У мартина: Мартин: имя для настоящего англичанина

Содержание

Мартин: имя для настоящего англичанина

Имя Мартин имеет богатую историю. Оно наиболее распространено в Англии, но также имеет популярность в Европейских странах и Соединённых Штатах Америки. А вот в России это имя не получило должного внимания. Уникальностью данной именоформы является тот факт, что ударение может падать как на первый слог в имени, так и на второй.

Происхождение имени

Имя Мартин имеет древнеримскими корнями. Оно произошло от родового прозвища Martinus, которое на русский язык переводится как «воинственный» или «подобный Марсу».

Имя Мартин переводится как «подобный Марсу»

Марс являлся языческим богом войны в Древнем Риме.

Формы имени

Сокращённые варианта имени: Марти, Март, Маря, Тин, Мар.

Уменьшительно-ласкательные версии: Мартиша, Мартиня, Мартя, Мартюня.

Родственные имена: Мартын, Мартимьян, Мартемьян, Мартьян, Мартен, Мартон, Мартину, Марти, Мартти, Марцин, Марчин, Мартинус.

Мартын — русский аналог имени Мартин

Имя по церковному: Мартин.

Отчества, которые образуются от этого имени: Мартиновна, Мартинович.

Транслитерация имени: MARTIN (имя Мартын пишется как MARTYN).

В загранпаспорте имя Мартин пишется как MARTIN

Какие отчества сочетаются с именем Мартин: Анатольевич, Богданович, Дмитриевич, Романович, Степанович.

Варианты никнеймов для социальных сетей: Martin, Martyn, Mart, Mart, Marti, Martinus.

Таблица: имя Мартин в иностранных языках

Именины и святые покровители

Имя Мартин есть в православных святцах, а значит крестить ребёнка будут под этим же именем. У Мартина есть несколько святых покровителей:

  1. Мартин Милостивый. Родился и жил во Франции в IV веке, был епископом. Получил прозвище Милостивый за благотворительность и помощь бедным. Также святой обладал силой прозорливости и чудотворства.

    Мартин Милостивый до принятия монашества был военноначальником, одерживал победу в боях с поддержкой Иисуса Христа

  2. Мартин Фивейский. Всю свою жизнь прожил в отшельничестве. Этот святой не входит в православные святцы.
  3. Мартин I Римский. Родился в Тосканской области в Италии, получил хорошее образование и после смерти Папы Римского Феодора I занял его место. В те время церковь не имела поддержки императоров, между ними происходили постоянные стычки во взглядах. После того как Мартин I получил от государства документ «Образец веры», который содержал еретические законы, он осудил и воспротивился принимать его. Тогда правитель приказал своим подданным убить Папу. Когда убийца отправился на задание, то неожиданно ослеп. Тогда Мартина захватили в плен и отправили в ссылку на остров, где он прожил месяц, испытывая мечения и истязания. Скончался святой от болезней, нужды и голода.

    Мартин I занимал престол Папы Римского

  4. Мартин Туровский. Жил в городе Турове (Беларусь), служил поваром при Туровских епископах в монастыре св. князей Бориса и Глеба, но был отлучён от работы из-за пожилого возраста. Но святой не хотел покидать церковь, поэтому принял монашество. Он очень много болел, но никто не навещал его и не помогал в быту. Однажды, в период обострения болезни, Мартин лежал, мучался от боли, молился Борису и Глебу, чтобы те помогли ему. Спустя три дня явились к нему эти святые, после чего старец полностью излечился от недугов.

    Мартин Туровский излечился от болезней при помощи святых Бориса и Глеба

Именины молодой человек с именем Мартин празднует в одну из следующих дат, наиболее близкую к дате его рождения:

  • 26 февраля;
  • 6 апреля;
  • 27 апреля;
  • 10 июля;
  • 24 августа;
  • 5 октября;
  • 25 октября;
  • 31 декабря.

Характеристика и влияние имени

Мартин обладает спокойным и рассудительным характером. Он любит побыть в одиночестве, предпочитает жить в собственном доме, умеет справляться с любыми делами по хозяйству. Его жилище всегда находится в полном порядке, здесь не встретить сломанных предметов или прогнившей крыши. У парня высокая работоспособность, он находится на хорошем счету и руководства, является авторитетом у коллег. Ему важно, чтобы окружающие видели, что он успешен и респектабелен. Для поддержания своего статуса мужчина долго и упорно трудится.

Мартин любит дом, уют,

Смастерит сам всё, что надо.

И компании большой

Предпочтёт семью в награду.

неизвестен

http://www.pozdravleniya.biz/pozdravleniya_po_imenam_mujchinam/pozdravleniya_po_imenam_martin/2.html

Мартин любит уединение, поэтому предпочитает жить в собственном доме, отлично справляется с выполнением хозяйственных обязанностей

Молодой человек склонен к скромности и рассудительности, всегда прилежно выполняет задания, любое дело доводит до конца. Его не волнует, сколько сил будет затрачено на достижение поставленной цели, главное, обязательно дойти до победного конца. Обладание напористым характером помогает Мартину уверенно двигаться по жизни. Мужчина умеет заинтересовывать и увлекать людей, обладает повышенной энергичностью и целеустремлённостью. Все эти качества делают из него настоящего лидера. В кругу друзей юноша может проявлять бестактность, указывая товарищам на их недостатки, хотя зачастую Мартин ошибается в своих суждениях. Чтобы иметь хорошие отношения с этим парнем, нужно быть тактичным и доброжелательным.

Мартин обладает напористым характером, стремится любой ценой добиваться поставленных целей

Минусами характера можно считать замкнутость и своенравность. В критических ситуациях мужчина не может сохранять спокойствие и выплёскивает все свои эмоции на окружающих. Кроме того, если гордость или самолюбие парня задеты, он может решиться на любой шаг, чтобы отстоять свою честь. Выигранная драка или спор поднимут самооценку юноши на должный уровень. Иногда Мартин проявляет сильную неуверенность в себе, поэтому становится замкнутым и поникшим, отказывается от собственных замыслов. В такой ситуации мужчине необходимо научиться проявлять твёрдость и руководствоваться здравым смыслом, а не эмоциями, тогда все его способности и умения будут вознаграждены судьбой.

Из негативных черт Мартина можно отметить замкнутость и своенравие

По теории Бориса Хигира Мартин имеет нерешительный и робкий нрав. Он любит находиться дома, хлопотать по хозяйству, обожает рыбалку и спорт. Друзей выбирает тщательно, прагматично и рассудительно ведёт себя в коллективе.

Борис Хигир в своих трудах указывает о сильной любви Мартина к рыбалке

Как имя влияет на характер ребёнка

Ещё в младенческом возрасте Мартин удивляет всех своими способностями. Он раньше других детей начинает разговаривать, радует родителей хорошим аппетитом и крепким здоровьем. Чуть повзрослев, ребёнок начинает проявлять исполнительность и обязательность. Любое порученное дело малыш доводит до конца. Он не открыт для окружающих, немного замкнут, придирчив в выборе друзей. Ему легко удаётся заводить знакомства с любыми людьми, такое умение остаётся с Мартином на всю жизнь. Ребёнок наделён умом и своенравностью, всегда ищет собственные пути решения проблем.

Мартин быстрее сверстников произносит своё первое слово, радует маму и папу отменным аппетитом, отличным здоровьем и активностью

Учёба даётся ребёнку легко, преподаватели хвалят его, высказывают благодарности в адрес родителей, воспитавших такого хорошего сына.

У мальчика не бывает проблем с дисциплиной, он спокоен и уравновешен, находится на особом счету у учителей. С одноклассниками у мальчика также хорошие отношения, он не старается занять место лидера в коллективе, но за счёт своего характера завоёвывает авторитет у ребят. Даже лёгкая неуверенность в себе и замкнутость не вызывают у сверстников насмешек, им кажется, что Мартин просто отлично умеет контролировать свои поступки и эмоции.

Мартин хорошо учится, имеет склонность к точным наукам, часто становится не просто примерным и прилежным учеником, но и завоёвывает особое расположение у преподавателей

Будучи подростком, Мартин уделяет огромное количество времени своим друзьям, выстраивает с ними довольно доверительные отношения. Как правило, товарищи, обретённые мальчиком в этом возрасте, сопровождают его на протяжении всей дальнейшей жизни.

Друзья Мартина из детства чаще всего сопровождают его в течение всей жизни

С возрастом характер юноши меняется: он учится быть рассудительным, обдуманно принимать решения. Парню недостаёт самоуверенности, поэтому он склонен к замкнутости. Мартин — это интроверт, который старается скрывать собственные эмоции от посторонних глаз.

У мальчика хорошо развита интуиция, на которую он полагается в сложных ситуациях. Молодой человек не желает вступать в ссоры, старается решать конфликты мирным путём.

Мартин — классический интроверт, который крайне редко демонстрирует свои эмоции окружающим

Увлечения и хобби

Сильное стремление к уединению откладывает отпечатки на увлечениях Мартина. Обычно он старается уделить большое внимание собственному жилищу, довести его внешний вид и функциональность до идеала. Его интересуют все составляющего дома: от интерьера до приусадебного участка. Кроме этого, парень любит уезжать в одиночестве в тихие места, где спокойно проводит время.

Мартин с удовольствием выезжает на природу, выбирая для отдыха уединённые места

Мартин любит провести время за чтением книг или за компьютером. У мужчины, родившегося летом, есть творческие способности — он сочиняет талантливые стихи и пишет картины. Также парень отличается большой любовью к рыбалке и спорту. В подростковом возрасте юноша интересуется техникой.

В компанию шумную Мартин вряд ли пойдёт.

Он домосед. И другой он закалки.

Если хотите быть другом его,

То позовите с собой на рыбалку.

неизвестен

http://www.pozdravleniya.biz/pozdravleniya_po_imenam_mujchinam/pozdravleniya_po_imenam_martin/0.html

Мартин отличается особой любовью к спорту

Профессия и карьера

Мартин сумеет добиться выдающихся высот в карьере. Он хорошо эрудирован, достаточно прагматичен, слегка замкнут, обязателен, усидчив, целеустремлён. Такие качества помогают ему в покорении профессиональных вершин. Мужчина не боится браться за сложные дела, руководить большой организацией, сильно увлекается своим делом, полагается только на себя, не доверяет партнёрам, слишком придирчив к коллегам.

Мартин способен стать выдающимся хирургом

Удачными сферами деятельности для Мартина являются: медицина, в частности, хирургия, юриспруденция, журналистика. Отлично подойдёт мужчине и работа с детьми, например, профессия воспитателя, учителя или тренера, а также служба священником.

Кроме того, этот молодой человек сможет покорить любую творческую специальность, будь то режиссёр, художник или писатель.

Мартину покорится и творческая сфера деятельности, например, он может стать выдающимся режиссёром

У Мартина есть все шансы стать успешным предпринимателем. Помешать ему сможет только его недоверчивая и подозрительная натура, ведь из-за них у мужчины серьёзно портятся отношения с партнёрами. В материальном плане парень никогда не будет испытывать нужды, его семья легко может рассчитывать на него. Молодой человек всегда стремится быть в центре внимания, выглядеть респектабельным, поддерживать статус состоятельного человека.

Семья Мартина всегда может рассчитывать на него в материальном плане

Здоровье

У Мартина нет особых проблем со здоровьем. Он вынослив, любит заниматься спортом. А вот психологическое состояние может подвергаться опасности. Парень интроверт и привык все эмоции держать внутри себя. Последствиями этого могут стать как обычная бессонница, так и серьёзный невроз.

Нервная система — слабое место организма Мартина

Любовь

Мартин не любит серьёзных и длительных отношений, он не хочет нести ответственность за партнёршу, поэтому часто меняет девушек. Но парень никогда не изменяет и не вступает в связь с замужними женщинами. Мужчине нравятся свободные отношения, исключающие обязанности, требования и зависимость, он не выносит разговоров о женитьбе. Как только Мартин чувствует давление со стороны девушки, ту же разрывает все контакты с ней. Но молодой человек не может долго без отношений, поэтому вновь завязывает лёгкий и непринуждённый роман с очередной избранницей.

Мартину нравятся свободные отношения без обязанностей, требований и зависимости

Интимная жизнь приносит мужчине радость, от неё он старается получать максимальное удовольствие.

Брак и семья

Мартин слишком непостоянен, часто меняет партнёрш, поэтому не стремится жениться на одной из них. Мужчина вступит в брак только с женщиной, к которой будет испытывать искренние и страстные чувства. Если же свадьба будет сыграна по принуждению (например, незапланированная беременность девушки или настояние родителей), то его супруга никогда не будет счастлива, так как парень будет искать связи на стороне, а найдя новое серьёзное, на первый взгляд, увлечение, подаст на развод.

Мартин будет изменять жене, если не будет испытывать к ней страсти и любви

Первый брак Мартина может стать неудачным ещё и по той причине, что парень привык жить один, ему не по душе перемены в жизни, он желает избавиться от домашних обязанностей, побыть наедине. Если супруга начнёт перевоспитывать своего партнёра, то это приведёт к краху. Ведь мужчина не терпит назидательного и указательного тона в свой адрес.

Брак Мартина закончится разводом, если супруга будет пытаться перевоспитать его

Мартин может стать примерным мужем и отличным отцом. Для этого он должен искренне любить свою избранницу, а та — не пытаться его контролировать и наставлять. Мужчина всегда будет помогать супруге по дому, такого не придётся по сто раз просить починить что-то. Ради своей семьи Мартин пожертвует своим временем или даже сном. Он нежно любит своих детей, старается воспитать их таким же независимыми, серьёзными и порядочными, как он сам.

С любимой женой Мартин становится примерным семьянином и нежным отцом
Таблица: совместимость имён

Таблица: соответствия для имени Мартин

Интерпретация значений каждой из букв в имени

Буквы, входящие в состав имени человека, дополняют его темперамент новыми качествами:

  1. Буква М. Заботливая личность, всегда готовая помочь, иногда бывает застенчива. Такой человек склонен вредить самому себе.
  2. Буква А. Является символом начала и желания что-то делать и осуществлять. Парень стремится к физическому и духовному комфорту.
  3. Буква Р. Мужчина способен не обманываться видимостью, а вникать в существо. Он самоуверен, стремится к развитию, храбр. Увлекаясь, такой человек способен на глупый риск и иногда слишком догматичен в своих суждениях.
  4. Буква Т. Интуитивная, чувствительная, творческая личность, искатель правды, не всегда соразмеряющий желания и возможности. Молодому человеку стоит всегда помнить, что жизнь не бесконечна и не следует откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, нужно действовать, используя каждую минуту эффективно.
  5. Буква И. Парень наделён тонкой духовностью, чувствительностью, добротой и миролюбием. Он старается казаться практичным, но на самом деле является довольно мягкой и романтической натурой.
  6. Буква Н. В человеке присутствует протеста, внутренняя сила не принимать всё подряд, без разбора. Тажке он обладает острым критическим умом, любит трудиться, но не выносит «мартышкиного труда».
Согласно интерпретации значений букв в имени Мартин является чувствительной и творческой личностью

Характеристика имени в соответствии с временем года, в котором рождён человек

Зимний Мартин любит читать, узнавать что-то новое. Это разносторонне развитый парень, знающий ответы на множество вопросов, умеющий поддержать любой разговор. Мужчина любит вступать в споры, часто сам становится их инициатором, ему нравится доказывать окружающим свою правоту. Молодому человеку тяжело с кем-то ужиться, он всегда старается жить один, выбирая для этого маленькую съёмную квартирку, хотя его доходы позволяют приобрести довольно крупное, комфортабельное, собственное жильё.

Зимний Мартин никого не любит впускать в свой быт, поэтому старается жить один

Мартин, родившийся весной, часто имеет несколько браков. Только последняя женитьба делает его уступчивым и готовым к диалогам супругом. Он становится хозяйственным, умеющим привести дом в порядок своими руками. Парень любит автомобили, часто меняет их. В среднем возрасте мужчину может затянуть в религию или секту, выйти из которой будет очень и очень сложно. Весенний Мартин любит своих детей, но к детям супруги (от прошлых браков) относится весьма холодно.

Весенний Мартин может починить что угодно своими руками

Летний Мартин обладает скромным характером. Он ищет для себя девушку, которая будет обладать сильным характером и решительностью, с которой он будет чувствовать себя защищённым. Мужчина любит разговаривать с друзьями по телефону, может часами вести диалоги на разнообразные темы. Также он большой любитель принимать в своём доме гостей.

Весенний Мартин любит долгие разговоры с друзьями по телефону

Осень наделяет Мартина лидерскими качествами. Мужчина является бесспорной главой своей семьи, склонен к тирании. Такой старается диктовать супруге и детям свои правила, раздаёт приказы, любое непослушание жёстко пресекается. Вся семья осеннего Мартина обычно живёт вместе с его родителями, что не нравится его избраннице, но она боится выказать своё недовольство. Супруг постоянно ставит в пример свою мать, которая имеет на него огромное влияние, хочет, чтобы жена была похожа на неё во всём.

Осенний Мартин часто становится тираном в своей семье

Таблица: гороскоп имени

Фотогалерея: известные личности с именем Мартин

Мартин Пьер Бродёр — знаменитый канадский хоккейный вратарь, трёхкратный обладатель Кубка Стэнли в составе «Нью-Джерси Девилз», двукратный олимпийский чемпион в составе сборной Канады
Мартин Кох — известный австрийский прыгун с трамплина, олимпийский чемпион 2006 года, чемпион мира по лыжным видам спорта 2009 года, а также чемпион мира по полетам на лыжах 2008 года в командных соревнованиях
Мартин Ружичка — чешский хоккеист, нападающий
Мартин Фримен — английский актёр
Мартен Фуркад — французский биатлонист, пятикратный олимпийский чемпион, двукратный серебряный призёр Олимпийских игр, 11-кратный чемпион мира, семикратный обладатель Кубка мира в общем зачёте, многократный чемпион Франции
Мартин Хью Майкл О’Нил — известный североирландский футболист и футбольный тренер
Мартин Томчик — немецкий автогонщик
Мартон Чокаш — новозеландский актёр
Мартен ван дер Вейден — нидерландский пловец, олимпийский чемпион 2008 года
Мартен Стекеленбург — нидерландский футбольный вратарь
Марцин Здуник — польский виолончелист
Мартин Лоуренс — американский актёр, стэндап-комедиант, режиссёр, сценарист и продюсер
Мартин Гаррикс — диджей и музыкальный продюсер из Нидерландов. Лучший диджей мира 2016 и 2017 года по версии журнала DJ Magazine
Мартин Каннаво — французский актёр и модель
Мартин Скорсезе — американский кинорежиссёр, актёр, продюсер и сценарист, лауреат премии «Оскар»

Мартин является рассудительной и спокойной личностью, стремящейся к уединению и хранящей верность своим друзьям и принципам. Мужчина проявляет обязательность и упорство в работе, всегда добивается поставленных задач. Он нечасто заводит серьёзные отношения, за его плечами множество коротких, незначительных романов.

Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

Читать книгу Мартин, Мартин. ..

Йорген Йоргенсен Мартин, Мартин…

Повесть

Глава 1

У Мáртина умер отец. Когда тебе всего десять лет, это трудно, очень трудно понять.

Странная штука — смерть.

Отец умер — это значит, что он исчез и никогда больше не возвратится.

Отцовские вещи по-прежнему висят на вешалке в передней и в платяном шкафу, в кувшинчике на телевизоре торчат его трубки, вся спальня пропитана отцовским запахом. Велосипед его стоит внизу во дворе, но никто не знает, как отпереть на нем замок.

Очень странно все это.

Все любопытные инструменты, которыми прежде Мартину запрещалось играть, теперь доступны: бери, что хочешь. Мартину это нравится.

Само собой, не то ему нравится, что отца нет в живых, просто быть мужчиной в доме уж очень приятно.

Совсем другая жизнь началась теперь для Мартина.

По утрам больше нет ни шума, ни крика. Отец всегда кричал и ругался из-за того, что Гéлла и Мартин так долго возились. Конечно, Мартин понимает, что мать убивается по отцу, но ему-то разобраться в своих чувствах непросто.

Мартину даже чуточку легче жить стало с тех пор, как умер отец, вот только ему очень недостает его, когда на велосипеде спускает шина.

Лучшего друга Мартина звать Эрлингом, он через три подъезда живет, и у него тоже нет отца, то есть настоящего нет. А так у него даже трое или четверо папаш найдется, но они день-деньской шумят и дерутся. Один из них — Йорген — всегда как напьется, почем зря лупит мать Эрлинга, а напивается он довольно часто. И самого Эрлинга Йорген этот не очень-то жалует. Словом, когда Йорген в гости приходит, лучше уж скорей за дверь.

Эрлинг — большой мастер на разные штуки. Он курить умеет, и замки отмыкать умеет, и машины угонять умеет, за что ему уже не раз доставалось от полиции.

Мартин смотрит на него как на волшебника.

На улице Áмагерброгаде стоит старый заброшенный дом. Дом — белый, во всяком случае был когда-то белый, и ребята его так и прозвали: «Белая вилла». Во время войны там госпиталь был для немецких солдат, а теперь дом стоит совсем пустой. Заходить туда страшно: полы там совсем прогнили и вдобавок в том доме водятся привидения. По крайней мере, так люди говорят.

А еще в доме живут одичавшие кошки. Но при том, странным образом, дом кишит крысами. Мартин раньше думал, что кошки едят крыс, но, должно быть, он ошибся: может, не все кошки крыс поедают.

За «Белой виллой» лежат развалины старой конюшни. От крыши почти ничего не осталось, а из стен сохранились только две. Эрлинг уверяет, будто там полно привидений, но Мартин не принимает эти россказни всерьез.

Не верит Мартин Эрлингу.

И не поверит, пока сам не увидит привидение собственными глазами. Но уж если это случится, если и вправду он встретит там привидение, у него душа в пятки уйдет.

Он уже вчера вечером туда наведался.

С тех пор как не стало отца, никто больше не спрашивает Мартина, куда он идет и когда вернется домой. Привычная жизнь все больше рушится с каждым днем.

Гелла, старшая сестра Мартина, вечно торчит у своего парня, которого зовут Мóртеном, а не то убегает в клуб. А Мартин еще слишком мал, чтобы ходить в клуб. Говорят, вроде бы туда слишком много детей набивается, потому-то маленьких и не пускают.

Мать — та почти все время пропадает у соседки, в квартире рядом, или уходит к Ютте, что наверху живет. Похоже, ей тоже дома не сидится.

А когда Мартин вчера вечером в «Белый дом» наведался, у него, и правда, от страха душа в пятки ушла.

Только-только он собрался перемахнуть через забор, что у бензоколонки, как вдруг увидал какой-то странный огонек, светившийся сквозь разбитые окна на задней стороне дома.

Мартин помедлил мгновение, что с его стороны было очень разумно. Из-за угла вышел сторож с собакой; в руках он держал фонарь и еще что-то. Мартин поначалу принял его за привидение — из тех, о которых ему рассказывал Эрлинг. Но как только собака залаяла, он смекнул, что к чему.

Он уже сидел верхом на заборе, но тут сразу же соскочил на землю и бросился наутек. Сторож что-то закричал ему вдогонку, да Мартин всех слов не разобрал. «Чертово отродье», — только и расслышал он, и этого с него хватит. Во всяком случае, сторож явно привидений не боится, и собака его тоже не боится.

Старший брат Рóберта, который был в учениках у Óлуфа Свéндсена, хозяина соседней авторемонтной мастерской, говорил, что развалины снесут и на их месте построят жилые дома, да только не для голытьбы.

Участок принадлежит компании «Шелл», и она ни за что не станет его застраивать, коли не выручит с этого дела, самое меньшее, десять тысяч процентов.

Мартин не знает, что это за штука — проценты, но старшему брату Роберта он верит.

А вообще-то наплевать! На строительной площадке очень даже здорово можно играть, когда строители уходят домой.

Так вот и тянутся дни — один за другим.

Иногда Мартин ходит в школу. А иногда у него находятся дела поинтересней. Как-то раз они с Эрлингом прокололи велосипедную шину. Было это на Амагерброгаде, у магазина «Ирма». Хозяин велосипеда полицейский зашел в пивную с зеленщиком пропустить кружку пива. Мартин с Эрлингом стояли через дорогу у магазина готового платья и смеялись над полицейским, который никак не мог накачать шину.

Забавная штука — жизнь.

Правда, в другой раз, когда они с Эрлингом увели от дверей магазина собаку-поводыря слепого и привязали ее в другом месте, он и сам понял, что вышло нехорошо. На такое дело он больше никогда в жизни не пойдет.

А в тот раз они привязали собаку к дверному крючку в тридцати метрах от магазина. Она все выла и выла, а слепой все звал ее и звал. Мартин хотел было подбежать к нему и помочь, но Эрлинг его удержал.

— Спятил ты, что ли? Все сразу догадаются, что это ты собаку увел.

Собственно говоря, всю затею придумал Эрлинг, но Мартин понимал, что и ему несдобровать, если все откроется. Может даже, только ему одному и достанется на орехи.

Как знать, можно ли положиться на Эрлинга.

Дома сидеть нет никаких сил. Мать убивается по отцу все больше и больше. На похоронах была пьяна в стельку. И после пила до самого вечера. Из Нéстведа дядюшка приехал, которого Стéном зовут. Он ее всю ночь утешал. С тех пор он и зачастил в их дом. И всегда бутылки с собой приносит. Сначала красное вино носил, из дорогих сортов, а теперь все больше пиво. Стен — дядюшка что надо. Всякий раз дает Мартину деньги на билеты в киношку. У них с матерью, видите ли, — важный разговор.

Гелла сразу сматывается в клуб или к Мортену, а Мартину остается лишь сбегать в киношку, если только туда пускают детей до 16 лет. А если малолетних не пускают, тогда можно смотаться в кино на Амагерброгаде. Там всегда показывают картину, какую разрешается смотреть всем.

Как-то раз он на дядины деньги накупил себе конфет и вернулся домой. А дядюшка Стен ходил по квартире совсем голый. И мать тоже — вроде бы выкупаться собралась. Мать раскричалась, разревелась и сразу же послала Мартина в аптеку. Какое-то лекарство ей потребовалось. Когда он возвратился домой, они уже успели выкупаться.

А потом настал день, когда все вообще пошло прахом. Гелла спустилась во двор и окликнула Мартина.

— К нам люди пришли — с тобой потолковать хотят, — сказала она.

И правда — в квартире его поджидали двое. Старик какой-то, молью траченный, и с ним дама.

Дама была очень красивая. Она называла Мартина дружочком и очень ласково с ним разговаривала. А мать плакала, и Мартин совсем не понимал, чего от него хотят.

Наконец гости сказали, что вот договорились обо всем по-хорошему и теперь, значит, все наладится.

Мать должна взять себя в руки. И еще она должна уладить все дела с ведомством социального обеспечения и с врачом. Доктора Éспера Мартин знал хорошо — самый что ни на есть толковый дядька!

Мало-помалу Мартин начал догадываться, что его хотят забрать из дома и услать куда-то. В какое-то место под названием «Птичье гнездо». Где-то в Ютландии это, рядом с городом Гиве. Ему обещали, что он там не долго пробудет. Надо только, чтобы у матери нервы окрепли.

— Ты же большой мальчик, должен все понимать, — сказал Мартину старик.

А Мартин ровным счетом ничего не понял, но не сказал в ответ ни слова.

Глава 2

Им велели прийти на вокзал к девяти тридцати и ждать под большими часами. Там они встретили вчерашнюю красивую даму и старика. Те сказали: накануне они забыли дать матери на подпись кое-какие бумаги. Мать тут же подписала их, а потом все вдруг заторопились.

— Ни сцен, ни долгого прощания! — объявила дама. — Мальчику это вредно.

— Ничего, он уже большой, реветь не станет, — сказал старик.

И вот они уже в поезде. С Мартином поехала только красивая дама. Звали ее Уллой.

— Когда откроют ресторан, я тебя содовой угощу, — сказала она.

Наконец они подъехали к переправе, и Мартин онемел от восторга. Сначала он уставился на буксирный катер, который тянул за собой баржу, доверху наполненную отбросами. Над баржей вились чайки — миллион, не меньше, подумал Мартин.

Рядом с Мартином стоял какой-то мужчина и смотрел на баржу.

— Вот свиньи! — пробормотал он.

Мартин удивленно взглянул на него. На вид мужчина был вполне приличный. Он показал трубкой на баржу.

— Это вывозят отбросы с сахарного завода, — сказал он, — и кто знает, еще откуда. Пройдут, понимаешь ли, пролив Большой Бельт и сбросят все это в воду.

— Как это «сбросят»?

— А так — опрокинут всю эту гадость в море. А вот ты вырастешь и будешь подбирать помои. Большой Бельт к тому времени уже превратится в огромную клоаку.

Мужчина повернулся и зашагал прочь. Мартин плохо понимал, о чем идет речь, но, само собой, сбрасывать помои в море — свинство.

Чуть позже показались три эсминца. Они медленно выплывали из порта, один за другим. Спустя две-три секунды они выпустили в небо черные клубы дыма и ушли в пролив. А моторы их громыхали так, что грохот оставался во всем теле — он проникал сквозь толстые стекла иллюминаторов. Рядом с Мартином стояли пожилые супруги, они тоже глядели вслед эсминцам.

— Хорошо, что у нас эсминцы есть, — сказал мужчина. — Уж они в наше море русских не пропустят.

По другую сторону от супругов стоял парень, он так и прыснул.

Пожилой супруг сердито покосился на него. А его жена, состроив скорбную мину, сказала:

— Чего же ты хочешь, Тóрвальд? Одно слово — молодежь… Сам знаешь…

И отвела мужа от окна.

Парень сложил ладони рупором:

— Выстрел, предсмертный вопль, и нет человека! — крикнул он.

Девушка, что стояла рядом с ним, взяла его под руку.

— Все войны затевают старики! — еще крикнул он.

Молодые еще постояли чуть-чуть и ушли.

А Мартин подумал: как же так, в солдаты-то ведь берут молодых! Может, парень генералов имел в виду, генералы, известное дело, всегда старики, молью траченные. Хотя среди них даже принцы встречаются. А интересно, хорошо ли быть принцем? Что, если бы мне принцем стать? Да нет, вроде бы ни к чему.

Улла отыскала его уже у киоска: Мартин разглядывал книжки и журналы. Он испугался, когда она вдруг дернула его за рукав и изрядно встряхнула.

— Я же тебе говорила: никуда не уходи, жди, пока я вернусь!

Мартин молчал.

— Ты уж прости, я не хотела тебя пугать, но должны же мы полагаться друг на друга, не так ли?

Мартин понимал, конечно, что полагаться надо, да никак не мог вспомнить, что она запретила ему куда-либо уходить.

Часам к пяти они добрались до места.

«Птичье гнездо» оказалось обыкновенным крестьянским хутором — совсем не таким, каким его представлял себе Мартин.

Это был очень большой хутор. Откуда-то доносилось мычание коров. И собака тоже была на хуторе, самая настоящая охотничья собака. Она лениво лежала на ступеньке крыльца и взглянула на Мартина без всякого интереса. Улла расплатилась с таксистом, тот выгрузил вещи — Мартин взял с собой маленький бабушкин чемоданчик и два фирменных мешка из магазина «Ирма».

«Как далеко теперь до «Ирмы»!» — подумал он.

Около дома стояли двое мальчишек. Они с любопытством оглядели Мартина.

— Хиляк, — сказал один из них.

Другой не ответил, только сплюнул.

Улла с Мартином уже собрались войти в дом, как вдруг подкатила полицейская машина.

Улла опустила вещи Мартина на землю, и Мартин тоже замер в ожидании. В машине был один-единственный полицейский. Мартин подивился этому: в Копенгагене полицейские всегда разъезжают по двое.

Полицейский вылез из машины. Потом открыл заднюю дверцу и выволок парнишку, года на два-три постарше Мартина.

«Э, да это же иностранный рабочий!» — подумал Мартин.

У мальчика были раскосые глаза и желтоватая кожа. Он настороженно озирался, словно готовясь тут же удрать.

Потом он взглянул на Мартина, смекнул, что тот тоже новичок, и улыбнулся ему. Мартин улыбнулся в ответ. Мальчик исподтишка сделал ему знак рукой и подмигнул.

Мартин тоже подмигнул в ответ. Значит, они вроде бы подружились, хотя мальчишка, само собой, из семьи иностранных рабочих.

Чуть позже обоих отвели в просторную кухню. Перед ними поставили ужин — ржаной хлеб, маргарин и колбасу.

— Бутерброды делайте сами!

Косоглазый мальчишка с любопытством озирался по сторонам. Он еще не проронил ни слова. Потом, снова подмигнув Мартину, засунул под рубашку три куска хлеба.

Мартин подумал, что, может, он боится, что после проголодается, и поэтому хочет иметь про запас кусок хлеба. Самому Мартину есть особенно не хотелось, но он тоже утащил два куска хлеба. Мальчишка расплылся в улыбке, и Мартин подумал, что, может, кстати он смекнул — запастись хлебом. В кухню снова вошла Улла.

— Будете жить вместе! — сказала она. И добавила: — Вот это Мартин, а вот это — Ли.

И показала сначала на одного, потом на другого.

— Так-так, — сказал Ли.

Мартин проглотил последний кусок бутерброда.

— А когда я вернусь домой? — спросил он.

— Мда… Это, знаешь ли, от многого зависит. Прежде всего твоя мама должна поправиться.

— А когда она поправится?

— Не могу тебе сказать, но увидишь, это будет довольно скоро.

«Кто знает, сколько это — «довольно скоро», — подумал Мартин.

— Так-так, — буркнул Ли.

Мальчикам велели вымыть после себя посуду. Улла помогла им убрать хлеб и колбасу.

— А теперь пойдите и познакомьтесь с директором, — сказала она. — Его зовут Гéрман.

— А фамилия у него какая? — спросил Мартин.

— Герман — это и есть фамилия. А зовут его Пáуль.

— А он хороший человек?

— Конечно. Только вы должны хорошо себя вести, — ответила Улла.

Они зашагали длинным коридором, где на стенах висели изображения Христа с младенцами и еще картина, где Христос был распят на кресте. В этом коридоре были старые-престарые часы, которые даже и не тикали.

Герман дожидался их в своем кабинете.

Все вокруг сверкало чистотой.

— Так, стало быть, Мартин — это ты, а вот этот мальчик — Ли, — начал директор. Потом оглядел их поверх очков: — Ужин вам дали?

Мартин кивнул.

— Надо отвечать: «Да, спасибо» или же «Нет, спасибо», — сказал директор.

— Да, спасибо, — повторил Мартин, Ли промолчал.

— Так-то оно лучше! Мы здесь прилагаем все силы к тому, чтобы наши маленькие друзья стали самостоятельными людьми, людьми, которые всегда и везде трудятся на своем месте и не зависят от других. Людьми с правильным образом мыслей и правильным отношением к обществу. Людьми с прямодушным характером, людьми, которые всегда будут высоко держать голову.

Мартин ни слова не понял из того, что наговорил директор.

— Разумеется, тут потребуется известное руководство, так сказать, определенная система, но любовь к детям и дисциплина — залог нашего успеха. Фрекен Улла, не будете ли вы так добры показать этим юношам их комнату? Спать у нас ложатся в девять часов.

Улла кивнула:

— Я сейчас же отведу их в комнату.

И они пошли.

Улла много-много всего наговорила им про то, что они должны делать, и еще больше про то, чего они делать не должны.

Сладости запрещены, зубного врача здесь нет. И вообще школа не может тратить деньги на зубоврачебную помощь.

Завтра, перед занятиями в школе, все обязаны отработать час в конюшне. После уроков воспитанникам дается час на уборку комнаты, а затем им надлежит потрудиться на кухне до пяти вечера. Когда они перемоют всю посуду и сделают уроки, им предоставят свободное время. А спать надо ложиться самое позднее в девять часов.

— Так-так, — сказал Ли.

Улла ушла, а мальчики уселись на свои кровати и уставились друг на друга. Ли ухмыльнулся и ткнул себя в грудь:

— Датчанин — нет, — сказал он. — Я из Тибета.

Мартин и слыхом не слыхал про какой-то там Тибет, но подумал, что, наверно, это где-то в Гренландии; во всяком случае, Ли похож на гренландского эскимоса.

Ли принялся исследовать шкафы и ящики. Своих вещей у него было немного. Мартин понял, что Ли, должно быть, уже бывал в детском доме — уж очень уверенно он держался.

Мартин только хотел подняться с постели, как дверь распахнулась и в комнату ворвались те двое, что стояли у дома, когда привезли новичков.

— Ах, вот они, голубчики! — Мальчишки насмешливо оглядели Мартина и Ли.

— Вам лучше сразу узнать, кто здесь командует парадом! Все решаем мы вдвоем. А вы делайте, что вам велят, не то получите по шее. Понятно?

Мальчишка, который произнес эти слова, резко толкнул Мартина в грудь, так что тот упал на кровать.

Ли встал:

— Так-так, — сказал он.

Мальчишка обернулся к нему:

— Что там вякает обезьяна? Может, проучить тебя надо?

И мальчишка грозно шагнул к нему. Но Ли не стал ждать, когда тот ударит его. Все произошло так быстро, что Мартин не сразу осознал, что случилось.

Ли повернулся боком к драчливому мальчишке и невероятно высоко вскинул ногу. Он двинул задиру ногой в подбородок, и тот с треском рухнул на пол.

Тут на Ли стал наскакивать другой мальчишка, но косоглазый со всего размаху стукнул его ребром ладони в лицо.

Спустя мгновение на полу уже корчились оба. Мальчишка, которого лягнул Ли, ревел, а другой сплевывал на пол кровь.

Ли широко распахнул дверь. И пальцем указал в коридор.

— Так-так, — только и проговорил он, насмешливо оглядывая своих врагов, когда они выползали из комнаты.

Ли тихо закрыл за ними дверь и снова уселся на кровать. А Мартин трясся всем телом. От страха его чуть не стошнило.

— Идиоты проклятые…

Вынув из-за пазухи кусок хлеба, Ли принялся его есть как ни в чем не бывало.

Потом он вопросительно взглянул на Мартина.

— Ты Матин? — спросил он.

— Мартин, — поправил тот.

Ли удовлетворенно кивнул.

— Мартин, — повторил он.

В тот вечер их больше не трогали. Мартин боялся выйти из комнаты — понимал, что дело приняло скверный оборот. Может, ему еще аукнется эта драка. Ли — тот только и повторяет свое «так-так»; может, он вообще по-датски не говорит.

Но оказалось, что говорит. Конечно, датским языком это не назовешь, но все же Мартин разобрал, что Тибет — где-то рядом с Китаем. Еще Ли немного знал по-немецки, но немецкий Мартин понимал не лучше, чем ту тарабарщину, какой Ли изъяснялся у себя на родине.

Ли распахнул окно и достал откуда-то крошечный окурок.

В гольфах у него были спрятаны спички и серная полоска от спичечной коробки. Все это он протянул Мартину.

— Нет, спасибо, я не курю.

Ли удивленно взглянул на него и ухмыльнулся.

— Так-так, — только и сказал он.

Чуть позже к ним снова зашла Улла. Она взглянула на них с изумлением, но ни о чем спрашивать не стала.

Улла принесла им две матерчатые сумки с учебниками, пеналами, оберточной бумагой для книг и моточками клейкой бумаги.

— Вы должны спуститься вниз в девять утра. Я провожу вас в школу.

Она взъерошила Мартину волосы и приветливо кивнула Ли.

— Смотрите вовремя ложитесь спать! Может, директор проверять вас придет.

Ли вскочил с кровати, подошел к Улле и легонько обнял ее.

Улла опять изумленно глянула на него.

Когда она вышла за дверь, Ли с ухмылкой вытащил из-под рубашки пачку сигарет и помахал ею в воздухе. Мартин сообразил, что его товарищ стащил у Уллы сигареты.

«Ну и дела!» — подумал он.

Посреди ночи Мартин сквозь сон услыхал, что Ли поднялся и стал рыться в его вещах, даже одежду и карманы обыскал. У Мартина не было сил этому помешать. Он чувствовал себя совсем разбитым, да и что мог бы он поделать? Видел же он, как Ли расправился с двумя большими мальчишками, — лучше уж лежать смирно.

На другое утро он с удивлением убедился, что все его вещи лежат на своих местах.

Глава 3

На кухне они завтракали одни. Завтрак был почти такой же, как и вчерашний ужин: бутерброды и к ним маргарин.

— Сами сделайте себе бутерброды, которые возьмете с собой в школу, — сказала Улла, как только вошла в кухню. — Скоро сюда директор придет, будет говорить с вами.

Улла чуть-чуть запнулась:

— Что, у вас там драка вчера была?

— Не мы ее начали! — ответил Мартин.

Хотя сам-то он и пальцем никого не тронул, а все равно сказал «мы».

Ли понял, о чем разговор.

— Так-так, — отозвался он.

— Что значит «так-так»? Дерутся только хулиганы. Скверно начали вы здесь свою жизнь. Стéну выбили зуб, а у Эрика голова набок клонится — так сильно вы избили его…

— Мальчишки первые к нам полезли, — сказал Мартин.

— Директор очень строг в этих делах, а уж такая зверская драка — хуже не придумаешь!

Не успела она договорить, как в кухню вошел директор. Он смерил обоих мальчиков суровым взглядом. Ли и бровью не повел, а Мартина бросило в дрожь.

— Так, стало быть, вот они, наши новые хулиганы, — начал директор.

Мартин хотел было возразить, но какой-то внутренний голос подсказал ему, что лучше промолчать, и он молча понурил голову.

