Ханс холляйн: Ханс Холляйн: фото, биография и интервью с архитектором, лауреатом Притцкеровской премии | Admagazine

Центр современного искусства "Облака"

Многогранность талантов представителя постмодернизма в архитектуре Ханса Холляйна поражает. Дизайнер, философ, художник, теоретик, он называл архитектуру «контролем температуры тела», «защитным кожухом» и «кондиционированием психологического состояния».

 

Холляйн ушел из жизни в 24 апреля 2014 года в возрасте 80 лет. В наследие от великого мастера человечеству остались лучшие концептуальные музеи по всей Европе (Вена, Тегеран, Франкфурт, Оверни, Зальцбург, Берлин, Мадрид), множество магазинов и торговых помещений, концертных залов, жилых домов. 

 

«У меня много разных должностей не потому, что я ищу себе хлопот. Но архитектура – это не в мастерской сидеть, архитектура – это жизнь, и только попробуйте в ней не участвовать», - делился своими размышлениями Холляйн в интервью.

 

Мировую известность архитектор получил после проектирования и строительства венского свечного магазина «Ретти». Маленькое здание было собрано из зеркал и алюминия.

Именно оригинальность используемых материалов и обеспечило внимание архитекторского сообщества к личности Холляйна. В 1983-м ему присудили высшую государственную премию Австрии в области изобразительного искусства. В 1985 году он был удостоен Притцкеровской премии.

 

 

Музей современного искусства во Франкфурте

Местные жители прозвали это здание «куском торта». Строительство нового объекта было обусловлено необходимостью появления в городе места, которое сможет превратиться в культовое среди жителей Франкфурта и туристов.  С высоты птичьего полета здание напоминает корабль, который прорубает себе дорогу между городскими застройками. Холляйн спроектировал объект, напоминающий просторный лабиринт с перегородками в самых неожиданных местах. Экспозиция музея включает в себя свыше 4500 объектов, в том числе работы Энди Уорхола, Роя Лихтенштейна, Джорджа Сегала, Герхарда Рихтера и других представителей современного искусства. Само здание музея представляет собой не меньший интерес, чем размещенная в нем коллекция живописи, скульптуры, фотографий и т.

д.

 

«Я развил в этом проекте особый архитектурный словарь. Место, где размещается музей, очень небольшое, и в проекции представляет собой треугольник. Это прообраз корабля и самолета одновременно. Нужно было придумать множество ассиметричных объемов с разными элементами - лестницами, балконами, внутренними и внешними окнами, которые соотносились бы с треугольниками, то есть создать множество виртуальных и визуальных треугольников. Кроме того, проект должен был гармонично вписаться в центр старого Франкфурта, не противореча историческим зданиям, собору и историческому ландшафту в целом», - рассказывал архитектор. Местные власти не сразу одобрили появление в центре города авангардного здания. На согласование проекта ушло два года. Первых посетителей музей принял в 1991 году.

 

 

Торговый комплекс «Хаас Хаус»

Обсуждение строительства этого объекта проходило бурно. Появление здание с ярко выраженными постмодернистскими чертами напротив собора святого Стефана поддерживали далеко не все жители Вены.

На предусмотренном для его возведения месте раньше располагался универсальный магазин, который был разрушен во время Второй мировой войны. В итоге комплекс Хаас Хаус построили в 1990 году на площади святого Стефана – в самом центре столицы Австрии.

 

Здание представляет собой железобетонный круглый каркас, поверхность которого покрыта камнем и стеклом. Авангардистский объект не только не нарушил исторический архитектурный облик центра города, но и подчеркнул его красоту – в зеркалах отражается готический собор святого Стефана.

 

«Когда я строил коммерческий центр Haas-House в Вене, то добивался того, чтобы это сверхтехнологичное здание было терпимо и дружественно по отношению к главной венской святыне – стоящему напротив собору Святого Стефана. Это многоголосие, полифония делают город живым», - рассказывал Холляйн журналистам.  Цель, без сомнений, была достигнута! 

 

 

Европейский парк и Музей вулканизма «VULCANIA»

«VULCANIA» - уникальный проект, построенный в Оверни (Франция).

Эта местность раньше представляла собой концентрацию вулканов. Окрестности напоминают декорация для съемок фильмов про марсианских пришельцев. Объект, спроектированный Холляйном, вписался в этот космический пейзаж. Архитектор задействовал кратер потухшего вулкана, вписав в него здание. Часть здания оказывается под землей, а  все строение, как и в случае с музеем во Франкфурте, превращается в игровое пространство для посетителей – просторные помещения сменяются узкими коридорами, многоступенчатые лестницы водят посетителя из глубин к поверхности. Свою идею архитектор описывает так: «Вход в музей я сделал из двух пересекающихся конусов, которые внутри облицованы титановыми плитами и подсвечены. Создается впечатление, что ты движешься внутри живого вулкана. Дальнейший путь был вдохновлен образами дантовой поэмы. Посетители ходят по подземным коридорам, в перспективах которых вдруг покажется живой горный пейзаж. Я стремлюсь к образу «Тотальной архитектуры», по законам которой организуется весь окружающий мир».

 

 

Архитектурный мир – большая, но не единственная область творческой деятельности Холляйна. Он обожал театр, охотно выступал в качестве декоратора и сценографа, сам ставил спектакли. Его увлекало проектирование интерьеров, создание декоративных предметов, мебели, посуды. 

 

Холляйн принимал участие в конкурсе на новое здание Мариинского театра в Санкт-Петербурге. «Огромное культурное богатство Санкт-Петербурга, его архитектурные памятники превращают сам город в предмет искусства. Новый театр я мыслил неким центром диалога истории и современности. Оба здания комплекса - новое и старое - стремятся друг к другу, к соединению в одно целое. Для олицетворения этого единства создаются как психологические узы, так и материальные связи»,  - объяснял мастер интерес к этому проекту. Комментируя российскую архитектуру в целом, Холляйн отмечал огромный вклад советского конструктивизма в развитие мировой архитектуры в целом.

 

«Уже много десятков лет я считаю, что архитектура не должна зацикливаться на самой себе, и если это архитектура хорошая, то она непременно выйдет за собственные рамки и будет влиять на очень многое.

Это как, например, с музеем: никто вас не заставит туда идти и смотреть на картины, дело ваше. Но когда человек просто идет по улице и видит гениальное здание музея, это его просто стимулирует, и он даже на свою жизнь по-другому может начать смотреть», - отметил архитектор в разговоре с журналистом газеты «КоммерсантЪ».

 

«Архитектура – это все!», - с таким убеждением Ханс Холляйн жил и творил. 

Ханс Холляйн: размышления о себе

26 августа 2016 г.

Ханс Холляйн: размышления о себе 

Австрийский архитектор, дизайнер, теоретик и автор манифестов Ханс Холляйн (1934–2014) создал несколько ключевых постмодернистских зданий, вошедших в историю мировой архитектуры: свечной магазин Retti и Haas House в Вене, музеи в Мёнхенгладбахе, Франкфурте-на-Майне и Пюи-де-Дом («Вулкания»), здание австрийского посольства в Берлине, музей стекла и керамики в Тегеране и др. «Архитектурный Фаберже», как нередко называли Холляйна, также успешно работал в сфере дизайна, создавая мебель, ювелирные изделия, стекло, лампы и даже дверные ручки.

По словам Ричарда Мейера, «новаторские идеи Холляйна… оказали большое влияние на мышление дизайнеров и архитекторов». А что думал сам Холляйн о себе, своём творчестве, архитектурных наградах и сегодняшнем времени? 

ДЕТСТВО 

Я вырос в семье шахтёров и плавильщиков – в общем, тех людей, которые тратят большую часть жизни под землёй. 

В 1945-ом, когда пришли русские, я был маленьким, но я их тоже помню. Сейчас-то хорошо прогуливаться мимо памятника советским солдатам, а тогда представьте себе жизнь мальчика в городе, на много лет поделённом между Россией, Британией, Францией и Америкой. В итоге я выбрал Америку. 

УЧЁБА 

Я начал работать в сфере архитектуры очень рано. Когда я оказался в Чикаго, то был очень заинтересован небоскрёбами, у меня появились новые идеи о них… Я начал собственную практику в 1964 году – за год до осуществления первого заказа. 

Штаб-квартира банка Interbank в Лиме, Перу, 19952001

 

Мои учебные годы прошли в Академии изящных искусств в Вене, в Иллинойском технологическом институте и в Университете Беркли. В Беркли я получил диплом магистра. Это был период устремления вперёд, при этом там был очень сильный акцент на традиционную архитектуру и ценности. 

В годы моей учёбы в Венской академии существовала небольшая группа, интересовавшаяся обменом идеями и подходами между Западом и Востоком. Я вдохновился этим и отправился в Швецию, в то время очень прогрессивную страну, которая не пострадала во время Второй мировой войны, тогда как Вена была опустошённым городом. Тогда у нас не было столь лёгкого доступа к информации, как сегодня. Были книги и журналы, и я старался не продолжать традиционную учебную программу. Нетрадиционный подход наблюдался в строительстве городов и в архитектурных вмешательствах. Мы исследовали Лондон, Токио, не Нью-Йорк, а Чикаго, и, конечно, мы смотрели на Вену. 

Ювелирный магазин Schullin в Вене, Австрия, 1972–1974 

Я не могу научить студента

, как стать значимым архитектором. Это глупость. Но многие студенты приходят ко мне, потому что думают, что у меня для них есть специальный секрет. Но здесь нет никакого секрета – ни в работе, ни в идеях. 

Я люблю преподавать. Я предпочитаю заниматься с небольшими группами в Венской академии. Я не читаю лекций. Я стараюсь найти индивидуальный подход к каждому, чтобы помочь ему раскрыть собственные идеи и определить его или её отправную точку. 

Architekturpille, Вена, Австрия, 1967 

МИС 

Когда я был в Чикаго, Мис ван дер Роэ очень сильно вдохновлял меня. Он тогда жил там – отчасти поэтому я поехал туда. Удивительно, в то время в Европе была лишь одна книга о его постройках. 

Я не хотел архитектуры в строгих рамках. Я хотел работать не только с вечным, но и с временным, эфемерным. В полемике с мисовским модернизмом я на вопрос: «Что есть архитектура?» – стал отвечать: «Всё!»

 

Триеннале в Милане, Италия, 1968

Коллекция солнечных очков, США, 1973 

Ювелирные изделия, Виченца, Италия, 1986 

ПРИНЦИПЫ 

Всё есть архитектура. (Название манифеста «Alles ist Architektur», написанного Холляйном в 1968 году) 

Для меня архитектура – прежде всего манифест. 

Я категорически против нейтральной архитектуры. 

Архитектура, с одной стороны, является ритуальным предметом, а с другой – средством сохранения температуры тела. 

Музей вулканизма в Европе – комплекс Вулкания, 1994–2002 

Я никогда не хотел быть архитектором, который может раскидывать свои здания в любой точке планеты. Я всегда хотел понимать их расположение, взаимоотношения с ландшафтом, историей и культурой конкретной нации, местом, где строится объект. 

Офисная башня, Шэньчжэнь, Китай,  2008

2016 

Историю следует понимать. Необходимо изучать и усваивать историю, после чего создавать что-то своё. Оригинальность очень важна для меня. 

Я всегда старался смотреть на архитектуру через художественный объектив. Искусство является связующим звеном между нынешней и будущей эпохами. Современное искусство очень сильно повлияло на постмодернистскую архитектуру. 

Haas House в Вене, Австрия, 1985–1990 

Если ли у меня любимые здания? Это то же самое, что спросить у отца или матери, кто им больше нравится из их детей… Безусловно, есть несколько ключевых зданий и нереализованных проектов. Но я не жалею об этом. Для меня свечной магазин в Вене очень дорог. Также я разработал проект музея Гуггенхайма, но он так, к сожалению, и не был построен. 

Свечной магазин Мариуса Ретти в Вене, Австрия, эскиз

Свечной магазин Мариуса Ретти в Вене, Австрия,1964–1965

Музей Гуггенхайма, Зальцбург, 1990. Проект не реализован 

У меня много разных должностей не потому, что я ищу себе хлопот. Но архитектура – это не в мастерской сидеть, архитектура – это жизнь, и только попробуйте в ней не участвовать. 

США И ЕВРОПА 

Разница между США и Европой заключается в том, что американский клиент приходит к тебе и говорит, что хочет от тебя такое-то здание. В Европе многие важные постройки, даже если они финансируются из частных источников, проходят через публичный конкурс. Поэтому в Европе у меня есть трудности с получением прямых заказов. В США же куда больше возможностей: клиент и архитектор могут встретиться и обсудить планы. В формате конкурсов в Европе такая встреча заранее исключена. 

Посольство Австрии в Берлине, Германия, 1996–2000 

ПРИТЦКЕРОВСКАЯ ПРЕМИЯ (1985) 

Притцкер для меня важен, но ранее я выигрывал куда более важные призы. Мой самый первый дом, свечной магазин «Ретти» в Вене, получил награду через три месяца после открытия. Это были 25 тысяч долларов – сумма, превышающая стоимость здания. Я не получил большой гонорар за проект, поэтому награда мне очень помогла. Вообще люди были очарованы тем, что можно получить приз, который является более ценным, чем само здание. 

Притцкеровская премия – самая важная награда в области архитектуры. Я был седьмым лауреатом этой премии, которая не была в то время ещё столь значимой в мире архитектуры. На самом деле я, возможно, был последним лауреатом Притцкера, который получил скульптуру Генри Мура. 

Притцкеровскую премию не дают за какое-то одно конкретное здание, но я получил эту награду как раз после окончания Музея Абтайберга (Abteiberg Museum) в Мёнхенгладбахе. Я опробовал новый подход к архитектуре в этом здании и получил Притцкера… Я стремился создать диалог между архитектурой, пространством и произведениями искусства. Цель состояла не в том, чтобы сильно заинтриговать, а противопоставить их друг другу. Таким образом, сделался явным и ощутимым весь потенциал объектов и пространства. Пространство должно проявлять комплексный нейтралитет. 

Музей Абтайберг, Мёнхенгладбах, 1972–1982

Музей стекла и керамики в Иране 

ВРЕМЯ 

Раньше были другие объёмы информации и варианты доступа к источникам информации. 30 лет назад надо было случайно встретить, к примеру, Филипа Джонсона в редакции журнала и завязать с ним разговор, найти взаимодействие. Такие перемены сильно изменили положение вещей. Кроме того, время стало бежать быстрее, хотя не знаю, имеет ли это какой-либо смысл или нет. Правда, иногда время замедляется, что зависит от культурной и финансовой ситуации в стране. Также оно меняется в вашей жизни, когда вы покидаете свой родной город. 

Я очень рано вырвался за пределы родного города и отправился в скандинавские страны и в США в течение двух лет. Моя первая профессура была в США и в Венской академии. В то время связь на столь длинных расстояниях была очень дорогой.  

Мечты? Я хочу превратить средневековый замок в комплекс, который можно использовать для таких странных целей, как музей, аудитория или концертный зал. 

Культурный центр Saudi Aramco в Саудовской Аравии, 2007

Ханс Холляйн – Арка

Ханс Холляйн (нем. Hans Hollein; 30 марта 1934, Вена — 24 апреля 2014, там же) — австрийский архитектор и дизайнер.

Ханс Холляйн появился на свет 30 марта 1934 года.

Закончил венскую Академию изобразительных искусств, посещал Иллинойсский технологический институт и Калифорнийский университет. Проработав несколько лет в США, Швеции и других странах, Холляйн вернулся на родину и в 1964 г. основал своё архитектурное бюро. Кроме того, он занимался преподаванием в Сент-Луисе, Дюссельдорфе и Вене, пробовал себя в качестве дизайнера, театрального художника и организатора выставок.

Среди ранних работ Ханса важно отметить магазин по продаже свечей “Retti”. Он был построен в 1965 году в австрийской столице и принес автору всемирную славу. Архитектору удалось блестяще справиться с нелегкой задачей. Ему предстояло выделить небольшой магазин, сделав его и солидным, и выразительным одновременно. Ситуация осложнялась тем, что вокруг было множество великолепных старинных фасадов. Ханс использовал контраст оттенков, формы и материалов. Ему удалось добиться гармоничного соседства экстерьера и интерьера, обеспечив плавный и лаконичный переход от одного к другому. За этот проект архитектор был удостоен награды за художественное использование алюминия.

Спустя небольшой промежуток времени, Холляйн получает еще один интересный заказ. Ему предстояло спроектировать маленький магазин местного модного дизайнера Christa Metek. При реализации творческого замысла за основу были приняты необходимость быстрых изменений в соответствии с потребностями и особенностями использования компактных пространств. Таким образом, концептуально проект модного салона отличался от проекта для свечного магазина. Последний служил иллюстрацией творческой индивидуальности Холляйна, а модный бутик стал воплощением решения актуальных архитектурных задач текущего времени.

В 1967 году Холляйн начал преподавательскую деятельность. Сначала он работал в Дюссельдорфе, а затем в Вене. При этом архитектор сотрудничает со Штатами. В частности, он проектирует университетский театр в Сент-Луисе. Справедливости ради стоит отметить, что здание напоминает московский клуб Русакова, построенный советским архитектором Константином Мельниковым. Это лишь подтверждает приверженность австрийца к конструктивизму.

Творческие успехи Х. Холляйна связаны с глубокими познаниями в области градостроительства. Это помогло ему победить в конкурсе на создание проекта Олимпийской деревни для Мюнхена. По замыслу автора, территория объекта представляла собой сочетание габаритной и мелкой застройки. К городскому форуму людей вела красочная яркая линия, которая подсвечивалась в темное время суток. Она получила название Медиалайн. Для автора это была не просто линия, а средство коммуникации в паре “человек-общество”. Он позаботился не только о проложенных вдоль улиц ярких трубах, но и об экранах проекторов, подогреве полов, подаче свежего воздуха. Отмечался разительный контраст между архитектурой деревни, символизировавшей коммуникацию между людьми, и трагическими событиями, произошедшими в ней.

Не многие знают, но на заре карьеры Ханс был живописцем. Основа творческой философии австрийца состоит в том, чтобы донести действительность посредством зрелищности. И эта идея является базовой даже в многоквартирной жилой архитектуре. Так, при проектировании многоэтажного дома Ханс больше думает о связи замкнутых и открытых пространств, нежели о решении технологических задач.

Работы Холляйна имеются практически на всех континентах. Особенно много заказов он получает от европейских клиентов. В разные годы Ханс проектировал для венецианской международной выставки, благоустраивал старинную площадь Бремена, создавал флорентийский музей современного искусства и национальное туристическое бюро Вены.

Почти каждая из многочисленных работ Холляйна удостаивается награды. Ханс прославил национальную архитектуру, стал мощным инструментом пропаганды местной школы. Начали говорить о “холляйновской Вене”, которая превратилась в мировой художественный центр. Неудивительно, что архитектор был удостоен престижной награды имени Притцкера.

Работы Ханса нашли признание видных деятелей искусства в разных странах мира. Архитектор из Англии П. Кук отметил талант Холяйна придавать изысканным венским традициям новое качество, которое приводит в восторг прогрессивный Нью-Йорк и респектабельный Лондон.

Универсальные художественные навыки делают талант Холляйна многоликим. Он великолепно справляется с разными ролями, выступая в качестве дизайнера, декоратора, художника. Архитектор умудряется проектировать интерьеры, создавать эскизы мебели и посуды, светотехники и международных выставочных павильонов. Он ставит спектакли в театрах и оформляет художественные экспозиции.

Оставаясь верен постмодернизму, Холляйн называл архитектуру «контролем температуры тела», «защитным кожухом» и «кондиционированием психологического состояния».

На заре карьеры Ханс увлекся футурологической архитектурой. Он брал привычные объекты и обыгрывал их посредством масштабирования. Такой подход позволял добиваться неожиданных архитектурных эффектов. Однако впоследствии Холляйн отказался от этого направления творчества в пользу реального проектирования.

Музей современного искусства во Франкфурте

Местные жители прозвали это здание «куском торта». Строительство нового объекта было обусловлено необходимостью появления в городе места, которое сможет превратиться в культовое среди жителей Франкфурта и туристов.  С высоты птичьего полета здание напоминает корабль, который прорубает себе дорогу между городскими застройками. Холляйн спроектировал объект, напоминающий просторный лабиринт с перегородками в самых неожиданных местах. Экспозиция музея включает в себя свыше 4500 объектов, в том числе работы Энди Уорхола, Роя Лихтенштейна, Джорджа Сегала, Герхарда Рихтера и других представителей современного искусства. Само здание музея представляет собой не меньший интерес, чем размещенная в нем коллекция живописи, скульптуры, фотографий и т. д.

«Я развил в этом проекте особый архитектурный словарь. Место, где размещается музей, очень небольшое, и в проекции представляет собой треугольник. Это прообраз корабля и самолета одновременно. Нужно было придумать множество ассиметричных объемов с разными элементами – лестницами, балконами, внутренними и внешними окнами, которые соотносились бы с треугольниками, то есть создать множество виртуальных и визуальных треугольников. Кроме того, проект должен был гармонично вписаться в центр старого Франкфурта, не противореча историческим зданиям, собору и историческому ландшафту в целом», – рассказывал архитектор. Местные власти не сразу одобрили появление в центре города авангардного здания. На согласование проекта ушло два года. Первых посетителей музей принял в 1991 году.

http://www.hollein.com/

Музей современного искусства во Франкфурте

Торговый комплекс «Хаас Хаус»

Обсуждение строительства этого объекта проходило бурно. Появление здание с ярко выраженными постмодернистскими чертами напротив собора святого Стефана поддерживали далеко не все жители Вены. На предусмотренном для его возведения месте раньше располагался универсальный магазин, который был разрушен во время Второй мировой войны. В итоге комплекс Хаас Хаус построили в 1990 году на площади святого Стефана – в самом центре столицы Австрии.

Здание представляет собой железобетонный круглый каркас, поверхность которого покрыта камнем и стеклом. Авангардистский объект не только не нарушил исторический архитектурный облик центра города, но и подчеркнул его красоту – в зеркалах отражается готический собор святого Стефана.

«Когда я строил коммерческий центр Haas-House в Вене, то добивался того, чтобы это сверхтехнологичное здание было терпимо и дружественно по отношению к главной венской святыне – стоящему напротив собору Святого Стефана. Это многоголосие, полифония делают город живым», – рассказывал Холляйн журналистам.  Цель, без сомнений, была достигнута!

Торговый комплекс «Хаас Хаус»

Европейский парк и Музей вулканизма «VULCANIA»

«VULCANIA» – уникальный проект, построенный в Оверни (Франция). Эта местность раньше представляла собой концентрацию вулканов. Окрестности напоминают декорация для съемок фильмов про марсианских пришельцев. Объект, спроектированный Холляйном, вписался в этот космический пейзаж. Архитектор задействовал кратер потухшего вулкана, вписав в него здание. Часть здания оказывается под землей, а  все строение, как и в случае с музеем во Франкфурте, превращается в игровое пространство для посетителей – просторные помещения сменяются узкими коридорами, многоступенчатые лестницы водят посетителя из глубин к поверхности. Свою идею архитектор описывает так: «Вход в музей я сделал из двух пересекающихся конусов, которые внутри облицованы титановыми плитами и подсвечены. Создается впечатление, что ты движешься внутри живого вулкана. Дальнейший путь был вдохновлен образами дантовой поэмы. Посетители ходят по подземным коридорам, в перспективах которых вдруг покажется живой горный пейзаж. Я стремлюсь к образу «Тотальной архитектуры», по законам которой организуется весь окружающий мир».

Европейский парк и Музей вулканизма «VULCANIA»

Архитектурный мир – большая, но не единственная область творческой деятельности Холляйна. Он обожал театр, охотно выступал в качестве декоратора и сценографа, сам ставил спектакли. Его увлекало проектирование интерьеров, создание декоративных предметов, мебели, посуды.

Холляйн принимал участие в конкурсе на новое здание Мариинского театра в Санкт-Петербурге. «Огромное культурное богатство Санкт-Петербурга, его архитектурные памятники превращают сам город в предмет искусства. Новый театр я мыслил неким центром диалога истории и современности. Оба здания комплекса – новое и старое – стремятся друг к другу, к соединению в одно целое. Для олицетворения этого единства создаются как психологические узы, так и материальные связи»,  – объяснял мастер интерес к этому проекту. Комментируя российскую архитектуру в целом, Холляйн отмечал огромный вклад советского конструктивизма в развитие мировой архитектуры в целом.

 

«Уже много десятков лет я считаю, что архитектура не должна зацикливаться на самой себе, и если это архитектура хорошая, то она непременно выйдет за собственные рамки и будет влиять на очень многое. Это как, например, с музеем: никто вас не заставит туда идти и смотреть на картины, дело ваше. Но когда человек просто идет по улице и видит гениальное здание музея, это его просто стимулирует, и он даже на свою жизнь по-другому может начать смотреть», – отметил архитектор в разговоре с журналистом газеты «КоммерсантЪ».+

«Архитектура – это все!», – с таким убеждением Ханс Холляйн жил и творил.

Посольство АвстрииМузей Абтайберг, Германия, МёнхенгладбахМузей стекла и керамики, ИранМузей стекла и керамики, Иран

Ханс Холляйн: архитектура будущего

В 1968 годе вышло знаменитые эссе Ханса Холляйна «Все — архитектура», в котором он размышляет о том, какой может быть архитектура будущего.

Вот основные тезисы 👇

Не забывайте, что эссе написано в 1960-х.

🔨 Человек всегда преобразовывал мир под себя. Ему нужно согреться, защититься от ветра, дождя и снега — эти задачи он решает с помощью зданий.

🏠 Здание — естественное проявление человека. Он проецирует вокруг себя свою физическую сущность и свой мозг.

🌐 В современном мире привычная архитектура — лишь один из способов формирования пространства. Это связано с расширением возможностей для коммуникаций.

📞 Телефонная будка — показательный пример не просто здания. Будка сама по себе маленькая — и в то же время это архитектура, расширенная до границ всего мира, ведь через телефон можно связаться с любой точкой.

✈️ Другой пример — шлем пилота в истребителе. Шлем тоже архитектура, ведь он помогает пилоту расширять свое восприятие мира, включая в него огромные пространства.

📺 Физические сущности здания могут быть не так важны, как информационный ореол вокруг них. Нет разницы, существуют лиегипетские пирамиды в действительности: многие люди знают об их существовании из медиа, прессы, телевидения, а не через собственный опыт.

🔜 Архитектура уже меняется: появляются тканые, надувные структуры. Но мы продолжаем мыслить зданиями.

💡 Пора задуматься о новых инструментах архитектуры, чтобы определять пространство с помощью нематериальных средств — света, температуры, запаха. Можно использовать голограммы, лазеры, препараты для контроля над температурой тела и физическими процессами. Процесс строительства может фокусироваться на оптических, акустических свойствах, содержать информационные эффекты.

Все вокруг нас — это архитектура.

Москве стоит иметь планы на меня – Газета Коммерсантъ № 113 (2716) от 02.07.2003

Ханс Холляйн: Москве стоит иметь планы на меня

Газета "Коммерсантъ" №113 от , стр. 13


На завершившемся в Санкт-Петербурге конкурсе на проект здания нового Мариинского театра австрийцу Хансу Холляйну предпочли француза Доминика Перро. 70-летний лауреат Притцеровской премии не обиделся, на обратном пути заглянул в Москву и перед своим мастер-классом в битком набитом Центральном доме архитектора поговорил с АЛЕЙ Ъ-ХАРЧЕНКО.
       — Как получилось, что в Петербурге за ваш проект проголосовало только двое членов жюри?
       — Довольно странно спрашивать об этом у меня, правда? Про эти два, или сколько там их было, голоса мне совершенно ничего не известно: в комнате, где они совещались, меня не было. Но, наверное, им показалось, что проект Доминика Перро подходит современному Санкт-Петербургу больше остальных, вот и все.
       — А вы бы сами кому отдали предпочтение?
       — Это не вопрос личных симпатий, а только того, чтобы архитектурная идея вписывалась в фабрику города, вживлялась в его ткань и привносила туда что-то новое. Изучив историю места и страны, я все возможное для этого постарался сделать в своем проекте. Например, у меня театральное фойе Мариинки должно было стать не местом для буфета, а особым пространством, живущим круглосуточно. Там можно было бы общаться молодежи, устраивать выставки, да что хотите делать! Но мой проект не прошел. А об остальных мне сложно судить.
       — Когда свой первый проект представлял Эрик Мосс, его немедленно обвинили в отсутствии чутья и вообще наплевательском отношении к историческому облику Петербурга. Насколько вероятно не просто появление в консервативной России зданий по смелым проектам, но и их, как вы говорите, вживление в город?
       — Любое время оставляет след в архитектуре, и это нормально. Никого же не удивляет, что в одном городе существуют на соседних улицах здания XV, XVIII или XIX века. Пусть останется что-то и от нашего столетия. Другой вопрос, что надо не просто что-то строить для решения практических задач и не надо просто "делать красиво". Я, когда строил много лет назад свой Хаас-хаус в центре Вены у собора, знаете сколько криков услышал о том, что это невозможно — в самом историческом центре Вены, напротив собора Святого Стефана такое устроить. Никто не думал, что я даже эту свою башню из стекла стилизовал под старинную, которая там когда-то находилась. Но ничего ведь, сейчас стоит и всем нравится.
       — В чем смысл вашей знаменитой, но слишком общей фразы "Архитектура — это все"?
       — Уже много десятков лет я считаю, что архитектура не должна зацикливаться на самой себе, и если это архитектура хорошая, то она непременно выйдет за собственные рамки и будет влиять на очень многое. Это как, например, с музеем: никто вас не заставит туда идти и смотреть на картины, дело ваше. Но когда человек просто идет по улице и видит гениальное здание музея, это его просто стимулирует, и он даже на свою жизнь по-другому может начать смотреть.
       — Из современной московской архитектуры вас ничего не зацепило?
       — Я в Москве был в последний раз 30 лет назад, тут все так изменилось. Не могу точно ответить, мало видел, но для меня символом вашей архитектуры почему-то остается художественный объект Юрия Аввакумова, где он пытается поженить "Рабочего и колхозницу" Мухиной с башней Третьего Интернационала Татлина.
       — Раз уж с Питером ничего не вышло, может быть, у вас есть какие-то планы на Москву?
       — Думаю, вопрос надо поставить по-другому: это Москве стоит иметь планы на меня.

Комментарии Самое важное в канале Коммерсантъ в  Telegram

Гелпроект - Ганс Холляйн

Австрийский архитектор и дизайнер Ханс Холляйн (нем. Hans Hollein) родился 30 марта 1934 в семье инженеров горных работ в Вене, умер совсем недавно - 24 апреля 2014. В детстве он посещал молодежные художественные классы Франца Чижека. После окончания в 1953 году Федеральной торговой школы в Вене, он учился в венской Академии изящных искусств. Несколько лет он жил и работал в США, Швеции и других странах.

Во время многочисленных путешествий на автомобиле по США и Мексике, он интенсивно изучал архитектуру и здания спроектированные Рудольфом Шиндлером, и интересовался постройками американских индейцев. Когда Холляйн вернулся в Австрию, а это случилось в 1964 году он основал своё архитектурное бюро. Помимо этого, он занимался преподаванием в Сент-Луисе, Дюссельдорфе и Вене, пробовал себя в качестве дизайнера, театрального художника и организатора выставок.

В 1960-е Холляйн присоединился к группе архитекторов-новаторов. Художники выступали против господствовавшего в послевоенном зодчестве функционализма, выпускали манифесты в защиту «чувственной красоты стихий», делали проекты утопически разместившихся на лоне девственной природы поселений. Одновременно Холляйна интересовали выживание в экстремальных условиях, моделирование временного жилья, дизайн мелких изделий, которые должны были сложиться в коллаж мира будущего.

Одним из первых заказов для Холляйна стал свечной магазин Ретти (галерея представлена ниже). Крошечное помещение, оформленное при помощи алюминия и зеркал, стало самым маленьким архитектурным произведением, удостоенным американской премии Рейнольдса. После этого он спроектировал ещё несколько лавок и бутиков.

С 1964 по 1970 он был редактором журнала «Строительство» в Вене, а также корреспондентом в различных отечественных и зарубежных журналах.

Холляйн участвовал в проектировании Олимпийской деревни для Игр в Мюнхене. Он позаботился не только о проложенных вдоль улиц ярких трубах, но и об экранах проекторов, подогреве полов, подаче свежего воздуха. Отмечался разительный контраст между архитектурой деревни, символизировавшей коммуникацию между людьми, и трагическими событиями, произошедшими в ней.

Оставаясь верен постмодернизму, Холляйн называл архитектуру «контролем температуры тела», «защитным кожухом» и «кондиционированием психологического состояния».

Совместный проект с Альбертом Уиммером разработан в начале 2000-х и является одним из самых инновационных в городском планировании Вены. Здание планировалось расположить в самой высокой точке города на одной из двух главных въездов в городе с юга. Сигнальные башни одинаково воспринимаются как при прибытии, так и при выезде из города. Проект основывался на идее, которая была представлена ​​сначала в виде коллажей и рисунков из 50-х и 60-х годов. Две 90-метровые башни, над которой "плавает" горизонтальная 30 метровая структура и, таким образом, второй уровень в городском пейзаже как бы парит над нами. Башни в основном используются для офисов и отеля (приблизительно 31 000 м²), консольную часть на 2900 квадратных метров занимают конференц-залы, аудитории, выставочные залы, пресс-клубы, бары и рестораны. Нижняя часть здания состоит из гаражей, торговых пассажей, просторных офисов и технических помещений. 15-метровый холл посреди этой структуры используется для питания.

Иранская Фондовая биржа. Проект 2012 года.

Ханс Холляйн, 1934-2014 / из серии «Великие архитекторы». М., 2015. | Аукционы

Выбор аукциона:

Вы можете ознакомиться с каталогами всех предстоящих аукционов на этой странице. Лоты, включенные в каталог аукциона, представлены на наших предаукционных выставках. Предаукционный показ открывается за 7-10 дней до даты торгов. Настоятельно рекомендуем вам перед участием в аукционе посетить выставку и внимательно просмотреть интересующие вас предметы.

Регистрация для участия в торгах:

Вам необходимо зарегистрироваться на те торги, в которых вы хотите принять участие. По вашему желанию вы можете участвовать в аукционе лично или онлайн, также возможно участие через представителя аукционного дома (телефонный звонок во время торгов), или через систему Bidspirit. На сайте Литфонда есть возможность оставить заочную ставку, пройдите, пожалуйста, процедуру регистрации, заполнив форму по ссылке.

Если вы регистрируетесь в первый раз, устроитель аукциона вправе по своему усмотрению затребовать выписки со счетов и другие финансовые документы, подтверждающие платежеспособность участника аукциона.

Способы участия в торгах:

  • Личное участие
    После регистрации и получения номера участника, пройдите в зал. Когда интересующий вас лот объявляется аукционистом, необходимо поднять номер участника в знак согласия с запрашиваемой суммой, и продолжать его поднимать до тех пор, пока возрастающие ставки вас устраивают. Победителем становится участник, предложивший наибольшую сумму. Третий удар молотка оповещает о завершении торгов по лоту.
  • Онлайн-участие
    Прямая трансляция на Bidspirit.com позволяет вам принять непосредственное участие в торгах и следить за всем, что происходит во время аукциона с помощью Интернета. Загляните на сайт https://litfund.bidspirit.com/, чтобы узнать больше о системе онлайн-торгов и зарегистрироваться там в качестве участника. Ставки, сделанные на сайте Bidspirit.com, синхронизируются с сайтом Литфонда и отображаются в каталоге аукциона в соответствующем лоте как «Лидирующая ставка»
  • Торги по телефону
    Если вы не можете лично присутствовать на аукционе, у вас есть возможность участвовать в торгах по телефону. Наш сотрудник будет к вашим услугам, сообщая вам о ходе торгов по выбранному лоту и принимая ваши ставки. Для регистрации телефонных ставок перейдите, пожалуйста, по данной ссылке.
    Ввиду ограниченного количества телефонныx линий, просим регистрироваться на торги не позднее 15:00 в день проведения аукциона.
  • Заочные торги
    Заполните специальную форму «Максимальная ставка», которую можно найти на странице описания каждого лота каталога. Укажите размер максимальной ставки за каждый интересующий вас лот. Напоминаем, что ставка не может быть ниже указанного эстимейта.
    Максимальная ставка — это макимальная сумма, которую вы готовы потратить на выкуп лота (комиссионный сбор рассчитываетя отдельно при оплате предмета, размер комиссионного сбора указан в правилах проведения аукциона).
    Прием заочных ставок заканчивается за некоторое время до начала аукциона, время окончания приёма ставок указано в подробном описании аукциона. Во время торгов уполномоченный сотрудник Аукционного дома, торгуясь, приобретет для вас лот за минимально возможную цену. 
    Обратите внимание, заочные ставки не отображаются на сайте.

Ханс Холлейн: жизнь в проектах

Дезин вспоминает лауреата Притцкеровской премии Ганса Холлейна, скончавшегося на прошлой неделе в возрасте 80 лет, с одними из лучших проектов его карьеры, охватывающей почти пять десятилетий (+ слайд-шоу).

Венский архитектор Холлейн, скончавшийся всего через несколько недель после своего 80-летия, был одним из ведущих представителей постмодернистского дизайна в Европе. Его работы часто фигурируют в учебных программах ведущих архитектурных школ и в 1985 году принесли ему Притцкеровскую премию - архитектурный эквивалент Нобелевской премии.

Надувной мобильный офис, спроектированный Холлейном в 1969 году. Фотография Джино Молин-Прадл.

«Ханс Холляйн был другом и вдохновителем», - сказала лондонский архитектор Заха Хадид, воздавшая дань уважения Холлейну в его день рождения.

«Я впервые познакомился с его работами, будучи студентом 4-го курса, в 1976 году, когда я посетил Вену. Я восхищался его концептуальной оригинальностью, а также его изысканными рисунками и рисунками. Его идея трещины произвела на меня впечатление и привела к идеям фрагментации. , взрыв и т. д.Настоящий новатор в этой дисциплине в то время, когда архитектуре пришлось радикально переосмыслить себя ».

Свечной магазин Retti в Вене - первый значительный заказ Холляйна. Фотография Франца Хубманна.

Холлейн родился в Вене, Австрия, в 1935 году. В 1956 году окончил Школу изящных искусств города. Он переехал в Америку, чтобы завершить учебу в аспирантуре на стипендию Фонда Содружества. Позже он заявил, что Америка оказала на него «глубокое влияние».

«Я не только учился в этой стране, но для меня важнее были люди и дух этой страны, ее обширные просторы и убедительный ландшафт, которые сыграли важную роль в формулировании моих мыслей и взглядов на архитектуру. "сказал Холлейн.

Он вернулся в Вену, чтобы начать свою собственную практику в качестве дипломированного инженера-строителя в 1964 году. Первая комиссия, которая привлекла к нему международное внимание, была крошечной: магазин площадью 14,8 квадратных метра и выставочный зал для продавца свечей Retti. Этот проект с его графическим алюминиевым фасадом и поразительным зеркальным интерьером принес Холляйну премию Мемориала Рейнольдса в размере 25 000 долларов - приз, превышающий общий бюджет проекта.

Интерьер свечного магазина Retti. Фотография Франца Хубманна.

Вскоре за ним последовал его первый американский проект - Галерея Ричарда Фейгена в Нью-Йорке, который был завершен в 1969 году - и ряд аналогичных заказов.Среди наиболее значительных из них был ювелирный магазин Schullin I, первый из двух филиалов, которые он спроектировал для одного и того же клиента в Вене. Он также заработал репутацию своими экспериментальными концептуальными работами, включая коллажи и рисунки.

«Архитекторы-дальновидные архитекторы всегда находились на грани между скульптурой и архитектурой», - сказал галерист и коллекционер Ричард Фейген. «Ханс Холляйн, безусловно, один из провидцев 20-го века, и поэтому он занимал центральное место на моей выставке« Визионерская архитектура »около пятидесяти лет назад.Увы, как и большая часть работ Холлейна, фасад галереи, которую он спроектировал для меня в 1968 году, был разрушен ».

Ювелирный магазин Шуллин И. Фотография Ежи Сурвилло.

Обозреватель Dezeen и бывший директор архитектурной фирмы FAT Сэм Джейкоб был в Вене, когда стало известно о смерти Холлейн.

Авианосец Ганса Холлейна. Изображение из коллекции Музея современного искусства, Фонд Филипа Джонсона, Нью-Йорк.

«Я говорил о своей работе и не мог не думать о том, какое влияние на меня оказали ранние работы Ганса Холлейна», - сказал он.«Были изображения авианосцев, застрявших в пейзаже - более мрачная, более угрожающая версия Ходячего города Архигрэма, его Strada Novissima, комично и глубоко рассказывающая историю колонны, и возвышенный интерьер Österreichisches Verkehrsbüro с его роща золотых пальм ".

Офис австрийского туристического агентства, Вена, Австрия, 1976–1978 гг. Фотография Ежи Сурвилло.

«С такими проектами Холлейн, казалось, направил венскую культуру, которая объединила бессознательное Фрейда с загадками и полемикой Лоо.Эти проекты, казалось, говорили о том, что архитектура - это нечто большее, чем просто строительство - или, как он выразился так лаконично, «вся архитектура».

Музей Абтайберга, Менхенгладбах, Германия, 1972-1982 годы. Фотография Марлиз Дарсов.

Одна из самых известных крупных общественных комиссий Холлейна была создана в 1972 году вместе с Museum Abteiberg. Музей современного искусства в немецком городе Менхенгладбах был спроектирован так, чтобы соответствовать его исторической обстановке, прилегающей к собору и аббатству, и построен на склоне.Он был завершен за два года до того, как Холлейн получил Притцкеровскую премию.

Музей Abteibergm, Менхенгладбах, Германия, 1972-1982 годы. Фотография Георга Рихи.

«Я подошел к планированию этого музея как архитектор и как художник», - сказал Холлейн. «Под гибкостью здесь подразумеваются не мобильные потолки и элементы стен, а, скорее, спектр многослойных ситуаций, которые раскрываются в отношении произведения искусства и на которые оно реагирует. Ответственность архитектора не передается куратору. плечи.Архитектор создает самостоятельное произведение искусства - для других произведений искусства и для людей ».

Перед тем, как музей был завершен, Холлейн уже завершил ряд других культурных проектов по всей Европе, а также Музей стекла и керамики в Тегеране. Эти проекты, а также репутация вдохновляющего учителя помогли ему получить Притцкер, где жюри отметило его как «настоящего мастера - того, кто с остроумием и эклектичным вкусом черпает традиции Нового Света так же охотно, как и те. Старого.«

«Он сочетает в себе смелые формы и цвета с изысканной изысканностью деталей и никогда не боится объединить богатейший из древних мраморов и новейшие пластики», - говорится в цитате.

Museum für Moderne Kunst, Франкфурт, Германия, 1982–199. Фотография Р. Орлиманса.

Абтайберг ознаменовал собой новый этап в своей карьере с более крупными и значимыми проектами и клиентами, включая Франкфуртский музей современного искусства, известный как «кусок торта» благодаря своей треугольной форме.

Haas Haus, Вена, Австрия, 1985–1990 годы. Фотография Atelier Hans Hollein / Sina Baniahmad.

Одно из самых противоречивых построек этого периода - Дом Хааса, коммерческое здание в Вене напротив собора Святого Стефана, форма которого перекликается с формой римского форта, который когда-то стоял на этом месте. Угол здания с большими зеркальными стеклянными секциями на фасаде был спроектирован так, чтобы консольно выступать над станцией метро, ​​создавая эффективное разделение между двумя общественными пространствами.Его регулярно критикуют за то, что он противоречит традиционному архитектурному стилю Вены.

Эффектный, выигравший конкурс проект подземной галереи для дома Гуггенхайма в Зальцбурге так и не был построен.

Haas Haus, Вена, Австрия, 1985–1990 годы. Фотография Atelier Hans Hollein / Sina Baniahmad.

Несмотря на то, что ему неоднократно приходилось создавать большие, напыщенные здания, Холлейн оставался заинтересованным в небольших проектах на протяжении всей своей карьеры и любил играть с масштабом, проектировать лампы, украшения, очки, посуду и мебель, а также проводить выставки.

«Когда проекты достигли определенного масштаба и общественной важности, их подавило отсутствие интереса Холлейн к поведению», - сказал критик Аарон Бетски в журнале Architect Magazine. «Архитектура как форма анализа, жест, разработка, сопоставление элементов, изменение масштаба или материала - эта архитектура была его сильной стороной».

Его эксперименты по дизайну продуктов включали чайный сервиз для Алесси, который позволил ему превратить прежние концепции авианосца в функциональные предметы посуды.Он также создал дизайн выставки для MANtransFORMS - первой выставки музея Купера Хьюитта в Нью-Йорке - и был директором Венецианской архитектурной биеннале в 1996 году.

Украшения для Клето Мунари, Италия, 1986 год. Фотография ателье Ханса Холляйна / Sina Baniahmad.

«Я всегда считал архитектуру искусством», - сказал Холлейн. «Для меня архитектура - это в первую очередь не решение проблемы, а утверждение.

«Я имею дело не только с вечностью, с постоянным, но также с эфемерным и временным.Как художник я несу ответственность только перед собой и могу делать очень индивидуалистические проявления. Как архитектор я отвечаю за потребности человека и общества. Человек постоянно стремится к выживанию, немедленному выживанию и выживанию после смерти. Жизнь и творчество художника и архитектора отражают эту фундаментальную человеческую ситуацию ».

Большая ретроспектива работ Холлейна в настоящее время демонстрируется в музее Абтайберга и завершится в сентябре.

Hans Hollein / О компании / Home

ГАНС ХОЛЛЕЙН (30 марта 1934 - 24 апреля 2014) был архитектором, теоретиком, градостроителем, дизайнером, художником и педагогом.

Холлейн происходил из семьи горных инженеров. В детстве он посещал молодежные художественные классы Франца Чижека в Вене. После окончания в 1953 году Федеральной школы ремесел и промышленности в Вене, он изучал архитектуру в Академии изящных искусств в мастер-классе Клеменса Хольцмайстера.

В это время он также жил и работал в Стокгольме / Швеция. После получения диплома в 1956 году ему была предоставлена ​​стипендия Фонда Содружества, и он продолжил учебу в США в 1958 году.

До 1959 года он изучал архитектуру и городское планирование в Технологическом институте Иллинойса (ИИТ) в Чикаго. В 1960 году он закончил учебу в Калифорнийском университете в Беркли на степень магистра архитектуры.

Во время своих обширных путешествий на машине по США и Мексике он, среди прочего, очень интересовался зданиями Рудольфа М. Шиндлера и пуэбло американских индейцев.

После возвращения в Вену он работал в нескольких архитектурных бюро, пока в 1964 году не начал свой бизнес в качестве дипломированного инженера-строителя.

С 1964 по 1970 год он был редактором журнала «Bau» в Вене, а также работал корреспондентом в нескольких национальных и международных архитектурных журналах.

С 2010 года он работал вместе с Кристофом Моншайном в Hans Hollein & Partner ZT-GmbH.

Важную часть жизни Холлейна составляла его преподавательская деятельность в Австрии и за рубежом: в США он был приглашенным профессором Вашингтонского университета в 1963/64 году и в 1966 году в Школе архитектуры в Санкт-Петербурге.Луис / Миссури, Йельский университет, Нью-Хейвен / Коннектикут, Калифорнийский университет (UCLA), Лос-Анджелес, и Университет штата Огайо, Колумбус.

С 1967 по 1976 год он был профессором Академии художеств в Дюссельдорфе. В Университете прикладных искусств в Вене он был руководителем мастер-класса по промышленному дизайну и Института дизайна с 1976 по 1979 год, а также руководил мастер-классом по архитектуре с 1979 по 2002 год и заведовал отделом I. Архитектура с 1995 по 1999 год.

Ганс Холлейн был женат на Хелен Холлейн (1944–1997) и отцом двоих детей, Макса (1969 года рождения) и Лилли (1972 года рождения).

некролог Ганса Холлейна | Архитектура

Ганс Холляйн, независимый венский архитектор, который привнес свой уникальный стиль остроумного исторического коллажа во все, от зданий и пейзажей до солнцезащитных очков и чайных подносов, умер в возрасте 80 лет после продолжительной болезни. Один из первых сторонников постмодернизма, Холлейн разработал фирменный стиль сочетания классических мотивов с футуристическими индустриальными материалами.

Он начал с крошечных бутиков в Вене в 1960-х годах. На участке шириной всего 12 футов он разместил магазин свечей Retti (1966 г.), оформленный как сверкающая алюминиевая шкатулка для драгоценностей, с грандиозным триумфальным входом в форме мультяшной ионной колонны, пробитой через ее металлический фасад, обрамленной застекленными витринами. обе стороны, вытащили под углом к ​​улице. Этот тонкий алюминиевый занавес продолжался внутри, образуя отражающий фон для свечей, расположенных, как огромные органные трубы, под сделанными на заказ светильниками в виде глобусов.

Ганс Холляйн отстаивал архитектуру как вид искусства. «В архитектуре нет цели, - писал он в 1963 году. - То, что мы построим, найдет себе применение». Фотография: Alexandra Pawloff / AP

Через несколько улиц позолоченная трещина прорезает монолитную гранитную поверхность, открываясь над тротуаром, образуя подобный гроту вход в небольшой ювелирный магазин Schullin (1974 г.), облицованный полированной латунью. Внутри настоящие каменные поверхности переплетаются с ламинатом из искусственного мрамора, бронзовая фурнитура и напыленный пластик.«Он использовал материалы, вопиющим образом игнорируя их реальную ценность», - прокомментировал тогда журнал Progressive Architecture. «Некоторые из них драгоценны, а некоторые - обычны, но все, светящиеся или блестящие, дразнят посетителя впечатлением богатства и таинственности».

Проектируя с чувством сороки, Холлейн с беспорядочной самоотдачей пробовала образцы форм и материалов из разных периодов и культур. «Форма не следует за функцией», - писал он в 1963 году, делая ставку на возвращение к архитектуре как форме искусства после столетия ограничений, которые он считал функциональной догмой модернизма.«В архитектуре нет цели», - продолжил он. «То, что мы построим, найдет себе применение».

Это было непоколебимое, своенравное видение, которое не всегда хорошо сочеталось с деликатными условиями, в которых иногда приземлялись его постройки. Его коммерческий комплекс Haas Haus (1990 г.) в Вене, обращенный к средневековому собору Святого Стефана на одной из старейших площадей города, стоит, как романский космический корабль, с огромной цилиндрической башней, свисающей с его угла, окутанной панелями из зеркального стекла, как будто готово. для отрыва.Его смелое появление было слишком шокирующим для многих.

«Я получаю анонимные письма, в которых говорится, что я должен спрыгнуть с крыши здания», - сказал Холлейн в интервью. «Я получил открытку от штурмовиков против дегенеративной архитектуры… Я сообщил об этом в полицию, и они сказали, что это очень опасно».

Холлейн родился в Вене в семье горных инженеров и изучал гражданское строительство в Городской Академии изящных искусств, а затем поехал в США для изучения архитектуры и городского планирования в Технологическом институте Иллинойса в Чикаго, где он обучался у Мис ван. дер Роэ.Услышав, что по всей территории США разбросаны семь городов под названием Вена, он отправился в поездку, чтобы посетить их все, по пути остановившись на занятиях с Фрэнком Ллойдом Райтом и Ричардом Нейтра. В 1960 году он получил степень магистра архитектуры в Калифорнийском университете в Беркли, а четыре года спустя начал свою практику еще в австрийской столице.

В Америке он научился разглядывать обширные формы ландшафта и создал серию потрясающих коллажей, изображающих гигантские объекты - от свечи зажигания до авианосца (оба 1964 года) - застрявшие в холмистых полях.Мотив авианосца однажды вернется в виде чайного подноса (1980 г.) для итальянской компании по производству кухонной утвари Alessi, на палубе которого лежат сахарницы и кувшины для сливок, а рука его бриколера получит шанс поработать. в масштабе 1970-1980-х годов, с серией крупных культурных комиссий. Музей Абтайберг, построенный в 1982 году в немецком городе Менхенгладбах, был задуман как разрозненный ансамбль сложных форм, проложенный по склону холма от освещенных севером галерей до атмосферных склепов, усыпанных сломанными эмблемами древности.

Свечной магазин Retti Ханса Холлейна (1966) был спроектирован как сверкающая алюминиевая шкатулка для драгоценностей. Фотография: Франц Хубманн

Холляйн был награжден Притцкеровской премией в 1985 году, вскоре после того, как он закончил проектирование Франкфуртского музея современного искусства, который стоит в тесном городском пространстве, как большой кусок торта. Цитата жюри охарактеризовала его как «настоящего мастера - того, кто с остроумием и эклектичным вкусом черпает традиции Нового Света так же легко, как и традиции Старого. Он смешивает смелые формы и цвета с изысканной изысканностью деталей, и никогда боится объединить богатейший из древних мраморов и новейшие пластики.«

« Я всегда считал архитектуру искусством », - сказал Холляйн после получения приза.« Для меня архитектура - это в первую очередь не решение проблемы, а утверждение ».

Его жена, Хелен, умерла в 1999. У него остались сын Макс, дочь Лилли, сестра Аннелиз и четверо внуков.

Ганс Холлейн, архитектор, родился 30 марта 1934 года, умер 24 апреля 2014 года

Ганс Холляйн | Австрийский архитектор

Ганс Холляйн (родился 30 марта 1934 года, Вена, Австрия - умер 24 апреля 2014 года, Вена), австрийский архитектор и обладатель Притцкеровской архитектурной премии, чьи проекты стали символом венской модернистской архитектуры.

Холлейн изучал гражданское строительство (1949–53) в Вене, прежде чем получить там степень в Академии изящных искусств в 1956 году. Стипендия позволила ему поехать в Соединенные Штаты для изучения архитектуры и городского планирования в Иллинойском институте Технологии в Чикаго и в Калифорнийском университете в Беркли, где он получил степень магистра архитектуры в 1960 году. Это позволило ему встретиться и поработать с архитекторами, которыми он давно восхищался, включая Ричарда Нейтра, Людвига Мис ван дер Роэ и Фрэнка Ллойда. Райт.Поработав в Швеции, Германии, Австралии и США, Холляйн основал свою собственную архитектурную студию в Вене в 1964 году.

В начале своей карьеры Холлейн выступил как активный критик функционализма, который доминировал в большей части модернистской архитектуры в 1960-х . Хотя он отвергал идею о том, что внешний вид здания должен служить только практическим целям, большая часть его архитектуры была явно модернистской. Его первый крупный проект был для Муниципального музея Абтайберг (1972–82) в Менхенгладбахе, Германия.Через три года после завершения строительства музея он был удостоен Притцкеровской премии (1985). Холляйн также спроектировал Музей современного искусства (1991) во Франкфурте-на-Майне, Германия, и коммерческий комплекс Haas Haus (1985–90) в Вене. Планы последнего здания, расположенного рядом с собором Святого Стефана в исторической части города, встретили твердое сопротивление критиков, которые возражали, что каменная и стеклянная конструкция не вписывается в окружающую его гораздо более старую архитектуру. Однако в конечном результате новое соединилось со старым так же плавно, как и в других европейских городах с древними корнями.Среди его многочисленных проектов начала 21 века - штаб-квартира Межбанковского банка в Лиме (1996–2001 гг.) И Башня Сатурна в Вене (2002–2004 гг.).

Помимо управления собственной архитектурной фирмой, Холлейн занимал несколько академических должностей в области архитектуры и дизайна. Он был профессором Академии художеств в Дюссельдорфе (1967–76) и Университета прикладного искусства в Вене (1967–86), а также был приглашенным лектором в Йельском университете и Университете штата Огайо. Он работал австрийским комиссаром Венецианской биеннале по искусству (1978–90), а затем по архитектуре (1991–2000).

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Ганс Холлейн: бунтарь барокко | Журнал Architect

Ханс Петер Шефер / Wikimedia Commons

Первым зданием, спроектированным Гансом Холляйном, я увидел его Музей Abteiberg в Менхенгладбахе, Германия. Построенный на склоне холма, это был сначала пейзаж, а затем расколотая, шелушащаяся вереница фасадов, которая влекла вас вниз в извилистое пространство вестибюля и в современные галереи - большинство из них было освещено сверху, хотя некоторые купались в флуоресцентном свете.Я поразился сложности всей композиции. Я наслаждался игрой сломанных эмблем монументальности - таких как арки и колонны - которые Холлейн разбросал вокруг того, что в остальном было открытым пространством, обозначающим современность. Это казалось продолжением чувств Уорхола, Лихтенштейна и других поп-икон, собранных в музее.

Wikimedia Commons

Однако я был там, чтобы встретить другого архитектора, Рема Колхаса. Когда этот вечно торопливый голландец наконец ворвался в комнату, он бросил один взгляд вокруг, воскликнул «Буржуа (ругательство по-голландски)» и рванул обратно, я в замешательстве плелся за ним.Постмодернизм, построенный на руинах и на руинах, только что столкнулся с постмодернизмом, стремящимся к абстракции, управляемой данными.

Wikimedia Commons

Ханс Холляйн, скончавшийся на прошлой неделе, вскоре после того, как его зажарили друзья, бывшие сотрудники и партнеры на праздновании его 80-летия, был трудным человеком и столь же трудным архитектором. Когда он классно сказал, что «все есть архитектура», он, казалось, указал на то, что не только все зависело от его разносторонних талантов, которые он мог применить ко всему, от чайных сервизов до офисных зданий, но и что все, от авианосца до целого города. , могут стать составным элементом воссоздания построенной культуры, формы и образы которой помещают нас как в исторический, так и в материальный контекст.

Я предпочел его провокации, такие как авианосец, который он позже превратил в чайный сервиз, и его небольшие проекты, такие как кафе, вход в которое является негативом ионной колонны, большим зданиям, которые он спроектировал. Когда проекты достигли определенного масштаба и общественной значимости, отсутствие интереса Холлейн к поведению подавило их. Архитектура как форма анализа, жест, разработка, сопоставление элементов, изменение масштаба или материала - эта архитектура была его сильной стороной.Его выставки и его провокации, от его Венецианской архитектурной биеннале 1996 года до предложения украшения капота Rolls Royce в качестве достойного небоскреба для Нью-Йорка, оказали огромное влияние.

Ханс Холляйн продолжил венскую традицию разжигаемого тревогой восстания, которое, кажется, создает памятники из того, что стремится сжечь. Без его работы, например, работа местной фирмы Coop Himmelb (l) au была бы невозможна. Он оставляет после себя несколько поколений архитекторов, которых он учил бороться с властью орнаментом и фрагментацией.Именно их достижения (и достижения его сына Макса, одного из лучших музейных директоров мира) имеют для меня даже большее значение, чем эти барочные и, да, буржуазные элементы.

Аарон Бетски - регулярно обновляемый обозреватель, чьи статьи публикуются на этом веб-сайте каждую неделю. Его взгляды и выводы не обязательно совпадают с мнениями журнала ARCHITECT или Американского института архитекторов.

Обит> Ханс Холлейн, 1934–2014

Ганс Холляйн

Лауреат Притцкеровской премии австрийский архитектор, художник, инженер и дизайнер Ханс Холляйн умер в возрасте 80 лет.Холляйн родился в Вене в 1934 году, учился в Академии изящных искусств, Школе архитектуры в этом городе и окончил ее в 1956 году. По окончании учебы он получил стипендию Харкнесса, что дало ему возможность поехать в Соединенные Штаты. Он закончил аспирантуру Иллинойского технологического института и получил степень магистра архитектуры в Калифорнийском университете в Беркли в 1960 году. В те годы он встречался и работал с Мисом ван дер Роэ, Фрэнком Ллойдом Райтом и Ричардом Нейтра.

Холлейн, Альфред Шмела, Йозеф Бойс в 1970 году.

После аспирантуры Холлейн работал в архитектурных фирмах в США и Швеции, наконец, в 1965 году вернулся в Вену, где выполнил свою первую сольную комиссию, Retti Candleshop, небольшой проект, который, тем не менее, привлек к нему международное внимание. Он продолжил работу над другими значительными проектами, включая галерею Ричарда Л. Фейгена в Нью-Йорке (1967–1969), ювелирный магазин Schullin I и II (1972–1974, 1981–1982) и мебельный магазин Section N ( 1971–1972) в Вене, Австрийское туристическое агентство в Опернринггофе (1976–1978) с его вскоре прославленными латунными пальмами высотой до потолка как цитатой из путешествий, дизайн интерьера Музея стекла и керамики в Тегеране (1977–1978) и нью-йоркский филиал мюнхенского дома моды Ludwig Beck в Башне Трампа (1981–1983).

Мобильный офис Холлейна, 1968 год.

Холлейн считал себя художником и теоретиком, который с самого начала отвергал все различия между различными областями. Он создавал предметы искусства, выставочные проекты ( Турки у ворот Вены, , 1983; Сон и реальность, Вена, 1870–1930, , 1985, оба в Künstlerhaus Wien), декорации (например, для произведения Артура Шницлера Seduction Комедия в Бургтеатре), мебель, украшения, дверные ручки, очки, лампы и часы (для Алесси, Мунари, а.о.). Его любимым изречением было: «Все есть архитектура».

В 1972 году он представлял Австрию на Венецианской биеннале со своей инсталляцией Работа и поведение, Жизнь и смерть, повседневные ситуации . Он был уполномоченным Австрии на Венецианской биеннале искусства с 1978 по 1990 год и комиссаром Венецианской биеннале архитектуры в 1991, 1996 и 2000 годах, а также ее директором в 1996 году. В качестве приглашенного профессора в многочисленных американских университетах, профессора Государственной академии искусств. Дюссельдорф (1967–1976) и руководитель мастер-классов по промышленному дизайну (1976–1979) и архитектуре (1979–2002) в Университете прикладных искусств в Вене Холлейн также пользовался большим уважением как преподаватель.

Холляйн также занимался проектированием музеев. Музей Абтайберга в Менхенгладбахе (1972–1982) установил новые стандарты в этой области. Не менее впечатляет и здание, построенное для Франкфуртского музея современного искусства (1983–1991). Он также разработал впечатляющую, отмеченную наградами, но в конечном итоге нереализованную схему для музея Гуггенхайма в Зальцбурге, Мёнхсберг (1989). То же самое было и с музеем Гуггенхайма, запланированным в Вене (1994–1995). Дальнейшие конкурсные проекты Холлейна включают его работы для Нового национального театра Японии (1986, второе место), Концертного зала Уолда Диснея в Лос-Анджелесе (1987–1988, второе место), оперы Комптона Веррни (1988–1989, второе место ), Гуандунский музей искусства и природы в Гуанчжоу (2004 г.), Национальный музей шейха Зида в Абу-Даби (2007 г.) и Международный центр культуры и искусства озера Мэйси в Чанше, Китай (2011 г.).

Все работы Холляйна характеризуются наличием цитат, таких как огромный табачный лист на фасаде его табачной витрины возле дома Хааса (1991–1994), пальмы в офисе австрийского туристического агентства или часто повторяющиеся колонки. , что принесло ему ярлык постмодерна.

Эскизы зданий Холлейна, 1958 год.

15 проектов Ханса Холлейна - RTF

Лауреат Притцкеровской премии 1985 года Ганс Холляйн был австрийским художником, архитектором, дизайнером и профессором.Ханс Холлейн был одной из ключевых фигур постмодернистской архитектурной эпохи. Окончив Академию изящных искусств в Вене в 1956 году, Холляйн в 1959 году получил степень магистра архитектуры в Технологическом институте Иллинойса, где его наставником был Людвиг Мис ван дер Роэ. Затем он переехал в Калифорнийский университет в Беркли, чтобы закончить магистерскую программу.

Ганс Холляйн не новичок в архитектурной сфере. Его влияние на профессию архитектора можно рассматривать как переход от небольших магазинов к культовым музеям современного мира.Он добился международной известности благодаря своим музейным проектам, в частности, Музею Абтайберга в Менхенгладбахе, Германия. Холляйн также известен своей кураторской практикой, представив свой дизайн для австрийского павильона на Миланской Триеннале архитектуры 1968 года. В 1972 году он представлял Австрию на Венецианской биеннале со своей инсталляцией « Работа и поведение, жизнь и смерть, повседневные ситуации».

Его эссе «Все есть архитектура» послужило манифестом эпохи постмодерна.

Вот 15 проектов Ганса Холлейна, демонстрирующих его провокационные дизайнерские способности.

1. Свечной магазин Retti

Местоположение: Вена, Австрия
Тип: Розничный магазин
Год: 1965-1966

Магазин расположен на самых престижных торговых улицах Вены. Магазин Retti Candle - один из ярких примеров того, как магазин может вызвать любопытство у покупателей даже без неоновых вывесок и вывесок.Что интригует умы покупателей в Retti, так это большая пространственная дифференциация от узких проходов, закрытых пространств до проемов и т. Д. Покупатели отправляются в профессиональное путешествие, создавая ощущение «пульсации» пространства.

Этот конкретный магазин был спроектирован с использованием алюминия в качестве основного материала внутри и снаружи. Все поверхности отполированы и сохраняют естественный цвет алюминия, чтобы сохранить элегантность и благородство материала. Серебристый оттенок алюминия помогает выделить имидж магазина в рекламе и упаковке.

2. Щуллин И. - Ювелирный магазин

Место нахождения: Вена, Австрия.
Тип: Розничный магазин
Год: 1972-1974

Подход Холляйна к дизайну магазина Schullin стирает разницу между реальной стоимостью и подделкой. Холляйн взял основную оболочку здания XIX века и наложил на него четко дифференцированный слой элементов, которые не только служат функциональным целям, но в то же время демонстрируют эстетическую роскошь.Внешний вид и яркость дразнят посетителей впечатлением богатства и таинственности. Самым сильным элементом фасада является дверной косяк из дерева, латуни и бронзы, примитивное оружие триумфальной арки, шляпа Наполеона и топор Ганнибала.

3. Музей стекла и керамики

Расположение: Тегеран, Иран
Тип: Музей
Год: 1978

Холляйн модернизировал частную резиденцию, ставшую посольством в Тегеране, и превратил ее в роскошную выставку искусства и мастерства, в которой смешались восточный и западный стили, включая элегантные деревянные лестницы и лепнину.

4. Музей Абтайберга

Местоположение: Mönchengladbach, Германия
Тип: Музей
Год: 1982

Этот музей современного искусства, спроектированный архитектором Хансом Холлейном, органично вписывается в окружающий ландшафт. Его угловые постройки прекрасно сочетаются с собором и аббатством в причудливой деревне в стиле барокко в Западной Германии.Множество пространств и форм были спроектированы так, чтобы отображать чувство разнообразия, сохраняя при этом оригинальность своего «произведения искусства».

5. Апартаменты Rauchstrasse

Место нахождения: Берлин, Германия.
Тип: Социальное жилье
Год: 1983 - 1985

Архитектор Ханс Холляйн спроектировал это здание в рамках Международной строительной выставки в Берлине в 1980-х годах.Проект появился в 1980 году, когда группа архитекторов во втором поколении собралась, чтобы возродить город в Берлине после Второй мировой войны и до падения Берлинской стены. Проект представляет собой частный многоквартирный дом, в котором только общественные места открыты для нерезидентов.

6. Haas Haus

Местоположение: Вена, Австрия
Тип: Коммерческое / офисное здание смешанного назначения
Год: 1987 - 1990

Haas Haus является прекрасным примером архитектурных деталей, выполненных архитектором Хансом Холляйном.Здание построено по принципу «современный дом построен на средневековых руинах». Округлый изогнутый фасад в романском стиле еще больше связывает это современное здание со средневековой средой. Современное вмешательство включает добавление стекла и камня на фасад здания. Светоотражающий фасад, пожалуй, самый увлекательный аспект этого сооружения. Это не только подчеркивает историческое окружение Hass Haus, но и каждая отдельная панель представляет собой функциональное окно, которое наклоняется наружу для вентиляции.Этот многофункциональный объект предлагает современные удобства, не разрушая при этом атмосферу Старого Света на Стефансплац.

7. Музей современного искусства ММК (Frankfurt Museum Moderne Kunst)

Место нахождения: Франкфурт, Германия.
Тип: Музейный
Год: 1991

Франкфуртский музей современного искусства расположен в самом сердце исторического города Франкфурта и определяется его компактным треугольным расположением.Холлейн превратил музей в трехстороннее пространство, напоминающее «кусок торта» . При этом Холлейн добился больших клиновидных помещений в узком конце, что дало 4000 квадратных метров (43000 квадратных футов) выставочной площади. Несколько залов со стеклянными сводчатыми потолками пропускают в здание большое количество естественного света и освещают произведения искусства. Как и любое общественное здание во Франкфурте, это тоже сделано из красного песчаника и лепнины.

8.Generali Media Tower

Местоположение: Вена, Австрия
Тип: Офисное здание
Год: 2000

Башня Generali была спроектирована архитектором Холлейном на основе концепции интеграции башни с существующей городской структурой. Медиа-башня, расположенная в ключевом месте напротив Внутреннего города Вены, является ориентиром в череде высотных зданий вдоль Дунайского канала. Скульптурная форма во многом определяется этим городским контекстом.Строительный комплекс в основном состоит из 3-х блоков:

каменный блок
металлический блок
динамическая стеклянная призма

9. Центральный офис межбанковского банка

Местоположение: Лима, Перу
Тип: Офисное здание
Год: 2001

Штаб-квартира

Interbank - это архитектурный шедевр Лимы. Это здание в форме знамени представляет собой яркий символ прогресса на пересечении двух автомагистралей, на которых доминируют 480 000 автомобилей.Новая штаб-квартира этого ведущего финансового учреждения в Перу представляет собой высотное здание высотой 90 м. Фасад облицован серией горизонтальных белых стекол с чередующимися ленточными окнами. Башня А представляет собой двадцатиэтажное здание, которое, кажется, изгибается вперед, как развернутый парус, и асимметрично лифтовой башне и лестничной клетке. Чтобы подчеркнуть эффект «паруса» , сеть из титановых труб была установлена ​​на главном фасаде здания, чтобы нарочно затруднить просмотр, сколько этажей в здании, и создает характерную наклонную решетку.Ночью лучи цветного света проецируются через трубы, чтобы осветить поверхности.

10. Посольство Австрии

Местоположение: Берлин, Германия
Тип: Общественные здания
Год: 2001

Архитектор Ханс Холлейн применил гибкий подход к проектированию посольства. Трехэлементный дизайн состоит из секций, которые вставляют одну форму в другую снаружи внутрь.Строительные секции выполнены из разных материалов. Кубические блоки выполнены из штукатурки и камня, а контурная надстройка облицована медью. Посольство Австрии выполняет три функции: консульский отдел, офисы посольства и резиденцию посла.

11. Музей Нижних земель

Местоположение: Санкт-Пёльтен, Австрия
Тип: Музей
Год: 2002

Проект основан на программе культурного квартала недавно установленной столицы Нижней Австрии.Музей - это 100-летнее учреждение, которое отражает в своей концепции и структурирует три основных направления - искусство, естественные науки и историю федеральной земли Нижняя Австрия. Три сектора пространственно и организационно связаны в сложную сеть с общим вестибюлем, обеспечивающим доступ как к выставочному залу, так и к музею.

12. Центрум Банк

Местоположение: Вадуц, Лихтенштейн.
Тип: Офисные здания.
Год: 2002

Архитектор Холлейн известен своей чувствительностью к топографии и контексту местоположения. Центрум Банк овладевает его идеей восприятия возвышенностей и топографии Вадуца. Банк органично вписывается в окружающую среду, но при этом сохраняет свою аутентичность. Его форма получена из прямоугольного тела, которое после небольших преобразований становится движущимся, свободно сформированным, непрямолинейным изображением.Таким образом, однородная структура означает, что поверхности стен и крыши сделаны из одного материала и имеют одинаковую структуру.

13. Музей Вулкании

Местоположение: Овернь, Франция
Тип: Музей
Год: 2002

Музей Вулкании - выдающийся образец архитектуры эпохи постмодерна. Этот шедевр здания, спроектированный архитектором Хансом Холлейном, представляет собой метафорический вулкан, облицованный сталью, темным камнем и золотом, который представляет собой красочный символ геотермической силы.В концептуальных эскизах Холлейна отражены офорты Гюстава Доре о спуске к центру земли Жюля Верна и Данте «Ад» . Этот комплекс, расположенный среди потухших вулканов на высоте 1000 м над уровнем моря, служит для информирования, обучения и изучения первобытных сил природы и создания нашей планеты. Около 60 процентов комплекса площадью 12500 квадратных метров расположены под землей, и к ним ведет длинный пандус, ведущий вниз к метафорическому вулкану.

14. Sea Mio, Apartment-Towers

Местоположение: Тайбэй, Тайвань
Тип: Апартаменты
Год: 2007

Sea Mio Apartments на Тайване - один из немногих проектов, спроектированных Гансом Холлейном на Тайване. Это высотная башня с апартаментами, спроектированная в комплексе эксклюзивных жилых пространств с чередованием рекреационных, спортивных и садовых площадок.Отдельные башни были сформированы и преобразованы, чтобы они были обращены друг к другу. Верхние этажи были полностью переработаны для спасательных платформ на крышах, которые были превращены в скульптурный элемент в виде металлических крыльев и террас, связывающих отдельные многоквартирные дома вместе.

15. Pezet 515

Местоположение: Лима, Перу
Тип: Апартаменты
Год: 2011

Башня многоквартирного дома расположена в Сан-Исидро рядом со знаменитым полем для гольфа в самом центре современной Лимы.Угловое положение на пересечении Av. Pezet и Calle Clement позволяют построить более скульптурное здание. У здания всего три фасада, а четвертый фасад обращен в сторону соседней высотки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *