Дом архитектора мельникова: Недопустимое название

Содержание

расписание, фото, адрес и т. д. на официальном сайте Культура.РФ

Экспериментальный дом-мастерская в Кривоарбатском переулке в Москве — известный на весь мир памятник архитектуры — одно из самых ярких творений автора, вершина его творчества.

История создания

Идея строительства дома родилась у Мельникова еще во время обучения в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Первоначально архитектор хотел приобрести готовое здание и переделать его по своему вкусу, но уже в 1920 году отказался от этой идеи.

В личном архиве художника можно найти несколько набросков его будущего шедевра. Сначала мастер представлял дом квадратным с большой русской печью внутри, потом придумал постройку в форме усеченной пирамиды. Окончательный вариант дома цилиндрической формы появился благодаря неосуществленному проекту клуба имени Зуева. Тогда идея Мельникова была отвергнута, и архитектор захотел использовать часть своей задумки во время строительства собственного дома.

Мельников планировал, что здание будет не только жилым помещением, но и мастерской. В работе он ориентировался исключительно на собственные предпочтения. Никаких образцов, примеров или ориентиров не было. Мельников хотел, чтобы дом стал отражением его личности и универсальным пространством, пригодным и для творчества, и для обычной жизни.

Шедевр советского авангарда, трехэтажный дом был построен в период сворачивания НЭПа, до вступления в силу запрета на частное строительство, и должен был послужить образцом для строительства домов-коммун.

Интересные факты

Основой силуэта здания послужила сетчатая конструкция, которую Константин Мельников придумал вместе с Владимиром Шуховым. Стены прорезаны 57 шестигранными вертикальными окнами, которые создают орнамент.

На первом этаже расположены передняя, кухня, санузел, две одинаковые по размеру детские рабочие комнаты, гардеробная, рабочая комната хозяйки и коридор. На втором — гостиная и спальня. Последняя, кстати, общая для всех членов семьи. В комнате есть двенадцать шестиугольных окон, из которых виден сад. Третий этаж — мастерская, в которой сначала трудился сам хозяин, а потом его сын.

Еще в 70-х годах прошлого века сам архитектор, чьи проекты служили визитной карточкой молодой советской власти, задумывался о создании здесь полноценного музея.

По распоряжению Министерства культуры Российской Федерации дом архитектора Мельникова стал объектом культурного наследия федерального значения.

Дом Мельникова в Кривоарбатском переулке: фотографии, описание, история

Дом под номером десять по Кривоарбатскому переулку можно и не заметить сразу, пройти мимо. Он надежно укрыт от любопытных глаз за дощатым серым забором. Разве что табличка, сообщающая, что это здание относится к объектам культурного наследия, привлечет внимание случайных прохожих.

Там, в глубине двора, находится дом архитектора Константина Мельникова, всемирно известный особняк, выполненный в духе конструктивизма и представляющий собой яркий пример авангарда советской эпохи.

Дом был построен как мастерская архитектора в 1927-1929 годах. Он был рассчитан на одну семью, что само по себе являлось уникальным для зданий того периода.

Чтобы разглядеть его во всех подробностях, нужно пройти во двор соседнего дома через арку.

При первом взгляде особняк поражает своей необычной, круглой формой. Стены его будто усыпаны маленькими шестиугольными окошками. Действительно, очень необычное и завораживающее зрелище. Дом окружен небольшим двориком, огороженным со всех сторон деревянным забором, и в целом, производит странное впечатление своей непохожестью на окружающие здания, будто инопланетный космический корабль угнездился в узком арбатском переулке.

Если посмотреть на здание сверху, то оно выглядит как два цилиндра разной высоты, но одинакового диаметра. Мельников считал, что использование круглых форм ведет к экономии строительного материала.

Единственный вход в здание находится на срезанной части малого цилиндра, обращенной к Кривоарабатскому переулку. Весь фасад занимает огромное окно, расположенное над входом. Сверху идет надпись: «Константин Мельников Архитектор». По словам самого автора, этот дом и надпись на нем призваны утверждать высокую значимость каждого человека.

Несмотря на столь необычную пространственную композицию, дом Мельникова очень продуманно устроен внутри. Круглые формы стен не мешают расстановке мебели, а наоборот, расширяют пространство, что выглядит очень гармонично. В доме три этажа и тринадцать комнат. Причем на самом верхнем этаже есть только одно помещение, служившее архитектору мастерской. Этажи связаны между собой винтовыми лестницами.

Автор отрицал, что его творение имеет хоть какое-то отношение к существующим в то время архитектурным стилям. Он говорил о том, что с развитием конструктивизма, рационализма и других стилей, «архитектуры не стало».

История создания

Константин Мельников всю жизнь мечтал о собственном доме. Вначале он хотел купить здание и перестроить, но затем понял, что создать то, что нужно ему и его семье он может только самостоятельно.

Дом-мастерская был спроектирован в соответствии со вкусами и представлениями художника. В нем он воплотил все, о чем мечтал. Выбор круглой формы, возможно, связан с тем фактом, что семья архитектора долгое время проживала в коммунальной квартире, в комнате, одна из стен которой была закруглена.

Как же получилось, что в эпоху создания коммун, одному человеку, пусть и очень талантливому, было разрешено построить частный дом?

Мельников смог добиться разрешения благодаря тому, что официально назвал строящееся здание экспериментальным сооружением, которое в дальнейшем должно было послужить образцом для домов-коммун.

Кроме того, на момент строительства Мельников был уже всемирно признанным архитектором. Например, он построил павильон СССР для Международной выставки в Париже.

Таким образом, архитектор заслужил право на собственный дом, построенный полностью в соответствии с его представлениями о красоте и удобстве, в центре Москвы.

Дом Мельникова в наше время

Сейчас состояние памятника архитектуры оценивается как неудовлетворительное. В стенах и перекрытиях есть трещины, отмечаются оседания грунта вокруг здания.

Вопрос о собственности дома оспаривается до сих пор в судебном порядке. Пока идут разбирательства, реставрация дома невозможна. Неоднократно предпринимались попытки открыть в здании государственный музей в соответствии с завещанием архитектора, но они до сих пор не увенчались успехом. В настоящее время в доме проживают наследники архитектора.

Константин Мельников создавал свой дом как символ безграничных возможностей человека, утверждая, что любой может достичь всего, что захочет. Дом – воплощение его мечтаний и устремлений – лучшее доказательство этому.

Здание символично и по своей планировке. Оно построено по принципу восхождения от земных желаний к высшим уровням бытия. На первом этаже находилась кухня, столовая, а верхний этаж был предназначен для творчества.

Говорят, что творение Мельникова на языке архитектуры выражает изменения, которые происходили в обществе в начале двадцатого века. Возможно, поэтому дом выглядит таким загадочным и нездешним со своими ста восемью окнами, круглыми стенами и винтовыми лестницами.

Дом архитектора Мельникова в Москве переведут в госсобственность

https://realty.ria.ru/20181119/1533053659.html

Дом архитектора Мельникова в Москве переведут в госсобственность

Дом архитектора Мельникова в Москве переведут в госсобственность — Недвижимость РИА Новости, 03.03.2020

Дом архитектора Мельникова в Москве переведут в госсобственность

Перевод дома архитектора Мельникова в Москве в полную государственную собственность может занять три-четыре года, сообщила РИА Новости директор Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева Елизавета Лихачева в кулуарах седьмого санкт-петербургского международного культурного форума.

2018-11-19T09:18

2018-11-19T09:18

2020-03-03T13:05

архитектура — новости

новости — недвижимость

москва

государственный музей архитектуры имени щусева

недвижимость

архитекторы

архитектура

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/realty/39908/01/399080117_0:0:3201:1802_1920x0_80_0_0_3b3878fc1ccff8935b2054b8a421e1f6.jpg

С.-ПЕТЕРБУРГ, 19 ноя — РИА Новости. Перевод дома архитектора Мельникова в Москве в полную государственную собственность может занять три-четыре года, сообщила РИА Новости директор Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева Елизавета Лихачева в кулуарах седьмого санкт-петербургского международного культурного форума.Дом Мельникова — одноквартирный жилой дом в Кривоарбатском переулке, построенный в 1927-1929 годах архитектором Мельниковым для себя и своей семьи. Будучи всемирного известным памятником зодчества, этот дом был включен в список 100 памятников мировой культуры, находящихся под угрозой исчезновения. Сейчас дом Мельникова является филиалом Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева.»Я думаю, года три-четыре», — сказала она, отвечая на соответствующий вопрос.Как уточнила Лихачева, в настоящее время дом Мельникова, который является всемирно известным памятником зодчества, находится в государственной собственности на 50%. Имущественные права на остальную часть дома принадлежат скончавшемуся более 10 лет назад Виктору Мельникову.»Виктор Мельников… завещал свою половину дома государству, и наша задача сейчас — добиться того, чтобы завещание было признано исполненным. После этого дом будет переведен в государственную собственность целиком, и мы сможем функционировать как нормальный музей», — отметила Лихачева.Предварительные результаты обследования дома Мельникова, предшествующие реставрации, обсуждались в субботу в рамках седьмого Санкт-петербургского международного культурного форума.Как сообщила в ходе дискуссии директор Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов, проект реставрации знаменитого московского дома может быть разработан в 2019 году.»Мы надеемся, что следующий год — это будет год проекта реставрации, а также год окончания обследования», — отметил он. Кузнецов уточнил также, что предреставрационное обследование дома Мельникова уже позволило выявить около 15 тысяч предметов, которые были включены в соответствующие музейные описи.Кузнецов отметил также, что реставрация дома архитектора Мельникова может осуществляться поэтапно, ее главная задача состоит в сохранении аутентичности этого шедевра конструктивизма.»Мы можем это делать годами, помещение за помещением, даже не закрывая дом Мельникова для посетителей», — считает Кузнецов.РИА Новости выступает генеральным информационным партнером VII Санкт-Петербургского международного культурного форума. РИА Новости — флагманский информационный ресурс медиагруппы «Россия сегодня». Ria.ru читают свыше 4 миллионов пользователей ежедневно, что выводит его в лидеры новостных порталов рунета.

https://realty.ria.ru/20181010/1530365145.html

москва

россия

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://realty.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/realty/39908/01/399080117_382:0:3049:2000_1920x0_80_0_0_5302fbe61de94cc56470a1097269bf9f.jpg

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

архитектура — новости, новости — недвижимость, москва, государственный музей архитектуры имени щусева, недвижимость, архитекторы, архитектура, россия

09:18 19.11.2018 (обновлено: 13:05 03.03.2020)

Перевод дома архитектора Мельникова в Москве в полную государственную собственность может занять три-четыре года, сообщила РИА Новости директор Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева Елизавета Лихачева в кулуарах седьмого санкт-петербургского международного культурного форума.

С.-ПЕТЕРБУРГ, 19 ноя — РИА Новости. Перевод дома архитектора Мельникова в Москве в полную государственную собственность может занять три-четыре года, сообщила РИА Новости директор Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева Елизавета Лихачева в кулуарах седьмого санкт-петербургского международного культурного форума.

10 октября 2018, 16:12

В доме Мельникова нашли дневники архитектораПри комплексном предреставрационном обследовании дома архитектора Мельникова в Москве были найдены его дневники, которые ранее никто не видел, рассказал директор Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов.

Дом Мельникова — одноквартирный жилой дом в Кривоарбатском переулке, построенный в 1927-1929 годах архитектором Мельниковым для себя и своей семьи. Будучи всемирного известным памятником зодчества, этот дом был включен в список 100 памятников мировой культуры, находящихся под угрозой исчезновения. Сейчас дом Мельникова является филиалом Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева.

«Я думаю, года три-четыре», — сказала она, отвечая на соответствующий вопрос.

Как уточнила Лихачева, в настоящее время дом Мельникова, который является всемирно известным памятником зодчества, находится в государственной собственности на 50%. Имущественные права на остальную часть дома принадлежат скончавшемуся более 10 лет назад Виктору Мельникову.

«Виктор Мельников… завещал свою половину дома государству, и наша задача сейчас — добиться того, чтобы завещание было признано исполненным. После этого дом будет переведен в государственную собственность целиком, и мы сможем функционировать как нормальный музей», — отметила Лихачева.

Предварительные результаты обследования дома Мельникова, предшествующие реставрации, обсуждались в субботу в рамках седьмого Санкт-петербургского международного культурного форума.

Как сообщила в ходе дискуссии директор Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов, проект реставрации знаменитого московского дома может быть разработан в 2019 году.

«Мы надеемся, что следующий год — это будет год проекта реставрации, а также год окончания обследования», — отметил он. Кузнецов уточнил также, что предреставрационное обследование дома Мельникова уже позволило выявить около 15 тысяч предметов, которые были включены в соответствующие музейные описи.

Кузнецов отметил также, что реставрация дома архитектора Мельникова может осуществляться поэтапно, ее главная задача состоит в сохранении аутентичности этого шедевра конструктивизма.

«Мы можем это делать годами, помещение за помещением, даже не закрывая дом Мельникова для посетителей», — считает Кузнецов.

РИА Новости выступает генеральным информационным партнером VII Санкт-Петербургского международного культурного форума. РИА Новости — флагманский информационный ресурс медиагруппы «Россия сегодня». Ria.ru читают свыше 4 миллионов пользователей ежедневно, что выводит его в лидеры новостных порталов рунета.

В доме Мельникова нашли дневники архитектора

https://realty.ria.ru/20181010/1530365145.html

В доме Мельникова нашли дневники архитектора

В доме Мельникова нашли дневники архитектора — Недвижимость РИА Новости, 03.03.2020

В доме Мельникова нашли дневники архитектора

При комплексном предреставрационном обследовании дома архитектора Мельникова в Москве были найдены его дневники, которые ранее никто не видел, рассказал директор Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов.

2018-10-10T16:12

2018-10-10T16:12

2020-03-03T12:38

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/sharing/article/1530365145.jpg?3988483571583228327

москва

россия

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://realty.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

interne[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

новости — недвижимость, москва, архитекторы, архитектура, музеи, россия

16:12 10.10.2018 (обновлено: 12:38 03.03.2020)

При комплексном предреставрационном обследовании дома архитектора Мельникова в Москве были найдены его дневники, которые ранее никто не видел, рассказал директор Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов.

Дом архитектора Мельникова | moscowwalks.ru

В тихом Кривоарбатском переулке располагается дом, ознакомиться с которым должен каждый уважающий себя любитель современной архитектуры — так писали в конце 1920-х, также писали в 1970-х, то же самое повторяли в 1980-х, и эти же слова пишут о доме архитектора Константина Мельникова и сейчас.

Это просто удивительный дом, к нему тяжело применить термин «авангард 1920-х», потому что дом смотрится авангардным и сейчас.

При том, что дом включен во все иностранные путеводители и известен всем интересующимся Москвой иностранцам, среди москвичей находится довольно много тех, кто про этот дом слышали лишь отдаленно, а то и вообще не слышали. Во дворике за домом часто можно видеть иностранных туристов с книжкой в руке, а вот русскоговорящих меньше. Во всех иностранных путеводителях этот дом проходит как одна из главных достопримечательностей Москвы, а в российских упоминается лишь в подробных прогулках в районе Арбата.

Будем исправлять ситуацию, и попытаемся фактами объяснить, почему же дом такой феноменальный, а также покажем фотографии интерьеров —>



Вид дома Константина Мельникова в 1980-х.

Красиво-некрасиво, оригинально-банально — термины субъективные, поэтому будем оперировать простыми фактами. Не только внешний вид, но и методы строительства можно и по сей день назвать инновационными.

В середине 1920-х годов знаменитому уже на весь мир архитектору Мельникову (список его проектов) разрешили построить собственный дом и выделили для этого участок в районе Арбата.

В конце 1920-х у Мельникова было много заказов, и он мог позволить себе выстроить собственный дом, к тому же от государства дополнительно был выделен кредит на 15 лет. При том, что дом был частным и возводился на личные средства, он возводился строительной организацией Московского коммунального хозяйства (МКХ) как экспериментальный и показательный, с намерением опробовать новые методы строительства и создать новые условия быта для их возможного внедрения в массовое жилищное строительство.

На участок, кроме Константина Мельникова претендовали также и госучреждения, но, по словам самого архитектора, ситуация разрешилась в его пользу следующим образом:

В 1927 году участки для застройки раздавал от Моссовета тов. Домарев. Увидя макет нашего дома, он решительно отказал всем конкурентам от госучреждений, заявив, что легче найти участки, чем построить такой Архитектуры дом. «Отдать Мельникову участок». Он не был архитектором и едва ли имел образование, он был просто рабочий.


План участка. Приложение к Разрешению на застройку, выданному Мельникову 20 июля 1927 г.

На фундаменте в виде двух пересекающихся колец особой разработанной Мельниковым кладкой были выложены стены с 200 шестиугольными окнами, что образовывало собой подобие жесткой сетки с равномерным распределением нагрузки и не требовало использования несущих столбов и перемычек.


Архитектор Константин Мельников с женой на строительстве собственного дома

Такое количество окон, конечно не было нужно, поэтому из 200 осталось только 60. Остальные были заложены битым кирпичом или переделаны во встроенные шкафы и ниши, что само по себе уже сэкономило много средств. Кроме того, такая конструкция позволяла без больших трудозатрат в будущем закладывать старые окна и прорубать в нужных местах новые.


Необычно были сделаны и перекрытия. Никаких традиционных несущих балок, вся большая поверхность — это сетка из поставленных на ребро досок. В результате получается мембрана с равномерным распределением нагрузки по всей поверхности. Даже прогибаясь под тяжестью мембрана сохраняет свою жесткость. Например, потолок в мастерской со временем несколько провис, но Мельников при ремонте намеренно не стал его выпрямлять, объяснив это, тем что выпуклый белый потолок только лучше отражает и рассеивает по помещению свет из многочисленных окон.

Дом представляет собой два соединенных между собой цилиндра — двухэтажный и трехэтажный. Из мастерской можно выйти на крышу террасу на крыше первого цилиндра.


Планировка этажей, соединенных винтовой лестницей:  1 — передняя, 2 — столовая, 3 — кухня, 4 — коридор, 5 — санузел, 6 — бывшая комната хозяйки, ныне бывшая мастерская художника Виктора Мельникова, 7,8 — бывшие рабочие комнаты детей, ныне жилые комнаты, 9 — бывшая туалетная комната, ныне жилая, 10 — гостиная, 11 — спальня, 12 — мастерская, 13 — открытая терраса
Стоит отметить, что ныне для жилья используется только первый этаж, а второй и третий этажи изумительно сохранялись в первозданном виде сыном архитектора, художником Виктором Мельниковым.

Сын архитектора, художник Виктор Мельников ушел из жизни в 2006 году. Сейчас в доме проживает внучка архитектора с мужем.

Начнем же нашу экскурсию по этажам. На первом этаже комнаты, в основном жилые с обустроенным частным бытом, в который мы сильно вторгаться не будем.

Покажем лишь немного фото.


Одна из жилых комнат (на плане №9). Слева стоит работа Виктора Константиновича Мельникова «Портрет отца»


Это помещение в картине Константина Мельникова, написанной в 1944-1945 гг. Во время войны семья жила в первом этаже.


Бывшая мастерская Виктора Мельникова на первом этаже


Работы Виктора Мельникова. Дыры в стене — переговорные трубы от столовой и кухни на первом этаже в мастерскую на третьем.


Поднимемся на второй этаж. На фото: Константин Мельников — студент Московского училища живописи, ваяния и зодчества


Вид гостиной на втором этаже. Здесь в отличие от других комнат — одно большое окно во всю фасадную стену


Раньше окно открывалось, но за последние 20 лет вокруг выстроили новые дома, нарыли котлованов и дом просел, ставни перекосились


Даже печка у Константина Мельникова не печка, а целая супрематическая композиция


На этом же этаже располагается ныне не используемая спальня семьи Константина Мельникова. Архитектор большую роль отводил сну и считал его единственным отдыхом для человека, поэтому в спальне все было сделано максимально удобно и просторно. Посредине комнаты стоят две косые перегородки, визуально отделяющие спальное пространство родителей от пространства двух детей по бокам. По сути, спали в одной большой комнате.


Цвет стен также подбирался для создания наиболее приятной и расслабляющей атмосферы. Жена Константина Мельникова увлекалась рукоделием, поэтому многое в доме украшено ее работами


Здесь же висит автопортрет Константина Мельникова, нарисованный им в 1917 г.

Поднимемся по узкой винтовой лестнице в мастерскую, занимающую большую часть второго цилиндра


Мастерская использовалась сначала Константином Мельниковым, а затем его сыном, художником Виктором Мельниковым.

Благодаря множеству окон днем свет проходит в помещение с разных сторон и создает максимально бестеневое освещение.

Все работы по стенам созданы Виктором Мельниковым. Как говорят потомки, Константин Мельников дом построил, а Виктор Мельников его расписал и вдохнул в него жизнь.


Константин и Виктор Мельниковы


Вверх по лестнице из мастерской можно выйти на крышу-веранду первого цилиндра

Покажем лишь несколько работ Виктора Мельникова

И, напоследок, выйдем на улицу и посмотрим на дом целиком.


Таким его сейчас можно редко видеть, вся жизнь сейчас только на первом этаже, а верхние этажи бережно сохраняются. Постоянно туда не ходят. Обратите внимание на разный цвет помещений: золота спальня на втором этаже и до самого верха белые окна мастерской.

Удивительный дом, вне времени! Был авангард, сейчас авангард и будет авангардом во все времена.

Вместо послесловия: Во время посещения дома нас все время сопровождал трехлетний праправнук Константина Мельникова. «Рисование вот недавно увлекся — сказала внучка архитектора, его бабушка — Буду как Виктор, говорит.»

Также может быть интересно

Эта запись была опубликована в Среда, декабря 21, 2011 в 11:23 в теме: ГОРОД, Особняки, Советская архитектура, Старый город. Вы можете подписаться на комментарии к этой записи по RSS 2.0. .

Дом архитектора Мельникова | izi.TRAVEL

Почти незаметный сейчас за современными постройками, дом номер 10 является уникальным сооружением и памятником мирового значения. Построенный архитектором Константином Степановичем Мельниковым в конце 20-х годов, он входит сейчас во все архитектурные учебники и альбомы как новаторское для своего времени произведение, построенное в духе конструктивизма.

Константин Мельников был удивительной для своего времени фигурой, все его творения концептуальны и неповторимы. В Москве он построил несколько рабочих клубов, в т.ч. клуб им. Русакова, и в качестве поощрения Моссовет принял единственное в своем роде решение – безвозмездно выдать архитектору Мельникову участок в центре Москвы для строительства собственного дома. Это был беспрецедентный случай, особенно учитывая, насколько жестко советская власть преследовала индивидуализм и собственничество. Видимо, сыграло роль официальное назначение участка как опытно-показательной стройки. Однако, первая милость власти оказалась и последней. Ничего Константину Степановичу построить больше не пришлось, хотя дом за ним так и остался, здесь он проживал со своей семьей до конца жизни.

Дом Мельникова не имеет аналогов. Он состоит из 2-х проникающих друг в друга цилиндрических объемов и обходится совершенно без прямых углов как снаружи, так и внутри. Исходя из идеи экономичного строительства, дом построен из самых дешевых материалов – кирпича и дерева, причем строительные отходы впоследствии использовались для отопления помещений. Площадь здания также использована максимально экономно: внутри дом очень просторен, поддерживающие балки отсутствуют, углов нет, все держится только на тщательно рассчитанной конструкции стен. Поставленный на ребро тес образует сетку стен, по которой свободно могли «передвигаться» окна – закладывались одни проемы и оставлялись открытыми другие.

Двинемся в путь дальше по Кривоарбатскому переулку, к следующей остановке маршрута — памятнику Окуджавы, что стоит в начале Плотникова переулка.

Повелитель пространства – Огонек № 30 (5625) от 03.08.2020

Накануне 130-летия великого Мельникова, которое весь художественный мир отмечает на этой неделе, «Огонек» прогулялся по его знаменитому Дому и прислушался к его легендам.

Зинаида Курбатова

Москва, Кривоарбатский переулок, 10,— этот адрес знают историки архитектуры во всем мире. Неожиданный среди каменных громад уютный сад, палисадник, калитка с навесом от дождя — чтобы посетителю было комфортно ждать, когда ему откроют. На фасаде Дома над огромным окном-витражом надпись: «Константин Мельников». В Советском Союзе ни один зодчий не осмелился бы отметить постройку своим именем, это выглядело вызывающе, так писали только имена вождей. Для Константина Степановича Мельникова это было отнюдь не тщеславие, а манифест, утверждение своего видения архитектуры. Запретить делать такую надпись никто не мог: Мельников был одновременно заказчиком и исполнителем. Он построил дом для себя и своей семьи, и это при том что в СССР не было частной собственности. Перед нами Дом — выдающийся во всех отношениях, полный парадоксов и до сих пор не разгаданных загадок.

Игры с Домом

Когда вы подходите к фасаду, вам кажется, что это привычная постройка, прямоугольный параллелепипед. Вы делаете шаг в сторону — и видите круглые стены. Если пройдете вглубь сада — то увидите, что Дом — это два цилиндра разной высоты, которые врезаны один в другой. Белые цилиндры с окнами-сотами. Внутри дома вас так же не будет покидать ощущение, что вы не понимаете планировки дома, расположения комнат. Даже если вы хорошо подготовились и прочитали известные труды о Доме, прежде всего монографию знатока авангарда Селима Хан-Магомедова, с первого раза вы все равно не поймете, как устроен Дом.

Константин Мельников очень любил свой Дом, его улучшал, менял внутреннюю планировку и постоянно рисовал, писал. Один из этюдов на рабочем столе мастера

Фото: Леонид Арончиков, Коммерсантъ

Елизавета Лихачева, директор Музея архитектуры, филиалом которого является Дом, любит такую игру: она задает посетителям вопросы и посетители всегда ошибаются. Два круглых отверстия в стене первого этажа все принимают за вентиляцию. А это переговорное устройство, трубы ведут на второй этаж и к калитке. Аналог домофона. Посетители уверенно отвечают, что лестница в центре дома. А она у стены. Вы входите и попадаете в холодноватую прихожую, продолжением которой и является лестница на второй этаж. Налево — столовая. Прихожую отделяет от теплой части дома «дверь Дюшана», изобретение знаменитого художника-сюрреалиста, которое вполне могло бы называться «дверь Мельникова», потому что Константин Мельников придумал такую конструкцию в том же 1927-м независимо от Дюшана. Дверь может закрываться на две стороны. Если вам надо провести посетителей прямо на второй и третий этаж, а там сердце дома с гостиной и мастерской, то закрывается вход в столовую. Если надо пройти на первый этаж, низковатый и темноватый, где жилые комнаты, ванная и кухня,— пожалуйста, дверь отсечет лестницу. В столовой стоит обычная мебель, громоздкие, в мещанском вкусе, буфеты, стол и стулья. На стульях салфеточки с вышитыми буквами К и А — это инициалы хозяев. Киот с иконами. На стенах живопись, интересная фарфоровая тарелка, подарок дулевских мастеров, для которых Мельников построил клуб. На тарелке выразительная надпись: «Рабочий класс ценит преданных ему специалистов». Все это сбивает с толку: неужели же это привычная мемориальная квартира с запахом пыли, пожелтевшими фотографиями на стенах, какими-то вещами «той эпохи»?! Нет и нет. Все вещи подлинные, и главное — пространство, с которым Мельников работал, играл, делал с ним, что хотел. Если сесть на стул в гостиной и посмотреть вглубь квартиры — интерьер перед вами откроется в обратной перспективе. Той, которую исповедовали древнерусские живописцы. Чем дальше — тем пространство шире. Это невероятные ощущения. Мельников и был повелителем пространства, он это хорошо понимал. А если повелевать пространством, можно повелевать и устройством человеческой жизни. Поэтому и надпись на фасаде крупными буквами — «Константин Мельников».

Охранная грамота


Архитектор устроил себе студию на третьем этаже дома. Тут окна-шестиугольники в три ряда от пола до потолка

Фото: Леонид Арончиков, Коммерсантъ

Благодаря помощи Владимира Чаплина, специалиста по вентиляции и отоплению, крестьянский сын Костя Мельников получил образование — вначале художника, затем архитектора. При этом прекрасно знал технические дисциплины, фактически был инженером-изобретателем. Но художника в нем было больше, он всегда настаивал, что архитектура — это искусство. Константин Степанович рано женился на красавице Анне Яблоковой, ее отец торговал на Охотном Ряду. Мельников был прекрасным семьянином, обожал супругу, детей — старшую Людмилу и младшего Виктора. Женившись, Мельников стал мечтать о своем доме, рисовал, вынашивал планы. Когда специалисты изучают проектные эскизы, то всегда могут проследить, каким путем зодчий пришел к своему решению. С Мельниковым этого не получается. Единственное — цилиндры до того уже появлялись в нереализованном проекте клуба. Характерная особенность — у Мельникова никогда не было своих приемов, находок и решений, которые он повторял бы в разных проектах. Он считал, что это смерть архитектора — повторять самого себя. Может быть, поэтому он и не оставил школы, учеников-последователей?

Когда Мельников решается поставить вопрос о строительстве частного дома-мастерской для себя, он уже знаменитый архитектор.

В 1924-м Константин Мельников, видимо, по протекции своего учителя Алексея Щусева получил заказ на саркофаг Владимира Ленина. Мельников придумал так: черное подстолье, на нем призма, внутри которой тело вождя.

Он внимательно изучал, под каким углом посетитель будет смотреть на Ленина, как будет отражаться свет. Ориентировался на «Сказку о мертвой царевне…» с ее хрустальным гробом. На всю жизнь потом этот заказ станет охранной грамотой для Мельникова, его не выселят из Дома, будут пытаться, но не отнимут у него Дом. Через год после саркофага он выигрывает конкурс и создает павильон СССР на Международной выставке современных и декоративных искусств в Париже. СССР пригласили к участию поздно, времени не было. Место для павильона было не лучшее — на трамвайных путях, но Мельников сделал быстро, дешево, гениально. Он сам руководил строительством. У других стран были пафосные дворцы, советский же павильон стал новым словом в зодчестве, архитектурой будущего, манифестом нового молодого государства. Дерево и стекло, отсутствие дорогих материалов. Вместительность, хотя площадь была небольшая. После таких триумфальных проектов Мельникову выделяют участок в Кривоарбатском переулке для строительства Дома. Некоторое время колебались — хотели на этом месте строить детский сад или клуб. Но будто бы выступил рабочий и предложил отдать участок молодому зодчему. Впрочем, документов таких нет. Есть автобиографические записи архитектора, сделанные в 1960-х, а сам Мельников любил мифологизировать свою жизнь.

Космический трансформер


Такую дверь, которая закрывается на две стороны, в 1927 году независимо друг от друга изобрели Константин Мельников и Марсель Дюшан

Фото: Леонид Арончиков, Коммерсантъ

Мельников берет ссуду, которую отдаст через 17 лет после окончания строительства. Но все равно он вынужден жестко экономить. Дом показателен в этом плане. Кирпичи дороги — их привозят на песчаной подушке, берегут как зеницу ока. С кирпичами Мельников сэкономил, их потребовалось почти вполовину меньше. Фокус в том, что цилиндры выложены не сплошной кладкой, а сеткой с шестиугольными отверстиями. Эти шестиугольники предполагалось полностью заложить, но потом план меняется. Часть оставили в виде окон, часть заложили смесью песка, глины и мусора. Песок— это песчинки, между которыми есть воздух, и поскольку песка в смеси много, то хорошо держится тепло. Очень интересно решены межэтажные перекрытия — это доски, врезанные друг в друга под прямым углом, они образуют ячейки. Мельников в некоторых местах укрепил конструкцию трамвайными рельсами. Когда в 1941 году в театр Вахтангова, что поблизости, попала бомба, стекла в Доме повылетали, а он сам только подпрыгнул и встал на место. Гениальная легкая конструкция. Внутренние перегородки можно было двигать, да и вообще все можно было менять внутри. Когда сын Виктор женился, Константин Степанович выделил в Доме для молодой семьи квартиру с отдельным входом. У детей было по комнате-кабинету, куда в послеобеденное время заглядывало солнце. Как это все можно было просчитать? Мельников не был конструктивистом. Конструктивисты считали, что главное в архитектуре — функция. Мельников настаивал на красоте. Елизавета Лихачева выдвигает неожиданное утверждение: «Мельников — это архитектор барокко. Потому что барокко — это не про богатство красок, а про пространство. Вы ходите по Павловскому парку Камерона и идете туда, куда указывает вам архитектор. И останавливаетесь там, где он укажет. При этом вам в голову не приходит, что вас ведут. Это и есть театральность барокко». Что ж, в Доме достаточно театрального. После темного первого этажа, как будто перегруженного мебелью, с его уютной полукруглой кухней и шикарной ванной на лапах, вы поднимаетесь наверх, на второй этаж. Тут вам в глаза бьет дневной свет — это огромная гостиная с окном-витражом во всю стену. Кстати, окно открывается, это трудно представить. На полу большой сиренево-розовый ковер, привезенный из Парижа в 1925 году. Во Франции Мельников смог попутешествовать, он увидел готические соборы, которые произвели на него впечатление. И кирпичная сетка с окнами, забитыми песком и глиной, оттуда, из Европы. Она подобна фахверкам, каркасным конструкциям средневековых домов. В гостиной есть печка а-ля Малевич, супрематическая, построенная Мельниковым во время войны, когда обогреть Дом иначе было невозможно. Света от окна-витража достаточно. Но одно ромбическое окно тут есть. Если сесть на диван, то оно будет напротив. Когда-то в это окно была видна церковь Николы в Плотниках. Павел Кузнецов, директор Дома-музея Константина и Виктора Мельниковых, рассказывает: «Реставраторы во время исследования дома год назад обнаружили, что рама этого окна первоначально была коричневой. Как рама картины. Мельников смотрел и видел церковь, вернее, картину с церковью. В этом был весь Мельников. Это окно в мир». Вообще, Дом стоял так, что из него было видно три храма — это Спас на Песках, колокольня Ивана Великого и снесенный позже храм Николая Чудотворца в Плотниках. И это было важно для хозяина. Сейчас, когда вокруг Дома выросли современные громады, не видно ничего.

У Мельникова в Доме была не спальня, а «лаборатория сна». Исследователи сейчас пытаются разгадать загадку золотого цвета стен и потолка, выяснить, чем все-таки был покрыт пол

Фото: Леонид Арончиков, Коммерсантъ

На втором этаже находится самое загадочное — спальня. Сейчас она выглядит не так, как в 1930-х. Первоначально стены, потолок и пол были золотыми. Золото отражало солнце, приумножало количество света. Внутри были не кровати, а подиумы. Не мебель, которую можно двигать, но возвышения для сна. Посередине кровать родителей, по бокам, образуя букву Т,— кровати детей, отгороженные от родительской ширмами. Это было похоже на золотую капсулу, космический корабль. Ни острых углов. Ни лишних деталей. Павел Кузнецов объясняет, это философия хозяина: «Спальня — это лаборатория сна, это не привычная спальня, которую вы не будете показывать никому, потому что это приватное место. А Мельников эту лабораторию показывал гостям, это видно по гостевой книге. Мельников был федоровианец, последователь идей философа Федорова. А это русский космизм, место человека в космосе, идеи бессмертия. Днем мы работаем и стареем, ночью омолаживаемся. И потом, ведь сон занимает треть жизни».

Донжон нового времени

Рассказывает Павел Кузнецов и о недавних исследованиях. Раз пол был золотым, то, по идее, какие-то остатки краски должны были сохраниться между досками. Но их нет. Возникает вопрос: пол был чем-то покрыт, но чем? Судя по картинам Константина и его сына Виктора, который тоже выбрал профессию художника, кровати-подиумы и пол как будто покрывает что-то. Кузнецов предполагает — эта гипотеза родилась во время карантина,— что это мог быть линолеум, по крайней мере, о нем Мельников упоминает в своих дневниках 1930-х годов. Это не тот дешевый материал, который знаем мы, а дорогая отделка на основе окисленного льняного масла с наполнителем. Такой линолеум лежит на полу в вилле Тугендхат, построенной великим модернистом Мисом ван дер Роэ в Брно. Но пигментов в то время немного. Как же придали линолеуму в Доме Мельникова золотой цвет? Да и с окраской стен тоже загадка. Это большой проект, который ведут сейчас наши специалисты совместно с голландскими. Третий этаж-мастерская с маленьким балконом в интерьере, на котором любил работать сам Константин Мельников. Тут же выход на террасу. Терраса образовалась на крыше цилиндра, который оказался ниже. Но Мельников собирался достроить дом, сделать на третьем этаже пентхаус с двумя детскими комнатами. Почему он этого не сделал, можно только догадываться.

Недавно вокруг Дома разбили сад, сделано это точно по чертежам самого Мельникова, посажены такие же растения, как те, что были у архитектора 90 лет назад

Фото: Леонид Арончиков, Коммерсантъ

Денег не стало, Мельников перешел в разряд опальных. Окончилось золотое десятилетие, с 1922 по 1932 год, когда он строил свои потрясающие клубы и гаражи. Начали давить формалистов, к которым причислили Мельникова. Последний проект гаража, в котором он участвовал, 1936 года. Он очень надеялся, что в 1937-м будет проектировать наш Павильон для Всемирной выставки в Париже. Но конкурс выиграл Борис Иофан, павильон которого Мельников считал постаментом для скульптуры «Рабочий и колхозница». Наступила другая эпоха. Монументального, основательного сталинского ампира. С его дорогими материалами. Мраморами, декором. Не участвовал Мельников и в выставке, развернутой в павильоне. Его просто вычеркнули из профессии. Постарались быстро забыть о нем. Семья буквально голодала. Но перестраиваться и подстраиваться он не хотел. Можно ли сказать, что он сломался? Возможно, просто свернулся как улитка, отгородившись от мира. В средневековых крепостях всегда была отдельно стоящая башня — донжон, это было последнее прибежище оборонявшихся. В ней пряталась семья сеньора, когда враги уже ворвались внутрь крепости. Мельников тоже скрылся в своей башне-донжоне, которую идейные архитекторы и советские чиновники называли консервной банкой. После смерти Сталина реабилитируют всех, кроме Мельникова. Теперь уже Хрущев его помянет недобрым словом. Друзья-живописцы попытаются сделать все, чтобы Мельников прошел в действительные члены Академии художеств СССР, иначе в академики. У Константина Степановича была бы в таком случае персональная пенсия. Но глава Академии Александр Герасимов, прославившийся унылой картиной «Ленин-трибун», был против. А в 1961-м Дом захотят отнять, снести, чтобы на этом месте построить многоквартирное здание. На хозяина Дома подают в суд, но Мельников сам обратится с письмом в ЦК КПСС и начнет его привычно словами: «Я, Константин Мельников, архитектор, автор первого саркофага вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина…». Дом не тронули. Константин Степанович проживет в нем до смерти в 1974 году. После 1965 года он будет признан, к нему начнут ходить гости, советские и западные, от великого фотографа Картье-Брессона до нашего Василия Шукшина, который задумает о Мельникове фильм, но так и не снимет.

В ожидании ЮНЕСКО

Обычно, когда начинается реставрация, то первым встает вопрос, в стиле какой эпохи должен предстать объект. Я задала такой вопрос Павлу Кузнецову, предполагая, что это будет эпоха 1930-х, до того времени, когда Виктор Мельников женился и в Доме-трансформере стало две квартиры. Нет, эта эпоха не будет воссоздана, не вернется золотая лаборатория сна, а мастерская на третьем этаже останется мастерской Мельникова-младшего. Когда Виктор стал взрослым, отец уступил ему студию, а сам со своим кульманом переместился в гостиную. Дом будет таким, как при последнем владельце Викторе Мельникове. Потому что Дом — не только история одного гениального проекта и его воплощения, но и история семьи, которой зодчий так дорожил. В золотой спальне после войны появился туалетный столик Анны Гавриловны, в ящичках до сих пор коробки дорогих духов «Красная Москва» с трогательными, даже какими-то слишком сладкими надписями архитектора. Он дарил своей дражайшей супруге подарки в памятные для семьи дни. На первом этаже в гардеробной одежда хозяев — смокинг архитектора, в котором он щеголял в Париже. Его цилиндр. Модные платья Анны, например туника, предназначенная для того, чтобы танцевать в ней джаз, светлый плащ-мантель. Как выглядели комнаты маленьких Людмилы и Виктора, никто не запомнил, интерьер в них условный. Нынче Дом — это музей Константина и Виктора Мельниковых. Художник Виктор Мельников умер в 2006 году, завещав Дом государству. Сразу возникла проблема собственности, скандальные истории, главными героинями которых были немолодые уже внучки великого зодчего. Только сейчас, после карантина, ситуация разрешилась. Каждой внучке достается право на одну восьмую дома «без выдела в натуре», то есть в квадратных метрах. Государство выкупает эти доли. Впереди — дальнейшие исследования и неспешная реставрация. Все идет к тому, чтобы Дом стал памятником ЮНЕСКО.

Дом Мельникова: спасая авангардную икону

Дебют 5-го международного лекционного тура по культовым домам в США и Канаде

  • © Денис Есаков
  • © Денис Есаков
  • © Денис Есаков
  • © Денис Есаков
  • © Павел Кузнецов
  • © Павел Кузнецов
  • © Государственный музей архитектуры им. Щусева

С 7 по 15 октября 2019 года по Европе прошел V Международный лекционный тур по культовым домам, в ходе которого с гастролями побывали директор Государственного музея Константина и Виктор Мельниковы и заместитель директора Государственного музея архитектуры им. Щусева Павел Кузнецов. шесть культовых домов в шести европейских городах с лекцией о Доме Мельникова в Москве.Фотографии этого грандиозного тура можно найти в нашей фотогалерее. С 21 по 27 февраля 2020 года поклонники Iconic Houses в Северной Америке и Канаде также смогут насладиться нашей ежегодной лекцией!

Лекция Павла Кузнецова о культовых домах в Het Nieuwe Instituut в Роттердаме

ICONIC HOUSES Лекция перед дебютом в США и Канаде
Последние пять лет мы привозим мероприятие в США и Канаду.Первый лекционный тур по Северной Америке с участием Павла Кузнецова в Доме Мельникова состоится во время Недели модернизма в Палм-Спрингс в феврале 2020 года.

Программа лекции Февраль 2020

21 фев. Лекция, организованная Sunnylands Center & Gardens в публичной библиотеке Ранчо Мираж, 71-100 HWY 111, Ранчо Мираж, Калифорния, в рамках серии «Саннилендс».
24 февраля Лекция, которую проводит Hollyhock House в театре Barnsdall Gallery, 4800 Hollywood Boulevard, Лос-Анджелес, Калифорния.
27 февраля Лекция, организованная Лигой современного западного побережья в Inform Interiors, 50 Water St, Ванкувер, Британская Колумбия, Канада.

Дом Мельникова
Дом Мельникова, спроектированный архитектором Константином Мельниковым (1890–1974) для себя и его семьи, является иконой русского архитектурного авангарда. Экспериментальная цилиндрическая конструкция была построена между 1927 и 1929 годами для проверки концепции Мельникова о серийном производстве жилья.Мельников считал, что суть его дома заключается в балансе и эквивалентности веса, света, воздуха и тепла. Оригинальная планировка, элегантное пространственное расположение и гениальные инженерные приемы сочетаются в уникальной архитектурной форме, которая по-прежнему выглядит современно. Сохранив некоторые исторические элементы 20-го века, дом также отражает трагическую жизнь этого архитектора-одиночки в коллективистском обществе.

Павел Кузнецов рассказал об истории Дома Мельникова с момента его основания в начале 20-го века, создав музей в 2014 году и проект реставрации в настоящее время.Он исследовал недавно найденную информацию, которая раскрыла архитектурные, инженерные и философские идеи, лежащие в основе амбициозного плана Мельникова по созданию архитектурного манифеста в Советской России 1920-х годов.

  • Вилла Стенерсен, Осло, Норвегия: Кирстен Торсет Поппе, Гудрун Эйдсвик, Павел Кузнецов.
  • Baukunstarchiv NRW, Дортмунд, Германия. Фотография Детлефа Поделя.
  • Музей Вальрафа-Рихарца, Кельн, Германия. Софья Унгерс, Павел Кузнецов. Фотография Хайдрун Хертель.
  • Музей Вальрафа-Рихарца, Кельн, Германия. Фотография Хайдрун Хертель.
  • Хетти Беренс, Павел Кузнецов, Наташа Драббе в Sonneveld House Роттердам, Нидерланды. Фотография Эльс Цвиринк.
  • Павел Кузнецов в Sonneveld House Rotterdam, Нидерланды. Фотография Эльс Цвиринк.
  • Павел Кузнецов в Het Nieuwe Instituut Rotterdam, Нидерланды. Фотография Эльс Цвиринк.
  • Павел Кузнецов на вилле Тугендхат, Брно, Чехия. Фотография Петра Дворжака.
  • Ивета Черна, Павел Кузнецов на вилле Тугендхат, Брно, Чехия.Фотография Петра Дворжака.
  • Вилла Тугендхат, Брно, Чехия. Фотография Петра Дворжака.
  • Мария Шадковска, Павел Кузнецов в Центре изучения и документации Виллы Мюллер Норбертов, Прага, Чешская Республика.
  • Вилла Стенерсен, Осло, Норвегия: Кирстен Торсет Поппе, Гудрун Эйдсвик, Павел Кузнецов.
  • Baukunstarchiv NRW, Дортмунд, Германия. Фотография Детлефа Поделя.
  • Музей Вальрафа-Рихарца, Кельн, Германия. Софья Унгерс, Павел Кузнецов. Фотография Хайдрун Хертель.
  • Музей Вальрафа-Рихарца, Кельн, Германия. Фотография Хайдрун Хертель.
  • Хетти Беренс, Павел Кузнецов, Наташа Драббе в Sonneveld House Роттердам, Нидерланды. Фотография Эльс Цвиринк.
  • Павел Кузнецов в Sonneveld House Rotterdam, Нидерланды. Фотография Эльс Цвиринк.
  • Павел Кузнецов в Het Nieuwe Instituut Rotterdam, Нидерланды. Фотография Эльс Цвиринк.
  • Павел Кузнецов на вилле Тугендхат, Брно, Чехия. Фотография Петра Дворжака.
  • Ивета Черна, Павел Кузнецов на вилле Тугендхат, Брно, Чехия.Фотография Петра Дворжака.
  • Вилла Тугендхат, Брно, Чехия. Фотография Петра Дворжака.
  • Мария Шадковска, Павел Кузнецов в Центре изучения и документации Виллы Мюллер Норбертов, Прага, Чешская Республика.

Фильм
Фрагменты документального фильма «Константин Мельников» (1999) Джета Кристиаансе и Марджо Льюперс сопровождали лекцию, чтобы увидеть личность Мельникова в историческом контексте ХХ века глазами историков архитектуры и сына Мельникова. художник Виктор Мельников (1914-2006).Фильм — это уже часть своего времени, когда будущее Дома Мельникова и других построек, спроектированных Мельниковым, было неопределенным.

Павел Кузнецов
Павел Кузнецов, по образованию экономист, по призванию исследователь советской авангардной архитектуры. Он живет в конструктивистской квартире в жилом районе Москвы и работает заместителем директора Государственного музея архитектуры им. Щусева. С 2014 года курировал коллекции и архив Дома Мельникова и его переход из частного дома в публичный музей.В качестве директора Государственного музея Константина и Виктора Мельникова он также руководил проведением обследования дома Мельникова перед консервацией при финансовой поддержке гранта фонда «Сохранение современного состояния» по инициативе Фонда Гетти. Его книга «Дом Мельникова: икона авангарда, семейный дом, музей архитектуры» была опубликована в Берлине в 2017 году. Когда он не занимался исследованиями, он первым из россиян успешно переплыл Ла-Манш (за 14 часов 33 минуты 25 минут). секунд).

Дом Мельниковых — икона авангардного семейного дома Музей архитектуры
В этой книге подробно рассказывается о его создании и истории на протяжении всего ХХ века, переходном состоянии от жилого дома к музею, а также о нынешнем состоянии дома в то время, когда все еще ожидает углубленных исследований и консервационных работ.В сборнике собраны богатые архивные материалы, а также недавние фотографии. В нем описываются проблемы и варианты музеефикации. Многие мемориальные предметы из дома связаны с профессиональной и семейной жизнью архитектора и публикуются впервые.

О серии лекций ICONIC HOUSES
Серия лекций Iconic Houses была запущена в 2014 году в пяти городах Европы с целью повышения осведомленности о современных домашних музеях и их частой борьбе за выживание.В качестве докладчиков мы приветствовали директоров и экспертов некоторых из самых знаковых домов мира, таких как Fallingwater Фрэнка Ллойда Райта, Glass House Филипа Джонсона и Villa E-1027 Эйлин Грей. В Европе с инициативой выступили пять домов-музеев: Sonneveld House, Haus Ungers, Villa Stenersen, Villa Tugendhat и Van Schijndel House, а в 2018 году — Villa Müller.
Все предыдущие лекции можно найти в виде видео на сайте Iconic Houses.

Программа лекции Октябрь 2019

Опубликовано 19 Ноябрь 2019

Дом Мельникова — Серый пейзаж

Это соты, крепость, чудо инженерной мысли, дом изобретений и инноваций, семейный дом для известного человека, и все же все спали в одной спальне.Дом Мельникова — жемчужина архитектуры в фешенебельном районе Москвы Арбат.

Русский архитектор и художник Константин Мельников был в авангарде, уважаемым и какое-то время неприкасаемым. В то время как в начале 1920-х было трудно получить разрешение на строительство частной резиденции, а затем еще труднее было достать подходящие строительные материалы в Москве, он не останавливался на достигнутом, адаптируя свой дизайн к материалам, к которым имел доступ.

Его дом и студия (1927-29) были построены на трех этажах и состоят из двух пересекающихся цилиндрических башен, которые были неотъемлемой частью его современной системы отопления.На верхнем этаже, залитом светом, находится архитектурная мастерская. Этот современный дворец — величественное, великолепное и смелое выражение видения Мельникова и далек от горькой нищеты, в которой он родился.

В детстве он жил в одной комнате со своими братьями и сестрами и родителями. История гласит, что местная доярка заметила талант Константина к рисованию и познакомила его с одним из своих клиентов, богатым инженером, который, в свою очередь, дал образование Константину. В 12 лет Мельников учился в школе всего два года, а к 20 годам (в 1910 году) уже был дипломированным архитектором и художником.

Это так сложно понять, переживая это, но для Мельникова это был 1923 год, когда его карьера, жизнь и амбиции встали на свои места, не в последнюю очередь потому, что он ознаменовал начало десятилетия, в течение которого его уважали в стране и за рубежом. Как хорошо известная фигура в Москве, ему было поручено спроектировать Советский павильон на Международной выставке современного искусства в Париже в 1925 году, и именно здесь он познакомился с международными дизайнерами.

Вернувшись домой, он воплощал политическое мышление в кирпичах, цементе и растворе.Он работал над более чем 20 зданиями, включая Клуб рабочих, Бахметьевский автобусный гараж и даже новаторский дизайн автостоянки.

Его наиболее продуктивный период в общественной сфере совпал с ростом конструктивистского движения в революционной России, которое выражало в искусстве и дизайне идеологию Советов. Однако некоторые считают, что Мельников отказался бы, если бы его описали как конструктивиста.

К началу 1930-х годов железная хватка Сталина распространилась на спонсируемую государством архитектуру, что означало массовый отказ от конструктивизма.Дизайн твердо двигался в направлении соцреализма, и к 1933 году он стал сторониться авангарда. Но Мельников упорно не соглашался с новой ортодоксальностью. В 1937 году его сняли с первого Всесоюзного съезда советских архитекторов, что означало, что он больше не мог заниматься.

Оказавшись в безвыходном положении, Мельникову ничего не оставалось, как уйти от общественной жизни и работать из своего дома художником и учителем. Соответствие государственному видению стиля и дизайна означало, что Мельников не получил истинного признания как гигант архитектуры, пока он не был на грани смерти.В 1972 году Мельникову было присвоено звание доктора архитектуры. Через два года он умер.

Его сын Виктор сохранил дом и охранял архивы, в том числе чертежи Мельникова для саркофага Ленина. После смерти Виктора история дома усложняется.

Первое впечатление у посетителя, входящего в дом с Кривобатского переулка, — это его размер. Возведенный на удивительно узком участке, кажется, что здания с обеих сторон давят на его пространство.

Совершенно очевидно, что он был построен как выражение видения Мельникова семейной жизни. Отражая собственное детство, он построил спальню, в которой было достаточно кроватей для всей семьи, но резким контрастом с этой строгостью личного пространства является роскошный ковер, привезенный из Парижа во время Международной выставки 1925 года. Следует помнить, что в то время Россию охватил жестокий голод.

Сохранение дома имеет значение, архитектура советского авангарда в России находится в постоянном риске, и каждое сохраненное здание является хрупким напоминанием о том, сколько потеряно.То, как дом выжил все эти годы, несмотря на беспорядки и политические перемены, — это смесь удачи, преданности сына Мельникова Виктора и решимости защитников природы.

Дом Мельникова недавно получил грант Фонда Гетти на исследования в области охраны природы.

Доступ внутрь только по предварительной записи, что имеет смысл, потому что содержимое очень хрупкое; чашка, записка, фото, посуда, мольберт. Кажется почти чудом, что эта эфемера выжила.

Дом Мельникова на экране — Iconic Houses

Дом Мельникова — московская утопия

Всемирно известный архитектор Константин Мельников (1890–1974) спроектировал свой утопический дом, образ современной архитектуры, в центре Москвы в конце 1920-х годов. Когда Иосиф Сталин запретил современную архитектуру в Советском Союзе, Мельникову отказали в праве работать архитектором и фактически поместили под домашний арест. Этот фильм рассказывает удивительную историю Дома Мельникова и судьбу архитектора, заточенного в своем утопическом доме.Перед показом документального фильма в Доме Ван Шейндела в Утрехте Ле Корбюзье и знаток Мельникова Жан-Луи Коэн прочтут лекцию о Мельникове.

Лекция архитектора и историка Жана-Луи Коэна
Жан-Луи Коэн (Париж, 1940 г.) — профессор истории архитектуры Института изящных искусств Нью-Йоркского университета. Его лекцию о доме Константина Мельникова в Доме Ван Шейндела можно посмотреть в виде видеолекции на ArchiTV.
Файдон опубликовал свою последнюю книгу «Развитие архитектуры.С 1889 г. ». Коэн курировал многочисленные выставки в Центре Помпиду, Павильоне Арсенала, Канадском центре архитектуры, Французском архитектурном институте и Музее современного искусства, а также является автором работ «Ле Корбюзье и Мистика СССР» (1992), «Сцены». грядущего мира »(1995),« Касабланка: колониальные мифы и архитектурные предприятия »(1998, с Моник Элеб) и« Нью-Йорк »(2008). Коэн также был куратором «Ле Корбюзье: секреты творчества между живописью и архитектурой», который открылся 24 сентября 2012 года в ГМИИ им. Пушкина в Москве.

Показ «Дом Мельникова — московская утопия»
Режиссер Ракс Риннекангас, Финляндия, Bad Taste Limited, 2007, 58 мин.
Van Schijndel House Утрехт, Нидерланды
Воскресенье, 13 января 2013 г., 16:30
Разговорный язык: финский. Субтитры: английские. Продолжительность 58 минут.

Посмотреть трейлер можно здесь.

Фильм входит в серию из пяти независимых документальных фильмов «Пять главных домов мира», снятых финским фотографом, режиссером и писателем Ракс Риннекангас о выдающихся частных домах на разных континентах, спроектированных ведущими архитекторами мира. 20 век, период модернизма.Фильмы позволяют взглянуть на идиому и философию главных архитекторов эпохи модернизма, проявленную в этих частных домах, а также на роль 20-го века в истории архитектуры в целом.
1. Дом Мельникова, Константин Мельников, Москва, Россия, 1927–29;
2. Вилла Майреа, Алвар Аалто, Ноормарку, Финляндия, 1938 г .;
3. Casa Estudio por Luis Barragán, Мехико, Мексика, 1948 год;
4. Ле Кабанон пар Ле Корбюзье, Рокбрюн-Кап-Мартен, Франция, 1952 г .;
5.Дом Кошино / Тадао Андо, Ашия, Хёго, Япония, 1979 — 84.

Дом Мельникова, Москва — Общество ХХ века

декабрь 2005 — Дом Мельникова, Москва

Дом Мельникова Студия Кривоарбатский переулок, 10, м. Смоленская (1927-1929)

Текст Клема Сесиля и фотографии: Памятники мира Фонд в Великобритании

«Опережая свое время, но и позади него», — так критиковали русского архитектора Константина Мельникова завершение строительства его дома, спроектированного и построенного для него в Москве в 1929 году.Это весьма необычное здание, состоящее из двух взаимосвязанных цилиндров, всегда было окружено парадоксом. Созданный с использованием старинных крестьянских строительных технологий и напоминающий американский зернохранилище, дом стал символом русского авангарда. Это был один из немногих частных домов, построенных при советской власти в Москве, и земля была предоставлена ​​Мельникову благодаря редкому моменту культурного видения со стороны властей.

Мельников стал международной звездой в 1925 году, когда его советский павильон получил Гран-при на Всемирной выставке в Париже.Это было не время, когда в молодом коммунистическом государстве улыбались личному успеху, но, несмотря на это, Мельников оставался благочестивым русским православным, уверенным в своем таланте и красовался своим именем гипсовым рельефом на фасаде дома.

Мельников построил много необычных зданий в Москве в двадцатых и начале тридцатых годов, но именно к его собственному дому путь был проделан постоянным потоком посетителей со всего мира. Виктор Мельников, сын архитектора, продолжает жить там и создал неформальный дом-музей своему отцу: свечи и засушенные цветы со свадьбы его родителей до сих пор стоят перед иконой в гостиной на первом этаже; Краски и кисти его отца разбросаны по столу в мастерской наверху.Архив архитектурных чертежей, картин и письмен Мельникова разложен по углам.

Несмотря на радикальность внешнего вида и напоминающую американские зернохранилища, при строительстве дома использовались крестьянские строительные технологии. Сам Мельников происходил из крестьянской семьи и поэтому знаком с такими приемами: шестиугольные стены, пронизывающие цилиндры, напоминают валы крепостей, а грубая оштукатуренная кирпичная фактура внутренних стен заимствована из церковной архитектуры.Также, согласно русским крестьянским традициям, семья Мельниковых спала вместе в одной комнате, разделенной тонкими перегородками. Такие большие внутренние пространства стали возможны благодаря инновационным строительным технологиям, введенным архитектором, таким как самоусиливающиеся полы, построенные из вафельной сетки.

Несмотря на смелость дома и великолепное ощущение легкости в интерьере, дом подвергся нападению с момента его завершения, и под все более и более железным кулаком Сталина в 1930-х годах Мельников попал в немилость, и комиссии иссякли.Семья продолжала жить в доме, отец и сын рисовали в мастерских и наполняли дом восхитительными полотнами.

Окна дома были выбиты во время бомбежки во время войны, и семья перебралась в подвал. После смерти Мельникова в 1974 году в возрасте 84 лет дом почти не содержался на пенсию Виктора и взносы посетителей. Реставрационные работы, проведенные в девяностых годах, принесли некоторое облегчение, но также и некоторый ущерб дому, и сейчас требуются деньги на экстренный ремонт (первоначальная сумма в 15 000 долларов США).Дом страдает сухой гнилью, и оконная рама на центральном фасаде требует замены, а крыша протекает.

Студия «Дом Мельникова» внесена в Список наблюдения Всемирного фонда памятников за 2006 год и поддерживается Московским обществом охраны архитектуры (MAPS), которое ищет средства на срочный ремонт.

МАПС была создана в мае 2004 года после разрушения трех основных достопримечательностей Москвы. Гостиница «Москва» и универмаг «Военторг» были снесены, а Манеж частично разрушен в результате пожара.MAPS находится в ведении группы молодых архитекторов, историков архитектуры, специалистов по охране природы и журналистов. Они работают в тесном сотрудничестве с российскими и зарубежными специалистами по охране природы и приглашают экспертов для консультаций по экологически безопасным подходам к исторической застроенной среде. Их цель — убедить московское правительство, девелоперов и архитекторов в том, что снос или плохая реставрация старых зданий Москвы не отвечает долгосрочным интересам города.

Дополнительная информация: www.wmf.org.uk или www.maps-moscow.com.

Клем Сесил (бывший корреспондент Times в Москве) и Алексей Лепорк (Эрмитаж) будут читать лекцию на тему «Москва под угрозой» в Королевском географическом обществе в 19:00 в четверг, 23 февраля 2006 г. Билеты 10 фунтов стерлингов / 15 фунтов стерлингов по телефону 020 7730 5344.

Поделиться

Архив строительства месяца

Найдите прошлые здания месяца, введя имя отдельного здания или архитектора или просмотрев раскрывающийся список.

  • или

    Выберите здание Выберите здание The Midland Hotel, MorecambeThe Rose Seidler House, Новый Южный Уэльс, Австралия, Королевский театр Шекспира, Стратфорд-на-Эйвоне, Харлоу-Уотер-Гарденс, Бирмингемский почтовый и почтовый дом, Мирамонте, Нью-Малден, Суррей, Силуэты, Фабрика силуэтов, Шропшир, Шропшир, Гровентри , Вентнор, остров Уайт Расширение Кембриджской школы архитектуры Space House, East GrinsteadCongress House, Лондон WC1 Чайные комнаты, Лондон WC1 Ле Кабанон, Лазурный берег, Франция Stonecrop, WarwickshireBauhaus Masters ‘Houses, Дессау, Германия Дом встреч, Университет Сассекса, Барунселона , Лондон WC1Smithfield Poultry Market, Лондон EC1Votive Shrine of Our Lady of Lourdes, BlackpoolSenate House, Bloomsbury, WC1Sound Mirrors, Greatstone, KentMaeght Foundation, St Paul de Vence, FranceWoodland Cemetery, Стокгольм, Зоопарк Дадли, The Homewood, Башня Эйнштейна, Потсдамская инженерная станция Театр, Лезерхед, Ливерпульский англиканский собор, Павильон на верхней лужайке Элисона и Питера Смитсона, Coram’s Fields, BloomsburyWalter’s Way, Библиотека Льюишама Рэймонда Эрит в Леди Маргарет Холл, Оксфорд Голлинз, Мелвин Уорд и партнеры, Aviva Tower, Лондон, The Dollan Baths, Брайт-Килбрайд, Манхэттен, Телебашня, Гранада ТВ Корт, Лондон, Scottish Provident Building, Эдинбург, Alte Pinakothek, Мюнхен, New Zealand House, Лондон, Ристед Хаус, Станция Лоутон, Эссекс, Дом Мельникова, Москва, Изокон, Лондон, Брумхилл, Открытый бассейн, Ипсвич, Посольство Швеции, Нью-Дели, Шахты Клипстоуна, Мэнсфилд, Ноттингемшир, Берлин, Реплика, Туртастил, Модель Кэзетруэлл, Титроасталь, Модель Турстед, Берлин, Туреттааль Hll, Лондон Живописная железная дорога в Dreamland Туннель МерсиРотонда, Школа искусств Винчестера Американский павильон Экспо 58 Блэкпул-Бич Джозефа Эмбертона, Университет Трент, Онтарио, Школа Пимлико, Лондон, Копан-билдинг, Сан-Паулу, Здание Horizon, Ноттингем Овернмент Сервисный центр, Бостон, MAPioneer Housing на Оссулстон-стрит Часовня в Черчилль-колледже, Кембридж, Фэрчайлд-Хаус, Питфилд-Эстейт, Хокстон, 1949-50 гг., Клифтонский собор, Бристоль, Дом Хилэндс, Милтон-Кейнс, Центр здоровья Кингсуэй, Уиднес, Кенсингтон и Ратуша Челси, здание New Museums Site от Arup 1966-74 Сент-Мэри, Лейленд, недалеко от Престона, 1961-4 Маунт-лейн, Чичестер, Западный Сассекс, Либерти-холл, Дублин, Бальный зал Бэрроулэндс, Глазго, Брэдфорд Одеон, Дортон Арена, Роли, Северная Каролина, Холлоуэй Уолл, Манчестер, Рынок Куинсгейт, Хаддерсфилд, Ноттингемский музей, Уолл-Стейшн, Белградский музей, Белградский театр ДербиширМюзик-холл Кляйнханс, Буффало Гараж, Хилден, Рай-Хилл — гаражный Роллс-Ройс? Пристройка Центрального уголовного суда, Лондон Церковь Святых Петра и Павла, Нью-Брайтон Группа из трех домов в Хадденхэме, Бакингемшир, Центр социальных услуг для мужчин Спасательной армии, Ньюкасл-апон- Тайн-Криппс-билдинг, Сент-Джонс Колле ge, Кембридж, столовая фабрики Масленникова, Москва MS Spirit of Free Enterprise / OleanderIsrael Goldstein Synagogue, Givat Ram Campus Еврейского университета, Иерусалим, Израиль, Йоркский университет, ОнтариоFlax Bourton Housing, St Paul’s, Lorrimore Square, Церковь Христа Короля, CorkFurzednish Teachers College, MilBletchynes Park Point Gun Emplacements, Госпром, Харьков, Украина Newbery Tower, Школа искусств Глазго, Wah Fu Estate, Гонконг, Церковь Вознесения, Станция Плимут-Юстон, LondonSt Mark’s Road Housing, Лондонский автомобильный завод Хитхолл, DumfriesHornbeams and Rivermill, HarlowBantry Library, Co.CorkAriel Hotel, Лондонский аэропортШкола архитектуры Стратклайдского университетаКингсуэй туннельные вентиляционные отверстия, MerseysideBispham трамвайные остановки, БлэкпулBalfron TowerSovereign House, NorwichGreenock LibraryGraycliff EstateCorner Green, BlackheathSt Olav Church, TrondheimBath Technical CollegeHolborn LibraryChurchgerchesome Centre Research, Cherchillésome Centre Research, Пермьбергский колледж, Лондонский торговый центр Завершает школу для младенцев, Каслфорд, Йоркшир Исмаилитский центр, Лондон, Университет Ибадана, Нигерия, Дом королевы Элизабет, Винчестер, Эшбернхем-Корт, Бедфорд, Треллик-Тауэр, Лондон, Штаб-квартира готовой смеси для бетона, Суррей, Сассун-хаус, Лондон, Кембриджское американское кладбище, Городской холл, Пэтфут-билдинг, здание Кембриджа, здание Кембриджа, здание Лэдлифорда, здание Кембриджа, здание Лрэдлифорда, здание Кембриджского университета, Здание Лрэдлифорда , BingleyFoyles, бывшая школа искусств Святого Мартина, Лондон, Ruskin Park House, Лондон, электростанция Фоули, Центральные бани Ковентри и слон, Павильон Ротсей, остров Бьют, Скотт Хаус, Слим. мост Casa de Serralves, PortoCressingham Gardens Estate, LambethRiverside Theater, Coleraine, Ольстер, Исследовательская ассоциация мебельной промышленности, Стивенедж, Хартфордшир, The Cumberland Inn, CarlisleNew House, Шиптон-андер-Уичвуд, Оксфордшир, Сент.Michael’s House, 2 Elizabeth Street, Westminster National Gallery Sainsbury Wing, London1 Poultry, лондонский Сити Часовая башня Терри, квартал YorkY, Осло, Норвегия Институт образования, Лондон Сейерс Крофт, Эвёрст, Суррей Посольства Чехии и Словакии, ЛондонВилла Кавруа, Лилль Административное здание Изумо Гранд Храм , Япония, Odhams Walk, Ковент-Гарден, Лондон, Дом Данелм, Дарем, Станция Сурбитон, Суррей, Собор Святой Марии Успения, Сан-Франциско, Колстон-холл, Бристоль, Уолтон-Корт, Уолтон-на-Темзе, Суррей, парфюмерная фабрика, SurreyBeach Holiday Camp Clubhouse, Dymchurch Memorial, KentWartead Chapel, Старый город Северный Йоркшир Дом Олбрука и библиотека Рохэмптона, Лондон Международная автоматическая телефонная станция, Любляна, Словения Театр Белграда, Ковентри, Церковь Санту-Антониу-да-Поляна, Мапуту, Мозамбик, Концертный зал Снейп-Мальтингс, Ратуша Бостона, E-1027, Рокедебрюн-Кап-Мартен, Франция (Стул Канузэстилера) , ГерманияЛапенайский дом, Каунас, Литва niaAll Saints Church, Крю, ЧеширHoliday Lodges, Sladnor Park, TorquayRichmond House, Вестминстер Правительственный музей и художественная галерея, ЧандигархBlackheath Meeting House Дом Порткуллиса и станция метро Westminster (расширение Jubilee Line) Майкл Хопкинс и партнеры, Дублинский дом, Дублин, Германия, Дублинский дом Ауэрбаха, 1998-2001 гг. House, Margate, KentMarzahn Housing Development, Берлин Зал основателей, Ярмарка тканей, Лондон Башня, Рождественский Общин, Уотлингтон, Оксфордшир, Хлорный павильон для мелких млекопитающих, Лондонский зоопарк, Кооперативная аптека, Сканторп, Линкольншир, Репертуарный театр, Данди, Сент-Маркс, Биггин Хилл, Корнфорд-роуд-хаус, Пентхаус, Лондон Мемориал Ллойда Джорджа, Лланистумдви, Пабы Железного Герцога, Грейт-Ярмут, Коммерческое здание Берани, Устер, Швейцария, Библиотека Фаунтинбридж, Эдинбург, Бывший общественный центр Норт-Пекхэм, лондонский округ Саутварк, Бывший музей вертепов (ныне: Музей религиозной культуры), Тельгте, Германия ter Road Hostel, CamdenSESC Pompéia, Сан-Паулу, БразилияMarkuskyrkan, Стокгольм, Швеция Grand Hotel, Дубровник — Лопуд, Хорватия 66 St James’s Street (Target House), LondonShopping Building, Milton KeynesGulbenkian Center, University of Hullhire Irvine Center, Irvine, North AybersyFountains Рипон
Go

Дом Мельникова: спасая авангардную икону

27 февраля 2020 г. с 17:00 до 19:00

Представлено Лигой современного западного побережья.
Организатор: Inform Interiors, 50 Water Street, Ванкувер, Британская Колумбия,

.

Лига современного западного побережья представила канадский дебют лекционного тура Iconic Houses Lecture Tour в Ванкувере с участием Павла Кузнецова и московского архитектурного авангарда Дом Мельникова .Павел Кузнецов, директор Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых, заместитель директора Государственного музея архитектуры им. Щусева в Москве, рассказал об истории московского дома Мельникова, символа русской архитектуры XX века, и о трагической жизни архитектора Константина Мельникова. в коллективистском обществе.

В феврале 2020 года Iconic Houses запустили свой первый лекционный тур по Северной Америке, в ходе которого Павел и Дом Мельникова познакомились с аудиторией в Калифорнии в библиотеке Rancho Mirage (представленной Sunnylands Center & Gardens), Театре Barnsdall Gallery (представлен Hollyhock House) и в Ванкувере в Inform Interiors (представленной Лигой современного западного побережья).


Лекционный тур по культовым домам

Дом Мельникова: спасение авангардной иконы

Дом Мельникова , спроектированный архитектором Константином Мельниковым для себя и своей семьи, является иконой русского архитектурного авангарда. Экспериментальная цилиндрическая конструкция была построена между 1927 и 1929 годами для проверки концепции Мельникова о серийном производстве жилья. Мельников считал, что суть его дома заключается в балансе и эквивалентности веса, света, воздуха и тепла.Оригинальная планировка, элегантное пространственное расположение и гениальные инженерные приемы сочетаются в уникальной архитектурной форме, которая по-прежнему выглядит современно. Сохранив некоторые исторические элементы 20-го века, дом также отражает трагическую жизнь этого архитектора-одиночки в коллективистском обществе.

Павел Кузнецов рассказал об истории Дома Мельникова с момента его создания в начале 20 века до создания музея в 2014 году и сегодняшнего реставрационного проекта. Он исследовал недавно обнаруженную информацию, которая раскрыла архитектурные, инженерные и философские идеи, лежащие в основе амбициозного плана Мельникова по созданию архитектурного манифеста в Советской России 1920-х годов.

Фотография Павла Кузнецова

Дом Мельникова | Лекция о культовых домах. Inform Interiors, Ванкувер. 27 февраля 2020 г. Фотография Стива Гэрнса

Фотография Влада Огая

Павел Кузнецов

Кузнецов Павел , по образованию экономист, по призванию исследователь советской авангардной архитектуры. Он живет в конструктивистской квартире в жилом районе Москвы и работает заместителем директора Государственного музея архитектуры им. Щусева.С 2014 года курировал коллекции и архив Дома Мельникова и его переход из частного дома в публичный музей. В качестве директора Государственного музея Константина и Виктора Мельникова он также руководил проведением обследования дома Мельникова перед консервацией при финансовой поддержке гранта фонда «Сохранение современного состояния» по инициативе Фонда Гетти. Его книга «Дом Мельникова: икона авангарда, семейный дом, музей архитектуры» была опубликована в Берлине в 2017 году. Когда он не занимался исследованиями, он первым из россиян успешно переплыл Ла-Манш (за 14 часов 33 минуты 25 минут). секунд).

Серия лекций по культовым домам

Серия лекций Iconic Houses была запущена в 2014 году в пяти городах Европы с целью повышения осведомленности о современных домашних музеях и их частой борьбе за выживание. В качестве докладчиков мы приветствовали директоров и экспертов некоторых из самых знаковых домов мира, таких как Fallingwater Фрэнка Ллойда Райта, Glass House Филипа Джонсона и Villa E-1027 Эйлин Грей. В Европе с инициативой выступили пять домов-музеев: Sonneveld House, Haus Ungers, Villa Stenersen, Villa Tugendhat и Van Schijndel House, а в 2018 году — Villa Müller.После успешных гастролей по Европе, Iconic Houses запустили свой первый лекционный тур Iconic Houses в феврале 2020 года по трем площадкам в США и Канаде, с лекцией Павла Кузнецова о Доме Мельникова. Все предыдущие лекции можно найти на сайте Iconic Houses.

Культовые дома

Iconic Houses облегчает жизнь поклонникам архитектуры 20-го века, даже выступая в качестве главного списка желаний архитектурных путешественников. На веб-сайте можно найти 150 самых известных в мире современных домов-музеев и частных домов, которые вы можете посетить по предварительной записи, а некоторые из них даже могут принять гостей на ночь.Это также список желаний для планирования вашей следующей поездки по стране или городу. www.iconichouses.org

The West Coast Modern League с благодарностью отмечает щедрую поддержку и сотрудничество с Inform Interiors, DIALOG Vancouver и Художественным музеем Audain.

Особая благодарность Седрику и Марике Бюргерс, Жанетт Лангманн и Али Джонстон, Эрику Латта, Джону и Патриции Паткау, Питеру Пратту, Саймону Скотту, Кэтлин Стейплз и Морин Уиллик.


Для комментариев или запросов — Напишите по электронной почте [email protected]
Следуйте за нами — Instagram / Facebook / Twitter

Битва за дом Мельникова

Текст и фото Натальи Меликовой
NEW! Текст теперь доступен на русском языке.

Спроектированный архитектором русского авангарда Константин Мельников и завершенный в 1929 году, хорошо известный и высоко ценимый Дом Мельникова в настоящее время находится в непосредственной опасности.Наталья Меликова, недавняя аспирантка Академии художеств в Сан-Франциско, пишет из Москвы об угрозах дому в своем текущем проекте русской авангардной архитектуры.

Дом Мельникова, что происходит сейчас

На протяжении многих лет судьба Дома Мельникова хорошо освещается в российских и зарубежных СМИ, но основное внимание уделяется семейным спорам и запутанным проблемам. владение этим знаменитым домом.Хотя перед домом есть мемориальная доска с надписью «охраняется государством», ответственность отсутствует. И что интересно, сама мемориальная доска содержит фактические ошибки, в которых говорится, что Мелинков жил здесь с 1920 по 1974 год, но участок земли был зарезервирован для него не раньше зимы 1926 года, а строительство дома было завершено только в 1929 году! Даже со статусом «архитектурного и исторического памятника» меры по защите дома не могут быть приняты до тех пор, пока не будет единоличного владельца собственности.Независимо от формы собственности, достопримечательность является достопримечательностью и требует защиты.

Физический износ дома усугубился в результате скандального сноса соседних домов в августе 2012 года (Арбат 39-41). И сейчас есть неоспоримые (но не признаваемые) эффекты от строительных работ, которые идут полным ходом, несмотря на жалобы соседей и штрафы строительной компании. Из-за строительных работ зданию грозит серьезная опасность обрушения.Тем не менее, споры по поводу права собственности на дом и дебаты по поводу музея Мельникова, который еще не был концептуализирован, по-прежнему занимают центральное место.

5 марта я встретился с Екатериной Викторовной Каринской , внучкой Мельникова, в культовом цилиндрическом доме-студии авангардного архитектора. Каринская в настоящее время проживает в доме, чтобы защитить физическое здание и обеспечить полное исполнение желаний Мельникова. 1 Я спросил ее о нынешнем состоянии Дома Мельникова и, в частности, какое влияние на дом оказывают близлежащие строительные работы.

Каринская: Все это делается для того, чтобы просто разрушить дом. Они не могут просто сбить его с толку, потому что это вызовет широкий негативный отклик. Итак, они окопались с двух сторон, вызвав процессы под землей. Сейчас построят дамбу, чтобы дом рухнул сам. И как только это произойдет, они скажут: «Ну, а чего вы ожидали, [дом] старый… теперь он кончился, он мертв»… Участок земли будет освобожден, а потом еще один многофункциональный, не нужный — кем угодно центр может быть построен.

Понятно, что строительные работы будут продолжаться и что-то обязательно будет построено (ведь это ценная недвижимость в центре Москвы). Но в этих условиях я спросил Каринскую, видит ли она выход, как избежать полной катастрофы. Каринская не раздумывая сказала, что наибольшую угрозу физическому состоянию дома представляет планируемый трехуровневый подземный паркинг для многофункционального центра на участке непосредственно за домом.Подземные воды на протяжении многих лет протекали прямо под домом Мельникова, в результате чего земля просела в нескольких местах (до 30 см). В результате фасадный фасад постоянно проседает, а стекло трескается. Стены подземного гаража уходили бы на глубину 16-20 метров (52,5-65,6 футов), создавая эффект плотины: стены перекрывали путь грунтовым водам и затопляли дом Мельникова. По ее словам, это самая непосредственная угроза для дома.

Другой серьезной проблемой является утверждение о том, что дом Мельникова (в 37 метрах от строительной площадки) не попадает в зону влияния строительства.Однако, похоже, все наоборот, так как появились новые трещины (см. Фото выше). Ответственности за то, что происходило с Домом Мельникова, было отказано, а те, кому было поручено следить за состоянием Дома Мельникова, заявляют в официальных отчетах, что «все в порядке». Напротив, однозначно все не в порядке, и новые трещины ясно и наглядно доказывают, что Дом Мельникова находится в зоне влияния.

Вот что Каринская сказала об отсутствии надлежащей документации по этим трещинам во время интервью с Николаем Васильевым 6 февраля 2013 г .:

С августа или июля за этими трещинами ведется мониторинг.Кто-то их фотографирует. Результаты мне не сообщаются; они сказали, что дадут отчет через некоторое время. Отчет, похоже, уже написан и передан клиенту. Заказчик — «Траст-Ойл», лидер которой сказал, что дом Мельникова — заноза в боку Москвы, ему здесь нет места.

Нет причин, по которым это старое здание должно рухнуть, если это кто-то не хочет в. В Москве много новых бизнес-центров, элитных квартир и многофункциональных комплексов.Что должно произойти, прежде чем они начнут рыть котлован для гаража, так это временное постановление о прекращении работ, чтобы дать экспертам время для переоценки проекта и воздействия строительства на ориентир.

Конструктивистский проект. Прославление русского авангарда и архитектуры!

Активизм для Дома Мельникова — это продолжение моей магистерской диссертации по фотографии, продвигающей русский авангард из Москвы. Конструктивистский проект прошел долгий путь от фотографирования авангардной архитектуры, основанной на ее динамических визуальных качествах, до содействия ее признанию и сохранению из-за ее исторического значения.Мой интерес к дому Мельникова и русскому авангарду основан исключительно на моей любви к этому городу и его архитектуре! Совсем недавно я переехал с солнечного побережья Калифорнии, чтобы вернуться в мой любимый родной город Москву, чтобы продолжить фотографировать и пропагандировать сохранение авангардной архитектуры. А то, что я люблю фотографировать, хотелось бы, чтобы другие могли наслаждаться на долгие годы, в том числе Дом Мельникова, Шуховская радиобашня, Дом Наркомфина и типография Лисицкого «Огонек».

В январе этого года я специально поехал в этот дом вместе со студентами Высшей школы архитектуры, планирования и сохранения Колумбийского университета, которые приехали в Москву в качестве продолжения курса «Советский авангард. Как сохранить эксперимент? » Студенты были из разных дисциплин (сохранение исторического наследия, архитектура, история искусств), и было интересно наблюдать их любопытство и интерес ко всем деталям этого чрезвычайно продуманного дома.Примечательно все в высокоэффективном и экономичном доме: конструкция, организация пространства, функциональность и т. Д. В книге Мельников: Индивидуальный архитектор в массовом обществе С. Фредерик Старр охарактеризовал дом как «один из самых смелых, смелых и смелых». проблемные, своеобразные, но в своем роде символические структуры эпохи нэпа в России ».

Хотя я признаю, что я не первый, кто влюбился в Дом Мельникова и искусство русского авангарда, я надеюсь, что мои усилия и усилия Конструктивистского проекта могут оказать положительное влияние на его развитие. наследие!

Сноска:

1 Например, обеспечение того, чтобы музей был посвящен как отцу, так и сыну, чтобы дом и архивы стали собственностью государства и чтобы музей был бесплатным для публики.


Ищите больше сообщений от проекта «Конструктивист» в будущих выпусках электронных информационных бюллетеней Docomomo US. А пока вы можете выразить свою поддержку и подписаться на The Constructivist Project в Facebook и Twitter.

Вопросы и / или комментарии? Напишите в theconstructivistproject (at) gmail (dot) com.

Хочу поблагодарить Екатерина Каринская , Егор Егорычев (автор недавно вышедшей книги, Дом Мельниковых: Константин и Виктор ) и Николай Васильев (искусствовед, член Docomomo Россия) за информацию для данной статьи.И, конечно же, большое спасибо сторонникам The Constructivist Project!

Ссылки:

Twitter: @AvantGardeArch

Дом Мельниковых: Константин и Виктор

’s Architectural House:

’s Architectural House А Р Т Л ▼ Р К

Написал ArtLark 3 августа 2021 г. в Архитектура, История искусства, Дизайн |

3 августа 1890 года , в Москве родился русский архитектор и художник Константин Мельников.Набожный православный христианин из крестьянской семьи, Мельников накануне Октябрьской революции успел поступить в престижное Московское училище живописи, ваяния и зодчества и учиться у величайших неоклассических художников и архитекторов России. Прирожденный новатор, Мельников создавал новые формы зданий, которые были настолько беспрецедентными и потрясающими, что он стал своего рода культовой фигурой в Париже в 1920-х годах и был представлен на первой выставке в новом Музее современного искусства в Нью-Йорке.

В период с 1926 по 1927 год Мельников спроектировал и построил собственный дом, расположенный в Кривоарбатском переулке в Москве. Архитектор создал свой необычный дом из двух взаимосвязанных цилиндров — гениальный дизайн, в котором отсутствует внутренняя несущая стена, а пол выполнен из самоусиливающейся деревянной решетки. Он также был экспериментальным в своем обозначении жилого пространства: «Спальня Дома Мельникова изначально имела три гробницы, вылепленные из гладкой твердой штукатурки и постоянно симметрично прикрепленные к полу.Они служили кроватями для родителей и двух детей, закрытых только парой коротких неподвижных перегородок. Должно быть, это выглядело как декорация для научно-фантастического фильма — возможно, отсек анабиоза космического корабля. Вся остальная мебель была изгнана из соображений гигиены. Одежда хранилась в большой коммунальной гардеробной на первом этаже ». (Колин Дэвис, Ключевые дома двадцатого века: планы, разрезы и возвышения).

Считается, что оригинальная цилиндрическая конструкция дома, перфорированная большим количеством ромбовидных окон, а также его внутренняя планировка и необычное использование жилого пространства должны иметь мистическое значение, но выглядели с другой точки зрения. дом совершенно рациональный. «Цилиндр — это очень устойчивая форма, не нуждающаяся в подпорках, а ромбовидная форма — это форма, которая естественным образом создается, когда отверстия в кирпичной стене образуются изогнутыми« арками »вместо перемычек. Таким образом, сплошная стена была преобразована в «диагрид» с использованием только кирпича и раствора. Кирпичи были оставлены неразрезанными, с проектируемыми рядами, образующими ключ для лепнины или штукатурки. Перфорированный цилиндр не был причудливым декоративным приспособлением, а представлял собой дешевую и простую в строительстве систему стен с множеством применений.Конструкции полов также новаторские. План диаметром 9 метров (30 футов) делал обычные балки или стыки неэкономичными. Поэтому Мельников разработал каркас ящика из этих деревянных досок, разделенных пополам, укрепленных и скрепленных полом и потолком из шпунтованных досок, ориентированных в разные стороны ». (Дэвис)

Принадлежащий к группе выдающихся модернистских архитекторов, переживших период наиболее радикальных социальных и политических изменений в России и, следовательно, в Советском Союзе, Мельников, похоже, черпал вдохновение не в воинственной идеологии Ленина, а в его вере и богатая жилка мистицизма и неоплатонизма, которая долгое время была частью интеллектуальной культуры России.Действительно, его мышление имело гораздо больше общего с мировоззрением традиционной России, чем с тем, что было поддержано коммунистической революцией. К сожалению, из-за его политических убеждений, этот дом был последней постройкой Мельникова. Отказавшись следовать принципам восходящей сталинской архитектуры, Мельников был вынужден отказаться от своей практики архитектора и работать портретистом и учителем до своей смерти в 1974 году.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.