Стулья гамбса – Стулья мастера Гамбса

Стулья мастера Гамбса

Нет, если вы думаете, что «гамбсовский стиль» — это исключительно стулья с пухлыми сиденьями, в которых герои «Двенадцати стульев» пытались отыскать запрятанные бриллианты, то разуверьтесь срочно. Хотя — сделаем оговорку — мебель в стилистике «необарокко» где-то в середине XIX столетия тоже производилась.

Но стилистика эта — не единственная и даже не главная. Как и «стулья» — вообще-то не главное, а главным были шкафчики, комоды и прочие «секретеры» со множеством тайных отделений и ящичков (недаром «секретер» — от «секрета»).

Но обратимся к истории. Началось с того, что еще в конце XVIII столетия приехал в Санкт-Петербург некто Генрих Даниэль Гамбс из города Нойвид в княжестве Вид (сейчас это в составе земли Рейнланд-Пфальц). Нойвид — не то чтобы городок, но город не очень большой: даже сейчас где-то тысяч 60 населения. И поминают в связи с ним совсем других обитателей — а происходили из этих мест предок американских Рокфеллеров, королева Румынии и даже первый и единственный князь Албании. Нашего же героя не вспоминают — что понятно, ибо город он покинул совсем молодым. Зато помнят его учителя по имени Давид Рёнтген. Знаменитый в свое время мебельщик поставлял свои произведения французскому королевскому двору, а кое-что — и в Россию, ко двору Екатерины (что-то из его работ сохранилось, попав в Эрмитаж).

Трудно сказать, сопровождал ли ученик учителя во время поездок того в Петербург или бывал ли посылаем им туда для сопровождения партий мебели. Теоретически, по возрасту, вполне мог. Как бы то ни было, в 1790 году 25-летний Генрих Гамбс прибывает в северную столицу России, а в 1795 году уже открывает магазин на Невском проспекте. И фирма «придворного механика Гамбса» продолжает существовать, уже под руководством его сыновей, вплоть до середины XIX столетия.

Ну, а теперь обратимся к стульям. Увидеть их (как и прочие шкафчики и жардиньерки) можно сейчас на выставке в Историческом музее.

Начнем с самого раннего — с классицизма. Типичная пальметта на спинке, темная кожаная обивка закреплена контрастными декоративными гвоздями с латунными шляпками, опоры оформлены в виде гермы.

Особое внимание обратим на скульптурное изображение греческого сфинкса.

Вот тоже классицизм — но только тут уже египетские гермы, и выполнены они из бронзы.

Вообще же — отвлечемся на минуту от стульев и кресел — такой прием с бронзовыми скульптурными вставками можно считать «визитной карточкой» ранних лет мастерской Гамбса. В том числе в его бюро и секретерах.

Или вот еще: здесь бронзовая скульптурная вставка соединена с декором в технике эгломизе.

Но — назад к стульям. Вот неоготика (в основном она стала входить в моду при Николае I).

И еще немного необарочной стилистики позднего этапа существования мастерской. Здесь перед креслом — поистине монументальные пяльцы.

Забавный диванчик «тет-а-тет».

И любопытная трансформация «вольтеровского» кресла.

А вот теперь — обратно к классике, ко временам самого мастера Генриха. И сейчас покажу кресло, ради которого я, вообще-то, и затеяла этот пост.

Как видим, не только бюро с комодами, но и кресла могли быть у Гамбса трансформерами. И набор приспособлений тут просто шикарный. Вот по бокам за подлокотниками — откидные столешницы.

На одном подлокотнике — пюпитр с регулируемым наклоном.

На другом — столик (и при этом под ним еще две выдвижные круглые подставки — жаль, что их не видно).

Предусмотрено также выдвижное подножие.

И когда я думала, что углядела уже все, оказалось, что помимо прочего у кресла может с помощью специального скрытого рычага откидываться спинка, превращая его тем самым в кровать.

Утверждается, что подобное кресло-трансформер «нашему всему» Александру Сергеичу как-то подарила супруга на день рожденья. Не знаю уж, было ли там столько же инженерных хитростей.

Кстати, и подписывался Гамбс «ébéniste-mécanicien de la cour à StPetersbourg» — то бишь «придворный краснодеревщик-механик». Клеймо с таким текстом было обнаружено при реставрации одного из его бюро — вот этого, с табакерками.

Вообще же в ГИМе сейчас понаоткрывалось сразу несколько выставок. Небольшой обзор можно посмотреть здесь.

diletant.media

К какому стилю относились 12 знаменитых стульев из «гамбсовского гарнитура»?

Эти стулья на кокетливо изогнутых ножках в самом бессмертном романе Ильфа и Петрова описаны так: «Десять стульев из дворца. Ореховые. Эпохи Александра Второго. В полном порядке. Работа мебельной мастерской Гамбса».

То есть стульев, как мы помним, изначально было 12, они волею судьбы постоянно расползались по разным городам и весям России, и Великому комбинатору Остапу Бендеру приходилось прилагать немало сил и изворотливости, чтобы разыскать каждый экземпляр.

Так чем же все-таки были так знамениты «гамбсовские» стулья? Как ни странно, но мебель этой мастерской была настолько популярна в России начиная с эпохи правления Екатерины Второй, что к началу двадцатого века ее не подделывал только ленивый – и почти наверняка гарнитур из 12 стульев, о котором рассказано в одноименном романе был именно стилизацией «под мастерскую сыновей Гамбса». Тем не менее, и сам Генрих Даниэль Гамбс, и его прославленные сыновья существовали на самом деле, а основатель столярной династии делал невероятной красоты мебель для русского императорского двора.

В основе гамбсовской мебели – безупречный классический стиль с точно выверенными пропорциями, не перегруженный декоративными элементами. До конца своего существования фирма Гамбса (а работала она, к слову, в Санкт-Петербурге с 1790 по 1870 год) выпускала уникальную по своей практичности и удобству мебель.

Можно ли найти настоящий гамбсовский стул в наши дни? Вы не поверите – но да! В частности, еще в 2006 году на международном аукционе в Париже продавался классический «гостиный комплект» мастерской Гамбса – 6 стульев и 2 кресла. Произведенные, согласно описанию, в самом начале девятнадцатого века. Начальная цена каждого предмета в лоте составляла 10 тысяч евро.

Памятник в Одессе, 12 гамбсовский стул.

Однако, для современного человека комфортный стул должен быть более доступен. Конечно, мы говорим о стуле, как о физиологической функции. На то, насколько регулярно и беспроблемно мы ходим в туалет, влияет множество факторов, и одним из главнейших является рацион. Известно, что некоторые продукты влияют на регулярность стула – например, белый рис, белый хлеб из муки высшего сорта, низкожирное мясо (филе курицы или индейки) способны вызвать запор, который несет массу неприятных ощущений – тяжесть в животе, ощущение постоянной усталости. Да и для состояния кишечника запор крайне вреден. Чтобы не допустить такого положения дел, важно включать в рацион продукты, богатые пищевыми волокнами (сырые овощи и фрукты, цельные злаки), пить достаточно воды и обеспечить себе хотя бы минимальную физическую активность. Но если запор все-таки настиг – не отчаивайтесь!

.

www.kp.ru

Генрих Даниель Гамбс — мебельный мастер, механик, краснодеревщик.

11.02.2016

Генрих Даниэль Гамбс (1764–1831) — механик и мебельный мастер, краснодеревщик. Родился в прусском городе Нойвид. Приехал в 


Санкт-Петербург со своим учителем Давидом Рентгеном, чтобы доставить мебель, заказанную российским царским двором. Остался в России, основал свою мастерскую и изготавливал мебель для


царской семьи.

Самые известные работы: бюро с механически выдвигающимися ящичками и музыкальным сопровождением, стулья из романа «Двенадцать стульев»

Мебель Гамбса отличалась:

  • выдвижными потайными ящичками, встроенными музыкальными шкатулками;

  • «эгломизе» (eglomise) — расписными вставками из стекла с амальгамой (сплав ртути с другими металлами) — для бюро, столиков и часов. Эта техника изобретена во Франции, но использовалась только для вставок в табакерки, шкатулки и прочие мелкие вещи;

  • стилем «жакоб» — мебель из красного дерева с латунными накладками.

Мастерская Гамбса выполняла заказы Екатерининского двора, дворцов Павла I и последующих правителей.




Письменный стол Павла Первого, 1794, Музей Павловска

Магазин Гамбса торговал также «электрическими машинами» и воздушными насосами. Гамбс был механиком: он делал тайники, бюро, секретеры, часы.

Многие из работ Гамбса по рисункам Бренны и Воронихина украшали царские дворцы — сейчас они хранятся в музее Павловска.

Бюро из красного дерева с розетками (1800−1810)

Бюро с откидной столешницей

Бюро с пультом для письма стоя, музыкальным


механизмом и бронзовой группой (1795−1815), Эрмитаж

Консоль с камеями в оправах

Секретер (1800)

Стол из семьи декабриста Александра Евтихиевича

Гамбсовская мебель в литературе

«Покойный г. Гамбс был отличный художник в своем роде. Мебели его славились красотою и прочностью. Все, что было изобретено нового в Европе, немедленно появлялось в его магазине. В память любви к своему ремеслу, он оставил несколько механических бюро с музыкою и с множеством потайных ящиков, открывающихся и закрывающихся при подавлении одной сокрытой пружины».

Ф. В. Булгарин. Петербургские записки. Толки и замечания сельского жителя (прежде бывшего горожанина) о Петербурге и петербургской жизни (1833)



«Комната мне показалась очень хорошо меблированной: два кресла красного дерева, с подушками из зеленого сафьяна, называемого Гамбс, по имени изобретателя, диван, обтянутый зеленым сафьяном, три стола,покрытые зеленым сукном, ширмы, графин с холодною водою и флакон одеколона, который заставил меня улыбнуться».


П. П. Вяземский. Письма и записки Оммер де Гелль (1887)




«А мне так кажется, — сказал Сорохтин, дремавший в гамбсовых креслах, — мне так кажется, что ни m-me de Staël не думала о мадригале, ни Наполеон об эпиграмме. Одна сделала вопрос из единого любопытства, очень понятного; а Наполеон буквально выразил настоящее свое мнение. Но вы не верите простодушию гениев».


А. С. Пушкин. Мы проводили вечер на даче…




«Брат его сидел далеко за полночь в своем кабинете, на широком гамбсовом кресле, перед камином, в котором слабо тлел каменный уголь. Павел Петрович не разделся, только китайские красные туфли без задков сменили на его ногах лаковые полусапожки».


И. С. Тургенев. Отцы и дети




«Да кто же требует, чтоб они уставляли комнаты гамбсовской мебелью, а стены увешивали произведениями отличных художников?»


И. А. Гончаров. Письма столичного друга к провинциальному жениху




Гамбс в «Двенадцати стульях»




После смерти Генриха мебельное производство унаследовали сыновья: Петр руководил компанией с 1828 года, а Эрнест с 1830 года. До середины 19 века фирма Гамбсов была ведущей на рынке мебели в Санкт-Петербурге.


Знаменитые стулья из романа «Двенадцать стульев» Ильи Ильфа и Евгения Петрова вышли из мастерской братьев Гамбс.


— Ипполит, — повторила теща, — помните вы наш гостиный гарнитюр?

— Какой? — спросил Ипполит Матвеевич с предупредительностью, возможной лишь к очень больным людям.

— Тот… Обитый английским ситцем в цветочек

— Ах, это в моем доме?

— Да, в Старгороде…

— Помню, я-то отлично помню… Диван, двое кресел, дюжина стульев и круглый столик о шести ножках. Мебель была превосходная, гамбсовская… А почему вы вспомнили?

Но Клавдия Ивановна не смогла ответить. Лицо ее медленно стало покрываться купоросным цветом. Захватило почему-то дух и у Ипполита Матвеевича. Он отчетливо вспомнил гостиную в своем особняке, симметрично расставленную ореховую мебель с гнутыми ножками, начищенный восковой пол, старинный коричневый рояль и овальные черные рамочки с дагерротипами сановных родственников на стенах.

Тут Клавдия Ивановна деревянным, равнодушным голосом сказала:

— В сиденье стула я зашила свои бриллианты.







В Одессе на Дерибасовской поставили памятник «Двенадцатому стулу» 1 апреля 1999:





А в Санкт-Петербурге на Итальянской улице, где стоял дом Гамбсов, установили памятник Остапу Бендеру «Двенадцать стульев» в 2000 году:





Источники




Санкт-Петербургские Ведомости No 89(2479), 19 мая 2001: Тайники мастера Гамбса


Партнер: Истинно Гамбс есть гений в своем роде


Хоуми: Гамбс, Генрих Даниэль


Изи-трэвел: Стол-бюро

asgard-mebel.ru

Гамбсова мебель

Государственный исторический музей впервые представляет уникальную коллекцию мебели конца XVIII – начала XIX века, выполненную в знаменитой петербургской мастерской Гамбсов: Генриха Гамбса (1765–1831 гг.) и его сыновей Петра (1802–1871 гг.) и Эрнеста (1805–1849 гг.). Понятие «Гамбсова мебель» появилось в искусствоведческой практике в 1920-х годах и закрепило уже устоявшееся название удобной мебели высокого качества.

Мебель, выполненная в мастерских Г. Гамбса, по праву считается жемчужиной любой коллекции. Именно в собрании Исторического музея находится единственный из известных на сегодняшний день памятников, отмеченных печатным клеймом фирмы Гамбса – бюро, украшенное коллекцией лаковых табакерок. В экспозицию также включен секретер-патент из приданого великой княгини Александры Николаевны Романовой, декорированный фарфором производства Императорского фарфорового завода.

Гамбс Генрих Даниэль (1765–1831) – ученик знаменитого европейского мебельного мастера Д. Рентгена, в 1795 г. открыл мебельную мастерскую в Петербурге, в 1810 г. получил звание «придворного механика». За время деятельности фирмы были выполнены заказы по изготовлению предметов меблировки для интерьеров Михайловского замка, Императорского Эрмитажа, Павловского дворца, Нового Эрмитажа, Арсенального каре Гатчинского дворца, отдельных заказов Двора и частных заказов русской аристократии.


Генрих Гамбс на протяжении более полувека являлся законодателем в области петербургского мебельного производства и был ярким выразителем различных стилевых течений этого времени. Образцы его мебели служили образцом для подражания для многих мебельных мастерских.

Мебель в мастерской Гамбса выполнялась как для повседневной обстановки, так и для парадных апартаментов. Кроме того, значительное количество предметов изготавливалось по специальному заказу в качестве уникальных подарков. Большая часть из них предназначалась для членов царской фамилии и была приурочена к значительным событиям. Предметы отличалась неординарным конструктивным решением, включавшим элементы трансформации, потайные отделения, вспомогательные поверхности. В декоре, наряду с фанеровкой экзотическими сортами дерева, использовались авторская художественная бронза, мрамор, расписное стекло, в том числе, эгломизе, фарфор, просечной металл, тисненая кожа.


Один из разделов выставки посвящен предметам обстановки в стиле неорококо. Мебель именно этого периода получила широкую известность как «гамбсова», благодаря упоминанию о ней в романе И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев». Здесь можно увидеть не только типологический «гарнитур генеральши Поповой замечательный, гамбсовский», но и значительное разнообразие форм кресел и стульев, диваны сложных форм типа «тет-а-тет» и «близнецы», напольные жардиньерки и многое другое, что бытовало в интерьерах наших предков.


На выставке представлены памятники мебельного искусства из собрания Исторического музея, а также из частных коллекций М.Ю. Карисалова и А.В. Руденцова. На выставке демонстрируется серия минифильмов, позволяющих рассмотреть внутреннее устройство предметов, возможности их трансформации, различные потайные отделения; особенности конструкции и технического исполнения, а также детали декора.


shm.ru

12 стульев из дворца; ) – Ярмарка Мастеров

Помните про табличку, которую герои незабвенного произведения нашли в одном из двенадцати стульев? «Этим полукреслом мастер Гамбс начинает новую партию мебели. 1865 г. Санкт-Петербург». Вот оно имя того самого мастера! А творил он здесь, в Санкт-Петербурге.

Имя Генриха Гамбса (1765-1831), родоначальника столичной мебельной мастерской, сегодня хорошо известное и специалистам, и любителям искусства, стало нарицательным уже при жизни наследников, продолживших его дело.

Петербург конца 18 века, куда приехал двадцатипятилетний Гамбс, привлекал многих творчески активных людей. Грандиозность замыслов и изысканность вкуса русской императрицы Екатерины Великой привлекали в северную столицу специалистов разных художественных ремесел со всей Европы.

Интерес к мебельному ремеслу, к мебели как искусству пробуждается именно в годы правления Екатерины II, наполнившей дворцовые интерьеры прекрасными предметами.

Как купец 2-ой гильдии (сам мастер называл себя «механиком»), в марте 1795 года Гамбс открыл на набережной Фонтанки, недалеко от Калинкина моста, мебельную мастерскую. В ноябре этого же года он открывает свой собственный магазин в центре столицы, на Невском проспекте.

Ранние изделия Гамбса напоминали произведения великого немецкого мебельщика Давида Рентгена, в мастерской которого в Нейвиде он обучался во второй половине 1780-х годов. Для изделий первого периода будут характерны архитектурность композиции и пристрастие к замысловатым механизмам. Ранние работы отличаются выразительностью форм и особая, повышенная декоративность, достигающаяся использованием разнообразных, подчас нетрадиционных материалов и приемов отделки.

Именно с мастерской Гамбса следует связывать появление в конце 1790-х годов тех удивительных предметов из красного дерева с латунью, которые составляли особенность столичной мебели и вошли в историю искусства под названием «русский жакоб». Легкие, изящные и удобные стулья, кресла и канапе из массива красного дерева, небольшие рабочие столы и нарядные секретеры, решенные в этом стиле, бытовали в петербургских интерьерах, составляя убранство жилых помещений.

Традиционным декором для корпусной мебели, созданной в мастерской Гамбса в первое десятилетие 19 века, становятся полоски просеченной латуни разнообразного рисунка, размещенной на черном фоне, выполненном из мастики. К распространенному в это время декоративному приему относятся и ряды латунных звезд, ромбов и других геометрических фигур, инкрустированных в полоски черного дерева.

Мебель Гамбса отличалась высоким качеством столярного исполнения – конкурентов по уровню технического мастерства в мебельном деле Петербурга в начале 19 века у Гамбса не было.

В 1807 году, после длительного пребывания в России, сорокадвухлетний Генрих Гамбс получает российское подданство, а в 1810-м – титул «придворного механика». К этому времени позиции его мастерской прочны и основательны – в мебельном деле столицы и России в целом у Гамбса нет конкурентов, ему нет равных.

Деятельность его мастерской в это время впечатляет масштабами, разнообразием и качеством продукции. В первое десятилетие 19 века только в Императорский Эрмитаж и залы Зимнего дворца, не считая многочисленных заказов частных лиц, Гамбс поставил более ста предметов, сохранившихся до наших дней.

В течение первых трех десятилетий 19 века Гамбс и сыновья изготовили для императорских дворцов огромное количество разнообразных по назначению, стилистическому характеру и материалам предметов, решенных в соответствии с требованиями и пожеланиями именитых заказчиков. К 1830-м годам мастерская Гамбса превратилась в солидное предприятие с большим штатом сотрудников, о чем убедительно свидетельствует факт награждения медалями ста тридцати мастеров фирмы, участвовавших в возобновлении убранства Зимнего дворца после пожара 1837 года.

В 1828 году совладельцем Генриха Гамбса выступает его сын Петр, в 1830-м – Эрнст, а после смерти старшего Гамбса (1831) руководство фирмы переходит в руки братьев Гамбс.

Стремясь удовлетворить изысканные вкусы столичной знати, Гамбс и сыновья постоянно следили за веяниями моды и реагировали на все новые направления и изменения в искусстве мебели. Так, еще при жизни родоначальника фирмы мастерская одной из первых в Петербурге начинает изготавливать мебель в неоготическом стиле. Неоготическая мебель Гамбса, создававшаяся по эскизам О.-Р.Монферрана, будоражила столичную публику, увлекшуюся в это время «историческими» обстановками. О предметах в «готическом вкусе» с восторгом пишут комментаторы Первой мануфактурной выставки, состоявшейся в Санкт-Петербурге в 1829 году, для которой Гамбс изготовил мебель в этом неостиле. За свои изделия фирма получила большую серебряную медаль и высокую оценку современников.

Выяснить, какое количество мебели изготовила мастерская Гамбса за годы своего существования, — задача не просто сложная, но практически неразрешимая. Анализ счетов, обнаруженных в архивах, создает масштабную картину деятельности предприятия, по объему произведенной продукции кажущейся почти невероятной.

Генрих Гамбс получил признание современников еще при жизни, и надо полагать, выходец из Баден-Дурлаха никогда не пожалел о том, что судьба связала его с Петербургом, где он получил возможность так многогранно и полно реализоваться.

Источник – «Русская мебель. История. Стили. Мастера» И.К.Ботт, М.И.Канева.

www.livemaster.ru

Дореволюционный must have – гамбсовская мебель

2 марта 2014 г.

фото 1

Гостиный гарнитур, обитый английским ситцем, стремительно ворвался в мир русской литературы в 1927 году и до сих пор остаётся на гребне волны. Двенадцать стульев благодаря таланту Ильи Ильфа и Евгения Петрова стали именем нарицательным, а ключевая фраза «Я спрятала брильянты в стул» будоражит не первое поколение читателей. «Захватило почему-то дух и у Ипполита Матвеевича. Он отчетливо вспомнил гостиную в своем особняке, симметрично расставленную ореховую мебель с гнутыми ножками, начищенный восковой пол, старинный коричневый рояль и овальные черные рамочки с дагерротипами сановных родственников на стенах.» В романе подчёркивается, что гарнитур был превосходного качества, гамбсовский…

Что мы сегодня знаем о мастерских Гамбса, расположенных в Санкт-Петербурге и снабжавших своими элегантными изделиями многих богатых жителей империи? Не очень много. Дело в том, что предприятие по неизвестным причинам прекратило существование в 1860-х годах. Историки связывают это обстоятельство с различными объективными факторами, например, с увеличением доли фабричного производства. Тем не менее, «дожившая» до наших дней гамбсовская мебель и по сей день привлекает внимание ценителей отечественного мебельного искусства. Надо сказать, многим не литературным, а вполне реальным стульям, креслам и диванам пришлось на себе испытать все социальные драмы XX века – революции, войны, переделы имущества не могли не сказаться на сохранности раритетов. Сегодня гамбсовская мебель сохранилась только в музеях или в частных собраниях.

фото 2

Основателем легендарного бренда, как сказали бы в наши дни, является Генрих Даниэль Гамбс, мастер, переехавший из Пруссии в Санкт-Петербург в 1795 году. Во всех источниках подчёркивается, что этот талантливый человек был учеником Давида Рёнтгена – известного европейского мебельщика XVIII века. Состоятельные люди российской столицы остро нуждались в качественных предметах обстановки. Со временем преуспевающий бизнес унаследовали дети, а затем и внуки удачливого и трудолюбивого мастера.

Что больше всего ценили покупатели того времени? Высокое качество, долговечность, безупречный внешний вид, соответствие последним европейским модным веяниям. Солидные бюро, массивные письменные столы для господ и изящные – для дам, шкафчики, комоды, секретеры, консоли – одним словом, корпусная мебель безусловно преобладала. Столяры, резчики, бронзовщики и другие специалисты работали не покладая рук – спрос был весьма велик. Искусствоведы говорят о том, что гамбсовская мебель отличалась оригинальностью и практически безупречным качеством исполнения. Современники мастеров с ними полностью согласны: «Довольно известно, что мебельное мастерство доведено у нас, а особливо в здешней столице, до совершенства: преимущественно же перед всеми отличается придворный механик Гамбс. Его изобретательный ум в вымыслах неистощим: красивые рисунки, удобство для употребления, чистая отделка, наилучший подбор дерева и прочность суть всегдашние неизменные качества всех его работ».

фото 3

Наиболее дорогие экземпляры, предназначавшиеся для самых состоятельных лиц империи, изготавливались из красного дерева и имели роскошную отделку. В ход шла слоновая кость, золочёная бронза, а также модные в то время вставки из цветного стекла в технике «эгломизе». Шло время, от ярко выраженного классицизма мастера постепенно отходили в сторону новых вариантов и гнутых форм.

Кстати, добротная мебель Гамбса, служившая фоном своей эпохи, упоминается не только в «Двенадцати стульях». О ней вскользь упоминали Пушкин, Тургенев и другие известные люди. Имеются достоверные сведения о том, что «наше всё» и сам с охотой пользовался изделиями лучших петербургских мастерских. Пушкиноведы выяснили, например, что в 1832 году великий поэт приобрёл небольшой письменный стол, кушетку, диван и кресла. Гамбсовская мебель – то, что окружало наиболее привилегированную часть наших предков, поэтому нынешний интерес к этим раритетам неслучаен. Атмосфера дворянского быта XIX – начала XX века до сих пор будоражит воображение россиян.

info.rosmebel.com

Удивительная мебель Генриха Гамбса выставлена в Историческом музее / Новости культуры / Tvkultura.ru


Мебель, которая вошла в историю. Компания Генриха Гамбса занималась меблировкой комнат в Царском Селе, выполняла заказы Павла Первого, реставрировала мебельные гарнитуры в Эрмитаже. А еще предметы обстановки, созданные руками знаменитого мастера, стали полноценными персонажами литературных произведений, самое известное из которых, пожалуй, – «12 стульев» Ильфа и Петрова. Полюбоваться на мебельные произведения искусства можно в Государственном историческом музее, на выставке «Гамбсова мебель».


Мебель, служившая императорам и вельможам, в Историческом музее хранилась долго. Выставку планировали сделать в прошлом году, но реставраторы не успели. У каждого предмета за фасадом – целые механизмы.


«Вот, казалось бы, кольцо, я его дергаю – никакого эффекта, но наш реставратор нашел хитрость в этом механизме: опускается вниз, и тогда мы получаем доступ к ящикам», — демонстрирует один из экспонатов куратор выставки Наталья Углева.


Три года потребовалось на то, чтобы отреставрировать сорок предметов. С ними работали деревянщики, тканщики, кожевники и металлисты. Дерево – материал капризный, в хранилище температура устойчивая: 19 градусов при 50 процентах влажности. Сюда эти предметы везли как младенцев, в одеялах. Все следы времени сохранены, вплоть до пятен от чернил на сукне.


«Кажется, что кожа грязная. Нет, она вся вычищена, отреставрирована, зафиксирована в том состоянии, в котором поступил к нам этот предмет», — подчёркивает Наталья Углева.


Кожаное кресло превращается в кровать. Подушка, набитая конским волосом, раскладывается во всю длину. В подлокотники встроены пюпитр и подставки – и это конец XVIII – начало XIX века. В каждом предмете – минимум один секрет. Это и отличало мебель Гамбса от любой другой.


«Вот мы увеличиваем сейчас размер столешницы – предположим, нам с вами мало этой поверхности, чтоб написать записку. Мы увеличиваем эту поверхность, и ящик превращается в плоскость для письма. И это начало XIX века», — показывает другой объект Наталья Углева.


На все случаи жизни и на любой вкус, мастер Генрих Гамбс, а затем и его сыновья были законодателями мебельной моды. До середины XIX века. Затем мастерская закрылась, по некоторым источникам – не выдержала конкуренции с массовым производством. Но и сейчас, спустя два столетия, мы продолжаем разгадывать загадки Гамбсовой мебели.


 Новости культуры

tvkultura.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о