Дню Валенсийского сообщества. Изначально на этом месте хотели поставить 370-метровую башню связи. Однако многие раскритиковали задумку, и план комплекса пришлось изменить. Здание театра включает 17 этажей и делится на четыре больших пространства. Здесь есть амфитеатр, учебная зона, камерный театр и главный зал. Последний оформлен синей мозаикой и рассчитан на 1,5 тыс. зрителей. В нем же находится оркестровая яма на 120 музыкантов — третья по величине в мире. Сегодня во дворце проходят престижные конференции, театральные постановки, музыкальные представления и фестивали мирового уровня. Это неудивительно: архитектурное чудо Валенсии славится превосходной акустикой.

    Штаб-квартира CCTV, Китай

    Из-за странной формы здание китайского телецентра прозвали «штанишками». Это две наклонные башни, которые соединены 75-метровым горизонтальным переходом. Такая конструкция позволяет противостоять сейсмическим воздействиям и уменьшает давление ветра. По словам голландского архитектора Рема Колхаса, его работа напоминает изогнутый небоскреб без начала и конца. А если смотреть с разных ракурсов, она визуально меняет свою форму и внешние очертания. Внутри 54-этажной постройки — многочисленные телевизионные студии, офисы, вещательные и производственные объекты. Раньше все они были разбросаны по разным концам Пекина. Кроме того, здесь есть общественный театр, пятизвездочный отель, рестораны и выставочные площади.

    Штаб-квартира CCTV в Китае (Фото: Zhu Wanchang/Globallookpress)

    Строительство штаб-квартиры CCTV обошлось в $800 млн и было закончено в 2009 году. И все же ее открытие пришлось перенести на несколько лет. В северном крыле здания вспыхнул пожар, который смогли потушить только спустя шесть часов. Причиной возгорания стали праздничные петарды. В результате торжественная церемония состоялась лишь в 2012 году. А совсем скоро Международный совет по высотным зданиям и городской среде назвал проект Колхаса лучшим небоскребом 2013 года. Правда, самого архитектора новость не слишком обрадовала: этой необычной работой он пытался объявить войну всем небоскребам. Теперь футуристический памятник китайской экономике виден почти из любой точки Пекина.

    Сиднейская опера, Австралия

    Сиднейский оперный театр — самое узнаваемое здание Австралии. В 1957 году власти объявили конкурс на лучший дизайн будущего здания. Среди 233 заявок выбрали проект датского архитектора Йорна Утзона. После этого судьи еще несколько раз отказывались от рисунков молодого датчанина в пользу более практичных построек, пока наконец не решили рискнуть. Здание в Сиднейской гавани намного опередило доступные на тот момент технологии и изменило имидж целой страны. Но из-за разногласий с властями Утзону пришлось покинул проект. Он не оставил никаких эскизов и больше никогда не приезжал в Австралию. Неудивительно, что театр был открыт на десять лет позже условленной даты, а бюджет проекта оказался в 15 раз выше изначального.

    Сиднейская опера в Австралии (Фото: Thomas Haupt/Globallookpress)

    Знаменитое здание в стиле экспрессионизма занимает 22 тыс. кв. м и опирается на 580 свай, которые уходят в океан. Его легендарная белая крыша покрыта более чем 1 млн керамических плиток. Днем «паруса» кажутся идеально белыми, но в зависимости от освещения цветовая палитра меняется. Идея такой формы зародилась у архитектора во время чистки апельсина. Глядя на спелые оранжевые дольки, Утзон увидел в них прочные и устойчивые своды будущей крыши. Самый большой «парус» равен высоте 22-этажного дома. В 2007 году Сиднейскую оперу включили в список объектов Всемирного наследия. Йорну Утзону посчастливилось стать свидетелем этого события, а еще раньше — получить Притцкеровскую премию. И все же «вживую» свое творение он так и не увидел.

    «Сент-Мэри Экс 30», Великобритания

    «Сент-Мэри Экс 30» — первый экологически чистый небоскреб Лондона. Это вытянутое округлое здание в стиле биотек, которое состоит из 41 этажа. Благодаря необычной конструкции и энергии солнечных батарей оно вдвое экономичнее других небоскребов аналогичного размера. А его аэродинамическая форма увеличивает количество естественного света и воздуха. Высотку назвали в честь улицы, на которой она построена. До 1992 года здесь находилась Балтийская биржа, взорванная во время одного из терактов. Сегодня об этом напоминают эпитафии на каменных скамейках у основания башни. Еще один мемориал указывает на место захоронения древнеримской девочки, останки которой нашли во время строительства башни.

    «Сент-Мэри Экс 30» в Великобритании (Фото: Stefan Kiefer/Globallookpress)

    В народе 180-метровое здание Нормана Фостера прозвали «огурцом». Дело не только в характерной форме. Оно почти полностью покрыто стеклом зеленоватого оттенка — это важная часть энергосберегающих систем. Общая площадь стеклянного фасада «Сент-Мэри Экс 30» равна площади пяти футбольных полей. На верхних этажах небоскреба расположены банкетные залы и рестораны с видом на центральную часть Лондона, ниже — офисы крупных компаний и магазины. А прямо под куполом размещен конференц-зал, из которого открывается 360-градусная панорама британской столицы. С момента открытия в 2004 году проект получил множество наград, в том числе премию Стирлинга и архитектурную премию Emporis Skyscraper Award.

    Читайте также:

    Современная архитектура России. | soullaway soullaway

    Сегодня в России строят много. Может быть даже слишком много. В каждом городе хватает новых районов. Так вот решил я попробовать проанализировать есть ли в стране какие-то яркие и запоминающиеся здания. Запоминающиеся с моей точки зрения. Мнение тут субъективное и ни на что я не претендую.

    Москву и Питер естественно рассматривать не будем. Очевидно, что там наберётся не один десяток красивых зданий. Куда интереснее как дела обстоят в провинции. Не будем мы рассматривать и всякие стадионы, станции метрополитена и мосты. Меня интересуют жилые здания или же какие-то офисные помещения.

    В расположении фотографий в этом материале закономерность простая. Для начала пойдут города, где я был, а потом соответственно где не был. Ну а начнём мы с Екатеринбурга. Понравился мне этот городок и радует, что там есть устойчивое желание строить что-то высокое. Люблю я высокие дома, да.

    Итак, заглавное фото. По центру торчит ЖК «Эверест». Хорошее здание, совсем свежее. Правее с подъёмным краном виден многострадальный «Карнеол». Надеюсь, достроят в ближайшее время. Ну а ещё правее небоскрёб «Высоцкий». В левом же углу у горизонта видна башня «Исеть». Самая высокая постройка в городе. Собственно про Екатеринбург мой друг сформулировал интересную мысль. Это провинция, которая рядится в столичные одежды. Объясню почему. ЖК «Эверест» хорош. Но тут же рядом с ним в левом углу воткнули еще одно новое здание. Со скучной архитектурой. Такое можно было бы влепить где-нибудь на окраине, а не в центре. Но дело сделано. И именно из-за этого и возникает ощущение провинциальности.

    Чуть с другого ракурса этот же район. За ЖК «Эверест» видна чешуя «РМК». Видите, где торчит подъёмный кран? Вот это хорошее здание, но низкое. Еще бы пару пролетов такой чешуи было бы не лишним конечно сделать. Впрочем, в целом мне нравится, как формируется сегодня центр города.

    С земли же «Эверест» смотрится совсем одиноко. Тут не хватает еще пары таких же высоток.

    А вот и здание «РМК». На мой взгляд, занятная архитектура.

    Как-то примерно так город выглядит в самом центре. Это так называемая «Плотинка». Когда я был в Екатеринбурге, пейзаж тут выглядел иначе. Теперь же ЖК «Эверест» и здание «РМК» дополнили картину.

    Вообще в Екатеринбурге строят много. Хватает там и вот такого. Это ЖК «Крылов».

    Вот еще одно интересное здание. Это ЖК «Тринити».

    Пёстро и красиво.

    Ну и бросим взор на формирующийся деловой центр города. Тут конечно не хватает еще пары зданий одного уровня с «Исетью». И еще пары-тройки домиков высотой выше ста метров.

    Вычитал я, что тут собираются строить какой-то храм. Мнения о нём интересные. Мол, испортит общую картину. По-моему в Екатеринбурге такой коктейль из застройки, что испортить уже ничего нельзя. Другой вопрос, что храмов у нас и без того хватает. Как по мне лучше бы там возвели какой-нибудь научный центр в 40 этажей. А с храмом же Екатеринбург упустил свои возможности. В том плане, что надо было использовать телебашню под это дело. Вот тогда бы вышел великолепный храм.

    Переезжаем в Пермь. С Камы там можно узреть интересный жилой комплекс «Паруса над Камой».

    Увы, красиво он выглядит лишь с воды. С земли как-то так.

    Пермь не может похвастаться высотной застройкой. Но кое-что интересное там есть. Мне вот нравится ЖК «Турчаниновский квартал». 

    Он же с другого ракурса. Как по мне любопытное решение. Много всяких необычных деталей.

    Ну и сейчас там строят некий «179 квартал». Судя по рендерам, может выйти что-то необычное. Но пока там так.

    Далее идёт Казань. Единственная полноценная высотка на весь город это ЖК «Лазурные небеса». Заявлен он везде как небоскреб. Хотя высота-то 120 метров. Небоскреб же должен быть выше 150 метров.

    С другого ракурса.

    Ну и не могу не отметить ЖК «Кристал». Эту штуку я видел в реальности. Как по мне очень хорошее здание.

    Много необычных деталей.

    С Нижним Новгородом вот странная история. Я считаю, что это один из самых интересных наших городов. Но при этом я не смог вспомнить ни одного современного здания там. Нет, они есть. Там тоже строят много.

    Но какое-то всё тусклое. Может быть, на фоне всей остальной застройки как-то выделяется ЖК «Прайм». Но это именно в контексте Нижнего Новгорода любопытно смотреть. В той же Казани или тем более Екатеринбурге куда больше нетипичных зданий. А такой ЖК попросту затерялся бы там.

    Новосибирск. Тут я сразу вспомнил здание Технопарка.

    Хотя это и не совсем Новосибирск. Это Академгородок.

    Можно, наверное, еще отметить там БЦ «Кобра».

    Хотя с другого ракурса он выглядит уже несколько иначе.

    Ну а небоскрёбов в третьем городе страны и вовсе нет. Что удивительно. Высотки там выглядят так. Да и немного их.

    Воронеж. Столица моего родного Черноземья. С удивлением выявил, что там, оказывается, строят некий Сити.

    Интересно всё это будет выглядеть, если будет реализовано. И вообще мне нравится тенденция, что в Воронеже грезят построить нечто такое.

    Но до завершения стройки ещё долго. Пока что там так.

    Самара. Еще один удивительный для меня город. Считаю его одним из самых интересных у нас в стране. Но на современную архитектуру он откровенно беден. Разве что вот ЖК на Вилоновской на ум с ходу мне пришёл.

    Да и он с другого ракурса выглядит, не прям что бы очень круто.

    Какой-то небоскрёб строят в этой районе. Но что именно там будет загадка. Не нашёл ни одной картинки.

    На этом города, где я был закончились. Теперь пойдут те, куда я только хочу добраться. Итак, Волгоград. С этим городом у меня странные отношения. Я туда даже как-то собирался, но так и не доехал. При этом и желания ехать туда, особого нет. Собирался же, потому что хотелось чего-то относительно близкого от Москвы, ну и Ростов на Дону там рядом.

    В плане же современной архитектуры я ничего не вывил там интересного. Ну, вот такое, к примеру, есть.

    Или вот ЖК «Волжские паруса». Может быть, и есть что-то более интересное, но мне не попалось ничего.

    Это называется Дом-скала.

    Сегодня стройка выполняет функции рекламного щита. Дело происходит в Краснодаре. Вот много чего слышал позитивного про этот город, но не нашёл на снимках я ничего визуально интересного для себя.

    К слову о картинках новостроек. Вот так выглядит ЖК в рекламе.

    А это уже реальность. Не факт, что будет в итоге так красиво как на заявленной картинке. В общем, Краснодар может и хороший город, но чего-то любопытного и современного я там не нашёл.

    Ростов на Дону. Вот давно хочу в этот город попасть, но никак не выходит. Там навалом старой хорошей архитектуры, но современного ничего яркого не выявил.

    Строят вот такие огромные скучные коробки.

    Красноярск. Еще один город, про который неоднократно встречал восторженные отзывы. Тем не менее, из современных построек особо-то и бросить взор не на что. Вот здание «Первая башня». Ну, так себе если честно.

    А это некая «Панорама». Строят её давно.

    Изначально должно было быть кстати так.

    Ещё там хотели построить центр международной торговли, но всё так и осталось лишь на картинках.

    Далее у нас идёт Омск. Вот где с современной архитектурой вообще печально. Строят там такое. Это ЖК «Старая крепость».

    Ну, или такое. Комплекс «Каскад». Как-то для одного из самых крупных городов страны слабо.

    На мой взгляд, самое любопытное в Омске это здание автостоянки «Витязь». Да и не факт, что она родилась не в 90-е.

    Уфа. Город, где навалом денег. А строят там вот такое. Офис «Уралсиб».

    Ну, или такое.

    Вот гостиница еще более-менее.

    Ну и вот это здание мне понравилось. Правда, название у неё дурацкое. Не перевариваю все эти Сити, Тауэр и т.д.

    Стройка со стороны.

    Переезжаем в Челябинск. Одно из самых знаковых современных зданий в городе это «Челябинск-Сити».

    Есть еще БЦ «Бовид».

    Но меня же там больше всего интересует кипящая стройка «Конгресс-Холла». Пока что можем любоваться лишь на картинки.

    На мой вкус это самая интересная стройка сегодня в стране за пределами Москвы и Питера.

    Красота же! Такое сооружение украсило бы любой город.

    В общих чертах всё. Наверняка есть что-то интересное на Дальнем Востоке. Возможно, имеется что-то хорошее и в маленьких городах, но я решил ограничиться снимками крупных городов России.

    При подготовке материала я докучал коллегам по ЖЖ вопросами. Благодарю всех за ответы. Ну и отдельно благодарю Славу за разрешение использовать его снимки из разных городов. Они все подписаны внизу, да и почерк есть у человека. Никого не знаю, кто бы умел лучше снимать город сегодня. Остальные же снимки надёргал из сети, либо с моего любимого сайта skyscrapercity. Да, про Челябинск, кстати, Константин сделал отдельный материал. Там много всякого строят. Рекомендую взглянуть.

    Ну а на сегодня всё. Спасибо за внимание и с удовольствием почитал бы дополнения. Наверняка есть еще какие-то интересные здания, про которые я ничего не знаю.

    Почему многие никак не могут принять этот стиль



    Одни дома без преувеличения можно назвать произведением искусства, другие просто не замечают, а есть такие сооружения, которые не оставляют никого равнодушным. Особенно это касается объектов современной архитектуры, именно они вызывают сильный эмоциональный отклик и не всегда положительный. Несмотря на то, что архитекторы стремятся создавать идеальные пространства для работы, отдыха и жизни человека, их произведения подвергаются постоянной критике, а иногда и полному неприятию.


    Непонятная для многих современная архитектура никого не оставляет равнодушным


    Архитектура уже давно вышла за рамки определения такого понятия, как искусство, ведь благодаря ей удается создать пространство и декорации, отражающие культурные особенности и технические возможности того времени и места, где находится человек. Учитывая многовековую историю существования человечества, на улицах наших городов и сел можно встретить постройки всех эпох, которые зодчие создавали в разных стилях и направлениях. И если одни вызывают восхищение, то другие – полное неприятие.


    У самых истоков модерна (Елисеевский магазин построен в 1902-1903 гг, Санкт-Петербург)


    К понятию «современная архитектура» относятся несколько стилей и течений, которые формируются уже более 100 лет. На протяжении столь длительного периода появляются уникальные работы архитекторов. Самое главное, в каком бы направлении они не творили, будь то чистой воды модерн, брутализм, конструктивизм, деконструктивизм, минимализм, хай-тек или неомодернизм, все вызывает повышенный интерес. Причем мнение людей как обывателей, так и специалистов-экспертов о том или ином объекте кардинально разнятся.


    Фантастическая архитектура Института Солка, которую многие считают слишком футуристической


    Если учитывать неоспоримый факт, что вновь созданные объекты более приспособлены для организации максимально комфортного пространства для обитания людей, то вопрос о неизбежном изменении сложившегося облика городов уходит на второй план. Но и эстетическое восприятие окружающего пространства пока никто не отменял, и если современный объект диссонирует с устоявшейся архитектурной картинкой, то вызывает бурю недовольства, а иногда и активного протеста местных жителей и корифеев.


    Современная архитектура Нидерландов


    Справка: Современная архитектура возникла еще вначале прошлого века, когда архитекторы утверждали, что творческое выражение должно быть свободным от исторического багажа и скорее архитектурные формы должны подчиняться функционалу, а не общепринятым догмам. Архитекторы старались избегать ненужных деталей в дизайне, считая, что простота и обычные элементы тоже могут быть прекрасны. Сторонники классических правил утверждали и до сих пор это делают, что современная архитектура с ее философией – полная безвкусица, серость и безликость.


    Произведения искусства, созданные Фрэнком Райтом (Дом над водопадом, Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке)


    Но это с какой стороны посмотреть. Если взять, к примеру, воплощенные в жизнь проекты Фрэнка Лойда Райта и Рудольфа Шиндлера, которые стояли у истоков модернизма, то «ни монотонного, ни бесчеловечного» в них попросту нет. А «безликими и угрюмыми» язык не повернется эти творения назвать, хотя в их внешнем облике не найдете ни резных арок, ни помпезных колонн, ни роскошных элементов и т.д. Они обладают не только практичностью и функциональностью, но и особенной красотой (при абсолютном минимализме декора!), от которой просто захватывает дух.


    Проекты Рудольфа Шиндлера уже признаны достоянием, хотя в свое время подвергались критике (Laurelwood Apartments Студио-Сити, особняк Фицпатрика-Леланда)


    Да, они, как и многие другие модернисты, отошли от общепринятых правил в архитектуре, в их работах просматривается индивидуальный стиль и видение. В свое время кто-то сразу влюбился в простоту и практичность построенных ими домов, а приверженцы классических норм и правил их нещадно критиковали. Но несмотря ни на что, эти творения занимают достойное место в современной архитектуре, ведь они стали знаковыми сооружениями и настоящей достопримечательностью. А это потому, что авторам удалось сочетать практичность и простоту с окружающим ландшафтом, как городского пространства, так и природных зон.


    Бывают и такие странные сочетания современного дома-оригами со старинной архитектурой (Мальмё, Нидерланды)


    К сожалению, не всем удается найти такую гармонию и нужные точки соприкосновения, и тогда появляются довольно несуразные объекты, которые явно выделяются на общем фоне городской архитектуры.


    Вот, что получается, когда пытаются заниматься стилизацией, с отсылкой на прошлое (историческая часть Подола, Киев)


    Конечно же, приверженцы создания единой, хотя и убогой в своем подражании картинки общего стиля будут в восторге, но достопримечательностью такое здание не станет никогда (лишь примером того, как нельзя строить!). Учеными доказано, что «хорошая» или «плохая» архитектура напрямую влияет на качество жизни и характер окружающего пространства, поднимая настроение или подавляя человеческих дух.


    Спальные районы, застроенные в 60-70 гг. прошлого века, малопривлекательные и одинаковые в разных странах (многоэтажки Венгрии и России)


    Конечно, если взять массовую застройку жилых кварталов безликими массивными многоэтажками, которые не имеют никакой эстетики, да и комфорта зачастую тоже, то такую «современную архитектуру» можно действительно ненавидеть и считать эти объекты полным отстоем, убивающим на корню даже самый оптимистичный взгляд на жизнь. Хотя массовое строительство многоквартирных высотных домов архитектурой назвать сложно, а порой даже невозможно.


    Современные архитекторы и дизайнеры уже совсем по-другому смотрят на эстетику многоэтажных домов


    Но все не так плачевно выглядит, если за дело берутся действительно профессионалы, не гоняющиеся за сроками сдачи и количеством жилых метров. В этом случае спальные районы выглядят не менее привлекательными (согласно теперешним веяниям в моде) нежели исторические центры, где преобладает викторианский стиль или ампир, который в то время когда они возводились, были тоже модными.


    Современные жилые комплексы могут вызывать только восхищение и функционалом и эстетикой


    Согласитесь, в наше время возводить многоэтажные дома в готическом или романтическом стиле было бы полной нелепостью. Это должны понимать и те, кто никак не хочет воспринимать и принимать современную архитектуру, как неизбежное явление человеческого общества.


    Ничего лишнего, а взгляд притягивают (Башни бывшего Всемирного торгового центра до трагического события в 2001 г)


    Конечно же, по-другому дело обстоит, если в стиле модерн строились небоскребы, общественные здания, спорткомплексы, аэропорты и вокзалы. Здесь обвинить современных архитекторов в безликости никак нельзя. Благодаря тому, что в стройиндустрии активно используются новые материалы и технологии, а это позволяет повышать этажность зданий, увеличивать масштабность арок и площадь окон, усложнять формы строений и т.д.


    Первые манхэттенские небоскребы, построенные в 30-х гг. прошлого века (Нью-Йорк, США)


    Даже в первых объектах современной архитектуры заметен интерес к ненавязчивому декору, причем кирпич сам становится яркой деталью оформления фасада, не говоря о моде на плиточную облицовку (майоликовые панно) и наличии кованых металлоконструкций. Это то, что касается внешней стороны архитектурных сооружений, в интерьере в первую очередь внимание уделялось комфорту и функционалу при простоте форм и минимуме декора.


    Непонятый брутализм в послевоенной архитектуре


    В послевоенные годы архитекторы больше стали тяготеть к брутализму и монументализму. Поиск новых средств выразительности посредством грубых и массивных бетонных конструкций больше всего подвергается критике и неприятию. Несмотря на то, что такое увлечение очень быстро погасло, оставшиеся объекты до сих пор активно отвергаются. Хотя в современных постройках все чаще можно увидеть массивные бетонные элементы кубической формы, но такое видение красоты и практичности авторов проектов и они тоже имеют право на существование.


    Элементы брутализма снова в моде


    Противники течения в современной архитектуре утверждают что здания, построенные бруталистами к этому времени практически все заброшены, потому что в таких «уродливых» домах никто не хочет жить (если это жилые сооружения). Если же это музеи, учреждения или вокзалы, то их покинули потому, что «они навевают ужас».


    Пригород Парижа заброшен из-за отсутствия работы, а не из-за «уродливости» зданий


    Как стало известно авторам Novate.Ru, эти утверждения — чистой воды домыслы тех, кто во всем критикует произведения бруталистов. В действительности некоторые здания и даже жилые микрорайоны были покинуты, но совсем по другим причинам и никакого отношения к внешнему виду они не имеют.


    При проектировании собственного дома каждый волен выбирать сам: стилизацию под Версаль или гармоничное слияние с природой


    Слова архитектора и дизайнера, обладателя множества профессиональных премий Хади Тегерани, как нельзя лучше объясняют, почему появляются провалы при строительстве и полное неприятие некоторых объектов: «Современная архитектура терпит крах, когда не соответствует человеческому бытию и его целостности. Она должна давать человеку все составляющие его жизненного благополучия, которое, как пазл, складывается из различных и в равной степени значимых деталей, таких как экология, экономический аспект, адекватное пространство жизнедеятельности, свет, фактура материалов, форма, эмоции и эстетика».


    Видение современной архитектуры в Японии и США


    И самое интересное, что в каждой стране и даже местности свое видение и понимание современной архитектуры и того, что приемлемо, а что вызывает противостояние. Это обусловлено многими факторами – начиная от менталитета и уровнем жизни и заканчивая формами и материалами для построек. Поэтому если при строительстве современные архитекторы будут учитывать восприятие эстетики населения, географию местности, культуру и традиции, тогда противостояния не будет.


    Современные шедевры из стекла, бетона и стали


    Даже если это здание из бетона, стекла и стали и оно будет иметь простую, технологичную форму без явных элементов декора сооружение вызовет повышенный интерес, но никак не протест.


    Современный детский сад в России и в Германии (наши бы родители испугались вести в такой сад!)


    Как показывает практика то, что создают современные архитекторы в Германии (если в проекте учли все вышесказанное), большинство немцев воспринимает как абсолютно нормальное явление – в России же эти объекты обязательно вызовут негодование, шквал возмущения и осуждение. Или то, что очень органично выглядит в Японии – американцы никогда не примут и будут считать безликим и просто никаким.


    Современная архитектура довольно многообразна и не все ее принимают и понимают


    Естественно, с течением времени термин «современная архитектура» стал намного обширней, чем был изначально, ведь появилось множество течений и ответвлений, которые с каждым днем меняют приоритеты. Но это и понятно, новые темпы жизни, инновационные материалы, часто меняющиеся модные тенденции диктуют свои правила и потребности и, не все творения архитекторов и дизайнеров общественность сможет оценить по достоинству.

    Современная архитектура Москвы | moscowwalks.ru

     

    Современная архитектура Москвы крепко ассоциируется с безвкусными «лужковскими» новоделами, стоящими на центральных улицах, при этом в переулках или дворах зачастую можно встретить довольно интересные современные постройки.

    Сразу предупреждаем, в этой публикации представлена случайная подборка современных домов, которые показались нам интересными и не сильно известными широкой публике.

    Прокатиться по современной Москве и посмотреть интересные новые дома —>

    Бизнес-центр «Пульман».
    Мясницкая, 50
    2008 г.

    Как ни странно, но проектировщик российский — Моспроект-2, мастерская №8.

    Геподрядчиком выступила компания из Хорватии.

    На прозрачный фасад бизнес-центра «Пульман», будто захватчики, с двух сторон наползли каменные элементы — стекло возмутилось и взбухло эркером, оставив все же за собой центральную позицию.
    Из статьи Николая Малинина и Марии Фадеевой для журнала Made in Future, 2008 г.


    Дом-яйцо
    ул. Машкова 1/11
    2002 г.

    Работа архитектурной мастерской Ткаченко. По сути, последний московский особняк, пристройка на одну семью к основному дому с квартирами. То ли стоимост слишком высокая, то ли планировка не очень, но дом до сих пор пустует, а в переулок на него приходят посмотреть редкие зеваки, хотя если бы этот дом появился бы в каком-нибудь европейском городе, то он тут же стал бы изображаться на всех туристических картах и даже история с тем, что он пустует тоже была бы так вкусно предъявлена, что все бы ходили кругом и только ахали на такой архитектурный курьез.


    Реконструкция здания районной АТС
    Мельникова, 29
    2008 г.

    Была унылая типовая советская АТС

    А стало офисное здание в стиле Nokia


    Жилой комплекс Copper House
    Бутиковский пер., 3
    2004 г.

    Дом облицован искусственно состаренной патинированной медью, территория ухожена и вообще все сделано с вниманием к деталям.
    «Медный» дом современный, но цвета благородной старины, зеленой патины, которой покрываются со временем все бронзовые памятники и медные детали.

    Дом состоит из трех кубов с неровным ритмом окон

    Весь район между Остоженкой и Пречистенской набережной не зря называют «золотой милей»

    Здесь совершеннейшее ощущение какого-нибудь лонднского Сити (только качество дорожного покрытия выдает)

    В целом, район качественных новоделов


    Жилой комплекс Посольский дом
    Борисоглебский пер., 13, стр. 3
    2006 г.


    Главная особенность дома — это, конечно, диагонали окон и закругленная форма.
    Архитектор Александр Скокан и не скрывает, что был очень вдохновлен домом Мельникова в Кривоарбатском переулке (см. нашу отдельную публикацию про этот дом)


    Бизнес-центр Китеж
    Киевская ул, вл. 3-7, 17
    2008 г.


    Это не бизнес-центр, а какой-то многопалубный лайнер, рассекающий пространство рядом с железной дорогой киевского направления.


    Что отдельно приятно и продумано — у лайнера есть грузовой отсек, точнее большая крытая парковка, практически сопоставимая по размерам с самим бизнес-центром. Так и должны строить.


    Бизнес-центр Линкор
    ул. Авиаконструктора Микояна, 12 (на Ходынском поле)
    2010 г.

    Мотив здания навеян военными кораблями Второй Мировой, а именно камуфляжем Дазл (Dazzle) (в России такой камуфляж не был распространен, да и статья в Википедии только на английском, зато там фото есть кораблей). Цель такого контрастного рисунка — сбить с толку противника и размыть контур корабля, чтобы сложнее было издалека понять его габариты и направление движения.



    ЖК Стольник

    Малый Левшинский, 5
    2003 г.


    Наверное, самое странное жилое здание Москвы, удивительное своей несуразностью в целом и отдельно невписанностью в окружающую городскую среду переулков Пречистенки.


    ЖК Римский дом
    2-й Казачий переулок, 4-6
    2005 г.

    Игра в классику, пущенную вопреки канонам по кругу


    И, напоследок, здание, один вид которого уже многое объясняет в современной архитектуре — Дом Союза архитекторов России:

    КОНЕЦ

    Спасибо компании Volkswagen за модный автомобильчик Volkswagen Scirocco (тест-драйв автомобиля и прогулку по другим интересным местам Москвы можно посмотреть в ЖЖ редактора сайта)

     

    Также может быть интересно

    Эта запись была опубликована в Среда, ноября 21, 2012 в 09:57 в теме: ГОРОД, Дома, Новый город. Вы можете подписаться на комментарии к этой записи по RSS 2.0. .

    Лучшие фотографии России 2012. Архитектура современной России глазами фотографа

    КУЙБЫШЕВ

    автор Серж Головач

    г.Москва

    БАШНИ МОСКВА И САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

    Классическая ЧБ фотография

    автор Андрей Емельянов

    г.Москва

    КАК В СКАЗКЕ…

    Однажды апрельским днем..

    г. Санкт-Петербург

    СТАНЦИЯ МЕТРО НОВОКОСИНО

    Недавно открывшаяся станция Калининской линии московского метрополитена

    автор Сергей Воногс

    г.Москва

    ТЭЦ СТАНЦИИ ВОЙНОВКА

    Самый экологически чистый населенный пункт окраин г. Тюмени

    автор Марина Пискулина

    г.Тюмень

    ВИД НА МОСКВУ ИЗ “ДАВОСА”

    Вид на Москву из конференц-зала “Давос”, “Красные холмы”

    автор Анатолий Насонов

    г.Москва

    Каждая удачная фотография способна передать настроение, идею и стремления. Какие чувства у Вас вызвали “лучшие фотографии 2012” в категории “Современная архитектура России”? Может Вы почувствовали ностальгию, гордость, возмущение? Вот ,например, ничем непримечательная фотография ВИД НА МОСКВУ ИЗ “ДАВОСА”. Многие, наверное, удивились, в чем здесь оригинальность? Да, на фото мы видим обычный большой мегаполис, где непонятно зима это или осень.

    В таких городах мы и живем, Москва это или Нижний Новгород, нет большой разницы! Мы все равно стремимся вырваться из серой обыденной жизни в красивый экзотический рай (можно и в Сингапур). А может остановиться и оглядеться – вокруг нас тоже много необычного и парадоксального! Если Вы сможете запечатлеть это на фото, то получится шедевр, отражающий Ваш взгляд на жизнь. Отправьте это фото на ежегодный конкурс  “Лучшие фотографии России” и Вас оценят не только ваши друзья, но и тысячи пользователей интернета. Главное условие конкурса – натуральность фотографии и никакой цифровой обработки. Поэтому каждый любитель наравне с профессионалом может рассчитывать на победу.

    Победители определяются по номинациям: архитектура, природа, люди,события/повседневная жизнь, стиль жизни. Этот масштабный фотопроект стартовал в 2008 году и был организован  Центром современного искусства Винзавод. Каждый может стать причастным к историческому проекту.

    Сайт конкурса “Лучшие фотографии России” http://thebestofrussia.ru

    Современная архитектура России: лучшие декораторы и архитекторы

    В нашем списке люди, которые неимоверно талантливы в сложном и увлекательном деле дизайна интерьеров. Кто-то из них предпочитает называть себя декоратором, кто-то архитектором. Но суть одна: это профессионалы, в руках которых не будет упущена ни одна деталь проекта, а результат будет радовать заказчиков, а также журнал AD их работы мы печатали много раз и будем печатать еще.

    1. za bor

    Архитектурную мастерскую с брутальным названием два выпускника МАРХИ Арсений Борисенко и Петр Зайцев придумали в 2003 году. Несмотря на молодость (обоим основателям нет еще сорока), za bor имеет и узнаваемый стиль, и серьезное портфолио. На их счету десять офисов “Яндекса”, включая московский и стамбульский, проект перестройки кинотеатра “Пушкинский” и несколько частных интерьеров, которые полюбились бы Петеру Цумтору. Борисенко и Зайцев проектируют для своих интерьеров минималистичную встроенную мебель, обожают сложные динамичные формы и считают, что белый – король всех цветов. “Мы очень любим экспериментировать с геометрией пространства, – говорит Арсений. – Мы его ломаем, рвем, жуем и чего только не делаем”. Но их изломы всегда подчинены общей логике здания. Впрочем, когда заказ того требует, za bor прекрасно работает с яркими деталями и мягкой мебелью. Отличный пример – недавно открывшийся ресторан сербской кухни “Н. Тесла” с интерьером от za bor (где, кстати, хорошо кормят).

    Офис компании “Яндекс” в Киеве, 2010–2011. Нажмите на фото, чтобы посмотреть другие проекты za bor. https://admagazine.ru/arch/32693\_portrait-architectural-bureau-zabor.php#artheader

    Tim Beddow/ELLE DECORATION Russia; сергей ананьев; Frank herfort; Аня Митрохина; михаил степанов; mads mogensen; William webster; анастасия яцкевич; Елена Каёкина; richard powers; fritz von der schulenburg; Зинон Разутдинов; тимур артамонов; дмитрий лившиц; дмитрий пленкин; Karim Kouki; кирилл овчинников; xavier béjot; manolo yllera; алексей народицкий; михаил степанов; василий буланов; архив пресс-службы

    2. Майк Шилов

    На первый взгляд, смена рода деятельности Шилова – от глянцевого журналиста к дизайнеру интерьеров – довольно стремительна: еще семь лет назад выходили его статьи про ароматы, а сейчас только проекты в профессиональных журналах. На самом деле Майк подготовился основательно: отучился в Международной школе дизайна, прошел несколько зарубежных стажировок (в том числе и редких японских) и подружился со всеми главными игроками. Свой стиль называет “артистическим минимализмом” и любит работать с необычными помещениями, мебелью и людьми. В последнем своем проекте впервые выступил не только как декоратор, но и как архитектор и ландшафтный дизайнер. “Мне всегда не нравилось в наших домах то, что они часто выглядят как медали за борьбу архитектора с внешними обстоятельствами – с рельефом, пейзажем и заказчиком. А я хочу рассказать историю сосуществования, причем модную и эффектную”. И у него точно получится, шиловская дотошность всегда была притчей во языцех.

    Дом в Подмосковье.

    Tim Beddow/ELLE DECORATION Russia; сергей ананьев; Frank herfort; Аня Митрохина; михаил степанов; mads mogensen; William webster; анастасия яцкевич; Елена Каёкина; richard powers; fritz von der schulenburg; Зинон Разутдинов; тимур артамонов; дмитрий лившиц; дмитрий пленкин; Karim Kouki; кирилл овчинников; xavier béjot; manolo yllera; алексей народицкий; михаил степанов; василий буланов; архив пресс-службы

    3. Юлия Голавская

    Выпускница школы “Детали” 2004 года, Юля негласно считается главным в Москве специалистом по маленьким квартирам. И действительно – она умеет сделать из шестидесятиметровой крошки не просто пригодное для жизни, но и гармонично устроенное пространство. Впрочем, большие проекты у Голавской тоже получаются уютными и домашними. С заказчиками она старается построить доверительные отношения, поэтому клиенты буквально передают ее из рук в руки. Она любит работать с текстилем, винтажными вещами и всегда оставляет что-то из прошлой жизни хозяев, чтобы новый дом не выглядел уж слишком новым. Ее дизайн вообще “с человеческим лицом”, она уверена: если присутствие людей портит интерьер, значит, с ним что-то не так. Вдохновение черпает из книжек. Самой полезной считает “Стиль жизни” авторства Жиля де Шабанье и Стаффорда Клиффа. “В ней собраны интерьеры, стиль которых можно определить как “поэтическая повседневность”, – объясняет Голавская свою привязанность. В свободное время много фотографирует, и карточки у нее получаются такими же “поэтическими”, как и квартиры.

    Затерянный авангард: советская модернистская архитектура 1922-32 гг. — Архитектура — Обзор

    С точки зрения чистой творческой энергии немногие периоды 20-го века могут сравниться с архитектурным брожением, которое началось с головокружительных потрясений революции 1917 года в России и закончилось в 1932 году. под пятой Сталина.

    Абсолютного диапазона видений, охватывающих все, от холодного функционализма ранних конструктивистов до радикальных формальных экспериментов Константина Мельникова, было бы достаточно, чтобы отметить эту эпоху как одну из самых плодотворных в современной архитектуре.Ее отличало страстное убеждение, каким бы наивным оно ни было, что архитектура может быть движущей силой глубоких социальных изменений. То, что это видение было мертворожденным, только добавляет ему очарования: как незавершенный эксперимент, он потенциально может быть возобновлен будущими поколениями.

    «Потерянный авангард: советская модернистская архитектура 1922-32 гг.», Выставка фотографий Ричарда Пэра в Музее современного искусства — трогательное, иногда меланхоличное изображение яркости этого архитектурного видения и той жестокости, с которой оно было в конечном итоге подавлен.Спектральная аура этих проектов завораживает тех, кто знаком с работой только по плохо воспроизведенным архитектурным чертежам или выцветшим черно-белым фотографиям.

    Обветшавшее состояние многих из этих достопримечательностей также станет свидетельством неустанного продвижения девелоперов в постсоветскую капиталистическую эпоху и презрения, которое многие россияне испытывают ко всему, что вызывает у них воспоминания о старом Советском Союзе. Десятки построек советской эпохи были безжалостно разрушены за последнее десятилетие, даже когда г-н.Паре кропотливо работал над их документированием. И многие из представленных здесь зданий могут исчезнуть завтра в результате исторической цензуры, которая параллельна старой сталинской практике очищения лиц осужденных членов Политбюро с официальных фотографий.

    Актуальность выставки, организованной Барри Бергдоллом, главным куратором архитектуры MoMA, и Жаном-Луи Коэном, заключается в изображении продолжающейся битвы между прошлым и настоящим. Среди наиболее ярких открытий г-на Паре — Дворец культуры Леонида Веснина 1929 года в Баку, Азербайджан, ветхий белый бетонный ящик, обрамленный высокими цилиндрическими лестничными башнями, который по духу кажется более близким к средневековому монастырю, чем к обтекаемому функционализму раннего конструктивизма.Веснин снабдил фасад большими дверями, которые можно было открыть, открыв внутреннюю сцену для выступлений массовых зрителей на открытом воздухе.

    Эта дверь сцены, давно замурованная кирпичом и выкрашенная в однородный белый цвет, теперь превратилась в маленькую сквозную служебную дверь. У подножия здания, на краю асфальтированного участка, выросли сорняки.

    В другом изюминке выставки фасад в значительной степени забытого (1934-1936 гг., Сразу за пределами указанного временного диапазона) московского гаража знаменитого Мельникова смоделирован на решетке радиатора автомобиля, демонстрируя веру в машины, которые могут показаться трогательно невинными. современному глазу.Его желтая краска теперь облезла, здание закреплено на одном конце трехэтажным круглым окном, излучающим огромную фару. Это идеальное визуальное выражение авангардной мечты об обществе, которое постоянно находится в состоянии революции.

    К этим почти забытым шедеврам добавляются такие странности, как ГЭС Ивана Жолтовского 1926 года в Москве, воплощение ленинской максимы о том, что коммунизм — это «сила Советов плюс электричество». Это монументальное сооружение, расположенное на видном месте с видом на Москву-реку, было задумано как обтекаемая композиция из высоких стеклянных пролетов, скрытых за классическим фасадом с повторяющимися арочными окнами, как если бы архитектор немного стыдился своих симпатий к модернизму.Он четко отражает эстетические битвы между советскими архитекторами, которые изо всех сил пытались сформировать архитектурный язык для революционного общества.

    Проект был введен в эксплуатацию в рамках обширной программы модернизации, в рамках которой была расширена сеть электрических вышек по всему Советскому Союзу. Это также предвосхитило дезурбанистское предложение Моисея Гинзбурга по рассредоточению плотности Москвы по российской сельской местности и согласованию ее с огромной новой электрической сетью.

    Еще более выразительной является фотография Мавзолея Ленина, сверкающая форма которого, созданная Алексеем Щусевым в 1924 году, кажется, была высечена из цельного блока полированного красного гранита.Текст на стене рядом с фотографией описывает Щусева как коварного оппортуниста, который провел свою карьеру, колеблясь между стилями (в его случае, модернизмом и советским классицизмом), — обвинение, которое может быть выдвинуто против любого количества корпоративных фирм в Америке сегодня. Интересно, что дизайн отражает медленный поворот страны от модернизма к социалистическому реализму. Трибуна оратора, встроенная в крышу гробницы, является замечательным пропагандистским элементом, буквальным выражением мифа о том, что сталинизм стоял на плечах ленинизма.

    Шквал творческой активности привлекал и зарубежных архитекторов, таких как Ле Корбюзье, чья историческая московская штаб-квартира Центросоюза (1928-36) находится здесь. Одним из приятных сюрпризов является Текстильная фабрика «Красное знамя» (1925–1937), созданная немецким архитектором Эрихом Мендельсоном: ее изогнутый обтекаемый фасад, подчеркнутый рядом тонких черных дымовых труб, напоминает пароход, еще одну модернистскую одержимость. В совокупности эти работы подчеркивают, как пылкая интеллектуальная атмосфера России создавалась свободным обменом идеями по всей Европе.

    Этот расцвет вскоре был прерван Сталиным, который, в конце концов, ограничил поток людей и идей в Советскую Россию и из нее и положил начало жесткому классицизму в советском стиле, который, казалось, больше соответствовал авторитету государства. штат.

    Самые яркие снимки показывают, как плохо жили некоторые из этих зданий с момента их постройки. Такие нападения начались почти сразу после дискредитации авангарда, когда советские планировщики пошли навстречу эстетическим предпочтениям Сталина, а простые граждане повернули время вспять.

    На одной фотографии комната в комплексе Наркомфина Гинзбурга (1928-30), чистые модернистские смежные квартиры которого были оригинальным примером коммунального жилья, обставлена ​​дешевой традиционной русской мебелью. Репродукция Сикстинской Мадонны Рафаэля висит над столом; полки уставлены фарфоровыми фигурками русских крестьянских девушек.

    Интерьер Клуба заводских рабочих «Буревестник» Мельникова (1928-30), известный своим фасадом из переплетенных стеклянных цилиндров, был обновлен с использованием традиционных крестьянских орнаментов и красных виниловых банкетов.

    Гораздо больше сбивает с толку жестокость постсоветского капитализма, в котором стремительный рост цен на недвижимость побудил застройщиков сносить знакомые достопримечательности, уступая место ужасным торговым центрам и роскошным квартирам. У зарождающегося в России движения за охрану природы не хватает финансовых ресурсов или государственной поддержки, чтобы заблокировать снос. В то же время такие здания, как Наркомфин, обветшали до такой степени, что грозят обрушиться под собственным весом.

    И, к сожалению, трепетное отношение, которое западные архитекторы питают к этим зданиям, не обязательно соответствует обычным россиянам.Многие из них слишком стремятся отбросить архитектурные напоминания советской эпохи. Результатом грозит коллективная амнезия, которая навсегда исказит один из самых критических периодов современной истории архитектуры.

    Тенденция усугубляется сладострастной ностальгией по диснеевским представлениям о дореволюционной России, порождающей эрзац-репродукции старых церквей, китчевых жилых домов в неоклассическом стиле и особняков McMansions прямо из эпизода «The O.C.». Остальные могут судить, является ли все это шагом вперед для новой России, но отстоять это с художественной точки зрения невозможно.

    Великая архитектура существует где-то между миром таким, какой он есть, и миром, каким мы хотели бы его видеть. Дар г-на Паре — показать нам, что происходит, когда эти видения проверяются в повседневной жизни, лишенные их первоначального теоретического багажа. Печаль возникает из-за осознания того, насколько хрупкими могут быть эти мечты.

    Утраченный авангард: советская модернистская архитектура, 1922-32 гг.

    Фонд Грэма, Чикаго, 11 октября 2012 г. — 16 февраля 2013 г.

    Затерянный авангард: советская модернистская архитектура, 1922-32 гг. Представляет небольшую подборку из огромного архива британского фотографа Ричарда Пэра, состоящего из почти 15 000 фотографий модернистской советской архитектуры в России, Украине, Грузии и Азербайджане.Выставка, представленная в доме Мадленера в стиле прерий Фонда Грэма, была частью оригинальной выставки, подготовленной Музеем современного искусства в Нью-Йорке. Оформляя проект как документальный фильм, «Затерянный авангард» утверждает, что места, захваченные Паре, были в значительной степени неизвестны не только на Западе, но и в Советском Союзе в течение длительного периода забвения и недоступности в последние, закрытые годы. Постсоветский фотографический проект Паре начался в 1992 году и продолжался 15 лет, предлагая одну из первых возможностей мельком взглянуть на эти «потерянные» модернистские постройки.На его фотографиях видны постройки, наполненные новой жизнью и предназначением на постсоветском пространстве, но столь же часто разрушающиеся, заброшенные и находящиеся под угрозой сноса.

    Большая часть выставки расположена на первом этаже Madlener House и представляет модернистскую архитектуру Москвы, а на втором этаже представлены достопримечательности Ленинграда (ныне Санкт-Петербург), небольших городов России, Украины и Азербайджана. Легко затемняемые плакаты, которые сопровождают широкоформатные хромогенные цветные отпечатки Паре, включают небольшое фотографическое изображение здания, сделанное во время завершения, а также подробную информацию о его дизайне, архитекторе и первоначальном предназначении здания.На выставке представлены известные российские архитекторы, такие как Константин Мельников и Моисей Гинзбург, а также такие, как Ле Корбюзье и Эрих Мендельсон, которые установили прямую связь между СССР и западноевропейским модернистским дизайном до того, как он стал все более закрытым для иностранного влияния и коллаборация в конце 1930-х гг. Хотя в некоторых случаях можно определить местонахождение задокументированных зданий, их точное местонахождение не разглашается. Таким образом, структурам не хватает реального чувства интеграции в их настройки, будь то Москва или Харьков.Эффект — это изоляция; зрителю предстают дискретные выражения определенной архитектурной формы, теперь уже близкие к руинам.

    Прямое влияние авангардного стиля заметно на нескольких фотографиях Паре. Изображения неприукрашенных прямых линий, спиралей и прямых углов упиваются узнаваемым языком модернистской архитектуры и отражают модернистские линии и вдохновение самих зданий. Пожалуй, самый знаковый образ выставки, Шаболовская радиобашня (Владимир Шухов, 1922), кажется, прямо цитирует Татлина Памятник Третьему Интернационалу с отчетливым, дезориентирующим направленным вверх углом объектива фотографа.

    Более неожиданно остро выглядят образы Паре обыденных видов его архитектурных объектов и их интерьеров. Самые удачные из этих фотографий создают интригующие субнарративы, в которых переплетаются прошлое и настоящее, интерьеры и экстерьеры модернистских пространств. В то время как оригинальная фотография 1931 года, сопровождающая Дом Конструктивистов Наркомфина (Мосей Гинзбург и Игнати Милинис, 1930), усиливает динамизм новаторской конструкции здания и утопический идеализм, фотография Паре смотрит прямо на его фасад на уровне улицы, в то время как голые ветви деревьев врезаются в него. кадр, отображающий течение времени.Большое изображение интерьера квартиры фактурно и тематически еще больше увлекает зрителя. Яркий синий цвет, который чаще всего появляется на всей выставке в качестве яркого цвета русского неба на фоне серых рушащихся модернистских зданий, — это перенасыщенная и шелушащаяся текстура стены квартиры. Кусочки byt (повседневная жизнь), разбросанные по маленькому обеденному столу, еще больше загромождают пространство. Здесь чистые линии авангарда погребены и запутаны под повседневными потребностями человеческих жителей и пренебрежением временем.

    То же самое можно сказать и о изображениях Паре заброшенных заводских интерьеров, в том числе Краснознаменной текстильной фабрики в Ленинграде (Эрих Мендельсон, 1925–1937). В отличие от своего образа экспрессионистского экстерьера здания, здесь он воссоздает фотографию, сделанную примерно во время завершения строительства, Паре также запечатлел нечеткую путаницу с заброшенными машинами, которая сводится просто к текстурам в плоскости его фотографии. Перед лицом огромного хромогенного отпечатка зритель, возможно, скорее как Паре, остается в поисках следов проживания, чтобы соединить прошлое здания и его угрожающее будущее.

    Серия фотографий Паре интригующего Дома Мельникова (Константин Мельников, 1927–1931) отражает более личный рассказ. Цилиндрический дом, спроектированный архитектором и для него в центре Москвы, представлен с нескольких точек зрения, включая внешний вид и интерьер дома, рассказывая многогранную историю снаружи и внутри. В то время как Мельников добился большого успеха в середине 1920-х годов, он, Наряду с экспериментальной архитектурой того времени, к концу 1930-х годов это современное чудо стало мрачным и изолирующим убежищем.Тщательная компоновка изображений Паре следует за этим взлетом и падением, запечатлевая интерьер студии в ярком свете, струящемся через фирменные шестиугольные окна, создавая ощущение, что это пространство готово к приезду архитектора или дизайнера. Однако окончательное изображение в меньшем формате дает представление о темной изоляции того же внутреннего пространства через обрамление темной лестницы и, казалось бы, заброшенных объектов.

    Самая маленькая комната, расположенная на третьем этаже Madlender House, украшена изображениями Паре Мавзолея Ленина (Алексей Щусев, 1924) и предлагает отход от темы «потерянного авангарда».«Хотя строительство памятника, начавшееся в 1924 году, помещает структуру в хронологическом порядке в« авангардный »разворот выставки, размещение этих фотографий, а также их тематика создают впечатление, что это одновременно и кульминация выставки. модернистский эксперимент и маркер его конца. Само здание, как и архитектор Щусев, олицетворяет модерн и указывает на переход к советскому классицизму. Однако, как и на многих его фотографиях, внимание Паре к текстуре делает эти изображения одновременно осязаемыми и захватывающими.Красный и черный мрамор мавзолея создает гладкую отражающую поверхность, которую больше нигде не встретишь на этой выставке разрушенных и ветшающих зданий. В отличие от других примеров потерянного авангарда, этот памятник закостенел как по форме, так и по функциям; претерпев тонкую реконструкцию и реконструкцию за свою долгую историю, он всегда служил местом упокоения советского лидера (его давнего обитателя), оставаясь непреходящим символом этой первой эпохи советской истории. И хотя мавзолей не потерян и не заброшен, а расположен на Красной площади, он занимает центральное место как на советском, так и на несоветском пространстве.Тонкое включение фигуры Ленина (его руки, очертания его головы) создает особенно жуткий эффект, который создает связь с изображениями заброшенности и смерти в других местах выставки.

    В сегодняшней быстро меняющейся постсоветской среде, в которой старое быстро заменяется новым, блестящим капиталистическим предприятием, документальное начинание Паре является важным. Не только Паре признал необходимость такого проекта, который впоследствии был предпринят такими фотографами, как Фредерик Чаубен в его книге « Cosmic Communist Constructions Photographed » (2011).«Затерянный авангард» представляет собой сложную капсулу времени, состоящую не только из утраченных модернистских архитектурных чудес, но и отрывков быстро проходящего момента в современном постсоветском пространстве, который угрожает поглотить видимые слои советского прошлого.

    Большая подборка изображений Паре также представлена ​​в подробном сопроводительном сборнике выставки « Потерянный авангард: русская модернистская архитектура, 1922–1932 годы» (The Monacelli Press, 2007).

    Кэтрин Хилл Райшл, доктор философии.Кандидат наук на кафедре славянских языков и литератур Чикагского университета по специальности советская литература, культура и искусство.

    Редкий вид советской архитектуры Сибири

    Редкий вид советской архитектуры Сибири

    Микрорайон Оганер в моногороде Норильск. Изображение © Zupagrafika ShareShare
    • Facebook

    • Twitter

    • Pinterest

    • Whatsapp

    • Почта

    Или

    https: // www.archdaily.com/940998/a-rare-view-of-siberias-soviet-architecture

    За последние несколько лет серия выставок и монографий подтолкнула к повторному открытию социалистического модернизма, его мощного выражения и экзотики, вызвавшего значительный интерес. Вышедшая недавно фотокнига Бетон Сибирь. Советские пейзажи Крайнего Севера от Zupagrafika проливают новый свет на эту относительно малоизученную главу истории архитектуры, демонстрируя советскую архитектуру крупных городов Сибири и давая представление о малоизвестном ландшафте.Книга представляет архитектуру и городскую среду шести сибирских городов: Новосибирска, Омска, Красноярска, Норильска, Иркутска и Якутска через объектив российского фотографа Александра Веревкина, открывая новый взгляд на послевоенную архитектуру.

    + 17

    Норильск — моногород советских времен в 300 км от Северного полярного круга. Image © Zupagrafika

    Фотографический проект создан Zupagrafika, независимым издательством и дизайнерской студией из Польши, чья работа сосредоточена на европейской послевоенной модернистской и бруталистской архитектуре, в первую очередь из бывшего Восточного блока.Компания Zupagrafika, основанная в 2012 году Дэвидом Наварро и Мартиной Собецкой, задокументировала это архитектурное наследие в обширной работе, включая Brutal Britain, Eastern Blocks и Panelki.

    В этом последнем проекте дуэт хотел поближе взглянуть на то, как советский период повлиял на архитектуру и градостроительство в Сибири:

    Через Concrete Siberia мы делимся архитектурой, которая нас очаровывает и которую мы документировали разными способами (будь то иллюстрация или фотография) за последнее десятилетие.Многие из зданий, запечатленных в книге, ранее ни в каком виде не публиковались. Мы считаем, что эта книга может быть инструментом для исследования неизвестных мест и построек, которые сформировали городские пейзажи Сибири, а также, возможно, для того, чтобы оценить их такими, какие они есть.

    Новосибирский театр «Глобус». Архитекторы: М. Стародубов, А. Сабиров (Построен в 1984 г.). Image © Zupagrafika

    Сибирские города, изображенные в книге, изначально были спроектированы вокруг единой отрасли, в которой занято большинство жителей.Типизация, одна из самых узнаваемых черт советской архитектуры, распространилась от жилых массивов до общественных зданий, поскольку проекты космических цирков, бетонных театров и оперных театров разрабатывались централизованно в Москве, а затем реализовывались только на Крайнем Севере. Тем не менее, этот удаленный район не был лишен архитектурных изобретений, так как несколько местных архитекторов разработали собственную интерпретацию модернистской архитектуры с учетом ландшафта и климата. Среди них были Владимир Павлов, разрабатывающий свой собственный архитектурный стиль в Иркутске, и Виталий Орехов с его творческим подходом к брутализму для Центрального стадиона в Красноярске.

    Красноярский государственный цирк (построен в 1971 г.). Image © Zupagrafika

    С другой стороны, книга также служит изображением архитектуры в экстремальных условиях. Работа над альбомом сама по себе была вызовом для фотографа Александра Веревкина, поскольку в книге представлены два самых холодных города на Земле, Якутск и Норильск, где температура часто достигает -30 градусов по Цельсию. Ряды бетонных панельных блоков, которые защищают центр Норильска от резких ветров, являются ярким напоминанием о суровых климатических условиях городской среды.

    Вход в микрорайон Оганер в Норильске. Image © Zupagrafika

    С момента основания Зупаграфика, Давид и Мартина путешествуют и документируют послевоенную модернистскую и бруталистскую архитектуру, ссылаясь на реальный опыт этих мест и зданий в качестве основного источника вдохновения. их книги. Дуэт стремится нарисовать более полную картину этого архитектурного наследия, которое до сих пор широко не понимается и категорически отвергается широкой публикой. Работа Zupagrafika помогает распространять сложную красоту послевоенной архитектуры с ее идеалами и недостатками, создавая предпосылки для нового понимания этого периода в истории архитектуры.

    Мемориальный комплекс «Сибирский путь каторжников» в Красноярске (построен в 1978 г.). Image © Zupagrafika

    Мы воспринимаем здания и комплексы, изображенные в наших книгах, как антигероев современной архитектуры. Хотя в них проживает подавляющее большинство горожан, послевоенные пригороды, микрорайоны и районы Центральной и Восточной Европы были невидимы на протяжении десятилетий, многие предпочли бы, чтобы их не было, или мы просто принимали их как должное. Мы находим повторение паттернов, а также дизайн этих структур абсолютно захватывающим, а иногда и гипнотическим.

    Для получения дополнительной информации см. Бетонная Сибирь: советские пейзажи Крайнего Севера и посетите сайт Зупаграфика.

    Советский декор на фасадах жилого комплекса в Красноярске. Image © Зупаграфика Омский государственный музыкальный театр (построен в 1982 г.). Изображение © Зупаграфика Обложка книги Бетонная Сибирь. Изображение © Zupagrafika

    Бетонная Сибирь: советские пейзажи Крайнего Севера

    «Советская Азия» изображает модернистскую архитектуру СССР

    итальянские фотографы, Роберто Конте и Стефано Перего, путешествовали по бывшему СССР, чтобы запечатлеть модернистскую архитектуру СССР. эра новой фотокниги под названием «советская азия».Издание , которое скоро выйдет 18 апреля, отправляет читателей в путешествие по бывшим советским республикам казахстан, киргизстан, узбекистан и таджикистан, подробно описывая здания, построенные с 1950-х годов до распада СССР.


    аульный жилой комплекс (1986), алматы, казахстан

    изображение © roberto context, из советской азии, опубликовано FUEL

    (основное изображение: базар чорсу (1980), ташкент, узбекистан © stefano perego, из советской азии, опубликовано FUEL)

    в книге «Советская Азия», Conve и Perego демонстрируют обширную коллекцию модернистских зданий из бывшего советского региона, которые они исследовали., от университетских зданий до музеев и жилых комплексов, архитектура может быть охарактеризована использованием бетона и экстравагантным стилем, который украшает здания.

    жилых домов (1980-е годы), ташкент, узбекистан

    изображение © Роберто конте, из советской азии, опубликовано FUEL

    то, что также можно увидеть на протяжении всей серии изображений, является влиянием как персидских и исламская архитектура. использование декоративной мозаики и узоров на серой архитектуре создает ощущение витиеватости, в то время как изогнутые формы воссоздают брутальный дизайн, обычно ассоциирующийся с архитектурой советской эпохи, с восточными чертами.


    государственный академический русский театр для детей и юношества (бывший дворец культуры АХБК) (1981), алматы, казахстан

    image © Роберто конте, из советской азии, опубликовано FUEL

    в дополнение к сборник фотографий, издание FUEL также включает два контекстных эссе. первый автор алессандро де магистрис (автор, архитектор и профессор истории архитектуры Миланского политехнического университета). второй — Марко Буттино (профессор современной истории и истории городов Туринского университета, эксперт по истории социальных изменений в центральной азии и россии).


    завод бурового инструмента (1980-е годы), самарканд, узбекистан

    image © stefano perego, из советской азии, опубликовано FUEL

    Здание телевидения и радио (1983), алматы, казахстан

    image © stefano perego, from Советская Азия, опубликовано FUEL

    казахский национальный университет им. аль-фараби (1970-е гг.), алматы, казахстан

    изображение © Роберто конте, из советской азии, опубликовано FUEL


    мозаика авиценны (1988 г.), душанбе,

    изображение © роберто конте, из советской азии, опубликовано FUEL

    памятник ленину (1965 г.), истаравшан, таджикистан

    изображение © стефано перего, из советской азии, опубликовано FUEL

    гостиница узбекистан ташкент, узбекистан

    image © stefano perego, из советской азии, опубликовано FUEL

    выставочный зал союза художников узбекистана (1974), ташкент, узбекистан

    9000 2 изображение © стефано перего, из советской азии, опубликовано FUEL

    цирк (1976), ташкент, узбекистан

    изображение © роберто конте, из советской азии, опубликовано FUEL

    обложка фотоальбома советской азии

    информация о проекте:

    название проекта: ‘soviet asia’

    фотография: roberto cont и stefano perego

    издатель: 9000 FUEL

    проект из нашей рубрики « DIY представлений », где мы приглашаем наших читателей представить свои собственные работы для публикации.Смотрите больше проектов, представленных нашими читателями здесь.

    отредактировал: lynne myers | designboom

    Особенности современной российской архитектуры

    Русская архитектура всегда вызывала большой интерес для остального мира : от соборов эпохи Возрождения, венчающих Красную площадь в Москве, до современной русской архитектуры, современных зданий, украшающих ее важнейшие улицы.Это изюминки русской архитектуры.

    Русская архитектура: слава и прогресс

    Русская архитектура , как и многие другие, отражает отечественную историю . Большинство русских соборов сохранилось в наши дни, и они соответствуют самым древним образцам архитектуры этого региона, поскольку были построены из камня, а не из дерева, что делает их более пригодными для сохранения во времени.

    После столетий архитектурной красоты период советской архитектуры привнес в прошлое нечто совершенно иное.В первые годы этого периода, между 1915 и 1935 годами, выделяются простые геометрические формы с плоскими крышами, создавая новый стиль, позже известный как конструктивизм.

    Эта первая фаза привела несколько лет спустя к сталинской архитектуре, которая претендовала на подражание важным небоскребам, построенным в Нью-Йорке или Чикаго, чтобы передать образ максимальной мировой державы, достигнутый благодаря социализму. С этой целью в центре Москвы было построено семь больших зданий.

    Когда думаешь о советской архитектуре, на ум приходят образы огромных коллективных жилых домов, повторяющиеся вдоль улиц. Эти здания были построены между 1950 и 1970 годами по поручению советского лидера Никиты Юрщевки . Для него архитектура была не чем иным, как инструментом удовлетворения потребностей русских людей. Простота этих конструкций позволила им достичь некоторых рекордов, таких как возможность достроить пятиэтажные дома всего за 15 дней.

    Возрождение современной русской архитектуры

    Современная российская архитектура пережила возрождение в 1990 году, после падения коммунистического режима . Новая политическая система обещала строительство гораздо более современных зданий, которые превратят современную российскую архитектуру в мировой эталон в архитектурном плане. Однако многие из этих обещаний не были выполнены, и русской архитектуре пришлось довольствоваться меньшим количеством современных построек, на самом деле современных, но не столь значимых, как ожидалось вначале.

    Ведущим движением того времени был русский конструктивизм , характеризующийся использованием простых линий и основных геометрических форм. Его сила заключалась в его полезности.

    Русский конструктивизм направлен на внедрение авангардных решений в повседневную жизнь, с современными и по тем временам полезными дизайнами. Цвета использовались минимально, с преобладанием черного и красного.

    За этим этапом последовало, как это часто бывает с художественными движениями, окончательное выражение в противоположном направлении: деконструктивизм .

    Деконструктивизм — важное художественное направление в современной российской архитектуре , фактически, он был преобладающим в последние два десятилетия. Говоря о деконструктивизме, мы имеем в виду современные здания с почти футуристическими формами, которые выделяются из построек прошлых лет. Примером такого архитектурного стиля является небоскреб «Меркурий Сити Тауэр» в Москве.

    Новая русская архитектура сейчас развивается точно так же, с небоскребами.В отличие от своих конструктивистских прецедентов, эти новые башни лучше вписываются в городской пейзаж, поэтому можно сказать, что современная российская архитектура наконец-то нашла баланс между красотой хорошо сохранившихся исторических драгоценностей и прагматизмом сталинского периода.

    Современная российская архитектура в поисках международного признания

    В России время однообразных зданий, основанных на чистой полезности, прошло . Такая скорость строительства городов ведет к более экстравагантной архитектуре, более соответствующей постмодернизму нынешней эпохи.

    Российская современная архитектура ищет международного признания своего развития . В течение последних лет несколько небоскребов, таких как Лахта Центр, высота 463 метра, построенные в 2018 году, или башни Восток и Запад, два здания высотой 374 и 242 метра соответственно, были завершены в 2017 году. открытие башни Аджмат, современного здания высотой более 100 этажей, намечено на 2020 год.

    В современной российской архитектуре делается большой шаг вперед, поэтому есть основания ожидать дальнейших значительных успехов в этой стране, возможно, даже появления новых городов на международной архитектурной карте в дополнение к большим, уже известным своим славным прошлым.Мы будем следить за обновлениями, ожидая тех более чем вероятных достижений, которых наша страна может достичь в ближайшие годы.

    Жилищная архитектура в России будет обсуждаться на следующей выставке МЧ. Магистр перспективных исследований в коллективном жилищном строительстве — это международная профессиональная программа для аспирантов с полным рабочим днем ​​углубленного изучения архитектуры в городах и жилищном строительстве, совместно предлагаемая Мадридским политехническим университетом (UPM) и Швейцарским федеральным технологическим институтом (ETH). .

    Следующая редакция MAS по коллективному жилищному строительству начнется в январе 2019 года, и период подачи заявок уже открыт, до 31.12.2018 или до заполнения вакансий. Применить сейчас!

    Двадцать пять примеров советского модернизма в бывшем СССР

    Советский модернизм — необычный и творческий жанр архитектуры. Я очарован этим, и даже Кирсти часто удивляется некоторым примерам, которые я тащил, чтобы увидеть! Но я подозреваю, что не все знают, что подразумевает советский модернизм, поэтому позвольте мне сначала объяснить, что это такое и как он возник.

    Что такое советский модернизм?

    Как следует из названия, советский модернизм, иногда сокращаемый до совмод другими авторами, представляет собой современный архитектурный стиль, который был заметен во всем Советском Союзе в период с 1955 по 1991 год.

    Вышеуказанные даты значительны. До 1955 года основным стилем в России и советских республиках была сталинская архитектура (*). Этот амбициозный, щедрый и часто помпезный архитектурный жанр, также известный как социалистический классицизм или сталинский ампир, просуществовал с 1933 по 1955 год и получил свое название, потому что он развивался в период правления советского диктатора Иосифа Сталина и находился под его влиянием.

    (*) Сталинской архитектуре предшествовал конструктивизм, первый из трех основных архитектурных стилей в СССР, процветавших в 1920-х и начале 1930-х годов.

    Сухумский вокзал в Сухуми Абхазия, которая находится в очень плохом состоянии, но все еще используется, является образцом сталинской архитектуры

    Тогда как Госпром в Харькове (Украина) построен в стиле конструктивизма

    Сталин умер в марте 1953 года, его сменил Никита Хрущев.Хрущев, как известно, продолжал осуждать Сталина и культ его личности в невероятно рискованной программной речи, которую он произнес на двадцатом съезде Коммунистической партии в феврале 1956 года. Но до этого, в декабре 1954 года, он выступил на ежегодной конференции Всесоюзные строители и по сути положили конец продолжающемуся созданию архитектуры в сталинском стиле.

    Сталинская архитектура была больше связана с формой, чем с функцией. Тесно связанный с социалистическим реализмом, официально санкционированной формой искусства СССР, он продемонстрировал мощь Советского Союза, и Хрущев и его соратники хотели изменить это.Они хотели нового стиля архитектуры, который был бы одновременно современным и функциональным.

    Стоимость также была важным фактором. Сооружения, спроектированные в стиле сталинского ампира, были дорогими, и в одном из своих выступлений в середине 1950-х годов Хрущев раскритиковал здания той эпохи как преступную трату денег. Он указал, что экономический рост СССР является важным приоритетом, и что в будущем новое строительство должно быть более качественным, но с меньшими затратами (*).

    (*) Обрезка углов и низкое качество использованных тогда материалов — одна из причин, по которым многие образцы советской современной архитектуры сегодня находятся в таком плохом состоянии.

    Первоначально те же архитекторы, которые всего несколько лет назад проектировали неоклассические конструкции с щедрым бюджетом во время сталинского режима, боролись с новой концепцией. Но со временем и с доступом к образцам современной и новаторской архитектуры на Западе они с усердием взялись за поставленную задачу, и родился советский модернизм (*).

    (*) Термин «советский модернизм» и период, который он определяет, не были введены до 2010 года. Согласно одному источнику (на русском языке), его приписывали французскому фотографу Фредерику Шубину, который в начале 2000-х проводил время в путешествиях. по всему бывшему Советскому Союзу фотографируют такие постройки.

    Расцветая как архитектурный стиль чуть менее четырех десятилетий после этого, именно распад СССР в конце 1991 года положил конец возможной гибели советского модернизма. Тем не менее, за это время во всех уголках Союза было построено бесчисленное количество построек самого разного назначения (цирки, аэропорты, дворцы бракосочетания, отели, университеты и т. Д.). И, как видно из разнообразных примеров в этом посте, даже несмотря на то, что архитекторы того периода работали под контролем тоталитарного руководства и почти всегда им мешала местная бюрократия и жесткие правила, каким-то образом они все же находили место для творческой свободы и экспериментов. .

    Кинотеатры, дворцы бракосочетания, многоквартирные дома и цирковые здания всегда в повестке дня, когда мы посещаем новый бывший советский город

    Наша охота за советским модернизмом

    Поиск советской современной архитектуры часто разочаровывает. Во-первых, это не тот стиль, который так популярен, и, как следствие, информация в Интернете и т. Д. Довольно ограничена. Наше явное отсутствие русского языка, который до сих пор является общим языком, на котором широко говорят во всех странах, которые когда-то составляли СССР, также не помогает.Часто или нет, но после того, как мы определили здание, которое хотим увидеть, определить его точное местонахождение сложно, потому что, хотя спросить у местных жителей дорогу после того, как мы установили, мы находимся в нужном районе, достаточно просто (мы показываем фотографию из наш телефон!), понимание ответа неизменно нет. Мы можем провести целую вечность на небольшой территории, блуждая в поисках строения и не понимая, почему мы не можем его найти.

    И это подводит меня к другой проблеме, с которой мы часто сталкиваемся.У нас часто нет указаний на возраст информации, которую мы собрали о конкретном здании той эпохи, и мы обнаружили на ранней стадии нашего интереса к этому предмету, что достаточно высокий процент этих построек был заброшен, реконструирован или к тому времени, как мы успели их посетить, уже снесены. Мягко говоря, обидно. По крайней мере, если здание было заброшено, мы все еще можем видеть его фасад, но если он был переработан, то, по нашему опыту, он часто неузнаваем и больше не похож на первоначальную структуру.Разрушенное место — это, естественно, самое большое разочарование для нас и огромная трата нашего времени.

    Ресторан «Нарын» в Бишкеке (Кыргызстан) был заброшен, когда мы сделали это фото в 2016 году, а затем был снесен в 2017 году.

    Существует правдоподобное объяснение того, почему многие из этих зданий находятся в таком уязвимом положении. Помимо экономии и ограниченного бюджета во время строительства, что привело к тому, что многие постройки того периода совсем не выветрились, есть еще один фактор, который следует учитывать.После распада Советского Союза в начале 1990-х новые правительства в большинстве из пятнадцати стран, которые когда-то входили в состав СССР, пошли на все, чтобы избавиться от этих напоминаний о своем советском прошлом, либо сбив их с ног. и заменяя их или обновляя и модернизируя их.

    Также стоит учесть мнение, что для многих эти здания не очень привлекательны. Подобно брутализму, который я однажды описал как подобие мармита (вы его либо любите, либо ненавидите, но между ними нет), советский модернизм получает плохую оболочку и часто описывается как уродливый и некрасивый.С точки зрения архитектуры, жесткие надстройки из чрезмерного количества бетона — не всеобщее достояние, и во многих из этих стран, как в государственном, так и в частном секторе, нет склонности тратить деньги на их содержание.

    Нажмите здесь, чтобы увидеть, как этот бывший бальнеологический курорт (ныне аквапарк) в Друскининкай (Литва) выглядел до реконструкции

    Нам, очевидно, нравится стиль, и с личной точки зрения все вышеперечисленное иногда делает поставленную задачу сложной задачей.

    Это также вселило в нас чувство безотлагательности. Многие из этих советских пережитков, все еще уцелевшие, похоже, постоянно находятся в камерах смертников и ждут своей участи — брошения, перепроектирования или сноса. Посвятив большую часть нашего времени в регионе в течение последних трех-четырех лет поискам примеров советского модернизма, мы не так уж плохо справились, но, если мы хотим увидеть как можно больше, прежде чем будет уже слишком поздно, тогда нам нужно немного побегать.

    Еще одним фактором, препятствующим нашему стремлению увидеть как можно больше советской современной архитектуры, является то, что некоторые из этих зданий изначально были построены для использования в качестве правительственных учреждений.Большинство из них сохранили свой первоначальный дизайн и поэтому являются наиболее интересными для наблюдения, но они также сохранили свою первоначальную функцию, и чувствительность к зданиям, связанным с правительством, по-прежнему очень важна для в бывших советских республиках (*) .

    (*) Я думаю, что это так в большинстве стран, но мы не так заинтересованы фотографировать их правительственные структуры!

    Иногда это действительно усложняет их фотографирование, особенно с помощью большой и довольно заметной зеркальной камеры, и в нескольких случаях мы испытывали трудности с приближением и фотографированием места, которое попало в наш список.Нас даже прогнали излишне рьяные охранники. Я подозреваю, что если бы мы говорили по-русски и могли бы объясниться, мы не получили бы такой враждебной реакции, но мы этого не делаем, и несколько раз мы спешили с места преступления под крики слов, которые, я очень сомневаюсь, возникли бы в нашем русско-английском разговорнике!

    Только однажды мы встретили сотрудника, который сочувствовал нашему пристрастию к советской архитектуре, и это было во Дворце пионеров в украинском городе Днепр.

    Нам нечасто удается осмотреть интерьер многих искомых построек, но в Белорусском санатории в Юрмале (Латвия) никто не обратил внимания.

    К этому моменту вам может быть интересно, почему мы не получаем еще одного интереса, но в этом довольно зловещем облаке есть немного серебряной подкладки в том, что, опять же, как и в случае с брутализмом, наблюдается постоянно растущий признательность за советский модернизм в наши дни. Это, в свою очередь, привело к петициям и тому подобному, что в конечном итоге спасло горстку этих структур от ударов или, по крайней мере, отсрочки в последнюю минуту.

    Возможно, социальные сети сыграли роль в повышении осведомленности о современной архитектуре в бывшем Советском Союзе. Например, существует несколько групп в Facebook (в том числе и эта), где люди с аналогичной оценкой обмениваются информацией и фотографиями на эту тему.

    Instagram — еще одна полезная социальная сеть, которую мы в основном используем для демонстрации примеров советского модернизма (и другой связанной с ним архитектуры, памятников и мемориалов и т. Д.из эпохи), которые мы сфотографировали с течением времени.
    Наша учетная запись @ArchitectonicTravels значительно выросла за последний год или около того, благодаря сообществу, которое искренне интересуется тем, что мы публикуем. Это также работает и в обратном направлении, и мы находим много вдохновения для будущих посещений региона от людей и хэштегов, за которыми мы следим в Instagram. Instagram может быть ужасной платформой для фолловеров и подобных практик роста аккаунтов, но этого не происходит, когда предметом обсуждения является нишевый.

    Мы были не везде в бывшем СССР. На самом деле это далеко не так, ведь сама Родина, Россия, составляла самый большой недостающий фрагмент в нашей советской мозаике. Однако мы провели довольно много времени в соседней Украине, плюс мы искали образцы современной советской архитектуры в одиннадцати странах и трех спорных отколовшихся территориях, которые когда-то принадлежали самой большой стране мира.

    Выбрать двадцать пять примеров советского модернизма для описания слов в этой статье было сложно и потребовалось столько же времени, сколько и на написание самого произведения.В конце концов, я отказался от попыток сбалансировать примеры из всех бывших советских республик, которые мы посетили, и вместо этого просто выбрал те, которые я лично считаю выдающимися образцами этого жанра. Если вы хотите увидеть больше, перейдите в раздел «Архитектура» на нашем сайте и / или просмотрите нашу ленту в Instagram по этой теме.

    Некоторые из того, что мы считаем лучшими образцами советского модернизма в бывшем СССР

    Бывшая диспетчерская вышка Международный аэропорт Звартноц

    Ереван, Армения
    Завершено 1980
    Архитекторы Спартак Хачикян, Жорж Шехлян, Артур Тарханян и Левон Черкезян

    Бывший диспетчерский пункт Международный аэропорт Звартноц, Ереван

    Бывший диспетчерский пункт Международный аэропорт Звартноц, Ереван

    Филармония (Кыргызская национальная филармония имени Токтогула Сатылганова)

    Бишкек, Кыргызстан
    Завершено 1980
    Архитектор А.Печонкин

    Филармония (Кыргызская национальная филармония имени Токтогула Сатылганова), Бишкек

    Филармония (Кыргызская национальная филармония имени Токтогула Сатылганова), Бишкек

    Кинотеатр Октябрь

    Минск, Беларусь
    Завершено 1975
    Архитектор Валентин Малышев

    Кинотеатр Октябрь, Минск

    Кинотеатр Октябрь, Минск

    Санаторий Сана

    Гагра, Абхазия
    Год постройки не известен
    Архитектор не известен

    Санаторий Сана, Гагра

    Санаторий Сана, Гагра

    Хмельницкий областной литературно-мемориальный музей Н.Островский

    Шепетовка, Украина
    Построен в 1975-1979 гг.
    Архитекторы М. О. Гусев, В. М. Суслов

    Хмельницкий областной литературно-мемориальный музей Н. Островского, Шепетовка

    Хмельницкий областной литературно-мемориальный музей Н. Островского, Шепетовка

    Башня коллективного проживания «Романита»

    Кишинев, Молдова
    Завершено 1986
    Архитектор О. Вронский

    Башня коллективного жилья «Романита», Кишинев

    Башня коллективного жилья «Романита», Кишинев

    Столовая Писательского пансионата (Гостевой дом Союза писателей Армении)

    Севан, Армения
    Завершено 1969
    Архитекторы Геворг Кочар и Микаэл Мазманян

    Столовая Писательского пансионата (гостевой дом Союза писателей Армении), Севан

    Столовая Писательского пансионата (гостевой дом Союза писателей Армении), Севан

    Vilnius Funeral House Ritualas (Вильнюсский дворец церемоний)

    Вильнюс, Литва
    Завершено 1986
    Архитектор Ч.Мазурас

    Vilnius Funeral House Ritualas (Вильнюсский дворец церемоний), Вильнюс

    Казахский Государственный Академический Драматический Театр имени М.О. Ауэзова (Театр Ауэзова)

    Алматы, Казахстан
    Завершено 1980
    Архитекторы О. Баймурзаев, А. Кайнарбаев и М. Жаксылыков

    Казахский государственный академический драматический театр имени М.О. Ауэзова (Театр Ауэзова), Алматы

    Казахский государственный академический драматический театр имени М.О. Ауэзова (Театр Ауэзова), Алматы

    Белорусский национальный технический университет (архитектурно-строительный факультет)

    Минск, Беларусь
    Завершено 1982
    Архитекторы И. Есман и В. Анакин

    Белорусский национальный технический университет (архитектурно-строительный факультет), г. Минск

    Белорусский национальный технический университет (архитектурно-строительный факультет), г. Минск

    Украинский институт научно-технических исследований и разработок (Украинский институт научно-технической экспертизы и информации и дом «Летающая тарелка»)

    Киев, Украина
    Завершено 1971
    Архитекторы Лев Новиков и Флориан Юрьев

    Украинский институт научно-технических исследований и разработок, г. Киев

    Украинский институт научно-технических исследований и разработок, г. Киев

    Вильнюсский дворец концертов и спорта (Sporto Rūmai)

    Вильнюс, Литва
    Завершено 1971
    Архитекторы Эдуардас Хломаускас, Йонас Крюкелис и Зигмантас Лиандсбергис

    Вильнюсский дворец концертов и спорта (Sporto Rūmai), Вильнюс

    Спортивно-концертный комплекс Карена Демирчяна (Демирчян Арена, Спортивно-музыкальный комплекс или Гамалир)

    Ереван, Армения
    Завершено 1983
    Архитекторы А.Тарханян, С.Хачикян, Г. Погосян, Г. Мушегян

    Спортивно-концертный комплекс Карена Демирчяна, Ереван

    Спортивно-концертный комплекс Карена Демирчяна, Ереван

    Спортивно-концертный комплекс Карена Демирчяна, Ереван

    Центр международной торговли Рига (бывшее здание ЦК Коммунистической партии Латвии)

    Рига, Латвия
    Завершено 1974
    Архитекторы Ю. Вильциньш, А.Эдрис, Г. Асарис и А. Станиславскис

    Центр международной торговли Рига (бывшее здание ЦК Коммунистической партии Латвии), Рига

    Центр международной торговли Рига (бывшее здание ЦК Коммунистической партии Латвии), Рига

    Бывшая центральная автобусная станция

    Раздан, Армения
    Год постройки 1976-1978
    Архитектор Генрик Аракелян

    Бывший Центральный автовокзал, Раздан

    Центральная библиотека Тбилисского государственного университета имени Иване Джавахишвили

    Тбилиси, Грузия
    Завершено 1971
    Архитекторы Б.Маминайшвили, Н. Мгалоблишвили, З. Копаладзе, С. Качкачишвили, Н. Микадзе, С. Ревишвили, А. Сабашвили, Д. Чопикашвили и Л. Медзмариашвили

    Центральная библиотека Тбилисского государственного университета имени Иване Джавахишвили, Тбилиси

    Центральная библиотека Тбилисского государственного университета имени Иване Джавахишвили, Тбилиси

    Харьковский государственный академический театр оперы и балета им. Н. Лысенко

    Харьков, Украина
    Год постройки 1970-1990
    Архитекторы С.Н. Миргородский, В. Елизаров, Н.В. Чуприна, Р. Гупало, А.П. Зыбина

    Харьковский государственный академический театр оперы и балета им. Н. Лысенко, Харьков

    Харьковский государственный академический театр оперы и балета им. Н. Лысенко, Харьков

    Гостиница Салют

    Киев, Украина
    Год постройки 1982-1984
    Архитекторы А. Милецкий, Н. Слогоцкий, В. Шевченко

    Салют Отель, Киев

    Салют Отель, Киев

    Станция метро Еритасардакан

    Ереван, Армения
    Завершено 1981
    Архитектор Степан Кюркчян

    Станция метро Еритасардакан, Ереван

    Станция метро Еритасардакан, Ереван

    Автовокзал Стрийский

    Львов, Украина
    Завершено 1980
    Архитекторы В.Сагайдаковский и М. Столиров

    Автовокзал Стрийский, Львов

    Автовокзал Стрийский, Львов

    Vila Auska

    Паланга, Литва
    Завершено 1979
    Архитектор Я. Шипалис

    Vila Auska, Паланга

    Vila Auska, Паланга

    Дворец бракосочетания

    Луцк, Украина
    Завершено 1985
    Архитектор Владимир Мороз

    Дворец бракосочетаний, Луцк

    Дворец бракосочетаний, Луцк

    Дворец пионеров (Дворец детей и юношества)

    Днепр, Украина
    Завершено 1990
    Архитекторы Ю.Амосов, Т. Солодовник, В. Гарсия Ортега, А. Клевер

    Дворец пионеров (Дворец детей и юношества), Днепр

    Дворец пионеров (Дворец детей и юношества), Днепр

    Автовокзал

    Ванадзор, Армения
    Год постройки неизвестен
    Архитектор не известен

    Автовокзал, Ванадзор

    Харьковский государственный цирк

    Харьков, Украина
    Завершено 1974
    Архитектор В. А. Касьян

    Харьковский государственный цирк, Харьков

    Харьковский государственный цирк, г. Харьков

    СМОТРЕТЬ ВСЕ ЗАПИСИ В БЛОГЕ, КАСАЮЩИЕСЯ БЫВШЕГО СССР

    ПРОВЕРИТЬ АРХИТЕКТОНИКУ

    Спасибо за подписку! Пожалуйста, подтвердите по ссылке в вашем почтовом ящике, чтобы завершить процесс подписки.



    лучших образцов современной деревянной архитектуры в России и Украине — The Calvert Journal

    От дерева как архитектурного материала отказались в начале советской эпохи, несмотря на то, что в то время не было лучшей альтернативы. Внезапно не осталось места для деревянной избы , традиционного бревенчатого дома и символа частной жизни, против которой выступали советские власти. Любопытно, что первые советские архитекторы, такие как Константин Мельников, любили использовать дерево.Павильон Мельникова табачной компании «Махорка», представленный на Всероссийской сельскохозяйственной и промышленной выставке 1923 года, возможно, был зданием, положившим начало конструктивистской архитектуре. Действительно, все павильоны на выставке, кроме павильона Hexagon, были деревянными.

    Однако за пару лет технология железобетона претерпела значительные изменения, и началась новая эра. Богатые традиции русского деревянного зодчества постепенно регрессировали до размеров скромных дач.В России, Украине и на территориях нового востока дерево вернулось в крупномасштабную архитектуру только в начале 21 века. Естественно, что первыми попытками современной деревянной архитектуры были переосмысление традиционной избы , построенной в основном в сельской местности. В Москве деревянные конструкции впервые появились четыре-пять лет назад в виде всплывающих окон. Эти деревянные павильоны были новым типом общественных мест в городе, которые приятно контрастировали с частными зданиями, которые душили столицу.«Городское деревянное зодчество — это совсем другое. Это для людей, без каких-либо претензий на долгосрочную перспективу. Это не приносит прямой экономической выгоды, но способствует единству и здоровому общению », — говорит Николай Малинин, научный руководитель премии Арчивуда в области деревянного зодчества.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.