— Сам я не признаю насилия, но уж если иначе нельзя, готов принять в этом деле личное участие. Может, при всей моей скромности, мне удастся преподнести господам небольшой урок благородного искусства самообороны…

Мартин подумал: «Вот черт, понять бы, что он такое несет».

От ярости у Германа затрясся двойной подбородок. Он подошел к Ли, схватил его за волосы и встряхнул.

— А уж тебя, смуглолицый приятель мой, я знаю как облупленного. Я хорошо изучил твое личное дело — чего только не числится за тобой! Уж тебя-то я определю куда следует!

Ли молча взглянул на него. Его глаза, обратившиеся в две узкие щелочки, горели ненавистью и презрением.

Не только Мартин увидел это. Увидел и директор. И выпустил мальчишку.

Герман вытер ладони о брюки, громозвучно прокашлялся и объявил:

— Вот этого трудного мальчика мы переведем на особый режим. Уж я научу его уму-разуму, чего бы мне это ни стоило.

Директор подался к выходу, но в дверях обернулся назад:

— Отведи их в школу, а после приведи назад. Я не потерплю, чтобы они по пути забегали куда-то, — сказал он Улле.

Директор резко захлопнул дверь, Улла даже ничего не успела ему ответить. Она повернулась к мальчикам — было видно, что она очень волнуется.

— Поторопитесь, — сказала она, — времени у нас в обрез.

Улла помогла мальчикам запастись бутербродами, и полчаса спустя все трое уже шагали по дороге, которая вела в школу.

Когда они пришли в школу, была как раз переменка. Во дворе стояли Стен с Эриком. Стен так и подскочил, увидав Мартина и Ли. Он сразу зашептал что-то Эрику, и тот восторженно закивал. У Мартина мороз по коже прошел: он понимал, к чему дело идет. С ними наверняка расправятся.

Он испуганно прижался к Ли. Тот спокойно подмигнул ему: так-так.

И дружески, но решительно сжал руку Мартина. Вдвоем они вошли в класс — на первый урок в своей новой школе.

Ли усадили за парту рядом с высоким рыжим веснушчатым пареньком, а Мартина — рядом с худенькой девочкой, которую звали Хáйди.

Датский язык был на первом уроке, а учебник датского Мартин знал хорошо: здесь учились по тому же учебнику, что и в копенгагенской школе. Только в этом классе, видно, уже больше прошли.

Ли притворялся, будто следит за чтением, но вряд ли он понимал все, что читали. Но может, он даже не хотел понимать…

Наконец прозвенел звонок, и ребята выбежали во — двор.

У колонки стояли Стен с Эриком. Мартин весь сжался. Что теперь будет?

Стен и Эрик двинулись к новичкам, за ними шагал высокий парень, с жевательной резинкой во рту. Высокий пристально оглядывал Мартина и Ли.

— А вот и наши малыши! — зычным голосом проговорил Стен. — Малыши позволили себе лишнее, так что придется их наказать…

Ли сразу уловил угрозу в его словах. Он слегка наклонился вперед и выставил пальцы рук, будто когти. Настороженно оглядывал он всех троих.

Было ясно: смиренно принимать удары раскосый не станет. Что-что, а сдачи дать он сумеет. Те трое тоже поняли, что голыми руками его не возьмешь и ждать от него можно всякого. Как знать, до чего тут дело дойдет! Уж этот раскосый спуску не даст никому. Трое парней нехотя попятились.

— Ничего, мы еще до вас доберемся! — прошипел Эрик.

Странным образом на этом дело и кончилось, остальные парни не тронули ни Ли, ни Мартина. И никто их не тронул — они спокойно вернулись домой из школы. Теперь у них было время, чтобы побольше разузнать о других обитателях детского дома, который директор именовал хутором.

Оказывается, на хуторе всего семеро мальчиков. («Какой же это детский дом?» — удивился Мартин.) Бóльшую часть дня занимает работа в конюшне или же на хуторе. Дел в хозяйстве невпроворот, и сколько ни старайся, начальству не угодить.

Каждый вечер, после ужина, начинался «разнос».

Все мальчики собирались в большой гостиной, сидели там и долго-долго ждали директора.

Наконец появлялся Герман. Он подходил к столу с пачкой листков в руках и начиная читать нотации своим питомцам.

Чаще всего он выговаривал им за мелкие промахи — в обычной семье никто и не подумал бы придираться из-за такого. А у Германа был особый дар изображать эти мелкие промахи как некие преступления, а речь-то шла чаще всего о мелочах: кто-то, к примеру, забыл во дворе метлу или что-нибудь в этом роде.

А вот о серьезных проступках, настоящих преступлениях — как, например, кражах в лавках или в летних дачах — он ни слова не говорил. Бывало, заметит у кого-нибудь из мальчишек вещь, которую ему вроде бы иметь не положено, отберет, и все тут. У директора скопилось немало такого добра, отобранного у воспитанников: тут и транзисторные приемники, и сигареты, и вино, и многое другое. Мальчишки, из давних обитателей хутора, рассказывали Мартину, что неподалеку живет знакомая Германа, которая перепродает все эти вещи, а деньги прикарманивает он.

Семеро воспитанников живут на хуторе, но из них только четверо учатся в школе: Стен, Эрик, Ли и Мартин. Остальные работают неподалеку: двое — на фермах, а один в авторемонтной мастерской. Это солидные люди, с «малышней» они не водятся. Им разрешено ложиться спать в половине одиннадцатого, а по субботам уходить за покупками в городок.

Четверым младшим о таком нечего и мечтать. Вообще-то им полагается уходить в городок и по субботам, и в будни по вечерам, но времени у них на это не остается, вдобавок Герман то и дело лишал их этого права в наказание за какую-нибудь провинность.

Мартин Германа не выносит, а уж о Ли и говорить нечего. Как-то раз директор замахнулся на Ли, но мальчик так полоснул его взглядом, что тот сразу осекся. Он посадил Ли под домашний арест, но из этого ничего не вышло. Ли уходил из дома куда и когда хотел, да и Мартин все больше следовал его примеру. Дружба их крепла.

Каждую неделю Мартина заставляли писать под диктовку письмо домой.

«Дорогая мамочка, мне живется очень хорошо. (Точка. С новой строки.) Кормят меня здесь великолепно, и в школе я каждый день узнаю много нового. Здесь все прекрасно, и животным здесь тоже хорошо живется.

(«Хорошо бы, и нам жилось так же хорошо, как этим животным», — думал Мартин.)

Поблизости здесь расположен большой лес. («В котором нам все равно не разрешают играть», — твердил про себя Мартин.)

Еще у нас собака есть, овчарка, и я часто с ней играю. («Опять брехня! Собака все время только дрыхнет, даже лаять и то ей лень. Хоть весь хутор выкради со всеми жильцами вместе, она даже не тявкнет».)

С теплым приветом. Мартин.

Постскриптум. На следующей неделе снова тебе напишу». («Если только не удастся сбежать», — подумал Мартин.)

Сам он получил от матери за все время, что жил на хуторе, одно-единственное письмо. Поначалу он грустил из-за этого, теперь ему было почти все равно. Он уже больше не скучал так сильно по матери. Сказать правду, по сестре Гелле он больше скучал. Гелла тоже совсем ему не писала. Как она там живет?

Мартин знал: Гелла дружит с пареньком по имени Мортен, но, кажется, тот собирался уехать в Швецию.

Что ж, в таком случае Гелла, может, подружилась с кем-нибудь еще, может, даже с болваном каким-нибудь. Зато Мортен — тот был голова-парень.

Мартин лежал, лениво раскинувшись на копне сена, и мысли его разбегались. О матери он думал, о Гелле, и о Мортене, и об отце тоже вспомнил. Был бы жив отец, разве угодил бы Мартин сюда? Вряд ли.

Ли заставил его очнуться от дремы. Он подошел к Мартину и присел на копну рядом с ним. Мартин видел, что его друг чем-то очень взволнован.

— Ты иди, иди вместе ходить…

Мартин приподнялся на локоть.

— Что такое?

— Дело не так-так. Плохо дело, — сказал Ли. И потянул Мартина за рукав.

— Ты скажи: что не так-так? — спросил Мартин.

Ли потерял терпение:

— Ты иди сейчас!

Мартин зашагал за ним, вместе они обошли дом и остановились под окном директорского кабинета. Ли осторожно заглянул в окно, затем подтащил к нему Мартина. Вне себя от ярости, он показал на письменный стол Германа.

— Смотри, смотри, черт возьми… Смотреть надо…

На директорском столе лежали три письма, и Мартин сразу же их узнал: это были его письма, те самые, что он писал под диктовку: «Дорогая мамочка…»

Проклятье, отчего Герман не отослал его письма? Ли достал из кармана железку, чуть-чуть отомкнул окошко, просунул в него руку и достал со стола письма Мартина. Спрятал их под рубашку и снова закрыл окно.

Скоро они снова уселись на копну сена. У Мартина в голове мысли каруселью вертелись: отчего Герман не отослал его письма? Может, он и те письма припрятал, что приходили из дома, — письма от матери и от Геллы?

С досадой вспомнил Мартин всю ту чепуху, что он нагородил в своих письмах домой. Он же только то в них писал, что ему велели. Так что же, спрашивается, было в них такое, что их нельзя было отослать?

И Ли тоже задумался. Мартин не раз видел его таким, особенно в тех случаях, когда Ли силился что-то рассказать.

Еще мгновение, и Ли начал:

— Ты давай бежать-бежать, мама твоя не так-так…

— Ты о чем?

Ли нахмурил брови:

— Когда мама твоя так-так, ты получать письмо, деньги, посылки…

Ли надолго умолк. Потом продолжал:

— Дома у Мартина не так-так… ты бежать, я тебе помогать, ты тоже помогать…

— Кому помогать-то?

Ли вздохнул.

— Я тебе помогать, ты мне помогать, мы вдвоем твоей маме помогать.

— А чем ты можешь мне помочь?

Ли горько улыбнулся:

— Я много детский дом бывать: Франция, Италия, Швейц… как ее?

— Швейцария.

Ли кивнул.

— Германия… Германия как ад, там бежать. Дания, полиция, люди много-много… сюда привезли.

Ли был в отчаянии: он так много всего хотел поведать Мартину, а почти ничего не мог сказать по-датски. Но Мартин все равно понял, что друг его хлебнул в жизни больше горя, чем кто бы то ни было другой.

— Где родители твои? — спросил Мартин.

Ли пожал плечами.

— Не можно сказать. Может, да, может, нет…

Мартин понял то, что недоговорил друг: «…может, нет в живых».

— Я их находить! — твердо сказал Ли. Он повернулся к Мартину и заглянул ему в глаза: — Твоя мама не так-так… завтра мы двое бежать.

— Бежим сегодня!

Ли решительно замотал головой:

— Сегодня нельзя. Хлеба нет, денег нет, много нет.

Мартин давно уже понял, зачем Ли таскает хлеб, но никогда нельзя было знать, что взбредет на ум его другу. Ясно одно: Ли всю жизнь спасался бегством от кого-то или, может, от чего-то. Такой никогда не пропадет.

Глава 4

Конца не будет этому дню, казалось Мартину. Ли держался как ни в чем не бывало, ни один мускул не дрогнул на его лице — ничем не выдавал он, что они задумали.

Мартин все время размышлял о том, почему Герман не отослал матери его письма, но ответа на этот вопрос не находил. Может, директор просто спятил?

Герман даже не заметил, что письма пропали. Чем больше Мартин размышлял о случившемся, тем больше склонен был думать, что Ли, скорее всего, прав в своих опасениях. Может, и правда дома что-то неладно? Один вопрос тянул за собой другой, и Мартин рассеянно отвечал на уроках.

Ли много раз пытался объяснить ему, какие у него опасения, но уж очень мало слов знал он по-датски: раз, два, и обчелся.

Вечером, когда они ужинали на кухне, Ли выпил столько молока, сколько никогда прежде не пил. Мартину не очень-то хотелось пить, но, чтобы не отстать от приятеля, он тоже выпил три кружки и почувствовал на себе одобрительный взгляд Ли.

Когда молоко кончилось, Ли зашел в кладовую, чтобы снова наполнить кувшин. Он немножко повозился там, затем вернулся в кухню и сел за стол. Кончив ужинать, он поднялся, коротко обронил: «Надо уборная» — и вышел.

Улла посмотрела ему вслед.

— Кое-кто всегда старается спихнуть мытье посуды на других, — сказала она.

А Мартин догадался, что Ли стянул из кладовки еду им в дорогу и теперь пошел спрятать ее.

Спустя минуту Ли вернулся и тоже принялся убирать кухню.

Потом, когда они уже сидели у себя в комнате, Ли решительно сказал:

— Когда бьет одиннадцать, я ломать автомашина и трактор, а ты — телефон Германа. Ли показать тебе где.

— Как это я сломаю директорский телефон?

— На! — Ли протянул Мартину маленькие кусачки, — Под окно у директор — коробка телефона, три кабеля — понимай?

Ли взял кусачки и показал Мартину, что нужно перерезать один за другим все три телефонных кабеля.

Мартин все понял и сунул кусачки в карман.

— А как же мы до Копенгагена доберемся?

Ли насмешливо взглянул на него.

— Поезд, машина, ноги ходить. Может, много ходить, может, всю дорогу ходить.

— Уж очень долго идти придется, — сказал Мартин.

— Ли полторы тысячи километр Индия ходить, может, больше ходить, а не то Ли умирать… Другие много голодать, Ли никогда. Ли сам еда возьмет, Мартин сам еда возьмет. Все сам делать надо…

Пробило уже одиннадцать, а им все нельзя было уходить. Надо было дождаться, когда вернутся в дом старшие воспитанники. Дверные ключи всегда торчали снаружи. Это директор установил такой порядок. Чтобы можно было запереть всех ребят снаружи, если он сочтет нужным.

Ли достал из карманов груду больших кусков стальной проволоки, согнутых наподобие шпилек. Он закрепил ими дверные ручки, продев концы в отверстие ключа — после того как бесшумно запер каждую дверь.

Еще пять минут, и все двери были заперты: никому теперь не выйти наружу.

Наконец-то Мартин и Ли на свободе!

Мартин прокрался вдоль стены дома к директорскому окошку, старательно пряча голову, чтобы только его не увидели. В комнате у Германа горел свет и звучала музыка. Мартин нащупал под окном металлическую коробочку с телефонными проводами и достал кусачки.

Было уже совсем темно, и Мартину с трудом удалось отыскать три кабеля, о которых говорил Ли.

Только он собрался перерезать первый провод, как у Германа зазвонил телефон. Тот приглушил музыку, и Мартин услышал, что директор разговаривает с кем-то, но слов расслышать не мог. Мартин стал ждать.

Наконец музыка снова зазвучала в полную мощь, и Мартин решил, что, стало быть, Герман закончил разговор. Быстро перехватил он кусачкой все три кабеля. Теперь детский дом был отрезан от внешнего мира.

А Ли, должно быть, уже успел разделаться и с директорской машиной, и с трактором. Мартин крадучись побрел назад — к конюшне и гаражу. За домом, в непроглядном мраке, его ждал Ли.

— Так-так? — спросил он.

— Так-так, — отвечал Мартин. — А сам ты все с собой прихватил?

— Все здесь, — ответил Ли, и они зашагали по дороге, которая вела в городок.

Когда они шли мимо ельника, Ли швырнул в чащобу ворох всякой всячины. Сквозь мрак он стрельнул взглядом в приятеля:

— Там провода, хранитель…

— Предохранитель, — поправил его Мартин.

Они зашагали дальше, прошли молочную ферму и скоро добрались до железной дороги. Тут Ли схватил Мартина за руку и подтащил к поезду.

— Ты читать! — проговорил он и показал на табличку, прикрепленную к вагону.

— «Óлборг, Фрéдриксхавн, Эрринг», — прочитал Мартин.

— Уходить надо! — сказал Ли.

И они ушли. Мартину никогда в жизни не приходилось одолевать такие расстояния. Но всякий раз, когда у него уже не было сил идти и хотелось отдохнуть, Ли говорил: «Давай!» — и сам убегал вперед.

Мартин подумал сначала, что Ли спятил, но скоро понял, что друг-то его прав. Если ты устал от ходьбы, нет ничего лучше, как пробежать километр, а не то и два, — не во всю мочь, конечно, а так, что называется, мелкой рысцой. Пробежишься и увидишь, что усталости нет как нет. Под утро они подошли к станции Вáйле.

— Поезд искать, — сказал Ли.

Неутомимый Ли!

Они отыскали вагон с табличкой: «Копенгáген. Товарная станция». И залезли внутрь, но Ли сразу же вытолкнул оттуда Мартина и сам выпрыгнул.

— Чего это ты? — удивился Мартин.

— Пустой вагон нельзя, пустой вагон плохо. Пустой вагон начальник не посылать в другой город. Люди залезать вагон, находить нас с тобой — очень плохо…

Они отыскали другой вагон — с табличкой: «НКТ Глóструп». Мартин понятия не имел, что значит «НКТ», но зато знал, что Глоструп расположен неподалеку от Копенгагена. Вагон был набит огромными катушками с кабелем, и для мальчиков почти не оставалось места. Мартин сел и прислонился спиной к дверце.

— Спать нельзя, пока поезд не ехать, — сказал Ли. — Помнить: может, прыгать надо и бежать, быстро-быстро убежать.

Мартин понимал, что друг его прав, хоть и еле-еле боролся со сном. Веки были тяжелые, как свинец, но он все равно терпел и не засыпал.

Часа три с половиной спустя поезд дернулся и поехал.

Ура! Мартин едет домой!

Он очнулся только тогда, когда поезд встал. Мартин резко вскочил, вид у него был растерянный. Ли ухмыльнулся, показал пальцем: «Во!» И добавил:

— Так-так! Теперь плыть на пароме!..

Мартин снова улегся и провалился в сон. Пока они плыли через Большой Бельт, он ни разу не проснулся и даже не заметил, как паром пристал к берегу. Мартин все еще был далеко — в стране снов.

Все перепуталось у него в голове: то ему снилась сестра, то мать, то покойный отец. А под конец приснился Ли и детский дом.

Наконец Мартин очнулся — ему надо было помочиться, терпеть он уже больше не мог. Он торопливо перебрался на другой конец вагона и спрятался за большими катушками. Поезд качало на ходу, да и была кромешная тьма в этом товарном вагоне. Мартин обо что-то оцарапал руку, ругнулся и слизнул капли крови. Едва он успел вернуться туда, где сидел Ли, как поезд остановился.

Потом вагон дернуло, и поезд поехал назад. И снова остановился.

Мальчики мигом спрыгнули с поезда — и бежать. Правда, Мартину показалось, что люди, сновавшие по перрону, были заняты только выгрузкой и пассажиры, пусть даже «зайцы», их нисколько не интересовали.

Мальчики зашагали назад вдоль железнодорожного пути, но уперлись в закрытые ворота, — словом, оказались на территории какого-то завода. От ворот тянулась ограда из колючей проволоки. Мальчики пошли вдоль этого проволочного заграждения и в удобном месте перелезли через него. Скоро дорога вывела их к автостраде. «Хéлсингер, 28» — гласила табличка на подорожном столбе. Мартин растерялся.

— Вроде бы не туда мы с тобой пошли, — сказал он.

Они долго плутали, пока наконец не отыскали дорогу к пассажирской станции «Глоструп». Ли показал пальцем на один из поездов.

— Быстро! — сказал он и побежал по перрону.

И только когда они сели в поезд уже и чуть-чуть перевели дух, Мартин сказал:

— Мы же с тобой без билетов. Что, если придет контролер?

Ли ухмыльнулся:

— А ты просто отвечать по-китайски!

— Так я же не знаю по-китайски!

Ли махнул рукой:

— Контролер тоже не знать по-китайски! Ты только вид делать. Говорить, говорить… никто не поймет!

— Ага! — сказал Мартин.

Никто так и не пришел проверять билеты, Мартину даже досадно стало, правда лишь после того, как миновала опасность.

И вот они стоят на площади у Главного вокзала.

— Деньги есть? — спросил Мартин.

Ли кивнул.

— Четыре по десять! — сказал он.

— А чего по десять-то?

Ли показал ему четыре бумажки по десять крон.

— Сосисок бы поесть! Матери-то сейчас все равно дома нет, нам надо подождать до двух часов — в это время сестра из школы приходит.

Мальчики подошли к киоску и взяли по порции сосисок.

Потом они пошли прогуляться по улице Истедгаде, оттуда — к Вéстерброгáде и к площади Ратуши.

У Ли кончились все сигареты.

Он остановил американского туриста и стал спрашивать, как добраться до Глострупа, — другого названия Ли просто не знал. Пожилой турист честно попытался что-то ему объяснить, но безуспешно. Тогда он показал на полицейского, который прохаживался по той же улице. Ли сердечно поблагодарил его, и мальчики зашагали дальше.

У «Метрополя» они завернули за угол, и Ли сразу же пустился бежать как сумасшедший, а Мартин помчался за ним. Мальчики спрятались в подъезде дома номер одиннадцать на Лáрсбьернсстрéде. Они расположились на ступеньке лестницы, которая вела в какую-то контору, и принялись делить добычу. В бумажнике они обнаружили триста крон, сто двадцать марок и кучу долларов. Мартин остолбенел. Он знал, конечно, что Ли обокрал американца. Правда, он смекнул это лишь тогда, когда приятель бросился бежать. Но что добыча будет такая большая, он никак не ожидал.

— Жди здесь, не уходи! — сказал Ли и выбежал из подъезда.

Мартин остался ждать, все так же сидя на каменной ступеньке. Немного погодя появился длинноволосый молодой человек в очках, с ним был Пóуль Диссинг — тот самый, которого все время по телевизору показывают. Мартин подвинулся, чтобы они могли пройти к себе в контору.

Спустя минуту длинноволосый высунулся из двери конторы.

— Эй ты, мальчик!

Мартин окаменел от страха.

— Слушай, может, сбегаешь в угловой магазин и притащишь нам две бутылочки пива? Скажешь, мол, для Нильса…

Мартин понятия не имел, где тут ближняя лавка.

— Ладно, сбегаю. Вам какого пива-то?

— Все равно. Возьми четыре бутылки!

Мартин вышел на улицу и понял, что тут не ошибешься: рядом была только одна-единственная лавка. Он принес дяденькам пиво и получил от них за свои труды крону. Потом он снова вышел на улицу, и тут появился Ли.

— Турист некурящий был, — сказал он, держа в зубах окурок. Он, оказывается, бегал покупать сигареты на деньги того самого американца. — Опасный тот человек, револьвер кармане держал, — добавил Ли. И Мартин вдруг перестал жалеть американца за то, что Ли его обчистил.

Они вышли на Нéрре-Волд, спустились потом к площади Ярмера, а оттуда прошли к площади Ратуши, доехали затем на трамвае до площади Зýндбувестер, а уж оттуда до дома Мартина оставалось минут десять, не больше.

И вот наконец они стоят у его подъезда.

Глава 5

Мартину показалось, что дом как-то сморщился и усох с тех пор, как он его покинул. Мальчики поднялись по лестнице и позвонили в дверь. Пришлось подождать — открывать не спешили. А когда дверь наконец распахнулась, Мартин оторопел.

Перед ним стоял какой-то верзила в майке, с волосатыми ручищами и плечами. Он уставился на мальчиков.

— Ну? — проговорил он наконец.

— Я Мартин. Мама дома?

Мартин хотел было просто войти в квартиру, но что-то удержало его на пороге.

— Мартин… — повторил верзила и задумался. — Ааа, — наконец спохватился он, — тот самый Мартин! Что тебе нужно?

— Это моя квартира, — сказал Мартин, сделав ударение на слове «моя».

— Э нет, дружочек, что было, то прошло.

По его выговору Мартин догадался, что он иностранец.

Ли схватил смысл их разговора и сообразил, что к чему, гораздо быстрее Мартина. Он осторожно сжал руку друга.

— Сестра твой где?

В глазах Ли застыл вопрос.

Мартин снова повернулся к верзиле:

— А Гелла где?

— Понятия не имею, она давно уже не показывалась. Может, в Швецию уехала, может, еще куда-нибудь.

Мартин прошел мимо верзилы в квартиру. Ли следовал за ним по пятам. Он чувствовал, что верзила рад был бы не пустить его в дом, но все же не посмел это сделать.

— Хочу взять чистую одежду, — объявил Мартин, пройдя в переднюю.

Верзила почесал затылок.

— Нет здесь твоих вещей — все отослали в детский дом…

Мартин открыл платяной шкаф, но там висели только мужские пиджаки и брюки, и не было среди них ни одной отцовской вещи.

— Нет здесь твоих вещей, — повторил мужчина.

Мартин вошел в гостиную. На столе, в пепельнице, лежала отцовская трубка. И Мартин понял, что перед ним его новый папа и этот новый папа не хочет его знать.

Ли озирался вокруг, и по его лицу Мартин понял, что он думает: «Скверные дела, хуже некуда!»

— Уборная… где?..

Мартин отвел приятеля в ванную комнату, Ли быстро втащил его туда.

— Мужчина плохая эта! Уходить сразу! Поздно помогать твоя мама, сейчас уходить…

Мартин понял, что «поздно», должно быть, означает «потом», и пошел в гостиную.

Ли вернулся из ванной и с любопытством принялся осматривать комнату, но когда он вышел на кухню, мужчина вдруг забеспокоился.

— Что он там делает? — спросил он.

— Наверное, попить ему захотелось, — ответил Мартин.

Верзила закурил сигарету, а Мартин стал оглядываться вокруг. Комната мало изменилась с тех пор, как он покинул свой дом. Разве что появились цветной телевизор и новые большие колонки для стереопроигрывателя. А в остальном все как было. Рядом с балконной дверью стоит ящик с пустыми бутылками из-под пива, а на балконе — пустая клетка; канарейки в ней уже нет. Должно быть, и морская свинка тоже сдохла.

— А мама где?

— На работе, вернется только в четыре.

Верзилу раздражает присутствие мальчиков — это ясно. Ли сидит, смотрит, слушает их разговор. Глядит внимательно, настороженно. Мартин встал.

— В пять часов мы вернемся, — сказал он.

Ли сразу все понял, и они ушли.

Во дворе Ли показал Мартину связку ключей:

— Откуда ключи? Говори, Мартин!

— А от подвала нашего. Пойдем, покажу.

— Теперь нельзя, плохая мужчина стоит окошко! — Ли чуть заметно кивнул в сторону квартирного окна. На кухне, прячась за занавеской, стоял верзила — следил оттуда за мальчиками.

— Когда же я тебе покажу?

— Когда темно будет.

Они шли долго-долго. Потом сели на трамвай и доехали до площади Кристиансхавн. Тут они слезли и пошли к центру «Кристиáния». Может, хоть там удастся пристроиться где-нибудь. На улице Принсéссегаде они вошли в ворота «Кристиании». Там, как и всегда, царил полнейший хаос. Повсюду кишмя кишели замызганные ребятишки и большие лохматые собаки.

Лишь у редких собак были ошейники. Псы показались Мартину огромными — он их побаивался. А Ли вовсе их не боялся — он с любопытством оглядывался вокруг. Заметив подростков, которые усердно перетаскивали доски, спросил:

— Мать, отец? — и, дожидаясь ответа, уставился на Мартина.

— Что значит «мать, отец»?

Ли, кажется, даже чуть-чуть рассердился:

— Мать, отец есть у этих?

— Вроде бы у всех есть мать и отец.

Ли глубоко вздохнул:

— Я хочет сказать: мать, отец с ними здесь жить?

Мартин пожал плечами:

— Какие-то родители здесь живут, какие-то нет. Наверно, большинство этих ребят сбежало из дома.

— Сбежало? Как мы с тобой?

— Ну да.

Ли одобрительно кивнул, но тут же озабоченно насупил брови. Потом недовольно покачал головой:

— Плохой место.

— Это почему же?

Ли приставил к глазам ладонь, словно высматривая кого-то.

— Полиция нас искать… уже сейчас.

— Ну и что?

— Здесь сразу искать будет. Не так-так.

Он повернулся к Мартину. Было видно, что он напряженно размышляет, отчаянно ищет выхода. Ли ткнул себя в лоб:

— Ты думать быстро-быстро, все время думать, первый соображать, а не то…

Ли выразительно щелкнул пальцами.

— Здесь тоже как детский дом… Ты думать быстро, правильно думать, все время думать.

— Не понимаю, чего ты от меня хочешь.

— Ты всегда заходить дом и никогда не думать, как выходить. Нельзя дом заходить, если не знаешь, как выходить.

— Что ж ты мне прикажешь? Убегать из дома до того, как я туда войду?

Ли на миг призадумался:

— А что… может, и так. Ты первый должен сообразить, а не то за тебя полиция соображать будет…

Мартин задумался над словами Ли. Пытался осознать их истинный смысл и вроде бы понял, что тот хотел сказать.

Мимо них проехал на велосипеде коренастый мужчина с волосами, черными, как воронье крыло. Он весело бросил Ли несколько слов, а тот в ответ лишь улыбнулся.

— Что он сказал тебе? — спросил Мартин.

— Я не знать… он эскимоса… наверно, думал, я тоже…

Ли огляделся вокруг:

— Вода где?

— Ты опять пить захотел? А деньги еще есть у нас?

— Нет, пить не хотел… мыться хотел. Очень важно мыться. Полиция никогда не брать чистый дети…

Но в «Кристиании» мальчикам не удалось подобраться к колонке, и они пошли дальше. На улице Бýрмейстергаде они отыскали кондитерскую, где купили французскую булку и литр молока. Сидя на берегу канала, они по-братски разделили завтрак. Ли вынул сигарету и закурил.

По каналу плыл катер с туристами на борту. Мальчики услышали голос гида, который рассказывал пассажирам разные подробности про здешние старинные дома и объяснял, какую огромную историческую ценность представляет весь здешний квартал. Катерок, пыхтя, поплыл дальше, а туристы все щелкали и щелкали фотоаппаратами.

По Овенгаден медленно ползла полицейская патрульная машина. Мартин первым приметил ее.

— Слушай, Ли, может, полицейские нас ищут…

Ли бросил окурок в воду.

— Ты итти за мной!

Он не спеша поднялся и зашагал вдоль причала. Вереница автомашин, выстроившихся на стоянке, отгораживала их от проезжавшего мимо полицейского патруля. Патруль сбавил скорость, полицейские равнодушно оглядели мальчиков, и машина рванула вперед. На этом все и кончилось.

Мальчики перешли на тротуар и зашагали к площади Кристиансхавнс-торв. Ли разглядывал витрины. Интересные попадались редко: антикварные магазины чередовались с лавками, где продавались игрушечные корабли. Миновав улицу Бóдсмансстреде, мальчики вдруг увидели подвальную мастерскую. У самого окна сидел человек и трудился в поте лица своего. Это был гравер. Он работал над медным блюдом, с которого срезал тонкие полоски. А на блюде постепенно возникал конь с такой огромной гривой, что ясно было: это сказочный конь.

Ли просиял. Застыв у витрины, он то и дело восторженно показывал Мартину на гравера за окном.

Тот поднял голову, посмотрел на мальчиков и улыбнулся. Ли радостно улыбнулся в ответ.

— Мой отец тоже такое делать, золото, серебро, кость — все вырезать…

Гравер снял со стола медное блюдо и повернул его так, чтобы мальчики могли как следует его разглядеть. «Первый раз такую красоту вижу», — вдруг подумалось Мартину. На красноватом фоне меди сверкали белые штрихи рисунка. Ли знаками показал художнику, что ему очень нравится его работа. Художник снова улыбнулся, и мальчики тоже заулыбались в ответ, но им надо было спешить дальше, и они уже собрались уходить, когда в соседнем подъезде кто-то распахнул дверь и на тротуар вышла девушка. Мальчики этого даже не заметили, и Мартин был огорошен, когда его вдруг окликнули.

Он резко обернулся. За спиной девушки, окликнувшей его, медленно закрывалась дверь.

— Ты что здесь делаешь?

Ли заволновался, в его глазах, обращенных к другу, читался немой вопрос. Мартин сглотнул.

— Спокойно, Ли! Это моя сестренка. Гелла, привет!

А Гелла замерла, как живой вопросительный знак.

— Как ты сюда попал? Тебя отпустили, что ли?

— А мы просто сбежали. Надеюсь, не настучишь на нас?

— Ты что, спятил? Конечно, нет! Где вы живете-то? Неужто в «Кристиании»?

— Нигде мы пока не пристроились, а жить я хотел дома, да только…

— Не ходи домой, мать себе другого типа нашла…

— Видел я его. Что скажешь о нем?

— Скотина он, вот что! Мне ведь тоже пришлось из дома уйти.

— Так где же ты живешь?

— А здесь, у сестренки Мортена, ее Лизой зовут. Но здесь я не могу вас устроить, там и без того тесно.

Гелла нахмурила лоб — думала, думала…

— Куда же, черт возьми, мне вас деть?

Ли нервно дернул Мартина за рукав и осторожно показал ему на улицу.

— Опять полиция, быстро уходить надо…

Мартин тотчас же втащил его в подъезд дома номер сорок восемь. Ли принялся оглядывать двор: искал лазейку, через которую можно было бы смыться. И удовлетворенно кивнул.

Гелла провела мальчиков в другой подъезд на заднем дворе. Они поднялись на первый этаж, и Гелла громко постучала в одну из дверей. Мартин хотел было нажать кнопку звонка, но Гелла больно хлопнула его по руке.

— Не тронь звонок, током ударит! — сказала она.

Дверь распахнулась, и в проеме показалась белокурая девушка. Она была в одном нижнем белье и прикрывалась полотенцем.

— Ты, верно, что-то забыла? — спросила она и только тут заметила мальчиков.

— Ребят надо выручить! — сказала Гелла и провела мальчиков в глубь квартиры. Дверь тут же закрылась за ними.

— Что случилось-то? Кто эти ребятишки?

— Они удрали из детского дома. Вот этот — братишка мой! — ответила Гелла и показала на Мартина.

В комнату вошел мужчина. Небритый, в одних кальсонах. Он громко зевнул и потянулся.

— Привет! Я слышал ваш разговор. Так, стало быть, тебя Мартином зовут? — обратился он к мальчику.

Мартин кивнул, его трясло от страха.

«Ты, может, воображал, что меня Жозефиной зовут? — сердито подумал он. — Дураки эти взрослые!»

— А что, наверно, тебе в детском доме скверно пришлось? — спросил мужчина.

— Этот дом называется «школа-интернат», — поправил его Мартин.

— Какая разница?

Мужчина вопросительно глядел на Мартина.

— Они писем не отсылали, которые я писал, — сказал Мартин.

— Как это так? Какие письма?

— А мне там велели письма домой писать, а сам я никаких писем из дома не получал, и вот он — Ли, значит, — нашел все эти письма. Директор даже не отправил их в Копенгаген.

— Скверное дело! — сказала Гелла. — Я ведь тоже послала тебе несколько писем, а однажды двадцать крон послала. Ты что ж, ни писем моих, ни денег не получил?

Мартин покачал головой.

— Что за черт, почему они не отправляли его писем? — воскликнула Лиза.

Мужчина почесал затылок.

— Должно быть, не хотели, чтобы он поддерживал тесный контакт с родными. Еще начнет тосковать по дому и разные мысли у него появятся… — ответил он.

— Гм… Не понимаю я этого. По-моему, начальство детского дома должно быть заинтересовано в таких контактах, — сказала Лиза.

— Так-то оно так, но откуда нам знать, что там за люди сидят.

Мужчина протянул Мартину руку.

— Меня зовут Тони, — сказал он. — А сейчас нам надо что-то для вас придумать. Где вы живете?

— Нигде мы еще не живем, — ответил Мартин.

Ли все это время стоял у окна и смотрел во двор. Внезапно он вздрогнул.

— Полиция! — сказал он и спрятался под подоконником.

Лиза подошла к окошку и выглянула во двор.

Там, во дворе, стоят двое полицейских. Один из них держит в руках листок бумаги: да, вот он показал на их подъезд, оба полицейских идут сюда…

— Они идут сюда, — сказала Лиза. — Как быть?

— Сейчас они войдут в подъезд, — сказал Тони ребятам, — а вы бегите в кухню, через кухонную дверь спуститесь в лавку и там подождите, пока мы за вами не придем.

— В какую еще лавку? — спросил Мартин.

— Там лавка гравера, — ответил Тони. — Скажите ему, что мы вас к нему послали, и подождите у него в задней комнате, пока не минует опасность.

Мальчики уже бежали к кухне. Не успели они рвануть кухонную дверь, как раздался звонок. Он еле пискнул, и все услыхали, как один из полицейских громко выругался.

— Пррроклятье! — раздался голос с четко выраженным ютландским[1] выговором.

Тони ухмыльнулся и подмигнул Лизе. А мальчики уже спускались по кухонной лестнице.

— С другой стороны дома зайдите! — шепнула им Гелла, бесшумно закрывая за ними дверь.

— Минуточку! — крикнула из прихожей Лиза. — Сначала я должна что-то накинуть на себя, потом открою.

Она не торопилась, надо было задержать полицейских на лестнице у двери, чтобы дать мальчикам время убежать.

Наконец она отперла дверь.

— Здравствуйте, мы из полиции, разрешите войти?

Второй полицейский стоял, помахивая правой рукой.

— Из вашего звонка бьет ток! — хмуро процедил он.

Тони вышел в переднюю.

— В самом деле? — удивился он. — Надо будет его починить!

— Разрешите войти в квартиру? — повторил полицейский.

— Нет, и не подумаем разрешить. А что вам нужно?

Полицейские растерялись.

— Кто здесь Лиза Нóрдбринк? — спросил полицейский. Он посмотрел на Геллу, стоявшую позади Лизы.

Гелла покачала головой. Полицейский прокашлялся:

— Лиза Нордбринк проживает здесь или нет?

— Зачем она вам? — спросил Тони.

Полицейский вынул записную книжку. Было видно, что он уже злится.

— Тут с ее братом история приключилась, — сказал полицейский.

— Я Лиза Нордбринк, — сказала Лиза. — Что там стряслось с Мортеном?

— Может, вы позволите нам войти? Нам просто нужны кое-какие сведения.

— Незачем, — сказал Тони. — Те же сведения вы можете получить здесь, на лестнице.

Полицейские со вздохом воздели очи к небу.

— Ваш брат сбежал из дома, и шведская полиция просит нас установить его местопребывание.

— А что, он натворил что-нибудь? — спросил Тони.

— Нет, уверяю вас, ничего за ним не числится, просто мы не можем его найти.

— Так какого же черта он сбежал?

— Не знаю, может, просто ему Швеция надоела. Почем я знаю? А к вам он не наведывался?

— Нет, — сказала Лиза, — не наведывался.

— Но вы сообщите нам, если он вдруг объявится?

— Конечно, — сказал Тони, но большой убежденности в его голосе не было.

Полицейские вышли, а Лиза и Тони уселись на потрепанную тахту с расшатанными ножками.

— Популярный вид спорта — побеги эти, не правда ли? — сказал Тони.

Лиза растерянно взглянула на него.

— Что же нам теперь делать? — спросила она.

Тони почесал за ухом.

— По-моему, сейчас уже можно привести мальчишек сюда, — сказал он Гелле.

Та кивнула и вышла на улицу. Полицейские уже успели укатить на своей машине.

Вскоре все трое — Гелла, Мартин и Ли — вернулись в квартиру.

Мартин дрожал, точно от озноба. Мальчики уселись на полу, под подоконником.

В комнату вошел огромный кот и принялся обнюхивать Ли, но когда мальчик попытался его приласкать, зашипел и удрал.

— Ты его не трогай, — сказала Гелла, стараясь говорить медленно и отчетливо, чтобы мальчик ее понял. — Ты к нам откуда пожаловал?

Все с любопытством взглянули на Ли.

Тот ухмыльнулся:

— Гренландия, — сказал он.

— Все-то он врет, — сказал Мартин. — Он из Тибета, он вроде бы китаец.

— Тибет? — удивленно воскликнул Тони. — А я ведь тоже подумал было, что он гренландец.

— Да ты и эскимоса от негра не отличишь! — насмешливо протянула Лиза.

— Есть хотите, ребята?

Мартин покачал головой.

— Мы только что французскую булку разломали и литр молока распили, но Ли может жевать весь день напролет. И все равно никогда не наедается. Так что, если найдется у вас пара бутербродов с ливерной колбасой, мой друг очень даже обрадуется.

Скоро бутерброды были на столе, мальчикам налили чаю.

— Когда наконец у нас будут деньги, чтобы кофе купить, — пробурчал Тони.

— Когда ты начнешь зарабатывать, — грустно откликнулась Лиза.

— Чего ты от меня хочешь? Я и так мотаюсь туда-сюда в поисках заработка. Кажется, я все делаю, что только в моих силах. Может, работу ты мне раздобудешь?

Тони сердито взглянул на Лизу.

— Успокойся, милый, настала собачья жизнь. Ничего, как-нибудь проживем… — Лиза повернулась к мальчикам: — Как же нам с вами-то быть? И куда мы Мортена спрячем, если он вдруг объявится?

— А я возьму их с собой, — сказала Гелла. Она повернулась к Мартину. — Может, мне удастся получить место уборщицы в кафе на Мáгстреде. У меня там подруга служит в кафе, но скоро оставит работу, потому что ждет ребенка. Может, меня возьмут на ее место. Платят за уборку немного, но все же с голоду не умрешь. А где же околачивается Мортен?

— Да уж, наверно, он сейчас на пути домой. Раньше или позже он непременно явится к нам, деваться ему больше некуда, квартира-то прежняя наша сдана другим людям, — сказала Лиза.

А Мартин уже раздумал возвращаться к маме. Вряд ли она поймет, отчего он сбежал из детского дома, вдобавок ее новый муж явно не жалует детей…

А Мортен, значит, в Швецию уехал. Он долго дружил с Геллой, но уехал потому, что отцу его наконец удалось получить в Гётеборге работу. Мартин хорошо запомнил отца Мортена — славный человек, с такой черной бородкой, и на гитаре прекрасно играет… Он вроде бы раньше в газете работал.

— Мне пора, — сказала Гелла, — а не то я опоздаю. Пойдемте со мной, поищем для вас угол. Может, Пия поможет нам.

— Кто это — Пия? — спросил Мартин.

— А та самая девушка, на чье место меня, может, возьмут. Пошли, некогда мне!

И они ушли втроем. На улице полицейских не было, все вокруг дышало покоем и миром. Когда они подошли к кафе, то увидели у входа полицейскую машину. Она простояла там минут десять. Потом полицейские уехали. Но это были другие полицейские — не те, что приходили к Лизе.

— Мне надо зайти в столовую, — сказала Гелла, — а вы ступайте за мной.

Они поднялись вверх по старой ветхой лестнице и оказались на чердаке с косыми балконами и множеством столов и стульев. Ли недоверчиво огляделся вокруг.

В зале было совсем немного народу. За одним из столиков, уставленном пивными бутылками, сидели каменщики. Они громко разговаривали, и из их слов Мартин понял, что они бастуют. Один из них, рослый, могучего сложения, с окладистой рыжей бородой, сердито твердил:

— Кто может жить на эту жалкую зарплату?

Гелла усадила мальчиков за столик, позади того, за которым сидели сердитые каменщики.

Ли обшарил глазами зал и отыскал несколько запасных выходов, куда в случае чего можно будет ускользнуть. К столику, где сидела Гелла с мальчиками, подошла молодая женщина с заметно выдававшимся вперед животом. Она принесла им содовую.

— Привет! — сказала она. — Меня зовут Пия. — И, обратившись к Мартину, добавила: — Вот, значит, ты какой, Мартин! — Она ласково улыбнулась мальчикам: — Если вы проголодались, только скажите, и я сразу принесу вам поесть.

Ли встрепенулся: слово «поесть» всегда волновало его. Он торопливо закивал.

— Немножко голодный, — сказал он.

— Сейчас накормлю, — пообещала Пия.

В кафе вошел высокий, тощий мужчина. Он быстро огляделся вокруг и сразу увидел каменщиков, сидевших за столиком. И прямиком направился к ним.

— Так я и думал, что найду вас здесь. Слушайте, как мне понимать вашу выходку?

— Будто уж не знаешь, как понимать! — ответил тот, рослый, с рыжей бородой. И резко поднялся с места. — Мы целую неделю разговора с тобой добиваемся, а ты все где-то прячешься. Теперь сам посчитай, какая нам плата выходит, и пораскинь мозгами. А вообще-то знаешь что, пошел ты куда подальше!.. Мы сами сейчас решим, как тут быть, а что решим, то и сделаем.

Тощий засунул руку в задний карман и вытащил оттуда пухлый бумажник.

— Бросьте, ребята! Сперва пропустим по кружке пива, — примирительно сказал он, — а затем потолкуем о делах.

Но рыжебородый прервал его:

— Мы с кем попало не пьем! Ступай к себе и пораскинь мозгами. Может, до чего-нибудь и додумаешься. А нам сейчас не мешай!

Тощий спрятал бумажник в карман.

Ли вдруг поднялся и заспешил к выходу, но задел ногой за ножку стола. Мальчик упал плашмя — повалился сначала на тощего дяденьку, а потом, сильно стукнувшись о столешницу, рухнул под стол. Мартин даже подскочил, когда Ли упал ему на ноги. Он сразу смекнул, что Ли стянул у тощего бумажник и придавил своим телом. Он ощупал приятеля: так и есть! Мартин быстро засунул бумажник к себе за пазуху. А «бедному» Ли он помог подняться — тот всхлипывал и стонал.

— Что, дружочек, сильно стукнулся? — спросил один из каменщиков.

Ли замотал головой.

— Ничего! — сказал он.

— Под ноги смотреть надо, оболтус! — прошипел тощий.

Он повернулся и, не прощаясь, пошел к выходу, но все же напоследок просунул голову в дверь:

— А что до вас, вы еще обо мне услышите!

Один из каменщиков встал.

— Вот сейчас схлопочешь по роже, — сказал он и направился к двери. Тощий сразу исчез, как перепуганный заяц.

Спустя несколько минут мальчики тоже поднялись и вышли в уборную. Кроме них, там никого не было. Они заперли дверь и принялись осматривать бумажник. В нем оказалось больше девяти тысяч крон, какие-то счета и удостоверение на право вождения машины. Удостоверение, а стало быть, и бумажник принадлежали фабриканту Эгону Нильсену.

Ли сунул деньги к себе в карман, а все остальное спустил в унитаз. Мартин хотел было вернуться в зал, но Ли уселся и тут же закурил сигарету. Он тронул Мартина за рукав.

— Ждать, ждать, — сказал он.

Мартин не понимал, чего еще надо ждать.

— Ждать надо, — повторил Ли и подмигнул ему.

Только спустя минут десять Мартин и Ли возвратились в зал.

Каменщики все так же сидели за столиком, потягивая пиво из кружек. Они приветливо улыбнулись мальчикам, когда те сели на свои места. Разговор у каменщиков все так же шел вокруг нищенской зарплаты, которую платил им хозяин.

— Да, а вдобавок болван этот бумажниками швыряется! Так ему и надо, подлецу! Хорошо бы узнать, сколько у него там денег было…

Мартин чуть-чуть было не сказал «девять тысяч», но вовремя прикусил язык.

Вскоре к ним подошла Гелла, теперь уже в синем халате. Мартин подумал, что его сестра за последние полгода очень повзрослела.

В руках у Геллы была тарелка с винегретом.

— Ну как, накормили вас?

— Нет. Та девушка, что подходила к нам, обещала что-нибудь принести поесть, но, наверно, забыла про нас…

— Погодите, уж я что-нибудь для вас раздобуду.

Гелла убежала на кухню, но спустя мгновение вернулась назад, неся на подносе хлеб, маргарин, сосиски и кусочек ливерной колбасы. Она подсела к мальчикам.

— Деньги у вас есть? — спросила она.

Мартин пожал плечами:

— Есть немножко.

— Скоро сюда придет знакомый парень, он живет сейчас на Нéрребро, в квартире своего приятеля. Может, он приютит вас на несколько дней. Нам бы только несколько дней протянуть, пока я комнату получу.

— Какую еще комнату?

Гелла доела салат:

— Это на Амагергаде, там одна молодежь живет, и там со дня на день должна освободиться комната.

— И тогда нам можно будет жить у тебя?

— Не знаю еще… Только вы ни в коем случае в «Кристиании» больше не показывайтесь…

— Нам бы только домой вернуться, — сказал Мартин, — тогда Ли мог бы жить у нас.

Гелла замотала головой:

— Домой не ходи ни в коем случае! Полиция наверняка там побывала, и верзила тот, гад такой, конечно, уже на вас настучал. Может, он даже сам и позвонил в полицию. Грязная скотина! Выгнала бы мать его в шею!

— А что, в самом деле, почему она не скажет ему: «Пошел вон!» — и все тут?..

— Верно, так и надо бы сделать, но почему-то она этого не делает. Может, боится его…

— Дрянь дело!

Ли уже доел свои бутерброды и голодным взглядом косился на оставшуюся еду. Мартин сразу пододвинул ему свою порцию:

— Ешь, не чинись, я уже сыт.

Ли набросился на еду.

— А можно нам переждать здесь у тебя, пока не придет тот парень?

— Конечно, внизу кинотеатр есть, хотите развлечься — сходите туда. Там русский фильм показывают, очень хороший фильм.

Гелла заторопилась на кухню, где теперь ей дали работу, а мальчики еще немножко посидели за столиком. Чуть позже они заглянули к ней на кухню:

— Мы пошли, вернемся к шести, можно?

— Само собой! Вы только смотрите ни во что не ввязывайтесь!

— Так-так, — сказал Ли.

Глава 6

Мальчики пересекли улицу и зашагали по пешеходной улице.

— Новый костюм покупать надо, — сказал Ли.

— Да уж придется. Если нас ищут, одежду надо менять.

Мальчики зашли в магазин, где торговали одеждой. Перед этим они миновали несколько лавок, где тоже торговали одеждой, но Ли, ничего не объясняя, всякий раз качал головой, и они шли дальше.

Наконец Ли остановился у этой вот лавки.

Он купил себе черные джинсы, полосатую майку и серую нейлоновую куртку да еще пару носков. Мартин купил примерно то же самое, но только выбрал для себя короткую ковбойскую куртку.

Ли заплатил за все пятьсот крон, и продавщица ни о чем не стала расспрашивать.

Старое платье она уложила в два полиэтиленовых мешочка и отдала мальчикам, а они, зайдя в задний двор одного из ближайших домов, тут же выбросили вещи в мусорный бак.

Друзья зашагали дальше. У церкви Святого духа сидели какие-то парни, хиппи должно быть, и торговали разными украшениями. Мальчики постояли немножко, разглядывая диковинные украшения, потом побрели дальше.

— Кто такой Мортен? — спросил вдруг Ли.

— А это друг сестренки моей, ему пришлось в Швецию уехать: отец его работу там нашел.

— Почему не работать здесь?

— Потому что здесь нет работы. У нас безработных не сосчитать! — отвечал Мартин.

— Мортен — хорошая человек? — не отступал Ли.

Мартин кивнул.

— Тогда почему убегать?

— Понятия не имею…

Ли на миг призадумался, потом сказал:

— Осторожно нам надо. Полиция искать Мортен, может нас найти… Узнать надо, зачем полиция Мортен ищет… Очень важно узнать…

— Да как узнаешь? Гелла и то понятия не имеет, что с ним приключилось, — сказал Мартин.

— Все равно: опасно для тебя и меня…

Мальчики зашагали дальше.

— Послушай, Ли, куда ты теперь податься хочешь?

Ли пожал плечами.

— Еще не совсем решил, домой хочу.

— Куда это — домой?

Ли тяжело вздохнул.

— Семья искать хочу, папа, мама…

— А знаешь ты, где они?

Ли горестно покачал головой.

— Все равно находить буду…

— Да, но я не пойму, где ты их искать станешь… Ты совсем не знаешь, где они могут быть?

— Может, Россия искать начну. Россия многим детям помогать. Француз один мне говорить, там, в Германии, в детский дом.

— Россия? Да ты что, спятил, что ли? Как ты в Россию-то попадешь?

— Сначала поезд, потом ногами ходить, может, много-много ходить… Ты со мной?

Ли вопросительно поглядел на Мартина.

— Куда, в Россию? Но это же невозможно. Правда, ты спятил, Ли! Как ты туда доберешься? Ты что, не понимаешь, как далеко до России? Не знаешь, сколько денег на билет надо?

— Ли доставать деньги… все так-так.

— Да поймают же тебя, раньше или позже обязательно поймают!

— А может, и нет… Очень ловкий надо быть, осторожный очень, тогда ничего…

Мартин поверил, что Ли и вправду все может.

Деньги Ли раздобудет, вот только бы от полиции уйти, а так всего хватит.

Мальчики уже шагали к кафе, где служила Гелла, когда Ли вдруг схватил Мартина за руку и быстро втащил его в какие-то ворота. Он бегом пересек двор и влетел в сарай, стоявший в глубине. Мартин стрелой помчался за ним. Они вскарабкались на крышу сарая и перебрались в соседний двор, а оттуда вышли на тесную улочку.

— В чем дело? — простонал Мартин, еле переводя дух.

— Американский турист встретил, какой я деньги стащил, — пыхтя, признался Ли. — Быстро теперь ходить твоей сестре…

Они снова побрели назад к кафе на Мáгстраде, поднялись в зал. Гелла как раз подметала лестницу.

— Ну что, Гелла, пришел тот парень?

— Нет еще, но он наверняка появится, он каждый день здесь бывает.

Гелла удивленно разглядывала мальчиков.

— Где же это вы одежду новую раздобыли?

— А у Ли кое-какие деньжата нашлись, — осторожно ответил Мартин.

— А вы знаете, что вас разыскивают? Об этом даже по радио объявили.

— Нет, не знали мы.

— Я сама слышала сообщение, — сказала Гелла. — Смотрите не попадитесь! Прямо не знаю, как нам теперь быть!

Мартин пожал плечами:

— Ли в Швецию лыжи навострил. Может, и я с ним уйду. Все лучше, чем опять угодить в этот проклятый интернат!

— А что вы в Швеции делать будете?

— Да хоть новые места поглядим — что здесь бродяжничать, что там…

— Успокойся, Мартин. Мы уж что-нибудь да придумаем.

Они вошли в зал, присели к одному из столиков. Каменщики уже ушли, но народу в столовой заметно прибавилось, многие были с детьми. Ли удовлетворенно оглядел зал:

— Так-так, — сказал он.

Гелла принесла два стакана содовой.

— Я за все заплатила, не волнуйтесь! Скоро к вам приду.

— А можно нам здесь помыться? — спросил Мартин.

— Конечно! На кухне и вымоетесь. Да только нельзя ли чуть позже? Дождемся, когда все оттуда уйдут.

— Само собой. Слушай, а как тебе удается школу прогуливать? Не пристают они к тебе?

— Так я же всего две недели как перестала туда ходить. А впереди — летние каникулы, так что там, надеюсь, обо мне и не вспомнят.

— Летние каникулы? А я и забыл! Значит, я и день рождения свой прохлопал, и все на свете…

Мартин был ошарашен. Подумать только, он забыл про собственный день рождения! И вот, оказывается, ему уже одиннадцать лет!

— Да, правда, тебе уже одиннадцать. Подарочек будет тебе от меня, когда я жалованье получу… Правда, подарочек очень скромный, я столько денег уже задолжала…

Мартин замотал головой. Не хочет он, чтобы Гелла тратилась на него! Может, выпросить у Ли тысячу крон и отдать сестре? Мартин взглянул на своего друга, но ничего не сказал. Ли опустил глаза и ни словом не обмолвился о том, что они при деньгах. И Мартин не стал ни о чем просить.

Часы пробили половину одиннадцатого, и клиенты с детьми заторопились домой. На скамье у окна лежал мальчишка и крепко спал. «А что, может, и этот тоже сбежал откуда-нибудь?» — подумал Мартин.

Парень, которого дожидалась сестра, так и не появился, но Гелла сказала:

— Ничего, переночуете разок у Лизы с Тони. Пожалуй, они приютят вас до утра.

— Попробуем, — сказали мальчики, — приютят, спасибо! А нет, уж мы сами что-нибудь придумаем.

Когда они к Мартину домой ходили, где тот поганый тип обосновался, Ли выкрал у него ключи от подвала. Может, там и переночевать? Например, в помещении, где в свое время бродяга жил, пока его полиция не поймала. Если, конечно, его место не занял другой бродяга. Навряд ли полицейские станут разыскивать Мартина в его собственном подъезде. Нет, они не додумаются до того, чтобы искать его там!

Но с другой стороны, если маминому типу вдруг взбредет в голову спуститься в подвал и там он обнаружит Мартина и Ли, им не поздоровится. Нет, правда, вдруг ему что-то понадобится в подвале? У Мартина мороз по коже пробежал от одной этой мысли. Нет уж, хорошо бы Тони и Лиза приютили их на ночь.

Но тут Гелла позвала их в кухню. Она показала мальчикам, где можно помыться, и они быстро сбросили с себя одежду. Из персонала на кухне осталась одна только Пия, та самая молодая женщина с большим животом. Добрая такая, приветливая. Гелла рассказала ей, в какой переплет мальчики угодили. Она бы и рада помочь им, но все же робела.

— Может, завтра мне удастся вас куда-нибудь пристроить, — сказала она. — Приходите сюда к часу дня.

Чуть позже они втроем ушли из столовой — Гелла, Мартин и Ли. Лиза разрешила им переночевать у нее. Мартин и Ли легли на полу, а Гелла — на тахте.

Мартина одолевали какие-то путаные и страшные сны: вот его, вместе с Ли, схватила полиция и их отослали назад в детский дом. А вот он бежит по дороге, которая ведет в пропасть, а за ним по пятам несется Герман. Дорога все больше и больше идет под уклон, и ноги не слушаются Мартина… бегут… бегут… Он никак не может остановиться. А в самом низу стоит новый мамин приятель и уже раскинул руки, чтобы его поймать. Но Мартин, изловчившись, промчался мимо. Все быстрей и быстрей мчался он к пропасти. Под конец Мартин споткнулся, упал и с бешеной скоростью покатился вниз.

Он проснулся от собственного крика. В следующий миг он уже бежал к двери. Потом растерянно огляделся вокруг и сообразил, что к чему. Тогда он снова вернулся на свое место и растянулся на полу.

Какое-то время Мартин лежал без сна. По правде сказать, он даже боялся уснуть. Наконец все же задремал.

Когда он проснулся. Ли уже сидел за столом и курил. Гелла еще спала, но они услыхали голос Лизы в соседней комнате. Вскоре Лиза вошла в комнату и изумленно уставилась на Ли. На коленях у него разлеглась кошка, она блаженно мурлыкала, а мальчик осторожно гладил ее спинку.

— Вот это да! — сказала Лиза. — Никогда еще наша кошка не позволяла чужим даже дотронуться до себя.

А кошка лениво потянулась и улеглась поудобней на коленях у мальчика. Приоткрыла один желтый глаз, отметила про себя, что пришла хозяйка. Потом зевнула и снова зажмурилась.

— Тони, скорей иди сюда! Смотри, Фия-то наша разлеглась на коленях у Ли и дрыхнет.

Тони вошел в комнату. Он тоже зевнул и потянулся, как кот.

— А я же всегда говорил, что кошка у нас чокнутая!

Разбудили Геллу и послали ее в пекарню за свежевыпеченным хлебом. А потом всей компанией уселись за стол пить чай.

Мальчики понимали, что здесь им никак нельзя, оставаться. Добром это кончиться не может. Мартин, Ли, а теперь еще и Мортен — в опасности, их разыскивает полиция, и каждый из них рискует навести полицию на след остальных. А появится Мортен — еще хуже будет. Если полиция схватит хотя бы одного, то скоро доберется и до остальных.

— Думаю вместе с Ли податься в Швецию, — сказал Мартин.

— А жить на что будете? — спросил Тони и тут же предложил: — Денег у меня мало, но кое-что я все-таки могу вам подбросить.

Мартин замотал головой:

— У нас тоже деньжата есть, так что спасибо, не надо. Ничего, хватит нам, проживем.

— М-да, немного людей у нас в стране могут такое про себя сказать: хватит, мол, денег, проживем!

Они еще посидели немного за столом, разговорились. Мартин рассказал другим про свой страшный ночной сон. Ли тоже пытался рассказать, как он до смерти перепугался от вопля Мартина, но ему не хватило слов — он только махнул рукой и умолк.

Тони был понятен этот испуг мальчика, но он и сам не знал, как растолковать Ли, что он его понимает.

— Зачем Ли в Швецию податься хочет? — спросил Тони.

— Он не только в Швецию хочет, он до России добраться думает!

— До России? А что он там будет делать, в России? — Тони от удивления даже разинул рот.

— Говорят, там, в России, люди помогают детям родителей отыскивать. А здесь ему все равно нельзя оставаться, так ведь?

— Почему нельзя?

— А потому, что он уже во всех детских домах Европы перебывал и эта жизнь ему осточертела. Он отца своего отыскать хочет… и мать.

— А где они, его родители?

— Не знаю, может, где-то в Индии или в Китае…

Тони ненадолго задумался, потом сказал:

— Нет уж, Мартин, давай-ка оставайся здесь. Само собой, дела у нас тут скверные, но, может, мы все вместе как-то их уладим. А если все время только удирать да удирать, ничего и не уладишь. Нельзя же так: собраться в путь, и привет! А какой это путь и куда он тебя приведет, даже не знаешь.

— Так как же мне быть-то?

— Мать разыщи. У нее уже и руки опустились. Она с бедой своей не справилась. А этот ее подонок вдобавок еще и фашист. Они всегда тут как тут, эти типы: он, мол, «поможет» ей. Геллу он выставил из дома и напоследок сказал: «Ступай, девушка, ступай и не возвращайся, а жалованье мамаши твоей мне самому пригодится. Привет!..»

Гелла понурила голову, но не проронила ни слова.

А Мартина так и подмывало ответить им, но он тоже не находил слов.

Тони продолжал:

— Хочешь и вправду доброе дело сделать — не только для матери и для Геллы, но и для самого себя — оставайся с нами! Здесь надо бороться, на своей земле. А не где-нибудь там — в Швеции или в России. И бороться надо за социализм — попросту говоря, за то, чтобы у всех в нашей стране равные права были — у нас и у поганой знати в богатых кварталах. Само собой, чтобы у тебя были те же возможности, что и у детей этой знати. А не то, чтобы им жилось столь же худо, как тебе и Ли.

Ли закурил сигарету. Тони щелкнул пальцами — попросил, чтобы ему тоже дали закурить.

— А будешь по белу свету шататься, только самому себе потрафишь, да и то до поры до времени.

Тони глубоко затянулся:

— А знаешь ли ты, что в России после революции было? Я хочу сказать: знаешь, что там было с детьми?

— Нее…

— А я расскажу тебе. Тысячи и тысячи детей в ту пору остались сиротами. И эти дети — а было их очень, очень много — все до единого получили образование. Все обрели профессию — бездельников из них не растили. Теперь они взрослые, у них у самих не только дети, но уже и внуки есть. И ни в одной стране мира у детей рабочих нет таких безграничных возможностей, как у тамошних детей. Вот ты говоришь, у вас завелись деньжата… Это хорошо. А вот сколько у вас денег этих и где вы их взяли? Надолго ли хватит вам этих денег? И что вы станете делать, когда они кончатся?

Мартин прикусил губу, но промолчал.

Тони понимающе кивнул.

— Так я и думал… Мартин, друг милый, а ведь это ни к черту не годится. Неужто ты сам не понимаешь?

Ли засуетился, вскочил и, глядя на Мартина, сказал:

— Слушай, пошли, а?

Мартин потянулся за своей курткой. Когда он встал, то увидел, что Ли подсунул под пепельницу бумажку, сложенную вдвое. Он догадался, что цена той бумажке пятьсот крон, не меньше. Но он промолчал, даже не повел бровью. Он уже успел многому научиться у Ли.

Мальчики ушли.

Когда они уже были в дверях, Тони вдогонку бросил Мартину:

— Смотри, Мартин, одумайся, черт возьми, пока не поздно… А мы будем ждать тебя к ужину!

Еще мгновение, и они оказались на улице. Ли закурил, прищурился, взглянув на солнце, и мальчики зашагали к площади Кристиансхавн-торв. Где-то в глубине души Мартин чувствовал, что приключения их подходят к концу — во всяком случае, здесь, в Дании. Они свернули направо и зашагали к мосту Книпелльсбро. Мост был поднят. Друзья остановились и стали смотреть, как сквозь узкий проход, пыхтя, проплывает угольная баржа. Наконец мост опустился, и мальчики пошли дальше.

— Швеция? Куда ходить? — спросил Ли.

— Не волнуйся, мы уже на пути туда.

— Пассы?

— Какие еще пассы?

Ли попытался нарисовать в воздухе маленькую книжечку.

— Пассы? Пассы?

— Ах, вот оно что! Паспорт? Нет, паспорта не надо. А если спросят, скажешь, что ты эскимос, и точка. Все равно ведь все принимают тебя за эскимоса.

Ли удовлетворенно кивнул.

Мальчики подошли к порту. Они хотели отплыть на одном из больших шведских пароходов, что держат курс на Мальме. Ли с любопытством огляделся вокруг: ни полиции не видно, ни даже таможенников. Может, они сидят где-то поблизости, за чашкой кофе? Мартин купил два билета, и они снова вышли на улицу. До отплытия парохода оставалось больше получаса, так что времени у мальчиков было еще достаточно.

У причала уже толпились люди, которые ждали, что их пустят на борт. Старые люди по большей части. Были здесь и две пожилые дамы, говорившие друг с другом по-шведски. Дамы явно были под мухой и все время громко смеялись.

— Слушай, Ли…

Ли повернулся к нему.

— Знаешь, наверно, я здесь останусь. Тони, должно быть, прав. — Он судорожно сглотнул, прикусил губу и повторил: — Наверно, я здесь останусь…

Ли кивнул.

— Так-так, — только и сказал он.

Мартин почесал нос.

— Уж очень далеко до России, — сказал он.

Ли похлопал его по плечу:

— Мартин, так-так! Ли не пропадет, Мартин не пропадет, все будет так-так…

И Ли поднялся по трапу на корабль. Мартин долго ждал у причала. Он хотел помахать другу на прощание, но тот не подошел ни к одному из иллюминаторов и не показался на палубе.

Корабль отчалил, в кильваторе вихрем закружились пивные банки и доски.

Так закончился совместный поход Мартина и Ли.

Мартин постоял, провожая глазами корабль, затем повернулся и зашагал к Кóнгенс Нюторв.

Глава 7

Поднимаясь по Стóре Кóнгенсгаде, Мартин заглядывал в витрины, но ничего не видел вокруг. Неожиданно он очутился у отделения полиции. Мартин немного постоял, словно чего-то выжидая, потом вошел внутрь. За барьером сидел молодой бородатый полицейский. Мартину показалось, что лицо у него доброе.

— Привет! Чем могу служить? — спросил он Мартина.

Тот вздохнул…

— Мне бы с кем-нибудь из детского отдела поговорить, — наконец выдавил он из себя.

— Так уж приспичило? Что, в переплет попал?

Мартин кивнул.

— Сбежал откуда-нибудь?

— Ага!

— Откуда сбежал? Из дома?

— Нет, из интерната. И я туда ни за что не вернусь…

Полицейский вставил лист бумаги в пишущую машинку.

— И не вернешься! Обещаю тебе. Разве что в другое место мы тебя пошлем, где получше будет. Не бойся, я тебе помогу. Значит, как тебя зовут?

Полицейский начал писать.

— Кстати, не хочешь ли стаканчик содовой?

— Хочу. Спасибо. А что теперь со мной будет?

— Из детского отдела придет человек, немножко поговорит с тобой. Ничего страшного. Но давай к работе приступим. Имя и адрес?

Мартин сказал.

Полицейский оторопел.

— Послушай, не ты ли сбежал из «Птичьего гнезда»?

— Я, конечно. Но туда я нипочем не вернусь…

— Упаси господь! — рассмеялся полицейский. — Хочешь верь, хочешь нет, но я сам побывал там в свое время. Нет уж, тебя мы туда не отправим. — Внезапно улыбка сошла с лица полицейского. — А второй мальчик где?

— Какой еще второй мальчик?

— Вы же вдвоем сбежали, с другим мальчиком…

Мартин помотал головой.

— Нда… Ничего, мы и второго найдем… А ты, кстати, знаешь, что такое ОЗПД?

— Нет.

— Это значит «Общество защиты прав детей».

Полицейский протянул руку к телефону.

— Кажется, я кое-что придумал, — сказал он и подмигнул Мартину.

Он набрал номер и стал ждать. Хотел было что-то сказать Мартину, но на другом конце провода сняли трубку.

— Тóрбен? Привет, старик! Енс говорит. У меня тут интересный случай для тебя, может, заглянешь? Да, да, прямо сейчас, дело срочное…

Он что-то еще сказал, но Мартин этого не разобрал. Ясно было только одно: речь шла о нем. Полицейский положил трубку и повернулся к мальчику.

— Знаешь, какая смешная история? Торбен, с которым я сейчас говорил, он ведь тоже из детдомовцев. Ты только не бойся ничего, мы тебе поможем!

А Мартин сидел съежившись на своей лавке. Мысли вихрем проносились в его голове. И о матери он думал, которую ему даже не удалось повидать. И о Гелле — никому нельзя было говорить, что он ее видел; она ведь вроде бы тоже в бегах, как и он. И о Ли он думал, который только что отплыл на корабле, отплыл куда-то в далекий мир. Хорошо бы, он нашел своих родителей! И может, им двоим еще суждено когда-нибудь встретиться — здесь ли, в другом ли месте. Только бы можно было просто дружить и весело проводить время, ничего и никого не страшась.

Прошло совсем немного времени, и в отделение вошел человек с длинной бородой, в очках, который прямиком направился к Мартину.

— Привет! Меня зовут Торбен, я из Общества защиты прав детей. Стало быть, это ты — Мартин…

Мартин кивнул. Смешные эти взрослые. Как они разговаривают: «Стало быть, это ты — Мартин… Тебя, значит, Мартином зовут». Все-то им заранее известно.

Бородатый уселся рядом с Мартином.

— Ну, слушай! Вас с приятелем полиция разыскивает… Да, кстати, где он, приятель твой?

Мартин уставился на него с невинным видом.

— Какой еще приятель?

Бородатый на миг закрыл глаза, потом сказал:

— Тот самый, с которым ты сбежал.

— А я один сбежал!

— Нда, что ж, посмотрим. — Бородатый почесал затылок. — Я комнату для тебя нашел, это в частной квартире, на улице Áмагер, там молодежь живет — молодые учителя, педагоги, ну и всякие. Еще девочка какая-то там, правда, она еще туда не вселилась, но ее ждут, а других подростков там нет. Вопрос в том, проглотит ли это детский отдел.

— Что… проглотит?

— Ух ты! Извини… одним словом, разрешат ли тебе на частной квартире жить. Но, думаю, мы это уладим.

Кажется, Мартин понял, в чем дело. Он сразу вспомнил сестру: Гелла ведь говорила, что ждет комнату на Амагере, и тоже упоминала о каком-то молодежном коллективе. Может быть, это тот самый и есть. Но все же он решил, что лучше ни о чем не спрашивать. На крайний случай он станет рыскать по Амагеру, пока не отыщет сестру.

Вот у Ли совсем другой размах. Ли — тот готов полсвета обойти, чтобы родителей своих отыскать. Что в сравнении с этим Амагер? Детские игрушки!..

Может, та молодежная квартира недалеко от дома его матери? Сбегать бы туда и проколоть шину на машине ее приятеля-подлеца.

Мартин приободрился. Может, жизнь не такая уж и скверная штука, когда есть за что бороться.

Бородатый начал рассказывать Мартину про молодежный коллектив, где он будет жить. Все эти имена вихрем завертелись в голове у Мартина. Спустя несколько минут он уже почти ни одного не мог вспомнить.

Кого-то вроде бы Кýртом зовут, он кузнец, другого — Киссером, еще кого-то — Éнсом, хотя нет, Енс — это тот самый полицейский, что восседает здесь за барьером.

— Знаешь, где улица Тóннесвей? — спросил Торбен.

— Ага, там, на Амагере.

— Верно, но где именно?

Мартин кивнул.

— Рядом со школой, — сказал он.

— Молодец, в эту школу и будешь ходить. Согласен?

— Угу.

Мартину было все равно, в какую школу ходить. Он сейчас думал только о своем друге. А что там этот бородатый лопочет, Мартину вроде бы и дела до этого нет. Он то и дело ронял короткое «да» или «нет», стараясь не попасться впросак, но в конце концов все же оплошал.

Торбен осторожно тронул его за плечо.

— Я же тебя спросил, ел ты что-нибудь или нет?

— А? Что? Ага, меня один знакомый накормил.

— Какой знакомый?

Мартин подозрительно покосился на бородатого.

— Не помню я.

— Так вот сразу и забыл?

— Ага, так вот сразу и забыл.

— И ты правда не знаешь, куда подевался второй мальчишка?

— Какой еще мальчишка?

— Да тот, что вместе с тобой сбежал.

— Не знаю, о ком вы говорите. Как его зовут?

Торбен снял очки, сердито покачал головой.

— Ладно, ничего! И этот вот-вот объявится!

«Зря надеешься, дяденька!» — подумал Мартин.

В отделение полиции вошла пожилая дама с сумочкой в руках. Вид у нее был очень строгий и чинный. Она подошла к Торбену и пожала ему руку.

— Здравствуйте, дорогой коллега! А это, стало быть, Мартин.

«Ну вот, сейчас опять начнутся дурацкие вопросы», — подумал мальчик.

Дама уселась на скамью рядом с Мартином и бородатым и принялась перебирать какие-то бумаги.

— Так, документы у вас как будто в порядке. Разрешение на воспитание подростков у вас постоянное, так что у меня возражений нет.

Дама взглянула на Мартина поверх очков.

— А ты часом ничего такого не натворил?

— Чего?

К ним подошел полицейский:

— Он только сбежал из интерната, больше за ним ничего не числится. Он к нам пришел сам и попросил о помощи.

— Прекрасно! Коли так, мы сразу и поедем в дом, где отныне он будет жить под присмотром молодых педагогов. Собирайся, дружочек, поехали!

— А я сам туда его отвезу! — сказал бородатый.

— Ах, будьте так любезны, дорогой коллега! Премного вам благодарна. По правде сказать, я тороплюсь, да и еду я в другой конец города. Очень мило с вашей стороны!

Торбен расписался на какой-то бумаге, что «принял» Мартина, как расписываются на почте за посылку или заказное письмо.

— Будь здоров, Енс, мы с Мартином поехали. И спасибо тебе — доброе дело ты сделал. А дальше мы уж сами обо всем позаботимся.

— Смотри, Мартин, держись молодцом! Там тебе очень понравится — вот увидишь! А я, может, загляну к тебе как-нибудь.

С этими словами полицейский весело подмигнул Мартину.

Они вышли на улицу.

— Где-то здесь моя телега стоит. Я поставил ее поблизости.

Еще минута, и они отыскали машину. На ветровом стекле, под одним из «дворников», торчала бумажка: «С вас причитае

«Мартин Иден» — краткое содержание романа Д. Лондона

Здесь даны основные сведения о романе Д. Лондона «Мартин Иден», представлено его краткое содержание для читательского дневника и пересказ, который можно читать по главам. Также дана краткая характеристика главного героя и других персонажей. В конце статьи указаны темы и основная мысль (идея) этого романа.

Краткие сведения о произведении

Роман «Мартин Иден» Джек Лондон написал в 1908 году. В 1908–1909 годах он был напечатан в журнале, отдельной книгой вышел в 1909 году.

Это произведение во многом автобиографичное, но философские и политические взгляды автора и героя романа различны (известно, что Джек Лондон был приверженцем социализма, а Мартин Иден исповедовал индивидуализм и «социальный дарвинизм»).

Главный герой романа

  • Мартин Иден 20-летний матрос, впоследствии писатель. В начале своего творческого пути он был целеустремлённым, полным сил и энергии, уверенным в себе, стремился к самосовершенствованию.

Другие персонажи

  • Руфь Морз 23-летняя девушка из буржуазного общества. Она очень ценит финансовое благополучие и внешнее приличие.
  • Мистер и миссис Морз — родители Руфи, очень обеспеченные люди.
  • Артур и Норман — братья Руфи, студенты.
  • Бернард Хиггинботам — зять Идена, торговец, скряга, деспотично относящийся к своему семейству.
  • Гертруда — сестра Мартина Идена, она замучена домашней работой и придирками мужа.
  • Мэриен — сестра Мартина, работница консервного завода.
  • Герман Шмидт — муж Мэриен, хозяин мастерской по ремонту велосипедов.
  • Джим — жилец Хиггинботама, подмастерье слесаря.
  • Лиззи Конолли — молодая красивая работница фабрики, полюбившая Идена.
  • Рэсс Бриссенден — поэт, друг Идена, поддерживал юношу в его стремлении посвятить себя литературному творчеству.
  • Джо Доусон — рабочий прачечной, ставший впоследствии бродягой.
  • Мария Сильва — прачка, у которой Мартин снимал комнату, добрая женщина.
  • Судья Блоунт — член верховного суда штата.

Краткое содержание для читательского дневника

Молодой матрос Мартин Иден спас от избиения студента, и тот пригласил его в гости. Так юноша попал в буржуазный дом Морзов, познакомился с сестрой студента Руфью, тоже студенткой, и влюбился в неё. Он хотел стать достойным этой девушки, занялся самообразованием и решил стать писателем.

Руфь желала, чтобы он устроился в контору её отца и впоследствии стал юристом. Но Мартина привлекало творчество, и он пообещал девушке, что через 2 года будет успешным, богатым писателем.

Иден стал упорно трудиться, но его произведения журналы не публиковали. Руфь считала, что они не могут «пожениться в расчёте на шедевры, которые никто не покупает» и разорвала с ним отношения.

Наконец удача пришла к Идену, он стал модным писателем, но его душа не находила в этом удовлетворения. Он потерял желание писать и вообще цель в жизни. Те, кто не верил в него, теперь искали его расположения, но он стал нелюдим.

Мартину казалось, что, убежав от буржуазной цивилизации на южные острова, он найдёт счастье. Плывя туда на пароходе, он видел, что пассажиры относятся к нему, как к знаменитости. Жизнь его стала мучительна, душа была утомлена, и он кончил все счёты с жизнью, выбросившись из иллюминатора каюты в океан.

Краткий пересказ по главам

Главы 1–2

Студент Артур Морз, которого спас от избиения подвыпившими парнями моряк Мартин Иден, пригласил его в свой дом на обед. Там молодой человек познакомился с его братом Норманом, тоже студентом, сестрой Руфью и их матерью (мистера Морза не было дома).

Мартина поразило богатство обстановки и вежливое, сердечное обращение этих людей друг к другу и к нему. С Руфью, которая училась на филолога, он поговорил о литературе, так как любил читать книги и стихи. Мартин решил со временем научиться говорить также культурно, как эти люди и разбираться в литературе, как Руфь. На прощанье девушка дала ему 2 томика стихов и сказала, что надеется, что он ещё придёт к ним.

Глава 3

Выйдя от Морзов, Мартин понял, что, наконец, он встретил женщину, которую полюбил. Он был поражён утончённой красотой Руфи и решил стать достойным такой умной и доброй девушки.

Когда Мартин пришёл домой, он увидел насколько резка разница между его родственниками и семьёй Морз. Он снимал комнату у торговца Бернарда Хиггинботама, мужа его сестры Гертруды. Этот мистер был прижимист, деспотично относился к жене.

Главы 4–5

Иден хотел научиться правильно себя вести, общаясь с семейством Морз, и решил завтра пойти в читальню узнавать о правилах хорошего тона.

Утром он увидел, что сестра занята стиркой. Мартин жалел её за то, что она была измучена тяжёлым трудом по обслуживанию своей большой семьи и нудным характером мужа.

Послушав болтавню Джима, второго жильца зятя, Мартин понял, что живя среди таких людей, ему трудно будет стать когда-нибудь вровень с Руфью. Трудности этой задачи привели его в отчаяние.

В читальне он долго искал руководство по правилам хорошего тона, а когда нашёл, понял, что для того, чтобы усвоить все формы вежливости, нужны многие годы.

Глава 6

Чтобы стать достойным Руфи, Мартин стал очень много читать, но ему не хватало начальных знаний, необходимых для того, чтобы разбираться в сложных вещах.

Иден стал следить за своим внешним видом, бросил пить. Однажды он пошёл в театр, надеясь там встретить Руфь, и увидел её с Артуром и другим молодым человеком.

Недалеко от Мартина сидели 2 девушки и улыбались ему. После спектакля на улице они пытались с ним познакомиться, но он сказал им, что спешит на свидание. Тогда черноглазая красивая девушка сказала, что они могут встретиться в другой раз и что её зовут Лиззи Конолли.

Простившись с девушками, Мартин пришёл к дому Руфи, стал смотреть на окно её комнаты и прошептал: «У меня свидание с вами, Руфь».

Глава 7

После знакомства с Руфью прошла неделя, а Мартин всё ещё не выяснил, через сколько дней прилично повторить посещение семьи Морз.

Он не общался со своими прежними товарищами, читал много книг по философии, экономике, политике, промышленности. Чтобы разбираться в этих вопросах, он стал выписывать незнакомые термины в тетрадку. Читал юноша и поэзию — она была отрадой для его души.

Однажды Мартин решился спросить у библиотекаря, когда можно прийти к молодой леди, которая после знакомства пригласила заходить к ней. Тот ответил, что когда угодно, но лучше позвонить предварительно по телефону.

Позвонив Руфи, Мартин получил приглашение заходить к ней когда угодно, так как после обеда она всегда дома.

Мартин любил Руфь и понял, что смысл его жизни — стать достойным такой девушки. Придя к ней, он сказал, что мало учился, так как с 11 лет ему пришлось работать. Сейчас он хочет жить так, как живут в её семье, чтобы кругом были картины, книги, а люди были спокойны и вежливы. Мартин спросил девушку, с чего ему начать. Она ответила, что нужно окончить школу, а потом университет. Юноша сказал, что на это у него нет денег, придётся доходить до всего без школы.

Руфь посоветовала ему начать с изучения грамматики и дала ему учебник.

Глава 8

Мартин много недель изучал грамматику, правила хорошего тона, законы стихосложения. Руфь исправляла его язык и произношение, учила арифметике.

Ей хотелось переделать жизнь юноши, и она ставила ему в пример компаньона её отца, мистера Бэтлера, который был очень беден, а сейчас имеет 30 тысяч годового дохода. Этого он добился благодаря тому, что ходил в вечернюю школу, потом на вечерние курсы, потихоньку продвигался по службе. Он экономил деньги, плохо питался. Мартин сказал, что сейчас у него, наверно, больной желудок, и ему нет никакой радости от этих 30 тысяч.

Глава 9

Через 8 месяцев Иден, заработав достаточно денег, чтобы подольше пробыть на суше, возвратился из плаванья в Сан-Франциско.

За это время он изучил грамматику, обогатил свой словарь, читал собрание сочинений Шекспира, которое нашлось у капитана.

Мартин остро воспринимал красоту мира и хотел описать Руфи величие Тихого океана. Затем ему захотелось передать своё восхищение красотой и другим людям. Мартина осенила идея стать писателем и поэтом. Он подумал, что литературная карьера поможет ему завоевать любовь Руфи.

В Окленде Мартин снова поселился в комнатке в доме Хиггинботама и стал писать очерк об искателях сокровищ. К Руфи он решил пойти только когда окончит его.

Написав очерк, он отправил его в газету. Затем написал приключенческий рассказ и послал в еженедельник.

Мартин позвонил Руфи и отправился к ней. Её обрадовало, что он стал хорошо одеваться, что в его разговоре появилось остроумие и лёгкость.

Молодой человек сказал ей, что хочет продолжать учиться, а для заработка будет писать. Но Руфь сказала, что без учёбы в школе у него ничего не выйдет, так как писательству тоже нужно учиться с азов. Мартин пообещал ей пойти на приёмный экзамен в среднюю школу.

Глава 10

Мартин остался обедать у Морзов и произвёл хорошее впечатление на мистера и миссис Морз. Мать Руфи была рада, что этот моряк заинтересовал её дочь. Раньше девушка не обращала на мужчин внимания, и мать думала, что она станет старой девой. Миссис Морз не допускала мысли, что Руфь полюбит Мартина, так как он ей не пара. Этот молодой матрос полезен только тем, что сумел пробудить у её дочери интерес к мужчинам — так считала миссис Морз.

На вступительных экзаменах в школу Мартин провалился по всем предметам, кроме грамматики. Руфь очень огорчилась и посоветовала поступить в вечернюю начальную школу, но юноша считал, что он сам сможет изучить всё гораздо быстрее.

Глава 11

Иден писал очерки, рассказы, работал над ними до глубокой ночи и отправлял в редакции журналов. Но рукописи ему возвращали. Из газеты он узнал, что рукописи должны быть переписаны на машинке, взял её напрокат и научился печатать. Но перепечатанные произведения тоже возвращали ему из редакций.

Мартин, начав самостоятельно изучать физику, химию, алгебру, не забросил литературных занятий. Кроме рассказов и очерков он написал цикл «Песни моря» из 30 стихотворений.

Мартину нравилось творить, но всё же он трудился только ради того, чтобы стать достойным Руфи и добиться счастья.

Глава 12

Однажды, идя с Руфью на публичную лекцию, Мартин встретил Лиззи Конолли и поклонился ей. Руфь сказала, что если эту красивую девушку научить держаться, то она покорила бы всех мужчин. Мартин сказал, что она некрасиво держится, потому что работает на фабрике, и её тело привыкло к положению, которое удобно для данной тяжёлой работы.

Глава 13

Проезжая на велосипеде в библиотеку через Сити-Холл-парк, Мартин останавливался и слушал споры социалистов и философов из рабочих. Там он несколько раз слышал о Герберте Спенсере. В библиотеке Мартин взял его книгу «Основные начала» и увлёкся эволюционной теорией.

Глава 14

Однажды Руфь попросила почитать что-нибудь из произведений Мартина. Он взял несколько рассказов и «Песни моря» на велосипедную загородную прогулку с Руфью. Мартин прочёл девушке несколько рассказов, они ей не понравились. Руфь считала, что писателя из него не выйдет, но он дал ей слово стать хорошим писателем.

Глава 15

Сидя за столом в своей коморке, Мартин вспомнил, как его, 6-летнего мальчика, стал постоянно избивать мальчик, которого прозвали Масляная Рожа, и который был на 2 года старше его. Драки были каждый день у типографии, но Мартин не просил пощады. После того, как у Масляной Рожи умер отец, он перестал приходить драться к типографии.

Когда Мартину шёл 17 год, он встретил своего давнего врага и победил его в драке. Мартин сказал сам себе, что если он через 11 лет одолел Масляную Рожу, значит, будет бороться до конца и станет писателем, хотя бы для этого нужно было потратить больше, чем 11 лет.

Глава 16

Чтобы заработать деньги, Мартину пришлось на время прервать своё писание. Он поступил работать в прачечную при гостинице на курорте. Его напарником был Джо Доусон. Хотя прачечная была оборудована машинами, работы было очень много, работать приходилось до полуночи. Читать было совсем некогда, жизнь была скучна, а работа изнурительна. Мартин чувствовал себя просто рабочей скотиной и смеялся над своими мечтами стать писателем. Сейчас свои рассказы и стихи ему не нравились.

Главы 17–20

Когда пришлось сократить время еды и начинать работать ещё до завтрака, Мартин и Джо решили уйти с этой работы. Джо вознамерился отдыхать и стать бродягой.

Вернувшись в Окленд, Мартин снова ощутил желание писать, но решил устроить себе каникулы. Он отдыхал, встречался с Руфью. Девушку влекло к нему, но всё же она решила ждать более достойного претендента на её руку.

Главы 21–22

Любовь Мартина к Руфи смогла склонить девушку к тому, что они стали женихом и невестой. Миссис Морз считала, что Мартин не годится в мужья её дочери, что у него нет чувства ответственности, так как он не готовится к семейной жизни, а тратит время на свои писания.

Мистер Морз решил собирать в своём доме культурных молодых людей, чтобы дочь могла сравнить жениха с ними и увидеть его недостатки.

Мартин обещал Руфи, что через 2 года его произведения будут нарасхват. Но она была огорчена, так как мечтала, что он станет юристом, поступив в контору её отца.

Глава 23

Мартин стал писать для заработка юмористические рассказы, куплеты и т. д., мечтая, что потом у него будет время писать шедевры, за которые сможет получать большие деньги.

Он снимал комнату у Марии Сильвы, многодетной португалки, сам себе стряпал, писал по 19 часов в сутки.

Главы 24–26

Деньги были на исходе, а «доходные произведения» никто не покупал.

Мария Сильва видела, как много трудится её жилец. Когда он заболел гриппом, она ухаживала за ним. Ослабленный голодом и лишениями, Мартин не смог быстро побороть болезнь.

Главы 27–28

Для Идена настал период удачи, некоторые его произведения стали приносить доход, но затем снова их перестали покупать.

Глава 29

Бывая у Руфи, Мартин встречал там многочисленное общество и удивлялся, что такие люди раньше ему казались очень умными. Сейчас он сравнивал их с великими мыслителями, чьи книги прочёл.

Глава 30

Через год после того, как они признались друг другу в любви, Мартин читал Руфи свои «Сонеты о любви». Девушка сказала, что они прекрасны, но ими нельзя заработать на жизнь, и посоветовала стать ему газетным репортёром. Но Иден считал, что это было бы литературным самоубийством.

Руфь сказала, что лучше его понимает в литературе (она была уже бакалавром искусств) и считает, что писателем он стать не сможет. Иден попросил её любить его по-прежнему и уверял, что через год он добьётся успеха. Сказал, что для того, чтобы жениться на ней, спит сейчас по 4 часа, чтобы больше работать над произведениями.

Главы 31–32

Однажды, возвращаясь от Морзов, Мартин пошёл рядом с Рэссом Бриссенденом, который тоже был у них. Они разговорились, и Мартин понял, что это настоящий интеллигент и мыслитель.

На следующий день Бриссенден пришёл к Идену, подарил ему книжку стихов Генри Вогана Марлоу и взял почитать стихи Мартина. Возвращая их, он сказал, что Мартин — настоящий поэт.

Оказалось, что Бриссенден тоже пишет стихи. Мартин был от них в восторге и удивился, что Рэсс ни разу не пытался их напечатать. По мнению Бриссендена, радость поэта не в достигнутом успехе, а в самом творчестве. Мартин сказал, что он трудится не ради славы, а ради любви.

Бриссенден посоветовал ему покинуть это буржуазное общество и вернуться снова к морю. О Руфи он отозвался как об ограниченной буржуазной девице, но Мартин был с этим не согласен.

Глава 33

Денежные дела Мартина становились всё хуже. Он пошёл в редакцию ежемесячника, который задолжал ему деньги, и смог получить их только, употребив свою силу.

Глава 34

Руфь не одобряла творчество Мартина, от своих сестёр он отходил всё дальше, так как они были под влиянием одна — мужа, другая — жениха, считавших его тунеядцем.

Глава 35

Бриссенден дал почитать Мартину свою поэму «Эфемерида», тот был поражён, считал, что это гениальное произведение, и попросил разрешения устроить поэму в какой-нибудь журнал. Но Бриссенден сказал, что не даст поэму на поругание публике. Он попросил Мартина перепечатать её на машинке.

Глава 36

Однажды Бриссенден решил показать Мартину «настоящих людей», которые действительно умны, в отличие от тех, кто толкутся у Морзов.

Эти люди жили компанией и занимали весь этаж дома в рабочем квартале. Мартин был поражён их научными взглядами. Они развенчали Спенсера, которым увлекался Иден, и стали спорить на философские темы.

Глава 37

Несмотря на запрет Бриссендена, Иден отправил его поэму в журнал. Он надеялся, что если редактор её примет, можно будет добиться согласия автора на её публикацию.

Обедая у Морзов, Мартин был вовлечён в разговор о политике и сказал, что он не социалист, а реакционер, индивидуалист. Он резко говорил с судьёй Блоунтом, членом верховного суда штата, когда тот неуважительно упомянул о Спенсере. Руфь была шокирована, как и всё её семейство. Когда после обеда она упрекнула Мартина, что он оскорбил судью, молодой человек возразил, что он только сказал правду. Он заявил, что больше не будет портить Морзам званых обедов, так как их друзья также противны ему, как он им.

Глава 38

Бриссендену хотелось, чтобы Мартин стал социалистом, так как это может спасти его «в час разочарования в жизни, который, несомненно, наступит». Он пригласил Мартина в социалистический клуб, чтобы он там рассказал, почему он против социализма. В своём выступлении в клубе Иден нападал на рабскую мораль социалистов, мечтающих об обществе, не подчиняющемся закону эволюции. При этом он исходил из биологических законов, а не из морали.

После его выступления человек 20 стали наперебой спорить с тем, что они услышали от Мартина.

Здесь присутствовал молодой репортёр, который не понял сущности речей, запомнил только «революция» и изобразил в своём репортаже Идена анархистом, а его реакционный индивидуализм превратил в «крайний красный социализм».

Глава 39

Утром Иден прочёл об этом в газете, а затем к нему явился этот репортёр, чтобы взять интервью. У Мартина был Бриссенден. Они поговорили о том, каким образом наказать журналиста, который с изумлением слушал этот разговор. Затем Мартин отшлёпал его, и репортёр в слезах убежал.

На следующий день Мартин прочёл в газете якобы свои ответы журналисту. Там было написано, что он не анархист, а социалист и часто выступает на рабочих митингах с революционными речами. На другой день Иден получил письмо от Руфи, в котором она сообщала, что родители требуют расторгнуть их помолвку, она с ними согласна и просить не пытаться увидеться с ней.

Мартин написал Руфи о том, что газета напечатала клевету, и просил написать в ответ только одно — любит ли она его или нет. Ответа он не дождался.

Из-за проделки репортёра бакалейщик и зеленщик отказали ему в кредите, соседи негодовали на «предателя-социалиста».

Сестра Гертруда сказала, что её муж считает, что Мартин опозорил всю семью. Мартин не стал объяснять ей, что он ницшеанец и что ему ненавистен социализм.

Глава 40

Из журнала пришло письмо от редактора о том, что поэма Бриссендена принята. Он обещал заплатить за неё 350 долларов. Нужно было добиться согласия Бриссендена, но в гостинице сказали, что он покончил жизнь, выстрелив себе в голову. Иден телеграфировал издателю журнала, что поэму можно печатать.

Увидев поэму, напечатанную в журнале, и слащавое редакторское предисловие к ней, Иден подумал, что хорошо, что его друг не увидел этого.

Глава 41

Мартину стали приходить чеки на деньги из журналов за его произведения, но его это не радовало — он жил уже без цели.

Мартин просматривал иногда периодику, чтобы узнать, что пишут о поэме его друга, и видел, что её никто не понял, но она была в моде.

Иден перестал верить в печать и публику. Получив за поэму чек на 350 долларов, он передал его душеприказчику Бриссендена.

Когда Мартин прекратил борьбу, он получил чек на 300 долларов — гонорар за рассказ «Приключение». Колесо фортуны повернулось, и был напечатан ещё один рассказ и стихотворение «Гадалка», написанное им в честь сестры Мэриен.

Глава 42

После разрыва с Руфью и смерти друга Иден перестал писать, читать, жизнь его стала пуста. Он хотел накопить деньги за ранее написанные книги, уехать на Маркизские острова и купить там долину с заливом, шхуну, заняться ловлей жемчуга и жить среди туземцев, забыв книги и мир, полный иллюзий.

Как-то он отправился в парк на гулянье каменщиков, встретил там свою старую компанию, Джима (жильца своей сестры) и Лиззи Конолли.

С Лиззи они вышли из павильона в парк, чтобы поговорить, не перекрикивая музыку. Вдруг на него напал ухажёр Лиззи. Джим и другие парни подбежали и сказали нападавшему, чтобы он лучше не связывался с Мартином Иденом.

Когда парни ушли в павильон, Лиззи сказала Мартину, что с этим парнем она в последнее время гуляла, так как было скучно, но Мартина она никогда не забывала и ждала его все эти годы. Мартин сказал, что не годится в мужья, но хочет облегчить её жизнь и дать ей деньги на курсы, чтобы изучить, например, стенографию. Но Лиззи сказала, что не хочет говорить об этом.

Ухажёр Лиззи с компанией хотел отомстить Мартину, но за него вступила в драку компания Джима.

Лиззи призналась Мартину, что с радостью бы умерла за него.

Глава 43

Критико-философская книга Идена «Позор солнца» вышла в октябре, наделала много шума, но радости ему не принесла. Иден стал популярен, его произведения заинтересовали издателей, и он разбогател.

Мартин жил в дорогой гостинице. Своей бывшей квартирной хозяйке Марии он купил дом, в котором она жила. Он сказал, что дом она может сдать внаём и купить молочную ферму, о которой так мечтала.

Лиззи жалела, что Мартин стал популярен. В надежде приблизиться к нему по развитию, она поступила в вечернюю школу и ходила на курсы стенографии.

Судья Блоун, некогда оскорблённый Иденом, пригласил его обедать. Книги Идена читала буржуазия, и он не мог понять, что её так привлекает в них.

Глава 44

Идена пригласил обедать и мистер Морз, и муж сестры Гертруды, раньше презиравший его. Зятю Мартин дал деньги на расширение лавки с условием, чтобы он нанял кухарку и прачку, чтобы сестра не делала грязную работу по дому.

Другому зятю, мужу Мэриен, он предложил деньги на оборудование магазина по продаже велосипедов и автомобильную мастерскую.

Глава 45

Однажды к Идену в гостиницу пришла Руфь и сказала, что никто не знает, что она здесь. Девушка призналась, что понимает, как была глупа, и дала понять, что мама сейчас не будет противиться их браку. Руфь упрекнула Мартина, что он не пришёл к ним обедать по приглашению отца.

Иден понял, что он раньше любил идеальную Руфь, созданную его воображением, а настоящую Руфь с её буржуазной психологией не любил никогда. Он отказался от брака с ней и даже от свободного союза любви, сказав, что потерял вкус к жизни.

Мартин, провожая Руфь домой, заметил её брата Нормана, который спрятался в подъезде, и понял, что девушка солгала, будто никто не знает, что она посетила его.

По дороге в гостиницу он встретил своего напарника по работе в прачечной. Джо выглядел лучше, чем раньше, так как бродячая жизнь была легче, чем работа в прачечной. Мартин дал ему денег на ночлег и условился встретиться с ним на следующий день.

Вернувшись в гостиницу, он попросил портье заказать ему каюту на пароходе, который через 5 дней отправлялся на Таити.

Глава 46

На следующий день Иден сказал Джо, что хочет помочь ему приобрести хорошую прачечную, которую продаёт один француз, собравшийся на родину. Джо прачечная понравилась. Мартин купил её для него и попросил, чтобы у работников не было сверхурочных и ночных смен и чтобы была хорошая плата.

Перед отъездом у Мартина пропала охота ехать. Стоя на палубе, он заметил в толпе провожающих Лиззи и подумал, что если взять её с собой, она будет счастлива. Но тут на него напал ужас — усталая душа протестовала. Мартин понял, что его душа тяжело больна.

Во время плаванья пассажиры смотрели на него как на путешествующую знаменитость, а он большую часть времени лежал на палубе. Жизнь для него стала мучительна, он не хотел уже и в Таити, где его ожидали хлопоты о шхуне, идущей на Маркизские острова.

Если в начале плаванья Иден много спал, то сейчас у него была бессонница. Он взял томик стихотворений и там нашёл лучший выход из этой мучительной и скучной жизни.

Иден пролез в иллюминатор ногами вперёд и разжал руки. Пароход ушёл, а он спокойно плыл. Подавляя бессознательный инстинкт жизни, Мартин поплыл ко дну, и сознание его покинуло.

Заключение к краткому пересказу

В романе Д. Лондона «Мартин Иден» раскрыты темы:

  • несовместимость творческой личности и буржуазного общества, в котором всё решают деньги;
  • любовь;
  • одержимость творчеством;
  • жизнь и труд простых людей.

Основная мысль (идея) романа «Мартин Иден»: одержимость творчеством, зацикленность на нём, направление всех сил на творческий процесс, отсутствие отдыха — всё это, в сочетании с приверженностью индивидуализму, ведёт к эмоциональному выгоранию. В итоге происходит «опустошение» личности, разочарование в жизни.

Краткое содержание романа может пригодиться для заполнения читательского дневника, а краткий пересказ по главам — для подготовки к уроку литературы.

Вам также будет интересно почитать:

Как Мартин Лютен Кинг изменил жизнь миллионов американцев

Многие слышали про Мартина Лютера Кинга, который боролся за права темнокожих граждан в США, но мало кто знает, как сложилась его жизнь и какой вклад в историю внес баптистский проповедник. В честь борца за гражданские права возведены памятники, названы улицы и написаны песни. И, возможно, если бы не трагическое убийство, Мартин изменил бы жизнь и поток мыслей еще большего количества людей. Рассказываем про жизнь знаменитого борца за права человека, который родился сегодня, 15 января 

Фото: https://inance.ru

Мартин Лютер Кинг родился 15 декабря 1929 года в Атланте в семье пастора баптисткой церкви. Будущий борец сдавал экзамены экстерном, а в 15-летнем возрасте победил на ораторском конкурсе. В возрасте 19 лет стал рукоположенным церковным служителем. Одно время Мартин сомневался, какой профессии отдать предпочтение — медицине или юриспруденции, все решилось в пользу служения церкви, которая оказала влияние на образованность и грамотность будущего лидера. В 1955 году закончил Бостонский университет и получил степень доктора теологии.

Фото: https://www.emaze.com

Первые любовные отношения Кинга были с белокожей девушкой, дочерью немецкой иммигрантки. Мартин уже планировал женитьбу, когда друзья посоветовали ему во имя дальнейшей пасторской деятельности не разжигать межрассовым браком конфликт. Через шесть месяцев отношения были разорваны.

В 1953 Кинг женился на Коретте Скотт.  Супруги стали известны как одни из первых афроамериканских баптистских деятелей. После смерти мужа Коретта продолжила его дело. У них было четверо детей, которые тоже стали социальными активистами и борцами за права человека.

Фото: https://www.emaze.com.

Являясь пастором в Монтгомери, штата Алабама, Кинг возглавил протесты против разделения по цвету кожи в общественном транспорте. В то время существовал запрет для темнокожих: не разрешалось сидеть при входе белых пассажиров. При неповиновении могли последовать разбирательства в полицейском участке. Протест в 1955 году перешел в бойкот автобусных линий, который продлился 385 дней и был возглавлен Кингом. В результате этих действий Мартин Лютер Кинг добился признания властью незаконности подобного разделения и стал широко известен как ярый представитель за гражданские права. Отметим, что в период протестов в дом Кингов была подброшена бомба, по счастливой случайности никто не пострадал.

Также проводились сидячие забастовки представителями темнокожего населения в общественных местах. Несколько раз Мартину предъявили обвинения и арестовывали, но за отсутствием обоснованных обвинений, отпускали.

В 1958 на Кинга при раздаче автографов напала психически нездоровая женщина и нанесла ножевое ранение. Но это не помешало ему принимать активное уч

Сапоги, туфли и сандалии | Доктор Мартенс Официал

text.skipToContent text.skipToNavigation
  • НАСЛАЖДАЙТЕСЬ СКИДКОЙ ДО 30% НА ВЫБОР СТИЛЯ ПРОДАЖИ. КУПИТЬ СЕЙЧАС.
ПОДАРОЧНЫЕ КАРТЫ
  • Войти / Зарегистрироваться
  • ПОИСК МАГАЗИНА
Помощь и FAQ Соединенные Штаты

Сумка

0

Ваша сумка пуста

Магазин новые поступления
  • НОВАЯ Просмотреть все НОВИНКИ НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ
    • Просмотреть все НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ
    • ЖЕНЩИНЫ
    • ЛЮДИ
    • ДЕТИ
    • ПОСМОТРЕТЬ ВСЕ
    ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • Просмотреть все ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • ПЛАТФОРМЫ
    • САПОГИ ЗИМНИЕ
    • DMS Хедлайнеры
    СТИЛЬ И УХОД
    • Посмотреть все СТИЛЬ И УХОД
    • КАК ОЧИСТИТЬ СВОИ ДОКУМЕНТЫ
    • КАК ЧИСТИТЬ ЛАКОВУЮ КОЖУ
    • КАК ЧИСТИТЬ ЗАМШУ
    • КАК ОЧИСТИТЬ DUBBIN WAX
    • КАК ЗАЩИТИТЬ КОЖУ
  • ЖЕНЩИНЫ Просмотреть все ЖЕНЩИНЫ САПОГИ, ОБУВЬ И САНДАЛИИ
    • Просмотреть все БОТИНКИ, ОБУВЬ И САНДАЛИИ
    • САПОГИ
    • ОБУВЬ
    • САНДАЛИИ
    • НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ
    ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • Просмотреть все ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • ПЛАТФОРМЫ
    • ЧЕЛСИ БОТИНКИ
    • БОТИЛЬОНЫ
    • КАБЛУКИ
    • САПОГИ ЗИМНИЕ
    • БЕСТСЕЛЛЕРЫ
    • СДЕЛАНО В АНГЛИИ
    • ВЕГАНСКИЙ
    • ЗАГОЛОВКИ DMS
    АКСЕССУАРЫ
    • Посмотреть все АКСЕССУАРЫ
    • СУМКИ И РЮКЗАКИ
    • КРУЖКИ
    • УХОД ЗА ОБУВЬЮ И СТЕЛЬКИ
    • НОСКИ
    • ВСЕ АКСЕССУАРЫ
    распродажа
    • Просмотреть все распродажи
  • ЛЮДИ Просмотреть все МУЖЧИНЫ САПОГИ, ОБУВЬ И САНДАЛИИ
    • Просмотреть все БОТИНКИ, ОБУВЬ И САНДАЛИИ
    • САПОГИ
    • ОБУВЬ
    • САНДАЛИИ
    • НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ
    ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • Просмотреть все ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • БОТИЛЬОНЫ
    • ЧЕЛСИ БОТИНКИ
    • ВЕГАНСКИЙ
    • ПЛАТФОРМЫ
    • СДЕЛАНО В АНГЛИИ
    • САПОГИ ЗИМНИЕ
    • БЕСТСЕЛЛЕРЫ
    • УТИЛИТНЫЕ БОТИНКИ
    • ЗАГОЛОВКИ DMS
    АКСЕССУАРЫ
    • Посмотреть все АКСЕССУАРЫ
    • СУМКИ И КОШЕЛЬКИ
    • КРУЖКИ
    • УХОД ЗА ОБУВЬЮ И СТЕЛЬКИ
    • НОСКИ
    • ВСЕ АКСЕССУАРЫ
    ПРОДАЖА
    • Посмотреть все ПРОДАЖА
  • ДЕТИ Просмотреть все ДЕТИ САПОГИ, ОБУВЬ И САНДАЛИИ
    • Просмотреть все БОТИНКИ, ОБУВЬ И САНДАЛИИ
    • САПОГИ
    • ОБУВЬ
    • САНДАЛИИ
    • НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ
    МАГАЗИН ПО РАЗМЕРАМ
    • Посмотреть все МАГАЗИН ПО РАЗМЕРАМ
    • БОЛЬШИЕ ДЕТИ
    • МАЛЕНЬКИЕ ДЕТИ
    • ДЕТИ
    • МЛАДЕНЦА / НОВОРОЖДЕННЫЙ
    • ВСЕ ДЕТИ
    ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • Просмотреть все ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • БЕСТСЕЛЛЕРЫ
    • САПОГИ И ОБУВЬ ДЛЯ ДЕВОЧЕК
    • САПОГИ И ОБУВЬ ДЛЯ МАЛЬЧИКОВ
    • САПОГИ ЗИМНИЕ
    ПРОДАЖА
    • Посмотреть все ПРОДАЖА
  • ОРИГИНАЛЫ Посмотреть ВСЕ ОРИГИНАЛЫ ОРИГИНАЛЬНЫЕ БОТИНКИ
    • Посмотреть все ОРИГИНАЛЬНЫЕ БОТИНКИ
    • БОТИНКИ 1460 НА ШНУРОВКЕ
    • БОТИНКИ 1490 СРЕДНЕЕ
    • 2976 БОТИНКИ ЧЕЛСИ
    • 101 БОТИНКИ НА ШНУРОВКЕ
    • 1914 ВЫСОКИЕ САПОГИ
    • ЦЕРКОВНЫЕ САПОГИ ОБЕЗЬЯНЫ
    ОРИГИНАЛЬНАЯ ОБУВЬ
    • Посмотреть ВСЕ ОРИГИНАЛЬНАЯ ОБУВЬ
    • 1461 OXFORD ОБУВЬ
    • 3989 БРОЖНАЯ ОБУВЬ
    • 8065 МЭРИ ДЖЕЙН ОБУВЬ
    • 8053 КОРПУСНАЯ ОБУВЬ
    • ЛОФЕР ADRIAN TASSEL
    ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • Просмотреть все ПРЕДЛАГАЕМЫЕ
    • ЖЕНСКИЕ ОРИГИНАЛЫ
    • МУЖСКИЕ ОРИГИНАЛЫ
    • СДЕЛАНО В АНГЛИИ
    • ВСЕ ОРИГИНАЛЫ
    • УЧИТЬ БОЛЬШЕ
  • РАБОЧИЕ БОТИНКИ Просмотреть все РАБОЧИЕ САПОГИ РАБОЧИЕ САПОГИ И ОБУВЬ
    • Посмотреть все РАБОЧИЕ САПОГИ И ОБУВЬ
    • РАБОЧИЕ БОТИНКИ
    • РАБОЧАЯ ОБУВЬ
    • ЛЕГКИЕ РАБОЧИЕ САПОГИ
    • БОТИНКИ ДЛЯ ТЯЖЕЛЫХ УСЛОВИЙ
    • СФЕРА УСЛУГ
    • СВЕРХШИРОКОЕ
    • БЕЗОПАСНОСТЬ И СТАЛЬНАЯ НОСКА
    • ЖЕНСКИЕ РАБОЧИЕ САПОГИ
    • ВСЕ РАБОЧИЕ САПОГИ И ОБУВЬ
    ТЕХНОЛОГИИ
    • Просмотреть все ТЕХНОЛОГИИ
    • АНТИСТАТИЧЕСКИЙ
    • ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ ОПАСНОСТЬ
    • ТЕРМОСТОЙКИЙ
    • МЕТАТАРЗАЛЬНАЯ ЗАЩИТА
    • ПРОТИВОСКОЛЬЖЕНИЕ
    • СТАЛЬНОЙ ПОДНОСОК
    • ВОДОНЕПРОНИЦАЕМЫЙ
  • ИССЛЕДОВАТЬ Просмотреть все УЗНАТЬ DR.MARTENS ПОДАРКИ
    • Просмотреть все DR. MARTENS ПОДАРКИ
    • ФИЛЬММАКЕР СЕРИИ
    Как укладывать
    • Просмотреть все стили
    DIY DOCS
    • Посмотреть все DIY DOCS
    БЛОГ
    • Просмотреть все БЛОГ
    • МУЗЫКА
    • СТИЛЬ
    • ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО
    • СОТРУДНИЧЕСТВО
    • БРЕНД
  • ПРОДАЖА Посмотреть все ПРОДАЖА ЖЕНСКАЯ РАСПРОДАЖА
    • Посмотреть все ЖЕНСКИЕ РАСПРОДАЖИ
    МУЖСКАЯ РАСПРОДАЖА
    • Посмотреть все МУЖСКИЕ РАСПРОДАЖИ
    ДЕТСКАЯ РАСПРОДАЖА
    • Посмотреть все ДЕТСКИЕ РАСПРОДАЖИ
    Распродажа аксессуаров
    • Посмотреть все распродажи аксессуаров
  • Доставка
  • Помощь / Часто задаваемые вопросы
  • ПОИСК МАГАЗИНА

Часто задаваемые вопросы по гарантии и ремонту гитары Martin

FAQ

Почему я не могу зарегистрировать свою гитару по гарантии?

Почему я не могу зарегистрировать свою гитару для гарантии?

Если вы получаете сообщение об ошибке «Недействительный серийный номер» при попытке зарегистрировать гитару для гарантии, это, вероятно, связано с одной из следующих причин:

Номер не найден
Введенный серийный номер недействителен.Возможно, он был введен неправильно или не является действительным серийным номером Martin.

Прибор уже зарегистрирован
Введенный серийный номер уже зарегистрирован на другого владельца. Ограниченная пожизненная гарантия Martin Guitar действительна только для первоначального владельца инструмента и не подлежит передаче.

Дата изготовления превышает проверяемый срок
Информация о покупке гитар, произведенных в 2002 году и ранее, не может быть подтверждена в базе данных.Обратитесь в службу поддержки клиентов , чтобы предоставить необходимое подтверждение покупки для рассмотрения при регистрации.

Модель

не подлежит гарантии
Ограниченная пожизненная гарантия Martin Guitar не распространяется на инструменты, приобретенные за пределами США или Канады. Пожалуйста, свяжитесь с вашим дилером Martin для получения подробной информации о международных гарантиях. На модели Little Martin, Backpackers и укулеле, произведенные в Мексике, предоставляется ограниченная гарантия сроком на один год. Ваш магазинный чек будет подтверждением покупки в течение гарантийного срока.

Как зарегистрировать гитару?

Как зарегистрировать гитару?

Зачем мне регистрировать гитару?

Зачем мне регистрировать гитару?

Регистрация необходима только для получения ограниченной пожизненной гарантии первоначальному владельцу.

Что произойдет, если я не отправлю вам по почте свои гарантийные документы в течение 30 дней?

Что произойдет, если я не отправлю вам по почте свои гарантийные документы в течение 30 дней?

Не обязательно регистрировать гитару в течение 30 дней с момента покупки, но для вас, как владельца, выгодно завершить регистрацию как можно быстрее.

Можно ли передать гарантию на гитару Martin другому владельцу?

Может ли гарантия на гитару Martin быть передана другому владельцу?

Нет, ограниченная пожизненная гарантия действительна только для первоначального зарегистрированного владельца, который приобрел гитару у официального дилера Martin.Его нельзя передать.

Я не могу вспомнить, зарегистрировал ли я свою гитару, как мне узнать?

Я не могу вспомнить, зарегистрировал ли я свою гитару, как я могу узнать?

При регистрации вы должны получить регистрационную карточку размером с бумажник с вашими регистрационными данными.Если вы не можете найти свою регистрационную карту и все еще не уверены, обратитесь в службу поддержки клиентов. Не забудьте указать серийный номер ваших инструментов.

Что делать, если моей гитаре нужен ремонт?

Что делать, если моей гитаре нужен ремонт?

Могу ли я отремонтировать гитару на заводе Мартина в Назарете, Пенсильвания?

Могу ли я отремонтировать гитару на заводе Мартина в Назарете, штат Пенсильвания?

Да.Martin Guitar выполняет гарантийный и негарантийный ремонт инструментов Martin на заводе. Если вы заинтересованы в проведении ремонтных работ на нашем заводе, пожалуйста, обратитесь в службу поддержки клиентов .

Можно ли поговорить с мастером по ремонту моей гитары?

Можно ли поговорить с мастером по ремонту моей гитары?

Это не так, с вашей гитарой будут работать несколько квалифицированных специалистов ремонтного отдела.Если у вас есть вопросы, служба поддержки клиентов может передать ваш запрос в наш ремонтный отдел, и представитель свяжется с вами.

Моя гитара отправляется обратно на завод для ремонта. Получу ли я уведомление, когда вы получите мою гитару в ремонт?

Моя гитара отправляется обратно на завод для ремонта.Получу ли я уведомление, когда вы получите мою гитару в ремонт?

Да, мы вышлем вам по электронной почте предложение по ремонту, включая гарантийный ремонт, рекомендуемый негарантийный ремонт и примерные сроки выполнения этих работ. Из-за большого объема получение вашего предложения может занять до нескольких недель.

Я получил предложение на ремонт, но не утвердил его в течение запрошенного 30-дневного периода. Что будет теперь?

Я получил предложение на ремонт, но не утвердил его в течение запрошенного 30-дневного периода.Что будет теперь?

Мы постараемся связаться с вами по телефону и / или заказным письмом, чтобы узнать, хотите ли вы продолжить ремонт. Если мы не получим никаких инструкций по истечении 60 дней, гитара будет возвращена непосредственно вам или дилеру, который обеспечит ремонт.

Повлияет ли установка кнопки звукоснимателя или ремня на мою ограниченную пожизненную гарантию?

Повлияет ли установка кнопки звукоснимателя или ремня на мою ограниченную пожизненную гарантию?

Нет, если это делается авторизованным сервисным центром Martin для обеспечения правильной установки.Ущерб, причиненный во время установки или в результате установки, не покрывается вашей ограниченной пожизненной гарантией.

Работаете ли вы с гитарами других производителей?

Вы работаете с гитарами других производителей?

Нет, гитара Martin работает только на инструментах марки Martin.

Фермерство на острове Св. Мартина (Часть 1)

В Академии Св. Мартина преподаватели и студенты будут совместно работать над устойчивой и продуктивной фермой. Мы будем выращивать сезонные овощи, ухаживать за вечнозелеными садами и содержать разнообразный домашний скот, от кур и свиней до кроликов и крупный рогатый скот. Мы будем доить коров и делать масло, держать пчел для меда и заквашивать овощи для использования зимой. Работа будет реальной, а обязательства - значительными.В этом посте я хочу уделить время тому, чтобы поразмышлять о , почему мы это делаем. Я возьму , как в Части II.

Было бы понятно, что эту часть жизни в Сен-Мартене можно считать ненужной; рассматривать это как непрактичный предрассудок в пользу старомодного, который отвлекает от интеллектуального образования.

Я серьезно отношусь к этому возражению. Однако я бы сказал, что работа на ферме не только не отвлекает, а такой же необходимый педагогический компонент, как и все остальное в школе Св.Мартина . Без этой работы мы просто не сможем реализовать свое видение, чтобы обучить человека в целом.

Я бы сказал, что работа на ферме не только не отвлекает, но и является столь же необходимым педагогическим компонентом, как и все остальное в Сент-Мартинс. Без этой работы мы просто не сможем реализовать свое видение, чтобы обучить человека в целом.

Развитие интеллекта с помощью математики, языков, естественных наук и литературы, несомненно, является важнейшим компонентом этого образования.Но эта академическая работа должна быть связана с осязаемыми вещами, иначе она окажется бессмысленной. Эта связь с реальностью возникает, когда чувства, память и воображение соприкасаются с реальными вещами, такими как растения, животные и грязь; или рождение, жизнь и смерть. Этот контакт не может происходить через экраны или, откровенно говоря, даже через книги. Эти вещи нужно сначала потрогать, попробовать, увидеть и услышать в живом цвете. Ферма является идеальным местом для этой лаборатории опыта и обеспечивает реальную и прочную основу для работы ума.Это не антиинтеллектуальная позиция. Скорее, именно из-за нашего безмерного уважения к интеллекту мы стремимся снабдить его плодородной почвой, на которой он сможет процветать.

Вот некоторые конкретные способы, которыми наша сельскохозяйственная программа служит нашему образовательному видению:

  1. Сельское хозяйство служит нам в выполнении наших основных обязательств.

    Воспитание мужественности. Работа на ферме может быть тяжелой. Строительство заборов, стрижка сена и работа упрямого скота требуют терпения, настойчивости и смелости.Это постоянное упражнение в самоотречении. Христос, наш образец подлинной мужественности, уподобляет себя Доброму пастырю, который отдал Свою жизнь за своих овец.
    Исцелите воображение. Как вы можете оценить «Рассказ монахини Чосера о Шантеклер», если вы никогда не видели петуха, шагающего по скотному двору? Аристотель поручил Александру Великому изучать ботанику и зоологию именно потому, что он знал, что для выполнения тяжелой философской работы его юный ученик должен обладать воображением, основанным на деталях, встречающихся в природе.Книжное изучение пусто, если ему не помогают память и воображение, основанное на реальных вещах.
    Вызов чудо. Хрупкость недавно проросших семядолей, предназначенных для выращивания томатов; нежные ухаживания коровы-матери за своего часового шаткого теленка; окончательность смерти мертворожденного ягненка - это волнующие реальности, которые манят нас глубже задуматься о тайнах нашего собственного существования, своего происхождения и судьбы. Рождение и смерть вызывают чудеса, а ферма - прекрасное место.
    Развивайте внимательность. Простое внимание требует, чтобы разум переместился за пределы самого себя в некую внешнюю реальность. Внимательность развивает это движение дальше, сочетая постоянную сосредоточенность с покорностью. Результат - сфокусированное «присутствие разума» где-то еще. Наблюдение за птицами или «наблюдение за птицами» - прекрасный способ развить этот навык. Подобно ожиданию Святого Духа в молитве, внимательный орнитолог ждет на своем «сидячем месте», пока застенчивая Иволга откроется, или нет. На ферме вы должны постоянно быть в курсе того, что вас окружает.Животные требуют вашего внимания, что может подтвердить любой, у кого есть злобный баран, голодная свиноматка или голодная курица.

  2. Прививает чувство ответственности.

    Хорошее управление творением Бога было одной из первых задач, возложенных на Адама, и эта задача остается нашей и сегодня. Надлежащее уважение к миру природы побуждает нас трепетать перед творением Бога и смиренно и с благодарностью работать с ним, вместо того, чтобы навязывать свою волю, пытаясь заставить Мать-Природу «сидеть и умолять».В Св. Мартине мы поможем мальчикам развить здоровое чувство управления, отмеченное благоговением и благодарностью за дар Божий творения.

  3. Соединяет мальчиков с едой, которую мы едим.

    Джоэл Салатин пишет: «У этой волшебной, изумительной пищи на нашей тарелке, у этой пищи, которую мы поглощаем, есть что рассказать. У него есть путешествие. Он оставляет след. Это оставляет наследство. Есть безрассудно, без совести, без знания; ребята, это ненормально.Джоэл Салатин, безусловно, должен быть самым влиятельным птицеводом всех времен. Он взял свой комбинезон и щипцы для цыплят в дорогу и обратился к некоторым из самых технически искушенных умов в мире (например, к руководству Google). Он блестящий эколог и современный апостол здравого смысла, когда дело касается нашей еды и того, как ее производят. Как говорит Джоэл, наше отношение к еде ненормальное, потому что мы потеряли связь с ней, во многом благодаря нашему все более централизованному и индустриальному производству продуктов питания.В Сен-Мартене мы восстановим эту связь.

  4. Воспитывает здоровых мальчиков.

    Помимо восстановления здравого смысла в наших отношениях с едой, существует реальная и очевидная польза от операции «от фермы к столу». Тяжелая физическая работа стимулирует аппетит к настоящей сытной пище. А мальчики кормят настоящей едой, выглядят и действуют иначе. Тело питает разум, а здоровая, крепкая физическая конституция служит нашему видению для развития ума, который будет бдительным, проворным и способным к постоянному вниманию.

  5. Создает благодатную почву для настоящего праздника.

    Джозеф Пайпер писал, что «только значимая работа может обеспечить почву, на которой процветает праздник». Насколько правильно! Тяжелая работа порождает тяжелую игру. Сравните это с описанием Эвелин Во Чарльза и Себастьяна посреди запоя в «Возвращении к Брайдсхеду»: «Ах, язык молодости… расслабление еще не утомленных сухожилий, замкнутый и эгоистичный разум, солнце, неподвижное в воде. небеса и земля пульсируют в нашем собственном пульсе.Эта томность слишком часто является стандартным состоянием современной молодежи, которая так увлечена пассивным развлечением. Плод истомы - тоска, состояние, готовое ко всем неприятностям. С другой стороны, значимая работа вселяет здоровую гордость за выполненную работу и даже за eutrapelia , что Аквинский описывает как добродетельную форму веселья.

Существенно не какое-то конкретное сельское хозяйство как таковое . Если бы мы были в штате Мэн, мы могли бы управлять лодками для омаров.Важно то, что дает нам сельское хозяйство: возможность выполнять тяжелую работу, оставаться в постоянном контакте с реальными вещами и работать над достижением определенной степени самодостаточности в обеспечении себя питательной пищей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *