Вилла тургенева в баден бадене: Иван Тургенев и Полина Виардо в Баден-Бадене | Журнал Neue Zeiten

Содержание

Иван Тургенев и Полина Виардо в Баден-Бадене | Журнал Neue Zeiten

Автор: Илья Дубинский

В номере: 08 (110) август 2010

Баден-Баден – нарядный город в долине реки Оос на юге живописного горного массива Шварцвальд. Tеплые минеральные источники создали славу курорту. Сюда съезжалась знать всего континента: царствующие особы, придворные вельможи, крупные промышленники, деятели искусства.

На знаменитых водах баден-баденских

Не обошла вниманием европейский курорт и русская аристократия, особенно после брака Александра Первого с баденской принцессой Луизой (в православии – Елизавета Алексеевна). Императорская фамилия не раз бывала в Баден-Бадене. В середине XIX века город принимал за сезон до пяти тысяч россиян, среди них известные литераторы: Вяземский, Гончаров, Достоевский, Жуковский, Соллогуб, Толстой и многие другие. Н.В. Гоголь в июле 1836 года писал матери: «Я живу на знаменитых водах баден-баденских, куда заехал только на три дня и откуда уже три недели не могу вырваться.

Встретил довольно знакомых. Больных серьезно здесь никого нет. Все приезжают только веселиться. Местоположение города чудесно… Мест для гуляния в окружности страшное множество…»

Таким, видимо, воспринял этот курортный городок и Иван Сергеевич Тургенев, который провел здесь долгих семь лет. Что привело его сюда, что держало столько времени? Ответ прост – Полина Виардо. В школьной программе вскользь говорилось о необычных отношениях русского писателя и парижской певицы, над которыми биографы ломают голову и по сей день. О встрече в 1843 году во время первых гастролей певицы в Петербурге (ей было 22 года, а ему 25) Тургенев писал восторженно: «С той самой минуты, как я увидел ее в первый раз – с той роковой минуты я принадлежал ей весь, вот как собака принадлежит своему хозяину. Я уже не мог жить нигде, где она не жила; я оторвался разом от всего мне дорогого, от самой родины, пустился вслед за этой женщиной. Я не мог отвести взора от черт ее лица, не мог наслушаться ее речей, налюбоваться каждым ее движением; я, право, и дышал-то вслед за нею».

А, между тем, большинство современников описывают ее как сутулую, с глазами навыкате и лицом, на которое, по выражению Ильи Репина, невозможно смотреть анфас. Но что-то было в ней притягательное, ее контральто производило на слушателей магическое действие, она пользовалась огромным успехом у мужчин. Друзей удивляло увлечение Тургенева некрасивой актрисой, но тот заявлял, что «ни единой точки на лице мадам Виардо не изменил бы» – таким совершенным оно ему казалось.

Полина Виардо была не только известной певицей, но и находилась в центре артистической, художественной и литературной жизни Парижа. Среди ее поклонников и друзей были такие выдающиеся личности как Берлиоз, Гуно, Делакруа, Жорж Санд, Золя, Лист, Сен-Санс, Флобер, Чайковский, Шопен и, конечно, Тургенев. Французский музыковед П. Барбье, выпустивший биографию П. Виардо к столетию со дня ее смерти (1821-1910), считает, что Тургенев никогда не хотел разрушать супружескую пару Виардо. У него сложились весьма дружеские отношения с мужем Полины Луи, литератором и искусствоведом.

Их связывали общие увлечения: охота, литература. Луи помогал русскому писателю в переводе книг на французский.

Друг семьи

В 1863 году семейство Виардо (со своими детьми и воспитанницей Пелагеей, незаконной дочерью Тургенева) переезжает в город на Оосе. Певица ушла с большой сцены и хотела открыть здесь музыкальные классы, заниматься любимым делом, не отвлекаясь парижской суетой. Да и мужу надо было подлечиться «на водах». Вскоре неподалеку в Баден-Бадене поселяется и Тургенев. Брат Николай, приехавший повидаться с ним, писал своей жене: «Дети Виардо относятся к нему, как к отцу, а на него не похожи. Я не желаю разносить сплетни. Думаю, когда-то в прошлом между ним и Полиной существовала тесная связь, но, по-моему, сейчас он просто живет с ними вместе, другом семьи».

Полина Виардо, отвечая на скрытые и явные упреки друзей Тургенева, не любивших ее, сказала однажды: «Сорок два года я прожила с избранником моего сердца. И чувства наши были основаны на законах, нами принятых и непонятных для толпы». Вот такая неординарная история.

Так какова была жизнь Тургенева в Баден-Бадене? Вначале он снимал комнаты во владениях вдовы Анштет. К сожалению, до нашего времени эти строения не сохранились. Там, где проживал Тургенев, высится роскошный «Бреннерс Парк-Отель». На отдельных корпусах гостиницы установлены таблички «Дом Анштет», «Резиденция Тургенева», «Вилла Виардо». Хорошо, хоть так.

Виардо жили за рекой в районе Тиргартена. Почти ежедневно направлялся Иван Сергеевич из дома Анштет на виллу Виардо. Обед, часто плавно переходивший в ужин. Затем нередкие представления и концерты в домашнем театре. Давали и оперетты, музыку к которым писала П. Виардо, а либретто – И. Тургенев. В концертном репертуаре певицы были романсы на музыку Бородина, Верестовского, Глинки, Даргомыжского, Чайковского, которые она исполняла на русском языке.

Вилла Виардо стала местом, куда съезжались музыкальные знаменитости. Здесь гостили и концертировали Брамс, Вагнер, Лист, Рубинштейн, Шуман. Бывали и высокопоставленные особы: прусский король и королева, великий герцог Баденский, граф Бисмарк. Поздним вечером писатель возвращался домой уже в кромешной темноте с фонарем в руках (так запоздалые прохожие в те времена освещали себе дорогу). А затем ночью с увлечением писал.

С середины XIX века курорт становится широко известен своим казино, где играли и наши соотечественники. Среди них Гончаров, Достоевский, Толстой. Иван Сергеевич не раз помогал деньгами проигравшимся знакомцам. Сам же предпочитал прогулки по городу: вдоль реки по Лихтентальской аллее, мимо Курхауза к читальне или в ресторан отеля «Стефани Ле Бен», славившийся отменной французской кухней. Любил писатель бродить с верным псом Пегасом и по ближайшим окрестностям, охотился в лесах с Луи Виардо.

И. Тургенев намеревался остаться в городе надолго, потому он начал строительство собственного дома, неподалеку от усадьбы своих друзей (так и хочется написать родных). Это «сказочный замок среди леса и полян» c аспидной островерхой крышей, балконом, огромным залом, просторными комнатами, стеклянными дверями, выходящими на полукруглую террасу с видом на внутренний парк.

Когда вилла была достроена, друг семьи из-за финансовых трудностей продал ее Луи Виардо, хотя и продолжал в ней жить уже на положении гостя. Этот миниатюрный замок (Fremersbergstrasse 47) сохранился. На воротах надписи: с одной стороны по-немецки «Villa Turgenjew», а с другой – по-русски «Вход воспрещен. Частное владение. Территория не является музеем. Закрыта для посещения». Но зеленая изгородь не мешает обзору. Днем ворота все дни были распахнуты и видна часть спускающегося по склону за домом роскошного сада с парковыми белоснежными скульптурами.

Эти годы были самыми счастливыми

Биографы считают, что годы, проведенные в Баден-Бадене, были самыми счастливыми в жизни Ивана Сергеевича. Он находился рядом с любимой женщиной, много работал, путешествовал по Европе. Да и сам курорт давал жизненную энергию. Из письма другу Густаву Флоберу: «Приезжайте в Баден-Баден, тут в долине и на горах растут самые красивые деревья, которые я когда-либо видел в своей жизни.

Каждое из них сильное, молодое, поэтичное и вдохновляющее. Оно приносит радость глазу и душе. Когда ты сидишь у подножия этого великана, то чувствуешь, что в тебя вливаются его соки, и это дает здоровье и бодрость».

Здесь, в Шварцвальде, Тургеневым написана повесть «Призраки» и нашумевший роман «Дым», действие которого разворачивается именно в Баден-Бадене. Первым слушателем и критиком его произведений была, естественно, Полина: «Ни одна строка Тургенева не попадала в печать прежде, чем он не познакомил меня с нею». А сам автор: «Господи! Как я был счастлив, когда читал Вам отрывки из своего романа. Я буду теперь много писать исключительно для того, чтобы доставить себе это счастие».

Роман «Дым» передает дух времени и города, порой лирично, а чаще с иронией и сарказмом. Начало погружает нас в атмосферу безмятежного курортного городка: «10 августа 1862 года в четыре часа пополудни на улице было много народу. Погода стояла прелестная: все кругом – зеленые деревья, светлые дома уютного города, волнистые горы – все празднично, полною чашей раскинулось под лучами благосклонного солнца».

Далее – описание курзала, казино, уже не с такой идиллической безобидностью. Рядом с курзалом – каштан, который прозвали «русским деревом», ибо возле него «плещутся сливки российского общества». Это дерево не сохранилось, но там же высажено новое той же породы.

Не будем пересказывать содержание романа и приводить многочисленные отклики. Роман пронизан пессимизмом; уже название его – символ: все «людское» – дым, и «особенно все русское». Это произведение послужило поводом к давно назревавшему разрыву Тургенева с Достоевским. Знаменитая встреча двух крупнейших русских писателей произошла 10 июля 1867 года. Федор Михайлович видел в Тургеневе жеманного либерала, совершенно не понимающего Россию, а Ивана Сергеевича возмущало, что «у Достоевского через каждые две страницы… герои в бреду, в исступлении, в лихорадке. Ведь этого не бывает».

Как-то Тургенев посетовал, что любит семейную жизнь, но «судьба не послала мне собственного моего семейства, и я прикрепился, вошел в состав чуждой семьи, и случайно выпало, что эта семья французская. С давних пор моя жизнь переплелась с жизнью этой семьи. Там на меня смотрят не как на литератора, а как на человека, и среди нее мне спокойно и тепло. Переменяет она место жительства – и я с нею; отправляется она в Лондон, Баден, Париж – и я переношу свое местопребывания с нею».

Так было и в 1870 году с началом франко-прусской войны. Семья Виардо, а с ней и Иван Сергеевич, покидают Баден-Баден и переезжают в Англию, а позднее в Париж. Баден-Баденский период жизни и творчества И.С. Тургенева закончился.

Немецкий город хранит память о русском писателе

В 1992 году здесь было основано Немецкое общество Тургенева. В октябре 2009 года зарегистрирована немецко-русская рабочая группа «Инициатива русская история в Баден-Бадене». С ее представителями удалось побеседовать. Получил интересные сведения, уточнил даты. Господин Дитхард Шлегель (Diethard Schlegel) публицист и энтузиаст-исследователь русской истории Баден-Бадена поведал о борьбе, которую вел город за сохранение одной из резиденций русского писателя. Дело дошло до судебного разбирательства, но, к сожалению, процесс был проигран.

Рассказал господин Шлегель и об открытии памятника Тургеневу на Lichtentaler Allee, практически напротив дома, где квартировал писатель. Бюст выполнен по заказу Министерства культуры РФ московским скульптором Юрием Ореховым, членом Российской Академии искусств. Средства на памятник собрали, в основном, в Орловской области, на родине писателя. Открытие монумента состоялось в октябре 2000 года и было приурочено к проходившему тогда в Баден-Бадене Международному симпозиуму «Германия и Россия в Европе». На торжестве присутствовали участники конференции. В своей речи Егор Строев (в то время Председатель Совета Федерации России) выразил благодарность городу Баден-Баден за сохранение памяти о великом русском писателе.

«Инициатива Русская история в Баден-Бадене» активно продолжает работу. Готовится к выпуску сборник, охватывающий данные о 100 россиянах, чья жизнь в какой-либо степени связана с этим шварцвальдским курортом. «Мы ищем всех заинтересованных участников, – говорит член инициативной группы Валентина Юшина (тел. 07221-396 085) – всех, кто желает помочь нам».

И в заключение. На тенистом пригорке Лихтенталераллеи, рядом с городским музеем я случайно обнаружил нигде не указанный памятник – кого бы вы думали? – Полины Виардо. Установлен он в 2004 году по инициативе администрации города. Бюст выполнен скульптором Биргит Штаух (Birgit Stauch). Как видите, красотой лицо певицы не блещет и, как ни странно, счастьем не сияет. Но главное мне видится в том, что Иван Тургенев и Полина Виардо снова, и надеюсь, навечно, рядом. Они на одной аллее, смотрят на реку, символ прошедшей здесь их жизни, и на свидетелей ее – покрытые лесами горы. Ведь истинные друзья смотрят не друг на друга, а в одну сторону.

В прошлом номере мы предложили читателям сообщать об интересующих их сюжетах. Предпочтительно о личностях или событиях, связанных с Россией и Германией. Постараемся (лучше совместно) их осветить. Одно предложение уже поступило (даже с необходимыми сведениями).

Журнал — Интернет-журнал «Филолог» — 1633620526

Главная > Выпуск № 9 > Тургенев в Баден-Бадене

Галина Толова

Тургенев в Баден-Бадене

Памятник Тургеневу в Баден-Бадене


Семь почти счастливых лет жизни Тургенева были связаны с Баден-Баденом, куда в мае 1863 года он переехал вслед за семейством Виардо.

Баден-Баден – «летняя столица Европы», «королевский» курорт, расположенный между горами Шварцвальд и долиной Рейна. Его называют еще «городом роз». Каждый уголок, ущелье, скала имеют свою историю. В этот красивый город у подножия «Черного Леса» Полина Виардо привезла мужа на лечение и отдых. Баден-Баден славился прежде всего своими термальными источниками, здесь с 18 века отдыхали царствующие особы всего мира, в том числе русские цари. После женитьбы тогда ещё наследника престола, будущего императора Александра I на баденской принцессе Луизе (после перехода в православную веру она получила имя Елизавета Алексеевна) отдыхать в Баден-Бадене начинает вся российская аристократия: Долгорукие, Волконские, Меньшиковы, Вяземские, Голицыны… К середине 19-го века русские создали самую большую в городе иностранную общину.

   Так называемое «русское дерево»

Местная газета «Badenblatt» писала о русских: «Ни одна нация не может сравниться с ними касательно вежливости, хорошего вкуса, элегантности и либеральных взглядов…» М. Твен в книге «Пешком по Европе» отметил, что в Баден-Бадене лучше всех относятся к людям из России. Формированию такого имиджа русских в определенной степени способствовали и выдающиеся писатели – Тургенев, Гоголь, Вяземский, Достоевский, Толстой, Гончаров. В 1827 году Баден-Баден посетил Жуковский, а через двадцать лет он поселился здесь и жил до своей смерти в 1852 году. Именно в Баден-Бадене Жуковский работал над переводом «Одиссеи» Гомера. В 1836 году сюда впервые приехал Гоголь. Бывал он здесь и позже, читал своим друзьям главы из «Мертвых душ», в местной газете «Europa» опубликовал повесть «Тарас Бульба». И все же в сознании читающего человека этот красивый немецкий город ассоциируется прежде всего с именем Тургенева.
 

  
нажмите для увеличения                                           нажмите для увеличения
Виды Баден-Бадена
В сегодняшнем Баден-Бадене, можно сказать, витает дух Тургенева, но материальных знаков тех лет практически не осталось. Обнаружив на корпусах роскошной гостиницы «Бреннерс Парк-Отель» таблички «Вилла Виардо», «Дом Анштедт», «Резиденция Тургенева», не обольщайтесь: сей отель к писателю отношения не имеет. Просто он стоит на месте, где в 19 веке располагался небольшой дом вдовы Анштедт, у которой Тургенев снимал две комнаты в нижнем этаже.

  Гостиница «Бреннерс.  Резиденция Тургенева»

В 70-х годах 20-го века дом снесли. Он располагался на правом берегу реки Оос, перейдя через которую и миновав тенистую аллею, можно было попасть в парк, окружавший усадьбу Виардо.

Простившись с большой сценой, Полина Виардо продолжала заниматься музыкой: открыла музыкальный класс, сама пела. В репертуаре певицы были романсы на музыку Глинки, Даргомыжского, Верстовского, Бородина, Чайковского, исполняемые на русском языке. Русский стал одним из шести европейских языков, которыми она владела. Будучи ученицей Листа и Шопена, Виардо изумительно играла на рояле. В домашнем театре устраивались концерты и представления. Она принялась сочинять комические оперы, либретто к которым было поручено писать Тургеневу. Вилла Виардо становится местом, куда съезжаются музыкальные знаменитости. Здесь гостили и концертировали Лист, Брамс, Шуман, Вагнер, Рубинштейн. Здесь почитали за честь побывать самые богатые и знатные обитатели летней столицы Европы: прусский король и королева, великий герцог Баденский, граф Бисмарк.
 



Портрет Полины Виардо работы П. Соколова
 

В 1865 году рядом с усадьбой Виардо Тургенев построил дом для себя – «сказочный замок среди леса и полян», однако вскоре продал его Луи Виардо – мужу Полины, который любезно разрешил бывшему владельцу в нем проживать.
 



Луи Виардо 1860-е годы
  Вилла Тургенева с тех пор многократно меняла хозяев и сегодня практически недоступна для осмотра. Владельцы обнесли ее каменной стеной, а ворота наглухо закрыты.

С середины 19 века Баден-Баден становится широко известен своим казино, в котором проигрывались целые состояния, в том числе и нашими соотечественниками. Среди них были Гончаров, Л.Толстой и, конечно, Достоевский. О своих впечатлениях Толстой поведал в рассказе «Семейное счастье». Лучше всех о страсти к игре и ее последствиях написал большой любитель рулетки Ф. Достоевский в романе «Игрок».

Тургенев не раз ссужал деньгами знакомцев, попавших в затруднительное положение. Сам же, чуждый азарта и склонный к меланхолии, он предпочитал прогулки по городу: вдоль реки, по Лихтентальской аллее, мимо Курхауса, к читальне или на обед в отель «Стефани Ле Бен», известный хорошей французской кухней. С любимым псом Пегасом Тургенев бродил по ближайшим окрестностям, охотился с Луи Виардо в Шварцвальдских лесах, сравнивая русскую и немецкую охоту и находя в последней ряд «цивилизованных преимуществ».
 

 

Старый замок — одно из самых древних строений города. Возведенный в 12 веке замок впоследствии сгорел и так  и не был до конца восстановлен. Новый замок построен в 15 веке и полностью обновлен в 1847 году. С него открывается превосходная панорама города.


 
Отсюда Тургенев писал Гюставу Флоберу: «Приезжайте в Баден-Баден, тут в долинах и на горах растут самые красивые деревья, которые я когда-либо видел в своей жизни. Каждое из них — сильное, молодое, поэтичное и вдохновляющее. Оно приносит радость глазу и душе. Когда ты сидишь под этим великаном, то чувствуешь, как в тебя вливаются его соки, и это дает тебе здоровье и бодрость. Приезжайте же в Баден-Баден хотя бы на несколько дней! Из Баден-Бадена вы сможете увезти новые краски для своей палитры».

Сам Тургенев ощутил здесь душевный покой, счастье и видимость семьи. Любовь доставляла писателю не только радость, восторг, но и страдания, муки ревности. Она же была и источником творческого вдохновения. Полина Виардо всегда проявляла неподдельный интерес к писательству Тургенева, обсуждала с ним всё, выходившее из-под его пера. Однажды она сказала: «Ни одна строка Тургенева не попадала в печать прежде, чем он не познакомил меня с нею. Вы, русские, не знаете, насколько вы обязаны мне, что Тургенев продолжает писать и работать». И в этих словах есть правда.

В письме Тургенева к Виардо читаем: «Господи! Как я был счастлив, когда читал Вам отрывки из своего романа [имеется в виду «Дым» – Г.Т.]. Я буду теперь много писать, исключительно для того, чтобы доставить себе это счастие. Впечатление, производимое на Вас моим чтением, находило в моей душе стократный отклик, подобный горному эху, и это была не исключительно авторская радость».

В Баден-Бадене Тургеневым были написаны повесть «Призраки» и роман «Дым», в котором тонко переданы дух времени и атмосфера города. «10 августа 1862 года в четыре часа пополудни на улице было много народу. Погода стояла прелестная: всё кругом – зеленые деревья, светлые дома уютного города, волнистые горы – всё празднично, полною чашей раскинулось под лучами благосклонного солнца…»
 


 
Отель «Европейский двор»,
 где происходят некоторые события романа «Дым»

  Как-то Тургенев заметил, что любит семейную жизнь, но сетовал:  «судьба не послала мне собственного моего семейства, и я прикрепился, вошёл в состав чуждой семьи, и случайно выпало, что это семья французская. С давних пор моя жизнь переплелась с жизнью этой семьи. Там на меня смотрят не как на литератора, а как на человека, и среди её мне спокойно и тепло. Переменяет она место жительства – и я с нею; отправляется она в Лондон, Баден, Париж – и я переношу своё местопребывание с нею».

Так и вышло. В 1870 году с началом франко-прусской войны Виардо, а с ними и Тургенев, покидают Баден-Баден. Семья переезжает в Англию, а в 1871 году – в Париж.
Но это уже другая история.

И. Едошина в статье «Странник, ушедший в добровольное изгнание…» («Спасский вестник» №12, 2005) тонко заметила: «Странничество Тургенева особого рода, может быть, менее всего в прямом смысле слова: он человек “без родины”, потому что любовь его не имеет границ, но именно в пределах любви и располагается подлинная родина русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева…».

 

От редакции: «Русского дерева» в  Баден-Бадене давно нет, а вот дом («вилла») И.С. Тургенева, вопреки утверждению автора, сохранился. См.: https://www.facebook.com/philologpspu/posts/1183682585001369

 

К 200-летию
И. С. Тургенева
Архив «Филолога»: Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2005)
Выпуск № 6 (2005)
Выпуск № 5 (2004)
Выпуск № 4 (2004)
Выпуск № 3 (2003)
Выпуск № 2 (2003)
Выпуск № 1 (2002)

Орел знакомый и незнакомый

Гизела Эрбслё (Баден-Баден. Германия)

«Тургенев в Баден-Бадене» — так называлась статья, пока я над ней работала. Существенная часть этой работы состояла из прогулок по городу в поисках его бывшего жителя Ивана Тургенева. Во время этих прогулок и нашлось название, показавшееся мне подходящим: «Баден-Баден — идеальный тургеневский город». Но нужно ли, спросите Вы, искать Тургенева именно в этом месте, якобы идеальном для него, городе, который он действительно любил? Я думаю, обязательно нужно. И через определенное время, благодаря терпению и труду, Тургенева здесь, действительно, находишь, и вместе с ним часть «его» Баден-Бадена, — несмотря на прошедшие более чем сто тридцать лет с тех пор, как он окончательно покинул город.

Я сама живу и работаю как журналистка и автор радиопостановок в этом курортном городе — на краю Шварцвальда, в нескольких километрах от Рейна и от французской границы — более двадцати лет. По пути на радио я часто проезжаю мимо дома, называемого «Вилла Тургенева». Он стоит на улице с большим автомобильным движением, и это действительно тот дом, который построил себе Тургенев: представительное двухэтажное здание в стиле Людовика XIII с крутой крышей и высокими трубами.

Густая тисовая изгородь защищает его фасад от любопытных взглядов. Ворота высокого железного забора, как правило, открыты, но вывеска «Частное владение. Никаких экскурсий» запрещает вход. Асфальтированная площадь перед входом, чистая и безжизненная, так же как и дорожки в саду, в который можно заглянуть с маленькой улицы позади виллы. (Там, между прочим, также сохранился «Molkenkur» — в котором во времена Тургенева по соображениям здоровья пили молочную сыворотку, а сегодня предпочитают заказывать баденское вино). Но сад — похож ли он на тогдашний?

140 лет назад 19 сентября 1864 года Тургенев писал своему берлинскому другу Людвигу Пичу: «Сегодня начали строить мой дом». Через год в письме Павлу Анненкову он сообщал: «Дом мой меня веселит, и сад, который Боткин видел в плачевном виде. Скажите ему, что мои сажалки (я по скромности не называю их прудами) теперь наполнены чистою как хрусталь водою — и что у меня в них будут жить форели, которых, богу соизволящу, и Вы и он будете у меня кушать. Из Страсбурга я выписал слишком 500 деревцов и кустов и все это посадил, и надеюсь под старость, даже, пожалуй, и раньше, прохаживаться в их тени». Это было начало. Из воспоминаний Л. Пича можно увидеть, какое открытое, гостеприимное и отрадное впечатление производили тургеневский дом и сад в последующие годы, даже в то время, когда писатель еще не мог вселиться в него из-за нехватки денег. «Chateau enchante» (Волшебный замок) — называли его в народе, так как он долгое время стоял с закрытыми ставнями днем, а по ночам был ярко освещен. Гости приезжали и уезжали, ставились оперетты Виардо, дом и парк жили полной жизнью. Та часть парка, куда можно заглянуть, сегодня выглядит, однако, холодной и отстраненной. Всегда тихо. Аккуратные, но пустынные, тоскливые, подметенные, скучные дорожки и в середине — заключенный в бетон пруд с фонтаном. Вид на долину, который прежде открывался из виллы, давно застроен другими домами. Но Тургенева с его всегдашним радушием и общительностью, с его любовью к деревьям и живым кристально-чистым источникам — Тургенева я там не нашла.

Итак, моя прогулка ведет меня прочь от этого опустевшего на вид дома, вниз по улице, в долину. Через двести метров вниз — уцелевший флигель — жилище его друзей Виардо. Его владения граничили с их усадьбой, которая, в свою очередь, соседствовала с владениями князя Меньшикова, которого Тургенев, насколько я знаю, терпеть не мог, и чьи земли в Орловской губернии граничили со Спасским-Лутовиновым.

Уцелевший красивый флигель особняка Виардо не напоминает ни о чем из того, что здесь когда-то происходило: концерты известных коллег-музыкантов перед избранной публикой, состоящей из королей и князей, но, прежде всего, из друзей, понимавших, что им здесь предлагают. Бывали здесь Антон Рубинштейн, Клара Шуман, Брамс и Лист, одаренные ученицы Виардо дебютировали в этих концертах. И потом тихие вечера в семейном кругу: читали вместе, например, современную немецкую литературу, Фрейтана или Шпильгагена, рисовали карикатуры, репетировали утренники, дневные концерты и оперетты. «Такое международное содружество поклонников чистого культа искусства и красоты, — писал Людвиг Пич, — такое воплощение понятия идеального, подлинно человечного, свободного общества, найдется ли еще вне этой долины?»

Во всяком случае, это было открытое, толерантное общество с твердыми принципами — эта колония художников в центре Европы — полная противоположность типичному «светскому кругу» Баден-Бадена, который переживал все свои страсти в центре городка вокруг казино.

Я продолжаю мои поиски Тургенева, спускаюсь за пару минут по бывшей Тиргартенштрассе до конца и сворачиваю в Тиргартен, знаменитую Лихтентальскую аллею — это не просто улица, а парк, разросшийся в первой половине XIX века вдоль речушки Оос: с лугами и очень старыми деревьями. Несколько лет назад здесь под молодым каштаном был установлен бюст Тургенева. Этот каштан — замена утерянного «дерева русских». Можно только догадываться, что оно росло где-то в этом месте. Вы помните? Описанием этого дерева и собравшихся вокруг него соотечественников начинает Тургенев свой роман «Дым». Эта большая бронзовая голова глядит равнодушно и застывше, как сфинкс, — воплощение тайны жизни и смерти, о которой писатель говорит в своих письмах — через речку Оос на фасад пышного фешенебельного отеля, возможно, и сквозь него. Гостиница Бреннер, загораживающая бронзовому Тургеневу вид, была построена намного позже, после отъезда Тургенева из Баден-Бадена — на месте большого сада, раскинувшегося до берегов Оос. Это был сад печника Анштетта. Тургенев проходил через него минимум два раза в день, чтобы выйти через мост на аллею и оттуда — к дому Виардо.

Часто он шел с фонарем в руках, за что его отчитывала фрау Анштетт: «Так не принято, Herr Turgenjeff, — говорила она (настоящие баденцы говорят «Herr Durganiff»). — Это неприлично, что вы сами несете фонарь». Но ему был безразличен этикет. «Я — Тургенев, — якобы сказал он, — ношу я фонарь или нет».

Простой двухэтажный дом Анштеттов, в котором Тургенев обычно занимал нижний этаж, где он работал, писал письма и принимал своих многочисленных иностранных друзей, стоял на Шиллерштрассе — так называется эта улица и сейчас — примерно напротив того места, где сегодня располагается вход в фешенебельный отель. Этот уголок, весьма связанный с памятью о Тургеневе, — очень литературное место. Дирекция отеля, однако, не имеет никакой склонности к литературе и распорядилась снести старый дом Анштеттов, чтобы построить на его месте практичный офис. Но это еще не все. Дирекция распорядилась также снести сохранившийся до тех пор чудесный романтический садовый домик-беседку. Там тоже, говорят, было рабочее место Тургенева — в этом белом домике с деревянным резным орнаментом и винтовой лестницей на второй этаж. Жителям Баден-Бадена, которые хотели сохранить домик, было обещано восстановить его в другом месте. Его разобрали, и там, где он стоял, выросло много новых богатых особняков, напоминающих разве что о денежных сейфах, но носящих имя другого достаточно богатого русского литератора.

И все же передает ли этот ландшафт по берегам Оос что-то из того, что Шиллерштрассе и аллея когда-то значили для Тургенева? Можно ли представить, как выглядела эта долина и покрытые лесами горы? Можно ли понять, почему он, живший в Петербурге и в Париже, в Москве и в Риме, в Берлине, Лондоне и Дрездене, знавший столько других прекрасных мест, выбрал этот городок, чтобы, как он часто повторял, поселиться там навсегда?

Было бы слишком просто, я думаю, объяснить его отношение к Баден-Бадену только близостью семьи Виардо. Естественно, их политически мотивированное решение переехать из Парижа в Баден-Баден было и для Тургенева непосредственным поводом для перемены места жительства. Но у него и Виардо — особенно у него и Madame — вообще было много общего в области восприятия, мышления и чувств. Я напомню здесь письмо 1870 года, в котором Полина Виардо пишет из Веймара Тургеневу, описывая впечатляющую игру сгущающихся грозовых туч. И он, отвечая ей, пишет, что украдет это описание, чтоб использовать в одном из своих рассказов (может быть в «Степном короле Лире»?) — как он уже не раз делал. Эта сильно выраженная общность чувств и мышления у них несомненно была, но все же отношение автора к Баден-Бадену и влияние этого места и ландшафта на него являются также и очень личными: они не в последнюю очередь связаны с концепцией его литературного творчества.

Здесь мне хотелось бы поблагодарить бывшего директора Тургеневского заповедника Спасское-Лутовиново Б.В. Богданова, который своими «тургеневскими прогулками» по Спасскому дал мне прекрасную идею подобной прогулки по Баден-Бадену. Он гулял по парку в Спасском, ходил через близлежащие поля, и, казалось, читал их, как книгу. Для его спутников ландшафт превращался в литературу, и наоборот, литература, которую он неутомимо цитировал, превращалась в пейзаж. Возможно, это был процесс как бы параллельный тому, который изобрел писатель и охотник Тургенев. Во всяком случае, автор и охотник Тургенев всегда присутствовал в этих прогулках. И этот пример открыл мне глаза и уши в моих поисках в Баден-Бадене.

В стороне от официальных тургеневских прогулок по прекрасному Баден-Бадену я нашла его подлинное, Тургеневское место: это были остатки беседки, которые находились в разрушенной ураганом 1999 года теплице. Двойная руина, как тайное гнездо новых историй в бывших городских очистительных сооружениях, недалеко от вокзала Оос, на который приезжал и с которого уезжал Тургенев. На первый взгляд — полусгнившие балки, подписанные и пронумерованные: куча мусора в ландшафте. Но в каком ландшафте! Здесь, то есть — на запад от железнодорожных путей, на север от ответвления автобана с его шумом пролетающих машин, — находились охотничьи угодья Виардо, которые простирались до поймы Рейна. Болото, островки леса в равнине. Буквально слышишь, как Тургенев перечисляет свою добычу: «Я успел быть… семь раз на охоте: в 1-й раз ухлопал 3 куропатки и 2 зайца; во 2-й — 6 куропаток и 5 зайцев; в 3-й раз — 8 куропаток и 3 зайца; в 4-й — 11 куропаток, 5 зайцев и 1 перепела — всего 56 куропаток, 19 зайцев, 4 фазана и 2-х перепелов = 81 штука. Это не огромно, но недурно. Что-то будет дальше. Охота только-что начинается».

Тургенев не был автором, сочиняющим свои истории за письменным столом. Бродить, скитаться и брать не только зверей, но и людей на мушку, удержать, схватить — это было его методом. Так собирал он звуки и голоса; необычных людей, их особенности и их говор. Можно себе представить, как он на ходу составлял костяк своих историй — из того, что он видел, и того, что он помнил из поездки по России.

О значении слуха в его ландшафтах говорит, между прочим, удивительное письмо из Куртавнеля Полине Виардо. Там он перечисляет ночные звуки во дворе замка, потом в замковом рву, в примыкающем к нему лесу и, наконец, он движется только при помощи слуха к дальней проселочной дороге. Так же внимателен был писатель и к голосам: птичьим и человеческим. Ему, так ценившему технику, облегчающую обыденную и общественную жизнь, идея звукозаписи была уже не чужда. Во время одного из своих нелюбимых в ту пору посещений Парижа он слышит, как говорит французский император: «Если б можно было запечатлеть голос, как можно зарисовать голову, — пишет он, — сказали бы — это говорит профессор ботаники из Швейцарии или нумизматик».

Необыкновенно помогал Тургеневу в изучении иностранных языков тонкий слух. Он писал, если не считать пары грамматических ошибок, на необыкновенно свободном, живом, ярком, полном красок немецком, применяя кучу слов из разговорной речи — то, что можно подхватить, только слушая — и придумывал, наконец, сам немецкие слова не хуже любого немца.

Для Тургенева Баден-Баден был, однако, городом для глаз; здесь ему были важны в первую очередь визуальные впечатления. С самого начала его поражает растительность и свет: «Изумрудная зелень», «зелено-золотое», «бездонная зелень», — так восхищается он в своих письмах и потом: «покрытые изумрудным мхом деревья, божественные виды». Вообще в середине XIX века Баден-Баден еще далеко не так разросся, как сегодня: луга и поляны покрывали граничащие с городом холмы, особенно на юго-востоке, так что долина производила впечатление не менее зеленое, но более светлое и воздушное, чем сегодня. Хвойные леса здесь были раньше смешанными. Впечатление Тургенева во время охоты и прогулок в Шварцвальде было двояким: с одной стороны — высота, а с другой — игра света и тени, более типичная для лиственного леса.

В апреле 1863 года Тургенев сообщает Гюставу Флоберу (которого он чувствовал таким родственным себе, что сказал: «Вы и я — мы два крота, роющие свои ходы в одном направлении») о своем переезде в Баден-Баден следующим образом: «Через 8 недель я покидаю Париж и переселяюсь в Баден-Баден. Не приедете ли вы туда? Там есть такие деревья, каких я нигде не видал, и на самых вершинах гор. Это сильно, молодо — и одновременно это поэтично и изящно. Это благотворно действует на глаза и душу. Когда сидишь у подножья одного из этих великанов, кажется, что заимствуешь у него частицу его сока — а это очень приятно и очень полезно. В самом деле, приезжайте в Баден-Баден, хотя бы на несколько дней. Вы привезете оттуда великолепные краски для вашей палитры».

Тургенев любил поросшие лесом горы Шварцвальда, и вообще деревья играли особенную роль в его литературном мире. С одной стороны, они воплощали — как в начале рассказа «Поездка в Полесье» — угрожающую близость смерти, они бездонны как море. С другой стороны, они могут служить и надежным укрытием и укрывающими жизнь, — как Шварцвальд в фантазии «Призраки».

Тут я хотела бы вернуться к нашей прогулке: от Тургеневского бюста и вида на Отель Бреннер под очень старыми деревьями вдоль Оос в направлении на запад, мимо кафе, мимо бывшей гостиницы «Англетер» и отеля «Европейский двор», и, наконец, мимо казино к водолечебнице, где с 1840 года пили минеральную воду. Виды города, которые открываются во время прогулки, неотделимы от холмистых, покрытых лесом окрестностей. Здесь нет тесных проулков или темных улочек, наоборот, всюду и всегда городской ландшафт красив и просторен. Пейзажи изображены и на фресках в открытой галерее питьевого Павильона. Фрески иллюстрируют баденскую легенду о русалках и зловещих призраках, соблазняющих рыцарей. Из этой галереи взгляд устремляется к скалам и деревьям старого замка высоко над городом — во времена Тургенева так же, как и сегодня. В романе «Дым» можно прочитать о подъеме из города к подножью старого замка. Само собой разумеется, что сам автор проделал этот путь.

Поедем и мы через город, через высоко лежащие поля и лес, наверх, к замку. Снова и снова открывается вид на город, окруженный долиной. Говоря в письмах о Баден-Бадене, Тургенев часто сравнивает это место с гнездом. Недалеко от источника, возле которого сейчас очень часто встречаются не «новые русские», а русскоговорящие реэмигранты, открывается панорама города и его окрестностей. На одной стороне — море лесистых вершин, на другой, на запад — равнина Рейна. В сумерки можно наблюдать такую картину, когда постепенно освободившееся от уходящих облаков небо с запада светлеет, и заходящее солнце шаг за шагом открывает нашему взору прекрасный вид. Взгляд наблюдающего эту картину встречается со светом, идущим на него сверху; затем падает на последний зеленый холм перед долиной Рейна, затем скользит по равнине, где река с ее изгибами становится зеркальной гладью, в которой отражаются все краски неба. Он следует дальше, во Францию, где один за другим встают горные хребты, так что кажется, будто можно видеть до самой Атлантики.

Наверняка Тургенев не раз восхищался этой панорамой. Им должны были владеть одновременно два чувства: близости и далекости, ощущение того, что Баден-Баден — его гнездо, где он защищен, и — чувство свободы.

В семидесятые годы XIX века заполнялись анкеты, которые были популярными еще и во времена Пруста. Его ответ на вопрос, где бы он хотел жить, звучал так: «Там, где я свободен уехать, куда я хочу».

Итак, в топографии современного Баден-Бадена, который я понимаю как идеальный тургеневский город, легко найти следы И.С. Тургенева благодаря точному описанию у него местности и пейзажей. Баден-Баден и сегодня неотделим от имени великого русского писателя.

«Тургеневский ежегодник 2003», с.141-147.

В Баден-Бадене. Тургенев без глянца

В Баден-Бадене

Поль Виардо (1857–1941), скрипач, сын П. Виардо:

Всем известно, какую важную роль играл этот маленький город в конце второй империи, рулетка и живописные места для прогулок сделали его городом роскоши и удовольствий. Весь Париж сливался там со всею Веною и всем Петербургом.

Свет и полусвет были там представлены как нельзя более блестящим образом.

Баден не был, однако, исключительно городом рулетки и веселья: он был также излюбленным местом свиданий венценосцев, приезжавших туда запросто отдохнуть от утомительного этикета. <…> Баден, Германия – все это казалось так незначительно, так похоже на опереточное государство, с игрушечными солдатами, чрезмерно услужливою челядью и титулами баронов, графов и даже князей, смотря по величине суммы, полученной на чай!

Людвиг Пич:

Кто не бывал в этом раю долин и лесов, на берегу Ооса, в период его процветания, пред франко-прусской войной, тот не может верно представить себе привлекательности этой местности, соединявшей тогда весьма разнородные общественные элементы. Любители всевозможных развлечений, разнообразных туалетов и нарядов могли находить немало удовольствия в лицезрении этой, составленной из представителей всех наций мира, маскарадной толпы, собиравшейся на летний сезон в Баден-Бадене и появлявшейся всюду, как в конверсационсгаузе, так и в величественных руинах замка Пфорцгейма. Весь шум и блеск этого своеобразного мирка не в состоянии был нарушить тишину Лейвальдских долин, выходящих прямо на Лихтентальскую аллею, и лесистых высот, опьяняющих своим благоуханием. Здесь жили преимущественно люди, чуждавшиеся шумных удовольствий, но тем не менее представлявшие собою избранный круг баденского общества.

Дом Виардо в Тиргартентале составлял центр этого кружка. Уже в первый год пребывания там семейство Виардо построило в своем обширном саду нечто вроде храма искусства, в большом зале которого поставлен был орган артистки и помещены лучшие из картин, собранных Луи Виардо. Там с 1864 года составлялись по воскресеньям столь прославившиеся музыкальные утренники. Самые высокопоставленные лица из посетителей Баден-Бадена считали за честь и счастье быть приглашенными на эти утренники, а «рыцарям и аристократам духа» открыт был туда еще более свободный доступ.

Поль Виардо:

Наша вилла сделалась центром интеллигенции и артистического мира; воскресные музыкальные собрания считались величайшею приманкою сезона; многие высокопоставленные лица не останавливались перед унижениями, зачастую бесполезными, чтобы получить приглашения на эти утра.

Я хорошо помню красивый музыкальный дом, устроенный в саду, зал со стенами, украшенными прекрасною коллекциею старинных картин, составлявших радость и гордость моего отца. В глубине возвышался прелестный орган.

По воскресеньям этот зал наполнялся толпою приглашенных, из которых каждый представлял видную величину. Королева Августа являлась всегда очень пунктуально, иногда раньше всех, в сопровождении своей дочери, герцогини и фрейлины. Король, хотя и не особенный любитель музыки, тоже заходил по временам, но предпочитал держаться ближе к выходу, одним жестом останавливая всякие попытки особого к нему внимания.

Наши царственные гости часто приводили с собою какое-нибудь новое лицо, не испрашивая на то разрешения, – невозможно было отказать в приеме старому королю Бельгии, Леопольду I; королю Голландии, большому любителю музыки <…>.

Несколько раз приезжал Вагнер.

Людвиг Пич:

Дом госпожи Виардо в Бадене считался в те годы как бы высшей школой пения, куда являлись юные таланты из всех стран, чтобы поучиться у знаменитой артистки, у которой уменье преподавать равнялось ее творческому гению. Особенно старалась она доставить молодым женщинам разных национальностей случаи попробовать себя в маленьких легких драматических партиях. Для этого, однако, нужно было найти оперетки, в которых все роли, за исключением одного или двух лиц, могли быть исполнены певицами. С этой целью Тургенев написал три веселых фантастических оперетки, драматизированные сказки, исполненные грациозного юмора и тонкой прелести: «Le dernier des sorciers», «L’ogre» и «Trop de femmes». Госпожа Виардо написала к ним музыку и иногда принимала на себя исполнение роли влюбленного принца, писанную для альта; когда случалось, что в числе друзей Виардо недоставало баритона, Тургенев не считал для себя унизительным играть роль старого колдуна, паши или людоеда, которого дразнили и мучили или прелестные эльфы, или слишком многочисленные жены его гарема и, несмотря на его гигантский рост и силу, побеждали. Большая зала его замка, первый этаж которого он занимал сам, а второй я, легко превращалась в сцену. Если г-жа Виардо не участвовала сама, она исполняла роль оркестра и капельмейстера, сидя за роялем.

Поль Виардо

Эти представления долгое время давались в вилле Тургенева, более удобной, чем наша. Наши дома отделялись только садами. Впоследствии мой отец построил настоящий театр, отлично устроенный, но стоивший очень дорого, но он служил мало, так как война 1870 года сразу положила конец нашему пребыванию в Германии.

Из актеров мужского персонала нас было только двое: Тургенев и я. Для меня писались роли, подходящие к моему росту: «Перлемиеннен», великан, превратившийся в карлика, или «Кокосовый орешек», негритенок паши и т. д. Все мои роли были с пением, потому что у меня был хорошенький детский голосок. Остальные роли поручались моим сестрам и вышеупомянутой международной труппе будущих артисток; некоторые из них сделались впоследствии знаменитыми певицами. Какие были веселые репетиции! Какие взрывы хохота всей этой молодежи, когда я первый раз пробовал мою арию с руладами! А бесконечные тревоги и деятельность пчелиного улья, когда дело шло о костюмах! А постановка балета, которою занимался у нас учитель танцев театра в Карлсруэ и метал громы и молнии на тяжеловесность швейцарок, неловкость шведок, медлительность немок, болтливость француженок! И наконец волнения первых представлений!

Людвиг Пич:

Эти маленькие представления давались иногда в присутствии такой публики, которую редко можно встретить в частных домах. Король Вильгельм и королева Августа сидели там в первом ряду кресел, окруженные избранной баденской публикой, которая по воскресеньям во время музыкальных утренников наполняла органную залу и сад. Королевская чета, в продолжение десятков лет, привыкла видеть в хозяйке дома не только светскую даму, но и выдающуюся артистку, и нередко случалось, что, по окончании представления, их величества оставались на чай, участвуя в непринужденной беседе друзей дома.

Поль Виардо:

Король Вильгельм смеялся до слез политическим намекам, которыми Тургенев пересыпал свой текст. Моя мать аккомпанировала на рояле, смотрела за всем, бегала во время антрактов за кулисы, чтобы пришить одно, приколоть другое… После представления волчьему аппетиту исполнителей предлагался ужин, неизменно состоявший из холодной говядины и салата из картофеля. Ужин устраивался у нас так, что надо было пройти через оба сада, и эти ночные процессии в костюмах были также одною из интересных сторон тех достопамятных вечеров!

Людвиг Пич:

Семейство Виардо и Тургенев настолько полюбили эту местность, что не покидали ее даже зимою; изредка лишь, и то только в случае крайней необходимости, наш писатель решался на поездку в Россию. Ему нужно было видеть своих русских друзей, наполниться впечатлениями русской жизни и побывать в своем имении. Поездку эту он всякий раз откладывал, насколько возможно, но никакое препятствие не могло помешать ему возвратиться к 18 июлю, дню рождения Полины Виардо. С полным довольством, заменившим прежнее его меланхолическое настроение, Тургенев наслаждался своей жизнью в Баден-Бадене. На мою долю выпало редкое счастье проводить ежегодно около двух месяцев с моими друзьями. Уже в 1865 году Тургенев, не рассчитывая до конца жизни расстаться с нашим очаровательным уголком, купил большой участок земли, прилегающий к парку виллы Виардо и вдающийся еще глубже в лесистые горы и роскошные луга Тиргартенталя. На этом запущенном участке росло много фруктовых деревьев, и он заключал в себе особенно дорогое поэту сокровище – источник свежей воды. Тургенев гордился им, хотя сам выражался не без примеси иронии о своем чувстве. На этой земле парижский архитектор построил ему большую виллу, в виде замка, в стиле Людовика XIII, превратив всю окружающую местность в сад. Фасад этого строения, крытого аспидным камнем, с крутой крышей и высокими красивыми трубами, на высоком фундаменте, был обращен к заведению для лечения сывороткой у подошвы Зауерберга. Тургенев переселился туда лишь в 1867 году.

Петр Дмитриевич Боборыкин:

Мне жутко было видеть в таком писателе, как И. С., какую-то добровольную отчужденность от родины. Это не было настроение изгнанника, эмигранта, а скорее человека, который примостился к чужому гнезду, засел в немецком курорте (он жил в Бадене уже с 1863 года) и не чувствует никакой особой тяги к «любезному отечеству».

Его европеизм, его западничество проявлялись в этой баденской обстановке гораздо ярче и как бы бесповоротнее. Трудно было бы и представить себе, что он с душевной отрадой вернется когда-либо в свое Спасское-Лутовиново, а, напротив, казалось, что этот благообразный русский джентльмен, уже «повитый» славой (хотя и в временных «контрах» с русской критикой и публикой), кончит «дни живота своего», как те русские баре, которые тогда начали строить себе виллы, чтобы в Бадене и доживать свой век.

Борис Николаевич Чичерин:

Конечно, человеку, не имеющему своей собственной семьи, естественно на старости лет приютиться к дружескому семейству, которое его холит и голубит. Но, по-видимому, Тургенев играл в этой дружеской семье весьма подчиненную и покорную роль. Его просто забрали в руки. Ханыков, который близко видел их отношения в Бадене, рассказывал мне, как Тургенев среди дружеского разговора с приехавшим навестить его приятелем вдруг, по первому мановению, стремглав бежал на отдаленную почту, чтобы отнести чужое письмо; как он в своей карете возил семью в театр и ночью, в проливной дождь, влезал на козлы и отвозил ее домой; как он на частном спектакле должен был разыгрывать совершенно несвойственные ему комические роли, кувыркался, выкидывал фарсы и потешал публику. Друзья говорили, что жалко было его видеть. Он сам понимал свое положение, но не в силах был от него отделаться. В один из последних приездов его в Москву я в разговоре с ним сказал по какому-то случаю: «это – фальшивое положение; стало быть, надобно из него выйти». – «Фальшивое положение! – воскликнул с живостью Тургенев. – Да в жизни нет ничего прочнее фальшивого положения. Раз вы в него попали, вы ни за что на свете из него не выберетесь».

Людвиг Пич:

Это были для него плодотворные годы. Я, находясь тут же, как бы присутствовал в его творческой мастерской. <…>

Первое произведение Тургенева, написанное им в Баден-Бадене, был фантастический рассказ «Призраки», в котором старались найти символическое значение, тогда как он не что иное, как сон реалиста. Боденштедт, в своем мастерском переводе этого произведения, назвал его: «Die Erscheinungen», и оно было напечатано, вместе с другими так же мастерски переведенными им произведениями Тургенева, как-то: «Фауст», «Первая любовь», «Пасынков», «Постоялый двор» и «Муму». Боденштедт, качества которого как переводчика Тургенев всегда ценил по достоинству, прислал ему свой перевод для просмотра. Никогда не забуду я тот августовский вечер, когда в маленьком, интимном салоне виллы Виардо, из окон которого видны были вершины Меркурия, озаренные горячим солнцем, Тургенев, вместе с хозяйкой дома и со мной, принялся за шлифовку этого перевода. Имея в руках русский оригинал, он обдумывал каждое слово, которое я ему прочитывал из рукописи Боденштедта; он спрашивал наше мнение, и потом большинством голосов решалось, какое из немецких выражений точнее передавало все оттенки русского подлинника. <…>

Все на свете имеет конец, и то, что нам кажется прекраснейшим, оканчивается всего скорее. Если судить по их прелести, эти годы очаровательной жизни в Баден-Бадене длились сравнительно очень долго, но и им пришел конец. Причиною того была франко-прусская война. <…> Друзья Тургенева в Баден-Бадене не были бы настоящими французами, Луи Виардо не был бы убежденным республиканцем, если бы они после Седана не отнеслись горячо к осаде Парижа, страданиям Франции и бомбардировке Страсбурга. Приехав, после взятия Страсбурга, в октябре, в любимую местность, я убедился, что очаровательные дни навсегда окончились. В ту же осень семья Виардо и Тургенев переселились в Лондон. На следующее лето, однако, они возвратились в Париж, с намерением остаться там навсегда. Тургенев поселился в доме своего друга в rue de Douai, во втором этаже…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Выставка «Полина» — Спасское-Лутовиново

17 июля в выставочном зале музея-заповедника И. С. Тургенева «Спасское-Лутовиново» откроется выставка, посвященная Полине Виардо.

В основе экспозиции — уникальные экспонаты из коллекции Российского Национального музея музыки (г.Москва). В выставке также участвуют предметы и документы из фондов Орловского объединённого литературного музея И.С. Тургенева и, конечно, из фондов музея-заповедника «Спасское-Лутовиново».

ЧТО ПОКАЖЕМ НА ВЫСТАВКЕ
«Иконография» Полины Виардо – ее графические и фотографические портреты. Современники вспоминали о ней как об удивительном сочетании некрасивой внешности, специфического, неидеального певческого голоса и огромного артистического таланта, под влиянием которого огрехи внешности и вокала отходили на задний план – на сцене царила великая примадонна.

Экспонаты из фондов Российского национального музея музыки, раскрывающие детали ее детства, семьи и, конечно, творческого пути.

Одним из наиболее интересных экспонатов выставки — автограф Полины Виардо в альбоме княгини Натальи Голицыной, оставленный 12 февраля 1846 года в период выступлений в Санкт-Петербурге.
→СПРАВКА ОБ ЭКСПОНАТЕ
Это отрывок из III действия оперы «Храмовник» Отто Николаи: «Разум помрачается, сердце разрывается…». Певица была не здорова, болезнь грозила потерей голоса, и выбор музыкальной строчки для альбомной записи свидетельствует об эмоциональном состоянии Виардо.

ℹФАКТЫ ИЗ БИОГРАФИИ ПОЛИНЫ ВИАРДО
Композиторская деятельность Виардо развивалась параллельно с ее сценической карьерой. Если дебют ее как певицы состоялся в 1837 году, то уже в 1838 году было впервые опубликовано ее сочинение. Ее перу принадлежат оперы и кантаты, камерная вокальная и инструментальная музыка, аранжировки сочинений других авторов, каденции. Виардо стала одним из первых европейских композиторов, кто сочинял музыку на стихи русских поэтов.

Отношения Виардо с российскими деятелями культуры можно проследить, в том числе, благодаря письмам Полины Виардо пианисту и дирижеру, директору Московской консерватории Николаю Рубинштейну, который неоднократно пытался пригласить Виардо преподавать в учебном заведении – к сожалению, певица по личным обстоятельствам отказалась. С именем Николая Рубинштейна связан еще один экспонат – большой фотографический портрет Ивана Тургенева, выполненный в фотоателье Ивана Дьяговченко с дарственной надписью писателя музыканту.

Полина Виардо была не только известной певицей, но и находилась в центре артистической, художественной и литературной жизни Европы. Каждый ее дом – в Париже, Куртавнеле, Баден-Бадене или Буживале – становился центром притяжения деятелей искусства и интеллектуальной элиты. Среди поклонников и друзей Полины Виардо были Берлиоз, Гуно, Делакруа, Жорж Санд, Золя, Лист, Сен-Санс, Флобер, Роберт и Клара Шуман, Чайковский, Шопен и, конечно, Тургенев.

ПОЛИНА ВИАРДО И ИВАН ТУРГЕНЕВ
История отношения писателя Ивана Тургенева и певицы Полины Виардо стала одной из самых романтичных в истории русской литературы. Они познакомились в 1843 году, во время первого приезда певицы в Россию. Влюбленность писателя была столь сильна, что впоследствии Тургенев ездил за своей возлюбленной по Европе, неизменно селился или в ее доме, или по соседству, став близким семейным другом.

Когда семейство Виардо в 1863 году поселилось в Баден-Бадене – Тургенев там же выстроил рядом свою виллу. Они проводили совместные музыкальные вечера, ставили домашние спектакли, в которых исполнялись сценические произведения Виардо, написанные на литературную основу Тургенева. В 1874 году Тургенев приобрел виллу в Буживале – предместье Парижа и подарил его Полине. На этой вилле Тургенев провел последние годы жизни и скончался в 1883 году, на руках у Виардо. Сейчас на вилле расположен музей Тургенева.

Летняя столица Европы : sculpture_world — LiveJournal

В XIX веке Баден-Баден был одним из излюбленных курортов светского общества.
В Баден-Баден приезжали на отдых короли,императоры, писатели, композиторы, художники, банкиры. «Вся знать и моды образцы»© (И.С.Тургенев «Дым») съезжались в летнюю столицу Европы.

Для Тургенева Баден-Баден был частью горячо любимой им Германии, где он провел счастливые годы своей жизни. Здесь он черпал вдохновение. О вдохновляющей красоте Баден-Бадена Тургенев писал своему другу Гюставу Флоберу: «Приезжайте в Баден-Баден, тут в долинах и на горах растут самые красивые деревья, которые я когда-либо видел в своей жизни. Каждое из них — сильное, молодое, поэтичное и вдохновляющее. Оно приносит радость глазу и душе. Когда ты сидишь под этим великаном, то чувствуешь, как в тебя вливаются его соки, и это дает тебе здоровье и бодрость. Приезжайте же в Баден-Баден хотя бы на несколько дней! Из Баден-Бадена вы сможете увести новые краски для своей палитры».

Бюст Тургеневу установлен в 2000 г- в парке на Лихтентальской аллее недалеко от виллы, где Тургенев жил и работал в течение нескольких лет.
Тургенев в Баден-Бадене в 1867 г.
Вилла Тургенева (сейчас в частном владении) – графика Вольфганга Петера.

В Баден-Бадене бывал и увлёкающийся разорительной игрой Достоевский. Впрочем, всех своих денег он лишился не в Баден-Бадене, а в Висбадене

Символический памятник Достоевскому установлен на окраине города. Босой Достоевский стоит на сплющенном земном шаре.

Памятник установлен в 2004 (скульптор Л.М.Баранов)

Барельеф на балконе квартиры, в которой Достоевский писал роман «Игрок».
Памятная доска о пребывании Достоевского в Баден-Бадене.

***
Гоголь остановливался в Баден-Бадене в отеле «Дармштадский двор» в 1836 году.
Приехав впервые в Баден-Баден, Гоголь намеревался провести там всего три дня. Однако позже в одном из писем матери он объяснил, что задержался на три недели, так как встретил нескольких знакомых из Санкт-Петербурга. Ему понравился город. Гоголь не раз еще посещал Баден-Баден для переговоров с издателем журнала «Европа», в котором в переводе на немецкий язык печатались его произведения. И вот во время таких приездов он читал своим друзьям главы из «Мертвых душ».

Мемориальная доска на здании бывшего отеля «Дармштадский двор» (в настоящее время здание городской ратуши).

***
Жуковский провел последние 12 лет жизни в Германии и умер в Баден-Бадене. В Баден-Бадене Жуковский перевел «Одиссею» Гомера.

Бюст Жуковского в Баден-Бадене (скульптор А.Н.Бурганов).
Памятная доска на доме, в котором жил Жуковский в Баден-Бадене.

***
Не обошла вниманием Баден-Баден и русская аристократия, особенно после брака Александра Первого с баденской принцессой Луизой (в православии – Елизавета Алексеевна). Императорская фамилия не раз бывала в Баден-Бадене.

Памятник царице установлен по просьбе тургеневского общества. В руках у юной Луизы томик стихов, раскрытый на странице с подписью «А.Пушкин».
***
PS. Я сократила этот пост для сообщества и убрала ссылки.

Где гуляли Гоголь с Тургеневым – КАК ПОТРАТИТЬ

Brenners Park-Hotel & Spa в Баден-Бадене, который видели еще Гоголь с Тургеневым, с годами не меняет облика. Но – успевает за временем: в одной из его вилл, Villa Stephanie, в этом году открылся инновационный спа-центр.

В речке Оос, что струится вдоль нежно-зеленых берегов тонкой серебряной нитью, вода такая чистая, что можно считать камни на дне. Нежность – слово, подходящее Баден-Бадену: хрупкая, деликатная архитектура города гармонична его пейзажу.

Отель на Лихтентальской аллее – эта аллея тянется вдоль чистой речки – отгорожен от парка самой настоящей калиткой. На одном берегу дети, собаки, велосипедисты и пенсионеры под ручку; на другом – шезлонги, регулярный парк, деревянные столики, бокалы и сигарный дым: здесь останавливаются самые респектабельные постояльцы мира.

Отелю Brenners Park-Hotel & Spa больше 140 лет. Вернее, 140 лет отелем была одна из кремовых вилл, другие присоединились позже (и архитектурно скрепились в единое целое). 21 октября 1872 года здесь открылся отель Stephanie les bains: особняк купил пятидесятилетний портной Антон Бреннер.

«Стефаниенбад» – так называли отель баденцы: прежде на вилле гостила Стефани де Богарне, герцогиня Баденская. Император Наполеон удочерил двоюродную сестру Жозефины, пожаловал титул и выдал замуж за Великого герцога Баденского, Карла в 1806 году. Сестра герцога Луиза, будучи замужем за наследником русского престола Александром Павловичем и называвшаяся Елизаветой Алексеевной, брак не одобрила: Россия как раз вступала в войну с Наполеоном.

Наполеон вскоре отрекся от престола (1815 год), Карл Баденский умер (1818 год), а нелюбимая баденскими герцогами Стефани поселилась в Мангейме, где ее дворец стал местом притяжения интеллектуалов и знати. И оставила название «Стефаниенбад» о себе в память – на самой красивой аллее курортного Бадена.

Баден тем временем становился главным курортом Европы. Сюда приезжали лечиться со всего мира, а после коронации Елизаветы поехали русские. «В царицах скромная, любовь страны своей, и в бурю бед она душой была спокойна; и век ея свой суд потомству даст об ней: была величия и счастия достойна», – написал о Елизавете Василий Жуковский. В последние годы жизни он фактически переедет в Баден-Баден, переведет здесь «Одиссею» и умрет в 1852 году.

В мае 1863 года сюда также переедет Иван Сергеевич Тургенев – вслед за семьей Виардо, влюбленный в певицу Полину. И даже построит здесь дом, который снесут в 70-х годах XX века. Так что табличка «Вилла Тургенев» на одной из вилл Brenners Park-Hotel отчасти вводит посетителей в заблуждение: да, на этом месте действительно был дом, но прославленный писатель всего лишь снимал там две комнаты.

Тургенев умер в 1883-м: на его глазах Stephanie les bains стал превращаться в роскошный отель, но последние годы жизни Иван Сергеевич часто заходил сюда ужинать.

…Сын Бреннера Камиль, получив отель в наследство, начинает расширение: покупаются виллы, стоящие рядом, «Бреннерс» растет и расползается в стороны. Уже в 1882 году в нем было 200 комнат. А в 1907 году это был чуть ли не самый шикарный отель Европы: сюда, например, приезжал Чулалонгкорн, король Сиама и Лаоса, и останавливался со всей свитой.

В 1920 году отельерами становится следующее поколение Бреннеров, Курт и Альфред: они устраивают здесь Casino Stephaniе, начинается большая игра. Европу душит кризис, а «Бреннерс» в 1937 году принимает 40 000 гостей.

В начале войны большую часть акций отеля выкупает немецкий миллионер Рудольф Август Эткер, унаследовавший бизнес деда – бренд Dr. Oetker. Баден-Баден меньше других городов пострадал от военных действий, поэтому «Бреннерс» «очнулся» буквально одним из первых: в 50-е он снова открыт. В 1969 году совет директоров покидает последний Бреннер: теперь отель – полная собственность Эткеров, жемчужина их коллекции Oetker Collection.

В 1983-м отель меняет название на Brenners Park-Hotel & Spa: это первое спа в Европе, открывшееся под слоганом «Стиль жизни. В гармонии с природой». С тех пор спа-направление только развивали: сегодня за него «отвечает» Вилла Стефани.

…«Бреннерс Парк Отель» выглядит сегодня как череда вилл, пристроенных друг к другу: путь из одного конца отеля в другой можно проделать внутренними коридорами примерно за 10 минут.

Путешествие начинается с Виллы Стефани: она в этом году в центре всех гостиничных новостей мира – 15 января 2015 года, после двухлетних приготовлений, сюда полностью перенесли спа-центр. Теперь на цокольном этаже здания открыта 500-метровая «влажная зона» c водными процедурами и отдельным женским отделением. Там же находится зал для индивидуальных тренировок (гость может даже снять его полностью для себя и друзей) и пятнадцать процедурных кабинетов.

Номеров в Villa Stepahnie ровно столько же – пятнадцать: они расположены на верхних этажах, в трех из них, Corner Suites, есть собственные процедурные кабинеты.

Открываешь потайную дверь – и попадаешь в следующее здание, Haus Julius. Там прежде располагались частные медицинские кабинеты, а теперь это целая клиника, Brenners Medical Care, обслуживающая в первую очередь гостей отеля (то есть зайти с улицы и записаться к доктору возможно, но приоритет всегда у постояльца). В клинике есть дерматолог, кардиолог, гинеколог и стоматолог. Есть еще отделение Brenners Physio Spa, в нем делают ионофорез, прогревания и гальванические ванны.

Следующая по ходу движения – Park Villa: ее тоже можно снять целиком. Когда на вилле гости, сквозного движения нет, внутренний проход перекрыт и в старую часть «Бреннерса» можно попасть только по улице.

…Путь пройден: мы наконец в старой части, с которой все началось 140 лет назад. Ресторан Brenners Park, где ужинали еще Гоголь и Тургенев, не сильно изменился с тех пор: сегодня у него две звезды Michelin. Мужчинам вход разрешен только в пиджаках, а гурмэ-меню меняется каждую неделю. В соседнем ресторане, Salon Lichtental, завтракают. В Wintergarten – обедают и долго сидят на террасе с бокалами просекко, глядя на Лихтентальскую аллею, на чистую воду речки Оос, на пенсионеров, гуляющих под ручку, велосипедистов и детей на другом берегу.

Тургенев когда-то писал Гюставу Флоберу: «Приезжайте же в Баден-Баден хотя бы на несколько дней! Из Баден-Бадена вы сможете увезти новые краски для своей палитры». Ни одна из красок с тех пор не выцвела – палитра лишь дополняется новыми.

At the Turgenev Villa Apartment, Баден-Баден Последние цены и отзывы об отелях в мире 2021

Сколько стоит проживание в At the Turgenev Villa Apartment?

Цены на апартаменты «Вилла Тургенева» могут меняться в зависимости от дат, политики отеля и других факторов. Чтобы посмотреть цены, выберите даты, на которые вы хотите остановиться в отеле.

Какой аэропорт ближе всего к апартаментам «На вилле Тургенева»?

Ближайший аэропорт — аэропорт Карлсруэ / Баден-Баден.Он находится в 14,7 км от отеля и примерно в 23 минутах езды на такси.

В какое время заезд и выезд в апартаментах «Вилла Тургенева»?

Время заезда с 15:00 до 21:00, а время выезда с 09:00 до 12:00.

Предоставляет ли апартаменты «На вилле Тургенева» услуги трансфера из аэропорта?

Нет, апартаменты «На вилле Тургенева» не предоставляют услуги трансфера из аэропорта.

Какие удобства и услуги есть в апартаментах «Вилла Тургенева»?

На вилле Тургенева в квартире есть следующие удобства и услуги: Wi-Fi в специально отведенных местах, Ресторан, Тренажерный зал.

Есть ли в апартаментах «Вилла Тургенева» бассейн?

Нет, на вилле Тургенева нет бассейна.

Есть ли в апартаментах «Вилла Тургенева» фитнес-центр?

Да, В апартаментах «Вилла Тургенева» есть фитнес-центр.

Есть ли в апартаментах «На вилле Тургенева» бесплатный Wi-Fi?

Да, в отеле предоставляется бесплатный Wi-Fi.

Есть ли в апартаментах «Вилла Тургенева» номера для некурящих?

Пожалуйста, просмотрите список гостиниц для получения подробной информации.

Есть ли в апартаментах «Вилла Тургенева» ресторан?

Да, гости могут поесть в: Ресторане.

Есть ли парковка в отеле «Вилла Тургенева»?

Да, у апартаментов «Вилла Тургенева» есть парковка.

Есть ли в апартаментах «Вилла Тургенева» детские принадлежности?

В апартаментах «Вилла Тургенева» есть следующие удобства для детей: Детские книги / DVD.

Где на вилле Тургенева квартира?

Адрес отеля: Fremersbergstr.67b 1 .. Отель находится в 1,49 км от центра города.

Находится ли квартира на вилле Тургенева рядом с остановками транспорта?

Ближайшая станция — железнодорожный вокзал Баден-Бадена. Это 10,4 км от отеля. Посмотреть на карте

Находятся ли апартаменты «На вилле Тургенева» недалеко от популярных достопримечательностей?

Апартаменты «На вилле Тургенева» находятся недалеко от следующих достопримечательностей: Rosengarten auf dem Beutig (примерно 517 м), Stadtmuseum (примерно 868 м), музей Фридера Бурды (примерно 1 км).

Есть ли в квартире «Вилла Тургенева» горячие источники?

Да, есть горячие источники.

Апартаменты «Вилла Тургенева» — Баден-Баден — забронируйте отель через ViaMichelin

Апартаменты «На вилле Тургенева»

Оборудование

  • Доступ для лиц с ограниченными физическими возможностями
  • Жилье, в которое можно подняться на лифте и / или по лестнице
  • Балкон
  • Ванная
  • Кабельные каналы
  • Ковер
  • Часовня / святыня
  • Детская игровая площадка
  • Вид на город
  • Бесплатные туалетные принадлежности
  • DVD-плеер
  • Места для курения
  • Туалетный
  • Семейные номера
  • Вентилятор
  • Фитнес-центр
  • Телевизор с плоским экраном
  • Бесплатная парковка
  • Вид на сад
  • Сады
  • Поле для гольфа (в пределах 3 км)
  • Фен
  • Отопление
  • Пешие прогулки
  • Подключение к Интернету
  • Утюг
  • Гладильные принадлежности
  • LAN Wi-Fi
  • Подъемник
  • Зал
  • Гостиная / ТВ-зал
  • Номера для некурящих
  • Офис
  • Купание на открытом воздухе
  • Парковка
  • Паркет
  • Индивидуальная регистрация заезда / отъезда
  • Общественная баня (Дайёкудзё)
  • Ресторан
  • Общая ванная
  • Душ
  • Диван
  • Спа и оздоровительный центр
  • Телевидение
  • Теннисный корт
  • Терраса
  • Термальная ванна / онсэн
  • Туалеты
  • Гардероб / шкаф
  • Стиральная машина

Описание

Апартаменты «На вилле Тургенева» расположены по адресу: Баден-Баден, 1.2 км от Дома Конгрессов Баден-Бадена. Гости могут отдыхать на террасе. В апартаментах есть кухня. А также телевизор. В собственной ванной комнате установлена ​​ванна или душ. На территории можно поиграть в теннис, а в окрестностях популярны гольф и велосипедные прогулки. Государственная художественная галерея Баден-Бадена находится в 1,1 км от виллы At the Turgenev, а Новый замок Баден-Бадена — в 1,7 км. Расстояние до ближайшего аэропорта Баден-Баден составляет 11 км. Количество комнат: 1

Исследуя забытую писательскую площадку европейской аристократии ‹Литературный центр

Этот отрывок из новой книги Орландо Файджеса, Европейцы, следует за влиятельным меццо-сопрано XIX века Полиной Виардо и русским романистом (и частым романом Виардо). соавтор) Иван Тургенев.

*

В 1863 году Виардо покинули Францию ​​и поселились в Баден-Бадене, фешенебельном немецком курортном городке на окраине Шварцвальда. Они провели четыре месяца в Бадене (как он был широко известен) летом 1862 года, когда Полина была помолвлена ​​там петь в течение сезона, и так повеселились, что решили переехать туда. К концу своего пребывания они купили большой дом с обширной территорией в районе Тиргартен, на лесистом склоне холма на южной окраине Бадена, откуда открывался прекрасный вид на луга на старый разрушенный замок над городом.Заказав капитальный ремонт и строительство галереи с концертным залом, Виардо вернулись в Париж на зиму, но они вернулись в начале мая, после последнего исполнения Полиной песни Orphée .

Тургенев последовал за ними с Полинеттой, которой тогда было 20 лет, и ее гувернанткой, снимая комнаты для них троих в Лихтентале, недалеко от виллы Виардо, хотя его дочери там не нравилось, терпеть не могла Виардо и вскоре вернулась. в Париж, где она сначала жила по их старому адресу на рю де Риволи, а когда истек срок аренды, в небольшой квартире в Пасси.Сложно сказать, чувствовала ли Полина себя виноватой за то, что она ее прогнала. В своем дневнике в июле 1863 года она отметила только, что Полинетт была «плохой девочкой», чья главная вина заключалась в том, что она не ценила своего «очаровательного отца».

После долгих лет разлуки Тургенев и Полина воссоединились в последние месяцы. Их отношения были более спокойными и стабильными, ближе к браку, чем к любовной интриге, и переезд в Германию стал для них новым началом. «Мы в раю», — писал Тургенев своему другу, поэту Луи Поми, вскоре после своего приезда в Баден: «Очаровательная сельская местность, восхитительная погода, восхитительная атмосфера, и я нашел очаровательную маленькую квартирку, в которой я собираюсь чтобы подарить вам восхитительный вечер.”

Баден был интернациональным городом, космополитичным по своим взглядам и либеральным по своим взглядам.

Переезд в основном был решением Полины. Ее певческий голос потерял свою силу, изношенную после многих лет растягивания до невероятного диапазона, и был «больше не красив» в глазах дочери Клары Шуман, Евгении. Получив отказ от основной роли в Les Troyens, Полина решила уйти из Парижской Оперы и других крупных театров Европы, чтобы вместо этого сосредоточиться на преподавании и сочинении, ограничив свои сценические выступления небольшими провинциальными театрами, что, по ее мнению, были на более высоком уровне в Германии по сравнению с Францией.«В Париже для меня невозможно сделать что-либо удовлетворительное», — писала она Риц. «Мне следовало бы красиво петь плохую музыку (я ненавижу красивость в искусстве) и делать другие вещи, которые достойные женщины не должны делать. Ах, дорогой друг, ты не представляешь, какая подлость царит здесь сейчас в искусстве и во всех сферах общественной жизни.

Серьезность немецкой музыкальной культуры привлекала Виардо, но политика также отталкивала их от Франции. Для Людовика, убежденного республиканца, этот шаг был основан на «великой ненависти» к Наполеону III, как Тургенев описал это в письме Флоберу.В отличие от других радикалов 1848 года, которые примирились с авторитаризмом Империи, Людовик оставался непримиримым противником имперского режима, чьи репрессивные меры против прессы и академической свободы продолжали оскорблять его демократические принципы вплоть до 1860-х годов, когда цензура была ослаблена и либеральна. реформы были введены. Тем не менее, пока Полина имела шанс петь на крупной парижской сцене, он оставался с ней в столице и воздерживался от написания всего, что могло бы усложнить ее жизнь.После ее триумфа в Orphée она еще два сезона выступала в Театре Лирик и даже вернулась в Парижской Опере, спев в Alceste , Il Trovatore и Les Huguenots , последнем выступлении. для Наполеона III и короля Швеции в августе 1861 года. В следующем году она успешно провела выставку La Favorite в Опере. Но как только Полина ушла с парижской сцены, оппозиция Луи Наполеону вынудила их обоих отправиться в добровольное изгнание.

Что касается Тургенева, то он никогда не любил Париж, хотя трудно судить, насколько это было связано с его собственным положением иностранца. «Не могу передать, насколько сильно я ненавижу все французское и особенно парижское», — писал он своему другу Фету в 1860 году. Французы думали, что «все, что им не принадлежит, — дико и глупо», — сказал он Толстому; их головы были забиты клише и получили идеи. Германия ему больше нравилась. Он был студентом в Берлине, свободно говорил на этом языке и чувствовал близость к немецкой культуре.Но он бы пошел за Полиной куда угодно. Он не мог жить без Виардо, сказал он своим друзьям, и поедет, куда бы они ни пошли — в Копенгаген или Стокгольм, «два самых скучных города в мире, или даже в Австралию».

Была еще одна причина готовности Тургенева последовать за ними в Баден, которая для него означала окончательный разрыв с Россией. В 1862 году его роман « отцов и сыновей » был встречен на его родине враждебно. Все нападали на книгу — левые, потому что думали, что Тургенев встал на сторону отцов, и потому, что видели в Базарове чудовищную карикатуру на студенческих радикалов; право, потому что они, напротив, считали, что он встал на сторону сыновей, не осудив радикального героя романа.Эти нападения привели Тургенева в ужас. На какое-то время он подумал о том, чтобы бросить писать. Его особенно огорчил яростный крик молодых русских радикалов, которые бросили в него «огромное количество грязи и грязи (и продолжают бросать их)», как он объяснил Пичу в 1869 году. Они прокляли Тургенева как « Иуда, дурак и осел », даже как« полицейский шпион ». Эти нападения стали причиной его решения обосноваться в Европе в 1863 году. Они были причиной того, что он останется там — совершая лишь короткие поездки обратно в Россию — в течение следующих 20 лет.

Искусство общения было так высоко оценено, что центральная достопримечательность города — казино — разместилась в здании Konversationshaus .

Баден был отличным выбором для всех троих. Он был расположен недалеко от французской границы, с хорошим железнодорожным сообщением с Парижем после открытия Рейнского моста недалеко от Страсбурга в 1861 году; вела активная культурная и общественная жизнь; и в прекрасной сельской местности вокруг города была отличная охота. «Фактически, — писал Луи, — у нее есть все преимущества природы — плодородная и красивая страна с ухоженными фермами, горными лесами, здоровым воздухом и целебными термальными водами, охотой, рыбалкой и всевозможными развлечениями — и более того. находится в центре Европы, где сходятся все основные маршруты, до него легко добраться посетители, которые могут не иметь его в качестве конечного пункта назначения, но которые охотно остановятся там на некоторое время, чтобы насладиться удовольствиями, которые он предлагает.”

Как один из ведущих курортов Европы, известный своими докторами, серными ваннами и лечебными водами, Баден был идеальным местом для жизни для Луи, которому сейчас за 60 с больной печенью, а также для Тургенева, который ужасно страдал от подагры. С его роскошными отелями, ландшафтными парками и набережными, казино, оперным театром и музыкальными фестивалями, он был одним из самых модных водопоев в Европе, игровой площадкой для аристократии, которую регулярно посещали короли и королевы, ведущие государственные деятели и послы.Здесь так много политиков проводили лето, что он стал известен как «летняя столица Европы». Согласно французскому путеводителю 1858 года: «Когда кто-то хочет знать, какая столица Европы, он должен ответить: зимой Париж, летом Баден».

Баден был интернациональным городом, космополитическим по своему мировоззрению, либеральным по своим взглядам — ​​во многих смыслах символом европейской культуры до эпохи национализма, начатой ​​Франко-прусской войной и объединением Германии Бисмарком.

Баден был частью европейской сети континентальных спа и морских курортов, которые стали центром летнего «сезона» для международной публики.Зимой его население составляло 8000 жителей, три четверти из которых — немцы, но в «сезон» с апреля по октябрь он принял 50 000 посетителей, прибывших со всей Европы. Самыми многочисленными были французы, прибывшие на пароходах по Рейну и поездами, добиравшимися до Парижа всего за десять часов. В этой летней столице царила франко-немецкая атмосфера. В городе говорили по-французски; местная газета Badenblätter печаталась на французском и немецком языках; и французская еда подавалась во всех ресторанах.Но русские тоже приезжали в большом количестве, около 5000 ежегодно. Великий княжеский дом Баден имел тесные связи с Романовыми, начиная с брака, устроенного Екатериной Великой между ее внуком, будущим царем Александром I, и принцессой Луизой Баденской в ​​1793 году. С тех пор Баден стал одним из главных направлений Европы. для русской аристократии, построившей здесь особняки, а также убежище для таких писателей, как Василий Жуковский и Гоголь.

Город существовал исключительно для удовольствия.Утро отдавалось минеральным ваннам, но после обеда прогуливающиеся прогуливались по Лихтенталер-авеню, усаженной деревьями парковой аллее, где мужчины сидели за столами, играя в домино или шахматы, и проводили время в разговоре с другими прохожими. Разговор был ценным занятием — простые радости общения были одной из главных достопримечательностей таких спа-курортов, как Баден. Искусство общения было так высоко ценилось, что центральная достопримечательность города, казино, была размещена в Konversationshaus , или Salle de Conversation, где все гуляющие собирались, чтобы перекусить в кафе в саду перед казино. и послушать оркестр, который весь день играл на эстраде.

Этой сценой открывается роман Тургенева, действие которого происходит в Бадене, Smoke (1867), когда оркестр исполняет «попурри из « Травиата », затем вальс Штрауса, затем« Скажи ей », русский роман на музыку. прилежным капельмейстером »- последним, который понравился многим русским в толпе. Также были популярны поездки в карете с пикниками в лесу, стрельба и рыбалка. Каждые вторую половину дня в соседнем Иффецхайме, «Гудвуде континента», проводились скачки, где, по оценке одного английского посетителя, «принцы, бароны, герцоги и герцогини» сидели на трибуне, звучала «лучшая музыка» между гонками, и «отличный ресторан» предоставил «бокал, шампанское, фрукты и все необходимое, чтобы освежить усталость от возбуждения».«По вечерам больше всего волновало казино в Бадене, но были также оперы и концерты в Баденском театре, а иногда и в Salle de Conversation, когда игровые залы были закрыты.

Казино было ключом к развитию этих культурных достопримечательностей. Его прибыль помогла оплачивать парки и прогулки Бадена, грандиозные отели, павильоны, театры, музыкальные фестивали, местные группы и оркестры. Жак Беназе, иммигрант из Франции, заметил его финансовый потенциал в 1830-х годах.Он следовал примеру Барбаджи, который 20 лет назад использовал свои игорные концессии для финансирования оперных театров в Неаполе. Получив концессию для казино Бадена в 1838 году, Беназе вложил значительные средства в обширную реставрацию своих игровых залов. Он превратил его в главную международную достопримечательность, особенно для посетителей из соседней Франции, где азартные игры были запрещены июльской монархией.

После смерти Беназе в 1848 году концессию перешел его сын Эдуард, проницательный бизнесмен и импресарио, который учился в Парижской консерватории и имел хорошие связи в музыкальном мире.В 1855 году он построил в казино новые залы, богато обставленные в классическом французском стиле, а три года спустя открыл ипподром в Иффецхайме. За счет прибыли своего игорного предприятия Беназе финансировал ежегодный музыкальный фестиваль, проводимый для него Берлиозом, с бюджетом, достаточно большим, чтобы привлечь лучших музыкантов из Европы. Он также оплатил строительство оперного театра. Построенный в 1862 году, Театр Баден-Бадена был открыт в августе того же года премьерой оперы Берлиоза Беатрис и Бенедикт .

Берлиоз впервые приехал в Баден с серией концертов в 1853 году и с 1856 года был центром его музыкальных фестивалей. Он любил природную красоту этого места, которое он назвал «раем», с его «лесами, горами, ручьи и ароматный воздух ». Он был в своем обществе, «умными и культурными людьми, говорящими по-французски». Но больше всего ему понравились деньги, которые он там заработал, 2000 франков на организацию одного концерта в год. Беназе был идеальным импресарио для Берлиоза.Его щедрость «намного превзошла все, что когда-либо делали для меня европейские князья, которым я очень обязан», — писал Берлиоз в своих воспоминаниях «». Больше всего его удовлетворило то, что Беназе оставил его одного.

Как он писал в 1859 году, все организовано в пользу главного кондуктора; ему не нужно мириться с скупостью, и на его пути нет никаких препятствий. Убежденный, что лучше всего позволить дирижеру действовать с полной свободой, М.Беназе никоим образом не вмешивается и считает, что его единственная функция — оплачивать счета. «Делайте все по-королевски, — говорит он, — я предоставляю вам свободу действий». Три ура! С музыкой это единственный способ достичь чего-то возвышенного и прекрасного.

Не пожалели средств на роскошное убранство Salle de Conversation, когда он «превратился в концертный зал, украшенный кустами, цветами, ярко освещенный и заполненный самой модной публикой в ​​Европе», по словам Берлиоза. .Лучшие певцы и виртуозы приехали на фестиваль в Баден — среди них Клара Шуман и Антон Рубинштейн, скрипач Анри Вьёстемпс и Полин Виардо, которая была звездной гостьей каждый год с 1859 по 1864 год.

——————————————

Из Европейцы Орландо Файджес . Используется с разрешения издателя Metropolitan Books. Авторские права © 2019 Орландо Фигес.

Russen в Баден-Бадене

Умереть erste feste Bleibe fand Iwan Turgenjew im Haus der Familie Anstett in der späteren Schillerstraße 17.

Георг и Мина Анстетт gehörten zwei nebeneinander liegende Grundstücke. Auf dem westlichen befand sich ein Wohnhaus, in welchem ​​die Anstetts auch Saisongäste aufnahmen. Auf dem östlichen hatte Georg Anstett, der sich «Офенфарикант» nannte, seine Werkstatt errichtet.

1863 logierte Iwan Turgenjew erstmals bei den Anstetts.1864 kaufte er sich ein Grundstück im Thiergarten an der Heutigen Fremersbergstraße und ließ dort eine Вилла Бауэн. Nach dreijähriger Bauzeit war die Villa fertig gestellt und Turgenjew verließ набережная Виртслейте-ин-дер-Шиллерштрассе, гм-ин sein prächtiges Eigenheim zu ziehen, das direkt neben dem Anwesen der mit ihm befreundeten Familie Виардо отставание.

Der Pariser Architekt Olive hatte die Villa im Louis-treize-Stil konzipiert. Иван Тургенев, дер ansonsten recht bescheiden lebte, musste einen beträchtlichen finanziellen Kraftakt leisten, um die Architektenpläne umsetzen lassen zu können. Als er sein kleines Schloss endlich Безиехен Коннте, Хаттер Кейн Гельд Мехр, ммм Möbel zu kaufen.

Die wohlhabenden Viardots übernahmen die Villa und ließen ihn dort mietfrei wohnen.

Nach dem Deutsch-Französischen Krieg 1870/71 zogen die Viardots wieder nach Paris, wohin ihnen Iwan Turgenjew im Jahr 1872 folgte.

Русский романс

Биография: Роберт Дессе был не по годам развитым 12-летним мальчиком в Австралии в середине 1950-х годов, когда первый спутник пересекал небеса.

Вдохновленный этим, он приобрел русский словарь, и так начался его роман с русским языком и литературой. В 1960-х он был студентом в Москве, а в 1970-х он был аспирантом и читал все слова Тургенева и о Тургеневе, на которые он мог повлиять.

По его собственному признанию, молодой Дессе был придурком. Он не мог понять, почему успешный Тургенев бесконечно жаловался на свое несчастье и надвигающуюся смерть.Теперь уже в среднем возрасте Дессе вернулся к Тургеневу более мудрым человеком. Результатом этой новой встречи стала эта книга.

Иван Тургенев родился в России в 1818 году. Его мать была крепостным тираном, стремившимся раздавить сына. К счастью, для литературы, как и он сам, Тургенев превратился в чувствительного и прогрессивного, хотя и слегка пижонского молодого человека. В 20 лет он начал писать и в 30 лет опубликовал свою первую книгу «Записки охотника» (1848).Это произведение с его искренними портретами крестьянства, по-видимому, вдохновило царя на освобождение русских крепостных. За этим последовало полдюжины великих романов, отличавшихся не столько изяществом сюжетов, сколько криминалистическим изображением эмоционального состояния персонажей. К моменту своей смерти в 1883 году Тургенев был неотъемлемой частью русского литературного пантеона наряду с Гоголем, Толстым и Достоевским.

Личная жизнь Тургенева, которая выглядела менее условно, чем его общественная, считалась его современниками (и, вероятно, даже им самим) менее успешной.В 22 года Тургенев влюбился в Полину Виардо, певицу и жену ученого Луи Виардо. Хотя мы знаем о нем недостаточно, мсье Виардо, должно быть, был замечательным человеком, потому что в течение следующих 40 лет, где бы он ни был с Полиной, Тургенев обычно был рядом, а если его не было, он всегда был в тесном контакте. письмо с ними обоими. В Куртавенеле, где у Виардотов был замок, он жил с семьей на три года. В Париже он снял квартиру выше их.В Баден-Бадене он построил шале за виллой Виардо. В Буживале, колонии импрессионистов под Парижем, Тургенев построил дом рядом с домом Виардо. Однако, несмотря на такую ​​близость, отношения между Полиной и Тургеневым вряд ли когда-либо завершились.

Эта книга, озаглавленная «Путешествие с Тургеневым», описывает посещения Дессе мест, где жили русские и виардо. Меньший писатель предпочел бы посетить их в том порядке, в котором они появляются в биографиях его объекта, но Дессе этого не делает.Он начинается в Баден-Бадене, где Тургенев жил в среднем возрасте. Затем он переезжает в Париж, куда писатель и Виардо бежали во время франко-прусской войны. Затем он возвращается в Куртавенель, где сначала процветал ménage à trois. Затем он устремляется в Буживаль, где все буквально кончилось тем, что Тургенев умер на руках у Полины. Наконец, он едет в Спасское, русское имение Тургенева, где написал большую часть своих работ, когда находился вдали от Полины.

Этот не хронологический подход, а также близость к опыту того, как мы узнаем людей в жизни, делают историю намного более интересной для отслеживания, чем если бы повествование было линейным.Одно это сделало бы эту книгу достойной рекомендации, но удовольствие от рассказывания историй Дессе усиливается дополнительными элементами, которые он добавляет. К ним относятся острые сочинения о путешествиях (он очень хорошо разбирается в Москве в 1960-х годах и сейчас), несколько откровенных рассказов о его собственной сложной автобиографии и некоторые язвительные критики глупости современной жизни. И, наконец, через все это проходит тезис Дессе о любви.

Тургенев, утверждает он, считал, что настоящая любовь — единственный путь для неверующих победить смертность.Если вы действительно любили, вы могли увидеть сквозь стену времени и увидеть что-то вечное: во всяком случае, так думал Тургенев. С другой стороны, в современной жизни мы больше не любим так, как проповедовал Тургенев. Это потому, что для нас любовь — это либо просто плотская жизнь, либо часть того счастья, на которое, как мы все считаем, мы имеем неотъемлемое право. Что касается любви, Дессе хотел бы, чтобы мы поверили, и я думаю, справедливо, что наши предки распоряжались этими делами лучше, чем мы.

От автора требуется необычайная ловкость, чтобы сплести эти различные элементы в единое и красивое целое. Но техника Дессе прекрасна, и я ни разу не почувствовал, что мое внимание ослабнет. Эта способность постоянно поддерживать внимание — редкое достижение, и хотя я никогда не слышал о Роберте Дессе, пока не открыл «Сумерки любви», теперь, когда у меня это есть, я намерен читать о нем больше.

Карло Геблер — писатель.Его книга «Осада Дерри», отрывок из прямой повествовательной истории, и «Бычий рейд», новая версия Тайна для взрослых и детей, будут опубликованы в этом году

Сумерки любви: Путешествие с Тургеневым, Роберт Дессе, Скрибнер, 269pp. 12,99 фунтов стерлингов

Баден-Баден Путеводитель | Что посмотреть в Баден-Бадене

Однозначно не будет преувеличением сказать, что Баден-Баден — самый популярный курорт Германии.Он стал популярным как среди российских, так и среди европейских туристов много лет назад. Помимо богатой истории и живописной природы город славится своими бальнеологическими комплексами. Лихтенталерская аллея — одна из самых известных достопримечательностей города. Многие туристы с удовольствием начинают новый день с прогулки среди старых деревьев и великолепных клумб с цветами. Много лет назад по этим долинам гуляли такие известные люди, как Толстой, Достоевский, Тургенев, Гоголь и другие.Баден-Баден традиционно был одним из самых любимых мест отдыха известных политиков, знаменитостей и членов знатных семей. Российским туристам будет интересно посетить экскурсию в известный православный храм, в котором бывали такие известные люди, как Чехов, или побывать на вилле Тургенева. Еще одна достопримечательность города — старинный замок, который был резиденцией городских графов. Вы можете прогуляться к руинам замка, узнать его интересную историю и полюбоваться великолепным панорамным видом на город, который открывается со смотровых площадок.Авторские права www.orangesmile.com На популярном курорте есть эффектные дизайнерские отели, среди которых особое место занимает Leonardo Royal Hotel Baden-Baden. Его номера внушительных размеров просто оформлены, в них есть… Открыть Что касается развлечений, то в Баден-Бадене вы найдете широкий выбор спортивных площадок, ресторанов, новых торговых центров и казино. Посетите один из многочисленных местных гольф-клубов, потренируйтесь на теннисных кортах, посетите ипподром, а затем отдохните в одном из многочисленных уютных ресторанчиков, где вы сможете попробовать шедевры, созданные местными вождями.Отдых в Баден-Бадене — это тоже хороший шанс поправить здоровье, ведь здесь можно пройти полную медицинскую диагностику, пройти оздоровительные процедуры с использованием лечебной термальной воды. Отдых в Баден-Бадене будет не только увлекательным, но и полезным для здоровья. Один из самых необычных символов города — водный каскад «Райский уголок». Фактически, это искусственный водоток, высота которого от старта до финиша составляет примерно 40 метров.Автор проекта этого необычного гидротехнического сооружения — профессор Макс Лаугер, он создал его еще в 1921 году. Сегодня в красивом парке находится водный каскад, рядом с которым высажено множество красивых деревьев и экзотических растений. Это место идеально подходит для прогулок. Этот аристократический курорт славится изысканными отелями, многие из которых обслуживают клиентов уже более десяти лет. В красивом историческом здании находится Dorint Maison Messmer… Открыть Баден-Баден знаменит своими историческими термальными ваннами, одними из самых известных и красивых считаются купальни «Каракалла».Этот плавательный комплекс открылся сравнительно недавно, в 80-х годах прошлого века, а самые первые термальные источники основали еще во времена Римской империи. Сегодня для посетителей комплекса доступен красивый бассейн площадью около 1000 квадратных метров, рядом с ним красивые террасы для отдыха. Важно отметить, что в этом термальном центре есть крытый бассейн, поэтому вы можете посещать его в любое время года. В городе много красивых старинных церквей, на рыночной площади находится церковь Штифтскирхе.Он был построен в 13 веке и в первые двести лет неоднократно перестраивался. Последняя масштабная реконструкция церкви проходила в 17 веке, и сегодня в ее чертах прослеживаются тонкие нотки стиля барокко. Помимо эффектного фасада старинной церкви примечательно ее роскошное внутреннее убранство. Одним из важнейших артефактов церкви считается огромное распятие высотой 6 метров, которое непрерывно хранится в церкви с 1467 года. Первые отели на аристократическом курорте открылись более ста лет назад, а некоторые гостевые дома сохранили атмосферу прошлых лет до наших дней. Рядом с Конгрессом… Открыть Сегодня одним из самых посещаемых культурных заведений города является Музей Фаберже. Его основателем является известный российский художник и коллекционер Александр Николаевич Иванов, музей открыт в 2009 году. Этот музей — единственный в мире, в котором хранятся исключительно произведения Карлы Фаберже.В настоящее время в экспозиции музея около 700 уникальных экспонатов, в том числе всемирно известные Императорские пасхальные яйца. Миниатюрные фигурки животных из драгоценных металлов, портсигары и прекрасная коллекция украшений привлекают в музей тысячи посетителей. Этот гид по достопримечательностям Баден-Бадена защищен законом об авторских правах. Вы можете повторно опубликовать этот контент с обязательной атрибуцией: прямой и активной гиперссылкой на www.orangesmile.com.

Достопримечательности Баден-Бадена из нашего путеводителя «Экстремальные места на Земле»

Европа Парк

Из серии «Самые фантастические парки развлечений в мире». Любителям захватывающих дух аттракционов можно порекомендовать «Францию», где находится одна из самых опасных американских горок парка — «Серебряная звезда». Высота американских горок 73 метра. «Италия» и «Испания», где оборудованы специальные арены, порадуют любителей театра.Парк, который ежегодно посещают около 5 миллионов человек, расположен на обширной территории площадью 62 гектара. К услугам посетителей он предлагает более сотни оригинальных аттракционов и интересную ежедневную развлекательную программу. … Читать дальше

Замок Лихтенберг

Из серии «Величайшие замки Франции». В культурном центре проводятся специальные образовательные мероприятия для детей разного возраста.Поэтому старинный замок — популярное место для семейного отдыха. На территории замка открыто кафе. Также здесь есть интересный сувенирный магазин. Знаменитый архитектор Даниэль Спек стал одним из главных инициаторов модернизации исторического памятника. Как утверждает сам эксперт, абсолютно все современные сооружения и пристройки к сооружению крепости легко демонтируются. При необходимости за несколько дней можно вернуть замку его первоначальный средневековый вид.… Читать дальше

Виардо: Ле Дернье Сорсье — NaxosDirect

35
Диск: 1
Ле Дернье Сорсье (Последний Волшебник) 01:06:00
Сорсье Ле дернье: Overture 00:03:05 Хуанг, Майра
2 Ле дернье Сорсье, Акт I: В большом лесу, в 00:02:07 Стайлер, Труди
3 Le dernier sorcier, Act I: Par ici 00:05:04 Оуэнс, Эрик Неизвестный артист Хуанг, Майра Брейли, Сара Манхэттенский женский хор
4 Ле дернье Сорсье, Акт I: Недалеко от леса 00:00:31 Стайлер, Труди
5 Le dernier sorcier, Act I: Dans le Bois Frais et s 00:02:54 Хуанг, Майра Забала, Адриана
6 Ле дернье Сорсье, Акт I: Зная, что принц Лель 00:00:23 Стайлер, Труди
7 Le dernier sorcier, Акт I: Ramasse cette rose 00:01:41 Бартон, Джейми Паилодзе Харрон, Лиана
8 Ле дернье Сорсье, Акт I: Один и разочарованный, K 00:00:21 Стайлер, Труди
9 Le dernier sorcier, Act I: Ah, la sotte exist 00:04:05 Оуэнс, Эрик Хуанг, Майра
10 Ле дернье Сорсье, Акт I: Стелла подслушивает Кракам 00:00:38 Стайлер, Труди
11 Le dernier sorcier, Акт I: Coulez, coulez, подагры 00:02:48 Хуанг, Майра Замора, Камилла
12 Ле дернье Сорсье, Акт I: Появление королевы фей 00:00:16 Стайлер, Труди
13 Le dernier sorcier, Act I: Sur les yeux de ton pèr 00:00:57 Бартон, Джейми Паилодзе Харрон, Лиана
14 Ле дернье Сорсье, Акт I: Несчастный сезон Кракамича 00:00:20 Стайлер, Труди
15 Le dernier sorcier, Act I: Quand j’étais un géant 00:02:01 Слэттери, Майкл Хуанг, Майра
16 Ле дернье Сорсье, Акт I: Триумфальный марш Anno 00:00:32 Стайлер, Труди
17 Ле дернье Сорсье, Акт I: март 00:01:23 Хуанг, Майра
18 Ле дернье Сорсье, Акт I: Кракамиче стремится к 00:00:21 Стайлер, Труди
19 Le dernier sorcier, Акт I: Tourne, tournecom un 00:02:29 Оуэнс, Эрик Неизвестный артист Хуанг, Майра Манхэттенский женский хор
20 Ле дернье Сорсье, Акт I: Измученный и полумертвый 00:00:18 Стайлер, Труди
21 Le dernier sorcier, Акт I: Compagnes ailées 00:05:33 Неизвестный артист Хуанг, Майра Брейли, Сара Манхэттенский женский хор
22 Ле дернье Сорсье, Акт I: Следующий день 00:00:15 Стайлер, Труди
23 Le dernier sorcier, Акт II: Pourrais-je jamais aim 00:02:34 Хуанг, Майра Забала, Адриана
24 Сорсье Ле дернье, Акт II: Внутри тесной хижины 00:00:24 Стайлер, Труди
25 Le dernier sorcier, Акт II: Mélodrame 00:01:03 Хуанг, Майра
26 Ле дернье Сорсье, Акт II: Стелла спрашивает Кракамича 00:00:59 Стайлер, Труди
27 Le dernier sorcier, Act II: Si tu ne sais pas 00:05:48 Оуэнс, Эрик Хуанг, Майра Замора, Камилла
28 Ле дернье Сорсье, Акт II: Продолжение Кракамиша 00:00:26 Стайлер, Труди
29 Le dernier sorcier, Act II: Quand vient la saison 00:02:03 Хуанг, Майра Забала, Адриана Замора, Камилла
30 Ле дернье Сорсье, Акт II: Подступы Лелио, Ассу 00:00:17 Стайлер, Труди
31 Le dernier sorcier, Act II: C’est moi, ne craignez 00:03:26 Хуанг, Майра Забала, Адриана Замора, Камилла
32 Ле дернье Сорсье, Акт II: Признавшись F 00:00:28 Стайлер, Труди
33 Ле дернье Сорсье, Акт II: Луппрола, Шиббола, 00:01:20 Оуэнс, Эрик Хуанг, Майра
34 Ле дернье Сорсье, Акт II: Вместо монстра, 00:01:20 Стайлер, Труди
35 Le dernier sorcier, Act II: Adieu, témoins de ma m 00:02:41 Оуэнс, Эрик Слэттери, Майкл Забала, Адриана Замора, Камилла
36 Ле дернье Сорсье, Акт II: Свадебный марш скоро наступит 00:00:17 Стайлер, Труди
37 Le dernier sorcier, Act II: O bienfaisante fée 00:01:15 Хуанг, Майра Забала, Адриана Замора, Камилла
38 Le dernier sorcier, Акт II: Krakamiche, Perlimpinp 00:00:34 Стайлер, Труди
39 Le dernier sorcier, Акт II: Салют! Салют! О форет 00:02:42 Неизвестный артист Хуанг, Майра Брейли, Сара Манхэттенский женский хор
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.